ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
98

Спиритус вита

Дата публикации: 02.07.2012
Дата последнего изменения: 02.07.2012
Автор оригинального текста: Автор пожелал остаться неизвестным
Автор (переводчик): Ailine;
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ; нон-кон; рабство;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: эвил!Джаред, рабство, клеймение, дойка, нон-кон, никакого ХЭ (хоть в итоге никто и не умер, но не фа
Примечания: Перевод фика с spn blindfold kink meme
Саммари: Джаред - владелец фермы, где доят мужчин, Дженсен - его новая корова.
Глава 1

Спиритус вита, вот как его называют. Дыхание жизни. Добыть его сложно, и только у стерильных особей без капли репродуктивной способности (к огромному сожалению), но с какой-то необъяснимой магией в семени. Сладчайший животворный нектар, вкусив который становишься сильнее, мужественнее, здоровее. Идеальный коктейль, вставляет крепче, чем стероиды, витамины и виагра в одном флаконе. Из натурального сырья, никакого привыкания и побочных эффектов - получишь дозу, и считай, тебе улыбнулась удача. Тает на языке, словно мед с молоком. Доступен только за большие деньги, ну, или тем, кто, как и Джаред, владеет Духовными фермами.

Если верить историческим хроникам, однажды группа ученых задумала вывести в пробирках детей с повышенной способностью к размножению. Они хотели встроить в их генетический код "экстракт жизни" из спермы и яйцеклеток. Вот только ничего у них не вышло, искусственные дети не смогли дать вообще никакого потомства. Впрочем, более поздние исследования показали, что улучшения, которые проводились над репродуктивным ДНК, не прошли даром. Полученный результат поражал воображение. К примеру, глоток спермы одной из выращенных в инкубаторе особей заряжал человека энергией на несколько дней. Количество кровяных клеток в организме увеличивалось. Сексуальная жизнь била ключом. Словно удалось создать новый, доселе невиданный наркотик, и итог эксперимента был настолько хорош, что дальнейшие разработки по нему сразу засекретили. И тогда же правительство дало добро провести тайный курс гормональной терапии на тестовых группах. Сменилось несколько поколений, прежде чем эти опыты принесли реальные плоды, но в итоге оно-таки того стоило. У сотен людей, мужчин и женщин, которым делали тогда гормональные инъекции, иногда стали рождаться дети, хоть и по-прежнему стерильные, но с "духовной" ДНК.

Сейчас, сто лет спустя, "ген жизни" распространился почти по всему миру, как новый рецессивный ген в человеческом геноме. Получить этот ген при рождении все еще удается так редко, что случаи его появления сравниваются по частоте с ударами молнии, но "духовные" дети продолжают появляться на свет, чтобы со временем стать эксклюзивным товаром. В основном на рынок попадают мальчики, так как их сперму легко собирать. Девочками торгуют реже. В отличие от эякуляции, искусственно вызвать овуляцию довольно сложно, а сбор яиц из яичников - адски дорогой и трудоемкий процесс с нехорошими последствиями.

В наши дни все мальчики проходят тест на наличие рецессивного гена, и большинство Духовных коров именно после этого теста попадает на фермы, но иногда одной или двум удается проскочить сквозь сито. Они вырастают, и становится только хуже - ведь когда долго живешь среди обычных людей, потом тяжело смириться с потерей свободы и личности. Джаред не спорит, быть коровой - отстой. Но с тех пор, как он, унаследовав долю в семейном бизнесе, собственноручно выдоил нескольких переростков - потенция у них гораздо выше, и сперма выходит качественнее - борьба за их права и прочая ерунда ему даже в голову не приходит. Не убивают же их, в конце-то концов. Благословен будь род Падалеки - с тех пор, как прадед Джареда превратил семейное ранчо в Духовную ферму, на жизнь его потомкам жаловаться не приходится.

Поэтому, Джаред всегда замирает в радостном предвкушении, когда на торгах появляется корова-переросток. Как, например, этот выставленный на показ лот номер 284. Слегка за двадцать, холеный и яркий, чуть не дымящийся от бешенства, он окидывает толпу убийственным взглядом переполненных гневом зеленых глаз. Среди тринадцати и четырнадцатилетних мальчиков на подиуме он сразу выделяется. Джаред бегло перелистывает бумаги, выданные аукционистом на входе, и одобрительно кивает.

Отлично. Просто отлично. Двадцать три года, ранее известен как Дженсен Эклз, говорится в бумагах. Начинающий музыкант, теперь уже бывший. Бывший человек. Парню не повезло с бойфрендом, тот настучал на него, едва попробовав его сладкую сперму (доносчиков, или как их еще называют, рекрутов коров-переростков, правительство щедро награждает). Джаред не может дождаться, чтобы самому отведать этот нектар.

Он подходит ближе, и видит перед собой совершенный образчик мужской красоты. Нежные черты лица, пухлые, идеальной формы, греховные губы, глаза, прекраснее которых Джаред не встречал ни у одного из мужчин. Зеленые, с длинными ресницами, потемневшие от эмоций (прямо сейчас это ярость). Он обнажен и связан, как и все мальчики из его партии, руки подняты вверх и забиты в деревянные колодки, щиколотки привязаны к скобам в полу, колени широко раздвинуты и слегка согнуты, член свободно болтается между бедер.

Невероятное зрелище, никогда раньше ни на одну из своих коров Джаред не позволял себе смотреть подобным образом. Да и как можно, ведь они впервые попадают на ферму, когда им едва исполняется тринадцать. Он же не извращенец какой-то.

Но корова, ранее известная, как Дженсен, достаточно взрослая, а уж быть настолько прекрасной корове вообще непозволительно. И Джаред дает фантазии увлечь себя в непотребные дали, представляет какую пышную встречу можно дома для него закатить, и уже обдумывает, что надо для этого купить в ближайшей лавке. Согласно документам, у Дженсена почти стопроцентная потенция, о такой давно не слышали. Молоко должно выйти высшего качества, и храниться оно будет долго, сберегая все свои свойства. Джаред добудет корову, чего бы это ни стоило.

*
Стартовая цена до смешного завышена. Несколько фермеров уже сняли пробу, дергая корову за вялый член, заставляя его возбудиться и выдоив по несколько капель молока - не замечая ядовитых угроз и слез негодования - и торговля на аукционе превращается в настоящую бойню. Но Джареду не надо пробовать, он и так знает, что хочет только его. В бумагах все ясно написано, и даже если стопроцентной потенции не достаточно, чтобы повышать и повышать цену, то чистое великолепие коровы, шипящей и брызжущей слюной, когда он доказывает, что тоже человек, и его должны отпустить (хотя, на самом деле, никто тут ему ничего не должен), говорит само за себя. От прилива крови у Джареда в штанах становится тесно, так сильно он возбужден.

Когда он выигрывает торги, подняв стартовую цену почти вдвое, то знает, что оно того стоило. Да черт возьми, разве тут могут быть сомнения.

Как только корову освобождают из демонстрационных колодок, Джо, помощник Джареда, сразу сковывает его запястья и лодыжки, пока сам Джаред утрясает денежный вопрос с парнем в кассе в дальнем углу павильона. Даже туда доносятся возмущенные вопли, слышны ругань, крики и звон цепей. Джаред качает головой - прямо не корова, а лань трепетная. Дженсен ведь не в лесу рос, он в курсе, как обстоят дела. Теперь он официально - Духовная корова, все его права, свободы и другая либеральная чепуха испарились, как только у него разыгрались гормоны. И чем скорее он поймет и примет свое предназначение, тем для него же лучше. Нельзя отправить его прямиком в стойло, пока он орет и брыкается. Это расстроит все стадо.

Их фургон въезжает на задний двор фермы Падалеки, и Джаред следит за тем, как Джо стаскивает корову с койки в кузове. Тот продолжает вырываться, его запястья стерты кандалами в кровь, обнаженное тело блестит от пота. Как правило, Джаред в таких случаях ведет корову в загон и окатывает водой из шланга, но сейчас ему до ужаса хочется взять и облизать его с головы до пят. Кто знает, может какая-то магия заключена в веснушках, щедро усыпавших его плечи.

- Ну-ка, что тут у нас, - он медленно подходит к своему последнему приобретению и молча нависает над ним. В том, что ты вымахал ростом в шесть с половиной футов, определенно есть свои преимущества. Когда это не помогает, он демонстрирует ямочки на щеках, что тоже нередко чудесным образом срабатывает.

- Угомонись, парень. Твоя битва уже проиграна, больше нет смысла сражаться, - его голос тих и спокоен, в глазах нет угрозы, всеми силами он старается вызвать доверие. - Почему бы тебе не уняться, и мы с комфортом устроим тебя в стойле? Конечно, тут у нас не Хилтон, но как только мы введем стимулирующий зонд, тебе сразу станет хорошо. Просто офигенно.

- Да катись ты! - плюет корова - в буквальном смысле - Джареду в лицо. - Ты и твой долбаный... зонд! Никуда я не пойду!

Он не сводит широко распахнутых глаз с сарая за домом, во взгляде плещется ужас и отвращение. Джаред стирает со щеки слюну, внешне он спокоен, хотя где-то внутри уже вскипает злость. Корова попалась капризная, от его дурных привычек надо срочно избавляться. Но его сперма - настоящая золотая жила, и Джаред, пожалуй, пока не будет на него слишком давить. Как там говорится, всегда лучше пряник, чем кнут.

- Слушай меня, - он сжимает огромной ладонью подбородок коровы и заставляет посмотреть себе в лицо. - Слушай меня внимательно. Снаружи, как человек, ты прожил несколько лишних лет. Понимаешь? Тебя могли отправить на ферму давным-давно, но тогда ты почему-то проскользнул сквозь сито. Ты погулял на свободе дольше, чем любая другая корова. Но теперь все кончено. Смирись.

Прекрасные зеленые глаза наполняются слезами, распахиваются в ужасе, но уже через секунду загораются такой жгучей ненавистью, с которой Джаред раньше никогда не сталкивался. Вместо того, чтобы смириться и затихнуть, корова бьется еще яростнее, и звеня кандалами, рвется у Джо из рук. Бесполезная трата сил, никуда он не денется. Но от его решимости, напора и праведного гнева Джареду становится не по себе. Кто бы ни был раньше этот Дженсен Эклз, он упрямый сукин сын, плюс к тому же, гордец, каких мало. Джаред видит это по крепко сжатым челюстям, по свирепости, которой полыхают его суровые глаза, по тому, как он отбивается, дерется и вырывается, будто сопротивление может хоть что-то изменить в его судьбе.

Надо срочно что-то предпринять, как-то остановить его, прежде чем события выйдут из под контроля. Нельзя допустить, чтобы он расстроил остальных коров.

На ферме есть еще один сарай, поменьше, рядом с гаражом, где хранятся инструменты и старый хлам - обычно, там они клеймят животных. Его специально построили вдали от главного корпуса, чтобы не беспокоить стадо - коровы вообще легко возбуждаются, а стоит им сильно расстроиться, и у них сразу скисает молоко. Джаред направляется прямиком туда, следом за ним Джо тащит Дженсена. Они подвешивают его за цепь от наручников на большой, вбитый в потолок крюк, по существу, указав ему его место.

Чертовски приятное зрелище.

Сейчас, когда корова беспомощно болтается в центре сарая, Джаред может наконец полностью оценить ее внешность. К смазливому личику добавляется великолепное тело: широкие плечи, мускулистые руки, плавно сужающиеся к тонким запястьям, ухоженные, четко выступающие под безупречной, словно поцелованной солнцем кожей, мышцы, и возможно, самая округлая, крепкая и восхитительная задница, которую Джаред когда либо видел. На ней будто сверкает большая неоновая вывеска, приглашая Джареда заглянуть на огонек.

- Черт, никогда раньше такой красивой коровки не видел, - с присвистом тянет Джаред.

- Да пошел ты! - громко протестует корова, но ее голос срывается от страха. - Иди на хуй! Нахуйнахуйнахуйнах...

Кулак Джо врезается ему в живот и кладет конец его крикам.

- Слишком язык распускает, - предостерегает Джареда Джо. - Не к добру это, дерганый он какой-то, хлопот не оберешься. В стаде-то у нас по большому счету молодняк один, стоит ему развопиться, и все молоко у них враз прокиснет. А уж как папаша твой взбесится, когда эта телка испоганит нам все надои.

- Я не телка! - снова кричит корова. - Боже правый, я не телка! Я человек, меня зовут Дженсен! Вы не можете... со мной так нельзя!

С каждым словом в его голосе все больше отчаяния, он вот вот сорвется в истерику. Выглядит он почти обезумевшим, глаза блестят от непролитых слез. Если от одного только подвешивания на крюк он уже так расстроен, думает Джаред, то что же будет дальше.

- Довольно, - грубо рявкает он и вплотную подходит к трясущейся корове. Так близко, что губами почти касается его уха. Пот коровы пахнет страхом и болью.

- Ты не человек, - добавляет Джаред тоном, не терпящим возражений. - И никогда им не был. Ты просто ждал, когда придет твое время. И знаешь что, красавчик? Твой номер объявили, и теперь ты мой. Так что, быстро угомонись, и не выводи меня из себя, иначе будет хуже.

И даже думать не хочется, почему у него до боли встает, когда он впечатывает стальное жало клейма в ничего не подозревающую плоть, и Дженсен кричит.

К глубокому огорчению, после клеймения прекрасная корова еще отчаяннее рвется на волю. Непрекращающееся "пожалуйстапожалуйстапожалуйста" срывается с его губ, он пытается глубоко дышать, чтобы унять боль, знак в виде буквы П горит на его ягодице, а сила рывков будто бы даже удваивается. Такими темпами никак не выйдет спокойно отвести его в коровник, привязать там, и завтра утром благополучно подоить. И очевидно, что если оставить его на ночь в стойле, то другие коровы сильно расстроятся.

Вот черт.

- Уймись сейчас же, - предупреждает Джаред, - или мне придется преподать тебе урок.

Обычно, клейменные коровы становятся тихими и кроткими, но этот красавчик-переросток только слегка тормозит - видимо, в нем больше упрямства, чем Джареду казалось вначале. Когда они пытаются вывести его из сарая, он встряхивается и бьется с такой силой, будто у него открылось второе дыхание. Похоже, его-таки придется сломать.

- НЕТ! - орет Дженсен, чуть не выскальзывая у Джо из рук. - НЕТ! НЕТ, пожалуйста! Я не... со мной нельзя так! Боже, нет, не надо!

По-ло-мать.

Джаред вздыхает и крепко хватает свою великолепную юную корову за загривок. - Ну, ты сам напросился, - цедит он сквозь зубы, и швыряет отбивающегося парня на пол. - И попробуй только пискнуть, что я тебя не предупреждал.

Джо насмешливо фыркает, сплевывает на землю, и скрестив руки на груди, прислоняется к стене, ожидая, что будет дальше.

Побороть Дженсена легко. Он хоть и в бешенстве, в крови его полно адреналина, но руки и ноги у него связаны, вдобавок он меньше Джареда, и возможно, несколько дней питался одним воздухом. В мгновение ока Джаред скручивает его и прижимает лицом к полу - тот продолжает отбиваться и дергаться, но силе и весу Джареда ему нечего противопоставить. Самому Джареду остается только расстегнуть молнию и выпустить член из штанов.

- Вот что ты теперь, - выдыхает он в ухо корове. - Моя собственность. Дырка, куда я могу засунуть хоть зонд, хоть член, все, что угодно.

И больше никаких предупреждений - ни говоря ни слова, Джаред вталкивает свой твердый, разбухший от крови член глубоко в его задницу. Там так, блядь, узко, что даже больно, и Джаред чувствует, как в жарком проходе что-то рвется, когда корова под ним пронзительно, по-животному воет в агонии. В том, что делает Джаред, нет ничего сексуального или красивого, просто грубая, быстрая случка по скользкому от крови каналу, который судорожно сжимается в тщетных попытках вытолкнуть наружу его член. Дженсен всхлипывает, уткнувшись носом в грязь, с каждым толчком болезненно стонет, и наконец обессиленно замирает, признав свое поражение.

Оргазм, которым накрывает Джареда, превосходит все, что с ним бывало раньше.

Корова не двигается, когда он выходит из нее и заправляет член в джинсы. Просто переворачивается на бок, и лежит, дрожа, как лист на ветру, и моргая пустыми глазами. На его веснушчатых щеках слезы смешались с грязью, но красоту это не портит. Даже наоборот, вот такая, сломанная и грязная, корова становится еще прелестнее. Дженсен теперь как-то по-особому трагически красив, и Джареду хочется снова вставить ему, в этот раз наслаждаясь каждой минутой.

- Вот и ладушки, - тянет Джаред, переходя на деловой тон. - Сейчас мы отведем тебя в стойло, привяжем. И утром попробуем подоить. Хотя, если у тебя там разрывы, то день-другой дадим подлечиться.

Никакой реакции.

- И хорошо бы тебе и дальше вести себя тише воды, - продолжает ободренный его молчанием Джаред. Он и не расчитывал на такой результат. - Помнится, раньше ты был музыкантом, так что, думаю, петь ты умеешь? Если не дашь мне повод, чтобы вызвать ветеринара и удалить тебе голосовые связки, то я, пожалуй, позволю тебе их разрабатывать. Коровы любят пение, оно их успокаивает.

Тишину разрывает отчаянный всхлип.



Глава 2

Дженсена без труда отводят в коровник, где его уже ждет личное стойло. Он едва волочит ноги, весь трясется, но по дороге не издает ни звука. И только когда он видит вдоль стен ряды коров, обнаженных мужчин и мальчиков, прикованных на ночь к полу, он застывает, и с его прекрасных губ срывается тихий стон. Джареду даже кажется, что сейчас он опять начнет вырываться, но нет, похоже, урок усвоен.

Они тянут его в стойло, ноги под ним подгибаются, чем ближе они подбираются к цели, тем чаще он дышит, и когда Джо отпирает щеколду и открывает дверь, то Дженсен уже задыхается и начинает негромко подвывать. Никогда раньше Джаред не видел, чтобы корова была настолько перепугана, и по повышающемуся тону и громкости его истерики ясно, что дальше будет только хуже. Уже слышно, как некоторые коровы начинают сопеть и ворочаться во сне, еще чуть-чуть, и их разбудит производимый новым приобретением шум.

- Надо его заткнуть, или к утру у всего стада молоко прокиснет! - шипит Джо, и он без сомнения прав. Стоит Дженсену заразить своей истерией остальных коров, и старейшина клана Падалеки собственноручно выбьет из него всю дурь, если его выходки испортят утреннюю дойку.

В итоге они, не придумав ничего лучше, вырубают его дозой лошадиного транквилизатора - легкий укол в протертое спиртом бедро, и у Дженсена моментально закрываются глаза, и он обмякает в их руках. Остается только уложить его на подстилку из свежей соломы, и подвесить скованные цепями руки и ноги к соответствующим крюкам в противоположных углах стойла. В этой позе ему почти невозможно пошевелиться (что, собственно, и требовалось), хотя с такой убойной дозой наркотика в крови, в ближайшие дни он вряд ли вообще куда-то двинется.

- Ох и красава, когда молчит и не отсвечивает, - замечает Джо.

Истинно так.

Утром они приглашают ветеринара. Джаред волнуется, что у Дженсена после прошлой ночи могут остаться разрывы, и, как оказалось, беспокоится он не зря. Док сообщает, что новой корове надо наложить швы, провести курс антибиотиков, и хотя бы дней пять его не трогать, пока все не заживет. - Если при таких разрывах еще и стимулирующий зонд ввести, - добавляет ветеринар, вытирая руки, - то швы разойдутся, и он будет тут у вас кататься и орать от боли. - А Джареду прекрасно известно, что в девяти случаях из десяти из-за боли молоко тоже скисает. Проклятье!

Но делать нечего, и Дженсена на пять дней оставляют в покое - благодаря двойной дозе кетамина он все это время кроток и тих. Иногда Джаред замечает, как Джо будто прикипает взглядом к его безвольному телу, но кто он, чтобы его осуждать. Бесспорно, это одна из красивейших в мире коров. Дженсен мог бы стать моделью или кинозвездой, если бы с рождения не был проклят наличием "духовного" гена в крови. Джареду почти жаль его.

Наконец, проходит положенный срок, Дженсен полностью здоров и готов к дойке, и теперь Джаред решает попробовать на нем другой подход. Поманить его пряником - он ведь хотел так сделать еще в самый первый день, но почему-то передумал. Сейчас же эта мысль кажется все более привлекательной. Раз случка на грязном полу чудесным образом поставила корову на место, то может, если обходиться с ним помягче, он быстрее смирится со своей судьбой. В любом случае, попытка не пытка.

Он тихо заходит в стойло, закрывает за собой дверь и, не говоря ни слова, опускается на колени. Дженсен все еще слаб, как котенок, он слегка косит и сонно жмурится от света, его короткие русые волосы сбились на одну сторону, отчего он смотрится еще прелестнее. Он чисто вымыт, каждое утро его обливают его водой из шланга - ферма Падалеки гордится своей гигиеной - и выглядит так аппетитно, что его почти хочется съесть.

Как хорошо, что Джаред голоден.

Когда Дженсен, наконец, замечает склонившегося над его растянутым в цепях телом Джареда, он моментально напрягается. Он не кричит, не бьется, и не пытается увернуться, но Джаред видит, как его глаза в ужасе распахиваются - похоже, все инстинкты коровы вопят, что надо сделать хоть что-нибудь. Только еще больший страх, страх, что его возьмут против воли (об изнасиловании речь не идет, нельзя же изнасиловать корову), удерживает его от открытого сопротивления.

- Пожалуйста, - едва слышен перепуганный шепот. - Не надо...

- Ш-ш-ш, - тихо и ласково шепчет Джаред в ответ. - Тебе не будет больно. Просто расслабься, Дженсен. Я сделаю тебе хорошо.

Дженсен отрицательно качает головой, но лежит смирно. - Не хочу... - слабо протестует он. - Не надо, пожалуйста, я не...

Джаред кладет руки на колени коровы и, не встречая сопротивления, разводит бедра шире. С интересом смотрит на красивый, недавно выбритый член и яйца. Член вялый, Дженсен ни капли не возбужден, но Джаред знает, как это исправить.

- У тебя снаружи был бойфренд, правда? - тихо спрашивает он. - Ты раздвигал перед ним ноги? Давал ему себя попробовать?

При этих словах корова вспыхивает, ее светлая кожа розовеет, и Джареду нравится то, что он видит. Он наклоняется, и слегка касается губами головки члена. Даже вялый, он отличной формы, и цвет его очень правильный. Джаред гладит его пальцем, и чувствует, как член дергается в его ладони.

- Тебе ведь было с ним хорошо? - опять шепчет Джаред, а затем наклоняется и обхватывает твердеющую головку губами, проводит по ней языком, и торжествует, когда она еще больше увеличивается у него во рту.

Грудь Дженсена вздымается, пульс дико частит - если бы не кетамин, который все еще циркулирует в крови, то корова, скорее всего, отчаянно сопротивлялась бы реакции тела. Так что, Джаред, пользуясь удобным случаем, всасывает быстро каменеющий член, гладит его языком и убеждает встать, наслаждаясь тем, как корова пыхтит в замешательстве и, похоже, начинает возбуждаться.

- Он был таким же большим, как я? - спрашивает Джаред, выпустив член изо рта и легонько вылизывая головку кончиком языка. - Заполнял тебя собой?

Упоминание бывшего парня срабатывает. Оглушенное наркотиками сознание коровы, очевидно, окунается в прошлое, в какие-то личные воспоминания. Дженсен еще шире раздвигает ноги, с вызовом вздергивает бедра, тяжело дышит сквозь приоткрытые губы и безмолвно умоляет не останавливаться.

В каждом стойле у них хранится тюбик со смазкой, и Джаред щедро выдавливает ее на ладонь, а потом дразнит пальцем край розоватого отверстия. Мышцы сжимаются, словно приглашая, Дженсен дергается и со стоном пытается насадиться на палец. Его глаза зажмурены, мыслями он витает где-то далеко, и Джареду до дрожи хочется отвязать его ноги и грубо втрахать в соломенную подстилку, пока он не охрипнет от криков.

- Том, - выдыхает корова. - Боже мой, То-ом!

Джаред поднимает брови, мысленно делая заметку на будущее. Значит предателя, благодаря которому Дженсен здесь оказался, звали Том. Он дразнит пальцем жаркую дырку, щедро втирая смазку в отверстие, медленно раскрывая его нежными прикосновениями. Дженсен насаживается сильнее и сильнее, его рот не закрывается, теперь он стонет уже от чистого удовольствия.

- Вижу, тебе нравится, - Джаред доволен его реакцией. - Нравится чувствовать меня внутри, да? Тебе хорошо? Правда же хорошо?

- Да, хорошо-о, - стонет корова, все еще не открывая глаз и непрерывно облизывая губы. - Так хорошо, Том. Еще. Сильнее.

Джаред с радостью подчиняется, добавляя второй палец, двигая ими вперед-назад и с каждым толчком задевая простату. Корова дергается, когда волна ощущений накрывает ее, пальцы на ногах непроизвольно сжимаются. От этого вида у Джареда в штанах до боли встает. Но руки у него заняты - одной он продолжает гладить полностью возбужденный прекрасный член коровы, а пальцами другой орудует у него в заднице.

В ручной дойке определенно есть свой кайф.

Кажется, что в реальном мире Дженсен предпочитал быть снизу. Из того, как он насаживается на пальцы Джареда, дергает бедрами навстречу его движениям, стонет и шепчет Тому для воодушевления грязные слова, становится ясно, что он любит чувствовать член в своей заднице. Джаред даже жалеет, что сходу его сломал, потому что, когда Дженсен полон желания, когда он умоляет вставить ему поглубже, это очень заводит, в отличие от трясущейся, рыдающей и сопливой размазни, в которую он превратился после первой ночи. Но что сделано, то сделано. Дженсен бунтовал, и его надо было поставить на место.

- Вот так, - подбадривает его Джаред. - Сейчас тебе станет совсем хорошо.

Он еще настойчивее толкается в простату, теперь уже тремя пальцами, и Дженсен, наконец, хрипло кричит, замирает на мгновение, и кончает с такой силой, что забрызгивает себе грудь и живот. Джаред, не удержавшись, слизывает с пальцев теплую жидкость, и чуть не плывет от восхитительной мощи свежего молока. Боже правый, оно офигенное.

- Гляжу, он готов, пора в машину впрягать, - сквозь эйфорический дурман в его сознание с трудом пробивается голос Джо.

Затуманенный взгляд коровы, наконец, проясняется, расслабленный после оргазма лоб хмурится. Похоже, он только сейчас понял, что Тома здесь нет.

*

Дженсен слишком слаб, его еще потряхивает, он не в силах сопротивляться, когда Джаред и Джо вкатывают в его стойло аппарат для дойки и устанавливают рядом с подстилкой. Не протестует, когда они отстегивают цепи и ставят его на четвереньки. Не отбивается, когда между колен вставляют распорку и пристегивают ее ремнями. Дергается только, когда они снимают с запястий наручники и приковывают каждую руку к отдельной скобе в полу (руки теперь у него двигаются свободнее). Он смущен, немного напуган, но по большому счету еще не совсем пришел в себя, и бродит мыслями где-то далеко.

- Вот теперь он как картиночка, - кивает Джареду Джо. (Если честно, Джаред сейчас тоже не в себе, он никак не может прогнать из головы образ кончающего под ним Дженсена). - Сперва они все буянят, зато потом, как распробуют дойку, больше никто не рыпается.

И словно подтверждая его слова, из-за стен стойла доносится стройный хор голосов и стонов - это включились анальные вибраторы у других коров.

Джаред смотрит, как задница Дженсена сжимается, возможно, предчувствуя вторжение зонда. Его вдруг бросает в жар, хочется нависнуть над связанной коровой и тупо ее оттрахать. Но он, конечно, ничего такого не делает. Он как-никак профессионал.

Сначала Джо поглаживает рукояткой зонда покорно выставленные ягодицы, потом щедро смазывает рабочий конец, и погружает его в податливое, растянутое отверстие. Дженсен ерзает, стыдясь опускает голову, но не издает ни звука. Угроза лишить его голосовых связок, видимо, слишком свежа в памяти. Отлично.

Джо нажимает на кнопку, зонд начинает медленно толкаться внутрь и наружу, гладкий искусственный фаллос вибрирует, и корова ахает. Они видят, как мягкий член Дженсена тут же наливается кровью. Не долго думая, Джо присоединяет к отвердевшему члену насадку с шлангом, и щелкает переключателем на корпусе машины. Раздается чмокающий звук, и колпачок насадки накрепко присасывается к головке.

- Только поглядите на него, - довольно подмигивает Джо. - Вроде недавно брыкался и истерики закатывал, кто бы подумать мог, что он так охоч до дойки.

Краска заливает шею и плечи коровы - может и лицо, но его им не видно - когда машина монотонно долбится в его зад, стимулируя его изнутри, и он изгибается от непрошеного удовольствия. Капельки пота выступают у него на спине, он задыхается, пытаясь сопротивляться, но по тому, как стискиваются его кулаки, а пальцы на ногах непрерывно сжимаются и разжимаются, Джареду понятно - то, что делает машина, ему нравится.

- Когда его доил я, он, помнится, все просил "быстрее, сильнее", - как бы намекает Джаред.

Джо снова хитро подмигивает, и тычет в кнопки на машине. Механическая рука ускоряется, сильнее толкается в задницу, и от добавочной стимуляции корова глухо и долго стонет от удовольствия. Его пальцы сжимаются крепче, он, не в силах с собой справиться, начинает потихоньку сам насаживаться на зонд, отчаянно двигая бедрами.

- А он любит порулить, - весело замечает Джаред, и тут Дженсен запрокидывает голову и кричит, дергаясь в оргазме. Они доят его еще три часа, а потом Джаред решает снова поработать руками.

Но в этот раз, среди стонов и просьб о большем, Дженсен будет выкрикивать уже его имя.



Сказали спасибо: 124

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1410