ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
96

Не дерись подушкой!

Дата публикации: 28.06.2012
Дата последнего изменения: 28.06.2012
Название оригинала: Don't Fight With Your Pillow
Автор оригинального текста: balefully и setissma
Автор (переводчик): Юми-ко;
Ссылка на оригинал: http://balefully.livejournal.com/558884.html
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: романс; херт/комфорт; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Саммари: Дженсен случайно сломал руку, Джаред трясется над ним, как наседка, и в итоге заканчивается все сексом
Глава 1

Глупо получилось. Очень, очень глупо.

До трейлера Дженсена было всего четыре шага, и уклон небольшой – всего-то пара-тройка футов. Ни у кого никогда не возникало проблем с тем, чтобы пройти здесь. Дженсен был уверен, что даже его бабушка спокойно прошла бы.

Вот поэтому-то он и чувствовал себя последним неудачником, когда оступился, подскользнулся на покрытой льдом лужице и ничком повалился на землю, разбрызгав вокруг себя кофе. Его первая мысль была о том, что теперь придется переодеваться, но потом он пошевелился, и понял, что, похоже, испорченный костюм – не самая большая его проблема, а этот хруст – вовсе не от кофейного стаканчика.

Он посмотрел на свою руку: кость была явно не на месте. Он попробовал подвигать ей, но это была плохая, очень плохая идея, и Дженсен подумал, что лучше не делать этого, возможно, больше никогда. Он дважды пытался встать и едва не терял сознание, поэтому, когда минут через десять его нашел Джаред, Дженсен все еще лежал на том же месте.

Все, что было дальше, он помнил смутно, но обеспокоенное лицо Джареда отпечаталось в мозгу даже сквозь дымку боли. Дженсен сделал себе заметку не забыть сказать ему, что он похож на мамашу-наседку, когда так делает. Хотя отчасти Эклз надеялся, что этот постыдный случай полностью сотрется из его памяти. Когда наконец приехала скорая, кажется, именно Джаред каким-то образом доставил его к машине, а может, это была всего лишь некая сложная галлюцинация, вызванная травмой, или что-то вроде того, потому что вообще-то Джаред не имел привычки таскать его на руках, словно обморочную девицу благородных кровей. Ну, по крайней мере, это случалось не часто.

- Все будет хорошо, Джен, - успокаивал его Джаред. По дороге в больницу он сидел рядом с носилками, слегка поглаживая пальцами плечо Дженсена. Его слова звучали так, словно он говорил с безнадежно больным ребенком, и это, безусловно, очень раздражало.

- Джаред, я тут не умираю, вообще-то. У меня всего лишь сломана рука, - сказал Дженсен. Рука чертовски болела, и он был не в настроении для утешений.

- У тебя может быть шок, или сотрясение мозга, или внутренние повреждения, о которых ты даже не знаешь! – возразил Джаред. Теперь, вопреки прежним утверждениям, в его голосе звучала паника. Дженсен смотрел на емкость с лекарством, висевшую у него почти над головой, и думал, что все это просто смешно.

Полный идиотизм, начиная с того, что ради какого-то перелома вызвали скорую, но, видимо, актерам полагались некоторые льготы в таких вопросах. Но, к сожалению, ни у кого не получилось выставить из машины Джареда, и это сводило на нет все плюсы.

Однако самым интересным было то, что когда они прибыли в госпиталь, его оставили в приемной – очевидно, попытка суицида и гнойный аппендицит имели приоритет над сломанной рукой. Дженсену это было совершенно параллельно, ему вкололи викодин, и он как раз раздумывал над возможностью вздремнуть на одной из кушеток, но вот Джаред всерьез распереживался.

- Чувак! – тараторил он, нарезая круги вокруг стенда с изображениями младенцев и заголовком «Материнство сегодня». – У тебя рука сломана. Они должны позаботиться о тебе, наложить гипс, в конце концов!

- Я в порядке, - вяло отозвался Дженсен. Ему определенно было хорошо. А люминесцентные лампы на потолке мигали так захватывающе – Дженсену показалось, что если он будет смотреть на них долго-долго, то они начнут общаться с ним на языке Морзе.

- Я думаю, уж, по крайней мере, парень, который пытался перерезать себе вены, не важнее тебя, - пробормотал Джаред. – Он сам в этом виноват.

Дженсен хотел сказать, что его перелом – ничто иное как результат его собственной глупости и неспособности правильно переставлять ноги, но Джаред куда-то умчался, прежде чем он успел открыть рот.

Через пару минут подошла медсестра и присела рядом с ним.

- Вы чувствуете боль? – спросила она.

- Нет, все в порядке, - ответил Дженсен. К его руке примотали небольшую шину, и у него была компания из лампочек и огромного, странного на вид искусственного растения. Кроме того, Джаред больше не маячил у него перед глазами. Все было просто великолепно. Кроме растения, которое явно не мешало бы почистить от пыли, но Дженсен был не из привередливых.

- У нас небольшой аврал, но не хотели бы вы пока подождать в палате? – предложила медсестра.

Дженсен решил, что это интересно. Ему, конечно, придется расстаться с растением, но, возможно, это того стоит. Может, ему даже удастся поспать немного.

- Хорошо, - согласился он. – Я тут как бы потерял… - он сделал неопределенный жест здоровой рукой. – Джареда.

Обычно Джареда было очень сложно потерять из-за его поистине гигантских размеров, но сейчас Дженсен на самом деле не знал, где он.

- Не волнуйтесь, - слегка удивленно сказала медсестра. – Мы позаботимся о том, чтобы отправить его обратно.

Дженсен, безусловно, был очень рад, что Джаред заводит дружбу с медперсоналом, но если он станет брать у девчонок номера телефонов или еще что, то придется принимать меры. Дженсен не мог позволить, чтобы те, кто должен за ним ухаживать, отвлекались на прелести Джареда.

- Ладно, - сказал он, и медсестра переместила его в одну из отделенных занавесками комнат.

Джаред появился пару минут спустя, и вид он имел триумфальный. Наверное, потому что Минди, медсестра из регистратуры, строила ему глазки.

- Тебе не разрешается им улыбаться, - заявил Дженсен. Уж он-то знал, на что способен Джаред, да еще с неподготовленными посторонними людьми. Его улыбка была такой яркой и сияющей, что у Дженсена даже закралось подозрение, не общается ли он посредством своих зубов с лампочками в приемной.

Джаред перестал улыбаться и посмотрел на него в замешательстве, и Дженсен постарался скрыть разочарование.

- Кому это «им»?

- Минди, - сказал Дженсен. Это же очевидно. Хотя вот сейчас он подумал, что ее вообще-то могут звать и по-другому. Просто она брала кровь на анализ у парня, который выглядел в точности как Морк, вот Дженсен и подумал, что она, должно быть, Минди*.

Джаред осторожно присел на край кровати Дженсена.

- Ты бредишь? Разве это нормально? Я ведь оставил тебя всего на несколько минут, попугать кое-кого, чтобы тебе дали комнату, - торопливо зачастил Джаред. Он выглядел обеспокоенным и немного виноватым, и Дженсен удивился про себя, когда это он научился так хорошо разбираться в его выражениях, но правда в том, что Джаред для него был прямо как долбанная открытая книга.

- Да ладно. Мне же дали викодин. Тебе не стоило этого делать. – Не то, чтобы Дженсен не был благодарен за возможность подремать, но было бы гораздо легче уснуть, если бы Джаред не стоял у него над душой.

- Может, мне кого-нибудь позвать? – предложил тот. Дженсен сдался и ухватил его за рукав.

- Все нормально. - У него сложилось впечатление, что он повторил это уже раз пятьсот, не меньше. Он подтолкнул Джареда в сторону журнального столика. – Там есть «Таймс».

Джареду нравился «Таймс», Дженсен в этом ни капли не сомневался.

- Хорошо, - покладисто согласился Джаред, но оказалось, что он понял все совершенно не так. – Хочешь, чтобы я тебе почитал?

- Ох, - вздохнул Дженсен. Господи, его партнер по съемкам еще большая девчонка, чем Сэм Винчестер, а это говорило о многом.

- Здесь статья о глобализации Японии, - добавил Джаред.

Что ж, по крайней мере, под эту нудятину легче будет уснуть.

Дженсен задремал, когда Джаред дошел до информации о рынке труда – его голос очень успокаивал, – и, едва проснувшись, оказался в рентгеновском кабинете. Его не особо интересовало, что там доктор рассматривает на снимке, в основном потому, что Джаред, кажется, успокоился и взял себя в руки, за что Дженсен был ему искренне благодарен. Это значило, что можно спать дальше.

Он снова проснулся от боли, когда ему вправляли на место кости.

Дженсен не возражал, когда ему в вену воткнули огромную иглу, особенно с учетом того, что несколько минут спустя боль ушла, но все же смотреть, как его руку перебирают по кусочкам, было более чем странно.

- У вас закрытый перелом локтя, - сказал доктор, - но повреждения тканей незначительные, так что мы просто наложим гипс.

Джаред успокаивающе сжал его плечо. Правда, Дженсену от этого легче не стало.

Не облегчало жизни и то, что после ухода врача его ассистентка, которая должна была наложить гипс, продолжала пялиться на Дженсена, а потом открыла рот, но тут же закрыла его, так ничего и не сказав. Дженсен подумал, что она похожа на рыбу. Очень раздражающую рыбу.

- Мистер Эклз, ваша страховая компания, как я понимаю, расположена в Штатах. В Лос-Анджелесе, - наконец заговорила ассистентка. – То-то мне показалось знакомым ваше лицо.

Она покраснела. Дженсену не верилось, что все это на самом деле происходит с ним, а Джаред даже не пытался сменить тему, хотя разговор вот-вот грозил перекинуться на «Дни нашей жизни», что было бы очень неловко. Нет, Джаред просто стоял там, всем своим видом излучая поддержку и пытаясь, очевидно, прожечь в Дженсене дыру взглядом. Или что-то вроде того. В данный конкретный момент Дженсен его ненавидел – очень, очень сильно.

- Да, - произнес он, стараясь вложить в одно короткое слово как можно больше недовольства и досады.

- Я была так влюблена в Эрика Брэйди, - продолжила ассистентка, занявшись, наконец, делом. Теперь Джаред ухмылялся, как будто это была самая забавная вещь, которую он когда-либо слышал. Дженсену хотелось убить их обоих, но он молчал в надежде, что его оставят в покое.

Девушка закончила бинтовать ему руку и стала обертывать ее какой-то мокрой тканью. Дженсен с облегчением подумал, что она уловила его настроение. Однако он рано радовался.

- Я бы ни за что не поняла, что это вы, знаете, - немного неуверенно сказала ассистентка. Дженсен вздохнул. Он не имел ни малейшего понятия, о чем она там говорит, он ужасно устал, и руку опять начало дергать. Девушка адресовала Джареду одобрительную улыбку. – Это так замечательно, что у вас есть такой заботливый и внимательный партнер. Я слышала, как медсестры говорили между собой, что он не успокоился, пока не убедился, что вас переведут в палату.

Джаред громко закашлялся и убрал руку с плеча Дженсена.

- Эм-м, - начал, было, он.

Разумеется, Дженсен не мог упустить такой прекрасный шанс отыграться.

- О, да, - сказал он, ласково – как он надеялся – улыбнувшись Джареду. – Он у меня просто душка. Не так ли, малыш?

Джаред покраснел до корней волос и снова закашлялся. Дженсен чувствовал себя отмщенным.

- Я тут… как раз собирался сходить за кофе, - промямлил Джаред, бочком пробираясь к двери. – Я… эм-м… тебе тоже захвачу.

И сбежал. Дженсен торжествовал ровно до того момента, пока не понял, что остался наедине со своей фанаткой и недоделанным гипсом. И действие викодина уже почти сошло на нет. Вот ведь. Жизнь – отстой.

К тому времени, как руку Дженсена загипсовали, а Джаред закончил заполнять за него документы, он совершенно вымотался и порядком разозлился. У него болела рука, и голова, да еще Джаред опять начал вести себя как курица-наседка, что сейчас, когда действие препарата закончилось, раздражало еще сильнее. Дженсен ничего больше не хотел, кроме как вернуться к себе домой и лечь спать.

К счастью, Джаред догадался позвонить водителю, чтобы тот их забрал. По крайней мере, хоть какая-то польза от его тошнотворной заботливости.

Через полчаса, преодолев две пробки на дороге, Дженсен все еще не был у себя в отеле, и это отнюдь не делало его счастливым.

- Спасибо, что решил завезти меня последним, несмотря на то, что я живу ближе к больнице, - проворчал он, когда они остановились перед отелем Джареда.

- Что? – спросил тот, выпрыгнув из машины и открыв для Дженсена дверь. – Ты не поедешь к себе, чувак. Сегодня ты остаешься у меня.

Вконец выведенный из себя Дженсен проигнорировал протянутую Джаредом руку.

- Я не суицидник и не нуждаюсь в присмотре! Уверен, я сам могу…

- Серьезно, Джен. У меня тоже были переломы, так что можешь не говорить мне, что ты в состоянии о себе позаботиться. Будет лучше для нас обоих, если ты просто позволишь мне помочь, тогда нам не придется ждать, когда ты поймешь, как трудно обходиться всего одной рукой, сломав или разбив что-нибудь у себя в номере.

Джаред захлопнул за Дженсеном дверцу машины и коротко махнул водителю на прощание. Затем он открыл двери, пропустив Дженсена вперед, вызвал лифт, и вообще, всеми силами выставлял себя на посмешище. Опять.

- Как хочешь, - мрачно сказал Дженсен, привалившись к стене, пока Джаред сражался с магнитным ключом от своего номера. Дженсен понимал, что, наверное, ведет себя как тинэйджер, но он уже слышал лай Херли и Сэди из-за двери, и у него все еще чертовски болела голова.

Апартаменты Джареда располагались на одном из верхних этажей, там имелись кухня, гостиная и две спальни, одну из которых он использовал как кабинет. И сейчас этот кабинет был просто завален разными бумагами и документами. Джаред закрыл собак на кухне, а Дженсен уже буквально спал стоя, поэтому когда он почувствовал аккуратное прикосновение к своему плечу, то буквально подпрыгнул на месте.

- Идем, ляжешь в кровать, - сказал Джаред, и Дженсен решил, что все-таки тот был прав насчет того, чтобы он остался.

Однако его уверенность начала стремительно таять, когда Джаред разбудил его четыре раза за двадцать минут: сначала выпить таблетки, затем спросить, не нужно ли ему еще одно одеяло, потом чтобы дать Дженсену стакан молока, потому что тот толком не ел весь день, а обезболивающие вредно принимать на голодный желудок. И наконец, просто спросить, в порядке ли он.

- Чувак, - начал Дженсен, он настолько устал, что сил хватало только на то, чтобы держать глаза открытыми, – если хочешь остаться здесь, просто оставайся, но дай мне уже, мать твою, поспать.

Лицо Джареда смягчилось, а потом Дженсен почувствовал, как прогнулся матрас. Джаред вытянулся на другой стороне кровати, и Дженсен, уже почти заснув, заметил, что тот напряженно замер, боясь пошевелиться.

- Холодно, - пожаловался он, и да, может, это была и не самая блестящая идея, но сейчас он не был способен на большее.

- Тебе принести еще одеяло? – подхватился Джаред, уже готовый сорваться с места. – Или, может быть, кофе…

- Нет, просто, - сказал Дженсен, потянув Джареда за руку к себе, - ты большой, и теплый.

На самом деле он вовсе не замерзал, но если Джаред собирался остаться и следить за ним, Дженсен хотел, чтобы он тоже поспал. Перспектива того, что кто-то будет пялиться на него всю ночь, пока он спит, была довольно жутковатой, и он понимал, что друг слишком встревожен, чтобы читать или делать что-то еще. Он поместил свой гипс между ними, сунув пальцы под рубашку Джареда, где было гораздо теплее, – одна из дурацких рубашек Сэма, он не стал задерживаться, чтобы переодеться, – от этого руке стало немного полегче, и Дженсен, прижавшись к Джареду коленом, закрыл глаза.

- Спокойной ночи, - прошептал тот, и Дженсен уснул практически сразу.

Через некоторое время он снова пробудился, но не стал открывать глаза. Было тепло и удобно, несмотря на тупую боль в руке. Он чувствовал легкое дыхание на своей шее, и думал, что, наверное, должен быть удивлен тем, что Джаред спит, уткнувшись носом ему в волосы, или тем, что его широкая влажная ладонь покоится у него на плече. Однако же ни удивления, ни недовольства это не вызывало.

Джаред тихо вздохнул и причмокнул, тронув губами кожу у него за ухом, и по телу Дженсена пробежала дрожь, а руки покрылись мурашками. Он сделал медленный глубокий вдох, сосредоточившись на ощущении прикосновения сухих губ Джареда вместо покалывания в собственных пальцах, и старался вообще ни о чем не думать. Было совершенно не важно, сколько сейчас времени, где он и почему. Важно было только то, что он здесь, что Джаред спит рядом, и все будет хорошо.

Когда Дженсен уже почти заснул снова, Джаред шмыгнул носом и придвинулся ближе, прижимаясь грудью к его бицепсу. Пуговицы от рубашки наверняка отпечатались у него на коже, но Дженсен намерено молчал, даже когда волосы Джареда щекотали ему шею.

А потом Джаред проснулся. Или, по крайней мере, Дженсену так показалось, потому что тот внезапно напрягся и поспешно отодвинулся с резким вдохом, чуть не свалившись с кровати.

Дженсен был чертовски смущен, но Джаред вообще-то не славился разумным поведением, и даже для такой ситуации наверняка можно найти рациональное объяснение. Дженсен готов был побиться об заклад, что ему кто-то снился – Сэнди, может быть. В конце концов, они не так уж давно расстались, и, наверное, подсознательно Джаред все еще не смирился с этим.

Правда, в эту теорию слегка не укладывалось то, насколько приятно было спать вот так, но Дженсен знал, что боль порой оказывает очень странное влияние на организм, так что все было логично. Разумеется, логично. Он подождал с минуту, а потом потянулся и медленно открыл глаза, словно только что очнулся от глубокого сна. Притворяться было легко, особенно если учесть, что ему постоянно приходилось делать это перед камерой, и Джаред немного расслабился.

- Привет, - прохрипел Дженсен, изображая сонливость, и поморщился, попытавшись передвинуть руку. Ему определенно требовалось обезболивающее.

- Доброе утро, - отозвался Джаред, прочистив горло, все еще немного смущенный, но заметив, как Дженсен скривился, он наклонился к нему, явно обеспокоенный.

- Тебе нужно лекарство? – спросил он хрипловатым со сна голосом. Прежде, чем Дженсен успел что-либо сказать, он уже соскочил с кровати и взял с комода таблетки.

- Думаю, оно мне не помешает. Так сказать, - пробормотал Дженсен. – И сейчас уже не утро, - добавил он, глянув на часы. А еще он сделал себе мысленную пометку никогда больше ничего не ломать, потому что Джаред суетился вокруг него весь такой встревоженный и покрасневший, и это было кругом неправильно.

Джаред принес ему таблетки и стакан воды.

- Я сейчас вернусь. Тебе нужно поесть, кажется, у меня в холодильнике что-то завалялось, - сказал он, старательно усаживая Дженсена и подкладывая подушки ему под спину и руку. Дженсен только смотрел на него недоверчиво, но ничего не говорил, он решил, что проще будет не возражать, а потом пересесть самому.

Когда Джаред вернулся с большой белой тарелкой на подносе, Дженсен все еще вертелся, пытаясь принять более-менее удобное положение.

- Вафли? – он рассмеялся.

Джаред выглядел сконфужено.

- Все, что я нашел, это вафли и упаковка пива. И хотя было бы очень весело смотреть, что с тобой сделает викодин на пару с «Короной», я не думаю, что сейчас удачное время для экспериментов, - объяснил он, ставя поднос Дженсену на бедра. Там был большой стакан апельсинового сока, и это значило, что Джаред немного приврал, но Дженсен очень любил кленовый сироп, а его на тарелке было вдоволь, так что он вряд ли стал бы жаловаться.

- Сейчас девять вечера, я проспал три часа и, проснувшись, получаю вафли и сок, - проговорил он с полным ртом, - мои внутренние часы так совсем собьются.

Джаред пожал плечами.

- Крипке сказал, чтобы ты не возвращался на площадку по крайней мере до конца недели, так что можешь вообще забить на свои часы. – Он неловко топтался на месте, и Дженсен понял, что это еще не все, что он хотел сказать. – Мне придется. Ну, знаешь, мне надо завтра в шесть быть на работе, но ты можешь остаться здесь, а я лягу на диване, чтобы не разбудить тебя, когда буду собираться. И я попрошу кого-нибудь привезти тебе вещи из дома, побудешь у меня хотя бы пару дней. – Джаред подошел к шкафу и, порывшись в нем, вытащил поношенную футболку и пару старых домашних штанов. – Переоденься, если хочешь. Они мне вроде как маловаты, но я их недавно стирал, так что все чистое.

Дженсен все еще был в одежде Дина, залитой кофе и выпачканной в грязи, но переодевание сулило не самые приятные минуты, и он не хотел делать это прямо сейчас, тем более что то, что было Джареду «вроде как маловато», на нем самом наверняка повиснет, как плащ-палатка. Опять же, ему, скорее всего, понадобится помощь, и Джаред снова начнет суетиться.

- Конечно, - сказал Дженсен, не забывая жевать, потому что, как оказалось, он ужасно проголодался. – Но ты можешь спать здесь. Я не собираюсь выгонять тебя из твоей собственной постели.

Дело в том, что Дженсен все еще был чертовски уставшим, и желание выспаться пересиливало все остальное. И потом, из-за лекарств он все равно будет спать мертвецким сном, так что Джаред мог не переживать, что разбудит его утром.

Дженсен подцепил на вилку еще кусок вафли и взглянул на Джареда.

- Ты сам-то хоть обедал?

- Ну, знаешь. Это были последние вафли, а я вообще-то не слишком голоден, - ответил Джаред, и тут же у него в животе заурчало. Дженсен выгнул бровь.

- Да ну?

Джаред скорчил гримасу и поплелся обратно на кухню, бросив через плечо:

- Ладно, закажу китайскую еду! Доволен?

Дженсен был доволен, несмотря на сонливость, раздражение и болезненное покалывание в руке.

- Закажи мне курицу с кунжутом! – крикнул он вдогонку. По крайней мере, будет чем завтра пообедать, пусть это и всего лишь холодная курица с пивом. На самом деле, довольно типичное меню для Джареда, так что тут особо жаловаться тоже не приходилось.

Джаред слонялся без дела по комнатам, ожидая, пока доставят заказ. Он забрал у Дженсена пустой поднос, отнес его на кухню и, наверное, впервые решил воспользоваться своей посудомоечной машинкой. Дженсен присоединился к нему на кухне.

- Эм-м, - начал он, - я не уверен, что смогу сделать это сам. – Он беспомощно помахал рукой, смутно изобразив переодевание, и изо всех сил делая вид, что ему не так уж и стыдно просить об этом.

Джаред тут же бросил делать то, что делал – а он, судя по всему, мыл кастрюлю, хотя Дженсен даже не знал, что она у него есть, – и отвел его обратно в спальню.

- Без проблем, - сказал он, усаживая Дженсена на край кровати.

Не то, чтобы тот был не в состоянии расстегнуть джинсы одной рукой, а вот стянуть их, не сгибаясь при этом и не потревожив руку, было практически невозможно, Дженсен уже пробовал, и это было ужасно.

- Ничего страшного, просто встань, - сказал Джаред и, приобняв его одной рукой за талию, стал – боже, как неловко – расстегивать ширинку и стягивать джинсы вниз.

Джаред ободряюще улыбнулся, пока Дженсен выпутывался из диновых штанов, а потом убрал их из-под ног и помог ему надеть другие.

- Я как-то тоже сломал руку, и Сэнди целую неделю помогала мне одеваться, - смеясь, поведал Джаред, позволив Дженсену самому закончить со штанами, только держал его за плечо для надежности. – Мне самому это удавалось с огромным трудом.

- Спасибо, - сухо поблагодарил Дженсен. – Теперь у меня начнется депрессия, потому что вместо горячей цыпочки мне помогаешь ты.

Джаред снова рассмеялся и легонько толкнул его.

- Да ладно тебе, из Сэма один раз получилась та еще медсестричка. Я завтра притащу то, что осталось от того костюма, чтобы ты не жаловался.

Дженсен скорчил гримасу – это была правда, конечно, но он никогда не мог уложить ее у себя в голове, потому что это ведь Сэм, – но Джаред уже сосредоточился на том, чтобы снять с него футболку.

- Подними-ка, - велел он, и Дженсен поднял здоровую руку. Он высвободил голову из горловины, и Джаред еще раз опустил ладонь ему на плечо, осторожно снимая футболку.

- Может, стоит поискать что-нибудь, что ты мог бы снимать сам? – предложил Джаред и, отпустив его, снова стал копаться в шкафу.

Вернулся он с одной из фирменных рубашек Падалеки, которая странным образом напоминала одежду Сэма, и Дженсен подозревал, что Джаред просто стащил ее из гардероба своего персонажа, а может, и наоборот. Дженсен хотел бы воспротивиться, но в данный момент выбор у него был не велик, к тому же, в одежде Джареда он почувствовал себя немного лучше. Наверное, его одежда обладала целебными свойствами, потому что с Джаредом очень часто случались всякие дурацкие происшествия, и он успел получить абсурдное количество травм.

- Просто надень, - сказал Джаред, становясь у него за спиной, чтобы Дженсену было удобнее попасть в рукава.

Он стоял там, такой теплый и надежный, и Дженсену пришлось приложить усилие, чтобы избавиться от мыслей о том, как они проснулись вместе. Наверное, викодин снова подействовал на его мозги. Джаред натянул рубашку, которая все же была слишком велика, ему на плечи, застегнул пуговицы и подкатал рукава.

- Готово, - сказал он, стоя, определенно, слишком близко и улыбаясь так, что Дженсену захотелось сделать шаг вперед и…

В дверь позвонили.

- Китайская еда! – радостно воскликнул Джаред и, слегка задев Дженсена плечом, пошел за своим бумажником.

Дженсен действительно не мог понять, что происходит с его головой, но обезболивающее уже начало действовать, да и Джаред провозится с едой не меньше десяти минут, так что Дженсен решил забить на все и снова залечь в постель, укрывшись одеялом.

Простыни пахли Джаредом, Дженсену смутно подумалось, что это должно быть странно или даже не слишком приятно, но ничего подобного не было. На самом деле ему даже нравилось, вроде как. Он несколько раз глубоко вдохнул и провалился в сон.



* «Морк и Минди» - известный телесериал с Робином Уильямсом и Пэм Доубер в главный ролях, показывался в США с 1978 по 1982 годы.



Глава 2

В следующий раз Дженсен проснулся уже утром, от того, что одна из собак вылизывала его ногу, свесившуюся с края кровати. Конечно же, Джаред уехал на работу в шесть, не разбудив его. Отпихнув Херли и осторожно сев, Дженсен обнаружил, что уже половина двенадцатого.

- Вот черт, - пробормотал он себе под нос и попытался подлезть пальцами под край гипса и поскрести там – предплечье ужасно чесалось.

Херли умчался на кухню, где, судя по звукам, стал гонять по полу свою пустую миску и подвывать. Джареду, наверное, не будет приятно, что его песики ходят голодными целый день, пока он на съемках, так что Дженсен неохотно вылез из постели – постели Джареда, подумал он рассеянно – и пошел на кухню.

У Джареда в холодильнике почему-то лежал телефонный справочник, но Дженсен, честно говоря, не особо удивился этому факту. Он налил себе апельсинового сока и выпил таблетку, как было предписано, и внезапно его очень порадовало то, что Джаред такой внимательный, потому что если бы он не оставил крышку на банке с викодином наполовину открученной, то черта с два у Дженсена получилось бы ее открыть.

«Джен,

Не беспокойся о собаках, я накормил их перед уходом, так что до вечера их не надо ни кормить, ни выгуливать. Я оставил тебе еду и приготовил сменную одежду вчера вечером, чувствуй себя как дома. Не забудь принять таблетки, только не закручивай крышку, ты не сможешь ее открыть. Можешь смотреть телевизор или спать, сколько захочешь, я постараюсь вернуться не позже пяти или около того.



Дженсен рассмеялся про себя и, сунув записку в карман, пошел разбираться с тостером.

Вооружившись банкой обезболивающего, провизией, толстым одеялом из бельевого шкафа – ого, у Джареда есть бельевой шкаф, подумал Дженсен, не иначе, Сэнди постаралась – и почти запредельной коллекцией любимых ужастиков и комедий Джареда, он расположился на диване, чтобы предаться праздному ничегонеделанию. Сэди улеглась рядом, устроив голову у него на коленях, видимо, решив составить ему компанию. В обычное время Дженсен, конечно, согнал бы ее с дивана, выделив в качестве основной причины шерсть и слюни, которыми собаки вечно уделывают джинсы, но на нем все равно была одежда Джареда, так что… И потом, Сэди была такой теплой и, кажется, ему это очень нравилось, так что он просто откинулся назад и позволил собаке остаться, и иногда почесывал ее за ухом.

Когда он проснулся, на экране висела заставка фильма «Как отделаться от парня за 10 дней», и если часы в нижнем углу показывали правильное время, то было уже больше шести вечера – должно быть, он заснул, выпив вторую таблетку.

Сперва он не понял, что его разбудило, и подумал, что это Сэди, но собака спала, свернувшись калачиком у него под боком, безразличная ко всему миру. А когда Дженсен сел, то увидел Джареда, который смотрел на него с улыбкой, прислонившись к дверному косяку.

- Привет, - тихо сказал тот. – Извини, я не хотел тебя будить. – Он откинул с глаз челку и, пожав плечами в качестве извинения, сунул руки в карманы, по-прежнему мягко улыбаясь. – Как ты себя чувствуешь?

- Нормально, - ответил Дженсен, потирая лицо здоровой рукой. – Просто растащило от викодина. – Он рассеянно провел ладонью по волосам. Они были жесткие, все еще покрытые гелем двухдневной давности, и Дженсен досадливо сморщился.

- Хорошо, что ты много спишь, тебе это полезно, - сказал Джаред и, подойдя к дивану, сел рядом с ним.

- Нет, я бы лучше… - Дженсен вдруг понял, что у него не будет никакой возможности принять душ еще как минимум пару дней, пока его руке не станет хоть немного полегче, и он совершенно не представлял, как еще можно очиститься. – Как ты… - он помотал свободной рукой, – мыл голову, когда сломал руку?

- В раковине, Сэнди мне помогала, - ответил Джаред, нажав на пульте кнопку «плэй», а потом бросил взгляд на Дженсена. – Хочешь, я тебе помогу?

С одной стороны, мысль о том, что Джаред будет мыть ему волосы, казалась очень странной. Но с другой, перспектива снова быть хоть частично чистым выглядела до смешного привлекательно.

- Я бы, конечно, предпочел тебе сексуальную цыпочку, - с улыбкой сказал Дженсен, выпутываясь из одеяла, - но так уж и быть.

- Погоди, ты еще не знаешь, что такое обтирание, - сухо ответил Джаред и помог Дженсену подняться на ноги.

Джаред принес пустой мешок для мусора – обмотать гипс, чтобы не намок, а Дженсену удалось самостоятельно снять рубашку. Прикрыв плечи полотенцем, чтобы его не забрызгало водой, он смотрел, как Джаред регулирует температуру.

Когда Джаред пододвинул к раковине стул и жестом предложил ему сесть, Дженсен засомневался, но тот только закатил глаза.

- Ты, конечно, можешь попробовать простоять с этой штукой, изогнувшись над раковиной, минут десять, но я бы не советовал, - сказал он, и Дженсен неохотно сел, запрокинув голову назад.

Через несколько секунд, когда Джаред стал аккуратно смачивать его волосы, Дженсен готов был признать, что идея со стулом на самом деле была отличной, потому что, останься он стоять, ему ни за что не было бы так хорошо и приятно.

Джаред негромко рассмеялся.

- Прибереги свои страстные вздохи для горяченькой медсестры, - посоветовал он низким, довольным голосом. Там было что-то еще, но Дженсен размяк и совершенно не собирался выяснять, какого черта Джаред хотел этим сказать, особенно когда тот выдавил на ладонь шампунь и начал втирать его в волосы.

Как оказалось, его чудовищно большие руки подходили не только для того, чтобы отпускать о них дурацкие шуточки. А еще Джаред, наверное, был стилистом в прошлой жизни, потому что он просто офигенно управлялся с волосами. Дженсену было так хорошо и удобно, что даже подначивать друга не хотелось.

Джаред массировал кожу головы сильными, успокаивающими круговыми движениями, Дженсен глубоко втянул воздух с запахом шампуня, признав в нем апельсин. Очевидно потому, что это был шампунь Джареда, от которого пахло точно так же, и вообще-то Дженсену не стоило так много думать о том, как пахнет Джаред. Это уже начинало немного нервировать.

Джаред закончил смывать пену – слишком быстро, по мнению Дженсена – и обернул вокруг его шеи полотенце, чтобы с волос не капала вода.

- Готово, старик, - объявил Джаред, шлепнув Дженсена ладонью по голому плечу.

- И как, черт возьми, я должен помыть все остальное? – спросил тот, стараясь не выглядеть слишком уж жалким.

- Можешь обтереться губкой, - со смехом предложил Джаред. – Губчатый душ для одноруких бандитов.

Дженсен испустил мученический вздох.

- Тебе и правда стоило подыскать мне красотку в белом халате, пока ты там шастал весь день. От тебя никакой пользы!

- Безусловно, - с готовностью согласился Джаред. – Я… Эм-м. – Он потер загривок ладонью и слегка покраснел. – Мне надо принять душ, а то я сегодня еще не мылся.

- Конечно, - сказал Дженсен, умывая лицо с помощью одной из мочалок Джареда. Одной рукой было немного неудобно, но он вполне успешно справился.

Дженсен возился на кухне, подогревая остатки китайской еды в навороченной до идиотизма микроволновке Джареда, когда из ванной донесся громкий шум, а потом какие-то странные звуки.

У Дженсена мелькнула мысль, что два калеки в одном доме – это уже перебор, и он, оставив курицу, пошел стучаться в дверь ванной.

- Если ты там умер, я тебя прибью, - сказал он через дверь.

Повисла долгая пауза, Дженсен уже всерьез начал думать, что Джаред и правда там убился, когда тот наконец ответил:

- Нет, я тут… я в порядке.

Голос был приглушен перегородкой, но все равно звучал странно – как-то пискляво. Дженсен уже хотел спросить у Джареда, не случилось ли чего, когда до него вдруг дошло, что это были за странные звуки.

- Кажется, из нас двоих именно тебе срочно нужна хорошенькая медсестричка, - посмеиваясь, сказал он и вернулся на кухню.

Джаред никаким образом не показал, что слышал его, а из ванной вышел минут десять спустя, одетый в одни только спортивные штаны – такие обтягивающие – и с мокрыми волосами, с которых везде капало. Дженсен, однако, в этот момент просматривал газету в поисках объявления от какой-нибудь секси-докторши, и поэтому не оценил эффектной мускулатуры, нажитой путем упорных тренировок.

Но у Джареда была такая хитрая физиономия, словно он что-то замышлял, так что Дженсена совсем не удивился, когда тот зажал его в углу и затряс головой, словно пес, забрызгав водой и Дженсена, и еду, и вообще все вокруг.

- Джаред! – выкрикнул Дженсен, пытаясь оттолкнуть его одной рукой, в чем потерпел сокрушительную неудачу. Джаред с легкостью блокировал его и потерся мокрыми волосами, вымочив ему лицо и грудь, и смеясь при этом так, будто в мире нет ничего веселее. Холодно ведь, черт возьми. Дженсен позорно взвизгнул и чуть не упал.

Джаред тут же отскочил, все еще смеясь, и удержал его за плечо, видимо, чтобы Дженсен не сломал еще и вторую руку. Пол под ногами был мокрый и скользкий, и внезапно Дженсену стало очень жарко.

- Извини, просто у тебя было такое сосредоточенное лицо, я не смог удержаться, - Джаред наконец отпустил его и взял себе пиво из холодильника, улыбаясь широко и довольно, словно не вел себя только что как полная задница.

- И такое сухое, да? – проворчал Дженсен, обтираясь бумажным полотенцем и радуясь про себя, что не успел надеть собственную рубашку.

- Ой, - ухмыльнулся Джаред, опершись обеими руками о столешницу, - ты расстроился, малыш?

- Лучше заткнись, - посоветовал Дженсен и пошел за настоящим полотенцем.

Следующие пару дней Дженсен уверенно классифицировал как скучные, правда, большую часть времени он спал, поэтому все было не так уж плохо. Отек уменьшился, и рука уже не так сильно болела, но он по-прежнему постоянно чувствовал себя уставшим, из-за чего, к стыду своему, несколько раз заснул прямо на диване, уронив голову Джареду на плечо.

Он ожидал, что делить жилье с Джаредом будет более странно, чем это оказалось на деле; возможно, глупо было вот так втягиваться в рутину, но Дженсену нравилось, что теперь есть, с кем разделить трапезу, да и с учетом того, что на дворе стоял январь месяц, было гораздо теплее спать, когда Джаред лежал на другой стороне кровати.

Не то, чтобы он все время оставался на своей стороне.

Дженсен привык вставать по утрам в половине шестого, и даже несмотря на лекарства, его тело помнило о режиме. Конечно, можно было заснуть снова, но он уже всерьез начал задумываться над тем, чтобы найти Джареду подружку, потому что три раза из четырех тот во сне прижимался к нему со спины, обняв за талию.

И это было предсказуемо – абсолютно предсказуемо, на самом деле, – что проснувшись однажды и не обнаружив Джареда рядом с собой, Дженсен ощутил прилив разочарования, длившийся ровно до того момента, когда он осознал, что Джареда вообще нет в кровати, но из гостиной доносится его голос.

Джаред спорил с кем-то по телефону.

- Ему нужен отдых, - говорил он, Дженсен был уверен, что Джаред имеет в виду его. – Я знаю, что вы изменили сценарий, - продолжал тот, - но прошло всего лишь пять дней. А перелом – очень серьезная штука.

- Доброе утро, - подал голос Дженсен, завернувшись в одеяло и выглянув в гостиную. С минуту Джаред выглядел по-настоящему расстроенным, и Дженсен недоуменно моргнул.

- Ну вот, теперь из-за тебя он проснулся, - сказал Джаред и повесил трубку.

Затем он обернулся, и его лицо значительно потеплело.

- Извини, - пробормотал он. – Возвращайся в постель, это не важно.

- Я мог бы завтра поехать с тобой, - предложил Дженсен, а когда Джаред нахмурился на это, он подошел ближе и положил руку ему на плечо. – Только на утро. Мне это не повредит.

Джаред неохотно согласился, расслабившись под его рукой.

- Думаю, ты мог бы хоть какой-нибудь диалог озвучить. – Он пожал плечами и ушел на кухню, протиснувшись вплотную мимо Дженсена, хотя вокруг было полно свободного места, чтобы пройти. – Только не долго, во второй половине дня вернешься сюда и отдохнешь. Ты выглядишь таким изможденным, чувак.

Джаред сейчас был похож на наставника церковного хора.

- Я знаю. Все будет в порядке, правда, - сказал Дженсен и, поплотнее завернувшись в одеяло, вернулся в постель. Джаред слонялся туда-сюда, дожидаясь, пока сварится кофе, и Дженсена это слегка нервировало.

После еще одного дня, потраченного на сон и просмотр дурацких романтических комедий, Дженсен очень обрадовался конверту, который принес ему Джаред. Там лежал список сцен, который ему нужно было дублировать, и того, что планировалось изменить или перезаписать, а так же разбор сцены со стрельбой, которую собирались снимать, как только Дженсен вернется к нормальному графику работы. Ему было очень приятно, что он наконец-то может заняться чем-то полезным.

Джареду тоже нужно было подготовиться, и Дженсен ему помогал. Он сидел на диване, скрестив ноги по-турецки, а Джаред разлегся на полу, вытянувшись во весь рост и заняв практически все пространство между стенами. Дженсен втайне подозревал, что у него, наверное, что-то не так с гормонами, отвечающими за рост, или с гипофизом, как у того китайского баскетболиста, который вымахал выше двух метров и умер, дожив всего до двадцати пяти лет.

- Черт, - выругался Джаред, растирая лицо ладонями. Короткие рукава рубашки натянулись на бицепсах. Он уже в четвертый раз забывал реплику Сэма.

- Не умирай в этом году, ладно? – попросил Дженсен. Он не собирался говорить это вслух, но поздно спохватился, слова уже прозвучали. Наверное, запивать викодин «Будвайзером» было не такой уж хорошей идеей. – Если у тебя когда-нибудь… начнутся мигрени, или суставы станут болеть, или ухудшится координация, обязательно сходи к врачу.

Джаред отнял ладони от лица и уставился на него.

- Чего?

- Нет, ничего, не обращай внимания. – Дженсен уткнулся в бумаги, думая о том, что ему просто необходимо снова окунуться в работу. Он явно начал сходить с ума.

Ему пришлось напомнить себе об этом на следующее утро, когда Джаред разбудил его в пять часов, потеребив теплой ладонью за плечо.

- Эй, Джен, просыпайся, - сказал он, хотя у самого глаза еще были полузакрыты, затем скатился с кровати и пошел в ванную.

Они оба уже были готовы и пили по второй чашке кофе, когда водитель позвонил Джареду на мобильник сказать, что приехал и ждет внизу. Дженсен ответил, что они сейчас спустятся, и оба вышли, захватив свои сумки.

Сегодняшняя поездка на площадку ничем не отличалась от прежних: они просматривали сценарий, пили кофе из пластиковых стаканчиков и добродушно подкалывали друг друга, все это помогало им пережить долгий съемочный день. Дженсену казалось, что с последнего раза прошла уже целая жизнь, хотя на самом деле – всего лишь неделя.

- Хорошо, что ты снова со мной, чувак, - сказал Джаред, прервав уютное молчание, когда их внедорожник уже подъезжал к стоянке для трейлеров.

- Еще бы, - с усмешкой подтвердил Дженсен. – Увидимся, когда вернешься домой. Не забудь принести еду. – Джаред взъерошил ему волосы, прежде чем вылезти из машины. Дженсен изобразил негодование, стараясь сдержать смех, а затем направился в студию звукозаписи, внутренне приготовившись снова стать Дином.

День тянулся невыносимо долго, и несмотря на то, что Дженсен работал только до обеда, он исчерпал все свои силы. Планировалось озвучить еще две сцены, но он просто был не в состоянии, поэтому после ланча сразу удалился в трейлер Джареда. Собственный трейлер теперь не вызывал у него доверия, и потом, у Джареда всегда было полно фруктов и конфет, которыми он делился со всеми желающими.

Проснулся он около пяти, накрытый одеялом, а Джаред осторожно тряс его за руку.

- Это ты, - пробормотал Дженсен, сонный и дезориентированный, Джаред улыбнулся и присел рядом с ним на софу.

- Поедем домой? – тихо спросил он, помогая Дженсену сесть, тот зевнул и привалился к нему плечом.

- Ага, - сказал он, улыбаясь в ответ. – Да, хорошо бы.

Следующие несколько дней были похожи один на другой – правда, Джареду уже не приходилось искать вырубившегося Дженсена у себя в трейлере, – но через три-четыре дня дирекция решила, что самое время вернуть Дженсена в кадр: по новому сценарию Дин пострадал в жестокой драке с полтергейстом.

- Ну так, ты, наверное, скоро захочешь вернуться к себе? – спросил Джаред как-то за ужином, и Дженсен только сейчас задумался о том, что не был дома больше недели, а Джареду, наверное, хотелось свободно пользоваться своим номером – и своей кроватью.

- Да, - сказал Дженсен, хотя на самом деле он вовсе не хотел обратно, и это было ужасно глупо, - у меня нет желания весь остаток жизни носить твои кошмарные рубашки. – У него, разумеется, имелась и собственная одежда, но рубашки Джареда валялись под рукой, и они были такими большими, что их легко было надевать даже с гипсом, и да, это единственная причина того, что Дженсен до сих пор их носил, вне всяких сомнений.

- Эй! – возмутился Джаред. – Я люблю свои рубашки. – А потом он бросил в Дженсена кусок хлеба, и тот забыл об этом разговоре до следующего дня, до того момента, как Джаред положил в машину сумку с его, Дженсена, вещами.

- Я подумал, у тебя не получится нормально упаковаться самому, - сказал он, и вид у него был растерянный и несчастный, а Дженсен вдруг резко почувствовал себя виноватым за то, что так долго злоупотреблял его гостеприимством.

- Спасибо, - натянуто ответил он и забрался в салон. Ему хотелось обнять Джареда, или, по крайней мере, хоть как-то нормально попрощаться, но он ничего не сделал, просто захлопнул дверцу и смотрел на Джареда, пока тот не скрылся из вида. Дорога до его отеля оказалась намного длиннее, чем он помнил.

У него в номере пахло как-то непривычно, наверное, потому что здесь не было ни собак, ни шампуня с экстрактом апельсина, ни гадкого смягчителя для белья, которым пропахли все вещи Джареда. Дженсен проверил автоответчик – всего пять сообщений, да и те от людей, которые потом перезвонили ему на сотовый, – выбросил всю еду, что нашлась в холодильнике, и рассортировал небольшую кучку писем, лежавших на кухонном столе.

Он уже перечитал все, что нужно было по работе, на неделю вперед, за продуктами тащиться не хотелось, а больше и заняться-то особо было нечем. Если идти в супермаркет, пришлось бы просить кого-то нести сумки, но Дженсен был не в настроении.

Примерно час он развлекался видеоиграми, а потом со вздохом откинулся на подушки; ему было до безумия скучно. Его коллекция DVD состояла из удручающе дерьмовых фильмов, в игры лучше было играть вдвоем, электронную почту он уже проверял раз восемь, не меньше, и Дженсен не мог понять, чем он раньше занимал себя в то время, когда не работал и не тусовался с Джаредом. Всего лишь какая-то несчастная неделя, а он впал в полную зависимость от своего вынужденного соседа – какой это жалко.

Наконец, он достал с полочки под журнальным столиком пачку пыльных таблоидов и включил на ноуте последний альбом Стива. Около десяти Дженсен сдался и пошел спать. Описания новых шлемов для регби, предохранявших спортсменов от необратимых мозговых травм, его не вдохновляли – зато он всерьез задумался, не подарить ли такой шлем Джареду, чтобы тот носил его постоянно.

Джаред, должно быть, случайно положил в сумку несколько своих вещей, когда упаковывал ее, Дженсен обнаружил там ту самую рубашку, в которой проходил всю прошлую неделю. Он нахмурился и встряхнул ее, намереваясь надеть. Без посторонней помощи сделать это оказалось гораздо труднее.

Приятно было чистить зубы в собственной ванной. Дженсен точно знал, где что лежит, и, кроме того, барахло Джареда не валялось повсюду. От него снова пахло собственным мылом, когда он лег в постель и уткнулся носом в подушку, а вот Джаредом совсем не пахло. Это было хорошо, Дженсен раз за разом повторял это про себя и все никак не мог уснуть.

Наступила полночь, а он все смотрел на часы, не мигая. Он считал овец, включил тихую успокаивающую музыку, он даже пытался применить расслабляющую технику, которой научился еще в театральном кружке, но ничего не помогало. Дженсен вздохнул и, закрыв глаза, стал перебирать в памяти старые диалоги из совместных сцен с Джаредом.

В час ночи он решил, что с него хватит, и пошел за снотворным. Он как раз зашел на кухню, набрать себе стакан воды, когда зазвонил телефон. Дженсен тут же схватил трубку, ответив на первом же гудке.

- Привет. – Звонил Джаред. По голосу было понятно, что ему хреново, но Дженсен все равно обрадовался.

- Привет, - ответил он с улыбкой. Он почему-то был уверен, что это именно Джаред, хотя и не мог сказать, почему.

- Ты не забыл смазать края гипса увлажняющей мазью? – спросил Джаред, и было слышно, как он нервно постукивает пальцами по трубке.

- Не забыл.

- А таблетки выпил?

- Выпил, - снова подтвердил Дженсен. Он чувствовал себя полным идиотом, но никак не мог перестать улыбаться.

- У тебя там есть хоть какая-нибудь еда? Может, у тебя возникли какие-то трудности? – Джаред вроде немного успокоился, уверившись, что ничего ужасного с Дженсеном не случилось.

- Ничего такого, о чем стоит волноваться, - заверил его тот.

- Так у тебя все хорошо? – тихо спросил Джаред.

Дженсен на секунду замялся.

- Никак не могу заснуть, - признался он наконец. И Джареду, наверное, вовсе не стоило знать, что это из-за того, что Дженсен скучал по нему.

Джаред долго молчал, а потом, судя по приглушенному шуршанию, заворочался под одеялом.

- Без тебя в постели так неуютно, - прошептал он еле слышно.

Теперь наступила очередь Дженсена тянуть паузу. Он легко мог представить, как Джаред краснеет, осознав смысл своих слов. Но дело было в том, что, как бы странно это ни звучало, Дженсен просто не знал, что ему делать.

- Кажется, я оставил у тебя банку с лекарством.

- Кажется, я положил к тебе в сумку свою рубашку, - одновременно с ним сказал Джаред.

Оба неловко рассмеялись, и Джаред тут же продолжил:

- Знаешь что, я лучше привезу тебе таблетки прямо сейчас. Заодно и рубашку заберу.

Дженсену не пришло в голову, что уже час ночи, и даже если он оставил у Джареда лекарство, прямо сейчас оно ему уж точно не нужно.

Джаред приехал через полчаса, Дженсен отчаянно пытался пролезть пальцами под гипс и почесать зудящую кожу, когда раздался стук в дверь.

- Одну секунду! – крикнул он и пошел открывать. Проходя через кухню, он заметил на раковине потерянную банку с лекарством.

- Привет, - поздоровался Джаред. Он ничего не принес, но зато улыбался во весь рот. – Извини, я не смог найти…

- Вообще-то, она здесь, - смущенно сказал Дженсен, пропустив Джареда в комнату и неопределенно махнув рукой в сторону кухни. – Просто забыл, куда поставил.

Джаред пожал плечами, прислонившись бедрами к столу.

- Ну, понимаешь, какое дело. Я подумал, что должен, эм-м, прийти в любом случае. Забрать свою… - он умолк и моргнул, уставившись на Дженсена.

- Что? – спросил тот, чувствуя, что краснеет. – У меня что, что-то на…

- Ты ее носишь, - сказал Джаред.

- Что ношу… ох, - выдохнул Дженсен, оглядев себя. Ну да, конечно, на нем была рубашка Джареда. – Понимаешь, я не смог найти ничего подходящего, с этим гипсом.

Он стал расстегивать пуговицы, но Джаред остановил его, взяв за запястье, и громко сглотнул.

- Это не срочно.

- Да, и правда. – Дженсен опустил руку и пошел к холодильнику за водой. – Хочешь что-нибудь? У меня есть пиво, если что. – Он кинул Джареду запотевшую бутылку. – Можешь остаться на ночь, если тебе не нужно домой.

Джаред открыл бутылку об столешницу – это Дженсен научил его этому трюку, чем очень гордился.

- Да, - ответил он, - здесь опасно ездить по ночам, знаешь?

Дженсен не стал заострять внимание на том, что десять минут назад это, по-видимому, было вовсе не опасно.

Они еще немного помаялись на кухне, потом Дженсен зевнул, рискуя вывихнуть себе челюсть, а Джаред рассмеялся и подтолкнул его в направлении спальни.

- Думаю, перед моим занудством не устоит никакая бессонница, - сказал он, прислонившись к открытой двери.

- Мой диван намного меньше твоего, - заметил Дженсен, подавив очередной зевок, и сделал приглашающий жест в сторону кровати. – Кровать тоже не такая уж большая, но, думаю, так будет гораздо удобнее.

Джаред закатил глаза для вида, но тут же скинул с себя одежду, оставшись в трусах и футболке, и нырнул к Дженсену под одеяло. От него пахло собаками, апельсиновым шампунем и мерзким ополаскивателем для белья. Дженсен вздохнул, глубоко и удовлетворенно.



Глава 3

Когда утром Дженсен проснулся, было уже почти шесть. Сегодня они могли позволить себе поваляться до семи, и Джаред прижимался к его спине, теплый и тяжелый. По изменившемуся дыханию Дженсен почувствовал, когда тот проснулся. Когда они были у него дома, Джаред в такие моменты сразу же отодвигался, выскальзывал из постели и усиленно делал вид, что вовсе не обнимал Дженсена полночи.

Сегодня, однако, он не сдвинулся с места. Дженсен тихонько развернулся, немного смущенный, и оказался практически нос к носу с сонным и помятым Джаредом. Они лежали так, казалось, целую вечность, просто глядя друг другу в глаза, словно оба ждали чего-то – но Дженсен не знал, чего именно.

А в следующий момент Джаред коснулся пальцев Дженсена своими, очень осторожно, у самого края гипса. И внезапно все обрело смысл, все эти странные полторы недели, и тогда Дженсен просто потянулся вперед и прижался губами к губам Джареда.

Джаред резко, почти испуганно вдохнул, но его губы дрогнули и раскрылись, а ладонь сдвинулась по руке Дженсена выше, за спину, и он притянул его ближе к себе. Рот Джареда был горячий, и такой идеальный, и казалось таким правильным то, как его язык скользит по губам Дженсена, словно так и должно быть. Дженсен тихо застонал и подался еще ближе, их ноги переплелись под одеялом, нежный поцелуй перешел в глубокий и страстный. Это было удивительно, но Дженсену все казалось, что чего-то не хватает – то ли времени, то ли пространства, ему хотелось большего, а здоровую руку, на которой он лежал, уже начало покалывать.

Джаред попытался повернуться и Дженсен случайно, но довольно чувствительно приложился гипсом об тумбочку – он зашипел и автоматически отпрянул. Джаред выглядел так, будто его шибанули пыльным мешком из-за угла, он тут же откатился на другой край кровати и напряженно уставился в потолок.

- Так, - сказал он скрипучим голосом. Затем была долгая пауза. – Наверное, ты перебрал обезболивающего.

Что ж, похоже на то. Дженсен в одной постели с Джаредом, и они только что целовались, и это был самый лучший первый поцелуй в жизни Дженсена. У него стояло так, что хоть гвозди забивай – без шуток – и это было безумие. Полнейшее безумие.

- По крайней мере, раз у меня теперь галлюцинации, подружка мне точно не нужна, - на пробу предположил Дженсен. А что? Это прекрасное объяснение всему, и они могут сделать вид, что ничего не было.

- Ха-ха, - отозвался Джаред, все еще натянуто. Дженсен решил, что лучшим в данной ситуации будет смыться поскорее из спальни и дождаться, пока Джаред выпьет чашку кофе и найдет в себе силы игнорировать то, что произошло.

- Пойду-ка я, эм-м, - начал Дженсен, пытаясь придумать, как бы выскользнуть из постели, чтобы при этом Джаред не заметил его неуместное возбуждение, которое совершенно точно не имело ничего общего с тем, чем они вовсе не занимались, но потом он заметил, что у Джареда все равно закрыты глаза. – Пойду приму душ.

- Конечно, - отозвался Джаред, расслабившись и нарочито не глядя на него.

Процедура принятия душа в последнее время была сопряжена с определенными трудностями – Дженсену приходилось постоянно следить, чтобы гипс не намок, а мыться одной рукой оказалось удручающе неудобно, – но вода была горячая, и он мог хоть на некоторое время выкинуть из головы все мысли, особенно о Джареде.

Стараться не думать о Джареде, однако, было еще хуже, чем думать о нем, а если учитывать, что у него уже стояло, то это вообще превращалось в чертовски неудачную идею, тем более что левой рукой Дженсен в последний раз дрочил себе лет в семнадцать, и даже тогда получалось это у него хреново. Не то, чтобы это было невозможно в принципе. Может, если бы он делал это в кровати, имея в распоряжении смазку и чертову уйму времени, то да, но сейчас момент был явно неудачный.

И вот поэтому Дженсен жутко смутился, вдруг заметив, что он, вообще-то, уже не один в ванной, да что там в ванной – в душевой кабинке.

Целых пять секунд Дженсену казалось, что Джаред все понял, но потом он заметил, что тот не выглядит как человек, который осознал, насколько это неправильно – целоваться с лучшим другом и даже не довести дело до конца; нет, Джаред выглядел как человек, который не вполне проснулся и действует на автопилоте. Он просто взял и потянулся за шампунем.

- Джаред, - сказал Дженсен со всем возможным терпением, если учитывать, что он был голый, что в ближайшее время ему, очевидно, так и придется ходить со стояком, и что внезапно стало намного труднее сосредоточиться на том, чтобы не думать о своем лучшем друге.

Джаред поморгал, тупо уставившись на него, а затем рефлекторно отшвырнул шампунь куда-то в сторону раковины.

- О, черт, - сказал он. – Прости, Джен. Я не знал, что ты…

И потом он сбежал. А денек-то будет до-олгим, подумал Дженсен.

В трейлере гримеров все утро царило непривычное молчание, и даже когда Джаред и Дженсен, уже полностью готовые, сидели друг напротив друга на очередных ненастоящих мотельных кроватях, им все еще не удавалось разбить сковавшее их напряжение.

- Окей, ты знаешь, что нужно делать, Сэм? – спросил режиссер, новый парень, которого наняли для одного эпизода. – Ты привез Дина из больницы, у него перелом, и ты жутко беспокоишься за него.

Джаред кивнул, а Дженсену подумалось, что все совсем как в реальности. Джареду наверняка несложно будет играть, несмотря на то, что они оба чувствуют себя чертовски неловко в данный момент.

- Дин, ты нарочно вел себя безрассудно из-за того, что тебя ждет в будущем, и Сэм очень зол на тебя, но ты не обращаешь на это внимания и думаешь, что он как девчонка.

Дженсен изобразил чрезмерный энтузиазм и повернулся к Джареду. Он видел изменения, отразившиеся в его глазах, буквально чувствовал, как Джаред вживается в роль, и вот, уже Сэм положил руку на забинтованную руку Дина.

Джаред спустил ладонь ниже, совсем чуть-чуть, и коснулся пальцев Дженсена. И на Дженсена внезапно нахлынули мысли о том, что было утром, о том, какие мягкие у Джареда губы и горячие бедра, и он заметно вздрогнул.

- Стоп! Нужен еще дубль, - скомандовал режиссер. – Дин, что это было? Давайте попробуем еще раз, ладно?

Джаред закусил губу, глядя куда угодно, только не на Дженесна, и Дженсен знал, что покраснел по самые уши. Он вздохнул и снова занял исходную позицию, подумав, что, кажется, все будет намного сложнее, чем он надеялся.

Ближе к девяти Дженсен на полном серьезе готов был сломать себе и вторую руку, лишь бы покончить к чертям с этой сценой. Стоило Джареду подойти ближе, как один из них, а то и оба сразу краснели как девицы, и Дженсен никак не мог абстрагироваться и начать воспринимать Джареда как Сэма. Тот выглядел ужасно. И Дженсен чувствовал себя с каждой минутой все хуже, потому что это он поцеловал Джареда, который со всей очевидностью не был счастлив, что так произошло.

- Боже, - простонал режиссер, когда они запороли очередной дубль, потому что просто пялились друг на друга и ничего больше. – Перерыв пять минут. Соберитесь, парни.

Джаред плюхнулся на кровать, как будто совершенно обессилел. Дженсен с минуту смотрел на него, а потом сел рядом и прислонился плечом к плечу.

- Все нормально, - тихо сказал он. – Так бывает, ты же знаешь. Просто тяжелая неделя, мы оба переутомились…

Он врал, конечно, но это у Дженсена всегда отлично получалось, и, кажется, это было именно то, что Джаред хотел услышать, потому что его напряженные плечи расслабились, и он придвинулся ближе, теперь их головы почти соприкасались.

- Да, - ответил он с нерешительной улыбкой, от которой у Дженсена всегда что-то сжималось внутри. – Просто… ты ведь не злишься на меня, правда?

- Нет, - ответил Дженсен, пихнув его локтем. – Мне не пристало злиться только потому, что ты такая девчонка. Это дискриминация по половому признаку, и… - он взмахнул рукой и ухмыльнулся. – Мой контракт это запрещает.

Джаред рассмеялся, откинувшись назад, а потом перерыв закончился. Джаред был предельно сосредоточен, а Дженсен запихнул подальше все лишние мысли и заставил себя успокоиться. И они отсняли сцену с одного дубля.

Все шло хорошо, очень хорошо, вплоть до обеда, когда Дженсен пошел к Джареду в трейлер взять кое-что из реквизита, а Джаред надумал выйти в самый неподходящий момент, и в итоге они как два идиота застыли в дверях, вытаращившись друг на друга.

- Я тут, - начал Дженсен, и господибоже, ему нужно было немедленно перестать смотреть на губы Джареда.

- А-ум-м, - согласно промычал тот и уперся ладонью в стену сбоку от головы Дженсена этаким медленным старомодным движением, а второй рукой покрепче сжал стаканчик с кофе.

А потом Джаред наклонил голову, и Дженсен подумал, что, наверное, сейчас упадет с лестницы. В этот конкретный момент для него не могло быть ничего более мучительного, чем вот так стоять лицом к лицу с Джаредом.

- Джей, - пролепетал Дженсен, и вот же черт, почему вдруг у него такой писклявый голос?

Джаред несколько раз моргнул и резко шагнул назад, запустив руку в волосы.

- Ты что-то хотел? – спросил он немного погодя и дернул плечом, как обычно делал, когда нервничал, или когда его снедало нетерпение.

Дженсен покачал головой, не в состоянии вспомнить, за каким хреном он вообще сюда приперся, и пошел взять себе ланч – утешиться курицей и овощами, приготовленными на гриле, и забыть о собственной глупости.

Остаток дня был столь же впечатляюще провальным, как и его начало. К счастью, большинство их сцен сегодня ограничилось спорами в машине, так что ущерб свелся к минимуму. Правда, был один особо памятный момент, когда Дженсен уронил пистолет под ноги и нагнулся, чтобы достать его, но по какой-то причине Джаред тоже нырнул вниз, видимо, решив помочь, и они столкнулись лбами так, что из глаз полетели искры.

- Стоп! – крикнул режиссер. – С меня хватит. Вы двое, убирайтесь отсюда, и постарайтесь до завтра вспомнить, как надо играть, иначе будете торчать на площадке по двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, это я вам гарантирую.

Дженсен кое-как отлепился от руля и, едва переставляя ноги, поплелся на стоянку, где их ждала машина.

По пути домой, однако, все шло как обычно, и это стало большим облегчением.

- Боже, это был самый кошмарный день за последние… - Джаред умолк, задумавшись.

- За всю жизнь? – подсказал Дженсен. Он пытался почесать под гипсом, но у него никак не получалось, и от этого его ворчание было еще более недовольным.

- Точно, за всю жизнь, - смеясь, согласился Джаред. Он протянул Дженсену шариковую ручку с острым колпачком. – Попробуй этим, чувак. Очень полезная штука, уж поверь.

И когда Дженсен просунул ручку под гипс и наконец поскреб зудящую кожу, это было просто до умопомрачения приятно.

- О, боже, - простонал он, - это… спасибо.

- Не за что, - отозвался Джаред, слегка покраснев. Дженсен решил не обращать на него внимания.

Что стало намного труднее сделать, когда ему пришлось перелазить через Джареда, чтобы выйти из машины, и каким-то совершенно непостижимым образом закончилось это тем, что Дженсен едва не сидел у Джареда на коленях, а тот обнимал его обеими руками, и их лица разделяло всего несколько сантиметров.

У Джареда на лице снова отразилась мука. От сердечного приступа Дженсена спасло только то, что он сосредоточился на огромном количестве выпивки, припасенной у него в номере, и пообещал себе как-нибудь надраться в стельку. Только тогда ему наконец удалось выбраться из машины.

- Увидимся завтра, - сказал он, и Джаред кивнул в ответ.

- Рано-рано на рассвете, - согласился он рассеянно, словно думал совсем о другом.

Придя домой, Дженсен без сил рухнул на диван, и все, на что его хватило, это заказать пиццу, не делая при этом лишних движений. Слишком уж паршивый у него был день.

Но ни пицца, ни пара приключенческих фильмов не сумели отвлечь его от назойливых мыслей; в конце концов, Дженсен решил, что отправиться спать – чертовски прекрасная идея, и вот тут его снова накрыло воспоминание о губах Джареда, он даже не замечал идущей на экране перестрелки.

Проблема была в том, что он не мог спать, и это не имело абсолютно ничего общего с тем, что Джаред ответил на его поцелуй. Дженсен скучал по нему, и не потому что привык, а потому что это же Джаред, который любит своих собак больше, чем большинство людей, который все последние три года поддерживал Дженсена, какое бы дерьмо ни случалось, и который угрожает медсестрам, когда слишком беспокоится.

Дженсену действительно было все равно, что они никак не могут прекратить эти свои недопоцелуи, и плевать, что у него скручивает живот каждый раз, когда Джаред подходит слишком близко, потому что… Джаред ему дорог. Дженсену было важно, чтобы между ними все оставалось по-прежнему, и если ради этого придется игнорировать то, что произошло на прошлой неделе, что ж… оно того стоит.

Однако Дженсен все так же не мог спать без Джареда, как бы глупо это ни звучало, так что он оделся и взял ключи от машины. Его не волновало, что на дворе час ночи, ведь Джаред, наверное, тоже не может уснуть.

Уже в лифте в доме Джареда Дженсен прикидывал про себя, что сейчас ему скажет. «Это забавно, знаешь, у нас такой стресс, давай просто вычеркнем все это, словно ничего и не было», или: «Хэй, я тут подумал, ни одни из нас не учился в колледже, так? Мы просто немного запоздали с юношескими экспериментами, вот и все».

А потом он подошел к двери, и из головы моментально все выветрилось: самообладание, которое он усиленно пестовал в себе по дороге, все планы и задумки, как свести все к шутке. Дженсена так скрутило, что он не мог заставить себя даже просто постучаться.

В этот момент Джаред открыл дверь и вытаращился на Дженсена, вскинув брови. Дженсен моргнул – не заостряя внимание на том, насколько привычной стала такая реакция, – и, кажется, забыл все английские слова. Все, на что он был сейчас способен – это смотреть на Джареда, на его откинутые назад волосы, губы и нос, плавную линию шеи и плечи, обтянутые тканью рубашки.

Лицо Джареда помрачнело, и Дженсен подумал, было, что тот сейчас на него накричит или еще что. Но было в его глазах нечто такое… то ли отчаяние, то ли осознание, а потом он вцепился обеими руками в футболку Дженсена, вместо того, чтобы захлопнуть дверь у него перед носом.

Через какие-то доли секунды Джаред уже целовал его, втянув в квартиру и захлопнув ногой дверь. Каким-то образом им удалось добраться до кухни. Здоровую руку Дженсен запустил Джареду в волосы, мягкие и влажные, словно только что вымытые, потом спустился на шею и за воротник рубашки, умастив ладонь на ключице. Когда Джареда застонал на выдохе, Дженсен подумал, что сейчас самовозгорится.

Джаред обхватил лицо Дженсена ладонями и наклонил, чтобы удобнее было целовать его губы, линию челюсти, горло. Он несильно прикусывал кожу по пути и оттягивал волосы, от чего у Дженсена мурашки бежали по телу, а дыхание сбивалось на хрип. Край столешницы врезался в ягодицы, когда Джаред толкнул его назад и вжался в него всем телом, такой огромный и уверенный. Это было чертовски неожиданно, и Дженсен даже думать не хотел, к чему все это приведет, но он ни за что на свете не смог бы сейчас остановиться.

Дженсен чувствовал эрекцию Джареда, прижатую к его собственной, такой же твердой… вероятно, это должно было встревожить его, но не встревожило, только сладко заныло внизу живота, и Дженсен скользнул ладонью по спине Джареда и ухватил его за задницу, пройдясь по голой коже над поясом джинсов.

Джаред на это буквально зарычал, запустив язык еще глубже в рот Дженсена, и собственнически стиснул его грудную клетку. С судорожным вздохом Дженсен откинул голову назад и сглотнул, кадык дернулся вверх-вниз.

- Боже, - простонал Джаред, когда Дженсен вцепился ему в бицепсы и попытался удержать на секунду.

- Джаред, Джаред, мы… - Дженсен прилагал усилия, чтобы успокоить бешено стучавшее сердце, притормозить и разобраться в происходящем, пока Джаред старался отдышаться.

- Я знаю, - сказал тот, сверкая глазами. Он выглядел так, словно старался подавить улыбку, или смех, или еще что-то, что очень понравилось бы Дженсену.

- Я не могу заснуть без тебя, - сказал Дженсен, не в силах оторвать рук от Джареда, он залез к нему под рубашку, провел по теплому животу и остановился на пояснице.

- А я не знаю, куда себя деть, когда ты не зудишь у меня под ухом, - торопливо ответил Джаред, наконец улыбнувшись, ярко, будто солнце засияло.

- Ну прямо мыльная опера, да? – со смешком спросил Дженсен. Он не смог устоять и поцеловал Джареда в уголок губ – всего лишь мимолетное прикосновение, но очень нежное и живое.

- Не уходи, - попросил Джаред, и сам поцеловал Дженсена, быстро, жестко и требовательно. И притянул еще ближе к себе.

Дженсен, осторожно коснувшись ладонью его щеки, заглянул в глаза.

- Я никуда не собираюсь уходить, - тихо сказал он, и Джаред потянулся к нему, оба тяжело дышали, почти соприкасаясь носами.

- Только на сегодня? – сбивчиво проговорил Джаред.

Дженсен рассмеялся.

- Когда я говорил, что не могу спать без тебя, то подразумевал нечто более постоянное.

Джаред в ответ притиснул его к себе. Крепко-крепко.

Он гладил Дженсена по спине, по бедрам, забираясь под рубашку, – неутомимо, почти неистово. В том, как его пальцы вминались в кожу, чувствовалось желание, острая необходимость, словно Джаред хотел срастись с ним воедино.

Дженсен облизывал его губы с тихими вздохами, оглаживал шею здоровой рукой.

- Господи, - прошептал он, ловя дыхание Джареда, и потерся об него бедрами.

- В спальню, - велел Джаред, покрывая поцелуями губы, шею, подбородок Дженсена – все, до чего мог дотянуться, так плотно обвив его руками, что Дженсен с трудом мог двигаться. Не то, чтобы он возражал.

Джаред отстранился немного, только для того, чтобы спасти Дженсена от падения на столешницу. Продев пальцы в шлевки на его поясе, он втащил Дженсена в комнату, запнувшись о миску Сэди и едва не рухнув, не в силах оторваться от чувствительной кожи у того между шеей и плечом, нежно прикусывая ее зубами. Дженсен хихикнул и, обхватив Джареда за талию, добрался-таки вместе с ним до кровати, что, учитывая все обстоятельства, можно было считать определенным достижением.

Он слегка задыхался, но вовсе не от ходьбы.

Пару секунд они просто лежали, жадно разглядывая друг друга, Дженсен – неловко прислонившись к изголовью, а Джаред – растянувшись в ногах кровати. Дженсен не отрывал взгляда от Джареда – раскрасневшегося, сияющего, такого охренительно сексуального – и никак не мог взять в толк, как он умудрился не заметить всего этого давным-давно.

Джаред подавился смешком на выдохе и, вывернувшись из рубашки, забросил ее в дальний угол спальни. Дженсен сел, обласкивая глазами точеные мышцы его торса, литой пресс, вбирая взглядом его всего. У него вырвался безотчетный, какой-то беспомощный звук, и Джаред замер, поднял голову, в его глазах Дженсен увидел тот же голод, что снедал его самого.

Джаред подобрался ближе, устроившись у Дженсена между ног – тот едва не задохнулся, когда твердый член Джареда через джинсы прижался к его собственному, – и медленно задрал вверх его футболку, обнажив гладкий живот, грудь, ключицы, не забывая оглаживать все это по пути. Потом Джаред осторожно помог Дженсену снять футболку и бросил ее на пол.

- Хочу на тебя посмотреть, - прошептал он, почти касаясь губами груди и глядя на Дженсена из-под ресниц, и тот подумал, что его сейчас просто размажет, особенно когда Джаред потер подушечкой пальца его сосок – почти задумчиво.

- Блядь, Джаред, - проговорил Дженсен надтреснутым голосом. Он сполз ниже, вжимаясь в Джареда, ему было жизненно необходимо как можно больше прикосновений.

- Хочу тебе отсосать, - сказал Джаред, покрывая поцелуями живот Дженсена, прикусывая и зализывая кожу, и это было так горячо и мокро, что Дженсену ничего больше не хотелось, кроме как почувствовать этот рот на своем члене – прямо сейчас. – Хочу попробовать тебя на вкус и… - он прервался, чтобы расстегнуть молнию на джинсах Дженсена, и тут же залез туда рукой. – Боже, я хочу, чтобы ты кончил мне в рот, прямо в горло, твою мать, так хочу…

Дженсена и самого распирало от желания, и слова: «Да, да, сделай это, Джей, давай…» - быстро перешли в стон, когда Джаред наконец вобрал в рот головку его члена, слизывая выступившую смазку.

- Какой ты вкусный, - проговорил Джаред, выпустив головку изо рта, а затем медленно прошелся влажным языком по всей длине. Он закрыл глаза, полностью погрузившись в процесс.

Когда Джаред вновь заглотил его член, каждый мускул в теле Дженсена напрягся, но он не мог оторваться от Джареда, не мог перестать трогать-гладить-ласкать.

- Боже, да, - прошептал он, не способный думать ни о чем, кроме этого влажного жаркого рта.

Джаред сглотнул с тихим непристойным звуком, от чего Дженсен возбудился еще сильнее и толкнулся бедрами вверх. Джаред сильнее прижал его к постели с низким урчанием и погладил внутреннюю сторону бедер.

Дженсена уже всего трясло – так хотелось кончить. Джаред отстранился – всего лишь на секунду, но Дженсен не смог сдержать протестующего стона, довольно жалкого, если честно, но, господибоже, он хотел, чтобы Джаред вернулся, чтобы это никогда не заканчивалось.

- Трахни мой рот, - выдохнул Джаред, потираясь щекой о член Дженсена, твердый и скользкий от его собственной слюны. – Давай, Джен. – Он снова обхватил губами головку, встретившись взглядом с Дженсеном, и тому пришлось постараться, чтобы не кончить прямо тут же от одного вида Джареда с его членом во рту, с темными шальными глазами и блестящей полоской слюны на щеке.

Дженсен вздрогнул, дернул бедрами, вбиваясь Джареду в глотку. У того вырвался глухой, сдавленный стон. Дженсену было невероятно хорошо, он не мог поверить, что они зря потратили столько времени, когда могли бы провести его гораздо приятнее, вот как сейчас, например.

Джаред брал глубоко, его голова двигалась вверх-вниз а такт движениям бедер Дженсена, и тот не мог больше сдерживаться. Ему было слишком хорошо с Джаредом, это не могло продолжаться долго. Дженсен кончил, стискивая зубы и сотрясаясь всем телом, как будто в первый раз. Каждый нерв вибрировал, сладкая истома заполнила его изнутри, и Дженсен сжимал плечи Джареда, словно спасательный круг.

Джаред проглотил все, что смог, вовремя сориентировавшись и освободив горло. Дженсен смотрел, как его член становится мягким у Джареда во рту. Тот вылизал его, медленно и со вкусом, а потом Дженсен подтянул его к себе и поцеловал.

Он ощущал свой вкус у Джареда на языке, на губах, даже на коже. Внезапно Дженсен осознал, что на Джареде все еще слишком много одежды, это показалось ему ужасающей несправедливостью, и он тут же принялся расстегивать ширинку Джареда.

- Ты такой обалденный, - низким, хриплым голосом проговорил Дженсен ему на ухо. – Даже не представляешь, что ты со мной делаешь, правда? Твой рот просто создан, чтобы мне отсасывать. – Он стащил с Джареда джинсы вместе с бельем и притянул к себе, целуя шею и грудь, покрывшуюся легким румянцем. – Тебе ведь нравится, да? – шептал он между поцелуями, поглаживая спину Джареда и временами слегка царапая кожу ногтями, прижимая ближе, чтобы почувствовать на себе его вес.

Джаред тяжело дышал, уронив голову Дженсену на плечо. Он просунул руку вниз, чтобы погладить себя, но Дженсен перехватил его ладонь, не дав прикоснуться к члену, переплел его пальцы со своими и, поднеся к губам, стал целовать сначала запястье, потом выше до самого плеча.

- Не трогай, - сказал он, лаская губами шею. – Я все сделаю. Хочу, чтобы ты кончил вот так. Черт, Джаред, как же ты меня хочешь. – Дженсен усмехнулся, поддразнивая его. – Ты ведь просто из кожи вон готов вылезти, так ведь, Джей?

Джаред закрыл глаза и буквально заскулил, и это был лучший звук, что Дженсен когда-либо слышал.

- А потом, - продолжил Дженсен. Он перевернул Джареда на спину и прижал к кровати, чередуя слова с укусами, тут же зализывая их и засасывая нежную кожу на горле, - ты меня трахнешь. Оттрахаешь меня так, чтобы я не мог сидеть всю неделю. Вставишь свой член так глубоко, чтобы я чувствовал его вкус у себя в горле.

Дженсен сполз ниже и наклонился, почти коснувшись губами члена Джареда, твердого, истекающего смазкой и, наверное, слишком большого, чтобы он мог взять его в рот целиком; но он хотел заставить Джареда потерять голову вот так, почти не касаясь его.

- Тебе будет так тесно и горячо, что просто крышу снесет, - сказал он, затем подул на головку, намеренно не дотрагиваясь.

Джаред уже бесконтрольно толкался бедрами вверх, не спуская с Дженсена глаз, словно не мог поверить, что тот на такое способен. Он судорожно стискивал пальцы Дженсена, слегка неуверенный, но без всяких сомнений заведенный до предела, а Дженсена просто распирало от самодовольства, хотя он и очень старался подавить в себе это чувство.

- Боже, Джен… твою мать, пожалуйста. Потрогай меня, хоть что-нибудь, господи, - умолял Джаред, но Дженсен был непреклонен, он только сглотнул и, переместившись повыше, накрыл губами сосок Джареда, затем второй, прикусывая и оттягивая их, и теперь Джей уже без перерыва стонал его имя.

Дженсен выпустил его руку, протолкнул пальцы Джареду в рот, зачарованно любуясь идеальной формой губ и пытаясь не думать, что эти губы вытворяли несколько минут назад. Джаред увлажнил его пальцы языком и выпустил изо рта с пошлым хлюпающим звуком.

- И ты будешь вбиваться в меня, как в последний день своей жизни, - зашептал Дженсен на ухо Джареду, опустил руку вниз, мимолетно мазнув по бедру, просунул мокрые пальцы ему между ног, под мошонку, и нажал на отверстие, не проникая внутрь, но этого хватило, чтобы Джаред бесконтрольно затрясся под ним. - А потом ты кончишь.

И когда Дженсен скользнул внутрь, совсем неглубоко, одним пальцем, Джаред надрывно вскрикнул и кончил, так и не дотронувшись до своего члена. Кажется, это был один из самых улетных моментов в жизни Дженсена. Джаред смотрел абсолютно дикими глазами и до боли сжимал его руку. Дженсен успокаивал его тихим шепотом и нежными поцелуями, пока он, наконец, не расслабился.

- Бо-оже, - сумел выговорить Джаред несколько минут спустя, подтянул Дженсена поближе и целовал его до тех пор, пока тот не рассмеялся, зарывшись пальцами ему в волосы.

Затем Джаред устроил Дженсена поудобнее рядом с собой и обнял его обеими руками.

- Та-ак, - начал он, ухмыляясь, и наклонил голову, поймав взгляд Дженсена. - А ты грязно играешь. Я даже не знал, что могу такое вытворить.

- Заткнись, - сказал Дженсен, усмехнувшись в ответ. – Не у меня одного тут грязные фантазии.

- Нам надо поработать над этим, - промурлыкал Джаред, чмокнув Дженсена в уголок губ. А потом на его лице вдруг промелькнуло сомнение.

Дженсен погладил его по щеке.

- У нас масса времени, - сказал он.

- Я, эм-м, - начал Джаред, краснея. И да, только Джаред мог подумать, что все не ясно и так, без дурацких разговоров. – Я давно этого хотел.

- Да уж, - насмешливо отозвался Дженсен, - я, знаешь ли, понял это, когда ты завел привычку дрыхнуть на мне.

- Ох, отвали, - сказал Джаред, подавив зевок, и толкнул Дженсена плечом. – Ты не особо возражал, чтобы быть маленькой ложкой, вообще-то. – Его улыбка была такой довольной и сияющей, что Дженсен отстраненно порадовался, что поблизости не ошиваются никакие подозрительные медсестры.

- Конечно, - ответил он приторным голосом, - это потому что я спал.

Джаред, похоже, хотел съязвить на этот счет, но не смог подавить зевок. Дженсен вдруг подумал, что они оба не спали с шести часов утра вчерашнего дня, и уже чертовски поздно, даже если завтра и выходной.

- Нам надо поспать, - пробормотал он, положив голову Джареду на плечо, у того во взгляде все еще читалась легкая неуверенность.

- Отличная идея, - согласился Джаред. Дженсен взял его за руку здоровой рукой, переплетя пальцы.

- Я же сказал, что останусь, - сказал он с улыбкой, и Джаред улыбнулся в ответ, сжав его ладонь.

Дженсен завернулся в одеяло, заняв свое уже привычное место на широкой кровати Джареда, в кухне тихо шебуршились собаки, с улицы доносился шум проезжающих машин. Джаред потушил свет и лег рядом с Дженсеном. Никто из них не потрудился надеть нижнее белье или собрать разбросанные по полу вещи. Джаред задремал, его дыхание стало глубоким и ровным, оно обволакивало и убаюкивало Дженсена, пока он и сам не уснул.

Проснувшись на следующее утро, он совсем не удивился тому, что Джаред обнимал его, тесно прижавшись со спины, Дженсен уже начал привыкать к этому, и ему нравилось встречать утро вот так: тепло и уютно. Когда Джаред завозился, просыпаясь, Дженсен подсознательно ждал, что тот отодвинется – это тоже была своего рода привычка.

Так что Дженсен был слегка поражен, когда Джаред потерся носом о его плечо.

- Ты проснулся? – прошептал тот, обдав кожу теплым дыханием, и Дженсен повернулся, улыбаясь.

- Привет, - пробормотал он. А потом они долго, лениво целовались.

- Доброе утро, - сказал Джаред.

- Ты же не собираешься списать все на действие таблеток? – спросил Дженсен, выгнув бровь. Джаред рассмеялся и поцеловал его снова.

- Нет, если только ты не думаешь, что я обознался и принял тебя за бывшую подружку, - ответил Джаред, нежно прикусив мочку его уха, заставив Дженсена вздрогнуть.

- Я абсолютно уверен, что ты не мог обознаться, - сказал Дженсен, приподнявшись на локте. – Разве что «подружка» для тебя действительно очень растяжимое понятие.

Джаред надавил ладонью ему на живот, заставив лечь на спину, и прошептал ему в висок:

- О да, так и есть.


Конец



Сказали спасибо: 285

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1414