ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
942

Нецелованный

Дата публикации: 14.12.2013
Дата последнего изменения: 14.12.2013
Автор (переводчик): Hank Stamper;
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ; кинк; ООС; ПВП; романс; юст;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Примечания: Джаред не совсем друг отца Дженсена, обоснуй на заднем плане, на переднем, как водится, юст и ПВП Дженсен не такая нежная няшка, а Джаред и вовсе страдает синдромом Гумберта.
Саммари: На фик меня вдохновила заявка: Очень молоденький Дженсен живёт с отцом, с которым у него постоянно возникают какие-нибудь проблемы. Джаред друг отца Дженсена, Дженсен частенько убегает из дома к Джареду. Дикий юст со стороны Джареда, высокий рейтинг, Джаред/Дженсен

За сетчатым проёмом маячил силуэт в мешковатой одежде - посеребрённый светом фонаря вихрастый затылок, сгорбленные под тяжестью рюкзака плечи, шмотки будто бы специально на размер-два больше, чем нужно, скрадывали узкую мальчишескую фигуру. Джаред вздохнул и отпер дверь.

- Опять? - вместо приветствия поинтересовался он.

- Угу, - Дженсен просочился мимо него, обдав привычным запахом фруктовой жвачки и имбирного пива. Прошёл в гостиную, покосившись на экран телевизора, швырнул рюкзак на пол и со стоном упал на диван. В тусклом свете ночника Джаред разглядел сизое пятно под левым глазом и кровоподтёк на нижней губе.

- До понедельника у тебя побуду, ага? - равнодушно спросил Дженсен, пялясь в телевизор. - Как раз проспится и на работу свалит, чтоб его.

Джаред вздохнул. Дженсен упрямо не сводил взгляд с экрана, на котором беззвучно двигались нелепые тени, жевал губу, обдирая засохшую бурую корочку, высасывая кровь. Весь закрытый, зажатый, рукава свитера натянуты на ладони, джинсы висят мешком по последней подростковой моде… Джаред знал, что Дженсену через неделю стукнет восемнадцать, но сейчас он выглядел года на три моложе. Совсем ребёнок. И дури примерно столько же.

- Пиво есть? - поинтересовался Дженсен, по-прежнему не глядя на Джареда.

- Обойдёшься. Молока налить?

Дженсен фыркнул, покосился левым глазом, который уже начал заплывать.

- Тоже мне, мамочка.

Джаред отвесил ему лёгкий подзатыльник, вскользь по волосам, машинально отметив, насколько они мягкие.

- Поговори мне тут. Я постелю тебе в гостевой спальне.

Дженсен еле заметно кивнул, снова уставился в телевизор.

- Отец опять нажрался, - сообщил он в пустоту. - К Маккензи полез, давай на неё орать, что она шалава и всё такое… Ну, я и вступился.

- Я так и понял.

Дженсен усмехнулся, слизнул кровь с губы.

- Привык уже, да?

- К сожалению.

Дженсен вытянулся на диване, закинув ноги на сидение. Пристроил голову на валик, задрал подбородок, разглядывая стену кверх ногами. Джаред отвернулся. Он не мог смотреть на его горло, острый кадык, натягивающий нежную кожу, мягкие очертания губ… Каждый раз, когда Дженсен являлся к нему домой, посравшись с отцом и всем миром до кучи, Джаред готов был сбежать от него на край света. Оставить ему ключи, жрачку, койку - и смыться хоть в соседний штат, хоть к чёрту на рога.

Тридцать и почти восемнадцать, ага. Отличная дружба получается, по всем параметрам. Дженсен к нему в гости зачастил после того, как Джаред по доброте душевной пару раз подвозил в дупель пьяного Эклза-старшего к нему домой: тот любил по пятницам захаживать в бар “У Джей Ти”, которым владел Джаред. Дженсен встречал их на пороге, матерился не по-детски, благодарил Джареда так, словно ему было дико стыдно это делать. Поначалу их отношения этим и заканчивались - Джаред ехал обратно в бар и старался забыть об этой неблагополучной семейке, но Дженсен заявлялся за полночь, перед закрытием. Молчал, дулся отчего-то, просил пиво, но Джаред наливал ему колу. Так и сидели - Джаред с виски, Дженсен - с шипучкой, пили, разговаривали. Жизнь у паренька была не сахар, конечно, с таким-то папашей, но он не ныл, не жаловался. На дружбу даже не напрашивался, хотя Джаред сам поначалу ему предложил: мол, станет совсем хреново, заходи в любое время. Дженсен тогда отмолчался, что-то буркнул на прощание, а на следующий день заявился к Джареду домой.

- Можно, я у тебя до завтра останусь? - спросил угрюмо, ковыряя порог мыском старого кроссовка, и Джаред сам не понял, как уже стелил постель на диване в гостевой комнате, а Дженсен валялся на его диване и бездумно щёлкал пультом, переключая каналы. Болтовня ведущего комик-шоу сменялась на бодрый рекламный речитатив, попсовые завывания - на тяжёлый рок, а пока Джаред возился на кухне, разогревая ужин, Дженсен так и уснул - под адские раскаты ударных и визг гитар.

Утром он ушёл в школу, как ни бывало, буркнув на прощание что-то типа: “Спсбо”.

С тех пор это стало традицей, которая сначала Джареда смутно раздражала, но пришлось смириться. Дженсену было явно несладко, плюс ещё возраст трудный, надо было уберечь парня от соблазнов быстро сменить опостылевшую реальность на лёгкий кайф от наркоты или алкоголя. Джаред сам не заметил, как втянулся: иначал интересоваться успехами в учёбе, кормил, давал мазь от синяков и пару раз даже порывался настучать папаше Эклзу по башке, но Дженсен свирепо ощерился, как боевой щенок, и заявил, чтобы Джаред, “мать его, не смел”.

Сам, мол, справлюсь, а ты мне только дай набраться сил и передохнуть.

Чем дольше тянулась эта история с ночными визитами, обычно - внезапными, - Дженсен не удосуживался позвонить и предупредить, - тем хуже себя чувствовал Джаред. Злобный волчонок вдруг, прямо на его глазах, стал превращаться в человека, а выдержать это испытание Джареду удавалось с трудом. Первый раз он разглядел Дженсена по-настоящему, когда тот, не зная, что Джаред стоит в дверях спальни, раздевался на ночь, путаясь в своих балахонистых шмотках. Джаред, если честно, просто уйти не успел - так и замер, вглядываясь в смутные очертания белеющего в полумраке тела: широкие плечи, внезапно подкачанный торс, гибкая сильная спина. Подростковая угловатость соперничала в нём с мужской, плавной и неторопливой вальяжностью, уже сейчас в Дженсене невооружённым глазом можно было разглядеть мужчину, которым он станет очень скоро.

Красивого мужчину.

Дженсен тогда словно почувствовал взгляд Джареда - обернулся, зыркнул своими глазищами, нахмурился, но ничего не сказал. А Джаред сбежал, как последняя трусливая сука.

С каждым чёртовым разом, когда Дженсен возникал на пороге и бурчал своё неизменное: “Првт”, чудовищное, неправильное влечение, которое, как дурное семя, зрело в душе и теле Джареда, становилось практически невыносимым. Джаред делал всё, чтобы вообще Дженсена не касаться, довольствовался воспоминаниями о прикосновениях к его плечу, руке, шутливо - по волосам, встрёпывая короткие светлые пряди на затылке… И один раз поймал себя на том, что лежит глубокой ночью в своей постели, сна ни в одном глазу, правая рука сжимает стоящий колом член, а мысли крутятся вокруг да около того, кто спал сейчас в соседней комнате. Всего-то пара шагов до двери. Всего-то пара дюймов толщины стены, разделяющей изголовья постелей.

Всего-то пара движений рукой до того, чтобы кончить, закусив тыльную сторону свободной ладони и уставившись в темноту.

Когда дело дошло до такого, Джаред запаниковал. В нём мучительно боролись нежность и тёмное, страшное желание, и, похоже, перевес был в пользу последнего. Когда Дженсен заявился к нему с подбитым глазом, отказался от молока и ушёл спать, едва закончился выпуск спортивных новостей, Джаред сбежал в душ и едва успел сделать движение рукой, как тут же кончил. От содеянного волосы дыбом вставали и чувство вины грызло изнутри, но безумное влечение к Дженсену затмевало всё остальное.

Джаред лёг в кровать и прислушался - из гостевой комнаты даже дыхания слышно не было, Дженсен спал очень тихо. Джаред натянул одеяло до пояса, закрыл глаза и попробовал уснуть, считая дурацких овец, но когда перед глазами запрыгали маленькие Дженсены, стало не до сна.

Тридцать лет. Ему, чёрт подери, тридцать лет, а у него крепко так стоит на малолетку, из-за которого можно загреметь всерьёз и надолго. Он, Джаред Падалеки, законопослушный гражданин, владелец собственного бара, ни одного привода в полицию, ни одного чёртова штрафа за неправильную парковку или превышение! Но лучше бы он был обременён такими грехами, нежели тем, огромным, тёмным и страшным, который жил в его душе и подчинял себе тело.

Джаред перевернулся на бок, подтянул сползающее одеяло и снова попробовал уснуть. И желательно так крепко, чтобы не проснуться, когда Дженсен утром будет уходить, хотя этот парень так шваркал входной дверью, что на ближайшем кладбище в паре миль мертвецы икали.

Сон не шёл ещё долго, и Джаред почти отчаялся, пока не вспомнил, что в холодильнике стоит початая бутылка кукурузного пойла, купленного у знакомого фермера, - лучшее средство от бессонницы. Он встал, босиком прошлёпал на кухню, прислушиваясь к звукам из спальни, открыл холодильник и плеснул себе на два пальца мутной желтоватой жидкости. Она обожгла горло, скатилась огненным комом к желудку, вскипела там и медленно улеглась; голова приятно закружилась, тело расслабилось, и можно было…

Чёрт!

Джаред резко обернулся, почуяв неладное: за спиной, привалившись к косяку, стоял сонный Дженсен, облачённый в белую майку и трусы. Встрёпанный, опухший со сна, совершенно не похожий на ершистого, угрюмого подростка, к которому Джаред привык. Он запоздало подумал, что ещё ни разу не видел Дженсена в таком виде - сонного, плохо соображающего, вялого как снулая муха и красивого, чёрт, какого же красивого…

В животе сладко потянуло, и Джаред невольно закрыл руками пах. Пижамные штаны оттопырились, но Дженсен, похоже, ни черта не видел.

- Пить хочу, - хрипло проговорил он, облизал губы и попёр на Джареда. Тот едва успел отскочить - Дженсен просочился мимо него к холодильнику, по хозяйски зашуровал там, согнувшись и оттопырив круглый зад в чёрных трусах. Джаред сглотнул и закрыл глаза. Его рука была в дюйме от бедра Дженсена. В каком-то жалком дюйме.

Дженсен вдруг выпрямился, шумно глотая молоко прямо из пакета, и Джаред застыл, когда белая струйка побежала из уголка рта Дженсена, закапала на пол. Дженсен прихлюпнул, бухнул пакет обратно на полку, утёр рот кое-как и качнулся, разворачиваясь.

И угодил прямо в объятия Джареда, который такой невинной подлянки не ожидал и отскочить просто не успел. Можно было бы оправдаться благими намерениями - поддержать падающего сонного мальчишку, - но все знают, куда именно выстлана ими дорога. Джаред врать умел другим, но не себе.

Дженсен обрушился в его дрожащие руки всей своей тёплой, сводящей с ума тяжестью, что-то сонно пробормотал и ткнулся носом куда-то в ключицу. Джареда затрясло в буквальном смысле слова - тело прошила волна дрожи, бёдра невольно подались вперёд и прижались к узким мальчишеским бёдрам, а ладонь сама легла на гибкую мускулистую спину.

- Дженсен? - прошептал Джаред, из последних сил пытаясь удержаться на плаву.

- М? - обдав кожу тёплым дыханием, буркнул Дженсен, который так и не открыл глаз.

- Дженсен, ты чего творишь?

- Спать охота, - отозвался этот чёртов мальчишка хриплым со сна баском, вибрируя горлом, и Джаред почувствовал движение мягких губ на своей коже.

- Пойдем, - пробормотал он, дурея от этого ощущения. - Пошли, Дженсен, чёрт бы тебя побрал, я провожу тебя в кро…

Дженсен замотал головой, с места не сдвинулся, только переступил босыми ногами и зябко поджал пальцы. Запрокинул голову, подставляя лицо жадному взгляду Джареда, снова лизнул припухшую нижнюю губу, не открывая глаз. Ресницы - как тёмные, густые тени. Абсолютная, страшная, неземная какая-то красота. Нельзя так.

- Что ты хочешь? - прошептал Джаред, гладя спину Дженсена, обтянутую тонким хлопком майки, борясь с мучительным искушением пробраться под неё и коснуться голой кожи. Стояк уже воспринимался как должное - Джаред просто сдался. Он только надеялся, что Дженсен, сомнамбула хренова, ничего не чувствует, ведь лунатизм - штука такая, что…

- У тебя стоит, - констатировал Дженсен, глаза по-прежнему закрыты, только улыбка распускается на губах - шальная какая-то, неправильная.

Джаред замер, но отпихнуть от себя мальчишку не смог. Так и держал, подхватив под спину, упираясь членом в пах Дженсена и чувствуя, что там тоже что-то… не то. Не должно так быть. Так… много и твёрдо. Боже всемогущий, у него тоже чёртов стояк, и это, решил Джаред, полный пиздец.

- Ты меня хочешь? - поинтересовался Дженсен хрипло.

- Дженс…

Дженсен открыл глаза - тёмные, зрачки заливают радужку, оставляя лишь тонкий зелёный ободок. Взгляд плывущий, с искорками пьяного, шального веселья. Даже синяк на припухшей скуле смотрелся странно гармонично.

- Думаешь, я слепой совсем? - проговорил он, улыбаясь, и Джаред почувствовал, что этот мягкий, изумительно очерченный рот лишает его последних остатков разума. - Думаешь, не вижу? Не чувствую ни хрена?

- Дженс, ты не понимаешь…

- Я не понимаю? О-о, чувак, ты меня очень. Очень. Плохо. Знаешь.

- К сожалению.

- Да ну? - Дженсен сделал крошечный шажок, влип в Джареда всем телом, положил руки на плечи. - Любишь ты так говорить… Вот это я влип так влип.

- Это я, блядь, влип, - прохрипел Джаред, попятившись, но Дженсен двигался, как будто танцевал, шаг в шаг, пока Джаред не упёрся спиной в стену. Дженсен практически распластался по нему, улыбаясь своим невозможным ртом, - медленный, весь какой-то заторможенный и от этого еще более желанный.

Джаред откинул голову назад, врезавшись затылком в стену, избегая прикосновения губ, - Дженсен, привстав на цыпочки, тянулся за поцелуем. Мазнул ртом по щеке - мягкие губы с шорохом прошлись по отросшей щетине - и Джаред застонал.

- Уйди... Блядь, Дженсен, богом прошу - уйди...

- А то что? - Дженсен замер в дюйме от его лица, руки ласкают шею, кошачья расслабленность в каждом движении. Будто маску сбросил, выскользнул из этого образа угрюмого подростка, как змея из кожи, явил личину соблазнительного, опасного инкуба. В голову Джареда полезли совсем уж безумные мысли - о подмене, о всяком таком... Он даже хотел спросить Дженсена, он ли это, но только рот открыл, как к нему прижались влажные губы.

Вот это и стало началом гребаного конца. Бездной, куда падаешь бесконечно.

Руки Джареда сами нашли и стиснули упругую задницу, он слепо наклонил голову и со стоном впился в подставленные губы. Языком пробрался во влажный рот, и Дженсен умело ответил - неудивительно, с такой внешностью в поцелуях можно начинать практиковаться с младых ногтей. Единственная связная мысль зудела в голове Джареда: Дженсен же никогда, черт подери, не рассказывал ему о своих подружках, но Джаред отчего-то был свято уверен в его натуральности. Ошибочка вышла.

Значит, мальчики. Кто? Сколько?!

Почему-то именно эта мысль хлестнула наотмашь, подгоняя, и Джаред озверел. Крутанулся на месте, разворачивая Дженсена спиной к стене, подхватил под задницу, и Дженсен обхватил ногами его бедра, вскинулся, упираясь руками в плечи, подставил шею и бесстыдно хохотнул. Джаред прихватил зубами, смял чуть солоноватую на вкус кожу, хотелось до крови, чтобы пометить как щенка, сделать своим. Дженсен ерзал, потираясь пахом, вскидывался, стонал в голос и снова сам, первый, искал рот Джареда, нагло лез языком, кусался и просил. Припертый спиной к стене, двигался так, словно уже трахался. Ноги сами понесли Джареда и его драгоценную ношу в спальню - как ему удалось почти вслепую добраться до кровати и уронить на неё Дженсена, не споткнувшись о мебель, Джаред понятия не имел.

Он замер, глядя на мальчишку, распростёртого поверх скомканного одеяла. Под тонкой белой тканью майки проступали тёмные напряжённые бугорки сосков, и Джаред не знал, за что уцепиться взглядом: то ли за эти соблазнительные маленькие холмики, то ли за полоску живота под задравшимся краем майки и крупную тёмно-розовую головку члена, торчащего из трусов. Дженсен приподнялся на локтях, улыбаясь, по нижней губе размазана кровь из ссадины, что делало его рот ещё ярче - будто накрашенным.

- Ты такой… смешной, - вдруг сказал он, глядя на Джареда. - Боишься?

- Дженсен, ты же понимаешь, что это всё не шутки…

- Чувак, мне почти восемнадцать, я с пятнадцати лет разбираюсь, что к чему. Неблагополучная семья, всё такое. - Дженсен усмехнулся. - И с тех пор, как я с тобой познакомился, я только о тебе и думал.

Джаред сглотнул.

- Угу, вот так. Вместо грёбаных формул в тетрадках рисовал тебя. Писал всякое, - Дженсен лениво потянулся, и Джаред подумал, что вот сейчас, в момент затишья, его бы выпиздить из кровати по-хорошему, заставить уйти и больше никогда не приходить. И чёрт с ней, с заботой, если она фальшивая насквозь и больше смахивает на желание обладать целиком и полностью.

- Но ты от меня бегал всё время. Не трогал никогда. Я подумал, что не нравлюсь тебе.

- Дженс…

- Я подумал, что ты просто хочешь мне папашу заменить. Возишься со мной… Мне это нахрен не нужно. Я даже хотел больше к тебе не приходить, но не смог.

Джаред закрыл глаза. Это не мальчишка, думал он, это грёбаный вампир. Чудовищная смесь невинности и разврата. Как же он этого не видел, господи, как….

- Эй, посмотри на меня.

Джаред посмотрел. Обмирая, дрожа от захлёстывающего тело и разум желания. Дженсен протянул ему руку вечным как мир, зовущим жестом. И Джаред опустился на кровать и пополз к нему.

Дженсен откинулся на подушки, притягивая Джареда за шею, подставил губы, и вкус крови на языке показался Джареду удивительно сладким. Он скользнул ладонями по бокам Дженсена, задирая майку, и мальчишка выгнулся, подставляясь. Узкая талия, плоский живот с рыжей дорожкой редких волос - Джаред ткнулся носом в ямку пупка, втянул запах чистой кожи и смазки, зубами захватил и потянул волоски, и Дженсен зашипел. Джаред тут же зацеловал свой промах, губами провёл от пупка выше, лизнул впадинку между дугами рёбер, сгрёб майку ещё выше, чувствуя, как Дженсен обхватывает ногами его талию. Джаред зашептал что-то бессмысленно-ласковое, прикусил маленький, стоящий торчком сосок, втянул его в рот, и Дженсен застонал и выматерился хриплым, срывающимся на фальцет голосом. Вцепился Джареду в волосы и часто задышал. Отзывчивый. При всей своей развязности - не-це-ло-ван-ный.

- Сколько парней у тебя было? - прошептал Джаред, лаская языком тугой комочек. Дженсен дрожал и судорожно цеплялся за волосы Джареда, и не отвечал, и Джаред вдруг подумал, что ведь он мог и наврать, сыграть так хорошо, что поверить ничего не стоило… Видно же, чёрт, что с ним так никто и никогда, что для Дженсена это всё впервые. И даже если… что-то было, разве мальчишки способны на что-то, кроме поцелуев и обоюдной дрочки?

Целовался Дженсен отлично, чувствовался опыт. А всё остальное… Отбросить этот блядский развязный флёр - и останется сама невинность.

Джаред в панике затолкал эту мысль подальше - слишком опасно. Лаская губами, поднялся к шее, вдохнул аромат шампуня, исходивший от волос Дженсена, длинно лизнул вдоль бешено бьющейся жилки. Дженсен шумно втянул воздух носом, упёрся ладонями в плечи Джареда и попытался оттолкнуть.

- Что?

- Я… я не знаю.

Джаред поднял голову, обхватил ладонями лицо Дженсена. Глаза огромные, почти чёрные, бравады ноль, страх и желание вперемешку. Вот он, момент истины.

- У тебя кто-то был, Дженсен?

- Д-да…

- Расскажи.

- Вот ещё…

- Вы трахались?

- Мы… дрочили.

Джаред не смог скрыть улыбку.

- Сколько раз?

- Не знаю… Пять. Семь. Тебе вот не похуй?

Джаред легонько хлопнул его по губам.

- Не ругайся.

Дженсен зло блеснул глазами, завозился, пытаясь выбраться из-под Джареда, но безуспешно.

- Пусти. Не хочешь - так и скажи. Я к тебе таскался полгода, как мудак, вообще ни с кем не хотел, кроме тебя, думал, что ты тоже… Давай, говори: “Дженсен, тебе всего семнадцать, ты сам не понимаешь, чего хочешь”, - передразнил он. - Пошёл ты.

- Дженсен, Дженс… - Джаред мягко коснулся искривлённых в ярости губ. - Хорошо. Ш-ш. Я тебе верю. Докажи, что ты действительно хочешь. Покажи мне.

Судя по тому, как заблестели глаза мальчишки, Джаред его зацепил.

Он расслабился, позволил Дженсену выбраться, перекатился на спину и тут же почувствовал тяжесть на бёдрах - Дженсен оседлал его, триумфально улыбаясь. Поёрзал по прижатому трусами члену Джареда, который за всеми этими разговорами даже не опал, наклонился к лицу Джареда и вернул поцелуй. Джаред положил ладони на прохладные бёдра, погладил их, свёл руки на заднице, пробираясь под кромку трусов, стиснул упругую плоть. Дженсен выпрямился, стащил через голову майку, швырнул на пол. Широкие плечи, тонкие, но сильные руки, гладкая кожа, почти сияющая в тусклом свете ночника. Джаред захлебнулся ощущениями - визуальными, тактильными, их было слишком много и они были слишком непохожи на те, что он испытывал в своей жизни, ложась в постель с парнями, каждому из которых было явно больше двадцати.

Дженсен приподнялся, позволяя Джареду стянуть с себя трусы.

- Чувствую себя извращенцем, - прошептал Джаред, облизывая жадным взглядом узкие бёдра, рыжеватые волосы в паху, напряжённый член с крупной тёмной головкой.

- Ты и есть извращенец, чувак, - отозвался Дженсен, улыбаясь хитро. Вильнул бёдрами, Джаред застонал, сжал его задницу, пальцами скользнул между гладкими ягодицами. Дженсен вздрогнул, зажался.

- Неприятно?

- Непривычно…

- Давай по-другому, - прошептал Джаред. Скатил с себя слабо сопротивляющегося Дженсена, уложил рядом, мягко толкнул в бок, понуждая перевернуться на живот. Дженсен обернулся через плечо, обняв подушку. Глаза дикие, совершенно. Не знает, что его ждёт, но доверяет.

- Расслабься, - прошептал Джаред.

Дженсен вскинулся под ним, застонал в подушку, забился и даже пару раз лягнул, но Джаред надёжно зафиксировал мальчишку под собой, придержал за бёдра и ещё раз лизнул между ягодиц. Пощекотал плотно сжатую дырку, прошёлся языком широко, покусывая кожу, толкнулся внутрь. Дженсен зажался.

- Расслабься, Дженс, пожалуйста…

- Чувак, это сложно, - пробормотал Дженсен в подушку.

- Зато потом…

- Будет приятно, знаю-знаю.

На третьем заходе Дженсен, не стеняясь, застонал и попытался уползти. Джаред остановился. Это было чертовски сложно, потому что Дженсен наконец-то расслабился и позволил проникнуть языком в своё тело. Спокойно ему не лежалось - он извивался, вскидывался, ахал, стонал, ругался и снова стонал, а потом замер.

- Бля, я сейчас кончу, - сообщил он в подушку.

Джаред не стал ему говорить, что тоже близок к финалу. Без рук, лёжа между раскинутых ног Дженсена, потираясь стояком о матрас и представляя свой член там, где ему самое место, и дурея от смеси возбуждения, нежности и чувства стыда и вины, которые, к сожалению, никуда не делись. Но, что самое интересное, трахаться они не мешали. Чудеса.

Джаред окончательно счёл себя пропащим извращенцем, поставил на себе жирный крест и принялся выцеловывать гибкую спину Дженсена, тот ёжился и вздрагивал. Лёг сверху, подсунул руки под живот, нащупал твёрдый член и перекатился на бок, увлекая Дженсена за собой. Плотно притёрся к маленькой аккуратной заднице, потёрся носом о вставшие дыбом волоски на шее Дженсена, провёл губами по плечу, вдыхая чистый запах разгорячённого тела. Обнял поперёк груди, поласкал напряжённые соски, другой рукой скользнул по животу вниз, и член Дженсена дёрнулся в его ладони.

- Ш-ш, не так сразу, - прошептал Джаред на ухо мальчишке.

Не так сразу. Такое легко прошло бы с опытным парнем, но с Дженсеном, переполненным эмоциями, гормонами и страхом пополам с желанием, волшебные слова не сработали - он бешено задвигал бёдрами, всхлипывая, член заскользил в кулаке Джареда, пачкая смазкой пальцы, и Дженсен кончил с длинным гортанным стоном, заливая спермой руку Джареда, простыню и, кажется, даже стенку. Джаред обнимал его, пережидая, пока утихнет дрожь и успокоится дыхание, шептал на ухо какую-то чушь, пока Дженсен, отдышавшись, не рванулся сердито из его рук.

- Так, - сказал он, садясь и глядя на Джареда сверху вниз. - И это всё?

Джаред не выдержал и рассмеялся. Дженсен выглядел обескураженным, довольным и сердитым одновременно.

- Я же сказал, не так сразу.

Дженсен перевёл взгляд на всё ещё возбуждённый член Джареда, облизнул губы. Джаред замер. Он не смел ни шевельнуться, ни слова сказать, только беспомощно смотрел, как его мальчик, его Дженсен осторожно наклоняется и припухшими от поцелуев и ссадин губами обхватывает головку. И начинает медленно насаживаться ртом.

И здесь никакого опыта, подумал Джаред удовлетворённо и удержался, чтобы не засадить с размаху - всё-таки он небезосновательно считал, что у него действительно большой. Дженсен сосал не слишком умело, но очень усердно, прерываясь только на то, чтобы перевести дух и сглотнуть. Кайф то накатывал, то отступал, вторя движениям шустрого языка вдоль ствола, и Джаред поймал себя на том, что стонет, сжимая в ладонях голову Дженсена, шалея от тёплых упругих губ, мягкого и шелковистого рта, запаха, тяжести юного тела, и кончил, едва успев оттолкнуть Дженсена и сделать пару резких движений рукой. Дженсен, облизывая покрасневшие губы, заворожённо смотрел на вязкие струйки, пачкающие живот Джареда, а Джаред, медленно очухиваясь после взрывного оргазма, размышлял о том, что зря, наверное, не позволил себе кончить своему мальчику в рот.

Своему мальчику.

Господи боже.

Дженсен считал порыв Джареда сбежать - навалился сверху, заёрзал, пристроил подбородок на грудь и довольно заулыбался. Джаред растерянно обнял его, но глаза отвёл.

- Давай, скажи, что жалеешь, - самодовольно предложил Дженсен. - Скажи, что всё это неправильно, потому что мне всего…

- Дженсен.

В полумраке лицо Дженсена казалось юным и особенно нежным.

- Что?

- Ты издеваешься?

- Ага, - Дженсен довольно облизнулся. - И вообще, я только начал.

- Господи, - Джаред закатил глаза. Как там говорила героиня одной известной книжки? “Я подумаю об этом завтра?” Джаред решил, что точно подумает об этом завтра. И даже если ему придётся наложить на себя руки, осознав содеянное, или в лучшем случае свалить из города, чтобы больше никогда не пересекаться с Дженсеном даже случайно, сейчас - вот прямо сейчас, обнимая гибкое стройное тело его мальчика, - Джаред думал только об одном: как же ему, чёрт побери, повезло.


***

Дженсен ушёл раньше, чем Джаред проснулся, и несколько дней от него не было ни слуху, ни духу. Оставил после себя смятую половину кровати, пятно засохшей спермы на простыне, запах своего тела и призрачное ощущение тепла в объятиях. В баре не появлялся, не звонил - хотя и раньше-то он особенно не утруждал себя звонками. Джаред успел сто раз проклясть, мысленно распять, изничтожить и приговорить себя к медленной смерти. И одновременно он изнемогал от захлёстывающей нежности, желания снова и снова испытать то самое, бесценное чувство обладания. Не жалеть - желать. Не играть в папашу недоделанного. Не спрашивать ничего - давать самому, едва попросит. Любить, в конце концов. Лю-бить.

Это было невыносимо.

И когда Дженсен вновь появился у него на пороге - ранним вечером, необычно собранный и хмурый - у Джареда не осталось слов.

- Отца упекли на принудительное лечение, - сообщил Дженсен, перекидывая сумку с одного плеча на другое. Поднял на Джареда сумрачные зелёные глаза. - Я поживу у тебя?

Джаред ничего не смог ему сказать. Ни отказать - “Дженсен, так нельзя…”, ни согласиться. Дженсен привычно просочился мимо него, швырнул сумку на пол у дивана и улёгся, шаря в поисках пульта. Джаред застыл в дверях, прислушиваясь к гулким и частым ударам собственного сердца. Нужно было что-то сказать, но вот только что?

- У меня завтра день рождения, - вдруг сказал Дженсен, глядя в безмолвный телевизор.

Джаред почувствовал, как кровь вдруг бросилась ему в лицо.

- Что тебе подарить? - хрипло спросил он, и Дженсен перевёл на него взгляд. Чуть прищурился, словно что-то прикидывая.

И медленно, дразняще улыбнулся.

КОНЕЦ



Сказали спасибо: 345

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1418