ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
94

Популярная психология

Дата публикации: 28.06.2012
Дата последнего изменения: 28.06.2012
Цикл: На одном дыхании
Название оригинала: Pop Psychology
Автор оригинального текста: kkgee
Автор (переводчик): Юми-ко;
Ссылка на оригинал: http://kee.livejournal.com/17041.html
Статус: завершен
Рейтинг: --
Размер: драббл
Глава

Осознание.

Все началось со смеха.

Джаред смеялся, а Дженсен был пьян – ничего нового. Подобное случалось с ними каждый уик-энд в различных вариациях. Смеялся один из них, или оба сразу, и кто-то из них обязательно находился на различных стадиях алкогольного опьянения от «слегка навеселе» до «в стельку». Так что это был совершенно обычный ванкуверский вечер.

За исключением того, что у Дженсена был день рождения. И, на самом деле, он не так уж и много выпил. А Джаред находился на другом конце бара, Бога ради, не было никаких причин для того, чтобы Дженсен не слышал ничего, кроме его смеха. Но музыка внезапно затихла, и сколько бы ни распинался Розенбаум, Дженсен не обращал на него внимания.

Джаред снова рассмеялся, запрокинув голову назад, и взгляд Дженсена прикипел к его горлу. Он не мог разглядеть ямочки на щеках – было слишком далеко, – но и так знал наизусть, как они выглядят.

Он знал наизусть всего Джареда, до последней черточки.

От внезапного понимания закружилась голова. В баре вдруг стало слишком жарко, и легкое приятное подпитие сменилось мучительным спазмом: Господи, меня сейчас стошнит. Грохнув на стойку полупустую кружку пива, Дженсен слепо нашарил за спиной барный стул и, пододвинув поближе, неуклюже рухнул на него.

Проходивший мимо Майк остановился на полушаге.

- Ты в порядке, приятель?

Дженсен помотал головой.

- Кажется, мне уже хватит.

Потому что это все из-за алкоголя. Да, да, именно так. Дженсен не мог влюбиться в Джареда. А даже если бы и влюбился, то он не мог осознать это вот так, посреди бара, в котором пол усыпан опилками. Не в этой жизни. Дженсен был слишком осторожен и последователен для этого. Он всегда все тщательно обдумывал, никогда не торопился. Он не мог влюбиться в парня с кучей дурацких шапок, громоподобным смехом и с этими ямочками, будь они неладны.

Дженсен попытался собрать в кучу все трезвые клетки мозга и подумать логически. Он не привык повиноваться случайным всплескам эмоций.

И когда мысли привели Дженсена к неизбежному выводу, все краски моментально сошли с его лица.

Мать твою. Он влюблен в Джареда Падалеки. И это никакая не новость, не больше, чем их совместные посиделки по субботам. Просто вот уже несколько месяцев эта информация благополучно скрывалась у него в подсознании.

Сердце Дженсена заколотилось в приступе паники. Он понятия не имел, что делать дальше. Но Майк смотрел на него так внимательно, что Дженсен решил отложить анализ на некоторое время, иначе он рисковал выдать себя истерическим смехом, или просто выплюнуть свои внутренности Майку на ботинки.

Дженсен посмотрел туда, где сидели Джаред с Томом, и поймал ответный взгляд. Он не знал, что увидел у него на лице Джаред, но его улыбка угасла. Дженсен хотел встать, но Майк удержал его на месте.

А потом ему на затылок легла теплая, тяжелая ладонь Джареда. Дженсен опустил голову, стараясь подавить дрожь.

Джаред осторожно сжал его шею.

- Джен?

Он слишком боялся, чтобы что-то отвечать. Боялся, что если откроет рот, то выложит все как на духу.

Голос Розенбаума показался ему неестественно громким.

- Думаю, именинник слегка перебрал поздравлений. Или пива. Или и того, и другого. – Шутка вышла далеко не самая удачная, и никто кроме самого шутника не смеялся.

Джаред не отводил глаз от Дженсена.

- Хочешь уйти?

Дженсен много чего хотел. Но очень мало из этого он сейчас мог. На него навалилась усталость.

- Да.

- Тогда давай, пойдем.

Дженсен слез с табурета, слегка пошатываясь, Джаред обнял его одной рукой за плечи и повел к выходу.

По дороге он тихо рассмеялся.

- Завтра ты прочувствуешь все последствия.

«Если бы ты только знал», - подумал Дженсен.

Отрицание.

Крис звонил через каждые пару часов, как по расписанию, но Дженсен не брал трубку. Скорее всего, это был инстинкт самосохранения. Он хотел сделать вид, что ничего не изменилось, но знал, что если поговорит с Крисом, то просто не сможет. Кейн демонстрировал пугающе развитую интуицию, когда дело касалось Дженсена. Он, словно Оби-Ван, улавливал колебания Силы. Дженсен никогда не мог ничего скрыть от Криса, даже в телефонном разговоре.

Он вышел на балкон, захватив с собой пиво. В следующий раз, когда телефон зазвонил, Дженсен взял его в руку. Не было смысла оттягивать неизбежное.

Крис не стал заморачиваться с приветствиями.

- Ты меня избегаешь.

- Нет, вовсе нет. У меня было…

- Даже не пытайся мне врать, чувак. Я оборвал тебе телефон, хотел поздравить с днем рождения, а ты практически бросил трубку. Я знаю, что ты тогда перебрал с выпивкой, но это не оправдание. А потом ты два дня не отвечал на звонки. Все это вместе уже тянет на серьезную фигню, Дженсен.

- Извини.

- Что с тобой происходит?

- Ничего.

- Так я и поверил.

- Ты ничего не можешь сделать.

- А, так ты собираешься продолжать в том же духе? Хочешь, чтобы я вытягивал из тебя правду клещами? Ладно. Давай сыграем в игру. Это больше, чем хлебница?

Дженсен рассмеялся.

- Можно и так сказать. И почему, черт возьми, именно хлебница?

- Если б я сам это знал, - в голосе Криса слышалась усмешка. – Значит, это больше хлебницы, да? Дай-ка подумать.

Дженсен начал напевать саунд-трэк из телевикторины.

Крис фыркнул.

- Ладно, я даже сформулирую для тебя вопрос. Ты встретил симпатичного парня? Из-за этого весь сыр-бор?

Чертов Кристиан Кейн со своим чертовым паучьим чутьем.

Дженсен поковырял этикетку на бутылке с пивом.

- Не совсем так.

На том конце линии повисло долгое молчание, затем донеслось только:

- О.

- Крис…

- Так до тебя наконец-то дошло. А я-то все думал, когда ты уже поймешь.

- Ты знал?

- Естественно, знал. Я же твой лучший друг. Я видел, как ты на него смотришь.

- Даже я сам не знал. До своего дня рождения.

- Ерунда, Дженсен. Возможно, ты не хотел себе признаваться. Но ты знал.

Дженсен вздохнул.

- Я просто увлекся. – Он внутренне сжался, понимая, как жалко это прозвучало. И уж конечно, Крис тоже это понимал.

- Дженсен.

- Я чертовски сильно увлекся. Вот и все. И я переживу это, точно так же, как пережил того учителя в четвертом классе. – Он сжал телефон крепче. Ему очень нужно было, чтобы Крис согласился с ним сейчас. Потому что если это действительно любовь, то она безнадежна, и Дженсен не знал, как с этим жить. – Это просто увлечение, Крис.

- Ну, если ты так говоришь. – Крис сказал Дженсену то, что он хотел услышать, хотя, наверное, ни капли в это не верил. Дженсен и сам не верил, но он оценил усилия друга.

Ни один из них не стал озвучивать очевидное.

Сублимация.

Дженсен любил и одновременно ненавидел Дина Винчестера. Положа руку на сердце, пока что это была его лучшая роль. Но, черт, она доставалась ему совсем не легко. С физическими нагрузками и синяками Дженсен мог справиться, но вот эмоции лишали его сна.

В некотором роде Дин не слишком отличался от Дженсена. Он часто руководствовался инстинктом, а не разумом. Он мог быть опрометчивым, безрассудным, неистовым. Зато так же с головой окунался в работу и был способен прощать ошибки. Он любил яростно и без ограничений.

Дженсен обладал теми же качествами.

После двух лет, что Дженсен играл Дина, входить в образ было почти так же просто и естественно, как дышать. А вот вернуться обратно было гораздо труднее.

Пока снимали последние три эпизода сезона, Дженсен спал в среднем по четыре часа в сутки. Эпизод «Что есть, и чего не должно быть» буквально вывернул Дина наизнанку, и Дженсена вместе с ним. Джаред смотрел на него все более обеспокоенно, когда передавал по утрам кофе по дороге на съемочную площадку.

Джаред ничего не спрашивал. А Дженсен ничего не говорил. Но он чувствовал, что Джаред за ним наблюдает. Он знал, что если ему станет слишком трудно, Джаред будет рядом.

Они снимали сцену смерти Сэма, и, черт, это был сущий кошмар – Джаред, безвольно повисший на руках у Дженсена. Но Дженсену предстоял еще монолог во второй части, и это было едва ли не хуже. Он был уверен, что эта проклятая сцена его доконает. В запасе было еще несколько дней, но Дженсен не мог перестать думать об этом, не мог сбросить с себя напряжение.

На следующее утро во время прогона Сара с Бобом обсуждали варианты ракурсов. Должно быть, финальная сцена обещала выйти поразительной, потому что Сара все говорила и говорила, не в силах остановить поток слов.

Она разве что на стуле не подпрыгивала от нетерпения.

- Вот подожди, ты еще посмотришь, Дженсен. Это просто великолепно. Все три моих любимых персонажа потрясающе впишутся в кадр.

- Прошу прощения? – Большую часть сцены он помнил смутно, но был уверен, что в кадре должны быть только они с Джаредом.

Боб улыбнулся.

- У Сары есть теория.

Сара ткнула его в плечо.

- Это блестящая теория!

Боб кивнул в сторону Дженсена.

- Ну так, поделись с аудиторией.

- В каждой сцене, где задействованы Сэм и Дин, есть три ключевых фигуры: Сэм, Дин и их отношения. Вот почему мысль о том, чтобы снимать общую картину вместо крупных планов была гениальной.

Это была правда, но Дженсен знал, что кое-что еще. В каждой такой сцене, кроме Дина и Сэма с их отношениями, были еще Дженсен и Джаред и их собственные отношения.

В реальном мире у Джареда была Сэнди. Какие бы чувства ни испытывал к нему Дженсен, он не стал бы раскачивать лодку. Они оба заслуживали лучшего, и Дженсен ни за что не смог бы строить свое счастье за счет чужого. Он был не из таких. Но, может быть… может быть, если Дженсен будет очень осторожен, то сможет перевести часть своих эмоциональных проблем на Дина, вместо того, чтобы, как обычно, поступать наоборот.

Два дня спустя Ким приказал всем лишним очистить площадку. Джаред растянулся на грязном матрасе, рассмеявшись, когда Маннерс сказал ему изображать труп. Затем Ким дал команду начать, и Дженсен сделал глубокий вдох.

Он вложил тогда в свою игру все, что чувствовал. В прерывающемся голосе то и дело проскальзывал техасский акцент. Это Дженсен тогда кричал в один голос с Дином:

- Что я должен делать?

Было чертовски больно, но потом пришло освобождение. Дженсен влюбился в Джареда. И если он может показать это только так, только через любовь Дина к Сэму, то так тому и быть.

Он был согласен на все.

Замещение.

Во время хиатуса Дженсен делил свое время между Ричардсоном и Лос-Анджелесом. У него не было проектов на лето, но он именно этого и хотел. Ему нужно было время, чтобы прийти в себя, чтобы отдохнуть. Побыть вдалеке от Джареда.

Джаред тоже разрывался между Техасом и Калифорнией. Приходилось маневрировать, но Дженсену всегда удавалось вовремя оказаться в другом штате. Джаред до сих пор ничего не заподозрил, и он держал пальцы скрещенными наудачу.

Он не хотел говорить об этом.

В Техасе Дженсена ждали долгие ленивые дни и барбекю по фирменному рецепту его деда. Он проводил со своей семьей больше времени, чем за все последние годы. Ему это нравилось, он очень любил их всех. Любил чувствовать, что он дома, быть окруженным людьми, которые знают его с самого детства, и понимают, что все, что ему нужно – это восстановить силы. Но это была палка о двух концах. Две недели спустя мама начала бросать на него понимающие взгляды и задавать наводящие вопросы. Дженсен тут же убрался в Лос-Анджелес, прежде чем она смогла расколоть его, как орех.

Если он скажет ей, то все станет правдой.

В Калифорнии он каждую ночь зависал по клубам, слушал музыку и танцевал до утра – просто человек в толпе незнакомцев. Еще он флиртовал во время танцев, чего не позволял себе уже многие годы, но никогда дело не доходило до чего-то большего. Дженсен всегда уходил домой один. Если он чего-то ждал, или берег себя для кого-то, то никогда бы не признался в этом.

Даже самому себе.

Был вечер субботы, и Дженсен решал, пойти куда-нибудь или остаться дома. Потерять себя на несколько часов или получить слишком много времени на раздумья. Ему было до такой степени все равно, что он уже собирался бросить монетку, но тут зазвонил телефон.

Это был Джаред.

Джаред сыпал словами так быстро, словно хотел восполнить дефицит общения всех последних четырех недель за пять минут. Дженсен даже не был уверен, что ему хватает времени вздохнуть. На заднем плане слышно было, как лают собаки.

По голосу было понятно, что Джаред улыбается.

- Думаю, они понимают, что я разговариваю с тобой. Они, наверное, тоже по тебе скучают.

Дженсен с трудом сглотнул.

- Тоже?

- Ну да, конечно. Я по тебе скучаю. А ты по мне разве нет? Мы проводим бок о бок девять месяцев в году. Это странно, чувак. То, что тебя нет рядом, что я не могу рассказывать тебе все ,что приходит в голову. Ты все еще в Лос-Анджелесе? Может, пообедаем вместе?

Дженсен мучительно искал какое-нибудь оправдание, лишь бы не идти на этот обед с Джаредом и Сэнди, но Джаред неожиданно сам помог ему в этом.

- Извини, друг, мне пора. Сэнди звонит. – Что-то зашуршало, словно Джаред прикрыл трубку рукой. – Минутку, детка. – Но Дженсен услышал все четко и ясно, и просто не смог повесить трубку достаточно быстро.

Через час Дженсен был в клубе, одетый в черную кожу, как человек, у которого есть определенная цель. Сегодня он не танцевать пришел.

Он быстро нашел то, что ему было нужно. Парня звали Даррен. Они перешли на танцпол, и Дженсен позволил ему вести. Одну песню, потом другую. Дженсен вспотел, он сильно нервничал, и у него в голове крутилось слишком много всего. Когда Даррен, приподняв брови, кивнул в сторону двери, он решил: к черту все.

Даррен был высоким, симпатичным шатеном. Он смеялся громко и свободно, но Дженсену его смех казался каким-то неправильным.

Он не хотел об этом думать.

Не тогда, когда он ехал по улицам вслед за машиной Даррена. Не тогда, когда они сшибали мебель по дороге в его спальню. И, конечно, не тогда, когда тот стащил с него кожаные штаны и повалил на кровать. Подготовка была слишком торопливой, но Дженсен не возражал, он хотел, чтобы было больно. Его член стоял как каменный, но возбуждение странным образом не затрагивало мозг. В этом не было истинного удовольствия. Даррен толкнулся в него, и Дженсен закрыл глаза, скомкав в кулаке простынь.

У него никогда еще не было так пусто на душе.

Формирование реакции.

В начале третьего сезона Винчестеры отдалились друг от друга, и Дженсена это более чем устраивало. Мелкие особенности поведения Джареда действовали ему на нервы. Его причуды, которые раньше либо развлекали Дженсена, либо, на худой конец, их можно было проигнорировать, теперь просто выводили его из себя.

Джаред шумел. Все время. Он не мог усидеть на месте. Не мог заткнуться. Дошло до того, что Дженсен стал прятаться у себя в трейлере, чтобы получить хоть немного покоя. Но даже это не всегда срабатывало. Иногда Джаред просто шел за ним и падал рядом на диван.

Джаред не питал никакого уважения к личному пространству. И если было время, когда Дженсену это нравилось в нем, то сейчас он не хотел об этом вспоминать. Каждый раз, когда Джей подходил слишком близко, он напрягался, словно в ожидании удара.

Конечно, Джаред заметил. Все заметили. Даже новый осветитель, который вышел на работу только неделю назад. Сперва Джаред вел себя так, будто это шутка, он усилил нажим, пододвигаясь каждый раз, когда Дженсен отстранялся. Но спустя неделю холодной отчужденности даже он потускнел. Дженсен достаточно поработал над собой, и теперь все, о чем он мог думать, это чертово время.

Это пришло ему в голову, когда снимали «Законы в Белло». У макета тюремной камеры не хватало одной стены, но Дженсена все равно охватила клаустрофобия. Ему показалось, что ту сцену снимали несколько часов: они с Джаредом на койке, бедра Джареда прижаты к его. Дубль за дублем кто-то лажался. Сперва Малик, потом Джаред, потом проклятый микрофон попал в кадр. Когда Джаред в десятый раз прошелся насчет эректильной дисфункции, Дженсен не выдержал.

- Ты можешь хоть одну минуту побыть серьезным, чтобы мы досняли этот гребаный дубль? Или я слишком много прошу?

Джаред отпрянул от него практически с ужасом, на площадке повисла тяжелая тишина. Потом Джаред наклонил голову и встретился с ним взглядом, его скулы слегка покраснели.

- Нет, Дженсен. Это не слишком много.

Они сняли сцену со следующего дубля. На этот раз Джаред ушел первым.

У Дженсена сдавило горло, он как никто ужаснулся собственному поведению. Ему было плохо. Он задержался только чтобы извиниться перед Кимом, а затем поспешил за Джаредом.

Он догнал его на полпути к трейлерам, схватил за руку и попытался развернуть к себе. Джаред остановился, но не повернулся. Дженсен не отпускал.

- Мне очень жаль. Прости, Джаред, ты этого не заслужил.

- Что я такого сделал, чтобы это заслужить?

Дженсен не знал, что сказать, у него не было подходящего ответа на этот вопрос.

- Джей.

- Ты ведешь себя так, будто больше не выносишь меня, Дженсен. Я просто хочу знать, почему. – Джаред наконец повернулся, его глаза влажно поблескивали. И, черт, это был удар в самое сердце.

Джаред ни в чем не был виноват.

- Это все из-за меня. Дело во мне. Я скотина. У меня кое-что не ладится, и я сорвался на тебе, черт, мне так жаль, Джей.

Джаред все еще смотрел на него с сомнением, и Дженсен подумал, что умрет, если он разрушил их дружбу. Он шагнул к Джареду и обнял его так сильно, как только смог. Мгновение тот оставался напряженным, но потом поднял руки и стиснул Дженсена в ответ, так же крепко.

Кожаная куртка Дина заглушала его голос.

- Что я могу сделать?

Дженсен очень старался сдержать эмоции.

- Прости меня.

- Нет. Я имею в виду то, что у тебя не ладится. Чем я могу помочь?

Дженсен сжал его крепче.

- Ты уже помогаешь.

Осмысление.

Дженсену пришлось причинить боль Джареду, чтобы понять, какой ущерб он наносит себе и окружающим, пытаясь убежать от своих чувств. В этой гонке не могло быть победителя. Его чувства – это часть его самого, и куда бы он ни бежал, ему от них не скрыться.

Может, со временем, они исчезнут. Может, он сможет разлюбить, хотя это гораздо труднее, чем влюбиться. Может, наступит день, когда он посмотрит на Джареда и не захочет большего.

В то самое время Дженсен решил стать ему лучшим другом. Он очень старался снова завоевать доверие Джареда. Джаред до смешного легко вернул его. Искренние извинения, сбивчивые объяснения – они обнялись, и, кажется, Джареду ничего больше не требовалось, чтобы все стало как прежде. Дженсен решил, что никогда не станет принимать это как должное. Он не поступится тем, что у них было, ради призрачной надежды на что-то большее. Это того не стоило.

Осень принесла разговоры о забастовке сценаристов. Напряжение нарастало, это затрагивало всех. Шоу всегда держалось на зыбкой почве, и подобные вещи могли стать для него фатальными. Когда Джаред начал нервничать и беспокоиться о будущем, Дженсен оставался спокойным. Они всегда дополняли друг друга, находили свой собственный баланс. Джареду нужен был Дженсен, чтобы удерживать равновесие, и это именно то, что он собирался делать.

Когда с забастовкой было покончено, они пошли и напились в хлам. То есть, Джаред напился, а Дженсен весь вечер цедил одну кружку пива. Очень медленно. Намеренно терять над собой контроль в присутствии пьяного Джареда Падалеки было бы монументальной глупостью. Даже если это и было очень заманчиво.

Дженсен теребил корзинку с арахисом в центре стола, когда Джаред оторвался от шестой по счету кружки и поднял на него взгляд.

- Такое ощущение, что постепенно все уплывает у меня из рук.

- Джей.

- Нет. Серьезно. Все вышло из-под контроля. Это может изменить всю нашу жизнь, Джен. И мы ничего не можем с этим поделать.

- Что бы ни случилось, все будет в порядке. Я знаю.

- Да. Наверное. Я просто хочу… это моя жизнь. Должно же быть хоть то-то, что я могу сделать.

- Ты поймешь, когда будет случай, Джей.

Через несколько дней они были на конвенции в Чикаго. Настроение Джареда значительно улучшилось. Сэнди была рядом, и он говорил, что собирается использовать перерыв в работе, чтобы съездить домой, а потом, возможно, в Европу. Дженсен считал, что это отличная идея. Конвенция закончилась, и они все вместе полетели в Даллас, Дженсен составлял компанию Джареду и Сэнди, пока они дожидались своего рейса в Сан-Антонио. Они простились перед контрольно-пропускным пунктом.

Джаред притянул Дженсена к себе и обнял.

- Я позвоню тебе с Эйфелевой башни.

Тот рассмеялся.

- Смотри не забудь.

Альтруизм.

На этот раз Дженсен отправился в Техас. Никакого Лос-Анджелеса, никаких клубов, никакой черной кожи. Он переступил через это. Они с Джаредом перезванивались каждые несколько дней, и все время писали друг другу смс-ки.

Дженсен отоспался и прочитал несколько хороших книг. Он перенес понимающие взгляды матери, и даже ответил на пару вопросов. Она знала, что в его жизни кто-то появился, но Дженсен не мог заставить себя сказать ей, кто.

Через три недели после Рождества его телефон зазвонил посреди ужина. Он вытащил его из кармана и хотел отключить, но на экране засветилась фотография Джареда. Дженсен извинился и ушел на кухню, чтобы ответить на звонок.

- Только не говори, что на самом деле звонишь мне с Эйфелевой башни.

- Я сделал это! Ах, Боже мой, Джен. Я на самом деле это сделал.

Восторг Джареда ясно ощущался даже через тысячи миль по беспроводному соединению. Что бы он там ни сделал, это должно было быть что-то очень хорошее. Дженсен улыбнулся, сам не зная, почему. Джаред казался счастливым. Не нервничал, не беспокоился, не боялся. Просто был счастлив.

- Что ты сделал, Джей?

- Предложение. Ну, знаешь, опустился на одно колено, взял кольцо и предложил ей выйти за меня. Черт, она разрыдалась, представляешь? Неужели я настолько хорош?

Оказывается, когда надежда выскальзывает из рук и разбивается на сотни мелких осколков, это очень громко. И еще громче, если вы даже не подозревали о ней. Джаред говорил еще что-то, но Дженсен не мог ничего услышать сквозь звон в ушах.

Он чувствовал себя так, будто его выпотрошили. Комок размером с сердце застрял в горле, в глазах жгло. Дженсен знал, что нужно закончить разговор, прежде чем он рассыплется на куски.

Джаред говорил:

- … В «Городе Света», чувак. Разве не круто?

Усилием воли Дженсен подавил дрожь в голосе, призвав на помощь весь свой актерский опыт, и молился о том, чтобы Джаред ничего не услышал, кроме добродушного поддразнивания.

- Так она согласилась, я полагаю?

И, должно быть, у Дженсена все получилось, потому что Джаред засмеялся.

- Да. Она согласилась. Я женюсь, Джен. Ты можешь в это поверить?

- На самом деле нет. Но дай мне немного времени, и я привыкну к этой мысли. – Это была убийственная правда, прикрытая мягкой интонацией, и Джаред даже понятия не имел об этом. Дженсен заслужил гребаную Эмми. – Поздравляю, Джей. Если ты счастлив, я счастлив тоже.

Может быть, в один прекрасный день это станет правдой.

Они попрощались. У Дженсена тряслись руки, когда он нажимал на «сброс». Он стоял неподвижно, пропуская через себя все, что произошло. Затем бездумно повернулся и увидел мать, стоявшую в дверях кухни, на ее лице было написано беспокойство.

- Джаред женится.

Дженсен попытался выдавить улыбку, но не смог. Самообладание, которое он так отчаянно поддерживал во время разговора с Джаредом, покинуло его. Ему будто снова было десять лет.

- Мама…

Она подошла к нему.

- Ох, малыш, мне так жаль. – Она обняла его, и Дженсен уткнулся ей в плечо, приглушенно всхлипнув. – Все хорошо. Все наладится.

Когда Дженсен учился в четвертом классе, он верил ей безоговорочно.

Но не теперь.


Конец.



Сказали спасибо: 142

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1399