ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
926

Я всегда буду рядом!

Дата публикации: 15.11.2013
Дата последнего изменения: 22.12.2013
Автор оригинального текста: ~bloody~
Автор (переводчик): ~bloody~;
Бета: Loreanna_dark
Пейринг: J2; ДДМ / Дженсен; ОМП / Дженсен;
Жанры: J2 в детстве; ангст; АУ; драма; кинк; нон-кон; херт/комфорт;
Статус: завершен
Рейтинг: --
Размер: миди
Предупреждения: насилие, изнасилование, нецензурная лексика, ченслэш, секс с несовершеннолетними
Примечания: Текст может являться в некоторых местах сквиковым, достаточно много описаний насилия, присутствует сцена изнасилования и прочее. Читать на свой страх и риск. Автор сильно углубился в свои кинки, но всё же вас предупредил. Рейтинг здесь NC-21, и поставлен он за чрезмерную жестокость и за само насилие.
Саммари: Стать участником секты - это ещё полбеды. Но стать участником секты маньяков, которые устрашают и терроризируют весь Даллас на протяжении вот уже многих лет - вот это, действительно, крайне тяжелая ситуация…

Пролог

«Я…» - начал писать Дженсен, но не смог найти подходящих слов. Вновь чиркнул ластиком по странице. Что писать дальше? Что за глупая идея возникла у него в голове - записать всё в эту чертову тетрадь?! Как вообще люди пишут о чем-то?
Где-то и очень давно Дженсен слышал, что если записать то, что тебя беспокоит, в тетрадь, на лист да и вообще - хоть куда-нибудь, от этого обязательно должно стать легче. Только у него всё равно какая-то херня получается... Он даже представить себе не может, как можно выговаривать всё наболевшее обычному листку бумаги. Он что, выслушает тебя, что ли? Бред… Нет, однозначно надо найти дебила, который придумал этот способ!

Дженсен злился, не на шутку так злился, ведь никаких других вариантов у него, по сути, и не было. Только этот лист, карандаш и ластик. Ну, еще где-то там завалялась давно забытая бутылка дешевого виски…
Ну, а впрочем, фиг с этим всем. Хватит уже себе мозг ебать! В конце-то концов, кому, кроме самого Дженсена, это нужно? Кому когда-либо пригодятся эти его «мемуары»? Но в то же время так надо. Ради другого человека - так надо… Ради того единственного, кому и посвящается вся эта мутотень с воспоминаниями.

«Ты же понимаешь это, Дженсен? Всё это ради Него! Так надо именно ради него... или вас - тут уж понять сложно. Даже хотя бы просто затем, чтобы ты ничего не забыл, чтоб хотя бы капельку помнил. Ведь ещё немного, и ты не сможешь вспомнить даже себя самого…»

В тот момент, когда он вновь приставил карандаш к ещё чистому листку, грифель предательски сломался от столь сильного нажима, оставив на бумаге жирную смазанную черту. Под рукой есть только уже такой любимый и дорогой нож, чтобы заточить его. На это уходит определенное время, но Дженсен не огорчился, вновь взялся за бумагу и всё такой же дрожащей рукой начал писать.

Я хотел бы начать с чего-то другого или хотя бы отвертеться обычным «прости». Но, по ходу дела, всё же стоит попробовать написать что-нибудь иное. «Что-нибудь такое, что было бы более нормальным», что ли? Ха! Как же глупо это звучит. Даже самому смешно от того, насколько это нелепо. «Нормально» и я – вещи несовместимые. Куда уж мне до нормальности?.. Но это всё не так важно. Мне всё же надо хотя бы попробовать.

Дженсен размял пальцы, вздохнул и продолжил писать.

Так вот… Это просто история человека, который прошел через все девять кругов Ада, выжил, но остался с горящим клеймом на сердце. Выжженном отчаянием и болью. Он, конечно, справился со своими страданиями, нашел способ выплеснуть их. Но никто не сказал, что способ этот был удачным. Ведь тем самым он только больше отравил свою и так паршивую душу. И именно поэтому этот человек потерял самое дорогое, что у него было в жизни. Потерял сам, собственноручно. Испортив всё одним глупым поступком.

Жаль, что я не могу написать это именно так, рассказав о ком-то другом... Потому что меня тут же гложет удушающее чувство вины. Ведь этот человек – я сам. И вот, собственно, моя печальная история...


«Ну вот, это хоть что-то», - с сарказмом подумал Дженсен.
А ведь это не так страшно – писать о своих чувствах. Наверное, останавливаться не стоит. Это же бумага, не человек. Она и слова тебе не скажет. Не то, что люди. Хотя, было бы еще кому всё это говорить... И так никого рядом. Никого родного или хотя бы близкого. Он, так или иначе, всё равно один.

Однажды я читал какую-то абсолютно бредовую книгу, название которой уже давно истерлось из моей памяти. За всю свою жизнь я прочел не так уж много книг, но даже при этом условии название той вспомнить не могу. А вот слова, мимоходом брошенные автором, настолько въелись в подкорку моего сознания, прокручиваясь в нем вновь и вновь, как зажеваная запись на магнитофоне, что я могу процитировать их наизусть:

«К убийствам привыкаешь. Никто не утверждает, будто убийство – это единственное, к чему привыкаешь. Это, наверное, было бы даже глупо. Привыкаешь чистить зубы. Принимать ванну. Изменять. Ходить в кино. Даже жить, если человек согласен на унылую жизнь. Но к убийству привыкаешь как-то более основательно».

Да, я убийца - человек, лишивший несчитанное количество людей жизни и разрушивший собственными руками судьбы их близких. Ведь у кого-то могло быть потрясающее будущее - карьера, семья, дети и милый домик в каком-нибудь захолустье. Но, увы, этому уже не суждено сбыться. Я не помню всех своих жертв, как их зовут и сколько им лет. Я помню только свои руки, которые были по локоть в крови, мелодичный хруст костей и этот безумный аромат метала и меди, когда режешь новое несчастное тельце.

Я безумен, я знаю. И за все мои грехи меня давно должны были поджарить на электрическом стуле. Но я хочу жить. Да, даже такая безумная мразь, как я, хочет свободы и пощады. Мне это нужно. Я хочу замолить все свои грехи, показать, что я достоин жизни. Нормальной жизни, а не этого всего. Но главное, я хочу, чтобы Он простил меня… Пощадил, поверил, что я, возможно, ещё способен измениться. Чтобы Он нашел меня и спас из этого адского пекла. Ведь я уже начал забывать Его. Его глаза, улыбку, этот курносый нос, причудливую родинку, так удачно поместившуюся на щеке, такие маленькие ручки с длинными пальцами. Но я до сих пор помню Его запах - такой родной, приятный и теплый, что даже один раз, слишком задумавшись, я чуть было не обнял воздух, пока не опомнился, что Его нет со мною рядом...

Сколько ему было при нашей последней встрече? Двенадцать или тринадцать? Тринадцать, точно. Как я мог такое забыть? Боже (как странно звучит из моих уст это слово), я бы все отдал, лишь бы не забывать его. Память уже не та, что была прежде. Его глаза потонули в тонне крови, излившейся из моих жертв. А лицо покрылось дымкой, как будто исчезло в едком дыме сигарет, которым уже и без того насквозь пропитались мои легкие. Ох, что же ты делаешь со мной? Когда прекратишь меня мучить? Я же буквально нутром чувствую твоё презрение. Еще немного, и я пущу себе пулю в висок. Это уже невозможно.


Карандаш упал из дрожащих рук на пол. Дженсен обернулся. Ему показалось, или к нему в комнату кто-то заходил? Бред. Нет. Здесь никого сейчас быть не должно. Джефф уехал, парни тоже. Только он один.

«Просто подними карандаш и пиши», - внушал ему внутренний голос. - «Пиши, пока не поздно, иначе забудешь. Иначе всё уйдет…».

С тяжелым вздохом Дженсен поднял карандаш, ещё раз оглянулся и вновь уткнулся в тетрадь.

Стоит хотя бы вспомнить, кого я убил первым... Я не помню имени, но помню её затянутые пеленой глаза. Наркоманка из богатой семьи, да. Я придушил её, разрезал несчастное тело ножом. Просто надругался над эти телом, искромсал её в лохмотья. Убийца! Маньяк! Идиот… Я самый настоящий идиот. Господи…

Тогда я был наивным мальчишкой. Грязным, худым и нескладным. Если таким, конечно, можно назвать парня лет так двадцати трех. Я доверил свою жизнь бандиту, маньяку, который колесил по стране в поисках новых жертв, но тут удачно засел в моем городишке. Пустил здесь свои скромные корни.

Джеффри Морган – серийный убийца - стал моим спасением от жизни на улице. Морган - высокий и грузный мужчина, обладающий воистину властным взглядом. Я до сих пор верю ему, чуть ли не как себе. Настолько чувствую себя в безопасности рядом с ним. Но Джеффри остановился здесь не из-за меня, не из-за какого-то жалкого пацаненка с улицы. Возраст Моргана уже не позволял ему так резво перемещаться и уходить от погонь, как это было раньше, вот поэтому он и остался в Далласе.

Наверное, я бы не смог назвать свой родной город Даллас дырой, ведь он достаточно обширен. Но мне определенно не нравится его «идеальность» и прилизанность. Даже сейчас, идя по улицам и видя довольных прохожих, целующиеся парочки, ухоженные лужайки около домов, я стараюсь не замечать их. А тогда, в годы моего одиночества и бесцельного блуждания, я и вовсе презирал любую шавку, противно скулящую за углом. И мечтал порвать эту скулящую глотку…

Именно Джеффри сопровождал меня, когда я совершил свой первый поворот в сторону такой жизни. Именно он стоял рядом, смотря на меня, как змея, словно толкая своим гипнотическим взглядом на это убийство. Уговаривая, лаская и убеждая этим самым взглядом. И я ведь повелся на это коварство… А уже потом Морган точно так же, взглядом и улыбкой, успокаивал меня, когда я заливал свой поступок крепким алкоголем, оплакивая мою первую жертву. Ну, а что было потом, когда мы вернулись «домой», мне даже описывать стыдно…


Дженсен протер глаза и на миг погрузился в свои воспоминания. Как сейчас он вспомнил все, до мельчайшей детали, от удушенья девушки до каждого пореза на коже. Он бы записал это, если бы ему так не разрывало грудную клетку от этих воспоминаний. Если бы не было так больно.

- Да простит меня Господь, отче наш... - Кажется, от такой безысходности даже убежденный атеист начнет молиться. Пусть даже и не зная слов этой самой молитвы. Просто говоря то, что приходит на ум. Ведь Дженсен ни разу за всю свою жизнь не был в церкви. Только где-то слышал эти слова. Кажется, от одной из своих жертв? Или нет?..

– …ради всего святого, прости меня, - закончил молитву Дженсен, предаваясь горьким воспоминаниям. Вот так ведь всё и началось. Его тернистый путь в эту мглу и бездну. В эту пучину греха, преисподнюю не после смерти, а сразу при жизни.

Он вдруг заплакал и прикрыл глаза ладонями. Как же больно… Блядь! Это просто уже невыносимо! Осталось только вспомнить, как все было в тот гадкий и злополучный день, чтобы окончательно добить себя. По-новой уничтожив изнутри. Ведь разве станет от такого вдруг легче? 

Дженсен очень сильно сомневался в этом...

Глава 1

Первое убийство - такое долгожданное, такое страшное... и в то же время такое манящее, что, готовясь к нему, ты даже не чувствуешь себя собой. В голове гудят мысли, идеи, задумки - но ни одна из них не подходит тебе. Ведь невозможно даже представить, что делать? Как быть? Как вести себя с жертвой?..



Джеффри часто говорил Дженсену, что это будет не так страшно, как кажется. Но Дженсен все равно боялся, не имея ни малейшего понятия о том, что он будет делать со своей первой жертвой.

Укладывая в сумку всё необходимое, он невольно вспомнил о Нём. О Джареде. Тот, наверное, вымахал и стал выше него, но Дженсен уверен, остался таким же худощавым подростком, немножко сутулым, потому что названый «братец» всегда боялся, что и так быстро растет. А он должен был быть всё тем же. Наверное…

Но Дженсену так не хотелось вновь видеть его глаза, в которых он увидел бы всю боль, всё разочарование, что он причинил ему.
Джаред не простит Дженса, если узнает. Да он вообще никогда его не простит! Так и будет смотреть на него с укором и злостью. По крайней мере, таким его всегда видел Дженсен в своих снах. От этого становилось так тошно и грустно, что сердце билось часто-часто - до боли часто. В груди кололо, отчего Дженсену хотелось выть и чуть ли не биться головой об стену.

Но вот, плотно упаковав сумку, он заглянул в зеркало, которое висело рядом со входом в его скромную, но успевшую стать уютной комнатушку, и увидел в нём свои полные ужаса глаза. Усмехнулся своему жалкому виду. Как можно быть настолько убогим?.. 

- Ты сам решил, значит, отвечай за свои поступки, - сказал Дженсен своему отражению. Джеффри будет гордиться, если он сможет, если сделает это. Дженсен не должен подвести его! Но как же это, черт его побери, страшно!

- Какой смысл в том, что ты ноешь сейчас? Что, поплакаться решил? Распустил нюни? Неудачник! – выплюнуло ему в лицо его собственное отражение. – Только посмотри на себя! Затравленный взгляд, взъерошенные нестриженые волосы, которые лезут в глаза, трехдневная щетина... да ты жалок в любом случае! Парень, или иди и покажи Джеффри, что он не зря выбрал тебя, или сиди тут, горюя о былых временах. Выбирай, – разговор сам по себе являлся бредовым, ведь говорить с собой было не лучшим решением. Стараясь больше не встречаться взглядом с отражением, Дженсен решился и направился прочь из комнаты.

На улице вечер. Голодным волком выл ветер, ярко светила луна. Далеко за полночь. Джеффри стоял у машины и осторожно, прикрывая огонёк от ветра рукой, прикуривал. Дженсен подошел к нему вплотную и резко вырвал сигарету из губ. Глубоко затянулся - и выпустил тоненькую струйку дыма прямо Джеффу в лицо, улыбаясь своей привычной нахальной улыбкой. Джеффри посмотрел на него с неким обожанием в глазах.

- Ну что, готов, мальчик? - с легкой усмешкой спросил он.

- Готов, - уверенно кивнул головой Дженсен. 

«Да, я готов! Я смогу! И... прости меня, Джаред. Только ты меня держишь на плаву, не давая сорваться, но пора бы это прекратить раз и навсегда. Я сделал свой выбор, а значит, пора действовать! Пора оборвать эту нить, которая соединяет меня с тобой. Разорвать эту никчемную связь!»

- Тогда садись, не тяни время. Если, конечно, не хочешь потом выпить со мной за удачную встречу, - смех Джеффа прозвучал хрипло, и у Дженсена буквально затряслись поджилки от того, что он почувствовал в этом смехе, в общем-то, совершенно недвусмысленный намек.

- Посмотрим, - только и произнес он, садясь на пассажирское сидение.

Глухо зазвучал мотор Импалы Джеффа - «детки», как он сам называл её. Нет, она, конечно, не принадлежала ему, как полноправному владельцу. Но кого это волнует? Разве может быть странным то, что у маньяка-убийцы и тачка краденая?

Дженсен тоже любил эту машину. Её идеально начищенные до блеска бока, шорох шин по асфальту, мягкие сидения. Он привычным движением руки погладил переднюю панель и улыбнулся. Да, о такой машине Дженсен мечтал большую часть жизни. Джефф подавил усмешку и тронулся с места. Сумка валялась где-то сзади, и от воспоминания о ней Дженсен вновь вернулся к своим раздумьям.

Ему, правда, страшно, очень страшно. Дженсена чуть ли не выворачивает наизнанку от осознания того, что придется кого-то убить. У этого человека, возможно, есть своя семья, которая его любит, о которой он заботится. А Дженсену придется оборвать эту жизнь. И это его ну никак не радует. Только ещё больше добавляет дрожи в уже и так трясущихся коленях.

- Приехали, малыш, - сообщил Джеффри, осторожно положив ладонь к нему на колено. За всё то время, что они «вместе», Джеффри с Дженсеном успели достаточно хорошо сблизиться. Да так, что при мысли о Джеффе у Дженсена так по-юношески начинают краснеть щеки... Этот мужчина приютил его, обогрел, а позже, видя, что Дженсену это необходимо, чуть ли не силой затащил в свою постель. Как бы Дженсен поначалу ни брыкался и ни возмущался по этому поводу, Джефф всё равно стал ему не безразличен - и этого никак нельзя отрицать.

Джеффри был так нежен, как никто другой с Дженсеном ранее. Как он ласкал его, оставляя дорожки из поцелуев по всему телу, как бережно и осторожно помогал испытать неизведанное за столько лет чувство оргазма и сладкой истомы. Как шептал на ухо, что Дженсен лучший из всех, что он неповторимый. И поэтому, видя в данный момент его руку на своем колене, Дженсен становился чуть более уверенным в себе и в том, что что бы Морган не попросил его сделать – он безоговорочно выполнит это.

Выйдя на улицу, Дженсен почувствовал неприятный холодок, который тут же пробрал до дрожи, заодно выветрив из головы ненужные мысли.

- Пошли, - спокойно, даже слишком, сказал Джефф. - Это здесь, за углом.

Дженсен схватил сумку с заднего сиденья и бесшумно пошел за ним. Завернув за угол неизвестного ему дома, он увидел какое-то заброшенное здание.

- В прошлом это была пекарня, но из-за низкого качества продукции и нехватки рабочих её закрыли, - зачем-то пояснил Джеффри. - Твоя жертва уже там. Пошли, не будем заставлять её ждать тебя ещё дольше.

В здании пахло сыростью и чем-то еще. Чем-то тошнотворным и необъяснимо мерзким. Дженсен прошел с Джеффом дальше по коридору и наткнулся на вход в какой-то подвал. Отворив дверь и спустившись вниз по ступенькам, они погрузились в полный мрак. Там, в кромешной тьме, он услышал звуки. Всхлипы и, кажется, плач. Морган резко нажал на выключатель, и комнату озарил слабый свет. Дженсен с непривычки закрыл глаза, потом проморгался и осмотрелся вокруг. Везде непонятные пятна, пол заляпан чем-то красным. То ли кровь, то ли кто-то так удачно пролил краску... Хотя, что-то Дженсену подсказывает, это все же именно то, о чем он подумал в первую очередь.

Приобняв Дженсена за плечи и бросив сумку у входа, Джефф подвел его к столу, расположенному четко посередине комнаты. На столе лежало обездвиженное тело, подающее слабые признаки жизни.

- Ну что, Дженсен, знакомься, это Аманда, - он провел рукой по волосам девушки. - Аманда, - обращаясь уже к ней, сказал Джефф, - сегодня ты побудешь первой жертвой Дженсена. Ты же не против? - девушка отчаянно замотала головой. То ли от такой близости, то ли от осознания того, кем ей придется стать. Этого Дженсен так и не понял. Говорить Аманде мешала засунутая в рот тряпка. Девушка была раздета догола, а её руки и ноги были закованы в железные кандалы. На вид девушке нельзя было дать больше двадцати. Она еще так молода, так невинна… Почему именно она? Зачем?..

- Джен, ты чего застыл? Вспомнил о совести? Очнись, малыш, она - наркоманка со стажем. Видишь её руки? - Джеффри показал на прикованную руку девушки, которая как нарочно была зафиксирована запястьем вверх. От запястья и до локтя на руках были рассеяны уже порозовевшие точки. Видимо, от уколов. А еще - свежие следы от порезов, с уже засохшими капельками крови.

- Вот, - довольно отметил Морган, - она к тому же и суицидница. Ты только глянь! Поймали, когда выпрашивала очередную дозу. Зачем таким людям жить? Какой в этом смысл? Ты же поможешь ей, Дженс, освободишь. И Аманда, наконец, обретет покой.
Девушка, действительно, выглядела обреченной. И даже не от того, что лежит на столе у маньяка, а просто в её глазах была какая-то белая дымка...

- Она что, под кайфом? - удивился Дженсен. Аманда посмотрела на него. Взгляд был стеклянный и совершенно пустой.

- О, еще под каким! А как бы ты чувствовал себя, накачавшись амфетамином? – ухмыльнувшись, ответил Джефф. - Она даже не понимает, где она. А ревет только потому, что я отказался дать ей дозу. Все, Дженсен, не тяни! Я могу рассказать тебе всю её жизнь, ну, или хотя бы то, что она успела рассказать одному из наших парней перед тем, как обдолбалась. Поверь, у нее нет никого, кто бы потом особо беспокоился о ней или о ком беспокоилась бы она сама. Богатые мамочка и папочка обеспечили чаду жизнь и просто забыли о своем драгоценном ребенке. Вот девчушка и решила оторваться по полной. Разве не легче все закончить так? Родители это переживут, она им и так не нужна особо, но зато станет на одного ненужного человека в этом мире меньше. Поверь мне, малыш, она заслужила смерть. И кто, если не мы - не ты и я - можем помочь ей в этом? Ты только подумай об этом.

Слова Джеффа обволакивали Дженена, ласкали, уговаривали сделать это. А ведь, и правда, кому станет от этого плохо? Что такого может случиться, если он убьет её? Она всё равно никому не нужна. Такая же брошенная, как и он, только у неё были дом и семья - то, о чем Дженсен мечтал с самого детства! А она, сука, проебала такую охрененную жизнь!

- Блядь! – злобно выкрикнул он, и руки сами потянулись к горлу девушки и надавили с непонятной даже ему самому силой.

- Вот так, Дженсен, давай, придуши её. Она не заслужила жизни, - Джеффри заворожено наблюдал за ним. – Давай, покажи этой суке, что она сама виновата в этом!

Таким Дженсен его ещё не видел: жадный взгляд, гадкая усмешка на приоткрытых губах, трясущиеся от волнения и возбуждения руки... И этому человеку он доверил свою жизнь? Вот этому психу?!

«Но ведь Джефф приютил тебя, ты должен быть ему благодарен», - заметил некстати его внутренний голос. - «Да и ты теперь сам не лучше. Посмотри, что ты делаешь!»

Дженсен вновь взглянул на свои руки и чуть ослабил хватку. Девушка в это время задыхалась от хрипов. Её ноздри отчаянно раздувались, она пыталась вдохнуть хоть капельку воздуха.

«Но… как же Джаред?» - возразил Дженсен сам себе. - «Почему я начал забывать его? Почему я все чаще избегаю мыслей о нём? И я не псих, нет! Я не виноват в этом! Она сама заслужила смерть! Но Джаред не одобрит это, не поймет, не простит…»

«Джаред...»

Он надавил сильнее, тихие хрипы уже были еле слышны из-за тряпичного кляпа, а вскоре, как по щелчку, хрустнула тонкая шейка и даже эти едва различимые звуки пропали. Дженсен думал, что такое бывает только в глупых фильмах ужасов, которые он очень давно видел в своей жизни. Таких черно-белых, с абсолютно нелепым сюжетом. В них сцены убийств казались такими наигранными... А тут все взаправду. Хруст костей, увядающий блеск затуманенных глаз - и вот уже безжизненное тело тихо лежит перед ним. Еще не остывшее, но такое безвольное, такое пустое... 

- Мальчик мой! Ты сделал это! - Джефф одобрительно хлопнул его по плечу. - Отлично, а теперь давай попробуем кое-что еще... Дай-ка мне свою сумку, - Дженсен еле оторвал свои руки от горла девушки и на ватных ногах подошел к набитому всякого рода «вещицами» баулу. Руки все еще дрожали. Он сделал это. Он убил... Убил человека. Своими руками. Что же он сделал?! Внутри Дженсена удушающей волной поднималась паника...

Передав сумку Джеффу, он облокотился о стол и дотронулся до руки девушки, разглядывая изрезанную кожу чуть выше запястья и пытаясь тем самым немного отвлечься. Ведь у нее было всё: семья, деньги, нормальная жизнь. Зачем было накачиваться наркотой?

- От вседозволенности, - как будто прочитав его мысли, ответил Джеффри. - Когда у тебя есть всё и ты ни в чем не нуждаешься, начинаешь спускать деньги на всякую чепуху. Вот так они и входят в эту жизнь, эти богатенькие детишки. А мы дохнем в сточных канавах! – он с силой сжал ручку сумки. - Не грызи себя, Дженсен, ты сделал правильное дело. Это вовсе не плохо. Ты помог ей, освободил от зависимости. А там уже, кто его знает, куда попадет её душа...

- Ты же не веришь в Бога, да и вообще, во всю эту хрень с душами, Джефф. 

- Ну, в любом случае, не стоит принимать это близко к сердцу, - проигнорировав замечание Дженсена, ответил Джеффри. - Да, это твое первое убийство, но ты сильный, ты сможешь пережить это. Как видишь, всё не так страшно. Но ладно, не об этом сейчас. Помнишь нож, который я просил тебя положить с собой? - Дженсен молча кивнул. - Так вот, он идеально заточен для того, чтобы разрезать кожу, надрывать её и кромсать. Вот, попробуй - вырази на ней все свои страдания, всю свою боль. И ничего не бойся - она уже все равно ничего не почувствует, - Джеффри передал ему этот зазубренный, блестящий нож, который так легко и приятно лег в руку.

Дико хотелось сбежать отсюда куда-нибудь подальше, но еще больше хотелось поступить так, как говорил Дженсену Джефф - выплеснуть свою боль, избавиться от нее. Джеффри прав - он жутко хочет испытать успокоение. Забыть обо всем. Не помнить своей прошлой жизни. И Дженсен решился. Провёл лезвием тонкую линию от живота - и вниз. Кровь хлынула из ещё не совсем окоченевшего трупа, попав ему на руки и на мокрую от пота футболку. Внутренности как будто собрались выбежать из организма против его воли, и Дженсена скрутило прямо перед столом. Он даже не успел никуда отойти. 

- Ничего, это нормально, - Морган постарался успокоить Дженсена. - Соберись и попробуй еще раз.
Откашлявшись, Дженсен вытер рот тыльной стороной ладони и, крепче зажав нож в руке, сделал еще один надрез, полоснув тело поперек и как бы поделив тем самым его на две половинки. Запах крови испугал его в первый раз, но не сейчас. Дженсену почему-то захотел большего. Разрезать. Почувствовать. Раскромсать.

Странно - в мыслях его сильно мотало из стороны в сторону. Но, видимо, присутствие Джеффа помогло ему удержаться. Джеффри не давал Дженсену слишком сильно увлечься, скатываться к одной или другой грани. Именно поэтому, когда он, изрезав в лохмотья туловище девушки, собирался перейти к лицу, Морган остановил него. 

- Хватит, на сегодня все. Оставь все так, а нож убери обратно в сумку. Я думал дать тебе развлечься еще с чем-нибудь и научить паре приемов, но ты чересчур вошел в раж. Хватит, Дженсен, очнись, - Джефф осторожно взял Дженсена за подбородок и заглянул в глаза. Сквозь опьяняющую дымку адреналина Дженсен даже не сразу увидел его изучающий взгляд. – Ты знаешь, как прекрасен сейчас? У тебя глаза как будто светятся… Ты точно будешь достойным преемником, - и Морган осторожно поцеловал его в губы. Наплевав на всё, Дженсен с напором толкнулся языком ему в рот. И Джефф не остановился, притянул ближе к себе, обжигая своим дыханием. Какой же он жаркий, ненасытный и властный. Колени у Дженсена так и хотели подогнуться, как у какой-то девицы во время первого поцелуя. Но Джеффри плотно держал его в кольце своих рук.

И стоя здесь, около окровавленного изуродованного тела, Дженсен, правда, не понимал, что именно творится с ним. На душе почему-то стало спокойнее. Маленькая частичка боли ушла. Ведь когда он резал эту девушку, он вспоминал не Джареда – Дженсен вспоминал свои ночные кошмары. Противные потные руки, усмешки, все эти гадкие прикосновения. Всех этих ублюдков, которые испортили ему его и так поганую жизнь. Когда-нибудь он доберется и до них. Найдет этих уродов и изувечит их, как они изувечили его душу!

Рука с ножом против воли опять потянулась к безжизненному телу. Джефф осторожно перехватил руку Дженсена, отнял нож, нацепил ему на плечо сумку и повел к выходу.

- А как же?.. - попытался спросить он.

- Ты о ней? – как бы переспросил Морган. - Не переживай, мальчики всё уберут. Пойдем, - Дженсен в последний раз взглянул на бледное, мертвое тело и мысленно попросил прощения, сам не зная, за что... 

Улица привычно обожгла холодом. Ветер дул сильнее, как будто злясь на него. Дженсену было тяжело вспоминать о том, что он только что натворил. Он же просто взял и убил человека, который перед ним ни в чем не виноват! Который жил своей, пусть и не такой уж и правильной, но жизнью. А Дженсен сотворил с ней такое…

Он сел в машину и закрыл глаза. Перед взором опять оказались глаза той девушки и глаза Джареда - суровые, обвиняющие, прожигающие насквозь своим гневом.

Взревел уже такой знакомый мотор, и Джеффри ободряюще улыбнулся Дженсену.

- Поехали, малыш, выпьем за твое первое убийство. А потом, может, немного повеселимся? – он вопросительно взглянул на него. Дженсен ничего не ответил, только неловко пожал плечами. - Что ж, так или иначе, это стоит отметить!

И они уехали прочь - в свой новый дом и новую жизнь.

***



Прости меня, Джаред, прости... Наконец, я могу написать об этом, попросить прощения. Я не могу больше, мне так больно от этого. Эти воспоминания до сих пор делают мне больно. Тогда я в первый раз попробовал кровь на вкус. И какое же это было пленяющее, манящее, даже немного игривое и, безусловно, безумное чувство... Сейчас же оно не вызывает во мне таких бурных эмоций, я чувствую только тоску и сожаление к людям. Я лишился ума из-за своей идеи, своей жажды мести.

Я ведь болен этим уже столько лет. Можно сказать, с самого детства. С того момента, как я попал в этот злосчастный детдом. Как только первый раз попробовал вкус сигарет и впервые попался человеку, которого я ненавижу всем своим сердцем и душой. Которого до сих пор презираю и вижу в своих кошмарах. Но даже тогда я не мог себе представить, что из этого выйдет. Что я не выдержу и сдамся, сбегу, как самый настоящий трус, и подведу тебя, Джаред. Прости меня…


- Слабак! – с презрением к самому себе вслух выдыхает Дженсен. Как же он был глуп тогда. А еще этот проклятый Эдд. Да чтоб он сдох! Тварь этакая! Захлебнулся собственной кровью! Лишь бы не видеть больше его противных рук! Блять, ну зачем он только вспомнил об этом?! Дженсен непроизвольно дернулся, как сейчас ощущая эти до отвращения ужасные руки на своей коже.

Знаешь, Джаред, мои раны от этого так болят… Раны, оставленные всем этим унижением, обманом, несправедливостью. Ты же сам видел всё это… И как мне быть с ними? Как?! Наплевать и забыть? Пусть себе болят? А кто сказал, что они перестанут болеть, если сделать то, что я считаю восстановлением справедливости? Раны останутся, и память о насилии и унижении тоже останется, только ко всему этому прибавится ещё понимание того, что в ответ на причинённую боль я тоже причинил кому-то боль. Вот и всё. И никакого облегчения... Вот как мне после этого жить? Как быть? Прошу, помоги мне…

Декабрь 2002



Дженсен дописал последние строчки, поставил дату данной записи и закрыл тетрадь. Больше он сегодня не в силах вспоминать об этом. Не в силах снова переносить всю эту боль. Но всё же, когда ему от этого должно стать легче? Когда пройдет это невыносимое удушье? Когда… когда, мать его, ему станет хорошо?! По щекам катились предательские слезы. Пара капель попала на саму тетрадь, и в этих местах листы чуть набухли. Нет, это точно пора прекращать. Лучше даже полежать немного. Отдохнуть. Дженсен обессилено рухнул на свою грязную кровать. Матрас отвратительно громко скрипнул под его весом. Он закрыл глаза и тут же погрузился в сон, в один из своих очередных кошмаров, с так и застывшими слезами на щеках.

Глава 2

Иногда люди жалуются на свою боль. Иногда они ненавидят за эту боль. Иногда они кричат от боли. А иногда им так больно, что у них нет сил ни жаловаться, ни ненавидеть, ни кричать… Они просто задыхаются от этой боли… И это невыносимо.

А особенно невыносимо, когда ты серийный убийца со стажем, а всё еще ноешь, как какой-то сопляк! Плачешь в тетрадку. Надеешься на какую-то поддержку. Ты же совсем мало контактируешь с людьми, но и то, это уже и не люди вовсе. Да и что за чушь? Когда тебе с ними... эм-м-м, как бы это сказать... дружить? Вы же просто банда людей... поправочка - маньяков, с диким желанием убивать. Но даже так ты всё равно остаешься задротом, боящимся одиночества.

А может… может, я всё же неправ? Ведь я не один - у меня есть Джефф, пусть и чокнутые, но в меру общительные парни из той же самой банды... И да - эта глупая тетрадь. Зачем мне тогда бояться одиночества? Или дело и не в нем вовсе? Но ладно. Бессмысленно растрачивать на такую чушь листы. И так в тетрадке уже полно всякой ерунды.

Кстати, вот об этой самой ерунде… Сколько я уже не писал здесь? Месяц, два? Не помню… Всё нынче меряется в количестве убитых мною людей. С последней записи было трое. Надо бы заглянуть в календарь. Да, два месяца, как я и думал.

Я ведь всё никак не могу выкинуть из головы Эдда. После того воспоминания о Джареде, мысли об этом подонке появлялись в моей голове всё чаще и чаще. Наверное, если я попробую окончательно вытянуть из головы воспоминания о моей прошлой жизни, меня хоть немного отпустит и руки перестанут так дрожать? А во снах перестанут маячить эти рыжие сальные волосы, эти омерзительные поросячьи глаза и уродская ухмылка? Я не знаю, но очень бы хотелось в это верить…

Февраль 2003

 

***



- Дженс... Дженсен, просыпайся, уже утро, - Джаред осторожно потряс Дженсена за плечо своей маленькой ручкой. - Нам пора завтракать, пока не проснулся Эдди со своей компанией. В столовой уже стоит каша на столе. Ну же, Дженсен, просыпайся, - Джаред обеспокоено склонился над спящим товарищем. 

Сегодня их ждет очередной тяжелый день. Джареду обещали, что сегодня у него, возможно, появится шанс встретить своих новых родителей, и он хотел показать себя с лучшей стороны. Даже нарисовал пару рисунков, чтобы порадовать будущих маму и папу. Все же попасть в хорошую семью спустя одиннадцать лет жизни в этом ужасном месте было огромной удачей. Но при этом он точно и наверняка знал, что без Дженсена никуда не пойдет, или же сделает все возможное, чтобы хоть как-то помочь ему. Наивный юношеский максимализм мешал голосу разума достучаться до него и дать понять, что едва ли из его плана что-то выйдет. Что Дженсен уже подросток, который вряд ли заинтересует какую-нибудь скромную семейную пару. Слишком он уже взрослый. Да и, если говорить начистоту, слишком «диким» он кажется на вид. Что те, кто поначалу интересовался им, после знакомства с самим юношей, просили их извинить и говорили, что они не смогут забрать Дженсена, потому что… Ну, «потому что» - и всё тут. На этом слова заканчивались, а воспитателям этого точно было не понять.

Но сейчас, теребя Дженсена с утра пораньше, Джаред хотел только как можно скорее позавтракать и отправиться на прогулку. Солнце ярко светило и поблескивало в стеклах окон, освещая красивые рыжие пятна веснушек на лице русоволосого юноши. Джареду нравилось наблюдать за таким Дженсеном: расслабленным, спящим, с чуть приоткрытым ртом, со слегка подрагивающими ресницами - да и просто смотреть и думать, какой же его друг все-таки красивый! Он довольно часто замечал своим детским взглядом, как силен и прекрасен был его старший товарищ, даже можно сказать, брат. И только радовался, что за его спиной он всегда будет в безопасности. Ведь Дженсен такой храбрый, он никогда не оставит Джареда в беде. Даже если они вновь столкнутся с Эдди.

Эдди и его шайка вот уже как целый год ошиваются около Дженсена, делая мальчику недвусмысленные намеки. Тот сначала не понимал и всячески дерзил в ответ на возгласы самого Эдда, который был старше его всего на несколько лет. А потом Дженсен и вовсе стал лезть в драку, хотя это не особо и помогало. Джареда же он просил держаться в стороне, подальше от всего этого, боясь, что ему могут причинить вред. Джаред был самым маленьким из всех. В детдоме, в основном, сейчас жили мальчики, осталось всего несколько девочек, и тех собирались в ближайшее время забрать в хорошие семьи. 

Директор детдома, миролюбивый Эрик Крипке, давно решил, что, скорее всего, детдом превратится исключительно в мальчишеский «лагерь», так как воспитанников не прибывало, но и старых тоже никто особо не жаловал принимать. Иного выхода, как оставить их здесь до совершеннолетия, никто не мог найти.

- Да встаю я, встаю, - пробурчал Дженсен. Голос его начал ломаться, становясь более мальчишеским, и уже немного отдавал хрипотцой. Это, несомненно, нравилось Джареду, и он мечтал, что когда-нибудь и он сможет заполучить такой голос и станет взрослее. И он обязательно будет похож на Дженсена, да! Будет таким же сильным и сам сможет постоять за себя. Джаред невольно улыбнулся этим мыслям.

- И почему ты всегда такой радостный, а, Джар? - Дженсен потрепал его по волосам. Только Дженсен использовал такое сокращение его имени. Он, конечно, звал его и Джаредом, и иногда Джеем, но больше всего ему нравилось именно это сокращение его имени. «Джар» - так по-домашнему и по-своему, и от этого в маленькой груди легко трепещет молодое сердечко. И Джареду хочется обнять Дженсена как можно крепче, но он это не делает, зная, какой Дженсен бывает по утрам.

Тем временем неохотно поднявшийся Дженсен уже надел штаны и, почесав затылок, махнул рукой в сторону ванной комнаты.

Ванная и туалет были общими, куча кабинок и раковин. Как и душ, всё это было расположено в одном крыле детдома. Само здание было небольшим: столовая, несколько спален, ванные, маленькая гостевая комната, кабинет директора, комната для воспитателей и скромная библиотека. Но вот двор закрытого детдома внушал восхищение. Игровая площадка, сад и маленький пруд позади здания; жена директора хотела как-то порадовать детишек, вот и решила сделать им такое место для прогулок. Даже сама посадила цветы в клумбах. Атмосфера вокруг, и правда, стала от этого чуть теплее. Что дети с радостью сбегали на улицу, как только у них появлялось на это время.

- Что, опять меня ждал и даже щеки не отмыл от вчерашней грязи? - Дженсен аккуратно стер большим пальцем оставшуюся темную полоску на лице у Джареда. - Говорил же тебе, мелкий, не валяйся и не рисуй, лежа на полу. Знаешь же, что уборку здесь проводят от силы раза два в год, и то по особому случаю, если к нам вдруг наведается комиссия. - Джаред ничего не ответил, только недовольно хмыкнул и начал умываться, поглядывая при этом на Дженсена, который кривлялся перед своим отражением, пытаясь увидеть на подбородке одну ему видимую «брутальную» щетину. Хотя той, разумеется, вовсе не должно было быть у него в этом возрасте. На смеющийся взгляд Джареда, Дженсен только по-детски показал ему язык и продолжил чистить зубы.

Умывшись, мальчики отправились в столовую. Джаред так надеялся не увидеть там Эдда - тот вчера перепил с друзьями пива и был явно не в состоянии встать так рано. Но он ошибался. Парень уже сидел за столом и нагло пялился на них с Дженсеном.

- О, какие люди, Дженни! Садись к нам, уверен, нам есть, что обсудить! - Эдди радостно похлопал по стулу рядом с собой. От этого голоса Джаред вздрогнул.

- Пошел к черту! - невозмутимо возразил Дженсен и прижал к себе Джареда, ограждая того от злых подростков.

- О, так ты все со своей мелочью таскаешься? Смотри, скоро так и до педофилии докатишься, как только станешь чуть старше! - его дружки гнусно загоготали в голос.

- Я смотрю, ты у нас особо сообразительный, Эдд. Не переживай, думаю, в тебе первым окажется член какого-нибудь потного мужика. Уж уверяю тебя, мало не покажется, еще стонать будешь! - так же гадко съязвил юноша. Для своих лет Дженсен знал слишком много лишнего. Какой бы там ни был подростковый период, но это было уже чересчур.

- Что ты там сказал, малышка Дженни? - слащаво пропел Эдд. Парень был на голову выше Дженсена и крепче телосложением, но он не был мускулистым или даже жилистым. Он был полноват и слегка напоминал бочонок, а его противные рыжие сальные волосы делали Эдда еще более отвратительным. 

- То, что слышал, Эдд. Просто дай нам спокойно поесть, и мы уйдем. Да и скоро придет Сара, мне бы не хотелось устраивать сейчас потасовку.

Сара Гэмбл была их воспитательницей вот уже больше пяти лет. Сюда она пришла ещё молоденькой девушкой лет двадцати восьми, но возраст не щадит никого, и за пару лет она постепенно стала совсем не такой привлекательной. Появились заметные морщины, волосы кое-где понемногу начали выцветать и становиться седыми. Слишком рано для её возраста. Тридцать три года - это еще не приговор остаться старой девой, но и своей семьи у неё ещё не было. Все свое время она посвятила детдомовским детям. Сара, безусловно, любила их, но при этом никто не отменял потасовок, которые с каждым годом становились все хуже…
Даже сейчас, махнув рукой на очередную едкую подколку Эдда и услышав в ответ только: «Вечерком поквитаемся», Дженсен невозмутимо подтолкнул Джареда к столу, отодвинул стул, уселся и начал есть.

Джаред невольно поморщился - каша была противная и явно разбавленная водой. Дженсен же с улыбкой одним взглядом дал ему понять: «Терпи, мелкий, ешь, что дают» - и дальше продолжил уплетать свою порцию.

Встреча с «родителями» состоится у Джареда ближе к вечеру, а пока они могли выбежать на улицу и подставить яркому июльскому солнцу свои радостные лица. Жара в Далласе была такой сильной, что выйдя на улицу и пробыв там всего пару часов, можно было запросто обгореть. Бегая по двору в шортах и легкой футболке, Джаред радостно кричал, с охотой играя в салки с некоторыми старшими детьми. Дженсен же спокойно сидел на качелях, наблюдая за другом. 

За Джаредом он наблюдал с самого его появления здесь. Его так же отдали маленьким свертком в этот злосчастный приют, и только увидев его, Дженсен почему-то сразу пообещал себе оберегать его. Тогда он еще мало понимал, чем ему был так симпатичен этот малыш, но став старше, он уже не видел для себя иной цели, кроме как оберегать этого милого смешного мальчишку. Ему самому не так давно стукнуло пятнадцать, но чувствовал он себя явно взрослее.

- Дженсен! Покатай меня! - заверещал Джаред и прыгнул на соседние качели. Дженсен спокойно улыбнулся, убрал русую прядь волос за ухо и подошел к Джареду.

- Держись крепче, - мягко сказал он и начал раскачивать качели. Джаред смеялся, хрюкал от радости и кричал Дженсу, как ему весело. Это радовало юношу и заставляло его самого смеяться. Он знал, что без Джареда он уже не видит своей жизни, но если получится отпустить его - он отпустит. Так будет лучше. Ему нужна семья и любящие родители, а Дженсен справится, выдержит жизнь здесь. Да, от него уже не раз отказывались, но и не сказать, что прям так много было желающих забрать его. Но это и вовсе не важно. Лишь бы у Джареда всё было хорошо. Другого Дженсену и не надо.

***



Джаред неуверенным шагом зашел в кабинет.

- Джаред, тебя-то мы и ждем! Проходи, присаживайся, - улыбчивая Сара, как обычно, была предельно вежлива и пунктуальна. - поздоровайся с Мэттом и Мэнди - они хотят с тобой пообщаться.
Молодая парочка радостно улыбнулась ему.

- Здравствуйте, меня зовут Джаред, рад с вами познакомиться, - поникшим тоном произнес мальчик зазубренную наизусть фразу.

- Какой он у вас воспитанный! - сказал Метт, темноволосый мужчина с добродушным взглядом.

- И красивый! - поддержала мужа супруга.

- Джаред, расскажи нам немного о себе, - попросила Сара. Джаред неловко пожал плечами. Гэмбел серьезно вздохнула и попыталась хоть как-то разговорить мальчика - всё-таки его пытаются познакомить с новыми родителями, а он так демонстративно отнекивается.

- Я знаю, ты что-то нарисовал к приходу наших гостей. Покажи, пожалуйста, - Джаред неуверенно отдал листки с рисунками своим возможным родителям. И тут раздался жуткий визг. Мэнди от испуга даже подпрыгнула на стуле, а Мэтт с просто нечитаемым выражением смотрел на все это.

- О Боже, - вскрикнула она. - Что это?! - развернув один из листков лицом к Джареду и Саре, она испуганно прикрыла глаза. Саре лишь оставалось закатить глаза. В какой по счету раз уже так происходит? Она же убедилась, что Джаред нарисовал лишь рожицы с улыбкой и солнышко в уголке. А тут опять это… В том-то и дело, что опять!

И как по сценарию, Джаред начал что-то лепетать:

- Но... это не мои рисунки! - возмутился он. Из рук Мэнди вылетела пара листов и упала на пол. На них были неумело нарисованы разные страшные твари и надписи: «Уходите! Вон отсюда! Вам здесь не рады! Мне не нужны новые родители!»

- Джаред! - грозно выкрикнула Сара. Опять за свое, наверное, кого-то из старших попросил эти гадкие надписи сделать!

- Это не я, честно! И не Дженсен! Он тоже не мог этого сделать. Я не виноват, - Джаред заплакал и, сам не понимая зачем, начал быстро тараторить: - Я… я рисовал весь день, нарисовал свою семью и Дженсена, я думал, мы с ним вместе будем жить в одном доме… А это, это не мое! Это Эдд! Это он сделал, а я не хотел, не хотел! 

- Ну же, тише, малыш, я поняла тебя, - успокаивающе произнесла Сара. Сейчас ни к чему излишние спектакли. - Думаю, ты можешь пока что посидеть на стульчике за дверью, пока мы все обсудим и вновь позовем тебя. – Хорошо, Джаред? 

«А я пока успокою эту парочку, а то у них уже лица побелели…» - закончила женщина про себя.

Джаред кивнул и, всхлипывая, направился в коридор. Вот же будущий актер растет. А с виду такой милый и наивный ангелок!

- Мисс Сара, - пожимая плечами от нервов, сказал Мэтт. - Мы пока не уверены, что готовы взять Джареда. Эти рисунки и его непонятная привязанность к этому мальчику, как он только что сказал, как его...

- Дженсен, - подсказала Сара.

- Дженсен, - повторила Мэнди. - Понимаете, мы наблюдали за Джаредом на площадке сегодня и были немного встревожены его поведением. Юноша явно старше его, но Джаред всё же слишком много времени проводит с ним. Постоянно ходит за ним и почему-то обнимает… Это немного встревожило нас. Слишком ненормально это смотрится со стороны. – М-да, это верно. Да и очевидные вещи от людей не скроешь. Что вот ей теперь говорить? Эх, Джаред, чего ты этим только добиваешься?..

- Миссис Коэн, я понимаю, что со стороны это выглядит странно, но Джаред и Дженсен росли здесь вместе на протяжении многих лет. Дженсен как брат Джареду, и нам с трудом удается их разнять. Но это всего лишь обычная детская привязанность, в этом нет ничего противозаконного. 

- Хотите сказать, что они растут вместе? А вы уверенны, что Джаред сможет остаться с нами без своего друга? Мы не такая обеспеченная семья, чтобы взять сразу двоих детей. К тому же второй из них - подросток, с которым может возникнуть множество других, куда более серьезных проблем...

- Не знаю, Мэнди, право, не знаю. Но вы можете непосредственно пообщаться с самим Дженсеном, узнать, что он думает об этом.

Мэтт и Мэнди немного помолчали, смотря друг на друг, как будто общаясь без слов. Мэнди кивнула, и Мэтт в тот же момент обратился к Саре:

- Хорошо, спасибо, мисс Гэмбл, мы вам позвоним. Нам надо все это ещё раз хорошенько обдумать, - Мэтт встал, подал жене руку и, попрощавшись с Сарой, направился прочь из кабинета.

Как только они ушли, Джаред тут же заглянул в кабинет, смотря на Сару из-под своей немного отросшей челки.

- Простите, Сара, это не мои рисунки, честно! Я не знаю, откуда они взялись... - он взглянул на неё своими бедными несчастными глазками. Эх, и как же его такого не простить? Вот вроде и поругать надо, и объяснить, что ему это должно быть на благо, а устоять перед таким взглядом не можешь.

- Ничего, Джаред, не переживай. Иди, поиграй с Дженсеном и остальными ребятами. - Джаред сразу заметно повеселел и, улыбнувшись Саре, напоследок спросил:

- Что, и с этими у меня ничего не получилось, да? - Ну вот и что это было до этого?! Вот вам и настоящий Джаред. Хитрый сорванец. Гэмбл на этот вопрос лишь растянула губы в подобии улыбки.

- Иди, - спокойно сказала она, - потом поговорим об этом. Не сейчас.

Как только Джаред вышел, женщина громко выдохнула, прижав ладонь к сердцу. Что не так с этим мальчиком? Почему он постоянно так поступает? Ну да, Джаред очень много общается с Дженсеном, он, можно сказать, его единственный друг, но это бред! Что за глупый стереотип? Подумаешь, привязан он к этому юноше. Но никто (возможно, даже из-за этого) никак не хочет забрать его. И ни Сара, ни остальные воспитательницы - никто не может понять, что с этим делать. И что делать с Дженсеном, которого так же все отказывались брать. Что вообще происходит и почему ни один из них никак не обретет свою семью.

«Потому что они настолько сильно привязаны к друг другу, Сара. Ни один из них не сможет так просто отпустить второго в новую семью», - подсказывал ей внутренний голос. На что она только пожала плечами и с испорченным настроением села за стол, отпив из кружки уже остывший кофе.

- Что же мне делать с вами, мальчики? – задумчиво произнесла она.

***



Дженсен тем временем стоял со старшими детьми позади здания и курил. Этому его учил Джейсон. Он знал, как курить красиво - так, чтобы глаз завораживало. Джейсону было шестнадцать, но по его словам, одним только своим поведением он мог легко уложить любую девчонку в постель, даже не прилагая к этому особых усилий.

- Когда сигарета у тебя в руках, не бойся её, - говорил блондин уверенным тоном. - Держи её спокойно. Это тебе не гаечный ключ или молоток, а обычная сигарета весом в несколько грамм, - парни не удержались и заржали на эту саркастичную шутку. Дженсен же неловко смутился и посмотрел на руку подростка.

- Держи её между указательным и средним пальцами у кончика, там, где находится фильтр. Когда хочешь опустить руку, достаточно просто передвинуть её к сочленению пальцев, - блондин аккуратно опустил руку, показывая пример. - Не смотри на сигарету, когда делаешь затяжку, иначе сразу будет видно, что ты ни черта не понимаешь в курении. Да и выглядит это убого, - Джейсон сделал демонстративную затяжку. - Надо научиться не обращать на нее внимания, представить, будто сигарета и рука - это единое целое. Разговаривай, смейся, пей - и кури. Сигарету во рту можно аккуратно покручивать, главное, не сжимать фильтр. Можно и нужно говорить, когда выпускаешь дым. То есть не прерывать разговор во время выпускания дыма. Нельзя все время держать сигарету в зубах. Она таким образом может смяться или сильно намокнуть от слюны. Кроме того, от сигареты в зубах больше дыма попадает в глаза, что явно не делает из тебя умелого курильщика. Вытаскивать сигарету из пачки тоже надо красиво. Если в пачке много сигарет, то можно нужную сигарету вытащить, схватив зубами краешек бумажки у фильтра. Или можно стукнуть пальцем по дну пачки, и тогда какая-нибудь сигарета выстрелит вверх больше остальных. Останется только ее схватить, а остальные запрятать обратно в пачку. Если же в пачке мало сигарет, то можно сильно подуть в пачку и тогда одна из сигарет подлетит к твоему рту. Останется только поймать ее.

- Такое вообще возможно? – подал голос Дженсен, не особо веря словам подростка.

- А то! Главное, хорошо натренироваться! – Джейсон выдохнул слабое облачко дыма и продолжил:

- Можно держать сигарету между большим и указательным и средним пальцами вместе. При этом нужно элегантно отвести безымянный и мизинец. Это тебе не чупа-чупс сосать, все не так-то просто! Курение - это совокупность красивых движений рук, пальцев, губ и головы. У многих людей свои принципы движения рук. Может быть, и у тебя будет свой, индивидуальный метод красиво выкуривать сигарету. Кто знает, тут только годы покажут… Ты все запомнил? - блондин с усмешкой посмотрел на друга. Тот качнул головой в ответ и попробовал затянуться, но сделал это неправильно и сразу подавился дымом. 

Парни дружно заржали. 

- Давай помогу, - встал рядом с ним одни из подростков. - Делай затяжку, - Дженсен послушно затянулся, и в тот же момент ему дали под дых, отчего дым прошел глубже в легкие. Дженсен не удержался и громко закашлялся. И вот в этот момент просто обязан был подойти Эдди со своей шайкой.

- Это что это такое здесь происходит? Ай-яй-яй, Дженни, ты что же, курить начал? Нехорошо… Следовало бы тебя наказать, - он довольно оскалился на уже прокашлявшегося Дженсена.

- Пошел ты, Эдд! - огрызнулся Джейсон. - Тебе здесь не место!

- Это кто это здесь вякает? Джейсон, ты, что ли? Что разбуянился-то? 

- Какого ты вообще сюда припёрся? Здесь наша территория, иди командуй у себя, ты меня понял? – блондин демонстративно выпятил грудь, и за его спиной мгновенно выросла еще пара парней. Эдд выдвинул руки вперёд в знак согласия.

- Понял, понял. Но с Дженни я еще поговорю сегодня, - он помахал Дженсену рукой, отчего того сразу передернуло. – Вы же не можете находиться с ним рядом вечно, когда-нибудь я доберусь до него. И чувствую, это «когда-нибудь» наступит очень и очень скоро, - он развернулся, махнул парням рукой и ушел со своей сворой прочь. Дженсена всё еще слегка потряхивало от этих слов. Что-то в них было такое, что слишком сильно напрягало его. Но он всё еще не хотел верить в свои предчувствия.

- Не боись, парень. Если что - ты знаешь, к кому обратиться, - Джейсон похлопал его по плечу.

- Спасибо, - слабо промямлил Дженс в ответ. Это всё явно не к добру. Кто бы что там ему не говорил, сердце так и чувствует тревогу…

Краем глаза Дженсен заметил, что Джаред выбежал во двор, и, попрощавшись с парнями, направился прямо к нему.

- Дженсен! - Джаред радостно подбежал к юноше.

- Эй, малыш, вот ты где, - он был рад увидеть Джареда. - Как там с родителями, познакомился?

- Да. Только они что-то не особо рады были меня видеть...

Дженсен уже заранее знал, что натворил его друг. Если он сам просто пугал новоиспеченных родителей своим видом, то Джаред делал это нарочно, выражая это в рисунках, в своих рассказах, отчего все бежали от этого веселого мальчика.

- Ты опять подсунул другие рисунки и пытался свалить все на Эдда?

- Ну... – Джаред возил ботинком по земле.

- Джар, сколько раз говорил тебе - не делай так. Они же хотят стать твоими родителями, - строгий взгляд Дженсена моментально привел Джареда в слезы.

- Дженсен, но я не хочу, не хочу без тебя... Я…

- Малыш, ну что ты? Сколько я буду тебе объяснять, что так поступать нельзя? Иди сюда, - Джаред прижался к Дженсену в тот же момент. Крепко охватив того за талию своими маленькими ручками.

Возможно, это и ненормально, что у них такая привязанность, но Джаред ему как брат. Которого он никогда не хотел, пожалуй, но, тем не менее, любил его до безумия. Джаред, он словно маленький щенок с его этими глазками. Так преданно на Дженсена никто никогда не смотрел. Он суетился вокруг него и будь у Джареда в взаправду хвост, он бы вилял им не переставая. Его просто невозможно было не любить. Он грел Дженсена своей улыбкой и когда обнимал, делал своего старшего друга в миллионы раз счастливее, чем тот был на самом деле.
И именно в такие моменты Дженсен чувствовал себя эгоистом, ведь он не думал о том, что он отпустит Джареда в лучшую для того семью, он думал о том, что больше никогда не отпустит его от себя. Не допустит того, чтобы Джаред ушел от него…

Глава 3

Уже ночью, когда все дети легли спать, Дженсен решил пойти покурить. Парни дали ему парочку сигарет с собой. Дойдя до туалетов, он осторожно выудил сигарету и спички. Зажигалки в детдоме у старших детей расценивались как роскошь. Чиркнув спичку о коробок, он сжал сигарету губами, поднес огонек к её началу и вдохнул. Сперва Дженсен неловко закашлял, но потом постепенно втянулся. Удар под дых днем дал ему понять, как все-таки стоит делать затяжки.

Он не сразу заметил, что в темноте мелькнуло несколько теней. В следующую секунду сигарета беззвучно упала на пол, и кто-то тут же затушил её подошвой ботинка.

- Так, так, так… Неужели это наш Дженни? Что же ты здесь делаешь? Куришь?! Ну как ты мог, как же ты меня расстроил, - рыжие волосы Эдди отливали синим в свете луны. Два его прислужника крепко схватили Дженсена под руки.

- Я обещал, что накажу тебя, Дженни, значит, я сделаю это! - он слегка наклонился к его лицу и взял Дженсена за подбородок. - Какие же у тебя красивые губы, ты знал об этом? Так и хочется засадить тебе по самые гланды, хочется, чтобы ты почувствовал, как твои губы делают самый сладкий в жизни минет, - Эдд не ожидал, что Дженсен плюнет ему прямо в лицо. Нет, он явно не ожидал такой дерзости от своей жертвы!

- Ах ты, мразь! Парни, держите его крепче! – рыжий резко развязал шнурок на своих спортивных штанах, стянул брюки и трусы, и тут же показался его достаточно большой для его возраста член.

- Сейчас я тебя за все накажу. Еще как накажу, Дженни, - он начал надрачивать свой полувставший орган. - Сейчас ты у меня попляшешь, малыш, - передразнил он интонацию Дженсена, когда тот обращался к Джареду. Дженсен со злости попытался вырваться, но бесполезно. Рыжий крепко ухватил его за волосы, поднял голову вверх и подставил к его рту член.

- Ну же, сучка, не ломайся, давай же, - он попытался протолкнуть орган в непослушно закрытые губы, а Дженсен всё так же упорно мотал головой и зажимал губы.

Так, наверное, могло продолжаться еще долго, если бы Эдд насильно не открыл руками рот юноши и в один момент не вставил член наполовину. Все попытки Дженсена сопротивляться тут же пропали. Это было настолько отвратительно, что он еле сдерживал свои рвотные позывы. Он чуть было не подавился от этого. Как же всё это мерзко. А ещё этот отвратительный запах, исходящий от члена Эдда. Боже, какая же гадость!
Задумавшись об этом, Дженсен немного обмяк в руках своих мучителей. 

Поняв, что жертва не сопротивляется, Эдди начал толкаться глубже. Это было больно, тошнота все-таки начала подступать к горлу, нещадно саднили губы, постепенно распухая и становясь еще больше... Было такое ощущение, что еще чуть-чуть, и Эдд порвёт рот Дженсена на две половинки. И как бы парень не противился, ему пришлось расслабить губы и продолжить терпеть эту пытку.

- Хорошая сучка, - приговаривал рыжий. - Какой же у тебя сладкий ротик, что же будет, если я засажу тебе в задницу?

Из глаз Дженсена полились слезы, и он попытался отстраниться, по неосторожности задев зубами член подростка. За это его сильно ударил в живот один из дружков Эдда, а рыжий только ускорил темп и, дрожащим от удовольствия голосом, проговорил:

- Ты еще не понял, сука?! Не хрен тут препираться, теперь ты будешь моей податливой блядью. Так что радуйся, что я еще не перешел к основному делу!

От такого заявления Дженсену стало по-настоящему страшно, ведь его по-прежнему держали чужие руки, и кто знает, может, ему сегодня достанется и не раз? Все дети и воспитатели давно спят, вряд ли кто их сейчас услышит или заметит.

И даже крики о помощи не особо помогут. У воспитателей к этой просьбе выработался особый «иммунитет». Очень часто старшие дети избивали младших, и тут вмешивайся, не вмешивайся – не поможет. Так что на крик: «Помогите!» никто не придет.

Рот Дженсена наполнился слюной, из-за чего при движении члена вперед-назад, создавался слегка хлюпающий звук. Дженсен так же слышал, как один из тех, кто держал его, держит уже слабее, только одной рукой, потому что вторую он нагло запустил себе под брюки и без особого стыда дрочил на открывшуюся ему картину. Другой приспешник еще вроде держался, но его сопение тоже не давало покоя. И только сам Дженсен не получал от этого никакого наслаждения. Только невыносимая боль и жалость к самому себе. Что так вот попался. И даже его так называемые «друзья» не помогут тут ему. Ведь даже потом он не сможет им рассказать об этом. Слишком мерзко ему становилось уже только от одной этой мысли.

Кончил в итоге Эдд быстро и сильно, заставив Дженсена сглотнуть всю эту вязкую жидкость до последней капли. И что на вкус, что на запах это было не менее отвратительно. Горько и даже грязно. Чувство горечи и обиды захлестнуло Дженсена на полную силу. Но что он мог поделать, как вырваться? Куда уж теперь ему бежать? Все тщетно и бесполезно.

- Ну что, стоит наказать тебя еще больше? - Эдди подошел к Дженсену сзади. - Давай-ка посмотрим, что у тебя там. - И он резко сдернул пижамные штаны Дженсена вниз, вместе с трусами. Щеки Дженсена покрылись румянцем. Ему было слишком стыдно стоять так, когда два парня держат его руки, а третий нагло трогает его. 

- Какая прелесть, - едко выдавил Эдд и, обслюнявив свой средний палец, попытался пропихнуть тот в зад Дженсена. - Мне очень нравится!

- Отпусти меня, прошу! - взмолился Дженсен. – Прошу, не надо! - но его слова начисто проигнорировали, продолжая раздвигать округлые половинки и стараясь растянуть сжавшиеся в предчувствии боли мышцы. Только теперь там стало еще мокрее. Эдд явно не жалел для этого своей слюны.

- О да, детка! Как же быстро у меня на тебя встает, - Дженсен вздрогнул, чувствуя, как уже что-то твердое упиралось ему в ягодицы. - Будет немного больно, но уверен, тебе понравится. Пора бы уже давно было лишиться невинности, Дженни, - и Эдд сделал резкий толчок в плотно сжатое отверстие. Все, что оставалось Дженсену, это издать приглушенный крик в тряпку из собственных пижамных брюк, которые дружки Эдда бережливо засунули ему в рот в ту же секунду, как только рыжий начал свои манипуляции.

Эдд толкнулся еще раз, уже увереннее. Мышцы никак не поддавались, и тогда он слегка погладил Дженсена по лопаткам.

- Ну же, расслабься, детка, иначе будет только хуже. Мои ребята тоже уже на взводе, так что сам выбирай, что для тебя лучше - быть выебанным мной и по-быстрому, или после меня ты попадешь ещё и к моим мальчикам. До рассвета еще далеко, они успеют тобою вдоволь насладиться...

Дженсена передернуло. Такого он себе просто не мог представить. Поэтому постарался немного расслабиться и тут же почувствовал, что член Эдда с трудом, но входит внутрь. Ощущения были слишком болезненными, чтобы их хоть как-то описать. Непривычно, сильно, твердо, даже сухо. Но самое главное - отвратительно.

Всё тело горело, задница неприятно зудела, хотелось убежать отсюда как можно скорее, но его только сильнее перехватили и насильно насадили на твердый член.
Дженсен взвизгнул в тряпку. Слезы уже высохли, сил на них больше не было.

Эдди что-то еще говорил, но Дженсен его уже не слышал. Он молча мечтал о том, чтобы это как можно быстрее закончилось. 

И именно в тот момент, когда Эдд вновь был близок к разрядке, Дженсен услышал шаги в сторону туалета. Остановившись у открытой двери, с широко распахнутыми глазами, стоял Джаред...

***



Джаред проснулся и не обнаружил Дженсена в кровати, другие дети уже давно спали. Подумав, что тот мог выйти в туалет, мальчик попытался заснуть, но Дженсен все никак не возвращался. Обеспокоенный отсутствием друга, Джаред тихо поднялся с кровати и потопал в направлении туалета. Почему он так задерживается? Что могло случиться с ним? Ответ его крылся всего лишь за дверью… Ведь то, что он увидел за ней, повергло его детский невинный мозг в серьезный шок. 

Дженсен, его Дженсен стоял, выгнувшись в спине, схваченный двумя бугаями Эдда за руки, а сам рыжеволосый стоял сзади его друга и выполнял какие-то действия, из-за которых Дженс просто корчился от боли.

- Дженсен! - крикнул Джаред, но его крик по громкости оказался больше похож на жалобный писк. Дженсен даже не повернулся в его сторону, только ниже опустил голову, тем спрятавшись за волосами.

- О, Дженни, твой малыш пришел! - радостно воскликнул Эд и ускорился в движении. - Пусть посмотрит, какой его друг подстилка. Тебе же нравится все это, да, сучка? - Дженсен беспомощно помотал головой. Эдди схватил его за затылок и развернул лицом к Джареду. - Видишь, кто твой друг? – обратился он к Джареду. 

Дженсен только беспомощно закрыл глаза, щеки у него были красные и мокрые от уже еле видных слез.

- Он шлюха, блядь, подстилка, не стоит с ним водиться.

Джаред с недоумением посмотрел на друга, и это стало последней каплей для Дженсена.

- Джаред, уходи! - Дженсен выплюнул тряпку. - Уходи немедленно! Не стой тут! Вон! – и в ту же секунду его голова мотнулась в сторону - один из парней ударил Дженсена по щеке.

- Нет уж! – сказал тот самый бугай.

- Как ты там его назвал? Джаред, кажется? – подхватил второй. - Останься, малыш, посмотри на своего друга во всей красе...

Эдд нарочно шлепнул Дженсена по ягодице. А потом ещё и ещё раз. Джаред взвизгнул. Ему было страшно за друга, и он не знал, что с ним делают эти взрослые парни. И он разрыдался прямо у них на глазах - настолько тяжело ему было видеть все эти мучения его старшего друга. Вскоре рыжий издал какой-то непонятный всхлип, и тело Дженсена еще больше обмякло, а как только Эдд вытащил из него свой член, хватка тут же ослабла, и Дженсен моментально рухнул на пол.

- Вот так, детка, расслабься… Тебе же тоже понравилось, даже не отрицай, - парень натянул брюки и погладил Дженсена по волосам. - Это еще не всё, милый, - сладко усмехнулся рыжий. – У нас с тобой впереди ещё долгие годы для того, чтобы сполна насладиться друг другом… - и подростки заржали в голос.

Как только парни вышли, Джаред подбежал к брошенному на пол Дженсену. Он осторожно поднял его брюки и приставил маленькую ладошку к голове приятеля. От того исходил непонятный запах, а тело было сильно горячим.

- Дженсен, ты как? – ответом ему послужило молчание. Джаред неуверенно потеребил друга по плечу. – Дженсен?

- Справлюсь, мелкий, - просипел в ответ Дженсен. - Только найди в нашей аптечке в кабинете медсестры что-нибудь от ссадин и бегом возвращайся. Уверен, ты в этом разберешься. В такое время её все равно нет, а кабинет открыт, - на последнем слове он поперхнулся. Его всего выворачивало наизнанку, но он должен был терпеть, здесь же Джаред.

- Но как же ты? Я… я не брошу тебя!

- Я дойду до кровати, не переживай, - Дженсен поднял голову, и его губы дрогнули в подобии улыбки.

- Дженсен, у тебя кровь! – воскликнул Джаред, увидев стекающую из уголка рта кровавую полоску. Дженсен тут же скрыл лицо за волосами.

- Иди, Джар, живо! - вот и всё, что сказал Дженсен, указав Джареду на дверь.

Оставшийся час, когда Дженсен добрел до кровати и быстро замазывал мазью свои раны, он помнил смутно. Вся физическая боль переросла в духовную в тот же момент, когда он вспомнил Эдда, насильно вторгающегося в его невинное тело.

Дженсен знал, что это было изнасилованием в чистом виде, но что он, жалкий дохляк, мог сделать против такого бугая и его приспешников?! В том-то и дело, что ничего. Из глаз сами собой полились слезы. Как же обидно ему было чувствовать себя униженным, использованным. Тело как будто горело и было не своим. Хотелось сдернуть с себя эту кожу - кожу, к которой прикасался Эдд. Было мерзко и отвратительно. И никто, никто не мог ему помочь. Ведь если Эдд один раз сделал это, он не оставит Дженсена и позже.

Дженсен не заметил, как Джаред подкрался к его кровати, тихонько заполз под одеяло и улегся рядом, обнимая своими маленькими ручками.

- Дженсен, - тихо позвал он. – Все будет хорошо, я с тобой. Я всегда буду рядом, - от этих слов хотелось разреветься еще больше, но вместо этого он только крепче прижал Джареда к себе. Всё у них будет хорошо - раз Джаред верит, Дженсен тоже будет верить ему. В конце концов, всё не может быть так плохо…

Глава 4

Озноб пробил все тело целиком. Дженсен невольно дёрнулся из-за сильного ветра. Скамейка, на которой он спал, была ледяной. Поздняя осень в Далласе не щадила никого. Пальцы на ногах скукожились, а руки, перемотанные какими-то тряпками вместо перчаток, задрожали. Вот уже который год он жил на улице. Сбежал из детдома, бросил Джареда и не удосужился даже попрощаться. 

В его двадцать три он был похож на мужчину средних лет. Уже около месяца он не брился и уж тем более не принимал душ. Лохмотья, заменявшие ему одежду, были измазаны в грязи, а за скамейкой лежал сверток с хлебом и остатками колбасы, спёртые из мусорного бака прошлым вечером, когда работник мясной лавки за углом выбрасывал ненужные остатки. Столько лет уже прошло, а он все никак не мог найти себе места в этом мире. Он бросил все, что у него было, но главное, он бросил Джареда. Единственного родного человека… 

Два последних года в детдоме Эдд продолжал издеваться над ним. А Джаред… Джаред наблюдал все это. Принося, как обычно, Дженсену обезболивающее и мазь. Воспитатели закрывали на всё глаза и не хотели говорить о том, что происходит между подростками в их детском доме. Всем было плевать даже тогда, когда Дженсена каждый божий день зажимали в каком-то углу и заставляли отсасывать каждому из подростков по очереди. Когда его трахали всей толпой... Всем было плевать! И самое омерзительное в этом то, что все это видел Джаред. Смотрел и по ночам молча плакал, вспоминая об этом. Тогда Дженсен звал его к себе в кровать и гладил по голове, обещая быть всегда рядом. Стараясь хоть как-то успокоить друга.

Но Дженсен все-таки бросил его там, оставил одного, на растерзание другим детям... Боясь за себя самого. Нет! Нет! Нет! Он не бросил! Он… это была вынужденная мера! Иначе он не мог поступить, Джаред был еще слишком мал для такой жизни, он не был готов к ней. Ему было безопаснее там, пока что в неволе.

Если бы эти слова ещё хоть как-то успокаивали, а не проносили чувство дикой вины…

Дженсен потянулся и встал со скамейки. День начинался неплохо, и мысли о том, чтобы покинуть этот мир раз и навсегда пока вроде бы не посещали, а ведь он давно подумывал об этом. Дженсен было даже хотел улыбнуться, но вдруг заметил странного мужчину, который уверенным твердым шагом направлялся прямо к нему. Все настроение разом ушло, и улыбка превратилась в настороженный оскал. Что ему надо от него? Пришел поиздеваться над бомжем ради прикола? Но мужчина превзошел все его ожидания. Незнакомец молча подошел к Дженсену и поманил его рукой за собой. Дженс удивленно уставился на него и задумался. 

В конце концов, что могло быть хуже происходящего с ним? Что изменится от того, что он пойдет с этим мужчиной куда-то? Ну, он и пошел, особо не думая о последствиях. За всю дорогу мужчина так и не проронил ни слова. Дженсен тоже не пытался спросить его о чем-либо. Дойдя до угла, проводник свернул в темный проулок и уставился на Дженсена.

«И это все, ради чего он меня сюда звал? Ну, как обычно - все у меня через задницу…» - с какой-то злой усмешкой подумал Дженсен, но на этот раз он глубоко ошибался.

Мужчина достал зажигалку, выудил сигарету из пачки и, пряча огонек от ветра, прикурил. Дженсен жадно сглотнул. Вот уже больше недели он не мог покурить. Приобретённая в детстве привычка теперь здорово подводила его. Руки Дженсена едва заметно задрожали, когда незнакомец одну за одной выпустил несколько тоненьких струек дыма. Помолчав еще минуту, мужчина, наконец, заговорил:

- Парень, насколько же ты отчаялся, что готов пойти черт знает за кем, черт знает куда? - и усмехнулся.

- А по мне что, не видно, что ли, что я бомж? – хмыкнул Дженсен. Если ему сейчас так тонко намекают на скорую смерть, то раз уж помирать, то с честью!

- Это я уже понял, - бесстрастно ответил тот. – Я бы не позвал тебя, если бы не увидел в тебе такой тяги к жизни. Я ведь наблюдал за тобой. Ты знаешь, на что ты, на самом деле, способен?

- Вы наблюдали за мной? – пыл Дженсена немного затих. - Зачем? И на что я, по-вашему, способен?

- Ты же явно не от доброй жизни на улице оказался, - сделал вывод мужчина. - В тебе так и кипят гнев и разочарование. Так что скажу прямо: ты был бы отличным убийцей. Смог бы, наконец, выплеснуть свои чувства наружу.

- Э, стоп-стоп-стоп, полегче! Кем я там мог бы быть? – Дженсен недобро прищурился. – Что за хрень, мужик, ты несешь?

- Щенок, не дерзи мне! Я говорю совершенно серьёзно. Ты просто еще не знаешь, что это за чувство, когда ты можешь выместить на другом человеке всю ту злость, что так давно мучает тебя, вытащить все свои переживания наружу, избавиться от них. Ну же, парень, признай - ты жаждешь мести.

Дженсен промолчал, но это молчание вмещало в себе столько самых разных чувств… 

Он, действительно, мечтал о мести, когда думал о Джареде, он мечтал помочь ему, отомстить Эдду… Месть. Да, сладкая, мучительная месть, чтобы каждая косточка в его теле хрустела и трескалась, каждый сантиметр кожи покрывался невыносимой болью. Кулаки у Дженсена сжались. Незнакомец одобрительно усмехнулся.

- Вот, я уже вижу, как в тебе поднимается это чувство.

- Ну, даже если и так, то чем Вы-то мне помочь можете? Что Вам надо от жалкого мальчишки, блуждающего по улицам?

- Я же сказал тебе, малыш, - тут Дженсена передернуло - на это слово у него уже был выработан нервный рефлекс, - мне нужен достойный преемник в моем деле. И ты бы мне подошел. В своей банде я пока не видел столь выдающегося человека. Ты только представь, как твоя жизнь после этого изменится. В этом нет греха - мы просто мстим за себя, за тех, кого любили, за всю боль, которая выпала на нашу жизнь. Разве остальные не заслуживают хотя бы доли того, что испытали мы?

Дженсен снова задумался. А ведь и правда - за какие грехи он заслужил такую жизнь? Ни родителей, ни дома, ни друзей... Джарда - и того потерял.

- Но… я боюсь, - честно признался он.

- Ничего, все первое время боятся. Потом привыкнешь, сынок, - Дженсен резко вздернул голову на мужчину. Прежде тот стоял вдалеке, так, что выражение его лица было трудно различить. Сейчас он подошел ближе, окурок сигареты валялся где-то позади, и мужчина улыбался, да так искренне, что Дженсен как-то сразу и легко ему поверил.

- Хорошо. Я… я согласен! – выпалил он. Мысли гудели в голове, но эта казалась единственной правильной на тот момент.

- Вот и славно. Как тебя зовут, мальчик? 

- Дженсен, меня зовут Дженсен.

- Хорошо, Дженсен, можешь звать меня Джефф. Пойдем - нам есть, что с тобой обсудить… - и, развернувшись к парню спиной, новый наставник побрел прочь.

Они долго шли по еще пустынным улицам Далласа. Ветер неприятно холодил кожу, отчего она покрывалась мурашками, а губы подрагивали, но Дженсен упорно шел за Джеффом, не говоря ни слова. Дойдя до пустого здания с заколоченными окнами, они сразу же вошли внутрь. Неприятный запах чего-то тухлого просачивался в нос и будто разъедал Дженсена изнутри.

- Чем тут так пахнет?.. - попытался спросить он, но тут же осекся, увидев холодный взгляд Джеффа.

- Всему свое время, - тихо ответил мужчина. - Потом узнаешь...

Дженсен нервно сглотнул.

- Да не ссы ты так! Я не кусаюсь и мои парни тоже, - тихо рассмеялся Джефф.

«Парни?» - подумал Дженсен. - «Ой, как это не к добру…»

Вскоре Дженсена представили всей банде и выделили персональную комнатушку. Как оказалось, это была одна из комнат заброшенной гостиницы, популярной в 90-х годах. Все было не так плохо, даже вода имелась, каким-то странным образом, и полиция сюда не наведывалась. Однозначно выгодно. Но вот мысли о первом убийстве тяготили Дженсена. Чем он думал в тот момент, когда согласился пойти с Джеффом, он бы не сказал даже под дулом пистолета. Потому что и сам терялся в догадках. Оставалось только верить мужчине и думать о хорошем. Верить, что это только месть, что это не зло. И что это пойдет ему на пользу.

- Ох, Джаред бы точно это не одобрил… - тихо вздыхал Дженсен, сидя в своей новой комнате. – Прости меня, друг, если сможешь, - он искренне раскаивался в том, что сделал, но обратного пути у него уже не было.

***


Руки. Везде руки. Жадные, требовательные, грязные, отвратительные - и все они тянутся к Джареду. Держат и не отпускают его. А еще он видит его глаза - зеленые, словно летняя трава после дождя, с каплями слез, выступивших от боли. Они умоляют о пощаде. Но его за это только сильнее бьют по лицу. Затем резкая вспышка - и Джаред уже ничего не видит, только слышит, как Дженсен кричит; но он не может ничего с этим поделать. Руки намертво держат Джареда, давая ему возможность лишь слушать эти мучительные всхлипы и тяжелое, сбившееся дыхание… 

Джаред просыпается в поту и, осознав, что это был лишь сон, утыкается лицом в подушку. Это был только сон, но такой болезненный! Парень плачет, и горькие слезы неприятно капают на подушку, делая её мокрой в тот же миг. Так больше продолжаться не может, это невыносимо! Столько лет… столько лет он думает о своем друге, о верном товарище, и эти кошмарные годы детства так и не дают покоя юноше. Сейчас Джареду стукнуло девятнадцать. Приемные родители подарили ему маленький, но уютный домик в центре скромного городка. Ну, как подарили… Недавно у Шэрон, приемной мамы Джареда, умерла мать, и чтобы дом не пустовал, родители решили переписать его на Джареда. Он был единственным ребенком в семье, так что это было скорее очевидно, чем необычно. Да и его родителям не было дела до этого дома - они жили в своем большом надежном доме на другой окраине Далласа. А Джаред с легкостью согласился переехать сюда из-за института, так как тот находился совсем близко к дому его приемной бабушки. Ну и так же, чтобы больше никто не слушал каждую ночь его крики из-за страшных снов…

И вот, лежа сейчас в кровати, он вновь проснулся, увидев во сне очередной кошмар о Дженсене. Тот ведь предал его, обманул, сбежал. А обещал всегда быть рядом. Предатель! И в то же время, как же тяжело без него... Эдди уже давно отправился в свободное плавание, подальше от детдома. Его каким-то образом пустили в колледж учиться на механика, но его младшие дружки-то остались… Вот и припомнили Джареду, что значит переходить дорогу приспешникам Эдда. После чего Джаред неделю (целую неделю!) еле ходил. Они не стали церемониться с ним, а взяли сразу вдвоем. Подловили его, правда, большой компанией, но овладеть Джаредом было позволено только «избранным».

Ну, а после первой пробы его, как и планировалось, без лишнего пафоса, благополучно пустили по кругу… И что тут сделаешь? Всем насрать, как ты будешь выбираться из этого дерьма. Как ты потом выживешь, как будешь справляться с кучей моральный травм. Это уже твоё мозгоебство, и ничье больше.

Но, о чудо! Явилась семья Падалеки, и Джаред тогда сразу же ринулся к ним. Все же он был еще ребенком, пусть и с травмированной психикой. Джаред им понравился, и они даже не стали интересоваться кем-то еще. Всё-таки уже не ребенок, более взрослый. Джеральд видел в нем большой потенциал, Шэрон представляла его в будущем прекрасным, любящим свою семью, сыном. Пусть Джаред много молчал и редко говорил, но он старался как можно чаще улыбаться новой семье, тем самым благодаря их. Джеральд и Шэрон понимали это и старались по-своему поддержать сына.

Падалеки были семьей со средним заработком, и у них никак не получалось завести детей - Шэрон оказалась не способна рожать. Но они не стали отчаиваться и решили взять ребенка из приюта, тем самым помогая и себе, и ему обрести семью. Шэрон очень хотела, чтобы у них был маленький мальчик. Но когда они увидели Джареда, пусть и такого нескладного, худощавого и нелепого мальчишку, лет так четырнадцати, они сразу же буквально влюбились в него. Он, конечно, был старше, чем им хотелось, но мальчик явно хотел обрести семью. Джеральд к тому же владел детективным агентством и в будущем ему бы не помешал помощник.

Они дали Джареду дом, семью, образование, каждый день дарили свою безмерную любовь. За что он был им крайне благодарен. И сейчас, учась на втором курсе университета, он мечтал поскорее заняться любимым делом своего приемного отца. Ему нравилось проводить время у того на работе, и хотя порой попадались по-настоящему жуткие случаи, Джаред с охотой читал о еще не расследованных делах.

И все это не было просто так - он мечтал отыскать Дженсена, только не знал как. А детективное агентство ему бы в этом очень даже помогло! Как же он скучал по Дженсену, как переживал… Такое не передать словами. Сердце при каждом воспоминании о друге начинало глухо постукивать в груди от такой безмерной тоски. Джаред так мечтал увидеть Дженсена вновь. Обнять, как в детстве, и никуда-никуда не отпускать его! 

Джаред так сильно не хотел вставать. Из-за этого кошмара он даже толком не выспался, да и день обещал быть трудным. Помимо института, ему надо было заглянуть к отцу - он хотел о чем-то поговорить. Умывшись и наспех одевшись, Джей залпом выпил кружку уже подостывшего кофе и побрел в душ.

На его удивление, пара за парой прошли достаточно быстро. Чад, лучший друг Джареда еще со времен первого курса, опять таскался за какой-то грудастой брюнеткой все перемены, так что Падалеки мог спокойно остаться в одиночестве.

Чада он любил, хоть и не так, как Дженсена, но это был единственный человек, которому он мог доверять. Мюррей был беззлобный простодушный чудак, который всегда грезил о шикарных цыпочках и тусовках и к тому же был душой компании. Ну как такой мог не понравиться? Вот и Джаред не устоял, пытаясь тем самым заполнить пустоту в своей душе.

Джаред даже какое-то время пробовал завести отношения, и не только с девушками... Девушки всегда были одинаковые - маленькие, темненькие, с пухленькими губками. И ничем, кроме секса, они Джареда особо не интересовали. С парнями дело обстояло несколько иначе. Видимо, прошлая жизнь давала о себе знать, и он всегда выбирал светловолосых худых парней с зелеными, но совсем не похожими на его, глазами. Дженсена он помнил именно таким. Худым, с непонятной лохматой прической, с загорелой кожей и девчачьими веснушками. Но ни один из его экс-бойфрендов ни на каплю не заменил Дженсена. То взгляд был не тот, то характер другой или же просто неправильная улыбка. Не та, от которой всё внутри переворачивается, а простая и блеклая, только ещё больше нагнетающая уныние в больной душе.

Джаред даже не заметил из-за своих мыслей, как очутился в офисе отца.

- Джеред, дорогой, проходи, - Джеральд мельком глянул на сына и уткнулся обратно в свои бумажки.

- Ты о чем-то хотел поговорить? – спокойно спросил он.

- Да, сынок. Ты говорил, что хочешь работать в моем агентстве, так ведь? Ты еще не передумал?

- Да, я уверен, что не передумал, - Джаред сразу же просиял.

- Отлично. Как ты смотришь на то, чтобы пройти у меня два года стажировки и быть помощником, а в год своего совершеннолетия приступить к настоящей работе? Да, конечно, серьезные дела тебе пока никто не доверит, но в копании в бумажках и разборах что к чему – тебя никто не ограничивает. - Джаред улыбнулся еще шире. Джеральд воспринял это как знак согласия и продолжил: - Как ты сам понимаешь, я уже стар, и мне нужна помощь, а кто еще кроме сына сможет помочь больному отцу? - в их семье было не принято даже упоминать о том факте, что Джаред приемный. Да, этого было не отнять, но чета Падалеки всегда любили его как родного.

- Это же здорово, пап! – радостно воскликнул Джаред.

- Ну вот, значит, оформляем практику от института, и с завтрашнего дня ты приступаешь к работе.
Джаред не удержался, подошел к отцу и крепко обнял его. Наконец-то он найдет его, Дженсена! Ему выпал счастливый шанс осуществить свою мечту, и он не должен её упустить!

«Я уверен, что ты жив и здоров, Дженсен. Просто пока у нас не было и шанса увидеться. Обещаю, когда-нибудь нам выпадет эта возможность!» - радостно думал Джаред, вспоминая зеленые глаза, которые для него искрились ярко-изумрудным цветом.

***



Вытаскивая воспоминания из своей головы, я невольно вспоминаю о своих родителях. Ведь я их совершенно не знал. Единственное, что напоминало о них, это мое имя, которое они всё же удосужились дать мне в день моего рождения. Это я узнал чуть позже, из уст Сары, которой порядком надоели мои извечные вопросы: «Почему я здесь? И за что мне все это?». Женщина не выдержала и выложила мне все так, как есть, буквально на ладони.

Матери моей на момент моего зачатия было шестнадцать, отец был лишь на пару лет старше. Естественно, их семьи не позволили им оставить ребенка и приняли решение отдать малыша в детдом. Да подростки и сами вряд ли собирались становиться любящими и заботливыми родителями. Зачем я им был нужен? Конечно, легче сломать ребенку жизнь таким способом! К чему хоть каплю подумать?!

Но даже это я решил навсегда сохранить здесь…

Ведь пока я всё это окончательно не забыл, я записываю свои жалкие воспоминания. Глупо, но это помогает мне не сойти с ума. И пока я всё еще помню тебя, Джаред, береги себя. Прошу, не наделай глупостей, пробуя начать искать меня. Ты можешь… Я знаю. Ты лучше просто береги себя. И прости за всё, что я натворил. Прости своего тогдашнего друга Дженсена. Меня ты можешь и не прощать, я другой. А вот его стоит простить. Или хотя бы попробовать…
 - на этом записи в дневнике обрываются.

Дженсен привычно кладет тетрадку под кровать и забывает о ней. Боится даже прикоснуться. Как будто уже желтые листы обожгут его пламенем. А еще ему страшно, что кто-нибудь когда-нибудь найдет эту тетрадь и прочтет всё, узнает о его чувствах. Именно поэтому он забывает о ней и продолжает жить дальше. Подальше от своих воспоминаний…

Но не проходит и года, как он, ища что-то под своей койкой, находит эту своеобразную книжицу, читает и тут же сжигает, со злости сминая лист за листом, бросая их в костер, разведенный около гостиницы. Теперь уж точно он покончит со всем этим. Раз и навсегда! За этот год он стал сильнее. Перестал ныть и забыл уже о… Нет! Он не будет произносить это имя. Он забыл! Теперь он хладнокровный убийца и больше никто. Нет уже прежнего Дженсена, есть только маньяк и насильник, без имени. И теперь ему плевать на всё и на всех.

Никто ему больше не нужен, и воспоминания ему тоже уже больше не нужны. Он, наконец, окончательно выкинет их из головы. Плевать даже, что из-за этого он свихнется. Дженсен и так псих, куда уж больше?

Последние листы тетради медленно догорали, оставляя от себя лишь пепел, и тихий шелест еще не сгоревших листков приятно ласкал слух, как бы выветривая всё ненужное из такой «тяжелой» головы.

Да, теперь ему будет легче, теперь всё у него будет хорошо. Он свободен…

Глава 5

Стать участником секты - это ещё полбеды. Но стать участником секты маньяков, которые устрашают и терроризируют весь Даллас на протяжении вот уже нескольких лет - вот это, действительно, крайне тяжелая ситуация…




Дженсену безумно нравилось убивать. Ощущать тёплую, дурно пахнущую плоть в руках, кровь с которой беззвучно капает на пол. А приятные покалывания по всему телу, вызванные пытками жертв, были сравнимы только с ощущением предстоящего оргазма - вот, насколько пленяющее это было чувство.

Когда ты одинок и у тебя нет ни родни, ни близких людей, в отчаянии ты уже готов броситься с крыши, оставляя в напоминание о себе лишь неуклюже развалившийся на асфальте кусок мяса и лужу крови. Ведь никому в этой жизни ты не нужен, никто не дорожит тобой. Так зачем же жить? Не легче ли покинуть этот жалкий мир, полный пафоса и разврата? Так Дженсен в свое время и собирался поступить, если бы по счастливому (или же наоборот? кто знает...) стечению обстоятельств не попал к Джеффри в руки. Бедный, измученный, жалкий, словно голодный котенок, - Морган приютил его и направил на путь «истинный». 

Время, когда Дженсена тошнило и выворачивало наизнанку только от одной мысли об убийстве, прошло, и когда он, наконец, почувствовал, каково это на самом деле - убить человека, мнение его резко изменилось. Он прочувствовал всю прелесть насилия. Мозг инстинктивно подталкивал отказаться, сбежать отсюда куда подальше, но руки... руки сами тянулись к орудиям пыток. К ножам, лезвиям, клешням и много к чему еще.
Жизнь столько раз била Дженсена, что инстинкт первым наносить упреждающий удар, даже если опасности не было, в конце концов, стал сильнее голоса разума.
И сейчас он был наравне с самим главарем банды, с великим и ужасным Джеффри Морганом.

- Дженсен, мальчик мой, - Джефф с довольной улыбкой подошел к столу пыток. – Ну, как тут твои успехи? - он похлопал его по плечу. На столе лежал парень лет четырнадцати, голый и искромсанный. Его безжизненное тело с открытым веками и изуродованным лицом наводило ужас, но только не на маньяка. Для него он выглядел более чем привлекательно.

- Пока что никак, - Дженсен опустил окровавленный нож и положил его на стол, - но скоро, думаю, я смогу это исправить! - с ухмылкой добавил Дженс и просунул руку в горло парня, исследуя того изнутри.

- Вот и замечательно, развлекайся! - мужчина, довольный, вышел из комнаты, а маньяк продолжил свои действия. Запихнул руку ещё глубже, доставая до глотки. Чувствуя пальцами мягкую плоть. Кто бы знал, какой кайф он тогда получал!


Вот уже больше трех лет, как Дженсен занимается этим делом. Сломленный, несчастный, озлобленный на весь мир. Столько лет держаться и не давать себе слабины, терпеть боль и обиду, оставаясь в полном одиночестве... и внезапно повстречать Джеффри, резко сорваться и начать пытать и убивать людей, вкладывая в это всю ненависть и разочарование, которые он испытывал ежечасно со дня своего появления на этот свет. Неплохой образ жизни для человека двадцати шести лет, не так ли?..

Дженсен слабо помнил свои годы жизни в детдоме, чем он там занимался, как себя вел. Только изредка, во снах, он вспоминал картины ужасных насилий, которые производили над ним. Побои и унижение, которым подвергали его дети старшего возраста, высмеивания, издевки - всё это в те годы доводило его до бешенства, и Дженсен пытался выплеснуть свой гнев, затевая драки, в которых сам получал обычно больше, чем доставалось обидчику. Но это давало ему хоть какое-то внутреннее успокоение. Слабое ощущение легкости и частичной свободы. Но старшим было плевать и они всё так же продолжали потешаться над ним.

Единственный, кто поддерживал его в те годы, – это Джаред. Брошенный мальчик с такой же нелегкой судьбой. Он был совсем маленьким ребенком лет одиннадцати, но даже тогда горой стоял за друга. Оберегал и заботился, как мог, тайком таскал аптечку из кабинета медсестры, чтобы залечить раны самого дорогого и близкого ему человека. Джаред был очень смешной и неуклюжий, всегда смотрел на Дженсена глазами маленького щеночка, когда тот читал ему сказки на ночь. И тайком перебирался к Дженсену в кровать, жалуясь, что на своей ему слишком холодно. Он, и правда, напоминал щенка: лохматый и очень верный, что уж говорить о его взгляде, полном тоски и печали. Дженс трепал его по волосам и обещал, что всегда будет рядом, а тот лишь улыбался ему в ответ, крепче прижимаясь к груди.

Вот так они и жили - брошенные кот и пес, такие разные, но стоящие друг за другой горой. Пусть и не всегда им удавалось избавиться от назойливых собратьев, но они всегда держались до последнего. Терпели всё насилие и всю боль вместе, до конца. Но когда Дженсену исполнилось семнадцать, он всё-таки не выдержал и сбежал. Не смог больше выносить этого. 

Оказавшись на свободе, он воровал деньги, питался на заправках, покупая дешевые бургеры и содовую, бродил по городу, ночуя на лавочках в парках, или же взламывал отмычкой комнаты мотелей, отогреваясь там от невозможного холода, - чему только не научишься, когда ты не имеешь ничего в этой жизни.

И уже потом, когда Дженсен основательно прижился в банде Джеффри, он дал волю ещё и своим сексуальным потребностям… Дешевые проститутки, жесткий трах, пара отсосов от них же, за отдельную плату, и единственная угроза - подцепить какую-нибудь заразу. Но и на это ему тоже, собственно, было плевать. Всё же у него работал животный инстинкт спариваться, не более. Иногда тебе совсем похуй, как чувствует себя твой партнер, лишь бы вдолбиться в это жаркое и податливое тело. Ему, естественно, от этого нравился секс как таковой, ощущения обволакивали его с головой, даже не смотря на бесстыдность лихих девиц со смазанным макияжем, устраивающих на нем родео и шепчущих грязные словечки в ухо.

А когда он начал спать с Джеффом, то и сам особо не понял, почему работает подстилкой для своего босса. Как бы тот не уверял его, что тому это просто необходимо, сам Дженсен искренне ненавидел себя за то, что принял такое решение. Глупый мальчишка. Настолько он был наивен три года назад, что буквально сел Моргану на шею. Верил в какую-то привязанность. А сейчас, когда Джефф все реже стал звать его к себе, Дженсен окончательно в этом убедился. Тот стал слабее, уязвимее и больше не мог делать с Дженсеном тех вещей, что вытворял раньше. Да и Дженсену поднадоела роль пассива в таких отношениях. Нельзя же всю жизнь решать всё через свою задницу.

После долгого времени, проведенного в секте, металлический привкус крови начинал нравиться Дженсену всё больше. Пытки, крики жертв, медленно истекающих кровью при разрезании кожи тупым ножом, молитвы и просьбы пощадить. Да... Вот, в чем теперь суть его жизни. Плевать, что не всё ещё было потеряно, и он мог бы попытаться всё исправить, - психика была нарушена так, что Дженсен окончательно стал одним из них. И тут уже не до морали и правильных поступков.
Его собственное тело до сих пор помнило, как ему было больно, когда его, ещё совсем ребенка, избивали или растягивали, насилуя одновременно с двух сторон. Жалкое подобие секса втроём: один удобно пристраивался сзади, другой вставал спереди... После чего у Дженсена саднили губы и жутко болело все внизу. Но сплевывая всю эту гадость, он старался терпеть и не нарываться на еще большие неприятности, молча и с огромным презрением смотря в глаза своих насильников.

Эти раны давно затянулись, покрылись плотной коркой забытья, но вот чувства и ощущения всё же остались. Каждый удар, каждое прикосновение чужих, противных рук, ухмылки и взгляды, которые открыто потешались над ним, и Джаред, который залечивал его раны, прикладывая к губам юноши украденную из столовой мокрую холодную тряпку и принося какой-то непонятный крем для облегчение боли в других местах. Всё это крутилось в голове Дженсена на протяжении многих лет. А потом всё это как будто растворилось в тумане, и остался только Морган. Его босс. Этот дьявол-убийца во плоти, вокруг которого теперь вращается вся его жизнь и он сам собственной персоной.

Дженсен находился в подвале фабрики, в которой однажды совершил свое первое убийство, и уже сам, без Джеффа, рвал на части тело какой-то несчастной девушки. Руки по локоть в крови, нож, окровавленный до такой степени, что уже непонятно, где лезвие, а где рукоять, и лежащее на столе тело, от которого постепенно начинает распространяться противный тухлый запах...

- Ну что, детка, продолжим? - глаза Дженсена вмиг потемнели, наполняясь гневом и яростью. Девушка не подавала никаких признаков жизни. Её грудь была вспорота ножом, открывая маньяку весь её «интересный внутренний мир»: кишки, переставшее стучать сердце, кости ребер, складки кожи - всё как на ладони. - Что же так быстро? И зачем я так увлёкся? Даже не успел как следует насладиться процессом... - он огорченно вздохнул. Прошла буквально пара дней, как он начал пытать это бедное создание, а она уже коньки отбросила. Эх...

- Эй! – крикнул он парням, стоявшим у обратной стороны двери. – Приберитесь-ка здесь. С ней уже покончено, да и воняет она уже! - Дженсен дотронулся рукой до лица девушки и нежно провел пальцами по шее, оставляя кровавые следы. - А ты мне понравилась, ничего такая. Я бы с радостью поиграл с тобой ещё пару раз, если бы ты так быстро не сдохла, - эти слова он подкрепил страстным поцелуем в холодные, мертвенно-синие губы. И в последний раз взглянул в открытые глаза, даже сейчас заполненные страхом и ужасом.


Так и проходила его жизнь. Со дня на день - новые пытки, новые способы довести жертву до сумасшествия. Джеффри гордился им, хвалил и говорил, что он один из его лучших учеников. Приятно получать похвалу от своего покровителя и кумира. Знать, что тобой гордятся и восхищаются. Не зря же он так усердно старался добиться уважения у парней банды. Хотя предательские нотки совести порой играли с ним в нелегкие игры, заставляя отчего-то переживать по поводу своих жертв.

«Что ж, Дженсен, ты стал прилежным убийцей, и другая судьба тебе уже не светит. Поздравляю», - порой думал Дженсен, отмывая руки от чужой крови. А ведь и правда, кто он теперь? Маньяк-насильник? Это ещё мягко сказано. Ублюдок, тварь, остановившая кучу жизней? Да, так уже лучше…

***


Дженсен занимался очередной жертвой. Разрезав ей глазные яблоки напополам, исследуя их содержимое, перебирая руками склизкие половинки, когда Морган позвал его к себе. С неохотой маньяк оторвался от своего занятия, прихватил полотенце и пошел в кабинет главаря.

- Дженни, дорогой, проходи, - Дженсен поморщился от такого обращения к нему и сел на стул напротив босса. - У меня для тебя новое, крайне интересное задание, - Джефф ехидно улыбнулся, не забывая при этом прожигать Дженсена своим змеиным искусительным взглядом.

- Я весь во внимании, - вытирая руки о полотенце, проворчал Дженсен. 

- Один детектив со своей компашкой расследует наше дело. Кажется, он хочет докопаться до сути и проявляет слишком много рвения. Надо бы нам его убить, пока он ещё не подобрался к нам слишком близко, - Джеффри вертел в руке стакан с виски. Что ж, задание предельно ясное. Только зачем такой официальный визит и все прочее?

- Ну, а моя роль-то здесь какая? Я что, должен вывести труп за город и закопать, как обычно? – хмыкая, спросил Дженсен. Если так, то ему больше нечего делать в этом кабинете.

- Нет. Сегодня у тебя роль поинтереснее, мальчик мой, - притворно холодным тоном произнес Морган. - Ты его и убьешь.

Вот это да… Он что, серьезно?!

- Ты что, серьезно?! – озвучил свои мысли Дженсен. - Полезть на детектива? Совсем спятил?! – он поднялся с места. – Ты хоть понимаешь, что он сам может меня прикончить? Это тебе не какую-нибудь малявку в тёмном переулке подкараулить, - Дженс скрестил руки на груди. – Да и то я мало когда таким занимался. Обычно со всем справлялись парни, а не я.

- Ничего, ты справишься. Это не так-то и сложно. Привыкай к чему-то более серьезному, хватит херней страдать. Тем более он просто обязан тебе понравиться, - Морган заговорщически подмигнул Дженсену. - Можешь сделать с ним всё, что захочешь, – Дженсен с неприкрытым любопытством посмотрел на Джеффа. С чего бы ему подкидывать Дженсену такую жертву? Еще и для таких его утех? Нет, Джефф, конечно, никогда не ограничивал Дженсена в сексе с другими людьми, а уж с жертвами и подавно... Просто к чему столько пустых и глупых намеков?

- Имя, фамилия и место, где я должен его встретить, - четко произнес маньяк. Без знания, кто его жертва, убивать было как-то ну совсем не интересно.

- Джаред Падалеки. Адрес пришлю позже по смс, - Дженсен задумчиво уставился в пол. Где он мог слышать это имя? О ком оно могло ему напоминать?.. Ну а хотя, мало ли таких Джаредов Падалеки на этой Земле? Вот именно, что много. Так что без разницы.

Раздумья Дженсена прервал Джефф, грозно выкрикнув его имя.

- Всё, вали уже, мне работать надо! - проворчал Морган и рукой указал ему на дверь. Дженсен замялся, но быстро кивнул головой и направился к выходу.

«Да уж… Ну, ахуеть, какая легкая задачка! Поймать и убить детектива - чего уж сложного-то? Подумаешь, что меня тоже могут прикончить, не беда!» 

- Заебись просто… - отчаянно произнес Дженсен и пошёл собирать необходимые для убийства вещи.

Глава 6

Ночь накрыла Даллас. На улице стояла гробовая тишина. Изредка слышался гул проезжающих вдалеке автомобилей. Офис, где работал детектив, уже давно был безлюден. Только в одном окне свет продолжал гореть. Морган предупредил, что этот трудяга любил засиживаться до полуночи. Дженсен удобно устроился за углом, докуривая сигарету и поджидая свою жертву. Из головы никак не выходило его имя. Он сделал губы буквой «о» и выдохнул колечко дыма.

Что вообще могло связывать его с этим именем? Откуда ему мог быть знаком этот Джаред Падалеки и был ли вообще?.. Дженсен так и не смог понять. Может, одну из его жертв звали так раньше? Нет, вряд ли. Дженсен бы помнил, он помнит каждого, кого убил. Ну, практически каждого… Да, он не всегда помнил, какой именно смертью мучил их, но уж несложные имена он вполне мог запомнить. Память ему ещё не совсем отказывала в своей работе. Если он только сам не хотел вычеркнуть какое-либо воспоминание или имя из своей головы.

Наконец, свет в окне потух. Бросив окурок и затоптав его ногой, маньяк стал ждать. Через пару минут из здания вышел молодой человек в светлой куртке и спокойным шагом направился к машине. 

«О! Мой клиент!» - подумал Дженсен, но резко приуныл. «Что-то он великоват, да и выглядит слишком молодо для детектива… Может, всё же не он?» - Дженсен неуверенно посмотрел на жертву. Парень был выше него на одну голову точно, но при этом худощав. Слегка сутулился, но это никак не уменьшало его роста. - «А впрочем, была не была, терять мне нечего!» - молодой человек как раз прошёл мимо угла, где притаился Дженсен. Из-за темноты парень не мог увидеть убийцу. Он прошел чуть дальше, отправляясь на дальнюю часть парковки, как Дженсен, подойдя сзади, бесшумно приставил к горлу незнакомца хорошо наточенный и свой любимый нож.

- Дернешься - и ты мертв, ясно? – дотянувшись до шеи парня, на одном дыхании проговорил убийца. Тот лишь согласно кивнул.

Дженсен вдохнул воздух и почувствовал запах, исходящий от молодого человека: дешевый одеколон, слабый запах пены для бритья, который не выветрился ещё с утра, и явный аромат кофе. Через плечо он попытался разглядеть лицо детектива: гладкая кожа, без единого признака щетины, тонкие мягкие губы, ровный нос и обеспокоенно мечущиеся из стороны в сторону глаза (какого они были цвета, ему так и не удалось разглядеть). Да, Морган был прав - этот тип явно был в его вкусе…

- Джаред Падалеки, я полагаю? - спросил Дженсен и приготовился в случае неверного выбора стукнуть парня по башке, чтобы спокойно уйти. Не в настроении он сегодня никого постороннего трогать.

- Да, - неуверенно ответил тот, и его кадык заметно дернулся от испуга. - Что вам надо? Я законопослушный гражданин и могу дать вам денег, если хотите, только не трогайте меня, - убийца засмеялся. А вот и наша дрожащая жертва! Удача сегодня явно на его стороне!

- Вот такие нынче детективы работают здесь? Серьезно? Даже себя защитить не могут?! Ха! А как же оружие? - свободной рукой маньяк провел по бедру Падалеки и поднялся чуть выше, ища положенный пистолет. - Вот он, мой красавец! – глок, как родной, лег в правую руку Дженсена. - Так что, прилежный гражданин, - он приставил к виску Джареда пистолет, - не надо было лезть на банду Моргана и устраивать самому себе проблемы, - с удовольствием проворковал Джен. Не ожидая подвоха, он засмеялся прямо в ухо Джареда, но тот резко ударил Дженсена рукой в бок и, пользуясь эффектом неожиданности, выбил пистолет и нож из рук убийцы. Парень скрутил ему руки на спине и прижал лицом к стене. 

- Ну и кто теперь здесь главный? - передразнивая интонацию Дженсена, сказал Джаред.

- Пусти, сука! - заорал Дженсен, но детектив его не слушал.

- Говоришь, не надо было копать под вас? Какие же вы ублюдки! Даже шавку подослали не способную ни на что! – он ударил Дженсена головой об стену. Тот слабо захрипел от боли и скатился вниз. Не этого он ожидал от такого дрожащего и испуганного на первый взгляд парня. - Зато теперь ты мне всё расскажешь! - Падалеки придерживая Дженсена одной рукой, поднял пистолет. – Поднимайся, тварь, и пошли к машине! Не вздумай вырываться, - Джаред приставил к затылку маньяка пистолет. – Не зли меня, красавчик, - прошептал он ему прямо в ухо.

- Да пошел ты, - попытался вырваться Дженсен.

- Не шевелись, мудак! Кому сказал! Живо к машине! - Джаред насильно потащил убийцу к авто, стоявшему в нескольких метрах от них.

«Всё…» - подумал Дженсен. - «Мне конец. Вот так и закончу свою жизнь. Либо поджарюсь на электрическом стуле, за всё содеянное, либо выберусь, но ребята Моргана с меня шкуру живьем сдерут. Вот тебе и конец жизни, Дженсен. Лох ты! Дебил и мудак! Так подставился, да уж, ничего не скажешь», - Дженсен слабо попытался вырваться из хватки Падалеки, но тот только крепче вцепился свободной рукой в его куртку, продолжая держать у затылка Дженсена пистолет. 

Джаред уже открывал машину, как вдруг кто-то резко ударил его по голове, и он с грохотом упал на землю, стукнувшись при этом лицом об дверцу автомобиля и почти мгновенно отрубившись. Дженсен упал вместе с ним.

- Так и знал, что тебе одному ничего нельзя доверить, - Джефф с ухмылкой посмотрел на Дженсена. Двое его ребят по щелчку пальцев главаря подтащили детектива к их грузовику. Дженсен даже не понял, как они оказались здесь, - видимо, приехали пораньше, чтобы насладиться «зрелищем».

- Поднимайся, - Джеффри подал ему руку.

- Спасибо, Джефф, - Дженсен встал и отряхнул от пыли штаны.

- Не благодари, - Морган растянул губы в полуулыбке. - Вот теперь уже точно можешь развлечься с ним. Мы привезем его на дальний склад, а там - как хочешь, - он хищно прищурился. – Считай, оказываю тебе такую добродушную услугу. Только не забудь потом прибрать за собой. Зная тебя, зрелище будет не из приятных, - Джеффри похлопал его по плечу. – Заодно и банде окажешь безвозмездную помощь.

- Хорошо, - Дженсен кивнул головой, а Морган направился к грузовику. 

- Ах, да, - разворачиваясь, сказал он, - вот ключи от детки, она стоит за углом. Следуй на ней за ребятами. Потом же тебе надо будет как-то уехать со склада, - Джефф кинул Дженсену ключи и улыбнулся. – Сегодня твой счастливый день, малыш, - Дженсен, ничего не ответил, повертел ключи в руке и направился к Импале. Да, настолько же Джефф ненавидит этого детектива, что ради его убийства так добр с Дженсеном, чего не случалось уже очень давно...

«Ну ладно. Посмотрим ещё, кто кого, Джаред Падалеки», - усмехаясь, подумал маньяк, заводя мотор и слушая такое приятное урчание, которое в тут же миг разлилось чем-то теплым по телу, как будто говоря, что все у него сегодня получится и будет хорошо.

Глава 7

Джаред проснулся от зловонного запаха мертвечины. Он не спеша открыл глаза и вдохнул ещё раз. Вся комната была пропитана этим тошнотворным «ароматом».

- Уже проснулся? – услышал он хриплый голос и повернул голову. Чуть поодаль, прислонившись к дверному косяку, стоял убийца, которого он почти поймал этой ночью. Судя по ощущениям, прошло не так много времени. – Ну как, удобная кроватка, не так ли? – Джаред ничего не ответил и попробовал встать. Ноги и руки не шевелились. Детектив посмотрел на запястья: они были соединены вместе и прикручены жёсткой веревкой к изголовью кровати. Ноги точно так же были привязаны крепкими кожаными ремнями.

- Что, думал, сможешь вырваться? – маньяк заржал. – Как ты уже понял, не ты первый, кто побывал здесь.

Весь вид комнаты, в которой он находился, подтверждал слова этого ненормального: характерный запах, не до конца замытые кровавые разводы, разложенные на полках приспособления для пыток...

- Пусти меня, блять! – громко зарычал Джаред.

- Таким ты мне больше нравишься, - Дженс облизал нижнюю губу и приблизился к кровати. – Говорил же - не лезь. Не пострадала бы тогда твоя дорогая задница, - он дотронулся бедра Джареда и положил руку на молнию брюк. – Ну и член тоже.

- Не трогай меня, мразь! – Падалеки попытался вырваться.

- Э, нет, так не пойдет, дорогой. Сегодня я главный, - Дженсен снял с себя куртку. Та моментально свалилась на пол с нехарактерно громким звуком. Видимо, маньяк всё ещё держал там какие-то свои «игрушки»; возможно, тот самый нож, которым он пытался укокошить Падалеки - кто его знает? - Сначала я хочу немного поиграть с тобой, - Дженс хищно усмехнулся. Его тело давно изголодалось по жаркому насильственному сексу. Ощущение, когда жертва в муках просит тебя остановиться, а ты разрываешь её изнутри… В штанах уже всё стояло колом и ныло от предвкушения.

- Ты не посмеешь! – завопил Джаред.

- О, ещё как посмею! А ты сопротивляйся, сколько хочешь, - меня это только ещё больше заводит, - он навалился на парня сверху.

- Убью, - прорычал Джаред, но Дженсен накрыл его рот поцелуем, жадно кусая нижнюю губу, затем немного посасывая верхнюю, и попробовал протолкнуть язык в плотно закрытые губы. Джаред от возмущения начал мотать головой.

Левой рукой убийца вдавил Падалеки в твердый матрас, а правую протиснул вниз и накрыл член Джареда через джинсы, легко поглаживая, а затем до боли сжал. Джаред закричал в губы маньяка и укусил его.

- Ай! – Дженсен ударил Джареда по лицу, отчего у того из уголка губ потекла кровь. – Сука! Лежи и получай удовольствие, пока я не перерезал тебе горло!

- Так перережь сейчас! Я не хочу даже думать о том, что ты собрался сделать со мной! – выплюнул детектив в лицо убийцы.

- И ты думаешь, я останусь доволен? Ну, уж нет, у меня давно не было хорошего секса! - он поцеловал Джареда в шею, оставив на ней багровый засос и продолжая жёсткими, мозолистыми пальцами оглаживать промежность парня. – Я так изголодался по красивым мужским телам. И по роли актива тоже. - В конце концов, этот парень скоро умрет. Так какая разница, что он узнает о такой незначительной вещи, как предпочтения Дженсена в сексе? Вот именно, что никакой, ведь тот даже прикусил язык, молча «убивая» своего насильника и убийцу взглядом.

В какой-то момент Дженсену надоело смотреть на пассивную жертву, и он, слегка рыкнув, резким движением расстегнул молнию и снял до колен джинсы Джареда, оглядывая не реагирующий на его ласки орган через трусы, при этом с удовольствием отметив размер гениталий жертвы.

- Какой он у тебя большой! Что же будет, если его возбудить? – маньяк вновь потрогал промежность. - Мне однозначно нравится! – и разразился хохотом.

- Ничего у тебя не выйдет, и не мечтай! - злобно воскликнул Джаред. Вот ещё, поддаваться этому уроду, много чести!

- Ну, это мы ещё посмотрим… - тихо ответил на этот выпад Дженсен.

Он вновь лег на Падалеки, потерся своим пахом о его пах и задышал в шею. Дыхание было прерывистое, горячее... Несмотря на испытываемое отвращение, оно чем-то начало заводить Джареда. Такого просто не должно было быть! Он никак не мог понять, что происходит с ним. Этот парень почему-то казался ему таким знакомым. А эти руки и губы, о боже… Он издал заметно слышный стон, на что Дженсен моментально отреагировал и ухмыльнулся. Провел рукой по животу Джареда, касаясь волосков внизу, и запустил руку в трусы. Мокрые пальцы накрыли член и начали медленно двигаться по заметно возбуждающейся плоти. Как бы Джаред не сопротивлялся, всё было бесполезно. От ощущения приливающей к низу крови крышу сносило окончательно. А когда маньяк стал водить большим пальцем по открывшейся головке, то полностью погрузился в свои ощущения.

Дженсен, заметив, что жертва не сопротивляется, осторожно провел ладонью между ягодиц Джареда, проверяя, как у того было с растянутостью. Так как Джаред был расслаблен, два пальца с трудом, но проходили внутрь уже с первой попытки. Ну, он явно не девственник. Эх...

- Так, значит, ты у нас уже был с мужчиной, - с улыбкой отметил Дженсен. – Жаль, я думал быть первым, - Джаред фыркнул, а Дженсен всё так же невозмутимо продолжил: – и последним… - и плотоядно засмеялся.

Вскоре эти игры с жертвой ему занятно поднадоели, но когда Дженсен попытался снять с Джареда трусы, тот резко рванул руки и выпутался из веревки, которая держала его. Все время их разговора он упорно выворачивал запястья, дабы хоть чуточку ослабить веревку, и ему наконец-то это удалось. Видимо, Дженсен был в таком предвкушении, что забыл об осторожности. Привязал жертву сильно, но недостаточно крепко, чтобы нельзя было вырваться. Всё же узел оказался слабым для такого бугая как Джаред.

От неожиданности Дженсен не среагировал, когда Падалеки принялся душить его.

- Ни одной бляди не позволю к себе прикасаться! – закричал Джаред и с невероятной силой откинул покрасневшего маньяка в сторону. Дженсен ударился затылком о стену, и на него повалились инструменты. Пока он пытался отдышаться и прийти в себя, Джаред уже полностью отвязался и поднялся на ноги.

Возбуждение как рукой сняло. Он быстро застегнул джинсы, и убийца в ту же секунду набросился на него. В стычке они повалились на пол, неистово избивая друг друга. Удар под дых. Дженсену резко стало не хватать воздуха. Удар в грудь. Джаред скорчился от боли, но продолжил. Вовремя подмяв под себя маньяка, Падалеки начал наносить один удар за другим, не следя даже, куда он попадает. И глядя на лицо своего мучителя, Джаред наконец-то узнал его... Это был Дженсен, его Дженсен. Он не мог ошибаться! Всё те же веснушки, всё те же зеленые глаза и кривая ухмылка, не сходившая с лица парня. Только вот морщинки в уголках глаз выдавали его истинный возраст. Но злость и адреналин били ключом, так что вместо обычного удивления узнавание переросло в давно забытую обиду. Он же так долго искал его, черт побери! Он же не мог и в это раз ошибиться. Это же Дженсен! Эта сволочь и есть Дженсен!

- Тварь ты, Дженсен, самая настоящая тварь! – резкий удар в челюсть. - Я пытался быть твоим другом в детстве, старался защитить! Думаешь, я забыл тебя? Думаешь, я забыл, как ты оставил меня одного? – ещё удар, теперь попадание в скулу. – А ты связался с ними?! Да как ты мог до этого докатиться? Твою мать, Дженсен! – Джаред уже не бил Дженсена, а тряс за плечи.

- Джаред… - невнятно ответил ему тот. Так вот откуда он мог знать его! Это лицо, эти щенячьи глаза. – Джаред… - ещё раз повторил он и коснулся рукой лица Джея. Он даже не мог поверить в это.

- Господи, Дженс, что с тобой стало? – Джаред слегка приобнял его. – Как ты мог? – он не понимал, что начинает плакать. – Я столько лет искал тебя, в надежде на то, что ты ещё жив… А ты… И с ними! Как?..

Лицо Дженсена заметно опухло после всех нанесенных побоев, но он смог чуть обнять друга. Столько лет стараться забыть его, вытеснить прочь из своей головы. Попытки запрятать все эти болезненные воспоминания куда подальше. Он даже не мог подумать, что когда-нибудь сможет вновь увидеть Джареда. Это ведь единственное, что напоминало ему о прошлом. Единственное, что напоминало Дженсену о том, что он был человеком до того, как превратился в Это... 

Мысли Дженсена прервал Джаред, вновь тряхнув его.

- Здесь есть кто-нибудь кроме нас? – Дженсен отрицательно помотал головой. - Мы точно сможем уйти спокойно? – Джаред сосредоточенно посмотрел на Дженсена.

- Да, - прокряхтел тот в ответ.

- Хорошо. Сейчас мы уйдем, только прошу, не сопротивляйся, а просто следуй за мной, ладно? - успокаивающе произнес Падалеки, помогая Дженсену облокотиться о стену. Он поднял с пола куртку, накинул её на друга и, вновь подняв его, поплелся со своей ношей прочь из ненавистного здания. Около двери он заметил свой лежащий на полке глок и просунул его в задний карман джинсов. На всякий случай. Никто же не знает, что и кто может оказаться снаружи...

Найдя дверь на улицу, Джаред распахнул её и увидел чащу леса, окружающую их со всех сторон. Здание, в которое его привезли, находилось, как он прикинул, не так уж и далеко от города - немного поодаль уже виднелись какие-то дома. Солнце уже вставало из-за верхушек деревьев, сильный ветер бил в лицо, а запах сырости неприятно теребил обоняние.

«Чем раньше мы уберемся отсюда, тем лучше…» - подумал Джаред, опасаясь приезда кого-нибудь из банды. Подхватив Дженсена подмышку, он огляделся в поисках хоть какого-нибудь транспорта.

- Импала... там, за углом, - тихо проговорил Дженсен. Ему всё ещё было тяжело дышать, и одной рукой он держался за живот.

Джаред ничего не ответил и, продолжая поддерживать друга, пошел к машине. Ключи от автомобиля, к счастью, оказались в кармане куртки Дженсена. Открыв дверцу и усадив Дженсена на заднее сидение, Джаред сел спереди, вставил ключ зажигания и вдавил по газам.

Глава 8

Оказавшись через час в доме Падалеки, Джаред положил Дженсена на диван, а сам побежал в срочном порядке искать аптечку. Из-за нервов он даже не помнил, где она у него лежит. Может, на кухне? Или в ванной? Черт её знает. Надо бы проверить шкаф в спальне… И пока он искал аптечку, Дженсен пытался хоть как-то немного прийти в себя.

«А он нисколько не изменился», - отчего-то подумал Дженсен, прикладывая руку к опухшей скуле. - «Всё тот же мальчишка, который постоянно приглядывает за мной… Даже челку свою оставил», - хмыкнул он и резко зашипел от боли. Да уж, больно. А он ведь ещё никогда не проигрывал своей жертве и ещё никто не бил его так сильно…

- Вот так, лежи, сейчас будет полегче, - Джаред вернулся в комнату, намочил здоровый кусок ваты перекисью и начал протирать раны на лице Дженсена. Те еле слышно шипели под ваткой, оставляя на ней грязные кровавые пятна.

- А ты стал сильнее, Джаред, - заметил Дженсен и ойкнул от боли. – Ну, ничего, я тебе ещё наваляю как следует, – Джаред усмехнулся.

- Ты с годами не меняешься, да, Дженс? – Падалеки дал ему пакетик со льдом.

- Во! Даже тут нашел, чем мне помочь! Ну, ты как всегда! - Джаред ничего не ответил, только скривил губы в улыбке. Либо его друг хорошенько приложился головой, либо это новый вид юмора - вспоминания о былых временах. Но от этого Джареду смешнее не становилось. Только сильнее кололо сердце.

Как же ему было больно видеть Дженсена таким разбитым, в прямом и переносном смысле. Не этого он ожидал от их первой встречи, которую уже многие годы в тайне от всех представлял себе в мыслях. Он думал, что найдет Дженсена, обнимет покрепче и никогда больше не отпустит. А вместо этого они встретились вот так… Маньяк и жертва. Да одна только эта мысль отдавалась болью по всему телу. И Джареда мучила куча вопросов. Первый из них был – почему? Почему Дженсен вступил на эту скользкую дорожку? Зачем связался с этими нелюдями? А может, те его заставили? Удерживали силой? Черт, он чувствует себя мальчишкой, который вот-вот разревётся от переизбытка чувств…

К тому времени, как Джаред обработал все раны, Дженсен уже мирно спал, и Падалеки решил пойти на кухню, оставив товарища одного. Ему и так неплохо досталось. Всё же Джаред стал заметно сильнее. Пусть ему всего двадцать два, но вечера, проводимые в спортзале, помогли ему забыть о той детской слабости и беспомощности. И никто его уже больше не назовет худощавым уродом, который даже рюкзак своей еле-еле тащит на плече. Сейчас его мышцы окрепли, он сам раздался в плечах и вырос выше тех, кто когда-то звал его коротышкой. Теперь они сами для него такие. И Джаред, как бы эгоистично это не прозвучало, гордился этим. 

Он открыл холодильник и достал бутылку пива. Торопливо открутил крышку и залпом выпил полбутылки. Нервы, что тут поделаешь.

«Во что эти твари превратили Дженсена? Как они могли такое сделать с ним? Я обязан найти их и прибить. Лично!» - он сильнее сжал бутылку в руках. Не будь она из стекла, Джаред бы давно смял её в лепешку. Сейчас ему просто катастрофически надо было разобраться во всем этим.

«Надо достать телефон Дженсена, посмотреть, кому он звонил, и вычислить, где эти ублюдки скрываются. И лучше сделать это прямо сейчас», - подумал он, поставил бутылку на стол и направился в гостиную. Ведь пока всё не зашло слишком далеко, это надо прекратить. Сколько Дженсен уже в этой секте? Год? Два? А может, и того больше… Джаред не хотел думать о таких вариантах. Ведь ему надо защитить Дженсена, а не подставить. Поэтому надо узнать только о банде и ни слова о его друге.

Подкравшись незаметно к Дженсену, Джаред залез в карман его кожанки, чтобы вытянуть телефон, и тут его руку быстро перехватили.

- Что ты собрался делать с этим, Джар? – всё ещё сонный Дженсен вытащил у него из руки телефон. Как же он скучал по этому «Джар»! Даже сейчас, когда голос Дженсена так изменился, Джаред готов слушать и слушать его. Заворожено глядя на эти красивые, даже немного пухлые губы. Губы… 

«Соберись с мыслями, Джаред! О чем ты думаешь? Главное сейчас - убедить Дженсена отдать телефон или хотя бы сказать адрес, раз уж он все равно проснулся».

- Дженсен, пойми правильно, - начал Джаред. - Я хочу помочь тебе. Они сделали из тебя чудовище, но… - Джаред запнулся, - я думаю, что всё ещё можно исправить, - он осторожно дотронулся плеча друга. Джаред сам старался придать в эти слова как можно больше веры. Ведь если он будет верить в это, может, оно всё так и будет, и Дженсен тоже поверит ему?

- Не надо мне помогать! – резко отмахнулся от Джареда Дженсен и сел. – Я вправе жить так, как хочу, а они моя семья! - вот такого Джаред точно не мог ожидать. Семья?! Какая из них, к черту, семья? Дженсен что, совсем с ними из ума выжил? Что он ему самому и озвучил: 

- Ты рехнулся, Дженс?! Они не семья тебе, они убийцы! Ты хоть представляешь, скольких они убили?

- Представляю, Джаред! Я сам убивал вместе с ними! - рявкнул в тон Джареду Дженсен и уставился на свои ладони. – Вот этими руками, Джар, я потрошил и убивал. Кромсал своих жертв. Я не останавливался и перед изнасилованиями... – он тяжело вздохнул. - Я сам заслуживаю смерти, - Дженсена начало заметно колотить. Как бы он не хотел жить, смерть в этом случае была вполне заслуженной. И как бы сказать, правильной.

- Эй, ты не виноват. Взгляни на меня, Дженс! Ты-не-виноват.

- Что ты несешь? Я виноват побольше них, Джей! – Дженсен схватил Джареда за ворот рубашки. - Понимаешь?! Я чудовище, ты правильно назвал меня так. И я не смогу уже остановиться! Это всё в моей крови, в моей голове, в моих мыслях… Так что, если собрался убить их, убей и меня, прямо здесь! - голос предательски дрогнул, выдавая истинные чувства. Горечь, сожаление, боль и страх… Страх, что Джаред именно так и поступит. Когда он только вернул его, Джаред запихнет Дженсена в тюрьму и всё - больше никогда не захочет его видеть. Кажется, Дженсен уже потихоньку сходил с ума. Хотя, вовсе и не кажется - так оно и есть.

- Ну, тише, успокойся, - Джаред погладил его по плечу. – Я вылечу тебя. Мы всё ещё можем исправить. Да, это смертный грех и узнай об том, тебя сразу убьют, но я помогу тебе, я залечу твои раны. Мы вместе замолим твои грехи, только прошу, не покидай меня больше, не оставляй одного… - у Дженсена на глазах появились слезы. Сколько дерьма он сделал в этой жизни, а этот юнец дает ему шанс жить. Он не достоин, он не имеет на это права.

- Я не должен, - вслух сказал Дженсен. – Я не могу…

- Можешь, Дженсен, можешь. Только поверь мне. Мы все это исправим. Выживем вместе, как тогда, в детстве, против Эдда и его шайки. Только, прошу, умоляю, назови мне адрес, и я прекращу это раз и навсегда! – Дженсен уперто покачал головой из стороны в сторону в знак отказа. Джаред же должен ему помочь, спасти своего пусть и бывшего друга. Он просто обязан ему помочь!

- Прошу тебя, - попытался достучаться до Дженсена Джаред, - скажи мне адрес. Я не хочу, чтобы ты и дальше был таким, - Джаред обнял Дженсена, крепко прижав к себе. Легко провел рукой по коротко стриженным волосам, и Дженсен, не выдержав таких медвежьих и теплых объятий Джареда и его такого понимающего, успокаивающего голоса, сдался:

- За Фейр-парком, по дороге направо, там есть тропинка, между рядом стоящими домами, там, пройдя еще дальше, стоит небольшое здание, заброшенная гостиница, говоря проще… - выпалил скороговоркой он. Вот Дженсен и сдал Моргана. Самый лучший ученик - и так поступил со своим учителем. От этого становилось уж слишком жутко на душе. Так, что он невольно закрыл глаза, не желая даже представлять, что будет с ним, если Джеффу всё же удастся сбежать.

А Джаред, услышав это, ещё крепче обнял Дженсена и почти сразу убежал на кухню, чтобы позвонить в участок. Да, наконец-то они поймают их! Все документы у них на руках. Не зря же Джаред столько возился с этими бумагами. Все газеты с сообщениями о новых убийствах, куча фотографий истерзанных тел и всяких возможных улик. Все было собрано не зря! Но что, если те люди, которые попадались Джареду, были убиты самим Дженсеном?.. Что, если он, как и сам сказал, убил такое же огромное количество людей? Об этом было так противно думать, что Джаред решил, что разберется с этим значительно позже. Но только не сейчас. 

Назвав адрес, он вновь вернулся к Дженсену и передал открытую бутылку пива. Тот без слов взял её в руки и стал жадными глотками пить.

- Я обещаю тебе, Дженсен, мы замолим все твои грехи и сделаем всё, что будет в наших силах, чтобы искупить твою вину, - Джаред мягко улыбнулся. Дженсен улыбнулся ему в ответ. – Обещаю, - повторил он. - Мы всё исправим, - и легко похлопал Дженсена по плечу. 

«Ты только доверься мне, Дженсен, позволь помочь себе. Ведь не всё ещё потерянно, я знаю выход из этого», - добавил про себя Джаред.

Они всё преодолеют, главное только быть рядом друг с другом. В это искренне верил сам Джаред. Дженсен тоже пытался поверить, правда. Он пытался верить, что его жизнь сможет стать лучше даже после всего, что он сделал. Да, он не заслужил прощения и не имеет права на существование и какую-никакую жизнь, но рядом с Джаредом ему почему-то хочется жить, а главное, верить в то, что он сможет измениться и стать лучше. Как бы бредово и глупо это не звучало.

Эпилог

Две с половиной недели тишины и ни слова от полиции нагнетали обстановку. Телефон Дженсена был передан в участок, как вещь одного из прислужников главаря. Все сообщения, всё, что хоть как-то могло вывести полицию на Дженсена, были стерты Падалеки, дабы не подставить друга. Его отпечатки списали на то, что какой-то человек случайно нашел его, но всё равно на душе было как-то тревожно, что полиция раскроет их вранье. Так же не особо спокойно было из-за опасений Дженсена, что Морган найдет предателя и убьет не только его самого, но и Джареда. Пришлет свои дружков, и всё – им крышка. Не успев всё начать, он всё так и похерит. А только этого ему сейчас и не хватало – именно такого эпичного конца их истории.

За это время Дженсен уже привык к Джареду. Узнал, как тому удалось выбраться из детдома. Оказывается, после того, как Дженсен сбежал, Джареда приютила семья Падалеки, и теперь вместе со своим приемным отцом он работал в детективном агентстве, занимаясь как раз делом их шайки. Он уже год собирал на них информацию, копался в своих бумажках и догадках, а в тот вечер отчаянно искал улики на самого возможного главаря, когда Дженсен «удачно» подловил его за углом... Но они на удивление быстро замяли эту тему, дабы оставить всё прошлое позади и не вспоминать больше Тот вечер. Им больше хотелось узнать друг друга, как простых людей – Джареда и Дженсена. Так много лет прошло с момента их последней встречи...

Удивительно всё же было видеть общение двух взрослых людей, а не маленьких мальчиков. Конечно, было тяжело найти общий язык, ведь Дженсен прожил столько лет в полной агонии, из-за чего Джаред всячески старался показать другу, как много тот упустил. Больше всего времени занимал совместный просмотр всяких фильмов или чтение разных книг. Это очень нравилось Дженсену. Он всегда так невинно улыбался Джареду и благодарил, что тот просто не мог устоять перед ним. 

Всё время присутствия в доме Падалеки Дженсен старался всячески угодить хозяину дома, чтобы хоть как-то загладить свою безмерную вину. Ставшие желтыми синяки, конечно, ещё неприятно побаливали, но это было терпимо, когда Джаред так по-дружески прижимал его к себе и шептал в макушку, что всё будет хорошо, что он рядом.

И вот, сидя один дома и поджидая возвращения с работы Джареда, Дженсен включил телевизор и наткнулся на новости:

«В Далласе по данным раздела криминалистики была захвачена банда маньяков, орудующая в городе на протяжении нескольких лет. Подручные главаря банды уже приговорены к лишению свободы на сроки от тридцати до ста девяносто семи лет, в зависимости от совершенных лично каждым из них преступлений. По делу самого главаря, Джеффри Дина Моргана, прокурор планирует требовать высшей меры наказания - смертной казни. Морган предстанет перед судом присяжных в ближайшие дни», - Дженсен с испугом уставился на экран, где показывали лицо его босса.

«По версии следствия, за последние несколько лет в Далласе было убито около сорока человек, но во время осмотра места преступления в столе Моргана нашли документы, подтверждающие смерть более восьмидесяти с лишним человек. Которые были убиты в разных городах страны. На данный момент новых жертв обнаружено не было. Следите за новостями. С вами была Алона Тал, передаю микрофон моему соведущему - Мише Коллинзу…» - на этом Дженсен выключил телевизор. Да, вот тебе и новости…

Щелкнул замок двери, и он обернулся. Увидев в проеме двери Джареда, Дженсен расслабился. Эта ситуация с бандой его заметно испугала.

- Привет! – он снял куртку и повесил на вешалку, продолжая держать в руке какой-то пакет. - Ну что, ты готов поприветствовать нового гражданина штата Техас? Добро пожаловать, Дженсен Росс Эклз! – радостно проговорил Джаред с поддельным акцентом и передал пакет с документами другу. Дженсен с удивлением начал рассматривать свои фотографии на различных бумажках. Он даже не понимал особо, что они значат, но, видимо, что-то очень важное, раз Джаред так этим доволен.

- На наше счастье, никто не стал выяснять подробности, – Джаред выдохнул и приземлился на диван рядом с Дженсеном. 

- Как тебе это удалось? – всё ещё восхищенно рассматривая документы, спросил Дженс.

- Надо иметь правильные связи, - Джаред похлопал друга по плечу. - Я сказал, что тебя ограбили, и ты лишился всех документов, ну а что касается базы данных, то и с Женевьев я смог договориться, - он поиграл бровями. На что Дженсен хмыкнул.

- Ты лучше внимательней посмотри, там даже документы на машину есть, на которой мы сбежали. Тебе повезло, что она не была зарегистрирована. Совсем новенькая, так сказать, для своих лет, - Джаред рассмеялся.

- Спасибо, чувак, что бы я без тебя делал! – Дженсен буквально светился от счастья. Как же ему был приятен смех Джареда и такая забота. Он и не ожидал, что у Джареда получится провернуть все это. Всё же порой неплохо иметь связи с серьезными людьми.

- Да не благодари, - Джаред довольно улыбнулся и замолчал. Пауза немного затянулась, и, смахнув челку с лица, Падалеки хлопнул в ладоши, отчего Дженсен тут же перевел взгляд на него:

– Так. Ладно. Надо бы чего-нибудь приготовить, а то так есть хочется… - Джаред решил встать с дивана, но Дженсен быстро схватил его за руку, усадил обратно и притянул к себе.

- Спасибо, Джаред, - Падалеки не успел отреагировать, как Дженсен поцеловал его в щеку. Джаред моментально запылал румянцем.

Ну, нельзя же так… Сразу… Всего две с половиной недели прошло, как они живут вместе, а Дженсен уже лезет с этими поцелуями. Догадался, чёрт, что Джаред к нему неравнодушен. С самых первых дней это видел! Ведь так не смотрят просто на друга? Конечно, не смотрят. Да даже прошлое Дженсена Джареда не отпугивало. Он видел перед собой красивого молодого мужчину, которого, увидь он его на улице, раздел бы прямо там взглядом. Кто-то скажет, что это ненормально – вот так пускать в свою жизнь маньяка-убийцу. Но кто вообще сказал, что Джаред нормальный? Он такой же псих, как и Дженсен, только не убивал никого… Но и на это ему плевать! Пусть люди думают что угодно, но Джаред верит Дженсену, он верит, что тот его не тронет.

И это уже не первый раз, когда Дженсен так ловко флиртует с Джаредом: то обнимет его, когда они смотрят фильм, так незаметно положив руку на верхушку дива, а потом, как бы плавно и невзначай спуская её ниже, на плечо Джареду, то на кухне сзади подойдет и голову на плечо положит, пока Джаред что-то готовит, не забывая при этом незаметно так, украдкой, коснуться губами его шеи, легко мазнув шершавым языком. И как же Джаред на всё это реагировал? Замирал каждый раз «по стойке смирно» и не двигался... а потом тайком дрочил в ванной, пока Дженсен спит, заливаясь краской от этого. Ну точно, как какой-то мальчишка. 

Они ведь ещё так мало знают друг о друге, а Дженсену надо прийти в себя, в конце концов, то, что ему пришлось пережить, это не шутки. Но и Джаред ведь не железный! Воспоминания из прошлого не дают ему жить спокойно. Он до сих пор помнит тепло Дженсена рядом, когда они спали в одной кровати. А когда тот убежал, Джаред наконец-то осознал, насколько он дорожил своим другом. Возможно, даже больше, чем просто другом... поэтому он так отчаянно пытался найти его.

Дженсен и сам был хорош. А как вообще можно было среагировать на такого прекрасного Падалеки? Он ведь так и излучал свою сексуальность. Да, Дженсен повидал перед собой огромное количество тел, но такого не видел никогда раньше. В свои двадцать два Джаред был очень красиво сложен, мускулы так и бугрились под толстовками и свитерами, которые он так любил носить. Что уж говорить о майках и спортивных штанах, так хорошо облегающих его задницу, да… Но обычно, смотря на людские тела, Дженсен не думал об этом - он думал о том, как бы их получше разрезать, раскромсать, изучить изнутри. Всё это в душе, конечно, не могло так быстро утихнуть. А тут всего лишь хотелось попробовать. Попробовать на вкус, облизать, да даже просто прикоснуться. Но он не особо и мог себе такого позволить. Правда, до сегодняшнего дня и этого поцелуя…

Не до конца понимая, что делает, Джаред притянул Дженсена к себе и сам поцеловал его. Мягко, облизывая искусанные губы, словно залечивая ссадины, которые все еще были видны, и чуть пробираясь внутрь, касаясь языком языка Дженсена. Легко и непринужденно.

- Я обещал, что вылечу тебя, а значит, я, и правда, сделаю это! – оторвавшись от такого манящего рта, довольно улыбнулся и проговорил Джаред. Дженсен в ответ потянулся ближе к нему и прижался к груди.

- Я верю тебе, Джаред, и больше не оставлю тебя одного, - Дженсен ещё крепче обнял Джареда. – Никогда, обещаю!

- Никогда, - повторил Джаред и поцеловал Дженсена в макушку. 

Через пару минут, а может и больше, Дженсен всё же отлип от него и с прищуром спросил:

- Только ответь мне одно.

- Да? – Джаред вопросительно уставился на него. 

- Почему всё-таки Росс? Что это за имечко-то такое – Росс?! – Дженсен злобно смотрел на Джареда. Ну, действительно, почему нельзя было выдумать какое-нибудь другое имя? Что за бред?

Джаред же не выдержал такого непонимающего взгляда Дженсена и рассмеялся.

- Ну, это просто первое, что пришло мне в голову. Да еще и мы с тобой недавно смотрели «Друзей», вот и вырвалось ненароком…

- Я тебе дам ненароком! Тоже мне, «Друзей» он посмотрел, придурок!

- О, это такая угроза? Я только за! – Джаред только больше рассмеялся в ответ. 

Джесен что-то еще бурчал в ответ, но потом увидел, что Падалеки всё так же смешно, успокоился и решил посмеяться вместе с ним. Какая и правда разница, какое у него там имя? Главное, что теперь они могут быть вместе и рядом, отчего Дженсен счастлив. Ну, а все эти мелочи уже не важны. И ведь Джаред в тот момент думал то же самое.

***



Но дальше этого поцелуя дело у них не шло. Дженсен как будто закрылся в себе и редко, когда разговаривал с Джаредом. Что с ним произошло, Джаред так и не смог понять. Как будто нажали переключатель и после всех этих нежностей с тем, что Дженсен его никогда не отпустит и всегда будет рядом, и не было вовсе. За все это время в его доме Дженсен ни разу не выходил на улицу. Сидел дома, читал книги в скромной собранной библиотеке Джареда или смотрел разные фильмы. Спал, в основном, на диване, как и с первого дня. Джаред не понимал этого. Все попытки поговорить заканчивались неловким молчанием. А когда Джаред сообщил Дженсену, что с делом Моргана все решено и того ждет его заслуженный электрический стул, Дженсен как-то подобрался весь и тихо так, через пару минут молчания, как будто через силу, выпалил, не ожидая такой откровенности даже от себя самого:

- Я спал с ним.

- С кем? – сначала не понял Джаред, но Дженсен посмотрел на него таким суровым взглядом, что Джаред напряг мозги и быстро все понял. И, Господи… - Ты спал с Морганом?! – Джаред не ожидал, что его слова прозвучат, как писк, но Дженсена это, по сути, и не заботило - он только кивнул головой. – Но как…

- Ты что, не знаешь, что такое, когда два мужика спят вместе, а точнее, трахаются, Джаред? Не маленький уже, должен понимать, – с грустной усмешкой ответил Дженсен на незаданный вопрос. – Или ты о том, кто кого из нас? – Дженсена несло, причем слишком сильно, чтобы это можно было хоть как-то остановить. Он просто устал, устал от этих диких чувств вины. Перед собой, перед Джаредом. Вот и решил, либо выложит все сейчас, либо никогда. – Он меня, Джаред. И я охотно ему подмахивал. Черт… - руки тут же задрожали с испуга. Ему было страшно даже взглянуть на Джареда.

- Сколько? – только и спросил Джаред. Он никак не мог в это поверить.

- Три года, как только он нашел меня на улице. – Дженсен за всё это время так и не рассказывал о своей жизни, да и Джаред не спрашивал. Он старался хоть как-то разговорить Дженсена, чтобы тому не было так больно, чтобы он знал, что его друг всегда рядом. А тут - вот оно, вот этот срыв, когда эмоции на пределе, и Дженсен выложил ему все сам, как на ладони. Рассказал про улицу, Моргана, первое убийство, про эту глупую тетрадь, которую с упоением сжег, рассказал даже про то, как должен был убить Джареда, как планировал это всё. Что собирался делать потом.

От этого на душе у Джареда стало только больнее. Он и представить не мог, как Дженсена потоптала эта жизнь, разорвала в клочья. Еще этот Морган… Руки против воли сжались в кулаки. Он даже не заметил, что Дженсен уже несколько минут зовет его.

«Морган! Ублюдок! Сука! Ненавижу!»

- Эй, Джар, - голос Дженсена нисколько его не остановил, Джаред был зол. Он ненавидел этого человека и... Ох! Какое счастье, что его скоро не будет на этом свете! Пусть его поджарят. Главное - это то, что его Дженсена больше никто не обидит.

- Ненавижу, - прошептал Джаред. Не ожидая, что Дженсен услышит это и вмиг закроется, отшатнется, как от удара. Схватит, не глядя, какую-то куртку с вешалки, стоящей в прихожей, и впервые за всё это время выбежит на улицу. Джареду потребовалась ещё пара минут, чтобы очнуться от своей злости, которая так и била ключом из него.

- Дженсен? – тут же крикнул он. – Дженсен, стой! – он выбежал в коридор и увидел открытую дверь на задний двор. – Черт! - Дженсен, как Джаред и думал, был там. Сидел на диване, купленном Джеем когда-то давно по дешевке у кого-то из соседей, опустив голову на колени, и, кажется, плакал.

- Дженсен… Прости, я не… - Джаред попытался хоть что-то сказать. Тело начало дрожать от холода, а зубы непроизвольно постукивали. 

- Джаред, не надо, я и так предельно ясно понял тебя. Ты ненавидишь меня, что я оказался такой блядью, подстилкой, как тогда, в детстве. Позволил себе такое, уступил, сдался. Подвел тебя, Джаред. Подвел, и ты ненавидишь меня.

- Да я не то… Черт, Дженс! Как ты мог об этом подумать?! – он подбежал к нему и сел перед Дженсеном на колени. – Я не ненавижу тебя! И я бы никогда не подумал так про тебя. Я никогда не думал об этом и не думаю сейчас, слышишь? Я ненавижу Моргана за то, что он сделал с тобой, за то, что так поступил. Я не могу ненавидеть тебя. Знал бы ты, как я скучал по тебе раньше. Ну же, Дженсен, ты слышишь меня? Прошу, поверь мне, - Джаред осторожно взял Дженсена за руки. 

Тот не отшатнулся в этот раз, только крепче сжал ладони Джареда. Руки у Дженсена уже были холодные, и Джаред сложил их вместе, пытаясь хоть как-то согреть.

- Я, понимаешь, Джаред, я не хотел этого. Он сам настоял… Я думал, что он мне небезразличен. Как же я был глуп, Господи…

- Ты не виноват, Дженсен, пойми уже. Он сам толкнул тебя в эту пропасть. Сам подтолкнул к обрыву. Но ты же не упал туда. Ты продолжал бороться. Иначе бы тебя загребли вместе с остальными. А ты здесь, со мной, и я помогу тебе, обещаю. Ты же нужен мне.

- Но я уже совсем не тот, кем был в детстве. Я другой, ты меня совсем не знаешь, Джар.

- И что с того? – Джаред погладил большими пальцами руки Дженсена. – Что в этом такого? Я же узнал тебя даже после стольких лет, как мы не виделись. Ты знаешь, как долго я искал тебя? А как долго я думал о тебе? Ты же знаешь это и догадываешься о том, что я чувствую. Мне плевать на то, кем ты был, уж поверь в это, - Джаред улыбнулся Дженсену. У того, и правда, по щекам текли слезы. 

- Но я убийца! – выкрикнул Дженсен с отчаянием. Он даже не мог поверить в то, что Джареду это так безразлично.

- Плевать, - спокойной отозвался Джаред, никак не среагировав на его выкрик.

- Маньяк, насильник! Очнись!

- И что? Даже они порой заслуживают шанс на исправление. Ну, по крайней мере, ты точно заслуживаешь.

- Я же сам убить тебя могу! Придушу когда-нибудь ночью!

- Не можешь, я знаю. Ты не сможешь убить меня.

- Ты безумец, Джаред! – на этом все аргументы Дженсена кончились. Он не знал, что еще сказать Джареду, чтобы тот одумался.

- Я знаю, - всё с той же улыбкой и полный спокойствия сказал Джаред. – И я знаю, что мне ты не причинишь вреда. За всё это время ты ни разу не попытался сделать мне больно. Дженсен, да пойми же ты! После всего, что я пережил, мне настолько похеру на то, кем ты был и что делал... Мне важно только то, что ты сейчас здесь, рядом. Тем более, все это было не по твоей воле, а по воле этой твари, - он вновь с силой сжал кулаки. - Но и это не важно, главное – ты теперь со мной. А я, ну да, я чуток ненормален. Но сам подумай, как с такой жизнью можно остаться нормальным? – хмыкнул Падалеки.

Дженсен не ожидал такого от Джареда. Он, конечно, знал, что тот чувствует к нему, и периодически подначивал, но чтобы настолько… И за что Дженсену такой подарок от старухи Судьбы? Чем он такое заслужил?

- Так что думаешь, Дженс? Давай попробуем вновь наладить наши отношения? – прервал его раздумья Джаред. И Дженсен ничего не ответил ему, только потянул на себя и поцеловал, на что Джаред с охотой ответил ему. 

Вот теперь они всё и разъяснили. Без лишних слов, закрепив чувства поцелуем. Ведь обоим это было необходимо. Они так нужны друг другу. По одиночке они, может, и выживут, но тогда боль только будет постепенно убивать их день ото дня. Убивать тем, что одного из них нет рядом с другим. Дженсен и Джаред должны были быть вместе, и то, что случалось на протяжении этих лет, ничуть не утихомирило пыл их чувств, а только добавило огня в эти странные, возможно, безумные отношения.

- Как думаешь, - после поцелуя, когда они уже сидели на этом же диване, укутавшись в одну здоровую куртку Падалеки и смотря на закат солнца, неуверенно начал Дженсен, - у Моргана могла быть семья? Ведь он никогда не говорил мне об этом, а мне было интересно, что его подтолкнуло на такую жизнь.

- Была, я узнавал. Но лучше бы я не копался в этом вовсе, - тихо произнес Джаред и погрустнел.

- Почему? – непонимающе спросил Дженсен.

- Потому что Джеффри сам и испортил свою семейную жизнь, если так можно сказать… Он прирезал свою, на тот момент, беременную жену, когда подумал, что та изменила ему и что ребенок не его. Соседи в тот день слышали, как эта парочка ссорилась, а чуть позже Джеффри, по мнению очевидцев, кинул какую-то сумку в машину и уехал. Только позже обнаружили его жену, закопанную в местном парке со вспоротым животом. А на кухне еще оставались слабые замытые следы крови. Но тогда Джефф уже скорее всего был далеко. Городок-то сам по себе неприметный. В розыск его объявили, но через год оставили это бесполезное дело, - Джаред вздохнул. - Я не хочу даже говорить об этом больше, Дженсен. Морган и до своего первого убийства был психом, я уверен. Иначе бы не решился на это, - Дженсена только передернуло от всего услышанного, и Джаред это заметил. – Но не бойся, он больше не причинит тебе вреда, слышишь меня? Теперь мы вместе и я никому не позволю притронутся к тебе, - он крепче прижал Дженсена к себе.

- Ты жуткий собственник, Джар. Ты в курсе? - неловко пошутил Дженсен, пытаясь хоть как-то исправить обстановку, возникшую между ними.

- А то, еще какой! – Джаред хмыкнул в ответ. – Пойдем уже в дом, выпьем чего-нибудь горячего, я уже порядком замерз.

- Пойдем, - уверенно ответил Дженсен, встал, подал руку Джареду и повел его внутрь.

Но до «чего-то горячего» они так и не дошли. Как только дверь на задний двор закрылась, Дженсен прижал Джареда к стене и начал неистово целовать его. Покусывал губы, чуть ли не до крови, и сразу зализывал ранки. Подобрался к шее, легко прикусил кожу... И тут же испуганно взглянул на Джареда. Вдруг тому больно, или он слишком торопит события? Но Джаред не был испуган, скорее, возбужден. Глаза его были прикрыты, и он с удовольствием стонал каждый раз, как только Дженсен до него дотрагивался. Вот тогда-то Дженсену и сорвало крышу. Он даже не понял, как они, все так же целуясь, добрались до спальни, как раздевали друг друга... Очнулся он только тогда, когда, одновременно с разгоряченным Джаредом, отчаянно кончил прямо в него. И блядь, как же это было ахуенно! Цензурных слов на это у Дженсена уже не находилось. 

А Джаред, всё такой же горячий и пылкий, перевернул его на спину, продолжая выцеловывать каждый сантиметр его тела, удовлетворенно стеная от такого сладкого Дженсена. Ему самому безумно понравилось всё то, что они вытворяли в постели. Он позволил Дженсену быть сверху и не пожалел. Настолько тот оказался нежным любовником, хотя и не особо было видно в его глазах, что он еще в сознании. Его захватило желание, обволакивая этой страстью и Джареда. Даже кончили они вместе, цепляясь друг за друга и безумно целуясь. Так жадно, как будто без этого им будет трудно дышать. Вот в тот момент Дженсен, наконец, понял, что по-настоящему счастлив с Джаредом. Ничего другого ему и не надо. Лишь бы тот всегда был рядом. И никогда не отпускал его.

После всего этого Джаред удобно примостился на груди Дженсена, последний раз чмокнул его в грудь, где в размеренном ритме билось сердце, и улыбнулся, понимая, что нашел то, что искал долгие годы. Он нашел Дженсена и теперь его никогда-никогда не отпустит. Не даст тому больше сбежать от себя. Вцепится мертвой хваткой, но не отпустит! Да, они психи, раз рискнули на это. Но что поделаешь, если они больны друг другом с самого детства? С тех давних времен, когда Джаред тихонько забирался в постель к Дженсену и просил рассказать ему сказку на ночь. 

А уж то, что сейчас произошло между ними, и те чувства, которые показал Дженсен Джареду, и вовсе не хотелось терять. Нельзя отрицать, что Джаред так же не безразличен Дженсену. Да, может, всё и произошло очень быстро, но разве было бы лучше, если бы они так и продолжили играть в молчанку? Дженсен бы совсем закрылся в себе и навсегда отдалился от Джареда. Поэтому лучше так, чем смотреть, как твой друг, любовь всей твоей жизни, умирает от своих душевных мучений один, поддаваясь бесконечным сомнениям и страхам. От этого у самого Джареда на душе становится плохо, но сейчас ему не стоит думать об этом. Всё это может подождать, ведь у них ещё вся жизнь впереди. И они стойко перенесут все невзгоды и все печали, Джаред уверен в этом. Лишь бы в это верил сам Дженсен, а всё остальное вполне можно исправить.

Дженсен же просто был счастлив. С Джаредом он чувствует себя хорошо. Он больше не один. И он больше не маньяк, ему не хочется убивать - ему хочется жить, как обычный человек. Ведь теперь ему вновь есть кого оберегать. Он посмотрел на Джареда и улыбнулся, легко проведя рукой по его вьющимся и всё ещё мокрым волосам. Джаред с удовлетворенным стоном ответил на эту ласку. Именно сейчас Дженсен понял, что Джаред всегда был его спасательной шлюпкой, держал на плаву в самые трудные моменты. Дженсен помнил, что писал в тетради и как не по-мужски плакал, затапливая воспоминания виски. Но это уже позади. Всё же Джаред нашел его и спас, как он об этом и мечтал. Вытащил из Ада. И теперь они оба, наконец, счастливы.



Сказали спасибо: 72

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1380