ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
923

Лунная горгона

Дата публикации: 13.11.2013
Дата последнего изменения: 13.11.2013
Автор (переводчик): J.Daniels;
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ; кинк; мистика; оборотни, звери; ООС; ПВП;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: ксенофилия
Саммари: на заявку: Джаред и Дженсен поселяются в маленьком городке, назвавшись братьями. На самом же деле, Джаред - магическое существо, в свете луны превращающееся в чудовище. И секс монстра с Дженсеном необходим ему для поддержания человеческого облика днем.

Мимолетное лето в Гленаллене на исходе, и дни все короче. Бывает, что с утра на колосках тимофеевки и подорожника у входной двери мерцает иней и к полудню тает. Зябко тут и затеряно. В этих краях можно спрятать что угодно, как иголку в стоге сена. Даже если иголка очень острая и очень ядовитая.
Местные тетушки – почему-то они всегда залавливают их в алкогольном отделе – спрашивают все одно и то же:
- И зачем вы с братом прозябаете в нашей глуши? Не подрубайте себе крылья.
- Мои крылья трепещут от любви, мадам, - отвечает Джаред престарелой миссис Купер, взмахивая корзиной. Из нее вываливается тюбик со смазкой для анального секса. И это, действительно, неловкая ситуация. – А, это. Смазать скрипящее кресло.
Во всем сказанном есть крупица истины.
Его крылья способны резать плоть подобно наточенным ножам мясника. После оргазма дрожат, нагоняя на всласть оттраханного Дженсена воздух, чтобы он освежился. Встряхнулся и еще раз пустил в свою раскрытую мокрую дырку. Иногда крылья сходят с ума, и тогда на коже остаются долго не заживающие порезы. Джаред не дает им затянуться, вылизывает, топя в слюне, едкой и слизистой. Жалуется, скотина, что они нарушили узор из веснушек.
Насчет глуши миссис не права. Аляска, ветер, просторы и никаких охотников за нечеловеческими головами.
Джаред – известное трепло – заливает, будто бы слышит, о чем ревет ветер со стороны океана. О том, что зима будет самая холодная за последние сто лет, и о том, что она выстудит кровь в жилах теплолюбивых тварей. Чешет ухо – ну да, все верно, сначала оледенеет оно и с хрустом отвалится.
- И пусть, все равно оно тебе без толку, волосами прикроешься, - Дженсен прижимает ладонь к джаредову уху. И, правда, замерзло. Прошлой ночью он кусал его до крови, и оно пылало сладострастно. – Купим тебе медвежью шкуру.
- Тсс… По-моему, по твоим венам бежит кипящая лава, - прислушивается Джаред. – Она меня согреет зимой. Но шкуру купим. И перину. И одеяло потолще.
- Перина? У тебя извращенные вкусы, чудовище.
- У тебя тоже, старина. Ты просто обожаешь чудовищный хер.
- Шутишь? Я не извращенец, Падалеки. Да я заебись какой герой, спасаю мир от содрогания перед твоей истинной рожей.
- Эй, чем тебя не устраивает моя прекрасная рожа? Смотри, как я умею.
Джаред гримасничает с вдохновением самой разудалой мартышки в зоопарке, а у Дженсена от гогота начинает ныть челюсть. Тем временем над снежными пиками гор нависает заходящее солнце, и они оба уже немного возбуждены.
Ночи удлиняются вместе с тенями. Свет луны льется в окно и высвечивает из темноты настоящее лицо Джареда, но Дженсен никогда его не видел. Скорее всего, оно страшнее смертного греха. Но зато какое тело. В зеркале напротив кровати отражаются крылья, крепкий зад с ямками, широченная спина, блестящая рептильная кожа и сами змеи, они колышутся от толчков и издалека даже похожи на волосы.
Джаред – не просто какой-нибудь Падалеки. Он горгона.
И едва ли дальний родственник той, которую прикончил Персей. Повадки у него другие: лишь в лунные ночи превращается в хрень со змеями на голове и с устрашающим причиндалом между ног.
Правил всего два. Первое: не смотри горгоне в глаза или превратишься в каменного истукана. Второе: ты все равно когда-нибудь в него превратишься по неосторожности. А пока, если хочешь, чтобы хотя бы в светлое время суток нелюдь выглядел и вел себя почти по-людски, делись с ним своим телом. Это что-то типа серьезных древних чар.
- Ты делаешь меня таким, какой я есть, - говорит Джаред. Дженсен хмыкает: да какой бы ни был. Не за один же симпатично вздернутый нос он с ним. Пригрел на груди горгону и вполне доволен.
Скоро выплывет луна. У Падалеки в глазах ничего не отражается, они наливаются змеиной желтизной. Он гнется в пояснице, притираясь окрыляющимися лопатками к стене. Началось. Дженсен стягивает лоскут отмирающей кожи с его щеки, и у него привычно тяжелеет от притока крови член. Правда в том, что у него на чудовище стойка – как бы он не доказывал Джареду обратное – и он уже ждет.
- Пойду-ка я в дом, горло промочу.
Дженсен заливается дрянным виски из горла бутылки, когда за спиной раздается скрежет металлических перьев, шипение и тяжелое дыхание.
Джаред.
Сердце колотится: не смотри-не бойся-не сдерживайся-отдавай-забирай. Точно выскочит из груди и окажется, что сердца давно там нет. Его вырвал Падалеки и посадил вместо него дерганую лягушку. С него станется. Дженсен неохотно закрывает глаза, погружаясь в темноту, живую, шумливую, хищную. Там, за веками, она начинает двигаться.
Монстр обнюхивает его за ушами, в подмышках и паху – выискивает чужие запахи, прилипшие за день. От него же разит телячьим душком с фермы, на которой подрабатывает Джаред, пончиками, которые он жрал за обедом, перьями, солью и желанием. Сочно лапает за загривок и плечи, метя синяками и царапинами. Дженсен ловит перепончатую кисть и втискивает под резинку штанов и трусов, к ложбинке между ягодиц. Шепчет хрипло, разжимаясь:
- Там потрогай.
- Дженсен… - рычит Джаред имя, в котором нет «р», а ему шипяще вторят его подружки-змеи и звенят стекла в рамах. Наверняка яйца у него тоже звенят. У Дженсена, например, да. Так хочется с ним спариться. К черту шмотки. Где смазка.
- Никакой слюны, - Дженсен размазывает по чудовищно большому и шишковатому члену липкое. Много смазки, очень много, потому что это штука в него еле-еле влезает, как бы он себя не растягивал.
- Хочу тебя сзади.
- Так? – перекручивается в любимую позу. На четвереньки и ноги шире расставить.
- Затрахаю же до смерти, задница.
- Ты только обещаешь, - ухмыляется Дженсен и чуть не спускает от мысли: они каждый раз трахаются, как в последний. Стоит только открыть глаза. Увидеть, какой он, его монстр.
- Погнали…
Джаред берет его агрессивно и с силой, вгоняя член в анус. Долбит по жаждущему нутру. Наклоняется, залюбливая поцелуями в шею и всеми своими змеями. Они обнимают Дженсена за плечи, с обожанием шипят в лицо. Это противно и волнующе. Если бы мозги соображали во время секса, он бы гадал, когда им наскучит ворковать и захочется покусать.
- Когда-нибудь откручу этим сучкам головешки… – задыхаясь, опрокидывается на спину. Падалеки тягуче, протестующе стонет – его член выскользнул - и заправляет в теплую и пульсирующую плоть снова.
Какое счастье, что горгоньи змеи не изливаются ядом, когда Джаред кончает.
Он накачивает его спермой, а Дженсен его – человечностью. Вместе они переполняются тем чувством, которое в книжках зовется любовь. Но Дженсен предпочитает «глупость». Суть остается та же.
Его изламывает оргазм, когда Джаред опускает свою лапу ему на глаза:
- Не вздумай смотреть, Дженсен.
- Джаред… Сукин ты сын. Славный…
Утром волосы – это просто волосы, ночью выпал первый снег, Падалеки собирается охотиться на медведей. А Дженсену просто хорошо. Лунные горгоны – прекрасные монстры.



Сказали спасибо: 132

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1388