ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
895

Найденыш

Дата публикации: 26.09.2013
Дата последнего изменения: 26.09.2013
Автор (переводчик): Alushka*;
Пейринг: J2; Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ; мпрег; романс; флафф; херт/комфорт;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: мпрег, фистинг,
Примечания: Написано по заявке на mpregfest
Саммари: Написано по заявке на mpregfest: Джаред находит бездомного беременного парня и не может оставить его на улице. Со временем, его забота перетекает в нечто большое, он начинает испытывать чувства к Дженсену. Но не делает никаких первых шагов, потому что не хочет его напугать, несмотря на то, что Дженсен проявляет к нему ответный интерес...
Глава 1


***


Неделя выдалась нелегкой, и Джаред, обсуждая с Чадом по телефону последние приготовления к предстоящей презентации, вел машину одной рукой, уже предвкушая легкий ужин, контрастный душ и полноценный сон. Чего он никак не ожидал, так это того, что прямо на трассе под колеса его «Кадиллаку» бросится какая-то нелепая, замотанная в лохмотья фигура.
Благодаря профессиональной реакции (не зря же Джаред столько лет играл в футбол, а в школе даже был капитаном команды!) ему удалось вовремя вывернуть руль, с силой давя на тормоз, и все же удар тела о капот был достаточным, чтобы Джаред почувствовал себя на редкость скверно. Не хватало еще неприятностей накануне важных событий!
Ничего не объясняя беспокойно вопящему в ухо Чаду, Джаред вырвал гарнитуру, кинул ее на соседнее сиденье и в одном пиджаке выскочил в промозглый полумрак поздней осени.
В свете фар фигурка, скрючившаяся на асфальте, выглядела особенно жалко и как-то сюрреалистично. Джаред сделал шаг, потом другой, и тихо охнул. Похоже, он умудрился сбить беременную женщину. Во всяком случае, огромный, шариком выпирающий живот, было невозможно перепутать ни с чем другим.
- Девушка… Эй! – преодолевая отвращение, Джаред дотронулся до рукава вонючей, перемазанной глиной дутой куртки, поворачивая пострадавшую на спину, и опешил во второй раз.
Нежное лицо с тонкими чертами, красоту которых не портил даже слой копоти и грязи, было определенно мужским. И очень юным. Сбитая им беременная бездомная плюс ко всему оказалась еще и мальчиком. Черт, только этого не хватало!
Тут с обочины послышались свист и улюлюканье и, вскинув голову, Джаред заметил очертания нескольких грузных фигур в темноте и горящие азартом глаза. Что ж, все понятно. Теперь вопрос о том, почему мальчишка бросился под колеса, снимался сам собой. Бомжи развлекались, найдя себе новую игрушку, и несчастному парню показалось лучшим выходом попытаться пересечь оживленную трассу, убегая от мучителей, нежели уповать на их милость.
Церковь порицала мужскую беременность, возведя ее в ранг смертных грехов.
Правительство и социальные службы открыто высказывались в негативном ключе, осуждая редких смельчаков и грозя им лишением прав на материнство.
Репортеры и телевидение избрали беременных мужчин мишенью для насмешек, склоняя диковинную аномалию на все лады и клеймя позором.
Неудивительно, что общество не проявляло толерантности, всячески издеваясь над «беременными уродцами» и не давая им проходу. Те редкие индивидуумы, которые все же решались родить ребенка, как правило, тщательно скрывали факт беременности от соседей и редко показывались на улице. А парню, которого сбил Джаред, не повезло вдвойне – судя по всему, у него даже не было места, где он мог бы спрятаться от преследователей.
Поднявшись на ноги и расправив плечи, Джаред почесал в затылке. Морозный воздух уже заползал под тонкий пиджак и рубашку, холодил кожу, и стоять здесь, ожидая, пока пострадавший очнется, было глупо. Следовало как можно скорее принять решение.
Теперь, когда выяснилось, что он сбил беременного мальчишку, Джаред мог не бояться, что кто-то запомнит номер его машины и сообщит о происшествии в полицию. Камеры на этом участке дороги давно не работали, проезжающим мимо автомобилям до мигающего аварийными огнями «Кадиллака» и дела не было, а бомжи в темноте только и ждали, чтобы он уехал, оставив их наедине с игрушкой.
Скорей всего, юный бездомный не выживет после этой ночи. Его затравят, загонят в канаву, забросают камнями, а то и надругаются перед тем, как жестоко убить.
Джаред кинул еще один взгляд на тонкий профиль и, поморщившись, нагнулся и подхватил парня подмышки. Несмотря на кажущуюся худобу, тот оказался далеко не пушинкой. Хорошо еще, что благодаря регулярным занятиям спортом Джаред поддерживал себя в отличной физической форме.
Он с сожалением посмотрел на светлые велюровые чехлы, мысленно с ними прощаясь, и закинув парнишку на заднее сиденье, снова вернулся за руль, брезгливо вытирая руки носовым платком. Это просто пиздец какой-то! Как будто ему своих забот не хватает – теперь еще возись с беременным найденышем! Может, отвезти его в больницу?
Видимо, последний вопрос он задал вслух, потому что мягкий холмик сзади неуклюже пошевелился и молодой хриплый голос довольно требовательно попросил:
- Только не в больницу!
Джаред завел машину и, вдавливая в пол педаль газа, кинул взгляд в зеркало заднего вида:
- Тогда куда? Где ты живешь?
- Мне без разницы, - все так же глухо выдавил парень. – Спасибо, что не бросили. А теперь высадите, где вам удобно.
- В Беверли-Хиллз? – съязвил Джаред.
- Лучше под мостом на Колорадо-стрит, - дерзко отозвался пассажир, обнаруживая своеобразное чувство юмора.
Джаред фыркнул и неожиданно для себя принял решение:
- Я тебя к себе отвезу. Если не хочешь в больницу, надо хотя бы проверить, нет ли у тебя серьезных повреждений. Кроме того, по моей вине ты оказался в луже, так что я должен тебе как минимум чашку горячего чая и новое пальто.
Джареду показалось, что несколько долгих секунд мальчишка боролся с собственной гордостью. Он, определенно, не хотел принимать подачек, а может, банально боялся ехать куда-то с незнакомцем. Но голод и холод победили, и парень неохотно кивнул.
- Хорошо. Но потом я уйду.
- Договорились, - легко согласился Джаред, не пылая желанием становиться благодетелем несчастных и убогих.

Джереду недавно исполнилось тридцать пять, и вся жизнь его была похожа на качественно выполненный план по исполнению американской мечты. Сын польских эмигрантов, начав с малого, он достиг невиданных высот. Школа, которую он закончил в числе лучших, поступление в колледж, спортивная стипендия, университет, партнерство в фирме, блестящий карьерный рост, дорогой кондоминиум в престижном районе Лос-Анджелеса, собственное процветающее дело и блестящие перспективы на будущее. Этой почти идеальной картине не хватало лишь семьи или хотя бы очаровательной невесты, но в ответ на интерес родных и друзей, Джаред отвечал всегда одинаково: на глупости нет времени. Правда же заключалась в том, что девушки не интересовали его в принципе. Вот только в мире Джареда – мире большого бизнеса и жестокой конкуренции, признаваться в своей нетрадиционной ориентации означало заранее обречь себя на провал. Толстосумы легко прощали своим деловым партнерам молодых любовниц, внебрачных детей, нелепые политические пристрастия и прочие недостатки, но сурово осуждали гомосексуализм. Поэтому Джаред нейтрально молчал и дважды в месяц тайно посещал клуб на окраине Лос-Анджелеса, либо обращался в соответствующие агентства. И поэтому в чем-то даже завидовал смелости тех, кто не просто был готов объявить себя открытым геем, но и не боялся решиться на аномальную беременность. Должно быть, данью этой смелости и стало то, что он не бросил беременного парня на дороге.
Вырулив в подземный гараж, Джаред помог чумазому найденышу выбраться из салона и, глядя на то, как тот прихрамывает, кутаясь в свою необъятную вонючую куртку с большим капюшоном, тяжело вздохнул, и заявил:
- Значит, так. В лифт в этом барахле я тебя не пущу. Поэтому скидывай верхнюю одежду прямо здесь и суй в мусорный бак, я тебе потом подберу что-нибудь почище.
- Вот еще! – вздернул голову бездомный. – У меня теплей этого «дутика» ничего нет. И ты не обязан снабжать меня вещами.
Джаред призвал на помощь все свое терпение:
- Но куртка грязная отчасти по моей вине. Поэтому будет справедливо, если я возмещу ущерб.
Парень заколебался. Было очевидно, что предложение выглядит для него заманчивым, но он не мог смириться с явной ложью.
- Она испачкалась задолго до того, как ты толкнул меня машиной, - все же признался он, - так что ты не должен тратиться.
- А это уже не твое дело! – строгим, начальственным голосом отрезал Джаред, включая режим «большого босса». – В приличные дома в таких лохмотьях не пускают. Или ты хочешь, чтобы потом я из-за тебя еще и с консьержем объяснялся?!
Парнишка глубоко вздохнул и крайне неохотно расстался с жутким одеянием.
Джаред смотрел, как бездомный неохотно и медленно избавлялся от куртки - словно улитка выбирался из раковины, и не понимал, что с ним творится. Пацана было жалко до слез. Худая спина, сужающаяся к пояснице, выпирающие лопатки, осунувшееся лицо с заострившимися чертами и огромный живот в сочетании с беззащитной юностью являли собой картину трогательную и дикую. А еще страшнее было то, что Джаред обнаружил чуть позже, разглядывая мальчишку, пока они ждали лифт. Джинсы с низкой посадкой, которые едва держались на парне, когда-то были безумно дорогими и стильными. Такие модели фирма «Hudson» выпускала штучно, и стоили они тысячи долларов. Да и огромный, растянутый свитер со свободным воротом и декоративно спущенными петлями, наверняка связанный вручную из чистой шерсти, когда-то явно был дизайнерской вещью, пока не превратился в жуткую тряпку.
- Как тебя зовут? – спросил Джаред, в упор разглядывая худое лицо с полными губами и аристократичным носом.
- Дженсен, - после запинки ответил парень.
- Ты хоть совершеннолетний, Дженсен?
Похожий на школьника мальчишка вскинул голову:
- Мне почти двадцать один, не беспокойся!
Джаред хмыкнул, глядя на найденыша с высоты своего гренадерского роста:
- Да я и не беспокоюсь, я ж не бармен, коньяк тебе наливать не собираюсь.
Дженсен потупился и, пряча замерзшие, посиневшие пальцы в рукава, буркнул:
- Вообще-то не помешало бы.
- Ты беременный. Тебе спиртное нельзя, – напомнил Джаред и подтолкнул Дженсена в лифт.
То, с каким равнодушием парень смотрел на блестящее окружение и зеркальные двери, еще раз подтвердило мнение Джареда о том, что его находка была когда-то мальчиком из хорошей, обеспеченной семьи, и попал он в трудное положение наверняка не по своей воле. Вот только спрашивать, как Дженсен докатился до жизни такой, Джаред предусмотрительно не стал. Откуда-то заранее знал, что тот не ответит. Не сейчас.
Он ключом открыл дверь в квартиру, отключил сигнализацию и повернулся к своему гостю. Тот вежливо переминался с ноги на ногу, дожидаясь разрешения войти. Надо же какой воспитанный! Джаред не без иронии улыбнулся:
- Добро пожаловать в замок тролля, принцесса. Ванна слева, раздевайся и срочно в душ. Пока не смоешь с себя весь аромат помоек и ночлежек, дальше я тебя не пущу. Еда, отдых – все потом. Гель для душа бери любой, новые мочалки в шкафчике, полотенца занесу. Вопросы есть?
Дженсен мотнул головой и, придерживая одной рукой живот, прошел вперед. Джаред готов был поклясться, что от предвкушения тепла и чистоты у Дженсена заблестели глаза, но тот слишком быстро отвернул лицо, чтобы убедиться в этом наверняка.

Чаду о своем найденыше Джаред решил пока не рассказывать. Безусловно, Мюррей был лучшим из друзей (потому что других в жизни Джареда просто не существовало) и чертовски талантливым креативным директором (за что Джаред платил ему приличные деньги), но его цинизм и ядовитый язык не способствовали тому, чтобы открывать перед Чадом душу. Так что, пока Дженсен отмачивал себя в душе, Джаред быстро набрал смс с подтверждением, что у него все хорошо и планы на завтра не изменились, и отключил телефон.
Он вытащил из шкафа два полотенца и мягкий махровый халат и без стука зашел в полную пара ванную комнату. Как Джаред и предполагал, со сложными настройками душевой кабины Дженсен разобрался без труда. Значит, либо сбежал из дома уже после того, как стали выпускать модернизированные модели с сенсорными панелями, либо оказался техническим гением. Почему-то Джаред склонялся к первому. С таким немаленьким животом долго бы Дженсен на улице не протянул.
Небрежно сброшенные вещи неопрятным комом валялись прямо на кафельном полу, и Джаред подумал, что попозже можно будет попытаться сдать их в прачечную. Если заплатить втройне, может их и примут? Он, конечно, с удовольствием выбросил бы их совсем, но, во-первых, не горел желанием обеспечивать новым гардеробом незнакомого парня, а во-вторых, Дженсен и сам не позволил бы ему этого. Мальчишка казался чертовски гордым – это чувствовалось в его интонациях, в посадке головы, в упрямо вздернутом подбородке. Наверное, это единственное, что осталось ему от прежней благополучной жизни – те крохи чувства собственного достоинства, которые он каким-то чудом сумел сохранить, оказавшись на улице.
Джаред неосознанно бросил взгляд в неплотно закрытую щель душевой кабины и вздрогнул. Дженсен стоял к нему спиной, опираясь руками на стену и подставляя струям горячей воды лицо и шею. Плечи у него оказались неожиданно широкие, с прямым разворотом и хорошо развитыми дельтовидными мышцами. Спина была хоть и худой, но изящной и мускулистой, ягодицы маленькими и упругими, а ноги с той уникальной легкой кривизной, которая стала настоящим фетишем Джареда, и за которую он нередко переплачивал случайным хастлерам. Почувствовав пристальный взгляд, Дженсен вдруг резко обернулся, испуганно таращась невероятно зелеными круглыми глазищами, и Джаред успел еще разглядеть мелкие веснушки на носу и зависшие на длинных ресницах капли воды, прежде чем равнодушно кивнуть и деловым тоном сообщить:
- Полотенца и халат я положу здесь.
- Спасибо, - облизывая с губ воду, с благодарностью сказал Дженсен.
Джареду только и хватило самообладания спокойно кивнуть и, неторопливо повернувшись, выйти. За дверью вся его напускная невозмутимость испарилась без остатка, и он с тихим стоном сполз по стене вниз на внезапно ослабевших ногах.
Что за черт?! Он из милости притащил домой оборванного бездомного бродяжку, а тот вдруг обернулся живым зеленоглазым искушением. Ну разве это справедливо? Вопиюще бесстыдная молодость, прекрасное тело, потрясающие глаза и (блядь-блядь-блядь!) эти невероятно сексапильные ноги просто вынесли Джареду мозг. Он попытался было убедить себя, что ему показалось. А если даже и нет, то нельзя, просто нельзя позволять себе похотливо пялиться на попавшего в беду беременного мальчишку, но тело упорно не хотело соглашаться с разумом, мучая Джареда тяжестью в паху и отчетливым стояком.
Джаред потер лицо руками и глубоко вздохнул. Ничего. Он справится.
Дженсен задержался в душе достаточно для того, чтобы Джаред приготовил яичницу с ветчиной и помидорами, сварил какао и наделал бутербродов с сыром и индейкой. Мужчина как раз разыскивал по кухонным шкафчикам салфетки, когда услышал тихое шлепанье босых ног и судорожный вздох в дверях.
- Проголодался? – он обернулся и замер, делая стойку.
Чисто вымытый, порозовевший и закутанный в огромный махровый халат Дженсен выглядел еще моложе, чем Джареду казалось раньше. А еще он стал примерно в сотню раз привлекательнее. И этого не скрывали ни мокрые волосы, отросшей челкой падающие ему на глаза, ни смущенный взгляд, так и норовящий задержаться на аппетитной глазунье.
- От двойной порции не откажусь, - признался Дженсен, с ногами забираясь на табуретку и протягивая руку за самым большим бутербродом.
Джаред быстро отвернулся к сковородке и вывалил львиную долю ее содержимого на большую плоскую тарелку:
- Тогда приятного аппетита.
Смотреть, как Дженсен ест, тоже стало настоящим испытанием. Тот смаковал каждый кусочек, блаженно щурился, кончиком языка подбирал с порочно-невинных губ крошки и едва не постанывал от животного удовольствия.
- Вкуснотища-то какая!
- Наверное, - согласился Джаред, у которого как-то внезапно пропало желание есть, зато разыгрался аппетит совершенно другого характера.
Он размазывал вилкой по жемчужно-белому декорированному стеклу тарелки яичный желток и, пытаясь отвлечься, блуждающим взглядом обводил нашпигованную современной техникой кухню. Внезапно в поле его зрения попали узкие босые ступни Дженсена. С розовыми, блядь, пятками, изящными пальцами и хрупкой выпирающей косточкой! И это стало последней каплей его терпения.
- Ты пока доедай, а я тебе в гостевой спальне постелю, - как бы между прочим, сообщил Джаред, еще пять минут назад даже не задумывающийся оставить найденыша у себя на ночь.
Дженсен удивленно вскинул брови, но ничего не спросил, и Джаред придумал причину такого решения сам:
- Уже ночь, на улице холодно, а ты мокрый. Можешь простудиться и навредить ребенку. Тебе сейчас никак нельзя болеть.
- Да, - согласился Дженсен, неосознанно поглаживая живот. – А можно мне еще какао? На таком сроке полезно молочное, в нем много кальция, а у меня недавно кальцинированные таблетки кончились.
Джаред едва не расхохотался. Бездомный, который принимает витамины! Это было бы смешно, не будь так грустно.
- Конечно, можно, - небрежно сказал он. – Я для тебя сварил, так что допивай все. Если хочешь, я еще круассанов подогрею, будет вкусно.
- Спасибо, не стоит, - тоном великосветской барышни протянул Дженсен и вдруг широко улыбнулся.
Улыбка удивительно меняла его лицо – оно становилось открытым, искренним и невероятно красивым.
Джаред решительно поднялся, вышел из кухни и выдохнул. Мальчик был настолько в его вкусе, что это начинало пугать. В какой-то момент ему показалось, что все подстроено. Что его найденыш – нанятый за деньги актер, который подослан к нему пронырливыми конкурентами. В тех кругах, где вращался Джаред, нельзя было исключать такой изощренной подставы. Было только странно, что ему подсунули беременного. Живот был настоящим, уж в этом-то Джаред убедился. Но почему? Репутация Джареда никак не располагала к предположениям о том, что он может повестись на жалость, уж если его и соблазнять, то смазливыми изысканными красавцами из клуба, а никак не бродяжкой, разглядеть которого Джареду удалось только дома.
Надежда, что Дженсен действительно жертва обстоятельств, грела изнутри слабым теплом, и все же перед тем, как отправиться стелить гостю постель, Джаред тщательно проверил все замки и подключил сигнализацию. Теперь Дженсен при всем желании не смог бы обчистить его квартиру, пользуясь доверчивостью хозяина.

За ночь случайный гость никуда не делся.
Утром Джаред нашел его на широкой гостевой кровати, укутанным одеялом по самые уши и свернувшимся так, чтобы даже во сне защищать большой беременный живот. Он присел на самый край, любуясь русой макушкой и уходящей вверх идеальной дугой брови и, дав себе ровно десять секунд на личную слабость, осторожно тронул Дженсена за плечо.
Тот дернулся, как от удара, и подскочил, в панике поджимая под себя ноги и кутаясь в одеяло.
- Эй-эй, - успокаивающе улыбнулся Джаред, - это всего лишь я.
Дженсен хлопал сонными глазами и вертел головой, пытаясь вспомнить вчерашнее. На щеке у него отпечатался след от пуговицы с наволочки, чистые волосы топорщились и золотились в свете пробивающихся сквозь жалюзи утренних лучей солнца, крапинки веснушек на носу выделялись четче, чем вечером.
- Мне надо уехать по делам, еду найдешь в холодильнике, одежду поищи вон в том шкафу, можешь посмотреть телевизор или поиграть в приставку в гостиной. Остальные комнаты я закрыл, - строго сообщил Джаред, не в силах оторвать взгляда от нежной припухлости губ гостя.
А тот еще, как нарочно, взял и прикусил нижнюю губу очень ровными белыми зубами.
- Я сейчас уйду.
- Уже поздно. Я должен ехать прямо сейчас, иначе опоздаю на важную встречу. Не думаю, что у тебя есть такие дела, которые ты не можешь отложить до обеда. Я вернусь после двух.
Джаред умел убеждать, в том числе и насмешливым тоном. И он очень гордился тем, что никак не показал своего слишком личного отношения к беременному парню. Ни к чему тому об этом знать. К тому же, Джаред так и не решил, что ему делать дальше. А задуматься об этом стоило.
Дженсен неуверенно кивнул, и было заметно, каких усилий стоила ему сделка с собственной совестью. Но у Джареда была очень удобная мебель, очень качественное белье, и он по собственному опыту знал, как тяжело вылезать поутру из такой уютной постели. Особенно это чувствовалось после коротких командировок, в которых ему приходилось ночевать в мотелях. А Дженсен, судя по его виду, как минимум неделю спал, где придется, так что у него не было шансов против уюта гостевой спальни.
- Не скучай здесь, - напоследок улыбнулся Джаред и уехал в офис в самом радужном расположении духа, будто дома его осталась дожидаться сексапильная звезда Голливуда, а не какой-то малознакомый тип с сомнительным прошлым.
Вообще-то он уже все решил для себя, когда понял, что Дженсен вовсе не собирался его грабить. По крайней мере, немедленно. И пока парень спал, смешно посапывая в подушку, стоящий в дверях и наблюдающий за ним Джаред вдруг подумал, что до родов он вполне может приютить мальчишку у себя. Гостей у него не бывает, подруги и близкого друга, которому он оставлял бы ключи, нет, родители живут слишком далеко и никогда не приезжают без предупреждения. Сестра? Ну, если только… Да и то, она сейчас слишком занята своими собственными проблемами, поэтому с этой стороны подвоха ждать не стоит. А значит, если Дженсен захочет, он вполне может пожить у него месяц… или два… или как получится. Правда, Джаред вовсе не был уверен, что парень согласится. С другой стороны, а почему бы и нет? Вот только свое проклятое либидо придется держать при себе, потому что грязно приставать к человеку в таком положении – низко и недостойно. Может быть, позже… если они узнают друг друга лучше, и Дженсену это будет интересно…
Джаред вздохнул.
- Какой-то ты сегодня особенно задумчивый, - заметил Чад, подталкивая его локтем. – Соберись. Через пару недель решающее сражение с Морганом. Со дня на день ждем предварительного договора от юристов «Моды Джи». Если все выгорит, мы с тобой до конца наших дней сможем купаться в шоколаде и плевать на все приличия, диктуя собственные правила. Это будет монополия, чувак! Они раскручивают, мы производим и продаем. Не договор, а мечта!
Чад был прав. Если бы им удалось подписать договор на подобных условиях, фирма «Падалеки плюс» автоматически выходила бы на новый уровень. Но у Джареда было плохое предчувствие, что Морган готовит им неприятный сюрприз. Уж очень елейным был его голос по телефону.
- Мне сегодня надо уехать пораньше, - сообщил Джаред Чаду, подписывая необходимые бумаги. – Сэнди я уже предупредил, чтобы вечерние встречи она перенесла на утро.
- У тебя появилась симпатичная крошка?! – присвистнул Чад. – Та высокая блондинка с третьим размером груди, которая клеила тебя на выставке современных тканей, да? Я угадал?
Джаред поморщился, а потом вспомнил большой живот и мускулистые кривые ноги Дженсена, покрытые рыжеватым пушком, и расплылся в улыбке.
- Нет, Чад, это кое-кто гораздо более симпатичный и сногсшибательный! Так что завидуй молча и не задавай глупых вопросов.

Дом встретил Джареда одуряющим запахом блинчиков.
Перешагнув порог, мужчина даже притормозил, настолько он не ожидал ничего подобного. А потом прислушался и расплылся в улыбке. Откуда-то с кухни доносилось довольно фальшивое, но вполне приятное пение. Голос у найденыша оказался сильным, низким, с бархатистыми нотками. Не разуваясь, Джаред прошел вперед и замер, любуясь сентиментальной картинкой. Переворачивая на сковороде очередной блинчик, Дженсен подпевал музыке в торчащих у него из ушей наушниках плеера и так увлекся, что не реагировал на окружающую действительность.
Джаред громко кашлянул, и Дженсен подпрыгнул, роняя деревянную лопаточку на пол.
- Привет, - со смущенной улыбкой сказал он, вытирая салфеткой капли пролившегося теста и одновременно спешно сдергивая наушники. – Извини, я тут решил немного похозяйничать.
- Все отлично, - заверил его впавший в ступор от вида Дженсена в переднике Джаред.
Кроме передника на парне были натянуты его собственные старые спортивные штаны, которые оказались гостю настолько велики, что он туго затянул их на шнурок и подвернул внизу и большая свободная футболка. Тоже джаредова, сейчас туго обтягивающая округло топорщащийся живот Дженсена.
- У тебя блин подгорает, - потянув носом, заметил Джаред, и Дженсен, спохватившись, резко повернулся к плите.
- Я просто подумал, - неуверенно сказал он, слегка оттопыривая зад, чтобы на живот не брызгало раскаленное масло, - что надо как-то отблагодарить тебя за гостеприимство, а такие большие парни, как ты, обычно любят блинчики.
- Гораздо больше я люблю мясо, - машинально заметил Джаред, и был сражен наповал откровенным признанием:
- Я кроме блинчиков ничего готовить не умею.
- Это веская причина, - засмеялся он.
Вообще-то улыбка у Джареда была замечательная. Это ему много раз говорили приятели и малознакомые люди, это знал он сам по фотографиям и отражению в зеркале, но сейчас, пожалуй, впервые за все свои годы, он пользовался ею в корыстных целях, далеких от бизнеса. Очаровывал, усыплял бдительность и колдовал ямочками на щеках, готовясь к тому, чтобы сделать Дженсену предложение пожить пока здесь. А Дженсен, не подозревая о коварных планах Падалеки, доверчиво велся, намазывая джемом блин собственного приготовления и поглощая молоко из огромной кружки.
Здесь, на светлой просторной кухне, он ничуть не походил на вчерашнего замкнутого и затравленного бродяжку и словно расцвел за неполные сутки от сытой еды, уюта и горячего душа. Даже румянец на щеках появился.
- Где ты собираешься рожать? – перешел к конкретным вопросам Джаред, которому блины больше нравились со сметаной.
- Не знаю, - пожал плечами Дженсен. – Совсем давно, когда я только узнал о беременности, заключил договор с доктором Уэллингом из клиники «Девять дубов» и перевел аванс. Но это было больше полугода назад и с тех пор мы не виделись. Да и денег у меня больше нет.
Джаред вздохнул, протянул над столом руку и вытер салфеткой каплю джема, прилипшую к уголку рта Дженсена.
- Раз он не наблюдал беременность и ни разу тебя не осматривал, можно попытаться вернуть аванс. Или хотя бы часть. Думаю, тебе это не помешает.
Дженсен согласно закивал.
- «Девять дубов» очень дорогая клиника, - осторожно заметил Джаред. – Можно найти гораздо более экономичный вариант для родов, который будет не хуже. Когда подходит твой срок?
Дженсен насупился:
- Я точно не знаю, но уже скоро.
- Тогда, думаю, тебе стоит подключиться к сети, запросить в клинике копию договора: пусть перешлют на твою электронную почту… Я надеюсь, у тебя есть электронная почта?
Дженсен оскорбился:
- Конечно!
- И если мы найдем лазейку, затребовать деньги обратно и срочно рассматривать другие варианты. Осложнений при мужских родах может быть масса, нельзя забывать и о предродовой подготовке.
Тут Дженсен слегка покраснел и уточнил:
- Ты юрист?
Джаред рассмеялся.
- Нет. Но на меня работает целый отдел юристов, так что я знаю в этом толк. Пойдем, я включу тебе компьютер. А сам пока поработаю, у меня много дел.
Дженсен встал на ноги слегка замялся, а потом искренне сказал:
- Не знаю, зачем ты так со мной возишься, но спасибо тебе больше. Ты мне в буквальном смысле на той дороге жизнь спас. Мне и ребенку. И я вполне отдаю себе в этом отчет. А еще я тебе обязан за все остальное. Так что, - он отвел глаза, - ну, в общем, если я могу как-то тебя отблагодарить…
- Как? – вполне натурально удивился Джаред.
Дженсен немного сник.
- Ну да…Что-то я ерунду болтаю. Даже если б ты не был натуралом, вряд ли тебя бы соблазнил мой беременный живот.
Такой откровенности от парня Джаред совершенно не ожидал. Он смотрел на вспыхнувшие малиновым румянцем уши и щеки, на искусанные от волнения губы, на нервно сжатые в кулаки ладони и чувствовал, что у него у самого желваки играют на скулах.
- Дженсен!
Парень поднял голову, и Джаред жестко взял его железными пальцами за подбородок, глядя прямо в лицо:
- Запомни, пожалуйста, раз и навсегда, - чеканя слова, сказал он. – Ты не проститутка, и не должен торговать собой. Никогда. Ни при каких обстоятельствах, ты понял? Иначе ты потеряешь себя, вот такого, какой ты есть. Ты же держался там, на улице, держался до последнего, огрызаясь как волчонок, я видел. Так почему ты позволяешь себе сдаться сейчас, предлагая себя, как блудливая девка? Будь выше этого, ты понял?
Дженсен отвел глаза, покраснев еще сильней, а Джаред вдруг подумал, что все испортил, и что мальчишка сейчас все бросит и сбежит. Но тот не сбежал. И даже не сразу двинулся с места. Напротив, набрал в грудь побольше воздуха и, опалив Джареда пронзительной зеленью своих глаз, так же прямодушно заявил:
- Так я себя и не продаю. Я знаю себе цену. Просто ты понравился мне сразу, еще там, в машине. Иначе я не пошел бы с тобой в квартиру, а сбежал бы прямо с дороги.
Джаред задохнулся и в свою очередь отвел глаза, чувствуя себя редким болваном.
Как его вообще угораздило обозвать мальчика проституткой? Вот ведь идиот!
Он посмотрел на застывшего Дженсена и, оставляя позади неловкий момент, напомнил:
- Пошли, я хотел загрузить для тебя интернет.

Признание Дженсена все изменило. Если раньше Джаред еще мог как-то держаться, то теперь его буквально тянуло к запретному. Хотелось взлохматить ладонью русые волосы, провести, слегка нажимая, от затылка по шее вниз, к лопаткам, коснуться губами виска. Он запрещал себе даже думать об этом, но был уверен – Дженсен не будет против. И это невероятно пугало. Пугало в первую очередь то, с какой готовностью он впустил в свой дом и в свою жизнь этого незнакомого ему человека, и как легко этот паренек проникал в его сердце, ломая все стереотипы.
Это заставляло Джареда еще сильней укреплять броню своей внешней невозмутимости и вести себя с Дженсеном с особенной осторожностью, чтобы не выдать себя случайным взглядом.
Получив обратно половину аванса, на следующий же день Дженсен заказал себе по интернету одежду своего размера и теплые кроссовки, а также стал просматривать сайты, оказывающие услуги по сопровождению мужской беременности. Он настолько естественно вписался в быт Джареда, что тому даже не пришлось просить Дженсена задержаться подольше – тот остался сам. Научился разогревать полуфабрикаты и готовить омлет, следить за порядком в доме и заказывать по телефону продукты.
На улицу Дженсен не выходил. И не делал никаких попыток связаться с кем-либо из своей прошлой жизни, за что Джаред был ему безмерно благодарен. По случайным оговоркам он понял, что родителей у Дженсена нет, его опекун убежденный гомофоб и, когда Дженсен узнал о своей беременности, то не стал избавляться от ребенка отчасти из чувства противоречия, а отчасти для того, чтобы иметь хоть одну родную душу в этом мире. Но опекун, который представлял интересы Дженсена до исполнения ему двадцати одного года, собирался во избежание огласки отправить парня на аборт силой, хотя по срокам это несло риск для жизни, и Дженсен сбежал.
- А что стало с отцом ребенка? – не смог удержаться от вопроса Джаред.
- Я был богемным подростком, - усмехнулся Дженсен с той дерзостью, за которой частенько пытался прятать свое смущение. – Трахался с четырнадцати лет, не особо задумываясь о последствиях. Так что не то, что имени отца не знаю, а даже слабо представляю, кто вообще это мог быть.
Джаред помрачнел и на целый час закрылся в ванной, думая обо всех тех мужчинах, которые когда-то трогали его Дженсена, опрокидывали его на кровать, раздвигали ему ноги и вбивались в его тело. Думать об этом было неприятно и мучительно, а то, что Джаред вдруг стал применять к Дженсену приставку «мой» сначала немного испугало, а потом успокоило его. Что бы не происходило раньше, сейчас этот парень здесь, в его квартире, и он больше никому не позволит к нему даже приблизиться.
Джаред Падалеки оказался еще тем ревнивцем!
Больше они не говорили о прошлом Дженсена, не обсуждали планов на будущее, просто жили в странном равновесии сегодняшнего дня, наслаждаясь той уникальной гармонией, которая царила в их маленьком мире. Каждое утро Джаред уходил на работу, зная, что вечером дома его будет ждать конопатое чудо с животом-шариком, которое обязательно расскажет смешную историю, поделится актуальными новостями, услышанными с экрана телевизора, и накормит отвратительно пересоленной или недожаренной стряпней.
Так продолжалось девять дней, пока в офис не пришел по факсу предварительный договор, составленный юристами Моргана, и Джаред не почувствовал, что теряет почву под ногами. Это была катастрофа. В уныние впал даже Чад, обычно не отчаивающийся ни при каких обстоятельствах. Но если для сотрудников все было не так уж и критично, то для Джареда договор с Морганом грозил обернуться плахой, медленно опускающейся на шею. А отказываться от сотрудничества полностью, разрывая все связи, было нельзя – они слишком погрязли во всем этом, да и «Мода Джи» была способна с легкостью поглотить десяток таких компаний, как «Падалеки плюс».
В этот вечер Джаред вернулся домой гораздо позже обычного, переполненный коньяком и отчаянием. И даже вид Дженсена в домашнем трикотажном костюме цвета лесного мха не сумел вернуть ему хоть каплю позитива. Впрочем, Дженсен сразу же почувствовал настроение Джареда, а потому и вопросов не стал задавать. Молча встал позади упавшего в кресло пьяного тела и принялся легко массировать прохладными ладонями закаменевшие плечи под тонкой тканью рубашки.
- К черту все! – прорычал Джаред, срывая с шеи галстук. – Вся жизнь к черту, вся карьера, все!!! Для чего вообще жить?
Дженсен у него за спиной вздрогнул, но не остановился. Пальцы продолжили мять и расслаблять мышцы, круговыми движениями поглаживая напряженную шею, успокаивая, прогоняя боль, снимая усталость и подавляя ожесточение. Джаред вдруг неожиданно для себя перехватил узкую ладонь и прижался к ней губами. Дженсен замер, неверяще и настороженно, а Джаред, проведя тыльной стороной его ладони по своей проступившей щетине, отпустил руку парня и согнулся, утыкаясь лбом в собственные колени.
- Джей! – впервые позволяя себе такое сокращение, нерешительно позвал Дженсен, с трудом присаживаясь перед креслом на корточки. Живот оттопыривал мягкую ткань костюма, скрадывая очертания фигуры, глаза тревожно блестели в полумраке. – Что случилось, Джей? Я могу помочь?
Джаред интенсивно замотал головой.
- Никто мне, нахрен, уже не поможет! – пессимистично заявил он. – А самое обидное, что от меня ничего уже не зависит. Злой колдун захотел новую игрушку, взмахнул волшебной палочкой и – оп! Весь королевский замок отошел в его пользование, а король на троне превратился в шута. Обидно.
- Но это же еще не конец света, - попытался успокоить его Дженсен, - на этом жизнь не кончается.
Джаред зло посмотрел в полные сочувствия доверчивые зеленые глаза.
- Ты не понимаешь. У меня в жизни больше ничего нет, только любимое дело. Я начал с нуля и вкладывался в него день за днем, взращивая свое детище, как родители растят ребенка. А через пару недель сам вынужден буду отдать его в руки чужих людей одним росчерком пера. И у меня ничего не останется. Вообще ничего, кроме номинальной должности.
- У тебя останемся мы, - вдруг сказал Дженсен и поднялся на ноги, кладя ладони Джареда на свой еще больше округлившийся живот.
Джаред замер. Где-то внутри, под слоем одежды и тонкой кожи шевельнулось что-то живое и беззащитное. А потом еще не родившийся малыш толкнулся прямо в середину его ладони.
- Вот видишь, - открыто улыбнулся Дженсен, - он тебя уже узнает.
- Но вы не мои, - как-то очень растеряно протянул Джаред, не в силах оторвать рук от этого чуда. – Рано или поздно вы уйдете.
- А ты не думай об этом сейчас, - посоветовал Дженсен и, стянув Джареда прямо на пол, сел между его широко расставленных коленей, привалившись спиной к его груди и удерживая его ладони у себя на животе.
Джеред задышал тяжелее и крепче сомкнул импровизированное объятье, ощущая приятное давление на пах.
Волосы Дженсена, пахнущие его собственным шампунем, щекотали ему нос, чистый аромат его кожи мешался с запахом геля после бритья. Это было очень странно, но удивительно правильно. И Джаред вдруг подумал, что, возможно, все еще обойдется, и что ему есть за что побороться. Почему только Морган может диктовать свои условия? Они тоже способны выставлять определенные требования.
А еще он понял, что этот вечер что-то изменил между ним и Дженсеном. Устранил какие-то недосказанности, но сделал всю ситуацию еще более абсурдной и запутанной, чем раньше. С Дженсеном ему было так хорошо, что при мысли о том, что это не навсегда, начинало колоть где-то в груди. Хотелось остановить время и замедлить ход часов, чтобы Дженсен никогда не рожал и никуда не уходил. Чтобы этот вечер растянулся на годы.

В последние дни Дженсен спал все хуже и хуже. Порой Джаред просыпался от звука его шагов и слышал, как парнишка, словно неприкаянный, бродит по квартире. Конечно, свои подозрения относительно продажности Дженсена конкурентам Джаред давно уже оставил, и все же такая странная бессонница наводила его на нехорошие мысли.
Этой ночью, когда Дженсен побрел в сторону ванной уже в третий раз, Джаред не выдержал и, подтянув пижамные штаны, вышел следом, готовясь застать парнишку на месте преступления. Он обнаружил Дженсена на кухне, где тот капал себе в стакан успокоительное.
- Ну и что ты такое творишь?
Дженсен вздрогнул и пролил половину воды с лекарством.
- Ни…ничего!
- Тебе рожать скоро, а ты всякой ерундой занимаешься, - проворчал Джаред, почесывая голую волосатую грудь. – И что тебе не спится?
- Потому и не спится, что рожать скоро, - неожиданно смутившись, признался Дженсен.
Долгую минуту до Джареда доходила простая истина, а потом губы у него сложились в идеальную букву «о». Ну, конечно!
- Извини, - смущаясь не меньше Дженсена, пробормотал он. – Я и забыл, что за неделю до родов таким, как ты, нужно, - он помедлил, - …подготовиться.
- Да, - звонко подтвердил Дженсен, сверля Джареда откровенно жадным взглядом в упор. – Нужно растянуться. И поэтому все время чешется и дико, до боли, до чертиков в глазах хочется секса. И если его не будет много и качественно, и я не стану растянутым и пластичным сам знаешь где, то роды будут тяжелыми и ребенок порвет мне все напрочь.
- Блядь, - тихо сказал Джаред. – И что теперь делать?
Дженсен молчал, кусая губы и продолжая смотреть на Джареда.
- Ты пальцами пробовал? – чувствуя себя последним придурком, уточнил Джаред.
- Я по-всякому пробовал, - хмуро признался Дженсен. - Обдрачился уже. Но с такой фигурой, как моя, особенно-то не извернешься. На живот не лечь, на спине сразу же задыхаюсь. К тому же пальцев мало.
Джаред поглядел на смущенно-расстроенного парня, на ярко проступившие на коже веснушки, нервное дрожание ресниц и выпирающий холмиком живот, и решился:
- Пошли.
- Куда? – изумился Дженсен.
Ему даже в голову не пришло, что Джаред мог предложить ему свои услуги. Да Джареду и самому не приходило такое в голову. Но у него было кое-что, что однажды в качестве прикола подарил ему Чад, и чем Джаред иногда пользовался, когда становилось совсем уже невмоготу. Конечно, это легко сломало бы сложившееся у Дженсена представление о Джареде, как об убежденном натурале, но сейчас следовало думать о здоровье беременного, а не о морально-этической стороне проблемы. Поэтому Джаред без тени сомнений достал из нижнего ящика комода небольшой кокетливо-фиолетовый чемоданчик с набором дилдо и продемонстрировал его Дженсену.
- Выбирай!
В наборе не хватало всего двух штук – тех самых, с которыми Джаред экспериментировал особо одинокими ночами. Остальные десять лежали в ряд, как на подбор – в нетронутых упаковках, поражая разнообразием форм и размеров.
- Ебаааать, - сквозь зубы восторженно процедил Дженсен и, почти моментально выбрав, протянул руку к девятому номеру. Слишком толстому, на взгляд Джареда, да к тому же еще и противно-розовому.
- А теперь вперед, - усмехнулся Джаред. – Или тебе помочь?
На самом-то деле, он предложил это даже не из вежливости, а чтобы развеять окутавшую его пелену неловкости, но Дженсен воспринял все серьезно и, просияв, расплылся в счастливой улыбке:
- Это было бы идеально! Потому что мне самому ну никак не справиться.
Ловушка захлопнулась. Джаред несколько раз моргнул и понял, что попал.
Дженсен смотрел на него глазами ребенка, которому добрый дядя пообещал конфету.
А Джаред чувствовал себя дядей-педофилом, который вот-вот воспользуется беспомощностью и трудным положением беременного мальчишки. И никакие мысленные уговоры, что Дженсен уже совсем взрослый и сам знает, что ему нужно, не могли заставить его примириться с собственной совестью.
Он хотел этого невозможного, дерзкого, гордого, сложного и в то же время открытого парнишку с самого первого дня. Он видел его в чертовски неприличных снах и, просыпаясь, чувствовал себя грязным извращенцем. Его слишком откровенные похотливые мечты вряд ли вызвали бы у Дженсена восторг, если бы он только о них подозревал. И вот теперь этот доверчивый человечек просит его о чем-то глубоко личном и интимном, но необходимом с физической точки зрения, а Джаред может думать только о своем бесстыжем вожделении.
Он представил себе их отражения в зеркале, если встать рядом: огромный, лохматый, вечно заросший Джаред, у которого щетина росла так быстро, что, если не побриться с утра, к вечеру на лице появлялась импозантная бородка, тридцатипятилетний кряжистый мужлан – иначе и не скажешь, хорошо еще, что седина пока не пробивается, зато отеки под глазами стали привычным зрелищем по утрам. И юный, стройный даже в его положении, аристократичный Дженсен, отличающийся редкой, почти девичьей красотой, тонким профилем, длиннющими ресницами. Белокожий, нежный, с умилительными детскими веснушками и потрясающим ртом. Возмутительно молодой и наверняка достойный лучшего. Что у них может быть общего? Только короткий отрезок времени, пока Джаред нужен Дженсену в силу независящих от него причин.
Так что подбери слюни, Падалеки, засунь свои желания куда подальше, и позаботься о мальчике.
- Минутку, - сказал Джаред. – Только смазку в ванной поищу.

Джаред и раньше замечал, что у Дженсена идеальная фигура. Его совершенство не портил даже беременный живот, придавая особую пикантность образу. А уж сейчас, когда парень раздевался перед ним с вполне конкретной и определенной целью, Джаред едва мог скрывать собственное возбуждение. Быстрая дрочка в ванной помогла лишь отчасти, и член Джареда, подло предавая его чистые помыслы, нахально дергался в штанах.
Последним Дженсен стянул с себя левый носок и, оставшись трогательно-обнаженным, беззащитным и ослепительно прекрасным в своей чистой наготе, с милым смущением улыбнулся:
- Ты же знаешь, что делать, да?
- Да, - хрипло согласился Джаред, - я постараюсь не облажаться, - и зачем-то спрятал подготовленный дилдо за спину.
Дженсен повернулся к кровати и залез на нее, вставая на четвереньки, утыкаясь пылающим лицом в подушку и бесстыдно выставляя упругий подтянутый зад с действительно припухшим розовым анусом. Джаред закусил изнутри щеку, чтобы не застонать, и осторожно коснулся руками нежных, покрытых мурашками половинок попки, шире разводя ягодицы.
- Не осторожничай сильно, вставляй сразу, - глухо попросил из подушки Дженсен. – Уже совсем нет сил терпеть.
Розовое отверстие чуть заметно пульсировало, сокращаясь. Джаред облизнул губы, зачерпнул пальцами жирную, тягучую смазку и, не жалея, размазал ее по силиконовой поверхности дилдо. Смазка потекла вниз и закапала, попадая на открытую расселину. Дженсен вздернул бедра. И тогда Джаред, отбросив последние сомнения, мягко ввел в податливую плоть два пальца, растягивая и подготавливая.
Какой же Дженсен был внутри теплый, бархатистый, пластичный! Гормональные изменения сделали свое дело, и теперь мышцы поддавались напору так легко, что двум и даже трем пальцам было не туго, а комфортно, как в теплой живой перчатке.
- Еще! – с коротким стоном потребовал Дженсен, - Пожалуйста, еще!
С сожалением заменив пальцы ненавистным фаллоимитатором, Джаред смотрел на то, как он легко входит внутрь, растягивая поддающиеся напору края, как выходит оттуда, блестя смазанными боками, и едва сдерживался от ревности к бесчувственной игрушке, ничем не заслужившей чести трахать такое великолепное тело. А Дженсен, дорвавшись до чего-то существенного, уже стонал в голос, жадно насаживался, елозил задницей, дергался, двигаясь все быстрей, и тяжело дышал от нереализованного желания. Измененному и готовящемуся к родам телу этого было мало.
Джаред поглаживал мокрые от пота бока парня, незаметно слизывал пот с его поясницы, поддерживал под плотный шарик живота, и двигал рукой все быстрей, наращивая темп и проезжаясь по простате. Член Дженсена терся о простыню, оставляя на ткани влажные разводы от смазки, а Джаред и хотел, и боялся накрыть его свободной ладонью, принося Дженсену желаемую разрядку.
- Джей, пожалуйста… Пожалуйста, хочу… Хочу больше, - взмолился едва соображающий Дженсен. – Мне надо… Сильней…
Голос Дженсена охрип от желания, которое рвалось из него непроизвольным потоком слов. Повинуясь требованиям ненасытного найденыша, без позволения заполнившего все его мысли и забравшего себе навек его сердце, Джаред стал трахать его розовой хренью уже без всякой пощады, двигая не только вперед и назад, но и проводя по кругу и раскрывая растраханную дырку все шире, настолько широко, что это казалось почти невозможным.
- Да… - стонал Дженсен, - Вот так! Сильней! Джа-а-аред!
Оттого, что с желанных губ срывалось именно его имя, Джареда бросило в пот, мозги совсем поплыли и он, даже не думая, что делает, сжал мошонку Дженсена в горсть, потом резко отпустил, скользя пальцами вверх по стволу возбужденного члена до самой головки, провел по этой головке ладонью вкруговую, размазывая остатки смазки и машинально сжал пальцы.
Дженсен закричал и выплеснулся Джареду в кулак.
Джаред выдохнул, глядя на распластанное на боку тело, и коротко поцеловал Дженсена в бедро. А тот подогнул колено к животу и вдруг томным голосом попросил:
- А теперь рукой, Джей. Пожалуйста.
На долю секунды Джареда закоротило. Он видел перед собой Дженсена: его прикрытые глаза со стрелами ресниц, искусанные, очень алые губы, сильное плечо, лежащий боком большой живот с вывороченным пупком, расставленные бедра, торчащий из задницы край загнанного до предела дилдо, и понимал, что сейчас сойдет с ума от желания и любви к этому мальчишке. И что готов ради него на все.
- Рукой, Джей, - снова попросил Дженсен, и Джаред повиновался.
Медленно вытащил дилдо, выходящее наружу неохотно и кажущееся бесконечным, набрал на пальцы еще смазки и вставил сразу горсть. Рука вошла легко, почти без напряжения, скользя внутрь до самых костяшек. Дженсен потянул колено выше, открываясь больше, Джаред чуть двинул кистью и с ужасом обнаружил, что она оказалась в теле полностью, по самое запястье.
- До чего же хорошо-то, - счастливо и удовлетворенно выдохнул Дженсен, слегка сжимаясь изнутри.
Джаред смотрел на обхватывающие запястье края растянутого ануса и ужасался.
- Тебе не больно? – голос у него сорвался.
- Мне до одури кайфово, - поделился Дженсен голосом объевшегося сливками кота. – Твой кулак как предназначен для моей ебли. Пошевели пожалуйста ладонью там, внутри.
Джаред легко и очень аккуратно провел костяшками пальцев по внутренней стенке, поражаясь нежности и податливости мышц, и действительно попытался сжать кулак. Дженсен дернулся от удовольствия, а его член начал на глазах набухать.
- Еще! – нагло потребовал он.
- Это не слишком? – опасливо спросил Джаред.
- Я тебе потом отсосу так, чтоб ты сам почувствовал, как охуительно мне было, - пообещал Дженсен. – Я тебе эти дилдо в упаковочках никогда не прощу. Столько времени зря потеряли. Лженатурал хренов!
Он снова дернулся назад, насаживаясь сильней, а потом вдруг страдальчески сморщился.
- Что? – испугался Джаред. – Все-таки больно?
- Нет, - простонал Дженсен, - но я, кажется, рожаю.

В клинике Майкла Розенбаума их приняли с распростертыми объятьями. На беременных мужчинах Майкл зарабатывал деньги, поэтому любил своих пациентов не меньше, чем содержимое их кошельков. И пусть его заведение не было таким помпезным и раскрученным, как «Девять дубов», репутация у него была очень надежная. Джаред сам пробивал информацию через свои каналы.
Два заботливых санитара увезли Дженсена на каталке в операционную, а тот, до последнего не отпуская руки Джареда, все смотрел на него жадным взглядом собственника, не желающего расставаться с самой большой в мире драгоценностью.
- Не волнуйся, Дженс, все будет хорошо, - уговаривал его Джаред, приглаживая мокрые от пота волосы на висках.
- Я не волнуюсь, - расслабленно улыбался парень. – Совсем не волнуюсь. После того, как ты меня растянул…
Джаред не знал, куда девать глаза, тер щетину на подбородке и щеках, пощипывал отросшие бачки и думал о том, что, кажется, влип по крупному. Что характерно, от этого пушистый комочек счастья в его сердце начинал радостно подпрыгивать, а губы расплывались в улыбке.
- Ты не думай, - убеждал его Дженсен. – Я не избалованный, я сильный. Я и потом не стану тебе обузой, правда. Если ты не хотел меня, потому что я бесполезный, то все совсем не так. Я же научился готовить, ну и в остальном не так уж плох.
Джаред терялся и не знал, что можно ответить на такой бессмысленный бред. Как будто дело в пользе или бесполезности! Дженсен был нужен ему независимо от умения готовить и всего остального. Он был нужен ему сам по себе, именно такой, каким он был.
- Ты только держись, и все будет хорошо, – тихо убеждал его Джаред, сжимая его руку. – Роди без разрывов, без кровопотери, остальное неважно. Мы все обсудим потом.
Дженсена увезли, а Джаред остался ждать в коридоре. Он успел изучить его вдоль и поперек. Сто сорок три раза прошел двадцать семь шагов от начала до конца, двадцать два раза пересчитал все клетки на подвесном потолке. Когда вышел усталый, но довольный Майкл, у Джареда уже самым натуральным образом тряслись поджилки, а в голове рябило от обилия непонятных цифр.
- Что же вы не сказали, что у счастливого родителя сегодня день рождения? – насмешливо спросил Майкл. – Вот так подарочек самому себе! Очаровательная дочка, два семьсот. Для мужской беременности очень даже крупненький плод, здоровая и симпатичная. Хотите посмотреть?
- Что? – недоумевающее переспросил Джаред. – День рождения?
- Ну да, я обратил внимание, когда оформлял документы, что Дженсену как раз сегодня исполнился двадцать один год. Поздравляю! – Майкл засмеялся. – Так ребенка смотреть будете?
- Да, - тут же согласился Джаред. – Да, конечно.
Девочка лежала в крохотной корзинке, похожей на тележку из супермаркета и сосала кулак. Глазенки у нее, вопреки распространенному мнению о том, что все дети рождаются голубоглазыми, сразу оказались изумрудно-зелеными, а на голове пробивался смешной рыжий пушок.
- Красотка, - с гордостью сказал Майкл. – Вам придется забрать ее прямо сейчас, у нас нет детского отделения, только неонтология. А Дженсена мы выпишем завтра утром, ему пришлось сделать наркоз, так что он еще пару часов проспит.
- С ним все в порядке? – забеспокоился Джаред.
- Все отлично, - заверил его Майкл. – Собирайтесь, я приготовлю выписку для ребенка.
- Подождите, - испугался Джаред. – А как же я ее заберу? Это же… Я же…
Розенбаум нахмурился:
- Если вы готовы оплатить дополнительно, могу послать с вами Лорен Коэн. Она превосходная медсестра и поможет устроить малышку дома с максимальным комфортом, а завтра нанесет контрольный визит. К сожалению, моя клиника не предусматривает послеродового ухода, вы же понимаете, при отсутствии лицензии я не могу рисковать. Если будут трудности, договоритесь напрямую с Лорен, она поможет на первых порах и порекомендует надежную няню.
Джаред кивнул:
- Да, я понимаю. А Дженсен?
- С ним все будет в порядке. Не волнуйтесь, роды прошли на редкость благополучно.

На следующий день, ближе к обеду, потерявший терпение Джаред позвонил в клинику и узнал от Майкла Розенбаума, что Дженсен выписался еще утром. Он уехал на такси, поблагодарив персонал и довольно улыбаясь, но у Джареда дома так и не появился. И не позвонил. И вообще никак не дал о себе знать.
Маленький живой комочек, немного растянутых «беременных» вещей, да воспоминания, – вот и все, что осталось Джареду от молодого парнишки по имени Дженсен, даже фамилию которого за эти несколько недель он так и не удосужился спросить.
Джаред обзвонил все больницы и морги, но никто, похожий по описанию на Дженсена, ни в этот, ни на следующий день к ним не поступал. Девочка, которую Джаред своевольно решил назвать Дианой, вела себя идеально. Кряхтела, когда ей требовалось сменить памперс, тихо хныкала, требуя молока и спала по восемнадцать часов в сутки. Как и писали на форуме, с малышами от мужской беременности почти не возникало никаких проблем. Лорен Коэн, заходя два раза в день, уже дала Джареду контакты трех нянь, которые готовы были приступить к работе в любой момент, но Джаред продолжал наивно надеяться на чудо, не желая верить, что Дженсен бросил их насовсем.
- Сегодня я готова посидеть с ребенком последний день, - сердито заявила Лорен, когда Джаред попросил ее сменить его на пару часов – на этот раз обойтись без него в офисе просто не могли: на полдень было назначено подписание договора с «Модой Джи».
- Как скажете, - уныло согласился Джаред, поправляя галстук и готовясь ко второй крупной потере за эту неделю.
Хотя, как оказалось, расставание с «Падалеки плюс» не шло ни в какое сравнение с болью от потери Дженсена. От мысли, что он прощается с любимым делом, было досадно и немного печально. Уход Дженсена подкосил его гораздо сильней, и эта рана кровоточила каждую минуту.
В офисе царила суматоха.
- Полный дурдом! – на ходу бросил ему Чад. – Мы даже не знаем, кто будет подписывать договор.
- Как кто? – удивился Джаред. – Морган, кто же еще?
- Утром, когда Сэнди звонила подтвердить встречу, ей сказали, что Моргана вчера уволили. И что у них дикие кадровые перестановки. А еще наши юристы ждут исправленный вариант договора.
- Это что еще за сюрпризы?! – Джаред присел на край ближайшего стола. - Им мало наших прежних унижений, они хотят раздавить нас полностью?
Сегодня Диана немного беспокоилась, и ему пришлось долго укачивать ее ночью, а потом уложить спать у себя на груди. Лорен говорила, это потому, что малышке передается его нервное настроение, а Джаред решил, что все из-за того, что она скучает по Дженсену. В итоге утром девочка спала, как ангел, а ему, невыспавшемуся и несчастному после разговора с Лорен, пришлось ехать в офис.
- Джаред, хватит рассиживаться, - поторопил его Мюррей, - пошли скорей в конференц-зал, делегация от «Моды Джи» уже подъезжает.
- Мы еще не знаем, что будем подписывать, а они уже подъезжают? – как-то даже развеселился (умирать, так с музыкой!) Джаред.
Появление совершенно ошалевшей Сары Гэмбл, которая дрожащими руками прижимала к себе листы факса, застало обоих мужчин врасплох.
- Сара, тебе плохо? – Мюррей тряхнул их главного юриста за плечи. – В чем дело? У тебя совершенно безумный вид.
- Это договор, - едва ворочая языком, сообщила Сара.
- Они окончательно решили оставить нас без штанов? – отстраненно поинтересовался Джаред.
- Нет, они сами сошли с ума, - Сара то ли хихикнула, то ли всхлипнула. – О таком мы не могли даже мечтать. Все наши условия, плюс бонусы сверху, плюс слияние на правах доверенного партнерства. Слушайте, это все, наверное, шутка?
- Что? – нахмурился Мюррей, вырывая листки у Сары из рук. – Не может быть!
- Там толстосумы из «Моды Джи» приехали, - невозмутимо сообщил, заглядывая в кабинет, жующий жвачку охранник. – Несколько взбешенных юристов, новый исполнительный директор, порядком зашуганный первый советник и главный акционер. Совсем мальчишка и хорошенький, как картинка. Вот визитка, - он протянул Джареду картонный прямоугольник. – Он говорит, что вы его знаете, и просит подойти на два слова до подписания договора. Я его в маленькую переговорную проводил.
Еще ничего не подозревая, Джаред взял маленький кусочек картона и едва не рухнул со стола, прочитав имя на карточке. Дженсен Эклз. О, господи!
Он не помнил, как, сбивая стулья, домчался до переговорной.
Дженсен стоял, опираясь на стул. Очень модный, до невозможности стильный, с новой стрижкой, укладкой и в отутюженном костюме.
- Ну и какого черта ты творишь?! – с порога, не здороваясь, рявкнул Джаред, подлетая к своему предполагаемому партнеру и хватая того за лацканы дорогущего пиджака. – Я весь извелся, думал, что-то с тобой случилось, а ты…
- Я же сказал, что не буду бесполезным, - открыто глядя Джареду в лицо и ничуть не пугаясь, прошептал Дженсен. – Теперь я не просто никчемный беременный бродяга, я пришел не с пустыми руками, а с самым настоящим приданным. Теперь тебе не надо будет меня игнорировать, смеяться и притворяться бесчувственным. Я хочу полноценного партнерства в делах, и в семье. И вместе воспитывать дочку. Если ты согласишься. Я больше не бесполезен, Джей.
Он говорил это все так серьезно, что Джаред, который умом понимал, что надо бы объясниться, вдруг громогласно расхохотался, а потом схватил обиженно надувшего губы Дженсена в охапку и жарко прошептал ему в ухо:
- Найденыш ты мой, я тебя не за полезность, я тебя просто так люблю.
- Тогда, может, перестанешь ходить вокруг да около и трахнешь меня, наконец?! – все еще недоверчиво предложил Дженсен, и Джаред тут же охотно пообещал:
- Обязательно. Сегодня же вечером, у нас дома.
Когда Мюррей, юристы и новый исполнительный директор «Моды Джи» устали ждать и отправились на поиски тех, кто должен был подписывать договор, они нашли их бесстыдно целующимися в маленькой переговорной. У представителя «Падалеки плюс» была расстегнута рубашка, а главный акционер «Моды Джи» сидел на столе с приспущенными штанами.
- Попрошу нам не мешать! – на секунду отвлекаясь от припухших губ своего нового партнера, тоном «большого босса» потребовал Джаред. – У нас здесь важные переговоры о дополнительных условиях!
- Чего только не случается в этой Калифорнии! – после секундного остолбенения, сообщил Чад, поворачиваясь к прочим участникам сделки и плотно прикрывая дверь. – Может, еще кофе?



Сказали спасибо: 472

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

11.05.2015 Автор: flafi27

Спасибо) Просто восхетительно!))

28.10.2013 Автор: trikster3009

Очаровательно)))))))

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1407