ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
884

Когда инстинкты молчат

Дата публикации: 06.09.2013
Дата последнего изменения: 06.09.2013
Автор (переводчик): Swenigora;
Бета: Орикет
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; мпрег; омегаверс; романс;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Предупреждения: МПРЕГ
Примечания: Мир в чем-то похож на наш. Только в нем рождаются альфы и омеги. Своего рода отголосок далекого прошлого, когда для выживания людям нужны были сильные вожаки, а им, в свою очередь, нужна была поддержка, пара. Альфы от природы обладают более выраженными физическими данными - не выдающимися, а, скажем так, чуть выше среднего - более быстрой регенерацией, решительностью, некоторой авторитарностью. Омеги способны к деторождению. И альфы, и омеги бывают только среди мужчин. Еще одной важной особенностью этой группы людей является гораздо более острое, чем у остальных, обоняние. Именно оно и позволяет альфам и омегам с легкостью выделять друг друга из толпы. Общество спокойно относится к однополым отношениям, хотя основу составляют гетеросексуальные пары. Иметь в качестве партнера как альфу, так и омегу престижно. С течением эволюции необходимость в них, как инструменте для выживания вида, отпала, поэтому рождаются они все реже и реже. Омега может родить только от альфы. Поэтому, если он с
Саммари: Актера Дженсена Эклза приглашают сниматься в новый сериал. На пробах он знакомится со своим будущим партнером по съемкам - Джаредом Падалеки. И все бы ничего, но Дженсен – альфа, а Джаред – омега, а, как известно, таких людей тянет друг к другу. Вот только Дженсен совсем не горит желанием связывать себя серьезными отношениями, а Джаред, похоже, вообще не испытывает никаких желаний.
Глава 1


Известие о том, что он альфа, свалилось на Дженсена Эклза, как выпавший жаркой техасской зимой на голову снег. Так же невозможно, но при этом совершенно неотвратимо.
Законы природы, чтоб их!
А ведь ничто не предвещало. Статус членов семьи Эклзов всегда был «бета». Правда, в семейных преданиях говорилось о том, что у родственников по материнской линии лет сто назад вроде бы в семье рождался омега, но Дженсену всегда казалось, что это больше похоже на легенду, чем на правду. Но и в этом стародавнем предании речь все же шла об омеге, а не об альфе.
Даже врач, делавший стандартный статус-тест, не поверил своим глазам и послал кровь Дженсена на перепроверку в Даллас.
Толку-то.
Весть о том, что в их небольшом городке появился самый настоящий альфа, облетела жителей с быстротой молнии, и уже на следующий день Дженсен на собственной шкуре прочувствовал все прелести неожиданно обретенного статуса. В школе на перемене его окружила группа старшеклассников во главе с капитаном футбольной команды Эдвардом Бриком.
- Ребята, вы только посмотрите, какие в наше время альфы пошли! Прямо куколки. Слышь, Эклз, а там ничего не перепутали? Может, ты наоборот - омега? Судя по веснушкам, это больше похоже на правду.
Двенадцатилетний Дженсен проучился в этой школе пять лет и до сегодняшнего дня ни разу не попадал в подобные ситуации. Нет, конечно же, он дрался с одноклассниками, но эти драки ни разу не выходили за пределы обычных мальчишеских потасовок. Он даже ни разу нос до крови не разбивал.
- Если ты такой крутой, так, может, продемонстрируешь нам свою крутизну?
Ребята окружили Дженсена со всех сторон и теснили к мужской раздевалке, из которой ему уже точно не вырваться. Все шестеро занимались в футбольной команде и были гораздо крупнее и выше его ростом.
И все же Дженсен не собирался отступать, хотя и понимал, что шансы выбраться из предстоящей драки невредимым у него равны нулю. Положение спас очень вовремя появившийся в коридоре тренер по футболу. Увидев его, вся компания словно растворилась в толпе школьников, но Брик успел прошипеть:
- Ладно, Эклз, живи пока. Поговорим после уроков!
Ага, держи карман шире!
На уроках Дженсен тоскливо размышлял о своей незавидной участи и о том, как его угораздило так влететь.
Альфы должны рождаться в богатых и влиятельных семьях! Взять хотя бы тех же Бриков: хозяева городка – семья испокон веков владеет металлургическим комбинатом, на котором работает чуть ли не половина жителей. Вот у кого сын должен быть альфой! Но Эдвард – обычная бета, ничего примечательного.

Ничего не смыслящая в устройстве цивилизованного общества природа выкинула неожиданный фортель и устроила совершенно не подходящему для этой роли мальчику настоящую подлянку. Что делать со своей альфовостью - Дженсен искренне не представлял.

Драки в тот день Дженсену избежать всё же не удалось. Но ребята оказались не совсем подонками и, быстро убедившись в собственном силовом превосходстве, тут же утратили весь интерес к малолетке, которого новый статус вовсе не превратил сразу в супермена. Дженсен отделался несколькими синяками и разбитой губой и даже смог самостоятельно добраться до дома, хотя на школьный автобус он опоздал и пришлось почти полдороги топать пешком, пока его не подсадил в машину сердобольный сосед.
Потом Дженсен еще не раз дрался с желающими протестировать его альфовость. У кого-то выигрывал он, кто-то побеждал его. На память об этом периоде Дженсену остался сломанный нос, которому не смогли вернуть первоначальную форму ни старания врачей, ни повышенная регенерирующая способность, свойственная всем альфам.
Но постепенно все устаканилось, жизнь вернулась в обычное русло, и Дженсен сам иногда забывал про свой непонятный статус. И если бы не учителя, которые всякий раз при получении Эклзом неудовлетворительной оценки горестно вздыхали и возмущенно взывали к его альфовости, то он бы вообще о нем с удовольствием забыл.
Никаких преимуществ этот статус не давал, а вот неприятностей принес выше крыши.
Дженсену казалось, что все окружающие отчего-то решили, что вместе со статусом он сразу в нагрузку получил и сонм невидимых помощников. Теперь любые общественные и семейные нагрузки и одноклассники, и брат с сестрой с удовольствием сваливали на него: «Ты же альфа!»
Да и родители с учителями от них не отставали: «Дженсен, как ты можешь себя так вести? Какой пример ты подаешь сестренке-брату-соседям-друзьям-одноклассникам-соседской кошке? Ты же альфа!»
Р-р-р-р-р!

Когда Дженсену стукнуло шестнадцать лет, стало еще хуже, хотя, казалось бы, куда уж? Но подлая природа не успокоилось. Ей оказалось мало наградить его проклятым никому не нужным статусом, так она решила добавить к этому совершенно неподходящую для альфы внешность.
Нежданно-негаданно из угловатого рыжего веснушчатого лупоглазого мальчишки он превратился в нечто совершенно непотребное. Длинные, больше подходящие какой-нибудь девчонке, ресницы, пухлые, четко очерченные губы и зеленые глаза, довольно редко встречающиеся у альф, – полный набор сладкого мальчика. Хорошо, что хоть сломанный нос слегка портил идеальную внешность, а то Дженсен начал всерьез рассматривать идею сделать себе где-нибудь пирсинг или татуировку. Даже проклятые веснушки непостижимым образом превратились в едва заметные точки, что, с одной стороны, конечно, было хорошо, но с другой - превращало его в какого-то долбанного солнечного мальчика. Дженсен несколько раз слышал от соседок это определение и только зубами скрежетал от злости.
Что за фигня, честное слово?!
Да и усилия учителя по физкультуре не прошли даром - Дженсен сильно раздался в плечах, по-прежнему оставаясь узким в талии.
К десятому классу Эклз превратился в ходячее искушение, с которым желали завести знакомство чуть ли не все признанные красавицы школы, да и красавцы тоже. Теперь никому и в голову не приходило упрекать его статусом, наоборот, в глазах окружающих это стало еще одним немаловажным достоинством. Дженсен все больше ощущал себя призом, который рвут друг у друга из рук, нимало не интересуясь тем, что по этому поводу думает сам приз.
Последней каплей, переполнившей чашу терпения Дженсена, стало известие о том, что, сам того не подозревая, он стал предметом торгов. Младшая сестренка проговорилась по большому секрету. Оказывается девчонки в школе устроили настоящий аукцион: кто больше заплатит за право пойти с ним на выпускной. Самой щедрой оказалась дочь мэра. Дженсен ничего не имел против девушки, его раздражал сам факт того, что никто не удосужился поинтересоваться его мнением.
Танцуя медленный танец, Дженсен дышал в сторону, чтобы не задохнуться от запаха духов, которые девица вылила на себя, по-видимому, пытаясь произвести на него впечатление, и старательно не обращал внимания, на то, как маленькие ручки настойчиво пробираются к нему под рубашку. Он принял окончательное решение – бежать из родного города и искать счастье где угодно, но только не там, где каждая собака в курсе его статуса!

***
Дженсен Эклз, как и множество молодых людей до него и после, выбрал Лос-Анджелес. Голливуд манил в свои объятия, кружил голову, зазывал, очаровывал. А потом с равнодушной жестокостью планомерно разрушал все то, что сам же наобещал. Мечты разбивались, иллюзии рушились, а надежды исчезали так же бесследно, как разлетающиеся по залу капли крови, в фильмах с три-дэ эффектом. Но каждый следующий новичок надеялся, что уж ему-то обязательно повезет и его звезда займет свое место на Голливудском бульваре.

Дженсен не был исключением, но, в отличие от огромного числа дебютантов, ему и правда повезло. Его взяли на крошечную роль в небольшом ситкоме, для которого сняли всего лишь восемь или десять серий, да и из тех на экран вышли только первые четыре. Но герой, которого играл Эклз, именно в этих первых сериях и появлялся. Так что удачу с полной уверенностью можно было назвать двойной.
Затем были другие сериалы и другие роли, и к своим неполным двадцати шести годам Дженсен Эклз считал себя вполне состоявшимся молодым актером, у которого еще все впереди, но уже и сейчас есть чем похвастаться.
Со своей альфовостью он тоже научился худо-бедно справляться.

Большую часть населения составляли так называемые беты, или просто люди. Альфы и омеги были отголоском далекого прошлого, как изредка вырастающий у кого-нибудь хвост или когти вместо ногтей. Когда-то на заре цивилизации эти мужчины были необходимы: лидеры, ведущие за собой толпу, и их неизменные спутники, способные не только поддержать в трудную минуту, но и удовлетворить потребность альф в доминировании. Впрочем, это было так давно, что от тех времен не осталось и воспоминаний. В современном мире альфы и омеги считались, скорее, экзотической диковинкой. Их хотели, домогались, ими восхищались, о них писали книги и снимали фильмы, но в реальной жизни гораздо выгоднее и спокойнее оказывалось быть бетой, от которой никто не требовал ежедневных подвигов, бесконечного терпения и прочих достоинств - список прилагается - которыми по умолчанию должны были обладать альфы и омеги.
Если есть спрос, то всегда найдется и предложение. Чудеса современной фармакологии предлагали уйму средств, позволяющих современным динозаврам влиться в общую серую массу. Дезодоранты, глушащие запахи, мази, уменьшающие остроту обоняния, успокоительные для альф и омег во время течки последних, возбуждающие для бет, которые решили испытать свои силы во время эструса омеги. Ну и, разумеется, огромное количество духов и одеколонов, имитирующих запах возбужденной омеги, для того чтобы привлечь внимание альфы к остальным жителям Земли.

Дженсен не настолько доверял химии, чтобы травить себя таблетками. Да и вероятность встретить омегу во время течки, даже в таком густонаселенном городе Земли, как Лос-Анджелес, немногим отличалась от попадания под удар молнии. Но люди все равно рискуют гулять в грозу.
Конечно же Дженсен всегда имел при себе - ну, или, по крайней мере, старался не забывать - успокаивающие пилюли, но случая ими воспользоваться так ни разу еще и не представилось. С обычными, нормальными омегами, не находящимися в состоянии эструса, он сталкивался не единожды. От них шел приятный запах, который не мог заглушить ни один дезодорант, и Дженсен несколько раз пошел на поводу у своих инстинктов. Любопытно же. Но дальше нескольких перепихонов дело никогда не заходило. Как только запах терял новизну, Дженсен начинал видеть в своих партнерах столько недостатков, что быстро сворачивал отношения, пока у любовников не успели возникнуть на него более серьезные виды.

Иметь дело с бетами было гораздо проще и спокойнее. Не надо бояться неожиданного начала течки, подозревать, что любовник с тобой не потому, что ты вот такой единственный и неповторимый, а дело в обычных инстинктах. Дженсен ради интереса полистал специальную литературу, и там прямо говорилось, что у омеги потребность находиться рядом с альфой гораздо сильнее, чем у последнего. Нет, Дженсен не хотел быть удовлетворяющим чьи бы то ни было потребности. Вот наоборот – пожалуйста!

***
- А вот и я! Лучший агент из всех существующих на сегодняшний день. А уж учитывая, сколько ты мне платишь, никого лучше тебе точно не светит.

Агент Эклза – Дэннил Харрис, была как всегда полна энергии и уверенности в себе. Рыжие волосы густой волной спадали на спину, тонкие, умопомрачительно высокие каблуки уверенно стучали по полу. Иногда Дженсену Дэни казалось его ангелом-хранителем, но чаще - очередной подлянкой судьбы. Харрис единственная из всех лос-анджелесских знакомых знала о его статусе и откровенно игнорировала это знание.

- Дэннил, от скромности ты не умрешь.
- Я умирать не собираюсь, а уж тем более - от скромности. Наверняка существуют и более приятные способы.
- Ты их, поди, уже все перепробовала, но на тебя они не действуют.
- Эклз, не пошли и не пытайся острить, это не твое. Когда ты загадочно молчишь, тебе удается сойти за умного.
- Если ты пришла, чтобы меня оскорблять, то с таким же успехом могла отправить эс-эм-эс.
- Нет, я пришла сообщить тебе сногсшибательную новость. Канал СW собирается снимать новый сериал, и я пробила тебе пробы на главную роль.
- Хм. На главную? Не шутишь? А что за сериал?
- А тебе не все равно? Шучу, не возмущайся. Чего-то про старые времена, когда наши предки жили кланами, охотились друг на друга, и все такое. Тебе эта роль подойдет идеально, учитывая, что ты у нас альфа, а фильмец как раз про всю эту дребедень.
- Так меня только из-за этого приглашают?
- Успокойся, никто ничего про тебя не знает, и я тоже держу причины твоего занудства в секрете. А то какой из тебя артист, если нет ни одной придури? Да и должен же у меня быть на тебя хоть какой-нибудь компромат. А то в порнухе ты не снимался, наркотой не балуешься. Скукотища… Ладно, ближе к делу. Продюсер, который запускает этот проект, видел тебя в какой-то роли, и ты ему вроде понравился. Так что вот тебе текст, до завтра вызубри роль Дина. Я тебе маркером подчеркнула, чтобы не перепутал. И завтра к девяти, будь добр, притащи свою хорошенькую задницу в кабинет девятьсот пятьдесят восемь на прослушивание.

Дэни небрежно кинула на стол пачку листов, мотнула своей рыжей гривой и удалилась, громко цокая каблучками, как норовистая кобыла. Вот ведь стерва!
Бегло пролистав сценарий, Дженсен понял, что в сериале предполагалось всего два главных героя, одного из которых и предстояло ему сыграть. Главная роль – это всегда жутко заманчиво, а с другой стороны, тащить на себе все шоу – не шутка. Если сериал завоюет зрительский интерес, то это будет определенный прорыв в карьере, а если нет – можно на всю жизнь получить клеймо актера второго плана. Если честно, Дженсена заколебало играть лучших друзей главных героев, а сейчас ему предоставлялся шанс выйти на новый уровень.
Сериал был о братьях-альфах - чрезвычайная редкость - родившихся у вождя клана. Разумеется, эти два братца никак не могли поладить между собой, пытаясь урвать себе побольше власти и влияния на отца. Но при этом они все равно оставались братьями, выручали друг друга из беды, вместе отражали нападения чужих кланов и одновременно интриговали и строили козни друг против друга, пытаясь подчинить себе брата-соперника.
Сюжет не новый, но неизменно пользующийся популярностью. Отчего-то людей во все времена волнуют проблемы, ничего общего не имеющие с их реальной жизнью.
Как ни странно, роль Дженсену понравилась. Обычно в подобного рода фильмах альф изображали туповатыми дебилами с кучей мускулов и мозгом древнего динозавра, к тому же и находящимся в том же месте, где и у этих древних тварей – в крестце. Тут же создатели шоу решили сделать упор на взаимоотношениях двух лидеров, связанных родственными узами и вынужденных разбираться с проблемами, возникающими из-за необычности ситуации. Сериал начинался с того, что у братьев пропадал отец – тот самый вожак клана, и братья отправлялись на его поиски, в процессе которых им пришлось постепенно учиться доверять друг другу.
Дженсен с удовольствием отрепетировал несколько сцен перед зеркалом, пытаясь угадать, кого же выберут на вторую роль. Наверняка какого-нибудь качка. Продюсеры любили составлять пары из эгоистичного красавчика и угрюмого типа, красивого душевными качествами.

Пробы прошли успешно, и Дженсену прямо сказали, что его кандидатура не вызывает никаких сомнений.

Сегодня предстояли последние. решающие пробы с будущим партнером по съемкам, и Дженсен слегка волновался. В сериале два главных героя, вокруг которых строится восемьдесят процентов развития сюжета. В реальности это означает, что они будут проводить друг с другом бок о бок чертову уйму времени. Если отношения не заладятся, то это будет не работа, а мучение. Дженсен однажды уже участвовал в чем-то похожем. Они с главной актрисой отчего-то с первого взгляда невзлюбили друг друга, и, хотя сериал имел успех и о работе Эклза в нем критики отзывались вполне благожелательно, он не мог без содрогания вспомнить те съемки.
Не дай бог еще раз в такое вляпаться!

На встречу Дженсен пришел первым, и вежливая девушка попросила его немного подождать в приемной.
- Извините, но поговорить хотят с вами обоими вместе. А ваш партнер что-то запаздывает.
- Все в порядке. Это я немного не рассчитал время и пришел раньше. Я подожду. Никаких проблем.
Дженсен уселся в одно из кресел, специально стоящих в приемной для таких торопыг, как он, и рассеянно взял с маленького стеклянного столика глянцевый журнал, из которого любой лузер мог почерпнуть бесценные советы, как нужно вести себя на первом свидании, чтобы оно уже наверняка закончилось сексом. У Дженсена никогда не было особых проблем в этой сфере жизни, но учиться никогда не поздно. Дженсен изучал уже двадцатый совет, когда дверь распахнулась и в комнату влетел высокий, немного растрепанный парень. Он тут же обворожительно улыбнулся Дженсену, так что стали видны милые ямочки на щеках, и с места в карьер затараторил:
- Привет! Я не опоздал? Чертов лифт! Сломался на третьем этаже, и пришлось бежать по лестнице! Уф! Нас уже вызывали?..
- Привет! Я Дженсен Эклз, – Дженсен застыл с протянутой рукой. Как только парень приблизился, чтобы пожать руку, в нос ударил запах омеги, перемешанный с каким-то навязчивым парфюмом. Совершенно неуместным и мешающимся. Дженсен даже невольно поморщился.
Ну зачем же? Зачем портить столь совершенный аромат?
Заметив его гримасу, парень немного смутился.
- Прости, бежал тут, запарился. Да, я – Джаред Падалеки.
- Нет, нет, все нормально. Сегодня и правда жарко.

Дженсен немного удивился: он привык к тому, что обычно омеги реагировали на него менее непринужденно. Конечно он пользовался специальным дезодорантом, в рекламе которого утверждалось, что он полностью подавляет все запахи, но Дженсен по себе знал, что это касается только бет. Уж альфу или омегу никакой дезодорант не обманет.

«Что ж, тем лучше. Значит, хороший актер».

- Очень приятно, – Джаред пожал протянутую руку. Хорошо пожал, крепко, но при этом не стараясь продемонстрировать свою силу. Дженсен тоже не собирался меряться яйцами. Сейчас главное не выдать своего интереса и удивления, что на роль крутого альфа-самца в их шоу выбрали актера-омегу. Специально, или продюсеры сами не в курсе, так же, как и насчет него?
Но дальше разговаривать им не дали. То ли в комнате были установлены камеры, то ли ответственная за кастинг обладала сверхъестественными способностями, но меньше, чем через десять секунд после появления Джареда на пороге, она уже приглашала их пройти в кабинет для знакомства с будущими боссами.
Обратно они вышли слегка ошарашенными, но утвержденными на роли.

***
Съемки пилотной серии проходили в Лос-Анджелесе, и в первый же день Дженсен понял, что легкой жизни у него не будет.
А все из-за того, что их герои были братьями-врагами и постоянно нарушали личное пространство друг друга. В фильме было полно сцен потасовок, шуточных - и не очень - драк, выяснений отношений. И дело вовсе не в том, что альфа не может ударить омегу – это романтические бредни, очень даже может - а в том, что во время всех этих близких контактов им волей-неволей приходилось довольно тесно прижиматься друг к другу. И тут уже никакой дезодорант не спасал. У Дженсена стояло, хоть орехи коли или дрова.
А проклятому Падалеки все нипочем! Словно какая-то бета. Дженсен понимал, что в этом нет никакой логики, но выдержка партнера еще больше выводила его из себя. Нет, ну вы только посмотрите, какой профессионал выискался!
Падалеки вел себя идеально, не пытался лишний раз прижаться, отыгрывал ровно те эмоции, что требовалось по сценарию, и ни на йоту не отступал от указаний режиссера. А вот у Дженсена ничего не получалось. Он первый раз столкнулся на съемочной площадке с омегой и никак не мог заставить себя не реагировать на него единственно возможным образом. Режиссер уже дважды сделал ему замечание, чтобы он действовал более решительно, и Дженсен искренне старался, но проклятый запах забивался в ноздри, туманя разум и отключая способность трезво мыслить. Дженсен то и дело облизывал губы, которые всегда дико сохли, когда он волновался или возбуждался, а сейчас происходило и то, и другое.
После окончания первого дня съемок Дженсен приплелся в трейлер настолько уставшим и разбитым, словно его и правда целый день избивали и мутузили все кому не лень. Прохладный душ немного освежил, но облегчения почти не принес. Подрочив, Дженсен спустил на серую кафельную стенку, но возбуждение не спало ни на йоту. Природа, которая так долго играла с ним в поддавки, похоже, решила взять реванш. Свободный, ничейный омега был слишком близко, и инстинкты вопили о том, что его нужно забрать себе, трахнуть, пометить.
Дженсен не стал вытираться, чтобы подольше сохранить приятную прохладу, и вышел из душа, собираясь выпить разрекламированные пилюли – зря он, что ли, отдал за них кругленькую сумму? – и застыл. В трейлере как ни в чем ни бывало сидел Падалеки.

- Прости, что я так без приглашения. Мне нужно с тобой поговорить.
- Эээ… можно мне одеться? – При виде объекта своих мучений Дженсен чуть не застонал, а его член тут же радостно вскочил, демонстрируя полную готовность продолжить знакомство в более интимной обстановке.
- Да-да…извини. Конечно, одевайся. – Джаред отвернулся, тактично сделав вид, что не заметил реакции Дженсена на свое появление.
- Благодарю, ты так любезен.
Язвительность - последнее оружие проигравших.
Дженсен протиснулся мимо сидящего в кресле Джареда, который при этом старательно делал вид, что рассматривает потолок в трейлере, к шкафу и вытащил первые попавшиеся под руку боксеры и джинсы. Напялив на себя необходимый минимум одежды, Дженсен сразу почувствовал себя гораздо увереннее.
- Слушаю. Чего тебе?
- Не знаю, как сказать. Я тут заметил… Только ты не обижайся! Тут такое дело... ну, то есть, ты же не виноват, ты не знал… и я тоже не знал. Потому что если бы знал, я бы, наверное, сразу отказался, ну, или, по крайней мере, мы могли бы как-то обговорить участие дублеров в этих сценах. Знаю, что это не принято, но, учитывая нашу с тобой ситуацию... Хотя, вряд ли они согласятся….
Джаред нес какую-то чушь, и Дженсен, не выдержав, раздраженно перебил:
- Ничего не понимаю. Скажи толком, не мямли!
- Дженсен, я – омега.
- Да ты что?! Правда?! Вот это новость так новость! Кто бы мог подумать!

Парень его что, за дурака держит?

- А ты, наверное, альфа?
- Кончай придуриваться. Разумеется, я альфа. Можно подумать, ты только сейчас об этом узнал.
- Да, только сегодня. Понял, когда мы с тобой…эээ… снимались, ну и когда дрались. И то не сразу сообразил. Сначала решил, что ты из этих… ну, которые по мальчикам. А потом только дошло, что ты – альфа.
- Джаред, перестань молоть ерунду. Я сразу тебя почувствовал, хотя ты тогда вонял, как парфюмерный магазин. Не ври, что ты меня не просек. Я кроме дезодоранта ничем не пользуюсь, а он отбивает запах только для бет.
- Не почувствовал. У меня некоторые проблемы с ощущением запахов. Точнее, очень большие проблемы. Я почти не чувствую никаких запахов, ну, разве что очень резкие…
- Постой, так ты правда ничего не знал?
- В том-то и дело.
- Хм, ну хорошо, теперь узнал. Дальше что?
- Как что? Я считаю, нам надо поговорить.
- О чем?
- Ты идиот или притворяешься? Как мы будем вместе работать? Ты же не сможешь. У нас же впереди уйма драк и… не только. Мы почти все время рядом находимся. Как ты собираешься это выдержать?
- Знаешь что? Не был бы ты омегой, я бы тебе в морду дал. По-твоему, я такой сексуально озабоченный тип, что не смогу рядом с тобой находиться без желания завалить? Что я настолько непрофессионал, что не сумею сыграть то, что нужно, а буду только слюной на тебя капать?!
- По крайней мере сегодня все было именно так. Мы простую сцену пять раз переснимали из-за того, что ты никак не мог перестать на меня пялиться. А я не хочу, чтобы этот проект провалился. Я собираюсь на нем свою карьеру дальше строить, и мне чужие ошибки не нужны.
- Ты сначала сам играть научись! А я уж как-нибудь постараюсь не испортить тебе карьеру!
- Дженсен, ну ты не обижайся. Я же нам обоим добра желаю. Тебе будет трудно все время рядом со мной, не съемки, а мучение. Может, откажешься, пока не поздно? Тем более, у тебя уважительная причина. Я разговаривал с юристом, наши статусы входят в понятие форс-мажора.
- Слушай, ты! – Дженсен и сам не заметил, как выдернул наглого омегу из кресла и сейчас прижимал к стенке трейлера. – Если ты сейчас же не захлопнешь свою пасть, то я точно покажу тебе, где твое место! Я буду играть в этом шоу, а если тебе слабо, то не надо валить с больной головы на здоровую! Понял?!

Особого впечатления его слова на парня не произвели. Может, запах Джаред и не чувствовал, но омегой он был стопроцентной и прекрасно знал, на что способен или, скорее, не способен альфа. Будь сейчас перед ним обычный бета, он вряд ли решился бы вести себя так нагло.

- Не обижайся. Я же о тебе заботился.

И Джаред вышел из трейлера, аккуратно закрыв за собой дверь, а Дженсен отправился обратно в душ. В одном этот сопляк был чертовски прав – Дженсен хотел его до ломоты в яйцах. Но это ничего не значило. Абсолютно.



Глава 2

Пилотная серия вышла на экраны в конце августа и собрала неплохую аудиторию. Поэтому руководство канала дало добро на продолжение съемок. Радостное известие вызвало у Дженсена двойственное чувство.
С одной стороны, это была победа! Он выдержал!
Чего ему это стоило - не знал никто, но это и не важно. Он доказал, в первую очередь, себе и, конечно же, этому заносчивому сопляку, что Дженсен Эклз сначала актер, а потом уже все остальное, включая сексуально озабоченного альфу. Днем он по три-четыре раза бегал в трейлер, спускать в душе напряжение, перед сном тоже дрочил, утром его встречал уже до боли привычный стояк, но нет худа без добра. Организм, ошалевший от такого количества секса, пусть и не совсем взаправдашнего, понемногу пришел в себя. Запах омеги потерял свою первоначальную остроту, и возбуждение постепенно вошло в рамки разумного. Близкие контакты возбуждали по-прежнему, но человек ко всему привыкает, и Дженсен привык к мгновенно прошивающему весь организм возбуждению от прикосновений к Джареду, как сердечник привыкает к тянущей боли в груди.

Рейтинг настолько впечатлил продюсеров, что им предложили контракт не на три года – стандартный вариант, - а сразу на шесть лет. Эклз не особо рассчитывал, что шоу столько продержится, но такие долгосрочные контракты были гораздо выгоднее трехгодичных - и по гонорарам, и множеством мелких бонусов. Дженсен не вникал в подробности, целиком доверившись Харрис, тем более что и заинтересована она была ничуть не меньше. Дэннил же была в восторге, а потом решительно заявила, что такое событие надо обязательно отметить. И не просто напиться в ближайшем баре, а сходить в какой-нибудь пафосный новомодный клуб.
Такой как раз недавно открылся на бульваре Санта-Моники. И к тому же, он был смешанным, то есть в одном зале танцевали и гетеро, и однополые парочки. Предпочтения Дженсена Харрис знала отлично.

На заре их знакомства они как-то совершенно по-идиотски, после очень большого количества спиртного, переспали. А наутро Дани заявила, что больше в жизни не ляжет в постель с альфой-пидорасом. Дженсен немного обиделся, но Харрис продемонстрировала ему опухшую дырку и сказала, что она, конечно, не против экспериментов, но не до такой же степени. Оказывается, они дотрахались до узла. Дженсен очень смутно помнил произошедшее, но тут ему стало стыдно. Узел, шишка, луковица, - названий уйма, но суть одна. Еще одна особенность физиологии альф. Значительное утолщение члена у его основания, возникающее в момент сильного возбуждения. К счастью, альфа в состоянии научиться контролировать его возникновение, потому что узел нужен только при сексе с омегой. Обычные же мужчины-беты к сцепке не приспособлены и переживают ее довольно болезненно. В трезвом состоянии Дженсен никогда не допускал образования узла. Правда, женщинам узел не мешал, а наоборот, доставлял дополнительное удовольствие, надавливая на клитор. Если бы они с Дани занимались традиционным сексом, то, скорее всего, ей бы это даже понравилось и никаких претензий не возникло бы. Черт, неудобно вышло!

Как все альфы, Эклз был бисексуален, но все же больше предпочитал парней. Особенно если требовалось просто развлечься и хорошо провести время, тут он однозначно делал выбор в пользу мужчин. С девушками слишком много мороки. Дэннил смеялась и обвиняла его в лени и альфовском эгоизме, но Дженсен искренне не понимал, зачем напрягаться, если можно получить отличный секс, не тратя время на конфетно-букетные ухаживания и хождение вокруг да около.

Заведение, в которое они пришли, явно пользовалось популярностью. На входе толпились молодые ребята и девушки, а морды охраны вполне можно было снимать в голливудском блокбастере.
Дженсен уже приготовился на несколько часов остаться без одного из чувств - слуха, но к его удивлению, музыка не стремилась оглушить всех входящих, и, при большом желании, особенно если не подходить близко к танцполу, можно было даже расслышать собеседника.
Все остальное мало отличалось от десятков подобных клубов, в которых Дженсену уже приходилось бывать раньше. Харрис считала посещение таких заведений обязательной составляющей светской жизни и упорно вытаскивала туда Дженсена при любом удобном случае.
В приподнятых над толпой клетках извивались обнаженные, если не считать символических шнурков в паху, девушки и парни. Повсюду сверкали огни, время от времени рассыпаясь огненными искрами, не то настоящими, не то иллюзорными. Звучали миксы от самого модного ди-джея Лос-Анджелеса.
Голова немного кружилась от алкоголя и шума, а также от огромного количества запахов разгоряченных, возбужденных музыкой, выпивкой и быстрым сексом тел. Дженсен почти не пил, но в этом и не было необходимости. Тонкое обоняние альфы заменяло ему сейчас спиртное и наркотики. Запахи чужой похоти действовали не хуже стакана виски, сметая в сознании сдерживающие барьеры и позволяя возбуждению горячим предвкушением удовольствия разливаться по всему телу. Сегодняшний вечер Дженсен уж точно закончит не один. Он еще не знал, кто это будет: парень, девушка, - но тем интереснее.

Дани давно отплясывала в компании с каким-то высоким качком, который снисходительно посмотрел на Дженсена, как на полного лузера, когда девушка приняла его приглашение потанцевать. Кажется, у него даже на лице было написано: «Учись, пацан! Может, я и не такой смазливый, как ты, зато настоящий мужик!»
Эклз облегченно вздохнул, радуясь, что сбыл подругу с рук. А уж Дани с этим громилой справится в два счета. Тоненькую, аристократичную Харрис неудержимо привлекали мужчины с внешностью неандертальца.

Вот теперь пора позаботиться и о себе.
Он заслужил компенсацию за этот месяц съемок и издевательств над ним Падалеки. Тем более что впереди Дженсена ожидал почти год работы бок о бок со своим персональным проклятием.

Выбрав худого высокого лохматого – кто сказал, что похожего на Джареда? - молодого парня, танцующего в кругу друзей около самого подиума, Дженсен неспеша двинулся к нему. Толпа расступалась перед ним, чтобы снова сомкнуться позади. Танцующие вроде бы не обращали на Дженсена внимания, но в то же время старательно обтекали, не пытаясь встать на пути движущегося к выбранной жертве альфы. Словно трава, послушно пропускающая крадущегося по саванне льва.
Когда Дженсен входил в такое состояние, то сам себе напоминал хищника, высматривающего добычу. Не для еды, а для удовлетворения гораздо более сильного, чем голод, инстинкта - продолжения рода. Сейчас это была только игра, но Дженсену нравилось в нее играть. Ощущение собственной силы делало его вдвойне неотразимым. Мало кто мог сопротивляться обаянию возбужденного альфы, разве что один очень вредный омега.

Дженсен шел, не отрывая глаз от гибкой фигуры, извивающейся в дерганном ритме новомодной попсовой песенки, и мысленно уже представлял, как парнишка будет подмахивать и крутиться у него на члене. От предвкушения обладания сильным, молодым телом поджимались яйца, а член уже давно стоял по стойке смирно. Дженсен сам не заметил, как внутри родился легкий рокот, грозивший перейти в откровенное мурчание. Хорошо, что громкая музыка заглушала все остальные звуки, и Эклз успел вовремя вернуть контроль.
А виноват во всем Джаред Падалеки! Довел Дженсена до такого состояния, что он готов броситься на первую встречную симпатичную задницу.

Но если уж не везет - так не везет! Стоило Дженсену вспомнить свой главный эротический кошмар, как он тут же налетел на вынырнувшего неизвестно откуда Падалеки. От Джареда несло пивом и чем-то покрепче и он с пьяной радостью любящего весь мир человека заключил Дженсена в крепкие объятия.

- Привет, Дженс! Ты тоже тут зависаешь?! А говорил, что клубы не любишь. Пойдем, познакомлю тебя с друзьями и Сэнди.

Сэнди была девушкой Джареда, и за последний месяц Дженсен столько про нее наслушался, что иногда она казалась ему какой-то дальней родственницей. Троюродной кузиной, удачно вышедшей замуж и переехавшей жить в другую страну, но неизменно вспоминаемой при любом удобном случае. Он бы и рад был забыть о ее существовании, но не получалось.
Джаред, совершенно не интересуясь желаниями Дженсена, с энтузиазмом потащил его в противоположный конец зала. Дженсен бросил разочарованный взгляд на так и не доставшегося ему сегодня парня.

«Ладно, живи! Тебе повезло, что на пути льва встал слон».

Сэнди оказалось миниатюрной брюнеткой, которая смотрелась рядом с высоченным Джаредом немного нелепо. Девушка должна быть ниже мужчины, но не до такой же степени!

«Еще бы! Конечно он выбирает маленьких! Омега – что с него взять?»

Вряд ли вкус Джареда в отношении женщин был связан с его статусом, но Дженсену отчего-то хотелось так думать.

- Знакомьтесь, это Дженсен! Мой партнер по съемкам в новом мегакрутом шоу, а также прекрасный парень и веселый собутыльник. – Когда Джаред успел составить о нем такое мнение, Дженсен не понимал, учитывая, что за все время их знакомства они были только на двух вечеринках, да и на тех особо не общались. Дженсен для собственного спокойствия старался сохранять дистанцию. – А это мои друзья: Стив, Пол и Сэнди.
- Очень приятно.
Дженсен пожал протянутые руки. Друзья Джареда были навеселе, так же, как и он сам, и быстро потеряли интерес к новому знакомому, горячо обсуждая неизвестного Чада, который находился в сложных отношениях со своей подружкой. Если Дженсен правильно понял, то влюбленные постоянно ссорились, расставались, мирились и делали своих знакомых активными участниками всех этих процессов. Сейчас Чад в очередной раз расстался со своей пассией и впал в депрессию, так что заботливые друзья опасались за его жизнь и решали, кто из них пойдет ночевать к несчастному влюбленному, чтобы тот ничего с собой не сделал. Дженсен никогда не понимал и не принимал всерьез таких страстей, считая их наигранными и выдуманными, поэтому без особого интереса краем уха слушал не касающийся его разговор, раздумывая, как бы повежливее свинтить.
От близости разгоряченного нетрезвого омеги приятно кружилась голова, а член готов был вырваться из штанов явно тормозящего хозяина и заняться такой соблазнительной задницей самостоятельно. На яйцах вполне можно было играть музыкальную пьесу. Тронь – зазвенят. И угораздило же его так влипнуть!
Неужели Джаред совсем не понимает, как на него действует?
Или нарочно проверяет на прочность?

Занятый своими мыслями, Дженсен не заметил начала скандала между Сэнди и Джаредом, а когда понял, в чем дело, ссора уже набрала обороты. Из-за громкой музыки понять причину размолвки не представлялось возможным, да Дженсена это и не касалось. Сэнди резко вырвала руку из лап пытавшегося ее удержать Падалеки и, развернувшись, направилась к выходу. Джаред виновато посмотрел ей вслед, но догонять и извиняться не стал. Друзья тактично делали вид, что ничего не заметили, и, чтобы сгладить неловкость момента, дружно заказали еще по одному коктейлю. Учитывая количество стоящих на столике бокалов, завтра их ожидало принеприятнейшее утро. Впрочем, Дженсену было наплевать на похмелье новых знакомых. Единственный человек в клубе, который его действительно интересовал, неожиданно остался один. Пьяный, обиженный, всем своим видом напрашивающийся на то, чтобы его пожалели и приголубили. Блядь!
Эклз рассеянно подумал, что омега есть омега. Если бы его девушка или бойфренд хоть раз попробовали выкинуть такой фортель, то больше точно его не увидели бы. И не имеет значения причина ссоры. Вот так, на глазах друзей, демонстративно развернуться и уйти! Здесь же, похоже, Джаред еще и виноватым себя считает.

«Наверняка завтра первым побежит просить прощения! Девица явно с характером».

В глубине души мелькнула подлая мыслишка: а может, никакой особой любви у
этой Сэнди и нет? Может, Джаред принимает желаемое за действительное?

Что ни говорите, а приятно видеть продинамленным того, кто точно так же поступил в отношении тебя. И хотя Джаред с самого начала дал понять, что межу ними ничего не может быть, Дженсен все равно считал себя пострадавшей стороной.

К концу вечера, так и не выяснив, кому идти спасать друга, Стив и Пол оба решили взять эту благородную миссию на себя. Джаред порывался присоединиться к ним, но ребята посоветовали ему ехать домой – проспаться. На ногах он еще держался, но его язык уже немного заплетался.

- Дженсен, может, ты его отвезешь домой? Или мы вызовем такси?
- Нет проблем. Отвезу и даже спать уложу.
- Ага, ну давай. Рады были познакомиться.

Парни ушли, слегка пошатываясь и поддерживая друг друга. Эклз даже немного пожалел неведомого Чада, которого ожидала веселая ночка и еще более веселое утро. Зато будет не до депрессии, придется лечить спасателей.

- Дженсен, ты вот скажи, нет, ты вот скажи, что им вечно надо?.. Ну, будут съемки в Канаде, так не в Австралии же! Тут пара часов лета. Да из одного конца Лос-Анд…ик… желеса в другой дольше добираться… А она устроила истерику… «Ты меня совсем не любишь! Зачем ты согласился сниматься в этой дыре?..» А ничего там и не дыра. Я в интернете… ик… смотрел. Там миллион жителей живет. А она заладила: любишь, не любишь… Как будто мне тут Спилберг в новом блок…бас-те-ре предлагал… ик… сниматься, а я отказался и в эту дыру почапал…

По правде говоря, Дженсен Сэнди очень хорошо понимал. Неприятно, но по данному вопросу их мысли совершенно совпадали. Когда он сам услышал про место съемок, то чуть не передумал, но отступать оказалось поздно. В подписанном контракте место съемок отдельно не оговаривалось, так что теоретически сериал можно было снимать даже на Северном полюсе и Дженсен не мог отказаться, а должен был как миленький собирать вещички и ехать в этот чертов промозглый Ванкувер.
Дженсен тогда высказал Харрис все что он думает о ее талантах агента, и в ответ получил не менее язвительную отповедь, что она не видит у него над каминной полкой пары Оскаров, чтобы иметь право диктовать место съемок. Да и каминной полки в его занюханной квартирке тоже пока что не наблюдается!

-… я ей говорю: мы все равно с тобой только по выходным видимся. Так будешь ко мне прилетать или я к тебе. Это же такой шанс!.. Главная роль в шоу, ты пойми, дура! Вот на «дуру» она, кажется, и обиделась. Но я же совсем не имел в виду, что она… ик… дура. Я это как меф…тефт… ме-та-фо-ру сказал. Вот! Понимать же надо…
- Джаред, пошли, я тебя домой отвезу. А в машине ты мне все в подробностях расскажешь.
- Отвези. Дженс, ты такой хороший. Я тебя люблю… Ты не думай, я знаю, как тебе со мной трудно... Дженс, я тобой … ик…восхищаюсь!..

Джаред полез целоваться, но Дженсен лихо увернулся от пьяных объятий. За месяц съемок он виртуозно освоил это искусство, так как парень не признавал никаких личных границ. Поначалу Эклз злился, считая, что Джаред специально его провоцирует. Знает же, скотина, как Дженсен реагирует на его прикосновения, и хочет выжить из сериала. Но потом увидел, что Падалеки так ведет себя со всеми. А то что Дженсен - не все, парню глубоко фиолетово.

В машине Дженсен на полную мощность врубил кондиционер, надеясь, что холод приведет Джареда в чувство и протрезвит, да и ему самому не помешает немного прочистить мозги.
Как Дженсен ни старался делать вид, что ему все нипочем, но тело реагировало на все эти пьяные признания и обнимашки самым недвусмысленным образом. Он и сам не понимал, зачем в клубе пошел за Джаредом и присоединился к его компании, зачем просидел с ними весь вечер, зачем согласился везти его домой – такого пьяного, несчастного, расслабленного. Мазохизм какой-то. Не иначе.
В машине Джаред сначала что-то пьяно бормотал, а потом начал дрожать.

- Дженс, тебе не холодно? Может, включим печку? Я уже дрожу.
- Мне не холодно. А тебе полезно немного остыть.

Джаред смотрел несчастными глазами, но не спорил. Запах запахом, но на строгий тон альфы омега не мог не реагировать. Тем более, в таком состоянии. Дженсен втянул носом чистый воздух салона, в котором аромат Джареда не перебивали никакие посторонние запахи, кроме алкоголя, конечно, но Дженсен легко отфильтровал грубый шлейф. Парню очень хотелось, чтобы его пожалели, и еще ему до чертиков хотелось… трахаться. Дженсен чувствовал этот запах обостренного сексуального желания, который не мог забить никакой алкогольный выхлоп.
Видимо, не только он сегодня обломался с сексом.

- Вылезай, приехали.
- А ты не зайдешь?.. Кофе выпить…

Джаред выглядел одновременно смущенным и решительным. Холод протрезвил его, да и метаболизм омеги быстрее справлялся с последствиями алкогольной интоксикации, чем организм обычного человека. Так что Дженсен не мог списать это приглашение на пьяный бред. Но и воспринимать его как дружеское предложение тоже что-то мешало. До этой поездки в машине Джаред ни разу не оставался с ним наедине. Оба старались не обострять ситуацию, понимая, к чему это может привести. И вдруг это приглашение. Дженсен не знал, как реагировать.
- Это что сейчас было? Ты меня приглашаешь на кофе? Серьезно?
- М-м-м… приглашаю в гости. Ты же меня довез, а я в ответ напою тебя кофе.
- Кофе, значит. Ну-ну… А что, зайду!



Глава 3


На старом обшарпанном лифте они поднялись на третий этаж, в небольшую квартирку, чем-то неуловимо похожую на ее владельца. Дженсену сразу все в ней понравилось, и это было необычно, учитывая, с каким трудом он всегда привыкал к новому жилью. Скорее всего, все дело было в запахе Джареда, которым это маленькое, не особо чисто прибранное помещение пропиталось насквозь. Дженсен словно попал в самый чудесный парфюмерный магазин в мире. Запах Джареда мешался с запахом пыли, доставленной пиццы, подгоревшего кофе и бензиновой вонью, долетавшей в неплотно закрытое окно с улицы. Дженсен поймал себя на желании облазить квартирку, вдыхая различные комбинации знакомого аромата, читая по ним жизнь Джареда, как по книге.
Фу! И чего только не взбредет в голову с недотраха!
Удивительно, но запаха Сэнди в квартире не было. То ли Джаред предпочитал встречаться на чужой территории, то ли все было еще более запущено, чем Дженсен себе представлял.
- Ну и где тут у тебя кухня?.. - Дженсен не успел договорить, как его схватили за плечи, развернули и прижали к стене. Знакомое возбуждение волной окатило тело.
Вот же, блядь!
Ярость и желание – привычный коктейль, на который Дженсен за последний месяц подсел сильнее, чем кот на валерьянку. Только сейчас они находились не на съемочной площадке, отрабатывая сцену ближнего боя, а одни в пустой квартире. И к стене Дженсена прижимал не его сериальный брат – альфа и соперник, а распаленный желанием омега.
- Дженс, трахни меня, пожалуйста. Тебе же хочется, а я ни разу с альфами не пробовал…
- Охренел? С чего тебя вдруг потянуло на эксперименты?
- Какая разница? Ты же меня давно хочешь. Облизываешься… Я думал не выдержишь, прямо на площадке завалишь. Когда мы с тобой тогда, на мосту… помнишь? Не знаю, как я тогда доиграл. В голове только одна мысль – все! Приехали, довыпендривался! Надо было валить сразу, как узнал, кто ты… Я после этого в трейлере запираться на ночь начал… Ты сука, Эклз, знаешь?
- Ошибаешься. Сука здесь не я.
Дженсен легко оттолкнул вцепившегося в него Джареда. От неожиданности тот не удержался на ногах и шлепнулся на пол. Еле успел руки подставить, иначе всю задницу себе отбил бы.
- Не пойму, в какие игры ты тут собрался поиграть, но, пожалуй, я обойдусь без кофе. Спасибо за приглашение.
Дженсен перешагнул через вытянутые ноги сидящего на полу Джареда, намереваясь уйти, пока мозги окончательно не отключились и он еще в состоянии контролировать рвущееся наружу желание. Но неожиданно Джаред подбил его ногу, и Дженсен, споткнувшись, всем телом рухнул на парня. Хорошо, что Джаред был к этому готов и смягчил падение, поймав на секунду потерявшего дар речи альфу себе в объятия.
- Что ж ты творишь?! Сволочь!
Дженсен буквально уткнулся носом в грудь Джареда, ноздри забило одуряющим ароматом. Сердце у Джареда стучало так громко, что Дженсену его удары показались почти оглушающими. Или это кровь шумела в ушах?
- Пожалуйста, не уходи… Дженсен, ну что тебе стоит? Я же у тебя не первый омега… Ничего не будет. Я читал, связь за один раз не устанавливается… Тем более, у меня и течки нет, не залечу… Ты не думай, я не пьяный! То есть выпил, конечно, но я все понимаю и осознаю… Дженсен, ну пожалуйста…
Джаред говорил безостановочно, не давая вставить ни единого слова в свой поток, и при этом все время тыкался губами в губы, шею, щеки Дженсена. Куда попадал - туда и тыкался. Дженсен вертел головой, пытаясь увернуться от настойчивых губ, отдирал Джареда от себя, но все было бесполезно. Парень оплел его своими бесконечными ногами и руками, не давая возможности увернуться, уйти от столь тесного контакта и хоть немного вернуть себе способность соображать.
«Спокойно, Дженсен! Он просто напился, вот тормоза и отказали».
Но Джаред словно услышал его мысли:
- Нет, нет, Дженс, правда, я не пьяный. Все понимаю. Я сейчас жалко выгляжу, да? Прости меня, пожалуйста, это не честно, я знаю, но мне нужно… Только один раз! Хочу попробовать то, о чем в книжках пишут. Дженс, ты такой охуенный, совсем не похож на альфу… совсем другой. Я тебе доверяю, никогда не думал, что смогу доверять альфе, а ты такой…такой правильный. Такие только в сериалах. Я всегда думал: брехня это все, не бывает таких альф, и вдруг ты. Такой положительный, идеальный. Тебя не должно быть, а ты есть. Чудо какое-то… Я знаю, что неправильно себя веду, омеги не должны навязываться. Омеги - они скромные, ждут, когда до них дойдет очередь. Альфы таких любят. Ты тоже, наверное, любишь скромных, но пожалуйста…Я ни с кем другим не решусь, а тебя доверяю. С тобой я не боюсь попробовать… А мне очень нужно узнать. Ты же сам понимаешь. Любопытно же… Ну пожалуйста…
«Любопытно ему, засранцу!»
Дженсен чуть не зарычал.
Значит, хочешь образовательный уровень повысить?
Ладно, что ж, держись, сам напросился!
- Хорошо, уговорил. А теперь перестань меня слюнявить, вставай и пошли на кровать. Я на полу трахаться не привык.
Джаред тут же замолк, словно его выключили, и недоверчиво уставился Дженсену в глаза. Что он там разглядел – неизвестно, но, немного помедлив, Джаред разомкнул объятия и скатился на пол, давая возможность Дженсену подняться. И сам тут же вскочил на ноги.
- Пошли, – и направился в спальню, показывая дорогу.
В спальне тоже пахло только Джаредом, и Дженсен еле удержался от радостного рыка. Этот невозможный омега был только его и только для него!

Дженсен редко позволял себе спускать своего альфу с поводка, но кажется, именно об этом его сегодня так настойчиво просили. Так пошло оно все к черту!
Сам же говорил, что читал, искал, а теперь ему, видите ли, «любопытно»!
Отчего-то это слово стало решающим. Оно крутилось у Дженсена в мозгах, словно красная тряпка в руках тореадора, которой тот дразнит разъяренного быка
Любопытно.
Любопытно?
Любопытно!
- Раздевайся! – голос совершенно сел и из горла вырвался рык.
Джаред испуганно распахнул глаза, но так провокационно при этом облизал губы, что ни о каком настоящем страхе и речи не шло. Джаред неосознанно вошел в модус соблазняющего омеги. У обоих сейчас в крови тек коктейль из гормонов, застилая разум и заставляя действовать на уровне инстинктов.
Быстро избавившись от одежды, Джаред вытянулся на кровати, нисколько не стесняясь ни наготы, ни собственного возбуждения, которое красноречиво демонстрировал полностью вставший, слегка покачивающийся член.
- Дженсен, быстрее! Иди ко мне.
- Сейчас, дай хоть штаны снять… Джаред, прошу, постарайся больше не командовать, а то я не сдержусь и просто заткну тебе рот.
Кажется, впервые в жизни Дженсен терял контроль над зверем, живущим внутри. Слишком долго тот ждал этого момента и теперь при виде лежащего на кровати омеги, такого беззащитного, неопытного, ничейного, альфа просто сошел с ума.
Мой!
Только мой!
Никому не отдам!

Эклз забрался на кровать, из последних сил сдерживая рвущегося наружу зверя, и осторожно коснулся языком возбужденной плоти. К одуряющему запаху добавился восхитительный вкус. Дженсен с наслаждением облизал гордо стоящий член, безволосые, как и положено омеге, яички и нырнул в расщелину, туда, где аромат и вкус становились просто нестерпимыми. Джаред гортанно застонал, отзываясь на ласку, а его запах стал еще более насыщенным, почти осязаемым. Дженсену казалось, что он дышит чистым наркотиком, в ушах шумело, все звуки проходили словно сквозь вату, кроме тех, которые издавал Джаред. Его единственного Дженсен слышал четко и ясно. Каждый вздох, стон, каждое поскуливание. Джаред послушался и больше не произносил ни слова, но не молчал, нет. И издаваемые им звуки управляли Дженсеном гораздо сильнее, чем любые приказы.
Течка у Джареда еще не началась, поэтому естественной смазки не выделялось и сам анус не был готов к соитию. Но это не имело значения. Омега мог принять в себя альфу в любое время, не опасаясь получить травму или разрывы. Даже боли не почувствовал бы. Конечно, это касалось нормальных омег, у которых не было проблем с обонянием. Запах возбужденного альфы служил для них одновременно и афродизиаком, и обезболивающим. Но Джаред - не все. С ним нужно как с обычным бетой: разогреть, раскрыть, возбудить настолько, чтобы сам насаживался и просил о большем. Дженсен не хотел, чтобы у омеги осталось хоть одно неприятное воспоминание об этой ночи или ее последствиях.
Ну уж нет!
Такого козыря в их будущих отношениях Дженсен давать Джареду не собирался. А то, что этот секс у них не последний, он понял сразу, как только коснулся языком сжатого отверстия и услышал довольный стон.
Этот омега станет его!
Он создан для него, и Дженсен не отступит, пока не наполнит его своим семенем.
«И этот плоский, с кубиками мышц живот округлится, станет совсем гладким, и в нем начнет биться сердце нашего ребенка».
Последняя мысль привела в замешательство. Дженсен в жизни не задумывался о детях, тем более во время секса.

- У тебя есть какая-нибудь смазка?
Несколько секунд Джаред недоуменно таращился на Дженсена, будто не понял или не расслышал вопроса, но потом кивнул и потянулся к прикроватной тумбочке, но Дженсен его опередил. В ящике оказалось все, что нужно: тюбик с гелем, презервативы и… небольшой вибратор.
Значит, любопытно?
Альфа внутри рычал и бесновался, готовый разломать ни в чем не повинный прибор на мелкие кусочки.
Только его!
Эта задница принадлежит только ему!
Никто и ничто не может на нее покушаться!
Выдавив себе на пальцы немного прозрачного геля, к счастью, оказавшегося без запаха - а то с этого дефективного сталось бы купить какую-нибудь фигню с клубничным или банановым ароматом, – Дженсен осторожно просунул сразу два пальца в сморщенное отверстие. Не так уж и туго. По-видимому, вибратор был не единственной игрушкой в арсенале джаредового любопытства.
Еще раз про себя рыкнув, Дженсен покрутил рукой, уверенно находя нужную точку и надавливая на нее вызвал у Джареда новый скулеж и движения бедрами навстречу.
- Нравится? Любишь, когда у тебя в заднице орудуют? Поверь, дружок, даже если ты купил и запихал себе в дырку бейсбольную биту, ты все равно ничего не знаешь о настоящей заполненности.
Джаред в ответ снова застонал, но отвечать не стал, то ли не осмеливаясь перечить, то ли и так не отличался разговорчивостью в постели. Зато Дженсен не мог заставить себя заткнуться. Он называл Джареда «сладкой сучкой», «послушным мальчиком», «хорошим, только моим» и нес прочий бред, который его язык произносил сам собой, без участия мозга.
Добавив еще один палец, Дженсен изогнулся и вобрал член Джареда в рот. Но не успел даже толком приноровиться, как Джаред тут же начал толкаться бедрами, стараясь запихнуть свое далеко немаленькое хозяйство подальше в горло. Дженсен хотел возмутиться, но не смог. От вкуса выделяющейся естественной смазки рот наполнился слюной. Ощущение горячей гладкой плоти, проходящей по языку, чтобы скользнуть дальше, в горло, было таким правильным, что Дженсен не стал сопротивляться и расслабился, позволяя Джареду толкаться так глубоко, как тому хотелось. Почувствовав, что парень близок к разрядке, Дженсен слегка пережал рукой основание члена, стараясь отсрочить оргазм. Разумеется, Джареду это совсем не понравилось и он попытался убрать мешающую руку, и тогда Дженсен зарычал, пуская горлом дрожь по члену. Джаред охнул и окатил Дженсена такой волной возбуждения, что Дженсен решил не рисковать и с прелюдией заканчивать.
- Давай на живот…
Эту позу Дженсен любил больше всех остальных. От нее у него окончательно срывало крышу. Полное доверие и полная передача контроля. Джаред распластался под ним, приподняв задницу и прижавшись грудью и плечами к матрасу.
В последний момент Дженсен все же вспомнил о презервативе.
Сам он был чистым, а Джаред уж точно не мог забеременеть, но кто разберет этих омег, уж лучше перестраховаться. Они еще успеют все наверстать, и Дженсен слижет свою сперму, вытекающую из задницы Джареда. А пока преграда между ними даже к лучшему - позволит хоть немного сохранить контроль.
Кажется, Джаред уже достаточно возбудился, чтобы можно было без проблем приступать к главному. Дженсен сам удивлялся своей выдержке - прошедший месяц не прошел зря, - но любому терпению рано или поздно наступает конец.
Он не стал осторожно раскрывать головкой, медленно протискиваясь в соблазнительный жар, давая возможность обоим привыкнуть и посмаковать всю гамму ощущений. Все это еще будет. Потом. А сейчас омега должен ощутить немного боли, чтобы на ее фоне сильнее прочувствовать последующее удовольствие. Чтобы на всю жизнь запомнить, кто ему подарил и то, и другое.
Только, судя по тому, с какой готовностью Джаред подался назад, никакой боли не было и в помине, как будто их создали по одной мерке, идеально подогнав друг под друга. Мышцы сфинктера легко расступились, пропуская член Дженсена внутрь, засасывая и обволакивая горячей шелковой теснотой. Не успел Дженсен сделать и десяток фрикций, как ощутил набухающий узел, и тут же анус Джареда сократился, запирая их в замок.

И вот тут началось то, чего никогда не происходит с бетами, да и у омег возможно только при сексе с альфами– пульсирующие сжатия внутренних мышц. Каждое такое сокращение заставляло член Дженсена впрыскивать новые порции семени, а Джаред при этом испытывал один оргазм за другим. Его тело содрогалось словно в конвульсиях, с губ срывались непрерывные стоны, из члена тоненькой струйкой вытекала сперма, а из глаз текли слезы.
Омеги всегда плакали во время сцепки.
В первый раз Дженсен так перепугался этих слез, что чуть не порвал себя и партнера, пытаясь расцепиться и прекратить процесс, который вызвал у любовника такую боль. Парень его тогда чуть не убил, а орал так, что Дженсен думал, оглохнет. Потом, уже утром, бедняга объяснил неопытному альфе, что слезы у омег появляются не от боли, а от удовольствия, настолько сильного, что оно вызывает такую необычную реакцию организма.
Иногда Дженсен слизывал эти слезы, сразу, как только они появлялись в уголках глаз. У Джареда он бы их тоже с удовольствием слизал, но поза, в которой они сейчас находились, не позволяла этого сделать. Дженсен уронил их обоих на бок, и теперь они лежали, крепко прижавшись друг к другу, и прямо перед глазами Дженсена находился лохматый затылок. Джаред вспотел, и длинные волосы завивались, обнажая красивую сильную шею. Дженсен немного съехал вниз и с удовольствием прикусил Джареда за загривок. Он не собирался ставить на омеге свою метку – пока не собирался, - но отказать себе в удовольствии просто подержать во рту соленую нежную кожу не мог. Он почувствовал, как напрягся Джаред, ощутив его зубы на собственной шее. Если Дженсен сожмет их, прокусывая насквозь, и смешает свою слюну с кровью Джареда – это будет невозможно исправить. Джаред окажется помеченным. И любой альфа будет знать - перед ним омега, на которого уже какой-то альфа предъявил свои права. Омега, который разрешил альфе предъявить на себя права.
Джареду достаточно было сказать «не надо», и Дженсен тотчас разжал бы зубы, но парень молчал и не делал никаких попыток освободиться. Оба древних зверя, запертые внутри современных людей, почувствовали друг друга и стремились соединиться, но, кажется, сам Джаред до конца этого еще не осознал. Иначе он как-то дал бы понять Дженсену о своем согласии.
В древние времена метка означала то же самое, что лишение девственности у женщины. Если альфа ее ставил, то омега считался с ним связанным, и никакой другой альфа уже не имел права на него претендовать. Сейчас все обстояло немного не так. Сама по себе метка мало что значила. Первый шаг по длинной дороге установления связи. Но обычно Дженсен предпочитал и его не делать.
Зачем усложнять жизнь и себе, и партнеру?
А вот с Джаредом очень хотелось наплевать на принципы.
Так и не дождавшись никакого знака, Дженсен с сожалением разжал челюсти. На нежной коже шеи остался четкий отпечаток его зубов. Наверняка будет синяк. Что ж, конечно, это не метка, но все равно кое-что.
Как только Дженсен отпустил его шею, Джаред сразу ощутимо расслабился и тихонько вздохнул.
Интересно, от облегчения или разочарования?

По до сих пор неизученному закону подлости, все хорошее имеет привычку быстро заканчиваться. А уж хороший секс то и дело подтверждает эту теорию. Дженсен водил языком, зализывая место несостоявшегося укуса, слушал ровное дыхание моментально уснувшего Джареда и с сожалением думал о том, что, пожалуй, пора уходить.



Глава 4

Что бы Сэнди с Дженсеном ни думали, Ванкувер не был никакой дырой. А уж для киношников его вообще смело можно было называть Голливуд-2. Большинство малобюджетных сериалов и фильмов американский кинематограф снимал именно здесь, правда, не стараясь этот факт особо афишировать.
Дженсена же очаровало в Ванкувере гармоничное сочетание ультрасовременности и провинциальности.
Центр – это центр. Небоскребы, широкие улицы, забитые машинами, бесконечные пробки и навязчивая реклама на каждом шагу.
Но стоит чуть-чуть отъехать от центральных кварталов, и ты словно попадаешь в обычный американский пригород, где все соседи знакомы между собой, ходят с пирогом друг к другу в гости и могут с утра до вечера обсуждать, как мистера Сеттона видели вчера выходящим из дома этой потаскухи Мэридит. «А ведь такой порядочный с виду человек! Бедная, бедная миссис Сеттон!»
Робкое же замечание новичка, только недавно купившего дом в этом благословенном районе, о том, что, возможно, у мистера Сеттона имелось какое-то дело к мисс Мэридит, тем более, они оба состоят в попечительском совете школы, снисходительно проигнорируют, многозначительно переглянувшись. «Молодой, еще совсем не знает жизни!»

Этим окраинным провинциализмом Ванкувер напоминал Дженсену его родной Аддисон, а столичным размахом - Лос-Анджелес. Вот только погода в Канаде не имела ничего общего с жарким югом Америки. Зимой здесь даже шел настоящий снег.

Съемки первого сезона возобновились в начале сентября, после того, как наконец утрясли все формальности и сериалу выделили время в сетке канала. Шоу должно было выходить каждую неделю, и вся съемочная группа и, конечно же, актеры работали без выходных, чтобы нагнать упущенное время.
Дженсен приезжал к себе на квартиру только принять душ и вырубиться до утра или до вечера, в зависимости от того, в какое время суток шли съемки. Падалеки доставалось не меньше. Оба так сильно уставали, что произошедшее между ними в Лос-Анджелесе удивительно быстро потеряло свою остроту.
Не сговариваясь, они засунули его подальше, на самое дно памяти, собираясь потом, когда будет время, вытряхнуть и обдумать на свежую голову.

Дженсен тогда не остался до утра, а дождался, когда Джаред крепко уснет, осторожно выбрался из постели и уехал. Он не любил неловкие утренние моменты, неизбежно возникающие после того, как крышесносный - или не очень - секс остался позади. Ты смотришь на незнакомого парня и мучительно подыскиваешь тему для разговора, больше всего на свете мечтая, чтобы он уже, наконец, свалил.
Причем твоего партнера мучает примерно то же самое желание, только он про себя еще и чертыхается, что разоспался и теперь приходиться делать вид, что безумно счастлив новому знакомству.
В воздухе висят невысказанные вопросы: «Встретимся? Зачем?»
И вот неловкое: «Звони!», хотя никто и не думал обмениваться телефонами, и оба облегченно вздыхают: один - закрыв дверь, а другой - весело сбегая по лестнице.

У Дженсена не раз случались такие утра, и он не собирался их повторять с Джаредом.
В последний раз втянув запах своего омеги, он вышел на улицу и поехал домой. На душе разливалось умиротворение, словно он долго что-то искал и наконец нашел. Дженсен много слышал о разделенных половинках души, о том, что каждому альфе нужен его омега, а иначе он неполноценен, но считал это обычным сопливым преувеличением. Оказалось, все правда. Джаред – его пара, и теперь все вокруг виделось Дженсену по-другому: четче, ярче, чище.
Видимо кто-то наверху вспомнил о своей задолженности Эклзу и решил немного исправиться.
Оставалось всего ничего – дождаться, когда Джаред тоже все поймет, а для этого нужно оказаться рядом в его течку. Тогда уж он точно не сможет продолжать делать вид, что ни о чем не подозревает.
Дженсен даже зажмурился от предвкушения.

Под вечер Джаред ему позвонил. Судя по голосу, он весь день собирался с духом для разговора. Неожиданно Дженсен так отчетливо представил уютную квартирку на другом конце города, разворошенную постель и самого Джареда, смущенно теребящего в руках телефон, и так захотелось оказаться рядом, вдохнуть ставший за последние сутки родным запах и заняться ленивым вечерним сексом, когда впереди вся ночь и никуда не надо торопиться. Соблазнительная картинка стояла перед глазами как живая, и Дженсен не сразу понял, о чем ему говорят, а когда понял, то разом вернулся обратно на грешную землю.
Джареду было стыдно за свое ночное поведение, и он извинялся:
- Дженсен, прости, я не хотел… то есть, конечно, хотел, но ты пойми, я немного перепил, а тут еще Сэнди и эти друзья - предатели… С Чадом, кстати, все в порядке… да-да спасибо, что спросил… Но, Дженс, ты же понимаешь, что это ничего не значит, ты только не обижайся, все было очень здорово, но мне правда очень жаль, и я сам во всем виноват…

И в таком духе минут пятнадцать.
Дженсен поначалу пытался прервать этот поток извинений, больше похожий на детский лепет, но потом понял, что бесполезно, и решил дать Джареду выговориться.
- Джаред, ты меня с кем-то перепутал. Я не собираюсь кончать счеты с жизнью из-за того, что тебя трахнул.
После этих слов в трубке наступила тишина, а потом неуверенный голос спросил:
- Так у нас все по-прежнему? Мы друзья?
- Конечно друзья! Пока. Привет Сэнди.

«Друзья! Ха! Мечтай!»

Неприятности начались, когда на съемочной площадке появилось новое действующее лицо. Актер, играющий их сериального отца - Джеффри Дин Морган, тоже оказался альфой.
Когда Дженсен узнал об этом, то чуть не застонал от досады.
Что же это за сериал такой?!
Как медом намазано.
Альфы редко шли в актеры, их стихия - бизнес и политика. По крайней мере, так утверждалось в любом пособии по психологии, которыми были забиты полки книжных магазинов. И до последнего времени Дженсен считал, что он один такой неправильный.
Как же! И кто, спрашивается, пишет эти психологические книжонки?
Разумеется, Морган сразу просек, что Падалеки – омега, да еще и свободный. Дженсену хотелось разорвать любимого «папочку» на куски.
Вот тут Дженсен впервые обрадовался отсутствию у Джареда обоняния. Парень радушно пожал протянутую для знакомства руку, забросал Моргана вопросами, на которые не ждал ответа, и тут же отвлекся, когда его позвал дублер обговорить сцену.
Дженсен тоже пожал протянутую руку и улыбнулся как можно искреннее.
Актер он или кто?

Съемки продолжались все в том же сумасшедшем темпе, не оставляя времени на то, чтобы выйти из роли и придти в себя. Дженсен все чаще ловил себя на мысли, что не знает, кто он сейчас: Дин – альфа-самец, рожденный для того, чтобы стать предводителем клана, не сомневающийся в своих поступках, чьи решения не осмеливается оспаривать ни одна бета, а уж тем более, омега; или Дженсен Эклз - актер, играющий роль лидера, который в реальной жизни терпеть не может быть в центре внимания.
Джаред тоже изменился. Дженсена он не избегал, но вот приставать с объятиями и неожиданными наскоками перестал. Хотя с остальными членами съемочной группы по-прежнему не церемонился. Дженсен замечал, как он украдкой разглядывает его, когда думает, что Дженсен этого не видит, и вид у него озадаченный, как у школьника, пытающегося решить задачу, которая никак не желает сходиться с ответом.

Два альфы и свободный омега.
На площадке искрило так, что Дженсен удивлялся, как техника выдерживает подобное напряжение. Режиссер метался между ними, пытаясь снимать шоу про братьев-врагов и мудрого отца, удрученно взирающего на войну его детей между собой. А критики писали про нестандартный подход создателей сериала к извечной теме, намекая на фрейдистские истоки конфликта, а отнюдь не на борьбу за власть.

Долго так продолжаться не могло, и взрыв прогремел, когда Эклз увидел Джареда и Моргана уединившимися в перерыве между съемками в небольшом загончике между трейлерами и прочей аппаратурой. При этом рука Джеффри собственнически обхватывала талию Джареда, а тот не делал никаких попыток отстраниться. А еще он смеялся, тряся головой и откидывая со лба непослушную челку, а на щеках проступали ямочки. И Дженсен прекрасно видел, что Джаред, нарочно или нет, но снова вошел в модус соблазняющего омеги. И как же он пах!
«Боже, дай мне сил выдержать и не убить этого засранца на месте! Натурал, бля! Любопытство у него, видите ли! Блядун самый настоящий! Да и этот старый козел тоже хорош. Ишь, хвост распушил!»
Умом Дженсен понимал, что неправ. Джеффри был на десять лет старше Дженсена, а значит как альфа гораздо сильнее и опытнее. И Джаред не мог не чувствовать этой силы, невольно ей поддаваясь. Но какого черта! Тем более что Морган уже женат. Дженсен не знал, пара у него там или нет, и знать не хотел, но если этот развратник решил развлечься, пусть лучше поищет себе другой объект. Джареда ему Дженсен не отдаст!


- Джаред, тебя Крипке разыскивает. Какие-то изменения в твоих репликах.
Сценарий у них переписывали и дописывали на ходу. Иногда режиссера посещало гениальное озарение, он прямо с площадки звонил сценаристу и они изменяли готовые диалоги. Так что слова Дженсена Джареда не удивили.
- А где он?
- Там. К осветителям пошел.
- Ладно. Джефф, потом расскажешь.
Джаред протиснулся между ними, невольно задев плечом Моргана, но при этом умудрившись не коснуться Дженсена, и направился в противоположную часть площадки.
- Дженсен, какие-то проблемы?
Джеффри смотрел настороженно, но никакой агрессивности Дженсен в нем не чувствовал. Зато от него самого наверняка фонило так, что даже бета заметил бы неладное.
- Никаких. С чего ты решил?
- Я же вижу, что ты меня еле переносишь. Сначала решил, это из-за того, что мы с тобой одной масти. Но сейчас начал сомневаться…. Только не разочаровывай старика. Не говори, что из-за этой сучки.
- Он не сучка, а Джаред! И самое лучшее, что ты можешь сделать - отвалить от него подобру-поздорову.
- Отвалить? А ты не много на себя берешь? Не дает? Так, может, плохо просишь? Учись! Так и быть, дам тебе мастер-класс.
Дженсен сам не понял, как это произошло. Вот только они стояли, разговаривали - и уже катаются по земле, стараясь достать друг дружку побольнее.
Дальше были крики, к ним подскочили и растащили в разные стороны. Прибежал Крипке, ругался, грозился сообщить руководству канала. Драка на площадке обоим участникам могла стоить очень дорого. Причем, если Морган пусть небольшая, но звезда, и поэтому в некотором роде неприкосновенен, то у Дженсена шансы выбраться из истории без потерь были равны нулю. Тем более, он инициатор, первым полез с кулаками. Дженсен легко мог вылететь из проекта, а при неудачном стечении обстоятельств, и с телевидения. Если Морган предъявит ультиматум, то так оно и будет, и никакая главная роль не спасет. Слишком мало серий отснято, еще вполне можно переиграть и ввести в шоу какого-нибудь внебрачного сына. Почему бы папаше не гулять налево?

Конечно же, на шум прибежал и Джаред. Стоял в стороне, пока вокруг все орали и пытались выяснить причину конфликта, смотрел глазами побитой собаки - растерянно и виновато, и в Дженсене боролось два желания: дать в морду и оттрахать. А лучше и то, и другое, и в той же последовательности.

Выслушав от Крипке много нелестных эпитетов, самыми мягкими из которых были «идиот» и «безмозглый придурок», Дженсен закрылся в трейлере с бутылкой пива. На площадке действовал сухой закон, но одна бутылка пива после окончания съемок негласно разрешалась.
Очень хотелось чего-нибудь покрепче, но Дженсен отлично понимал, если он сейчас напьется, то уж тогда точно можно будет ставить крест на карьере.
- Можно? – в дверь постучали.
Судя по голосу, похоже на Моргана. Что еще этому мудаку надо?
- Не заперто.
Это и правда был Джеффри, причем в руках он держал бутылку виски. Дженсен усмехнулся: как сходятся мысли у альф.
- Чего тебе?
- Стаканы есть?
- Есть. Но я пить не буду, еще не окончательно спятил.
- Не хочешь, насильно вливать не стану.
Джеффри прошел к столу, достал с полки два пивных стакана, понюхал, брезгливо скривился, но ничего не сказал и плеснул в оба на два пальца.
- Я мириться пришел. Извини, повел себя как дурак. На Джареде ни одной метки и твоего запаха тоже нет. Вот я и решил, что ты не заинтересован. Думаю, чего зря добру пропадать… Да и парень вроде не против. Я же не знал, что он не в курсе.
- А сейчас, выходит, знаешь?
- Сейчас знаю. Он после всего пришел ко мне в трейлер, пытался узнать, из-за чего мы сцепились. Я его, конечно, послал в сердцах, сказал: сам хвостом между двумя альфами крутишь, так и получил, что хотел. Он тогда и выложил все. Не знал про то, что я альфа, про свою особенность. А уж потом, слово за слово, я из него вытряс и то, что вы переспали.
- Интересно. Не думаешь, что это не твое дело?
- Согласен, не мое. Он - твоя пара?
Джеффри так спокойно задал вопрос, словно спросил у Дженсена, какой он больше любит кофе: с сахаром или без?
- Это тоже тебя не касается!
- Не касается. Да не надо на меня глазами сверкать, я же помочь хочу. Почему ты ему метку до сих пор не поставил?
Если бы у Дженсена была шерсть, то сейчас она точно стояла бы торчком. Какого черта этот похотливый козел интересуется?!
- Я же сказал, не лезь не в свое дело!
- Не рычи. Ты пока еще щенок передо мной, так что слушай, что я тебе скажу. Если Джаред - твоя пара, и вы уже переспали, то у него организм на тебя сам настроился. А ты связь не завершил, метку не поставил, а парень еще и запахи не чувствует. Он сейчас в полном раздрае - сам не знает, чего хочет. Его к тебе и тянет, и в тоже время из-за незавершенности связи его подсознание тебя воспринимает врагом. Его зверь знает, что он уже повязан, и все остальные альфы ощущаются чужаками. А того, кто нужен, тоже нет. Нет связи - нет пары. Ты в школе на уроках в морской бой играл или хоть иногда слушал? Не может быть, чтобы вам ничего не говорили про взаимоотношения разных типов. Джаред сейчас очень уязвим, и я не понимаю, почему ты оставил его в подвешенном состоянии. Что-то помешало? Или ты решил не создавать пару?
Слова Джеффри явились для Дженсена полной неожиданностью и заставили взглянуть на происходящее под другим углом. В их городке на десяток тысяч жителей едва ли набралось бы десяток альф, а уж об омегах и говорить нечего. Те были еще большей редкостью. И да, в школе им ничего такого никогда не говорили или Дженсен плохо слушал.
- Что за ерунду ты спрашиваешь?! Кто в здравом уме отказывается от пары?! Просто я не хотел торопить события. Джаред не высказал особого желания, а насильно ставить метку я не собирался.
- При чем тут насильно? Я не понял: вы пара или нет?
- Пара! – В чем, в чем, а в этом Дженсен не сомневался. – Но пока это знаю только я. Джаред еще до конца не осознал. И я не поставлю ему метку, пока он сам меня об этом не попросит.
Морган озадаченно посмотрел на Эклза и сделал большой глоток из стакана. Поморщился, но проглотил.
- Да, ребята, как у вас все сложно… А если его какой-нибудь посторонний альфа оприходует, пока ты тут в благородство играешь? Здесь не американский юг. В Канаде самый большой процент населения составляют альфы и омеги.
- Я стараюсь его одного никуда не отпускать. Да у нас круглосуточные съемки! Вздохнуть некогда, не то что по городу шляться.
- Ну-ну, твое дело. Только всего не предусмотришь. А если парня сейчас другой альфа завалит, у него может конкретно крышу снести. Две связи одновременно в одном мозгу не уживаются, и неизвестно, какая окажется сильнее. Так что ты смотри, не тяни. Я тоже постараюсь помочь.
Дженсен тут же напрягся:
- А тебе-то что за интерес?
- Исключительно из альтруизма. И не подумай, что из-за тебя. Джаред мне нравится, а ты своими играми его сильно поломать можешь.
- Это я-то играми?.. - Дженсен даже задохнулся о возмущения. – Это он со мной играет!
- А ты не позволяй. Ты - альфа, значит априори на тебе ответственность. Возьми его за шкирку, и поговорите нормально, как два мужика. Разберитесь в своих непонятках, а то сами потом будете локти кусать, да поздно.
- Думаешь, я не собирался? Да только посмотри, какой у нас тут дурдом творится! Когда разговаривать? На ходу засыпаем!
- Это все отговорки. Джаред от тебя ждет решительных шагов. Не забывай, он омега. А ты на него возложил решение о ваших отношениях. Нет, так дело не пойдет. Придется самому вокруг побегать и поуговаривать. А ты как хотел? Трахнул, связь установил – и порядок? После связи только все и начнется. А если он у тебя еще и залетит, так я тебе вообще не завидую.
- Эээ… Джеффри, не гони лошадей. Какое залетит? У нас съемки, контракт, шоу. Тьфу! Да у нас даже еще связи нет, а ты тут уже наговорил.
- Это чтобы ты не расслаблялся. Так что давай, не тяни. А то я вас в одном трейлере запру и не выпущу, пока не разберетесь между собой до конца. Потом сами спасибо скажете.
Как ни крути, а в словах Моргана, к сожалению, была своя правота. Дженсен и сам ощущал, что в последнее время стал слишком нервным. Причем это были не те нервы, что при съемках «Пилота», тогда его съедало обычное неудовлетворенное желание. Сейчас же это было что-то совсем другое. Что-то более темное и непонятное. Да взять хотя бы случившуюся драку.

Разве сорвался бы он так по-глупому раньше?
И похлеще ему вещи говорили, и ничего, всегда удавалось держать себя в руках. А тут словно подменили. Откуда эта слепая ярость? Да и в остальное время все вокруг раздражали, хотелось куда-то бежать, что-то делать, неустановленная связь требовала завершения. С Джаредом надо было срочно поговорить. Только вот как?

Слушай, парень, я тут случайно узнал, что мы с тобой пара, так что подставляй задницу, я тебя трахну и поставлю метку.

Так что ли?
Джаред его пошлет и правильно сделает. Такие вещи, насколько Дженсен знал, должны происходить не так. Альфу и омегу неудержимо тянет друг к другу и все происходит в порыве безумной страсти, на инстинктах, и связь устанавливается, когда обоих переполняет желание. Нет, если они доберутся до кровати, то там наверняка все наладится само собой.
Но как до нее добраться?
Ну не заваливают коллег по работе ни с того ни с сего в койку!
А может, пойти традиционным путем и начать ухаживать?
Дженсен и на это был готов, но загвоздка заключалась в том, что он слабо себе представлял, как это осуществить на практике. Процедура ухаживания за девушками оттачивалась столетиями, в ней все давно предусмотрено и не надо ни о чем думать. Все и так знают, что и как делать. С парнями, да еще омегами, все обстояло с точностью до наоборот.
За ними никогда не ухаживали!
Все решалось быстро и без лишних слов.
«Хочешь?»
«Хочу».
«Согласен?»
«Согласен».
Или «не согласен». Правда, такое Дженсену слышать доводилось редко.
Но с Джаредом они вроде бы уже через этот этап прошли. А как перейти к следующему, Дженсен искренне не представлял.

***
К счастью драка на площадке обошлась без последствий. И «спасибо» за это надо было конечно сказать Моргану. Дженсен не знал, как ему удалось уломать Крипке не сообщать об инциденте руководству канала, но результат был налицо. Эрик не только не стал давать делу ход, а даже умудрился сделать так, что и все члены съемочной бригады словно забыли о происшествии. Конечно, не обошлось без разговора и угроз «если подобное еще раз повторится, то…», но на этом все и закончилось.
Дженсен еще некоторое время ловил на себе чересчур пристальный взгляд режиссера, и когда у них с Джеффри оказывались совместные сцены, Крипке не уходил с площадки, стараясь не упускать своих главных актеров из поля зрения.

Правда был еще Джаред, который приперся в трейлер почти сразу после их разговора с Морганом, словно караулил неподалеку, и по своему обыкновению принялся что-то невразумительно мямлить и извиняться. Выглядел он при этом настолько виновато и жалобно, а пах так приглашающе, что Дженсен и сам не знал, как ему удалось сдержаться и не нагнуть парня прямо тут. Наплевав на объяснения и принципы.
Кое-как выставив Джареда из трейлера, Дженсен заперся в душе и дрочил там до изнеможения. Представляя вот этого виноватого Джареда, готового на все, чтобы заслужить прощение.

Какое к чертям ухаживание?!



Глава 5

Было снято уже шесть серий. Шоу уверенно набирало популярность, и Крипке сообщил актерам, что в следующий эпизод он намерен вставить откровенную сцену с участием Падалеки.
Еще на этапе подписания контракта Дженсен потребовал этот момент вынести отдельным пунктом. В предыдущем сериале ему пришлось щеголять без рубашки, а иногда и без штанов чуть ли не в каждом втором эпизоде, и был сыт этим по горло, поэтому дал себе клятву стараться в будущем избегать участия в подобных проектах.
Продюсеры обещали, что формат сериала рассчитан на очень широкую аудиторию и не предполагает разгула эротических страстей. В каждом сезоне будет не больше трех серий, в которых им придется сниматься без одежды. И тогда Дженсену это показалось вполне приемлемым. Но теперь и три сцены – чересчур много!
Особенно для Джареда.

- Дженсен, завтра можешь отдыхать.
Традиционно при съемках постельных сцен на площадке остаются только актеры, непосредственно занятые в них, и съемочная бригада. Остальным вход на площадку запрещен.

Дженсен постарался найти плюсы в неожиданно образовавшемся выходном, но не смог.
И спрашивается, с чего бы ему беситься?
Уж он-то прекрасно знал, что в жизни все совсем не так, как выглядит на экране.
Съемка любовных утех едва ли не самый антисексуальный процесс из всех, какие можно себе представить.

Во-первых, кроме актеров, изображающих страсть, в помещении находится еще уйма людей, что автоматически исключает любую интимность.
Во-вторых, на протяжении всей сцены актерам дают советы: как встать, куда повернуться, как откинуть голову, чтобы ракурс позволял камере запечатлеть поцелуй, куда положить руку, чтобы не закрывать обзор, и так далее.
Прежде чем упасть в порыве страсти на постель, нужно убедиться, что с нее уже слез оператор, который только что снимал ваш марш к этой самой постели.
А уж крупные планы, когда камера находится настолько близко, что оператор кажется третьим участником снимаемой групповушки... Трудно отвязаться от мысли о тройничке, когда под боком лежит режиссер и бдительно следит, чтобы все происходило по утвержденному сценарию и ни на йоту не заступило разрешенный для шоу уровень эротизма.

Но никакие доводы разума не помогали.
Голый Джаред будет целовать и обнимать совершенно постороннего человека!
От этой мысли у Дженсена тут же рвало любые тормоза, а крыша отъезжала в неизвестном направлении. Он уже заранее ненавидел актрису, которая будет там сниматься, и ничего не мог с этим поделать. А Джареда готов был просто убить!
Хорошо, что Дженсена там не будет.

Но судьба в очередной раз вспомнила про свою своеобразную привязанность к Эклзу.
В обед позвонил Крипке и сказал, что они немного переделали сцену и теперь его присутствие на съемках обязательно.
- Но я не получал измененного сценария!
- Приезжай, он тебя ждет. Машину я уже отправил, так что одевайся и на выход.

Оказалось, Эрик немного изменил сцену.
В тот момент, когда его брат трахает приблудившуюся в их клан новенькую бету, в спальню неожиданно должен зайти Дин.
- Сначала ты немного смущен, из-за того что вошел в неподходящий момент. Затем следует удивление и, наконец, злость. У тебя есть сведения, что она шпионка из соседнего клана и должна втереться в доверие к одном у из вас. И ты предупреждал брата, чтобы он держался от нее подальше, а он тебя не послушался. И еще, Дженсен, тут такое дело... – Эрик понизил голос, хотя в трейлере кроме них двоих никого не было. – М-м-м… сыграй немного ревности.
- Ревности? Я сам на эту девушку глаз положил? Тьфу, не я конечно, а Дин.
- Нет, не на нее… - Эрик многозначительно замолчал.
- А тогда на кого? - и тут до Дженсена внезапно дошло. – Постой, ты хочешь, чтобы между братьями?.. Это же инцест!
- Не ори. Я не собираюсь с ними ничего затевать. Но между вами, ребята, так искрит, что я был бы последним идиотом, если бы не воспользовался и упустил такой шанс. Мне даже ничего в сценарии писать не надо, вы и так уже все сами сделали. И потом, вы братья только по одному из отцов. А такие браки, сам знаешь, конечно, не поощрялись, но и не запрещались. Вы же альфы, вам не рожать. А зрители будут в восторге.
И что можно на это возразить?
Дженсену оставалось только материться.
Но когда он увидел, как Джаред обнимает в постели приглашенную актрису, то ревность получилась совершенно естественно.
А этот засранец еще смотрел на него своими наглыми глазами и довольно ухмылялся.
Это что, тоже по сценарию?
Потом, у себя в трейлере, Дженсен разломал на щепки не вовремя попавшийся ему на дороге стул и решил, что дальше откладывать разговор не стоит.

Они сидели рядом на заднем сиденье машины, развозившей их по домам после съемок, и Дженсен решил попробовать быть дипломатичным и начать разговор издалека:
- М-м-м… Ну как тебе сегодня?
- Что?
- Не сильно устал?
- Есть немного. Вроде не бегали, не прыгали, а хочется поскорей в кровать. Ха, а ведь и так весь день в ней провалялся.
Дженсен понял, что начал неправильно. Упоминание Джаредом кровати сразу же направило мысли в сторону, имеющую мало общего с серьезным разговором.
- Джаред, нам надо обсудить сложившуюся ситуацию.
- Какую еще ситуацию?
- Не прикидывайся, что не понимаешь.
Как только Дженсен произнес слово «обсудить», Джаред тут же заинтересовался пейзажем за окном и принялся усиленно его рассматривать.
- Может, не сегодня? А то поздно уже...
- Мы и так долго тянем. Давай уже разберемся со всем этим… - Дженсен чуть не сказал «дерьмом», но вовремя прикусил язык. Надо следить за речью, а то омеги обычно довольно обидчивые создания.
- Ну хорошо, если ты так считаешь…Только у меня нет сил сейчас тащиться в бар или к тебе на квартиру, так что поехали ко мне. Как представлю, что потом снова на улицу выходить…
- Меня, значит, потом на улицу выставить не жалко?
- Это же тебе приспичило именно сегодня все прояснять, и потом, у меня в доме есть гостевая спальня. Так что вполне можешь остаться и переночевать.
- У тебя в доме? Ты целый дом арендуешь?
- Да. А что?
- Ничего, не ожидал просто.
- Люблю, когда есть небольшой дворик, где можно делать зарядку, устраивать барбекю… И вообще, дом – это дом. Как там у англичан? Мой дом – моя крепость? Вот и у меня такой бзик.
Мысль о том, чтобы снять для одного себя целый дом, никогда не приходила Дженсену в голову. И даже не из-за денег. Вряд ли аренда небольшого дома по цене сильно отличалась от аренды квартиры. И Дженсен вспомнил, как читал, что омеги инстинктивно стараются завести себе место для воспитания потомства. Это было еще одним подтверждением того, что подсознательно Джаред уже готов к образованию пары.

Дом и в самом деле оказался небольшим.
На первом этаже располагалась довольно просторная гостиная, отделенная от кухни декоративной решеткой, душ, туалет и гостевая спальня. На второй этаж вела стилизованная под старину деревянная лестница. Там, скорее всего, находилась еще одна спальня и ванная. Посреди гостиной стоял знававший когда-то лучшие времена диван. На него Дженсен и уселся, пока Джаред изображал из себя радушного хозяина, пытаясь найти на кухне какое-нибудь угощение для неожиданного гостя.
- Пиво будешь? Извини, больше ничего нет.
- Давай. - Разговор обещал быть не из легких, и Дженсен рад был любой возможности немного разрядить атмосферу.
- Только светлое. Я другого не покупаю, – Джаред немного виновато протянул Дженсену запотевшую бутылку.
- Сойдет. Джаред, я не знаю, как тебе сказать… Слушай, мы пара.
Дженсен чувствовал себя полным идиотом, когда произносил эти слова.
Интересно, хоть один альфа до него бывал в столь нелепой ситуации?
- Да? Думаешь, все же пара? – как ни странно, Джаред не казался сильно удивленным, впрочем, как и обрадованным.
- Уверен. А ты совсем ничего не чувствуешь?
- Чувствую, – парень смотрел на Дженсена своим фирменным несчастным взглядом. – Но я так надеялся, что мне показалось.
- Надеялся? Почему? Ты не рад? – последний вопрос явно был лишним. Не нужно быть профессором психологии, чтобы понять - о радости нет и речи.
- Рад, вроде бы… Знаю, это такая редкость - встретить в наше время своего альфу. И ты довольно симпатичный и вроде бы нормальный парень. По крайней мере, для альфы. Прости, я не хотел тебя оскорбить... Только я не планировал заводить семью. По крайней мере, еще лет пять. И уж тем более не планировал это делать с тобой. – Заметив, как у Дженсена вытянулось лицо, Джаред поспешно объяснил: - Не с тобой как с тобой, а с тобой как с альфой. Ты не обижайся, но сам знаешь, чем для меня это закончится...
- Чем? – наверняка вопрос был дурацким, но Дженсен впал в ступор. Джаред, оказывается, обо всем знал и даже думал и пришел к выводу, что… Вот тут все запуталось окончательно. – Погоди. Я не понял, ты не собираешься становиться моей парой?
- Наверное, теперь у меня и выбора нет? Раз уж мы точно пара.


У Дженсена голова шла кругом.
Не раз за последний месяц представляя в воображении этот разговор, Дженсен предполагал самые разные реакции Джареда: недоверие, возмущение, требование доказательств, отрицание и, что уж греха таить, иногда мечтал, что Джаред сразу же бросится на него и потащит в постель - заканчивать установку связи; но вот такого варианта не было ни разу.
Пара - это страсть, инстинкт, это невозможность сопротивляться желанию, это два существа, подходящие друг другу, словно две половинки одной души.
А у них?
Сидят, как два дальних родственника, и обсуждают порядок ухаживания за престарелым дедулей: один будет выносить утку, а второй менять памперсы.
- Э-э-э… что-то я запутался. Если мы пара, то о каком планировании ты сейчас говоришь? Я тоже жениться в ближайшем будущем не собирался, но какое это теперь имеет значение? Все уже произошло, мы встретились! Я с трудом удержался, чтобы не поставить тебе метку, когда мы трахались. И сейчас… Ты так пахнешь, что я готов тебя прямо тут на полу отыметь! Изменить твой запах ко всем чертям! Чтобы все вокруг знали, ты - мой! Когда ты до кого-то дотрагиваешься или кто-то до тебя, мне крышу рвет от ревности. Охота обоих убить! У меня уже пять месяцев ни с кем ничего не было, потому что только на тебя, сучку такую, стоит! А ты мне твердишь про планы? Какие, блядь, планы?! Да от тебя за милю несет приглашением. Удивляюсь, как еще все альфы в округе не начали сбегаться на запах. Я уж молчу, что будет во время течки. Нам нужно установить связь и поставить на тебе метку!
- Дженсен, успокойся! Я же не против… Если надо, то значит надо, сам виноват. И дернуло же меня поэкспериментировать…

Последнее предложение Джаред произнес совсем тихо, но у Дженсена был отличный слух, особенно когда дело касалось Джареда.
Так этот придурок всерьез считает, что это все из-за секса?!
Хотя, кто знает. Может и из-за него.
Никто толком не знал механизма возникновения пары. Ученые говорили про какие-то особые феромоны, вырабатываемые организмами альф и омег. Когда эти феромоны совпадают, тогда и образуется пара. Но выделить эти самые таинственные феромоны пока никому не удалось, несмотря на учрежденную еще в прошлом веке одним богатым альфой огромную премию тому, кто их откроет. Психологи считали, что пара возникает при совпадении определенных психотипов, но опять-таки, им лучше удавалось объяснить уже созданные пары, чем прогнозировать новые. В древности даже существовала целая наука – алхимия, которая занималась поиском рецепта эликсира Связи, но так ничего и не нашла.
Беты тоже образовывали пары, но там с объяснениями было еще более напряженно. Ведь беты гораздо хуже альф и омег ощущают запахи, а значит в их случае играет роль что-то совсем другое.
Иногда, очень редко, пары возникали между альфой и бетой, а вот между омегой и бетой – об этом Дженсен никогда не слышал, но, разумеется, это ничего не значило. Вполне возможно, что и такие союзы тоже были и есть.

Особенностью пары являлось замыкание партнеров друг на друге. В идеале, посторонние вообще не должны вызывать возбуждения, но в реальности - все совсем не так.
Особенно часто на изменах попадались альфы. Высокий уровень тестостерона, который позволял им выдерживать эструс омег, имел и обратную сторону: альфы с трудом переносили длительное воздержание.
Поэтому Пенелопе, который был омегой, дождался Одиссея и сохранил ему верность, а вот Одиссей на такой подвиг оказался не способен.
Впрочем, это все легенды.
А еще у пар рождались более здоровые дети. Поэтому создание пар всячески поощрялось и пропагандировалось в обществе. Разумеется, многие и тут принимали желаемое за действительное, но альфам и омегам ошибиться было невозможно. Когда они находили свою пару, у обоих изменялся запах, становясь немного похожим, словно их организмы подстраивались друг под друга. И, конечно же, желание: сумасшедшее, постоянное, сжимающее весь мир до размеров одного человека. Поэтому Дженсен не сомневался. А вот Джаред с его дефективным обонянием вел себя как самая настоящая бета. Рассуждал, взвешивал и совсем не торопился скидывать штаны и подставлять шею под укус.
- Да причем тут «должен» или «не должен»?! Ты не хочешь?
- Хочу! Дженсен, я правда хочу. Ты самое лучшее, что со мной случилось в жизни, но я боюсь. Я же знаю, читал. Связь для омеги – это не просто так. Ты станешь моим центром Вселенной. А я… Дженсен, я не готов к этому.

Джаред смотрел очень виновато и выглядел таким несчастным, что Дженсен не выдержал.
Это была очень плохая идея, но Дженсен надеялся, что сможет удержать себя в руках.
Он встал, подошел к Джареду и, не дав парню опомниться, обнял и притянул к себе. От физического контакта член встал так, что яйца заломило, но за последнее время эти ощущения уже стали почти привычными. Дженсен осторожно коснулся своими губами мягких и немного горьковатых от пива губ Джареда и тут же понял, что весь его контроль растворяется во вкусе этих губ, как льдина в экваториальных водах.
- К чему ты не готов? Я стану твоим центром, а ты - моим. Это работает в обе стороны. Не в курсе? Разве я тебя заставляю делать что-то, что тебе не нравится? Все будет прекрасно, обещаю. Ты должен доверять своему альфе…
Дженсен шептал нежные глупости прямо в губы Джареда и мягко прихватывал их своими губами. Это даже нельзя было назвать поцелуями. Он словно пил дыхание Джареда. Сознание поплыло, Дженсен сам не заметил, как из нежных и ласковых поцелуи превратились в собственнические, больше похожие на укусы. Его язык трахал рот Джареда, по-хозяйски вылизывая его изнутри, и Джаред отвечал!
Конечно же это все были пустые разговоры!
Вот он, в его руках, дрожит от возбуждения и еле сдерживаемого желания, а его запах превратился в такой родной и близкий, что Дженсен больше его не замечает, потому что только так и должен пахнуть этот мир.
Джаредом!
Куда-то исчезла одежда, Дженсен не помнил, как раздевался, инстинкты брали верх, и Джаред вел себя так, как положено: подставлялся под ласку, льнул всем телом и то и дело поворачивал шею в приглашающем провокационном жесте - укуси!
- Попроси меня, Джаред, попроси!
Но Джаред так и не произнес ни слова.

Утром Дженсен, чертыхаясь и проклиная себя, собирался, не глядя на спящего Джареда. Нет, ну разве бывают такие альфы?
Второй раз не поставить метку!
Да Джеффри живот надорвет от смеха и будет прав.
Кто Дженсен после этого, и что прикажете делать в такой идиотской ситуации?

Разумеется, Дженсен отлично понимал, чего так боится омега.
Пара - это на всю жизнь. Они свяжут себя так, как обычным супружеским парам и не снилось. Но они-то не обычные люди!

И альфа, и омега могут прожить жизнь, не встретив свою пару, но это будет не полноценная жизнь. Все время будет чего-то не хватать, тянуть куда-то. Из вот таких неполноценных, не нашедших свою пару альф и омег и получались знаменитые путешественники, а в древние времена - первооткрыватели новых земель. А на самом деле они просто всю жизнь искали свою пару. Конечно, в современном мире инстинкты не принимались всерьез, им не позволяли руководить жизнью, и существовали чудодейственные средства, кажется, от всего на свете, в том числе и от неудовлетворенной потребности в своей второй половине. Но разве правильно так ломать свою природу?

А может быть, все дело в том, что Джаред ничего о нем не знает?
Инстинкты инстинктами, но в жизни надо руководствоваться более определенными понятиями. А они, по сути, незнакомцы.
Пусть Дженсену это было неважно, но кто сказал, что и Джареду тоже?
Наверняка все наладится, если они поживут вместе и узнают больше друг о друге.
Дженсену это будет стоить миллион миллиардов нервных клеток, но что поделать, если ему попался такой нерешительный омега, а он не может поставить метку без его согласия!
Значит надо это согласие получить!
Вот только судьба в очередной раз вмешалась в стройные планы Дженсена Эклза.
В Ванкувер приехала Сэнди.

Увидев девушку, Дженсен чуть не зарычал от досады. Сэнди совершенно вылетела у него из головы.
Почему Джаред до сих пор с ней не расстался?!
Сэнди как ни в чем не бывало расхаживала по площадке, весело щебетала со знакомыми, которых у нее оказалось чуть ли не половина съемочной группы, даже с Морганом о чем-то пошутила, а Джаред болтался рядом большим лохматым хвостом и не отходил от нее ни на шаг. Словно щитом прикрывался, придурок!
Дженсен бесился, но сделать ничего не мог. Сэнди не демонстрировала открытой неприязни, но Дженсен все же был альфой и прекрасно улавливал негативные запахи. Хотя Сэнди, кажется, вылила на себя целый флакон блокирующего ароматы дезодоранта.
Хорошо, что Джаред не ощущал запахи, иначе он должен был сойти с ума от этой вони. Дженсену хватило пяти минут разговора, чтобы потом весь день мучиться от головной боли.

А через два дня после приезда Сэнди у Джареда началась течка.
Уже накануне вечером Дженсен почувствовал изменения в запахе омеги, но, занятый ревнивыми мыслями, не придал им значения.
А вот когда на следующее утро Крипке сообщил о том, что Падалеки заболел и придется немного переиграть график съемок, тут Дженсена и осенило.
Так вот зачем он вызвал Сэнди!
Идиот, сволочь, ублюдок!

Дженсен плохо помнил, как снимался в тот день. Кажется, он ни разу не попал на нужные отметки и ни разу не сказал правильно реплики. Устав с ним возиться, режиссер отпустил его раньше времени с тем, чтобы он отдохнул и завтра был на площадке как огурчик. Пообещав, что именно так и сделает, Дженсен заехал домой, переоделся и направился в ближайший бар, где собирался выпустить пар.
От попадания в травматологическое отделение больницы его спасли скорость и реакция альфы, а также то, что на его счастье среди посетителей бара не оказалось других альф.

Дома Дженсен разглядывал себя в зеркале и матерился, представляя, как сейчас Джаред трахается со своей Сэнди. Точнее, как Сэнди его трахает. В том, что Джареду сейчас не до того, чтобы трахать самому, Дженсен не сомневался.
Интересно, что предпочитает этот извращенец? Страпон? Дилдо? Вибратор? Или все это и желательно вместе?
Перед глазами стояло искаженное страстью лицо Джареда и то, как он сейчас насаживается на бездушный пластик. Идиот! Ну почему он так противится своей природе? Неужели Дженсен настолько плох?

И тут зазвонил телефон. Уходя в бар с намерением напиться или подраться, а лучше и то и другое, Дженсен оставил телефон и документы дома. Только взял пару сотен долларов, чтобы было чем заплатить за выпивку. Не хотелось остаться без дорогих и нужных вещей.
Взяв трубку, он увидел пятнадцать пропущенных вызовов.
Кто это его так настойчиво домогался?
Ладно, потом посмотрит.
Телефон был неизвестный, и Дженсен пропустил десяток сигналов, раздумывая: отвечать или нет? Настроения трепаться с малознакомым человеком не было совершенно, но телефон не умолкал, абонент оказался уж очень настойчивым, и Дженсен нажал «вызов».
- Алло, это… Дженсен? – женский голос.
- Да. А с кем я разговариваю? – Кому он успел дать свой телефон?
- Это… Сэнди. Я нашла твой номер в телефоне у Джареда…
Девушка умолкла, видимо, ожидая реакции, но Дженсен и сам растерялся. Вот уж от кого он звонка никак не ожидал и совершенно не представлял, как с ней разговаривать. С одной стороны, она все же девушка, а с другой – пусть невольный, но враг, стоящий между ним и его парой.
- Э-э-э… И…
- Я … по телефону трудно объяснить… Ты не мог бы приехать?
- Куда?
- Домой к Джареду.

Домой к Джареду! Как мило! Может, мне вас спать уложить и пожелать спокойной ночи?!

- Дженсен! Ты слышишь? Приедешь?
- Зачем?
- Я… не знаю, что делать… Я боюсь!

Девушка всхлипнула, и тут же вся злость схлынула, Дженсена накрыл страх: почему Сэнди плачет?! С Джаредом что-то случилось?

- Что случилось?! Джареду плохо?
- Да… не знаю. Плохо. Он заперся и не пускает меня в комнату. А там… там такие звуки… Он скулит или плачет… я не знаю. Я ужасно боюсь, что с ним что-то не так… Раньше такого никогда не было…
- Все, я еду!

Не дослушав, Дженсен схватил ключи и бросился к выходу.
Черт, он же пил!
Нет, пьяным он себя не чувствовал - мозг работал четко и ясно - но садиться за руль, рискуя нарваться на чересчур принципиальных полицейских, сейчас явно было не время. Каждая минута – лишние мучения для Джареда.
Да и он тоже хорош – нашел, кого слушаться! Надо было сразу же, еще после второго раза, настоять на том, чтобы съехаться и жить вместе!

Поймать такси в это время суток - фантастика, а заказывать - вообще неизвестно, сколько придется ждать, но Дженсену повезло. У кого-то из них двоих был очень сильный ангел-хранитель.
Такси вырулило из-за поворота, стоило Дженсену подойти к дороге и поднять руку.
Такси быстро летело по пустым ночным улицам, а Дженсену казалось, что они тащатся как черепахи. Водитель, по-видимому, заметил его состояние и с вопросами не лез, и Дженсен был ему за это благодарен. Все его мысли занимал мучающийся Джаред, скулящий у себя в квартире, но ни разу не позвонивший! Дженсен пролистал пропущенные вызовы - все они были с телефона Сэнди. Значит этот упрямый засранец упорно противится установке связи! Ну что прикажете делать с такой бестолочью?!

Дженсен влетел в знакомый дом и увидел на диване в холле заплаканную Сэнди.
- Дженсен! Наконец-то! Я чуть с ума не сошла!
- Где он?
- Наверху, в спальне. Только он заперся на замок!
Но Дженсен уже не слушал. Дом пропах запахом течной омеги. Неужели Дженсена сейчас остановила бы какая-то дверь?
Ударом ноги он выбил ее, даже не обратив внимания на боль в лодыжке. Джаред лежал на кровати, смешно приподняв задницу, и размеренно трахал простыню. И при этом скулил на одной ноте.
Перед глазами Дженсена оказалась распухшая малиновая дырка, из которой сочилась смазка, заполняя комнату невообразимым ароматом. Судя по растянутым краям, внутри что-то находилось. Дженсена не интересовало – что. Он зарычал от всей гаммы чувств, которые на него нахлынули одновременно: ярость, вожделение, жалость, желание защитить, хорошенечко встряхнуть этого упрямца и вернуть ему мозги на место.
Джаред конечно же услышал шум и повернулся. Лицо у него было мокрым от слез, волосы прилипли к вспотевшему лбу, да он весь был мокрым, красные губы искусаны так, что стали в два раза больше. Это было воплощение истерзанного неудовлетворенным желанием омеги.
- Дженсен!
- Джаред!
Дженсен бросился вперед, принимая в объятия измученного парня.
- Сейчас, подожди… Я тебе помогу.
- Дженсен… пожалуйста… умоляю… я больше не могу… У меня никогда такого не было. Это невозможно терпеть. Я думал - умру. Этот зуд… Какой-то ужас… Ничего не помогает!.. Пожалуйста, Дженсен, не тормози, я больше не могу…
Не было времени на то, чтобы все делать по правилам, да и не нуждался сейчас Джаред ни в какой подготовке. Не тратя время на раздевание, Дженсен просто расстегнул штаны и высвободил полностью готовый член. Дженсену казалось, что у него теперь стояк всегда. Осторожно погрузив пальцы в горячее отверстие, Дженсен нащупал основание игрушки и вытащил. Это был знакомый вибратор.

Он что, идиот? Кто же пользуется во время течки вибратором?! Он же мог себя загнать в болевой шок! Дженсен осторожно помассировал вход. Сейчас стенки кишки казались не гладкими, а пористыми, словно губка.
Дженсена как холодной водой облили. Презерватив!
- Джаред, пожалуйста, потерпи. У тебя есть презервативы?
- Дженсен, я сейчас умру!.. Пожалуйста, Дженсен. Мне все равно! Сделай же что-нибудь! Я больше не могу!..
Джаред явно ничего не соображал из-за слишком мощного выброса гормонов, но и Дженсен - не железный. Аромат течки сметал в мозгу все барьеры и попытки мыслить хладнокровно.

Черт с ним, с предохранением!
Будем решать проблемы по мере поступления. Есть же таблетки «на следующее утро» или что-то в этом роде.

Джаред с готовностью подставлял задницу, он сейчас был само искушение и требование одновременно. И Дженсен не мог игнорировать этот призыв. Они оба перестали быть разумными цивилизованными людьми, в силу вступили законы природы, которые требовали от них объединиться и стать Парой! Ради самого важного и самого сильного инстинкта на Земле – инстинкта продолжения рода.

Дженсен без подготовки толкнулся в горячее пульсирующее отверстие. Стенки кишки тут же с готовностью сомкнулись вокруг – наконец-то! – не бездушной пластмассы, а нормального члена, который наполнит их жизнью. Все произошло почти мгновенно. Джаред был чересчур распален, и стоило оказаться в нем члену, как он с силой сжал его, не давая Дженсену возможности двигаться. Узел только начал формироваться, а мышцы сфинктера уже сократились, запирая их тела в замок. Вот так, с первого движения. Со стороны это мало походило на привычный секс. Дженсен просто держал Джареда за бедра, а тот тихо постанывал, и оба при этом сохраняли неподвижность. Все выполняли за них их тела.
Как только сперма Дженсена оказалась внутри, она словно вода затушила пожар, бушевавший во внутренностях омеги. Джаред обессилено распластался на кровати. Предыдущие часы настолько его вымотали, что он впал в нирвану. Отсутствие зудящего желания и такая правильная заполненность – вот все, что ему было нужно сейчас для счастья.
Когда узел опал и они смогли разъединиться, Дженсен разделся и увидел, что Джаред уже спит. Насколько он знал, у него имелся час до следующей волны.

Первые сутки - самые тяжелые, на омегу накатывает через каждые сорок-шестьдесят минут, а в перерывах он сразу засыпает. Дженсен хотел сходить, поискать презервативы, но передумал. Вероятность, что Джаред уже залетел, очень велика, а сейчас его организму важнее получить все вещества, входящие в состав спермы, чтобы выровнять гормональный фон. Судя по всему, Джаред еще ни разу не переживал полноценной течки. Отсутствие обоняния сказалось и на этой сфере, а сейчас организм добирал то, что не получал годами. При таком интенсивно проходящем эструсе никакие лекарства не помогли бы, только живая сперма, и Дженсен должен был дать своему омеге то, в чем тот так нуждался.
А об остальном они подумают завтра. Или послезавтра. В крайнем случае, через три дня.

Джаред открыл глаза, увидел Дженсена и счастливо потянулся к нему:
- Это ты? Ты пришел? А я думал, что ты мне приснился.
- Это я. И я не сон. Как ты? Получше?
- Да, так хорошо, только, кажется, снова…
- Ничего, справимся…



Глава 6


После второй сцепки Дженсен уснул, словно выключился. Сказался нервный день и вечерние приключения. Разбудили его осторожные прикосновения - Джаред не очень уверенно, видимо, боясь разбудить, гладил его по члену.
- Ты что?
- Так просто, – Джаред явно смутился, что его застали за таким занятием. До этого момента он не проявлял особой инициативы в ласках. – Лежи, я сам могу…
- Конечно можешь. Ты все можешь сам, но зачем? Теперь у тебя есть я. Ложись и наслаждайся.
На этот раз все происходило не так лихорадочно, как в первые два, они даже успели немного поцеловаться, а Дженсен - немного подвигаться. Все же он никак не мог привыкнуть к тому, что во время секса с омегой можно почти не шевелиться, хотя в этом и была определенная целесообразность.
Даже альфа не в состоянии двое суток почти без перерыва трахать омегу, поэтому природа позаботилась о том, чтобы он не умер от истощения.
Дженсен неторопливо двигался, ощущая, как медленно набухает узел и так же медленно сжимается анус у Джареда. Все происходило словно в съемке рапидом, где время течет по своим законам и события можно растягивать до бесконечности, смакуя каждый поворот головы героя, каждое движение губ, даже взмах ресниц можно замедлить на неопределенно долгое время. Дженсену казалось, что он в любой момент может нажать на кнопку «стоп» и любоваться застывшим в кадре Джаредом. И так же можно остановить миг чувственного удовольствия и наслаждаться им до бесконечности.
Странное ощущение.
Откуда вдруг оно взялось?
Тут Джаред застонал, повернул голову в сторону, и Дженсен увидел у него на шее, около самого уха, свежий кровоподтек.
Метка!
Дженсен совершенно не помнил, в какой момент ее поставил, но это уже не имело значения. Так вот откуда это необычное восприятие происходящего между ними. Они завершили установку связи и стали полноценной парой.
Дженсен наклонился и лизнул наверняка болезненный синяк, но Джаред неожиданно приподнял голову и вжался меткой прямо в губы.

В следующий раз Дженсен проснулся от голода. В отличие от омег, которые практически ничего не ели во время эструса, только пили, организм альф требовал усиленного питания. Дженсен немного полюбовался на свою спящую пару, всю покрытую царапинами и следами от укусов – на этот раз его зверь разошелся не на шутку, а все из-за Сэнди…
Сэнди!
В этом угаре Дженсен совершенно забыл о девушке, а ведь она вроде должна оставаться в доме. Или нет? Может, ей все же хватило ума уехать?

Стараясь не шуметь, Дженсен нашел на полу свои джинсы и боксеры и, недовольно поморщившись, натянул их на себя. На душ у него вряд ли хватит времени, но поесть необходимо. Дженсен надеялся, что на этот раз в холодильнике окажется что-то посущественнее пива.

Но в гостиной его ожидал неприятный сюрприз: Сэнди никуда не уехала, а спала на диване, свернувшись калачиком и по-детски подложив ладонь под щеку.
Вот черт!
Как бы Дженсен ни относился к девушке, ему все же стало немного неудобно: не очень-то приятно всю ночь слушать, как твой парень трахается с другим.
Впрочем, никто не заставлял ее оставаться, она прекрасно понимала, что здесь будет твориться, и вполне могла вызвать такси и уехать. Отелей в Ванкувере хватает.
Ладно, это ее дело: сама решила, сама виновата.

Дженсен на цыпочках прокрался на кухню и с надеждой открыл холодильник.
Ветчина, сыр, масло!
Вот это богатство!
Рот моментально наполнился слюной, Дженсену казалось, что он не ел минимум сутки. Да по сути так оно и было, с того момента, как он узнал о приезде Сэнди, ему кусок в горло не лез.

- Дженсен, нам надо поговорить. - Девушка стояла на пороге кухни, заспанная, но очень решительная.
«Значит, бесшумно не вышло».
- О чем?
«Нет, от еды меня сейчас ничто и никто не отвлечет. Силы еще понадобятся».
- О Джареде. - Сэнди подошла к холодильнику и решительно отодвинула от него Дженсена. – Садись, я сама приготовлю.
«Тогда другое дело. Если сама, то почему бы и не поговорить».
- Ты ведь ничего не знаешь о семье Джареда, да?
- М-мм… да. А что у него не так с семьей?
Сэнди ловко мастерила сэндвичи и говорила не глядя на Дженсена, словно рассказывала историю бутербродам.
- Родители Джареда – пара. Альфа и омега. Все как положено. У них три ребенка. Кроме Джареда – омеги, есть еще старший сын – альфа и дочь… Как в сказке - образцовая южная семья. Джаред всю жизнь прожил в строгой иерархии и с детства наблюдал все прелести семейной жизни пары. Он никогда не делился подробностями, но, видимо, это было совсем не так, как пишут в книжках и показывают в фильмах… Сам знаешь, в маленьких городках свои законы, и если бы Джаред остался дома, то отец нашел бы ему подходящего альфу и заставил на нем жениться. Честно скажу, я сама всего не знаю, Джаред не любит говорить о своей семье… Когда ему исполнилось восемнадцать, он как-то умудрился сбежать из дома, приехал в Лос-Анджелес. Повезло зацепиться в кино. Ему было очень трудно одному, без помощи родных, но он выдержал и всегда старался держаться подальше от альф. Говорил, что у него не все в порядке с обонянием, поэтому их запах на него не действует. Я плохо разбираюсь, как между вами все должно происходить, но Джаред на самом деле никак не реагировал на альф, у меня была возможность убедиться. Поэтому я и решила, может, он действительно не совсем обычный омега и у нас выйдет что-то путное… И эструс у него всегда проходил на удивление легко - пара дней и без особых…
- Сэнди, может, мы обойдемся без физиологических подробностей?
- Да, извини… В общем, все шло прекрасно, пока он не встретил тебя. Во время съемок «Пилота» он мне чуть ли не каждый день звонил, рассказывал, с каким чудесным парнем познакомился и как ему нравится с тобой работать… Мне бы уже тогда заподозрить неладное, но Джаред ни разу не сказал, что ты альфа, я и не придала значения. Знаешь, он ведь раньше никогда мальчиками не интересовался…
Сэнди, наконец, управилась с готовкой, зато Дженсену резко стало не до еды.
Так вот откуда у Джареда страх перед установлением связи! Вот почему известие о том, что они пара, для него стало словно объявлением приговора!
- А потом вы встретились в том ночном клубе. Я, как только тебя увидела, сразу поняла, кто ты, и твои намерения тоже.
- Намерения? Да я случайно там оказался! Не было у меня никаких намерений.
- Может, в клубе - случайно, но это не имеет значения. Я же видела, как ты на него смотрел. Может, другой бы и не понял, а я однажды уже сталкивалась с парой, такое не забывается. Я сразу поняла, что ты его никогда не отпустишь. Тут у меня, конечно, нервы не выдержали, поэтому и устроила истерику: хотела его увести, уговорить отказаться от съемок… Глупо и бесполезно. Идиотка. Боялась его потерять, а сама подтолкнула в твои объятия. Кто же знал, что он сразу тебя в постель потащит… Он мне сам на следующий день позвонил и все рассказал. Это же Джаред. Когда-то мы поклялись ничего друг от друга не скрывать, вот он и решил быть до конца честным… Лучше бы соврал. Он клялся и божился, что это ничего не значит, что это только эксперимент… Но ты же его теперь не отпустишь, да?
- Сэнди, разве Джаред маленький ребенок? Отпустишь, не отпустишь… Зачем ты всё это мне сейчас рассказывала?
Как бы Дженсен ни гордился своей выдержкой, выслушивать подробности про личную жизнь Джареда от его бывшей девушки оказалось не так уж и приятно.
- Хочешь - верь, хочешь - нет, но я правда хочу Джареду счастья, даже если не со мной. Поэтому и пытаюсь тебе объяснить: будь с ним поосторожнее. Джаред очень боится быть парой. Ему с детства вдалбливали, что омега перед альфой - ничто. Если ты начнешь давить, он не сможет сопротивляться, а потом просто сбежит и будет до конца своих дней несчастен... Он до сих пор очень переживает свою ссору с родителями. А если у вас ничего не получится, то я даже не представляю, что с ним будет… Вот что я хотела тебе сказать.
- Хорошо, я тебя выслушал, теперь ты меня послушай. Мы с Джаредом - пара. В этом никто не виноват. Ни я, ни он. Это просто есть. Ты видела, что с ним вчера творилось? А все потому, что он решил поиграть со своей природой. Для него это чуть не закончилось болевым шоком и больницей. Нельзя отвергать самого себя, а его предназначение – быть со мной. Сегодня мы завершили установление связи, и я собираюсь взять на себя свою долю ответственности, но и ему придется взять свою. Возможно, я кажусь тебе чересчур авторитарным, но я такой, какой есть.
- Понятно… Ладно, я предупредила, а ты - как хочешь. Альфы же всегда самые умные, – последнее предложение прозвучало, как наивная попытка задеть, но Дженсен со школы привык игнорировать подобные выпады в свой адрес.
- Сэнди, я тебе не враг, но держись от Джареда подальше.
- Не надо, Дженсен, я не дура и не собираюсь вставать на твоем пути. С Джаредом я потом попрощаюсь, по телефону.
Девушка как-то грустно улыбнулась и направилась к двери. По правилам хорошего тона ее, наверное, следовало проводить, но Дженсен не стал.


****
Через два дня эструс у Джареда закончился, и они смогли наконец-то выбраться из дома и вернуться к работе. Вид у обоих был достаточно красноречивым, поэтому вызов к Крипке не стал неожиданностью. Эрик устроил им настоящий допрос с пристрастием. Узнав, что два его ведущих актера - альфа и омега, да еще к тому же и пара, глава шоу минут на пять потерял дар речи.
- А-а-а… почему мне никто раньше об этом не сказал?
- О чем?
- Ребята, да вы понимаете, что творите?! Омега играет альфу! Ладно, это мы еще переживем, хотя я уже предвижу критику и ехидные комментарии в прессе. Но то, что вы пара!.. Вы же играете братьев!
- Эрик, помнишь наш разговор? – Дженсен решил, что пора вмешаться.
- Какой еще разговор?
- Перед съемками Джареда в эротической сцене.
- Да причем тут это?! Я же не думал, что ты так прямо все воспримешь. Вам надо было только пройтись по краю. Полунамеки, взгляды. Немного пообниматься на публике, но все в рамках приличий. А сейчас что прикажете делать?
- Прежде всего, не нервничать. Осталось отснять последние пять серий. Я думаю, за это время ничего страшного не случится и никто ничего не заподозрит. Мы с Джаредом будем вести себя осторожно. Нам тоже лишняя шумиха не нужна. По крайней мере, пока.
- Ну хорошо. Все равно другого выхода нет.
За все время разговора с Крипке Джаред не произнес ни слова, как будто не о его работе и карьере шла речь. Как только течка пошла на убыль, Джаред снова забился в свою раковину, из которой его никак не удавалось вытащить.

Даже на поставленную метку омега никак не отреагировал.
Когда Джаред в первый раз подошел к зеркалу и начал рассматривать себя в нем так, словно видел в первый раз, Дженсен напрягся, ожидая возмущенных криков, а может - чем черт не шутит, случаются же иногда чудеса - жизнерадостных воплей. Но не дождался ни того, ни другого. Джаред внимательно разглядел синяк, осторожно потрогал его кончиком пальца - наверняка ощущения были болезненными – и, ни слова не говоря, отправился в душ.
И вопрос с жильем тоже решился на удивление легко. Дженсен предложил Джареду на выбор три варианта: переехать в квартиру к Дженсену, снять новую, более просторную, или жить вместе в его доме. Как он решит, так и будет. Джаред выбрал дом. В общем-то, ничего другого Дженсен и не ожидал, но отсутствие споров и возражений все равно смущало.
Не может быть, чтобы Падалеки, который больше полугода старательно делал вид, что ничего не чувствует и не понимает, так резко сдался. Это не укладывалось в голове. Неужели он так сильно перепугался прошедшего эструса?
Дженсен терпеть не мог недомолвок и неясностей, вся его натура требовала определенности. Хотелось схватить Джареда и трясти до тех пор, пока он не расскажет, о чем он думает, скрываясь за своей чертовой челкой, как за забралом, но чутье проснувшегося внутри зверя останавливало и призывало к осторожности. Если тебе достался такой немного странный омега, надо постараться его не спугнуть и доказать, что все пары живут по-разному. И им вовсе не обязательно копировать суровые порядки семьи Джареда.

****
Если на съемочной площадке все было прекрасно - съемочная группа то ли делала вид, то ли на самом деле ничего не замечала - но как только они ее покидали и оставались вдвоем, все шло вкривь и вкось.

Когда Дженсен привез свои вещи в дом Джареда, то в шутку спросил, какая комната выделена для него. Хоть он и предполагал, что спать они будут вместе, но соблюдать внешние приличия до заключения брака все же не мешало. В ответ Джаред смутился и пробормотал: «Выбирай любую».
- Вот прямо так? Любую? А если мне твоя спальня нравится? – разумеется, Дженсен шутил, надеясь хоть немного разрядить чересчур напряженную атмосферу, но результат его не просто удивил - напугал.
- Хорошо. Я сейчас ее освобожу.
- Эй! Ты что?! Я же пошутил! Джаред, это твой дом, и я не собираюсь выгонять тебя из твоей собственной спальни. Мы же с тобой вчера обо всем договорились и ты сам согласился, что нам следует жить вместе… Передумал?
- Нет, что ты! Прости, сам не знаю, что несу. Давай, я тебе помогу.
И он подорвался выхватить у Дженсена сумку.
- Да не надо мне помогать! Я пока еще в состоянии сам донести свои шмотки… Можно я займу гостевую спальню на первом этаже? Согласен?
- Ладно. Только она маленькая…
- Ничего страшного. Кровать же помещается.
Гостевая спальня и правда больше походила на кладовку, в которой по недоразумению прорубили окно, чем на нормальную комнату. Но Дженсен надеялся, что ему все же не придется в ней ночевать. Или Джаред опять решил сучить?
Когда он развешивал рубашки и штаны в микроскопическом шкафу, Джаред снова появился на пороге.
- Будешь ужинать?
- Обязательно. А что ты готовишь?
- М-мм… я не очень-то умею. Обычно заказываю что-нибудь из ресторанчика неподалеку, у них очень вкусно, почти по домашнему… Но если ты хочешь, чтобы я научился готовить…
- Стоп, стоп! Давай договоримся: ты не готовишь, не стираешь, не гладишь, а я не охочусь на мамонтов. Идет?
- Идет.
Джаред несмело улыбнулся и продолжил наблюдать, как Дженсен тщательно расправляет на вешалке рубашку.
- Так что, заказывать ужин?
- Заказывай. Я согласен на все что угодно, жрать хочу - умираю!

Еда и правда оказалась вкусной, и Дженсен не успел заметить, как расправился со своей порцией. Джаред, который обычно отличался незаурядным аппетитом, на это раз почему-то тормозил и к концу ужина все еще ковырялся в тарелке, но заметив, что Дженсен закончил, тут же вскочил из-за стола.
- Ты же еще не доел.
- Аппетита нет. Ты иди, отдыхай. Я уберу.
Опять!
Нет, Дженсен не любил мыть посуду, даже если это - всего-навсего сложить тарелки в посудомоечную машину, но поведение Джареда начинало его не на шутку беспокоить.
- Подожди ты со своей уборкой, давай поговорим и решим, как мы будем вместе жить.

Черт возьми, насколько все проще было, пока они с ума сходили от желания!
Правда, с желанием и сейчас проблем не было, по крайней мере, со стороны Дженсена. Он с удовольствием бы завалил своего омегу на диванчик, кровать, ковер или просто прижал к стенке и хорошенечко оттрахал. Прошел целый день, и Дженсен дико соскучился. Но Джаред вел себя так отстраненно, что горячий секс, похоже, откладывался на неопределенное время. Дженсен тяжело вздохнул, мысленно досчитал до ста и дал себе слово быть терпеливым!
«Терпение! Джаред - твоя судьба, а ты давно знаешь, какие у судьбы представления о счастье, ничего не изменилось, радуйся, что парень лишен только обоняния».

Джаред послушно оставил посуду и направился в гостиную.
Вот именно – послушно. Не подколол «раскомандовался тут», не огрызнулся «ага, а посуда уберется сама», а будто так и должно все происходить, будто Дженсен имеет право…
В гостиной Джаред уселся на диван, сложил руки на коленях, всем видом демонстрируя готовность внимать.
Дженсену хотелось ругаться, причем исключительно нецензурно.
- Хватит валять дурака! Джаред, прекрати вести себя как долбанная домохозяйка! Между нами ничего не изменилось. Только теперь мы вместе…
И тут неожиданно все показное равнодушие и покорность слетели с омеги, как будто их никогда и не было. Он уперся злым взглядом в Дженсена и начал чуть ли не шипеть:
- Ничего? Ты уверен? А если я захочу завтра один сходить в бар с ребятами, ты не станешь возражать? А уехать на уик-энд к другу в Лос-Анджелес мне можно? А отказаться с тобой спать? Правда, ничего не изменилось?! Ты поставил мне эту проклятую метку и связал нас в пару! А меня ты спросил, хочу я ли этого?! А Сэнди ты выставил ночью из дома и запретил ей ко мне приближаться на пушечный выстрел - это как, по-твоему? Я могу с ней встретиться или мне надо у тебя спрашивать разрешения? И что, ты мне его дашь? И как вообще мне быть с моими друзьями, ты их профильтруешь на благонадежность или запретишь всех скопом? О новых я уже вообще молчу! Ничего не изменилось?!.
Дженсен растерянно слушал эту почти истерику. Конечно, он догадывался, что будет сложно, но и близко не предполагал - до какой степени. Что же там у Джареда была за семья, если у него сложилось такое странное представление о семейной жизни?
- Джаред, Джаред, успокойся! – Дженсен пошел к парню, сел рядом на диван и попытался обнять. Джаред продолжал выкрикивать обвинения, но Дженсен не обращал них внимания. Это только нервы, как он мог забыть, какие омеги чувствительные и как обожают придумывать проблемы на пустом месте, а нужно-то всего-навсего крепко прижаться друг к другу, вдохнуть запах - и все проблемы отойдут на задний план.
Дженсен ткнулся носом ему в ключицу и лизнул голую кожу. Немного солоновато - Джаред до сих пор не был в душе - но это ерунда. Вкус и запах омеги сводил с ума как в первый день знакомства, они не надоедали, не теряли своей остроты и новизны, это шло в разрез с наукой и опытом, но было суровой реальностью. Рецепторы Дженсена каждый раз сходили с ума, стоило ему вдохнуть притягательный аромат своей пары.
- Успокойся… Конечно ты можешь встречаться с кем хочешь и ходить куда хочешь… Джаред, ну неужели ты до сих пор не понял? Ты что, слепой? Почему ты меня считаешь какой-то сволочью? Я от тебя с ума схожу, разве я хоть раз сделал с тобой что-то насильно? Ты же чувствуешь, что мы должны быть вместе, только почему-то признавать этого не хочешь. Сам все время зовешь, а потом пытаешься сделать вид, что это ничего не значит. Почему?.. Думаешь, мне так легко себя контролировать? Ну не помню я, как поставил метку! Но ты же ни разу не воспротивился, ни разу не сказал «не надо»… Тебе, значит, можно голову терять, а мне нет? Удобно…
От ласковых слов и поцелуев Джаред расслабился, перестал вырываться и говорить обидные слова. Стоило им соприкоснуться телами и все непонимание между ними сразу испарялось без следа. Дженсен с сожалением думал, что наверняка все у них наладилось бы гораздо быстрее, если бы они могли провести пару недель, не вылезая из кровати. Там же есть, пить и… жаль, для похода в туалет все же пришлось бы разлучаться!
- Прости, Дженсен, несу сам не понимаю что. Давай лучше пойдем в спальню. Да-да… Потом поговорим…
А в спальне предсказуемо стало не до разговоров. Вот так и поговорили.
Иногда Дженсен сам себе напоминал сапера, идущего по минному полю. Настроение омеги зависело от кучи причин, большинство из которых было невозможно предугадать. Такой открытый, общительный, душа компании на людях, стоило ему переступить порог дома - и он словно сбрасывал маску. Мог весь вечер провести, свернувшись клубком на диване, всем телом прижимаясь к Дженсену и тупо пялясь в телек, а мог, наоборот, быть неожиданно веселым и возбужденным, прикалываться, шутить, а потом ночью так жадно требовать секса, словно они завтра расстанутся навсегда.

Поначалу Дженсен еще пытался разобраться, когда кончается игра и начинается реальность, а потом решил, что ему нужен любой Джаред. Омегу явно что-то беспокоило, что-то, о чем он пока не хотел или не был готов говорить, и именно это не давало ему окончательно принять их отношения. Что ж, тут поможет только время и терпение.
Но Дженсен не собирался сидеть сложа руки и ждать у моря погоды, поэтому решил устроить своей паре небольшой сюрприз.

С тех пор как они поселились вместе, Дженсену еще ни разу не пришлось воспользоваться своей спальней, и Джаред иногда ворчал, что он его обдурил. Если бы они поменялись комнатами, то Джаред имел бы возможность хоть иногда спать спокойно. Дженсен не воспринимал это недовольство всерьез, у Джареда был нормальный сексуальный аппетит здорового двадцатидвухлетнего парня, и уж меньше всего ему требовался покой в постели.
Вот и сегодня вечером Джаред разделся первым и раскинулся на кровати, провокационно раздвинув ноги. Дразнился. Впереди их ждал выходной, и Джаред явно намеревался извлечь из этого максимальную выгоду. Когда он так специально выставлялся, это значило, что Дженсену придется полночи уламывать строптивца. А вот и не угадал! Сегодня все будет совсем не так. Дженсен залез в самый дальний закуток шкафа, где у него уже несколько дней стояла припрятанной небольшая коробка.
- Что там у тебя?
От любопытства Джаред даже высунул кончик языка, а в глазах забегали чертенята. Интересно, что он там себе навоображал?
- Сейчас увидишь.
Дженсен открыл крышку и вытащил блестящие наручники.
- Ну как? Нравятся?
- Это для меня? – всю веселость Джареда как рукой сняло.
- Нет, для меня. – Джаред явно этого не ожидал, и Дженсен поздравил себя с удачной идеей.


- Как - для тебя?
- А как бы тебе хотелось? – Дженсен от души наслаждался замешательством любимого.
- Не знаю… Я никогда ничем таким не занимался.
- А тут ничего «такого» и нет. Вот это - ключ, а защелкиваются они автоматически. Ключ нужен, чтобы открыть. На, возьми, потренируйся.
Джаред нерешительно взял из рук Дженсена наручники и ключ. При этом у него был такой вид, словно они могли сами извернуться и сковать его.
- Ого, тяжелые! Где ты их раздобыл?
- Конечно тяжелые, не наша бутафория. Это настоящие. Где взял? Места надо знать. Ну, давай, попробуй.
Пока Джаред возился с ключом, Дженсен разделся и тоже забрался на кровать. Когда неделю назад ему в голову пришла эта мысль, она уже тогда вызывала у него возбуждение. Сейчас же, когда он смотрел, как Джаред, сосредоточенно возится с наручниками, на него накатило по новой. Вот уж чего он в себе никогда не подозревал, так это желания быть связанным. Но Дженсен понимал: его возбуждает не беспомощность, а то, что Джаред будет все делать сам. Сам! Дженсен хотел получить Джареда полностью, до донышка, ему нужно было, чтобы он доверял, а пока этого не было и в помине. Да даже эта реакция на наручники, когда Джаред в первый момент подумал, что они для него - он же откровенно испугался. Не было любопытства, интереса: а давай попробуем по-другому? Нет, это был страх и покорное согласие. Словно омега давно ждал чего-то такого и, наконец, дождался.
- Ну что, понял, как там все работает?
- Да тут ничего сложного… И что мне с ними делать?
- Я же сказал - как тебе больше нравится. Я сам ни разу не пробовал, так что мне без разницы.
- Не пробовал? А тогда зачем?..
- А если скажу, что решил немного побездельничать? – Дженсен надеялся за шутливым тоном спрятать тревогу. Неужели ничего не получится и Джаред откажется?
- Вот я что-то такое и подозревал.
- Ну давай, что ты так нервничаешь? Если уж на то пошло, это я должен переживать. Может, в первый раз ничего особо сложного придумывать не будем? Ты мне руки просто сзади закуешь?
- Нет, сзади неудобно. Давай так, как в кино - к спинке кровати. Только постарайся мне ее не сломать. Не знаю, рассчитана ли она на такое использование.
- Если сломаю, то съездим и купим новую, покрепче…
Дженсен улегся на спину и вытянул руки вверх, а Джаред протянул цепочку через нижнюю перекладину и защелкнул кандалы.

Как ни странно, но расчет Дженсена полностью оправдался. Как только Джаред получил его в свое полное распоряжение, беспомощного и возбужденного, вся его растерянность и сомнения исчезли без следа. А вот Дженсен чувствовал себя совсем не так уверенно, как пытался показать. Все инстинкты альфы кричали, что он не контролирует ситуацию, а значит - находится в опасности. И Джаред никак не помогал справиться с подступившей паникой. Наоборот, поначалу явно растерявшийся, он быстро взял себя в руки, глубоко вдохнул, и вдруг выражение его лица изменилось. Перед Дженсеном стоял не милый и безобидный омега, а хитрый и жестокий, не останавливающийся ни перед чем альфа.
- Хочешь поиграть, Дин?
Дженсен хотел возразить: «Какого черта, Джаред?», но стоящий сейчас перед ним парень никаким Джаредом не был. Сэм! Что ж, хорошо, Дженсен сам все это затеял и не собирался отступать.
- Сэм, развяжи меня! Эта сучка оказалась предательницей, как я и думал.
Джаред-Сэм сел на кровать и провел рукой по обнаженной груди дергающегося в оковах Дженсена-Дина.
- Развязать? Ты уверен?
- Разумеется! Какого черта ты творишь?! - Это рука Джареда добралась до его возбужденного члена и принялась бесцеремонно дрочить.
- А разве непонятно?
Джаред-Сэм с усмешкой наклонился и неожиданно прикусил сосок Дженсена-Дина, а потом нежно зализал его. Не способный увернуться от этой ласки на грани боли, альфа невольно дернулся и не смог сдержаться:
- Сэм! Прекрати!
- Прекратить? Ты уверен?
«Да! Уверен!»
Только язык не слушался, и с губ срывалось что-то совсем не мужественное, какой-то долбаный скулеж. Неужели эти звуки издает он?
А Джаред тем временем оставил в покое его соски и спустился поцелуями в пах, туда, где давно стояло, истекало смазкой и требовало внимания. Но если Дженсен надеялся на это самое внимание, то сильно заблуждался. Джаред только небрежно лизнул языком самую головку, дразня и обещая. Черт, кому нужны пустые обещания? Дженсену уж точно они были ни к чему. Если бы не проклятые наручники, он бы заставил этого наглеца не филонить, а заняться делом!
- Джаред, пожалуйста… возьми в рот.
- Дин, никакого Джареда здесь нет. Или вы тут собирались замутить групповушку?
- Сэм, черт побери! Возьми в рот!
- Какая экспрессия! Я рассмотрю твое предложение, если ты меня попросишь как следует.
Джаред легко переместился наверх и заткнул рот Дженсена поцелуем. Очень уверенным поцелуем. Это точно его Джаред?
- Дин, ты такой охуенный, я с ума по тебе схожу. Но ты все время делаешь вид, что ничего не понимаешь. Думаешь, мне была нужна та бета? Я хотел, чтобы ты начал меня ревновать.
- Джаред… Сэм, я…
- Тш-ш… Молчи. Просто помолчи.
Джаред снова принялся покрывать легкими укусами-поцелуями шею и грудь Дженсена, а промежностью тереться о его член. Дженсен отлично ощущал ответный стояк своей пары, так хотелось дотронуться, приласкать, ощутить в руке приятную тяжесть чужого желания… Да какой идиот придумал этот бред с наручниками? Кому вообще может такое нравиться?
Тем временем омега снова спустился к его паху и забрал в рот мошонку. Его язык облизал по очереди каждое яичко, а потом добрался до… Нет, нет!
- Джа… Сэм, ты с ума сошел?! Куда лезешь?
- М-м-м… мне нравится, ты тут такой нежный и совсем-совсем невинный... Так приятно обнаружить что-то девственное, то, где первым буду я.
И Джаред принялся энергично вылизывать языком промежность и анус своего альфы. Коктейль был просто дьявольским: смущение, возбуждение, удовольствие, беспокойство - а что, если Джаред не остановится и игра зайдет слишком далеко? Дженсен и сам не знал, чего он хочет. Страх неизвестности и необычно приятные ощущения как качели раскачивали его сознание между «Прекрати немедленно!» и «Боже, только не останавливайся!».
Запах Джареда приобрел новый оттенок. Точно, он пах уверенностью! Значит все не зря и Дженсен был прав! Только бы эта застенчивая ромашка не увлеклась и не трахнула его. Дженсен понял, что не готов настолько расширить свои границы.
Пока не готов.
Но Джареду хватило ума ограничиться риммингом, при этом рукой он не прекращал надрачивать член Дженсена и ласкать мошонку. Но так нежно и неторопливо, что у альфы не было никакой возможности кончить или даже приблизиться к оргазму. Это была настоящая эротическая пытка, и Дженсен сначала требовал, потом угрожал и, в конце концов, принялся умолять Джареда прекратить утонченное издевательство и дать ему кончить. Пусть не в задницу, но рукой-то можно работать пожестче?!
Наконец Джаред то ли сжалился, то ли просто устал слушать жалобные стоны пары и насадился сверху на жаждущий разрядки член. Последним усилием воли Дженсен постарался затормозить образование узла. Пусть этот засранец немного поработает!
Но надолго его, разумеется, не хватило. Дженсену был уверен - у него в яйцах скопилось столько спермы, что за один раз ей всей просто не излиться, но он не учел способности омеги выжимать альфу досуха. Раз за разом стенки кишки сжимались вокруг попавшего в плен члена, выдаивая из него один оргазм за другим, и казалось, конца этому не будет.
А потом Джаред, с трудом попадая ключом в замок, отомкнул проклятые наручники. Дженсен с облегчением опустил руки, обнял своего непредсказуемого омегу и дал себе слово сто раз подумать, прежде чем в следующий раз пускаться в эксперименты.



Глава 7


Вот и подошел счастливый и одновременно немного грустный момент: отсняты последние сцены финала, съемочная группа и актеры устроили прощальную вечеринку, на которой все напились в хлам. Впереди всех создателей и участников шоу ждал летний хиатус, отдых и свобода. Позади остались десятичасовые съемки, надоедливый ванкуверский дождь и постоянное желание выспаться.
Первый сезон оказался очень успешным в плане рейтинга, и хотя большие боссы все еще не приняли окончательного решения о продолжении съемок сериала – какие-то заморочки со сменой владельца канала – но шансы на продолжение были очень хорошими. А даже если и нет, Дженсен все равно не расстраивался. Сезон вышел очень достойным, и ему не в чем было себя упрекнуть. Как актер он выложился на сто процентов, и, к тому же, произошло главное – он нашел свою пару, своего Джареда!

Они пока так и не договорились, где проведут лето. Дженсен считал, что им следует познакомить друг друга с родителями. Своим он уже звонил и осторожно намекнул на возможное изменение семейного положения, чем привел в восторг и разбудил неуемное любопытство. Мама забросала его вопросами: «Кто она? Не она? Он? Тогда кто он? Откуда? Из какой семьи? Тоже из Техаса? Из Сан-Антонио? Так близко! Обязательно приезжайте!».
А вот Джаред старательно уходил от разговоров о своей семье и никакого желания знакомить их с Дженсеном явно не испытывал. Дженсен, конечно, помнил про рассказ Сэнди, но ему никак до конца в него не верилось. Может, все же девушка немного преувеличила или Джаред в своем юношеском максимализме и омежьей чувствительности слегка драматизировал ситуацию? В любом случае ему необходимо было получить согласие главы клана Падалеки на их брак. Ведь отец Джареда – альфа, а значит, Дженсен не может игнорировать его мнение.
Вот только Джаред наотрез отказывался сообщать семье о том, что нашел свою пару, и это здорово задевало самолюбие Дженсена. Неужели он настолько плох, что традиционная семья не захочет признать его достойным мужем для их сына?
Ответ оказался неожиданным.


Дженсен вернулся из поездки по магазинам. Через три дня исполнялся ровно год их знакомства, и Дженсену сентиментально хотелось подарить Джареду что-нибудь этакое на память об их первой годовщине. Нетривиальное, но и не шибко пафосное. На кольцо он не решался, опасаясь, что его пара расценит это как… черт знает – как! Но с кольцом пока стоило повременить.
Однако, пройдя пару магазинов, Дженсен понял, что переоценил свои силы. Шопинг никогда не был его любимым занятием, а когда еще ищешь «не знаю что, не знаю где», то это раздражает вдвойне. Поэтому он решил, что сегодня вечером они банально сходят в ресторан. Все же иногда с женщинами проще, для них любая золотая побрякушка с бриллиантами – писк и восторг.

- Джаред, я дома. У тебя дверь нараспашку…
Дженсен отлично помнил, что, уходя, запер дверь на ключ, потому что Джаред дрых без задних ног наверху, в спальне, а оставлять дом открытым он побоялся. Но увидев сидящего на диване в гостиной незнакомого мужчину, Дженсен сразу же позабыл и про дверь, и про подарки. Высокий, немного полноватый гость, без сомнения, был альфой, а на любого альфу, находящегося в непосредственной близости от Джареда, Дженсен реагировал одинаково: враждебно и подозрительно. Откуда этот незнакомец взялся в их доме и почему Джаред сидит напротив, в кресле, с видом провинившегося мальчишки?
- Знакомься, Дженсен, это мой отец. Папа, это Дженсен.
- Здравствуйте. – Неясная тревога, возникшая при первом взгляде на мистера Падалеки, не желала уходить, и улыбка Дженсена вышла далеко не такой радостной, как полагалось бы при знакомстве с отцом своей пары. – Джаред не говорил мне о вашем приезде. Поэтому я не знал… Кхм, рад познакомиться.
- А вот я не могу сказать, что рад знакомству. - Мужчина небрежно скользнул взглядом по вошедшему Дженсену, откровенно проигнорировав его приветствие, и снова уставился на замершего словно заяц перед удавом Джареда.
- Папа! – голос Джареда звучал возмущенно, но при этом как-то по-детски неуверенно. Он явно боялся открыто перечить отцу. Зато Дженсена такое открытое хамство мигом привело в бешенство. Ах так, даже не даем себе труда быть вежливыми?! Тогда и он не обязан проявлять тактичность! А он-то, дурак, еще не хотел верить... Да одной реакции Джареда на метку было достаточно, чтобы понять, какое сокровище досталось парню в папаши!
- А почему, позвольте спросить? Вы меня совершенно не знаете, а уже делаете выводы.
- Да что мне про тебя знать? – мужчина презрительно скривил губы и окинул Дженсена с ног до головы брезгливо-оценивающим взглядом, словно на невольничьем рынке покупал себе раба. У Дженсена даже холодок по спине пробежал от вставшей перед глазами картинки. Несмотря на возмущение, он не мог не почувствовать чужую силу. Отец Джареда был очень сильным альфой и очень непростым. При любых других обстоятельствах Дженсен сто раз бы подумал, прежде чем попытаться встать на пути подобной силы, но сейчас у него не было выбора. За свою пару он готов сражаться с самим дьяволом!

- Ты только вошел, а я уже все про тебя понял. Ты же случайный альфа! Не так ли? – слово «случайный» Падалеки скорее выплюнул, чем произнес – столько презрения звучало в его голосе в это момент.
- Случайный альфа? Не понимаю…
- Вот и я о том же. Джаред, как тебя угораздило связаться с такой швалью? Тебе совсем плевать на кровь?
- Простите, мистер Падалеки, но вам не кажется, что вы должны объясниться?
- Я ничего никому не должен, а уж тем более – тебе! Но так и быть. Ты из семьи обычных бет, вся твоя альфовость – результат случайного стечения обстоятельств, и нет никакой гарантии, что она передастся твои детям. Даже наверняка не передастся. Ты тупик! Пшик! Ничто! Джареду нет никакого резона связываться с тобой.

Вот тут Дженсен на мгновение даже растерялся. Нет, он, конечно, многое предполагал, но то, что отцу Джареда может не понравиться его родословная… Это в голове не укладывалось!

- А что, есть более надежные варианты? – Дженсену весь разговор казался бредом.
- Разумеется есть. Есть старинные роды, в которых в каждом поколении – в каждом! слышишь, щенок? – рождаются альфы и омеги. И Джаред из такого рода. Он с детства был обручен с альфой из рода… Впрочем, тебя это не касается. А я-то, старый дурак, поддался на уговоры и разрешил ему немного пожить самостоятельной жизнью до вступления в брак. И что я узнаю? Джаред, ты помнишь, о чем мы договаривались?
- Помню. Но, папа, так бывает! Дженсен – моя пара. Что я мог сделать?
- Твоя пара – Брэйди! А этот парень – твоя ошибка! Все, разговор окончен! Я забираю тебя домой. Хватит тратить время на ерунду. Я думал, что ты достаточно разумен и заслуживаешь доверия, но вижу, что ошибался.
Дженсена все больше охватывало ощущение нереальности происходящего. Просто кино про влюбленных и их родителей, которые настроены против. Но разве такое бывает в двадцать первом веке? В Америке?
- Э… мистер! Вы что несете? Джаред и я – пара! На нем стоит моя метка. Вы уже ничего не сможете изменить!
- Молодой человек, я сейчас не с вами разговариваю. У Джареда есть определенные обязательства. Очень серьезные обязательства! А ваша метка – всего лишь досадное недоразумение. Поверьте, я в состоянии разорвать вашу связь и избавить своего сына от вас.
- Папа, но я люблю Дженсена! У нас все по-настоящему, а Брэйди мне никогда не нравился!
- Причем тут любовь? Джаред, вы с Брейди – идеальная пара! У вас совпадение по всем генетическим параметрам. Ваши дети обязательно будут либо альфами, либо омегами. Вероятность зачатия бет в вашем союзе меньше десяти процентов! Джаред, вы с Брэйди – идеальная пара! А с этой ошибкой природы ты нарожаешь кучу бет! Ты этого хочешь? Кстати, насколько я понимаю, он даже обрюхатить тебя не смог? Ты уверен, что вообще сможешь понести от него? Джаред, это же недоразумение, а не альфа!
Выносить этот поток оскорблений Дженсен был больше не в силах. А видеть свою пару, покорно выслушивающую весь этот бред про генетику и здоровое потомство – тем более. Но выгнать отца Джареда из дома его сына он тоже не мог, не драку же затевать с будущим родственником. Оставалось уйти самому.
- Пожалуй, я пойду, еще немного прогуляюсь. Джаред, позвони мне, когда твой отец покинет дом. Всего хорошего. Беру свои слова о «приятном знакомстве» обратно.

И, постаравшись так хлопнуть дверью, чтобы весь дом содрогнулся, Дженсен выскочил на улицу.
Надо прогуляться и обдумать все, что он узнал за последние полчаса.
Обдумать! Спокойно!
Но никакого спокойствия не было и в помине. Внутри клокотала первобытная ярость: на его пару пытался предъявлять права чужой альфа! И неважно, что этот альфа – отец Джареда. Как он посмел, как у него язык повернулся сказать о прерывании связи! И оказывается, существует еще какой-то Брэйди, с которым Джаред обручен чуть ли не с детства! Ну ни фига себе поворотец сюжета! И все это он узнает вот так, походя, между делом!
А если бы папаша не объявился, Джаред так и молчал бы? Но почему? Думал, что все обойдется и рассосется само собой? Разве такие вещи скрывают от тех, кого любят?
Стоп, стоп!
Любят?!
Черт, как же Дженсен сразу не обратил внимания! Впервые за время их знакомства Джаред сказал, что любит. Дженсену так давно хотелось услышать от Джареда это признание, а тут он даже его не услышал, так разозлился. Какой же гад этот мистер Падалеки! Испортил такой момент, хотя, возможно, если бы не его приезд, Дженсену еще долго пришлось бы ждать от омеги подобной откровенности.
Любит, любит, любит!
Вся злость и ярость тут же исчезла без следа. Если они любят друг друга, то им не страшен никто.


Тут неожиданно начал трезвонить телефон, и Дженсен, чертыхаясь, зашарил по карманам. Неужели мистер Падалеки так быстро ушел?
Но нет, это была всего-навсего Дэннил.
- Привет! Ты немного не вовремя…
- Да? А как насчет новости, что вас продлили на второй сезон? Тоже не вовремя?
- Продлили? Правда?
- Нет, я решила пошутить. Так что можете, ребята, закатывать вечеринку и напиваться до поросячьего визга. Вам светит великое будущее!
- Спасибо. Только не знаю… Может, ничего и не выйдет.
- Ты там оглох или резко поглупел от счастья? Я тебе только что английским языком сказала, что вас продлили, а ты мне лепечешь о том, что что-то может не выйти. Что там у вас произошло?
- Многое. Слушай, давай я тебе попозже все объясню. Сначала мне надо самому во всем разобраться… Пока, Дэннил, я тебе перезвоню.
Дженсен прервал звонок – не надо ничего ни с кем обсуждать, пока он не поговорит с Джаредом и не выяснит все до конца.

Ноги, кажется, сами принесли к ближайшему бару, но, уже взявшись за ручку, Дженсен резко передумал. Пить сегодня было явно плохой идеей, а вот поговорить с кем-то, кто смог бы ответить на вопросы – стоит. И тут Дженсена осенило – Морган! С кем еще обсуждать их запутанные отношения с Джаредом, как не с тем, кто с самого начала был в курсе всех перипетий?
- Алло, Джеффри, привет. Мне надо с тобой поговорить. Очень срочно.
- Дженсен? Привет. У меня, вообще-то, самолет через три часа, но если успеешь – приезжай.
- Успею.
- Адрес помнишь?
- Помню.
- Тогда до встречи.

Дженсену уже приходилось бывать в маленькой квартирке, которую студия снимала для Джеффри Моргана. Это случилось после одного достопамятного посещения бара. Они тогда здорово надрались и умудрились влипнуть в драку. Какой-то мудак прицепился к Джареду, Дженсен завелся в ответ и врезал мужику по яйцам. К несчастью оказалось, что парень отдыхал не один, а в компании, которая тут же поспешила на выручку другу. Остальные посетители с удовольствием приняли участие в бесплатном развлечении, и вскоре бар напоминал сцену из какого-нибудь голливудского блокбастера. На их счастье, Джеффри приметил проход на кухню, и они улизнули через него, успев избежать встречи с полицией. Стоило Дженсену представить перекошенную морду Крипке, если бы тому пришлось вытаскивать их из полиции, и поток нравоучений, который бы вылился на его голову, и он начинал вдвойне радоваться спасению.
Вот тогда они и продолжили вечер в квартире Джеффри, которая располагалась поблизости от того злосчастного бара.

Поднявшись на третий этаж, Дженсен позвонил и услышал приглушенный дверью крик:
- Не заперто!
Судя по беспорядку, творившемуся в квартире, хозяин только час назад вспомнил про отъезд.
- Привет. Давай по-быстрому. Что у тебя стряслось?
- Джеффри, я даже не знаю, как начать…
- Дженсен, у меня самолет через три часа, а еще до Аэропорта добираться. Обойдемся без предисловий.
- Ты что-нибудь знаешь о случайных альфах?
- Опа! Где это тебе удалось нарваться на традиционалиста?
- На кого?
- Традиционалисты. Есть такая небольшая община в Техасе. Они придерживаются мнения, что омеги и альфы неоправданно лишены своих привилегий. Считают, что в современном обществе слишком принижена роль омег и альф, и выступают за отмену девятнадцатой статьи конституции о равенстве прав между бетами, альфами и омегами. Ну и так далее.
- И что?
- Вот эти чудики считают, что только их семьи избранные, а все остальные альфы и омеги – так, недоразумение. Фанатики, одним словом.
- А ты откуда это все знаешь? Я никогда про них не слышал.
- Неудивительно. Это довольно скрытная община, они не особо любят распространять про себя информацию, а я в курсе, потому что у племянника муж как раз из этих борцов за чистоту крови.
- И как же им удалось пожениться? Я так понял, что они чужаков не любят.
- Что значит «не любят»? Им же нужна свежая кровь, не идиоты. И потом, у меня тоже более-менее традиционалистская семья… А почему тебя вдруг все это заинтересовало?
- Да потому что я сегодня имел счастье познакомиться с отцом Джареда, и первое, что он заявил, как только меня увидел – «случайный альфа»! И это так прозвучало, словно… ну, не знаю, словно я червяк какой-то. А дальше еще хлеще. Он никогда не разрешит Джареду иметь дело со столь недостойным типом.
- Джаред из семьи традиционалистов? Хм. Да, парень, вот это тебе повезло. Ну, или не повезло. Как посмотреть. Пошли-ка в комнату.

Они прошли в совершенно разгромленную гостиную. Везде валялись разбросанные вещи, на столе, раскрыв пасть, стоял полусобранный чемодан.
- Ты что, еще не собрался? Я тебя отвлекаю?
- Ничего. Уже почти все сложено. Это я вспомнил, что в Эл-Эй тепло, и искал футболку или рубашку с коротким рукавом, так конечно же, по закону подлости, я их засунул на самое дно. Вот и пришлось все выворачивать.
Дженсен поискал глазами, куда бы притулится, чтобы ненароком не приземлиться пятой точкой на какую-нибудь нужную одежку, не нашел и решил постоять, прислонившись к стенке.
- Ты уж договори, и я пойду. Почему мне повезло? И почему не повезло?
- Повезло, потому что омег в таких семьях воспитывают в традициях поклонения перед альфой. Любое твое слово - закон. Альфакратия в чистом виде. Да ты, наверное, уже и сам понял. А не повезло… У них все решает глава семьи. Если ты ему не понравился, то Джареда тебе не видать как собственных ушей.
- Ты шутишь? Двадцать первый век на дворе. Какая альфакратия? Ты в своем уме?
- Я-то в своем, а ты, прежде чем возмущаться, послушай. В этих семьях из поколения в поколение рождаются альфы и омеги. И, конечно же, идет накопление опыта в обращении с врожденными способностями, свойственными этим статусам. Вот что ты умеешь как альфа?
- А что я должен уметь? – Дженсен растерялся от поворота разговора. Не день, а сплошные открытия.
- Например, быть чертовски убедительным. У тебя и у меня это проявляется в актерской игре. Признайся, тебе сложно играть?
- Играть? Да нет, не особо. А что?
- Вот это одна из способностей альфы. А если бы ты ее развивал, то вообще мог бы убедить любого не-альфу в чем угодно. Сила внушения. Это только пример, если честно, я не особо в этом разбираюсь, моя семья уже лет сто как вышла из общины и не придерживается их порядков. Я и знаю-то все это только из рассказов дедушки, он мне маленькому на ночь любил сказки рассказывать. Может, и врал, но все равно не стоит тебе ссориться с отцом Джареда.
- Я и не собирался с ним ссориться. Но он мне рта раскрыть не дал! Сразу набросился с оскорблениями и обвинениями.
- Неудивительно. Ты же его продолжателя рода, его ненаглядного омегу собрался забрать из семьи. Традиционалисты помешаны на крови и передаче статусов альфы и омеги из поколения в поколение. Не дай бог на ком-то прервется! Трагедия! А тут ты со своей подозрительной родословной, вот нервы и не выдержали.
- И что же мне делать?
- Воевать с мистером Падалеки я тебе не советую. Попытайся все решить миром, убеди его, что из тебя выйдет хороший партнер для его сына. Это единственная возможность… Слушай, мне пора бежать, такси наверняка уже ждет. Звони, держи в курсе, как там у вас все разрулится. Увидимся через два месяца… Да, мы тут с тобой заболтались, я и забыл тебя поздравить со вторым сезоном. Молодцы! Так держать!
- Спасибо. Тебе тоже всего хорошего и удачного полета.
- Держись тут и не унывай. Все образуется!
Еще вчера Дженсен был бы на седьмом небе от счастья из-за известия о продолжении шоу и от похвалы Моргана. Но сейчас все это резко отошло на задний план и перестало иметь значение.


Выйдя на улицу, Дженсен услышал пиканье, извещающее о пришедшем на телефон сообщении.
«Отец уехал. Приезжай».
После сумбурного разговора с Морганом все стало еще непонятнее и страшнее, Дженсен неожиданно испугался, что сейчас просто не застанет Джареда дома. Вдруг старший Падалеки и правда выполнит свою угрозу и заберет Джареда с собой? После услышанного от Джеффри это уже перестало казаться невероятным. Но опасения оказались напрасными, Джаред его ждал и начал разговор первым:
- Прости меня, пожалуйста, за то, что все сразу не рассказал!
- Э-э-э… а почему скрывал?
- Сам не знаю. Поначалу я тебе не верил. Уж на кого, а на альф я насмотрелся за свою жизнь… И когда про тебя узнал, то поначалу хотел по-глупому тебе отомстить. Не тебе лично, а всем вам… Сам не знаю, что на меня вдруг нашло, раньше я никогда так не поступал, а на тебе меня просто переклинило… Я же знаю, как мой запах на альф действует, вот и вешался на тебя все съемки «Пилота». Видел, что ты бесишься, и радовался. Понимаю, по-детски выглядит, но что поделаешь - вот такой я идиот. А потом все слишком далеко зашло, я к тебе привык. Ты был всегда такой спокойный, невозмутимый, не обижался, и я неожиданно понял, что мне с тобой надежно… Я никогда не понимал и не любил альф. У нас в школе даже классы раздельные. Альфы не учатся ни с омегами, ни с бетами и держатся всегда немного заносчиво. Этакие хозяева жизни, хотя, в принципе, так оно и есть. А тут ты! Такой обычный, будто… омега. Я и сам не заметил, как влюбился. То есть не влюбился, не знаю, … скорее всего, ты на меня действовал на каком-то другом уровне. Может, там, вибрации какие… но когда съемки закончились, я понял, что не хочу с тобой расставаться. Ох, и струхнул я тогда! Это же, выходит, то, от чего я сбежал из дома, меня все равно догнало… А потом увидел тебя в клубе… Признавайся, ты ведь тогда хотел трахнуть того красавчика?
- Какого еще красавчика? – Дженсен и правда не помнил никаких красавчиков.
- Не знаю, тебе виднее… Я тогда в первый раз понял, что значит «твой альфа». Мне казалось, я могу твои мысли читать так, словно мы на одной волне. И когда сообразил, что ты сейчас этого блондинчика снимешь, у меня аж в глазах потемнело. Я не мог тебе этого позволить! Откуда только наглость взялась - пригласил тебя в нашу компанию. У меня от ревности крышу сносило, поэтому и напился, и с Сэнди поссорился. И тогда решил: хоть один раз, но ты будешь моим. Наплевать, что у нас ничего не может быть. Вот и потащил тебя к себе домой. Кофе пить.
Все, что Джаред рассказывал, было интересно, неожиданно, приятно, но ничего не объясняло.
- Не уходи от ответа. Почему ты мне не сказал, что обручен с другим? И не просто обручен, а что у вас уже чуть ли не день свадьбы назначен!
- А что бы это изменило?
- Я не выглядел бы сегодня идиотом при разговоре с твоим отцом!
- Так вот, значит, о чем ты думаешь! Проклятье! Я тут душу перед тобой изливаю, а ты, как истинный альфа!.. Лишь бы не выглядеть идиотом!
Джаред вскочил с дивана и попытался сбежать из комнаты, но Дженсен оказался быстрее. Метнувшись наперерез, он поймал Джареда за футболку почти у самой лестницы на второй этаж и потащил брыкающегося и матерящегося омегу на диван. По дороге они свалили журнальный столик, хорошо, если не сломали. Ну и черт с ним!
- Джаред, Джаред, успокойся! Прости, сорвалось. Я не прав! Перестань, не вырывайся!
- Сволочь, отпусти!.. Отпусти, я сказал! Ну Дженсен… Дженсен…что ты делаешь?.. Мы же собирались поговорить… Дженсен… А-а-а…
Они оказались слишком близко друг от друга, и Дженсен не удержался. Ну как можно сердиться и ругаться на того, кто так одуряюще пахнет? У кого такие шелковистые волосы, такая чувствительная кожа, и кто так сексуально стонет, стоит прижаться губами к его шее и слегка прикусить нежную кожу…
Дженсен точно не мог.

А через неделю Джаред улетел домой.
Сколько Дженсен ни спорил, но так и не смог переубедить свою упрямую пару. За эту неделю они раз десять поругались, а потом так же бурно помирились, и оба вымотались до предела, пытаясь убедить друг друга в своей правоте. Дженсен не понимал, какого черта Джаред неожиданно воспылал любовью к семье, о которой до последнего времени и слышать не хотел. И после знакомства с Джеральдом Падалеки Дженсен вполне разделял его нежелание. Зато Джаред, наоборот, изменил свое мнение на сто восемьдесят градусов - он должен встретиться с семьей и обязательно один. Последний пункт вызывал самый бурный протест.
- Почему ты не хочешь, чтобы я поехал с тобой? Думаешь, я испугаюсь ваших потомственных альф с родословной как у английской королевы?
- Нет, не думаю. Я знаю, что ты ничего не боишься. Но в этом-то все и дело. Вместо тихого и дипломатичного примирения с семьей получится военный конфликт. Тебя сразу начнут воспринимать как врага, посмевшего заявить права на члена семьи, и ничего хорошего из этого не выйдет.
- Я буду очень-очень терпеливым. Обещаю!
- Да не умеешь ты быть терпеливым ни с кем, кроме меня! Ну пожалуйста, давай сделаем по-моему! Мы уже и так с тобой сто раз поссорились из-за всего этого, а там будет только хуже. Ты уже видел моего отца. А дома к нему добавится еще брат и парочка дядей. Нет уж, позволь мне самому с ними разобраться. Поверь, у меня это выйдет лучше.
- Джаред, а если они тебя там закодируют?
- Ты хоть слышишь, какую чушь несешь? Никто не будет меня кодировать и принуждать. Это моя семья, и они искренне хотят мне добра. Просто им надо все спокойно объяснить.

И так целую неделю. Дженсен устал, изнервничался, но переупрямить своего вредного омегу не смог. И с тяжелым сердцем проводил на самолет, улетающий в Сан-Антонио, договорившись, что Джаред будет звонить ему три раза в день, а лучше - пять.
- А может, мне вообще телефон не отключать? И еще веб-камеру на голову пристроить? Чтобы ты уж наверняка был в курсе событий.
- Слушай, а правда, хорошая идея! Я согласен! – Дженсен постарался поддержать шутку, но, видимо, получилось у него не очень-то убедительно, потому что Джаред как-то странно и даже немного сочувственно посмотрел на него.
Ну и ладно! Дженсен был согласен на любые шутки насчет своей паранойи, но категорически не хотел отпускать свою пару одного, в логово родителей.
- Это у тебя собственнические инстинкты взыграли! Дженсен, уймись, через две недели я прилечу к тебе, чтобы познакомиться с твоими родителями. Две недели. Потерпи.



Глава 8

Только ни через какие две недели Джаред не появился.
Поначалу он и правда звонил по пять раз на дню, и Дженсен почти убедил себя, что зря волновался и во всем виноват Морган - нагнал страха. Но вскоре количество звонков сократилось до одного-двух, да и те стали значительно короче и лаконичнее, словно кто-то стоял рядом и мешал разговаривать.
А за три дня до окончания двухнедельного срока Джаред позвонил рано утром - Дженсен со сна и ответить толком не мог - и скороговоркой, как заученный текст, пробормотал, что они с братом уходят в поход и поэтому некоторое время звонков не будет. И, не дожидаясь ответа, бросил трубку.
И сколько Дженсен ни перезванивал, трубку никто не брал, а потом телефон и вовсе отключился, выдавая традиционное «абонент вне зоны доступа».
Дженсен старательно гнал тревожное предчувствие, поселившееся в груди, но когда и через пять дней телефон не ответил, а сам Джаред так и не позвонил, он уже не смог усидеть на месте.
Родителям о возможном приезде Джареда Дженсен не рассказывал, суеверно надеясь: если никому ничего не говорить, то все сбудется. Но, похоже, мама все равно что-то почувствовала. Уж слишком часто Дженсен проверял входящие на телефоне.
- Не звонит?
- А? Да, мам, это я по привычке. Мы в Канаде все время на телефоне.
- Дженсен, расскажи мне про него.
- Про кого?
- Про того парня, с которым ты познакомился.
- Не знаю, что тебе про него рассказать… То, что он самый лучший? Так ты вряд ли мне поверишь на слово… Хочешь, я тебе его фотографию покажу?
- Хочу.
Дженсен в стотысячный раз за последнюю неделю достал телефон и открыл фотографию Джареда, которую поставил на вызов. Джаред на фотке вовсю улыбался, сверкая ямочками.
- Симпатичный. А почему ты его не пригласил к нам? Мы бы с удовольствием с ним познакомились.
- Он обещал приехать, но что-то не сложилось. Мам, знаешь, мне, наверное, тоже придется уехать. Я… прости, я знаю, что обещал пробыть месяц, но у меня нехорошее предчувствие, что с Джаредом что-то случилось.
- Думаешь, с ним могло произойти несчастье? Почему?
- Не знаю. Просто какая-то тяжесть в груди и… Мам, он моя пара.
- Пара?.. Дженсен, ты всегда был особенным. Я не очень-то разбираюсь во всех этих ваших статусах, парах, альфах, но знай - я очень горжусь тобой. Очень!
И неожиданно Дженсен решился задать вопрос, который его мучил с момента определения статуса, но он был уверен, что никогда не решится его озвучить:
- А как так вышло, что в нашей семье родился альфа? Это же так редко случается.
- Ты думаешь, я с кем-то согрешила? - Мама улыбалась, но в ее глазах затаилась грусть. – Нет, сынок. Твой отец тоже заинтересовался этим вопросом и сделал генетическую экспертизу. Ты наш ребенок. А почему так вышло? Кто знает…
Мама отвернулась, но Дженсен все равно успел заметить блеск в уголках глаз. Ей тоже нелегко далась его альфовость.
В детстве Дженсен часто жалел, что он не такой как все. Раньше жалел, до встречи с Джаредом.

Прошла еще одна неделя, а от Джареда так и не появилось никаких вестей. Дженсен почти перестал спать, а если засыпал, то ему снились кошмары, в которых он бегал по пустым комнатам их дома в Ванкувере, искал Джареда и не находил.
Первые дни он еще пытался придумать причины, по которым Джаред мог не звонить, но чем больше времени проходило, тем глупее выглядели любые предположения, и страх мерзкой змеей заползал в сердце.

Все, с него довольно! Больше он ждать не намерен!
Нужно лететь в Сан-Антонио и все выяснить!

После принятия решения на душе сразу стало легче, и Дженсен почти искренне улыбался и смеялся на небольшой вечеринке, которую друзья и родственники устроили ему перед отъездом. Все же он был неплохим актером.

Адрес семьи Падалеки Дженсен с огромным трудом раздобыл еще в Ванкувере у Крипке, предчувствовал, что понадобится. Сам Джаред держал его в такой тайне, словно там находилась, по меньшей мере, штаб-квартира ЦРУ.
Всю дорогу, в самолете и в такси, Дженсен пытался составить речь, которая позволит ему хотя бы проникнуть в дом. Учитывая реакцию отца Джареда на их знакомство, это будет непростой задачей.
Но ничего придумывать не понадобилось.
Около огромного особняка, находящегося по нужному адресу, стояли, сверкая мигалками, машины полиции, скорой помощи и службы спасения. Ворота во двор были широко распахнуты и в них сновало множество людей. Увидев подъезжающее такси, один из полицейских тут же вышел вперед, махая руками.
- Проезд закрыт! Вернитесь назад и следуйте по соседней улице!
Но Дженсен уже увидел то, ради чего приехал, и никакая сила не смогла бы заставить его повернуть обратно. Двое полицейских вели Джареда, держа за руки, которые были скованы за спиной. Облегчение от того, что скорая приехала не за парой, тут же сменилось беспокойством и яростью.
Что тут произошло? Почему Джаред в наручниках? Зачем врачи? Неужели безобидный и добродушный Джаред что-то натворил? Или любимые родственники затеяли какую-то пакость?

- Джаред! – Дженсен выскочил из такси, игнорируя яростный вопль водителя: «А заплатить?».
На его крик несколько человек обернулось, но большинство - не обратили внимания. А вот Джаред, услышав свое имя, завертел головой, пытаясь понять, кто и откуда его зовет.
- Джаред! Я тут! – Дженсен не глядя кинул водителю несколько купюр и попытался обойти преградившего ему путь полицейского.
- Пропустите меня, пожалуйста! Там мой друг!
- Извините, сэр, Не положено. Оставайтесь на месте.
На лице полицейского было написано твердое намерение слепо выполнять приказ, не вникая в подробности.
- Вы идиот? Быстро пропустите меня! - сам не свой от тревоги и неизвестности, Дженсен неожиданно перешел на приказной тон своего сериального героя - Дина. Как ни странно, это помогло. Полицейский неуверенно взглянул на него, но немного посторонился, пропуская вперед. Не теряя времени, Дженсен бросился к полицейской машине, в которую уже почти запихнули Джареда.,
- Джаред, что случилось?
Джаред повернул голову, и Дженсен увидел разбитую губу, несколько ссадин на щеке и наливающийся фингал под глазом. От ярости, что его Джареда, его пару кто-то посмел ударить, у Дженсена чуть крышу не снесло. Еще секунда - и он бы полез с кулаками на полицейских. Видимо, Джаред отлично почувствовал его состояние, потому что разулыбался, как ненормальный, и поспешно затараторил:
- Дженсен, успокойся! Все нормально! Со мной все хорошо! Дженсен, слышишь? Все хорошо. Не психуй!
- Мистер Падалеки, замолчите!
Полицейские грубо запихали Джареда в машину, хлопнули дверью и уехали, воя сиреной. Словно везли серийного убийцу или казну штата.
Дженсен с трудом разжал стиснутые кулаки и выровнял дыхание.

«Спокойно. Все хорошо. Джаред жив, здоров и даже в полиции. Оттуда его в любом случае будет проще вытащить, чем из родительского дома. А сейчас ты пойдешь и - спокойно! – поговоришь с мистером Падалеки. А уже только потом кого-нибудь убьешь. Да, вот именно в такой последовательности».


На Дженсена никто не обращал внимания, по всей видимости, полагая: если пропустили, значит ему можно находиться на оцепленной территории. Воспользовавшись такой свободой, он беспрепятственно прошел через распахнутые настежь ворота во двор, а потом и в дом. Везде царила суматоха, бегали люди в форме парамедиков. Хотя никаких следов раненых или больных Дженсен пока не увидел, судя по суете, можно было предположить, что в доме только что перестреляли всех его обитателей.
Делая вид, что он здесь находится не просто так, а имеет важную причину, Дженсен с сосредоточенным лицом заглянул на первом этаже в холл, втайне опасаясь увидеть там лужи крови, но не заметил даже беспорядка. Потом поднялся по широкой лестнице на второй этаж. Дверь в одну из комнат была распахнута, и там находился белобрысый парень, явно переживший хорошую драку, если судить по тем лохмотьям, в которые превратилась его одежда. Вокруг него суетились двое парамедиков, бинтуя руку. Мужчина раздраженно ругался, и Дженсен сразу почувствовал запах альфы и запах крови Джареда.
Выходит, Джаред ранил этого мужчину?
Как это произошло? По какой причине?
Дженсен внутренне зарычал. Любой альфа, который посмел дотронуться до его Джареда, заслуживал хорошей трепки, и неважно, кто виноват. Раненный тоже почуял присутствие Дженсена и поднял взгляд. Даже попытался вскочить с кресла, на котором сидел, но тут же с болезненной гримасой откинулся на спинку. Видимо, его повреждения не ограничивались только рукой.
Дженсен с минуту раздумывал, стоит ли ему войти и завершить то, что не получилось у Джареда, но решил, что парень от него никуда не денется, а вот поговорить с мистером Падалеки следует немедленно. Даже если для этого придется перевернуть весь этот роскошный особняк.

Но долго искать не пришлось. Джеральд Падалеки нашелся через две комнаты от той, где перевязывали альфу. Судя по книжным полкам, занимающим все стены от пола до потолка, и огромному письменному столу, это был кабинет.
- О, кто пожаловал! Вот уж вовремя так вовремя.
Именно за столом и расположился отец Джареда, со стаканом в руках и наполовину пустой бутылкой виски. Ну конечно, чем еще заниматься отцу, когда его сына увозит полиция?!
- Что здесь произошло? И почему Джареда в наручниках забрали полицейские?
- Ты умеешь спрашивать по существу. Только вот не могу тебе ответить, потому что сам ни черта не знаю. Ни черта!
Неожиданно Джеральд размахнулся и швырнул стакан прямо в Дженсена, ну, или в стену рядом. По крайней мере, попал он именно в нее, и тут же по кабинету поплыл резкий запах разлитого алкоголя.
- Кто там, в соседней комнате? Ваш любимый Брэйди?
- Откуда ты знаешь? Ах да, верно, я же про него говорил, когда приезжал. Да, это он. Как он там, здорово досталось?
- Понятия не имею, но, судя по всему, жить будет. Хотя, если вы мне не объясните, что здесь произошло, я не поручусь за его долголетие. Джеральд, я не шучу. На Брэйди запах Джареда, а на Джареде - моя метка. Это преступление по законам любого штата. А насколько я знаю, в Техасе даже построже будет. Я не пойду в вашу продажную полицию, а обращусь непосредственно к главе общины. Пусть я в ней не состою, но закон один для всех. Альфа не смеет трогать чужого связанного омегу! Да еще против воли.
- Перестань кричать и сядь. Терпеть не могу разговаривать, когда надо задирать голову.
Поколебавшись, Дженсен прошел к стоящему около стены стулу, взял его и, пододвинув к столу, сел. Теперь оба альфы находились друг напротив друга.
- Вот так лучше. Не горячись. Все не так, как ты думаешь… все гораздо хуже. Вряд ли глава общины тебе поможет.
Джеральд взял бутылку и привычно сделал глоток прямо из горла.
- Брэйди – его сын.
Дженсен смотрел, не мигая, ожидая дальнейших объяснений. В комнате, казалось, стало нечем дышать от сгустившихся эмоций. На стороне Джеральда был опыт и возраст, а на стороне Дженсена – ярость зверя, у которого пытаются отобрать самое дорогое. И Джеральд не выдержал, первым отвел взгляд, признавая свое поражение.
- Я не знаю, что между ними произошло. Меня не было в этот момент дома. Я сам приехал, когда эта дура уже вызвала полицию.
- Кто?
- Да эта курица – Меридит. Кухарка. Ее тоже забрали для дачи показаний. Если бы я был дома, то конечно же не допустил бы, чтобы Джареда арестовали.
- Так что там произошло?
- Насколько я понял, Брэйди пришел поговорить, и между ними завязалась драка.
- Вы подстроили это свидание, а сами сбежали? Хотели, чтобы Джареда сломал другой альфа?
- Ага, сломаешь его, как же! Как был упрямым мальчишкой, так и остался! Слушай, Дженсен, чего ты в него вцепился как клещ? Зачем это тебе? Пара!.. Что ты об этом знаешь? Ты вот лично был знаком хоть с одной парой? Не в кино, не в книжке, а в жизни? А?
- Нет… А что это меняет?
- Все! С чего ты решил, что это здорово? Только представь: ты – альфа и полностью зависишь от капризов другого человека. Да еще омеги! Думаешь, они белые и пушистые? Как же! И ты, как дурак, ничего не можешь с собой поделать! С ума сходишь от желания, от этой проклятой зависимости!..
Дженсену казалось, что Джеральд сейчас разговаривает не с ним, а с самим собой.
- А потом тебе заявляют, что устали от твоего самодурства, и уходят. Лучше, говорят, будут мучиться в одиночестве, чем с таким, как ты… А у тебя все внутри рвется, и ты умираешь в каждый его эструс, потому что чувствуешь его боль, как свою, но ничего не можешь сделать…
- Джеральд, я сейчас расплачусь. Но почему мне не верится, что вы так сильно обеспокоены моей тяжелой судьбой?
Холодный тон Дженсена подействовал на мистера Падалеки, как пощечина. Он вздрогнул, поняв, что чересчур разоткровенничался с ненавистной парой своего сына, и тут же снова превратился в высокомерного ублюдка:
- Ты прав, мне наплевать на тебя. Но совсем не наплевать на Джареда. Брэйди единственный сын Уилсонов. А значит, все деньги семьи в конечном итоге достанутся ему и детям Джареда. А что ему можешь предложить ты? Ты же актеришка! Альфа – актер! Тьфу! Недоразумение!
- Джеральд, а может, я сделаю Джареда счастливым? Вам не кажется, что это тоже немало?
- Сопли, сопли!
- Хорошо, тогда я скажу на понятном языке. Я убью вашего распрекрасного Брэйди, даже если мне придется за это отправиться в тюрьму. Учитывая обстоятельства, много мне не дадут. Так что у вас все равно ничего не выйдет. Джаред только мой!
- Хм, а вот это мне нравится уже больше… Ладно, парень, пока что в тюрьме Джаред, и надо его оттуда вытащить. Так что не мешай мне и вали отсюда, а я займусь освобождением сына.
Дженсен хотел было предложить свою помощь, но передумал. Отец Джареда явно из тех упертых типов, кто всю жизнь надеется только на себя. Но ведь никто и ничего не мешало Дженсену действовать самостоятельно. Он уже был у самой двери, когда услышал:
- И хочу, чтобы ты знал: если когда-нибудь обидишь моего сына, тебя ничто не спасет.
- Согласен.
Дженсен закрыл за собой дверь, гадая, можно ли эти слова расценивать как согласие на их брак? И решил, что можно.

Первым делом Дженсен поехал в полицейский участок, в который увезли Джареда. Разузнать подробности, выяснить насчет залога, адвоката. Наверняка Джеральд сейчас занят тем же самым, только по телефону. И вполне возможно, что у него все выйдет лучше и быстрее, но Дженсен физически не мог сейчас отправиться в отель и ждать там развития событий.
Нет, ему совершенно необходимо переговорить с Джаредом. Вот сейчас, немедленно!
Или ему разрешат свидание, или он разнесет этот участок к чертовой матери!
Но на его счастье, ничего ломать не пришлось. Дежурный офицер с седой шевелюрой, но цепким взглядом сам оказался альфой и с пониманием отнесся к ситуации. Правда, документы все равно проверял долго и тщательно, даже пробил их по базе.
- Хорошо, парень, я тебе разрешу с ним встретиться. Тем более что метку твою я на нем видел, еще удивился, что незнакомая. Но дело серьезное. Уилсоны очень уважаемая семья. Отец - глава общины, а ты пришлый. Скажи спасибо, что я Джареда с детства знаю, поэтому, так и быть, дам вам поговорить...

Похоже, старый полицейский лис не доверял никому и решил лично удостовериться, что Джаред будет рад встрече. Они прошли вглубь здания, туда, где располагались камеры предварительного заключения.
Увидев вошедшего вслед за полицейским Дженсена, Джаред вскочил с койки, на которой сидел, и бросился с явным намерением обняться.
Ну Джаред же! Что с него взять?

- Дженсен! Наконец-то ты приехал! Я так соскучился!
- Да уж вижу, как ты скучаешь. Говорил же, что не стоит ездить одному, а ты заладил: сам, сам!
- Ты прав, в следующий раз буду тебя слушать.
Убедившись, что все в порядке и Джаред не боится своего альфы, полицейский оставил их одних:
- У вас полчаса. Время пошло.

За прошедший месяц Дженсен так соскучился, что сейчас просто не мог насмотреться и надышаться. Букет из собственного запаха Джареда, запаха его крови и слабый шлейф чужого альфы сводил с ума. Инстинкты требовали схватить, пометить, доказать, что этот омега - только его! Сейчас, немедленно надо подтвердить свои права на пару! Любая опасность обостряла сексуальное желание до предела, и Дженсен с трудом боролся со своим зверем. От возбуждения мозги почти не соображали, трудно представить более неподходящее время и место, но три недели!.. Дженсен прижался губами к тонкой жилке на шее, с наслаждением ощущая биение сердца своей пары.
- Соскучился?
- М-м-м…есть немного.
- Я чувствую твое немного, оно тебе сейчас ширинку порвет. Ты только за этим сюда явился?
- Нет конечно! – Дженсен с большим трудом заставил себя отстраниться от лохматой вредины. – Хотел убедиться, что с тобой все в порядке.
- Нормально. Как там Брэйди? Не сильно я его помял?
- Жить будет, хотя, по мне - так пусть бы сдох. А ну рассказывай, что тут с тобой случилось?
- Да ничего особенного. - Джаред неожиданно наклонился и слегка прикусил Дженсена за ухо. Провокатор! Но первый шок от встречи прошел. Дженсену обычно хватало нескольких секунд, чтобы обуздать инстинкты, а уж сейчас и подавно.
- Ну уж нет, ты меня не отвлечешь. Рассказывай.
Джаред сделал вид, что не услышал, продолжая прижиматься губами к шее Дженсена, слегка прихватывая зубами кожу и тут же зализывая это место языком. От него так и веяло приглашением, а, между прочим, Дженсен не каменный! И нормального секса у него не было уже черт знает сколько времени! Но он альфа или кто? Кто тут главный?!
- Джаред! - Пришлось чуть ли не силой отрывать от себя распаленного омегу.
В ответ Джаред состроил свой фирменный взгляд «посмотрите, какой я бедный и несчастный, пожалейте меня», но у Дженсена на него уже выработался иммунитет. Почти. Он все равно ощущал себя последней сволочью, но все же мог противостоять.
- Я разговаривал с твоим отцом. Он сказал, что не знает, из-за чего завязалась драка, но мне и не важно. Скажи только одну вещь: мне приобретать револьвер, чтобы убить Брэйди, или можно подождать?
- Можно подождать. Правда! Дженсен, ничего страшного не произошло, это, скорее, я во всем виноват. Мне надо было спокойно с ним поговорить, сообщить, что я не собираюсь становиться его мужем. И все. А я не сдержался…
- Почему?
- Потому что неожиданно слишком многое вспомнил… Помнишь, я тебе говорил про школу?
- Да, помню.
- Я тогда не все тебе рассказал. Не хотел вспоминать, а видишь, все равно пришлось… После статус-теста у нас всем альфам и омегам обязательно делают генетическую экспертизу. Мне тоже, конечно, сделали. Вот тогда и выяснилось, что я идеально подхожу сыну главы нашей общины – Брэйди Уилсону. Тут-то для меня и начался настоящий ад. Обычно такие сведения сохраняют в тайне, но отец так обрадовался перспективе породнится с одним из самых влиятельных семейств в городе, что не стал от меня ничего скрывать. Оказывается, они уже успели обо всем договориться и мы официально обручены. Представляешь? А мне всего двенадцать лет! От Брэйди тоже радостную весть не стали скрывать, и он на следующий день во всеуслышание заявил, что я его сучка! И когда вырасту, то лягу под него... Я, разумеется, тут же полез в драку, мы расквасили друг другу носы и воспылали взаимной ненавистью, кажется, на всю жизнь. По крайней мере, я - точно. Домой я прибежал весь в крови и соплях, и что получил? Думаешь, сочувствие? Нет! Гневную проповедь отца, что порядочные омеги так себя не ведут. Они скромные, слушаются своих альф, а не лезут на них с кулаками. И с тех пор пошло-поехало. В школе Брэйди не упускал случая назвать меня «своей сучкой», правда, драки благоразумно избегал, видимо, дома тоже попало за драку с омегой, я бесился. Дома меня пытались наставить на путь истинный. Надо сказать, бесполезно. Не жизнь, а сплошной праздник. Хорошо хоть через три года Брэйди окончил школу и уехал в колледж. Стало немного полегче. А потом я переболел гриппом в тяжелой форме и болезнь дала осложнение на обоняние: я перестал чувствовать запахи. По правде говоря, меня даже это обрадовало, думал, ну все, теперь эту помолвку точно отменят - зачем Уилсонам дефектный омега? Меня год таскали по врачам, но потом решили, что обоняние – фигня, главное – генетика… Когда я заканчивал школу, Брэйди вляпался в какую-то нехорошую историю. Подробностей не знаю, но ему пришлось уехать из страны, а я начал так себя вести, что отец согласился отпустить меня в Лос-Анджелес, попытать счастья. Наверняка считал, что у меня все равно ничего не получится и я приползу обратно, но просчитался… А сегодня Брэйди пришел к нам домой и, представляешь, с порога объявил, что я его собственность и он намерен предъявить на меня свои права! Да еще и назвал как в детстве: «Где тут моя сучка?». Вот тут у меня башню и сорвало. В мозгах словно что-то замкнуло, я не мог себя контролировать. Ты же знаешь, на съемках меня поднатаскали, а Брэйди явно не ожидал от омеги такой прыти. Да я сам от себя не ожидал!
Все время, пока Джаред говорил, Дженсен крепко обнимал его за плечи и иногда дотрагивался губами до шеи, стараясь успокоить. Парень до сих пор дрожал от пережитого волнения и стресса. Сама мысль, что он отлупил альфу, того, кого должен был почитать и беспрекословно слушаться, вызывала у Джареда смятение.
- Все хорошо. Я тут и никуда не уеду. Больше тебе уж точно не придется самому разбираться со всякими придурками.
- А знаешь, мне даже понравилось! Оказывается, все, что вдалбливали мне с детства в голову, все - неправда. И я вовсе не второго сорта!
- Господи, какая чушь! Ты же столько лет прожил самостоятельно. Да разве я хоть раз дал тебе повод думать, что считаю тебя ниже себя?
- Дженс, ты - другое дело. Ты с самого начала ко мне слишком хорошо относился. И вообще, ты же неправильный альфа, – Джаред улыбнулся, смягчая последние слова и превращая их в шутку. – Я все время ждал и от тебя подвоха. Ну не может быть все так идеально! Не должно! И знаешь, когда окончательно поверил?
- Когда?
- Когда ты себя в эти наручники заковал. Понимаешь, ты полностью и безоговорочно доверил мне себя. Словно мне можно доверять. Я тебе не могу объяснить, хотя мне и Сэнди твердила, и друзья, и сам я умом понимал, что не хуже остальных. Но когда тебя с детства воспитывают с мыслями, что ты всегда только должен, а тебе - нет, то трудно оценивать себя объективно.
Дженсен слушал и вспоминал, как легко Джаред заводил новые знакомства, с какой готовностью приходил на помощь, поддерживал любую авантюру и шутку, и не верил, что у него было такое детство. Какой же запас жизнерадостности и любви к миру был заложен в нем изначально, если даже такая сволочь, как Брэйди, не смогла исчерпать его до конца?!

На то, чтобы утрясти все дела, ушло больше двух недель. И хотя никаких серьезных ранений Джаред Брэйди не нанес, все равно Дженсену пришлось проявить чудеса дипломатии, мешая угрозы и посулы, чтобы замять дело. Поначалу семья Уилсонов ни в какую не хотела идти на компромисс и Джареду грозило тюремное заключение сроком до двух лет. Тогда Дженсен пригрозил, что устроит пресс-конференцию, на которой расскажет, какие отношения между альфами и омегами процветают в их образцовой общине. После этого Уилсоны пошла на попятный. А дальше в дело вступили связи двух влиятельных семей города и через три дня Джареда не только отпустили из тюрьмы, но даже удалили из компьютеров запись о его задержании.

 

Эпилог

- А сейчас я приглашаю на сцену Дженсена Эклза и Джареда Падалеки. Им вручается приз за лучший неромантический дуэт.

Огромный зал театра «Нокиа» в Лос-Анджелесе ломился от телекамер, снимающих церемонию вручения наград одного из престижных телевизионных конкурсов - «Выбор народа».
Дженсен и Джаред второй год подряд становились победителями на этом довольно пафосном мероприятии в номинации «Лучшая неромантическая пара».
А ведь прошло уже восемь лет. Восемь сезонов шоу, которое оказалось поворотным в судьбе, принесло популярность, деньги и в корне изменило их жизнь.

Вернувшись тогда из Сан-Антонио, Дженсен настоял на официальной регистрации брака. Единственно, вначале они все же известили об этом руководство канала и выдержали небольшую бурю. Съемки сериала стояли под вопросом, боссы грозили им судебными исками, агенты были готовы линчевать на месте.
Выхода первой серии второго сезона все ждали едва ли не с большим напряжением, чем выхода «Пилота». Результат превзошел все ожидания, рейтинг оказался на десять процентов выше планируемого, и шоу дали зеленую улицу.
Это событие Джаред и Дженсен отпраздновали вместе со всей съемочной группой, упившись до такого состояния, что на следующий день Крипке смилостивился и объявил выходной.

А потом было еще много всего.
Смена владельцев канала, изменение концепции шоу: братья из врагов превратились в союзников, причем многие фанаты сериала настаивали на превращении их отношений в более романтические, но тут уж Крипке стоял насмерть. Забастовка сценаристов, уход главного шоураннера в другой проект… Но все это не мешало шоу удерживать достаточно высокий рейтинг, а двум его главным актерам - набирать популярность.

Во время съемок шестого сезона они не убереглись и Джаред забеременел. Когда отец Джареда узнал об этом, то наконец-то прекратил игнорировать их брак.
Джеральд лично прилетел в Ванкувер мириться. Правда, поначалу ничего хорошего из этой встречи не получилось. Они снова в пух и прах разругались с Дженсеном. Мистер Падалеки требовал, чтобы Джаред прекратил сниматься, тем более что срок подписанного контракта истекал, поехал в Сан-Антонио и там спокойно произвел на свет ребенка. Дженсен категорически был против. Не против прекращения съемок - здесь они как раз во мнении сходились и Дженсен уже потратил много часов, убеждая Джареда отказаться от дальнейшей работы, а вот насчет поездки в Сан-Антонио… Они уже купили дом в Лос-Анджелесе, где Джаред мог бы спокойно провести время перед родами.

Три дня в их маленьком доме в тихом районе Ванкувера стоял непрерывный крик, что, естественно, отрицательно сказалось на самочувствии Джареда. Как только омега пожаловался на боль внизу живота, оба альфы тут же забыли взаимные обиды и начали в два голоса уговаривать его поехать в больницу. От госпитализации Джаред решительно отказался и заявил, что уже подписал контракт на следующий сезон. После чего поток увещеваний удвоился, но стоило Джареду скорчить болезненную гримасу, и муж, и отец тут же прекратили нравоучения и принялись суетливо выяснять, где у него болит и чего бы ему хотелось съесть на ужин. Альфы помирились, хотя и продолжали шипеть друг на друга, когда думали, что Джаред их не слышит.
Наконец два альфы пришли к компромиссу, сойдясь на том, что рожать Джаред будет в Лос-Анджелесе, но летний хиатус проведет в Сан-Антонио.
Ребенок должен был родиться в конце августа - начале сентября и сценаристам пришлось из кожи вон вылезти, чтобы объяснить отсутствие одного из главных героев шоу в первых сериях сезона. И тут Джаред с Дженсеном в полной мере ощутили степень любви поклонников сериала. Те не только не бросили смотреть, но наоборот, всячески поддерживали, писали актерам письма, проводили множество рекламных акций. Тогда-то Эклз и Падалеки стали победителями конкурса «Выбор народа» в первый раз.

Малыш родился здоровым и крепким, оба папаши были без ума от счастья, но, к сожалению, совместить работу и родительские обязанности оказалось невозможно. Помучившись месяц, чуть не сорвав график съемок, заработав бессонницу и нервный тик, после долгих споров и сомнений они все же решились отправить ребенка к Джеральду. Джаред до последнего сомневался, помня свое не особо радостное детство, но съемки отнимали слишком много времени, не оставляя им выбора. Зато теперь при любой возможности они вместе или по очереди летали в Сан-Антонио.

Дженсен поставил на каминную полку прозрачный овал на подставке.
Да, в их новом доме в Лос-Анджелесе имелась каминная полка. И хотя «Оскаров» на ней по прежнему не наблюдалось, оба актера мало грустили по этому поводу.

- Помнишь, как я тебе предложил уйти из шоу?
- Помню. Ты еще усомнился в моих актерских способностях.
- Хорошо, что ты меня не послушал.
- Какой из меня альфа, если бы я слушался всяких омег?
- Ах так!
Джаред, который только недавно после беременности снова вернулся в свой вес, навалился на Дженсена, прижимая его к дивану и целуя везде, где придется.
- Дженс, я хочу еще одного ребенка!
- Мы же поклялись Сингеру, что дотерпим до окончания съемок сериала.
- А если они продлят его на девятый сезон? Или на десятый? Томасу нужен брат или сестричка!
- М-м-м… Ну если ты так настаиваешь… Прямо сейчас займемся или подождем эструса?
- Прямо сейчас и… потом тоже.
Они перекатились в более привычную позу, и Дженсен, покрывая поцелуями лицо мужа, нетерпеливо расстегивал ремень, стремясь скорее добраться до голой кожи. Восемь лет ничего не изменили, Джаред возбуждал его так же, как в первый день знакомства.
Интересно, во время следующей беременности к нему снова вернется обоняние?

Это произошло приблизительно через три недели после того, как врач подтвердил беременность. Джаред проснулся утром и вдруг полез Дженсену под мышку, а потом принялся всего вылизывать и обнюхивать.
- Что случилось?
- Дженсен, ты волшебно пахнешь! Я оторваться не могу! М-м-м… так бы и съел!
- Неужели наступил и на моей улице праздник?! Похоже, у тебя прорезалось обоняние.
- Ум… не знаю, что у меня прорезалось, но если ты сейчас же меня не трахнешь, я сдохну.
- Неа.
- Что значит «неа»?
Джаред оторвался от обнюхивания Дженсена и с недоумением уставился на своего мужа.
- То и значит. Помнишь, что врач говорил? Воздержаться от секса в первый триместр.
- Дженсен! – От вопля у Дженсена даже слегка заложило уши. - Ты так со мной не поступишь! Давай, сейчас же меня трахни! А доктору мы ничего не скажем.
- Джаред, не будь ребенком. Нельзя - значит нельзя. Давай я тебе отсосу.
- Я не хочу, чтобы мне отсасывали! Я хочу твой большой, толстый член себе в задницу!
- Переживешь.
И Дженсен быстро ретировался в ванну, потому что выносить нетерпеливого, громко требующего секса омегу было не так просто. Он не знал, что его мучения только начинались. В этот и последующие дни Джаред испробовал все уловки для того, чтобы развести Дженсена на секс. По квартире он теперь ходил исключительно голым, при любом удобном случае наклоняясь и выставляя на обозрение Дженсену соблазнительную задницу.
И потянулись дни ада.
Дженсену казалось, что он вернулся на шесть лет назад. Джаред был неистощим на выдумки, и у Дженсена стояло практически непрерывно. А ведь бороться приходилось не только с самим собой, но еще и с вредным озабоченным омегой. Через месяц мучений Дженсен настолько отчаялся, что уже готов был вызвать на помощь Джеральда. Плевать на последствия!
Одному ему не справиться, а отца Джаред продолжал немного побаиваться. Хотя бы, может, постесняется ходить без одежды по дому. Но на очередном приеме, сделав УЗИ, врач сказал, что малыш развивается нормально, и разрешил половые контакты. Дженсен подозревал, что Джаред просто-напросто замучил бедного доктора. У того явно не было такого иммунитета против Джаредового обаяния, как у самого Дженсена.
Следующие два дня вылетели из памяти. Дженсен при всем желании не смог бы их вспомнить. Ему даже начинало казаться, что у Джареда эструс, настолько ненасытным он был. И только отсутствие замка подтверждало: нет, все нормально. Потом Джаред несколько раз просил у Дженсена прощения за свое поведение во время съемок «Пилота».
Он же не знал!
- Неужели у тебя тогда вот так же все происходило?
- Что именно?
- Запах! Как только я его чувствую, у меня сразу крышу сносит! Я ни о чем не могу думать. В голове только: хочу-хочу-хочу! Как же ты терпел?
- Вот! Теперь понимаешь, как тебе повезло и какой терпеливый муж тебе достался?
- В том, что мне повезло, я никогда не сомневался.

После родов острота обоняния у Джареда снизилась. Впрочем, Джаред нисколько не расстроился. Наоборот, заявил, что сочувствует Дженсену и всем небетам. Настолько быть зависимым от своего носа – мучение! А он – вершина развития. Все преимущества омеги без ее уязвимости. Дженсен долго доказывал тогда, на чьей стороне все преимущества, но, кажется, Джаред так и остался при своем мнении.
Ну и ладно.

На этот раз - Дженсен был уверен - у них точно получится девочка.

Конец


Сказали спасибо: 292

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

03.11.2013 Автор: Swenigora

trikster3009, спасибо за теплые слова!)

28.10.2013 Автор: trikster3009

Обожаю омегаверс про Джеев. Вы просто молодец автор, классный фик!!!!!!!!!!!!!!

27.10.2013 Автор: Swenigora

Не разобралась, как тут отвечать))

Но попробую)

Rusya U, теоретически смены ролей в омегаверсе не предусмотрено)) Но наверняка эти два товарища плюют на теорию и тварят, что хотят)

Спасибо!

Сalipso63, Спасибо!

09.09.2013 Автор: Rusya_U

Прекрасная работа, но очень хотелося бы прочитать спешл о смене ролей.

08.09.2013 Автор: Calipso63

просто потрясающая история с любимыми альфами и омегами  спасибо

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1411