ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
874

Заходят в бар привидение, дриада и медведь-оборотень...

Дата публикации: 24.08.2013
Дата последнего изменения: 25.08.2013
Название оригинала: A Ghost, a Dryad and a Werebear go into a Bar
Автор оригинального текста: ashtraythief
Автор (переводчик): Jenny in the sky;
Ссылка на оригинал: http://archiveofourown.org/works/876209
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: крэк; флафф; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини

Скачать txt-файл: Заходят в бар привидение, дриада и медведь-оборотень...

Сидят в баре привидение, дриада и медведь-оборотень.

Словно начало плохого анекдота, думал Джаред, пока нес к их столику выпивку. Горячий воздух с водкой для Чада, джин с соком водорослей для Миши и медовуху для себя. Они готовились замечательно провести вечер.

Джаред был в городе новичком. Из-за своей сущности он довольно долго жил в лесу, но когда на опушке обосновалась крупная компания и начала рубить деревья, он вынужден был переехать. 

Альянс Сверхъестественных Существ предоставил ему Чада в качестве консультанта по жизни в человеческом городе. Чад заявлял, что у него в этом деле многолетний опыт – он умер где-то в девятнадцатом веке – но сам до сих пор так и не научился общаться с людьми. Особенно с женщинами. А может, просто женщины не особо были склонны спать с привидениями. Чад уверял, что у привидений просто плохая репутация, но когда Джаред впервые увидел, как тот становится невидимым, чтобы проникнуть в женский туалет, то начал подозревать, что проблема может заключаться в самом Чаде, а не в плотности его тела.

Каждые выходные Чад настойчиво таскал его по барам, чтобы Джаред мог расслабиться и познакомиться с другими пушистыми или, как он выражался, оторваться по полной. Ага, именно так.

Не то чтобы Джаред не хотел, он ведь долгое время провел в одиночестве. В лесу жила белка-оборотень, довольно миленькая, и какое-то время они неплохо общались. По ночам оба перекидывались, Жен устраивалась поудобнее в его густой темной шерсти, и оба мирно спали. К несчастью, они не сошлись характерами – Жен была для него слишком бойкой и чересчур активной.

Поэтому Джаред пытался знакомиться с людьми, но серьезно ни с кем сходиться не собирался. Некоторые виды не подходили сразу, только по своим качествам: вампиры были слишком холодными, эльфы – слишком маленькими, а сатиры были просто мудаками. А Чад был в отчаянии. Поэтому он познакомил Джареда с Мишей.

Миша был дриадой, то есть, эфемерным эзотериком, который без устали болтал о воздушных потоках и божественных планах матушки-природы, но зато он знал всех. 

Миша познакомил Джареда со множеством существ, но почему-то ни одно из них тому не приглянулось. Джаред понимал, что слишком придирчив, но так и не смог ни с кем «оторваться по полной».

Сегодня, впервые за несколько недель, про операцию «Устроить Джареду Трах» было забыто, и все трое просто выпивали и развлекались.
Привидение, дриада и медведь-оборотень сидели в баре...

Какое-то время все было прекрасно.

Чада отшили три эльфа, языческая богиня и нечто, похожее на женщину, но с одним глазом. Миша устроил длинные философские дебаты с валькирией о ценности человеческой жизни, а потом ввязался в спор с призраком местного застройщика. Джаред же откинулся на стуле, оглядел царящее вокруг безумие и поздравил себя с переездом из леса. Городская жизнь было намного оживленнее.

Он уже полностью настроился провести ночь в качестве простого наблюдателя, как вдруг до него донесся самый изысканный аромат, какой его нос когда-либо улавливал. 

Джаред поднял голову и принюхался, но в баре было слишком людно, слишком много разных запахов перебивали друг друга, и он не смог уловить источник аромата. Но и игнорировать его тоже не мог. Запах был сладким и насыщенным, как мед, леденцы, конфеты и цветы в одном флаконе. 
Джаред поднялся со своего места и пошел по бару. Чад окликнул его, но он не обратил внимания. Его медведь вышел на охоту.

Аромат стал сильнее, когда он приблизился к дальнему залу. Там стояло несколько бильярдных столов, у которых обычно собирались всякие подозрительные компании. За одним несколько орков играли с вервольфами из местной стаи, и запах надвигающейся драки уже витал в воздухе. Джаред надеялся, что у владельца бара хорошая страховка.

Его нос привел его в самый угол зала. Джаред не сразу опознал существ, стоящих вокруг бильярдного стола. Они все выглядели людьми, но когда Джаред сконцентрировался, то смог разглядеть длинные мохнатые уши у троих из игроков. Пасхальные кролики. Был июнь, так что они все еще находились на каникулах, и, если верить Чаду, они были дебоширами еще похуже орков из Финстервальда. 

Кролики играли с компанией эльфов. У эльфов были острые уши и мерцающие глаза, но в отличие от обычных лесных эльфов эти ростом почти не отличались от людей. 

- Так и думал, что это привлечет твое внимание. – Голос Чада вывел Джареда из раздумий.

- Что?

- Эльфы Санты.

- Кто? – не понял Джаред, все еще немного опьяненный сладким запахом.

- Парни, на которых ты с таким вожделением уставился – это эльфы Санты. Скоро ежегодные пасхально-рождественские соревнования, и они приехали пораньше, чтобы подразмяться.

- Ага. – А как еще можно реагировать на такую информацию? Полгода назад Джаред не представлял, что Санта и Пасхальные кролики вообще существуют на самом деле. Он снова повернулся к столу, над которым один из эльфов как раз наклонился, чтобы нанести удар.

У Джареда пересохло во рту. Он смотрел на самую восхитительную округлую задницу из когда-либо виденных.

Чад хлопнул его по спине:

- Вперед, тигр!

Джаред подошел к столу как раз тогда, когда эльфы радостно закричали, а кролики недовольно побросали свои кии. Симпатичная задница явно забил победный шар.

Джаред до сих пор не представлял, что сказать, но тут Судьба решила вмешаться и помочь ему с помощью пьяных орков у соседнего стола. Она внезапно появилась рядом с Джаредом, подмигнула ему и исчезла – он даже моргнуть не успел – оставив после себя только одну из своих золотых нитей. В следующую секунду раздались грохот и сердитые вопли орков. 

- Жулики! – проорал один из орков, а в ответ услышал рычание и треск разрываемой одежды.

А потом начался хаос. Перекинувшиеся волки кинулись в драку с дюжиной вспыльчивых, очень пьяных орков. Повсюду летели стаканы, трещала ломающаяся мебель, остальные посетители бара с визгами разбегались в разные стороны.

Кролики смылись из бильярдного зала быстрее ветра, эльфы бросились за ними по пятам. Тот, что нанес победный удар, помог выйти замешкавшемуся в дверях товарищу, а в следующее мгновение бильярдный шар просвистел в воздухе и врезался ему в затылок.

Эльф рухнул как подкошенный.

Джаред тут же бросился вперед. Обычно он был довольно медлительным, но если ситуация требовала, он умел действовать быстро.

К несчастью, дерущиеся надвигались прямо на него. Дорогу ему преградили два орка, сцепившиеся с тремя волками. Нога одного орка оказалась в опасной близости от головы лежащего без сознания эльфа, и Джаред сорвался.

Он почувствовал, как растягиваются кости, удлиняются зубы и рвется одежда на теле. 

Обычно Джаред был тихим, миролюбивым парнем. Он бездельничал в своей берлоге, гонялся по лугам за бабочками и больше всего любил поспать. Но когда он начинал злиться, это был уже совсем другой разговор. Очень немногое могло вывести его из себя, но вида сладко пахнущего эльфа, которому угрожала опасность быть затоптанным насмерть парой пьяных дураков, оказалось достаточно.

Прежде чем кто-либо успел понять, что происходит, посреди бара на задние лапы поднялся трехметровый медведь-гризли и оглушительно зарычал.

У большинства посетителей хватило ума взять ноги в руки и бежать в поисках укрытия. Оставшиеся разлетались по сторонам от ударов гигантскими лапами, пока Джаред наконец не оказался так близко к эльфу, что смог разглядеть его лицо.

Черт подери, он был красавцем.

Джаред действовал на чистом инстинкте, когда поднял парня и понес его из бара. Он не представлял, как они выглядели со стороны: медведь, несущий по городу мужчину без сознания. Но в этот момент все, о чем он мог думать было пара-безопасность-берлога-защищать-мой.

Он даже не знал, сколько времени понадобилось, чтобы добраться до квартиры, выбить окно – ключи остались лежать где-то в обрывках одежды на полу бара – и уложить эльфа на диван.

Охватившее Джареда возбуждение медленно отступало, и он задумался, сколько неприятностей ждет его утром. Оставалось только надеяться, что эльф простит ему свое, по сути дела, похищение. 

Он сконцентрировался на своей человеческой сущности и перекинулся.

Конечно же, именно в этот момент, когда он был в чем мать родила, эльф открыл глаза.

Они оказались невероятно зелеными, с тем слабым мерцанием, которое выдавало в нем магическое создание. Эльф восхитительно мило поморгал, прежде чем сосредоточиться на Джареде. Его взгляд остановился где-то в районе джаредовой груди, опустился к члену, задержался там на самые долгие в жизни Джареда несколько секунд, а потом поднялся к лицу.

- Кто ты, мать твою, такой, и какого хера только что произошло?

У Эльфа был удивительно низкий, но в то же время мягкий, как мед, голос, и Джаред почувствовал, как заинтересованно твердеет его член.

- Эээ... Я... Я Джаред, - запинаясь произнес он.

Эльф наклонил голову:

- Привет, Джаред. Думаешь, ты сможешь так же четко ответить на вторую часть моего вопроса?

- Что? – Джаред не мог оторвать глаз от прекрасного лица. Да к тому же теперь они оказались наедине в его квартире, и аромат эльфа был единственным, что его нос был способен уловить, так что Джареда нельзя было винить за некоторую заторможенность.

- Я хочу знать, что, во имя Пасхи, произошло! Почему я здесь? Где бы это здесь ни находилось... – Эльф огляделся вокруг, окидывая квартиру Джареда критическим взглядом.

Джаред немного скучал по своей родной берлоге, поэтому постарался воссоздать ее дух в новой квартире. Он приобрел несколько коричневых ковров и в основном темную мебель. Еще в квартире был огромный камин и множество растений для создания естественной природной атмосферы. Выглядело все очень уютно. 

Судя по презрительному выражению на лице эльфа, тому так не казалось.

- Да, и признавайся что ты за пушистая зверушка.

- Медведь, - выдавил Джаред. Он обливался потом и нервничал как никогда в жизни. Это потому, что ему хотелось, чтобы эльфу здесь понравилось, понял Джаред. «И чтобы он остался», - тихо прошептал внутренний голос.

- Я медведь, - произнес Джаред, на этот раз намного увереннее, и выпрямился во весь рост. Сутулость никого не красила. Если то, каким взглядом окинул его эльф, хоть что-то значило, то его гость по достоинству оценил картинку. – В смысле, медведь-оборотень. В баре была драка, и бильярдный шар стукнул тебя по голове. Там повсюду были орки и вервольфы, и ты был без сознания, поэтому я принес тебя сюда.

- Значит, ты меня спас? – уточнил эльф.

- Ну да, похоже на то.

И тут эльф улыбнулся. Сердце Джареда замерло и не сразу забилось снова, потому что эта улыбка – это было самое прекрасное зрелище, что он видел в своей жизни.

- Ну тогда, - эльф хлопнул в ладоши и поднялся, - для начала, позволь представиться. Зовут меня Дженсен Медовик, и мое ремесло – делать конфеты. 

Джаред был в раю. Или на Северном полюсе. Внезапно для него это стало равноценным. 

- И раз уж ты меня спас, - продолжал Дженсен, - можешь загадывать желание.

- Желание?

- За спасение конфетного эльфа тебе положено желание.

Глядя на очаровательное создание, Джаред понимал, что мог бы придумать тысячу желаний, но в данный момент в голове у него была только одна мысль.

- Я хочу тебя облизать, - выпалил он, тут же зажал себе рот рукой, но было уже слишком поздно. Он уже это сказал. Вот черт.

Брови Дженсена подсочили вверх, но уголки губ изогнулись в усмешке. Ну Джаред и попал.

- Это твое желание? Ты мог попросить все, что угодно, а захотел всего лишь облизать меня?

- Всего лишь? – возмущенно переспросил Джаред. Он понял, какую глупость сморозил, когда эльф расхохотался, запрокинув голову. Зрелище было настолько завораживающим – в воздухе что, и правда летали блестки? – что Джаред так и стоял, застыв на месте, когда Дженсен снял с себя рубашку, потом, усмехаясь, скинул зеленые остроносые ботинки и стянул штаны.

Джареду пришлось закрыть глаза, чтоб вернуть себе хоть какое-то подобие контроля, а когда он открыл их снова, Дженсен лежал на диване полностью обнаженный, с полувставшим членом, в позе героини из «Титаника». Конечно же, выглядел он в тысячу раз сексуальнее Кейт Уинслет.

- Но я не умею рисовать, - единственное, что смог выдать Джаред, но Дженсен невозмутимо ухмыльнулся.

- Даже языком?

Джаред никогда в жизни так быстро не двигался. Неторопливый, добродушный медведь, которого все знали, исчез, а на его месте появился одержимый медом монстр, в которого Джаред время от времени превращался. Жен всегда сравнивала его с мышкой по имени Самсон, рвущейся за куском сыра, но Джаред считал, что существует огромная разница между чокнутой мышью и обезумевшим медведем.

Мыши, например, не ломали все вокруг.

Вот как сейчас, когда он с разгона бросился на диван, и тот опрокинулся. Они приземлились на спинку, оказавшуюся на полу. Спинка была не такой удобной, как остальной диван, но зато после падения губы Джареда оказались прямо на коже Дженсена.

Джаред открыл рот и лизнул.

Чистейшая амброзия разлилась по языку. На вкус Дженсен был как темный мед с нотками сладкого пота и ароматом чистого секса. Джаред не думал, что сможет когда-нибудь остановиться.

Он даже не задумывался, как Дженсен относится ко всему этому, нравится ли ему вообще, он просто вылизывал его торс, поднимаясь вверх до самой шеи, потом обвел языком ухо, пососал мочку.

- Блядь, а ты не шутил, - хрипло выдохнул Дженсен.

Джаред не мог ответить, он был слишком занят, скользя языком по руке Дженсена. Там вкус был другой, сильнее и слаще, скорее, мед акации, чем обычных полевых цветов. Он посмаковал сгиб локтя, где вкус оказался слабее, тоньше, потом перешел к кисти, обсасывая по очереди каждый палец. На них был невероятный коктейль множества самых разных привкусов: дерева кия, капель пива, самого Джареда – и его будто прошило разрядом тока, член моментально встал как каменный.

Вкус Дженсена смешался с его собственным, и это творило нечто невероятное с его телом. То, о чем он читал, но никогда не думал найти в реальности, хотя втайне всегда на это надеялся.

- Джаред? Эй, медвежонок! – Дженсен дернул его за волосы.

Джаред посмотрел на него.

- Могу я загадать другое желание?

Глаза Дженсена распахнулись и еще сильнее замерцали зеленым, а дыхание стало хриплым и натуженным.

- Ты можешь желать чего угодно, сладкий, главное, не останавливайся.

- Я хочу тебя трахнуть. – Слова вылетели изо рта Джареда прежде, чем он успел напомнить себе, что вообще-то он воспитанный медведь, хотя и прожил почти всю жизнь в лесу. Но Дженсен только облегченно выдохнул:

- Слава Рождеству!

Джаред уже устроился у него между ног, не отрывая при этом губ от его кожи, когда вдруг вспомнил, что им нужна смазка.

- Черт, Дженсен, подожди, нам нужно...

- Вообще-то не нужно, - сказал Дженсен, а потом скользкая рука обхватила член Джареда, направляя его ко входу. 

- Что? В смысле, как? В смысле... о, господи!

Что бы там Джаред ни хотел сказать, все мысли просто вылетели у него из головы. Мозг был в состоянии обрабатывать только сенсорную информацию: теснота, жар и гладкое скольжение вокруг него. Он подался назад и внезапно аромат вокруг усилился, стал тяжелее и четче, как от самого лучшего каштанового меда. Любимого меда Джареда.

- Давай, бурый, двигай!

И Джаред двинул. Это было нелегко – трахать Дженсена как можно сильнее и одновременно вылизывать и целовать его сладкую кожу, но каким-то чудом Джареду удавалось. Да и Дженсена, похоже, вполне устраивала его техника. Бесконечный поток горячих пошлостей срывался с его губ, и Джаред разрывался между желанием поцеловать его и позволить говорить.

Но в конце концов все же поцеловал, потому что на вкус Дженсен был потрясающий и везде разный, но ничто не могло сравниться с его губами. Когда Джаред поцеловал эти самые губы, он словно перенесся на покрытый цветами луг, как будто он лежал среди распустившихся бутонов, в окружении их чистого, свежего аромата. Он мог чувствовать солнце на своей коже и ему казалось, что он пробует одновременно все лакомства, подаренные матерью-природой. Кисло-сладкий вкус земляники, мягкий аромат малины, свежую экзотическую сладость персика, даже терпкий вкус папайи – губы Дженсена были палитрой разнообразных природных лакомств, вымоченных в чистом сахаре.

Джаред был наверху блаженства, будто под кайфом, у него кружилась голова и гудели от напряжения нервы. Добавить к этому самое прекрасное создание – его пару – извивающегося под ним, и было не удивительно, что совсем скоро Джареда накрыло оргазмом, словно лавиной. Он напрягся до кончиков пальцев и с силой прикусил плечо Дженсена. Его рот наполнился вкусом нектара, и если бы Джаред мог, то кончил бы от этого еще раз.

А так он просто рухнул, радуясь, что эльф был нормальных человеческих размеров, иначе Джаред его просто раздавил бы. 

Спустя какое-то время Дженсен под ним зашевелился, но Джаред совсем не готов был его отпускать. Он точно знал, что хотя Дженсен и был конфетным эльфом с Северного полюса, именно с ним Джареду суждено провести всю оставшуюся жизнь. Он не представлял, что скажет на это Дженсен, даже не знал, существует ли у эльфов понятие пары, но так или иначе он сделает так, чтоб у них все получилось.

Джаред перекатился по спинке дивана, не выпуская Дженсена из объятий. Эльф фыркнул:

- Ты и правда гигантский плюшевый мишка, а?

- Ага, - согласился Джаред, сжимая его еще крепче на случай, если тот вздумает сбежать. – Это плохо?

Дженсен помолчал, потом мотнул головой:

- Не-а. Может даже пригодиться, на полюсе иногда бывает ужасно холодно.

Джаред уставился на эльфа:

- Что? В смысле, ты... Ты о чем это?

- Черт, нам действительно нужно поработать над твоим красноречием, - сказал эльф, все так же улыбаясь. – Я о том, что через пару недель начнется предварительная подготовка к праздникам, и хотя серьезная работа мне предстоит не раньше сентября, все равно нужно присутствовать на заседаниях отделов и совещаниях по бюджету, еще на мне собеседования с претендентами, и позволь тебе сказать, координировать миньонов это то еще хлопотное занятие, да к тому же я должен переговорить с поставщиками...

Джаред прижал палец к губам Дженсена, прерывая поток слов.

- О чем именно ты говоришь?

Дженсен высунул язык и лизнул подушечку пальца. У Джареда по спине протопало стадо мурашек.

- Я говорю о том, что хочу забрать тебя с собой, чтобы ты был моей гигантской пушистой грелкой. 

Должно быть, что-то отразилось на лице Джареда, вероятно, то мучительное отчаяние, которое он почувствовал, услышав слова Дженсена – быть ничем иным, как живым обогревателем – потому что эльф наклонился и мягко поцеловал его в щеку.

- Для нас, конфетных эльфов, существует только один.

- Один?

Дженсен кивнул:

- Я знаю, что оборотни находят пару на всю жизнь, медвежонок. Я, может, и не превращаюсь время от времени во что-нибудь лохматое, но я тоже влюбляюсь раз и навсегда.

Джаред едва не потерял челюсть, но ничего не мог с собой поделать. Он только что нашел свою пару, любовь всей своей жизни, и им оказался конфетный эльф, который на вкус был как самый сладкий мед. Джаред и мечтать не осмеливался о чем-то настолько идеальном. 

Он попытался прижать Дженсена ближе, но обнаружил, что они прилипли друг к другу.

Джаред опустил голову и увидел, что их животы, пахи и бедра покрыты липким, похожим на мед веществом, склеившим их кожу. Дженсен отодвинулся с легкой гримасой.

- Да, это вроде как такой недостаток у Медовиков. Она очень... липкая.

Джаред попытался переварить эту информацию, но завис на той ее части, где Дженсен, по-видимому, эякулирует медом.

Эльф вздохнул:

- Пошли, приведем себя в порядок. Уверен...

- О, нет, - перебил его Джаред, - никуда мы не пойдем. Я сам приберусь.

Дженсен удивленно уставился на него, но потом Джаред медленно отодвинулся, ниточки спермы протянулись и повисли между ними тонкой паутиной, а Джаред просто наклонился и принялся слизывать их с его живота, посасывая.

- Ох, - выдохнул Дженсен, - да, так тоже неплохо.

- Ох, - сказал он чуть позже, когда Джаред опустился чуть ниже, - думаю, мне действительно понравится иметь под боком пушистую зверушку. 

Джаред в ответ только принялся сосать сильнее, и Дженсена выгнуло дугой над диваном. 

Да, Медовик и медведь-оборотень были идеальной парой.

И серьезно, ну кто будет винить Джареда, что это знакомство с Дженсеном сделало его настолько счастливым, что все выходные он напевал про себя: 
- Конфетный эльф и мишка-оборотень сидят на дереве и целуются!



Сказали спасибо: 167

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

28.10.2013 Автор: trikster3009

))))))))))))))))))))))Весело и мило)))))))))))))))))))

24.08.2013 Автор: Bones

более оригинального текста я ещё не читала)) спасибо, улыбнуло)

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: . ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v w а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 6 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1463