ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
863

Первый

Дата публикации: 13.08.2013
Дата последнего изменения: 18.09.2013
Автор (переводчик): Hank Stamper;
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; кинк; космо-AU; ООС; фантастика;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Саммари: Дженсен - капитан звездолёта или обычного корабля/лайнера и тд., как автору захочется. Джаред его первый помощник. по традиции помощник также берёт на себя роль любовницы. Джареда неожиданно повышают в эту должность, он не готов, и вообще, никогда не думал, что столкнётся с таким. однако капитан Эклз церемониться со своими помощниками не привык, и имеет множество весьма нестандартных предпочтений и правил поведения в постели. Продолжительность миссии - 5 лет

“Сильвера” под завязку нагрузили неогазом - сорок пять маркированных баллонов с топливом, каждого баллона хватает примерно на три года использования одной планетой с населением не более двадцати тысяч. Капитан Дженсен Эклз прекрасно осознавал важность своей миссии, но слукавил бы, сказав, что занимается этим из чистого альтруизма - за развоз неогаза по контрактованным планетам Империя платила три миллиона кредитов. Только в качестве заработной платы - техобслуживание “Сильвера”, снабжение, топливо и команду Империя оплачивала отдельно. Минусом был тот факт, что по странной прихоти имперцев, вынесенной в отдельный пункт договора, команда комплектовалась случайным образом - из проверенных, но не знакомых между собой специалистов; так что Дженсен Эклз имел что имел.

За десять лет службы в Миссии снабжения он каждый раз был вынужден знакомиться с командой заново. Поначалу это раздражало, потом Эклз смирился; имея непререкаемый авторитет, он знал, что в любом случае подчиняться ему станут беспрекословно - слишком высока была цена бунта. Всего раз за всю его карьеру его команда, возглавляемая Первым помощником, устроила бучу: они требовали повысить плату за услуги и убрать лишние, по их мнению, обязанности. Империя в лице Эклза сделала вид, что пошла на уступки, но по возвращении на Землю бунтовщиков тут же заключили под стражу и лишили лицензии на работу в Миссии.

Эклз особого чувства вины не испытывал - остался жив и слава богу. Дальнейшая судьба наивных революционеров его мало волновала. Но всё же всякий раз, когда приходило время знакомиться с новой командой, его охватывало неприятное чувство. Предсказывать катастрофы он пока не научился, хотя чутьё не позволяло делать совсем уж грубые ошибки: перед вылетом Эклз имел право на две замены в составе. И даже если он пользовался этим правом, шанс, что ему попадётся кто-то лучше, был невелик.

В форт Миссии его вызвали накануне вылета - на церемонию знакомства с экипажем и инструктаж. Идя вдоль строя своих новых подчинённых, одетых в одинаковые тёмно-серые комбинезоны с эмблемой Миссии - язычок пламени в серебристом овале, он кивал в ответ на короткие рапорты-приветствия и подмечал детали: этот с ленцой, этот явный подхалим, этот упрям как вол, а у этой слишком большие сиськи и вызывающий взгляд, чтобы не стать проблемой. Имена он запоминать особо не трудился - на это были личные бейджи. Взгляды он тоже старался игнорировать - а ведь смотрели на него по-разному: от неприкрытого восхищения до откровенной неприязни. Улыбался дежурно, кивал, запоминал лица, жесты, позы. Пока замены, судя по всему, не требовалось.

С Первым помощником, или просто Первым, капитанов Миссии знакомили в последнюю очередь - дело было слишком... интимным, чтобы выносить его на всеобщее достояние. По этому поводу Эклз всегда нервничал - не напоказ, разумеется. Все три предыдущие миссии ему везло (ну, кроме той, бунтарской). Во всяком случае его Первые были из высшего лётного состава, недурны собой и имели характер, с которым можно было сладить. Даже Дэннил Харрис, отлетавшая с ним по Северному Треугольнику два года, из рыжей мегеры к концу миссии превратилась в послушную и даже местами нежную сучку, которая проявляла характер только в том, что касалось руководства экипажем. Эклз прекрасно помнил, сколько времени понадобилось, чтобы укротить её строптивый нрав и заставить ответственно относиться к своим обязанностям.

Не то чтобы у него были какие-то особые прихоти, нет. Ничего невыполнимого, в принципе. Было бы желание. А оно рано или поздно проявлялось у всех - Эклз знал себе цену. И умел сделать так, чтобы его Первые не просто отдавали себя без остатка работе, но и научились уважать его.

И в этот раз капитан Дженсен Эклз очень надеялся, что проблем не возникнет. Империя слишком дорожила его услугами, чтобы подсунуть ему кого попало, поэтому Эклз шёл на встречу с относительно лёгким сердцем.

На первый взгляд всё оказалось даже лучше, чем он думал.

В специальном зале, где из всей Миссии присутствовал только представитель Империи, Эклза ждал его Первый. Наглухо затянутый в серый комбинезон с золотым значком - открытой ладонью - на груди, высокий, стройный, с неприлично взлохмаченными волосами и сумрачным взглядом - он всем своим видом говорил: только тронь. В нём всё дышало каким-то первобытным, яростным бешенством - напряжённая поза, сжатые кулаки, опущенная голова, взгляд исподлобья, упрямо сжатые губы. Он даже не старался выглядеть подобающе случаю или хотя бы разыграть равнодушие. И в любом другом случае это был бы прекрасный кандидат на замену - но не сейчас.

Сейчас Эклз отчего-то пришёл в дикий восторг.

Неукротимая сила, которую хотелось подавить, подчинить себе. Тело, которое, несмотря ни на что, обещало многое. Взгляд, который прожигал насквозь и заводил с полоборота. Это был его Первый - во всех смыслах слова.

Миссия превзошла саму себя.

- Джаред Падалеки, двадцать шесть лет, в чине Второго помощника - три года, в звании Первого помощника - две недели, получил повышение за особые заслуги перед Миссией. Обладает всеми необходимыми навыками пилотирования и обслуживания корабля классов А, B и С, ответственный, исполнительный, обладает авторитетом у подчинённых. Послужной список: Миссия Снабжения “Южный крест”, Миссия Снабжения “Лебедь”, два и три года соответственно. До этого служил на военном крейсере “Метеор”, но из-за полученной травмы был вынужден уйти в торговый флот...

- Травмы? - Дженсен поднял бровь, перебив имперца и беззастенчиво разглядывая мрачнеющего на глазах Первого.

Имперец открыл было рот, но Дженсен вскинул руку и сделал шаг к Джареду.

- Я хочу, чтобы он сам рассказал мне.

У Первого заметно дёрнулась щека и губы сжались ещё больше.

Эклз подошёл ещё ближе. Теперь они стояли на расстоянии поцелуя друг от друга: Дженсен - чуть запрокинув голову и улыбаясь, Джаред - мрачно набычившись. Он был настолько трогателен в своей беспомощной ярости, что Эклзу немедленно захотелось прикоснуться к нему - погладить по сведённой злостью скуле, по губам, стиснутым в линию, разгладить морщинки между нахмуренных бровей. Ниже пояса сладко потянуло, напомнив о самой важной обязанности Первого.

- Ну, - Дженсен выждал паузу. - Я жду.

Джаред Падалеки, его Первый, молчал. Нарушая все возможные законы субординации, игнорируя положение семь кодекса Миссии - безоговорочное подчинение требованиям капитана. Молчал, сжав кулаки и глядя на Дженсена Эклза так, словно мечтал, чтобы тот провалился в чёрную дыру. Это раззадоривало и веселило. О замене Эклз даже не думал.
- Отвечайте, Падалеки, когда вас спрашивает капитан, - встрял недовольный имперец.

- Травма колена, - процедил сквозь зубы Первый, глядя мимо Эклза. - Протез сустава.

- Боевая? - поинтересовался Дженсен.

- Да, - чувствовалось, что Джареду каждое слово давалось с трудом. Об обращении “сэр” или “капитан” он даже не вспоминал.

- Обстоятельства?

- В стычке с пиратами в секторе “М”.

Имперец вмешался:

- Капитан Эклз, время. Вы подпишете договор с Первым помощником Джаредом Падалеки или распорядитесь о замене?
Джаред поднял глаза и с такой ненавистью уставился на Дженсена, что тот на мгновение опешил, но быстро взял себя в руки. Процедура знакомства закончена, всё что нужно он узнал. Дело за малым.

- Конечно, подпишу, - с наслаждением заявил Дженсен, глядя в пылающие яростью чуть раскосые глаза Первого. - Причём с большим удовольствием.

***

Гиперпространственный прыжок, как обычно, прошёл жёстко - даже погружённый в кибер-сон, Эклз чувствовал сотрясения капсулы, пронизывающие тело подобно электрическим разрядам. Перед тем как вырубиться окончательно, он успел подумать о том, что в соседней капсуле спит - или пытается уснуть - его Первый, и испытал приятное возбуждение. Датчики отреагировали незамедлительно, впрыснув в кровь дополнительную дозу седативного.

И, видимо, поэтому пробуждение было не слишком приятным.

Гудела голова, словно с похмелья, во рту было гадко, кости ломило. Все остальные члены команды уже проснулись и, очевидно, ждали его в кают-компании, так что в себя Дженсен пришёл в гордом одиночестве и порадовался, что его никто не видит. Он выбрался из капсулы, с трудом натянул комбинезон и поплескал в лицо водой. Мягкий голос Управляющего - для разнообразия Дженсен загрузил приятный женский тембр - поздравил капитана “Сильвера” с пробуждением и предложил пройти в кают-компанию для приветствия экипажа.

- Да понял я, - раздражённо отозвался Дженсен и пригладил стоящие торчком волосы. Голова болела всё сильнее, но он знал, что никаких лекарств в первые три часа после пробуждения принимать нельзя. Единственное средство, которое могло спасти Эклза от страданий, находилось в кают-компании вместе со всеми. Конечно, он мог вызвать Джареда Падалеки к себе и отсрочить встречу с экипажем, но ему не хотелось начинать вояж с подобной выходки и настраивать людей против себя.

Пришлось взять себя в руки и направиться по длинному коридору мимо запертых кают к просторному помещению в центральной части корабля - “овальному кабинету”, как в шутку называл Дженсен кают-компанию. Оборудованный максимально комфортной мебелью и декорированный живыми растениями, большой светлый зал неизменно навевал Дженсену мысли о Земле - даже не скажешь, что они рассекают космическое пространство в хлипкой, по масштабам вселенной, скорлупке. Даже сейчас, несмотря на дискомфорт, чувство уюта и защищённости охватило Дженсена, едва перед ним бесшумно разъехались тяжёлые створки дверей.

Шесть человек, одетых в привычные серые комбинезоны, ожидали его, сидя за овальным столом. Четверо мужчин и две женщины. Возраст - от двадцати двух до тридцати одного года. Высокие и не очень, крепкие и худощавые, блондины и темноволосые, смуглые и белокожие, все довольно приятной наружности. У каждого был бейдж с именем, но за тот срок, что “Сильверу” предстояло провести в Миссии, можно было запомнить не только имя, но и родословную до десятого колена.

Первый помощник сидел по правую руку от пустующего кресла Дженсена - неестественно прямо, словно кол проглотил, - сидел, сложив руки на столе и намертво сплетя длинные пальцы. Он был единственным, кто смотрел в сторону, игнорируя появление Дженсена.

И Дженсену это понравилось.

Он неспешно прошёл на своё место, чуть поморщившись, когда боль резко ударила в висок, и сел, коснувшись коленом бедра Первого. Тот мгновенно убрал ногу, и Дженсен улыбнулся - всем и каждому в отдельности.

- Привет, друзья, - тепло произнёс он. - Поздравляю вас с успешным стартом Миссии “Фаэтон”. Надеюсь, все запаслись подарками на “семь дней рождений умножить на пять лет”?

Экипаж засмеялся. Все, кроме Джареда Падалеки. Тот продолжал упрямо смотреть куда-то в стол.

Дженсен переменил позу, вытянул ногу и теперь мыском ботинка касался ступни Первого. Тому деваться было некуда, только спасаться бегством. Дженсен с наслаждением провёл по щиколотке Джареда вверх-вниз, слегка наступил ему на ногу и отодвинулся, давая возможность выдохнуть.

- Как вы прекрасно знаете, наша Миссия включает в себя увлекательную прогулку по сектору “Ф” - посещение сорока пяти обитаемых планет с доставкой неогаза согласно контракту. По расчётам, Миссия займёт около пяти лет. Как показывает практика, за такой срок мы с вами имеем реальный шанс стать близкими людьми, настоящей семьёй, - Дженсен снова улыбнулся со всей теплотой, на которую был способен. - Я в свою очередь постараюсь, чтобы мы все, - он сделал акцент на слове “все” и откинулся на спинку кресла, с удовольствием глядя на каменный профиль Джареда, - крепко... подружились.

В завершение этой краткой, но прочувствованной речи сервис-бот ввёз в кают-компанию поднос, уставленный бокалами со “спиритусом” - напитком, который синтезировался прямо на борту и в зависимости от программы мог иметь вкус и крепость любого земного спиртного. На сей раз Дженсен распорядился, чтобы это было шампанское.

Первый взял свой бокал последним и с явной неохотой. Он по прежнему прятал глаза и вёл себя вызывающе - нарочито кривил рот, раздражённо сопел и выглядел ужасно привлекательно в своём бессмысленном гневе. Дженсен чокнулся бокалом с каждым членом экипажа, поймал многообещающую улыбку связистки Селины фон Штерн, высокой стройной полногрудой блондинки, и повернулся к Джареду.

- И за моего Первого, - нежно проговорил он, понизив голос. - За нашу плодотворную совместную работу.

Джареда передёрнуло. Он едва коснулся своим бокалом бокала Дженсена, чуть пригубил и поставил на стол. Дженсен, не сводя с него взгляда, медленно допил “спиритус”, смакуя искристую горечь на языке. Отставил пустой бокал и улыбнулся экипажу.

- А теперь прошу каждого пройти в свою каюту. С распорядком дня вас ознакомит Управляющий, в каютах вы найдёте всё необходимое. Следующий прыжок запланирован на 23.00 по земному времени, у вас есть время освоиться и ознакомиться со своими обязанностями.

Дженсен дождался, пока команда вышла за дверь, и преградил путь Первому.

- Я, кажется, тебя не отпускал, - весело заметил он.

- Вы сказали - “каждому” пройти в каюту, - хмуро отозвался Джаред.

- Сэр. Или капитан. Как тебе больше нравится?

- Что?

Дженсен совсем развеселился.

- И как тебя повысить умудрились, ума не приложу... Прошу тебя, обращайся ко мне по уставу - даже если мы... одни, - он многозначительно улыбнулся. - Ты знаешь, что входит в твои обязанности?

Джаред тяжело сглотнул, глядя в одну точку.

- Да.

- Да...?

- Да... капитан.

- Очень хорошо, - Дженсен провёл рукой по его плечу, обтянутом эластичной серой тканью. Твёрдые мускулы, тёплая - даже сквозь комбинезон - кожа. Джаред дёрнулся и сильнее сжал зубы. Дженсен начал раздражаться - ну ладно, поиграли и хватит. Что он - совсем не понимает, что ли? Первым помощникам с самого начала объясняли, что прибавляется к их должностным обязанностям, и такое яростное сопротивление Дженсен иначе чем ослиным упрямством объяснить не мог. Ему очень не хотелось применять жёсткие методы убеждения, но, судя по всему, это было неизбежно.

Тем не менее Дженсен сделал последнюю попытку решить дело миром.

Он скользнул ладонью по груди Джареда, задержал руку на талии и легонько провёл губами по его шее - там, где пролегала граница между обнажённой кожей и высоким глухим воротником. Первый со свистом втянул воздух сквозь зубы и шарахнулся в сторону, отталкивая Дженсена. Пока неотразимый капитан Эклз приходил в себя от удивления, Джаред стремглав бросился к дверям, но пульт не среагировал на команду. Более того, Управляющий вдруг решил активировать режим “обезвреживания”, и невидимые силовые путы скрутили Джареда так, что он замер на месте, не в силах пошевелиться.

Единственное, что ему оставалось, это злобно скалиться и сверкать глазами. Дженсен подошёл вплотную и улыбнулся - так сладко и ядовито, как только мог.

- Управляющий, спасибо, - негромко поблагодарил он. - Можешь отключить “обезвреживание” - угрозы для жизни нет.

- Будет, - мрачно и тихо пообещал Джаред.

- Вряд ли, - сказал Дженсен весело. - Пока вы все спали во время прыжка, каждому из вас была вживлена ма-а-ленькая микрокапсула. В случае необходимости, я могу активировать её дистанционно, и тогда каждый из вас на время превратится в робота, покорно выполняющего мои приказы. После того, как моя команда в прошлый раз взбунтовалась и решила свергнуть меня с престола, мне пришлось обратиться в Миссию с просьбой обезопасить свой рейд от подобных неожиданностей. - Он выдержал эффектную паузу и лучезарно улыбнулся. - И они прислали мне предложение, от которого я не смог отказаться. И знаешь что самое замечательное? То, что полностью подчиняясь мне, вы всё прекрасно осознаёте, но не можете сопротивляться. Представляешь, Первый, какой простор для творчества, а? - Дженсен ухмыльнулся, на мгновение сбросив маску, и Джаред дико покосился на него, не зная, верить или нет. Чтобы закрепить эффект, Дженсен прикоснулся к шее Джареда за ухом, нажал на крохотную выпуклость.

- Вот здесь, - сказал он. - И нет, это не досадный прыщик. И не неведомая болезнь. Это твой пульт управления, Первый, и в твоих интересах не позволить мне его активировать. Будет больно, Первый, и очень-очень обидно. Гораздо обиднее, чем при добровольном согласии, можешь мне поверить.

Джаред слушал молча, только желваки на скулах выдавали его бешенство. А потом, когда Дженсен умолк, Первый сделал странную вещь - резко развернулся спиной и яростно дёрнул вниз молнию комбинезона. Тонкая эластичная ткань съехала с плеч, открывая смуглую гладкую спину, украшенную маленькой татуировкой на левой лопатке - неизвестным Дженсену символом в виде трёх переплетённых линий.

- Какая потрясающая жертвенность, - усмехнулся Дженсен, глядя в тёмный встрёпанный затылок.

Джаред упрямо дёрнул плечами.

- Я выполняю ваш приказ, капитан, - глухо проговорил он.

- О, нет, - Дженсен обошёл Джареда по кругу, встал перед ним, заставив смотреть себе в глаза. - Ты выполняешь свою обязанность. Но делаешь это так, словно это моя прихоть. А это не так.

Джаред позволил себе приподнять уголки губ в пародии на усмешку.

- Разве?

Вблизи он был хорош. Очень хорош. У его нового Первого была идеальная кожа - гладкая, практически безволосая, с приятным смуглым отливом - и крепкое тренированное тело. Широкая грудь, горделивый разворот плеч. Дженсен, не смущаясь, опустил взгляд ниже пояса - под облегающей тканью комбинезона отчётливо проступали контуры внушительного достоинства. И это в нерабочем состоянии. Дженсен облизнулся и с наслаждением отметил, что Первый густо покраснел. Ну надо же... Только подумайте: глаза мечут молнии, весь напряжён, как струна, а краснеет как девчонка.

- Это не прихоть, - терпеливо объяснил Дженсен. - Это необходимость. Согласись, что пять лет терпеть без секса - самоубийство для психики. Я специально не вожу с собой никаких препаратов для подавления либидо, потому что считаю, что, во-первых, это вредно и гораздо лучше удовлетворять влечение естественным образом. А во-вторых, - он назидательно поднял палец вверх, - иначе в вас, Первых, отпадёт необходимость. Ты же не считаешь, на самом деле, что я не справлюсь с “Сильвером” и командой без твоей бесценной помощи?

- Мне раздеваться? - бесцветным голосом перебил его Джаред.

Дженсен вздохнул. Эта игра начала ему надоедать.

- Знаешь, я что-то устал. Ты свободен, Первый. Когда ты понадобишься, я вызову тебя. Управляющий, - Дженсен повысил голос. - Открой двери.

- Да, капитан, - раздался с потолка мелодичный женский голос, и створки разъехались в стороны.

На пороге Дженсен обернулся. Джаред, не глядя на него, натягивал комбинезон на плечи.

- И будь готов, что в следующий раз ты выполнишь свои обязанности, Первый.

Дженсен вышел, не дожидаясь ответа и чувствуя тяжёлый ненавидящий взгляд Джареда между лопаток.

***
Вопреки желанию, Дженсен избегал Джареда до первой высадки - к себе не вызывал и игнорировал при редких встречах на мостике или в кают-компании. Управляющий докладывал ему, что в команде царят мир, любовь и взаимопонимание, и единственным, кто не желает вливаться в общую позитивную волну был его несносный Первый - он ни с кем не общался, редко покидал каюту и не принимал участия в ежевечерних посиделках в “овальном кабинете”. Дженсен слушал, ухмылялся и принимал решение подождать ещё немного. Он даже снизошёл до того, чтобы принять у себя сексапильную фон Штерн, которая устроила ему сеанс совершенно космической связи - рот у этой красотки был создан явно не только для того, чтобы общаться по комму. Остальные члены экипажа, насколько Дженсену было известно, тоже не скучали в этом плане - раскованные нравы Империи воцарились в замкнутом мирке “Сильвера”, но границ никто не переступал: субординация соблюдалась строго.

Это было Дженсену даже на руку - пусть трахаются, думал он, пусть наслаждаются друг другом, ещё надоесть успеют. Его приказам подчинялись беспрекословно, это было самое главное. А всё остальное - издержки существования в замкнутом пространстве.

Когда “Сильвер” получил разрешение на швартовку в порту Катарины, первой планеты на маршруте, населённой невысокими глазастыми гуманоидами, Дженсен собрал всех на мостике и велел быстро выучить катаринское приветствие. Дело делом, а впечатление о себе нужно было оставить самое приятное. Джаред, как обычно, стоял чуть поодаль, хмурился, смотрел в стену и периодически бессознательно касался крошечной выпуклости за ухом, словно ждал, что в любой момент Дженсен решит активировать капсулу. Дженсен улыбнулся, на миг встретившись с ним взглядом. Первый тут же отвёл глаза, но Дженсен успел увидеть в них что-то похожее на смущение.

Наконец-то. Не прошло и недели - по земным меркам.

Должно быть, Джаред начал осознавать, что перегибает палку со своим идиотским упрямством, и боится наказания. Умничка. Пусть боится. Дженсен улыбнулся ещё шире и обратился к своему экипажу, который смотрел на него влюблёнными глазами.

- Добро пожаловать на Катарину, ребята. Местные тут достаточно дружелюбные, но не любят, когда им смотрят в глаза и слишком громко разговаривают. Ведите себя сдержанно и корректно, не вступайте в дискуссии, не пейте местное пойло и не клейте местных красоток. Завтра в полдень по земному времени отчаливаем, так что к одиннадцати тридцати все должны быть на борту. Рекомендую местный развлекательный центр - очень неплохое кино 9D, - и местное блюдо ыйхгаар, нечто вроде нашей земной пиццы. В ходу наши земные кредиты и местная валюта. Все свободны, кроме Первого - нам предстоит подписать договор о доставке и проконтролировать разгрузку.

Экипаж с шумом выкатился из кают-компании. Дженсен повернулся на каблуках и прищурился.

- И долго ты будешь сучиться, детка?

Джаред аж поперхнулся от возмущения.

- Ч-что?

Дженсен подошёл ближе.

- Ты ведёшь себя неподобающе, Первый, - жёстко сказал он. - Как мой заместитель, ты должен быть примером для остальных, но вместо этого ведёшь себя как оскорблённая девственница. Я всё понимаю, ты не мог противиться этому повышению, но ты же воин Империи, чёрт тебя подери, ты должен выполнять приказы, а если тебе настолько омерзительна мысль о сексе со мной, то, наверное, тебе проще пустить пулю в лоб. Себе.

Джаред возмущённо сверкнул глазами, но промолчал. Крыть, очевидно, было нечем. Дженсен смерил его взглядом, поджал губы и раздражённо крутанулся на каблуках, бросив через плечо:

- Идём.

Делегацию катаринцев они встретили, как и полагается, рука об руку, сияя улыбками: Дженсен - вполне искренней, Джаред - резиновой, вымученной. С помощью маленького переводчика, укреплённого на груди, обменялись приветствиями. Катаринцы были похожи на маленьких щуплых человечков с тёмно-жёлтой кожей и большими чёрными круглыми глазами навыкате. Между собой они общались на резком щебечущем языке, и Дженсен быстро устал.
Он любезно пригласил делегацию в трюм, и отправил Джареда проконтролировать въезд грузовой платформы. Торжественная передача драгоценного баллона неогаза состоялась в атмосфере всеобщего благоговения - для Катарины это была целая жизнь.

Дженсен раскланялся с катаринцами, вежливо отверг приглашение на ужин, сославшись на дурное самочувствие, но выкрутился изящно: приказал Джареду отправиться на катаринский приём. Первый попробовал было возмутиться, но Дженсен сладким голосом пообещал, что ещё слово - и он активирует капсулу на глазах у изумлённой публики, и может случиться большой конфуз. Джаред тут же умолк, нахмурился и в самом мрачном расположении духа покинул “Сильвер” в компании возбуждённо щебечущих катаринцев.

Дженсен же, наоборот, изрядно повеселел. Спровадив команду на заслуженную гулянку, а Джареда - на скучный приём, он улёгся на диван в “овальном кабинете” и потребовал Управляющего включить ему какое-нибудь старое - очень старое - кино. Попивая мелкими глотками “спиритус-виски” и наблюдая, как два человека в странных нарядах носятся по большому нелепому городу и стреляют из дурацких пушек, которым место в музее, Дженсен сам не заметил, как задремал.

Он проснулся, услышав шорох разъезжающихся дверей, и поморгал - в кают-компании царил полумрак, Управляющий приглушил свет, оставив несколько точечных светильников, замаскированных листьями вьющихся растений. В дверном проёме нарисовался высокий стройный силуэт и повеяло... о чёрт. Повеяло “яманой” - местным алкогольным напитком, который на землян действовал ужасающе: рубил с одного глотка в такой хлам, что ни одно земное похмелье не могло сравниться с последствиями “яманы”.

Силуэт качнуло - Первый опёрся рукой о стену и с трудом переставил заплетающиеся ноги. Дженсен вскочил с дивана и подошёл ближе. Джаред мутно глянул на него сквозь спутанную чёлку и едва не упал.

- Кптн... - пробормотал он. - Я вс нннавижу.

- Час откровений с Джаредом Падалеки, - Дженсен взвалил на себя пьяного в дым Первого и поволок по коридору к каюте. Джаред пытался сопротивляться, но выходило у него хреново. А когда Дженсен отвесил ему чувствительный подзатыльник, Джаред и вовсе примолк.

- Так, - сказал Дженсен, затащив Первого в каюту и прислонив его к стене. - Ты только не дёргайся, ладно? Я сейчас тебя раздену и запихну в душ, понял? Тебе станет чуть полегче.

- Ммпф, - изрёк Джаред и свесил голову на грудь.

- Согласен, - Дженсен, удерживая одной рукой Джареда за плечо, потянул вниз молнию, расстёгивая комбинезон. Шатаясь и опасно кренясь вместе с Первым, он ухитрился раздеть его полностью, не считая узких и неудобных на вид трусов. Последний оплот Джаредовой морали Дженсен трогать не стал.

Ледяная вода, бьющая сразу со всех сторон, ненадолго привела Первого в чувство - он покачнулся, застонал и схватился за голову, пытаясь прийти в себя. Дженсен потребовал у Управляющего самое сильное средство для протрезвления, прибавил напор воды и пошёл в каюту искать полотенце. Когда он вернулся, Джаред лежал ничком на полу душевой и чуть ли не рыдал, вяло отмахиваясь от бьющих в лицо ледяных струй.

- Ну-ну, - нежно проворковал Дженсен, помогая Джареду подняться и укутывая его полотенцем. - Что это мы совсем расклеились, а?... Ну, Первый, ну что ты, в самом деле... Стыдобища. Пошли в кроватку.

- Стбойнпойду, - изрёк Джаред, подозрительно воззрившись на Дженсена сверху вниз.

- Пойдё-ё-ёшь, - уверил его Дженсен. - Ещё как пойдёшь.

Джаред ничком рухнул на кровать, раскинув руки и ноги. Он был пьяный в дым и улыбался так, что Дженсен не смог не улыбнуться в ответ. Джаред смотрел на него туманными, шальными глазами и облизывал губы.

Ох, Первый, Первый...

Дженсен наступил коленом на кровать между раздвинутых ног Джареда.

- Может, проспишься сначала?

- Не-ет, - засмеялся Джаред и принялся ловить руку Дженсена, промахиваясь. - Ты хотел, чтобы я... ик-к. Чтобы я... того. Я и того.

- Точно. Того. Давай-ка, Первый, баиньки.

- Нет! - возмутился Джаред громко и всё-таки поймал руку Дженсена и потащил в рот, облизал пальцы с громким чмоканьем и игриво прикусил. - Я один не смогу.

- Чего не сможешь?

- Вообще, - неопределённо сообщил Джаред.

- Чтоб тебя, Первый! - Дженсен отобрал у Джареда руку, которую тот, похоже, решил сожрать, крутанул за плечо, утыкая мордой в подушку, и набросил сверху одеяло. Получившаяся конструкция обиженно засопела, источая аромат “яманы”.
- Завтра Управляющий вкатит тебе антипохмелин, но вряд ли тебе станет намного лучше, - сказал Дженсен откляченной заднице Джареда. - Боюсь, мы тебя потеряли дня на два. Спи, придурок.

- С тобой хочу, - вдруг чётко произнёс Джаред и тут же захрапел.

- “С тобой хочу”, - тихо передразнил Дженсен. - Вот же, послала Империя Первого... И что мне с ним делать, с дураком? И ведь не даст же по-трезвому...

- Что скажешь, Управляющий? - негромко спросил Дженсен, выйдя в коридор и притворив дверь.

- Судя по анализу дыхания Первого помощника, в его крови циркулирует примерно три унции “яманы”, что равносильно семистам миллилитрам виски в земных мерках.

- Завтра ему будет плохо?

- Завтра ему будет ОЧЕНЬ плохо, капитан.

- Пришли ему серв-бота утром. Пусть поможет. В душ сводит, лекарство вкатит...

-Слушаюсь, капитан.

- Отчалим по расписанию.

- Есть, капитан.

- Ты можешь мне сказать, за какие грехи мне достался такой Первый? - Дженсен устало потёр виски - голова разболелась даже от паров “яманы”.

- Не могу знать, капитан. Но если будет дозволено...

- Говори.

- Он удивительно подходит вам, капитан. У вас с ним 93-процентное совпадение по шкале совместимости.

- Не может быть.

- Так и есть, капитан. Так что не делайте поспешных выводов.

- Умолкни, железяка, - раздражённо буркнул Дженсен. Хорошее настроение как рукой сняло, и он направился к себе в каюту, думая о том, что ни один предсказатель в мире даже в шутку не мог бы предположить, будто Джаред Падалеки - практически родственная душа капитана Эклза.

Ничего же общего.

Совсем ничего.

***
Как и предсказывал Управляющий, Джареду было очень плохо. Настолько, что он не показывался из своей каюты до вечера и не реагировал на попытки Дженсена связаться с ним по комму. Серв-бот доложил, что у Первого помощника сильнейшее отравление и все сопутствующие симптомы, плюс головная боль на восемь и одна десятая балла по десятибалльной шкале. Дженсен велел утроить дозу адсорбентов и обезболивающего - это было единственное, чем он мог помочь.

Остальная команда, как ни странно, дисциплинированно явилась на борт вовремя - следы излишеств на их лицах, конечно, имелись, но в целом все были живы и здоровы. Отлично. Для начала рейда очень даже неплохо.

За пару часов до гиперпространственного прыжка Дженсен постучался в каюту Первого. Не получив ответа, набрал код и открыл дверь. Джаред ничком лежал на кровати, укрытый простынёй по пояс, рядом озабоченно пощёлкивал и мигал лампочками серв-бот. Пахло “яманой” и лекарствами.

Когда Дженсен подошёл к кровати, Джаред приоткрыл один глаз.

- Как ты себя чувствуешь? - поинтересовался Дженсен, разглядывая бледное осунувшееся лицо Первого.

- Лучше, - просипел Джаред и потащил на себя простыню, укрываясь по шею. Дженсен усмехнулся.

- Ты что - всерьёз думаешь, что я накинусь на тебя, пока ты в таком плачевном состоянии? Не льсти себе, Первый.
Джаред покраснел, аж пятнами пошёл.

- Я не...

- Ладно, молчи уж. Через два часа - прыжок, тебе лучше бы оклематься, иначе не переживёшь. - Дженсен подошёл к серв-боту, быстро ввёл несколько команд, и из недр робота появился урожающего размера шприц, наполненный мутной жидкостью.

- Последнее средство, Первый. Лучший стимулятор во всей Вселенной. Переворачивайся.

Джаред стиснул простыню и сжал губы. Вид у него был и воинственный, и несчастный одновременно, и Дженсену стало смешно.

- Давай-давай.

- Выйдите, пожалуйста, - прохрипел Джаред, отворачиваясь.

- Ещё чего.

Серв-бот запикал, поднимая манипулятор со шприцем. Джаред помедлил, потом тяжело вздохнул, распространяя тяжёлое амбре “яманы” и перевернулся, зарываясь лицом в подушку. Серв-бот подцепил простыню и стащил её с Джареда, обнажая сильную спину и поджарую аккуратную задницу. Дженсен восхищённо присвистнул. У Джареда запылали уши.
- Уммм, - простонал он, когда игла вонзилась в кожу.

- Молодец, - похвалил Дженсен. - Больно? Сейчас пройдёт.

Он присел на край кровати и положил ладонь на подтянутую ягодицу, с удовольствием ощутив её твёрдость. Большим пальцем нежно помассировал место укола. Джаред не дёргался - лежал смирно, вцепившись в подушку, и тяжело дышал.
- Брысь, - тихо скомандовал Дженсен, и серв-бот бесшумно вымелся за дверь.

Джаред приподнял голову и мученически глянул на Дженсена сквозь спутанные пряди волос.

- Что вы делаете?

- Ускоряю процесс лечения, - негромко сказал Дженсен, продолжая гладить и мять упругую тёплую плоть.

Джаред уронил голову и застонал.

- Уходите... - жалобно попросил он.

- Не уйду.

- Я не хочу. Не хочу, чтобы вы меня трогали.

- Я хочу. Этого достаточно. - Дженсен повёл ладонью вверх, по гладкой спине, прочертил пальцем линию позвоночника, положил руку на горяую шею Джареда, взъерошив волосы. Он наслаждался затянувшейся прелюдией - чувство предвкушения возбуждало. Джаред тихо застонал.

- Ты ещё не понял, Первый? - нежно прошептал Дженсен, наклонившись к его уху. - Не понял, что как бы ты от меня ни бегал, всё равно прибежишь ко мне. Я никуда не денусь, как бы тебе этого ни хотелось, Первый. И ты от меня никуда не денешься.

Он отстранился и хлопнул Джареда по заднице.

- За вчерашнюю выходку - выговор. Отработаешь потом, когда будешь в форме.

Дженсен встал, глядя на Джареда сверху вниз.

- Приходи в себя, Первый, - холодно проговорил он. - Жду тебя в гипер-зоне через полтора часа.

Он развернулся и вышел, не оборачиваясь. Джаред что-то промычал в ответ, но двери мягко захлопнулись, отрезая звук. Дженсен прошёл на мостик и расположился в кресле, глядя, как в чёрном иллюминаторе кружат бесчисленные звёзды.

Первый и второй пилоты бесшумно вошли на мостик и козырнули Дженсену. Он кивнул им, занятый своими мыслями.
Включился комм.

- Капитан? - бархатный голос Селины фон Штерн. - Триер сообщает, что впереди метеоритное поле. Рекомендую пристегнуться, будет тряска.

- Объяви по громкой связи, - велел Дженсен и нырнул под ремни, которые мягко облегли его тело. - Перевести “Сильвер” в ручное управление.

- Есть, капитан.

Когда первый толчок сотряс корпус корабля, Дженсен выругался. Метеориты шли густо, ударяя вскользь по обшивке; Дженсен маневрировал, огибая самые крупные, но поток был слишком плотным.

- Капитан, осторожно! - крикнул первый пилот.

- Чёрт, - выругался Эклз, когда мелкий метеорит влетел в лобовой иллюминатор. “Сильвер” трясся и мелко вибрировал, мигали индикаторы тревоги десятого уровня. Дженсен на мгновение подумал, что Первому там совсем несладко, но тут же переключился на управление: “Сильвер” трепало жёстко. Только спустя полчаса совместными усилиями Дженсена и пилотов удалось вывести корабль из потока - помятым, но относительно целым. Во всяком случае система молчала.

- Управляющий?

- Да, капитан?

- Полный анализ повреждений.

- Есть, капитан.

По экрану заскользили данные. Поцарапана обшивка, небольшая трещина на стабилизаторе... Ерунда. Прыжок корабль выдержит, а в ближайшем порту можно будет задержаться чуть подольше, подлатать раны. Дженсен повеселел, поблагодарил пилотов и отдал приказ все собраться в гипер-зоне для подготовки к прыжку.

Джаред уже был там - бледный, мрачный, прижимающий к носу окровавленный платок. Судя по всему при тряске его нехило приложило - кровати не имели ремней безопасности.

- Сочувствую, - проговорил Дженсен и забрался в соседнюю капсулу.

- Сбасибо, - прогундосил Джаред.

- Ничего не забыл?

- Сбасибо... кабитад.

- Не за что, - вежливо сказал Дженсен, лёг и закрыл глаза.

Он устал, перенервничал, был раздражён и зол. Напряжение хотелось сбросить - единственным способом, который всегда действовал безотказно. в соседней капсуле ворочался и вздыхал Джаред, Первый, мать его, помощник. Лучше бы он заменил его тогда, честное слово.

С невесёлыми мыслями Дженсен погрузился в тяжёлый искусственный сон. А очнувшись, вновь обнаружил себя в гордом одиночестве - гипер-зона была пуста.

Дурное настроение мешало сосредоточиться, напряжение требовало выхода. Прошагав по коридору, Дженсен остановился у каюты Джареда, не постучав, нажал на кнопку. Двери разошлись, и Дженсен очутился нос к носу с Первым - тот явно собирался уходить. Выглядел Джаред куда лучше, чем до сна, пах свежестью и чистотой. Дженсен почувствовал себя обманутым, и накопившееся раздражение выплеснулось в отчаянном жесте - он схватил не успевшего опомниться Джареда за грудки, затолкал обратно в каюту и чуть ли не задницей нажал кнопку, блокирующую двери.
Джаред попытался было сопротивляться, но в полёте спиной на кровать это было сложно. Дженсен выкрутил ему руки, стиснул запястья, навалился всем телом, игнорируя попытки Первого скинуть его, и прорычал в лицо:

- Мы чуть не сдохли, а ты кобенишься!

- Нечестный приём, капитан... - прохрипел Джаред, извиваясь.

- Выполнять приказ, Первый! - рявкнул Дженсен и, невзирая на отчаянное сопротивление, прижался ко рту Джареда, раздвинул его губы языком, грубо проник внутрь и застонал от наслаждения, смешанного с яростью. Джаред неожиданно ответил на поцелуй - с неменьшей злостью, жёстко, толкаясь языком в рот Дженсена, прикусывая его губы чуть ли не до крови. Дженсен нащупал язычок молнии комбинезона Первого, рванул вниз, сдирая тонкую ткань с плеч. Ему мучительно хотелось сделать с Первым всё - воплотить в жизнь любую прихоть, и одновременно просто и грубо трахнуть его, чтобы орал, умолял ещё и ещё...

Победило второе.

Дженсен перевернул Джареда на живот, надавил предплечьем на шею: лежать, мол. Тот забрыкался, но как-то не всерьёз, не в полную силу.

- Убью, - прошептал Дженсен ему на ухо.

Комбинезон сполз с тела Джареда змеиной шкурой, обнажённая кожа слабо заблестела в свете ламп. Первый притих - уткнулся лицом в предплечье, сжал кулаки, напрягся, сжался весь и часто задышал сквозь зубы. У Дженсена яйца ломило от желания засадить с размаху, но он сдержался. Толкнулся пальцами между ягодиц - сухо, тесно, готовность - ноль. Джаред неожиданно повернул голову и усмехнулся:

- Внезапно, да?

- Блядь! - разъярился Дженсен. - Заткнись!

- Слушаюсь, мой капитан, - с издёвкой произнёс Джаред.

Дженсен сгрёб Первого за длинные волосы на макушке, стиснул пальцы, заставляя Джареда откинуть голову назад - тот зашипел от боли и задёргался.

- Я всё равно это сделаю, - процедил Дженсен. - Лежать.

Он оттолкнул Джареда, встал и направился в ванную комнату, попутно стягивая с себя комбинезон. Рывком распахнул дверцу шкафчика, смахнул на пол тюбики и флаконы, выхватил из общей свалки ёмкость с кремом для бритья и вернулся в каюту. Джаред лежал в прежней позе, только плечи подозрительно тряслись. Взвинченный до предела, возбуждённый, Дженсен подошёл к нему и остановился, уловив сдавленный звук.

Первый смеялся.

Дженсен толкнул его в плечо - Джаред легко перекатился на спину, утирая слёзы, выступившие от смеха.

- О, капитан... - простонал он, всхлипывая. - Простите меня, но это... это невероятно смешно...

- Что именно? - поинтересовался Дженсен, не зная, злиться ему или улыбаться - уж больно забавно выглядел красный, ржущий до слёз Джаред.

- То, как... как на вас влияет... не могу...

- Что влияет? - Дженсен подпустил льда в голос.

- Простите, но я это скажу... Недоёб.

И Джаред загоготал, уже не стесняясь. Голый, загорелый, невозможно красивый и совершенно обезоруживающий. Дженсен зарычал, одним прыжком взлетел на кровать и прижал Джареда к матрасу всем телом. Первый мелко трясся и кусал губы, пытаясь сдержать истерический смех. Дженсен погладил его по влажным от пота волосам на висках, мягко положил ладонь на содрогающееся горло...

И сжал.

Джаред захлебнулся, захрипел и попытался скинуть Дженсена, но тот жёстко зафиксировал его руку. Губы Джареда приоткрылись, ловя воздух, и Дженсен нежно поцеловал их, скользнув языком по уголку рта и чуть ослабив хватку.

- Ты же можешь сопротивляться, Первый, - мягко проговорил он, глядя в расширившиеся глаза Джареда. - Ты сильнее меня, ты можешь. Но не хочешь.

Взгляд Джареда обещал ему медленную и мучительную смерть и одновременно давал понять, что Дженсен был прав. Бедром Эклз чувствовал, как неумолимо твердеет член Первого, как он ёрзает, пытаясь скрыть возбуждение, - было видно, что он злится на своё тело, предавшее его в самый неподходящий момент.

- Любишь пожёстче, значит? - поинтересовался Дженсен. - Отлично, я тоже.

Продолжая удерживать Джареда за горло, свободной рукой он пошарил рядом с собой, наткнулся на скомканный комбинезон и подцепил тонкий пояс, на котором обычно крепился портативный комм.

- Руки!

Джаред, кусая губы, мотнул головой, и Дженсен стиснул пальцы сильнее, пережимая горло. Первый захрипел, задёргался и вскинул руки над головой. Его член - тяжёлый, налитой, идеальной формы и размера - стоял вовсю, и Дженсен довольно усмехнулся, глядя в мутные глаза Джареда.

А потом захлестнул его запястья петлёй из ремня, затянул и намотал себе на руку.

- Как ты ещё любишь, Первый? - прошептал он, касаясь губами губ Джареда. - У меня большой арсенал... прихотей, я готов поэкспериментировать.

Джаред шевельнул губами, и Дженсен снова чуть ослабил хватку. Первый закашлялся и прохрипел:

- Вы только обещать горазды, капитан...

А вот это уже было очень похоже на то, что Джаред сдался. Нарывался, напрашивался, провоцировал, выёбывался как мог - и всё равно сдался. Дженсен выпустил шею Джареда, толкнул его в плечо, заставляя снова лечь на живот, быстро скрутил руки за спиной.

- Колени... - прохрипел он, перед глазами всё мутилось.

С поджатыми коленями и выставленной задницей, лёжа мордой в подушку, Джаред выглядел именно так, как должен выглядеть Первый помощник капитана при исполнении своих обязанностей. Дженсен поддёрнул выше за ремень спелёнатые за спиной руки Джареда, вызвав сдавленный стон, выпрямился и с наслаждением впился в упругую плоть ягодиц, раздвигая их, массируя большими пальцами края туго сжатой дырки.

- Выебать бы тебя для начала одной из моих любимых игрушек... - задумчиво протянул Дженсен. - Но сначала ты бы у меня денёк походил с пробкой, растянул бы себя как следует...

Джаред длинно замычал в подушку.

- К вечеру ты бы умолял меня трахнуть тебя, - прошептал Дженсен, продолжая ласкать порозовевший от грубых щипков и поглаживаний зад. - Ты бы просто тёк, как сучка, - смазанный, раскрытый, сладкий... Попробуем как-нибудь?

Джаред замотал головой и снова застонал.

- Это значит - да? - нежно поинтересовался Дженсен, наклоняясь ниже.

- Мнпфнннф!

- О, кляпы мы тоже любим? У меня есть несколько - на выбор.

Джаред повернул голову, сплюнул попавшие в рот волосы и прохрипел:

- Блядь, капитан, как же ты любишь языком... чесать.

Дженсен толкнул его в спину, длинно сплюнул между ягодиц и лизнул - от тяжёлых яиц до копчика, по всей расселине. По телу Джареда прошла волна крупной дрожи, он застонал на долгом прерывистом выдохе и сжал кулаки, напрягая руки; оплетённые ремнём запястья побелели от напряжения. Дженсен пощекотал кончиком языка сжатую дырку, щедро увлажнённую слюной, толкнулся внутрь, расталкивая напряжённые мышцы, лизнул влажную нежную кожу. Джаред ахнул, выгнул спину, упёршись лбом в подушку. Продолжая вылизывать, Дженсен завёл руку под живот Джареда и обхватил горячий, крепкий член.

В голове шумело, перед глазами мутилось, тело и разум в удивительном согласии требовали немедленно прекратить прелюдию и вставить Первому по самые яйца, но Дженсен усилием воли заставил себя продолжать. Наградой ему служили глухие прерывистые стоны, заглушаемые подушкой, дрожь сильного красивого тела, мягко поддающиеся мышцы ануса, ритмичные движения бёдер навстречу его руке. Напряжённая спина Джареда, вздувшиеся вены на предплечьях, побелевшие костяшки пальцев свидетельствовали о том, что ему больно и неудобно, и Дженсен на мгновение оторвался от своего увлекательного занятия.

- Развязать тебя?

- Не-ет, - простонал Джаред.

- Попозже, - пообещал Дженсен. - Когда я захочу, чтобы ты обнял меня.

Это прозвучало, пожалуй, чересчур нежно. Пускай. Кнут и пряник - действенная методика с незапамятных времён. Дженсен улыбнулся и потянулся за брошенным на кровать тюбиком крема, мимолётом подумав о том, что в следующий раз он обеспечит Первого нормальной смазкой на все пять лет.

Выдавив крем на пальцы, Дженсен аккуратно смазал пульсирующее отверстие, проник внутрь и круговыми движениями принялся массировать, растягивая тугие края. Джаред задёргался и глухо застонал, срываясь на всхлип.

- Давно никого не было, да, детка? - нежно проворковал Дженсен, продвигая пальцы глубже и наслаждаясь теплом сомкнувшейся вокруг них упругой плоти. - Потерпи, Первый...

Он навалился сверху, заставляя Джареда распрямить ноги, накрыл своим телом, чувствуя дрожь сильных мышц и жар, исходящий от его кожи, лизнул выступающую косточку у основания шеи и почувствовал, как пальцы Джареда касаются его члена. Это неудобное, робкое, осторожное касание скрученными за спиной, затёкшими руками было настолько приятным и нужным, что Дженсен довольно заурчал и поцеловал Джареда за ухом, там, где кожу оттягивал крохотный бугорок.

- Сейчас развяжу, - пообещал он.

Едва ремень соскользнул, Джаред попытался перевернуться, но Дженсен не дал. Длинно потёрся всем телом, помассировал напряжённые руки Джареда, разведя их в стороны, погладил натёртые запястья. А потом сам помог Джареду перекатиться на спину - и тут же оседлал его грудь, придавив коленями плечи.

- Как насчёт?... - Дженсен выразительно покачал возбуждённым членом перед носом Джареда и вопросительно вскинул бровь.

- Это приказ? - Джаред попытался усмехнуться, но вышло неубедительно.

- Это всё - приказ, - сладко улыбнулся Дженсен. - Выполнять!

Джаред чуть приподнял голову, облизнул губы и вобрал в рот головку. Дженсен заботливо подпихнул подушку ему под шею и подался вперёд, заставляя взять член полностью, впустить в горло. Джаред поперхнулся, из уголка рта потянулась тонкая нить слюны, но не остановился - только задышал чаще и тяжелее. А потом внезапно гортанно застонал, подбросил плечи вверх, освобождаясь от тяжести, и, скользнув ладонями по бёдрам Дженсена, сжал его ягодицы.

И насадился ртом до конца.

- Охтыжблядь! - заорал Дженсен, когда головка скользнула глубоко в горло, а носом Джаред едва не уткнулся в пах Дженсена. А потом медленно повёл губами назад, сжимая крепко, и щекоча напряжённую плоть кончиком языка. Дженсен сгрёб Джареда за затылок, впутал пальцы в густые волосы и толкнулся бёдрами, задавая ритм.

Джаред работал ртом, закрыв глаза, нахмурившись, словно выполнял ответственную и важную работу - заглатывал почти до конца, вылизывал головку, ласкал языком по всей длине. Дженсен не выдержал - фыркнул, чуть отстранился, заставляя Джареда выпустить член изо рта, и подцепил Первого за подбородок, вынуждая поднять голову.

- Не мог бы ты чуть менее серьёзно относиться к своим обязанностям? - поинтересовался Дженсен, пытаясь отдышаться. Джаред сумрачно глянул на него из-под упавших на глаза волос, облизнул губы.

- Простите, капитан, но я не обучен рассказывать анекдоты и сосать одновременно.

Дженсен расхохотался от души и нетерпеливо поддал бёдрами:

- Можешь продолжать, Первый. Извини, что отвлёк.

И Джаред продолжил - да так, что у Дженсена начисто отключило мозг и взорвало предохранители: несмотря на то, что Первый касался только его члена, Дженсену казалось, что его губы - везде, на всём теле, вбирают, ласкают, затягивают в нежную влажную глубину. Подкатило стремительно, и Дженсен едва успел отстраниться и пережать себя. Джаред со стоном откинулся на спину и утёр рот тыльной стороной руки.

Дженсен сполз чуть ниже, устроился между раскинутых бёдер Джареда, наклонился к его лицу и попросил:

- Поцелуй меня, Первый.

Джаред закрыл глаза и прошептал:

- И это тоже приказ?

- Я прошу тебя.

- О, - Джаред медленно улыбнулся. - Прогресс...

Это был совершенно ураганный, затягивающий поцелуй - влажное сплетение языков, губ, игра, в которой попеременно властвовал то один, то другой - и каждое движение нетерпеливых, жаждущих ртов отдавалось ноющей сладкой тяжестью в паху. Дженсен сдался первым - отстранился, жадно глотая воздух, и с изумлением уставился в лицо Джареда.

- То есть вот, оказывается, как мы умеем, да?

Джаред нарочито медленно облизнул припухшие, влажные губы и улыбнулся.

- Чувствуете разницу между просьбой и приказом, капитан?

Дженсен несильно хлестнул его по щеке.

- Не заигрывайся, Первый.

И тут же сполз по его груди вниз, оставляя губами влажный след на гладкой коже, добрался до внушительных размеров члена и на пробу лизнул головку. Джаред застонал. Дженсен одобрительно хмыкнул и наделся ртом насколько смог - Джаред был большим. Даже очень большим. И чертовски вкусным - горячим, солоноватым, пахнущим мускусом и чистым здоровым телом. Дженсен даже удивился, насколько ему нравится, - обычно он не делал подобного своим любовникам, предпочитая наоборот. Джаред поощрял хриплыми стонами, частым шумным дыханием, цеплялся за волосы Дженсена, выгибался и подбрасывал бёдра в скором ритме.

Дженсен не дал ему кончить - почувствовав, что Джаред на пределе, отстранился и аккуратно пережал член у основания. Джаред шумно выдохнул и осел в подушки, во взгляде мелькнуло разочарование.

- Ну конечно, ага, - сказал Дженсен. - Так я тебе и позволил.

Он опустился на колени, подхватил ошеломлённого, сомлевшего Первого под бёдра и плавным движением въехал в смазанную, раскрытую дырку. Было туго - и охренительно здорово, и горячо внутри, и Джаред закричал, выгнувшись и сгребая в кулаки простыню. Дженсен развёл колени Джареда шире и помутневшим от наслаждения взглядом уставился на тёмный, подрагивающий от возбуждения член, покачивающийся в такт движениям Дженсена. Узко, тесно, сладко, влажно... чёрт. Дженсен сбился на мгновение, замер, пережидая, и Джаред требовательно замычал, стукнув пятками по спине капитана. Дженсен снова начал двигаться, зачастил, мощными толчками вбиваясь в тело Джареда, который, совершенно не стесняясь, орал в голос, подмахивал, дрочил себе в яростном, рваном ритме и бессвязно просил ещё, ещё, ещё...

Дженсен кончил первым - сотрясаясь всем телом, оглушённый невероятной силой оргазма, наслаждения на грани с тянущей болью, - и почти сразу же его догнал Джаред, излившись на живот тягучими белёсыми струями, закусив губы в беззвучном вопле. Дженсен рухнул сверху, размазывая сперму, навалился всем телом и уткнулся лбом в мокрое от пота плечо Первого. И едва осознал, что Джаред рассеянно гладит его по взмокшим волосам на затылке.

Это был неуместно нежный жест, который после всего выглядел... странно. Дженсен потёрся о плечо, поднял голову и поймал взгляд Джареда, чуть затуманенный, хмельной и совершенно нечитаемый.

- Видишь, не всё так плохо, а, Первый? - хрипло прошептал Дженсен.

Джаред усмехнулся.

- Ради этого определённо стоило сопротивляться.

- Тем слаще результат?

- Тем слаще победа, капитан.

Дженсен приподнялся на локте, нахмурился.

- Победа?

- О, да, капитан, - Джаред ответил ему улыбкой, о которой немедленно захотелось сделать две вещи - придушить мерзавца и трахнуть его ещё раз. - Моя победа.

- Ты хочешь сказать, что...

- Никогда не искал лёгких путей, - засмеялся Джаред. - Не хотел, чтобы вы подумали, что я доступен, как венерианская шлюха.

- Ах ты...

- Но я сломался раньше, чем рассчитывал, - с сожалением в голосе произнёс Джаред. - Тяжело было, знаете ли.

- Провокатор ты хренов.

- Зато получил именно то, что хотел. И дал то, чего хотели вы.

- В следующий раз тебе мало не покажется, обещаю.

- Ловлю вас на слове, капитан.

Дженсен усмехнулся, легко поцеловал Джареда в губы и отстранился.

- У нас с тобой впереди много времени для экспериментов, Первый.

- Если вы не возражаете, - во взгляде Джареда вспыхнула хитринка, - то я готов начать прямо сейчас.

***
Три месяца спустя.

- Капитан, это было... круто.

- Звучит так, как будто тебе недостаточно, Первый.

- М-м... Дайте подумать.

Дженсен взвесил на руке тонкую плеть с тяжёлой рукоятью и окинул взглядом распластанного на постели Джареда - руки и ноги растянуты в стороны и зафиксированы в эластичных креплениях, по кровати разбросан весь арсенал игрушек и полупустые тюбики со смазкой. На гладкой спине Джареда - вспухшие розовые полосы, аккуратной штриховкой. От ошейника, плотно облегающего шею, к запястью Дженсена тянулась тонкая серебристая цепочка. Джаред улыбался через плечо.

- Может быть, мне стоило сопротивляться сильнее?...

***
Полгода спустя.

- Мне интересно, вы когда-нибудь активируете капсулу?

- Только если ты этого действительно заслужишь, Первый.

- Занятно... Вы говорите, что я буду осознавать всё, но не смогу сопротивляться?

- Именно.

- Сколько длится действие препарата?

- Джаред!

- Её можно использовать повторно?

- Первый, мать твою!

- Только не говорите мне, что вы никогда об этом не думали...

***
Год спустя.

- Завтра мы прибываем на Лонгорию, капитан.

- Джаред! Блядь, не смей ко мне подкрадываться!

- Я только хотел сказать, что лонгорийцы практикуют в сексе одну занимательную штуку...

- Первый, у меня на связи Миссия, чёрт тебя дери!

- Можно устроить им помехи на линии.

- Не зли меня!

- Вы уверены?

***
Два с половиной года спустя.

- Как вы думаете, капитан, осталось ли ещё что-то в сексуальной жизни вселенной, что мы ещё не попробовали?

- Джаред...

***
Пять лет спустя.

- С возвращением домой, Первый.

- Мы должны расстаться?

- Твой контракт окончен, Джаред.

- И в следующий рейс вы отправитесь с другим, капитан?

- Согласно кодексу...

- Вы сами верите в то, о чем говорите?

- Джаред...

- Идите вы к чёрту, капитан Эклз.


***
Пять лет и двадцать четыре дня спустя.

- Как, блядь, КАК тебе это удалось, Джаред?!

- Первый, с вашего позволения.

- Подкуп? Шантаж? Что?! Как ты умудрился второй раз подряд попасть в мою миссию?!

- Вы чем-то недовольны, капитан?

- Убью.

- Это я уже слышал. Кстати, вы знакомы с обычаями арнейцев? Согласно маршрутному листу, Арнея - первая планета в нашем рейде. Мне доводилось бывать на ней, и могу сказать, что у них есть пара занятных...

- Джаред!

- Как Первый помощник, я обязан предусмотреть всё. В том числе, расширение арсенала ваших прихотей.

- Ты спятил.

- Благодаря вам, капитан.

- У нас впереди целых два года!

- Всего два года, капитан. Разрешите проводить вас в вашу каюту? Я распорядился, чтобы до старта вас не тревожили - команда на сей раз подобралась толковая, справятся. Так вот, на Арнее...

THE END



Сказали спасибо: 245

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1388