ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
808

Сити (*)

Дата публикации: 03.07.2013
Дата последнего изменения: 03.07.2013
Цикл: Vampire!Vers
Название оригинала: The City
Автор оригинального текста: house_of_lantis
Автор (переводчик): Lakimi;
Ссылка на оригинал: http://archiveofourown.org/works/183434
Разрешение на перевод: получено
Бета: Rubin_Red
Пейринг: Дженсен / Джаред; Джаред / Дженсен;
Жанры: ангст; АУ; драма; мистика; ООС; романс; ужасы;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Предупреждения: графическое описание насилия, смерть второстепенных персонажей
Примечания: (*) The City или Сити (Город), так коренные жители называют Сан-Франциско.
Саммари: Дженсен оставил Джареда с ключами от царства. Но вот прошло двадцать лет, и он возвращается... В Сан-Франциско и к Джареду. Простит ли Джаред настолько, чтобы снова впустить Дженсена в свою жизнь? Или они так и будут прокляты одиночеством до самого конца их бессмертия?
Глава 1

Сан-Франциско, Калифорния

Двадцать лет прошло, а Джаред так и не привык к своему регентству. В первые пять лет он даже не называл себя новым титулом. И до сих пор временами думал о Дженсене, как о Старейшине…
Но обязательно кто-нибудь опять заявлялся к нему со своими проблемами, и Джаред в очередной раз принимался проклинать Дженсена за то, что сбежал, свалив на него всю эту ответственность.
Регент-Старейшина… Хотя не сказать, конечно, что он пользовался титулом официально. Да и визиток «Джаред Падалеки, Регент-Старейшина Сан-Франциско!» у него не было. Джаред тихонько хмыкнул себе под нос, глядя в стоящую перед ним тарелку идеально приготовленной пасты.
«Норс Бич» на Стоктон авеню был любимым рестораном Сэнди(1). Шли годы, но они обязательно, раз в месяц, встречались здесь, чтобы просто побыть вместе и немного поболтать. Его обращение с последующей женитьбой и метками крови тяжело дались Сэнди. Похоже, она так до конца и не осознала, что же все-таки произошло. И, возможно, теперь этого уже никогда и не случится. Но Джаред понимал, что нельзя ему вечно лелеять обиду. Не тогда, когда он – вечно молодой – будет смотреть, как постепенно стареет и уходит из этого мира Сэнди. Жизнь человека так коротка. Глупо было бы цепляться за прошлую злость. И хотя он больше никогда не сможет ей полностью доверять, вновь стать ее другом у него вполне получилось. Сэнди давно оставила главный фронт индустрии развлечений, вышла замуж за айтишника, родила двух прекрасных девочек и сейчас, счастливо погрузившись в быт жены и матери, лишь изредка писала статейки формата «Дом и сад» для местного женского клуба.
Джаред окинул подругу взглядом из-под ресниц. Она как раз увлеченно рассказывала ему что-то о разработке макета сада для новой библиотеки имени Гетти(2). Сорок девять лет. По-прежнему темные ухоженные волосы. Только теперь Сэнди носила их короче, зачесанными назад. Ни единого седого волоска. И моложавая внешность зрелой женщины. Лишь несколько лишних линий появились вокруг глаз. До сих пор очень худенькая, Сэнди питала слабость к женственным, элегантным костюмам пастельных тонов. И возраст ее совершенно не портил. Джаред по-прежнему считал ее одной из самых красивый женщин, которых он когда-либо знал.
– Хочешь заказать еще вина? – прервалась Сэнди, пригубив редкого Брунелло ди Сонома 2003-го года. – Или может… крови?
Сверкнув усмешкой, Джаред подцепил вилкой Ризотто с грибами:
– Не, думаю мне и так хорошо.
Он чувствовал, как она украдкой разглядывает его, пытаясь не таращиться. Сэнди казалось ужасно странным то, что он может есть нормальную пищу. Но после двадцати лет регулярных встреч, Джаред как-то уже не особо переживал на счет ее деликатной натуры. Если ей так не нравится на это смотреть, то она всегда может легко поменять место их встреч на что-нибудь исключающее два часа в ресторане.
– Как дела у девочек?
Сэнди тут же расплылась в широкой улыбке:
– Ой, Джей, у них все просто замечательно! Сабрина в этом году стала капитаном футбольной команды, и они заняли второе место в региональных соревнованиях! А Маделин будет играть Леди Макбет в постановке школьного драм-кружка. Я так ими горжусь! Ты обязательно должен прийти на выступление Мади! Она будет в полном восторге!
– Конечно, – с готовностью кивнул Джаред, – с удовольствием.
– Знаешь, я всегда хотела попросить тебя об услуге, – вдруг тихо произнесла Сэнди. – На счет девочек…
Подняв голову, Джаред внимательно посмотрел на нее:
– Ради девочек я готов на всё.
– Пообещай, что присмотришь за ними, – она чуть улыбнулась. – Когда Дэна и меня не станет, а они уже совсем вырастут и, надеюсь, заведут собственные семьи… Ты все еще будешь здесь, Джей. Просто… Можешь проследить, чтобы с ними все было хорошо?
Джаред, дотянувшись, ободряюще сжал руку Сэнди.
– Я обещаю, – серьезно кивнул он. – Они всегда смогут рассчитывать на меня. Маделин и Сабрина будут полностью под моей защитой... Как и их дети.
– Спасибо тебе, – Сэнди легонько сжала его ладонь в ответ, а затем глубоко вздохнула и, медленно отняв пальцы, откинулась назад: – А ты бы вообще… Ты бы обратил меня?
И Джаред чуть не подавился от абсолютной неожиданности вопроса.
Спешно прожевав и сделав быстрый глоток воды, он настороженно глянул на подругу:
– Я никогда никого не обращу, Сэнди. Никогда. То есть… Когда Дженсен назначил меня Регентом-Мастером, он же практически сделал меня отчимом пятидесяти с лишним великовозрастных вампирских детишек. Так что – нет. Не думаю, что захочу еще кого-нибудь к ним добавить. А что?
– Вот я смотрю сейчас на тебя и вижу точно таким, каким ты был раньше. И ведь независимо от прожитых лет ты всегда будешь выглядеть на двадцать семь, – Сэнди с короткой улыбкой опустила взгляд на свои руки. – Наверное, это уже просто возраст и самолюбие начинают на мне сказываться.
– Сэнди, – мягко возразил Джаред. – Я думаю, ты прекрасна. Я сам, частенько, глядя в зеркало, мечтаю увидеть смотрящего в ответ сорокасемилетнего мужчину. И ведь, пожалуй, действительно было бы здорово узнать, каким я мог стать. Как бы выглядел. Но как говорится, на чужом лугу и трава зеленее, м?
– Ну-у, ты всегда был красавчиком, Джей. А я, наверное, просто ревную, – тихонько рассмеялась Сэнди: – Так, ладно… А теперь, расскажи-ка мне поподробнее, чем ты таким интересным в последнее время занимался. Я знаю, что ты очень загружен на должности Регента-Старейшины… Слышал что-нибудь от Дженсена?
Джаред усмехнулся, но затем отрицательно помотал головой:
– Нет. Я знаю, что он последние года четыре жил в Швеции, но, кажется, сейчас снова собирается переезжать.
На самом деле все эти годы Джаред постоянно следил за Дженсеном. Иногда даже кровники – Старейшины других городов – сообщали, если кто-нибудь замечал его в их владениях. Но, как ни удивительно, именно Бриттани в Праге оказалась больше всех настроена на сотрудничество, пересказывая ему абсолютно все мелочи, какие только могла накопать через свое сарафанное радио.
Похоже, дорогой мой, папочку недавно видели в Вене на открытии оперного сезона. Бальные танцы, знаешь ли… Господи! У Дженсена всегда был такой пафосный вкус. Когда мы жили в Европе, он меня затаскивал на все и каждый из этих кошмаров! – хихикала она в телефон. – Задумаешься тут. Где? Где вообще он научился вальсировать.
А иногда звонила и лишь коротко сообщала:
Слышала, что Дженсен сейчас в Джайпуре в Индии. Видели, как он садился на поезд из Нью-Дели. Но причины и цели неизвестны. Это было в июне.
Но чаще всего ей просто нравилось его доставать:
Он когда-нибудь кусал тебя в член? Боже. Мой! Какой у него удивительный рот! До сих пор вспоминаю, как он его использовал. Где лизал, где сосал... Иногда, когда он себя чувствовал особенно мрачно и жестоко, то впивался зубами мне прямо в клитор! А я кончала так бурно, так орала, что ему приходилось подушкой меня затыкать, чтобы весь дом не переполошить.
Вот не надо мне тут твоих грязных историй о папочке! – шипел тогда Джаред в телефон и яростно бросал трубку под аккомпанемент ее хохота.

Но Дженсен хотя бы был жив. Во всяком случае, так Джаред повторял себе после каждой новой новости о нем. Но почему же он продолжал кочевать по другим городам, не особенно-то скрываясь, но в то же время никак не пытаясь поддерживать контакт?
Хотел бы Джаред знать, что он сделал не так... Ну или что такого ужасного случилось, что Дженсен не смог остаться.
Джареду не хватало крови Дженсена. Не хватало связи, которая была у него с… его Парой.
– Так почему он уехал? Я до сих пор не понимаю, как он вообще мог так поступить! В смысле… Вы же были уже женаты, а он просто взял и… уехал! В общем, если хочешь знать мое мнение, то я думаю, что он просто самый настоящий трус. И тебе, наверное, так даже лучше, – деловито сделала глоток вина Сэнди.
Джаред только плечами пожал, бездумно гоняя вилкой пасту по тарелке. Он знал, что она не со зла. Но все равно подобный вопрос, по сути, всегда казался довольно жестоким. Он понятия не имел, почему Дженсен бросил его в день их свадьбы. Да еще и буквально через пару минут после обмена Метками.
Том с Кристианом, например, утверждали, что только так Дженсен мог передать ему свое наследие… Которого Джаред и не хотел-то.
– Я знаю, что у него были причины, – глубоко вздохнув, отозвался наконец Джаред. – И просто надеюсь, что скоро он вернется домой.
И тут же расплылся в широкой улыбке, в надежде сменить тему:
– Так что, Мади серьезна на счет актерской игры? А то бы я мог познакомить ее с одним товарищем из агентства «Уильям Моррис»…

~

Поцеловав Сэнди в щечку, Джаред с улыбкой усадил подругу в машину и захлопнул за ней дверцу. Заведя двигатель, Сэнди опустила окошко.
– Скоро увидимся.
– Обязательно, – улыбнулась Сэнди: – Только мне бы очень хотелось, чтобы ты был счастливее, Джей. Потому что сейчас, я этого, увы, не вижу.
Джаред развел руками, а затем сверкнул широкой улыбкой и скорчил свои самые жалостливые щенячьи глазки:
– Ну-у, теперь-то у меня для этого целые годы в запасе, так что… Увидимся через пару недель. Передавай привет Дэну и девочкам!
Послав ему воздушный поцелуй, Сэнди свернула на главную магистраль.
Джаред постоял пару минут, глядя вслед исчезающей машине, затем пересек улицу, сел в ожидающий его лимузин и в комфорте темного интерьера прикрыл глаза, растянувшись на удобном сиденье.
Том с Кристианом больше не пускали его за руль... После покушения семнадцать лет назад. Раньше Джареду нравилось частенько кататься по городу. До взрыва его внедорожника в Чайна-тауне. Все, что Джаред запомнил – жгучий жар взрыва и дикая боль. И то, как он вывалился на асфальт не в силах даже орать, пока все его тело заживо сгорало в огне. Ему повезло, что Харли следовал за ним на своем мотоцикле. Оттащив Джареда подальше, тот быстро сбил пожирающее его пламя своей кожаной курткой, разодрал запястье и начал вливать кровь в полубессознательное тело. А затем, узнав в Джареде своего Регента, себя предложили и живущие рядом вампиры. Так что, когда Кристиан, Том и Майкл прибыли на место, Джаред уже полностью исцелился и выглядел как ни в чем не бывало… За исключением подпаленной, а местами и полностью сгоревшей одежды. Тогда же, запихнув его в лимузин, они и заставили его пообещать, что он больше никогда не будет водить сам.
Расследование Кристиана вывело их на Фредерика Лена – одного из ранних детей Дженсена. Улики показали, что Лен воспользовался услугами подрывника, затем убил его, чтобы замести следы, а после установил взрывное устройство в машину. Но один ли Фред действовал или у него были сообщники выяснить так и не удалось. Майкл с Джаредом тогда устроили громкую ссору на тему казни преступника. Джаред категорически отверг действия в одностороннем порядке и в итоге заставил их всех передать это дело на рассмотрение в Совет вампиров, решение которого он будет уважать! И каков же был его ужас, когда результатом суда стала казнь через обезглавливание.
Отказавшись присутствовать, Джаред заперся у себя и не высовывался несколько дней.
Он мог только надеяться, что когда-нибудь Дженсен простит ему то, что так и не остановил убийства одного из его сыновей.
Майкл раньше частенько любил пошутить о куче бонусов в положении Старейшины.
Но Джаред знал точно: на самом деле не было ни одного.

~

Вечер четверга был вечером покера, когда с Джаредом за одним столом собирались пять самых его близких друзей и доверенных лиц: Кристиан, Том, Майкл, Харли и Чад.
Чад был новейшим дополнением этих посиделок. За шесть лет до этого его выбрала своим любовником прекрасная Кензи. А недавно, лишь пару месяцев назад, обратила. Джаред хорошо помнил доброту парня в первые свои годы как вампира и Старейшины. И потому сразу же предложил приспосабливающемуся Чаду свою дружбу. Но в душе Джаред даже немножко ему завидовал. Ведь тот еще в бытность человеком уже несколько лет был в кругу друзей Дженсена. Успешно жил и работал рядом с вампирами. Так что ничего удивительного в том, с какой легкостью и юмором Чад вписался в новую жизнь.
– Смотрите и плачьте, детишки(3), – издевательски провозгласил Кристиан, выкладывая на сукно свои карты. Фулл хаус.
Джаред с отвращением швырнул на стол свою сдачу:
– Нет, ну серьезно! Ты точно жулье! Больше никому так не везет.
Кристиан ехидно фыркнул, подгребая к себе выигранные фишки:
– Ай-яй-яй, Джей. Не стоит болтать то, из-за чего тебе потом могут задницу надрать.
– Какое возмутительное неуважение к своему Старейшине! – расплылся в усмешке Джаред.
– К Регенту, – нагло подмигнул в ответ Крис. – Это значит, что ты мой босс, только когда мне это удобно.
– Нет. Тут я полностью согласен с Джеем, – взглянув на карты Криса, возмутился Том. – Ты жульничаешь! Доказать не могу, но это абсолютно точно!
– Томас, ей-богу, сдается мне, это твоя слепая дружба с Джаредом мешает тебе разглядеть, что на самом деле ты всегда был в покере полным отстоем. Ты же ни разу ни одной партии за все это время не выиграл.
– Угу, – развел руками Харли. – А ведь в чем-то он прав.
– Не волнуйся, – Майкл сердечно похлопал Тома по спине. – Тебе зато вечером повезет.
Харли, смеясь, шутливо прокашлялся.
– Харли, а ты что думаешь? – Джаред мотнул головой в сторону советника. – Жульничает?
Харли на мгновение задумался, а затем повернулся к Кристиану:
– Ну Дженсен всегда наказывал не садиться с ним за один стол. А еще говорил, что учился он у самых настоящих карточных акул… и прочих бандюг.
– Да господи, если охота, можете колоду проверить, – начал смеяться Крис и тут же в голос расхохотался, когда Том подтянул к себе карты и начал мрачно их тасовать.
Джаред, Харли и Чад обменялись веселыми усмешками. И Чад закатил глаза, покачав головой.
– Как дела у Кензи? – спросил у него Джаред, потянувшись к столу, когда Майкл взял у Тома колоду и начал раздавать.
– Просто отлично, – улыбнулся Чад. – Вот думаем об усыновлении.
– Правда? – вновь откинулся на стул Джаред. – И как успехи?
– Ну, с тех пор как ты добился, чтобы город вынес на рассмотрение легализацию такой возможности для вампиров, мы довольно много информации перелопатили на эту тему. Всех нюансов еще не знаем, но власти хотя бы дают нам какой-то шанс завести детей... Не обращенных детей, – задумчиво перебирая фишки, отозвался Чад. – Ты просто не представляешь, Джей, как сильно нам бы хотелось стать родителями.
Джаред с тайной гордостью улыбнулся. Если им позволят легально усыновлять, то для всего вампирского сообщества это станет просто монументальной победой в правовом плане. Будет не просто. Но Джаред искренне верил, что закон все-таки примут.
– Никогда не думал, что к этому кто-нибудь хотя бы прислушается... Не говоря уже о том, что задумается, – медленно моргая и глядя на Джареда большими глазами, произнес Майкл. – Мы вот с Томми тоже обсуждали.
– Ого, – развернулся Джаред к друзьям. – А я и не думал, что вы захотите кого-нибудь завести.
Парни обменялись взглядами.
– Кристен хочет, – застенчиво улыбнулся Том. – Хотя, конечно, у нас и так уже полон рот забот с воспитанием Майкла.
И Майкл с тихим смешком ласково залепил Тому подзатыльник.
Джаред сложил локти на стол, задумчиво разглядывая ребят. Когда он узнал, что Майкл, Том и Кристен были вовлечены в довольно… уникальные отношения, причем уже много лет, он конечно удивился. Хотя с другой стороны. Не особо. Как-то это даже имело смысл.
И он, можно сказать, был счастлив за них. Не многие люди были способны на долгие отношения с вампиром. А уж тем более с двумя.
– Вы, парни, – тихо спросил Джаред, – вообще думали о том, чтобы ее обратить.
– Мы спрашивали. Десятки раз, – чуть улыбнулся Том, но затем мотнул головой: – Только она всегда говорит «нет».
Майкл дернул плечом, резко перемешал колоду, быстро раскидал каждому по пять карт.
– Она не хочет быть вампиром. Не хочет становиться бессмертной… – и медленно, тяжело выдохнул: – Так что мы с Томом с уважением отнесемся к ее воле. Будем рядом до самой ее старости. И останемся рядом, когда она уйдет.
Джаред, прикусив губу, опустил невидящий взгляд на свои карты.
Он знал, что Майкл и Том были невероятно близки и преданны друг другу, а особенно – Кристен. Но он даже понятия не имел, насколько сильно они действительно ее любят…

И да, он скучал по Дженсену, просто… Все никак не мог избавиться от перманентной жуткой злости, поселившейся внутри.


1. North Beach Restaurant. Знаменитый ресторан итальянской кухни.
2. Жан Пол Гетти (Jean Paul Getty) – американский промышленник, один из первых в истории долларовых миллиардеров, основатель музея Гетти.
3. Видео.



Глава 2

– Спущусь в клуб, – коротко сообщил Джаред, не глядя на Харли. Остальные уже разошлись – продолжить приятный вечер в клубе, либо по домам. Джаред же стоял в гостиной, ощущая себя как-то странно взбудоражено, не на месте, чувствуя голод и еще что-то… необъяснимое. Что-то подозрительно похожее на волнение и раздражение одновременно: – Я ненадолго.
– Джаред, мы же здесь для тебя, – в очередной раз напомнил страж, опустив широкую ладонь ему на грудь. – И ты всегда можешь попросить у нас все, что тебе только потребуется.
– Но не это, – Джаред отстранился, мотнув головой. – Я не стану просить об этом. Это… Это то, что мне нужно от других… От посторонних.
– Ты просто будь осторожен, – тихо отозвался Хэрли.
Джаред только вздохнул:
– Увидимся.
А затем вошел в лифт и нажал кнопку спуска на нижний этаж.

Бум технобита ощущался еще на подходе. И Джаред прикрыл глаза, сосредоточенно ловя незнакомые нотки людских запахов, которые лишь усилились, когда створки распахнулись, и он шагнул навстречу веселящейся толпе. Чужой пульс, бьющийся в ритме клубной музыки. Множество прекрасных, разгоряченных тел, оплетших друг друга. Притягательные мазки обнаженной кожи. Молодые, полные жизни мужчины и женщины…
И аромат крови, бегущей в их венах.
Позволив себе подчиниться успокаивающей, зовущей мелодии их сердец, Джаред сделал первый шаг, и толпа расступилась, приняв его в свой круг. Кажется, с тех пор как он начал изредка спускаться, выбирая кого-нибудь для укуса, все больше и больше людей начало посещать нижний уровень в надежде встретиться с ним.
Джаред медленно продвигался, ощущая, как чужие – маленькие и большие – ладони соблазняюще касаются его тела. Как ритмичный бит музыки пронзает его мысли, стекая по спине в твердеющий член. И не сдержал тихого стона, когда сзади вдруг прижалось крепкое мужское тело, сильные руки ласкающе прошлись по бедрам, подтянули вплотную. Заведя руку назад, Джаред притянул незнакомца ближе, вжался ягодицами в чужую эрекцию. И вновь застонал, когда уже женское тело скользнуло в его объятия. О да-а. Сегодня он возьмет обоих…
Джаред чувствовал себя таким жадным, таким изголодавшимся. Так зажато и тесно в собственной коже.
Парень позади чуть прикусил его шею, и Джаред прикрыл глаза, не прекращая тягучих движений ему навстречу. А затем и женщина вовлекла его в поцелуй.
Джаред позволил им немного поиграть, отлично понимая, что, несмотря на всех их уловки, просить он в итоге все равно будет лишь об одном.
Любовников после Дженсена у него не было.
Но ему нужна была свежая кровь. И нужна была интимность. Потому он и погружался каждый раз в клубную жизнь в поисках мимолетной связи с теми, кто подарит ему хотя бы жалкое подобие успокоения.
Крепко обхватив выбранную пару, Джаред отвел их за собой к одному из затененных уголков клуба. Поднял внимательный взгляд на юную девушку, ласково провел пальцами по ее шее, лицу. Так молода. Двадцать один – максимум. Джаред чувствовал себя грязным старикашкой, касаясь ее нежной плоти.
– Можно мне взять твоей крови?
– Да-а, – девушка приглашающе откинула голову. – Да, давай, сделай это.
Почувствовав, как послушно удлинились клыки, Джаред нежно прижал ее к себе, лизнул предложенную шейку и осторожно прокусил тонкую кожу. С громким стоном, девушка забилась в его объятиях. Такая хрупкая, такая маленькая и изящная в его руках. И кровь невинная, свежая, словно зеленое яблоко. Взяв лишь самую малость, Джаред втянул клыки и коснулся языком ранок, заживляя повреждение.
– Все хорошо? – ласково провел по ее волосам, глядя, как она с трудом моргнула, облизала губы… и вжалась в него всем своим распаленным телом, ерзая, нетерпеливо потираясь.
– Трахни меня, ну пожалуйста, трахни!
Джаред попытался отстраниться:
– Нет, не могу. Прости. Я не могу.
– Моя очередь, – вдруг раздался сзади низкий голос. И позабытый парень потянул его на себя, откинулся на стену. А затем быстро лизнул Джареда в губы… и с усмешкой подставил шею: – Тоже хочу это почувствовать.
С мужчинами Джаред всегда был агрессивнее. Ему вообще нравилось немного пожестче. Растянув губы в хищной улыбке, он яростно вонзил зубы в чужое горло, наслаждаясь раздавшимся в ответ криком боли. Но мужчина лишь блаженно обвис, вжимаясь каменным членом в его пах. Джаред громко застонал и с тихим шипением выдернул клыки.
– Ну же! – парень подгоняюще качнул бедрами. – Ну же, давай! Закончи это! Трахни меня!
Только Джаред, отстранившись, медленно вытер рот…
– Прости… – дернул отрицательно головой. – Не могу…
И сбежал.

Джаред влетел в лифт. Сердце заходилось, дыхания не хватало. Обхватив себя руками, обессилено привалившись к стенкам лифта, он вжался горящим лицом в прохладный металл.
Створки распахнулись, и Джаред вывалился, спотыкаясь, в гостиную, рухнул на ковер.
Это было тошнотворно! И он – тошнотворен! Использовал их ради крови. Всё, чтобы только почувствовать еще хоть что-то, кроме этого сокрушительного – мертвого – одиночества внутри...
Дженсен. Ему нужен Дженсен.
Взывая к нему всем своим естеством, Джаред гадал – возможно ли это. Возможно ли, что Дженсен каким-то неведомым образом все-таки способен услышать сквозь подаренную метками связь этот зов. Джаред знал, что более древние и могущественные вампиры обладали некой формой телепатии. Вроде воздействия на мысли людей... Но мог ли Дженсен принимать посланные ему эмоции? Мог ли чувствовать его тоску и просто все… игнорировать?
– Джаред? – Сэди тихонько опустилась рядом на ковер. – Ну что же ты себя так мучаешь?
– О господи, – Джаред с силой зажмурился, выдохнул еле слышно. – Как одиноко… Как же мне одиноко…

~

Проснулся Джаред с Харли и Сэди, обвившимися вокруг него с обеих сторон.
Коротко вздохнув, осторожно высвободился, выбрался из кровати, и, не озаботившись прикрыть наготу, бесшумно вышел из спальни, оставив близнецов тихонько посапывать во сне. Затем пересек гостиную и толкнул раздвижную дверь на балкон, ступив в прохладную свежесть улицы.
Вида, как из его старой квартирки, тут, к сожалению, не было, но клуб был расположен на холмах и огни «Золотых Ворот»(1) по-прежнему ясно просматривались.
Джаред чуть улыбнулся, жалея об отсутствии сигареты. Он не был курильщиком, но было что-то странно правильное в том, чтобы стоять вот так, полностью обнаженным на балконе, разглядывая раскинувшийся перед ним город… и курить.
Подобрав беспроводной телефон, Джаред набрал длинный международный номер.
– Привет, милый.
– Бриттани, – с глубоким вздохом он откинулся на бортик балкона и скрестил перед собой длинные ноги. – Какими грязными шалостями занималась?
– А какими бы тебе хотелось?
Джаред тихонько рассмеялся:
– Абсолютно никакими. Что-нибудь новенькое о Дженсене?
– Он возвращается в Штаты, прелесть, – поведала вампирша. Но затем задумчиво вздохнула: – Наверное, тебе будет лучше позвонить Джеффу или Сэм. Вдруг они уже знают, куда папуля направляется… Вполне может статься, что к тебе.
– Ага, точно, – фыркнул Джаред. – Двадцать лет спустя, и он вдруг решил показать тут свой божественный лик… Не думаю, Бритт.
– Джаред… – мягко возразила девушка. – Даже я знаю, что он любит тебя. Причем любит так сильно, что оставил всю семью и город в твоих руках. Если бы мы не верили в это… И если бы не верили, что он прав насчет твоих способностей лидера… Ну-у. Ты бы просто не был там, где сейчас, – но тут же легонько выдохнула с тихим смешком: – Милый, мы с тобой играем в эти игры уже многие годы. Но я-то понимаю, что Дженсен на самом деле сделал для тебя. Почему же ты не можешь этого увидеть?
– Я не знаю, – глухо отозвался Джаред и тяжело вздохнул, собираясь с мыслями: – Может, просто потому что сейчас я все еще слишком зол, чтобы даже начинать предполагать что-то подобное... Понимаешь?
– О-о, я понимаю, – рассмеялась Бриттани, – еще как. Было время, когда я так на него злилась, что… А хотя… Лучше прибережем-ка мы эту историю для другого раза. И предпочтительно до «после огромного количества алкоголя с кровью».
Джаред скорчил рожу, обреченно покачав головой:
– Аха. Знаешь, так все вроде хорошо шло… И тут тебе как всегда приспичило шагнуть в наших отношениях еще дальше!
В трубке эхом раздался мелодичный смех:
– Ой, ну, Джа-аред. Тогда это были бы не мы... Кристиан говорит, что ты в последнее время совсем расклеился. И Харли – что ты каждый вечер спускаешься за очередным человеком в клуб. А я, знаешь ли, могу распознать крик о помощи, когда его слышу. Хочешь, чтобы я приехала тебя навестить?
Джаред закатил глаза. Вот что еще всегда дико раздражало его в положении Регента, так это то, что сплетничали о нем все, кому не лень. Кристиан отчитывался перед одними родичами, Майкл – перед другими. Иногда даже Джефф и Сэм, а то и Тревис из Майами звонили вразнобой с внезапным: «Да просто проверить, как ты тут!». Слава богу, что Сэди и Харли отзывались, только если спросить напрямую. И тем не менее! Хоть Джаред и понимал, что они о нем беспокоятся, но лучше бы они так своими делами интересовались.
– Я в порядке, Бриттани, у меня тут и так уже куча разных нянек.
– Не будь засранцем! – резко отчитала его девушка. – Если отбросить одного идиота, мы все очень любим и преданы тебе. Ну-у… Может еще кроме Никки или Кэти Кэссиди – они, похоже, тоже тебя не особо жалуют. Никки, кстати, сейчас в Лондоне. Все еще кипятится из-за того, что ее выпнули из твоего города.
– Ага, – рассмеялся Джаред. – Ну Никки-то вполне заслужила свои сто лет изгнания. А вот Кэти просто злится из-за того, что я не захотел поддержать ее «coup d’état» (2) против Старейшины Саванны (3).
– Ну папочка-то тебя предупреждал, что мы тот еще подарочек… Так ты хочешь, чтобы я приехала?
– Если ты вернешься, Кристиан точно родит кого-нибудь, – развеселился Джаред. – Знаешь же, что он тебя терпеть не может.
– Милый мой, – хмыкнула девушка, – и вовсе это не так. Он думает, что я гадкая, и никогда не забывает напомнить, как я ему отвратительна. Мы страшно соримся, он затаскивает меня в свою нору... Где мы и трахаемся потом как кролики.
Джаред в голос расхохотался. О-о-о, какой сказочный компромат на Криса.
– Ага. Значит, это просто военная хитрость такая?
– У нас с Кристианом свои развлечения, – фыркнула Бриттани. – И все же. Ты хочешь, чтобы я приехала?
Джаред выразительно хмыкнул:
– Когда тебе вообще было нужно мое разрешение? Кроме того, ты просто Криса хочешь увидеть, вот и рвешься сюда.
– Ну это несомненно будет прекрасный бонус. Но думаю, тебе тоже не помешает моя компания.
Джаред на мгновение задумался. В принципе, с годами он довольно сильно сблизился с первым дитя Дженсена. Даже больше, чем с остальными. И хотя она конечно до сих пор была избалованной поганкой, и полностью он ей не доверял… Но она была забавной и восхитительно зловредной. Ему нравилось ее общество. Бриттани частенько могла его рассмешить. И вызвать дикое желание съездить по морде. Причем, одновременно.
– Да, – улыбнулся Джаред в телефон. – Да. Буду рад.
– Ну тогда до скорой встречи.

~

Джаред сидел с бокалом крови у бара и наблюдал за Алоной, напевавшей его любимую «Древнюю черную магию»(4).
Наслаждаясь чистой мелодией ее голоса, он одарил девушку широкой улыбкой.
Одна из самых любимых его исполнителей среди выступавших в главной зале, Алона к тому же была еще и настоящим местным талантом, к большой для него удаче. И если бы ему только удалось убедить ее встретиться с агентом, то ей легко бы была обеспечена долгая, безоблачная карьера в музыкальной индустрии. Но все, что нужно было девушке – это просто возможность петь. Она была доцентом теологии в Университете Сан-Франциско. И обладала голосом и внешностью настоящего ангела. Джаред, в некотором роде, был сражен наповал. Он находил ее совершенно очаровательной… и не для него.
– Знаешь, если будешь и дальше так на нее таращиться, она, чего доброго, подумает, что ты заинтересован. Может, стоит сообщить ей, что кое-кто уже заметил и забрал тебя первым? Все же ты женатый человек.
И Джаред почувствовал, как волоски у него на затылке становятся дыбом…
Тяжело сглотнул, наконец-то ощутив пышущий из-за спины жар.
Так давно… Едва узнаваемый запах…
Он был так увлечен выступлением Алоны, что даже не почуял его…
Оглянувшись, Джаред уставился на прислонившегося к бару, прожигающего его темной зеленью взгляда вампира.
Тот в ответ усмехнулся, поднял позабытый Джаредом бокал, одним глотком прикончил оставшуюся в нем кровь, медленно облизал губы… И лениво, развратно улыбнулся.
– Дженсен…


1. Мост «Золотые Ворота» – висячий мост, соединяющий северный край полуострова Сан-Франциско и мыс Марин Кантри в Сосалито, северном пригороде Сан-Франциско. Более подробно на достопримечательности города можно посмотреть здесь.
2. Государственный переворот – фр.
3. Город Саванна, штат Джорджия, США.
4. Или «Старая добрая черная магия». Популярная песня сороковых. Исполнялась многими певцами и певицами.

 

 



Глава 3

Первым осмысленным порывом Джареда было развернуться и врезать. Ибо, видит бог, ублюдок это заслужил. Является через двадцать лет абсолютного молчания, поддразнивает его насчет Алоны, еще и ухмыляется этой своей наглой знающей полуулыбочкой, которая – Джаред уже и забыл – была у того в арсенале. Сволочь!
И на долю секунды Джаред увидел, что в глазах Дженсена отразилось понимание, что тот прочитал едва сдержанный импульс со всей стоящей за ним силой. Но в итоге лишь усмехнулся еще шире.
Так что Джаред просто молча поднялся и, не оглядываясь, зашагал к лифту. Теперь уже, обратив внимание, он мог ясно чувствовать чужое присутствие… его жар прямо у себя за спиной.
Сволочь! Никто не должен быть настолько красивым! Настолько высокомерным, нахальным, заносчивым… Кто бы ни создал Дженсена – просто проклял этот мир. Смертные, вампиры… Все они были обречены на полнейшую беспомощность в его присутствии.
Джаред старался не таращиться, когда Дженсен неторопливой походочкой прошел следом за ним в лифт и лениво прислонился к одной из боковых стенок. Но он не мог не чувствовать взгляд, оценивающе ласкающий его сверху вниз, снизу вверх... Джаред с тихим вздохом вдавил кнопку. Замерев с другой стороны кабинки, чувствуя, как бешено колотится сердце, нервно сжал руки в кулаки, в надежде скрыть охватившую их дрожь.
– Хорошо выглядишь, – тихо произнес Дженсен.
Джаред никогда не думал, что у них такой медленный лифт...
Вот только теперь казалось, что прошли часы, прежде чем они наконец добрались до места.
Створки распахнулись, и Джаред вылетел в гостиную. Дженсен оттолкнулся от стены и неспешно вышел следом, с любопытством оглядываясь вокруг.
– Выглядит по-другому, – мягко заметил он.
– Ну знаешь ли, – мгновенно ощерился Джаред, – столько времени прошло. Я как-то даже не подумал, что ты будешь возражать!
Он видел, как внимательно Дженсен разглядывает комнату. Все, что раньше принадлежало вампиру… исчезло. Не осталось ничего, что хоть как-то напоминало бы о том, что когда-то тот тоже здесь жил. Но теперь, когда Дженсен вернулся… Было так кристально очевидно, что это не сработало. И все, что Джаред заменил, только еще больше бередило воспоминания.
– Я рад, что ты сохранил картины с церемонии, – Дженсен подошел к полотну Дега.
– Итак… Двадцать лет, значит… Просто мимо проходил?
– Нет, – коротко ответил Дженсен и развернулся с улыбкой: – Я вернулся.
– И с чего это вдруг? Семью и город ты, например, мне уже отдал. Я так подумал, ты насовсем отчалил.
Дженсен со смешком шагнул ближе:
– И подумал, что я так и буду держаться в стороне?
– Да пошел ты, – Джаред неверяще фыркнул, отступил на пару шагов и, скрестив руки на груди, яростно уставился на вампира: – Не знал я, о чем думать! Ты же не удосужился задержаться, чтобы мне что-то объяснить!
Сунув руки в карманы, Дженсен задумчиво склонил голову:
– Ну ты и сам неплохо справился. Я слышал, какого прогресса ты добился в городе и законодательстве. И сколько всего ты сделал за такое короткое время... Я впечатлен.
– Да что ты! Вот спасибо! – Джаред закатил глаза.
– А еще я слышал о бомбе. И… был рад, что ты выжил... Мне жаль, что тебе пришлось принять решение о казни Фреда.
– Я его не принимал, – тихо отозвался Джаред. – Не мне решать такие вещи. Для этого мы и держим Совет. И я не хотел повторять то, что ты сделал с Гордоном.
Дженсен медленно прошел через комнату, подступая ближе. И Джаред скривившись, целенаправленно отошел в другую сторону. Не мог он позволить к себе прикоснуться. Оба прекрасно знали, что тогда произойдет. И после такого долгого разрыва… Он не хотел давать Дженсену шанс использовать это против него.
– Боишься меня?
Джаред, неестественно рассмеявшись, оглянулся…
– Ага, точно, потому что…
– Я почти и забыл, – глухо, задумчиво перебил Дженсен, – какой ты красивый... Как восхитительно пахнешь… – и, сделав еще три мягких шага по роскошному ковру, остановился на расстоянии прикосновения.
Не сводивший с него глаз Джаред затаил дыхание...
Да только прогибаться он не собирался.
Пальцы сжались в кулак, Джаред резко выбросил правую руку вперед, мощным ударом встретив чужую челюсть... И в следующую секунду рухнувший на диван Дженсен уже смотрел на него снизу вверх, держась за пострадавший подбородок… Но даже неловко растянувшись и с кровью на лице, умудрялся выглядеть при этом как какое-то блядское совершенство! Джаред со скрипом сжал зубы.
Дженсена, по-видимому, все это только развлекало.
– Ага. Я, правда, ждал немного пораньше, – протянул Дженсен, подвигал челюстью и медленно поднялся: – А ты точно этого хотел?
Проследив взглядом, как Дженсен, собирая влагу, провел языком по нижней губе, засосал ее в рот… Джаред еле сдержался, чтобы немедленно не облизать костяшки, на которых так отчетливо теперь чуял запах чужой крови…
И уже в следующую секунду снова бросился на вампира.
Но тот ловко увернулся, мягко рассмеявшись, когда Джаред потерял равновесие. И не успел он восстановить баланс, как чужие руки схватили его со спины и швырнули на ковер. Джаред рухнул на четвереньки, ладони скользнули. И он проехался бы лицом, если бы Дженсен не поймал его и не толкнул плашмя на пол, намертво пригвоздив к месту всем своим весом и преимуществом в силе.
– Отвали на хрен, сволочь! Слезь с меня! – заорал Джаред, пытаясь выкрутиться, чувствуя, как в бедро вжимается твердый член… И как мгновенно накрыло яростью за неспособность подавить собственное непрошенное возбуждение.
– А я думаю, что на самом деле хотел ты вот этого, – низко рыкнул Дженсен ему на ухо, и Джаред замер, когда вампир вжался лицом ему в шею, втянул воздух всей грудью и повел носом сквозь волосы, к уху: – М-м-м… Как же я по тебе соскучился…
– Дженсен… – нарочито спокойно потребовал Джаред, старательно контролируя голос. – Сейчас же слезь с меня, – и тут же громко сглотнул, едва сдержав стон, когда Дженсен в ответ резко просунул колено между его разведенных ног, вжался в мошонку, с силой надавил… и протащил Джареда по ковру – медленно-невыносимо-медленно… Так, что полученное через штаны трение обжигающим импульсом пронеслось по всему телу.
Джаред, загнанно дыша, зажмурился и ударил Дженсена локтем, пытаясь скинуть, вырваться, но тот лишь глухо рассмеялся, сжал его волосы в кулаке и больно потянул, заставив быстро упереться руками в пол.
– Блядь! Сука! – зашипел Джаред, дернулся, но вампир лишь сильнее сжал пальцы и снова потянул, вынуждая сильнее выгнуться. И тут же проглотить грозящий вырваться стон, когда Дженсен вдруг принялся с оттяжкой тереться бедрами о его задницу.
– Скучал по мне? – выдохнул Дженсен, всосал в рот мочку его уха. Джаред еле подавил ответную дрожь. – Ты же в любую секунду уже готов взорваться, м?
А затем выпустил его волосы, и Джаред взбрыкнул, вновь отчаянно пытаясь освободиться, но казалось, что Дженсен вдавил его в пол, словно какой-нибудь спрут: обхватив руками, ногами, ни на дюйм не давая возможности сдвинуться. С раздраженным рыком Джаред тогда попытался было отползти, выкарабкаться из хватки. И сбивчиво ахнул, когда уверенная ладонь немедленно скользнула под живот, с силой сжала крепкий ствол.
Проклятье! Он не мог это позволить! Нельзя, чтобы Дженсен узнал, как сильно он хочет. Нельзя, чтобы думал, что может вот так просто вернуться спустя двадцать лет и радостно ждать, что Джаред просто упадет перед ним на спину и… О! О господи…
– Как хорошо… Какой же ты… – шептал Дженсен, водя рукой вверх, вниз по его члену, ритмично надавливая на головку основанием ладони.
Закусив губу, Джаред вновь с силой выбросил вверх острый локоть. Услышал в ответ короткий болезненный вздох, резко оттолкнулся, заставив Дженсена сползти набок, и рванул в сторону. Но тот молниеносно вцепился в него и дернул спиной на себя, уронив сверху.
– Дженсен! – завопил Джаред, отбрыкиваясь, когда тот крепко обхватил его ногами, снова вцепившись одной рукой в волосы, а другой – принимаясь деловито расстегивать штаны. – Да черт бы тебя побрал! Дженсен!!!
Тот в ответ мягко рассмеялся, лизнул горячо в шею:
– Поприветствуй меня дома, Джаред.
И Джаред резко выгнулся, ощутив внезапно проткнувшие его кожу острые клыки. Забился, пытаясь отодрать вампира от себя, но тот держал слишком крепко. А затем с него ловко стянули штаны, боксеры. Сильные пальцы обхватили член… скользнули вверх…
– ...чтоб… тебя-я-а… – и Джаред откинул голову на чужое плечо, удобнее подставляя горло... Он чувствовал, как Дженсен жадно его пьет. Мощный глоток за глотком. Как грубо сжимает член, двигая кулаком резко, сухо, с силой проводя большим пальцем под головкой. Джаред задрожал, вцепился в чужую руку, пытаясь остановить, оттолкнуть… Дженсен забрал уже слишком много крови… – …бля-я-я… да-а… о да-а-а… еще…
Джаред подкинул бедра, толкнулся в горячую ладонь, чувствуя, как еще сильнее сжались вокруг него пальцы, даря самое правильное давление, скользя по его же собственной смазке. И глухо застонал, когда Дженсен вонзил клыки еще яростнее, еще глубже в его плоть, вжимаясь резцами в кожу.
Джаред знал… Мог уже чувствовать, как неумолимо приближается… Все быстрее, с каждым резким движением Дженсена… К тому безумному, дикому наслаждению, что только Дженсен мог ему подарить.
Это чувство… Ощущение Дженсена вокруг него. Его крепкая хватка. Грубые рывки кулака на члене. Его острые клыки глубоко в теле…
Джаред уперся ногами в ковер, елозя всем телом по Дженсену, неистово изгибаясь, толкаясь бедрами вверх, все ближе и ближе подбираясь к краю…
Дженсен резко выдернул клыки и выдохнул грудным, долгим стоном горячо в ухо:
– После того как ты кончишь, Джаред, я отведу тебя в спальню. И затем я тебе отсосу. Попробую тебя всего, заставлю кончать, глядя, как ты падаешь в наслаждение. А затем… Знаешь, что я сделаю затем? М-м? Знаешь? Затем я тебя трахну. Трахну так сильно, так хорошо, что заставлю кончить снова и снова, и снова. И только это ты сегодня и будешь делать. Потому что я пришел забрать то, что принадлежит мне.
– Иди…Иди ты… на хуй… – глухо огрызнулся Джаред и вдруг громко, протяжно застонал. Выгнулся всем телом, чувствуя, как резко подтянулись яйца, как запульсировал член, быстрыми горячими толчками выплескиваясь спермой. Дженсен, не снижая темпа, продолжал дрочить ему. Растирал пальцем влагу по чувствительной головке, заставляя вздрагивать от остаточного удовольствия. Джаред сдавил чужое запястье в попытке отстранить от себя, но обвис, отчаянно пытаясь отдышаться.
Хотел было двинуться, но все конечности вдруг оказались такими тяжелыми. И не только от пережитого наслаждения. Дженсен забрал слишком много крови.
Джаред облизал пересохшие губы и соскользнул на бок, когда Дженсен наконец отпустил его, выбираясь.
– Ты забрал слишком много, – выдавил слегка заплетающимся языком – Джаред чувствовал себя как под кайфом. Еще в себе, чтобы все понимать, но больше ни на что не способным. – И ты сделал это специально.
– Пойдем, – Дженсен подтянул его с ковра, почти дотащив в сторону спальни. И тихонько рассмеялся, когда Джаред чуть спружинил, рухнув на кровать. – Мне этого не хватало. Вкуса твоей крови… Вообще всего.
– Ты меня раздеваешь, – сонно возмутился Джаред, пытаясь отбросить чужие руки. Он так устал. Тело наконец насытилось. Но быть так близко к Дженсену… возбуждало на раз.
– А ведь я могу чувствовать их, – Дженсен поднял на него пристальный взгляд. – Всех тех людей, что ты пробовал. Я могу чувствовать их. И ты был так жаден… Скольких любовников ты успел затащить в нашу постель?
– Не твое дело! – немедленно вскинулся Джаред, зло уставившись в ответ. – Это ты ушел, забыл?! Так почему бы тебе просто не пойти уже на хуй! Это у тебя отлично получается!
Дженсен вместо ответа начал быстро раздеваться. И Джаред резко отвернулся, уставившись в потолок:
– И ведь ты даже пытаться объяснить не собираешься, верно?
Вампир лишь широко усмехнулся и уперся коленом в кровать, глядя на него сверху вниз. Зеленые глаза засветились, Джаред снова дернулся было бежать, но Дженсен поймал его за руку и повалил на кровать, мгновенно накрыв своим гибким телом. А затем, ни на секунду не снижая градуса наглой улыбки, потянулся в сторону и достал смазку, бросив ее рядышком на матрас.
– Никак не могу тобой насытиться, – прошептал в губы, целуя.
И Джаред не смог больше сопротивляться. Прижал Дженсена к себе, упиваясь всей этой горячей кожей над собой. Ему хотелось быть ближе.
Пухлые губы пробовали его на вкус, и Джаред, застонал, провел по ним языком, нырнул в теплоту гостеприимного рта и всосал язык, слизывая с него свою кровь.
Дженсен целуя и посасывая кожу на его шее, спустился к груди, и Джаред, прикрыв глаза, осел на кровать.
Он хотел этого… Он всё это хотел.
Опустив руки Дженсену на затылок, Джаред ласкающе провел пальцами по его шее, погладил плечи. Резко выгнулся, прижимаясь к губам, когда Дженсен куснул его за сосок, облизывая, вбирая в рот. Острый импульс короткой боли лавиной сбежал вниз, и Джаред понял, что снова твердеет.
– Я думал о тебе. Вспоминал, как это было… чувствовать тебя, – прошептал Дженсен во влажную кожу, мазками языка подбираясь к его животу. И Джаред чуть приподнял голову, глядя на него. – Видел это во снах. Я столько раз хотел вернуться домой.
Так почему же, блядь, не вернулся?!
Проведя раскрытыми ладонями по матрасу, Джаред вцепился одной рукой в край, пока Дженсен продолжал вылизывать его, спускаясь все ниже и ниже. Затем протиснулся между его бедер, толкнув их плечами, и Джаред молча раздвинул ноги.
Он знал, что это было плохой идеей. Знал, что трах ничего не решит. Насколько бы сладко Дженсен ни заставил его кончить…
Джаред зажмурился, чувствуя горче дыхание на головке. И тихо ахнул, комкая покрывала, когда Дженсен обхватил наконец его губами, принимаясь сосать.
– …о… боже…
Джаред, тяжело дыша, медленно моргнул и уставился в потолок.
Он знал, что не стоит этого делать…
Но затем вновь поднял голову, встретив горящий зеленый взгляд, увидел, как исчезает в чужом рту его член, как западают у Дженсена щеки, как влажно блестят припухшие губы. И… еба-а-ать… Эта картина останется с ним на всю его бессмертную жизнь.
Он уже кончил сегодня один раз. Но опять чувствовал, как туго скручивается внизу живота наслаждение, готовясь в любую минуту выплеснуться. Горячий, влажный рот, идеальный отсос, ловкий язык, рисующий по буквам ответное желание. Джаред приподнял руки и вцепился в короткие волосы, глуша невольные стоны удовольствия. Он возьмет свое. Но он не доставит Дженсену радости слышать свои мольбы.
– Блядь! – вдруг вскрикнул Джаред и вскинул голову, когда Дженсен резко вгрызся в чувствительную плоть внутреннего бедра. Коварная боль была невыносимой, яркой, но такой потрясающей. А через мгновение Дженсен, сделав короткий глоток, вновь втянул в рот его член, пососал головку, провел языком по коронке, обвел кругом, еще раз… заглотил до самого основания. – О боже-е… да-а-а… – и снова отстранился…
Черт, так близко…
А затем Джаред почувствовал, как его отверстия коснулись влажные пальцы, быстро нырнули внутрь, вырвав тихий вздох. Увидел, как Дженсен приподнял его ноги, широко развел колени... И с громким криком вскинулся над кроватью от боли и… внезапного, яркого, жаркого наслаждения, когда твердый член резко и глубоко ворвался в его тело.
– Ублюдок, – прохрипел Джаред, ненавидяще глядя на Дженсена, но схватил его плечи, притянул вплотную.
Дженсен трахал его яростно, совершенно без всякого ритма. Не прекращая грубо толкаться, крепко сжал в кулаке член, резко двигая рукой. Джаред обхватил его ногами, потянув на себя. И вжался головой в подушку, вздрагивая, приоткрыв рот в неровном, сбивчивом стоне. Резко втянул воздух ртом, быстро глотая, давясь вздохами.
Это не честно. Не честно, что с Дженсеном так хорошо.
Опустив одну руку, Дженсен схватил его за волосы, потянул вверх. А затем резко провел ногтем по своей груди, и Джаред зажмурился. Но Дженсен снова настойчиво потянул его на себя. И Джаред высунул язык, собирая сочащуюся кровь, заживляя рану. Выпустил клыки и вонзил их в основание его шеи, жадно вбирая знакомый вкус. Дженсен громко застонал, прижал его голову ближе.
Вкус чистого, бегущего по венам кайфа. Согревающий, разносящий экстаз. Джаред только от одного этого легко мог бы снова кончить.
– Мне так не хватало этого… Чувствовать, как ты берешь мою кровь, – тихо прошептал Дженсен.
Джаред выдернул клыки, лизнул его в шею. И загнанно дыша откинулся на кровать. Дженсен медленно, не сводя с него пристального взгляда, слизал с пальцев его сперму.
А затем крепко впился руками в бедра Джареда, дернул на себя, толкаясь быстро, резко. Миг спустя замер, вжался, коротко всем телом вздрагивая. И зажмурился, откинув назад голову с низким рычащим стоном.
Джаред не мог отвести глаз, глядя, как расползается у Дженсена по груди румянец, как окрашивает лицо, заставляя веснушки выделяться еще ярче в контрасте.
Дженсен, глухо постанывая и мелко дрожа, чуть отдышался. Облизал губы. И опустил голову, с легкой, но жутко довольной улыбкой встретив его взгляд. А затем легонько похлопал по бедру, коротко мазнув по губам в быстром поцелуе, осторожно вытащил опадающий член, вырывая у Джареда слабый протестующий стон, и рухнул рядом на кровать.
Оба, загнанно дыша, лежали, пытаясь восстановить дыхание.
Джаред чуть сдвинулся – тело местами ныло и жгло – и уставился в потолок. Потому что повернуть голову и прямо взглянуть на Дженсена сил в себе он просто не находил.
Не мог сейчас ругаться. Не мог смотреть на него, такого блаженно расслабленного, после пережитого удовольствия и орать, требуя ответы.
Джаред знал, что это бесполезно. Дженсен никогда не станет объяснять свои действия. И это его совсем не устраивало. Потому что он хотел… Нет, ему нужны были эти ответы.
Джаред спустил ноги с кровати и сел, разглядывая оставшиеся от одежды клочки. Затем молча поднялся, зашел в стенной шкаф, быстро натянул джинсы с толстовкой и всунул ноги в поношенные кроссовки.
Когда он вышел, развалившийся на кровати Дженсен приподнялся на локтях и окинул его любопытным взглядом.
Джаред так же молча развернулся и вышел из спальни. Ударив по кнопке вызова и дождавшись лифта, шагнул внутрь, повернулся…
Дженсен – восхитительно обнаженный, с все еще эрегированным членом – стоял у стены и не сводил с Джареда пристального взгляда.
Сжав губы, Джаред смотрел в ответ, пока не захлопнулись створки.

~

Джаред вышел через черный ход в переулок и огляделся:
– Виктор, мне нужно идти. Отвезешь меня?
– Конечно, Джей, – отозвался охранник, отводя его к лимузину.
– Джаред!
Джаред раздраженно оглянулся на быстро догоняющего его Кристиана:
– Я просто хочу побыть один. Идёт?
– Ага, точно, – отозвался Крис, нагло забираясь в лимузин. И, захлопнув дверь, постучал по перегородке. Виктор опустил окошко: – В сторону «Пресидио». К мосту возле зоны отдыха (1)?
– Конечно.
Водитель снова поднял перегородку, и Крис сощурился оценивающе:
– Итак… Счастливое воссоединение? Чувствуется, ага, чем вы там занимались.
– Знаешь что? Сейчас ты можешь просто молча свалить нахрен… раз уж твой настоящий босс вернулся, – и Джаред хмуро уставился на улицу через затененное стекло. Только мог видеть в нем лишь свое отражение. Волосы в беспорядке, губы припухли, пряди мокрые от пота. Он все еще мог чувствовать запах Дженсена на своей коже. Чувствовать его вкус во рту...
– Когда Дженсен назвал тебя Регентом, я обещал тебе ту же любовь и преданность, которые целый век до этого ему же и доставались, – рявкнул на него Крис. – И я, парниша, не собираюсь брать свои слова обратно! Хочешь поговорить об этом?
– Нет, – неверяще хмыкнув, покосился на него Джаред. И отвернулся, вжавшись лбом в окно.
Он не знал, что делать. Все последние двадцать лет он учился быть хорошим Старейшиной. Учился заботиться о родичах… своих детях. Делал все, что в его силах, чтобы защитить город.
И как последний дурак тосковал по Дженсену. Покинутый возлюбленный, ага.
Нет, блядь. Он не хотел об этом говорить.

~

Огни «Золотых Ворот» всегда были поистине захватывающим зрелищем. И осознание масштабности сооружения почему-то каждый раз заставало Джареда врасплох. Сейчас он сидел недалеко от берега на скамейке под мостом.
Крис опустился рядом и тяжело вздохнул:
– Я когда-нибудь тебе рассказывал про Стива Карлсона?
Джаред скорчил рожу:
– Ты мне возраст свой не разглашаешь, не говоря уж про людей в твоей жизни.
Кристиан смерил его долгим взглядом и покачал головой:
– Я встретил Стива в Париже в 1980 году в самый разгар богемы. Он был наследником состоятельной американской семьи, приехавшим в Сорбонну на учебу. Но в итоге напрочь забросил занятия и полностью посвятил себя новому образу жизни. Семья отреклась от него, но ему было совершенно наплевать. Стив любил Париж, любил французскую кухню, любил жить сегодняшним днем. А когда оказывался на мели, то занимал какой-нибудь уличный угол и пел. Он всегда пребывал в «сейчас». Знаешь, Джей, как это удивительно для вампира, просто встретить такого человека? Того, кто может жить без малейшего страха и забот о будущем?
В голосе друга так ясно звенела горько-сладкая боль, что Джаред хотел потянуться к нему, предложить поддержку, но натолкнулся на обещающий будущее насилие взгляд и послушно остался сидеть, ожидая продолжения.
– Как вампиры мы живем в одних бесконечных «завтра». Но Стив так умел наслаждаться жизнью... И я просто влюбился. Хотел, чтобы он вечно был моим. Показал ему, что я такое. И он совсем не испугался. Но от обращения, когда я предложил, отказался категорически. Не захотел жить этой одной непрекращающейся чередой дней… Стив был не просто моим любовником. Он был моим духовным близнецом, моей Парой. К моменту нашей встречи мне было уже почти две сотни лет. Но я был таким самонадеянным, думал, что все на свете знаю, что знаю, как будет лучше для него. В итоге я все же убедил его и провел обряд. Он умер у меня на руках.
Кристиан с долгим вздохом откинулся на скамейку.
– Знаешь, у нас же всего два года и было. Но я помню абсолютно каждый из этих дней, – Кристиан слабо улыбнулся: – У нас могли быть десятилетия. Следовало радоваться этому… Но из-за моего безрассудства и глупости я уже сто тридцать пять лет как совершенно один.
И Джаред, протянув руку, молча опустил ее на плечо друга. Просто как знак – «я рядом». На пару минут между мужчинами воцарилась комфортная тишина, в которой, Джаред знал, Кристиан будет думать о Стиве.

– Так что теперь-то ты понимаешь? Ситуацию между тобой и Дженсеном?
Джаред открыл рот. Моргнул... И развернулся к другу:
– Эм… Нет?
Кристиан с чувством зарядил ему подзатыльник:
– Ну так разберись! Господи…
Джаред потер пострадавшую голову и с широкой улыбкой повернулся обратно к заливу. Понемногу светлело – утренние лучи начали рассекать растянувшийся от воды утренний туман.
– Красивый будет восход.
– Угу.
– Ты кого-нибудь еще любил так как Стива?
Кристиан с улыбкой мотнул головой:
– Никто не любил меня так как Стив.
А затем с мягким смешком похлопал Джареда по плечу:
– Ну что, готов вернуться и мужественно встретить Дженсена?
Джаред на мгновение задумался:
– Не, не особо. Но вернусь.
– Ага, ну это тоже неплохо.
– Да?
– Душ тебе, блин, конкретно не помешает.


1. На карте – национальная зона отдыха «Голден Гейт».
Общественный парк «Золотые Ворота» один из самых больших и посещаемых в США.
Национальный парк Пресидио. Будучи на протяжении более 200 лет военным объектом, сейчас это большей частью покрытая лесом парковая зона, с холмов которой открываются чудесные виды.



Глава 4

Джаред вошел в спальню, ничуть не удивившись растянувшемуся на кровати Дженсену, чью наготу едва прикрывала тонкая простынь. Сделал пару шагов и замер у края кровати, глядя на крепко спящего мужчину. Какая форменная наглость решить, что можно вот так просто уснуть в его постели.
И Джаред никак не мог перестать смотреть. Медленно скользнул взглядом по макушке – волосы у Дженсена теперь были длиннее, чуть более светлого тона. Спустился к крепко сбитым плечам – хотелось дотянуться, погладить теплую кожу, пробежаться пальцами по россыпи веснушек на спине. Проследил выступающие позвонки, невольно отметив, что с последнего раза Дженсен стал тоньше... Джаред облизал губы и глухо сглотнул, переведя взгляд к впадинке у поясницы; к видимой округлости ягодиц; к бедрам, вокруг которых сейчас сбились и перекрутились простыни. Джаред протянул руку и медленно стянул мешающую ткань, не в силах отвести глаз от знакомого тела, выискивая пушок редких волос на коже бедра, темную складочку под коленом, мощные мускулы икр, острые косточки лодыжек, гладкие ступни.
Джаред просто поверить не мог, что Дженсен снова был рядом.
Но тут же решительно задавил проснувшееся было чувство счастья.
Он позволит Дженсену этот сон... Но затем потребует ответы, и – бог ему свидетель! – он их получит!
Джаред осторожно подтянул простынь и вновь аккуратно укрыл спящего.
Кровать выглядела так гостеприимно и тепло. Джареду хотелось раздеться, свернуться рядышком с Дженсеном и наконец-то уснуть, зная, что тот действительно благополучно вернулся, что он в безопасности… Но не сейчас.
Джаред достал из шкафа запасную подушку, легкое одеяло и вышел в гостиную. Бросив подушку в угол дивана, скинул кроссовки, стянул следом толстовку. Лег, укрывшись. И тихо вздохнул, уставившись в высокий потолок и лениво наблюдая, как постепенно просачивается в комнату утренний свет.
Затем потер прикрытые веки и сделал глубокий вдох. Ему тоже нужен был отдых. Дженсен взял крови куда больше, чем Джаред потом забрал у него. Но дело не только в этом. Позже, он заставит Дженсена говорить, заставит ответить на все свои вопросы…
Хотя он понятия не имел, чего ожидать.

~

Присутствие Дженсена Джаред почувствовал, еще даже не проснувшись окончательно. И когда медленно выбрался из дремы и открыл глаза, то обнаружил, что тот примостился рядом на корточках и пристально его разглядывает. Заметив, что Дженсен уже полностью оделся, Джаред настороженно приподнялся на одном локте.
– Займу гостевые комнаты на четвертом этаже.
Джаред просто кивнул:
– Я тоже думаю, что это к лучшему.
Дженсен чуть улыбнулся и поднялся, направившись к лифту.
Да к черту это дерьмо!
Джаред отшвырнул одеяло, вскочил, мгновенно догнав и грубо схватив Дженсена за руку.
– Мне нужны ответы, мать твою! – резко дернул, разворачивая к себе, и гневно уставился на него. – Не надо думать, что ты можешь просто вернуться в мою жизнь, трахнуть в свое удовольствие и без единого гребаного слова снова свалить!
Глаза вампира сузились на мгновение, губы сжались в плотную линию. Дженсен вернул Джареду долгий взгляд. Но затем нагло усмехнулся и отобрал руку:
– Ну хорошо, Джа-аред. И с чего же ты хочешь начать?
Джаред резко втянул воздух и отступил, неверяще моргнув на такое вопиющее высокомерие:
– На кой хрен ты на мне женился, поставил метку, а затем свалил?
– Разве мы это уже не проходили?
– Нет, Дженсен. Не проходили. Ничего стоящего ты мне не сказал.
– Слушай, – Дженсен глубоко вздохнул. – Я должен был сделать то, что посчитал лучшим. Только так я мог передать тебе власть, чтобы никто и ничего не могло этому помешать. В городе может быть только один Старейшина. Если бы я остался, то никогда не смог бы отдать действительно все. И не то чтобы я мог тут в отставку уйти, ясно? Народ был бы в полном замешательстве. И уж поверь мне, ты не хочешь оказаться в городе, где вампиры понятия не имеют, кого слушаться.
– Ты ни разу не спросил, чего хочу я.
– И еще раз. Я сделал то, что посчитал лучшим.
– Для тебя, – обвиняюще огрызнулся Джаред.
– Да! Гадство. Хорошо. Ладно… Да, Джаред. Что посчитал лучшим для себя. Ты это хотел услышать? – и Дженсен приблизился, опустив ладони на его плечи: – Но не думай, что для меня это было так просто – уйти от тебя. Потому что это было одной из самых тяжелых вещей, какие мне когда-либо приходилось делать. Я вообще не думал, что переживу такой разрыв после меток крови. Но я должен был попытаться. Я должен был это сделать. Для тебя!
Джаред раздраженно сбросил его руки:
– Полная и безоговорочная брехня!
– Никогда, ни на секунду не сомневайся в моей любви. И в том, на что я готов пойти, чтобы тебя защитить.
– Защитить от чего?! – сорвался на крик Джаред. Хотелось снова броситься в драку, выбить из Дженсена хоть что-нибудь, имеющее смысл.
Дженсен закусил губу и прислонился к стене возле лифта, уставившись в пол:
– От меня.
– Бред какой-то…
– Для нормального развития Старейшине требуется время, – тихо проговорил Дженсен. – По моему опыту на утверждение лидерства уходит примерно от двадцати до пятидесяти лет. И я хотел дать тебе это время. Да черт! Может, мне тоже оно было нужно. Я не мог просто остаться и держаться от тебя на расстоянии! Я же любил тебя много лет. Но я знал, что ты этого не чувствовал. А моя любовь, Джаред, может быть совершенно удушающей. Чрезмерной. Я не мог так с тобой поступить! Это бы уничтожило нас обоих.
Джаред скрестил руки на груди:
– Значит, ты у нас властный ублюдок и собственник. Ага. Так для меня это как бы и не новость.
– А еще я, возможно, использовал свои силы, чтобы убедить тебя принять мое предложение, – поднял на него взгляд Дженсен.
– Возможно? – тихо переспросил Джаред. – Или использовал?!
Но Дженсен лишь молча продолжал смотреть с непроницаемым выражением на лице.
– Ты использовал на мне… свои вампирские ментальные силы… чтобы заставить жениться, принять метку крови и встать у руля? – медленно повторил Джаред. И уставился на Дженсена на долгую минуту: – Да это же, блядь, просто идиотизм какой-то!
– То есть, хочешь сказать, что согласился, потому что сам захотел? Но тогда это как бы разрушает всю твою теорию о том, что я тебе выбора не оставил.
Джаред с шокированным смешком помотал головой:
– Я бы что угодно сделал для города.
И возможно – только возможно – ради Дженсена тоже.
– Тебе не нужны были никакие уловки. Я сделал бы все, о чем бы ты ни попросил. Но ведь ты не просил, верно? Ты просто «сделал то, что посчитал лучшим».
– За что тоже не собираюсь извиняться, – отрезал Дженсен. – Посмотри на все, что ты сделал для города! На все, что ты уже изменил к лучшему! Сити стал местом процветания. Для людей, для вампиров. Даже Старейшины других городов обращались к тебе за советом по этим нововведениям! При мне такого бы никогда не случилось. Я был слишком… кем-то вроде любимого диктатора.
И Джаред действительно был доволен своими достижениями. Ему всегда хотелось верить, что он как бы присматривает за городом до возвращения Дженсена. Хотелось, чтобы тот гордился им. А потому сейчас одобрение Дженсена на самом деле много для него значило.
– Ну и теперь, когда ты вернулся… Хочешь все это назад?
Дженсен отрицательно замотал головой:
– Я просто больше не мог оставаться в стороне. Я хотел быть дома. С тобой, в твоем городе.
– Но что ты от меня-то хочешь?
– Второй шанс.
– Второй шанс? – неверяще расхохотался Джаред: – А первый-то был вообще? Ты ушел еще до того, как у меня хоть возможность появилась разобраться в своих чувствах.
И опустил голову, вжавшись лицом в ладони:
– Я ведь действительно тут стараюсь сейчас... Часть меня так рада тому, что ты рядом. Но, может, мне это только на пользу пойдет? Если ты снова уйдешь? Потому что все, что я чувствую к тебе – просто жажда и страсть. Я не знаю, станет ли это чем-то большим.
Оттолкнувшись от стены, Дженсен начал медленно подходить ближе.
– Я никуда не собираюсь. Этот город и мой дом тоже. В моих планах – здесь жить, – остановился всего в паре дюймов, поднял нечеловеческий, светящийся зеленью взгляд: – И еще… Я знаю, что ты чувствуешь. Я слышал это за тысячи миль. Всю твою тоску, необходимость, желание близости. Это больше, чем просто страсть и жажда крови, Джаред. Не отрицай.
– Нет… – Джаред опустил взгляд на такие близкие сейчас губы. Он мог бы лизнуть их. – Нет. Я не отрицаю.
Он чувствовал жар тела Дженсена – согревающий, заводящий...
Но затем вскинул голову и прямо встретил чужой взгляд:
– Только ты ведь не поэтому вернулся. Скажи, зачем ты здесь? Ты мог это сделать в любое время. Но ради чего-то ты вернулся именно сейчас.
– Я вернулся ради тебя!
Джаред, сглотнув, отступил и пожал плечами:
– Может и так. Может, я тебе верю. Может, ты действительно хочешь дать нашим отношениям второй шанс. И, возможно, я об этом даже подумаю. Но мне нужна правда, Дженсен! Зачем ты вернулся? Правду, сейчас! Иначе вылетишь из этого города к чертям собачьим на веки вечные!
– А-ах… – Дженсен широко усмехнулся, глаза замерцали ярче. – А вот и наш Старейшина! Я-то все ждал, когда ты покажешься. Я ведь буду не первым изгнанным тобой вампиром.
– Хватит изворачиваться, – зарычал Джаред, выпрямившись во весь рост и нависнув над вампиром. – Хватит мне голову морочить. Хотя бы это ты мне должен!
И в этот раз, Джаред намеренно не сводил с Дженсена сосредоточенного, внимательного взгляда. А потому отлично видел всю череду быстрых, путаных мыслей, отразившихся в этих неземных глазах. Видел, как Дженсен судорожно решает говорить ли, пытается просчитать серьезен ли он. А Джаред отстраненно гадал, что же тот в итоге выберет. Потому что столько всего было в чужом взгляде… Джаред готовился к необходимости выполнить непростую угрозу. И готовился к одиночеству, к зияющей в душе дыре, которую обязательно оставит после себя это решение. Потому что он не мог быть с тем, кто не доверял ему правды. Слишком много было на кону, чтобы отступить. Так что в одном Дженсен был прав – Джаред покажет ему Старейшину.
– Мой Мастер бросил меня сразу после обращения, – вздохнул наконец Дженсен. – Но вот что я никогда никому не рассказывал… Так это то, что я так и не оставил попыток его отыскать.
И Джаред нахмурился, ушам своим не веря, какую карту тот в итоге решил разыграть.
– Я хотел, чтобы он узнал. Чтобы увидел, как его слабость сделала меня в итоге только сильнее. Хотел, чтобы он узрел мое великое наследие! – Дженсен громко, с отвращением фыркнул, помотав головой. – Правда еще я забыл принять в расчет, что он мой Создатель… Отец... И что я буду связан с ним точно так же, как все мои дети связаны со мной. Что все, чем я владею, будет точно так же принадлежать ему.
– Я не…
– И я не мог это позволить, – Дженсен вскинул на него взгляд. – Вот почему было важно. Так важно для меня. Что я нашел тебя – моего смертного наследника. Он не может присвоить мою человеческую кровную линию. Поэтому я все это отдал тебе. Детей, богатство, город. Все это теперь принадлежит только тебе. По закону, по крови. Джаред, ты – Старейшина. И ты стоишь на равных с теми, кто на сотни лет тебя старше. А у меня нет ничего. Он ничего не может у меня отобрать. И по праву меток крови я сам принадлежу тебе.
– Дженсен… – Джаред подался навстречу, схватил Дженсена за руки. – Что произошло?
– Через два дня, – сделав глубокий вздох, тихо отозвался Дженсен, – с намерением заявить на меня права в твой город прибудет мой Мастер. И я боюсь того, что он сделает.



Глава 5

– Господи, Дженсен! Ну почему нельзя сказать прямо? Я просто не понимаю! К чему все эти игры? И какого черта, по-твоему, я теперь должен делать?
– Старейшина города защищает всех своих жите…
– Да черт побери, Дженсен! – Джаред, выругавшись, нервно запустил пальцы в волосы. Дженсен смотрел, как он закусил губу, сделал глубокий вздох: – Что с тобой случится, если я не стану тебя защищать?
– Мастер увидит меня как непривязанное и незащищенное дитя и сочтет, что забрать меня в его праве, – медленно пояснил Дженсен, размышляя, понял ли Джаред, что это будет на самом деле означать. И Карл… Карлу – Дженсен знал – было абсолютно все равно, что по меткам крови он принадлежал Падалеки. – Послушай, никто никогда не бросал мне вызов и…
– За что боролся на то и напоролся?
Дженсен, изогнув бровь, сунул руки в карманы брюк:
– Ладно, и что ты хочешь тогда? Хочешь, чтобы я умолял?
Но Джаред не сводил с него долгого взгляда, и Дженсен, вытащив руки из карманов, медленно двинулся к нему, изображая на лице подобающее случаю выражение. Если Джаред действительно этого хочет. Ну что же, Дженсен это ему даст.
– Джаред, я тебя умоля…
– Прекрати! – замотал головой Джаред. И Дженсен улыбнулся про себя, при виде стыда, отразившего у того на лице. – Не надо. Конечно, я тебе помогу. Это мой долг… мое право. Я же твой муж, Дженсен! Я знаю, конечно, что тогда все вышло не самым идеальным образом. Но я… я всегда очень серьезно относился к нашему браку и меткам крови.
– Спасибо, – кивнул Дженсен.
Джаред еще раз посмотрел на него. И затем вздохнул:
– Так кто он? Как ты его нашел?
– Слетал в Новую Зеландию во время своих путешествий, – Дженсен направился к одному из стоящих в гостиной стульев. – Моего Мастера зовут Карл Урбан, и он – Старейшина Окленда. Он стар, могущественен, харизматичен…
Дженсен хорошо помнил их знакомство. Как бывший Старейшина, представился главе города, намереваясь сообщить, что он здесь проездом. Но присутствие крепко сложенного, загорелого от постоянного нахождения на солнце вампира, было таким знакомым, таким привычным… Дженсен не мог игнорировать влечение. И когда Карл пригласил его погостить на своем ранчо – согласился.
И Дженсен расцвел во владениях вампира. Он рано вставал, убирал стойла, чистил лошадей, ремонтировал конюшни, вместе с Карлом ездил верхом следить за скотом. А вечерами долгие часы стоял на веранде и смотрел в темноту, чувствуя лишь спокойную радость и удовольствие от такой простой жизни. Дженсен частенько крутил на пальце обручальное кольцо, мечтая о подобном с Джаредом. И завидовал Карлу, у которого был весь этот покой.
Когда вампир позвал его в свою постель, Дженсен мягко отказался. Хотя о Джареде, желая сохранить его только для себя, не рассказывал. Карл к отказу отнесся совершенно спокойно. Но с каждым новым, прожитым вместе днем, Дженсен чувствовал, как все сильнее слабеет его решимость. Он провел на ранчо три года. И однажды вечером, сидя с Карлом в уютной тишине на крыльце, Дженсен наклонился к нему и поцеловал.
Секс был совершенно ошеломляющим. Карл довел его до неизведанных доселе пределов, заставил рассказать все самые грязные фантазии. Много ночей Дженсен провел выгнутым в бандаже(1), с заткнутым кляпом ртом, пока Карл грубо трахал его до заглушенных криков, до потери сознания от самого интенсивного наслаждения, которое он когда-либо испытывал. И ему понравилось это отсутствие контроля. Понравилась свобода просто быть собой, доверившись Карлу вывести его за границы духа и тела.
Джаред зло прищурился, и Дженсен отвел глаза:
– А как ты узнал, что он твой Создатель? Ты же, вроде, говорил, что не видел его во время обращения?
– Я выпил его и узнал нашу кровь, – тихо отозвался Дженсен. – Моя линия идет от него. Как и твоя. Через меня.
– А чем это, интересно, ты таким занимался, что вы кровью делились? – низко, глухо выдавил Джаред. Дженсен встретил его взгляд и увидел, как обрушилось на того понимание: – Вы трахались… Ты с ним спал!
Дженсен промолчал, и Джаред в бешенстве ринулся к нему:
– Значит, наши клятвы ничто для тебя! Наши метки – ничто!
– Джаред…
– Иди ты на хуй! – зашипел Джаред и дернул его к себе, сжал в кулаке волосы на затылке, резко оттянул голову назад. Дженсен поморщился от боли, даже не пытаясь сопротивляться. Сквозь полуприкрытые веки он зачарованно наблюдал, как засветились темной бронзой чужие глаза. И еле сдержал стон, когда Джаред резко выпустил клыки: – Ты – мой, Дженсен! Каким же я был дураком! С самого начала надо было это сделать.
Дженсен зажмурился, когда Джаред яростно вгрызся в его шею – острые клыки пронзили мышцы, проткнули артерию. Вцепился Джареду в плечи, вздрагивая всем телом, чувствуя, как борются в нем за господство боль и наслаждение. Все другие чувства кроме связи с Джаредом полностью притупились. О господи, сколько силы! Джаред вдавил вторую руку Дженсену в спину, громко зарычал, жадно глотая его кровь.
И вот ради этого… Дженсен преклонит перед ним колени. Ради этого – станет обожающим слугой.
– А-а-а, Джаре-ед, – Дженсен застонав, обхватил голову Джареда, притянул его ближе. Этого он хотел! Этого так долго жаждал! Дженсен ликовал. Он победил! Он превратил свое любимое дитя в это неистовое, страстное существо! Дженсен вжался в Джареда бедрами и начал тереться об него стояком. Но Джаред все брал и брал его кровь. Кружилась голова. Дженсен был уже почти без сознания. Даже стоять самостоятельно больше не мог. Рука Джареда на спине – единственное, что еще удерживало его на ногах.
– Джаред…
Джаред выдернул клыки, пристально в него вглядываясь. Дженсен с трудом поднял затуманенный взгляд на покрытые красным губы. И рухнул на пол, стоило Джареду разжать руки, где и мог только лежать, наслаждаясь этим великолепным преображением. Его дитя, полное его крови.
– Никто не может противиться зову крови Создателя, – прошептал Дженсен. – Даже я.
– Я все еще могу чувствовать его внутри тебя, – облизал губы Джаред. Опустился рядом на колени, схватил Дженсена за рубашку и подтянул вплотную к лицу: – Моли меня о прощении.
Дженсен сухо сглотнул, стараясь не терять ясность сознания, пытаясь сосредоточиться:
– Джаред, я молю тебя о прощении.
– О помощи!
– Пожалуйста, – Дженсен протянул руку, ласково погладил его о щеке. – Помоги.
– Умоляй меня о защите от него!
И Дженсену действительно отчаянно нужна была эта защита. Потому что в одиночку сопротивляться Карлу он не мог:
– Пожалуйста, Джаред. Мне нужна твоя защита. Ты не понимаешь, какую власть он надо мной имеет…
– Дерьмо собачье! – зашипел Джаред, швырнув его обратно на ковер. – Ты просто ебаный слабак!
– А ты? Ты можешь сопротивляться вкусу моей крови? – коварно прошипел Дженсен в ответ. – Я – твой Создатель!
– Нет… – медленно отозвался Джаред. – Не могу... Но ты несешь в себе мою метку!
Дженсен хрипло и болезненно выдохнул, когда Джаред снова укусил, выгнулся, пытаясь его оттолкнуть:
– О господи… Джаред, это слишком… это слишком…
Джаред, застонав, жадно провел руками вниз по его телу и рванул спереди рубашку. Пуговицы с треском разлетелись, запрыгали по ковру. Дженсен закусил губу, отвернулся, удобнее подставляя шею. И тихо взвыл, не сдержавшись, когда Джаред поскреб короткими ногтями по соску, провел с нажимом вниз по животу и накрыл ладонью его член. Дженсен вскрикнул, когда Джаред обхватил пальцами его ствол и с силой сдавил. Поперхнувшись стоном попытался отодвинуться… податься ближе. И тихо ахнул, когда Джаред внезапно отстранился, часто, тяжело дыша, и опустил на него взгляд.
Дженсен никогда не видел ничего более прекрасного, чем Джаред в этот момент. Горящее краской лицо, окровавленный рот, светящиеся злобой глаза, обнаженные клыки. Хотелось дотянуться и прикоснуться к нему. Но Дженсен слишком ослабел от кровопотери. И если Джаред возьмет еще, то он просто отключится. Дженсен облизал губы, пытаясь удержать уплывающее сознание, не заснуть:
– Джаред, пожалуйста… Твою кровь…
– Какого хрена тут происходит?!
И Дженсен разочарованно застонал, узнав голос Кристиана. Разлепил веки, увидев сидящего рядом друга и Харли, который удерживал Джареда в стороне.
– Ты его убить хочешь?! – заорал Крис на Джареда. – Дженсен. Дженс?
Дженсен потянулся к Джареду, но никак не получалось пошевелиться …
– …нет…
«Верните… дайте его мне… отдайте…»
– Не смей его трогать, сука, он мой!!! – заорал Джаред. Дженсен видел, как он пытается разорвать хватку, шипя и брызгая слюной.
– Держи его, Харли! – зарычал Крис.
Дженсен на мгновение прикрыл глаза, но уже через секунду громко застонал, почуяв сладостный запах знакомой крови. Ощутив на лице чужую руку, хотел было отвернуться, отказываясь…
– Пей, чтоб тебя! Пей! – но Кристиан затолкал большой палец ему в рот, раскрывая челюсть. И Дженсен открылся, пируя, наслаждаясь этой дарованной кровью. Застонал, жадно глотая, мгновенно согреваясь. Он так оголодал. Хотелось крови Джареда. Но он так голоден…
– Я, на хуй, убью тебя за это!!! – ревел Джаред на Криса.
– Да что за херня с ним творится?!
– Безумство крови, – выдавил Харли, еще сильнее сжимая хватку.
Сознание чуть прояснилось, Дженсену уже стало намного теплее. Он отстранился, зная, что начал жадничать, забирая у друга слишком много. И выдохнув, откинулся на ковер, пытаясь отдышаться.
– Дженсен, ты как? В порядке? – Крис помог ему сесть. – Что за пиздец тут между вами случился?
Дженсен поднял взгляд… и почувствовал, как перехватило дыхание. О боже… Джаред был совершенно… Диким… И он был великолепен.
– Отпусти его.
– Что?! Щаз, блядь! – замотал головой Кристиан. – Он же тебя осушит, на хрен!
А Дженсен никак не мог отвести глаз. У него до сих пор стояло, сильная дрожь то и дело пробегала по всему телу. И он ничего в этот момент больше не хотел так, как Джареда.
– Уходите, – выдавил Дженсен в сторону Криса: – Харли, отпусти его?
Кристиан коснулся его руки. И Джаред зарычал, забился в хватке.
– Дженсен…
– Пожалуйста. Уходи. Ему нужно довести это до конца… Выплеснуть всё, – прошептал Дженсен и облизал губы, встретив горящий бронзой взгляд. – Он полон крови Создателя. Но со мной еще не закончил.
– Он тебя покалечит!
Дженсен мотнул головой:
– Он сделает мне не больнее, чем я уже сделал ему. Пожалуйста. Просто уйдите.
Кристиан с тяжким вздохом потер лицо. Затем поднялся и повернулся к Харли:
– Отпускай.
Страж разжал руки, и Дженсен увидел, как Джаред сразу же принялся беспокойно рыскать по комнате, глядя только на него. Его ноздри постоянно подрагивали от стоящего в комнате запаха крови Кристиана. Дженсен перетек на корточки, не пытаясь подняться. А затем почувствовал, как вышли из комнаты Кристиан с Харли.
– Джаред, – вкрадчиво позвал Дженсен.
Джаред низко рыкнул, не сводя с него пристального взгляда.
Это был хищник… Инстинкты вампира, жаждущего только крови и секса, совершенно подавили человечность. Дженсен сглотнул, принимаясь медленно отползать назад. Джаред, отслеживая каждое движение, начал медленно подбираться ближе.
– Мой… – прорычал.
– Да, твой, – кивнул Дженсен. И замер, упершись спиной в диван. Джаред продолжал красться, пока не опустился рядом, громко его обнюхивая. Затем подполз на четвереньках, уселся Дженсену на колени и вжался носом в шею, вдыхая всей грудью. Медленно лизнул, чуть прикусив кожу передними зубами. И Дженсен схватил его за бедра, подтянул ближе, когда Джаред принялся толкаться своим членом в его пах. Ох бля-я… У Джареда просто каменно стояло. Горячая тяжесть, которую Дженсен отлично чувствовал через два слоя ткани их штанов.
Но затем Джаред отстранился и просто молча на него посмотрел. Дженсен затаил дыхание, ожидая его дальнейших действий, чувствуя, как слегка выдвинулись собственные клыки. Он облизал их, вжал язык в острый кончик и задрожал от удовольствия.
– Джаред? – шепнул Дженсен, когда Джаред начал тереться лицом о его шею, а затем прикрыл глаза, наслаждаясь приятным ощущением мягкой копны на своей коже. Дженсену хотелось этой близости. Он все еще мог чувствовать мускусный запах Джареда, оставшийся с прошлой ночи. Как все еще мог чувствовать оставшийся на его теле свой.
Джаред щелкнул клыками, в очередной раз вгрызаясь в его горло. И Дженсен глухо застонал, откинул голову, еще сильнее выгибая шею. Но зачем почувствовал, как Джаред облизал его и отстранился, подняв глаза.
– Снимай свои ебаные тряпки, – прорычал, безумно осклабившись в широкой, клыкастой улыбке, – или я их сорву нахрен!


1. Имеется в виду hogtied. С выгнутой спиной, все четыре конечности связаны вместе.

 



Глава 6

Сдвинуться, пока Джаред сидел у него на коленях, Дженсен не мог. И, подняв взгляд на этот широкий клыкастый оскал, он облизал пересохшие губы:
– Джаред…
– Заткнись. Я тут еле держусь за остатки контроля, – прорычал Джаред, хватая его за волосы на затылке, и с силой дернул, заставив выгнуть шею, подавиться готовым вырваться стоном. – И чтобы ни слова гребаного от тебя. Я сам скажу, когда можно будет говорить. Понял меня?
– Да, – шепотом выдавил Дженсен, продолжая рассматривать его из-под ресниц. Все никак не получалось отвести взгляд от светящейся бронзы кошачьих глаз.
– А-а-ах, – Джаред провел мокрым, горячим языком по его шее. – Дженсен… Какой же ты охуенный. Почему я этого раньше не делал? Почему не понял, что именно этого ты всегда хотел? Что еще ты скрываешь от меня? М-м?
Только после этого Дженсен не думал, что вообще сможет хоть раз что-нибудь от него скрыть.
– Сейчас я встану, а ты оттащишь свою задницу в спальню и разденешься для меня, – намеренно низко, хрипло прошептал Джаред и лизнул мочку уха, легонько прикусил. Дженсен выгнулся, приоткрыв рот в тихом стоне. – Скажи: «Да, Джаред».
– Да, Джаред.
Джаред отпустил его и соскользнул с колен, мягко поднявшись. Сделал шаг назад, не сводя с него взгляда. И Дженсен осторожно поднялся следом, не разрывая зрительного контакта. Приходилось чуть задирать голову из-за пары дюймов разницы в росте. Затем сделал глубокий вдох, повернулся и направился в спальню, чувствуя спиной жар чужого взгляда.
Джаред захлопнул за собой дверь, щелкнув замком. И прислонился к ней, когда Дженсен остановился у изножья кровати, развернувшись к нему: медленно расстегнул манжеты испорченной рубашки, повел плечами, позволяя ткани соскользнуть по рукам на пол. Толстенные шторы на окнах скрывали яркий дневной свет, придавая комнате теплый золотистый оттенок. Но Джареда скрывала тень, позволяя видеть лишь свечение его глаз.
Джареду хотелось шоу. Он хотел, чтобы Дженсен показал себя перед ним. И Дженсен не сдержал еле заметной улыбки, когда потянулся к ремню, чуть натянув, ловко расстегнул застежку. А затем, прямо встретив чужой взгляд, с хлестом выдернул жесткую кожу из шлевок, бросив ее на ковер.
– Это ухмылочка для меня или о чем-то другом задумался? – предостерегающе протянул Джаред.
– Всегда для тебя, – мягко отозвался Дженсен. Расстегнув пуговицу на брюках, потянул вниз собачку на молнии. Сбросив штаны, переступил через собравшуюся ткань. И оставшись в одних лишь шелковых темно-серых боксерах, начал медленно, внимательно следя за реакцией Джареда, ласкать себя прямо через ткань. Откинул голову, наслаждаясь мягким трением шелка и теплом своих пальцев на члене, покружил ладонью по увлажнившейся головке.
– Покажи мне, – прошептал Джаред, оттолкнулся от двери и подошел ближе.
Дженсен стянул с бедер боксеры, позволив им упасть на пол. Ему нравилось чувствовать на себе этот взгляд. Дженсена обратили в самом расцвете его сил – тело воина навеки застыло во времени. И уже давным-давно он познал силу своей внешности и атлетического телосложения. Дженсен частенько использовал их как преимущество в соблазнении, искушении, завоевании и, наконец, пленении своих любовников. И Джаред не был исключением.
Дженсен вышагнул из боксеров, наблюдая, как Джаред подобрал брошенную им рубашку, приласкал мягкий хлопок ткани… и затем огладил взглядом его тело. Задержался на груди, медленно скользнул по крепкому животу к напряженному члену на фоне чуть более темных русых волос, спустился к ногам. Так же медленно обратно, вновь встречая его взгляд. И у Дженсена сбилось дыхание, когда Джаред вдруг с треском рванул ткань рубашки, оторвав рукав.
– Развернись, руки за спину.
Дженсен повернулся лицом к кровати, скрестил руки на пояснице и тут же почувствовал, как Джаред накрепко обмотал его запястья, чуть подергал ткань, проверяя надежность. И едва Дженсен успел осознать, что его толкнули на кровать, как уже впечатался лицом в покрывало. Повернув голову, он оглянулся через плечо на Джареда, на губах которого играла крайне самодовольная ухмылка.
– Думал, будет так просто? – протянул Джаред и спешно скинул одежду. Дженсен облизал губы при виде поджавшегося к мускулистому животу твердого члена. Джаред со смешком навис над ним, слегка раздвинул руками ноги, и Дженсен, изогнувшись, тихонько зашипел, проехавшись членом по кровати. Джаред забрался сверху, еще шире раздвигая коленями его бедра:
– Господи… Обожаю смотреть на тебя.
Дженсен вжался лицом в кровать, чувствуя ласкающие его от колена и выше широкие ладони, крепкие пальцы, глубоко впивающиеся в кожу. Джаред придвинулся ближе, и Дженсен вынужденно уперся коленями в матрас в поисках опоры. Тут же тихо застонал в ткань покрывала, сжимая связанные руки в кулаки, когда Джаред принялся осторожно гладить и массировать его ягодицы.
– Вот так ты позволял ему себя трахать? – нарочито спокойным голосом поинтересовался Джаред. И Дженсен закрыл глаза, спрятал лицо, вжавшись лбом в матрас. Руки Джареда не прекращали с нажимом, по кругу гладить его по заднице, водя большими пальцами вдоль расщелины. – Просил его? Умолял?
Дженсен прикусил губу. Хрена с два он будет на это отвечать.
Первый мощный шлепок оказался полнейшей неожиданностью. Дженсен пораженно распахнул глаза, вскинулся с громким выдохом и оглянулся. Джаред встретил его взгляд, растянул губы в кривой усмешке:
– Что? Не собираешься рассказывать? Думаю, мне следует знать, чем ты с ним занимался.
И Дженсен, не в силах и дальше выдерживать этот взгляд, молча помотал головой, отвернувшись. Он был готов ко второму удару, затем к третьему... И сжав зубы, тяжело задышал через нос.
О господи, эти руки… его огромные руки… ощущались просто восхитительно, ожигая ударами кожу. Член напрягся сильнее, пачкая смазкой ткань покрывала, и Дженсен вжался бедрами в кровать, легонько поерзал.
– Что он делал с тобой? – Джаред с силой опустил ладонь на правую ягодицу, и Дженсен, закусив губу, качнулся по инерции вперед. – Что он делал?! – глухо выдохнул на очередном ударе. – Как он тебя трахал? – охнув, задергал связанными руками. – Он был хорош? А, Дженсен?! – застонал, коротко вздрогнув, плотно зажмурился, принимая следующий удар. – Заставил он тебя кончить? – Дженсен с оборванным, коротким стоном помотал головой, и Джаред больно опустил жесткую ладонь на чувствительную кожу. Дженсен попытался было отодвинуться, но тот немедленно схватил его за запястья, дернул на себя. – А это ты ему разрешал? Шлепать тебя? – и Дженсен вздрогнул, поморщившись, выгнулся, когда ладонь снова опустилась на его – малиновую уже, вероятно – задницу. – Разве ты не хочешь мне рассказать, как хорошо он тебя поимел?
– Нет… – выдавил Дженсен со стоном. – Джаред, мне не было…
– Что «не было»? Не было хорошо?! – снова ударил его Джаред, сильнее в этот раз. И Дженсен коротко болезненно выдохнул, не сумев это скрыть. – Не смей мне врать, мать твою! Я хочу знать, насколько он был хорош! Я хочу знать обо всем, что он делал… Обо всем, о чем ты его умолял!
Дженсен резко замотал головой. Не в этой блядской жизни. И ему было все равно, как долго Джаред намерен продолжать. Ничего он ему не собирался рассказывать.
– Говори! – Джаред снова с силой опустил ладонь. – Скажи, что я не просто его замена!
– Нет! – с пораженным криком Дженсен оглянулся через плечо. Глаза Джареда зло светились. – Какая замена?! Блядь, Джаред, нет! Никогда. Никогда!
Джаред пригладил руками горящую кожу, и Дженсен, поморщившись, снова отвернулся.
– А ты ведь мог бы и больше выдержать, верно? Я бы, наверное, мог целый день провести, шлепая тебя по заднице, и тебе бы это понравилось. М? Отвечай!
Дженсен продолжил молчать. Плотно сжав губы, закрыв глаза и вжавшись лбом в кровать, он перестал дергаться в путах и попытался расслабить руки. Дженсен все еще вздрагивал всем телом, упершись пальцами на ногах в матрас, но все его чувства были настроены только на Джареда.
Джаред со смешком разок ласково шлепнул его и, скользнув в сторону, вытащил из тумбочки смазку, бросил тюбик на матрас – Дженсен увидел, как тот приземлился возле его плеча. А затем перевернул его на спину и потащил к краю кровати. Дженсен пошевелил руками, пытаясь снять напряжение с плеч. Поднял голову, глядя на Джареда. И увидел, как тот опустился на пол на колени, вцепился в его бедра, еще ближе придвинув к себе – задницей на самый край кровати. А затем обхватил его под коленями и потянул ноги вверх.
– Бля-адь,– Дженсен зашипел, выдохнул стоном, ощутив на отверстии влажный, горячий язык. Резко дернулся, поперхнувшись звуком, когда этот язык вдруг скользнул в его тело. Сжался, вздрагивая... И больше не пытался сдерживаться. Тихо завыл, выгнулся, жадно толкаясь Джареду в лицо в надежде получить больше. И тот сильнее вдавил колени в его грудь, глухо зарычал, резко и быстро трахая языком. Обхватил губами отверстие, всосал кожу в рот. И Дженсен взвыл, затрясся всем телом: – Джаред!
Джаред лизнул еще раз. И медленно повел кончиком языка к подтянувшимся яичкам.
– Он делал это с тобой?
Приоткрыв рот, громко, загнанно дыша, Дженсен опустил взгляд вдоль своего тела, глядя, как Джаред целует и обнимает губами его мошонку, как перекатывает во рту яички, поддразнивая кожу языком. Джаред встретил его взгляд, не прекращая сосать одно из яичек, и с мокрым пошлым звуком выпустил его изо рта.
– Для него ты тоже все эти звуки издавал?
– Джаред… – Дженсену хотелось сказать, что это не важно. Совершенно не важно, что делал Карл. Что ему совершенно плевать на то, что тот делал. Что независимо от того, чем они занимались, это не значило абсолютно ничего. Оставив после себя лишь пустоту и глухую тоску по Джареду. – Я…
Но Джаред шире раздвинул его бедра и медленно, долго лизнул вдоль ствола, не отрывая от Дженсена взгляда. Щелкнул языком по чувствительным нервам под головкой.
– Ты, блядь, всерьез думаешь, что я хочу это знать?!
Дженсен прикусил губу и уронил голову обратно на кровать, вздрагивая. Нет. Он не думал, что Джаред действительно этого хотел.
Мокро лизнув головку, Джаред провел языком по контуру. И Дженсен попытался подкинуть бедра, толкнуться глубже:
– Не дразни…
– А ты попроси меня. Попроси, Дженсен. Умоляй дать то, что тебе нужно.
И Дженсен облизал губы, чувствуя жар дыхания на своем члене:
– Отсоси мне. Пожалуйста…
– Что-то мне не кажется, что ты серьезен, – Джаред дразнящее провел языком по вершинке. – Ну-ка еще раз.
– Джаред! Мне нужен твой рот! Ох бля-а-а… Да-а-а, о да! Ебать!
И больше времени на мысли Джаред ему не оставил. Обхватив языком головку, втянул ее в жаркий, влажный рот, начал быстро, мощно сосать, легонько поддразнивая маленькое отверстие. Дженсен взбрыкнул, почувствовав, как головка проехалась по ребристому небу. Вцепился в покрывало под поясницей, резко подкидывая бедра в ритме, который Джаред никак не хотел подхватить! Дженсен перестал дышать, жесткий отсос толкал его все ближе и ближе... Совсем чуть-чуть... Пальцы на ногах поджались, бедра напряглись, Дженсен вжался затылком в кровать, загнанно дыша через рот.
«Невероятный, охуительный рот, о господи-и-и… Как хорошо… Как же блядски хорошо! Соси… соси, о боже-е… Только не останавливайся! Только не останавливайся-а-а!»
Джаред сжал губы, не снижая давления, и медленно снялся с его члена. Дженсен распахнул глаза, умоляюще поднял голову и тут же подавился громким вскриком, когда острая боль вдруг пронзила правое бедро. Глубоко вжав клыки, Джаред зарычал, глотая хлынувшую кровь. И Дженсен заорал, задергал бесполезно бедрами, пытаясь его скинуть:
– Сука-а!
Джаред отстранился, слизнул кровь с его кожи и усмехнулся, глянув на Дженсена:
– Ну, ты первый сделал это со мной. По-моему, все честно.
– Блядь, пожалуйста, – еле слышно выдохнул наконец Дженсен, облизал пересохшие губы. – Дай кончить.
– Нет, – содержательно отрезал Джаред и поднялся.
«Какое, нахрен, нет?!»
Джаред резко подтянул его выше по кровати, перевернул на живот, и - Дженсен ощутил - немедленно влез следом, приподнял его за бедра, лишив возможности толкаться в матрас, оставив лишь самое незначительное трение. И Дженсен разочарованно, неудовлетворенно застонал, когда Джаред скользнул между его ног, вновь раздвигая бедра.
– Да чтоб тебя! – зашипел. – Возьми его! Потрогай уже!
– Говоришь, что мой, – вдруг тихо произнес Джаред, – но ведь сам в это не веришь…
– Да твой я, – выдохнул Дженсен, приоткрыл рот, горячо выдыхая в ткань. «Теперь себе это докажи».
– Этого ты хочешь от меня?
– Да!
Стоя на коленях, упираясь плечами в кровать, Дженсен увидел, как потянулся за тюбиком Джаред, услышал щелчок открывшейся крышки. И прикрыл глаза, ощутив наконец вжавшийся в его тело палец, щедро распределяющий смазку. Услышал очередной короткий щелчок, отметил вновь упавший рядом тюбик…
– О господи, – и резко выдохнул, почувствовав на спине жесткую ладонь, с силой вжавшую его в матрас. Задыхаясь, повернул голову.
– Мне ведь не нужно быть с тобой нежным, правда? – прохрипел Джаред. – Помнишь, ты обещал, что я запомню ту ночь, что буду думать о ней до самого конца моей жизни? – наклонился, длинно лизнув ухо. – И я помню, Дженсен. Я, блядь, до сих во снах вижу, как ты вот точно так же трахал меня… И я с криком просыпался среди ночи и дрочил на эти воспоминания.
Дженсен выдохнул с совершенно неописуемым звуком, когда чужой член внезапно ворвался в его тело – быстро, жестко. Моргнул, в силах воспринимать лишь ощущение этой таранящей его, горячей, твердой плоти – не оставляющей возможности дышать, собраться, подготовиться… Дженсен распахнул глаза, ощутив шоковым ударом прямо в член грубо скользнувшую по простате головку. Все никак не получалось оборвать этот странный звук. Дженсена подбрасывало под Джаредом, пока тот резко толкался бедрами. Раз, другой, сильнее, сильнее… О, о-о господи… сейчас рехнется… Дженсен затрясся, когда Джаред вновь с силой проехался по простате – удовольствие электрическим током прошило все тело.
– А-а-а, блядь! Джаред! Джаред, потрогай!
– Только так даже лучше… Ты – на коленях для меня, – Джаред глубоко вбился в него, замер на мгновение, повел бедрами, втираясь, так что член вкруговую заскользил по простате. Дженсен охнул, уткнулся открытым ртом в простыни. О-ох Иисусе, вот так. Идеально. Охуеть. – И я думаю, ты прав. Я, блядь, просто обожаю «формальное приветствие», – и Джаред грубо толкнулся, вынудив закусить губу, сдерживать рвущийся наружу крик. Чуть отстранился, вцепился обеими руками в бедра, с силой дернул на себя, резко, глубоко засаживая, упал грудью сверху.
– Я могу чувствовать, как ты сжимаешься вокруг меня, – выдохнул Джаред. Голос начал ломаться. – Ты такой… Так хорошо… Так блядски хорошо…
– Пожалуйста, – еле ворочая языком, выдавил Дженсен. – Джаред, пожалуйста… Мне нужно-о… о-о-о, блядь, да… ох еба-а-ать… о да-а… да!
– Только ты не кончишь, Дженсен. Не кончишь, пока я не разрешу, – Джаред скользнул рукой ему под живот, обхватил влажный от смазки член. Дженсен вздрогнул, пытаясь сильнее вжаться в его ладонь. И громко вскрикнул, когда Джаред вдруг с силой сжал пальцами мошонку, резко потянул. Внезапная боль мгновенно отбросила с грани.
– А-а-а! – заорал Дженсен в матрас. – Сука-а! Иди ты на хуй!
– М-м-м, какая хорошая мысль, – протянул Джаред и замер. Дженсен недовольно застонал, толкнулся назад, надеваясь на его член… – Прекрати это, – но Джаред, ругнувшись, немедленно шлепнул его по заднице, и Дженсен вцепился зубами в ткань, громко сопя через нос.
Почувствовав, как Джаред коснулся его запястий, развязывая веревки, Дженсен уронил онемевшие руки на кровать. Джаред отстранился, выскальзывая. И Дженсен глухо выдохнул от ощущения легкого трения.
– На спину, – подтолкнул его к спинке кровати Джаред. Дженсен перевернулся, глянул на него. – Руки давай.
И поднял запястья. Джаред привязал их к тонким перекладинам кровати. Отстранился, с улыбкой оглаживая взглядом тело. Медленно повел ладонями по груди. А когда Дженсен встретил его взгляд, вдруг больно ущипнул за сосок. Дженсен вскрикнул, и Джаред с тихим смешком медленно растер большим пальцем пострадавший комочек.
Затем подобрал тюбик, выпрямился, встав на колени. Глянул на него, с широкой усмешкой, смазывая пальцы. И Дженсен уронил челюсть, когда Джаред вдруг завел руку назад и, откинув голову и приоткрыв рот, тихо, низко застонал.
Поняв, что Джаред готовит себя. Дженсен задергался в путах, желая немедленно видеть. Увидеть, как палец Джареда исчезает в его же собственной заднице, смазывая, растягивая…
– Ну же… – прохрипел, пытаясь дотянуться, сколько бы ни позволяли связанные руки. – Иди… Иди ко мне…
Джаред с очередной усмешкой, выдавил любрикант в ладонь, провел кулаком по его члену.
– Да-а, – Дженсен раздвинул бедра, чтобы Джареду пришлось широко развести колени, устраиваясь сверху, – иди сюда, давай, трахни меня.
Джаред забрался на него, уперся одной рукой в грудь, плотно обхватил член. И опустился. Дженсен с силой сжал челюсть, застонал сквозь зубы, от ощущения этого теплого, тесного давления вокруг чувствительной головки… Он никогда не устанет от этого… Чувстовать Джареда вокруг себя… Дженсен не сводил глаз, пока Джаред надевался до самого основания, устраиваясь на его члене. Попытался было подбросить бедра, но Джаред придавил его весом, не давая сдвинуться.
– Не двигайся, – прошептал. И повел ногтями по его груди. Дженсен зашипел, вскинул на него взгляд. – И чтобы не смел кончать.
И Дженсену пришлось вцепиться в перекладины, когда Джаред вдруг резко дернулся вверх, с силой сжимая мускулы, вниз. Дженсен уперся ступнями в матрас, вновь пытаясь толкнуться навстречу:
– Давай… давай... Ты… мне нужно…
– Смотри на меня, – выдохнул Джаред, скользнул вниз, вдавливая его бедра в кровать. И Дженсен увидел, как он обхватил все еще влажной ладонью свой член, медленно провел по столу вверх, вниз. И громко застонал, почувствовав вибрацию ритмично сжимающихся вокруг него внутренних стенок. – Умоляй. Умоляй меня, Дженсен.
– Трахни меня, – выдавил Дженсен, все тело уже мелко потряхивало. – Блядь, так хочу тебя! Давай, Джаред! Пожалуйста. Дай уже кончить, – видно было, как напряглись мышцы у Джареда на груди, когда тот, грубо двигая кулаком, начал терзать головку своего члена. Все тело – словно скульптура: в тонусе, с выраженными, словно у мраморной статуи, крепкими мускулами. Дженсену хотелось облизать, прикоснуться, укусить. Он дернул руками, сопротивляясь удерживающей его ткани. Джаред вдруг резко откинул голову – мокрые от пота пряди облепили лицо и шею. О господи, его запах… Хотелось слизнуть эту влагу, попробовать его на вкус. Всосать член, пока он не кончит, заполняя его рот. Дженсен почувствовал, как поджались яйца. И знал, что долго не продержится.
– Кому ты принадлежишь?
– Тебе, – бездумно простонал Дженсен. – Ох еба-ать… тебе...
– Ты мой?
– Да! – завопил Дженсен, напрягся, пытаясь заставить Джареда двигаться. – Да! Да! Хватит!
– А-а-ах, Дженсен, – Джаред с громким стоном дернулся и резко наделся на его член, задрожал. Дженсен вскинулся, поймал его взгляд, не отрываясь от начавшего искажаться от наслаждения лица. – Ты – мой!
– О господи, Джаред. Блядь! – заорал Дженсен, почувствовав, как сжались тисками мускулы вокруг его члена, когда Джаред начал кончать. Кожа на запястьях натерлась, содралась, пока Дженсен снова и снова пытался освободить – свои чертовы! – руки, чтобы дотянуться, прикоснуться. – Джаред! Давай! Давай уже!
Но Джаред продолжал дрочить себе, выплескиваясь спермой на пальцы, Дженсену на живот:
– О-ох бля-а-а… да-а-а…
– Джаред!!!
Тот, сглотнув, опустил руки Дженсену на плечи, наклонился к самому уху и тихо шепнул:
– Укуси меня. И кончай.
И Дженсен резко выпустил клыки, вонзил их в основание шеи, мгновенно втягивая кровь. Прикрыл глаза, коротко вздрагивая под чужим весом. Глубоко толкнулся, не вынимая, вжался, замер. И глухо взвыл, кончая, чувствуя, как течет по телу наслаждение. Выдернул клыки с хриплым криком, когда Джаред вдруг снова сжался вокруг его члена, все вытягивая, и вытягивая, и вытягивая из него остатки спермы.
Дженсен откинулся на спинку кровати – в голове туман, тело полностью опустошено. Облизал губы, смакуя вкус Джареда во рту, и прикрыл глаза, мелко вздрагивая, пока тот продолжал сжиматься вокруг него снова, и снова, и снова…
– Мой! – требовательный рык возле уха. – Повтори!
– Твой…

 



Глава 7

С тихим стоном Дженсен вынырнул из глубокого сладкого сна и, разлепив веки, уставился в потолок, привыкая к темноте комнаты. Но вдруг охнул, приоткрыв рот, поднял голову и наткнулся на внимательный карий взгляд Джареда, посасывающего головку его члена.
– О-ох еба-ать, Джаред, да-а… – Дженсен, задохнувшись, уронил голову обратно на подушки, протянул к нему свободные теперь руки, запутавшись пальцами в мягких, темных прядях. И крепко зажмурился, почувствовав, как ласкающий его горячий язык вдруг прошелся по комочку чувствительных нервов основания головки. Обхватив Джареда одной ногой, Дженсен попытался толкнуться навстречу.
– Сильнее… – выдохнул, кусая губы. – Пожалуйста, – и ощутив, как удлинились клыки, прокусил свой язык, наслаждаясь вкусом их смешавшейся в его рту крови.
Но Джаред с мокрым пошлым звуком выпустил его член, и Дженсен вскинулся с самым своим лучшим умоляющим взглядом. Джаред в ответ с усмешкой облизался, раздвинул еще шире плечами его бедра и медленно – от основания до самой вершинки – лизнул. Дженсен вздрогнул, прокусив губу, хлынувшая кровь мгновенно сбежала ручейками по подбородку.
– Вот же любитель подразнить, – хрипло выдавил Джаред, быстро обхватил губами головку, вновь принимаясь сосать. И Дженсен не мог отвести глаз, глядя, как ритмично западают у него щеки, пока Джаред втягивал его в себя длинными, мощными рывками. Джаред поймал его взгляд и подмигнул.
– Кто бы... говорил, – Дженсен рухнул обратно на матрас, продолжая играть с каштановой гривой, нежно потягивая, подергивая. Но вдруг выгнулся с очередным грудным стоном, почувствовав, как ствола внезапно коснулись клыки. Дженсен задрожал, бедра напряглись. Острота скользящих по члену клыков ощущалась резкими разрядами тока, интенсивностью колючей проволоки. Дженсен приподнялся на локтях, наблюдая: – Сделай это. Сделай, давай... Укуси…
Джаред снялся с его члена, коротко лизнул головку. Обхватил ее ладонью, быстро надрачивая. И Дженсен перестал дышать, вздрагивая от наслаждения и… предвкушения. Джаред оголил, показывая ему, свои клыки, наклонил голову. А затем медленно, так невероятно медленно погрузил их в напряженную плоть.
И Дженсен закричал. Откинувшись на кровать, выгибаясь, вцепившись до побелевших костяшек в дерево перекладин. Он чувствовал, как Джаред вдавил его плечами в матрас, удерживая на месте, не давая пошевелиться. И с очередным хриплым криком содрогнулся от боли и удовольствия. Джаред продолжал ласкать своей огромной ладонью головку его члена, настойчиво удерживая на самом острие чего-то… неизведанного, никогда ранее неиспытанного... Боль, наслаждение – экстаз!
– Джаред! – Дженсен заметался на подушках, выгибаясь так, что, ему стало казаться, переломится надвое... И кончил. Мощно, неистово. Чувствуя, как Джаред посасывает сбоку его член. Гадая, смакует ли тот сейчас еще и его смешавшуюся с кровью сперму. Но… Боже праведный! Это было изумительно. Дженсен никогда, никогда раньше подобного не испытывал. И он никак не мог остановиться, двигаясь, извиваясь под сильными руками, плечами, не в силах избежать укуса… и не желая спасения от этого наслаждения: – Хватит! Хватит!
Покидающие его плоть клыки, казалось, были окрашены эхом греховного удовольствия. Дженсен вновь вздрогнул всем телом, не сдержав оборванного стоном крика, поперхнулся этим звуком, задыхаясь. Отдышаться не получалось. В воздухе стоял запах крови и… О боже.
Дженсен даже не понял, когда Джаред отпустил его, медленно подтянувшись вверх, целуя и вылизывая его рот, подбородок, шею. Он парил где-то за пределами своего тела, чувствуя лишь, как загнанно и громко колотится в груди сердце. Дженсен ощущал, как Джаред касается, нежно поглаживая, его груди, рук, как тихонько, неразборчиво что-то шепчет на ухо. Но он все продолжал коротко вздрагивать, потеряв контроль над собственным телом, и просто лежал рядом с Джаредом полностью и без остатка в его власти.
– Дженсен, – тихонько позвал Джаред, нежно поцеловал в шею точно под ухом. – Вернись ко мне.
«Дай связь с телом наладить. Господи... Джаред... он ощущается так… Скажи, что любишь меня…»
– М-м-м, какой же ты вкусный, – прошептал Джаред и накрыл его собой, принимаясь тереться об него членом, скользя им между их испачканными животами. Дженсен отстраненно отметил – это Джаред, это его крепкий ствол вжимается в него, двигаясь вверх и вниз по животу, по кубикам пресса. Но он был уже слишком далеко за гранью. «Вперед. Делай, что хочешь. Джаред…»
– Посмотри на меня.
И это уже ощущалось приказом. Приказом, которому нельзя было сопротивляться. Повернув голову, Дженсен разлепил отяжелевшие веки и встретил чужой взгляд. «Такой красивый».
– Сейчас кончу, – тихо выдохнул Джаред. И плотно зажмурился, тяжело задышал через рот, начиная двигаться все сильнее, быстрее. Дженсену хотелось помочь, но он был так приятно опустошен.
Улыбнувшись, Дженсен лизнул его в ямочку на подбородке.
– Дай посмотреть, – шепнул с нежным смешком.
Джаред распахнул глаза, глядя на него, приоткрыл рот, обжигая горячими вздохами лицо. И вдруг с глухим стоном вдавил всем телом в матрас. Дженсен выгнулся, почувствовав на коже теплую влагу, еще сильнее зажимая между ними его член. Джаред вцепился в его плечи, вжался лбом в шею и задрожал с долгим, протяжным стоном наслаждения.

А затем они просто молча лежали, слишком счастливые, чтобы шевелиться. Дженсен одобрительно похлопал Джареда по плечу, вызвав у обоих тихий смех.
– Теперь я чувствую разницу, – произнес наконец Джаред и чуть сполз с Дженсена, растянувшись на нем. – Связь… Она… сильнее. Словно ты – во мне.
– Да, – Дженсен облизал пересохшие губы. – Так же и у меня.
– Значит, ты чувствовал меня и раньше? Когда был далеко?
Дженсен открыл глаза и кивнул, повернув к нему голову:
– Каждую секунду.
– Это моя метка в тебе, – прошептал Джаред с удивлением и неким благоговением в голосе. И Дженсен мягко рассмеялся:
– О-о да-а.
– Чувство… просто потрясающее, – улыбнулся Джаред. – Но… для тебя наверное было совершенно невыносимо. Это как будто… Когда я не в тебе или ты не во мне – это как будто чего-то постоянно не хватает.
– Будет лучше. Теперь, когда мы вместе, мы можем развить нашу связь, укрепить ее, сделать сильнее, – и Дженсен расплылся в лукавой улыбке. – И много секса. Вот уж что точно поможет притупить чувство потери.
Джаред, громко фыркнув, скорчил гримасу. И рассмеялся, запустил пальцы в волосы, вновь падая рядом. А Дженсен был исключительно счастлив, что Джаред так и не убрал закинутые на него конечности. Собственнические повадки очень ему шли.
– Ладно, – произнес наконец Джаред, а затем тяжело выдохнул. И Дженсен почувствовал, как тот напрягся, уже зная, что последует дальше. Он разочарованно вздохнул про себя, досадуя, что это происходит так скоро. – Скажи, чего ждать, когда твой Мастер попытается отнять тебя у меня.
Дженсен сел, развернувшись к нему:
– Если я расскажу тебе всё…
– Дженсен, мне необходимо это знать. Не детали вашего секса. Но я должен знать, чтобы он не мог использовать это против меня.
– Я не могу выразить, как сожалею, – Дженсен протянул руку, ласково погладил его по голове. – Я знаю про твой целибат.
– Откуда?
И Дженсен чуть усмехнулся:
– Есть у меня тут пара контактов.
– Следил, короче, за мной, – хихикнул Джаред. И независимо пожал плечами. – Я тоже.
– Ну значит, мы оба властные ублюдки и собственники, – фыркнул Дженсен и медленно провел рукой сверху вниз по гладкой груди. – Какой ты красивый. Просто охренеть можно. И это тело будет таким веками… Кажется, я проклял этот мир, когда обратил тебя.
– О боже! – Джаред откинул голову и в голос расхохотался. – Я вот точно так же всегда думал про тебя!
А Дженсен никак не мог насмотреться на то, как счастливо, как открыто Джаред выглядел сейчас. Так не хотелось рушить это вновь обретенное между ними чувство покоя и близости. Но Джареду действительно будет лучше все узнать, прежде чем он столкнется с Карлом. С долгим, глубоким вздохом Дженсен легонько провел ногтем по мгновенно напрягшемуся соску, и Джаред мягко выдохнул.
– Уже примерно десять лет я от него бегаю, – тихо начал Дженсен и поднял голову, оценивая реакцию на свои слова. Джаред сжал губы в плотную линию, но взгляд его оставался мягким. – Я не хотел возвращаться, пока ты не станешь достаточно силен, чтобы справиться с кем-то вроде него. В Окленде я жил у Карла на ранчо. Он ничего не знал тогда о нашей женитьбе или метках крови. И он не мог увидеть во мне твое право, потому что… ну-у… Ты знаешь, как это чувствуется теперь.
Джаред, кивнув, опустил ладонь Дженсену на колено:
– Продолжай.
– Он подумал, что я непривязан, и настырно преследовал меня по всей Европе, Азии. И когда бы он меня ни находил, я… Ну… Скажем так, не сопротивлялся, – Дженсен замолчал и глянул на него со слабой виноватой улыбкой: – Я признаю, что мои действия были эгоистичны и безрассудны. Но, Джаред, я не хотел, чтобы ты узнал. И я понимаю, что был несправедлив к тебе.
– Я могу тебя простить. Но… на это потребуется некоторое время, – Джаред легонько потер его колено.
– Да, это… Это больше, чем я заслуживаю, – вздохнул Дженсен: – Когда я наконец рассказал Карлу про тебя, то он… удивился. Но как я уже сказал, он не мог унюхать или распробовать твою метку. Он никогда ее не чувствовал, и потому особо мне и не поверил. И Карл – он же мой Мастер. Ни одно дитя не может сопротивляться вкусу крови Создателя. На счет этого я не лгал. Это не значит, что мы слабы. Ты, Джаред, главное тому доказательство. Но это просто то, с чем вампиры не могут справиться. Нечто притягательное, чарующее. Я так думаю, это связано с выживанием нашей расы. Или с инстинктом. Или может даже с какой-то вызывающей привычку составляющей в нашем геноме. Мои лаборатории в Европе все еще работают над этим.
– Иисусе, – Джаред покачал головой. – Те же лаборатории, что вычислили наше родство?
– Да, – просто кивнул Дженсен. И затем потер висок, пытаясь решить, куда повернуть разговор. – Кровь Карла очень стара. Сейчас ему уже примерно лет семьсот. Возможно, он даже один из наших старейших, не знаю. В любом случае, когда он в очередной раз отыскал меня, я жил в одном маленьком тихом городке в Швеции. Я сразу же сбежал в Индию. Он последовал за мной. И тогда собственно я и понял, что должен вернуться домой. Вернуться, чтобы объясниться с тобой. И попросить о помощи.
– И чтобы окончательно закрепить метку крови.
– Да… чтобы по-настоящему утвердить мою принадлежность.
– Значит… Когда Карл прибудет в мой город, он что, просто попросит отдать тебя?
Дженсен чуть улыбнулся:
– Вполне возможно, что он и будет настолько прямолинеен.
– Но?
– Но также вполне возможно, что он просто заберет меня и исчезнет.
– В смысле, похитит?! – Джаред резко сел, глаза мгновенно начали светиться, и Дженсен успокаивающе положил руку ему на грудь.
– Джаред, успокойся… – зашептал Дженсен, наклонился, лизнул в шею, – успокойся.
– Я убью его, если он попробует тебя тронуть. Это полностью в моем праве.
И Дженсен кивнул, отводя взгляд. Выбор между любимым Дитя и Создателем – жертва, которую ему неминуемо придется принести. Так или иначе.
Но достаточно ли сильна метка Джареда? Признает ли Карл, что она вообще существует? В один из самых темных своих моментов слабости Дженсен открыл ему, что Джаред не любит его. Признался в том, как боится того, что их метка может быть незавершенной.
Но тут Джаред упал обратно на кровать, глядя на Дженсена так пристально, словно он мог испариться в любой момент.
Возможно. Возможно, сильна она как раз достаточно… И для его же блага, Дженсен надеялся, что это действительно окажется так.

~

Раскрасневшись после душа, Дженсен вышел из ванной в одном лишь обмотанном вокруг бедер полотенце и сразу наткнулся на стоящих в комнате с одинаковыми напряженными лицами Криса и Джареда.
– Что такое?
– Карл здесь, – скупо откликнулся Джаред.
– Я оставил его у Джареда в офисе. Он желает представиться главе города, – тихо сообщил Крис. – Уже десять минут.
Дженсен кивнул, сразу же проходя в гардероб, и быстро натянул одежду. Затем прислонился к дверному проему и посмотрел на Джареда:
– Твой долг – незамедлительно приветствовать Старейшину другого города.
Джаред кивнул:
– Со мной будет Кристиан.
– Это хорошо, – Дженсен одобрительно склонил голову. – Присутствие твоего Консильери не позволит Карлу… скатиться до плохих манер. Держите все официально.
Дженсен наградил Криса долгим взглядом. И тот в ответ коротко кивнул. «Прикрывай его».
– Оставайся здесь, – Джаред подошел к Дженсену. – Ни под каким предлогом не покидай этих покоев.
Дженсен, кивнув, приподнял голову и просто его поцеловал. Долго, медленно, подавшись навстречу, наслаждаясь запахом и теплом. Он мог чувствовать, как вибрирует в его теле их метка, как отдается эхом в Джареде.
– Будь осторожен, – поймав его взгляд, наконец тихо попросил Дженсен.



Глава 8

«Будь осторожен».

Джареду не нужно было быть осторожным! Это был его город, его владения, и Дженсен – его! И ни у одного блудного Мастера не было ни малейшего на него права. Или вообще на что-либо еще, если уж на то пошло. И Джаред мог бы легко совсем отказать Карлу в доступе в город, а затем просто выслать его к черту по-тихому. Но это казалось трусливым ходом, а трусом Джаред не был. Да и еще. В его городе Карл был гостем. А одной из основных вещей, которые Джаред давно заучил на новом посту, было то, что слово Старейшины – закон.
Кроме того, ему было абсолютно плевать на любые «отношения», которые – Карл там себе надумал – у него были с Дженсеном. Все это осталось в прошлом.
Пройдя в офис, Джаред быстро обежал взглядом комнату в поисках вампира. И тут же сглотнул, чувствуя, как перехватило горло, когда ударная доза обольщающей силы мгновенно обрушилась на него, грозя захлестнуть с головой. Тяжесть руки Кристиана на плече оказалась необходимой опорой и позволила сделать очередной шаг.
Карл смотрел в окно, стоя к ним спиной. И Джаред дал себе минутку, чтобы внимательно его изучить. Высокий, солидный. Темные волосы. И привлекателен в неком особом стиле вольного ковбоя в своей простой белой рубашке и джинсах. Пожалуй, в душе Джаред мог понять природу физического влечения к нему Дженсена. Даже он мог признать, что ощущал присутствие Карла.
– Добро пожаловать в Сан-Франциско, – произнес он наконец, подходя к вампиру.
И тот повернулся к нему с улыбкой, протягивая руку. Джаред перевел взгляд на голубые глаза, загорелое открытое лицо с ямочками от улыбки.
– Спасибо, что принимаете меня в вашем прекрасном городе.
– Кристиан Кейн – мой Консильери.
Джаред смотрел, как Карл пожимает руку Крису. Но затем тот вновь глянул на него и сверкнул легкой улыбкой – вокруг глаз собрались веселые лучики:
– Я как-то не думал, что нам с тобой потребуется такое формальное общение.
– Но разве официоз для Старейшин не норма жизни? – любезно отозвался Джаред. – Так что же я могу сделать для тебя? И как долго ты планируешь оставаться в моем городе?
– Ты знаешь, зачем я здесь, – тихо произнес Карл. И Джаред замер, позволяя оглядеть себя с головы до пят. – Вижу, ты позаботился о Дженсене?
– Как и он обо мне, – натянуто отозвался Джаред. – Еще раз, что я могу сделать для тебя, Карл?
– Где он? Я бы хотел его увидеть… поздороваться с одним из своих детей, – Карл шагнул к нему ближе, глубоко втягивая носом воздух. Глаза начали чуть светиться: – А ты хорошо носишь его запах.
И Джаред сжал зубы, мечтая немедленно вырвать его горло:
– Не думаю, что в этом есть крайняя необходимость. Раз уж ты, совершенно очевидно, и так прекрасно можешь его на мне учуять. Так что твоя забота о его благополучии…
– Но он мое дитя, как-никак. Неужели ты хочешь лишить его встречи с Создателем?
Пройдя к своему рабочему столу, Джаред прислонился к краю и скрестил руки на груди:
– Больше пяти столетий минуло с тех пор, как ты в последний раз интересовался жив ли он хотя бы. Так что с чего бы это тебе вдруг захотелось его увидеть сейчас? Если конечно тут не замешано что-то еще?
И Карл низко, коротко рассмеялся, сунув руки в карманы джинсов:
– Ну, мы довольно сблизились за последние несколько или около того лет … возрождая нашу, так сказать, связь Мастера и Дитя.
– Понятно, – скупо откликнулся Джаред и глянул на Кристиана. Тот, нахмурившись, отрицательно мотнул головой. – Прости, Карл. Но я не думаю, что Дженсен хочет тебя видеть.
– А я, пожалуй, предпочту услышать это от него. Просто, чтобы убедиться, что ты хорошо о нем заботишься.
– Так. Слушай, – отрезал, наконец, Джаред, ровно выдерживая голос. – Не собираюсь я с тобой играть в эти игры. Он не твой. Он связан со мной. Он оставил тебя, чтобы вернуться ко мне.
Карл с улыбкой прислонился к стене:
– Это он тебе сказал?
– Безусловно.
Джаред видел, как Карл облизал нижнюю губу, разглядывая его в ответ. А затем с мягким смешком оттолкнулся от стены, подходя ближе, и встал точно перед Джаредом, окинув его долгим взглядом.
– Ты веришь, что любовь Дженсена к тебе сильнее его связи со мной – его вампирским отцом?
– А каким образом, конкретно, это твое дело?
– Ты молод, Джаред. И я знаю, что Дженсен сделал для тебя. Он дал тебе эту власть на столетия раньше, чем ты мог бы добиться сам. А почему, как ты думаешь?
Джаред сжал челюсть, зло уставившись в ответ, и выпрямился, тихо радуясь паре дюймов преимущества в росте:
– Моя ситуация с Дженсеном совсем не значит, что я не заслужил своего положения в городе и семье.
– Он думает, что сможет защитить тебя от меня, – тихо продолжил Карл. – Он думает, что это делает тебя исключением из моего права на него и все, что ему принадлежит: – Только это не так, Джаред. Мне принадлежит всё.
– Да иди ты к черту.
– Дженсен твой Создатель и твой связанный – я принимаю это. И я принимаю его как Дитя своей крови, – сказал Карл. И вдруг оглянулся через плечо на Кристиана. – И с твоим Консильери в качестве свидетеля, я принимаю на себя ответственность за всю мою кровную линию.
Джаред быстро перевел взгляд на помертвевшее лицо Криса:
– Крис… что?
– Проклятье! – зашипел Кристиан, втянул грудью воздух. – Проклятье, Карл!
Тот, широко усмехнувшись, вновь повернулся к Джареду. А затем сделал шаг и прижался к его груди. Джаред нахмурился, вскинул руки в намерении оттолкнуть, но Карл перехватил его за запястья, завел руки Джареду за спину, вжимая в себя. Джаред мгновенно зарычал, задергался, пытаясь разорвать хватку:
– Отвали от меня нахрен!
– Я принимаю на себя ответственность за мою кровную линию. Ты часть ее. И я заявляю на тебя свое право.
И Джаред почувствовал, как по хребту сбежала холодная дрожь, отражаясь эхом во всем теле:
– Нет!
Он видел, как глаза Карла засветились глубокой бирюзовой синевой, как удлинились острые клыки. И Джаред вновь попытался отдернуться, понимая, что тот сейчас укусит, возьмет его кровь.
– Не смей, мать твою! – зашипел он. – Убью!
– Карл, нет! – Кристиан с криком рванулся к ним.
Но Карл обхватил запястья Джареда одной рукой, запустив вторую ему в волосы, сжал кулак, оттягивая голову назад…
– Карл.
И Джаред почувствовал как тот замер.
Оба повернулись на голос, обнаружив стоящего неподалеку Дженсена, созерцающего всю сцену. Следом за ним в комнату влетели Харли и Сэди, быстро прикрыв за собой дверь. И девушка зло зашипела на старшего вампира.
Джаред ощутил облегчение.
– Отпусти его.
Улыбнувшись, Карл расцепил руки, сделав шаг назад. И Джаред, отшатнувшись и рыкнув в его сторону очередное предупреждение, двинулся к Дженсену.
– Дженсен, – мягко произнес Карл. – Отлично выглядишь.
– Я стал свидетелем утверждения его права на род, – тихо выдавил Крис.
И Дженсен медленно кивнул:
– Я знаю… Почувствовал, – а затем повернулся к Джареду: – Не этого я хотел для тебя… Для нас.
Джаред нахмурился, помотал головой:
– Дженсен… Просто скажи мне, что происходит?
– Чего ты хочешь? – Дженсен вновь оглянулся на Карла.
– Возвращайся домой. Со мной.
Джареду хотелось голыми руками порвать вампира на части, выпить всю кровь. Но ладонь Дженсена на спине была теплым, постоянным напоминанием, и Джаред чувствовал, как совсем немного, но отступает кровавая ярость.
– Нет, – наконец мягко отказался Дженсен. И Джаред подумал, что сказано это было для них обоих. – Мое место здесь.
– Твое место рядом с твоим Мастером, – Карл не сводил с него взгляда. – Я – генезис твоего рода.
– Мои дети никогда не станут служить тебе, – зло перебил Джаред.
Но Карл только хмыкнул:
– Неохотно. Но станут. Потому что никто и никогда не шел против своей кровной линии.
– Все бывает в первый раз.
И Джаред мог чувствовать веселое удивление и одобрение Дженсена через их соприкосновение.
– Но, Дженсен, – вновь позвал Карл, начиная подходить ближе, – я откажусь от своего права на род, если ты вернешься со мной.
– Нет.
– Метка Джаред слаба. Он не любит достаточно, чтобы дать ей нужную силу, – продолжил тихо убеждать Карл.
Джаред, сцепив зубы, сделал шаг и встал впереди, прежде чем вампир смог бы приблизиться. Черта с два он доберется до Дженсена. До его – будь оно все проклято! – Дженсена!
– Даже сейчас он не может сказать, что любит тебя, объявить своим.
– То, что я чувствую к Дженсену – не твое дело!
– А вот тут ты ошибаешься. Я его Создатель. Это моё дело, – улыбнулся ему Карл. – Объявляешь его своим?
– Я ничего не обязан тебе доказывать!
– Почему ты отказываешься? Не потому ли, что не любишь? – и Карл вновь посмотрел на Дженсена. – В то время как я – и он прекрасно это знает – люблю и хочу его. И что я всегда буду хотеть видеть его рядом. Всегда буду желать его присутствия в моей жизни. Всегда.
И затем Джаред увидел, что Дженсен смотрит на Карла. Почувствовал, как соскользнула со спины его ладонь.
– Дженсен?..
Увидел, как тот шагнул ближе к вампиру…
Нет! Блядь, нет же!
– Но он тот, кому я хочу принадлежать, – вдруг тихо произнес Дженсен.
– Так, что ты готов обречь себя на жизнь без любви?
– Что сделано, то сделано, – вздохнул Дженсен. – И для меня силы этой метки достаточно.
Карл поднял руку и нежно провел по его щеке:
– Я мог бы приказать тебе.
Да как он смеет к нему прикасаться?! Чувствуя, как вновь мгновенно начала разгораться ярость, Джаред сцепил руки в кулаки, кровь отхлынула от побелевших костяшек.
– Не требуй этого, – тихо попросил Дженсен, голос дрогнул. – Я просто не переживу еще одной разлуки.
И Джаред рванулся. Схватив Карла за горло, мгновенно впечатал его в ближайшую стену. И даже не понял, что переместился, пока не начал рычать, выдавливая из вампира жизнь, впившись взглядом в ответный горящий взгляд. Оба ощерились клыками. И Карл вцепился рукой ему в шею, перекрывая воздух. Но Джареду уже было все равно. Он отстраненно слышал рядом чьи-то крики, чувствовал руки, пытающиеся его отодрать. Но все о чем мог думать – это каким кайфом будет разодрать наконец чужое горло, искупаться в горячей крови. Никто не смеет прикасаться к Дженсену! Никто не смеет отбирать Дженсена у него! И Дженсен сказал, что не уйдет. Сам сказал, что принадлежит ему. А это все, что Джареду нужно было знать.
– Мой! – он рычал Карлу в лицо, чувствуя, как все сильнее сжимаются и сжимаются вокруг чужой шеи пальцы.
А затем услышал кровь Джесена. Такой соблазнительный, искушающий запах.
Джаред, чуть повернувшись, глянул вниз. Дженсен сидел рядом с ним на коленях, склонив голову набок... с кровоточащей раной на шее.
– Джаред, иди ко мне, – подняв светящийся насыщенным зеленым взгляд, позвал Дженсен. И Джаред, бросив Карла, мгновенно сгреб его в охапку, прижимая к себе. Тут же слизал бегущую по коже кровь, тихонько замычав ему в шею. Осторожно укусил, глотая глубоко, жадно, со всей силы стискивая, вжимая в себя. Джаред почувствовал, как застонал и вздрогнул всем телом Дженсен, как вплел затем пальцы в его волосы… Он никогда не устанет от этого вкуса.
Дженсен оттолкнул его от своей шеи и принялся настойчиво, глубоко целовать. Прокусил язык, легонько посасывая, и Джаред глухо, низко застонал, вскинув руки и поддерживая его голову.
Почувствовав, как начало распространяться сквозь него успокоение, он тихонько выдохнул Дженсену в губы.
– Нормально? – прошептал Дженсен, глянув на него.
И Джаред, обхватив ладонями лицо, вгляделся ему в глаза:
– Я люблю тебя, Дженсен. Люблю. Останься со мной.

 



Глава 9

«Я люблю тебя, Дженсен. Люблю. Останься со мной».

Дженсен ошарашено уставился в ответ. Но затем слабо, нерешительно улыбнулся. И Джаред притянул его в очередной поцелуй, прижался к пересохшим губам, влажно вылизывая, раскрывая их языком. Обхватив за шею, притянул еще ближе, чувствуя, как Дженсен огладил в ответ его руки, провел открытыми ладонями по спине и вновь вплел пальцы в его более длинные пряди. Джаред тихо вздохнул, смакуя такой знакомый, соблазнительный вкус – кровь, влага, мускус…
И тут начал смеяться Карл. Джареду так захотелось просто впечатать кулак ему в лицо, потребовать наконец отъебаться. Звук этого хриплого смеха наждачкой скреб раздраженные нервы, а Джаред и так уже дошел до предела – бешеная ярость затаилась точно под кожей.
Он выпрямился и встал подле Дженсена – близко, но и не цепляясь как раньше.
– О-о-о-хо-хо…Неужели ты всерьез думаешь, что это будет так просто? Пара красивых слов, пара раз жесткого траха и всё? Дженсен – твой? Ты забываешь, Джаред, что Дженсен могущественный вампир. И что ему нужно куда больше, чем ты вообще сможешь ему предложить.
Харли и Сэди удерживали Карла прижатым к стене.
– Заткнись, – глухо прорычал Джаред.
Но тот со смешком осторожно высвободился из хватки близнецов:
– Сейчас ты говоришь, что любишь его. И, может, сейчас твоя любовь и достаточно сильна, чтобы его удержать. Да только Дженсену нужно больше. Намного, намного больше… Правда, Дженсен?
И Джаред увидел, как Дженсен помотал головой.
– О? И что же это конкретно такое, ты думаешь, так ему нужно?
Карл осклабился в улыбке и резко перевел на Джареда синий взгляд:
– Если уж тебе приходится спрашивать… Значит, он тебе вовсе не принадлежит.
Джаред сжал зубы, отказываясь принимать эти слова близко к сердцу. Но увидев, как напряглись у Дженсена плечи, осторожно опустил ладонь ему на спину и легонько растер горячие мышцы через тонкий хлопок рубашки, чувствуя, как распространяется по ткани тепло. Дженсен оглянулся на него с натянутой улыбкой, но взгляд не вернул, а затем просто молча развернулся и направился в другой конец комнаты. Джаред не смог удержаться от соблазна огладить его тело взглядом сверху вниз, пристально следя за каждым шагом. Но повернувшись, увидел, что Карл смотрит Дженсену вслед с абсолютно идентичным собственническим выражением на лице. Джаред зло сузил глаза, но Карл лишь улыбнулся, весело подмигнув в ответ на испепеляющий взгляд.
Опустившись в одно из кресел, Дженсен закинул ногу на ногу и положил на них сцепленные ладони:
– Карл, я думаю, будет лучше, если ты просто покинешь этот город.
– Сомневаюсь, что ты действительно этого хочешь.
Дженсен глубоко вздохнул и прямо посмотрел на вампира:
– Я принял решение.
Джаред подошел к Дженсену и встал позади его кресла, мрачно глядя на Карла:
– Как у Старейшины у меня есть власть просто изгнать тебя из города.
– Только ты опять забываешь, что с моим правом на род я могу лишить тебя вообще какой-либо власти, – резко огрызнулся Карл.
– Я буду сражаться с тобой за каждый шаг, – сипло выдавил Джаред.
– Ты мне вызов бросаешь, мальчик?
Кристиан внезапно шагнул к нему и дотронулся до руки, Джаред оглянулся на друга.
– Прежде чем давать немедленный ответ, позволь мне тебя проконсультировать. Это не будет считаться слабостью, если ты сейчас промолчишь.
И Джаред согласно кивнул. А затем перевел взгляд на Дженсена, увидев, что тот смотрит на него с натянутым выражением на лице, хотя в глазах явно читалось беспокойство и острая сосредоточенность. Понимая, что перед тем, как бросить вызов Карлу, ему потребуются ответы от обоих, Джаред опустил руку Дженсену на плечо и легонько сжал в подтверждении.
Карл подошел к диванчику и сел, небрежно развалившись:
– Я не хочу делать тебе больно… Никому из вас. И власть твою отнимать не хочу.
– Ты просто хочешь Дженсена.
– Разве не достойный обмен? – поднял на него взгляд Карл. – Ты можешь сохранить все, что так честно заслужил и заработал. А я в обмен лишь хочу, чтобы Дженсен вернулся со мной. Или… Ты можешь оставить Дженсена себе и отдать свое право на все остальное: город, семью, богатство, власть – всё.
Казалось так просто. Джаред мог бы забрать Дженсена и элементарно уйти… Но почему он не мог получить все? Дженсена, город, власть, семью? Джаред задумался, что случится, если сейчас он позволит Дженсену уйти, а потом просто украдет его обратно? Можно было бы поднять членов семьи, отправиться в Новую Зеландию, силой заставить Карла вернуть ему Дженсена. Из того, что Джаред знал о прошлом, Старейшина имел право объявить войну другому Старейшине. А разве осквернение метки крови не серьезная причина для войны? Он мог бы легко оправдать необходимость такого решения. Мог бы легко убить Карла и спрятать в воду все концы.
Рука Дженсена вцепилась в его запястье, пальцы сжались в предупреждении.
И да, Джаред знал, что Дженсен не хочет, чтобы он сейчас отвечал. Он выбросил из головы кровожадные мысли. Он не был убийцей. И он никогда не прикажет хладнокровно казнить другого вампира… Даже ради Дженсена.
– Сегодня не будет принято никаких решений, – Джаред решительно посмотрел на Карла. – Харли и Сэди проводят тебя к гостевым комнатам.
Он быстро кивнул близнецам, вновь развернулся к вампиру… Который уже чуть наклонился – локти на коленях – и вовсю улыбался Дженсену. Джаред почувствовал, как бросилась в голову кровь при виде этой ленивой, соблазняющей улыбки. Низко предупредительно зарычав, он высвободил свою руку из хватки Дженсена, демонстративно провел ладонью по его голове, мысленно упиваясь мягкостью волос, и крепко обхватил сзади за шею.
Карл наконец коротко рассмеялся и встал, глянув на Джареда:
– Уверен, ты примешь верное решение.
Джаред проследил, как тот покидает офис в сопровождение стражей. Сэди шла впереди, а идущий последним Харли коротко кивнул и закрыл за собой дверь.
На одно краткое мгновение Джаред тихо вздохнул. И разжал пальцы.
Он как раз повернулся к Крису, намереваясь потребовать ответы, как рядом вдруг поднялся Дженсен и смерил его злым взглядом.
– Для протокола, – сухо и низко начал он. – Меня совсем не устраивает, когда меня используют как разменную пешку.
– Но ты не пешка, – Джаред никак не мог понять, что тот имеет в виду.
– Нет? Тогда, полагаю, ваше рычание и повадки двух альф, грызущихся за последнюю кость на полу, совсем не считаются? – Дженсен обошел кресло и встал перед Джаредом.
Хотя Дженсен и был ниже всего на пару дюймов, Джареду ужасно нравилось, что тому приходилось немного задирать голову, чтобы на него посмотреть. Прожигающие его зеленые глаза мрачно светились, и Джаред почувствовал, как дернулся член – покалывающее в животе удовольствие начало волнами разбегаться по всему телу.
– Я молчал в присутствии Карла, чтобы ты не потерял лицо как Старейшина или как моя Пара. Но я отказываюсь играть с вами в эти игры! Ты меня понял?!
– Дженсен, я не…
– Кристиан, будь добр, извини нас, – Дженсен посмотрел ему за плечо.
И Джаред, обернувшись, увидел, как Крис чуть улыбнулся и, приложив в быстром салюте пальцы к виску, вышел из комнаты. А когда развернулся обратно, только и успел отметить, как зловеще вспыхнули у Дженсена глаза, как уже через секунду лежал спиной на диване, придавленный его тяжестью сверху.
– Сдается мне, я как-то слишком сильно ослабил твой поводок, мое непокорное дитя, – протянул Дженсен и провел кончиками пальцев вниз по его лицу. Джаред глубоко втянул воздух, чувствуя, как растекается по его телу жар и знакомое ощущение связи. Зов крови Создателя, зов его Метки. От передоза удовольствия начала кружиться голова. И Джаред не сдержал стона, отзываясь на прикосновение. – Ты забыл, что я твой Создатель.
– Блядь… – низко простонал Джаред. – Как будто бы я мог такое забыть!
Дженсен с тихим смешком схватил его за запястья и резко прижал их над головой. Джаред сглотнул, видя отраженную в чужих глазах похоть. Это вдруг вернуло его в ту самую первую их ночь вместе, так много лет назад, когда они впервые встретились в «Убежище».
– Сделай это. Давай… Пожалуйста.
Дженсен расплылся в широкой улыбке, немедленно наклонился, глубоко целуя… И Джаред просто открылся. Отдавая все, чего бы тот ни захотел. Тело расслабилось, бедра раздвинулись, даря Дженсену возможность устроиться поудобнее... И это уже ощущалось совсем иначе. Так, словно они были равными. Так, словно он мог просто дать это Дженсену, и не нужно было играть ни в какие игры, не нужно было лишать себя удовольствия вновь познать его тело.
– Скажи, что хочешь меня, – потребовал Дженсен, медленно спускаясь поцелуями по его шее.
– Я хочу тебя, – шепнул Джаред и откинул голову для лучшего доступа, застонал, когда Дженсен с готовностью укусил – медленно, аккуратно, забирая лишь самую малость, и вновь вытащил клыки, вырвав у Джареда тихий всхлип: – Не могу тобой насытиться.
– Замечательно.
– Только сильнее. Сильнее кусай.
Дженсен с тихим смешком лизнул его в шею:
– Позже.
Но Джаред, усмехнувшись, кинул на него взгляд из-под ресниц и облизал губы:
– Ну так давай. Трахни меня.
И Дженсен отдернулся, принимаясь спешно скидывать одежду:
– Раздевайся!
Джаред расстегнул рубашку, швырнул ее на пол, начал выпутываться из штанов, сбросив в процессе ботинки с носками. И мягко рассмеялся, заметив, что Дженсен замер в собственной полурасстегнутой рубашке и радостно за ним наблюдает.
– Слишком медленно, – Джаред, дотянувшись, начал сам срывать с Дженсена мешающую ткань.
– Знаешь, тебе совсем не обязательно ее буквально срывать, – ласково заметил Дженсен.
– О боже, – выдохнул Джаред, жадно пробегая руками по его спине. – Еще как обязательно, – обвел мускулы на плечах, огладил худую линию спины. И опустил ладони на бедра.
Дженсен вновь толкнул его на спину. Джаред улыбнулся ему снизу вверх, протянул руки, касаясь, куда мог дотянуться. И хрипло застонал, прикрыв глаза, когда Дженсен вжался своим твердым членом в его, резко качнулся. Джаред схватил его за бедра, дергая на себя снова и снова. Уперся ступнями в диван.
– Открой глаза, посмотри на меня.
Джаред замычал, когда Дженсен обхватил ладонью оба их члена, сжимая, скользя пальцами по плоти. И распахнул глаза, встретив чужой жаркий взгляд:
– Дженсен… ох блядь… да!
– Да-а-а… – Дженсен над ним дышал тяжело и часто. – Дай мне увидеть, как ты кончишь.
Джаред выгнулся, подкидывая бедра. Но Дженсен сел всем весом на его ноги, обхватил теперь только его член, долгими, мощными рывками двигая кулаком. И Джаред вцепился в край дивана, тяжело сглатывая, продолжая толкаться в эту крепкую хватку. Пальцы Дженсена давно перепачкались в естественной смазке, даря такое необходимое влажное трение.
– Да-а… так близко… еще… совсем… чуть-чуть…
Дженсен потер чувствительную головку жесткой ладонью, и Джаред громко, бесстыдно застонал от наслаждения. Свободной рукой Дженсен исследовал его грудь, игриво пощипывая соски. Джаред чувствовал, как кончики пальцев прошлись по кубикам его пресса, зарылись в завитки в паху. Нырнули еще ниже, нежно перебирая мошонку. И распахнул глаза, желая видеть эту картину, скользнул затуманенным взглядом по телу Дженсена, поднялся к самодовольной улыбке на его лице.
– После того как ты кончишь, Джаред… Я тебя трахну. С одной лишь твоей спермой на моем члене. И ты. Все это. Примешь, – протянул Дженсен и, нагнувшись, остро куснул за сосок. Ступни Джареда скользнули по влажной коже дивана, вынуждая вновь попытаться упереться, чувствуя, как начинает туго скручиваться глубоко в животе удовольствие.
– Да-а, все, что захочешь, – отчаянно задыхаясь, с трудом выдавил Джаред. И вдруг плотно зажмурился, впился пальцами в кожу подушек, задерживая дыхание, когда плотный жар хлынул по телу, затапливая все конечности, отзываясь покалыванием в пальцах, в ушах. С громким стоном Джаред выгнулся под весом Дженсена, чувствуя, как удерживает его на месте эта тяжесть, и жадно желая, наслаждаясь, каждой секундой этого ощущения. Ладонь Дженсена продолжала ласкать его член. Сперма собралась лужицей на животе.
А затем Дженсен поцеловал его. Джаред, разжав наконец сведенные пальцы, поднял руки ему на плечи, обхватил, притягивая к себе, и мелко вздрогнул, когда тот выдохнул смешок ему в губы, выпрямляясь, заглядывая в глаза. И Джаред вновь застонал, содрогнувшись, когда Дженсен провел ладонью по вершинке, выжимая все до последней капли, и встряхнул напоследок его член, так что остатки семени упали на живот.
Джаред улыбнулся ему, вытер рукой мокрое лицо. И Дженсен, наклонившись, игриво чмокнул его в губы, нежно куснув затем за нижнюю.
О да, это действительно ощущалось иначе…
Это ощущалось так, словно они были любовниками.
– Готов ко второму раунду?



Глава 10

Джаред вышел из ванной обнаженным после горячего, роскошного душа и немедленно расплылся в широкой улыбке, обнаружив, что Дженсен так и лежит в постели, свернувшись калачиком и плотно завернувшись в одеяло. Второй раунд был просто шикарен, тело до сих пор подрагивало от наслаждения. И Джаред не сдержал самодовольной улыбки, видя Дженсена таким основательно выжатым. Ну… Дженсен, как-никак, действительно проделал всю работу. Джаред сел на край кровати и нырнул рукой под толстый слой ткани – приласкать горячую спину.
– Почему ты на ногах? – пробубнил в подушку Дженсен.
– Ну работа городского Старейшины не останавливается магическим способом только потому, что законная Пара сего Старейшины – эротоман, – хихикнул Джаред и, чмокнув Дженсена в шею, провел рукой по длинной линии спины, сжал ладонью крепкую ягодицу.
– М-м-м… Ты так вкусно пахнешь… Возвращайся в постель – устроим третий заход.
– Заманчивое предложение, – Джаред лизнул его в ухо и легонько прикусил мочку. – И ты всегда можешь подняться и помочь.
Дженсен со смешком фыркнул:
– Ага, нет уж. Я знал, что была ведь какая-то хорошая причина тому, что я передал город тебе. Всегда ненавидел всю эту правленческую бюрократию.
– Сам же все это и придумал в первую очередь.
И Дженсен растянул губы в сонной улыбке:
– Ага. И я так сожалею.
Джаред, рассмеявшись, шлепнул его по заднице:
– Врет и не краснеет.
Дженсен возмущенно замычал в ответ, но в остальном лишь еще глубже зарылся в одеяло. Джаред еще разок пропустил между пальцев мягкие пряди его волос, а затем поднялся и направился в гардеробную. Всего несколько часов. Но он был благодарен, что не нужно было думать больше ни о чем, кроме удовольствия Дженсена. И он действительно сожалел, что приходилось покидать постель.

~

Джаред как раз подходил к своему офису, когда из него вышла Лорен и захлопнула за собой дверь. На нахмуренном лице обычно доброжелательной вампирши явно читалась досада.
– Эй, что стряслось?
– У тебя гость, – девушка мотнула головой в сторону двери. – Бриттани. Почему ты нам не сообщил, что она будет в городе?
– О? – вскинул брови Джаред. И затем состроил виноватую гримаску: – Да-а. Я вроде как просил ее приехать… Прости, что не предупредил. Больше не повторится.
– Конечно, – Лорен едва улыбнулась и повернулась в сторону лифта. – Тебе что-нибудь нужно?
– Нет, нет. Все нормально, – отозвался Джаред, внимательно глядя ей вслед. – Эй, погоди. Что-то не так?
Лорен очень нравилась Джареду. Она была отличным менеджером и «Убежище» при ней работало как по нотам. Кроме того, Джаред ей доверял и знал, что она никогда не ударит в спину. И обычно, девушка вела себя с ним гораздо теплее. Но в этот раз он поймал от нее совершенно иное чувство, которого никогда раньше не было – чистое раздражение.
Лорен вошла в лифт и придержала створки рукой:
– Да просто она настоящая избалованная стерва, и не будь вы с Дженсеном ее родичами, я бы ей уже давно глотку вырвала, как она того явно заслуживает.
– А, ну понятно тогда, – Джаред тихо рассмеялся. – То есть, все как обычно, когда дело касается Бриттани.
Лорен опустила руку и растянула губы в акульей улыбке:
– Ты просто поглядывай за спину.
Джаред прикрыл глаза и сделал глубокий вдох. Чем он думал вообще, когда пригласил Бриттани? Господи, видать совсем соскучился по общению. И хотя они с ней, конечно, и неплохо ладили… но до конца он все-таки никогда не доверял. Тем не менее… Возможно она будет полезна в ситуации с Карлом?
Джаред распахнул дверь и приветливо улыбнулся, увидев вампиршу:
– Бриттани! С возвращением!
– Джаред, милый! – она немедленно подошла и притянула его в объятие. Бриттани не была высокой, едва до груди ему доставала. И в итоге, когда бы ни надумала его обнять, ей всегда приходилось обхватывать его за спину, а не за шею. Потому что он для нее никогда не склонялся. – Полагаю, на очереди поздравления? Теперь, когда папочка снова с тобой?
Джаред вздохнул и легонько похлопал ее по плечу:
– Только я бы действительно очень хотел, чтобы ты перестала называть мою законную Пару своим «папочкой», Бритт. Потому что это, серьезно, не нормально.
Девушка, хихикнув, приподняла бровь:
– Милый, не нужно ревновать только потому, что я получила его первой.
– А если собираешься и дальше быть просто занозой в заднице, – низко, предостерегающе начал Джаред, – то всегда можешь легко вернуться в Прагу! – он знал, что за последние двадцать лет Бриттани отлично изучила, когда его действительно можно дразнить, а когда все же не стоит.
– Ладно! Такой кайфоломщик, ужас, – возмутилась девушка, но затем взяла его за руку и потянула к дивану. И Джаред едва не улыбнулся, вспомнив, чем они с Дженсеном буквально пару часов назад занимались на этом самом диване. – Ну, рассказывай, как оно? Воссоединение идет хорошо, как я понимаю?
Джаред знал, что не краснеет, но все равно чувствовал себя бесстыжим, возвращаясь на «место преступления»:
– Я рад, что Дженсен теперь дома.
– Но…
Джаред поднял голову, увидев, как смотрит на него Бриттани – такое участливое внимание в миндалевидных глазах. И задумался – насколько же все это искренне.
– Дженсен нашел своего Мастера.
– О-о-о? – протянула Бриттани, удивленно изогнув брови. И задумчиво потерла щеку, откинувшись на диван. – После стольких столетий… что произошло?
– Его зовут Карл Урбан. И, по всей видимости, он преследовал Дженсена и пытался его у меня увести.
– И сейчас он здесь?
Джаред тяжело вздохнул и кивнул:
– Он угрожает забрать род, если я не отдам ему Дженсена.
– Да это же просто смешно! – тут же злобно ощерилась Бриттани. – Никто из нас не склонится перед Мастером, который пятьсот лет шлялся неизвестно где! Я – первое дитя! И я никому не собираюсь отдавать ни свое положение, ни свою власть, ничего!
И в этот момент Джаред был даже рад, что Бриттани настолько эгоистична, что в первую очередь сразу начала беспокоиться о себе. Может, иметь ее в союзниках на самом деле было своеобразным замаскированным благословением?
– Ну мы с Дженсеном естественно будем бороться. И его, кстати, Карл тоже никуда не заберет. Никто его у меня не заберет.
Бриттани, хихикнув, похлопала его по макушке. Джаред, закатив глаза, отстранился и смерил ее предупреждающим взглядом.
– О-о-ой, какой влюбленны-ый... Тогда это, наверное, просто большое везение, что Дженсен оказался и твоей Парой и твоим Мастером. Иначе бы тебя сейчас серьезно так разрывало между обоими.
– Что? – тихо переспросил Джаред, полностью к ней развернувшись.
– Сам подумай. Тебе ведь действительно очень повезло полюбить одного единственного вампира. Тут тебе и Пара, и Создатель. Но просто представь, что бы ты чувствовал, если бы Дженсен так и оставался твоим Мастером, но метку ты получил от кого-то другого. Кому бы ты был верен тогда? Кого бы выбрал первым?
Джаред думал об этом. Просто он так не хотел это для себя озвучивать. Значит, и Дженсен разрывался между ними? Но ведь совершенно очевидно, кого он выбрал в итоге. Он выбрал Джареда.
– Полагаю, это Дженсен сейчас и испытывает, – небрежно бросила Бриттани.
– Только Дженсен, Бриттани, здесь – со мной.
– Да знаю я, знаю, – вновь хихикнула девушка. – Это я так. Болтаю просто.
А затем потянулась к нему и легонько потрепала по руке:
– Так как я могу помочь, м-м?

~

Джаред смотрел, как Дженсен с Кристианом вытаращились на Бриттани.
– А она что здесь делает? – развернулся к нему Дженсен.
Британи хихикнула:
– Поверишь, если скажу – зов природы?
И увидев, как мгновенно залился краской Крис, Джаред задумался: насколько часто на самом деле Бриттани являлась в Сан-Франциско только, чтобы заняться сексом. Судя по румянцу и явной нервозности друга, вполне возможно, гораздо чаще, чем ему было известно.
– Бриттани, – и Дженсен пошел навстречу вампирше. – Не время сейчас для твоих глупых игр.
– Но я совсем не играю, папочка, – тут же вскинула глаза девушка, и Джаред решил, что это как-то даже забавно видеть ее такой серьезной и искренней. На мгновение, он почти забыл, что смотрит сейчас на одну из самых хитрых интриганок, каких он когда-либо знал. Только это милое личико, призванное надежно скрыть вампира внутри, никогда его не обманет. – А если я буду плохой девочкой, ты всегда сможешь меня наказать. Джаред в такое не играет.
– Я… эм… – Джаред засунул руки в карманы, – вообще-то сам ее пригласил.
И Дженсен с Крисом оба скептически вытаращились на него. Джаред пожал плечами:
– Ну она была неплохим другом все эти годы.
– Видишь? – Бриттани одарила Дженсена широкой улыбкой. – И я обещала, что буду хорошо себя вести.
– Крис, а почему бы вам с Бриттани не спуститься в клуб? – нарочито невозмутимо предложил Джаред. – Выпьете, поболтаете, наверстаете упущенное?
– Ага, разумеется, – выдавил в ответ Крис и, схватив девушку за руку, немедленно потащил прочь из офиса. А Джаред вновь повернулся к Дженсену:
– Я не дурак, Дженс. Я не доверяю ей полностью. Но она была добра ко мне, пока тебя не было.
– Знаю, что у меня нет никакого права спрашивать, но… Ты и Бриттани… когда-нибудь…
Джаред скривился и затем расхохотался в голос.
– Что?! Нет! Нет, – он снова скорчил гримасу и помотал головой. – Я не брал других любовников после тебя… ты же знаешь…
– Да, – тихо откликнулся Дженсен и кинул на него полный извинений и сожаления взгляд. – Я знаю.
– Слушай, уверен, мне это потом, скорее всего, аукнется, но… Я подумал, что она могла бы оказаться полезна в ситуации с Карлом.
Дженсен почесал голову:
– Как?
– Ага, ну-у… Не дошел еще до этой части, – Джаред расплылся в улыбке. – Может, она могла бы его как-то отвлечь?
И Дженсен выдохнул короткий смешок:
– Бриттани эгоистична и думает только о себе. Она не станет никому помогать, если только это не будет ей на руку.
– Ну она сама предложила.
– Значит, она точно что-то планирует, – заключил Дженсен, подходя ближе. – И то, что она здесь, пока и Карл здесь… Не знаю… Может, я конечно просто паранойю, но…
– Хэй, – Джаред обхватил ладонями его лицо и легонько поцеловал. – Мы во всем разберемся. Вместе.

~

Джаред спустился в главный зал и едва отошел от лифта, как замер, нахмурившись, обнаружив Криса в компании Бриттани и Карла.
– С ними Карл, – он оглянулся на Дженсена.
И Дженсен опустил ладонь ему на плечо:
– Постарайся не начать меня метить как дерево на глазах у всего чертова клуба, лады?
Джаред расплылся в усмешке и скорчил рожу:
– Кинково. Но я не по этой части.
– …и закончилось в итоге тем, что мы несемся из этой деревни, и он голосит всю дорогу: «Я не колдун! Я не колдун!», а японский у него – это что-то с чем-то – я так хохотала, никак не могла остановиться, – стал слышен грудной смех Бриттани.
– Господи, – Дженсен с тихим стоном уселся за столик, – ты про инцидент с закидыванием камнями, что ли, рассказываешь?
– Это моя любимая байка, – подмигнула ему девушка: – Ну так вот. Должна заметить, у тебя очень красивый и очаровательный Мастер.
– Не сомневаюсь, – пробубнил под нос Джаред, опускаясь рядом с Дженсеном – Вижу, вы уже познакомились.
Бриттани с улыбкой развернулась к Карлу.
– Мы всегда так много гадали на тему Прародителя Дженсена. Я уж особенно, как первое дитя, хотела знать все о нашей кровной линии и моем наследии. Но папочка не сильно часто настроен на обсуждение старых традиций.
– В следовании традициям есть масса своих преимуществ, – улыбнулся Дженсену Карл.
– Как и в создании новых, раз уж старые слишком архаичны для современного мира, – Джаред смерил Бриттани мрачным взглядом.
– Ой, да ладно тебе, Джаред, не будь таким, – хихикнула вампирша. – Я верю в институт Мастера. И верю в линию крови. Я же сама Создатель и уважаю основанные Дженсеном правила. Всему, что знаю, я научилась у него, – и затем она одарила Джареда лукавой улыбкой: – Вот обратишь собственных детей и поймешь, что я имею в виду. Быть Регентом-Мастером, милый, это совсем не одно и то же. Это как усыновлять детей уже после того, как они выросли, что, на самом деле, весьма сильно отличается от воспитания их с рождения. Между Мастером и его дитя – особая связь.
– Заканчивай это… – тихо зашипел Джаред.
– Но я просто говорю, как есть…
И Джаред резко схватил ее за руку:
– А ведь будучи Регентом, я легко мог подмять под себя всю семью. Просто забрать твою автономию, как любой родитель отнимает у избалованного ребенка любимую игрушку. Да вот только я ни разу не вмешался в твое правление! Не заставляй меня об этом пожалеть! У меня до сих пор есть эта власть, Бриттани. И я могу все так же легко заменить тебя на любого из наших родичей. Возможно, Ники понравилось бы получить свой кусок семейного пирога?
Увидев, как сузились глаза Бриттани, он еще сильнее сжал пальцы, пока девушка наконец не опустила голову. И лишь тогда выпустил ее руку. Бриттани кинула на него жгучий взгляд, скрестив руки на груди.
– И нет нужды быть таким грубияном, – огрызнулась она, еле слышно рыча.
Джаред смерил ее еще одним колючим взглядом. И Бриттани, вздохнув, робко заправила прядь волос за ушко и подняла на него оленьи глаза, расплывшись в невинной улыбке.
– Институт Мастера должен быть защищен при любых обстоятельствах, – вдруг тихо заметил Карл, и Джаред увидел, как тот вновь глянул на Дженсена. – Да и сам Мастер всегда любим своими детьми.
– Хм-м-м, – протянула Бриттани, вновь разулыбавшись вампиру. – А не желаете ли тур по городу? Уверена, что смогу ознакомить вас с парой достойных видов.
– С превеликим удовольствием.
После чего девушка сверкнула остальным яркой улыбкой:
– Кроме того, это подарит мне еще немного времени, чтобы получше узнать любимого дедушку.
И оба оглянулись на Джареда за подтверждением.
Джаред же всерьез сомневался, что оставлять их вдвоем будет хорошей идеей, но придумать, как это запретить, чтобы не выглядеть в итоге полным идиотом, никак не получалось. Он оглянулся на Кристиана, но тот лишь плечами пожал. Так что и здесь, очевидно, тоже никакой помощи.
Джаред со вздохом кивнул.
– Бриттани прекрасно знает город. Уверен, она будет чудесным гидом, – он перевел взгляд на девушку. – Возьмите с собой Виктора. Можете взять лимузин.
– Спасибо, милый, – улыбнулась в ответ та и хихикнула, когда Карл, поднявшись, предложил ей руку, помогая подняться со стула, после чего пара под руку направились к выходу.
– Кажется, я совершил ошибку, – тихо произнес Джаред. – Надо было сразу отправить ее обратно в Прагу.
– Будем присматривать за ней, – Дженсен поднял ладонь ему на шею и легонько помассировал напряженные мышцы. – Бриттани конечно интриганка, но против семьи никогда не пойдет.
И Джаред, кивнув, оглянулся на Кристиана:
– Слушай, я бы не стал обычно просить тебя поиграть в Мату Хари, но, пожалуйста, вытяни из нее все, что только сможешь.
– Ох, парень, я использовал это тело и для гораздо меньшего, – низко рассмеялся Крис и, поднявшись, ушел в сторону лифтов.
А Дженсен повернулся к Джареду, наклонившись ближе:
– Я что-то пропустил?
– Ну, Бриттани не просто так сказала, что приехала по зову природы, – хихикнул Джаред. – Похоже, они с Крисом…
– Стоп! И знать не хочу, – замотал головой Дженсен.

~

Джаред таращился в потолок их спальни и смотрел, как постепенно расползается по комнате плотная темнота. Дженсен ощущался рядом теплым весом, и Джаред перевернулся на бок, рассматривая его лицо. В своем сне Дженсен выглядел на годы и годы моложе своего настоящего возраста – таким юным и довольным жизнью. Джаред протянул руку и провел ладонью по теплому плечу, восхищаясь гладкостью кожи, затаившимися под ней крепкими мускулами. Спустился щекоткой к боку. И тут же прикусил губу, чтобы не рассмеяться, когда Дженсен чуть дернулся и что-то недовольно пробурчал во сне.
Вздохнув, Джаред упал обратно на кровать. Он был взбудоражен – под завязку заполнен крепкой кровью Создателя – и совершенно не мог уснуть. Разум никак не хотел отдыхать, постоянно раздумывая и прикидывая, к каким же уловкам прибегнет Карл, как можно уберечь от него Дженсена и сохранить при этом контроль над городом и семьей. Потому что Джаред не собирался позволить отобрать у него ни то, ни другое.
Понимая, что никакого сна так и не предвидится, он наконец осторожно выбрался из кровати, подоткнул вокруг Дженсена одеяло и, натянув футболку со спортивными штанами, вышел из спальни и поднялся по ступенькам на расположенную на крышу террасу. Ему нравилось насколько живым – хоть даже в три часа утра – всегда был этот город. Джаред прикрыл глаза и сделал глубокий вдох, наслаждаясь ощущением прохладного воздуха на коже. Он мог слышать, как грохочет в нем сейчас кровь Дженсена, разбегаясь по венам.
– Это действительно очень красивый город. Столько времени прошло, с тех пор как я последний раз покидал тихую темноту своего ранчо.
Джаред резко развернулся, увидев скрытого тенью Карла, который стоял неподалеку, прислонившись к кирпичной кладке. И, сглотнув, медленно подошел ближе к вампиру:
– Мне всегда нравилось подниматься сюда, когда не получалось уснуть.
Карл оттолкнулся от стены и, сделав пару шагов навстречу, остановился напротив Джареда. А затем поднял руку и провел кончиками пальцев по его скуле, щеке.
– Ты очень милый. Понятно, почему Дженсен так тобой одержим. Столь отчаянно бороться со мной, отказаться от всего ради тебя…
И вдруг глаза у Джареда закатились, и он едва не рухнул, когда сила Карла захлестнула его буквально из ниоткуда. Тот поймал его и прижал к себе с тихим смешком:
– А-ах. Теперь ты видишь, что заставило Дженсена остаться со мной. Вот то, чего он так неистово жаждет, Джаред.
И Джаред застонал, чувствуя себя так, словно его наполнили одновременно и воздухом и водой, словно он может утонуть камнем и воспарить в один миг:
– Что ты… делаешь со мной?
– Просто показываю, – хрипло прошептал Карл, – каково это, когда Создатель дарит тебе удовольствие. Ведь именно так ты себя чувствуешь с ним, верно?
Джаред едва мог глотать или вообще связно думать. Но это действительно было похоже на то, как когда Дженсен прикасался к нему, как когда они занимались сексом. И он не хотел испытывать этого с Карлом.
– Прекрати… не хочу… тебя.
– Да, мой дорогой мальчик, это я понимаю, – рассмеялся Карл. – Я только пытаюсь донести до тебя свою мысль. Дженсен всегда дарил тебе это удовольствие. Все другие дети должны заслужить право на его тепло, но ты… У тебя всегда оно было. С первой минуты, как он сделал тебя своим.
Джаред облизал губы, пытаясь сфокусировать на Карле злой взгляд. И тот, наклонившись, запечатал его рот поцелуем, лизнул нижнюю губу. Но Джаред упрямо отвернулся, и Карл вновь тихо рассмеялся.
– Не важно, как сильно ты его любишь. Этого ты никогда не сможешь ему предложить. То же чувство удовольствия, тепла, безопасности. На это способен только Создатель, – мягко продолжил он. – Дженсен даже не знал, как этого хочет, пока не встретил меня. И из-за этого он всегда будет меня желать.
– Нет, – заплетающимся языком выдавил Джаред, пытаясь удержать ускользающее внимание. Он понимал, что если Карл его отпустит, то он просто свалится. И все равно попытался приподнять руки, чтобы немедленно оттолкнуть. Но тут же тихо выдохнул от наслаждения, когда Карл вдруг начал гладить его по спине своими широкими, грубыми ладонями.
– Подумай об этом, – Карл потерся носом об его шею… И уже через мгновение Джаред был свободен, а Карл, не оглядываясь, уходил в сторону спуска с террасы.
Джаред, мелко вздрагивая и отчаянно пытаясь восстановить дыхание, вцепился в ближайшую стену.
Такое яркое чувство от Карла. Зов его рода, как песня сирены.
Он прикрыл глаза, задыхаясь, и гадая про себя, как же у Дженсена получилось просто уйти?! Ведь Джаред понятия не имел, сумел бы он сам такое повторить. Вот так же просто оставить Дженсена и все то, что тот так легко отдавал ему – то же чувство удовольствия и теплоты – наполняя и даря жизнь. И он всерьез сомневался, что был для этого достаточно силен. Так разве в праве он винить Дженсена в том, что тот не мог так просто от всего этого отказался?

~

Джаред медленно потягивал кровь, облокотившись на кухонный стол, и невидяще смотрел в пол. Мысли все крутились и крутились в голове – он пытался разобраться в том, что же произошло на крыше. Проанализировать, что он чувствовал, почему…
Джаред вскинул взгляд, когда в одних мягких боксерах и с полным бардаком на голове в кухню проковылял Дженсен, растирая глаза тыльной стороной ладони.
– Чувак, а для меня есть? – широко зевнул Дженсен.
– Конечно, давай я тебе налью, – предложил Джаред и тут же мягко рассмеялся, когда Дженсен распластался по нему и начал легонько прихватывать шею зубами.
– Я лучше из тебя сразу, – пробормотал Дженсен, лизнув кожу.
– Ну, если ты для этого достаточно проснулся, то вперед, – расплылся в улыбке Джаред. А затем легонько поцеловал его и, подтолкнув к стулу, быстро наполнил кружку кровью, протянув ее Дженсену.
– Пасиба. Твое здоровье! – Дженсен сделал большой глоток и счастливо вздохнул. А затем внимательно вгляделся в него: – Так и не поспал вчера?
– Нет, – тихо откликнулся Джаред. Он поцеловал Дженсена в шею, прижал к себе. – Карл кое-что сказал мне этой ночью. Я все никак не мог уснуть, поднялся на крышу, и там – он… Ну и он показал мне, что ты чувствуешь, когда ты с ним.
– Что?
– Его сила Создателя очень глубока. Но еще она и невероятно теплая, – Джаред посмотрел Дженсену в глаза: – Он сказал, что ты жаждешь того, что он может тебе предложить – то же самое ощущение, которое ты даришь мне. И он сказал, что я просто не смогу дать тебе это же чувство покоя.
Дженсен глубоко втянул воздух, а затем помотал головой:
– Так, ладно. Прежде всего. Ни у кого нет никаких прав что-либо тебе тут вообще показывать. Я твой создатель, я твоя законная Пара. Он не имел права осквернять эту связь! И второе… Позволь мне сказать это в самый последний раз, и тебе придется просто смириться. Я не хочу его, Джаред. Я хочу тебя. Я выбрал возвращение к тебе, – и Дженсен полностью к нему развернулся, обхватил ладонями лицо. – Когда я встретил Карла, то подумал, что он мог бы помочь мне: привыкнуть, справиться с тем, что делала со мной метка крови. Но в итоге стало только хуже. Я лишь сильнее хотел быть с тобой. И я был в отчаянии, потому что не думал, что ты сможешь меня полюбить. И позволил себе поверить, что любит Карл. Но ты любишь! И этого более чем достаточно. Более чем! Ладно? Вот чего я действительно жажду. Так что можешь ты уже перестать паниковать по этому поводу?
Джаред вновь поцеловал его и притянул в объятие:
– Я правда люблю тебя.
– И это всё, чего я когда-либо хотел, – улыбнулся ему в шею Дженсен.

~

Джаред откинулся в кресле и с наслаждением потянулся, вытянув руки над головой. Кристиан тоже бросил свою ручку на стол и усмехнулся, глядя на него. Они всегда неплохо работали вместе, разделяя ношу такой ненавистной для обоих работы.
– Господи, как же я ненавижу всю эту это бюрократию, – натужно простонал Джаред. – Когда все закончится, я всерьез собираюсь заняться перестройкой и перенаправить наши усилия в более полезное русло.
– Ну, если что, ты всегда можешь Дженсена в этом обвинить, – рассмеялся Крис.
И Джаред осклабился, покачав головой:
– Ага, я знаю. Вот то же самое ему ранее и сказал. А кстати… Получилось что-нибудь вытянуть из Бриттани?
– Нет, – улыбнулся в ответ Крис. – Я бы наверное упомянул, если бы это было не так?
– Знаешь, – вдруг заметил Джаред, – а я ведь ничего не слышал ни от Сэди, ни от Харли, ни от Карла, если уж на это пошло, уже… – и он быстро проверил свои часы, – несколько часов, пожалуй. А ведь, казалось бы, сейчас он должен вовсю требовать увидеть Дженсена. Или еще как-то пытаться меня достать.
Кристиан деловито убирал бумаги в портфель:
– Ну, может, они дружно сидят где-нибудь в клубе за бокалом-другим и…
Нет. Нет-нет-нет.
Джаред вдруг будто смог увидеть, как заработали шестеренки в голове друга.
Оба молча поднялись со своих мест и ринулись к двери.
– Доложить расположение Эклза! – Крис немедленно направился к стоящему в коридоре охраннику. А Джаред закрыл глаза, сделал пару глубоких вдохов, стараясь очистить сознание, и затем отпустил свои вампирские чувства, задействовал острый слух, пытаясь сам отыскать Дженсена в здании. Он давно научился отделять его присутствие от прочих, но в этот раз… ничего не чувствовал.
– Проклятье! – громко ругнулся, подходя ближе, Крис. – Его с утра никто не видел.
Джаред в очередной раз глубоко втянул носом воздух… И поймал запах свежей крови.
– Лестница!
Распахнув дверь в пролет, он сбежал по ступенькам, успев услышать, как выкрикивает позади приказы Крис, требуя немедленно запереть клуб, обнаружить Дженсена, Карла и Бриттани. И, следуя запаху крови до второго этажа, немедленно наткнулся на двух охранников, лежащих на полу без сознания.
Крис присел рядом, быстро проверяя пульс. Кожа на их шеях, казалось, была вся покрыта засохшей кровью из зияющих, и без малейших признаков заживления, ран.
– Мертвы. Высушены. И это следы от укусов Бриттани.
– Вот дерьмо, – Джаред замотал головой. – Я проверю подвальные помещения.
Слетев еще на два пролета вниз, он распахнул двери, обнаружив очередные неподвижные тела… и среди них – на земле – Харли и Сэди.
– Харли! – Джаред с криком кинулся к близнецам, перевернул друга на спину. – Господи, Сэди! Нет, пожалуйста…
Он быстро проверил обоих. И они были живы. И вроде бы дышали. Но без сознания.
Кристиан склонился рядом, ловя запахи:
– Хлороформ. Их вырубили.
– Ты уверен?!
– Джаред! Они не мертвы, просто без сознания, – Крис потянул его обратно на ноги. – Давай проверим черный ход. Может, кто-нибудь их видел.
Поднявшись обратно на первый этаж, они бегом пересекли ведущий к выходу коридор. Но в итоге обнаружили лишь еще больше убитых охранников.
Как, черт побери, это случилось?! Как? Как это могло произойти так быстро, что никто, ни одна душа не смогла забить тревогу?
– Им помогли изнутри! – ощерился Джаред. – Какая сука предала?!
– С этим дерьмом мы позже разберемся. Сначала нужно найти хоть кого-нибудь, кто сможет подтвердить, что здесь случилось.

Виктора Джаред отыскал среди тел и тут же с рыком вонзил зубы в запястье, принимаясь спешно вливать в мужчину свою кровь. Тот тоже был почти высушен, но все еще жив.
– Давай, Виктор. Проклятье! Очнись, очнись!
И тот облизал наконец перепачканные губы, невольно собирая предложенную кровь, глотнул. А затем разлепил веки и с трудом сфокусировал на Джареде затуманенный взгляд.
– Виктор!
– Джаред… прости… Они забрали… Дженсена…
– Что произошло! Пожалуйста! – Джаред перешел на крик, пытаясь всеми силами удержать чужое сознание. Сбывался самый его худший страх.
– Бриттани… всех перебила… – и Виктор вновь сглотнул, облизал губы: – …не ждали нападения… не поняли…
– Дженсен! С Дженсеном что?!
– Карл… забрал… был... без сознания…
Джаред вскинул на Кристиана взгляд. Осторожно опустил Виктора обратно на землю. И зашипел, чувствуя, как, словно промозглым туманом, вновь накрывает его кровавая ярость:
– Будь они все прокляты! Это война!



Глава 11

Еще до того, как окончательно разлепить глаза, Дженсен знал: его сердце бьется так медленно, потому что Бриттани с Карлом почти полностью его осушили. Он до сих пор мог чувствовать химикаты от хлороформа. И Дженсен поморщился от раскалывающей череп головной боли, вновь ощутив в носу их остаточную вонь.
Он осторожно повернул голову и не сдержал тихого стона, когда легкое движение отозвалось множеством иголочек, мгновенно вонзившихся в мозг. Фокусировать внимание удавалось с огромным трудом, а обмякшее в кожаном кресле тело как-то странно вибрировало и подпрыгивало на месте.
Сосредоточься, чтоб тебя! Дженсен сухо сглотнул и открыл глаза, сразу наткнувшись на маленькое овальное окошко. Частный самолет. Отлично. Продолжай. Это важно. Думай! Дженсен сморгнул окутавший его туман и кинул наружу пару долгих взглядов, разглядев в итоге что-то похожее на грунтовую дорогу с торчащей рядом засохшей травой. Да, он был в частном самолете. А это – взлетная полоса. Не заасфальтированная. Похоже на ту, что пользуются наркоторговцы, гоняя свой груз вдоль берега. Так какого хрена произошло?!
Дженсен сделал глубокий вздох.
Он сидел в резиденции, в гостиной. Пришли Бриттани с Карлом якобы поговорить… Затем набросились на него, быстро осушили… А после… Закрывающая нос и рот какая-то тряпка. Хлороформ.
Джаред… Знал ли Джаред, что он исчез?
– Ну и ну. Папочка проснулся.
Бриттани!
Дженсен тихо зарычал и с усилием повернулся на голос:
– Ты… сучка… мелкая! Что ты… сделала?!
Девушка в ответ хрипло рассмеялась, поднялась со своего места с другой стороны прохода и подошла, опустившись напротив в мягкое кожаное кресло.
– Ай-ай-ай, папочка. Не надо браниться. Я же, как-никак, воссоединила тебя с твоим Мастером. Карл так любит тебя. Так сильно любит. Как могла я не помочь ему вернуть тебя? Ведь ты же знаешь, дорогой папочка, я мечтаю лишь о том, чтобы ты был счастлив.
Дженсен дернулся было двинуться, но в итоге только чуть соскользнул по креслу:
– Где он?
– О. Карл у нас настоящий человек эпохи Возрождения(1), – Бриттани махнула рукой в сторону кабины пилота. – Он отвезет нас в твой новый дом.
– Куда?
Как только появится возможность, он сможет отправить Джареду сообщение…
– Ну-ну-ну, что ты, – захихикала Бриттани. – Я обещала Карлу, что это будет сюрприз. Так не хотелось бы его портить.
– Говори! Немедленно! – прошипел приказ Дженсен, пытаясь вытянуть силу из малейших остававшихся резервов. И улыбка в мгновение ока испарилась с лица Бриттани. Вампирша смерила его ледяным взглядом: карие глаза практически потемнели до черноты.
– Ты больше не можешь говорить мне, что делать, Дженсен. Больше нет. Я столетиями ждала этого дня.
– Что…
– Ждала, когда смогу наконец встать во главе семьи, – она наклонилась ближе: – Это мое законное место. Не этого глупого ребенка, которого ты создал. «Последнего из твоего человеческого рода», – скривившись, Бриттани закатила глаза. – Я никогда не склонюсь перед ним. Я и от тебя-то это терпела только потому, что ты мой Создатель. Но больше нет, Дженсен. Как только мы устроимся, я свяжусь с остальными и сообщу, что теперь я – новый Мастер-Регент.
– Джаред будет сражаться с…
– Джаред будет мертв в ближайшие 24 часа! Я уже все организовала. Твой малыш и дня не проживет.
Нет. Дженсен уставился на нее, до скрипа сжал зубы:
– Нет, ты не знаешь его.
– О, но я знаю, – осклабилась та, склонив голову к плечику. – Я уже 20 лет отлично знаю его. Я стала его другом, его… наперсницей. Я слушала, как он хныкал и скулил про тебя. Слушала, как он ныл и жаловался на свою долю Старейшины... Я прекрасно его знаю, мой дорогой папочка. И я знаю обо всех его слабостях. Он будет мертв уже через пару часов.
Дженсен замотал головой:
– Бриттани… Вымещай на мне свой гнев. Но тебе же не нужно его убивать.
– И на этом я не остановлюсь, – продолжила та, совершенно его игнорируя. – Кто бы ни встал у меня на пути – умрет. И даже если мне придется уничтожить всю семью и создать ее заново. Я сделаю это.
– И ты вот так продашь всю семью… И ради чего? Ради Карла? – недоверчиво свел брови Дженсен. – Да он же убьет тебя и сам все присвоит, стоит тебе только закончить с грязной работой! Ты же не можешь быть настолько наивной, чтобы всерьез верить, что он потом тебя просто отпустит!
– Да не нужна ему эта ёбаная семья, высокомерный говнюк! Ему нужен только ты. Я не семью продала, я тебя продала, – и она вцепилась в него ликующим взглядом.
Дженсен прикрыл глаза, пытаясь подавить тошноту, не желая верить.
– У Карла со своей семьей забот хватает. Ему не нужно то, что по праву принадлежит мне. Я – твое первое дитя. Я – твой истинный наследник! Семьи, богатства, рода! Это все – мое! Столетиями! Столетиями я позволяла тебе позорить меня, использовать, трахать, унижать. И ради чего?! Чтобы меня в итоге заменил самый младший?! Этот…
– Это все только между тобой и мной! Джареда это не касается!
– Да иди ты на хуй! Зато меня касается! – заорала она. В лицо бросилась кровь, глаза мгновенно разгорелись темным, с красным отливом янтарем. – Джаред больше не будет занозой в моей заднице! Я спланировала всё. А ты отлично меня обучил.
И Дженсен почувствовал, как сжалось его горло от горя и стыда. Закрыв глаза, он отвернулся от Бриттани. Чтобы она так его ненавидела?..
Джаред. Неужели она действительно подписала тебе смертный приговор?
Он вдруг ощутил на лице ее теплое прикосновение и дернулся, отшатнувшись и вскинув на нее настороженный, подозрительный взгляд. Он был сейчас слишком ослаблен, чтобы сражаться всерьез. Но она лишь качнулась ближе, обдавая его своим сладостным ароматом: чайные листья, дикие ягоды. И с улыбкой невинного ребенка на лице ласково погладила по щеке кончиками пальцев.
– Каждый раз, когда ты прикасался, мне хотелось блевать. Каждый раз, когда трахал, хотелось сдохнуть, – нежно промурлыкала она. – Я так хотела убить тебя за то, что ты сделал со мной. Бросить твое мертвое, обескровленное тело у всех на виду! Но раз Карл так вежливо попросил оставить тебе жизнь, то я была только счастлива отдать тебя.
– Момоко…
– Не произноси мое истинное имя! – зашипела вампирша, больно впившись ногтями в его щеку.
– Бриттани…
– Я веками тебя ненавидела, – тихо прошептала она, заглядывая ему в глаза. – Даже в ту самую, первую, ночь, когда я была еще простой гейшей, и ты пришел в наш чанный домик. Всего лишь грязный gaijin(2) с кучей монет, чтобы трахать красивых японочек. Как я умоляла тебя не убивать… Помнишь это, м? А ты вырвал мне горло и превратил в этого… монстра! Я знала, что должна научиться выжидать. Отложить свою месть. Мой gaijin chichioya(3). И я мечтала об этом дне, каждую прожитую секунду. Я знаю, Карл отлично тобой попользуется. Точно так же как ты отлично попользовался мной.
– Нет…
Бриттани обольстительно качнулась к нему, лизнула распоротую щеку – он почувствовал, как мгновенно начала затягиваться, заживая, кожа. И затем поцеловала в подбородок, потерлась мягко лицом, скользнула губами к уху:
– Один маленький прощальный укус, Дженсен. Мне всегда нравился вкус твоей крови. В память о прошлом.
Дженсен мечтал оттолкнуть ее, атаковать, ударить, но не мог пошевелиться. Ему отчаянно хотелось запретить ей это, отказать. И он тихо замычал, зажмурившись, когда она вонзила клыки в его шею, принимаясь жадно, мощно глотать, забирая все больше и больше его крови, а затем обессилено обмяк в своем кресле, не открывая глаз. Если это были его последние минуты в сознании, то он хотел, чтобы оставшиеся ему мысли были только о Джареде.

~

Дженсен так ужасно замерз. Он чувствовал под собой холодный, твердый пол, и, лежа обнаженным на спине, мелко дрожал в плотной темноте комнаты.
Разлепив наконец глаза, он сделал глубокий вдох и сглотнул послевкусие крови Карла во рту. Они осушили его, но подкормили едва достаточно, чтобы он смог очнуться.
Медленно сев, Дженсен дал себе время привыкнуть к мраку и вскоре понял, что находится в какой-то складской или производственной комнатке. Он обошел ее по кругу и насчитал восемь на восемь шагов. В одной из стен располагалась металлическая дверь. И никаких окон или других источников естественного освещения, за исключением пробивающейся из-под двери слабой полоски света.
Закрыв глаза, Дженсен сделал еще один глубокий вздох, собирая вокруг себя все свои чувства… И узнал рядом Карла.
– Дженсен.
Повернувшись к двери, он увидел того сквозь решетку маленького окошка на двери. И, немедленно приблизившись, уперся ладонями в холодный метал и толкнул всеми остатками своих скудных сил… Ничего.
– Где я? Что это?
– Ты такое прекрасное дитя, Дженсен. Но такое невозможно твердолобое и упрямое, – низко, соблазняющее протянул вместо ответа Карл.
– Выпусти меня отсюда. Немедленно! – зашипел на него Дженсен.
– Но я отлично тебя обучу. Ты станешь просто идеальным. Покорным, послушным. Великолепным. Я обучал всех своих детей. И в итоге каждый из них понял, что такое безупречный контроль.
– После пятисот лет у тебя не осталось на меня ни единого права как Мастера! – Дженсен зло уставился на него сквозь меленькое окошко.
– Я не хочу делать тебе больно... Но я заставлю тебя голодать. Оставлю тебя в этой тьме, пока ты не перестанешь различать, сколько месяцев или даже лет ты уже провел здесь. И я помогу тебе расстаться с каждой твоей частицей, с каждым понятием о себе как о целом. Так что единственное, что ты будешь знать в итоге – это я. Со временем, ты или сломаешься, став моим идеальным дитя. Или сойдешь с ума. Но в любом случае ты будешь моим. Навечно, Дженсен. Моим, чтобы утешать. Моим, чтобы любить. И моим, чтобы пользовать. Я люблю тебя, я позабочусь о тебе…
– Да пошел ты! Пошел ты, Карл! Меня не так просто сломать!
– Я буду единственным, о чем или о ком ты только сможешь думать, – продолжил тот, будто не слыша.
– Я пережил куда худшее, чем все это! – Дженсен резко ударил кулаками по двери.
– Так начинается твой переходный период. И мне жаль, что это ранит тебя. Но обязательно помни, что я люблю тебя и желаю, – нежно напомнил Карл. – За границами этой комнаты для тебя не существует больше ничего, кроме меня. И лучше тебе выучить это побыстрее. Если хочешь вообще хоть когда-нибудь отсюда выйти.
– Да я скорее сдохну, чем стану служить тебе!
Он же просто с катушек слетел! Чокнулся!
Но Карл лишь чуть улыбнулся, облизал губы:
– Сообщи, когда придет голод и начнутся боли. И мы поговорим.
И, захлопнув задвижку на окошке, щелкнул замком.
И Дженсен глухо ударил ладонями по двери. Но затем сжал руки в кулаки и заорал, в ярости колотя по железу:
– Карл! Ты – мразь! Ебаная ты сволочь, Карл! Я же убью тебя! Слышишь?! Я, нахрен, убью тебя! Карл! Карл!!!


1. Человек с разносторонними, часто поверхностными интересами.
2. gaijin – (транскрипт с японского) – гайдзин, гайджин – иностранец, чужак: обычно несет негативный, оскорбительный оттенок.
3. chichioya – (транскрипт с японского) – папочка. Я примерно представляю из аниме, как оно произносится, но лучше не буду пытаться это написать)) Если кто-то может помочь, то милости прошу.

 

 



Глава 12

«Будь они все прокляты! Это война!»

– Джаред, ну же, хватит, ты должен успокоиться, – увещевал Кристиан, настойчиво пытаясь затащить его обратно в безопасность здания.
– Отъебись от меня! У них Дженсен… у них….
И тут Кристиан впечатал его всем телом в ближайшую стену, надежно фиксируя.
Джаред почувствовал, как мгновенно ринулась сквозь него волна палящего гнева, жестко вцепился в удерживающие его руки, прожигая вампира ненавидящим взглядом.
– Да блядь! Ты должен успокоиться! Так ты Дженсену не поможешь! Мы ведь даже не знаем, куда они его дели. Он может быть на самолете, на корабле… Да хоть до сих пор в этом городе! Только у нас нихрена пока нет!
Кристиан вновь с силой тряхнул его и Джаред зашипел, ударившись спиной об стену.
– Успокойся! Немедленно! Соберись, Джаред! Ты же Старейшина…
– Не надо мне об этом напоминать, – глухо зарычал в ответ Джаред.
– Надо! Потому что ты нихрена сейчас не думаешь как Старейшина!
– Они забрали моего мужа!
– Да соберись ты уже, пацан! – заорал ему в лицо Крис. – Ты должен обуздать эту проклятую ярость!
И Джаред резко втянул грудью воздух, пытаясь до отказа заполнить легкие. Все что угодно, лишь бы задавить дикий порыв немедленно вцепиться Крису в горло. Внутри все кипело, точно под кожей, и он ничего так не желал, как дать наконец волю острым клыкам и вампирской силе, пройтись в кровавой жатве по всему городу…
– Это не спокойствие, Джаред! – зашипел Крис, сдавливая предплечьем его горло. А затем оттянул зубами длинный рукав со своей руки, оголяя кожу. – Возьми мою кровь. Любой ценой, но ты должен это контролировать!
И Джаред замотал головой, пытаясь отвернуться. Последнее, чего он сейчас хотел – пить кровь Криса. Слишком боялся, что Крисом дело тогда совсем не ограничится. Что он просто пронесется по улицам Сан-Франциско, осушая всех и каждого, кто только попадется на пути, пока не найдет наконец Дженсена.
– Бля-ядь! – зажмурился Джаред. – Господи Иисусе… Никогда раньше не было так... Я все еще могу чувствовать его…
– Дженсен может с этим справиться. Хорошо? – Крис обхватил ладонями его лицо, вынуждая смотреть в отливающие теплым ореховым глаза. – Он сильный, он гибкий. Он сможет выдержать все, что бы они ни придумали.
– Но я боюсь того, что они могут с ним сделать.
– Он сильный, Джаред! Я клянусь тебе! Он очень сильный. И он обязательно со всем справится.
– Господи, Крис, я… – Джаред прикрыл глаза, обессилено откинувшись обратно на стену. Окинул взглядом лежащую на земле охрану – выпитых, без сознания: – Я не могу его потерять…
– И ты не потеряешь, – уверенно закивал Крис. – Мы найдем его.
Джаред расцепил пальцы на плечах друга и сжал изо всех сил руки в кулаки, пытаясь успокоить разошедшееся сердце, выровнять дыхание:
– Да. Хорошо. Да.
– Пора обзванивать семью. Выясним, что им известно. И бросим клич в коммуну, может, кто-нибудь что-нибудь видел.
– Крис, – Джаред вновь поднял голову, удерживая взгляд друга. – Карл с Бриттани были не одни. Кто-то в клубе помог им все организовать и обойти нашу охрану. Слишком чисто, слишком быстро это случилось. Им бы пришлось с боем пробиваться, если бы не помощь изнутри.
Джаред увидел, как исказилось в ответ лицо Криса. И тот резко кивнул, запустив руку в волосы:
– Да. Черт, дерьмо, да. Я знаю… Я просто даже придумать не могу, кто мог бы вот так пойти против тебя. Я проверял каждого, кто работает в этом клубе, Джаред. Прости, я…
– Нет, – немедленно замотал головой Джаред. – Ты, Харли, Сэди и Лорен всегда были верны мне. Верны Дженсену. И это мог быть кто угодно, но обязательно кто-то очень близкий к нам… Ко мне.
И Кристиан под тяжелым взглядом Джареда медленно кивнул:
– Ясно.
Джаред знал, что тот поймет. Список людей, близких к нему был на самом деле весьма короток. Может пять человек – максимум – за пределами личного круга. А он был слишком зол, слишком хотел мести, чтобы спокойно смотреть на кого-то, не мечтая при этом просто вырвать чужое сердце, даже не убеждаясь в виновности.
– Я не могу сейчас быть объективным, – тихо произнес Джаред. – Доверяю тебе найти того, кто это сделал.
Кристин понимающе опустил руку ему на плечо. И Джаред был уверен, что ничто не сможет остановить друга в поисках правды.
– Она наверняка наняла кого-нибудь, чтобы тебя убить. Я бы так и сделал.
Джаред согласно кивнул:
– Все будет куда проще, если полностью убрать меня со сцены.
– Начинаю подозревать, что и к той бомбе несколько лет назад Бриттани тоже была причастна. И что она соблазном подбила на это Фрэда.
– А тебя? – Джаред вдруг поднял на Криса долгий, тяжелый взгляд. – Тебя бы она могла соблазнить? – и замолчал, вглядываясь в чужое лицо в ожидании ответа.
Но Кристиан лишь расплылся в коварной ухмылке:
– Она, конечно, была хороша и вообще настоящий профи. Но все же, не настолько хороша… Пойду, подниму близнецов. Держи Харли поближе, никуда от него не отлучайся.
– Прости… – Джаред неуверенно потянулся к другу. – Я не должен был сомневаться.
– Да конечно должен, черт возьми! – кивнул Крис. – Если это кто-то близкий к тебе, то это может быть и любой из нас.

~

Джаред раскрыл сотовый, нажал двойку на быстром наборе и приложил телефон к уху:
– Эй, Джаред…
– Майк, – тихо перебил Джаред, нарочито ровным голосом. – Ты, Томми и Кристен нужны мне в «Убежище». Немедленно. И возьмите с собой все, что потребуется для беспрерывной работы в течение нескольких дней.
На долгий момент в трубке повисло молчание, нарушаемое лишь дыханием Майкла.
– Будем через пятнадцать минут.
– Спасибо.
Джаред опустился на край кровати, так и не выпустив из руки телефон. А затем зажмурился и закусил нижнюю губу, невольно проткнув кожу. Он до сих пор мог распробовать их с Дженсеном смешанную кровь. До сих пор чувствовал их связь: растянутую до тонкой ниточки, напрягшуюся до звона, но все еще ощутимую... И с ужасом ждал момента, когда больше не сможет этого чувствовать.

~

Харли, прислонившись к стене, наблюдал за тем, как он наматывает круги по периметру офиса. Джаред был очень рад, что они с Сэди не пострадали, Бриттани понимала, что не может убить их, не потревожив при этом связывающую их клятву крови. А теперь Сэди с Крисом составят максимально действенную и результативную команду при опросе работников клуба. Лорен вызвала каждого: людей, вампиров, даже тех, кого не должно было быть по графику. Кроме того, Сэди всегда была более жесткой. Она обязательно получит ответы там, где не справится даже Крис.
– Где же он сейчас, Харли?
– Я не знаю. Но я знаю, что Дженсен – настоящий боец.
– Я ведь так и не понял, если честно, – Джаред рухнул на кожаную тахту и вдавил ладони в глазницы, – почему вы решили служить ему, когда оба легко могли начать собственный род.
– Он вызволил нас из рабства.
Джаред отнял руки от лица и вопросительно глянул на друга:
– Рабства?
– Обратив Сэди, я пошел к нашему Мастеру с просьбой отпустить нас и позволить путешествовать. Ведь мы жаждали приключений, а наш Создатель хотел лишь тихой жизни на ферме, – Харли чуть улыбнулся. – Нас поймали работорговцы, и продали бы по отдельности, если бы в итоге нас не выкупил Дженсен. Он сразу же вернул нам нашу свободу, сказал, что теперь у нас может быть собственное путешествие. И мы странствовали вместе тридцать лет, пока я и Сэди не захотели нового приключения, и вскоре ушли. Но когда Дженсен стал Старейшиной, мы решили вернуться. И попросились служить ему вновь.
Джаред невидяще уставился в пол, представляя себе эту картину. Как они втроем путешествуют по свету, не связанные ни обращенными детьми, ни обязательствами Старейшины. Только трое. Кочуя с места на место, единой семьей, открывая для себя этот мир. Джаред завидовал и тосковал, гадая, какой могла бы быть их жизнь с Дженсеном, если бы и им представилась возможность отправиться в свое путешествие? Но может он попросит об этом, когда Дженсен вернется домой? Он мог бы просто забрать его и увезти далеко-далеко. Найти тихое, мирное, изолированное ото всех местечко, где они могли бы осесть и просто жить – вдалеке от всего этого сумасшествия, вампирской политики, игр власти...
Джаред резко выпрямился, когда внезапно раздался стук в дверь.
Харли выставил ладонь, жестом прося оставаться на месте, и пошел открывать, впустив затем торопливо влетевших в комнату Тома, Майкла и Кристен. Джаред немедленно поднялся, по очереди обнимая друзей.
– Что такое? Какого демона? Что случилось? – зачастил Майк, лицо исказилось от беспокойства.
– Карл и Бриттани забрали Дженсена.
– Что?
– Какой Карл?
– Мастер Дженсена, – нахмурился Джаред. – Простите, что так с радара исчез. С возвращением Дженсена и затем со всем этим… Карлом… Короче. Дженсен нашел своего Мастера – Карла Урбана. И выяснилось, что он хренов психопат!
– Карл Урбан – Мастер Дженсена?! – Том состроил гримасу и замотал головой. – Карл – старейшина Окленда? Да как?.. Это невозможно!
Джаред вытаращился на друга. Неужели Дженсен ошибся? Может ли быть, что Карл воспользовался влечением к нему Дженсена и превратил это в нечто совершенно иное?!
– Ты о чем?
– Ну, в смысле, мы всегда верили, что Создатель Дженсена давно мертв. Что он, возможно, просто не протянул так долго…
И Джаред тяжело вздохнул, чувствуя, как затапливает его разочарованием:
– Дженсен встретил его во время своего путешествия. Они прожили вместе три года, после чего Дженсен ушел и с тех пор еще десять лет бегал от Карла, пока не решил, что пришло время вернуться домой.
– Раз он действительно нашелся после стольких лет… – Майкл замолчал на мгновение и затем оглянулся на Джареда. – Тогда понятно, почему Дженсен все отдал тебе. Он пытался защитить род.
– Да, Дженсен это подтвердил.
Майкл прикрыл глаза, опустив ладонь Джареду на плечо:
– Даже если Карл и предъявит свое право на род, никто из нас не предаст Дженсена… или тебя.
– Но кто-то предал, Майк, и кто-то очень близкий ко мне.
Майкл скривился, отвернувшись. Но затем коротко кивнул, будто что-то решив про себя, и вновь прямо посмотрел на Джареда:
– Что мы можем сделать?
– Я хочу, чтобы вы связались с семьей и со всеми возможными союзниками. Нужно, чтобы они начали активные поиски. Карл, Бриттани, Дженсен. Их обязательно кто-нибудь видел. Или увидит. И еще мне нужно знать, кому я могу доверять, и кто точно поддержит меня, если придется объявить Карлу войну.
– Ты серьезно? Войну? У нас не было войн уже… – Том вздохнул, задумчиво подняв взгляд к потолку. – По крайней мере тысячу лет. Задолго до того, как любого из нас обратили. Черт. Джим знает точные даты, да хоть всю историю, дай время.
– Я не хочу войны. Я же даже не представляю, на что похожи эти вампирские войны, – и Джаред оглядел друзей. – Я просто хочу вернуть Дженсена.
– Вернем, – мягко заверил Майкл. – Сейчас Том и я окопаемся здесь и начнем обзванивать народ.
– Спасибо, – Джаред потер шею. – Я рад, что вы здесь.
– Мы же семья, дружище. Где еще нам быть?
– О’кей, – тихо отозвался Джаред, пусть всего на мгновение, но чувствуя отчаянное облегчение.
– Когда ты ел в последний раз? – вдруг подала голос Кристен, пристально глядя на него.
– Не знаю… часы?..
– Принесу тебе что-нибудь из бара. Сейчас вернусь.
– Возьми с собой Харли, – попросил ее Джаред и коротко кивнул парню. – Если на меня планируется нападение, то ближайшие друзья находятся в зоне максимального риска. Я бы вообще не просил тебя приходить, но знаю, что ты бы все равно ни за что не согласилась остаться.
И Кристен слабо улыбнулась в ответ:
– Вот именно. Ни за что и никогда.

~

– …понимаю, что мир держится уже тысячелетие. Но все же сейчас я прошу поддержки, если придется объявить войну… – и Джаред замолчал, испепеляя стену взглядом, вынужденный слушать в трубке снисходительный голос Старейшины Рима. – Да. Конечно, я не хочу, чтобы невинные люди или вампиры попали под горячую руку, но Карл Урбан в самом худшем смысле этого слова осквернил священное право моей метки к законному мужу… Да блядь!!! – взревел наконец Джаред и со всей силы швырнул сотовый в стену, расколотив его на мелкие кусочки. А затем повернулся к уставившейся на него команде.
– Я так понимаю – это было «нет», – прокомментировал Майкл с кривой улыбкой.
Джаред молча замотал головой, не в силах даже говорить от ярости.
– Думаю, Джей, тебе стоит взять перерыв, – добродушно посоветовал Том.
Джаред открыл было рот, чтобы ответить, но тут в холле послышались звуки борьбы, и Харли распахнул дверь, пропуская Кристиана и Сэди, волочащих за собой Виктора.
– Что за черт? – Джаред подался навстречу, но Сэди решительно отодвинула его с пути. – Сэди?
– Этот! – зло выплюнула она, не сводя с Виктора ненавидящий взгляд.
– Виктор? – Джаред неверяще помотал головой и непонимающе повернулся к Кристиану. – Но его же почти осушили. Он мог умереть, не дай я ему свою кровь.
– Я попробовал его, Джаред. И узнал Бриттани.
Джаред тяжело сглотнул, глядя, как Виктора силой усадили на стул, связывая руки за спиной. На красивом лице темнели постепенно спадающие синяки и засохшая кровь там, где раньше были порезы. Сэди наверняка выпила крови выше нормы, чтобы достаточно его ослабить.
– Сволочи! Вы совершаете огромную ошибку! – огрызался тот на Кристиана.
– Похоже, Бриттани навещала город не только, чтобы со мной повидаться. Она разыгрывала в процессе еще кучу партий, – выпрямился Крис, и Джаред кинул на него долгий взгляд, гадая про себя, не ревность ли это говорит. Но все-таки он знал друга достаточно хорошо, чтобы понимать, что тот не настолько подчинялся эмоциям. И что возможная ревность никаким боком не будет мешать расследованию.
Джаред коротко кивнул и повернулся к пленному вампиру:
– Виктор. Просто поверить не могу. Но, похоже, все-таки должен. Если, конечно, ты не убедишь меня в обратном?
– Предателю не нужно признаваться! – Сэди кинулась вперед и зарядила кулаком в уже избитое лицо. Джаред поморщился, услышав хруст сломанной кости. Вампир болезненно застонал – на подбородок капала кровь из поврежденного носа. – Кристиан проверил его кровь и узнал правду!
– Эй, эй! Погоди! – Джаред шагнул ближе и перехватил вновь занесенную для удара руку. – Ну же. Мне нужно с ним поговорить.
– Предатель должен умереть! – прошипела та в ответ и глухо зарычала на пленника.
– Отвали от меня, сучка психованная!
– Никогда. Больше, – Харли с размаху ударил его тыльной стороной ладони. – Не смей. Так разговаривать. С моей сестрой.
– А ну прекратили немедленно! – повысил голос Джаред, оттаскивая близнецов от вампира. – Мне нужно с ним поговорить. И совершенно точно не таким образом.
А затем сам подошел к Виктору, шагнул к нему за спину и медленно, осторожно опустил ладонь на плечо, дождавшись, пока тот не перестанет испуганно дергаться от прикосновения:
– Виктор. Все хорошо, Виктор. Я всего лишь хочу развязать тебя, и затем мы спокойно поговорим, ладно?
Вампир повернул к нему свое окровавленное, избитое лицо, недоверчиво уставившись в ответ. Джаред опустил руки, нащупывая врезающуюся в чужие запястья веревку… И чуя, как от того просто разит запахом крови другого вампира.
– Я ничего не сде…
– Ш-ш-ш… – тихонько выдохнул Джаред ему в ухо. – Успокойся… Я просто хочу поговорить.
– Джаред, пожалуйста! Это все ужасное недоразумение.
– Виктор, – мягко позвал Джаред. Опустился на подлокотник дивана, доверительно наклонился вперед. – Виктор. Ты же знаешь меня. Ты знал меня как человека и как вампира. Я не принимаю таких односторонних решений. Твоя судьба не решена, жизнь не потеряна. И я никогда не воспользуюсь своей властью, чтобы обойти ради этого Совет, – Джаред неотрывно следил за выражением глаз Виктора, отчаянно желая, чтобы тот поверил. – Ну же, друг, ты же знаешь меня. Верно?
– Да-а… – и тот, наконец, медленно кивнул. – Да, конечно.
– Просто расскажи, что случилось. Я всего лишь хочу вернуть Дженсена. Остальное не имеет значения.
Виктор сглотнул, уставившись в пол. Джаред терпеливо ждал, пока тот соберется с мыслями. Еще со времен работы в прокуратуре он помнил, как любили преступники покичиться своими «достижениями». Как хотели оказаться в центре внимания. Даже если в данном случае тем, кто все узнает, будет просто Джаред. А он подождет. Подождет, пока Виктор не бросит это ему в лицо. Предоставит ему это законное право на бахвальство.
– Бриттани… Черт, друг... ну и заморочила же она мне голову.
– Угу, я знаю, – сочувственно вздохнул Джаред. – Отлично могу представить. Бриттани же просто ураган, ее внимание очень лестно. Она же, как-никак, была гейшей. Крашеной шлюхой с лицом ангела. К тому же первое дитя Дженсена. А если уж даже он попался на эту удочку… В смысле, кто бы мог отказаться, верно? Я всегда знал, что ее сила – это нечто. Вон, даже Крис не смог устоять, – и Джаред кинул на Криса через плечо быстрый взгляд. – Она умеет очаровать так, что ни одни мужчина не сможет сопротивляться. Так что да, друг, ты не один такой.
– Угу, – Виктор глубоко вздохнул. А затем поднял взгляд на Джареда, которому пришлось бороться за каждую унцию оставшейся силы воли, чтобы немедленно не воткнуть пальцы через глазницы прямиком ему в мозг. – Она… Ей не просто говорить «нет».
Джаред расплылся в улыбке, покачав головой.
– Это точно, – и затем выпрямился, сложив руки на коленях: – Что она тебе пообещала? Часть богатства семьи? Город?
– Она сказала, что я могу забрать Фриско.
– Все нормально, Виктор, – Джаред медленно кивнул. – Я в принципе так и думал.
– Ты меня убьешь?
Джаред вновь отрицательно замотал головой. «Да ты уже и так мертв, ублюдок».
– Ты же знаешь, что я не принимаю такие решения в одиночку. Так что еще она говорила? Как вообще все это началось?
– Началось примерно лет десять назад… Столько мы были любовниками. Она хотела держать все в тайне, вести себя поскромнее, и я уважал это решение. Она сказала, что хочет помочь мне. Что увидела во мне что-то особенное. И когда Дженсен вернется, собиралась попросить у него для меня права на какой-нибудь свободный город, помочь мне построить мои собственные владения.
Джаред лениво наклонился, упершись рукой в подлокотник:
– Продолжай.
– Она сказала, что ты слаб для Старейшины, – осторожно признался Виктор. – Но я говорил, что ты просто еще молод, что ты разберешься и найдешь свой путь!
Джаред выдохнул легкий смешок:
– Спасибо за вотум доверия.
– Она считала, что ты стоишь у семьи на пути. А я просто… я хотел…
– Ты хотел собственную семью.
– Угу.
– Куда они увезли Дженсена?
Виктор отчаянно замотал головой:
– Я не знаю. Клянусь тебе! Она не рассказывала. Сказала, что хочет защитить меня.
– Виктор, – Джаред широко улыбнулся. – Да брось, Виктор. Ты бы все равно выяснил. Ты бы обязательно захотел знать.
– Нет, клянусь, она ничего такого не говорила. Она сказала, что завтра позвонит, мы с ней встретимся и отправимся в Прагу, пока все не утихнет. Затем она перетянет на свою сторону оставшуюся семью, выкинет тебя из города, после чего я займу пост Старейшины.
Джаред вздохнул и глянул на Криса:
– И ведь отличный же мог быть план.
Крис в ответ только бровь изогнул, скрестив руки на груди.
– Где ты должен был с ней встретиться?
– Узнаю, когда позвонит.
– Почему завтра? – подошел ближе Кристиан.
– Она сказала, что прежде, чем мы сможем быть вместе, ей надо позаботиться об еще одной мелочи.
– То есть, она все еще в городе?
Виктор пожал плечами:
– Я, правда, не знаю. Клянусь. Вроде бы она говорила, что встретится со мной здесь, так что…
– Может быть неподалеку, – закончил Крис и повернулся к Джареду. – Или на самолете, или пару часов на машине.
– Если они все еще рядом, можем организовать наших людей на поиски, – выступил Майкл и вздохнул, нахмурившись поглядел на Виктора: – Поверить не могу, что ты мог вот так нас предать, Вик.
– Я клянусь, я и понятия не имел, что все так обернется!
– Да ты же сам был в этом замешан! И в плане, и в воплощении его в жизнь! Как, блядь? Как ты мог не знать? – заорал Майкл. Джаред легонько оттолкнул его, качая головой, поймал взгляд, пытаясь донести, что еще не закончил. Майкл отшатнулся и развернулся спиной, запустив руку в волосы на затылке.
– Что это за мелочь, о которой она собралась позаботиться? Думай, Виктор. Ты же проводил с ней кучу времени. Ты хорошо ее знаешь. Что она говорила? Она куда-то собирается? Или встречается с кем-то?
– Я-я-я не знаю, – замотал головой Виктор. – Не могу ничего такого припомнить.
– В какое время она собирается связаться с тобой?
– Ранним вечером, но ничего конкретного.
– Как?
– Позвонит на охранный пункт.
Джаред вздохнул и сунул руки в карманы штанов:
– Ну хорошо, Виктор, ты молодец. Я благодарен за честность. Харли и Кристиан проводят тебя в гостевые комнаты. Побудешь там, пока Бриттани не позвонит.
– Ага, – Виктор выдохнул. – Джаред, я… Я не хотел, чтобы все это было вот так.
Вновь еле сдержав мгновенно рванувшийся гнев, Джаред состроил невозмутимое лицо и глянул на Виктора с кривой усмешкой:
– Как я уже сказал, я все понимаю.
А затем оглянулся на Харли и кивнул в сторону двери, молча дожидаясь, пока Харли с Крисом не уволокут наконец Виктора прочь из офиса и не захлопнут за собой дверь.
– Ты не можешь позволить предателю жить! – подлетела к нему Сэди.
И Джаред поднял на нее тяжелый взгляд:
– Нет… Я не могу позволить предателю жить.
Сэди задрала подбородок, внимательно всматриваясь в глаза. А затем коротко кивнула и вышла из офиса. И Джаред сжал зубы, заставляя себя дышать. Не будет никакого слушания в Совете. И судебного процесса тоже не будет. Он знал, что сейчас Сэди пройдет в гостевые комнаты и убьет Виктора без малейшего колебания. Потому что он ее об этом попросил.
– Переступишь эту черту, и возврата не будет.
Джаред медленно поднял голову и ровно, спокойно посмотрел на Тома:
– Это пощады не будет. Больше – нет.

 

 



Глава 13

Восемь дней. А они ни на шаг не приблизились к обнаружению Дженсена.
В глубине души Джаред догадывался, что Виктор был всего лишь приманкой, подсадной уткой, которая ничего не значит для Бриттани. Обычная разменная пешка, пока она делает более значимый ход. В конце концов, Джаред знал ее и достаточно понимал. И все же, даже зная, насколько амбициозной она была, он ни разу и представить себе не мог, что Бриттани вот так пойдет против Дженсена.
Восемь дней, а убийца так и не появился.
Восемь дней, которые Дженсен провел у Карла.
– Она все равно кого-нибудь пошлет, – Кристиан стоял рядом с ним на террасе. Джаред не покидал «Убежища» с того самого дня, как Карл с Бриттани отняли у него Дженсена.
– Я знаю.
– Это будет кто-то близкий… из семьи.
И Джаред согласно склонил голову:
– Начинай обзванивать их, я даю им свое разрешение на посещение города. А желающим позволь занять гостевые комнаты клуба… Поближе ко мне.
– У тебя кто-то конкретно на уме?
– Все? – выдохнул резкий смешок, не сводя взгляда с восходящего солнца.
– Не все, Джаред, – опустил руку ему на плечо Кристиан. И Джаред медленно, благодарно кивнул:
– Спасибо… Мне же все снится этот сон, знаешь… Тот, в котором я теряю его навсегда.
– Это всего лишь сон. Обычный страх. Нельзя позволять ему управлять собой.
– Если бы я только мог понять его. Это как будто Дженсен пытается что-то сказать, а я все никак не могу разобрать. И если бы только мог заставить себя…
– Не сдавайся! Не ставь на нем крест! Если ты сейчас потеряешь веру, это все равно, что подписать ему смертный приговор!
– Но господи, как же я устал, – Джаред отвернулся, привалился к кирпичной кладке. – От всей этой вампирской и семейной политики. От этой блядской работы Старейшины. Да от всего этого дерьма!
– Эй! – резко прикрикнул на него Крис. – Мы все тут, нахрен, устали! Не ты один! Город по-прежнему должен как-то существовать, а мы делаем, что можем! И все это не замирает вдруг, не прекращает работать, только потому, что пропал тот, кого мы любим!
– О боже, Крис, – Джаред вжал ладони в глазницы. – Ну мне жаль, ясно?! Мне жаль, что все так. Но дай и ты мне поблажку, в конце-то концов! Я чувствую, что у меня скоро мозг взорвется! Я все никак не могу справиться с яростью! И каждую чертову секунду, что я на ногах, я только и делаю, что думаю о Дженсене!
– Ты не можешь сейчас сломаться, – тихо выдавил Крис, тщательно проговаривая каждое слово. – Ты слышишь меня, парень? Ты. Не можешь. Сейчас. Сломаться.
И Джаред, переводя дыхание и чувствуя, как медленно, но верно исчезают под строгим взглядом друга гнев и сомнения, наконец-то кивнул:
– Да, я слышу тебя.
– Вот и хорошо, – Кристиан отступил на шаг: – Пойду, займусь звонками.
– Спасибо, Крис.
– Ага.
Но Джаред схватил его за плечо, поймал взгляд:
– Спасибо!
И Кристиан, расплывшись в улыбке, усмехнулся:
– Всегда пожалуйста.

~

А через два дня почти вся семья слетелась в Сан-Франциско. Многие остановились в отелях, но около дюжины – ближайшие родичи – все-таки заняли комнаты в «Убежище». И хотя Джаред знал, что один из них – а может и больше – обязательно попытается убить его, но определить, кто именно это будет, не представлялось никакой возможности. Поэтому в итоге, не смотря на просьбу Криса держаться поближе к близнецам, Джаред решил предоставить им такой шанс и просто напросто открыть для удара спину. Так он сможет быстрее выманить убийц, и они наконец-то смогут со всем этим разобраться.
Джаред радушно приветствовал старших – Саманту и Джеффри. И распахнул двери в свой дом для самых близких: Джеймс, Элиша, Алисон, Давид, Трэфис, Эй Джей и еще кое-кто. Он ненавязчиво наблюдал за ними, не давая повода всполошиться, понять, что он знает. И периодически спускался в клуб без охраны, отмахиваясь от протестующих стражей.
– Я должен показать им, что доверяю. Открыться для удара насколько это возможно, – убеждал Джаред. – Вы можете чувствовать меня, через нашу связь. Вы поймете, если будете нужны.
– Может оказаться, что будет уже поздно, – пожал плечами Харли. – Плохой план.
– Тогда вы узнаете, кто преуспел, – упрямо смотрел на них Джаред. – И если я погибну…
– Нет! – немедленно нахмурилась Сэди. – Этому не бывать!
– Слушайте меня! Оба. Если я все же погибну… Вы должны пообещать, что не успокоитесь, пока не найдете Дженсена!
Близнецы обменялись взглядами, но затем оба повернулись к Джареду, и Харли сжал крепкой рукой его плечо:
– Только тебе вовсе не обязательно умирать, чтобы мы выполнили это обещание. Мы и так всегда тебе поможем.
Но самым худшим во всей этой ситуации с родственниками было то, что Джареда без устали закидывали советами. Им стоит начать войну; им не стоит начинать войну. Джареду следует отправить людей на улицы выслеживать Карла и Бриттани; Джареду следует подождать и организовать более тонкое нападение. И им обязательно надо притащить всю банду Бриттани из Праги, чтобы устроить допросы.
Бесило просто невероятно.
А еще постоянные шепотки за спиной…
«Он не потянет».
«Он делает все, что может».
«Джаред не накопил опыта, чтобы справиться с кем-то уровня Карла».
И в итоге, чтобы сохранить рассудок… и, что греха таить, хоть как-то справиться с яростью, Джаред почти поселился в офисе – обычно в окружении Кристиана, Майкла и Тома. А на родственников вообще с трудом мог смотреть: каждый из них – подозреваемый. И эта потеря доверия ужасно расстраивала. Когда Джаред был человеком, то всегда знал, что может верить семье. Ни разу его не посещали мысли сомнения или страха. А сейчас, посмотрите на него. Прячется от своей вампирской родни, каждую секунду ожидая, пока кто-нибудь из них нанесет наконец свой удар…
Джаред вскинулся и одарил подошедшего Майкла слабой усмешкой.
– Тебе нужно отдохнуть.
– Не могу… – замотал головой Джаред.
– Я ведь тоже твоя семья, – тихо прошептал Майкл. – И это убивает меня. Ведь значит, что кто-то из нас…
– Я знаю, Майки, – коснулся его плеча Джаред.
– Отправляйся к себе. Возьми с собой Харли и Сэди. Хоть на пару часиков…
Но Джаред вновь отрицательно замотал головой:
– Я отослал их с заданием.
– С каким таким заданием?
– И вообще-то… Еще мне нужно, чтобы вы с Томом отвезли к себе Кристен.
Майкл странно на него посмотрел:
– Один из нас должен остаться с тобой.
– Не, все в порядке. У меня тут Саманта и Джеффри. Они за мной присмотрят, – улыбнулся Джаред. – Я просто хочу, чтобы вы двое убрали Кристен с линии огня и проследили, чтобы с ней все было в порядке. Просто побудьте у себя день-другой.
– Что-то как-то не очень я себя чувствую, вот так тебя тут оставляя.
И Джаред поднял наконец голову и пристально глянул в глаза друга:
– Майкл, пожалуйста. Сделай, как прошу.
Майкл молча уставился в ответ, но затем просто кивнул:
– Скажу ребятам.
– Спасибо.
– Но ты звони, если что.

~

– Джаред, – раздался от двери голос Саманты. Женщина сочувственно ему улыбалась: – Могу я присоединиться?
– Конечно, – Джаред с улыбкой кивнул. – Проходи, пожалуйста.
Глядя на то, как она приближается к нему, Джаред не мог не думать, насколько все-таки умиротворяюще она на него действовала. Саманта так сильно напоминала его собственную мать: та же доброта, та же мягкость и грация. Но этот вид, тем не менее, ни на секунду его не обманывал. Она по-прежнему была вампиром. Хищницей. Да еще и Старейшиной к тому же.
Но пока он лишь радушно приветствовал ее как семью и как союзника.
– Знаю, это должно быть ужасно изматывающе для тебя. В эмоциональном плане так особенно, – остановилась она рядом.
– Я просто так боюсь за него. Каждый прожитый день… Для Дженсена это еще один день в руках Карла…
Саманта понимающе склонила голову. Но затем выдохнула короткий смешок:
– Дженсена конечно можно многими словами обозвать, но «слабый» явно не из них.
Джаред устало кивнул:
– Да… да-а, я знаю.
– Ты ведь должен понимать, что окажись ты на его месте, то он использовал бы любые возможности, любые средства и способы, чтобы тебя отыскать.
– Я знаю, Сэм. Конечно, я это понимаю, – тихо отозвался Джаред, мотнув головой.
Но она твердо продолжала:
– Он бы хотел, чтобы ты перенес это действо на улицы. Отправил всех наших вампиров на охоту. Выследить их, загнать…
– Только как последнее средство!
– Да как долго ты еще собираешься ждать, прежде чем найти его?! – сорвалась она наконец в крик, глаза немедленно начали светиться. – Он наш Отец! А ты руки нам связываешь! И даже шанса не оставил, чтобы помочь ем…
– Замолчи! – тут же завелся Джаред. – Мне совсем не нужно еще и от тебя это слышать! Он и мой отец тоже! А еще муж, любовник, Пара!!!
Саманта резко, глубоко вдохнула и сделал шаг назад, нервно проведя пальцами по длинным, каштановым волосам:
– Я знаю, знаю… Прости. Я просто тоже ужасно беспокоюсь.
– Все нормально… Мы все сейчас слегка на взводе, – Джаред также сделал глубокий вдох и отвернулся, прикрыв глаза рукой. Господи, ему действительно нужен отдых. Но каждый раз, стоило только смежить веки, как приходила вина, затапливала с головой. Как он может тратить время на сон, когда мог бы еще что-то делать. – Сама…
Джаред вдруг охнул и схватился за горло, ошарашено ощущая, как хлынула между пальцев кровь. Тяжело привалившись бедром к столешнице, оглянулся на Саманту… Которая, обнажив клыки, прожигала его в ответ яростным взглядом.
– Чт… что…
– Глупенький маленький мальчик, – прошипела вампирша, не сводя с него глаз.
Рухнув на пол, Джаред кое-как прислонился к столу, вскинул обе руки к шее, пытаясь остановить кровотечение. Рана заживала, но явно не достаточно быстро. А судя по тому, сколько было крови, он мог вырубиться в любой момент. И Джаред прикрыл глаза, отчаянно концентрируясь на связи с близнецами. Они обязательно почувствуют, что он слабеет, обязательно найдут его. Как никакому другому вампиру в этом городе он доверял им свою жизнь.
Саманта продолжала держаться на расстоянии и просто наблюдала… Наблюдала, как он истекает кровью! Она не сможет отвертеться от произошедшего! Но… Как одна из самых первых детей Дженсена, она может попытаться убедить семью поступиться лояльностью в свою пользу, сохранить статус-кво…
Джаред засипел, пытаясь дышать, но давясь собственной кровью. В итоге поперхнулся, обмяк, обессилено прикрывая глаза:
– Сэм… пожа… луйста…
Женщина, крадучись, шагнула чуть ближе, с любопытством его разглядывая:
– Было время, когда я думала, что у тебя огромный потенциал. Что ты обязательно расцветешь со временем. Искренне верила, что ты станешь великим дополнением к нашей семье.
– …поче… му…
Она сделала еще шажок и потянулась рукой, осторожно касаясь волос:
– Красивый мальчик… Но ты еще не заслужил свое место в этой семье. В отличие от нас. Старейших.
– Б… Брит… ни… – прохрипел Джаред.
– Первая из рода, – спокойным кивком подтвердила Саманта. – Наша сестра и мать. Я всегда буду верна ей.
И Джаред уронил руки, чувствуя, как закрываются глаза, как замедляется сердце и как глухо клокочет в легких... Он же вскоре захлебнется собственной кровью…
– Отец сейчас там, где ему следует быть, – тихо прошептала Сэм, качнулась ближе. Он почувствовал, как она касается губами его щеки…
И, резко распахнув веки, воткнул большие пальцы в чужие глазницы, давя ногтями на роговицы. Кровь с ошметками плоти хлестнула в лицо. Саманта страшно завизжала, рванулась прочь. Джаред, продолжая движение, повалил ее на пол, еще глубже вдавливая пальцы, глубоко разрывая ногтями рану. Не обращая внимания на визг, на бьющееся под ним телом, на дергающиеся руки, ноги, выпустил клыки и хрястнул ее головой об пол, обнажая шею. Вцепился в горло, разрывая клыками, зубам, запечатал ртом артерию, принимаясь жадно глотать. И глотал, пока не почувствовал, как обмякло под ним ее тело. Глотал, пока не перестало биться чужое сердце. А после еще глубже воткнул в ее голову пальцы и сдавил с силой череп, слыша, как трещат, как ломаются кости.
Кровь повсюду. Богатая, сильная кровь, забившая своим плотным запахом рот и нос…
Джаред отнял руки от зияющих глазниц, обхватил тонкую шею…
И тут распахнулась дверь. Вскинув голову, он увидел, как в комнату ворвались близнецы, преследуемые по пятам Кристианом, Майклом, Томом, Джеффри, дюжиной остальных… И, с треском сломав шею Саманты, рванул на части кости и плоть, отделяя голову от тела. Затем ненавидяще глянул в мертвое лицо некогда могущественной Старшей и встал, швырнув оторванную голову на пол.
Он с ног до головы был покрыт кровью: своей и чужой.
Джаред поднял столь же окровавленные руки и вытер рот и лицо.
– Джаред! – воскликнула Сэди с веселым удовольствием в голосе.
– Какого хрена?! – шагнул вперед Крис. – Что это?!
– Она пыталась убить меня. Это ее подослала Бриттани.
Но остальные лишь молча таращились на него. Джаред видел, как в ужасе отвернулась Элиша, пряча лицо у Джеффри на груди. Видел горе и сожаление на их лицах. Майкл мертвенно побледнел, губы сжались в тонкую линию, и поднял на Джареда взгляд, быстро моргая. Она была их сестрой – их любимой сестрой. И они только что наблюдали, как Джаред отрывает ей голову.
– Кто-нибудь еще хочет попробовать?! Потому что сейчас самое время! Я больше не намерен терпеть ваше неуважение и вероломство! И следующий, кто облажается, кто только посмеет выйти за рамки… Пусть посмотрит сюда! На Саманту! Вот! Вот то, что случится тогда! – и окинул их тяжелым, повелительным взглядом, вынуждая отводить глаза: – Как ваш Регент-Мастер я требую присяги на верность. Иначе вы будете изгнаны из семьи, и я буду считать вас умершими.
Но все лишь послушно склонили головы. А затем один за другим начали опускаться на колени. Джаред следил за каждым движением, сузив глаза оглядывая семью… Друзей, верных наперсников. А затем тихо рыкнул свое подтверждение, подошел к близнецам, легко коснувшись их плеч, и бросил набившимся в комнату вампирам:
– Если потребуюсь, я – у себя.
– Да, Отец, – раздался в ответ нестройный хор.
Харли и Сэди поднялись на ноги, глядя на него с очевидным одобрением и уважением. И, учтиво склонив головы, вышли следом за ним из офиса.

~

Джаред резко подскочил на кровати, бешено моргая…
И понял, что прямо перед ним в кресле сидит Дженсен.
– Дженсен?
Тот чуть улыбнулся, и глаза так ярко светилась жизнью.
Джаред скользнул ближе, боясь прикоснуться.
– Где же ты? – прошептал он отражению. – Почему я не могу найти тебя?
Он видел, как двинулись губы Дженсена, но ничего не смог разобрать.
– Я не пони… что?
Джаред подполз ближе, но… прикоснуться никак не получалось!
– Дженсен, пожалуйста! Я не понимаю, что ты говоришь!
И тут с ужасом увидел, как Дженсен открыл рот, откинул голову. И издал такой дикий крик, что казалось, он в кровь раздирает горло…
– Дженсен! – кричал Джаред, отчаянно пытаясь дотянуться. – Да будьте вы прокляты! Дженсен!!!

 



Глава 14

Дженсен замотал головой, давя рвущийся стон, когда Карл опрокинул на него ведро ледяной воды, и сжал зафиксированные руки в кулаки, чувствуя, как еще глубже врезаются в кожу запястий и лодыжек веревки. Карл забрал слишком много крови, все время морил голодом. И тело перестало себя восстанавливать.
Он зажмурился, чувствуя, как обжигают спину и бока удары кнута, как вгрызаются в плоть, вырывая куски, стальные наконечники, оставляя его окровавленным и ослабленным.
– Просто подумай, Дженсен. Десять дней прошло. Джаред мертв. Разве ты не чувствуешь, как исчезла ваша связь? – мягко произнес Карл. И встал позади, прошелся пальцами по израненной спине.
Дженсен зашипел, дернулся, отшатываясь, насколько позволяли накрепко примотавшие к металлическому каркасу веревки, и попытался выпрямиться, чтобы дать хоть немного отдыха напряженным рукам.
– Ты же знаешь, какое удовольствие я могу подарить тебе. Зачем ты сдерживаешься? Раньше ты никогда со мной не сдерживался, – прошептал Карл ему в плечо, слизывая кровь.
И Дженсен сжал губы, прожигая взглядом цементную стену. Он не будет умолять. Черта с два! Дженсен знал, что их с Джаредом связь все еще жива, даже если был слишком слаб, чтобы чувствовать ее. И он знал – Джаред жив, все еще ищет его, и что глаз не сомкнет, пока не преуспеет. Так что все, что требовалось от Дженсена – это просто держаться и немного потерпеть.
Он резко выдохнул сквозь зубы при очередном ударе, и следующем, и следующем… Упрямо проглатывая звуки, которые Карл так хотел от него услышать.
А когда все это закончится, Дженсен оторвет ублюдку голову и выпьет кровь. Всю, до последней капли.



Глава 15

– Все твои родичи разъехались по домам, – Крис уселся за стол напротив Джареда. – Они сообщат, когда что-нибудь выяснят о местоположении Бриттани. Или, если вдруг услышат о Карле и Дженсене.
– Спасибо, – Джаред слегка нахмурился.
– Она не может вечно прятаться от семьи и всех наших союзников.
– Но зато может Карл. У него к нашему роду ни лояльности, ни малейшей привязанности, – вздохнул Джаред.
Кристиан только кивнул. Но тут зазвонил его сотовый, и вампир, коротко извинившись, приложил трубку к уху.
– Кейн, – он замолчал, глянул на Джареда: – Отлично. Скоро увидимся.
И, отключившись, убрал телефон обратно в карман:
– Это Харли. Они как раз возвращаются из аэропорта. Будут через пару минут.
– А он знает?.. Точнее, понимает, что это не дружеский визит? Что мы потребуем отчета?
Кристиан кивнул.
– Поверь мне. Если уж тебя вызывает Старейшина города, мы всегда знаем, что это не дружеский визит, – но затем глубоко вздохнул: – Ты готов? Ни один Советник никогда еще не предавал своего Старейшину. Твои дальнейшие действия отразятся на всем вампирском сообществе. Это может очень серьезно пошатнуть твой статус.
– Я должен найти Дженсена, – Джаред прямо посмотрел на друга. – Это единственное, что сейчас важно.

~

Джаред смотрел, как заходит в его офис Консильери Бриттани. Симпатичный мужчина. Но выглядел довольно скромно, без претензий. Его, наверное, обратили в начале двадцатого века, в возрасте около тридцати. И Миша Коллинз действительно напоминал людей той эпохи: деловой, сдержанный. Вроде английского джентльмена.
Встретив чужой синий взгляд, Джаред чуть улыбнулся. И Советник, остановившись, склонил голову в легком поклоне:
– Джаред.
– Миша. Спасибо, что пришел.
Тот сардонически усмехнулся:
– Не думал, что могу отказать предложению. Но, собственно, и не хотел.
Джаред оглянулся на близнецов, отпуская их коротким кивком, и совсем не удивился мгновенно отразившемуся на их лицах неудовольствию. Но Харли все равно проводил сестру из комнаты и захлопнул за собой дверь.
– Это Кристиан Кейн. Мой Консильери, – представил Джаред. – Но я хочу заранее сказать, что понимаю твою преданность своему Старейшине, и уважаю твое положение, как Советника. Я знаю, что ты не станешь ее предавать.
– Тогда зачем ты меня вызвал? – Миша немного расслабился.
– Ты ведь должен понимать весь размах того, что она совершила, – Джаред жестом пригласил сесть. А сам внимательно изучал другого вампира, гадая, что же тому действительно было известно. Насколько далеко распространялись планы Бриттани? И самое важное, был ли тот частью этих планов? Миша опустился в кресло, а Джаред с Крисом заняли длинный диван: – Если бы она нападала на мой город с целью расширить свою территорию, то я никогда не стал бы просить тебя вмешиваться. Но сейчас мирные времена, а она разорвала все связи с нашей семьей и коммуной. Она позволила другому вампиру похитить моего мужа, мою Пару. Она строила планы, чтобы убить меня. И не раз. А я ведь не просто Старейшина Сан-Франциско, я – ее Регент-Мастер. Бриттани нарушила все мыслимые законы и обязательства, которые мы – вампиры – считаем священными. Она предала нас, Миша. И в наших глазах уже умерла.
– Да, – просто кивнул Миша, – все твои слова – правда. Я не отрицаю. Могу только сказать, что пытался отговорить ее. Умолял даже. Как друг и как советник. Просил отпустить уже, забыть обо всем. И я знал о пустых обещаниях власти, которыми поманил ее Карл. Как и о том, что он не станет ее защищать, когда получит свое.
– Тогда почему ты не предупредил нас? – Джаред в ярости начал повышать голос. – Если все это правда, почему ты ничего не сказал?!
– Потому что я ничего вам не должен! Я – ее Консильери! Стал бы Крис предупреждать меня, задумай ты открыть охоту на Бриттани?! Вот и я никому не обязан докладывать ни о каких ее планах!
Джаред зажмурился, растирая пальцами переносицу.
– Миша… Пожалуйста. Расскажи, что знаешь. Мне нужна твоя помощь. Что она планировала сделать, после того, как закончит здесь? Куда направиться? Я знаю, что в Прагу она не возвращалась. Где она укроется? – и Джаред поднял глаза, позволяя вампиру увидеть всю свою дикую усталость, весь страх, беспокойство, гнев… Позволяя учуять это на себе. – Ведь, если я смогу найти ее, то смогу отыскать и Дженсена.
И Миша наконец тихо произнес:
– Она никогда не любила быть под каблуком... Единственное, что я могу с чистой совестью дать вам – это информацию о том, что она планировала арендовать два частных самолета в Лос-Анджелесе.
И Джаред сразу же оглянулся на Криса, который уже вставал с телефоном в руках, быстро пролистывая свои контакты.
– Спасибо, – искренне поблагодарил Джаред, вздохнул глубоко. – Я не забуду.
– Когда найдешь ее… Подари ей милосердную смерть. Она не зло по натуре. Просто всегда была очень честолюбивой и упрямой.
– То, что она сделала… Очень далеко за границами упрямства и честолюбия, – тихо отозвался Джаред, помотав головой. – Она помогла чужаку забрать у меня моего мужа, и это после того, как столько времени притворялась другом и сестрой. И этого я никогда не смогу простить.

~

Вскоре Харли вернулся в офис:
– Оставил Сэди с Мишей.
– Не знал, что мы будем брать заложников, – оглянулся на Джареда Майкл.
– Он не заложник, – отрицательно мотнул головой Джаред. – Наоборот, я попросил Сэди его защищать, пока он здесь. Не хочу, чтобы с ним внезапно что-нибудь случилось, если Бриттани узнает про нашу встречу.
– …да, да, спасибо. И примите, пожалуйста, нашу искреннюю благодарность за помощь в этом деле. Джаред вскоре с вами свяжется, – закончил говорить в трубку Крис и повернулся к Джареду: – Только что говорил с Робертом Уиздомом, Старейшиной Лос-Анджелеса. Бриттани арендовала два частных самолета в «Саншайн Аэро Ренталс». Он как раз собирается проверить их полетные декларации. Все частные самолеты должны регистрироваться при посадке. Даже если это просто для дозаправки. Так что через пару часов что-нибудь да выясним.
– Хорошие новости, – Том серьезно посмотрел на Джареда: – Можешь на нас рассчитывать. Мы будем готовы.
В отражении на стекле Джаред видел, как смотрят на него друзья – с грустью и надеждой.
Прислонившись к окну, он окинул взглядом раскинувшийся внизу город. И уткнулся лбом в прохладное стекло, закрывая глаза.

~

Почувствовав в комнате чужое присутствие, Джаред резко отвернулся от окна… И ахнул, немедленно узнав съежившегося в углу комнаты Дженсена. Обнаженного, грязного, с пятнами засохшей крови по всему телу Дженсена. И было видно, как сильно он похудел. Видно, что голодает. Он и изначально-то не был в теле, без единой унции лишнего жира. А сейчас Джаред вообще с трудом мог представить, как он справляется с жаждой крови.
– Дженсен…
Вампир повернулся к нему, улыбнулся тепло, из уголков глаз разбежались лучики удовольствия. И это не смотря на боль, которую, Джаред был уверен, тот сейчас испытывает. А затем снова что-то произнес.
– Я не… – Джаред опустился рядом с ним на пол – насколько только мог близко. – Пожалуйста. Ты только держись. Я так люблю тебя. И я обязательно тебя найду.
Дженсен вновь улыбнулся, развернулся к нему всем телом. Медленно поднял руку, будто собираясь погладить по щеке. И Джаред увидел, что вся кожа на его запястьях – одна сплошная рана содранных тканей. С усилием отогнав тошноту, он натянул ответную улыбку, легонько кивнул:
– Люблю тебя.
– Джаред!
Джаред дернулся в кресле, резко просыпаясь. Судорожно оглядел комнату… И выдохнул – еще одно видение. Обреченно откинувшись обратно, он поднял на Кристиана взгляд.
– Дженсен?
И Джаред только молча кивнул, пытаясь выровнять дыхание.
– Это значит, что он все еще жив. Что он все еще твоя Пара, – мягко заверил Крис и опустил руку ему на плечо, легонько сжал в ласковой поддержке.
– Да, я знаю, – выдавил наконец Джаред. И затем откашлялся: – Что у тебя?
– Один из арендованных самолетов совершил посадку в Лас-Вегасе пару дней назад. По плану они вновь взлетают через шесть часов. Это Бриттани, Джаред.
– Передай, пожалуйста, мою нескончаемую благодарность Старейшине Лос-Анджелеса, – Джаред немедленно поднялся и достал сотовый, быстро отыскивая нужный номер.
– Уже.
Благодарно кивнув другу, Джаред коротко бросил в телефон:
– Подготовьте вертолет к перелету в Вегас.
И, завершив звонок, сразу же набрал следующий номер:
– Джаред Падалеки для Трэйси Динвидди, будьте любезны.
А уже минуту спустя, не мог сдержать невольной улыбки при звуках знакомого, растянутого легким акцентом голоса:
– Привет, Трейси. Извини, что так внезапно, но мне нужна твоя помощь. Я собираюсь в твой город с парочкой моих людей. И мне нужно, чтобы ты, не вызывая подозрений, задержала Бриттани Исибаси в Вегасе насколько только сможешь. Я все подробно объясню по приезду. Спасибо тебе.
– Это может быть тот самый, так необходимый нам прорыв, – медленно проговорил Крис. И затем чуть сощурился, вперив в Джареда уже знакомый тому взгляд.
Джаред расплылся в усмешке:
– Да не облажаюсь я.

~

Джаред сидел в темноте лимузина, уставившись на верхние окна отеля «Белладжио»(1).
– Она в одном из пентхаусов на 35-м этаже. И с ней еще трое гостей, – тихо произнесла рядом Трейси. И Джаред повернулся к вампирше, встречая карий взгляд:
– Трейси, спасибо тебе большое за помощь.
– Ну эта помощь идет с одной маленькой ответной услугой, – чуть склонила голову та. – Очень бы хотелось, чтобы ты не устраивал бардак в моем городе. Но я не стану тебя останавливать, если ты решишь увезти ее отсюда силой.
– Разумеется, – серьезно отозвался Джаред, и он в точности понимал, что она имеет в виду. Нельзя было убивать Бриттани в Вегасе. Только не под надзором Трейси. Ужасно для политической фигуры пустить на свою территорию Старейшину другого города, чтобы он потом мог убить вампира, искавшего здесь убежища. Придется вмешаться, и у Трейси не будет другого выбора, кроме как попытаться защитить Бриттани от Джареда. Дотянувшись, Джаред взял ее руку в свои ладони и поднес к губам, мягко целуя:
– Словами не выразить, как я тебе благодарен.
Трейси ласково погладила его по щеке:
– Надеюсь, ты найдешь его. Дженсен всегда был мне хорошим другом и союзником. Не хочу видеть, как он страдает. Не хочу, чтобы с ним еще что-нибудь случилось.
Джаред в ответ слабо улыбнулся и затем просто кивнул. После чего открыл дверь, выходя из машины, и оглянулся на стоящих неподалеку близнецов и Кристиана, ждавшего на пассажирском сидении. Друг понимающе склонил голову. И Джаред, захлопнув дверь, направился к главному входу в отель.

~

Харли пинком распахнул дверь в номер, и близнецы плавно скользнули внутрь. Харли с пистолетами в руках, Сэди – с любимым длинным ножом. Джаред следил от входа и, услышав испуганные выкрики потревоженных людей, вошел следом. Комната была пропитана запахом Бриттани, и, чувствуя, как мгновенно вскипела ответная ярость, он развернулся к ней, встречая вампиршу злым взглядом.
– Ну и ну, неужели это мой второй папочка, – усмехнулась Бриттани. Она лениво возлежала на диване, накручивая на палец длинную прядь с выражением абсолютного равнодушия к их драматическому появлению. Но Джаред знал, что на самом деле она была по-настоящему шокирована и испугана. Бриттани явно не ожидала, что он войдет в эту дверь. И уж точно не ожидала увидеть его живым. И все это Джаред отлично читал у нее на лице: Виктор провалился, Саманта не справилась.
– Ну здравствуй, Бриттани, – Джаред сунул руки в карманы штанов. – Где Дженсен?
Сэди согнала в кучу людей, вытолкала их из номера в коридор. Харли быстро проверил оставшиеся комнаты, после чего убрал оружие в кобуру, и Сэди встала на страже у двери, с усмешкой поглядывая на Бриттани.
– Прости, я что-то никак не пойму о чем ты? – невозмутимо отозвалась вампирша. – Разве он не должен быть дома? С тобой? Или ты его опять положил не туда?
И Джаред резко кинулся вперед. Схватил ее за плечи, вздергивая в воздух, беззастенчиво используя силу и рост так, чтобы она болталась в его хватке:
– Я приказал убить Виктора! Я голыми руками оторвал голову Саманте после того, как выпил всю ее кровь! – зашипел Джаред ей в лицо. – Но с тобой я и не на такое пойду, если ты сейчас же не скажешь мне, куда Карл дел Дженсена!
– Джаред, успокойся, – она потянулась к нему, пытаясь погладить по щеке. – Тише, тише, маленький братик. Я понятия не имею, о чем ты говоришь? Дженсен сбежал от тебя с Карлом?
– Не трожь меня, сука! – Джаред с отвращением отшвырнул ее обратно на диван. – И завязывай со своими пошлыми играми. Со мной это больше не прокатит! А теперь… Или ты немедленно говоришь мне, куда Карл увез Дженсена! Или я выбью это из тебя!
Миндалевидные глаза вспыхнули, Бриттани изогнула губы в жестокой усмешке:
– Даже если бы я знала, то никогда не сказала бы.
Чего Джаред, в общем-то, и ожидал.
– Вставай.
Бриттани грациозно поднялась, изобразив на лице ложную невинность и непонимание, и расправила свое длинное красное платье. Джаред кинул на близнецов быстрый взгляд, и они как один шагнули к ней, обхватили с двух сторон за руки, после чего Сэди грубо дернула ее за собой, заставляя идти. Джаред же спокойно пошел следом, замыкая процессию.
– Вы не можете так просто забрать меня отсюда! – немедленно начала вопить Бриттани, стоило им выйти в коридор. – Это похищение!
Джаред тут же зажал ей рот, не давая дергаться, и вонзил клыки в шею, быстро глотая, пока она обессилено не обмякла в его руках. После чего, скривившись, брезгливо вытерся:
– Пошли.

~

Глядя на нее, Джаред до сих пор чувствовал, как теплеет в груди от знакомого чувства привязанности и симпатии. Несмотря на все ее раздражающее поведение, ребячество и мелочность, он научился любить ее как сестру. Обращался к ней за советами, консультировался. Он знал, что она была амбициозна, что только и ждала, когда же он провалится как Старейшина и Мастер. Но все же никогда не думал, что именно она станет той, кто силой попытается принести ему гибель по всем фронтам. Потому что вопреки всему этому всегда полагал, что и она любит его как брата. И он не хотел верить, что во всех этих годах не было ничего кроме лжи.
Но если все действительно так, значит, она была прекрасной актрисой и удивительно талантливым генералом в этой игре. Она полностью его одурачила. Как, собственно, и всех остальных. Джаред никогда не узнает истинную глубину ее предательства, как далеко в их род закинула она свои сети. Но теперь он будет готов. И будет всегда ожидать очередной попытки забрать его жизнь. Потому что он не был настолько наивен, чтобы полагать, что Саманта была единственной.
Джаред оглянулся на Сэди, и та, шагнув к вампирше, быстрыми пощечинами привела ее в чувство. Он заранее ослабил Бриттани, чтобы они могли без проблем привязать ее к стулу. И сейчас смотрел, как она медленно моргнула, осторожно подняла голову, обводя взглядом собравшихся в комнате. И тут же ощерилась, сузив глаза, узнав наконец Мишу.
– Да как ты посмел предать меня?! – зашипела он, неистово задергавшись в путах. И Сэди крепко схватила ее за плечо, удерживая на месте.
Миша шагнул ближе и опустился перед ней на колени:
– Я же умолял тебя не делать этого. Я же предупреждал, что будут последствия, что это разрушит мир в наших коммунах.
– Предатель!!! – яростно плюнула она ему в лицо, прожигая ненавидящим взглядом:
Миша спокойно вытерся, вздохнул:
– Джаред ведь твой Мастер…
– Он. Мне. Не Мастер!!! – сорвалась она в крик, выделяя каждое слово.
– Это твой последний шанс, чтобы все исправить. Ради всех нас. Просто скажи ему, куда Карл дел Дженсена. И пусть это безумие закончится, – он протянул руку, ласково убрал с ее лица волосы. Но Бриттани вскинула взгляд и злобно, жестоко рассмеялась ему в лицо:
– Вот всегда же ты был слабым мелким говнюком. Следовало догадаться, что, в конце концов, ты и тут встанешь «раком» и подставишь задницу этому мальчишке. Знаешь, почему я оставила тебя при себе Советником после того, как убила твоего прошлого босса? Я оставила тебя, потому что знала, что ты через себя переступишь, сделаешь все, что в твоих силах, чтобы меня защитить. Ты такой – до идиотизма просто – слепой! Такой… Слабый! Надо было убить тебя сразу же после взятия Праги!
И Миша, не сводя с нее несчастного взгляда, наконец-то поднялся.
– Ну, значит, мне больше и не нужно тебя защищать, верно? – тихо выдохнул он. – И, похоже, больше мне тут вообще нечего делать.
А затем просто повернулся к ней спиной и посмотрел на Джареда:
– Джаред, могу я покинуть твой город и вернуться домой?
– Конечно, – немедленно отозвался Джаред, но затем задумался на мгновение: – Прага заслуживает любящего Старейшины. Того, кто на все будет готов ради ее защиты. И я не вижу ни одной кандидатуры лучше тебя. Как Мастер Бриттани я возвращаю Прагу себе. И за сим жалую тебе город. Принимаешь ли ты это право?
Бриттани громко, насмешливо фыркнула.
– Принимаю, – Миша склонил голову, но после выпрямился и встретил взгляд Джареда: – И как Старейшина Праги я подтверждаю свою предыдущую просьбу.
Джаред тепло, насколько только смог, улыбнулся ему:
– Я ее обдумаю. Но решение приму по своему праву.
Миша коротко кивнул и, полностью игнорируя Бриттани, направился к выходу. Джаред дождался, когда он уйдет, и повернулся к ней:
– Он был единственным, кто просил проявить к тебе милосердие.
Но она только смерила его в ответ яростным взглядом:
– Мне не нужно, чтобы за меня кто-нибудь о чем-нибудь просил! Особенно у тебя!
– А ведь я сейчас ничего больше так не хочу, как прикончить тебя, – Джаред шагнул к ней, больно схватил за подбородок, дергая его вверх, вынуждая смотреть в глаза. – И я подарю тебе быструю смерть, если ты просто все мне расскажешь.
– А ты знал, что Карл любит «обучать» своих детей? – отозвалась Бриттани вместо ответа, растянув губы в радостном, широком оскале. – Он так ловко обращается с кнутом. И я сама смотрела, как он полосовал спину Дженсена, как сдирал с него кожу. Это продолжалось часами… Очень увлекательное было зрелище. Он тогда задержался в Лос-Анджелесе на пару дней. Потом они направились в Неваду. Но сейчас... Понятия не имею, куда он его увез. Куда угодно. Да хоть обратно в свою Зеландию.
– Значит, ты предпочтешь скорее умереть, чем раскрыть свои тайны?
Под взглядом Джареда вампирша медленно облизала губы и расплылась в гадкой усмешке:
– Но ведь я умру, зная, что ты никогда его не найдешь.
– Последний шанс, – прошептал Джаред.
– Иди на хуй.
И Джаред опустил руку. А затем медленно подошел к своему столу и поднял стальные кусачки. Он чувствовал их холодный вес в своей ладони и ужасался тому, что собирался сделать… Но не настолько, чтобы остановиться.
Джаред повернулся к Сэди, и девушка, схватив Бриттани за голову, плотно прижала ее к своему животу, с силой раскрывая челюсть. Затем прокусила свой палец и капнула пару капель в открытый рот. Вкус свежей крови вырвал у Бриттани тихий стон, клыки медленно выдвинулись. Джаред вновь схватил ее за подбородок, посмотрел в глаза… И Бриттани начала орать.
– Нет! – попыталась отвернуть голову. – Ублюдок! Мразь! Нет! Нет!!!
Джаред подцепил ее левый клык и дернул, слыша, как с тошнотворным хрустом отделяется от челюсти кость. Бриттани пронзительно закричала, по лицу хлынули слезы, она дико забилась в путах, но хватка Сэди была крепкой. Джаред бросил клык на пол, потянулся ко второму, с такой же легкостью выдернул его. И отступил.
– Я не представляю пытки худшей для вампира, – тихо прошептал он, глядя на нее, сделал глубокий вдох: – Потерять клыки – это все равно, что потерять себя. Свою личность. Это единственное, что нам действительно нужно, чтобы быть. Кровь из бутылки подкрепит нас, позволит существовать, но она никогда не даст нам почувствовать наслаждение жизни.
Сэди разжала пальцы. И Бриттани подняла к нему мокрое от слез лицо. Не смерившаяся окончательно, но и не прежняя более. Потому что теперь Джаред видел разницу. И сейчас она совсем не притворялась. Она до ужаса боялась. Его.
– Я оставлю тебя себе. Будешь моей маленькой беззубой зверушкой, – Джаред чуть изогнул губы в улыбке. – Я буду подкармливать тебя по глотку крови в день. Едва достаточно, чтобы жить. Только это будет существование в аду, Бриттани.
– Ненавижу тебя, – всхлипнула та, сотрясаясь всем своим маленьким телом в горьких рыданиях.
– Но милосердная смерть может послужить тебе наградой, – мягко продолжил Джаред и наклонился, подбирая ее клыки. А затем широко, без капли раскаяния усмехнулся, рассматривая окровавленную кость… И протянул ей под нос раскрытую ладонь: – А все что тебе нужно для этого сделать, так просто сказать мне, куда Карл дел Дженсена.
Он видел, как расширились в ужасе ее глаза, когда она уставилась на свои клыки диким взглядом. И знал, что сейчас она может нащупать языком оставшиеся во рту кровавые пустоты. А вскоре на нее обрушится и понимание… Понимание того, что она больше не является настоящим вампиром. Что теперь она изгой, навечно презираемый другими.
Сэди и Хэрли развязали ее, подхватив обвисшее тело, и под внимательным взглядом Джареда потащили к двери.
– Дай знать, когда решишь пообщаться, – кинул Джаред ей вслед.
И уставился на клыки в своей руке, слушая удаляющиеся стоны и тихий плач. Он молился, чтобы она поскорее сломалась. Чтобы попросила о встрече. Чтобы все ему рассказала…
После чего он ее и убьет.

1. Отель «Беладжио» в Лас-Вегасе.



Глава 16

– Ублюдок ты сраный. Точь-в-точь как папочка.
Джаред сидел в кресле, поглядывая на Бриттани в противоположном конце комнаты. Прикованная за шею к стене, она была слишком слаба, чтобы разорвать свой новый поводок и только без конца мерила шагами доступное – насколько позволяла толстая цепь – пространство. Сэди обрезала ее волосы, превратив некогда длинный черный шелк в неровные огрызки прядей. Слишком длинные в одних местах, слишком короткие в других. И она все еще была в своем красном атласном платье, в котором они нашли ее в Вегасе. И которое теперь все изорвалось и покрылось грязью.
– Как же низко пали великие, – пробормотал Джаред, окинув ее ленивым взглядом. – Было время, когда ты пугала меня. Первое дитя Дженсена, старейшая из родичей. Еще и другие предупреждали меня на твой счет. Говорили, что мне следует беречь тыл, что ты была жестокой и ревнивой стервой. Но ты общалась со мной, и вела себя как друг и сестра. Только ты никогда не была ни одной из них, верно?
– Ты был достаточно туп, чтобы попасться на это. Так что винить можешь только себя, – усмехнулась та в ответ.
Джаред задрал рукав своей рубашки и резко чиркнул ногтем по руке, разрезая кожу, чтобы слегка просочилась кровь. Бриттани немедленно развернулась и с животным рыком бросилась к нему. Он видел, как резко натянулась цепь, удерживая за шею, так что вампиршу дернуло назад. Только она тут же забилась, неистово пытаясь добраться до Джареда, но была слишком обессилена, чтобы действительно что-то сделать. И в итоге просто упала, как подрезанная, на колени и вперила в него злобный взгляд, облизывая пересохшие, потрескавшиеся губы.
– Просто удивительно, что могут сделать с вампиром шесть дней голодовки. Даже с таким древним и могущественным как ты, – задумчиво произнес Джаред, растер большим пальцем выступившую кровь и поднес к языку, с усмешкой наблюдая, как она следит за каждым его движением и глухо рычит при виде того, как он пробует на вкус собственную кровь.
– Мерзкий гаденыш! Надо было убить тебя, когда был шанс!
– А на что ты готова пойти ради капли моей крови? М-м? – протянул Джаред. – Я знаю, ты всегда хотела попробовать.
– Может, я что-нибудь предложу в обмен, – прошептала Бриттани, легонько раскачиваясь из стороны в сторону. И Джареду подумалось, что она сейчас похожа на кобру, которая гипнотизирует свою добычу, прежде чем нанести смертельный удар.
– Да неужели? Значит, теперь ты хочешь торговаться? – и снова провел ногтем по руке, открывая новую ранку и давая выступить влаге. Оба не сводили взглядов с того, как мгновенно затягивается повреждение. А затем Джаред наклонился, протянув руку вперед, и развернул ее царапиной вниз – жирная капля крови упала на цементный пол.
Бриттани зашипела, сузила глаза.
– Какое расточительство, правда? – расплылся в усмешке Джаред. Лизнув кожу, накрыл ботинком красный след и растер ногой по земле. – А ты просто животное, Бриттани. И ты сейчас что угодно сделаешь, лишь бы только слизать с пола эту кровь. Я прав?
После чего спокойно поднялся и расправил рукав:
– Крикни, когда будешь готова сообщить, куда Карл увез моего мужа.
Развернувшись, он направился к двери и не останавливался, даже когда Бриттани вдруг начала хихикать.

~

Когда Джаред вошел в свой офис, Крис расхаживал кругами по комнате с сотовым у уха, а Том сидел за его столом и быстро что-то записывал в блокнот, говоря в трубку настольного телефона.
– …когда в последний раз приземлился самолет…
– …полная запись всей декларации…
– …наличными или кредиткой? Чье имя было на карточке?..
– …должны были приземлиться, чтобы дозаправиться…
– …спасибо, до связи.
Кристиан убрал сотовый в карман и оглянулся на Джареда:
– Мы с Томом пытаемся отследить тот второй, арендованный Бриттани самолет. Пока довели его до Невады, так что в этом плане она нам не соврала.
– Отправили Харли и Сэди проверить? – Джаред сел за стол напротив Тома.
– Да. Сэди отзвонилась по прибытии в Лос-Анджелес. И сейчас они снова по пути в Вегас. Хотят посмотреть, не появилось ли чего нового. Трейси опять предложила свою помощь.
Джаред кивнул, понимая, что обязательно нужно будет позже позвонить и лично ее поблагодарить.
Том повесил трубку и повернулся к ним:
– Бриттани использовала для покупки фирменную кредитку на имя «Осло-Булгар Интернешнл». Я затребовал записи деклараций второго самолета за прошедшие два месяца. «Саншайн Аэро» перешлют нам факс со всем, что найдут.
– Что насчет пилота?
Том отрицательно мотнул головой:
– Еще одного пилота они не нанимали, так что можно предположить, что либо Карл лично управлял самолетом, либо кто-то из его людей. И насколько нам вообще может быть известно, он вполне мог успешно приземляться хоть на сухом торфе.
– Это что? – Джаред непонимающе свел брови.
– Некий плоский участок доступной земли. Обычно используется наркодилерами, – вздохнул Кристиан. – Проклятье. Если он ими пользуется, то вне системы мы его не ни за что не отследим.
Джаред тяжело выдохнул:
– Просто постарайтесь.
– А что там с Бриттани? – Крис присел на край стола. – Есть результат?
– Нет, – со вздохом замотал головой Джаред. – Хотя она, похоже, уже слегка едет крышей. Но, думаю, это опять игра на публику. Бриттани сильна и будет держаться до последнего.
– Я конечно понимаю, что она наша лучшая зацепка, но, послушай… Уже почти неделя прошла. И если она не расколется сама… – Том замолчал, сглотнув.
Джаред кивнул.
– Я знаю, Томми. И не побрезгую пытками, но… Мне кажется, она так сильно меня ненавидит, что готова перетерпеть что угодно… – и сделал глубокий вдох, собираясь с мыслями: – А где Майкл?
– Занят твоими клубными делами, – тихо отозвался Крис. – Просто мы все были слегка не в себе, а Майкл у нас всех знает и, в общем…
– Нет, это хорошая мысль, – согласно кивнул Джаред. – И народ доверяет Майклу. Может быть, еще кто-нибудь что-нибудь ему сообщит.
– Мы уже так близко, Джаред, – наклонился к нему Том. – Скоро мы найдем его.

~

Джаред сидел у бара, невидяще уставившись на темное дерево стойки.
– Тебе как обычно?
И, подняв голову, увидел тепло улыбающегося ему Чада.
– Эй! Привет, друг. Прости, что не появлялся…
– Чувак, ты шутишь что ли? Если бы ты тут ошивался, решая клубные дела, вместо того, чтобы мужа искать!.. – бармен налил в подогретый стакан первую положительную и поставил перед Джаредом. – Да я бы сам тебя пинками обратно отправил… Ты как вообще?
Джаред сделал глоток и облизал губы:
– Сойдет. Беспокоюсь просто.
– Скоро ты его вернешь, Джей, – уверенно кивнул Чад, но тут под баром тихонько зазвонил телефон: – Извини, я на секунду.
Джаред потягивал кровь, медленно обводя взглядом клубных завсегдатаев. Все эти люди и вампиры, связанные вечным танцем похоти, крови, надежды. Величайший обмен… Бессмертия, драгоценной влаги жизни. Он думал о том, что никто из них по-настоящему не ценит то время, которое у них есть. Что им следовало бы научиться встречать с распростертыми объятиями каждый момент, каждую секунду их жизни рядом с любимыми. Что судьба может быть жестока, беспощадна и слепа... Джаред вздохнул, чувствуя себя до отупения мрачно.
– Передают, что ты опять нужен наверху.
– Спасибо, Чад.
И Джаред поднялся, направляясь к лифтам. Когда он добрался до офиса, Крис держал наготове трубку от настольного телефона.
– Что такое?
– Миша Коллинз из Праги.
Джаред принял у друга телефон:
– Здравствуй, Миша.
– Джаред. Спасибо, что ответил.
– Конечно. Чем могу помочь?
– Я наконец-то смог вскрыть компьютер Бриттани и обнаружил, что последний большой безналичный перевод денег был направлен в банк «Фиделити» в Седону, штат Аризона. Примерно пять месяцев назад.
– Знаешь, для чего? – опустился в кресло Джаред. Пять месяцев. Что значило, Бриттани планировала все это с Карлом еще до того, как Дженсен вернулся домой.
– Не уверен, – задумался Миша, – но сумма приличная – пять миллионов долларов.
– Погоди секунду, – попросил его Джаред и нажал кнопку заглушки, оглянувшись на Криса: – Ребята всё еще в Вегасе? – друг озадачено кивнул. – Отправь их в Седону. Пусть сгоняют в «Фиделити» и попробуют отследить все переводы со счетов Бриттани.
Крис немедленно достал сотовый, принимаясь звонить.
– Том, можешь связаться с Джулс, Старейшиной Седоны, попросить о содействии?
– Конечно, – Том так же взялся за телефон.
Джаред вернулся к разговору с Мишей:
– Хэй. Спасибо за наводки. Я очень признателен.
– Надеюсь, это еще на шаг приблизит тебя в твоих поисках, – мягко отозвался Миша. – И, пожалуйста, звони, если еще что-нибудь потребуется.
– Спасибо тебе, – еще раз поблагодарил Джаред и закончил звонок.
– Джулия МакНивен передает, что она пообщается с менеджером банка и проследит, чтобы у близнецов был весь необходимый им доступ.
Джаред молча кивнул и на долгое мгновение погрузился в себя. Седона… Почему-то это не представлялось реальным. Он и не думал, что Дженсен может быть так близко. Ведь по видениям казалось совсем иначе.
– Хочу еще раз поговорить с Бриттани, – Джаред решительно поднялся. – Спуститесь за мной, если будут какие-нибудь новости.

~

– Два визита за день? – растянула губы в усмешке вампирша, завидев его. – Видимо, ты совсем отчаялся.
– Как ни странно, нет. Мы нашли твой денежный след в Седону. И это только вопрос времени, прежде чем мы узнаем, куда он выведет нас дальше. И найдем Карла с Дженсеном, – прислонился к стене Джаред.
Вампирша застыла. Запустила пальцы обеих рук в свои обкромсанные волосы. Джаред не сводил с нее пристального взгляда, удерживая безразличное выражение лица.
– Хм-м-м… Как ловко с твоей стороны.
– Это мое последнее предложение, – ровно продолжил Джаред. – Скажи, куда Карл увез Дженсена и получишь милосердную смерть.
Бриттани сощурилась, полностью развернувшись к нему:
– А с чего это ты решил, что я хочу умереть?
– То есть, ты предпочитаешь провести оставшуюся вечность вот так? Этим жалким, никчемным нечто? Потому что стоит мне найти Дженсена, и для тебя все закончится, Бриттани. Он, конечно, наверняка захочет убить тебя. Только я попрошу его – как маленькую такую личную услугу… Попрошу оставить тебя в живых, – и Джаред небрежно пожал плечами. – И если ты промолчишь, а я найду его без твоей помощи, то вот таким отныне и будет твое существование. Твоя тюрьма, твоя вечная клетка. Без выхода, без помилования, и уж точно без малейшего шанса на прощение. И ты никогда больше не покинешь эту комнату.
Бриттани откинулась на стену, выкручивая в руках приваренную к ошейнику цепь.
– Просто скажи уже Бриттани. Все кончено.
И не сводя взгляда с ее сузившихся в ответ миндалевидных глаз, принялся ждать.



Глава 17

Шоковое ощущение ледяной воды на обнаженной коже резко выдернуло Дженсена из забвения. Дернувшись, он отлепился от цементной стены, загнанно дыша, заполняя измученные легкие оглушенными вдохами. Но затем обессилено откинулся обратно и подтянул ноги к груди в защитной позе, медленно моргнул, глянув вверх на стоящего рядом Карла с желтым ведром в руках.
– Готов к продолжению урока?
Дженсен издевательски фыркнул, закатив глаза:
– Испугал. Мне абсолютно пофиг, что ты там придумаешь со мной сделать.
– Да, ты у меня очень упрямый, – Карл присел рядом на корточки, заглядывая в глаза. А затем протянул руку и легонько погладил по щеке. Дженсен не стал отстраняться. Только глянул в ответ и изогнул бровь. – А так ты еще прекрасней… Грязный, одичавший, изломанный.
– Не трогай.
– Мальчик, не в том ты положении, чтобы что-то требовать, – Карл медленно встал и уставился на него сверху вниз. – Подъем.
Дженсен оттолкнулся от стены, осторожно поднимаясь на ноги. От одного только усилия закружилась голова. Внимательно следя за тем, как Карл беспечно ходит по этой самодельной темнице, Дженсен оглянулся на открытую дверь, но все же отлично понимал, что для попытки сил просто не хватит. Держась ближе к стене, он уперся в нее ладонью для устойчивости. Но тут же зажмурился, покачнувшись, и с тихим стоном привалился к ней, едва держась на ногах. Боковым зрением он видел, как подходит к нему Карл.
– Интересный факт о голодовке вампиров, – заметил тот, хватая Дженсена за руку и принимаясь тянуть на себя. – Стоит только пережить безумие жажды, как тело начинает просто отключаться. Ты, кстати, продержался куда дольше, чем другие.
Дженсен со стоном отвращения начал вырываться. Карл вцепился в него еще сильнее, настойчиво пытаясь прижать к груди. И Дженсен отбивался изо всех сил, но движения были замедленными, а конечности совершенно отяжелели.
– Да не дергайся ты, чтоб тебя! – завопил наконец Карл, вновь стараясь рвануть его на себя. И тут Дженсен резко выпустил клыки и вцепился зубами ему в шею, яростно вгрызаясь в плоть. Он как раз успел сделать большой глоток, когда Карл яростно врезал ему коленом под дых. Дженсен болезненно замычал, рухнув на пол. И Карл с замахом пнул его ногой в живот. Дженсен свернулся на боку, хоть как-то пытаясь защититься. Мизерной дозы крови, которую он отнял, было абсолютно недостаточно, но она дала хоть немного силы и времени, чтобы залечить раны.
– Ах ты мелкий говнюк! Никто не смеет брать мою кровь без разрешения! – орал Карл, вновь и вновь пиная его ногами. – Ты мне за это заплатишь, поганец!
Дженсен не сдержал крика, чувствуя, как ломаются ребра под тяжелыми ботинками, и растянулся по земле, не в силах даже пошевелиться от болевого шока.
– Я научу тебя умолять! – Карл дернулся к стене, срывая с нее свою любимую игрушку: тяжелый кнут. И Дженсен застонал, закрывая глаза. Он же наверняка не переживет еще одной сессии с проклятым кнутом. Не в таком состоянии. Он может умереть. Действительно умереть.
Только Дженсен не боялся смерти… И уж точно заберет ублюдка с собой!
– Никогда… – пытаясь превозмочь боль, захрипел Дженсен. – Ни о чем я не стану тебя умолять!
– Да ты у меня кровью истечешь! На коленях будешь ползать! Заставлю слизывать ее с этого поганого пола!!! – зашипел Карл, раскручивая кнут. Кончик лег на пол. Дженсен услышал знакомый щелчок, когда Карл, замахнувшись, резанул им воздух, проверяя. И опустил голову к груди, насколько только мог низко, чтобы защитить уязвимые части тела, напрягся, когда Карл вновь щелкнул кнутом, в ожидании резкой, обжигающей боли от разрываемой, сдираемой с костей плоти… Которая так и не пришла. Закусив губу, Дженсен поднял глаза, желая знать, что еще за игру тот затеял.
– Никогда больше ты не тронешь его! Мразь!!!
И моргнул, видя, как вцепившийся в хвост кнута Джаред резко выдернул его из рук Карла.
Только тут же пришлось сдерживать боль, когда Карл немедленно ринулся к нему, хватая за волосы, вздернул на колени, приставив к горлу длинный нож:
– Еще шаг – и я отрежу ему голову! – пригрозил Карл, не сводя с Джареда злобного взгляда. – Сейчас мы с Дженсеном встанем и медленно, спокойненько отсюда выйдем!
– Только далеко не получится, – Джаред растянул губы в хищной усмешке. – Мои люди окружили комплекс и перебили всю твою охрану. Никто тебе не поможет. Но если ты сейчас отпустишь его, то возможно я даже подумаю о том, чтобы убить тебя быстро.
И Карл расхохотался, вздергивая Дженсена на ноги и собственнически обнимая поперек груди:
– А может Дженсен не хочет уходить с тобой. Нам же было так весело вместе. Честно, я удивлен, что тебе понадобилось столько времени, чтобы найти его. Видимо ты очень старался.
Дженсен видел, как сузились глаза Джареда, как бросилась в его лицо краска. Это было так похоже на… вину. Но ведь Джареду совсем не из-за чего так себя чувствовать!
– Джаред! – крикнул Дженсен, перехватывая его взгляд. – Убей его! Давай!
И Карл вдавил кончик ножа ему в шею, кровь ручейками побежала по груди, закапала на пол.
– Клянусь, я воткну это ему в горло и откромсаю нахрен голову! И никаким образом ты не сможешь его после такого вернуть! Так что свали уже нахуй!!!
Джаред шагнул глубже в камеру, разведя в стороны руки и не сводя с Карла цепкого взгляда, пока тот тащил Дженсена к двери.
– Отпусти его! Мы можем разобраться между собой! Только ты и…
– Запомни это, Дженсен, – зашипел Карл ему в ухо. – Мы с тобой навечно связаны!
И не успел он даже вскрикнуть, как Карл воткнул острие ему в горло. Только моргнул, ощущая вдруг пронзительную, ослепительную боль. А затем изо рта и горла хлынула кровь, и Дженсен схватился рукой за торчащий из шеи нож, насквозь прошивший голосовые связки.
– Дженсен!!! – Джаред закричал, когда Карл толкнул Дженсена вглубь комнаты, где он так бы и рухнул, если бы Джаред вовремя его не поймал. Он слышал, как убегает прочь Карл и, подняв взгляд, увидел мертвенно побелевшее лицо Джареда.
– О боже! О господи! Ох, блядь, блядь! – частил тот, осторожно опуская его на землю. – Я должен его вытащить! Слышишь? И затем ты сможешь взять столько моей крови, сколько потребуется! Хорошо?! Дженсен?! Не двигайся!
Дженсен захрипел, когда Джаред прикоснулся к рукоятке ножа, новая боль прострелила тело. Сморгнул невольные слезы, еле удерживая сознание. И все-таки не сдержал булькающий, оборванный сип, когда Джаред наконец выдернул обжигающую сталь.
– Блядь! Блядь!!! – Джаред зашвырнул нож в другой конец комнаты, сгреб его в охапку. – Пожалуйста! Тебе нужно… Нужна кровь, чтобы поправиться. Держись, не отключайся! Останься со мной! Пожалуйста. Пожалуйста!
Дженсен поперхнулся, пытаясь кивнуть, пока Джаред разрывал клыками свою руку. И глухо, протяжно застонал, чуть не закатывая глаза от удовольствия, почуяв запах его крови. «О да-а-а… моё».
Джаред приложил к его рту запястье, и Дженсен тут же жадно приник к нему, понимая, что обязательно надо попытаться проглотить, чтобы начать процесс исцеления. Он кашлянул, выплевывая изо рта свою кровь, стараясь как-то прочистить горло. И вновь вцепился в предложенное запястье, вытягивая из него кровь, с трудом, часто глотая.
– О господи! Я люблю тебя! Так люблю тебя! – Джаред всё шептал, легонько раскачивая его в своих объятиях. – Не думал уже, что найду… О господи, я думал, что навсегда тебя потерял!
И наконец Дженсен с тихим стоном откинулся на поддерживающие его руки и безмолвно уставился в потолок. Он был полон крови Джареда. Мог практически видеть, как она движется внутри, струится по венам. Мог чувствовать, как начали регенерировать органы, и принялись медленно затягиваться раны.
– Джаред, – прохрипел Дженсен. Повернул голову, встречая отсвечивающий ореховым взгляд. – Я люблю тебя. И не сомневался, что найдешь.
– Джаред? Джаред!
– Дженсен!!!
– Сюда! – крикнул близнецам Джаред. – Дженсен у меня!
Дженсен увидел, как в комнату влетели Сэди и Харли… и замерли, уставившись на него с одинаковым выражением ужаса на лицах. Он изогнул губы в слабой усмешке, пытаясь развеять их шок.
– Дженсен, – шагнула к нему Сэди, пару долгих мгновений внимательно в него всматривалась: – Тебе все еще нужна кровь.
– Мы полностью разобрались с охраной Карла.
– Вы видели, куда он направился? – Джаред оглянулся на Харли. – Нельзя допустить, чтобы он сбежал!
– Нет, но он не мог уйти далеко, – замотал головой страж. – Особенно на своих двоих. Потому что мы и все машины вывели из строя.
– Хорошая идея, – одобрительно кивнул Джаред, вновь поднимая руку. А Дженсен смотрел на него и не мог сдержать гордой улыбки. Его дитя. Только теперь уже совсем не дитя. А могущественный вампир в своем собственном праве. Пара, равный партнер.
– Погоди, – остановил его Дженсен. – Тебе еще потребуется твоя сила для боя.
– Мы поделимся с ним нашей кровью, – Сэди опустила руку Джареду на запястье. – Дженсен прав. Тебе пригодится твоя сила. А Дженсен может взять нашу.
Дженсен видел, что Джареда разрывают сомнения. Он отчаянно желал остаться, убедиться, что Дженсен действительно поправился. Но какая-то его часть яростно требовала загнать Карла как дичь, оторвать ему голову голыми руками!
– Иди, – Дженсен легонько похлопал его по груди. – Найди его. А я присоединюсь сразу, как только оклемаюсь, – и широко усмехнулся. – Иди. Наверняка же сейчас в самой крови это чувствуешь. Ярость. Жажду убить, за все, что он сделал.
Джаред прижался к его лбу в поцелуе:
– Я… Да. Я должен.
– Значит, сделай, – и Дженсен ласково лизнул его в нижнюю губу. – Это настолько же твое право, как и мое. Иди.
После чего поймал его взгляд, уверенно кивнул. И Джаред со вздохом осторожно передал его на руки Сэди. А уже в следующую секунду исчез.
Дженсен вздохнул и посмотрел сначала на сестру, перевел взгляд на брата:
– Спасибо вам. Сэди. Харли. Я не знаю никого, кто бы еще был так верен и так искренен с моим Джаредом.
И прикрыл глаза, чуя такой знакомый запах Сэди, когда она прокусила свою руку. Он разлепил губы, когда она поднесла к нему свое запястье, и, не мешкая, принялся быстро и жадно глотать, отчетливо понимая, что совсем скоро Джаред, ослабленный лечением, выследит Карла, и сойдется с ним совсем один. Дженсен пил, чувствуя, как возвращается сила, подгоняемая ее могущественной, древней кровью, слушая, как постепенно замедляется ее сердцебиение. И когда поднял на нее взгляд, девушка блаженно ему улыбнулась, а затем веки ее опустились, и Дженсен отстранился, часто и тяжело дыша. Сэди медленно завалилась без сознания на пол.
Выпрямившись, Дженсен сел и оглянулся, узнав в этот раз уже другой запах. Харли опустился рядом на колени и так же протянул руку.
– Тебе потребуется больше, – мягко подтолкнул он.
Благодарно кивнув, Дженсен обхватил предложенное запястье, сделал еще несколько мощных глотков. И, когда Харли растянулся рядом с сестрой, отпустил его, вытер рот, глубоко, всей грудью вздохнул. И закрыл глаза, отпуская на волю все свои чувства и сосредотачиваясь на разрезающей пустыню паре.
– Где это мы? – озадаченно озвучил Дженсен.
– Старое ранчо на окраине Седоны, – пробормотал Харли. – Кристиан и Томас нашли связь через банковский перевод Бриттани многомесячной давности. Судя по всему, это был давний план.
– Что ж, логично, – кивнул Дженсен. – Видимо, Карл убедил ее помочь, пока я скрывался от него.
Теперь он вновь чувствовал позабытую силу и мощь, наполняющую все его тело. И, взглянув в последний раз на близнецов, наклонился и коснулся их лбов в мягком поцелуе:
– Спасибо, Харли. Когда Сэди проснется, передай ей, пожалуйста, мою искреннюю благодарность за щедрость.
– Конечно, – склонил тот голову в ответ.
И Дженсен, развернувшись, выбежал из клетки. Он пересек конюшни, вырвался в ранний вечер. И, поймав знакомый запах крови, с громким, горловым воем ринулся по следу.
Дженсен бежал полностью обнаженный по бесплотной пустыне и чувствовал себя таким диким, хищным, свободным и… целым! Увеличивая скорость, он летел все быстрее, приближаясь к цели. И когда он нагонит их, то с радостью насладится зрелищем того, как Джаред рвет Карла на куски, после чего присоединится к нему в этой кровавой бане.

~

Дженсен мог чуять пролитую кровь. Он чуял кровь Джареда. Его Пара был ранен! Но не он один. Потому что кровь Карла Дженсен тоже чувствовал. Он подбежал к невысокой скалистой гряде, откуда доносились низкие болезненные выкрики Джареда, и запрыгнул на камни, карабкаясь вверх, приближаясь к звукам боя, который развернулся в неглубокой расселине. Преимущество в росте Джареда против опыта и мастерства Карла. Дженсен осторожно двинулся ближе, низко припадая к земле, сохраняя молчание. Наблюдая. Он хотел увидеть, как сражается Джаред. Хотел узнать, на что тот способен.
И противники подобрались более чем удачно. Без сомнения Джареда подпитывал яростный гнев. В то время как Карлом двигала древняя кровь и инстинкт убить, чтобы выжить.
Но тут, у Дженсена на глазах, Джаред неосторожно ступил на отколовшийся кусок скалы, соскользнул, теряя равновесие, и Карл немедленно воспользовался открывшимся преимуществом, вцепившись руками в его горло.
– Сейчас я возьму твою кровь! И когда ты наконец сдохнешь, верну то, что принадлежит мне!!! – вопя ему в лицо, Карл схватил Джареда за запястье, швырнул на скалу, яростно вонзая клыки в его шею…
И Дженсен, зарычав, спрыгнул с высоты гряды, мягко приземляясь на ноги, и, резко кинувшись к ним, напал со спины:
– Смеешь кусать его?! Мою Пару?!
Он резко ударил вампира кулаком по затылку, схватил за длинные волосы, отрывая от Джареда. А затем выпустил клыки и вгрызся в основание шеи, толкая обратно, зажимая между их тел. Подняв глаза, поймал взгляд Джареда через чужое плечо.
– Сука! Ты не можешь! Я твой Создатель! Я приказываю те…
И Джаред зло зашипел, пока Дженсен, не прерываясь, насыщал свою жажду, возбужденно подрагивая от того, что снова может познать эту кровь. О, он навечно запомнит вкус его последнего вздоха!
– Нихрена ты не приказываешь! – Джаред разорвал хватку Карла на своем горле, сжал пальцами его руки. – Ты для нас – ничто! – и под яростным взглядом Дженсена вонзил клыки с другой стороны его шеи.
О да! Сегодня они насытятся им. Они осушат его. Вместе! Разделенный пир отмщения и смерти!
Карл отчаянно пытался вырваться, но уже было слишком поздно, он ослабел. Дженсен ясно почувствовал, когда вампир потерял сознание, но, не останавливаясь, они продолжили пить, забирая всю до самой последней капли его кровь…
– Дженсен.
Тихо зарычав, он вскинул глаза и понял, что Джаред внимательно смотрит в ответ, вытирая рот.
– Дженсен, хватит, – мягко повторил Джаред. Поднял руку, нежно прикоснулся к щеке. – Ничего не осталось.
И тогда он медленно вытащил клыки, чувствуя в руках отяжелевший вес неподвижного, выпитого тела. А затем схватил Карла за голову и с громким, яростным воплем оторвал ее, швырнул на камни и отпихнул останки вбок подальше от Джареда.
– Мой! – глухо прорычал.
И расплылся в широкой, дикой улыбке, когда Джаред немедленно рыкнул в ответ:
– Мой!
Дженсен притянул его в жесткий поцелуй, смакуя во рту Джареда вкус бывшего Мастера. Тут же куснул за язык, втягивая в себя родную кровь. И с громким стоном отстранился, находя его взгляд:
– Ты нужен мне… Я должен взять тебя. Сейчас!
Джаред растянул губы в легкой, дразнящей ухмылке. Но послушно скинул с плеч разорванную куртку с окровавленной рубашкой и быстро спустил штаны с боксерами. Дженсен облизал губы, оглаживая взглядом всю эту соблазнительную плоть. Так долго, так давно. В этот самый момент он поклялся себе, что больше ни за что его не оставит. Никогда не уйдет далеко. Ему хотелось пометить Джареда всего, отметить собой. И хотелось самому нести его метки.
– Ну что ты ждешь? – Джаред развернулся лицом к скале, оперся о вытянутые руки, выгибаясь, полностью открываясь для него. – Ты тоже мне нужен!
– Прости, я себя сейчас плохо контролирую. Но я тебе обещаю. Когда мы вернемся домой… – и с оборванным рыком Дженсен грубо прокусил его шею, слыша ответный болезненный стон. Собрал сколько смог ладонью бегущую кровь, обхватил член, смазывая. И, плюнув на пальцы, быстро протолкнул их в ждущее тело, застонал, когда Джаред немедленно сжался в ответ, сдавливая.
– Блядь! – зашипел Джаред, хрипло выдыхая от боли. Дженсен мечтал, чтобы у них была более подходящая смазка, но уже просто не мог ждать, пока они вернутся обратно, чтобы найти что-то получше. Ни секунды больше не мог ждать. Ему нужно было оказаться внутри. Убедиться, что он все еще жив и цел, и свободен. О господи вашу мать! Он был свободен!
Пройдясь клыками вверх по коже Джареда, он вновь вонзил их в его шею, одновременно поспешно втискиваясь в него. И оба громко, протяжно застонали от взаимной смеси боли и наслаждения. Дженсен отключился. Он не чувствовал больше ничего, только «хочу-хочу-нужен-Джаред». Он хотел его кровь, хотел его тело. Он отчаянно нуждался в их связи. И, опустив руку, обхватил чужой ствол, принимаясь жестко, быстро дрочить, пока не почувствовал, как Джаред твердеет в его ладони.
Джаред выгибался под ним всем телом, отталкиваясь от стены, толкаясь навстречу, с силой вжимаясь в него. Дженсен обхватил его второй рукой поперек широкой груди, положил ладонь на сердце и с всепоглощающим счастьем слушал, как оно колотится под его пальцами. Но вскоре застонал, резко толкнулся. И кончил.
Дженсен выдохнул, мелко подрагивая от наслаждения, чувствуя, как вся кровь хлынула в голову, отдаваясь пульсом в ушах. Он осторожно вытащил из Джареда клыки, развернул его, прижимая спиной к скале.
– Дженсен, о господи… пожалуйста…
А затем упал на колени и, не мешкая, направил в рот чужой твердый член, принимаясь жестко сосать. Дженсен поднял глаза, наслаждаясь обалделым выражением у Джареда на лице, прошелся игриво языком по головке, смакуя заполнивший рот яркий, терпко-соленый вкус. Застонал, быстрее двигая головой, когда Джаред запустил пальцы в его волосы, пытаясь сильнее насадить его на свой член. Дженсен втягивал его в себя снова и снова, чувствуя, как напрягаются под руками чужие бедра. И, подняв взгляд, увидел, как Джаред откинул голову на камни, прикрыл глаза, по его груди, плечам, шее, щекам хлынула краска. О да-а. Он был совсем на пределе.
– Дженсен! Ох блядь!!! – и Джаред вскрикнул, судорожно затрясся, болезненно вцепился в его волосы. Но Дженсен глотал, не сводя с него взгляда, пока Джаред не прекратил метаться. А затем медленно скользнул языком вдоль ствола и продолжил поддразнивать и облизывать головку, пока единственным, что мог распробовать, оставался лишь вкус горячей, влажной плоти.
Осторожно отстранившись, Дженсен поднялся, притягивая Джареда в быстрый поцелуй. Откинул голову, предлагая ему свою шею:
– Давай. Я так по тебе ску…. О-о-о, да-а-а… – и застонал, прикрывая глаза, чувствуя остроту клыков берущего его Джареда, крепко обнял, прижимая к себе, позволяя наслаждаться своей кровью как пиром, отдавая себя с любовью и благодарностью. Подняв руки, Дженсен вплел пальцы в длинные пряди волос и ласково поглаживал исступленного вампира в своих объятиях, пока тот судорожно глотал, насыщаясь им.
– Да… бери больше… бери все, что захочешь, – тихонько шептал Дженсен, еще сильнее откидывая голову, предоставляя весь возможный доступ. Джаред в ответ сильнее сжал руки, и Дженсен счастливо вздохнул, улыбаясь. Он чувствовал сонную истому, умиротворение и покой. Чувствовал себя любимым. Дженсен прикрыл глаза и довольно поежился, вздрогнув всем телом в крепких объятиях. Это было идеально… Это была его жизнь.
Джаред вытащил клыки, посмотрел на него:
– Я люблю тебя.
– Я тоже тебя люблю, – и Дженсен притянул его в очередной поцелуй, облизал сладкие губы и почувствовал, как сжимается от любви сердце, когда распробовал на них свой собственный вкус. – Пойдем домой.



Глава 18

Джаред приподнялся на локте, разглядывая Дженсена. Еще с самого первого дня, как наконец вернул его домой две недели назад, он понял, что даже на пару минут больше не может от него отойти. Словно их метки – теперь, когда связь действительно стала полной – просто не позволяли им разлучаться.
Джаред окинул взглядом расслабленное лицо спящего мужа и улыбнулся, отмечая легкую россыпь мальчишеских веснушек, длинные ресницы, приоткрытые губы. Облизнувшись, наклонился, прижался к ним в мягком поцелуе. Чтобы тут же вновь отстраниться, чувствуя себя совершенно счастливым просто разглядывая его и абсолютно не волнуясь, что Дженсен потом его этим задразнит.
Это были два чертовски долгих месяца для Дженсена. Со снами, периодически прерываемыми кошмарами. Джаред резко просыпался, находя его сидящим рядом в постели, сотрясаемым дрожью. Он тогда принимался успокаивающе поглаживать его своими большими ладонями по спине, по мягкой, гладкой коже, но отлично видел, что шрамы до сих пор были там.
Но они были бессмертны. И воспоминания о предательстве Карла со временем обязательно потускнеют. Джаред же всегда будет рядом и поможет им исчезнуть быстрее.
– Люблю тебя, – тихонько шепнул он спящему Дженсену, который был не настолько в отключке, как хотел показать. В душе Джаред всегда знал, что Дженсен был слегка нарциссичен и на полную наслаждался этими взглядами и его… поклонением.
Закусив губу, Джаред склонил голову и, осторожно подцепив краешек простыни, медленно потянул, стягивая ее с Дженсена. Тот что-то тихонько пробормотал, развернулся к нему лицом.
– Чувак, да сделай ты уже фотку. Некоторые тут спать пытаются, – недовольно буркнул, не открывая глаз, но на губах уже во всю играла легкая улыбка.
Джаред тихонько рассмеялся:
– Но мне нравится смотреть на тебя.
И Дженсен, распахнув глаза, расплылся в широкой ухмылке. А затем пинками скинул с них обоих простыни и растянулся на спине, закидывая руки на подушку:
– Ну вперед тогда. Смотри сколько влезет. А я буду дальше спать.
Джаред тут же зарычал, накинулся на него сверху, накрывая всем телом. И после короткой борьбы на мягких простынях, прижал к кровати, потерся с намеком твердым членом о его пах:
– Ну всё, ты попал.
Дженсен весело рассмеялся ему в рот, целуя. Обнял руками за шею, прижимая ближе к себе, удерживая рядом. Джаред чуть отстранился и заглянул в зеленые глаза:
– Ты счастлив?
– Да.
– Ты хочешь остаться здесь? В городе?
И Дженсен чуть повернул голову на подушке, внимательно глянул в ответ.
– К чему это? – ласково погладил его по голове. – А ты счастлив?
– Я счастлив, когда с тобой, – с улыбкой отозвался Джаред и, еще разок его поцеловав, соскользнул на бок. Подняв руку, он начал медленно поглаживать Дженсена по груди, наслаждаясь ощущением теплой, мягкой кожи. Господи, как подумаешь, что почти потерял его!.. Просто незачем было бы дальше жить.
– Тогда, что у тебя на уме?
– Да я тут думал о том, чтобы назначить кого-нибудь Старейшиной. И затем, может быть, ты и я… Мы могли бы попутешествовать по миру, – и Джаред поднял голову, ловя взгляд мужа в ожидании ответа или еще какой-нибудь реакции. – Думаю, нам обоим не помешал бы небольшой перерыв.
А Дженсен заулыбался, вокруг глаз собрались морщинки, и он потянулся к Джареду, целуя, втягивая в шутливую борьбу языками:
– Н-да?
Джаред кивнул, тут же засияв ответной улыбкой:
– Давно уже об этом думал.
– Да я был бы просто счастлив показать тебе мир! А уж то, что ты при этом будешь только мой, м-м, – Дженсен потянул его поближе к себе.
– Н-да?
– Ага.
– Вот же собственник.
– Да уж не больше, чем ты, – расплылся в усмешке Дженсен.
– Да-а, – согласно протянул Джаред, кивая. А затем вновь забрался на него сверху и начал медленно тереться, вжавшись в член Дженсена. – Еще как.

~

Кристиан, Том и Майкл долгое мгновение просто молча на него таращились. Затем дружно повернулись к Дженсену. Затем снова к Джареду. И тот, в конце концов, озадаченно нахмурился, разводя руками:
– Что?!
Кристиан опустил локти на стол и сцепил перед собой руки в замок:
– То есть… Вы с Дженсеном хотите свалить путешествовать. И оставить город мне?
Джаред кивнул:
– Ты знаешь, как тут все должно работать.
Кристиан неверяще рассмеялся и откинулся обратно в кресле:
– И ты действительно всерьез думаешь, что я подхожу на эту роль? Эй! Да я же смотрел за вами двумя и знаю, что веселого тут мало и…
– Вот именно, Крис, – перебил его Майкл. – Ты работал с двумя Старейшинами и никогда не просил о большем. И ты всегда был предан нам. Нашей семье. Но с твоей верностью городу этого не сравнить. Плюс – у тебя на побегушках всегда будем мы.
Кристиан озадаченно почесал голову и глянул на Дженсена:
– Ты это серьезно? Собираешься с пацаном укатить? И как надолго? В принципе, я мог бы пока побыть Регентом. А когда вы парни вернетесь, все станет как обычно.
Но Дженсен только рассмеялся, оглянувшись на Джареда:
– Теперь это его решение, друг. Не мое.
– Крис, ты же любишь этот город сильнее всех, кого я знаю, – наклонился к нему Джаред. – Да я вообще свою первую неделю на этой должности не протянул бы без тебя. И я знаю, что ты это делал не только ради меня или Дженсена, а потому что хотел защитить город и всех его жителей.
Так что в итоге Кристиан со вздохом кивнул:
– Ну ладно тогда. Пусть уж лучше старейшинство перейдет ко мне, чем к кому-нибудь, кто совсем не знает нашу девочку так, как я.
Джаред довольно рассмеялся, хлопая сидящего рядом Дженсена по плечу. Он был по-настоящему счастлив получить согласие Криса. Ведь действительно не было больше никого, кто бы лучше подошел на эту роль.
– Теперь только осталось выбрать твоего нового консильери и дело сделано, – сверкнул широкой усмешкой Джаред.
– Тот еще размерчик у ботинок(1), а, Крис? – ехидно хихикнул Том.
– Ага, – Крис, сурово нахмурившись, развернулся к нему: – Но ты ведь очень постараешься в них влезть, а, Томми?
– Что?!
И над этим Майкл хохотал так сильно, что едва со стула не свалился.
Джаред же поднялся и выглянул в коридор, подзывая одного из охранников:
– Привет. Можешь попросить Харли и Сэди зайти в офис?
– Конечно.
А вернулся уже к громко орущим друг на друга Криса и Тома и покатывающемуся со смеху Дженсену рядом.
– …до белого каления…
– …вот же морда занудная…
– …вампир-деревенщина…
– …да я твою задницу симпатичную…
– Эй! Это вообще-то моей заднице ты сейчас угрожаешь! – хихикая, тут же завопил на Кристиана Майкл.
Раздался легкий стук в дверь. И Джаред, оглянувшись на появившихся близнецов, с улыбкой им замахал, приглашая входить.
– Спасибо, что пришли, – тихо поприветствовал их, после чего обратился к остальным: – Так, ладно… Давайте теперь официально.
Жестом попросив Криса подняться, Джаред подошел к нему и встал рядом, глядя на друга с теплой улыбкой:
– Как Регент-Старейшина Сан-Франциско сим я слагаю с себя полномочия. Кристиан Ричард Кейн, принимаешь ли ты на себя должность Старейшины этого города?
Кристиан, изогнув бровь, растянул губы в усмешке:
– Принимаю.
– Ура! – вдруг завопил рядом Майкл, вскидывая руки вверх.
Джаред перевел на него взгляд, обреченно покачав головой.
– Ты навсегда останешься для меня «странным» старшим братом, – и снова повернулся к Крису: – А твоим Советником будет?..
– Томас Патрик Уэллинг, – Кристиан с коротким смешком оглянулся на Тома, – присягаешь ли ты мне как персональный Советник?
Том насупился, но тут же расплылся в широкой улыбке и кивнул:
– Присягаю.
После чего близнецы с искренним удовольствием поздравляли уже нового Старейшину.
Джаред видел, как Дженсен подошел к другу, притянул его в крепкое объятие, гулко хлопая по спине, а затем что-то тихонько прошептал, и Крис, внимательно глянув в ответ, серьезно кивнул.
– Отлично. Но остался еще один важный момент, – произнес Джаред. Но смотрел уже на Сэди и Харли. – И мое последнее дело как Регента-Старейшины... Я освобождаю вас обоих от защитной присяги. И с этого момента вы вольны подарить свою любовь и верность новому Старейшине.
Близнецы задумчиво уставились на него, но Джаред лишь улыбнулся в ответ. Он никогда не сможет выразить им всю благодарность, которую испытывал все эти годы. То, как они любили его, как заботились о нем…
Но он понимал, что близнецы нашли в этом городе дом, нашли свое место. И, конечно, со временем они могут решить уйти, отправиться на поиски новых приключений, но сейчас - Джаред знал – они были счастливы, и не мог больше просить их следовать за ним с Дженсеном в мир.
И Харли наконец понимающе кивнул, Сэди одарила его широкой улыбкой. После чего близнецы развернулись и целенаправленно шагнули к Крису.

~

Джаред подошел к Дженсену со спины, обнял за талию, прижимая к себе. Провел носом вдоль шеи, зарываясь в короткие волоски на затылке. Недавно он понял, что как-то даже скучает по длинным волосам Дженсена. Хотя, возможно, как-нибудь получится убедить его отрастить их обратно?
– Привет.
– Все устаканилось? – тихо спросил Дженсен, разглядывая раскинувшийся перед ним город.
– Угу. Все отлично. Передал Майклу контрольный пакет акций холдинга «Эклз-Падалеки». Так что сейчас он у нас гордый владелец тридцати двух клубов, шести компаний и ряда других предприятий по всему миру.
– Тридцать два клуба? Я думал у меня их двадцать пять.
– Ну, я малость добавил, пока тебя не было, – фыркнул Джаред. – Надо было чем-то занять себя. Не хотелось, знаешь ли, чтобы семья окончательно обанкротилась.
Дженсен рассмеялся, откинув голову Джареду на плечо:
– Я знал, что ты обо всем позаботишься. Ни секунды не сомневался.
– А ты вообще… скучаешь по этому? Ну, по власти Мастера или Старейшины?
И Дженсен глубоко вдохнул, собираясь с мыслями:
– Я всегда буду их отцом. Тем, кто их вырастил… Но нет. Не скучаю. Я свободен, – и развернулся в объятии, нежно провел рукой по лицу. – И у меня есть ты.
Джаред тут же расцвел ответной улыбкой, с готовностью его целуя. Но вскоре тихонько фыркнул и закусил губу.
– Чего?
– Прости… Просто ты. Ха-ха. Такой ромашкой романтичной стал, ужас.
На что Дженсен только беззастенчиво, зубасто усмехнулся:
– Я всегда был романтичной ромашкой. Это ты у нас вечно носом крутил и не хотел замечать очевидного.
И Джаред, закатив глаза, стиснул его в ответ в мощном объятии.
– Ну так что? Куда ты хочешь отвезти меня в первую очередь?
– В Англию, – объявил Дженсен, чмокнул его в подбородок. А затем вновь развернулся и окинул долгим взглядом город, огни «Золотых ворот»: – Я отвезу тебя туда, где я родился, где жил, когда был человеком. И где началась наша кровная линия. Ну а потом… Перед нами будет открыт весь мир и вся оставшаяся впереди вечность.
Джаред слушал, крепко прижимая Дженсена к себе, опустив подбородок ему на плечо.
Затем прикрыл глаза и сделал глубокий, долгий вдох, наслаждаясь таким родным и знакомым запахом мужа. Запахом своей Пары.
– Так когда отправляемся?

1. Big shoes to fill. Значит, что от человека будут многого ждать.



Сказали спасибо: 112

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1410