ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
775

Правило выживания

Дата публикации: 27.06.2013
Дата последнего изменения: 27.06.2013
Автор (переводчик): Naturka;
Жанры: АУ; джен; ООС;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: миди
Предупреждения: AU, ООС персонажей, немного обсценной лексики, еще меньше крови.
Примечания: Персонажи: Дженсен Эклз, Джаред Падалеки, Джеффри Морган, Сэра Гэмбл и другие. От автора: огромная благодарность организаторам феста SPN Reverse Bang 2011, фанартисту, вдохновившему на эту историю, и всем, кто меня поддерживал.
Саммари: Конец двадцатого столетия принес в мир очередной кризис. Развал давно сложившегося порядка назначения и исполнения наказаний привел к тому, что частное лицо, выиграв закрытый аукцион, могло стать владельцем любого исправительного заведения в стране и зарабатывать на этом деньги. В судебно-исполнительной системе начался хаос.

Пролог

Конец двадцатого столетия принес в мир очередной кризис. Власть в крупных мировых державах перешла в руки огромных корпораций, фактически разделивших между собою сферы влияния. В США ими стали «Intercom Communications» под руководством Джеральда Падалеки и «Gamble World Generation» во главе с Дональдом Расселом Гэмблом.
Встав за спинами действующего правительства, эти две корпорации взяли под свой контроль экономическую и правовую системы государства. Развал давно сложившегося порядка назначения и исполнения наказаний привел к тому, что частное лицо, выиграв закрытый аукцион, могло стать владельцем любого исправительного заведения в стране и зарабатывать на этом деньги. В судебно-исполнительной системе начался хаос.

27 января 2009 года

- Я не желаю выслушивать женские причитания! – Джеральд Падалеки с грохотом опустил на стол тяжелое бронзовое пресс-папье, выполненное в форме львиной головы, и посмотрел на стоящую у окна дочь. – Женщина у руля – это нонсенс! И мне плевать, что Джареда до сих пор не нашли! Значит, плохо искали!
- Но папа, - Мэган повернулась к отцу, глядя на него заплаканными глазами, - Джаред никогда не собирался продолжать семейное дело! Он даже в колледж поступил только из-за того, что туда же поступила эта его Келли! - голос младшей наследницы империи Падалеки дрожал, срываясь с шепота на крик и снова затихая.
- Не смей говорить здесь об этой… - Джеральд скривился, силясь подобрать определение девушке, по его мнению, совратившей его сына, – шлюхе! – в конце концов, не сдержавшись, рявкнул он. – Джаред оступился, это бывает с каждым. И каждый заслуживает получить второй шанс!
- А как же Джефф? Ему ты второго шанса не дал!
- Он ему был не нужен, - Джеральд устало опустился в огромное кожаное кресло и потянулся за ящиком с сигарами, стоящим на столе. – К моему глубокому сожалению.
- Но…
- Никаких «но», я тебе уже говорил, и повторю снова: во главе корпорации ты встанешь только в одном случае – если кроме тебя никого из Падалеки не останется в живых.
- Папа… - Мэган порывисто подошла к отцу и опустилась перед ним на колени, как в детстве, обнимая его вытянутые ноги.
- Все, дочка, - тяжелая ладонь Джеральда легла на ее макушку, - иди, мне надо подумать.

***

- Что, Эклз, рад, что выходишь? – Дик Смиттс, правая рука нового директора тюрьмы Фэлкон, с усмешкой передал Дженсену папку с документами, постановлением о завершении срока заключения и тоненькой пачкой зеленых банкнот, полагающихся в США каждому выходящему на волю заключенному.
Дженсен забрал папку и улыбнулся, засовывая ее в выданный вместе со старой одеждой пакет. Говорить что-то не было ни желания, ни особого смысла: все и так знали, на что он пошел ради того, чтобы покинуть этот гребаный остров, откусивший от его жизни почти полдесятка лет. Гонки на выживание с маячившим перед победителем главным призом – свободой и полностью погашенной судимостью. Гонки, отобравшие у него главное: настоящую жизнь.
Дженсен Росс Эклз, бывший заключенный тюрьмы Фэлкон, стоял перед мостом, соединяющим остров с материком, и ни за какие деньги не согласился бы сделать даже маленький шажок назад, к закрывшимся за его спиной воротам. Только вперед, подальше отсюда. Так далеко, чтобы не думать, не вспоминать, не видеть…

***

- Объявляется регистрация на рейс «Нью-Йорк – Ванкувер», стойка номер двадцать семь би. Вылет в двадцать один сорок по среднеамериканскому времени. Повторяю…
Джаред Падалеки выключил плейер и, не вынимая капелек динамиков из ушей, двинулся в указанном направлении. Карман, в котором лежал плотный конверт с новыми документами, казалось, раскалился, заставляя нервничать, но молоденькая девушка-менеджер только улыбнулась, протягивая Джареду посадочный талон.
- Удачного полета, мистер Пимблтон! Благодарим за выбор «American Stars» и надеемся, что вы станете нашим постоянным клиентом.
- Спасибо, - Джаред улыбнулся в ответ и отошел от стойки. Документы прошли проверку на отлично, а значит, завтра Юджин получит свои деньги, а у наследника корпорации «Intercom Communications» начнется новая жизнь: та, в которой не будет отца с его бесконечными попытками сломать, сделать точной своей копией, заботящейся только о собственном кармане, но никак не о любящих его людях.
Завтра он будет свободен.

***

- Когда-нибудь весь этот мир будет принадлежать нам, - Дональд Гэмбл вышел на опоясывающую его особняк террасу и обнял жену, стоящую у накрытого к завтраку столика.
- Но сначала я хочу себе новую игрушку, и ты знаешь, какую.
- Что пожелаешь, любовь моя, - Дональд улыбнулся и потянулся к ярко-алому манящему рту женщины, вот уже десять лет делившей с ним не только фамилию, но и семейные активы, принадлежащие ее отцу.


Два года спустя.


Сэра шла по коридору аукционного дома, принадлежащего ее мужу, и довольно улыбалась: она сама, на собственные деньги приобрела то, в чем Дональд отказывал ей достаточно долго. Тюрьма «Фэлкон» - единственное место, где были узаконены игры на выживание, и деятельная натура миссис Гэмбл давно присматривалась к этому месту, как к потенциальному источнику не только стабильных доходов, но и как к ступеньке вверх – к мировой известности. И в этот раз не в качестве жены владельца одной из крупнейших мировых корпораций, а в роли самостоятельной творческой личности, способной сделать из откровенно дешевого шоу на затрапезном кабельном канале нечто действительно выдающееся.
- Миссис Гэмбл! – Сэра, не оборачиваясь, чуть замедлила шаг, дожидаясь, пока окликнувший мужчина поравняется с нею, и лишь после этого повернула к нему голову, вежливо улыбнувшись.
- Саймон!
- Миссис Гэмбл, я только хотел поздравить вас со столь удачным приобретением. Уверен: вы точно знаете, что теперь следует сделать, - молодой мужчина заискивающе заглянул в глаза Сэре.
- Ну, полагаю, что да, а у вас есть какое-то предложение?
- Именно! Вот здесь, - Саймон похлопал ладонью свободной руки по папке, зажатой под подмышкой, - у меня собрано достаточно материала, который может вас заинтересовать.
- Возможно, - Сэра остановилась и смерила мужчину взглядом: он был небольшого роста – ниже ее самой, с мышиного цвета редкими зализанными назад волосами и нечитаемым выражением лица. Все это не вызывал никакого желания общаться с ним более плотно, чем это было при подготовке к участию в аукционе, но любопытство – неискоренимый порок практически всех особей женского пола – перебороло появившуюся внезапно брезгливость. К тому же, впереди, за стенами этого здания, Сэру поджидала толпа журналистов, общаться с которыми ей сейчас не хотелось еще больше, чем с Саймоном.
- У вас есть место, где мы могли бы спокойно пообщаться? – спросила она, доставая из лаковой сумочки мобильный телефон и набирая номер мужа.
- Конечно, - от усердия Саймон усиленно закивал, - кабинет мистера Фроста сейчас свободен. Думаю, там нам точно не помешают.
- Хорошо, - Сэра поднесла телефон к уху и, дождавшись сигнала автоответчика Дональда, произнесла: - Дорогой, я задержусь сегодня у Мардж. Машину отпускаю, возьму такси. Не скучай, - после чего кивнула маячившим в отдалении двум гориллообразным телохранителям, отпуская их, снова обратила свое внимание на помощника главы аукционного дома и азартно улыбнулась: - Что ж, ведите меня, Саймон!
Кабинет Фроста располагался на двадцать втором этаже. Зайдя, Сэра сразу же заняла место хозяина за его рабочим столом, оставляя своему провожатому довольствоваться стулом напротив, но тому, по всей видимости, было не привыкать. Он с видимым комфортом расположился на даже с виду неудобном сидении и раскрыл папку, выложив ее на столе перед Сэрой.
- Итак, что же здесь такого интересного? – спросила та, переворачивая первую страницу, представлявшую собой таблицу с какими-то непонятными пока цифрами.
- Здесь собраны досье на лучших гонщиков Соединенных Штатов, - Саймон ткнул пальцем в фотографию на второй странице. – Например, вот этот. Майкл Ливингстон. Двадцать восемь лет. Участник гонок Формула один. Трижды в прошлом сезоне становился лидером. Любимец женщин. Харизматичен. Цель – стать лучшим гонщиком в мире.
С фотографии на Сэру смотрел молодой парень, едва ли внешне дотягивавший до своего биологического возраста. Красивый. Брюнет с голубыми глазами и волевым подбородком. Вполне во вкусе миссис Гэмбл. Она перелистнула несколько страниц, вглядываясь в лица гонщиков, нервно покусывая нижнюю губу.
- И я так полагаю, что они вполне подойдут для участия в вашем новом шоу, - закончил Саймон, и только тут Сэра поняла, что не слышала практически ничего из того, что он ей только что говорил.
- То есть ты хочешь сказать, что… - она многозначительно посмотрела на него, позволяя закончить свою фразу: этот прием срабатывал без осечек, не подведя и в этот раз.
- Мы, точнее – вы, сможете заработать больше, чем несколько сотен тысяч, если выпустите всех этих парней на трек одновременно.
- Идея интересная и заслуживает того, чтобы подумать о ней более подробно. Вот только есть один нюанс: Фэлкон – тюрьма, и участвовать в гонках, проводимых на ее территории, разрешено только заключенным.
- Все решаемо, - Саймон криво улыбнулся, и Сэра поняла, что как бы ей не был неприятен этот человек, его голова, а точнее – мозг, ей еще пригодятся. Вкупе со всем остальным, естественно.

***

– Дженсен! – Джаред влетел на второй этаж и начал стучать в дверь квартиры соседа. – Подъем, на заводе авария!
– Какая еще авария?
Дженсен открыл дверь и, зевая, пропустил Пимблтона в прихожую, откуда тот сразу же направился в кухню.
– Не знаю, мне только что звонил Ли, снова какая-то утечка. Срочно вызывают всех, кто способен держать в руках гаечный ключ и умеет пользоваться портативным сварочным аппаратом, – Джаред щелкнул кнопкой включения чайника и заглянул в холодильник. – У тебя снова пусто.
– А почему Ли мне не позвонил? – Дженсен вошел на кухню и, открыв один из навесных шкафчиков, достал банку с растворимым кофе и две чашки.
– Откуда я знаю? Ты вообще по счетам платишь? – Джаред выпрямился и недовольно посмотрел на Эклза.
– Плачу, но только по своим. Наверное, снова батарея села. Пора уже выбросить это барахло, но рука не поднимается.
– Да, да, я в курсе – подарок дяди и все такое, только это все уже закончилось и чуть тебе жизни не стоило, так что пора завязывать, – Джаред покосился на тарелку со сладостями, стоящую на столе, и улыбнулся. – Думаю, тебе пора завести миссис Эклз.
– Думаю, тебе пора завести миссис Пимблтон и не таскаться ко мне всякий раз, когда захочется пожрать, – Дженсен пододвинул тарелку к соседу и поставил перед ним кружку с кофе.
– Может, у меня есть тайный план, зачем я к тебе таскаюсь, – Джаред отправил в рот вафлю и с шумом запил ее слишком горячим на его вкус кофе.
– Подчистить мои запасы, уморить голодом и захватить мою часть дома? – Дженсен пристроился на табурете напротив и пододвинул к себе стоящую тут же пластиковую банку из-под йогурта, наполненную сигаретным пеплом и окурками.
– И кто из нас двоих тут кого убить хочет? – Джаред с укором посмотрел на соседа. – Не кури, пожалуйста, когда я ем.
– Мой дом, мои правила. Так что там со срочностью? – не слушая Пимблтона, Дженсен потянулся к плите, щелкнул рычагом конфорки и прикурил.
– Сказал быть в течение получаса. У нас еще есть, - Джаред бросил взгляд на стену над столом, на которой висели видавшие виды часы с давно не работающей кукушкой, - восемнадцать минут.
– Ясно, значит, завтрак отменяется, - Дженсен жадно затянулся и затушил сигарету в импровизированной пепельнице.
– Так я же и говорю: срочно. Уже машину завел, – Джаред отхлебнул из чашки и зачерпнул горстью сладости, отправляя их в карман. – Я возьму?
– Бери, свин, потом ведь будут полные карманы крошек? – Дженсен чуть поморщился.
– Схожу в прачечную, – отмахнулся Джаред, вставая из-за стола. – В общем, через три минуты я тебя жду.
– Пять минут, – поправил его Дженсен с порога кухни и скрылся в комнате, выполнявшей в этой квартире одновременно роль гостиной и спальни.
– И ни секундой больше!
Джаред нарочно громко хлопнул входной дверью, выходя на лестничную клетку, и улыбнулся: черт с ней, с аварией, зато сегодня день получки, и вечером можно будет завалиться к Мику, выпить, снять пару девиц достаточно легкого поведения, и вообще – расслабиться. К тому же завтра – выходной, и они с Эклзом давно собирались съездить за город, поохотиться на кабана.

***

Двери лифта разъехались, и Морган ступил начищенным до блеска лакированным ботинком на мягкий ворс ковровой дорожки, ведущей к кабинету босса, на автомате оглядывая достаточно узкий светлый коридор на предмет каких-либо раздражителей. С недавних пор начальник охраны «Intercom Communications» нигде не чувствовал себя комфортно, а все этот стервец – наследник семейства Падалеки, сбежавший из-под его опеки и спрятавшийся так, что никакие связи вот уже два года не могли помочь в его поисках.
Сдержанно кивнув новой секретарше – блондинка, двадцать три года, не замужем - Морган толкнул тяжелую дверь, ведущую в кабинет босса, мысленно готовясь расстаться с должностью, которую занимал последние десять лет.
- Доброе утро, мистер Падалеки, - произнес он, останавливаясь в нескольких шагах от огромного стола, заваленного кипами бумаг и заставленного оргтехникой, за которым сидел Джеральд Падалеки, глядя в экран стоящего перед ним ноутбука.
- А, Джеффри, доброе, - Джеральд перевел взгляд на Моргана и кивнул на стоящий в углу кабинета диванчик с сервированным кофейным столиком. – Присаживайся, позавтракаешь со мной.
- Мистер Падалеки…
- Джеффри, сколько времени я тебя уже знаю? - Джеральд поднялся, закрывая крышку ноутбука и выходя из-за стола.
Морган открыл рот, чтобы ответить, но босс, в два шага преодолевший разделявшее их расстояние, положил руку ему на плечо, пресекая любые возражения.
- Ты только что с самолета, а я сегодня ночевал в офисе, и подкрепиться не повредит нам обоим.
- Хорошо, - Морган вымученно улыбнулся и прошел к диванчику, не садясь – дожидаясь, пока хозяин кабинета первым займет место. Джеральд же, нажав на кнопку интеркома, переговорил с секретаршей и, удобно устроившись перед накрытым столиком и дождавшись, когда шеф охраны сядет, расстегнув пуговицы на безупречно отглаженном пиджаке, задал первый из интересующих его вопросов.
- Как съездил?
- Неплохо. Полный отчет будет готов к вечеру.
- Да, это хорошо, а в общих чертах?
- Если в общих чертах, то Саммерс, наконец, раскололся. В Атланте остались спецы, будут подчищать за ним. К тому же, он выдал более мелкие каналы утечки информации. Думаю, к концу года у Гэмбла не останется ни одного шпиона в нашей компании.
- Это хорошо, - Джеральд улыбнулся, кивнув секретарше, вошедшей в кабинет и поставившей на столик большой кофейник и две чашки. – Совсем у Дона совести не осталось, итак половину экономики под себя подобрал. А как наши?
- Пока чисто. Все на месте. Вы им достаточно платите, чтобы их могли перекупить, - Морган отправил в рот кусок кекса. – Вкусно. Миссис Браун пекла?
- Она, - Джеральд грустно улыбнулся. – Скучает по крестникам, вот и пытается таким образом развеяться. Кстати о Джареде…
- Мы ищем, но пока ничего. Зацепка с аэропортом не подтвердилась. Его видели, он взял билет до Ванкувера на имя Джареда Пимблтона, но в самолет не сел. Куда отправился дальше – неизвестно. Записи с камер слежения ничего не дали, будто сквозь землю провалился.
- Да уж, что-что, а прятаться Джаред всегда умел, - Джеральд вздохнул. - Но вы ищите.
- Мистер Падалеки, прошло уже два года, вы должны понимать, что сейчас шансы найти его упали практически до нуля. Он мог уехать на другой континент, сделать пластическую операцию, - Морган запнулся, не решаясь озвучить версию со смертью любимого сына босса.
- Что ты так на меня смотришь, будто я совсем в маразм впал? - Джеральд отхлебнул из чашки и в упор посмотрел на Джеффри. – Думаешь, я не знаю, что ты там себе нафантазировал? Думаешь, я не понимаю, что вы там уже все его мертвым считаете?
- Нет…
- Молчи уже и запомни: я знаю, что мой мальчик жив и здоров, и пока ты мне не предоставишь материальные доказательства обратного, ни за что не поверю в его смерть.
Морган сглотнул: сейчас перед ним сидел не хладнокровный глава одной из крупнейших мировых корпораций, а отец, потерявший единственного наследника, и это было намного страшнее.
- Да, мы стараемся…
- Лучше надо стараться, - Джеральд одним глотком допил остатки кофе и поднялся, всем своим видом показывая, что «аудиенция» закончена. – Все, жду отчет к пяти часам.

***

- Суки!
- Джаред, угомонись уже, будешь шуметь – нас выпустят не завтра утром, когда ты проспишься, а после посещения офиса судьи, – Дженсен смотрел на орущего благим матом напарника, с силой дергавшего прутья решетки камеры предварительного заключения местного полицейского участка.
- Иди в задницу, Эклз, - Джаред отпустил решетку и шагнул к центру камеры, - если бы не ты, мы бы тут вообще не сидели.
- Ну конечно, святой Пимблтон, - Дженсен беззлобно рассмеялся и показал Джареду зажатую в кулак руку с выставленным средним пальцем, - это же я нализался и затеял драку. Да нас Кэлли теперь на порог не пустит, после того, что ты с ее баром сотворил.
- А я что? – Джаред смущенно потер ладонью шею и сел напротив Дженсена на полку, заменявшую в этом помещении кровать. – Я ведь ее честь отстаивал.
- Ну я же и говорю: святой Пимблтон, рыцарь без страха и упрека.
- Иди ты…
- Уже, - Дженсен откинулся на скамью и закрыл глаза. – В большей заднице, чем сейчас, я вряд ли когда-то был.
- А как же…
Джаред не закончил фразу, встречаясь взглядом с потемневшими глазами Эклза. Тема, которую он попытался поднять, была не то чтобы запретной, просто Дженсен никогда не рассказывал о том, что с ним было во время его отсидки. Да и о самом факте пребывания соседа в тюрьме Джаред узнал совершенно случайно – из неосторожно произнесенной Дженсеном фразы о том, что все, показываемое в фильмах о заключенных не более, чем романтический бред ничего не знающих о реальности сценаристов.
- Хорошо, раз ты так говоришь, - Джаред тоже откинулся на скамью, неловко пытаясь вытянуться на слишком короткой для него поверхности. – Но ты ведь согласен со мной, что устроенное сегодня на заводе – это провокация? Джим сказал, что вентили не просто так сорвало, они были подпилены. А уж кому-кому, а ему я в этом вопросе полностью доверяю.
- Трепло твой Джим. Да и кому какое дело? Ради чего надо было это подстраивать специально? Кому от этого стало лучше?
- Не скажи, вот сегодня работы приостановили до устранения аварии, и сколько ее будут устранять, неизвестно. Все только на словах, а на самом деле там очень серьезные повреждения, и цех придется закрыть по моим прикидкам минимум недели на две. Это две недели без зарплаты. И профсоюз не поможет, потому что если все свалят на работников, то никакие законы не будут работать в их пользу.
- То есть ты хочешь сказать, что все только ради того, чтобы не платить зарплату? Да они на ремонт потратятся больше, чем на жалкие несколько сотен тысяч, выплачиваемых собственным работникам.
- Не скажи. Сколько они бы ни потратили, все равно большая часть осядет в карманах руководства.
- Иногда я думаю, что ты не на своем месте, Джаред. Ты слишком много знаешь и понимаешь в том, чего не положено знать и понимать простому работяге.
- Просто я хорошо учился в школе.
- Только не говори, что был ботаником, носил галстук-бабочку и очки с толстенными линзами.
- Нет, я играл в баскетбол, встречался с самой красивой девочкой и постоянно влипал в неприятности.
- Почему-то я именно так и думал.
- А ты?
- Я?
- Да, ты же не канадец, у тебя явственный техасский акцент.
- Откуда такие познания? Я вполне могу быть родом из Кентукки, например.
- Если ты родом из Кентукки, тогда я – рыжий мексиканец.
Дженсен, не удержавшись, рассмеялся, представив себе Джареда с длинными пышными усами, в огромном сомбреро и с маракасами в руках.
- Вот я и говорю – не смеши меня, - Джаред сел, спуская ноги на пол. – Черт, кажется, последняя пинта пива была лишней. Офицер!
- Не дозовешься.
- Увидим. Офицер! Если меня сейчас же не отведут в туалет, я устрою потоп в коридоре!
- По-моему, тут кто-то нарывается! – высокий, ни на сантиметр не уступающий в росте Джареду, полицейский подошел к решетке, гремя связкой с ключами.
- Мне очень надо! – Джаред почти пританцовывал у дверей, всем своим видом показывая, что терпеть уже не может.
- Вообще-то не положено, но в виде исключения, если не будешь хулиганить, - офицер повернул ключ в замке.
- Клянусь, все, что угодно, за возможность поссать!
- Фу, Джаред, где твои манеры? – Дженсен посмотрел на соседа.
- Остались в баре, - Джаред осклабился, выходя из камеры. – Жди меня, и я вернусь!
- Иди уже, - Дженсен улыбнулся и обратился к полицейскому: - Господин офицер, вы там с него глаз не спускайте, а то знаю я его.
- Будь уверен, - полицейский нахмурился и подтолкнул Джареда в сторону выхода из коридора.
Дженсен проводил их взглядом, закрыл глаза и незаметно провалился в сон.

***

Звонок прозвучал в ночи так, словно это был набат, зовущий жителей средневековой деревеньки на центральную площадь, обещая увлекательное зрелище в виде повешения очередного преступника. Сэра открыла глаза и щелкнула кнопкой включения настольной лампы, стоящей на прикроватном столике.
Правая половина постели была пуста – Дональд так и не приехал домой. Хотя, в последнее время это происходило достаточно часто. Отговаривался он тем, что накопилось слишком много работы, требующей его личного внимания, но каким-то внутренним чутьем Сэра понимала, что дело совсем не в работе.
Телефон продолжал надрываться, и она, потянувшись, сняла трубку со стилизованного под старинный, аппарата.
- Алло? – голос Сэры прозвучал так, чтобы собеседнику сразу стало понятно: если он разбудил ее по пустяковому вопросу, то завтра же будет уволен.
- Доброй ночи, миссис Гэмбл, - раздался из трубки голос Саймона. – У меня есть для вас важная информация.
- Настолько важная, что не могла подождать до утра?
- Боюсь, именно такая. Мы нашли последнего из наших игроков.
- Эклза?
- Да.
- Отлично. Где он?
- В Квебеке. Но есть еще кое-что.
- Что?
- Насколько я знаю, ваш муж давно ищет сбежавшего наследника Падалеки.
- И?
- Кажется, они вместе.
- В каком смысле?
- Их видели сегодня в одном из баров, где они затеяли драку.
- Ты уверен, что это был Падалеки? – Сэра подобралась, словно кошка, почуявшая мышь.
- Уверен, и у меня есть фото. Если хотите, я могу прислать вам факсом.
- Жду факс в течение пяти минут.
- Я перезвоню.
Саймон отключился, и Сэра поднялась, одним движением набрасывая на плечи шелковый халат и надевая изящные домашние туфли. Если это действительно был младший Падалеки, то ей просто несказанно повезло.
Факс в кабинете Дональда уже жужжал, распечатывая снимок с камеры слежения, расположенной, по всей видимости, снаружи того самого бара, о котором упомянул Саймон. Кадр был не очень четким, но лицо молодого мужчины, выходящего из дверей здания на заднем плане, было достаточно хорошо различимым.
- Саймон? – Сэра сняла трубку зазвонившего на столе телефона.
- Да, это я, миссис Гэмбл.
- Приготовь два места в разных тюрьмах. Эклза сразу в Фэлкон. Я не хочу, чтобы эти двое видели друг друга до назначенного времени.
- Вы хотите…
- Именно. Их доставят сегодня к обеду. Будь добр, обеспечь их безопасность, но так, чтобы у них появилось стойкое желание покинуть Фэлкон любой ценой.
- Сделаем. А вы?
- Я буду через неделю. Пусть немного пообвыкнутся. Хочу, чтобы ко времени моей с ними беседы они уже были согласны на все. Что с остальными?
- Уже готовы. Команды сформированы.
- Отлично. Завтра к вечеру я позвоню вам – расскажешь, как себя чувствуют наши новички.
- Буду ждать звонка. Спокойной ночи, миссис Гэмбл.
- До свидания, Саймон.
Сэра положила трубку и усмехнулась: вот уж у кого, а у нее точно ночь будет неспокойной.

***

До слуха донеслись до боли привычные команды одного из надсмотрщиков, кажется – Брютта, и Дженсен со стоном повернулся на бок, не желая открывать глаза до того момента, пока этот бугай не подойдет к решетке, по обычаю проводя по ней резиновой дубинкой.
- Эклз, тут тебе не курорт! Команда подъем была для всех!
- Иди в жопу, - Дженсен открыл глаза, закрыл, снова открыл и сел на койке, замечая, что в этот раз он в камере один.
- Что?!
- Не видишь, уже встал, - Дженсен поднялся, направляясь к умывальнику.
Брютт громко хмыкнул и двинулся дальше, оставляя его в одиночестве. Относительном, насколько оно возможно, когда на тебя пялятся чужие глаза из камеры напротив. И не имеет значения, что та находится в пятидесяти метрах от твоей.
Плеснув в лицо пригоршню ледяной воды, достаточно чувствительно ущипнув себя за руку и поняв, что на сон окружающая действительность не походит, Дженсен развернулся и начал осматриваться. Что ж, все осталось по-старому. Та же койка, только в прошлый раз верхний ярус был занят Фредди, но того должны были выпустить через полгода после того, как вышел сам Дженсен. То же серое застиранное постельное белье и слишком тонкий, чтобы называться одеялом, кусок серого драпа. Стул и столик с пустующей над ним стеной, на которой раньше висел график дежурства по камере и вырезки с голыми красотками.
Сказать, что Дженсен был в шоке – значило бы покривить душой. Шоком тут и не пахло. После всего, через что Дженсену пришлось пройти, это было вполне закономерно: почему бы снова не использовать его в качестве красивой игрушки в шоу для толстосумов, которым не хватает адреналина в собственной сытой жизни?
«Интересно, когда мне сообщат, что от меня требуется на данный момент?» - Дженсен потер щетину и потянулся к тумбочке в углу камеры, в которой, как он знал, должны были лежать безопасная бритва и комплект чистой одежды с тюремными нашивками.
Он как раз успел привести себя в порядок и одеться, как прозвучал сигнал, извещающий об открытии внутренних помещений, и замок, запирающий дверь камеры, с тихим щелчком открылся, сдвигая решетку на пару сантиметров в сторону. Дженсен ухмыльнулся: пружины работали, как часы – и теперь придвинуть дверь вплотную к стене было невозможно. Оставалось ждать отбоя, когда она закрывалась так же автоматически.
Вообще, Фэлкон был весь напичкан электроникой, и в какой-то степени, Дженсену это нравилось: поначалу он представлял, что попал не в тюрьму, а на огромный космический корабль, в котором просто вот такие странные правила. Тогда те немногие, с кем он завел приятельские отношения, смеялись над ним, вертя пальцем у виска, а Дженсену было проще. Во всяком случае, в первые пару месяцев, пока он приспосабливался к установленным порядкам.
Завтрак прошел как обычно, даже взгляды, сверлившие спину, были привычными. Остывшая овсянка упала в желудок осклизлым комом. Жидкий переслащенный чай не сбил противный вкус каши, а только подчеркнул его. Такой чай любил пить Пимблтон.
Дженсен огляделся, высматривая охранника. В этот раз напарником Брютта был Хоббс. Схожие фамилии и внешность делали их практически близнецами, но вот характеры у них были кардинально противоположными, и если Брютт постоянно пытался выслужиться перед начальством, то с Хоббсом вполне можно было договориться. Чем Дженсен и собирался сейчас заняться.
- Доброе утро, мистер Хоббс, - произнес он, подходя к охраннику, - хорошая сегодня погода.
- Если ты про дождь, то ничего хорошего, - Хоббс внимательно посмотрел на Дженсена. – А если про то, что снова здесь – так я об этом ничего не знаю.
- Об этом я узнаю сам. Мне бы позвонить.
- Ты же знаешь, Дженсен, что звонки только с личного разрешения начальника тюрьмы.
- Так Смиттерс никогда мне не отказывал.
- Смиттерс – нет, но у нас сейчас не он главный.
- А кто? – Дженсен оглянулся: на их с Хоббсом разговор никто не обращал внимания, но внезапно появившееся в самом его начале гадкое ощущение буравящего спину взгляда, не отпускало.
- Женщина, - Хоббс осклабился. – Красивая.
- О, тогда, я думаю, у меня не будет проблем с разрешением. Так что насчет звонка?
- Тебя определили в прачечную. Через полчаса после начала работ зайдешь в подсобку. И я надеюсь, ты собрался звонить не в Австралию?
- Всего лишь в Канаду, - в этот момент раздался сигнал, извещающий о начале работ, и Дженсен усмехнулся, повторяя: – Через полчаса в подсобке.
- У тебя будет пять минут.
- Мне хватит.

***

Джареду не было страшно. Он вообще никогда в жизни ничего не боялся. Друзья в колледже подшучивали над ним, обзывая адреналиновым наркоманом, но младшему Падалеки было все равно. Он давно перестал считать количество совершенных им прыжков с парашютом, спусков под воду с аквалангами и без и покоренных стен. Все это давно наскучило, да и постоянно маячившая за спиной охрана не давала возможности оторваться по полной.
Отец говорил, что работа в корпорации дает такой выплеск адреналина, какой Джареду никогда и не снился, вот только ему было невдомек, что адреналин здесь не был главной составляющей. Единственное, чего Джаред всегда пытался добиться – это свобода. И оказавшись в тюрьме, он внезапно осознал, что еще недавно такая осязаемая, добытая путем отречения от собственной семьи, она снова уплывала из его рук, словно рыба в быстрой речной стремнине.
В первый свой день Джаред пытался разобраться, каким образом попал в тюрьму, но это привело только к одному: он подрался со своим сокамерником, оказавшимся нисколько не меньше его самого, и на сутки загремел в карцер за отказ написать на того официальное заявление. Выйдя из карцера, Джаред понял, что надо быть умнее окружающих и постараться не высовываться. Но на третьи сутки во время прогулки его попытались втянуть в свои разборки две враждующие группировки – черные и наци, как Джаред назвал их про себя - и он снова подрался. В этот раз ему не удалось отделаться всего лишь парой ушибов, и он загремел не в карцер, а в больничное крыло. Правда, на Джареде всегда все заживало как на собаке, поэтому еще через три дня он снова вернулся в свою камеру. Но, как оказалось, только для того, чтобы дождаться автобуса, который должен был перевезти его на новое место – в тюрьму Фэлкон.
Автобус ехал по ухабистой дороге между полей, еще покрытых серым подтаявшим снегом, и Джареду казалось, что его жизнь сейчас похожа вот на эту дорогу из одного места заключения в другое.
- Эй, приятель, тебя за что?
Джаред отвлекся от тоскливых мыслей и непонимающе посмотрел на развернувшегося к нему сидящего перед ним парня.
- Э? Что?
- За что? Я вот брата убил, - парень оскалился и, заметив ошарашенное выражение на лице Джареда, рассмеялся. – Шучу. Просто оказался в неудачное время в неположенном месте.
- А, ясно. Я тоже, наверное.
- Эй! Что значит «наверное»? Ты не знаешь, за что сидишь? – парень даже приподнялся с сиденья, под неодобрительным взглядом охранника окончательно разворачиваясь лицом к Джареду.
- Не знаю. Никто так и не удосужился рассказать, - ответил Джаред, практически не покривив душой. Конечно, кое-какие мысли на этот счет у него были – не дурак все-таки. В особенности если принимать во внимание то, каким образом он оказался за решеткой: без следствия и суда, уснув свободным, пусть и относительно – все равно утром должны были отпустить – а проснувшись уже в тюремной камере за тысячи миль от дома.
- Как-то это странно. Так не бывает, - парень оглянулся на охранника и шепотом добавил: - Охрана свидетелей, да? Или еще что-то шпионское?
- Бывает, - Джаред отвернулся к окну, за которым началась лесополоса, - в моем мире бывает все.
- Я же говорю – шпион, - парень удовлетворенно кивнул. – Ну, ты, если что, обращайся – я с удовольствием поработаю против нашего правительства.
Джаред улыбнулся, подумав, что в чем-то его жизнь напоминает шпионский роман, вот только не было в ней погонь, стрельбы и драк. Во всяком случае, пока.
- Я, кстати, Малик, но все зовут Мальком, - парень не замолкал, и Джаред решил, что лучше так, чем бесконечно-тоскливые мысли на бесконечно-тоскливой дороге.
- Джаред, - назвался он, в этот раз более внимательно рассматривая Малька. Парень был действительно мелким, даже если не брать во внимание габариты самого Джареда. Да и что-то восточное неуловимо проскальзывало в чертах его лица: что именно, уловить было сложно, скорее, общее впечатление, указывающее на наличие в числе предков выходца из арабских стран.
- Джей? – Малик вопросительно приподнял бровь.
- Нет, Джаред. Не люблю сокращений.
- Хорошо, Джаред. И чем ты занимался на воле, Джаред?
- Работал механиком на химическом заводе.
- Это машины чинил что ли?
- Станки. Хотя машины тоже могу. А что?
- О, приятель, ты не в курсе, - Малик усмехнулся.
- Не в курсе чего?
- Что ты знаешь о месте, куда направляешься?
- Ну, тюрьма Фэлкон, исправительное заведение категории А.
- Еще?
- Все.
- И ты ни разу не смотрел Игры на выживание по кабельному?
- Нет.
- Ну ты даешь! Мы с парнями постоянно следили. Там еще один гонщик был – Дженсен Эклз. Ты бы видел, что он на трассе вытворял!
- Дженсен Эклз? – имя и фамилия напарника резанули слух. Джаред старался не думать о том, что сделали с Дженсеном те люди, которые «забрали» его самого. Это давалось с трудом – все-таки два года жизни и работы бок о бок из кого угодно способны сделать либо ярых врагов, либо лучших друзей. Дженсен стал другом. Да и не мог он, с его-то чувством юмора и отношением к окружающим людям и вещам, которые настолько резонировали с собственным мироощущением Джареда, что, казалось, порой они понимали друг друга без слов. А о друзьях не принято забывать.
- Ну, да. Он сразу, как только появился, стал лидером, - Малик подозрительно посмотрел на Джареда. – А ты что, что-то о нем слышал?
- Должен был? – мысли о Дженсене словно выстроили стену между ним и Мальком.
- Тебе лучше знать. Просто с тех пор, как он два года назад ушел, о нем ничего слышно не было. Мы даже думали, что он в профессиональный спорт подастся, а нет. Глухо.
- Ясно. Нет, не слышал, просто необычное имя, - Джаред размял натертые браслетами наручников запястья. – Какое-то девчачье.
- Только он – настоящий мужик, и совсем не баба! – обиженно произнес Малик.
- А я такого и не говорил, - Джаред усмехнулся, думая о том, что уж кого-кого, а Дженсена бабой назвать мог только тот, кто никогда не работал и не жил с ним рядом.

***

В дверь кабинета постучали.
- Да! – голос Моргана был хриплым, напрямую указывая на то, что ночь у Джеффри выдалась та еще, да ко всему прочему отсутствие секретарши, на чем он сам в свое время настоял, в последние несколько дней стало напрягать.
- Можно? – в щель, образованную приоткрытой дверью просунулась голова одного из новеньких специалистов аналитического отдела Службы безопасности.
- Проходите, Грин, - крышка ноутбука плавно закрылась, погребая под собой секреты безопасности Intercom Communications.
- Доброе утро, мистер Морган, - Грин, высокий, рыжий и по-юношески еще нескладный неловко протиснулся все в ту же щель и встал, не решаясь сделать шаг к столу начальника.
- У вас ко мне какое-то дело? – Морган снял очки и устало потер переносицу.
- Да, сэр, у меня тут… - Грин, наконец, решившись, подошел и сел на стул для посетителей, выкладывая на стол тонкую серую папку без каких-либо опознавательных знаков. - Вот. Это не совсем оперативная информация, но я случайно узнал и решил перепроверить…
- Что это? – Морган открыл папку. Перед ним оказалась распечатанная страница из интернет-браузера с программой телепередач какого-то кабельного канала.
- Это новое шоу, запускаемое через две недели нашими конкурентами. Точнее, его хозяйкой и продюсером является Сэра Гэмбл. Я не совсем уверен, что Дональд Гэмбл в курсе ее затеи – у меня пока недостаточно связей, но если вы перевернете страницу, то увидите список участников с их фотографиями.
- Хм, - Морган последовал совету и начал изучать снимки, с удивлением узнав на одном свою основную головную боль – младшего сына хозяина. – Это тот, о ком я думаю? – он поднял взгляд от страницы и посмотрел на Грина.
- Да, хотя по анонсу он проходит как Джаред Пимблтон, но я все разузнал – ошибки быть не может, это точно Джаред Тристан Падалеки.
- И где он?
- Тюрьма Фэлкон. Принадлежит так же Сэре Гэмбл.
- А что насчет того, каким образом он там оказался?
- Неделю назад его доставили туда из тюрьмы Марион. Оснований его заключения я не смог узнать – подо всеми запросами требуется ваша подпись. Ну и вот, я пришел к вам.
- Ясно. Когда появилась информация?
- Анонс прошел позавчера вечером. Я случайно увидел, зацепился взглядом за лицо, а дальше вы знаете.
- Хорошо, - Морган закрыл папку и посмотрел на красного от напряжения Грина: - Вы молодец, мистер Грин. Думаю, если информация подтвердится, мистеру Падалеки будет интересно узнать о том, кто ее предоставил.
- Спасибо, - еще сильнее покрасневший Грин поднялся со стула. – Я могу идти?
- Да, конечно, - Морган доброжелательно улыбнулся и встал, протягивая парню руку. – Спасибо еще раз.
- Это моя работа, - Грин неловко вытер потную ладонь о брюки и пожал протянутую ему руку.
Дождавшись, когда аналитик выйдет из кабинета, Морган еще раз, теперь уже более внимательно изучил содержимое папки, после чего набрал номер Олсена, лучшего оперативника и фактически - своей правой руки во всех вопросах, касающихся расследования различных щекотливых дел. Тот отозвался после первого же гудка, словно ожидал звонок начальника.
- Олсен у телефона, слушаю, мистер Морган?!
- Йен, у меня есть для тебя задание, зайди ко мне.
- Буду через пять минут.
Морган положил трубку и усмехнулся, глядя на табло электронных часов, висевших над дверью в кабинет: по Олсену можно было сверять часы – его пять минут могли явиться эталоном пунктуальности даже для королей из всем известной поговорки. Задержать Йена мог разве что какой-нибудь глобальный катаклизм, но проверить это пока не представлялось возможным.

***

- Что тут происходит?
Окрик Брютта заставил толпу заключенных расступиться, пропуская охранника в импровизированный круг, в центре которого стояли двое, гладя друг на друга горящими от злости глазами. Костяшки кулаков противников были разбиты в кровь, она же была размазана по их лицам и одежде.
- Хоббс, у нас тут драка, - проговорил Брютт в висящую на груди рацию и, оглядев толпу, рявкнул: - Пимблтон, Браун, в кабинет к начальнику смены, остальным разойтись!
Спустя минуту в помещении осталось только четверо: сам Брютт, подошедший Хоббс, скалящийся лоснящийся от пота Браун и ухмыляющийся Пимблтон.
- Ну что, пойдем к Логану или так разберемся? – Брютт снял с пояса дубинку.
- Я тут ни при чем, офицер, - Браун осклабился и пожал плечами: - Новичок, что с него взять? Приходится учить.
- Знаем мы, что тебе нужно от новичков, - Хоббс оглядел чернокожего заключенного. – Пока возвращайся в камеру и не отсвечивай, а там миссис Гэмбл будет решать, что делать с тем, кто попортил обложку одного из участников ее шоу.
- Хорошо, офицер, есть не отсвечивать, - Браун вытянулся в струнку, щелкнув каблуками казенных ботинок, и исчез за дверью, а Брютт и Хоббс повернулись к Пимблтону.
- Тебя хотела видеть миссис Гэмбл, - произнес первый.
- И почему я не сомневался, что эта семейка извращенцев должна быть во всем этом замешана? – произнес Джаред себе под нос и тут же охнул, почувствовав удар дубинкой чуть ниже спины.
- О хозяйке либо хорошо, либо никак – это первое правило нашего заведения, и ты его должен запомнить, - произнес Хоббс, скалясь почти так же, как до этого скалился Браун.
- Да, я понял, буду молчать, - Джаред кивнул и провел рукавом голубой джинсовой рубашки по лицу, еще сильнее размазывая текущую из носа кровь.
- В лазарет, привести себя в порядок и в кабинет к директору. Скажешь, что тебя вызывали, - Брютт прицепил дубинку обратно на пояс. – И имей в виду – тебе лучше согласиться на все предложения хозяйки, тогда ты, по крайней мере, останешься цел.
- Слушаюсь, - Джаред спародировал Брауна, но получилось плохо и только рассмешило обоих охранников.
- Иди, клоун, у тебя есть двадцать минут. И переодеться не забудь.
Болезненно скривившись в попытке улыбнуться, Джаред направился в камеру: идти в медкабинет не хотелось – умыться он мог и так, а лечение разбитых, но не сломанных носов пока еще в число обязательных медицинских процедур тюремного лазарета не входило. В этом Падалеки уже успел убедиться.
Ровно через двадцать минут он в сопровождении одного из охранников подошел к кабинету начальника тюрьмы.
- Джаред Пимблтон. Меня вызывали, - произнес он, обращаясь к мышиного вида секретарше.
- Секунду, - тут же отозвалась та, окинув взглядом симпатичного заключенного, и нажала кнопку селектора: - Миссис Гэмбл, к вам заключенный Пимблтон.
- Пусть войдет, - раздался из динамика знакомый Джареду голос. – Один.
- Хорошо, - секретарша убрала палец с кнопки и кивнула Джареду: - Проходите.
- Спасибо, - не глядя на девушку и охранника, Джаред толкнул дверь в кабинет директора и сделал шаг внутрь, произнося: - Добрый день, Сэра.
- Джаред! – женщина поднялась из-за стола и, обогнув его, с видом радушной хозяйки жестом указала Джареду на стоящий у стены кожаный диван: - Присаживайся!
- Спасибо, я постою, - Джаред мотнул головой.
- И все-таки я настаиваю, - в голосе Сэры внезапно прорезался металл, и Джаред сел, глядя на миссис Гэмбл снизу вверх. Они были знакомы давно, еще с тех пор, когда Джаред учился в выпускном классе и гордый отец водил его по светским приемам, но сейчас перед ним стояла не знакомая ему юная восторженная девушка с темными кудряшками и огромными глазами, а наученная жизнью женщина, знающая себе цену. И это напрягало.
- Я мог бы догадаться, что без вашей семьи здесь не обошлось, - решив, что наглость – это в настоящий момент самая лучшая тактика, Джаред потянулся к вазочке с конфетами, стоящей на журнальном столике.
- Ну, на самом деле не настолько я дальновидна. Просто ты так удобно подвернулся, что я не смогла упустить этот шанс, - Сэра прислонилась бедром к своему столу и перекрестила на груди руки.
- И в чем же он заключается? – Джаред даже не дал себе прожевать, произнеся вопрос с набитым сладкими тянучками ртом.
- Я так полагаю, ты уже в курсе, что сейчас здесь, в Фэлконе, проводят подготовку к новому шоу?
Джаред только кивнул, продолжая жевать.
- Так вот я хочу, чтобы ты принял в нем участие.
- В качестве кого?
- Одного из претендентов на то, чтобы в финале покинуть это заведение, - Сэра хищно улыбнулась.
- Ага, - Джаред снова кивнул. – То есть у меня есть только два выхода: принять твое предложение или умереть, так?
- Все мы смертны, в той или иной степени.
- И ты считаешь, что тебе все так легко сойдет с рук? – отряхнув сахарные крошки с ладоней, Джаред поднял взгляд и в упор посмотрел на Сэру.
- А ты не глуп, но и я не дура. Не думаешь же ты, что я не предусмотрела все необходимое для того, чтобы твое пребывание в моей тюрьме было легитимным?
- Ого, и что же мне инкриминируют?
- Убийство первой степени, естественно. Иначе бы ты тут не оказался. Все-таки это заведение категории А.
- И кого я убил?
Сэра не стала отвечать, а, обойдя стол, взяла с него папку с делом и бросила ее Джареду, проследив, тем не менее, чтобы он смог поймать ее на лету.
- Инга Делани. Первый раз слышу, - Джаред вглядывался в лицо миловидной блондинки, глядящей на него с фотографии на первой же странице.
- Зато ее друзья, знакомые и знакомые знакомых легко подтвердили, что вы были давно и очень тесно знакомы. И ты был ну очень ревнивым парнем.
- Даже так? Сказать, что я удивлен, значит - ничего не сказать. Хотя, с тем, что вся судебно-исполнительная система сейчас лежит под твои мужем, все вполне логично и легко.
- Именно. Ну так как? Хочу еще добавить, что в качестве небольшого бонуса тебе предоставят одну из лучших команд для подготовки к участию в шоу, освободят от обязательных работ и обеспечат более качественную охрану.
- То есть приставят ко мне дополнительную пару охранников? – Джаред усмехнулся, представив Хоббса и Брютта в качестве двух персональных телохранителей.
- Считай, что так.
- Заманчиво. Особенно с учетом того, что живым отсюда, как я понимаю, мне все равно не выйти, иначе я бы тут не оказался. А так, ты в любой момент сможешь все устроить таким образом, будто бы я погиб в результате несчастного случая или какой-нибудь неизлечимой болезни, а твой ручной тюремный эскулап подпишет все необходимые бумаги.
- Ну вот, ты все отлично понимаешь. Спрашиваю последний раз: ты согласен?
- Все равно у меня нет выбора. Лучше умереть быстро, чем от рук твоих головорезов, валяясь на казенной кровати в лазарете. К тому же, я еще могу выиграть, - Джаред поднялся.
- Отлично, тогда завтра тебя познакомят с твоим механиком и его помощниками. Они же и введут тебя в курс дела.
- Что ж, спасибо за сладкий прием, я могу быть свободен?
- Да, - Сэра посмотрела на изящные часики на своем запястье. – У меня как раз запланирована еще одна встреча – с твоим конкурентом.
- О, интересно было бы с ним познакомиться.
- Вы знакомы, - Сэра улыбнулась. – Очень хорошо знакомы, но тебе пора, - она нажала на кнопку селектора: - Мистер Пимблтон свободен. Пусть офицер проводит его в камеру, - и посмотрела на Джареда: - До встречи на шоу, Джаред.
- Удачи вам, миссис Гэмбл, - Джаред широко улыбнулся и открыл дверь в приемную, натыкаясь взглядом на стоящую к нему спиной слишком знакомую фигуру у зарешеченного окна.
- Эй, Пимблтон, миссис Гэмбл велела проводить тебя в камеру, - Хоббс, до этого о чем-то переговаривавшийся с секретаршей, сидя на углу письменного стола, поднялся, снимая с пояса дубинку, а Джаред словно заворожено смотрел на своего напарника, который так и не повернулся к нему, чтобы хотя бы взглядом показать, что они здесь не чужие друг другу.
- Ну? – Хоббс наконец перевел внимание Джареда на себя, несильно ткнув его дубинкой в руку.
- Да, я иду, - Джаред бросил последний взгляд в сторону Дженсена и пошел следом за охранником, размышляя о том, что ему только что сообщила Сэра: в этом шоу они с Дженсеном будут не просто конкурентами, а смертельными врагами. И это означает только то, что выжить должен кто-то один – или он, Джаред, или Дженсен, но проблема заключалась в том, что выжить нужно было обоим. А значит возникла необходимость поговорить.

***

- Добрый день, - Дженсен вошел в давно знакомый кабинет, в котором ничего не изменилось со времени предыдущего начальника тюрьмы. – Вы меня вызывали, мэм?
- Да, мистер Эклз, - Сэра, успевшая сесть за свой стол, кивнула Дженсену и жестом указала на тот же диван, на котором до этого сидел Джаред. – Прошу вас, присаживайтесь, пожалуйста.
- Спасибо, - Дженсен сел, с удовольствием вытянув ноги перед собой и откинувшись на достаточно мягкую спинку.
- Меня зовут Сэра Гэмбл, я – директор данного заведения, - представилась Сэра, откровенно разглядывая сидящего перед ней мужчину, - и хотела бы поинтересоваться: вы в курсе, для чего я вас пригласила?
- Конечно, и мне сразу хотелось бы прояснить пару вопросов.
- А вы деловой человек, - напряженная до этого момента Сэра расслабилась и тоже откинулась на спинку своего кресла, принимая удобную позу.
- Во-первых, я хочу свою команду. В максимально ее приближенном составе.
- К сожалению, в настоящий момент в Фэлконе находится только ваш старый механик, Слай Джеймсон, но если вы желаете…
- Нет, Слай вполне подойдет, - Дженсен усмехнулся, - я и не надеялся, что остался еще хоть кто-то кроме него.
- Остальные?
- Подберу сам, с вашего позволения.
- Конечно, - Сэра кивнула, понимая, что вот сейчас настал момент для перехода в рамки более неформального общения: - Тебе принесут распечатки с информацией из личных дел.
- Какие привилегии, - Дженсен, чутко ухватив изменение в поведении Сэры, сыто потянулся, зная, каким образом подобное поведение с его стороны действует на противоположный пол.
- Все моему фавориту, - Сэра улыбнулась, - еще есть какие-либо пожелания?
- Да, - Дженсен поднялся и присел перед ней на краешек стола, - я бы хотел получить ваше разрешение.
- На что? - Сэра подалась вперед, накрыв ладонью обтянутое грубой джинсой колено Дженсена.
- Могу я пообщаться со своим другом? Конфиденциально.
- Другом? – рука с колена пропала, и Сэра снова откинулась на спинку кресла, в притворном удивлении приподняв бровь. – И кто это?
- Его зовут Джаред Пимблтон. Он только что вышел из вашего кабинета.
- Пимблтон? Я была не в курсе, что вы знакомы.
- Да так, пересекались, - Дженсен наклонился вперед, опираясь руками о подлокотники кресла. – Ну так что?
- Вообще-то, правилами не положено, чтобы участники шоу общались между собой …
Сэра не успела договорить: расстояние между ней и Дженсеном резко сократилось, и она поняла, что с жаром целует стоящего перед ней заключенного. Этот поцелуй не был похож на давно ставшие рутиной поцелуи с мужем, тем более, что тот никогда не вкладывал в это дело столько энтузиазма.
- Что ж, - произнесла она, чуть задыхаясь, когда Дженсен отстранился, - думаю, я смогу сделать небольшое исключение.
- Отлично, - Дженсен вернулся на диван, - условия контракта, как я полагаю, стандартные?
- Все зависит исключительно от тебя, - Сэра, наконец, смогла взять себя в руки, возвращаясь к образу деловой женщины-директора исправительного заведения для особо опасных преступников.
- Сделаю все, что от меня зависит, и все, что вы пожелаете, - последняя фраза была сказана с небольшим придыханием: Дженсен умел манипулировать своим голосом так, чтобы его еще долго не могли забыть. В любое другое время он вполне мог бы озвучивать героев-любовников каких-нибудь бразильско-мексиканских мыльных сериалов или, чем черт не шутит, даже играть их - в Голливуде, конечно же.
- Я на это надеюсь, - Сэра поднялась, - думаю, у нас все отлично сложится.
- Не сомневаюсь, - Дженсен так же поднялся. – Я могу быть свободен?
- Конечно, - Сэра улыбнулась. – Хоббс проводит тебя. И, Дженсен…
- Да, миссис Гэмбл? – Дженсен, уже открывший дверь в приемную, остановился и оглянулся на Сэру.
- Нет, ничего, свободен.
Эклз вышел, и Сэра, вернувшись на свое место, улыбнулась: неужели этот «мальчик» думал, что она не заметит его уловок? В конце концов, ей давно не семнадцать, и далеко не обо всех ее похождениях Дональд был в курсе. Во всяком случае, ей всегда хватало ума ставить о некоторых из них мужа в известность таким образом, чтобы он не мог ничего возразить. Да и, в конце концов, она же закрывала глаза на его многочисленных любовниц. А тут вполне можно немного повеселиться и после – убрать новоиспеченного любовника так, чтобы никто ничего не заподозрил. В том числе и он сам: игра в кошки-мышки всегда разжигала огонь в той части восточной крови, что текла по венам миссис Гэмбл.
- Дональд, я сегодня задержусь в Фэлконе, буду поздно, ложись без меня, дорогой, - произнесла она в трубку, дождавшись, когда включится автоответчик в кабинете ее мужа, и нажала на кнопку отбоя. Что ж, игры играми, а работа – работой: чтобы шоу вышло вовремя и без накладок предстоит еще много сделать.

***

Последний лист досье, собранного работниками Моргана, отправился в шредер, и Джеральд, допив остатки скотча из пузатого бокала, сел в любимое кресло у камина и щелкнул телевизионным пультом, включая один из новостных каналов. Тишина в доме всегда действовала на него угнетающе, и именно по этой причине рождение сыновей, а затем и дочери стало для будущего главы одной из крупнейших мировых корпораций главными праздниками в жизни. И сейчас, потеряв почти всех родных, оставшись один на один с собой, Джеральд тосковал.
Джефф. Он ушел первым, не согласившись с требованием отца контролировать его жизнь от начала и до конца. Сейчас Джеффри Падалеки – один из самых талантливых хирургов где-то в Огайо и отец двух замечательных ребятишек, никогда не видевших своего деда, да и, скорее всего, не знающих о том, кто он на самом деле.
Шерон. Друг, любимая жена, мать его детей: умершая год назад из-за заболевания, которое так и не смогли диагностировать. Она угасала на глазах, превращаясь из пышущей здоровьем энергичной женщины в тень того человека, которым была раньше. И ей так и не довелось пообщаться перед смертью со своими сыновьями. Все, что сейчас Джеральд видел, закрывая глаза – это изможденное лицо жены и усыпанный белыми лилиями кладбищенский камень с ее именем.
Мэган. Ей пришлось уехать. Сказать по правде, Джеральд, отправляя дочь в Европу, опасался того, что она могла пойти по стопам своих братьев, бросив семью и корпорацию, но та горячность, с которой Мэг стремилась вернуться, невольно убеждала в обратном. Но доверить управление многомиллиардным состоянием, не говоря уже о внутренней ситуации в стране, женщине Джеральд не мог. Пока не мог.
Джаред… Джеральд бросил взгляд на пластиковый контейнер, заполненный тонкими бумажными ленточками, бывшими еще несколько минут назад страницами с информацией о младшем сыне. Он пропал внезапно, и только позже, анализируя его слова и поступки, Джеральд пришел к выводу, что был слеп и глуп, не замечая таких очевидных вещей, как нежелание младшего сына заниматься семейным делом.
- …шоу от создателей Гонки на выживание. Смотрите на телеканале «Оллдэй», делайте ставки, играйте с нами!
Джеральд посмотрел на экран, по которому в огненных всполохах проносилась реклама шоу, в которое был втянут его сын. Снимок, сделанный, по видимому, одним из тех фотографов, которые привыкли к стандартному «фас» и «профиль», был не очень четким, но достаточным для того, чтобы понять: с Джаредом все в порядке. Настолько, насколько это в принципе возможно в сложившейся ситуации.
«И слава Богу, а с остальным Морган разберется».

***

- Пимблтон, на выход!
Джаред поднялся с койки, в очередной раз бросив взгляд на свою новую «комфортабельную» камеру, в которой был единственным «жильцом», и вышел, складывая руки за спиной.
- У тебя свидание, - усмехнулся Брютт.
- Свидание? – правая бровь Джареда удивленно поползла вверх. – Но я никого не жду.
- Это не мои проблемы. Мне было велено тебя доставить.
- Хм, надеюсь, это не кто-то из родственников невинно убиенной мною моей же неизвестной мне невесты, - Джаред хохотнул, глядя на вытягивающееся лицо охранника, пытающегося разобраться в выстроенной им конструкции: - Не бери в голову.
- Умник, - Брютт скривился. – Идем, не хочу тратить на тебя и секунды лишней.
- Да, офицер.
Джаред ожидал, что его приведут в помещение, где обычно общались заключенные: длинный узкий зал, разделенный прозрачной перегородкой и двумя рядами столов со стоящими на них телефонными аппаратами, - но ошибся. Пройдя мимо, Брютт завел его в комнату, которая больше напоминала дешевый мотельный номер, и оставил одного – догадываться о том, кто мог назначить ему «свидание» в подобном месте. По всему выходило, что сделать это можно было только с согласия руководства тюрьмы, а точнее – Сэры.
Часы над входом, закрытые плотной панцирной сеткой, показывали половину девятого утра – через полчаса заканчивался завтрак, на который Джаред так и не попал, и начинались обязательные работы, что для него означало знакомство с теми, кто будет прикрывать на шоу – с его так называемой командой. Точнее, так планировалось, если бы не это «свидание».
Сделав пару шагов по комнате, от нечего делать заглянув в пустую тумбочку у кровати и под саму кровать, Джаред остановился у расположенного почти на высоте человеческого роста небольшого окна и подпрыгнул, пытаясь разглядеть, что же находится там, снаружи.
- Ты всегда был не в меру любопытен, - ему почти удалось увидеть краешек площадки, предназначенной для прогулки заключенных, когда за спиной раздался голос Дженсена.



- Ой, - не совсем удачно приземлившись на правую ногу, Джаред резко развернулся и, сделав шаг, скривился. – Зачем так пугать?
- Я еще даже не начинал, - Дженсен усмехнулся и уселся на кровать, оставляя за Джаредом право выбора – присоединиться к себе или занять единственный имеющийся в этой комнате стул. Джаред выбрал стул, вытащив его в центр комнаты и установив так, чтобы сидеть прямо напротив Дженсена.
- Рассказывай.
- О чем? – Дженсен скорчил удивленное выражение лица.
- Почему ты здесь?
- Потому же, почему и ты?
- Не уверен. Я здесь из-за отца, а ты?
- А я думал, из-за… Впрочем, неважно. Я хотел поговорить.
- Я, представь себе, тоже. Только устроил эту встречу, как я понимаю, именно ты. Значит, говори.
- Хорошо, тем более что ты прав, - Дженсен встал, обошел Джареда, положил ему ладони на плечи и, склонившись к уху, произнес: - Помнишь: «В живых должен остаться только один!»?
- Не пори ерунды, - Джаред дернулся, уходя от обжигающего дыхания. – Мы оба останемся живы, все это незаконно вообще-то.
- Вообще-то, - Дженсен ухмыльнулся, делая паузу, и снова сел на кровать напротив Джареда, - закон здесь – это Гэмбл. А она четко дала понять, что в нашем варианте может сработать только одно правило: каждый за себя.
Джаред вздохнул, разглядывая своего бывшего напарника. Что-то было во всей этой сцене, которую тот сейчас отыгрывал, не так, только вот что?
- Молчишь? – Дженсен внезапно разорвал затянувшуюся игру в гляделки. – Между прочим, время идет.
- И что ты от меня хочешь?
- Чтобы ты отказался. В конце концов, я все равно выиграю, а ты – погибнешь. Не хочу, чтобы мой друг умер из-за меня.
- А какая тебе разница? Ты сейчас ведешь себя не как мой друг. У меня вообще складывается впечатление, что я тебя первый раз вижу.
- Джаред, Джаред, мы с тобой, кажется, не очень хорошо друг друга понимаем. Послушай, я сейчас тебе расскажу весь расклад, а ты мне пообещаешь, что после того, как нас выпустят из этой комнаты, пойдешь к хозяйке и откажешься от участия в шоу. Это единственное, что я сейчас от тебя, как друг, хочу.
- Рассказывай, но обещать я ничего не буду.
- Что ты знаешь о шоу?
- Достаточно, чтобы понимать, что живым из него выйти можно, хотя это и проблематично.
- Хорошо. А хочешь, я скажу тебе, кто, по мнению миссис Гэмбл, останется в живых?
- Кто?
- Я, Джаред. Или никто, если в финале меня не окажется. Но я там буду и, подозреваю, что ты тоже.
- Почему?
- Потому что ей это выгодно. Представь себе, какая это приманка для потенциального зрителя: в финале сходятся два друга и бывших напарника. Кто из них останется в живых, чтобы заработать право покинуть Фэлкон?
- Действительно, очень интересно. А как же остальные?
- Я видел их досье…
- Как?
- Ты во мне сомневался?
- Нет.
- Вот и отлично. Так вот никто из них мне и в подметки не годится. Насколько я понял, трассу не перестраивали, а это значит, что я ее знаю лучше всех остальных.
- Тогда ты можешь…
- Нет, Джаред, не могу. Я хочу выйти, понимаешь? – Дженсен внезапно подался вперед, складывая руки локтями на коленях. – Я здесь был. Пять лет. А сейчас мне предлагают уйти меньше, чем через месяц. Месяц!
- Но…
- Никаких но, Джаред. Единственное, для чего я попросил, чтобы нам с тобой дали поговорить, была необходимость сообщить тебе: каждый за себя.
- Значит так?
- Да.
- Отлично! - Джаред поднялся, почти срываясь на крик. – Нет, на самом деле отлично! Теперь мне не надо будет думать, как сделать так, чтобы мы оба могли живыми покинуть это заведение. Теперь я могу просто участвовать в этом долбанном шоу, не думая ни о чем!
- Джаред, ты мне пообещал, что откажешься…
- Ни хера я тебе не обещал! Иди ты в жопу, Эклз. Я тебя два года другом считал, а ты…
Джаред почти с разбегу пнул пострадавшей ногой дверь, в которой тут же щелкнул замок.
- Эй, вы тут деретесь что ли? – Хоббс возник на пороге, привычно поигрывая дубинкой.
- Свидание окончено, уведите меня в камеру, пожалуйста, - Джаред сделал шаг назад и привычно сложил руки за спиной.
- Поссорились, мальчики?
- Не договорились, кто будет сверху, - раздалось с кровати.
- Какая больная тема, - булькающий смех, раздавшийся из-за спины Хоббса не мог принадлежать никому, кроме его «близнеца».
- Вот именно, - недовольно буркнул Джаред, - а я даже не позавтракал.
- Ну, это уже не наши проблемы, - Хоббс оглянулся на Брютта. – Отведешь Эклза? Его уже ждут.
- А ты сделай там за меня ставку, - кивнул тот, входя в комнату и снимая с пояса наручники. - Ну что, Дженсен, придется тебе обойтись сегодня собственными силами.

***

- Миссис Гэмбл…
- Пожалуйста, Билл, зовите меня Сэра.
- Хорошо, Сэра, скажите, а что именно стало толчком для создания вами шоу «Гонка на выживание»?
- Вы наверняка знаете, Билл, что в настоящее время благодаря деятельности корпорации моего мужа в нашей стране наведен порядок в криминальной среде, но тюрьмы сейчас оказались переполнены, и исполнительная система не в состоянии справиться с возложенной на нее миссией по перевоспитанию преступников. У людей, однажды ступивших на криминальный путь, нет стимула к тому, чтобы, выйдя на свободу, стать полноценными правопослушными гражданами. Я долго размышляла над тем, каким образом можно это исправить, и в итоге родилась идея моего шоу.
- То есть вы хотите сказать, что оно направлено на перевоспитание преступников, которые будут принимать в нем участие?
- Именно. По условиям, каждый участник получает возможность по окончании шоу покинуть тюрьму, полностью отплатив свой долг обществу и государству.
- Возможность?
- Мы с моими консультантами достаточно долго разрабатывали правила, которые устроили бы все стороны: начиная от самих участников шоу, заканчивая исполнительной системой. В итоге получилось то, что наши зрители увидят ровно через две недели.
- Спасибо, Сэра, позвольте, мы напомним правила шоу?
- Конечно, Билл.
Видео с участниками утреннего эфира сменилось заставкой шоу и электронным голосом, разъясняющим мелькающие перед зрителями кадры.
- Итак, гонка проводится в три этапа. Этап первый. Стартуют десять участников, выдержавших предварительный отбор. Все они должны пройти специальную трассу, проложенную по территории тюрьмы Фэлкон. Напомним, что тюрьма Фэлкон была построена на территории бывшего химического завода. Участники шоу без использования каких-либо механических средств передвижения преодолевают предложенные им правилами препятствия, стремясь придти к финишу. Во второй этап выходит первая пятерка. Этап второй. Вышедшие во второй этап участники гонки передвигаются сначала так же, как и в первом, а затем садятся на специально подготовленные автомобили. Здесь большое значение будут иметь навыки экстремального вождения и умение быть сосредоточенным в любых ситуациях. В третий этап – финал – выходит тройка лидеров. И именно они будут бороться за то, чтобы уже на следующий день покинуть тюрьму Фэлкон и присоединиться к тем, кто будет смотреть следующие выпуски шоу с экранов своих телевизоров.
Несколько огненных вспышек завершили мелькание кадров.
- Отлично, думаю, это будет захватывающее зрелище!
- Да, Билл, я и моя команда в этом абсолютно уверены.
- Сэра, а не могли бы вы рассказать, каким именно образом производится предварительный отбор? И могут ли участвовать в вашем шоу только заключенные тюрьмы Фэлкон или попытать силы может любой желающий?
- Я бы предпочла не раскрывать все тайны нашего шоу, могу только сказать, что в настоящий момент нами ведутся переговоры с другими исправительными заведениями, и возможно, что в будущем любой заключенный сможет попытаться выйти на свободу досрочно, приняв участие в нашем шоу.
- Но что вы можете сказать о том, что подобным образом на свободе могут оказаться те, чей долг перед обществом невозможно погасить, выиграв ее подобным образом? Я сейчас говорю об убийцах, психопатах, насильниках и террористах.
- Могу заверить всех наших зрителей, что предварительный отбор пройдут только те, кто сможет подтвердить свое желание стать полноценным членом правового общества.
- Спасибо, Сэра, было очень приятно с вами познакомиться и пообщаться. Надеюсь через некоторое время встретиться с вами снова.
- И вам спасибо, Билл, что пригласили меня в свой эфир.
- Итак, мы беседовали с создателем и продюсером нового шоу «Гонка на выживание» Сэрой Гэмбл. Смотрите шоу на канале Оллдей с пятницы по воскресенье. А дальше Донна расскажет нам, как приготовить питательный завтрак из того, что есть в вашем холодильнике…

***

Казалось бы, после событий прошедшего дня Джаред должен был отрубиться, только добравшись до своей койки, но этого не произошло, и он уже третий час лежал без сна, прокручивая в голове первый этап и размышляя над тем, что его ждет завтра.
А ведь началось все так просто.
- Подъем!
Решетка отъехала в сторону, пропуская Хоббса в камеру, и на грудь Джареда плюхнулся увесистый сверток, обернутый плотной коричневой бумагой.
- Одевайся, сегодня у тебя великий день.
- Что? - Джаред непонимающе сел, спихивая сверток в сторону.
- Первый этап. Мы с Гарри поставили, что ты будешь во втором, так что тебе придется постараться.
- Какой этап? Он же только завтра? - быстрый взгляд на висящий на стене календарь подтвердил, что сегодня понедельник, а никак не пятница.
- А ты, придурок, думал, что шоу пойдет в прямом эфире? - Хоббс рассмеялся. - Идиот. Полчаса на сборы, и послушай мой совет: лучше тебе сегодня не завтракать. Так твои размазанные по бетону кишки будут смотреться привлекательнее.

- Не знал, что тебя может привлечь столь неэстетическое зрелище, - Джаред встал, разворачиваясь спиной к Хоббсу.
- Если бы не деньги... - прошипел тот, решетка тихо скрипнула, извещая, что утренний гость ушел, и Джаред выдохнул, глядя на себя в висящее над умывальником зеркало. Он уже давно перестал удивляться нелогичности того, что происходило в этом заведении, где легко ходили в обращении безопасные бритвы и столовые приборы, в любом другом месте давно и легко превратившиеся бы в смертельное оружие. Здесь же об этом никто даже не помышлял, и что оказалось этому причиной, лучше было не задумываться: факт оставался фактом - смертность в результате «неестественных» причин была в Фэлконе практически равна нулю. А то, что многие умирали от внезапных болезней - так это проблема всех исправительных заведений, бюджета которых на хороших специалистов в области медицины постоянно не хватало.
Спустя ровно полчаса Джаред, облаченный в собственную "цивильную" одежду, стоял в среди остальных девяти участников шоу, искоса поглядывая на Дженсена и выслушивая последние наставления Сэры.
- Что ж, - закончила та свою пространную речь, сдобренную огромной дозой пафоса и псевдофилософии, - надеюсь, мы со всеми вами еще встретимся!
- Стоп! Снято! Отлично, миссис Гэмбл, вы были неподражаемы, - невысокий мужчина с пышными усами и, словно им в пику, блестящими, словно специально для этого начищенными залысинами, вскочил из-за стоящих в углу столовой мониторов и подбежал к Сэре. - Сейчас снимаем обращения, а потом можно начинать.
- Хорошо, приглашайте в порядке очереди, - Сэра обернулась к стоящему в нескольких шагах за ее спиной Саймону. - Что у нас с трассой?
- Все готово.
- Тогда можно начинать.
Джаред чуть вздрогнул, когда из проколовшей вену иглы в кровь попало несколько кубиков ледяной жидкости. Что это было, им не объяснили, произнеся короткое: "Так надо!", - после чего дали прочитать в камеру текст-приветствие для зрителей шоу.
Когда Джаред успел уснуть или потерять сознание, он так и не разобрался, очнувшись уже в тесной камере, освещенной лишь тусклой лампочкой, висящей высоко под потолком. Руки оказались скованы наручниками, а на полу лежал конверт с, как оказалось впоследствии, маршрутом и прочими разъяснениями. Вариантов на тот момент было два: остаться в этой камере, но к полуночи, вместе с приливом, ее должно было затопить, или попытаться найти возможность выбраться. Естественно, вопроса о том, какой из них был предпочтительнее, не возникло.
Ключ от камеры обнаружился легко, нужно было только забраться вверх по решетке и дотянуться до него, висящего на крюке, вбитом в потолок. Все это напомнило Джареду старые передачи про форт Баярд, которые он запоем смотрел в детстве. А дальше начался кошмар.
- Берегись!
Окрик, буквально отшвырнувший Джареда к стене, оказался очень своевременным - мимо пронесся сноп огня, обжигая брови и ресницы, оставляя на плотной ткани спортивной куртки легкие подпалины. Джаред обернулся, зная, кого увидит в конце длинного тоннеля, в котором оказался, выйдя из коридора с камерами, но позади никого не оказалось, и он двинулся дальше.
В принципе расположения и срабатывания ловушек Джаред разобрался как раз к тому моменту, как тоннель вывел его в старый коллектор. Пару раз споткнувшись о трупы валяющихся крыс размером с небольшую собаку, вымочив ноги и ободрав ладони, он, наконец, добрался до выхода на поверхность и, приподняв крышку колодца, выглянул наружу.
Там оказалось еще одно помещение, больше напоминавшее старые заброшенные заводские терминалы. Убедившись, что вокруг тихо, Джаред выбрался наверх и вытащил листок со схемой, разбираясь, куда двигаться дальше. Если верить прилагавшейся инструкции, ему оставалось пройти примерно половину оставшегося пути, а проще - выйти отсюда на свежий воздух, где его ожидали торжественная встреча, ужин и такой уже желанный отдых.
Но это только на словах, а в реальности Джаред едва успел увернуться от упавшей сверху балки, краем глаза заметив темно-зеленую майку, мелькнувшую там, откуда прилетел смертоносный снаряд. Это было странно, ведь такая майка была только на Дженсене, но до этого тот спас его. Нелогично, но задуматься над происходящим не дал крик и грохот падения, раздавшиеся как раз с той стороны, в которую направлялся Джаред. Осторожно оглядываясь и стараясь даже не дышать, он прошел дальше, к стене, образованной стыком двух огромных прессов, и заглянул за угол.
Зрелище, открывшееся его взору, было страшным. Патрик Маккинли - вор, убийца и просто очень неприятный человек - но даже он не заслужил умереть, будучи практически разрубленным напополам точно такой же балкой, что несколько минут назад чуть не убила самого Джареда. Крови было немного, но и той, что уже лужей растеклась вокруг трупа, вполне хватило бы, чтобы кто-нибудь слишком впечатлительный потерял сознание.
- Тсс, - Джаред дернулся, почувствовав, как на его плечо легла чья-то ладонь, и резко развернулся, встречаясь взглядом с насмешкой в глазах Дженсена.
- Что?..
- Тсс, - жесткие пальцы прижались к губам Джареда, не давая закончить вопрос, и Дженсен взглядом показал наверх, где в просветах между нагромождениями металла мелькала зеленая ткань. Джаред кивнул, моргая, и Дженсен исчез, будто его тут и не было.
Это была еще одна странность: убить Джареда, судя по всему, пытался совсем не Дженсен, но тогда откуда взялся тот, кто прикончил Патрика?
Дальше путь пошел одновременно и проще, и сложнее: приходилось вести себя еще более осмотрительно, и это отнимало время, но зато оно же давало хотя бы относительную свободу для передвижения, потому что, как понял Джаред, маршрут прохождения данного здания у всех был одинаков, и разница была только во времени выхода на него, а это означало, что чтобы не попасться, надо было найти для себя другой путь. В итоге, когда за Джаредом захлопнулась небольшая дверь, выведшая его в тюремный двор и расположенная несколько в стороне от главных «ворот», никто его уже не ждал.
Он оказался пятым. Дженсен предсказуемо пришел первым, вторым и третьим вместе пришли Эдвардс и Малыш Ти, четвертым - Ливингстон. Ни на одном из них, кроме Дженсена, зеленого не было. В живых осталось семеро: кроме Патрика погибли еще двое парней, которых Джаред не знал, встретив первый раз этим утром. Они никогда не появлялись в ремонтных боксах, и вот сейчас, размышляя над происходившим, Джаред решил, что их изначально решили использовать в качестве «мяса», зная, что на автотрассу они не выйдут. Но тогда получалось, что у этого так называемого шоу уже был заранее расписанный сценарий, в том числе и с распределением по местам, и, скорее всего, Дженсен был прав: Джареду, скорее всего, дадут выйти в третий этап, но не более. О том, чтобы выиграть не могло быть и речи.

***

Джеральд с напряжением смотрел на Моргана, меряющего шагами кабинет. Ожидание затянулось слишком надолго, и они оба нервничали ровно до того момента, как часы не пробили шесть вечера, и в дверь без стука вошел Олсен.
- Йен? – Морган остановился, вопросительно глядя на оперативника.
- Как мы и предполагали, его удалось перекупить, - Олсен кивнул Джеральду. – С вашим сыном все в порядке. Пока. За ним приглядывает мой человек. Но нам придется приложить некоторые усилия к тому, чтобы он остался живым в процессе прохождения третьего этапа.
- А возможно его вообще оттуда забрать? К чему весь этот цирк? Для чего рисковать его жизнью? – Джеральд нервно зашарил в стоящей на каминной полке коробке с сигарами.
- Если мы хотим устроить все таким образом, чтобы ему больше ничего не угрожало, нам придется пойти на этот риск, - ответил за Олсена Морган. – Так мы сможем показать всем, что представляет собой это шоу, убрав с дороги не только Сэру, но и поставив под сомнение репутацию Дональда.
- Хорошо. Рассказывай, - наконец, выбрав сигару, Джеральд сел в кресло, кивком приглашая Моргана и Олсена расположиться на свободных – напротив, и приготовился слушать.

***

Дженсен давно понял, что Джаред не тот, за кого себя выдает: стоило только послушать все его разговоры на тему бизнеса и политики. А то, как он зачастую с жаром рассказывал о развлечениях, доступных только элите, отговариваясь тем, что читал или смотрел об этом, но упоминая подробности, которые никогда не озвучивались широкому кругу, делали эти подозрения слишком сильными. Вот только там, в Канаде, происхождение Пимблтона Дженсена как-то не особо волновало: тот был отличным парнем, в меру шумным, в меру компанейским, всегда готовым помочь практически в любой ситуации. Другое дело – здесь, в Фэлконе.
Звонок в Ванкувер ничего не дал. Дома срабатывал автоответчик, мобильный номер Джареда не отвечал, на работе он не появлялся. И тогда Дженсен задумался. Вариантов того, из-за чего он опять оказался в Фэлконе, было всего два: первый – его снова хотят задействовать в очередной «игре»; второй – во всем виноват Джаред. Последний вариант хоть и был странным, но вполне имел право на существование. При одном условии: Джаред тоже должен был быть зедсь, в Фэлконе, но его не было. Неделю. И Дженсен начал уже подумывать над тем, что его напарник тут ни при чем, как вдруг столкнулся с ним в приемной новой хозяйки тюрьмы.
Все оказалось сложнее: они были замешаны оба. Более того, Сэра, по-видимому, решив сыграть на неприязни Дженсена к сильным мира сего, передавая ему информацию о заключенных, из которых можно было выбрать себе команду, и отобранных участниках, выдала о Джареде все, включая его настоящую фамилию и социальный статус. Вот только она просчиталась: Дженсен слишком долго прожил с Падалеки практически под одной крышей, чтобы знать о нем больше, чем сухие строчки тюремного досье.
Мысль о том, чтобы попытаться выбраться обоим возникла моментально, но как это можно было сделать? Как ни странно, помог Слай, достав информацию о расположении электронных ловушек. Только прохождение трассы в их случае не гарантировало победу. Да и оставлять в живых ни его, ни Джареда, Сэра, похоже, не собиралась.
И вот тут возникал единственный жизнеспособный вариант к тому, чтобы выжить - побег. Но вместе с ним возникала и проблема: они находились на острове, и выбраться с него можно было только по мосту, вдоль которого стояли вышки с охраной. Решалась эта проблема просто – проехать мост на машинах. Бронированных машинах, которые будут использоваться ими на последнем этапе. Этот ход был придуман для большей зрелищности шоу, и вполне мог сыграть на руку беглецам.
Дженсену оставалось сделать еще несколько вещей: во-первых, убедить Сэру, что он не собирается помогать Джареду; во-вторых, убедить в том же самого Джареда, но при этом зародить в нем червячок сомнения; и в-третьих – подготовить машины таким образом, чтобы охрана заранее ни о чем не догадалась.
Первые два пункта прошли практически без осечек. Правда, Дженсен не был уверен, смог ли он зародить в Джареде сомнение, но, в конечном итоге, это было уже неважно. Главное, что оставалось – это дожить до третьего этапа. И они отлично с этим справились.

***

Сэра смотрела нарезку из кадров, которые в должны были пойти в монтаж второго этапа гонки и улыбалась. Это оказалось именно то, на что она рассчитывала: много адреналина, пота, крови, страха и криков. Пятерка, вышедшая во второй этап, практически сразу стала четверкой. Один из участников на выходе на поверхность был раздавлен огромной плитой, упавшей с покатой крыши разрушающегося буквально на глазах у зрителей ангара.
И неважно, что на самом деле Сэра просто нажала на кнопку пульта управления в своем кабинете, отпуская пружину, удерживавшую ту самую плиту. Это давало чувство вседозволенности и могущества. Именно Сэра Гэмбл решала здесь, кому жить, а кому – умереть.
Вот на экране появилась финишная дистанция – всего несколько сотен метров по ровной бетонной площадке – и две спортивные машины, мчащиеся к ярко белеющей под весенним солнцем полосе. Скрип тормозов раздался чуть с задержкой, когда одну из машин уже развернуло, и вторая, протаранив, потащила ее вперед, невольно отдавая победу тому, кто сидел там, в покореженном аварией кресле.
- Как там Ливингстон? – Сэра повернулась к стоящему за ее спиной Саймону.
- К завтрашнему вечеру должен оправиться. К тому же, вы все равно не собирались оставлять его в живых.
- И тем не менее, я бы хотела, чтобы завтра перед началом этапа он выглядел достаточно презентабельно для того, чтобы дать интервью для шоу.
- Хорошо, я прослежу.
- Я на тебя полагаюсь, - Сэра снова вернула свое внимание мониторам с мелькающими кадрами. – Завтра последний день, а потом вся слава мира будет нашей…

***

Сбор и инструктаж оставшихся трех участников шоу производился в кабинете директора тюрьмы. Джаред стоял, вытянувшись в струнку, и старался даже исподтишка не рассматривать находящегося рядом и делающего вид, что они незнакомы, Дженсена.
- Ну что ж, вот вы и в финале, мальчики, кто бы мог подумать, да? - Сэра усмехнулась. – Но это риторический вопрос. Главный: кто сегодня придет первым?
«Живым, ты хотела сказать», - подумал Джаред, ловя на себе ее внимательный взгляд.
- Джаред, я бы очень хотела, чтобы ты выиграл. Ты же понимаешь, что твоя... - Сэра замялась, подбирая слово, - неудача сильно испортит и без того напряженные отношения между моим мужем и твоим отцом. Майкл, - взгляд переметнулся на стоящего по правую руку от Джареда Ливингстона, - я бы с удовольствием приобрела абонемент на все заезды с твоим участием. Лет на десять вперед. Дженсен… - Сэра снова сделала паузу, - мой любимчик. Не хочу расставаться с тобой, но никто ведь и не говорит, что твоя победа разлучит нас. В любом случае, мальчики, я бы хотела, чтобы вы все трое пришли к финишу живыми и здоровыми, и буду очень разочарована, если кто-то из вас погибнет.
Кислое выражение лица стало отличной иллюстрацией к тому, насколько именно Сэра расстроится в результате гибели своих финалистов.
- Желаю вам всем удачи!

***

Машина была подготовлена практически безупречно, не то что вчерашняя консервная банка. Дженсен завел двигатель, вслушиваясь в его ровное рычание, потыкал пальцем в кнопки бортового компьютера, проверяя работоспособность установленных Слаем систем выпуска масла, зажигательной жидкости и огня.
Была еще одна кнопка - банальная катапульта, которой, Дженсен надеялся, воспользоваться не придется. Все было в норме.
Рядом, чуть подсвистывая двигателем, стоял бронемобиль Джареда. В отличие от обшитого листами десятимиллиметрового железа модифицированного Лексуса Дженсена, это был специальный бронированный полицейский Форд. Чем были напичканы его внутренности, можно было только догадываться. Джаред выглядел очень сосредоточенным, глядя перед собой и беззвучно шевеля губами. Хотя, возможно, он читал молитву или переговаривался со своим механиком. В отличие от предыдущих двух этапов в этом у них была связь с командой, которая могла в любой момент помочь - советом или простой поддержкой. Естественно, физическая помощь была невозможна.
Машина Ливингстона - переделанный крытый Додж была менее маневренна, чем Лексус или Форд, но больше походила на танк, и это означало, что вывести ее из строя будет намного сложнее.
Вокруг уже стемнело, вдоль трассы, подсвечивая направление, зажглись фонари.
- Слай, можешь сделать мне связь с Пимблтоном?
- Могу, но тогда ты потеряешь связь со мной.
- Идет. Соединяй.
- Секунду.
В динамике защелкало, раздались голоса двух механиков, переругивающихся о соблюдении установленных правил, и, наконец, осталось только чуть учащенное дыхание.
- Джаред?
- Дженсен?
- Слушай меня внимательно и не перебивай. Для того, чтобы выбраться, нам придется убрать Ливингстона. Ты готов?
- Убрать? Ты охренел?!
- Ты хочешь жить?
- Но не ценой же жизни другого!
- Все мы живем за счет других, и ты не исключение.
- Я...
- В любом случае, держись за мной и будь внимателен. Что у тебя в арсенале?
- Эм, не уверен, что должен тебе об этом говорить.
- Джаред!
- Давай договоримся так: каждый за себя, как ты и предлагал.
- Зачем ты так?
- Как? Чем я хуже или лучше тебя? Ничем. Все, не забивай эфир.
- Блядь, Падалеки, да ты хоть понимаешь...
- Я все понимаю и у меня к тебе одна просьба: забудь только что произнесенную тобой фамилию.
- Черт с тобой, делай, как хочешь.
Дыхание в динамиках осталось, но Дженсен замолчал, понимая, что сейчас Джаред просто пошел на принцип. Ну что ж, значит, придется все делать в одиночку.

Машины буквально рванули с места одновременно с тем, как на светофоре загорелся зеленый сигнал, и Дженсен сразу вырвался вперед, маневрируя между установленными по всей трассе препятствиями: бетонными блоками, нагромождениями металлолома и встроенными ловушками. С последними было сложнее всего - их механизм срабатывал от простого давления, но реальную угрозу они представлял не для той машины, которая их активировала, а для идущей следом. И только тут Дженсен понял: Джаред был прав - им нельзя было идти друг за другом, только параллельно. Другое дело, что возможно это было лишь в теории. В реальности же участки, где две машины могли бы достаточно свободно разъехаться, перемежались с узкими, так называемыми "бутылочными горлышками", а набранные скорости не позволяли маневрировать с достаточной уверенностью.
Впереди, как раз за полосой с шипами, был такой узкий участок, а позади Додж прижимал Форд к стене здания, ограничивающего трассу с левой стороны.
- Впереди шипы, постарайся отстать от него, я активирую, - Дженсен, до этого момента намеревавшийся объехать место активации ловушки, резко свернул к подсвеченному голубым неоновым светом кругу на бетонном покрытии трассы.
Ответа не последовало, но по скрипу тормозов стало ясно, что кто-то из двоих в ловушку все-таки попал. Снизив скорость, Дженсен посмотрел в боковое зеркало и увидел, что активировавшись и исполнив свое предназначение, шипы так и остались лежать длинной лентой поперек трассы, не позволяя проехать дальше, не повредив машину. Додж, как и предполагалось, стоял со спущенными передними колесами, но стоило Дженсену остановиться окончательно, как, взревев двигателем, он, словно танк, двинулся вперед – на него, скрежеща застрявшими в резине шипами по бетону.
- Ну же, Дженсен! - голос Джареда ворвался в динамики, перекрывая нарастающую панику. В прошлый раз именно на шипах Дженсен чуть не погиб. И тут же раздался треск; Додж вильнул, сворачивая с трассы.
- Что это?
- У меня тут пулемет! - в голосе Джареда проскользнуло такое ликование, будто он был мальчишкой, сражающимся на игровых автоматах.
- И ты молчал? - Дженсен выключил двигатель. - Прикрой меня, не хочу, чтобы этот псих что-нибудь со мной сделал.
- Ты куда? По правилам покидать кабину нельзя!
- А кто сказал, что тут играют по правилам? - Дженсен выбрался из машины и направился в сторону дымящегося Доджа. Ливингстон так и не вылез, а это был плохой знак. Труп теперь уже бывшего гонщика выпал, стоило только распахнуть дверь. Ремни безопасности не были пристегнуты.
- Вот придурок, - Дженсен сплюнул сквозь зубы и помахал Джареду, жестами показывая, что с этой стороны им уже опасаться нечего.
- Что с ним? - выбравшийся из своего Форда Джаред подошел и заглянул Дженсену через плечо.
- Он мертв. Ты отличный стрелок, - Дженсен обернулся. - Что дальше?
- На выход?
- А как же правило выживания? Все эти: "Каждый за себя"?
- Сейчас для нас с тобой есть только одно правило: вместе или никак.
- Вот это мой Джаред. Тогда, думаю, Сэра уже в курсе, и за нами отправили пышную похоронную процессию. Дождемся?
- Пусть сначала догонят!

***

- Миссис Гэмбл, кажется ситуация вышла из-под контроля, - Саймон смотрел на экран монитора.
- Я и сама вижу, - Сэра раздраженно откинула со лба прядь волос и повернулась к начальнику охраны. - Сейчас же остановить! Устроить заслон на мосту! Вы еще здесь?!
- Да, мэм! - Льюис исчез за дверью.
- Ты, машину к подъезду. Если они прорвутся, я лично хочу участвовать в их поимке.
- Да, мэм! - Саймон выскочил из кабинета следом за начальником охраны.
- Сговорились! Но когда? - сделав несколько шагов по кабинету, Сэра схватила со стола мобильный телефон. - Дональд! Тебя никогда не бывает, когда ты нужен! Чертов автоответчик! - телефон полетел в стену, брызнув в стороны осколками пластика.
- Машина ждет, - Саймон заглянул в кабинет, опасаясь попасть под летающие по нему предметы.
- Иду! - пресс-папье упало, совсем немного не долетев до двери. - Саймон!
- Да?
- Скажите Льюису, чтобы их пропустили.
- Пропустили?
- Да, они сейчас сбегают? Дадим им фору, а потом...
- При попытке к бегству, я понял.

***

- Дженсен, ворота! – Джаред вжался в кресло, молясь всем святым о том, чтобы им повезло.
- Вижу!
Машина резко зашла на вираж, сворачивая на выездную дорогу к мосту, в начале которого маячили ярко освещенные ворота с огромной надписью по верху «Тюрьма «Фэлкон»».
- Они открыты!
- Значит, Сэра решила поохотиться, - Дженсен с азартом надавил на педаль и крутанул руль, выравнивая рвущийся вперед Лексус. – Что ж, женщинам отказывать не по-рыцарски. А топлива нам хватит до канадской границы.
- Да, хотел бы я вернуться домой. И пусть Кэлли никогда больше не нальет мне ни грамма, лучше ее ругань, чем игры от миссис Гэмбл.
- Не дрейфь, вот увидишь, уже послезавтра мы будем смеяться, вспоминая сегодняшний вечер.
- Да уж, - Джаред выглянул, отмечая, что на вышках нет ни одного охранника. – Похоже, охота будет поистине королевской: два лиса и толпа загонщиков.
- Главное, добраться до семидесятого шоссе, а там мы сможем затеряться так, что нас не найдут.
Стрелка спидометра подползла к отметке сто миль в час, и съехавшую с бетонной эстакады моста на грунтовую дорогу машину тряхнуло, занося в сторону. Джареда повело вперед.
- Держись! – одной рукой выворачивая руль, Дженсен второй ухватил Джареда за воротник, удерживая в вертикальном положении. – Ты мне нужен живой и здоровый!
- Спасибо! – Джаред с силой вцепился в поручень над головой, кляня механиков за то, что они не предусмотрели возможность присутствия в этой машине кого-то помимо водителя.
Они успели проехать что-то около семи миль от моста, как сзади послышался вой полицейских сирен.
- Твою мать, слишком быстро, мы не успеваем!
- Успеем!
Но они не успели. Всего каких-то двадцать миль, и задние колеса взорвались, юзом вынося машину на обочину и переворачивая ее.
«Ну вот и все» - мелькнула у Джареда последняя мысль, и он потерял сознание.

Эпилог

Писк больничного монитора мог бы поднять и мертвого. Во всяком случае, именно таким себя Дженсен ощущал ровно до того момента, пока не открыл глаза. Все вокруг было в бело-зеленых тонах, яркий свет ослеплял, а кондиционированный воздух, касающийся обнаженной кожи, заставлял дрожать от холода. Попытка пошевелиться ни к чему не привела.
- Сестра, - голос показался чужим и далеким, но в поле зрения тут же появилась женщина в медицинской робе. – Пить…
- Вам пока нельзя, - произнесла она, но тут губ коснулось что-то холодное и влажное. – Вот так будет легче. Я сейчас позову доктора.
Ее не было минут пять, а когда вернулась, вместе с ней пришел пожилой мужчина с аккуратной седой бородкой и стетоскопом, висящим на шее.
- Что тут у нас? – произнес он, доставая из кармана фонарик и светя им в глаза Дженсена. – Реакция зрачков на свет нормальная. Ну-ка, дружок, скажите что-нибудь?
- Как я здесь… - горло запершило, и Дженсен закашлялся.
- Отлично, отлично, - мужчина повернулся к медсестре: - Продолжаем выводить из комы по стандартной схеме.
- Хорошо, доктор, - женщина кивнула и, дождавшись момента, когда врач вышел из палаты, наклонилась к Дженсену, снова смачивая его губы: - Все хорошо, раз доктор ничего не сказал, значит все просто отлично. Вот увидите, завтра вы сможете сидеть, а там и бегать начнете. Знаете, как наши пациенты бегают! А пока отдыхайте, - она повернула колесико на одной из капельниц.
- Спасибо, - прошептал Дженсен, прежде чем снова уснуть.


***

Память возвращалась кусками и, чаще всего, во сне. Именно после пробуждения только что виденные картинки превращались во что-то живое, вытягивая за собой нить воспоминаний о прошлой жизни. Но этого было мало – никак не связанные между собой отрывки, которые не всегда несли достаточную информационную ценность. Врачи сказали, что все вернется, нужно только подождать, и Дженсен терпеливо ждал.
Пошел второй месяц, как его вывели из лечебной комы, и он уже мог ходить самостоятельно, пока еще используя ходунки, но продолжая тренироваться, раз за разом проходя все большие расстояния по больничному парку. Синяки и ссадины давно зажили, ребра почти не ныли, а тихий звон в ушах, изредка сопровождаемый головной болью, легко снимался желтенькой таблеткой, всегда ожидающей его после прогулки в лотке на тумбочке возле кровати.
Этот день был бы таким же, как и остальные, если бы не одно «но»: в палату к Дженсену, где он до того момента жил один, подселили молодого парня. Тот показался смутно знакомым, но память, подводя, как обычно, ничего на имя «Джаред» не выдала, и Дженсен только улыбнулся, пожимая руку новому знакомому.
Из-за чего Джаред попал в эту клинику, тот толком не ответил, произнеся лишь какой-то сложно выговариваемый диагноз на латыни. От просьбы пояснить он отмахнулся, посоветовав в случае, если это так интересно, обратиться к его лечащему врачу. Дженсену было все равно, лишь бы не заразно, и он отказался от этого предложения, в свою очередь, позвав Джареда погулять в парке вместе с ним. В конце концов, он приехал из «большого» мира, и послушать его истории было намного заманчивее, чем напряженное молчание сестры Лил, приставленной к нему в качестве сиделки.
Так и получилось, что Дженсен провел вместе с Джаредом почти целый день. А потом и ночь: во сне. Сон был странным и до жути реальным, даже несмотря на то, что Дженсен вполне осознавал, что окружающее его всего лишь игра уставшего за день сознания.
Он был на обочине какой-то проселочной дороги, окруженный полицейскими машинами. Перед ним с револьвером в руках, целясь прямо ему в сердце, стояла темноволосая женщина, а сверху завис вертолет, освещая и ее, и самого Дженсена. Женщина что-то кричала, но из-за шелеста лопастей и свиста создаваемого ими ветра ее слова невозможно было разобрать. Затем где-то справа раздался взрыв, Дженсен развернулся в ту сторону…
И проснулся от боли за грудиной, обливаясь потом и тяжело дыша.
- Дженсен, - сосед сорвался с кровати, включая ночник, и подал ему стакан с водой, - на, выпей.
- Спасибо, - опустевший стакан вернулся на тумбочку. – Извини, я тебя разбудил.
- Ничего. Это был кошмар?
- Да.
- И часто они тебе снятся?
- Нет. Никогда. Это был первый, который я помню.
- Расскажи?
- Все слишком реально. Я не уверен, что это был просто сон. Может, это именно то, из-за чего я потерял память?
- Расскажи, - снова повторил Джаред, присаживаясь на край кровати Дженсена, - и мы попробуем разобраться. Знаешь ведь, что в одиночку всегда сложнее, чем вдвоем.
- Не уверен. Мне кажется, что когда-то я был одиночкой. Во всяком случае, мне никогда не скучно наедине с собой.
- Неправда, ты всегда был компанейским, - Джаред запнулся. – Ну, я так думаю. Ты просто не можешь быть одиночкой. Ты не такой.
- Джаред, - Дженсен не понял, с чего это взял, но ему очень захотелось задать внезапно пришедший в голову вопрос: - А почему ты не любишь, когда тебя называют кратким именем?
- С чего ты взял?
- Не знаю, просто… Просто помню, - внезапно картинка сна дополнилась еще одним кадром: там, на обочине, возле взорвавшейся машины в странно изломанной позе лежал мужчина, и Дженсен сквозь затухающее сознание услышал крик: «Джаред!».
- Ты! Ты тоже там был?!
- Где? Дженсен? Где я был?
- Там, в моем сне, на той дороге, - в висках резко заломило, и Дженсен со стоном откинулся на подушку. – Таблетка, в тумбочке.
- Держи, сейчас воды налью.
- Спасибо, не надо, я так.

***

- Вы уверены?
Голоса пробивались к сознанию, словно сквозь плотное ватное одеяло.
- Да, конечно, это был только сон, но он узнал меня. Вспомнил меня.
- Джаред, вы понимаете, что в данном случае это может быть не воспоминание, а всего лишь замещение?
- Я понимаю, но вы же знаете, как долго мы… я ждал. Доктор, он меня спас, я не могу оставить его в таком состоянии.
- Джаред… Что случилось? – Дженсен, наконец, решился открыть глаза.
- Дженсен, ты проснулся! – Джаред метнулся к его кровати, лишь на доли секунды опередив врача. – Ты вчера, точнее – сегодня ночью потерял сознание.
- Из-за чего?
- Вы просто слишком переутомились, Дженсен, постоянные тренировки утомили слишком быстро выздоравливающий организм. Вам надо отдохнуть, - врач откинул укрывающее Дженсена одеяло и костяшками пальцев простучал колени.
- Джаред? – Дженсен посмотрел на соседа.
- Я побуду с тобой.
- Уверен?
- Конечно, у меня там, - Джаред махнул в сторону своей кровати, - целая стопка комиксов про Супермена. Буду читать тебе вслух.
- Упаси меня боже от того, чтобы ты читал вслух! – эта фраза вырвалась раньше, чем Дженсен осознал, что уже когда-то говорил ее. – Господи… Кажется, я и в самом деле заболеваю.
- Да нет, скорее ты выздоравливаешь, а читать я буду, и не смей мне возражать!

***

- Джаред Тристан Падалеки, - Дженсен держал в руках медицинскую карту Джареда. – Почему мне кажется, что у тебя должна быть другая фамилия?
- Наверное, потому, что так и есть? У меня другая фамилия. Последние два с небольшим года.

***

- Тут нет прачечной, чтобы отстирывать крошки в твоих карманах, - Дженсен поморщился, глядя на то, как Джаред складывает оставшееся после обеда печенье в карман больничной робы.
- Ты еще курить начни, ага?
- Курить? А это неплохая идея. Где бы достать сигарету?

***

- Когда-нибудь я вспомню все, и тогда ты уйдешь. Или раньше, когда твое лечение закончится.
- Никогда.
- Никогда не закончится?
- Никогда не уйду.
- Ты меня пугаешь. Этот момент сейчас напоминает мне сцену из дешевого бульварного романа. Только я не девушка, а ты – не рыцарь в сверкающих доспехах.
- Да уж, как девушка ты меня нисколько не привлекаешь.
- И слава богу.
- И все-таки, я никогда не уйду.
- Не зарекайся.
- Ты вспомнишь и поймешь, что я прав.

***

- Джаред?
- Да, отец?
- Долго ты еще собираешься там торчать?
- Столько, сколько понадобится Дженсену, чтобы восстановиться.
- Ясно. Значит, возвращаться ты не собираешься?
- Нет.

***

- Я до сих пор не знаю, кто оплачивает мое лечение.
- Источник пожелал остаться анонимным.

***

- Знаете, мистер Падалеки, - Джеффри сидел в кабинете своего босса и пил кофе из большой фарфоровой чашки, - я всегда полагал, что выжить можно лишь в том случае, если отвечаешь только за самого себя. Но ваш сын сломал во мне это убеждение. Кто бы мог подумать, что его желание спасти этого Эклза зайдет так далеко, что заставит выжить в ситуации, в которой другой бы умер. Я ведь тогда думал, что не довезу их.
- Давай не будем об этом, - Джеральд глубоко затянулся, сбивая пепел с сигары в бронзовую пепельницу, - расскажи лучше, что там с этой Гэмбл?
- О, с ней все просто. Отделение для вип-клиентов психиатрической клиники имени Юнга, приняло ее с распростертыми объятиями. Думаю, она еще долго оттуда не выйдет.
- Вот и хорошо. Завтра возвращается Мэган. Думаю, стоит ее привлечь к семейному делу.

***

- Джаред, а ты знаешь главное правило выживания?..

Конец



Сказали спасибо: 22

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию



Не придется переплачивать - оптовая церковная лавка интернет-магазин предлагает низкие цены.
Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1380