ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
763

Первое впечатление

Дата публикации: 24.06.2013
Дата последнего изменения: 24.06.2013
Название оригинала: First Impressions
Автор оригинального текста: Ancasta
Автор (переводчик): Lakimi;
Ссылка на оригинал: http://ancastar.livejournal.com/84858.html
Разрешение на перевод: получено
Бета: Rubin_Red
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; романс;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Саммари: На голливудской вечеринке Джаред встречает Дженсена и принимает его за хастлера…
Глава 1

– Чад, ты уверен?

– Говорю тебе, этот парень – профи. Я слышал, как он свои расценки обговаривал с тем тощим лысым чуваком.

Джаред вздохнул и рискнул кинуть еще один вороватый взгляд. Высокий, широкие плечи, подтянутая задница, идеальные черты лица, идеальные волосы. Господи. Да если бы Джареда попросили перечислить всё, что его заводит, то он бы просто перевозбудился, описывая этого мужчину. Тот был всем, что Джареду нравилось в парнях и даже больше.

– Да даже если он и для съёма, я бы все равно ни фига не смог себе этого позволить, – заключил Джаред и отвернулся, делая глоток пива. Еще не хватало, чтобы этот идеальный парень поймал его на пускании слюней.

– Полная и безоговорочная брехня. И ты это знаешь, – с пьяной уверенностью заявил Чад на правах старого друга. – Твой первый гонорар скоро тебе дыру в кармане прожжёт. И если член этого парня не золотом крытый, то позволить его себе ты можешь. Сам говорил, что хочешь отметить и порадовать себя. Ну и назови мне способ лучше?

– Я вообще-то какой-нибудь отличный стейк или прокачку машины имел в виду, – отозвался Джаред, – но никак не пару часов с проституткой.

Рядом повернулась и нахмурилась в их сторону старлетка с искусственным загаром. И Джаред внезапно вспомнил, что вообще-то они тут не одни. Чёрт бы побрал эти битком набитые вечеринки. Джаред их просто ненавидел. И в этот раз даже бы не заморочился появиться, если бы его агент на совесть не надавил.

Будто взяв на заметку джаредов конфуз, Чад наклонился чуть ближе:

– Слушай, друг. Лезть в твою сексуальную жизнь – это последнее, чего мне бы хотелось, уж поверь. Но богом клянусь, если ты с кем-нибудь не трахнешься – и скоро – я начну искать себе нового соквартирника.

Это был удар ниже пояса. Джаред знал Чада дольше всех своих остальных друзей вместе взятых. Так что с легкой болью в голосе до конца справиться не удалось.

– Ты о чем это?

Чад нахмурился и сощурил глаза (еще больше обычного):

– Я о том, что весь этот твой гомо-ангст печально отражается на моем либидо.

– "Гомо-ангст"? Какой еще "гомо-ангст"? – возмутился Джаред громче, чем собирался. К счастью в этот раз рядом никого не оказалось. – Я ни с кем не встречаюсь. Я даже в квартиру никогда никого не приводил, что – и это я еще мягко выражаюсь – совсем нельзя сказать про тебя!

– Вот именно! – Чад начал жестикулировать так активно, что плеснул себе на рукав джин-тоником. – Ты ни с кем не встречаешься. Но хочешь, и это я могу понять. У мужчин есть потребности как-никак. Да вот только после того как этот ублюдок Рэнди все мозги тебе выебал вместо задницы, ты даже попытаться что-то изменить не хочешь.

– Неправда, – Джаред нервно хлебнул пива. Хотя вообще-то так и было. Они с Рэнди встретились в спортзале, где у Джареда тогда был абонемент. И Джаред месяцами по нему сох, пока Рэнди сам наконец его не пригласил. К концу первого свидания Джаред был по уши влюблен. К концу пятого – все было кончено.

– Чувак, кончай мне тут лапшу вешать, – Чад вытер мокрое запястье о ткань штанов. – Я был там, помнишь? И то, что этот мировой говнюк дал дёру, как только ты предложил ему свою вишенку, совсем не значит, что и другие так же поступят. Пора бы тебе вернуться в игру.

– Дёру... – мягким эхом отозвался Джаред, опустив голову. Что самое печальное, Чад совершенно не преувеличивал. Рэнди увлекся Джаредом, даже очень, но это до тех пор, пока не узнал, что будет у него первым. И этого он уже не захотел.

"Прости, Джей, но я не собираюсь быть ничьим тренажером".

И вместо того, чтобы думать о себе как о ком-то, кто разобрался в своих пристрастиях просто с небольшим запозданием, Джаред из-за случившегося, начал ощущать себя ненормальным, заразным. И если честно, так он себя чувствовал до сих пор.

– Пораскинь мозгами, – Чад закинул пахнущую джином руку Джареду на плечо. – Если платишь, то обламывать тебя не станут. Ты устанавливаешь правила. Просто подумай. Это же идеальный шанс расстаться наконец с твоей долбанной девственностью и начать уже получать удовольствие от жизни.

И этого хотелось… почти так же сильно, как и самого мистера Совершенство.

– Ну-у, что-то в этом есть.

– А то! – слегка встряхнул его Чад. – Я вам не просто красота сногсшибенная.

Джаред улыбнулся:

– Это так. Ты хороший друг.

– Да просто ох-ре-нительный, – припечатал Чад, допивая напиток.

– Ну ладно, – Джаред глубоко и медленно вздохнул. – Может ты и прав, может это и неплохая идея. Так это… Что делать-то?

– Пойди и узнай, свободен ли он, – пожал плечами Чад. – А пока ты этим занят, я поищу, где бы сегодня не переночевать.

– А если несвободен?

– Назначь дату и время. И чем скорее, тем лучше. Потом позвонишь мне, чтоб я знал, чего ждать.

"Назначь дату". Как поход к зубному или к парикмахеру. Небольшое усилие и больше никакие Рэнди в мире не выпнут его из постели всего лишь с коротким: "Я позвоню".

И если рассматривать проблему с такой стороны – решение становилось очень простым.

Кивнув, Джаред расправил плечи и поставил почти пустую бутылку на ближайший поднос:

– Ладно. Да. Я сделаю это. Пожелай мне удачи.

– Возьми его, тигр, – сердечно похлопал Чад Джареда по спине. – Иди и купи себе кусочек вечности с проституткой твоей мечты.

С хихиканьем, грозящим перерасти в истерику, Джаред оставил друга и начал осторожно пробираться сквозь живописное скопище. Мистер Совершенство, к которому он направлялся, казалось не замечал его маневров, занятый беседой со стильно одетой женщиной, годящейся ему в матери. И Джаред в душе искренне понадеялся, что они не были в процессе договора о собственной встрече. Он конечно слышал выражение: "Промедление смерти подобно", но если его сейчас отбреют, и это после того, как он наконец всерьез набрался смелости подойти, придется реально задуматься о карме.

– Значит, увидимся с вами во вторник? – приближаясь, расслышал голос женщины Джаред. – В обычное время?

Мистер Совершенство обаятельно улыбнулся.

– Вам от меня ни за что не избавиться, – и, словно галантный кавалер прошлого, склонился к ее руке.

Женщина казалась приятно удивленной.

– Да вы, сэр, просто соблазнитель.

Что того похоже нисколько не смутило.

– Ну что я могу сказать? Вы меня вдохновляете.

"Ого! – удивился про себя Джаред. – А он хорош".

Женщина кокетливо хихикнула:

– До вторника, Дженсен. А пока, постарайтесь вести себя хорошо.

– Сделаю все, что в моих силах.

Как только женщина исчезла в толпе, Джаред наконец преодолел оставшиеся до Дженсена пару шагов и выдавил:

– Привет.

Тот слегка повернулся и глянул... зелеными, ясными и такими же прекрасными, как и всё в нем, глазами. Блин. Да парень в своей области наверное лопатой деньги гребет.

– Привет.

– Я – Джаред, – протянул руку Джаред.

Слегка поколебавшись, Дженсен ответил рукопожатием. Очень таким достойным рукопожатием.

– Дженсен. Приятно познакомиться.

Пару секунд они просто стояли, уставившись друг на друга, пока Джаред не брякнул:

– Так это… много таких тусовок посещаешь?

Отлично. Просто отлично. Чудесное начало беседы. Едва ли не в шаге от "Часто здесь бываешь?" (1). И он еще удивлялся, что ему ничего не обламывается.

К счастью, Дженсен, похоже, ничего такого не заметил:

– Не особо. Но как бы, знаешь, приходится по работе.

"Ну да, – кивнул про себя Джаред. – Смысл есть. Проституткам тоже нужны связи, как и всем, в общем-то".

– Да, знаю, о чем ты. Мой агент постоянно давит, чтобы я чаще на людях появлялся. Но по правде, мне это самому не сильно-то нравится. В половине случаев я просто слоняюсь без дела и чувствую себя последним придурком.

– Ты актер? – уточнил Дженсен.

– Угу. Начинаю, правда, только, но да.

– Я что-нибудь видел?

– Ну я снялся в рекламе на национальном ТВ, – Джаред расплылся в ярчайшей улыбке. – Для "Адидас". Это где группка парней играет в баскетбол, а потом к ним подтягивается девчонка и всех обставляет. Вот я – один из этих парней.

– Это я догадался, да, – пробормотал Дженсен с ответной улыбкой и сделал глоток. Виски, кажется. А может, бурбон.

– Ролик уже вовсю гоняют, – с жаром продолжил Джаред. – Мама, когда звонила, сказала, что видела его на прошлой неделе во время "Идола Америки" (2). Она жутко разозлилась из-за того, что передачу не записывала.

– Извини, не думаю, что видел, – отозвался Дженсен. В голосе, кажется, звучало искреннее сожаление. – Я телевизор почти не смотрю. Работаю в основном вечерами.

"Ну естественно же, – подумал Джаред. – Когда еще ему работать?" И мотнул головой:

– Да все равно ничего особенного.

– Это не так, – возразил Дженсен. – Сняться в рекламе на национальном – серьезное достижение. Ты должен гордиться собой. И особенно, если ты в городе новенький. Поверь, я знаю, как это может быть тяжело.

– Угу, – отозвался Джаред. В душе начало разгораться сочувствие. Что заставило Дженсена согласиться на такую жизнь? Что, если он приехал в Голливуд – точно как Джаред – надеясь на большой прорыв, а закончил вот так. Что же случилось? Если он потерпел неудачу, то неужели не нашлось кого-то, к кому он мог бы обратиться за помощью, друзей, на которых мог положиться? У Джареда заныло сердце.

– Наверное, мне просто повезло.

Дженсен кивнул, пригубив напиток:

– Не стоит недооценивать важность удачи.

– Угу, – Джаред неловко сунул руки в карманы. – Удача – это хорошо.

Дженсен изучал его поверх кромки стакана теплым, одобрительным взглядом. И он совсем не выглядел, будто ему скучно и он мечтает сбежать поскорее, несмотря на более чем неловкую беседу. Может он уже рассматривал Джареда как возможного клиента? Похоже, оставался только один способ все прояснить.

– Так, эм… ты здесь один? – Джаред искренне понадеялся, что надежда, прозвучавшая в его голосе, не настолько очевидна. Не похоже было, чтобы Дженсен с кем-то особенно время проводил. Из того, что удалось разглядеть Джареду, тот в основном старался держаться в стороне, только изредка общаясь то с одним, то с другим. И не заметно было, чтобы хоть кому-то удалось надолго завладеть его вниманием.

– Ага, – подтвердил Дженсен. – Я тут сам по себе. А ты?

– О. Я, эм… мы с моим соседом по квартире вместе пришли, – Джаред оглядел комнату в надежде отыскать друга. Чад охмурял миленькую брюнетку возле бара. Ей вроде бы нравилась его компания, так что, похоже, угрызения совести Джареду по поводу того, где приятель проведет ночь, не грозили. – Но я более чем уверен, у него на сегодняшний вечер большие планы.

– Планы, означающие, что в квартире его не будет? – поинтересовался Дженсен.

Джаред точно не был уверен – он себе не доверял в этих вопросах – но, кажется, это прозвучало предложением, или, по крайней мере, заигрыванием. Так что, отвечая, он очень старался не выглядеть настолько же сильно взволнованным, как себя ощущал:

– Ну-у, так он примерно и сказал.

Дженсен слегка сжал губы и наморщил лоб, будто обдумывая ситуацию:

– Знаешь… Удача – это конечно хорошо. Но вот уединение может быть еще лучше.

– Да? – кажется, сердце Джареда пропустило удар. – Значит, ты свободен?

– Может быть, – промурлыкал Дженсен. Теплота в его глазах мгновенно сменилась обжигающим жаром. – Есть идеи?

– Ну-у, я не знаю, – Джаред опустил глаза, нервно запустив руку в волосы. – В смысле… наверное стоит узнать сколько ты просишь, – и поднял голову, чувствуя, как ненавистный румянец расползается по коже.

Дженсен нахмурился:

– Сколько прошу?

– Угу, – пробормотал Джаред, задумавшись над выражением лица Дженсена. Как-то он не выглядел очень довольным. И Джаред поторопился добавить, надеясь исправить ситуацию:

– Прости. Я был невежлив? Я просто не знаю, как это правильно делается. Никогда раньше никого не нанимал. В смысле… не тех, кто занимается тем, чем ты. Не положено спрашивать про цену?

Дженсен долго изучал Джареда нечитаемым взглядом, затем проглотил в один заход все, что оставалось в стакане, отставил его и сухо поинтересовался:

– И чем же конкретно, по-твоему, я занимаюсь?

– Ну-у… я думал, что… – Джаред почувствовал, как по спине пополз холодный пот. Плохая была идея. Очень-очень плохая идея. – Неважно. Знаешь, что… Мне жаль. Забудь об этом, – и повернулся уйти. Вот только Дженсен схватил его за запястье, останавливая.

– Не хочу забывать, – и сильнее сжал пальцы. – Просто хочу убедиться, что мы правильно друг друга поняли. Ты искал приятного общества, верно?

Джаред посмотрел на поймавшую его руку, поднял глаза и нервно облизал губы:

– Верно.

– Кинки или ваниль?

Как ни старайся, удерживать мрачный взгляд Дженсена категорически не получалось. Джаред снова отвел глаза:

– Эм… ваниль… наверное.

Дженсен начал легонько ласкать большим пальцем внутреннюю сторону его запястья:

– И чего бы тебе хотелось?

Это заставило Джареда вскинуть голову.

– В смысле?

Кажется, Дженсена развлекала его нервозность.

– Что ты хочешь? Руку? Рот? Что-нибудь побыстрее? Или наоборот – подольше?

Джаред тяжело сглотнул:

– Я… эм, не хочу торопиться.

Дженсен улыбнулся. И как-то совсем не сказать, что дружелюбно.

– Хочешь меня трахнуть?

– Нет, – быстро возразил Джаред. – Вообще-то… я надеялся, что ты.

Палец Дженсена замер в движении.

– Да?

– Угу, – кивнул Джаред. – Ты таким не занимаешься?

Пришла очередь Дженсена выглядеть растерянным. И он выпустил плененную руку:

– Нет, я… эм… занимаюсь.

Некоторое время Дженсен просто молчал и смотрел на него долгим, тяжелым взглядом, будто решая что-то для себя.

– Тысяча баксов.

Джаред выпучил глаза:

– За трах?

– За ночь.

Целую ночь? Да, стейк явно обошелся бы дешевле, но Чад был прав – Джаред мог себе это позволить.

– О. За ночь. Хорошо.

Даже лучше, чем хорошо. Офигенно! Не так уж и много парней Джаред успел узнать за всю свою печальную сексуальную жизнь, но Дженсен все равно был куда круче любого из них. Вот только…

– Ты кредитки принимаешь?

Дженсен хохотнул и покачал головой:

– Чувак. Похоже, что у меня в кармане где-то считывающая машинка припрятана?

– Нет. Нет, прости, – снова затараторил Джаред. Вроде Ричарду Гиру не приходилось так мучиться в "Красотке". – Просто… У меня с собой, может, сорок-пятьдесят баксов есть, и вряд ли банкомат позволит снять больше пары сотен, и я боюсь, что…

– У тебя есть чековый счёт, Джаред? – Дженсен выглядел спокойным. Но Джареду показалось, что он заметил смешинки в зеленых глазах.

– А ты готов взять чеком? – удивился Джаред.

– Почему нет? – Дженсен скрестил руки на груди. – Планируешь меня наколоть?

– Что? Нет! – возмутился Джаред. – Нет. Я бы никогда так не сделал.

Дженсен пожал плечами:

– Тогда не вижу проблемы. Кроме того… Мы же к тебе поедем?

Джаред кивнул:

– Ага, ко мне.

– Ну вот и хорошо. Значит, я буду знать, где тебя найти, если что.

Заключив сделку, парни направились к выходу. Но прежде Джаред достал телефон и набрал друга:

– Эй, Чад. Просто хотел, чтоб ты знал – я ухожу. Увидимся.

– Скажи, что не один.

– Угу.

– Есть! Я тоже. Это обещание кстати. Классно тебе развлечься. Завтра сравним.

– Ага. Ладно. Только… слишком рано не возвращайся.

– Кобелина! Договорились.

Как оказалось, Дженсен приехал на такси, так что им нужно было забрать только джаредов внедорожник. Пока они ждали парковщика, Джаред пытался завести разговор, но получалось как-то неловко. Слишком много людей было вокруг для спокойного обсуждения их планов на вечер, да и для простой непринужденной болтовни они слишком мало были знакомы. И дальше неуклюжего обмена репликами о погоде и о том, как было тесно на вечеринке, они не ушли.

Джаред начал волноваться. У него как-то не очень получалось со связями на одну ночь, это он про себя понял давно. Когда он встречался с девушками, то одни длительные отношения у него всегда плавно переходили в другие и так далее. Начав интересоваться парнями, он пару раз ходил на свидания, но ничего серьезного, и он всегда выпивал больше одной бутылки пива для облегчения, так сказать, процесса. Так что, да, он просто ужасно нервничал. И был уверен, что чем ближе к спальне, тем ему будет хуже.

В мире был только один способ для исправления ситуации.

– Эй, ты есть хочешь? – спросил Джаред, когда они начали отъезжать.

Кажется, вопрос Дженсена удивил:

– А ты?

Джаред хохотнул:

– Если бы ты меня хоть чуточку знал, то понял бы какой это глупый вопрос. К чему я и веду.

– Ты о чем?

Джаред очень постарался правильно подобрать слова:

– Я просто подумал, что было бы, наверное, неплохо, если бы мы сначала получше узнали друг друга. В смысле… раз уж у нас вся ночь впереди.

– Ты отвалил штуку и хочешь потратить часть купленного времени на ужин? – скептически изогнул бровь Дженсен.

– Ну, может, не ужин, – да и поздно для чего-то тяжелого. Почти десять. – Может, кофе и десерт?

Дженсен весело фыркнул, а затем пожал плечами:

– Твои бабки, чувак.

– Хорошо. Отлично. Значит, сначала перекусим, – Джаред дотянулся до плеера и нажал кнопку. "Our Lady Peace" грянули из колонок, заполняя пространство. И Джаред чуть убавил громкость, чтобы можно было поболтать при желании. Захочет ли этого Дженсен, было совершенно непонятно. Его вообще было трудно "читать". В плане многих вещей.

– Там, куда мы едем… будет пирог?

Джаред покосился вправо. Дженсен так серьезно на него смотрел, будто от ответа зависела судьба цивилизации, не меньше.

– Ну, думаю, пироги нам я смогу найти.

Очень медленно Дженсен улыбнулся.

А Джаред снова сосредоточился на дороге. Может, в конце концов, все и правда сложится хорошо.

 

В итоге они остановились в "Кухоньке у Дины" – классической закусочной с не очень-то классическим персоналом. Вместо фартуков и табличек с именами - татушки и пирсинг. Но еда была неплохой и дешевой, а еще у них были пироги. Парням повезло со свободной кабинкой у окна, и Дженсен заказал яблочный пирог с кофе, а Джаред выбрал рутбир.

– Тебе что – шесть? – неодобрительно указал Дженсен на джаредов десерт. Но видно было, что это дружеская подначка.

– Угу. Просто высокий для своего возраста, – серьезно кивнул Джаред и сдул с трубочки обертку, ужом взвившуюся в воздух.

– Высокий для любого возраста, – проворчал Дженсен, поймав фольгу в полете, скрутил ее в шарик и запустил обратно в Джареда.

Джаред расплылся в улыбке, когда снаряд срикошетил от его плеча.

– Ну что тут скажешь? В Техасе всё большим вырастает.

Дженсен замер:

– Ты из Техаса?

– А ты не уловил? – протянул Джаред с акцентом. Пришлось сильно потрудиться в свое время, чтобы от него избавиться.

– А я из Ричардсона, – казалось, Дженсен никак не мог поверить в совпадение. – Возле Далласа.

– Сан-Антонио, – довольно отозвался Джаред. Вот с роду бы не догадался, у Дженсена акцент вообще почти не проскальзывал.

– Родина Аламо (3), – вспомнил Дженсен.

– Родина чемпионов мира "Сан-Антонио Спёрс" (4), – невинно заметил Джаред, спокойно размешивая трубочкой напиток.

– О господи, фанат "Спёрсов", – Дженсен закатил глаза и вонзил ножик в пирог.

И вот так просто – дамбу прорвало. Парни выяснили, что, несмотря на разных фаворитов в баскетболе, в остальном они были во многом похожи. Любовь к ковбоям, к барбекю по-техасски, к качественной музыке, которую можно услышать на "Шестой улице" (5) в Остине. Чем больше они говорили о Штате Одинокой Звезды, тем большими деталями делился о себе Дженсен. Джаред узнал, что тот провел несколько лет в Нью-Йорке, прежде чем переехать в Калифорнию, что у него есть старший брат и младшая сестра (прямо как у самого Джареда), и было время, когда он верил, что будет зарабатывать игрой на гитаре.

– Но знаешь, как бывает, – сказал Дженсен, подзывая официантку добавить кофе. – "Человек предполагает..." и всё такое…

Джаред кивнул. Ужасно хотелось узнать, что же пустило под откос все эти мечты. Но они достигли такого хорошего взаимопонимания. Не хотелось бы разрушить его каким-то глупым любопытством.

Минуты пролетали со скоростью света, пока парни подзаряжались кофеином и сладким. И Джаред глазам своим не поверил, когда проверил часы: оказалось, что уже почти полночь.

– Готов закругляться? – спросил он.

Дженсен улыбнулся, легко и непринужденно:

– Это твой вечер. Как скажешь, так и будет.

И Джаред не мог не признать, что чувствовать подобный контроль было очень приятно.

– Думаю, я готов.

– Ну тогда вперед и с песней.

Квартира Джареда была не дальше, чем в паре километров, так что добрались они до места очень быстро.

– Извини за беспорядок, – пробормотал Джаред, открывая дверь. – Не думал, что приведу кого-нибудь, поэтому наша берлога сейчас не особо презентабельна для "Дайджеста архитектуры"… Как и всегда, собственно. (6)

Войдя в квартиру, Джаред включил свет. К счастью, все было не так плохо, как он думал. Самый обычный бардак: грязные тарелки в раковине, гора почты на шкафчике у двери, мешанина джойстиков и пультов на столике.

– Хочешь чего-нибудь выпить? – Джаред прошел к холодильнику, бросив по пути ключи в чашку на кухонном столе. – Пиво, наверное, есть.

– Не, мне и так хорошо. Спасибо.

С пивом в одной руке, облокотившись бедром о стол, Джаред принялся наблюдать за Дженсеном. Прогуливаясь вдоль комнаты, проводя рукой по дивану, тот впитывал в себя малейшие детали. Джаред никак не мог понять, что же Дженсена так привлекло в этом месте. Вся мебель была, если не из "Икеа", так из вторых рук, ковер нуждался в чистке, а единственным "артом" на стенах были постеры старых фильмов и календарь в стиле пин-ап, подаренный Чаду братом на Рождество.

– Значит, ты и правда не планировал никого сегодня приводить? – закончив свой тур, Дженсен подошел ближе и встал напротив Джареда в дверном проеме.

– Нет, – замотал головой Джаред. – Не было никакого особого генерального замысла. На крайний случай, я думал, Чад опять кого-нибудь притащит, а мне придется спать с затычками для ушей.

Дженсен некоторое время сосредоточенно его изучал.

– Как ты узнал, чем я зарабатываю на жизнь?

Как бы хотелось не смущаться так каждый раз, вспоминая профессию Дженсена.

– Чад выяснил. Он слышал твой разговор с кем-то там.

Дженсен приподнял бровь.

– И тут же кинулся к тебе проститутку показывать? – сухо поинтересовался он.

– Нет. Вовсе нет, – поторопился заверить Джаред. – Я вообще-то еще раньше тебя заметил. До его комментария. Я признался Чаду, что ты как раз мой тип, ну и… отсюда всё пошло-поехало.

Дженсен задумчиво кивнул. А потом отвел глаза, протянул руку, нежно касаясь щеки, наклонился и поцеловал. Никакого языка, просто давление и теплые, мягкие губы. И Джаред, издав приглушенный, задушенный звук, потянул его на себя, прижал ближе, мечтая, чтобы этот поцелуй – каким бы невинным он ни был – длился... Классно. Очень. Вот уж мягкости он никак не ждал.

– Зачем тебе это? Чтобы тебя трахнул хастлер? – прошептал Дженсен после поцелуя. Лицо так близко, глаза почти скрыты длинными ресницами.

Джаред неловко прокашлялся, прежде чем ответить:

– Я, эм… хочу, чтобы это был кто-то точно знающий, что нужно делать.

– В мире полно опытных парней и из тех, кто этим не зарабатывает, – встретил Дженсен его взгляд. А затем протянул руку и убрал волосы Джареда с лица. И Джареду стоило огромных усилий, чтобы в ответ на эту незамысловатую ласку не прикрыть беспомощно глаза и не податься навстречу прикосновению.

– Нет, я знаю, – несмотря на выпитое пиво, в горле ужасно пересохло. – Просто… Мне нужна полная уверенность.

– В чем? – Дженсен опустил руку.

– В том, как все пройдет, – тихо отозвался Джаред.

Дженсен нахмурился:

– Из-за чего ты так нервничаешь?

Зная, что рано или поздно придется все прояснить, Джаред отставил пиво, призывая все свое мужество:

– Наверное, стоит тебе это знать. Я… Я этого раньше не делал.

Дженсен широко распахнул глаза:

– Типа… никогда?

– Не никогда, – возразил Джаред. – В смысле, я был с девушками. Дофига раз. Секс с девушками, то есть. Никаких, ну знаешь… кинков.

– А с парнем ты хоть что-нибудь делал? – спросил Дженсен, видимо обеспокоенный. Или просто в недоумении.

– Да, конечно, – заверил его Джаред, как только мог решительно. – Кучу всего, – ну, может, и имело место небольшое преувеличение.

– Например? – настаивал Дженсен, явно не желая принимать его слова на веру.

Джаред тяжело вздохнул:

– Ну помнишь, ты на вечеринке говорил? По-быстрому которые?

– Ага.

– Ну вот это.

– Но?..

– Но это собственно и всё.

Дженсен едва заметно, кажется даже неосознанно, покачал головой.

– Не понимаю, – недоуменно пробормотал он. – Как такой, как ты, и все еще не с кем-то, кто просто молилбы о подобном?

– Ты о чем?

По виду Дженсена, тот мечтал придушить его на месте.

– Я о том, что не должно быть так, чтобы тебе приходилось платить за такое.

– Искренне надеюсь, что ты не со всеми своими клиентами такие речи толкаешь, – Джаред и сам начал раздражаться. Это, блин, должен был быть стопроцентный вариант. – Ты так свой бизнес на раз угробишь.

– Да я не…– тяжело сглотнув, Дженсен резко запустил руки в волосы и вылетел в гостиную. – Господи.

Джаред нахмурился, размышляя расстроено, почему каждый раз, когда вставал вопрос о его девственности, из этого раздували такого слона.

– Дженсен, послушай. Я правда ценю, что ты готов отказаться от работы, лишь бы не воспользоваться моим положением, какие бы непонятные мотивы тобой ни двигали, – проговорил Джаред, перебравшись туда, где только что стоял Дженсен. – Но я пробовал то, что ты предлагаешь и… ну-у, скажем, вышло немного не так, как я рассчитывал.

Дженсен резко развернулся и уставился на него с каким-то зловещим выражением на лице:

– Какой-то ублюдок ранил тебя?

Удивленный реакцией, Джаред отрицательно замотал головой:

– Не физически.

Несколько долгих мгновений Дженсен просто смотрел на него, пытаясь понять правда ли это, а затем тихо произнес:

– Н-да? Ну кто бы это ни был, он – полный идиот.

Джаред улыбнулся:

– Спасибо. Мне тоже нравится так думать.

– Просто… – Дженсен замялся, провел рукой по губам и продолжил: – Послушай, мне нравится легкий, случайный секс, как и любому, в принципе, парню. Это прикольно. Я первым готов это подтвердить. Но все же мне кажется, есть в жизни моменты, которые лучше разделить с кем-то дорогим тебе, с кем-то, кто нравится.

– Мне нравишься ты, – отозвался Джаред.

Дженсен скривился:

– Джаред…

– Это правда, – настойчиво продолжил Джаред, подходя ближе и удерживая Дженсена за руки. – Ты очень хороший. И забавный. И ты за сегодняшний вечер ни разу не вышел из себя, хотя я, по ощущениям, уже столько фигни наморозил, похлеще холодильника. Мне не важно, чем ты зарабатываешь на жизнь. Господи, Дженсен. Ты, наверное, самый красивый парень из всех, кого я когда-либо видел. Мне ужасно повезло, что это будешь ты. И хоть я и не смогу оставить тебя себе, но сегодняшней ночью ты мой, – Джаред замешкался. Что-то непонятное отражалось во взгляде Дженсена. Что-то страшно похожее на сомнение. – Ведь мой? Правда?

Уткнувшись взглядом Джареду куда-то в колени, Дженсен несколько долгих мгновений просто молчал. А когда всё же отозвался, голос его прозвучал совсем сипло:

– Да, Джей. Конечно твой.

– Хорошо. Я рад, – Джаред приглашающе протянул руку. – Пошли, покажу тебе спальню.

Дженсен последовал довольно охотно, хотя больше и не произнес ни слова. Когда они добрались до спальни, Джаред отпустил чужую руку, прошел к тумбочке и включил настольную лампу. Она была маленькой и много света не давала, но в данный момент это казалось только плюсом. Джаред не собирался притворяться, что происходящее между ним и Дженсеном было чем-то романтичным (как бы сильно ни хотелось обратного), но пусть хоть комната будет выглядеть чуть симпатичнее, благодаря приглушенным теням.

Открыв шкафчик, Джаред достал смазку и презервативы. А затем выудил кое-что куда менее пикантное.

– Давай-ка тебе чек выпишем, пока не забыл совсем.

Зайдя со спины, Дженсен вытянул из его пальцев чековую книжку, бросил ее на стол, и, как бы ставя точку в разговоре, захлопнул шкафчик:

– Не сейчас.

– Ты уверен? – Джаред чуть повернулся. – Не хочу, чтобы ты… – и замер. Дженсен вдруг оказался так близко, щеку обожгло горячим дыханием.

– Забей, – прошептал Дженсен, а затем нежно потерся носом о висок и щекотно поцеловал возле уха. Джаред почувствовал, как мгновенно в ответ напряглись и заныли соски.

– Раз уж ты так решительно настроен довести дело до конца, – промурлыкал Дженсен Джареду в ухо, медленно и длинно поглаживая его по спине, – то вот как все будет… Я раздену и разложу тебя на всей этой огромной кровати. И затем попробую на вкус. Всего. Каждый сантиметр твоего тела. А еще я буду трогать тебя. Так, как никто раньше не трогал. Заставлю хотеть. Заставлю умолять. И когда ты уже будешь сходить с ума – одуревший от желания, измотанный и заведенный настолько, что достаточно будет лишь дыхания, чтобы ты кончил – я сделаю наконец то, чего так испугался этот слабак – твой идиот-бывший. Я трахну тебя так хорошо, так сильно, что ты не вспомнишь не то, что его имя, ты свое забудешь.

– Иисусе, – прошептал Джаред, дрожа всем телом, как он надеялся, в предвкушении.

Дженсен улыбнулся:

– Вот видишь? Уже забываешь.

И не теряя более ни секунды, приступил к действию.

Джаред даже не понял, как он – полностью обнаженный – оказался на спине. А через мгновение и Дженсен, разоблачившись, присоединился к нему, удерживая теплым весом, словно якорем, не давая сознанию слишком быстро уплыть в потоке наслаждения.

Обещанные прикосновения стали для Джареда настоящим откровением. Сильные, уверенные, но в то же время невероятно чуткие. Дженсен внимательно реагировал на каждый отклик, играя на теле Джареда как на давно знакомом, любимом инструменте, словно знал, какую прекрасную музыку можно извлечь из него. И все эти звуки: стоны и мольбы, которые Джаред не смог бы приглушить, даже под страхом смерти, стали для Дженсена картой. Он задерживался лаской на нежной коже бедра, там, где оно плавно переходит в пах; терся носом и покусывал жаркий бок; ласкал внутреннюю сторону рук вдоль бицепсов; вылизывал небольшие впадинки, чуть пониже поясницы.

– У тебя и здесь ямочки, – промурлыкал Дженсен в теплую, влажную кожу.

– Пожалуйста, – Джаред зажмурился, изо всех сил вцепившись в подушку, словно в спасительный круг. – О господи, пожалуйста.

Дженсен аккуратно раздвинул большими пальцами половинки.

– Скоро, обещаю. Очень скоро, – и начал спускаться губами ниже.

Джаред же мог только дрожать всем телом и бессвязно лепетать.

Наконец Дженсен сжалился и потянулся к – казалось уже вечность назад – оставленным на тумбочке предметам.

– Согни немного колено, Джей, давай.

Совершенно опьяненный ощущениями, Джаред распластался на животе и подсунутых под торс подушках. Дженсен накрыл его собой, словно одеялом, окутывая теплом и чувством полной защищенности.

– Сейчас я хочу, чтобы ты расслабился. Скажи, если захочешь остановиться.

– Не захочу.

Оставив напоследок теплую дорожку поцелуев вдоль плеча и шеи, Дженсен тихонько прошептал:

– Начали.

И, помедлив мгновение, решительно, но осторожно толкнулся внутрь.

Джаред застыл. Хотелось запомнить. Хотелось прочувствовать. Не из-за того, что это был его первый раз. А из-за того, с кем он его разделил. Из-за Дженсена, который так тяжело дышал сейчас ему в ухо, так же полностью замерев, ожидая пока Джаред привыкнет – чувствовалось, как окаменели от напряжения его мускулы. Расцепив мертвую хватку на подушках, Джаред чуть протянул руку и переплел свои пальцы с пальцами Дженсена:

– Все хорошо. Я в порядке.

Вздохнув, Дженсен наклонился, удерживая вес на напрягшихся руках, и потерся щекой о волосы Джареда.

– Господи. Что же ты со мной делаешь? – проурчал Дженсен ему в ухо. – Знаешь, какой ты классный? Знаешь, как здорово мне сейчас?

– Скажи мне, – мягко подстегнул Джаред.

– Ты – все, что мне нравится. Все, чего я хочу, – Дженсен начал легонько толкаться, очень осторожно и неторопливо двигаясь. – Ты… заставляешь меня делать такие идиотские вещи…

– Какие? – тихонько прошептал Джаред, покачиваясь на волнах мягкого ритма.

– Притворяться, – выдавил Дженсен таким голосом, словно действительно сожалел.

– Не надо, – мягко попросил Джаред. – Не притворяйся. Тебе не нужно. Хочу, чтобы со мной был ты, просто ты.

И когда Дженсен ускорил толчки, начиная мощно, с оттяжкой двигаться, Джаред понял: он хотел этого. На самом деле. Не какого-то безликого идеального парня, куклу, которую можно купить, попользоваться и выкинуть так же быстро. А именно этого мужчину. Этого конкретного мужчину. Дженсена. Со всеми его секретами, со всей его язвительностью и острым языком. Джаред совсем не хотел, чтобы это стало их единственным разом. Узнав, каково это - быть с ним, как он теперь сможет от всего отказаться?

Дженсен задел что-то внутри, Джаред охнул и резко дернулся. Он подкинул зад, желая, требуя повторения. И Дженсен перекатил их обоих набок и потянул ногу Джареда вверх, заводя ее за свое бедро, раскрывая, заставляя выгибаться.

Зажатой между матрасом и Джаредом рукой Дженсен обнял его еще крепче, а другой плотно обхватил член, непрерывно вбиваясь глубже, громко шлепая кожей о кожу при каждом движении.

Слабое "Ах!" – все, на что Джаред был способен. Подаваясь на каждый мощный толчок, он с трудом приподнял руку и сжал в горсти короткие, густые волосы, притягивая Дженсена ближе и ближе, пока они наконец не впились жестко в губы друг друга.

Когда им все же удалось разорвать поцелуй, Дженсен – порозовевший, взмокший, со сверкающим взглядом – улыбнулся ему:

– Красивый мальчик.

Что-то такое отражалось в его глазах. Что-то нежное, настоящее, жаждущее. И это стало для Джареда последней каплей. Плотно зажмурившись, он выгнулся, откинув голову назад:

– Господи!

И беспомощно двигая бедрами, отпустил себя, изливаясь Дженсену в руку, на простыни. Захлебываясь воздухом, он наконец-то прощался со своей надоевшей девственностью. Дженсен провел его сквозь оргазм, не замедляя резких рывков руки на члене, продолжая жестко и быстро насаживать на себя.

Как только Джаред замер, Дженсен мгновенно толкнул его носом в матрас, выпрямил руки и позаботился о себе. Всего лишь полдюжины резких толчков, и Дженсен издал громкий стон, вжавшись в Джареда напрягшимися бедрами, и задрожал всем телом.

Когда все закончилось, они просто лежали так пару минут, запутавшись ногами, Дженсен щекой у Джареда на спине, пока Джаред наконец не пожаловался:

– Ты меня на мокрое пятно повалил.

Дженсен осторожно выскользнул. О да. Определенно чувствовалось, чем они тут занимались. Но это была приятная боль, как после особенно хорошей тренировки. Разве что после нее ныло не в таких интимных местах.

Джаред распознал по звуку ударившийся о дно мусорки презерватив, а затем снова почувствовал на себе руки Дженсена.

– Иди сюда, принцесса.

Дженсен уложил его так, чтобы Джаред оказался в его объятиях лицом на груди, и начал легонько перебирать волосы. Джаред удивлялся, откуда у Дженсена вообще энергия двигаться, потому что сам он был выжат просто досуха. Еле глаза удавалось держать открытыми.

– Дженсен…

– М-м?

– Это было… очень классно.

– Да-а. Это правда.

– Ты очень классный.

– Для вас всё только самое лучшее.

– Не уходи, пока я сплю.

– Не уйду.

– А ты и не сможешь. Нужно… твой чек.

– Ш-ш-ш. Спи, Джей. Спи.

И Джаред уснул.

 

Когда он проснулся, день только начал побеждать в своей вечной битве с ночью. Джаред распластался на животе лицом к Дженсену. Тот же лежал на спине и задумчиво таращился в потолок.

– Ты остался, – хриплым со сна голосом пробормотал Джаред.

Дженсен повернул голову и перевел на него нечитаемый взгляд:

– Ты попросил.

– А ты всегда делаешь, о чем попросят?

Уголок губ Дженсена чуть приподнялся в улыбке.

– Ну, если мотивация хорошая…

Джаред приподнялся на локтях и опустил на мгновение глаза, прежде чем снова встретить взгляд Дженсена:

– Насколько еще ты в моем распоряжении?

Дженсен перекатился на бок и подпер голову ладонью:

– А насколько ты меня хочешь?

Джаред грустно улыбнулся и опустил голову:

– Что я хочу и что я могу себе позволить – разные вещи.

– Ты удивишься, насколько дешево я могу обходиться.

Джаред поднял глаза и уставился на Дженсена. Он казался обеспокоенным. Между бровей залегла морщинка, и у Джареда руки зачесались ее разгладить.

– Ты о чем?

Дженсен облизнул губы и заговорил:

– Мне не нужны твои деньги, Джаред.

Джаред резко сел, простынь сползла гармошкой на берда.

– Не глупи. Я ни на что не намекал, когда про "позволить – не позволить" заговорил. Мне не нужна благотворительность. И ты эти деньги честно заслужил.

Дженсен тоже сел, но глаз на Джареда не поднял:

– Ничего я не "заслужил". Я просто делал, что хотел.

Джаред улыбнулся и смущенно запустил руку в волосы:

– Дженс, я, правда, очень рад, что ты хотел быть со мной. В смысле… Я ценю, но…

– Я не хастлер, Джаред, – и теперь Дженсен смотрел прямо на него, хотя и было видно – давалось ему это непросто.

– Ты не… – вылупился Джаред. – Прости, я не понимаю.

– Я не хастлер, – повторил Дженсен. – И никогда им не был.

Джаред нахмурился:

– Но тогда… почему ты позволил мне так думать?

Дженсен тяжело вздохнул:

– Когда ты вчера подошел ко мне и спросил о цене, я сначала решил поиздеваться над тобой, поиграть. Ну знаешь… Завести и потом жестко обломать. Преподать урок.

– Но как я мог так ошибиться? – Джаред, похоже, еще совсем не проснулся для подобных откровений. Дженсен явно нес какую-то бессмыслицу. – В смысле… Чад слышал, как ты обговаривал с кем-то свои расценки.

– Обговаривал расценки? – переспросил Дженсен, недоуменно сведя брови. – Единственные расценки, которые я мог вчера обсуждать – это мой дневной тариф.

– Тариф?

– Джаред, последние семь лет в Нью-Йорке я работал моделью, – пояснил Дженсен. – И пару месяцев назад перебрался в ЛА, попытать удачи с актерской карьерой. Фотограф, с которым я раньше сотрудничал, был на вечеринке, и мы обсуждали возможную подработку. Я не могу сейчас воспроизвести наш диалог слово в слово, но более чем уверен, речь шла о моём "тарифе".

Сердце Джареда провалилось куда-то в желудок. Как можно было умудриться так все перепутать?

– Но ты сказал, что работаешь вечерами, – вспомнил он. – И ты договаривался о встрече с той женщиной.

– С моим преподавателем актерского мастерства. А по вечерам я работаю барменом. Надо же и счета как-то оплачивать. Не всем из нас, знаешь ли, удается пробиться на нацТВ.

– Я тоже в общепите подрабатываю, – пробормотал Джаред. Смутно хотелось начать извиняться за то, каким образом он наслаждался своим маленьким успехом, да и вообще… – И выгулом собак занимаюсь.

– Я не знал, – проговорил Дженсен. – Ты не сказал мне.

– Похоже, мы вообще много чего друг другу не сказали, – тихо отозвался Джаред. – Например… почему ты все равно решил пойти со мной и сделать… то, что мы сделали?

Дженсен протянул ладонь и осторожно накрыл ею пальцы Джареда.

– Все, как я и говорил. Сначала я жутко оскорбился, даже взбесился. Просто поверить не мог, что ты решил, будто я даю парням за деньги. А затем ты сказал, что сам хочешь, чтобы тебя трахнули. И я такой: "Что за чёрт?" Стало любопытно. Так что я решил пока подыграть, – Дженсен пожал плечами, и пару секунд покусал губу, прежде чем продолжить:

– Я совсем не ожидал, что ты мне понравишься.

– Я тебе нравлюсь? – нерешительно переспросил Джаред, усиленно стараясь не радоваться заранее. – Правда, нравлюсь?

– Нравишься, Салли (7), нравишься, – широко улыбнулся Дженсен, из уголков его глаз разбежались веселые лучики.

– Круто! – расцвел Джаред в ответ. – Это просто… эм… И что нам теперь с этим делать?

Дженсен переполз ближе и опрокинул Джареда на скомканные простыни.

– Весь сегодняшний день стоит провести в постели. Я так думаю. Воскресенье все-таки. Выходной, – и начал медленно и глубоко целовать.

– Что насчет Чада? – слегка мечтательно протянул Джаред, когда они наконец оторвались друг от друга.

– А что с ним?

– Он попозже вернется.

Дженсен размышлял целых полсекунды:

– Одолжишь ему свои затычки для ушей.

– Н-да? – расплылся в усмешке Джаред.

– Угу, – серьезно кивнул Дженсен. – Потому что я хочу, чтобы сегодня ты трахнул меня. И, Джей… Я очень шумный.

Может Джаред и сам тогда издал бы какой-нибудь звук типа вздоха предвкушения и сердечного "слава тебе господи!". Вот только Дженсен опять его поцеловал.

Не то чтобы Джаред сильно сопротивлялся.

А бедлам они и позднее устроить могут.

Как ни крути, у него еще целая нераспечатанная экономичная упаковка беруш завалялась.

И уж поводов Чаду использовать все и каждую из них, Джаред сегодня собирался предоставить достаточно.

 

======

 

(1) Считается одной из самых банальных пикап линий.

(2) American Idol – телешоу, соревнование на звание лучшего начинающего исполнителя в США.

(3) Битва за Аламо.

(4) San Antonio Spurs – профессиональный баскетбольный клуб, выступающий в Национальной баскетбольной ассоциации, как и Dallas Mavericks (Даллас Маверикс), за который болеет Дженсен.

(5) Исторический развлекательный район, там часто звучит живая музыка.

(6) Architectural Digest – ежемесячный журнал об архитектуре и дизайне интерьеров, рассчитанный на самых искушенных и состоятельных читателей

(7) Имеется в виду американская актриса Салли Филд и пародия на ее благодарственную речь на Оскаре. "You like me, you really like me!" – "Я вам нравлюсь, я вам действительно нравлюсь!" Эту фразу часто произносят, насмешливо изображая восхищённую женщину с заниженной самооценкой.

 

Конец.



Сказали спасибо: 188

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1388