ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
736

Сказка о настоящей дружбе

Дата публикации: 17.06.2013
Дата последнего изменения: 17.06.2013
Автор (переводчик): NecRomantica;
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ; сказка;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Саммари: Написано на джаредотопный кинк-фест по заявке 2.181. Хочу сказку, где Джаред – весь из себя рыцарь/принц в поисках прекрасной принцессы, а Дженсен – его вечный спутник, вынужденный ему в этом помогать. Фишка в том, что Дженсен находится под заклятьем (превращен в говорящего кота/волшебное зеркало/перстень на пальце Джареда), и накануне своей свадьбы Джаред вдруг узнает его тайну и видит истинное лицо Дженсена, тут же понимая, что принцессы с ним и рядом не стояли. ХЭ обязателен.
Глава 1
– Мы желаем вам удачи в поисках, Ваше Высочество, и хотим подарить этот меч. Когда-то он принадлежал Великому Маттеусу – герою-основателю нашего Дома, и за свою остроту и прочность был прозван Разящим. Мы надеемся, что он станет для вас незаменимым помощником в нелегком пути, Ваша Светлость.

Как только старик Эмбер протянул меч, Джареда охватил почти детский восторг. Ради такого подарка стоило собирать в тронном зале всю эту занудную толпу и выслушивать монотонные напутствия от каждого высокопоставленного зазнайки.

– Благодарю, Ваша Светлость, – он принял меч из рук Эмбера и вытянул перед собой, любуясь солнечными бликами, отражавшимися от полированной стали. – Я обещаю распоряжаться им не менее храбро, чем Великий Маттеус!

Эмбер, кланяясь без остановки, освободил место, которое тут же занял молодой лорд Уэсли, приехавший проводить принца вместо отца, который невовремя, по мнению старого короля, и как раз кстати, по мнению самого Джареда, слег с ангиной. Джаред нехотя спрятал меч в ножны и приготовился слушать.

– Ваше Высочество, – склонив голову, выпалил мальчишка. – Мы заверяем Вас, что всем нашим Домом будет молиться за успех вашего путешествия! И мы также хотим вручить вам подарок.

Уэсли сделал жест, и к нему тут же подбежал маленький паж, державший в руках прикрытую покрывалом подушку.

– Много веков назад волшебница Аррана – основательница нашего Дома, сшила этот пояс, – сказал Уэсли, рывком откинув покров. – В опасный момент он способен единожды спасти своего обладателя – достаточно просто попросить его об этом вслух!

Джаред улыбнулся и принял подушку из рук юного герцога.

– Я от всей души благодарю вас за столь щедрый подарок, Ваша Светлость!

Следующим к трону подошел Лорд Эклз, и Джареду сразу захотелось прогнать неопрятного угрюмого старца. Но принцу не пристало вести себя столь неучтиво, поэтому он кивнул в знак приветствия.

– Ваше Высочество, – держа руку в кармане, пробормотал Эклз. – Я от лица всего нашего Дома желаю вам удачи и тоже хочу сделать подарок. Это – говорящая жаба, привезенная одним проезжим купцом с Востока.

Он вытянул руку вперед, и Джаред отпрянул, увидев омерзительное создание в его ладони.

– Милорд, это просто шутка года, – не особо сдерживая раздражение, выпалил он. – Но посмеялись и хватит, уберите эту гадость.

– Ваш путь чрезвычайно долгий, – невозмутимо ответил Эклз. – И одиночество вам быстро наскучит, а с ней – вернее, с ним – всегда можно перекинуться парой слов. Возьмите, уверен, вы скоро убедитесь, что Росс – самое полезное из того, что вам когда-либо дарили.

Джаред уже всерьез собрался позвать стражу, чтобы выгнала чокнутого старика – не хватало еще, чтобы принца выставляли дураком в его же собственном тронном зале – но тут почувствовал на себе укоряющий взгляд короля-деда. Эклз, меж тем, смотрел с немой мольбой, и, устыдившись, Джаред решил-таки уважить старого лорда – в конце концов, тому в жизни сильно досталось, возможно, он и правда уже тронулся умом, но хорошему правителю положено уважать всех своих подданных.

– Благодарю за подарок, милорд, – кивнул он, позволив слуге забрать жабу.

– Ты молодец, – подошел к нему дед, когда прием закончился и толпа наконец рассосалась. – Держался, как настоящий принц! Теперь я не сомневаюсь, что и королем ты будешь достойным.

– Спасибо, дед, – Джаред устало опустился в кресло, стоявшее рядом с троном. – Теперь осталось только пройти путь Воина и вернуться живым – и можно править!

– Ты справишься. А сейчас ступай, нужно как следует выспаться перед отъездом.

Джаред нехотя поднялся на ноги и, выйдя из тронного зала, направился в свои покои.

– Ваше высочество! – догнал его слуга. – А с этим что сделать? Раздавить или просто выкинуть?

Джаред обернулся, сразу напоровшись взглядом на сидевшую на расшитой золотыми нитями подушке жабу. Молчавшую, несмотря на заверения Эклза, но смотревшую пристально черными глазами-бусинками. Не такой уж она была и мерзкой, как показалось сначала, но в ее полезности Джаред сильно сомневался, поэтому довольно быстро принял решение.

– Выпусти в пруд, пусть с рыбами резвится, – ответил он, и слуга, кивнув, унесся исполнять поручение.

***
Джаред покинул замок ближе к полудню, и ночь, ожидаемо, настигла его в лесу. Убедившись, что поблизости нет логова диких зверей и стоянок разбойников, он развел костер и, побросав оружие с вещами на землю, примостился рядом с источником тепла.

– Как же несправедливо, что все развлекаются на турнире в мою честь, пока сам я загибаюсь от холода черт знает где, – процедил он сквозь зубы.

– Мог бы и повременить с квестом. Принц ты или как? – раздалось из мешка, и Джаред аж подскочил от неожиданности, схватившись за меч.

Но быстро успокоился, разглядев жабу – какой олух засунул ее в мешок с одеждой, Джаред же приказал поселить мерзкий «подарок» в королевском пруду?! Кажется, когда он вернется, в замке станет на одного слугу меньше.

– Все будущие короли проходили свой путь Воина, это традиция, – будто оправдываясь, пробормотал он.

– Тогда не жалуйся.

– Я и не жалуюсь.

– Да ты весь день только и делаешь, что ноешь. Прямо как девка.

– Ты знаешь, что я могу тебя раздавить, даже не вставая с места? – вспыхнул Джаред.

– Ой-ой-ой, возвращайся-ка назад, ты ведь уже настоящий воин! Угрожать слабому и безоружному – это же запредельная храбрость!

Джаред неожиданно смутился: и правда, хорош король, ведется на дурацкие подколки. Может, права жаба, и рано ему еще?..

– Я просто побаиваюсь немного, – вздохнув, признался он. – Извини.

Жаба, вопреки ожиданиям, тоже сменила тон.

– Да брось, чего бояться? В лесу никого страшного не водится, а через Мертвые пустоши принцы уже столько раз ходили, что дороги протоптали.

– Драконов, – пробурчал Джаред.

– Драконов?

– Да. В завершении квеста я должен убить драконов, что нападают на замок Аллидарской принцессы.

– А это зачем?

– Затем. Дед сказал, что лучшей партии, чем она, мне не найти. А ее король-отец решил воспользоваться положением и избавиться от вековой напасти моими руками.

– Да уж, не повезло тебе, – вздохнула жаба. Вздохнула?! Нет, наверное, показалось.

– Это мне еще повезло, – усмехнулся Джаред. – Лучше уж так, чем замуж за мужика!

– За какого мужика? – уточнила жаба.

– За покойного сыночка старика Эклза. Когда мой дед отвоевал престол, мама как раз была беременна мной, и он на радостях сосватал меня сыну Эклза – в знак признательности за неоценимую помощь и поддержку во время войны. Все были уверены, что родится девчонка, поэтому, когда появился я, дед понял, что знатно оплошал, но слово свое назад не забрал, не пристало королю... Но не сложилось – ведьма Мортиция, напавшая на королевство, когда мне было всего два, угробила Дженсена Эклза, и обязательство с меня было снято. Впрочем, я его никогда не видел и принцессу тоже не видел, так что не знаю, какой вариант на самом деле лучше или хуже. Да и не узнаю уже…

Джаред замолчал на полуслове – он, что, серьезно рассказал все это жабе?! Да, прав был Эклз, в пути так соскучишься, что и с собственным отражением начнешь беседы вести… И почему-то стало грустно от воспоминаний – ведь и его собственные родители полегли в той войне, один он у деда остался…

– Вой какой-то, слышишь? – неожиданно сообщила жаба, и на миг Джареду померещилась огромная тоска в ее голосе. – Проверю, не волки ли.

И ускакала.

***
Росс и правда оказался незаменимым попутчиком. Мало того, что с ним можно было болтать обо всем на свете, не взвешивая тщательно каждое слово – Росс ведь не был подданным, перед которым нужно всегда держать лицо – так еще и в разведке крохотная жаба неожиданно проявила себя невероятно полезной. После того, как Росс предупредил о близости берлоги медведя-носача, известного своим агрессивным нравом, Джаред окончательно убедился, что тот, кто нарушил приказ и вынудил взять жабу в дорогу, на самом деле сослужил ему добрую службу. В благодарность он даже стал отпугивать птиц, иногда поглядывавших на его спутника как на еду.

– А что с Мортицией стало? – Росс копошился за пазухой, устраиваясь удобнее, и Джаред едва сдерживался, чтобы не засмеяться от щекотки.

– Она хотела захватить трон, но дед ее убил. Он тоже герой, как те, древние.

– Ага. А ты – внук героя. А родители твои где?

Джаред замедлил шаг, не находя, что ответить. Грудь сдавило так, что стало трудно дышать. Даже сейчас, выйдя из мальчишеского возраста, Джаред частенько думал о родителях. Не вспоминал – нечего было вспоминать – а просто представлял: как отец тренировал бы его сражаться на мечах и возил с собой на охоту, а мама встречала бы объятьями и домашней едой. Дед всячески старался заменить их, делал все, чтобы Джаред не чувствовал себя брошенным, никому не нужным ребенком, но родителей все равно не доставало, как воздуха. Если бы Мортиция уже не была мертва, Джаред непременно бы убил ее сам.

– Эй, ты там ревешь, что ли?

– Да иди ты! Я принц, принцы не плачут, – пробормотал Джаред сквозь зубы.

– Все плачут, глупый.

Росс прополз под рубахой и остановился возле сердца, прижался холодным тельцем, и неожиданно Джаред ощутил столько тепла от этого простого жеста, что грусть отступила.
***
– И все-таки зря ты сказал отпустить лошадь, – пожаловался Джаред, в очередной раз прислоняясь к дереву, чтобы смахнуть со лба пот и перевести дух.

– Она бы не прошла, тут один бурелом да кочки.

Росс почти сливался с травой, и приходилось напрягать зрение, чтобы ненароком на него не наступить.

– Может и так, но я сейчас готов лечь и умереть.

– Иди давай, завтра будем в деревне, там проспишься как следует.

– Раскомандовался! – Джаред лениво оттолкнулся от дерева, подобрав Росса, посадил его себе на плечо и зашагал дальше, стараясь не замечать дрожи в ногах. – Может, все же расскажешь, за что тебя заколдовали?

Джаред задавал этот вопрос уже не в первый раз, и Росс всегда увиливал от ответа. Так случилось и теперь.

– Заколдовали и заколдовали, – прошелестел он над ухом. – Все-то тебе знать надо.

– Ты будто не доверяешь мне, – Джаред постарался, чтобы голос не прозвучал обиженно.

– Ты меня затоптать грозился!

– Я же извинился! Теперь до конца света припоминать будешь?

– Ладно, не злись, шучу я. Мне просто нельзя говорить об этом. Такое было условие.

– Хм… – Джаред задумчиво потер переносицу. – Ну ладно. Тогда расскажи что-нибудь о своей жизни на Востоке. Долго ты там жил?

– Да не то чтобы очень. Я довольно быстро сбежал, чтобы то, чего я лишился, не мелькало перед глазами. Это ведь больно очень – знать, что тебе никогда больше не стать человеком…

– Никогда-никогда? Неужели нет никакого способа снять заклятие? – удивился Джаред.

– Если и есть, мне о нем не сказали, – вздохнул Росс, и теперь Джаред точно знал, что тот на самом деле вздыхает порой.

– Когда я завершу путь Воина, – горячо заверил он, – я все вверх дном переверну, но найду способ сделать тебя снова человеком.

– Тебе будет уже не до меня, – усмехнулся Росс. – Королевство, красавица-жена, турниры… Так что не бросайся словами.

От обреченности в его голосе стало не по себе: Джаред ведь не просто так это все говорил, он действительно хотел помочь – другу, которого у него никогда раньше не было.

– Я, конечно, еще не король, но клянусь… – начал он и запнулся на полуслове, когда земля под ногами вдруг резко превратилась в почти невесомое месиво.

А в следующий миг он провалился по грудь в мягкое и жидкое, обволакивающее со всех сторон и мерзко хлюпающее при каждом движении.

– Болото! – вскрикнул Росс, соскочив с его плеча на твердую кочку.

Джаред потянулся, пытаясь ухватиться за что-нибудь и выбраться, но в итоге только сильнее увяз. Изловчившись, он отстегнул меч, изо всех сил швырнул его вперед и только каким-то чудом не попал в мечущегося по земле Росса. Легче не стало, трясина по-прежнему затягивала. На миг показалось, что вот и все, конец путешествию, а потом на ум вдруг пришло напутствие юнца Уэсли и то, что он поведал о своем подарке. Очевидно, это был тот самый момент, когда пояс должен, нет, просто обязан проявить свою волшебную силу.

– Вытащи меня из болота! – как можно громче проорал Джаред, надеясь, что погруженный в зеленую жижу пояс все же услышал.

– Я бы и рад, но, если ты не заметил, я как бы немного не вышел ростом, – саркастично пробормотал Росс. – А еще я жаба, это тоже несколько мешает.

– Твою мать! – Джаред хотел прокричать, но из-за давящей на грудь трясины получилось только прохрипеть. – Не работает! Казню Уэсли, всех до единого, и родовое имение спалю!

– Ты вначале выплыви.

– Пояс! Уэсли сказал, что он может спасти обладателя, если тот в опасности, – терпеливо, насколько это вообще было возможно в данной ситуации, пояснил Джаред. – Но он не работает, получается, меня обманули! Меня, принца!

– Сними его, давай!

– Да нет уж, избавляться от этой бесполезной штуки я буду, когда выберусь. Если выберусь, – пробормотал он.

– Сними.

– Ты издеваешься? Я утону сейчас!

– Сними и попробуй дотянуться им до этой ветки, идиот! – рявкнул Росс.

Джаред, только сейчас сообразив, что жаба металась перед глазами не потому, что сошла с ума от страха, а в поисках пути к его спасению, принялся нащупывать в трясине завязки пояса. Когда его наконец удалось отвязать и с победным воплем выдернуть из воды, та уже достигла подбородка, и действовать дальше Джаред мог, только вытягивая руки высоко над головой.

– Вот, сюда, давай! – Росс несколько раз подпрыгнул возле торчавшего из земли корня, и Джаред замахнулся, пытаясь дотянуться, но не вышло.

Он застонал, отчаянно перебирая ногами, нащупал что-то твердое и, получив опору, замахнулся снова. Свернутый в петлю пояс таки зацепился за корень, и Росс радостно заверещал.

Силы были на исходе, но в сражении за жизнь откуда-то вдруг высвободился скрытый резерв, и Джаред, усиленно цепляясь за пояс, принялся подтягиваться, выбираясь из болота. Руки скользили по влажной выделанной коже, норовили того и гляди отцепиться, но спустя вечность Джаред почувствовал под животом твердую землю и обессиленно рухнул, уткнувшись в нее лбом.

– Чего разлегся, мешок спасай! – запрыгнул к нему на затылок Росс, и Джаред снова метнулся к болоту.

Мешок удалось извлечь при помощи Разящего – да, Великий Маттеус определенно распоряжался мечом по-другому, но и так – тоже хорошо. После этого Джаред наконец позволил себе отдышаться, просто плюхнувшись на ближайшую кочку.

– Я весь в грязи, – поморщился он.

– И воняешь, – согласился Росс.

– Ты тоже обычно не розами пахнешь, но я же терплю, – Джаред устало запрокинул голову, жадно вдыхая воздух.

Все еще не верилось, что висел сейчас на волоске от смерти. И так хорошо вдруг стало от того, что выжил.

– А тут есть сухое, переодевайся, – донесся откуда-то приглушенный голос Росса.

Джаред покосился влево, увидел, что жаба пробралась в мешок и теперь копошится там. И только в этот момент дошло, что лишь благодаря ней и спасся, сам бы не докумекал воспользоваться поясом так.

– Эй, – позвал он и добавил с искренней признательностью. – Спасибо!

Росс выскочил из мешка, чихнул дважды и пробормотал:

– Давай переодевайся, задохнусь же сейчас.

Джареду померещилось в его тоне смущение, и он, рассмеявшись, принялся стягивать с себя грязную одежду, твердо зная, что до рассвета больше и шагу не сделает.

***
К полудню добрались до речки, на другом берегу которой лежала последняя на пути к Аллидару деревня. Джаред с удовольствием искупался, потом прошелся вниз по течению в поисках моста и, перебравшись на ту сторону, направился прямиком в таверну.

Разместившись за широким дубовым столом, он вытащил Росса из-за пазухи и усадил перед собой.

– Что будете? – подбежала к столу хозяйская дочка в нарядном переднике и заулыбалась – принца явно не узнала, но пококетничать с симпатичным парнем не преминула.

– Вина и мяса, – ответил Джаред. – И хлеба для моего спутника.

– Спутника? – уточнила девушка и в этот миг заметила жабу. – Боже, уберите, уберите это со стола!

– Это – мой друг Росс.

Брезгливость в ее голосе разозлила – Росс ведь ему жизнь спас, а какая-то баба…

– Скажи, чтобы принесла еду в комнату, и уходим, – попросил Росс.

– Ну уж нет, я плачу деньги и хочу…

– Пожалуйста, Джаред.

Против такого тона Джаред не мог устоять, хотя чувство справедливости и требовало остаться назло всем, кто считал мерзким его друга.

– Еду принесите в комнату, – сказал он и, бережно взяв жабу в ладонь, прошел мимо выпучившей на них глаза девушки.

Та принесла еду почти сразу, молча поставила поднос на стол и бочком, стараясь не смотреть на жабу, вышла из комнаты.

– Она не должна вести себя так неучтиво, – процедил сквозь зубы Джаред.

– Да брось, – Росс перепрыгнул на поднос и тут же откусил от хлебного ломтя. Джаред все еще не мог привыкнуть, что Росс – неправильная жаба, и всяким бабочкам да мошкам предпочитает вполне человеческую пищу.

– Что «брось»? Я мог бы сказать, что я принц, и тогда…

– Так и задумывалось, – ответил Росс. – Ведь не зря меня превратили в отвратительную жабу, а не в пушистого котенка, которого бы все ласкали.

Джареду грустно стало от этих слов – и правда ведь, врагу не пожелаешь такой участи. Росс жевал хлеб, жмурясь от удовольствия, и Джаред вдруг усмехнулся пришедшей в голову идее. Он выдернул из подушки куриное перо и пощекотал жабу по шее и круглому брюшку.

– Ты что это делаешь? – проворчал Росс.

– Ласкаю тебя, – усмехнулся Джаред. – Ты забавный такой.

И снова провел кончиком пера по пупырчатой коже. Росс с секунду смотрел на него молча, а затем приподнял голову, подставляясь под ласку, и закрыл глаза.

***
Проснулся Джаред от громких переругиваний, доносившихся снизу, из таверны. Наскоро натянув штаны, он сбежал по лестнице и увидел неприглядную картину: мужлан в красном сюртуке, едва сходившемся на толстом брюхе, осыпал ругательствами перепуганную хозяйскую дочь. Еще шестеро, угрожающе покачивая булавами и ножами, сторожили выход, чтобы никто не пришел на помощь.

– Плати по-хорошему, или натурой возьмем, – повторил мужлан, нависнув над забившейся в угол за стойкой девушкой.

– У нас нет лишних денег, я правду говорю, – всхлипнула та. – Постояльцев мало, из-за драконов никто в Аллидар не ездит, и мы еле концы с концами сводим.

– Это не мои проблемы! – толстопузый схватил девушку за грудки и выволок из-за стойки. – Неси деньги сейчас же!
Джаред понял, что сбегать наверх за мечом уже не успеет, и придется разбираться врукопашную. Противостоять в одиночку семи вооруженным противникам было делом нелегким, но и молча смотреть на творившуюся несправедливость он не мог.

Однако только он вышел из своего темного угла, как толстопузый вдруг отпихнул от себя девушку и испуганно завыл. Джаред взглянул в его лицо и едва удержался, чтобы не захохотать: Росс, непонятно как очутившийся здесь, намертво прилип ко лбу разбойника и не отцеплялся, сколько тот ни тряс головой.

– Что это? Уберите это немедленно! Пожалуйста! – испуганно вопил тот, а его товарищи не двигались с места, очевидно, не зная, что предпринять.

– Это – моя зверушка, – решил подлить масла в огонь Джаред. – Одно лишь мое слово – и укусит. А кусается она больно. И ядовито. Подыхать будешь в муках.

– Убери ее! Я заплачу! Я что угодно сделаю, только убери ее!

Толстопузый споткнулся и упал спиной на ближайший стол, который тут же перекосило под немалым весом.

– Я это сделаю, так и быть. Если ты со своими олухами навсегда забудешь дорогу в эту деревню. Идет?

– Да-да, конечно! Какая еще деревня?! Мы уходим, уже уходим, прямо сейчас!

– Стой, – усмехнулся Джаред, наблюдая за его мельтешением и тем, как опасливо сторонятся своего главаря остальные. – Ты стол сломал, хозяйке придется новый покупать.

Росс угрожающе пошевелился, и толстяк заорал:

– Арни, дай им денег!

– Сколько? – глупо уточнил один из головорезов.

– Сколько угодно! Хоть все отдай, только пусть снимут это с меня!!!

Спустя пару минут в таверне не осталось никого. Взвесив на ладони мешочек с монетами, Джаред передал его девушке, а та вдруг бросилась к нему на шею.

– Спасибо! Спасибо, что отвадили их!

– Так не меня надо благодарить – Росса! – Джаред осторожно отстранил девушку и кивнул на усевшуюся на стойку жабу.

Девушка взглянула на Росса уже без брезгливости и широко улыбнулась.

– Спасибо, ты настоящий храбрец, как и твой хозяин.

– Друг, – поправил Джаред.

– Друг! И для вас с другом, – невозмутимо продолжила девушка, – завтрак за счет заведения.

– Из тебя и правда неплохой воин вышел бы, – сказал Джаред, когда они остались в одиночестве.

– Приятная похвала, – буркнул Росс. – Особенно для того, кому никогда не быть человеком.

– Прости, – виновато потупился Джаред.

– Да ничего. Я просто… хотел бы этого… Ну, знаешь – приключения, подвиги, слава. Уважение. Любовь…

– Для того чтобы это все иметь, не обязательно быть человеком. Ты вон и так отлично справляешься…

– Тебе легко говорить – ты ведь не превращен в уродливую зверушку.

Джаред снова почувствовал себя виноватым. Ну как вот так всегда получалось, что, желая подбодрить друга, он только и делал, что давил тому на больные мозоли?

– Доедай да двинули уже, – переменил тему Росс. – Тебе еще с драконами биться.

***
Мертвые Пустоши выглядели пугающе даже издалека. Растрескавшаяся красно-бурая земля, которую плотным маревом окутывал такое же красный туман, совершенно не вызывала желания приближаться к ней.

– Говорят, там каждый видит что-то очень страшное, – предупредил Джаред. – И при этом всем мерещится разное.

– Полагаю, мне там будут видеться цапли, – усмехнулся Росс и привычно соскользнул с его плеча за пазуху.

Джаред вздохнул, провел пальцами по лезвию меча на удачу и бодро пошел вперед. Желание повернуться и убежать росло с каждым шагом, приближавшим его к Пустошам, но он старательно давил страх внутри – многие проходили через эту мертвую землю и возвращались, значит, вернется и он. К тому же, пока главную дорогу атакуют драконы, иного способа попасть в Аллидар не оставалось.

Туман окружил со всех сторон, так что не было видно даже вытянутой перед собой руки, дорога под ногами тоже исчезла, и Джаред всерьез разволновался, что может просто заплутать и остаться в Пустошах навсегда.

А потом началось. Вначале в воздушной прорехе возникло лицо отца – Джаред совсем не помнил его, но отчего-то был уверен, что это именно отец – и до слуха донесся угнетающий вой.

Джаред ускорил ход, но хватило его ненадолго – ровно до тех пор, пока перед глазами не выросла мать – закутанная в белый саван и плачущая кровавыми слезами. Сердце забилось чаще, и Джаред испуганно отпрянул, но фигура не развеялась – напротив, короткими рывками стала приближаться к нему, беззвучно открывая черный рот.

– Иди, иди и не останавливайся! – будто сквозь вату, донесся до слуха голос Росса.

Он копошился, щекоча грудь прохладными лапками, и Джаред вдруг подумал, что, наверное, ему тоже чудится нечто страшное. Он накрыл ладонью место, где сидела жаба, показывая, что уж она-то точно в безопасности, пока он жив, и стремглав бросился вперед.

Дышать было трудно, туман забивался в ноздри и разъедал глаза, косматые лапы неведомых призраков тянулись отовсюду, вынуждая уворачиваться и петлять. Джаред окончательно уверился, что сбился с пути, когда в лицо вдруг ударил слепящий солнечный луч, и красное марево осталось за спиной.

– Добро пожаловать в Аллидар! – пробормотал он самому себе, разглядывая серые башни высившегося впереди города.

***
В городе принца встретили со всеми полагающимися почестями, но Джаред не знал, чему люди радовались больше – ему самому или тому, что он вскоре собирался навсегда избавить их от драконьей угрозы.

Принцесса Аллидарская Лада оказалась очаровательной, хоть и жутко стеснительной. Джаред провел с ней весь вечер, и только ближе к ночи сумел разговорить как следует. Однако речь почти сразу же зашла о драконах. Лада рассказала обо всех потерях, что ее городу пришлось перенести из-за атак крылатых чудищ, а Джаред поделился с ней своими планами по их уничтожению. В какой-то момент, прервавшись, он хотел спросить, что по этому поводу думает Росс, но вовремя вспомнил, что тот пожелал остаться в отведенных принцу покоях, дабы никого не напугать.

– Зря не пошел со мной, – сказал Джаред, вернувшись к себе и обнаружив жабу сидящей на подушке. – На ужин было много фруктов. Я не знал, что ты любишь больше, поэтому принес на выбор персик и яблоко.

Он положил оба плода перед Россом и тот, недолго колеблясь, проскакал к персику.

– Твоей нареченной лучше не знать, какие у тебя друзья, – сказал он, соскабливая тонкую шкурку крохотным язычком.

– Рано или поздно ей все равно придется, – ответил Джаред, устало плюхнувшись на кровать. – Я не бросаю друзей, если они кому-то там не нравятся…

– Не кому-то, а твоей будущей жене. Как она, кстати? Красавица?

– Да, – выдохнул Джаред. – Любо-дорого посмотреть. Маленькая, правда, даже не представляю, как обнимать ее буду – раздавлю же…

– Ерунда. Привыкнешь.

– Наверное. Хотя и разговаривать с ней мне трудно. Иногда кажется, что она меня либо боится, либо я ей просто не нравлюсь…

– Вот еще, – Росс запрыгнул к нему на грудь. – Она просто смущается, ведь ты же первый к ней сватаешься.

– Может, и так. Но мне и говорить-то с ней не о чем. Что ни скажу – чувствую себя дураком.

– Это пока. Вот убьешь драконов и увидишь – она сама к тебе лезть начнет, к такому герою.

– Кстати, о драконах… – начал Джаред и тут же широко зевнул. – Я думаю…

– Утром поговорим о драконах, спи давай.

Джаред сгреб Росса в ладонь, уложил на соседнюю подушку и, перевернувшись на бок, тут же захрапел.
***
Утром пришлось снова переживать торжественные проводы. Теперь уже чужие подданные толпой высыпали на площадь, чтобы пожелать ему удачи в предстоящем сражении.

– Надеюсь, ты вернешься с победой, мой принц! – улыбнулась Лада.

Джаред приготовился к поцелую – вроде так было положено – но его не последовало, и он, кивнув, вскочил на коня и помчался к выезду из города.

– Чего молчишь? – Росс выбрался из мешка и запрыгнул на плечо.

– Она меня не поцеловала.

– Вот же беда! Ты о драконах думай лучше…

– А мне и самому не хотелось, – пропустил его слова мимо ушей Джаред. – Так ведь не должно быть?

– А я почем знаю? – резко ответил Росс. – Меня как-то никто никогда не пытался поцеловать, даже если мне и хотелось.

– А тебе хотелось? – усмехнулся Джаред.

Ответом стала тишина, и он, недолго думая, сгреб жабу в кулак и звонко чмокнул в прохладный, чуть влажный лоб.

– Ты сдурел что ли? – прохрипел Росс, но возмущение в его голосе было неискренним.

– Мы, может, скоро помрем оба, – невозмутимо ответил Джаред, опустив его на спину коня перед собой. – Я не мог позволить другу умереть нецелованным…

– Спасибо, – неожиданно пробормотал тот и замолчал надолго.

Чем ближе подбирался Джаред к Драконьей скале, тем чаще на пути встречались обглоданные подчистую кости и обугленные постройки, некогда бывшие домами. Страх скребся внутри, и Росс, словно чувствуя это, принялся рассказывать разные смешные истории из своей жабьей жизни. Вскоре Джаред сам не заметил, как перестал думать о грядущей битве – очень уж весело было слушать о злоключениях крохотной жабы в большом человеческом мире.

И все же отсрочить сражение не удалось – скала выросла посреди поля, словно из ниоткуда, и Джаред резко остановился, рассматривая ее в упор.

– Скоро они меня засекут, – сказал он. – Спрятаться здесь негде и неожиданно напасть не выйдет.

– Тогда просто нападай, – ответил Росс. – Другого не дано.

Джаред кивнул, выдернув меч из ножен, и спешился. Как оказалось – вовремя: отпущенный на свободу конь даже не успел скрыться из виду, когда в небо вдруг взвились три темные точки, стремительно увеличивающиеся в размерах.

– Смотри-ка, твои родственнички! Ну, в бой! – пробормотал Джаред и помчался с мечом наперевес навстречу опасности.

Вскоре он понял, почему никто прежде не пытался убить драконов. В поле, где не было ни единого деревца, чтобы спрятаться, эта задача казалась невыполнимой. Летучие твари гоняли Джареда, не давая ни секунды передышки, и только чудо до сих пор помогало ему не поджариться на выдыхаемом ими огне.

– Не останавливайся! – кричал Росс, буквально приклеившийся к плечу его кольчуги.

В общем-то, этот совет был полезен только тем, что позволял не беспокоиться о друге – раз тот подает голос, значит, до сих пор жив – и Джаред продолжал бежать, ловко перепрыгивая через кочки и рытвины.

И все же соперничать с драконами в скорости было бессмысленно. Вихрем налетев с двух сторон, они выплеснули в Джареда потоки смертоносного пламени, и, поняв, что, кажется, проиграл, он в последний миг перекувырнулся через голову и распластался на земле.

Послышался вой, такой громкий и ужасный, что пришлось зажать уши, дабы не сойти с ума. А в следующий миг Росс заскребся лапами ему в щеку:

– Вставай, вставай же, чего разлегся?! Это еще не конец!

Джаред с неохотой вскочил на ноги и увидел, что, по счастливой случайности, драконы умудрились поджарить друг друга, и теперь их обожженные туши тлели, разнося по округе запах паленого мяса. Но оставался еще один. Разгневанный столь нелепой гибелью собратьев, он стрелой сорвался с неба, и в этот раз Джаред не успел отбежать, поэтому просто выставил меч вперед, надеясь поразить им противника. Сделать это не удалось, судя по неприятному скрежету стали о твердую чешую. В момент удара Джареда отшвырнуло в сторону, но он быстро поднялся, крепко сжимая меч. И неожиданно осознал, что тот заметно убавил в весе.

Взглянув на оружие, Джаред обреченно застонал – в руках остался один лишь эфес. Разящий сломался при первом же соприкосновении с противником, развеивая миф о своей запредельной прочности.
– Кажется, ты был единственным действительно полезным подарком, – беспомощно пробормотал Джаред.

– Я польщен! – раздался над ухом возглас Росса. – Но сейчас – убегай! Без меча тебе с ним не справиться!

Он был прав. Вот только рассерженный дракон, очевидно, не собирался так просто отпускать обидчика. Он перегородил дорогу своей огромной тушей, и Джареду оставалось только бежать к скале. Впрочем, и та не сулила ни единой надежды на спасение, но Джаред все равно мчался, что есть мочи, ощущая горячее дыхание чудища за спиной.

Ноги заплетались от усталости, а в стремительно приближавшейся каменной махине не наблюдалось ни единого отверстия, в котором можно было бы укрыться. Глупо было вот так бесславно закончить свой путь Воина, но Джаред уже мысленно начал прощаться с жизнью.

Росс неожиданно оттолкнулся от его плеча и прыгнул назад. Сбежал, зараза, но Джаред не винил его – незачем подыхать обоим…

– Ложись! Ложись сейчас! – внезапно раздался истошный вопль.

Джаред обернулся на ходу, увидев, как дракон мотает головой, силясь стряхнуть вцепившуюся в его веко жабу, и рухнул на спину. Чудовище стремительно пронеслось над ним, не сбавляя скорости, и почти сразу же раздался оглушительный грохот. Джаред закрыл голову руками, слыша, как со скалы посыпались крупные камни. К счастью, ни один из них не долетел до него, а затем все стихло.

Какое-то время Джаред лежал, понимая, что даже если дракон жив и сейчас вернется, чтобы добить его – сопротивляться и убегать он уже не сможет. Но ничего не происходило, и он наконец заставил себя встать на четвереньки. Нужно было узнать, что с Россом – мысль, что друг убился насмерть вместе с драконом, Джаред старательно гнал от себя.

Он оглянулся по сторонам, цепляясь взглядом за громадные мертвые туши, и внезапно замер, увидев неподалеку незнакомого парня. Полностью голого и очень красивого. Пожалуй, такое определение впервые в жизни пришло в голову Джареда при виде мужчины, и он даже слегка испугался. Но незнакомец и правда был красивым, только непонятно, откуда вдруг взялся здесь, и почему рассматривает свои руки и ноги так, словно видит в первый раз.

Джаред с трудом поднялся и зашагал к нему. Заметив его, парень сделал шаг вперед и тут же, споткнувшись, полетел лицом вниз. Джаред успел подхватить его в последний момент, сжать крепко, а потом, не раздумывая, стянул с себя плащ и набросил незнакомцу на плечи.

– Получилось, – пробормотал тот и, выпутав руки из-под плаща, дотронулся кончиками пальцев до щек Джареда. – Невероятно!

И улыбнулся так широко и искренне, что аж теплом обдало от его улыбки.

– Мы знакомы? – как зачарованный, не сводя с него глаз, спросил Джаред.

– Я Дженсен Эклз. – Сердце бешено заколотилось в груди. – Знакомое имя, да? Но еще лучше ты знаешь меня под именем Росс.

– Ну да? – Джаред неверяще вылупился на него.

– Заклятье снято, и я теперь могу говорить. Я все расскажу! – затараторил Дженсен. – Вот только… посидеть бы…

Он снова попробовал самолично сделать шаг, и нога его опять подвернулась. Джаред подхватил его под руку от греха подальше и отвел к скале, в тенек, подумав вдруг, что солнце быстро спалит его светлую кожу.

– Я не уверен, что некоторые вещи будут тебе приятны, но ты должен знать, – начал Дженсен, с опаской косясь на валявшегося поблизости мертвого дракона – словно боялся, что тот сейчас снова взлетит.

– Как ты стал жабой? Почему тебя все считали мертвым? – нетерпеливо перебил Джаред.

– Тише, тише. Обо всем по порядку. Ты знаешь, что твой дед дал моему отцу слово, так?

– Да, – кивнул Джаред. – Мы были обручены еще до моего рождения.

Даже не верилось в сказанное, и сейчас, когда Дженсен сидел рядом – живой и незнакомо-знакомый, мысль не вызывала прежнего отвращения и страха.

– Ага. И даже узнав, что судьба подарила ему внука, а не внучку, слово свое назад он брать не собирался. Что очень не по нраву было твоей матери. Уж не знаю, что так ее расстраивало – то ли возможность лишиться собственных внуков, то ли что отец мужа принял такое решение, не спросив у нее, но… В общем, она искала пути разрушить эту сделку. Втайне от твоего деда-короля, конечно. Она готова была пойти на все…

Дженсен вздохнул и уставился на свои пальцы с задумчивой улыбкой. Джареду хотелось узнать, что же дальше, но торопить Дженсена он не решался.

– И вот однажды способ нашелся, – встрепенулся тот. – Мне было всего семь, и обо всем, что случилось тогда, я знаю от своего отца, так что, возможно…

– Говори же, – нервно приказал Джаред.
– Ладно. Однажды ночью ведьма Мортиция проникла в наш замок. Она собиралась просто убить меня, но отец на коленях взмолился не делать этого, и в итоге, уж не знаю почему, но ведьма сжалилась и обратила меня в жабу. Как выяснилось позже, таким образом твоя мать решила избавиться от меня, пообещав Мортиции трон в обмен на услугу. Однако когда она открыла ведьме ворота в город, твой дед встал на его защиту со всем своим войском. Ценой огромных усилий и множества человеческих жизней Мортиция была повержена, и твой дед собственноручно отрубил ей голову. Но вот твою предательницу-мать так и не простил за измену: отослал на остров Дайветто, где она по сей день живет в охраняемой башне без возможности вернуться на родину. Твой отец отказался бросить ее даже после всего, что она натворила, так что твоему деду пришлось смириться. Только тебя он не разрешил им забрать с собой, потому что ты оставался единственным наследником трона.

– Они живы? – надломленным голосом уточнил Джаред.

Выходило, что призраки в Мертвых Пустошах были вовсе не призраками, а плодами воображения. Но все равно не верилось до конца, и изнанка привычного мира оказалась настолько неприглядной, что стало тошно.

– Живы. Ты можешь даже увидеться с ними, если захочешь. Теперь, когда ты знаешь, думаю, король не запретит тебе…

– Не хочу, – перебил его Джаред. – Лучше б они и правда умерли…

– Не говори так, – Дженсен мягко коснулся его ладони. – Они все же твои родители и…

– Слышать не хочу о них. Скажи лучше, как тебе удалось разрушить заклятье спустя столько лет?

– В мире нет необратимой магии, Джаред, – ответил Дженсен. – И Мортиция, зная об этом, вынуждена была придумать условие, снимающее чары. Так как она тщательно соблюла свою часть сделки, это условие было невероятно сложным, практически невыполнимым. Я снова стал бы человеком после смерти трех Аллидарских драконов. А до тех пор ни я, ни отец с матерью не должны были говорить никому правды: если бы кто-то еще узнал, что говорящая жаба и есть я – я бы умер сразу.

Джаред нервно сглотнул, только сейчас начиная до конца осознавать, на какую ужасную участь его мать обрекла другого человека – ребенка! И все – ради него. Джаред понимал, что это неправильно, но все равно испытывал вину за чужой жестокий поступок.

– Вот я и молчал, – сказал Дженсен. – И все надеялся, что кто-нибудь убьет наконец этих драконов, но все боялись их, обходили стороной… Мой отец даже нашептал королю Аллидара поставить убийство драконов обязательным условием для тех, кто решит посвататься к его дочери, но это обернулось лишь тем, что к ней вообще перестали свататься. А принцы продолжали выбирать для своего пути Воина более легкие задания. А потом… потом их решил убить ты. Невероятное совпадение.

– Да, я не ищу простых путей, – горько усмехнулся Джаред. – И ты поэтому напросился со мной? Лорд Эклз ведь не просто так тебя мне подарил.

– Не только, – покачал головой Дженсен. – Хотя я полагал, что могу пригодиться, конечно… Но я просто давно за тобой следил… С тех пор, как узнал, что мы были обручены. Хотел узнать, из-за кого меня сделали таким.

– Ты, должно быть, меня ненавидел.

– Пытался. Честно пытался. Но не смог. Ты был не виноват.

– Как и ты.

– Как и я, – согласился Дженсен. – Но теперь, получается, именно ты меня и спас…

– Это кто кого еще спас, – сказал Джаред, оглядев место побоища, и улыбнулся.

И Дженсен доверчиво улыбнулся в ответ.

***
Конь прибежал по первому свисту, и Джаред помог Дженсену взобраться в седло. Он собирался идти пешком и вести коня, чтобы не погнал, но быстро понял, что самостоятельно ехать Дженсен не может. Тот благодарно кивнул, когда Джаред устроился позади него и неловко обнял, не давая соскользнуть.

Вскоре Дженсен задремал, привалившись затылком к его плечу, а Джаред получил наконец шанс как следует обдумать в тишине все, что недавно узнал. Картина вырисовывалась занимательная: два брачных обещания, каждое из которых было дано без его на то согласия, лучший друг, неожиданно оказавшийся человеком, пострадавшим из-за него, молодая невеста, чувств к которой Джаред не испытывал, как ни старался. Хорошим из всего было только то, что он завершил свой путь Воина и мог собой гордиться.

– Ты что-то притих, – Дженсен проснулся, когда до замка оставалась пара часов езды.

– Думаю, что делать. Придется ведь объяснять Ладе, кто ты и откуда взялся.

– Скажи как есть.

– Что ты – Дженсен Эклз, мой жених, которого столько лет считали погибшим?

– Нет, – фыркнул Дженсен. – Что я – твой друг Росс. Я больше не жаба, и теперь меня можно представить принцессе.

– Но ты голый и… как я объясню все же, откуда ты? Я ведь уезжал один…

– Придумай.

– Не хочу я ничего выдумывать, – рассердился Джаред. – Я устал от вранья.

– Джаред, – железным тоном начал Дженсен. – На тебя многое свалилось сегодня. Но ты победил драконов. Ты герой. Сейчас ты должен думать об этом и том, что ждет тебя впереди. Прошлое, пусть даже такое нерадостное, какое выпало нам – это прошлое и таковым останется. Ты помог мне избавиться от заклятья, думаю, освободить тебя от обязательства – это меньшее, чем я могу отплатить…

– Знаешь, – перебил его Джаред, – в одном ты прав – на меня действительно многое свалилось, поэтому предлагаю повременить с обсуждением таких серьезных вопросов.

– Как скажешь, – хмыкнул Дженсен и тут же инстинктивно прижался к нему.

Жители прилегающих к Аллидару поселков высыпали на дорогу – встречать своего спасителя. Джаред победно вскинул руку в воздух, проезжая сквозь толпу, и от него не укрылось, с каким удивлением многие поглядывали на Дженсена. Тот же старался ни с кем не встречаться взглядами. Чтобы избавить его от неловкости, Джаред пришпорил коня. Люди приветствовали их на протяжении всего пути, а у ворот уже ждала наготове Лада с отцом.

– До нас уже дошел слух, что драконы повержены, – начала принцесса, и тут взгляд ее зацепился за Дженсена.

Тот весь напрягся в ожидании, и Джаред, вздохнув, объявил:

– Это Дженсен Эклз, сын Алана, лорда Эклза. Так получилось, в общем… что я его спас.

– Но… – принцесса изумленно приоткрыла рот.

– Я все объясню позже, – сказал Джаред, спешившись. – А сейчас Дженсену нужно переодеться и отдохнуть.

– Я безумно благодарен Его Высочеству за заботу, достойную настоящего принца, – подал вдруг голос Дженсен, – но после стольких лет вынужденного заточения сейчас мне больше всего нужно общение.

– Тогда, – неотрывно глядя на него, сказала Лада, – я буду рада видеть вас на пиру в честь моего храброго жениха, Дженсен.

***
Джаред подумать не мог, что пир по случаю его большой победы окажется самой скучной церемонией, на которой ему когда-либо доводилось присутствовать. Внимание множества гостей было приковано не к виновнику торжества, а к чудесным образом «воскресшему» Дженсену, который вдохновенно врал о похищении и годах, проведенных в подземелье под Драконьей скалой. И все бы ничего, если бы Джареда беспокоило отсутствие интереса к собственной персоне со стороны невесты и остальных девиц, но нет. Его порядочно злил их интерес к Дженсену. А он проявлялся так бурно, что заставил Джареда по-новому взглянуть на Аллидарскую принцессу. На этот раз она оживленно поддерживала беседу, смотрела на Дженсена с восхищением и сочувствием и постоянно норовила подсунуть ему самые лучшие лакомства. Не осталось и следа прежней скованности, и, как оказалось, Лада умеет разговаривать без той холодной учтивости, которую Джаред намедни счел одной из черт ее характера.

А Дженсен… Дженсен упивался вниманием гостей, очевидно, наверстывая то, чего был лишен почти всю свою жизнь. И Джаред испытывал странное раздражение от того, что все эти шутки и веселые замечания Дженсена, раньше принадлежавшие только ему, стали всеобщим достоянием.

– Дженсен, а вы не хотите потанцевать? – неожиданно спросила одна из дам, заставив Джареда вздрогнуть.

– Боюсь, я вам все ноги оттопчу, – усмехнулся Дженсен. – Я совсем не умею танцевать, я хожу-то пока что с трудом.

– Полагаю, самое время учиться, и я даже готова показать вам несколько движений, – вклинилась в разговор Лада и тут же смущенно добавила, – конечно, если Его Высочество не против.

– Его Высочество не против, – пробурчал Джаред.

Выбравшись из-за стола, Дженсен галантно подал принцессе руку, и Джаред отвернулся, чувствуя себя ужасно неловко. Отец Лады принялся выпытывать у него подробности боя с драконами, но Джаред то и дело отвлекался, прислушиваясь к смеху Дженсена за спиной, поэтому вскоре извинился перед всеми и, сославшись на дикую усталость, отправился в свои покои.

Но и заснуть сразу не удалось. Музыка, доносившаяся снизу, вынуждала представлять, как Дженсен кружится в танце с очередной девушкой – вопреки заявлениям, получалось у него отлично, и Джаред был уверен, что каждая из собравшихся дам мечтает пройтись с ним хотя бы один круг по залу. Джаред, застонав, уткнулся лицом в подушку, но картинка перед глазами не исчезла, и он перестал себе врать. Он злился на всех этих людей, которые так запросто отняли у него лучшего друга. И на Дженсена – за то, что столь быстро забыл о нем, хотя они еще даже толком не разобрались, как быть дальше.
Спустя пару часов музыка стихла, и гости, смеясь и переговариваясь, разбрелись по отведенным им комнатам. Джаред надеялась, что хоть теперь сможет заснуть, но необъяснимая обида душила так сильно, что в конце концов он, не выдержав, спрыгнул с кровати и пошел к Дженсену – закончить начатый днем разговор.

Он был готов к чему угодно, даже застукать Дженсена кувыркающимся с одной из девиц – мало ли, вдруг тому пришло в голову сразу же приобщиться ко всем новообретенным прелестям человеческой жизни. Но меньше всего он ожидал, что, приоткрыв дверь отведенных Дженсену покоев, увидит того стоявшим перед высоким зеркалом… полностью голым. Охотничий костюм Аллидарского короля, который Дженсену презентовали днем, стопкой лежал на кровати, а сам Дженсен, услышав шум, аж подпрыгнул от неожиданности и прикрыл пах ладонью.

– Не знал, что ты склонен к нарциссизму, – стараясь скрыть неловкость, пробормотал Джаред.

Дженсен весь залился краской, но попыток прикрыться так и не предпринял.

– В последний раз я видел себя так, когда мне было семь.

– И как, нравится? – Джаред плотно прикрыл за собой дверь и подошел к Дженсену совсем близко.

– А тебе?

Вопрос застал врасплох, и Джаред приоткрыл рот, не находя нужных слов – странным казалось говорить Дженсену, что он красивый, такой чертовски красивый, что Джаред стоит сейчас здесь, вместо того, чтобы все же пытаться наладить отношения с будущей женой.

– Не отвечай, – усмехнулся Дженсен, неправильно расценив его молчание, махнул рукой и попытался подхватить лежавшие на кровати штаны, но промахнулся, вцепившись вместо них в покрывало. – Да что же такое! Я все никак не привыкну к этому…

Он помахал рукой в воздухе, и Джаред перевел взгляд с нее на его лицо, пунцовое от смущения, а потом на покрывшиеся мурашками плечи и маленькие, затвердевшие от вечерней прохлады соски.

– Привыкнешь… Это – как ходить: раз научившись, уже не забудешь.

– Ты о чем-то поговорить хотел? – Дженсен, все еще прикрываясь одной рукой, второй дотянулся-таки до одежды и замер, очевидно, думая, как теперь вывернуть штанины.

Джаред совершенно растерялся. Да, он именно что собирался поговорить, но теперь не мог оторваться, жадно скользя взглядом по обнаженному торсу Дженсена и поражаясь странным желаниям, которые рождались в нем в эту минуту. Бороться с ними не получалось, и он видел один лишь выход – рискнуть, чтобы проверить – мимолетная ли это блажь, либо же действительно нечто естественное и правильное.

– Ты можешь меня прогнать или даже ударить, но я… – впервые в жизни Джаред чувствовал такую скованность при попытке как-то изложить свои мысли, поэтому решил рискнуть и показать все делом, а там – будь что будет.

Не дав Дженсену ни секунды на ответ, он протянул руку, скользнул ладонью вниз по его ключице и мягко потер сосок подушечкой большого пальца. Дженсен шумно вдохнул, и Джаред, не медля, прижался губами к его приоткрытому рту, на пробу толкнулся в него языком и, не встретив сопротивления, углубил поцелуй. Дженсен обвил руками его шею и приник теснее, выпустил одежду из рук, позволив той с тихим шелестом соскользнуть на пол, и Джаред понял, что это – самое что ни на есть настоящее приглашение. Он принялся гладить спину Дженсена, удивляясь непривычной мягкости его кожи, в то время как собственную украшало множество мелких рубцов, полученных на охоте и во время неудачных тренировок. Дженсен дрожал под ладонями, терся о него всем телом и целовался так, словно губы Джареда были нужны ему как воздух.

На миг накрыло осознанием – а вдруг Дженсен просто не может оттолкнуть его? Так часто поступали все мнимые друзья – из уважения к принцу, преклонения перед ним: поддавались во время турниров, поддакивали даже в ответ на откровенные глупости, слова поперек не говорили. Если так, то нужно было остановиться, убедиться, что Дженсен действительно не против, а не поддается принцу или вот так нелепо благодарит за спасение – но Джаред уже не мог, не находил в себе сил прекратить трогать Дженсена, ощущать его рядом – такого горячего, мягкого и гибкого. Он просто не представлял сейчас, что вообще когда-нибудь сможет насытиться, и сам боялся неожиданно нахлынувшего чувства.

– Ты мне нужен, – пробормотал он в поцелуй единственное, что пришло на ум.

– Так вот он я, тут, – усмехнулся Дженсен.

Джаред имел в виду совсем не это, он пытался одной фразой озвучить все свои сегодняшние мысли, но Дженсен, видимо, услышал и расценил его как-то по-своему и остался вполне доволен. Поэтому Джаред, не раздумывая, повалил его на неразобранную кровать и начал стряхивать с себя одежду. Он понятия не имел, что делать, и богатым опытом похвастаться не мог, но Дженсен следил за ним жадно, всем своим видом выражая желание, и стало ясно – они разберутся, притрутся друг к другу, главное – не пугаться и не останавливаться.

Раздевшись, Джаред навалился на Дженсена всем телом и задрожал тут же от соприкосновения с обжигающе-прохладной кожей. Он просунул руку под живот, нащупал член Дженсена, огладил мягко, пока еще приноравливаясь к приятной тяжести в своей ладони. Дженсен запрокинул голову и тихо застонал, толкнувшись бедрами навстречу. Джаред все делал медленно и почти благоговейно, зная, что Дженсен даже сам себя никогда так не трогал. И это распаляло с немыслимой силой, выжигало последние сомнения.

– Ближе, – приказал Дженсен.

Джареду пришлось убрать руку, чтобы лечь на него и позволить снова утянуть себя в поцелуй. Не придумав ничего лучше, он принялся тереться о живот Дженсена, прижиматься к его члену своим.

– Да… так хорошо, – тут же последовал отклик.

Джаред ускорился, сталкиваясь на полпути с подбрасывающим бедра вверх Дженсеном, потом, чувствуя невыносимую потребность, приподнялся и сжал в ладони на этот раз оба их члена. Дженсену не потребовалось многого: пара плавных движений, пара касаний пальцем бархатистой головки, и он выгнулся, содрогаясь в бурном оргазме. Джаред продержался чуть дольше, сорвавшись при первом же взгляде на забрызганную белесыми потеками грудь Дженсена. А затем рухнул бессильно, вминая того в матрас своим телом.

– Слезь, туша, – прохрипел вскоре Дженсен.

Джаред поспешно скатился с него на бок и улыбнулся, заметив, что Дженсен не предпринял ни малейшей попытки прикрыться.

Было хорошо. Было очень даже хорошо – лежать вот так, закинув руку Дженсену поперек живота, и знать, что никуда он не денется.

– Знаешь, я подумал тут про это обещание… – начал Джаред.

– Слишком много для одного дня, – перебил его Дженсен, даже не утруждаясь открыть глаза. – Ступай к себе. Утром поговорим.

Джареду не хотелось уходить, он впервые чувствовал себя настолько на своем месте. Но спорить и навязываться не стал, послушно натянул одежду и вышел из комнаты, жалея, что напоследок не поцеловал Дженсена. Но тот был прав – утро вечера мудренее, впрочем, Джаред уже окончательно утвердился в своем решении.

***
Поговорили утром, как бы не так. Джаред намеренно проснулся раньше обычного и тут же стрелой помчался в покои Дженсена, даже завтракать не стал. Как выяснилось – зря спешил, кровать оказалась застеленной, комната – вычищенной, словно никто в ней и не жил уже бог знает сколько времени.

– А Дженсен где? – спросил Джаред у Лады, в расстроенных чувствах спустившись в столовую.

– Уехал, – грустно ответила принцесса. – Вот только что. Сказал, что не терпится встретиться с родными.

Джаред едва кулаком по столу не грохнул от досады, но сдержался в последний момент. Не верилось, что после всего Дженсен может вот так просто сбежать, даже не попрощавшись, ведь столько пережили вместе, и вчерашнюю ночь наверняка смогли бы забыть, чтобы сохранить дружбу, если Дженсену она так была неприятна.

Однако успокаиваться и отступать Джаред не собирался. Если уж на то пошло, то он имел право хотя бы самолично услышать отказ, и Дженсену придется поднапрячься и все же сказать ему, что знаться не хочет, если это взаправду так.

– Лада, послушай, – в груди больно кольнуло от того, как девушка тут же уставилась на него взглядом испуганного олененка, – знаю, что дед вам дал слово, но он вас в заблуждение ввел. Сам того не желая, конечно, но все же мне за его оплошность сейчас очень стыдно.

– О чем ты? – насторожилась принцесса.

– Я сосватан Дженсену, с детства, но его все считали погибшим, поэтому дед решил заключить новый брак, – как на духу выпалил Джаред. – А, оказалось, что он жив и обещание все еще в силе. Понимаю, что тебе я тоже обещан, но ему меня пообещали раньше, так что…

– Постой-ка, – Лада подняла руку, заставив его замолчать, – но ты ведь не можешь? Он же…

– Я сам не в восторге от того, как все складывается, – Джаред почувствовал, что краснеет, однако продолжил врать, – но грош цена королю, который не держит свое слово. А, значит, мне все же придется исполнить обещание и как-то с этим жить.

Принцесса окончательно погрустнела, и Джареду стало даже жаль ее, хотя он все больше убеждался, что переживает Лада вовсе не из-за него.

– Не расстраивайся, – обратился он к девушке. – Драконов я убил, и к тебе теперь толпами будут свататься, еще отбиваться устанешь от женихов.

– Хорошо бы, – наконец вздохнула Лада. – А вам с Дженсеном я искренне сочувствую.

Джаред кивнул, старательно сохраняя печать страдания на лице, и, кажется, тем самым наконец вызвал в принцессе симпатию к себе. Он совсем не жалел, что расторгнул помолвку, даже не узнав, что по этому поводу думает Дженсен. Как бы все ни повернулось, а к Аллидарской принцессе чувств у него по-прежнему не было, значит, не его это судьба.

Впрочем, его судьба, вполне возможно, сейчас где-нибудь навернулась с коня и ждала помощи, поэтому Джареду не терпелось как можно скорее пуститься в путь.
***
Джаред чувствовал, что нагоняет Дженсена. То и дело натыкался на следы копыт, ясно дававшие понять, что Дженсен осторожно едет, не спешит с непривычки. Это только подтвердилось, когда Джаред заехал в знакомую уже деревню и от девушки в таверне узнал, что подходящий под описание путник с час назад купил здесь краюху хлеба и двинулся дальше. Джаред и сам не стал задерживаться, довольно предвкушая, как нагонит Дженсена в лесу и в родной край вернется уже вместе с ним.

Ожидания не оправдались, когда в глубине чащи след потерялся. Места, впрочем, казались знакомыми, и Джаред успокоил себя тем, что найдет Дженсена позже, на выезде. Он так расслабился от этой мысли, что не услышал свистнувшей в воздухе веревки и пришел в себя, лишь когда конь с испуганным ржанием умчался прочь.

– Какие люди! – мерзко осклабившись, склонился над ним уже знакомый толстяк-разбойник.

Джаред подергал руками, но освободиться от опутавшей тело веревки не смог. Головорезы же, довольно щерясь, окружили его, и по их лицам стало понятно, что дело плохо. Очень плохо.

– Ну и где теперь твоя зверушка, а, герой? – не унимался толстяк.

Джаред согнулся пополам от тычка сапогом в живот, и перед глазами тут же сверкнула закаленная сталь. Да, вполне в духе этих ублюдков – вдесятером нападать на безоружного противника.

– Жаль, конь убежал, – посетовал толстяк. – Взял бы его взамен тех денег, что ты у меня отобрал. А теперь придется тебя просто убить. Арни!

– Да, босс?

– Прирежь его!

Джаред дернулся, по-прежнему пытаясь стряхнуть веревку, и едва не засмеялся: глупо-то как – пройти путь Воина, уничтожить драконов и сдохнуть в итоге от рук шайки оборванцев. Он чувствовал себя последним неудачником.

– Ни на минуту тебя одного нельзя оставить! – раздалось вдруг из кустов, и спустя миг на поляну вышел Дженсен.

Джаред удивленно уставился на него – безоружного и какого-то странно радостного. Винной ягоды объелся, что ли?

– Кто это? – спросил толстопузый и повернулся к Дженсену. – Чего орешь?

– Настроение хорошее, – хмыкнул тот.

– Ты хоть знаешь?..

Возглас главаря перекрыл громогласный рык, приправленный треском ломающихся веток, и у Джареда мороз по коже побежал. Медведь-носач! То-то места знакомыми казались, был же уже здесь, и Дженсен – тогда еще Росс – предупреждал, что берлога рядом.

– Бежим! – крикнул толстяк, тоже почуяв, что дело – дрянь.

Разбойники бросились врассыпную, но опоздали. Из зарослей на поляну вывалились сразу два медведя и принялись без разбору махать лапами, вспарывая длиннющими когтями глотки и животы обезумевшим от страха людям.

– Уходим, уходим, быстрее! – Дженсен подскочил к Джареду, ловко разрезал веревку оброненным кем-то кинжалом, и потянул за собой в кусты.

Бежали долго, до тех пор, пока рычание и крики за спиной не стихли. А затем Джаред бессильно рухнул на траву и, не раздумывая, притянул Дженсена к себе.

– Откуда ты взялся? Ты уже к дому подъезжать должен.

– Услышал разбойников, – Дженсен бездумно гладил его по волосам, словно проверяя, на самом ли деле Джаред цел и невредим. – Подумал, вдруг они решили в ту деревню вернуться…

– А если б и решили – что бы ты сделал? У тебя ж даже меча нет…

– У меня есть мозги, – невозмутимо заявил Дженсен. – А вот ты чем думал, что так нелепо попался? Они тебя прикончить могли!

– Я спешил увидеться с тобой.

– Спешил он, – фыркнул Дженсен. – А если бы я не успел? Что бы я потом сказал твоему отцу? Твоей невесте?

– Она мне не невеста, – парировал Джаред. – Я разорвал помолвку.

– Что? Что ты сделал?

– Разорвал помолвку, – громче повторил Джаред, глядя ему в глаза. – Сказал, что уже обручен. Правду сказал, в общем.

– Ого, – Дженсен скрестил руки на груди – защищался. – Ты – человек чести. Но ты ведь знаешь, что не обязан, это не ты давал слово, ты тогда еще вообще не родился и…

Он тяжело вздохнул, облизнул пересохшие губы, и Джаред не выдержал. Накрыл ладонью подбородок Дженсена, заметил в последний момент испуганный взгляд и поцеловал. Просто так, потому что хотел его целовать, а еще – хотел, чтобы заткнулся и перестал пороть всякую чушь. Не обязан, ишь чего выдумал!

– Все совсем не так должно было получиться, – пробормотал он, неустанно касаясь губ Дженсена – мягких и влажных, потрясающих. – Мы должны были расти вместе и узнавать друг друга постепенно. – Еще поцелуй и еще. – Но вышло как вышло, чего уж теперь? А я все равно хочу на тебе жениться. Сам хочу, понимаешь?

Дженсен отпихнул его, и на миг Джаред весь превратился в натянутую тетиву, готовый в любой момент остановить, удержать, не отпустить от себя никуда – и расслабился, когда Дженсен, часто дыша и счастливо улыбаясь, прижался лбом к его лбу.

– Тебе будет непросто, знаешь? – пробормотал он, даже не скрывая самодовольства. – Я не девка, и такие браки раньше не заключались, даже закон…

– Тсс, – прошептал Джаред, опять накрыв его губы своими. – Надо будет – перепишу закон. Принц я или как?


Сказали спасибо: 175

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408