ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
707

серия драбблов

Дата публикации: 07.06.2013
Дата последнего изменения: 07.06.2013
Цикл: Killer romance
Автор (переводчик): Jenny in the sky;
Ссылка на оригинал: http://saone77.livejournal.com/178194.html
Статус: завершен
Рейтинг: PG
Размер: драббл

Первого всегда помнишь


Дженсен держит нож в руках, глядя, как человек, которого он только что им ударил, падает на асфальт. Свет уличных фонарей почти не проникает в узкий переулок, где они находятся, но кровь на руках Дженсена, его брюках и ботинках все равно выглядит неестественно красной.

За спиной раздается шорох, и Дженсен поворачивается к еще одному человеку, находящемуся в переулке. Тому, кто в данный момент не истекает кровью. Тому, на спасение которого Дженсен отважно ринулся с улицы. 

Мужчина ниже Дженсена, с длинными темными волосами и избитым в кровь лицом. Он чихает и тут же прижимает руку к сломанному – Дженсен в этом абсолютно уверен – носу. 

- Едрить твою за ногу! Ублюдок ты долбаный! – Мужчина пинает лежащее на земле тело, потом прислоняется спиной к стене. 

Дженсен смотрит на нож. Наверное, ему стоит вызвать полицию. Ему точно стоит вызвать полицию. Это ведь самозащита, так? Парень, которого он ударил, собирался убить другого, Дженсен это точно знает. 

- Приятель, - окликает его спасенный, - ты мне не раскисай тут. – Голос у него хриплый и гнусавый, но глаза ясные. Слишком яркие даже. – Мне может понадобиться помощь.

Держа в одной руке нож, другой Дженсен тянется за телефоном.

- Я могу позвонить...

- Эй, ты никому не будешь звонить!

Дженсен не понимает, как парню удается выглядеть полумертвым и угрожающим одновременно, но тому удается. 

- Слушай, - говорит парень, - я признаю, что, может быть, мне не стоило браться за эту работу, не вылечившись от простуды. Или это грипп? Короче, что сделано, то сделано. У меня к тебе предложение.

Дженсен раздумывает, не должен ли он сейчас психовать и биться в истерике. Может, у него шок? Хотя он вроде никакого шока не чувствует. Он чувствует себя вполне... нормально. На самом деле даже довольно... хорошо? 

- Какое предложение?

- Ты спас мне жизнь, приятель. Я твой должник. Так как насчет того, что ты поможешь мне избавиться от тела, а я поделюсь с тобой, пятьдесят на пятьдесят? – Парень снова чихает и матерится.

- Тебя наняли его убить? – уточняет Дженсен.

Парень кивает, потом со стоном хватается за лоб. Дженсен смотрит на нож. Кровь становится немного липкой. 

- Семьдесят на тридцать, - говорит Дженсен.

Парень в шоке пялится на него.

- Прости?

- Семьдесят на тридцать, - повторяет Дженсен. - Мне кажется, это щедро. В конце концов, основную работу сделал я.

- Ты, мать твою, издеваешься?

- Восемьдесят на двадцать.

- Какого хера? – Парень трясет головой. – Разве мы всего минуту назад не выяснили, что я убийца?

- Выяснили, - соглашается Дженсен и поднимает руку с ножом. – Но я уверен, что это твое, раз уж нашел его всего в метре отсюда. И не думаю, что ты вооружен чем-то еще, иначе уже использовал бы это, чтобы отбиться от него и напасть на меня. Тебе нужна моя помощь, чтобы выбраться и не оставить следов. И хотя я с радостью готов послушать твои советы о том, как лучше избавляться от тела, факт остается фактом – именно мне придется делать всю работу, эрго, именно я должен получить большую часть денег. – Дженсен пожимает плечами. – Мне кажется, это по-честному.

- Ты только что использовал в речи слово «эрго»?

- Оно означает...

- Я знаю, что оно означает! – Парень злобно смотрит на Дженсена. – Ты возьмешь шестьдесят, а я пообещаю, что не вернусь за тобой через несколько месяцев и не буду вытягивать из тебя кишки, пока ты еще дышишь. Как считаешь, это по-честному?

Дженсен взвешивает варианты.

- Я согласен. С одним условием.

- О, Господи. Каким?

Дженсен думает о своей жизни. О семье, о занятиях в колледже и о том, что у него совсем нет друзей, потому что никто не хочет встречаться с ним взглядом. Он думает о непонятном желании, которое зудит иногда под кожей, и о том, что он почувствовал, когда лезвие ножа скользнуло между ребер мужчины и вонзилось в легкое.

Он думает о том, что с ним всегда было что-то немного не так и, оказывается, на это «не так» есть спрос.

- В общем, - говорит Дженсен, - как смотришь на то, чтобы совместить работу с обучением?

 

 

Воздействие

Джареда используют, чтобы шантажировать Дженсена

Дженсен абсолютно уверен, что, если бы у него не чесались руки от желания содрать кожу с лица агента Уитфилда, он, вероятно, захотел бы угостить его выпивкой. 

- Прости, - говорит Дженсен, прислонясь спиной к стене подземного гаража, - ты не мог бы повторить еще раз?

- Я хочу, чтобы ты кое-кого для меня убил, - отвечает Уитфилд. В правой руке он держит папку.

- Да, мне показалось, что ты именно это и сказал. – Не часто Дженсена можно чем-то поразить, но он должен признать, что более чем удивлен таким поворотом событий. Предугадать, что Уитфилд рано или поздно арестует Джареда, было, к несчастью, довольно несложно. Но вот то, что Уитфилд позвонит Дженсену и назначит ему встречу в гараже, чтобы обсудить чье-то убийство... Дженсену кажется, что он попал в Сумеречную зону. 

Уитфилд тяжело вздыхает.

- Слушай, я могу долго ходить вокруг да около, если хочешь, но предпочел бы сразу перейти к делу. Я арестовал твоего парня и на все сто готов использовать деньги налогоплательщиков, чтобы держать его за решеткой, пока он не сдохнет. 

- В чем бы ты ни пытался его обвинить, у тебя не получится, - убежденно произносит Дженсен. – Никогда не получится, потому что у тебя на него ничего нет.

- Может быть, - кивает Уитфилд. – Но у меня есть приятель в Министерстве внутренней безопасности, который мне должен. И почему-то мне кажется, помощь в исчезновении босса преступной группировки не особо омрачит его жизнь. – Уитфилд ухмыляется. – А, вот теперь я привлек твое внимание.

У Дженсена начинают чесаться кончики пальцев. Но он не может убить Уитфилда. Пока не может.

Уитфилд кивает:

- Да, ты страшный сукин сын, а? Должен признать, приятель, ты меня измотал. Черт! У меня ушла уйма времени на то, чтобы найти в твоих действиях схему – а она у тебя есть. И еще больше времени ушло, чтобы понять, что Падалеки не нанимал никакого талантливого новичка. Что человек, который так быстро и эффектно расправляется с его врагами – это ты. 

- Могу я спросить, как ты это понял?

- Я специальный агент, - отвечает Уитфилд. – Это моя работа. 

Дженсен чуть наклоняет голову.

- Хорошо, специальный агент. Кого вы хотите мне заказать?

Впервые за время их встречи Уитфилд, похоже, чувствует себя неуютно.

- Давайте, специальный агент, - подбадривает его Дженсен, - полпути уже пройдено, неужели дадите задний ход?

Уитфилд кривится и пихает папку, которую принес с собой, в руки Дженсена.

- Пошел ты. То, что ты не самый чокнутый ублюдок в этом городе, не значит, что ты не отправишься прямиком в ад вместе с остальными.

Дженсен, нахмурившись, открывает папку и видит, что так расстроило Уитфилда.

- Иисусе. Ты ведешь это дело?

- Я занимаюсь организованной преступностью. – Уитфилд качает головой. – Расследованием руководил мой бывший напарник. Но ему пришлось взять отпуск. Он просто не мог... – Уитфилд пристально смотрит на Дженсена. – Ты убийца, но ты не монстр. Это, - он кивает на папку, - монстр. И если его не остановить, тогда...

- Да, - говорит Дженсен, - я понял. – Он закрывает папку и пихает ее подмышку. – Какие-нибудь предпочтения, как это должно быть сделано?

- Господи, - Уитфилд трет лицо рукой, - как хочешь, на твое усмотрение. 

- Хорошо. – Дженсен разворачивается, чтобы уйти, но сделав несколько шагов, останавливается. – О, и, специальный агент, если еще когда-нибудь попытаетесь использовать жизнь Джареда как козырь против меня, независимо от причины, то узнаете, каким монстром я могу быть.

И на этот раз Дженсен уходит, не оглядываясь.

 

 

После гудка

Дженсен внезапно исчезает, оставив только короткое сообщение

- Я не волнуюсь, - говорит Джаред.

- Ладно. – Джефф и Идрис обмениваются взглядами.

- Не волнуюсь.

- Мы тебе верим, босс, - кивает Коламбус.

- Я нисколечко не волнуюсь, я... я... Как будет «волнуюсь» наоборот?

- Эмм... – Крис неуверенно поднимает руку, - не волнуюсь?

- Точно! Вот именно это я и делаю. Не волнуюсь.

- Я запуталась, - говорит Зоуи, оглядываясь вокруг, - мы должны успокаивать его или...

Оскар пожимает плечами.

- Нет, ну серьезно, - продолжает Джаред, - только то, что я люблю полного придурка, которого нет уже четыре дня, и никто не знает, где он, и он не отвечает на мои звонки, а последнее сообщение, которое я от него получил, было «Джей, вернусь через пару дней» - это совсем не повод для волнения. Так? Так?!

- Так.

- Ага.

- Конечно.

- Вот именно.

Оскар снова пожимает плечами.

- Значит, ты волнуешься? – спрашивает Зоуи. – Я просто не уверена, что происходит.

- Я понимаю, - ехидно произносит Идрис, - с человеческими эмоциями так сложно разобраться, да?

Зоуи энергично кивает.

- Так, знаете что? – говорит Джаред. – От вас никакого толка. Валите отсюда. Вон! – Он ждет, пока все сотрудники его службы безопасности не выйдут из кабинета, потом хватается за телефон. 

Уже какое-то время у него в голове крутится одна идея. Плохая идея. Ужасная. Такая, что если Дженсен о ней узнает когда-нибудь, то, вероятно, кончится все тем, что Джареду очень долго придется питаться через соломинку. 

Но все равно, если вопрос когда-нибудь всплывет, Джаред сможет совершенно честно сказать, что Дженсен сам нарвался.

- Привет, Уилл, - произносит Джаред в телефон, - мне нужны подкожный «маячок» и дротики со снотворным.

 

 

Поймать и отпустить

Дженсен похож на большую африканскую кошку, а Джаред – он как газель. Или жираф

Нельзя сказать, что Дженсен преследует Джареда.

Вот только он вроде как преследует. Только не так, как какой-нибудь извращенец.

Нет, Дженсен преследует Джареда, как кот.

Как большой кот из африканской саванны.

А Джаред – газель.

Или, может, жираф.

И Дженсен провел большую часть дня, прячась в тени или под крышей на стропилах – и разве это не классно, что человек вроде Дженсена живет в таком огромном доме, где можно прятаться под крышей и тихо следить за каждым шагом Джареда. Несколько раз его засекали парни из службы безопасности, но это не страшно, потому что Дженсен просто развлекается. Каждый раз он просто прижимал палец к губам и подмигивал. Идрис в ответ закатил глаза. Джефф добродушно покачал головой. Крис показал в знак поддержки два больших пальца.

На протяжении дня Дженсен наблюдает, как Джаред по какой-то непонятной причине становится задумчивым и немного обеспокоенным. Между бровей у него появляется морщинка, и Дженсен очень хочет знать причину ее возникновения.

Когда солнце опускается к горизонту и тени на полу становятся длиннее, Джаред вытаскивает из кармана телефон. Длинные элегантные пальцы касаются экрана, набирая нужный номер. Потом Джаред подносит телефон к уху и ждет с волнением на лице.

- Привет, Джен, - произносит он, - просто хочу узнать, как дела. Не видел тебя целый день. Я... я скучаю и...

Дженсен атакует.

 

 

 

Джаред спешит на помощь!

У Дженсена чешется нос.

Дженсен привязан к стулу в маленькой, темной, сырой комнате. Кровь из раны на лбу капает на левый глаз и тонкой струйкой течет из разбитой нижней губы. Он весь в синяках, избитый и связанный, и у него пиздецки чешется нос. 

На что только не пойдешь ради любви.

Дженсен кривит лицо то так, то эдак. Пытается дуть на сводящий с ума участок кожи.

Все равно чешется.

Дженсен сдается и оседает на стуле. Он не знает, почему Джаред так задерживается, но если тот в ближайшее время не появится, то Дженсену придется самому выбираться из этой заварухи. И хотя сделать это будет до смешного просто, в то же время это лишит весь эксперимент смысла. Получится, что Дженсена схватили и избили просто так, а вот это точно испортит ему настроение.

Но нос чешется просто ужасно.

Дженсену кажется, что это не просто чесотка. Это какая-то суперчесотка.

А еще ему кажется, что у него травма головы. Может быть.

Плевать. Он даст Джареду еще десять минут, и если Джаред к тому времени не объявится, значит, он, очевидно, решил, что Дженсен не стоит усилий. Или маячок под кожей на правой лопатке Дженсена – о котором он прекрасно осведомлен, между прочим, – неисправен.

Дженсен начинает считать.

- Раз гиппопотам, два гиппопотам, три гиппопотам...

Он сбивается со счета где-то на трехсотом гиппопотаме.

- К черту.

Только Дженсен собирается всерьез взяться за свои путы, как где-то вдалеке раздается грохот и стены комнаты, в которой он заперт, трясутся. Либо началось землетрясение, либо где-то что-то только что взорвали. 

Дженсен усмехается и устраивается на стуле поудобнее. Наконец-то.

Теперь осталось ждать совсем немного. К счастью, он не забывает убрать с лица довольную ухмылку и состроить несчастную физиономию, прежде чем в дверь, словно живой таран, врывается Джаред.

Он выглядит так, будто сошел с обложки любовного романа (не то, чтобы Дженсен когда-нибудь читал любовный роман): волосы развеваются, глаза блестят, поперек широкой груди висит патронташ, в одной руке пистолет, а в другой – угрожающих размеров нож.

Охренеть.

У Дженсена немного кружится голова. Он винит в этом сотрясение.

Но самое замечательное в том, что, хотя Джаред и выглядит почти обалдевшим при виде того, в каком состоянии находится Дженсен, на его лице нет больше того ужасного, тоскливого, депрессивного выражения, которое прилипло к Джареду, словно вторая кожа, после его последнего разговора с родителями.

Дженсен потрясающий бойфренд.

- Господи! – Джаред бросается к нему. – Джен? Малыш? О, Боже!

Дженсен позволяет ему осторожно себя полапать, осматривая раны. Несколько раз он чувствует, как Джаред прижимает пальцы к его шее, нащупывая пульс. 

- Эй, - останавливает он Джареда, - сними с меня это.

Джаред подчиняется. Как только руки Дженсена оказываются свободны, он, наплевав на ноющие мышцы, наконец-то – наконец-то! – чешет проклятый нос.

Вот и говорите после этого о настоящих пытках.

Буквально через полсекунды после того, как Дженсен полностью освобождается от веревок, Джаред сжимает его в объятиях. 

- Я здесь, - шепчет он Дженсену в макушку. – Я с тобой.

Как будто в этом могли быть какие-то сомнения. Ну, как будто могли быть какие-то серьезные сомнения. В этой оговорке Дженсен тоже винит сотрясение.

Дженсен опускает голову Джареду на плечо и прислушивается к раздающимся невдалеке крикам. 

- Я сказал Джеффу и остальным, чтобы они оставили кого-нибудь в живых, - говорит Джаред. – Подумал, что позже тебе захочется поиграть.

Дженсен ухмыляется.

- Мой герой.

 

 

 

Однажды в Амтсердаме

И был еще один случай в Амстердаме, но тогда просто так сложились обстоятельства, и нам просто пришлось сделать кое-что, что было… видите ли, там был парень, который пытался… - Крис откашливается, - но его настоящий парень знает и вполне нормально к этому относится. По-моему. Он ведь пока не убил меня

- Мистер Эванс, вы меня за дурака держите? 

Крис слышит в наушнике витиеватые ругательства, но они ничто по сравнению со словами, крутящимися у него в голове. Он знал, он, мать твою, знал, что все пойдет наперекосяк. 

- Конечно, нет, мистер Уивинг. – отвечает Крис как можно спокойнее. Хотя вряд ли от этого что-то изменится. Крису никогда не давались убедительные отговорки, и если Уивинг действительно не поверил ему, то можно считать, что игра уже окончена. 

Уивинг откидывается на спинку кожаного дивана, улыбается, и Крис чувствует, как страх липким потом стекает по спине. По бокам дивана и кресла, на котором сидит Крис, стоят очень серьезные мужики в черных костюмах. Даже если бы он смог каким-то чудесным образом пройти мимо них – что вряд ли, – Крис заметил и других таких же, когда входил в клуб. 

Ему никогда отсюда не выбраться.

Уивинг берет свой стакан с выпивкой, какое-то время внимательно разглядывает содержимое, потом делает глоток. 

- Когда до моего работодателя дошли слухи о вероятном стукаче в организации Падалеки, думаете, я не устроил доскональную проверку? 

Крис слышит голос Джеффа, приказывающий ему сохранять спокойствие. Помощь на подходе. Сохраняй спокойствие. Ну, помощь, может, и на подходе, но вовремя она явно не успеет. Им пришлось устроить базу очень далеко, а движение на дорогах в это время дня просто ужасное. 

- Проверку, мистер Уивинг? – спрашивает Крис.

- Да, проверку. Всех подчиненных Падалеки.

В коммуникаторе теперь слышен голос Коламбуса. А Крис думает, не стоит ли ему хотя бы попытаться убрать Уивинга, пока есть шанс. Ну, правда, слушать его монолог – только оттягивать неизбежное.

- Мне, конечно же, показалось подозрительным, что такая счастливая возможность выпала вот так просто, - продолжает тем временем Уивинг, - поэтому я решил выяснить, кто из ближнего круга Падалеки смог бы его предать. 

Голоса в ухе Криса становятся все более истеричными, и на мгновение он желает, чтобы они просто заткнулись. Фальшивая надежда никому еще не помогала. Даже если они доберутся до клуба, даже если они попадут внутрь, все равно будет кровавая бойня. 

- Первым в моем списке был мистер Эльба.

Крису хочется расхохотаться. Сегодня на его месте должен был быть Идрис. Но тому накануне ужасно захотелось суши, и всю предыдущую ночь и почти все утро он провел в жалобных стонах над унитазом. Из Коламбуса обманщик еще хуже, чем из Криса, а Оскар не смог бы соврать и ради спасения своей жизни – именно поэтому при почти постоянном присутствии рядом воров и убийц он оставался таким молчаливым, – так что короткая соломинка досталась Крису.

- Ваше имя, мистер Эванс, было почти в самом конце моего списка, - Уивинг снова улыбается. Жуткое зрелище.

- И этот список абсолютно надежен, так? – уточняет Крис.

Уивинг смеется. Очень жуткое зрелище. 

- Надежен? Нет. Точен? Хмм... Думаю, да. – Уивинг чуть выпрямляется и смотрит Крису прямо в глаза. Жуткое зрелище с приправой из мурашек по спине. – Вы, мистер Эванс, как золотистый ретривер. Преданный. Непоколебимый. Очаровательный. И не очень умный. - Уивинг прищуривается. – Хотя мне любопытно, как вы себя поведете, находясь у меня на поводке.

А, нахрен это дерьмо. Крис лучше ляжет на гранату, чем отдастся этим мудакам. 

- Вы, кажется, очень в себе уверены, мистер Уивинг, - говорит он.

- О, да, - кивает Уивинг. – Но ради любопытства, дайте мне хотя бы одну вескую причину, почему вы могли бы предать не только Падалеки, но и членов своей собственной команды. – Уивинг качает головой. – Мне никогда не нравилось, как Падалеки руководит своей организацией, но вы и правда считаете себя семьей, так ведь? Так скажите мне, ради чего вы повернулись бы спиной к своим братьям?

Крис делает глубокий вдох и пытается взять себя в руки. Он не знает, сможет ли убить Уивинга, прежде чем грохнут его самого, но он уж точно постарается нанести как можно больше ущерба. Но не успевает он даже напрячься, как за его спиной раздается голос:

- Ради меня.

Крису даже не нужно изображать удивление. 

- Джен?!

Дженсен, который в данный момент должен спускаться по стене здания и вламываться в кабинет Уивинга, стоит здесь, между двумя громилами. И выглядит юным, неуверенным и очень, очень испуганным. 

- Прости. – Дженсен смотрит на Уивинга, потом на Криса и опускает голову. – Я знаю, ты велел ждать тебя в отеле, но... я волновался. – Он бросает на Криса взгляд из-под ресниц и нервно теребит подол футболки. 

Крис понятия не имеет, что отвечать.

- Скажи «все нормально, малыш», - орет в ухе Коламбус.

- Все нормально, малыш, - послушно повторяет Крис. 

Дженсен улыбается ему неуверенно. Потом подходит и, кинув еще один быстрый взгляд на Уивинга, устраивается у Криса на коленях. Крис приобнимает его и пытается не подавиться собственным языком.

- Ну надо же. - Лицо у Уивинга немного красное. – Это неожиданно.

- Нам нужно сбежать, - говорит Дженсен. – Если Джаред нас поймает, он...

- Убьет вас? – спрашивает Уивинг.

- Он убьет Криса, - отвечает Дженсен. – Не думаю, что мне так повезет. 

Уивинг не сводит с них глаз. Крис крепче обнимает Дженсена. У того в глазах стоят слезы, он утыкается лицом Крису в волосы и пару раз шмыгает носом. Крис подхватывает игру и позволяет всем своим переживаниям отразиться на лице. 

- Вы были правы, мистер Уивинг, - произносит он. И не обращает внимания, когда Дженсен чуть сжимает его шею. Теперь он понимает. – В принципе, я не их тех, кто смог бы предать. Но я люблю его, так что же мне делать? Мне нужны деньги, защита, место, где мы могли бы укрыться.

- И в обмен на все это? – интересуется Уивинг.

- Я расскажу вам все. – Крис снова крепко обнимает Дженсена. – Мы расскажем вам все.

- Понятно. – Уивинг хмурится и молчит дольше, чем хотелось бы Крису. – Мне нужно переговорить с моим работодателем. Встретимся здесь завтра вечером. 

Уивинг коротко кивает. Крис понимает, что пока их отпускают. 

- Пойдем, малыш. – Он помогает Дженсену встать. Потом обнимает его за плечи, прижимает к себе, и таким образом они и покидают клуб. Но когда выходят наружу, на холодный ночной воздух, Дженсен так от него и не отлипает.

Где-то через квартал он еще и утыкается носом Крису в шею.

- За нами следят, - шепчет он.

Крис еле заметно кивает. Он ждал подобного. А вот чего он совсем не ожидал, так это того, что Дженсен швырнет его к ближайшей стене. И уж точно не ожидал, что Дженсен прижмется к нему и крепко поцелует. 

У Криса хватает ума обнять его, хотя каждый атом его тела вопит и корчится от ужаса. Это самый несексуальный поцелуй, который был у Криса в жизни, и когда Дженсен наконец отстраняется, Крис уверен, что постарел как минимум лет на десять.

- Отлично, - говорит Дженсен. – По-моему, они ушли. – Он приподнимает брови и критически оглядывает Криса. – Ты в порядке?

Крис жалобно хнычет.

Дженсен осторожно треплет его по плечу.

- Да, давай-ка вернем тебя на базу.

Еще через несколько кварталов к Крису возвращается голос.

- Ты... это... спасибо.

- Всегда пожалуйста.

- А что с Уивингом?

- Не переживай, у меня есть план.

- О, это здорово. А в этом плане есть пункт, где вы не даете Джареду меня прикончить?

Дженсен тычет пальцем ему в живот.

- Не будь ребенком.

Крис опять хнычет.

 

 

 

Just Call Him Grace

Что случается, когда один из команды оказывается ранен?

Все получается случайно. Крис даже не может винить команду сербских убийц, за которыми они гонятся. Хотя он надеется, что если бы кусок арматуры пробил ему живот или грудь, а не просто ногу, то причина смерти выглядела бы более героической. 

Умереть в разгар боя – это прекрасно. Умереть, потому что ты случайно наступил на прогнившую доску, упал и напоролся на какой-то мусор – это довольно убого. 

Крису удается приподняться на локтях. Он смотрит на свою ногу, на торчащий из нее кусок металла, на растущее пятно крови на штанине и на землю вокруг. Его немного беспокоит, что ему все еще не больно, но он знает, что как только боль придет, он, скорее всего, начнет орать. 

- Общая перекличка, - командует Джефф в его наушнике. Крис слышит, как другие члены команды отзываются, давая о себе знать. Он тоже пытается, но почему-то у него выходит только какой-то невнятный хрип. 

- Эванс? – зовет его Джефф. – Эванс?! Блядь! Кто-нибудь видит Эванса? 

В ответ один за другим доносятся отрицательные ответы. Крис прочищает горло и снова пытается заговорить.

- Парни, - произносит он слабо. – Парни, мне кажется... по-моему, у меня проблемы...

Боль наконец-то приходит – святая матерь божья и гребаные апостолы, – и Крису очень хочется отрубиться. Ему нужно отрубиться. Но у него идет кровь, очень сильно идет, и что-то подсказывает ему, что он должен оставаться в сознании. Он должен попытаться рассказать всем, где он. Должен держать глаза открытыми. Он должен... должен... он...


Крис приходит в себя и понимает, что дурь ему вкололи классную. Такое ощущение, что он плывет. Круто.

Он смотрит на плиточный потолок и пару раз моргает. Веки работают. Это хорошо. Глаза тоже. Он косится по сторонам, стараясь разглядеть как можно больше, не двигая при этом головой. 

Ему кажется, что голова тоже работает, но если он шевельнет ею, то его стошнит. А это будет плохо. И отвратительно.

Но он хочет знать, что происходит. И пить хочет. Крис открывает рот – тоже работает, здорово – и хотя он уверен, что не произнес ни одного настоящего слова, издаваемых им звуков хватает, чтобы привлечь чье-то внимание.

Внимание многих, как выясняется.

Крис закрывает глаза от обилия обеспокоенных лиц, взволнованных голосов и просто волн беспокойства, окруживших его кровать.

Он в кровати.

Это здорово.

В больничной кровати.

А вот это уже не так здорово.

- Не налетайте на него всей толпой, - командует Оскар непривычно суровым голосом.

Крис даже чувствует, как все чуть сдают назад. Он снова открывает глаза. Единственный, кто остался в его поле зрения – Оскар. Благослови Господи тебя, Оскар, и стаканчик со льдом у тебя в руках.

Крис открывает рот, позволяет скормить себе ложку замороженной воды и моментально чувствует себя в тысячу раз лучше. Классный, должно быть, лед.

И дурь. Классная дурь.

- Никогда, и я имею в виду, никогда больше так не делай, понял? – доносится голос Коламбуса откуда-то со стороны крисовых ног.

- Лады, - легко, правда, все еще немного хрипло, соглашается Крис, - эээ... а что я сделал?

- Чуть до инфаркта нас всех не довел, - отвечает Идрис. – И, учитывая возраст Джеффа, в этой шутке только доля шутки.

- Спасибо, Идрис, - говорит Джефф.

Крис облизывает губы.

- Что...

- Ты упал, - сообщает Зоуи. – На что-то острое. Это было глупо.

- Я... – Крис морщится, потому что приятная лекарственная дрема начинает исчезать, уступая место мерзкой болезненной реальности. – Аа, чтоб меня.

- Ну вот, - тепло произноси Джефф. Его лицо появляется слева. – Как себя чувствуешь, парень?

- Это вопрос с подвохом?

Джефф ухмыляется.

- Ты нас всех напугал.

Сильная рука сжимает плечо Криса.

- Я не испугалась, - говорит Зоуи. – Я... была слегка обеспокоена.

- Ты от своего легкого беспокойства чуть с ума не сошла, - фыркает Коламбус. – Не выделывайся.

- Я... – Крис с трудом сглатывает и принимает еще ложку льда от Оскара, - моя нога, она...

- Не очень хорошо, - отвечает Джефф. – Но не так плохо, как могло бы быть. Придется полежать немного, а потом немного позаниматься физиотерапией.

- Но со мной все будет хорошо? – уточняет Крис. И винит лекарства за свой жалобный тон. 

- С тобой все будет отлично, - кивает Идрис со странной теплотой в голосе. 

- А вот с остальными – не будет, если вы сейчас же не уберетесь из палаты. – У доктора Феррис тон далеко не теплый.

Криса оставляют одного до смешного быстро, хотя, прежде чем уйти, все легонько касаются его, треплют по плечу или по ноге. На один короткий миг ему кажется, что Оскар собирается что-то сказать. Но тот только хмурится, нежно проводит ладонью по лбу Криса и уходит вслед за остальными. 

У Криса такое ощущение, что он упустил что-то важное.

- Ой, не дуйся, - говорит доктор Феррис, проверяя его пульс. – Они скоро вернутся. И моим медсестрам, скорей всего, придется прогонять как минимум полдюжины других посетителей, прежде чем я тебя отпущу. – Она слушает его сердце и светит фонариком в глаза. – На самом деле, мне кажется, я видела некоего босса-переростка и его страшного приятеля, топчущихся неподалеку от кофейного автомата. Мне стоит выйти ненадолго, чтоб они могли пробраться сюда. 

- Они меня любят, - заявляет Крис. Сочетание лекарств, ранения и сонливости развязывает ему язык. 

- В этом ты прав, дорогуша, - говорит Сэм и треплет его по волосам. – В этом ты прав.

 

 

 

Ревность

Женевьев, бывшая подружка Джареда (которая понятия не имеет о роде его деятельности), приезжает в гости. 

- Так, - Джефф устало трет лицо рукой, - Оскар следит за Дженсеном, остальные – докладывайте.

- Натянутая проволока на лестнице, - тут же отзывается Коламбус.

- Воспламеняющееся устройство под унитазом, - сообщает Идрис.

- Ядовитый паук в душе, - говорит Зоуи.

- А его-то он где откопал, черт возьми? – удивленно восклицает Крис и чешет шею, пытаясь избавиться от внезапного ощущения, что по ней кто-то ползет.

- Хрен его знает, - пожимает плечами Джефф. – Они, вероятно, уже взрослыми вылупляются у него из затылка.

- Можем мы вернуться к варианту с усыплением? – интересуется Идрис. – Только до тех пор, пока она не уедет.

- Да, конечно, Идрис, - соглашается Джефф, - ты прав. Действуй. А потом, если все еще будешь жив и здоров, сможешь объяснить это Джареду.

- Может быть... – Коламбус хмурится, - черт, может, кто-то должен объяснить это Джареду. Серьезно, я люблю парня, не поймите меня неправильно, но приглашать школьную подружку провести пару недель в твоем доме, когда человек, с котором ты в данный момент делишь постель, зарабатывал на жизнь, убивая людей... это просто глупо.

- Но кто ж знал, что Дженсен будет так ревновать? – в отчаянии восклицает Джефф.

- Особенно к тому, кого Джаред не видел больше десяти лет, - добавляет Крис.

- Это... – Зоуи вздыхает. – Когда ты почти всю жизнь проводишь в одиночестве, как большинство убийц, а потом внезапно оказываешься не один, и тебе оказывают внимание и любят тебя... это может опьянять. Войти в привычку, как наркотик. – Она прочищает горло и приглаживает затянутые в тугой «хвост» волосы. – Ревность рождается из страха.

Джефф медленно кивает:

- Дженсен привык быть первым и главным в жизни Джареда.

- Но Джаред слишком занят с королевой бала совместными воспоминаниями о школьном прошлом, чтобы уделять Дженсену то внимание, к которому тот привык, - продолжает Идрис.

- И поэтому Дженсен начал воспринимать Кортез как угрозу, - заканчивает Коламбус, - а мы все прекрасно знаем, как он поступает с угрозами.

- Просто зашибись, - вздыхает Крис. – И как же нам убедить Дженсена, что он ведет себя по-идиотски?

- Наверное, для начала не стоит использовать термин «по-идиотски», - тут же отзывается Джефф.

- Я предлагаю отправить к нему Криса, - говорит Идрис. – Его Дженсен вероятнее всего не оставит инвалидом.

- Эй, - возмущается Крис.

- Поддерживаю, - кивает Зоуи.

- Эй!

- И я за, - поднимает руку Коламбус.

- Эй!!

- Решение принято большинством голосов. – Джефф пожимает плечами. – Извини, парень.

Крис с обидой на лице складывает руки на груди.

- Ненавижу вас.

- Просто посмотри на него своим щенячьим взглядом, - предлагает Коламбус, - и все будет пучком.

Крис открывает рот, чтобы поворчать еще немного, но тут у Джеффа звонит телефон.

- Алло. Привет, Оскар. – Джефф слушает какое-то время, потом бледнеет. – Подожди, что?! Охренеть! Где ж он умудрился раздобыть арбалет? Черт. Да, да, сейчас придем. Проклятье. – Он отключает телефон и снова трет лицо. – Я становлюсь слишком стар для всего этого дерьма.

Зоуи сочувственно треплет его по плечу.

- Напомните-ка, когда Кортез уезжает? – просит Коламбус.

- Через пять дней, - отвечает Идрис.

Джефф качает головой.

- Господи, помоги нам. Помоги нам всем.

 

 

 

Ревность-2

Дженсен не знает, сколько он вот так стоит, недоуменно моргая и глядя на Криса, как идиот, пытаясь осознать услышанные только что слова. Наконец он приходит в себя и, запинаясь, выдает:

- Да нифига!

Крис смотрит на него с симпатией, которая немного пугает.

- Еще как.

- Я не ревную, Крис. Нет. Я даже не знаю, как это делается.

- Ага. Тогда почему ты пытаешься убить школьную подружку Джареда?

- Я не...

- Что ты собираешься делать с арбалетом, Дженсен?

Дженсен смотрит на оружие в руке.

- А... ничего.

- Ничего?

- Вот именно. Ничего.

Крис вздыхает.

- Слушай, я понимаю. Если бы парень, которого я люблю, пригласил бы свою бывшую пассию погостить в нашем доме пару недель, не спросив сначала меня... видит бог, я бы разнес дом по кирпичику. Но Джаред и Кортез встречались в школе, старик. И не видели друг друга больше десяти лет!

- Я знаю! – рявкает Дженсен. - Я в курсе их истории. И не думаю, что между ними может что-нибудь произойти. Джаред не собирается мне изменять. У него очень хорошо развит инстинкт самосохранения. К тому же она вроде бы счастлива в браке, с дантистом, кажется. Или с дерматологом. – Дженсен задумчиво морщит лоб. – А может, с педиатром. Я не очень внимательно слушал.

- Так, - говорит Крис, - значит, ты думаешь, что между ними ничего не может быть? 

- Именно это я и сказал, нет?

- Тогда позволь спросить еще раз. Почему ты пытаешься ее убить?

- Я... – Дженсен хочет возразить, когда до него наконец доходит. – Ха.

- Что?

- Ну, это... – Дженсен хмурится. – О... о-о.

Крис пытается не паниковать, но Дженсен в данный момент выглядит невероятно зловеще.

- Что «о-о»?

- Во-первых, - говорит Дженсен, - я не пытался убить Женевьев. Я в жизни никого не пытался убить. Если б я хотел ее смерти, она уже была бы мертва.

- Хм, - задумчиво произносит Крис, – это настораживает.

- Во-вторых, мне кажется, мною могла руководить некая ярость по отношению к Джареду.

- Значит, на самом деле, твоя цель не Кортез? 

- Я не могу причинить боль Джареду, - объясняет Дженсен. – Настоящую боль. Но я могу делать больно людям, которые ему близки.

- Это разумно, - кивает Крис.

- И мне кажется, нам с Джаредом нужно серьезно поговорить, - заявляет Дженсен.

- Здорово, - соглашается Крис. – Наверное, для Джареда это будет не так здорово, но все равно. Значит, теперь ты перестанешь расставлять по всему дому ловушки? 

- Больше никаких ловушек, - торжественно произносит Дженсен. – Обещаю. 

Крис решает не обращать внимания, что, говоря это, Дженсен прячет руку за спиной.

 

 

 

Скорее всего...

Дженсен встречает старого знакомого

- Джен, я б хотел познакомить тебя...

- О, Господи! Дженсен? Дженсен Эклз?!

У Дженсена глаза лезут на лоб, он смотрит то на Джареда, то на лицо, которое не видел лет пятнадцать.

- Да, я. Привет, Скотт.

- Вы знакомы? – спрашивает Джаред. Он вопросительно приподнял бровь, а на лице у него довольное выражение. Но Дженсен слишком хорошо его знает, чтобы не разглядеть за этой маской легкое беспокойство.

- Мы учились в одной школе в Техасе, - объясняет Скотт. Он широко улыбается, демонстрируя неестественно белые зубы. – А сейчас, столько лет спустя, вдруг оказались на одном приеме в Лос-Анджелесе. Безумие, да?

- Ага. – Дженсен хватает бокал с шампанским с подноса проходящего мимо официанта. – Безумие.

Джаред выглядит так, будто не может определиться – Рождество сейчас или кого-то хоронят. 

- В школе? – Он переводит взгляд с Дженсена на Скотта и обратно. Дженсен практически видит, как его распирает от любопытства. 

- О, да, - кивает Скотт. – Мы как-то потеряли связь после выпуска, но такое ведь часто случается, да?

Дженсену хочется напомнить, что они никогда и не были близкими друзьями, но он держит рот на замке и просто натягивает на лицо свою самую лучшую фальшивую улыбку. 

- Точно.

- Мы просто обязаны как-нибудь встретиться за ланчем и обсудить дела, - заявляет Скотт. – То есть, я предполагаю, именно поэтому Джаред и решил нас познакомить. Чем ты занимаешься в его фирме?

- Эмм...

У организации Джареда, конечно же, есть легальное прикрытие, дымовая завеса, скрывающая множество противозаконных действий, которые на самом деле ее и финансируют. Дженсен не знает, насколько осведомлен Скотт и сколько правдивой информации ему можно выдать. 

Джаред собственническим жестом обнимает Дженсена за плечи.

- Он мой бойфренд, - объявляет он с гордостью.

Дженсен уже давно научился не закатывать при этом глаза.

Странное выражение проскальзывает на лице Скотта.

- Бойфренд? Понятно. Ну так, и чем ты занимаешься?

- Я ведь только что тебе сказал, - отвечает за Дженсена Джаред, - он мой бойфренд.

Хватка на плече Дженсена становится еще крепче. А у самого Дженсена с каждой секундой растет желание кому-нибудь врезать.

- О, значит, ты не работаешь? – спрашивает Скотт. – Нет, конечно, в этом нет ничего плохого. – Тон, каким он это произносит, заставляет Дженсена сжать зубы.

- Ему не нужно работать, - говорит Джаред.

Нет, конечно, Дженсен представлял, какую роль будет играть на этом приеме. Те, кто знает, кто он и чем занимается - знает. Кто не знает – тот не знает. И обычно Дженсен совсем не против изобразить из себя самовлюбленного и пустоголового мальчика на содержании. 

Хотя сейчас это раздражает. Невероятно раздражает.

- Это здорово, наверное, - кивает Скотт. Осуждение отчетливо читается на его чересчур загорелом лице. – Я хочу сказать, не зря же для выпускного альбома тебя выбрали самым красивым. И я слышал, ты бросил колледж, так что я рад, что ты нашел, за что в жизни уцепиться. – Скотт улыбается так приторно и понимающе, и единственное, что удерживает Дженсена от того, чтобы не вцепиться Скотту в лицо – это все сильнее сжимающая его плечо рука Джареда.

- Мне кажется, ты немного неправильно понял ситуацию, - произносит Джаред напряженно. – Дженсен в отставке.

- В отставке? А чем он занимался?

- Охотой за головами, - говорит Джаред с абсолютно непроницаемым лицом.

Дженсен готов расцеловать его. И расцелует, потом. Сильно.

- Ну, - продолжает Джаред, - я сказал «в отставке», но иногда он время от времени работает на меня. Именно ему я доверяю самые деликатные ситуации. Может быть, когда-нибудь ты сможешь посмотреть, как он работает.

- Думаю, мне это понравится, - говорит Скотт и подмигивает.

Дженсен чувствует, как впервые за вечер его губы растягиваются в настоящей, не поддельной, улыбке.

- Не так сильно, как мне.

 

 

 

Беспокойство

Отцу Дженсена кажется, что с его мальчиком что-то... не так

Алан всегда следил, не пропадают ли в их районе домашние животные. Нет, нельзя сказать, что он думал об этом постоянно, но когда ловил себя за чтением очередного объявления, то только в первое мгновение его охватывали стыд и чувство вины, а потом он просто смирялся с тем маленьким ядовитым червячком сомнения, что точил его разум уже несколько лет.

Что-то не так было с Дженсеном.

Алан ни с кем это не обсуждал. Не осмеливался. В конце концов, это было просто ощущение. Ведь не то чтобы он мог указать на какой-то конкретный поступок и сказать: «представляете, мой младший сын – психопат. Интересно, наша медицинская страховка распространяется на психиатрические больницы?».

И вообще, он мог все это просто сам себе напридумывать. Ему могло привидеться то жесткое выражение, которое иногда появлялось во взгляде Дженсена или то, как расчетливо он изучает людей вокруг.

Дженсен очаровательный и милый. Его чуть оттопыренные уши и большие глаза в сочетании с ненавидимыми им веснушками придавали ему невинный вид, какой нечасто встретишь у мальчиков-подростков. Он идеальный, прекрасный ребенок.

Наверное.

Но Алан все равно проверяет, не исчезают ли в их районе животные.

А потом Алан однажды возвращается домой с работы и обнаруживает Дженсена стоящим на коленях на тротуаре рядом с чем-то маленьким и лохматым. У Алана сердце уходит куда-то в пятки, когда он понимает, что это один из соседских котов. Ему кажется, что его сейчас стошнит, а в голове бьется странное «ну вот, наконец-то». Он оказался прав, теперь они могут оказать Дженсену помощь и жить дальше. 

Он выходит из машины, но не успевает ничего сказать. Дженсен поворачивается к нему, и Алан думает, что он мог очень сильно ошибаться. Дженсен выглядит раздавленным, лицо у него все мокрое от слез. Его рассказ о случившемся постоянно прерывается горькими всхлипами. Один из их соседей, Дженкинс, задавил бедное животное. И даже не остановился.

Дженсен пытался помочь, но было уже слишком поздно. Он убрал кота с дороги, чтобы на него не наехал еще кто-нибудь. И он хотел знать, как можно было так поступить с невинным животным и просто поехать дальше.

Алан, прямо в своих дорогих брюках, отпускается на землю рядом с сыном и крепко его обнимает.

Вечером, после того, как дети легли спать, они с Донной сидят на кухне и обсуждают произошедшее. Они говорят, что Дженкинс – алкоголик и опасен для окружающих. Что на дороге вместо кота мог оказаться ребенок. И что они ничего не могут сделать, пока Дженкинс на самом деле кого-нибудь не травмирует или не убьет.

В какую-то секунду Алану кажется, что он видит движущуюся тень за кухонной дверью, но когда он моргает и смотрит снова, там ничего нет. Больше он об этом не вспоминает.

Следующей ночью кто-то перерезает все четыре шины на машине Дженкинса. Обнаружив такой акт вандализма, тот приходит в ярость. И нападает на одного из соседей. Кто-то вызывает полицию. Он и на них нападает.

Полицейские его арестовывают. Не особо при этом церемонясь.

Алан стоит на подъездной дорожке, но смотрит не на заваруху у соседнего дома. Он наблюдает за Дженсеном. Дженсеном, который, кажется, невероятно рад всему происходящему. На самом деле Алан даже сказал бы, что он выглядит... самодовольным.

Алан не задает вопросов. Даже не думает об этом.

Но проверять, не пропадают ли в их районе домашние животные, перестает.

 

 

 

Йети тоже умеют быть незаметными

Джаред пытается быть незаметным

Может, Джаред и не крутой убийца с навыками ниндзя, но он все равно смертельно опасный босс невероятно успешной преступной организации. У него есть таланты.

Просто умение быть незаметным не из их числа.

- Джей, - зовет Дженсен, голос его звучит четко и громко, хотя и раздается из-за двери. – Почему ты сидишь в шкафу?

- Эмм... меня там нет, - Джаред морщится и думает, не придушить ли себя одной из курток, висящих у него над головой. 

- Ладно, - говорит Дженсен и, помолчав, добавляет: - Мне стоит беспокоиться? Я не совсем уверен... Ты хочешь, чтобы я позвал кого-нибудь или...

- Нет! – кричит Джаред. – Нет. Все нормально. Все хорошо. У меня все хорошо.

- Ты собираешься выходить?

- Через минуту. – Может, через две. Когда он будет уверен, что его лицо не похоже цветом на стоп-сигнал. И серьезно, какого черта он себе думал? – Здесь на самом деле довольно уютно. Тихо. – На этот раз Джаред все-таки утыкается лицом в одну из курток.

- Понятно, - тянет Дженсен. – Значит, ты не против, если я тоже туда залезу?

- Ммммффффф, - говорит Джаред, потому что рот у него забит тканью.

Дверь в шкаф чуть приоткрывается, и Дженсен проскальзывает внутрь. Джаред жмурится от льющегося в щель света и не открывает глаза, даже когда Дженсен прикрывает дверь.

- Ну так... – Дженсен стоит довольно близко, и Джаред чувствует его дыхание на своей щеке. – Часть меня волнуется, другая - хочет непристойно пошутить, а в целом я очень озадачен.

Джаред вздыхает.

- Ты ведь любишь меня, да?

- Мне кажется, верный ответ на этот вопрос «ну ясен пень, да».

- Даже, когда я веду себя немного по-идиотски.

- И еще раз - да.

- Я собирался тебя удивить.

- И... чем... именно...

- Собой, - признается Джаред. – Я собирался подкрасться к тебе, схватить, а потом... ну, знаешь... секс и все такое.

- Хм. – Дженсен какое-то время обдумывает услышанное. – М-да, если б ты это сделал, я был бы очень удивлен. А потом, после того, как инстинктивно сломал бы тебе трахею, уверен, что был бы по большей части подавлен.

- Должен признать, я не до конца все продумал. – Джаред хлопает ресницами. – Подожди, что значит, по большей части подавлен?

- Ну, ты бы сам был виноват, - объясняет Дженсен с присущей ему практичностью. – Кто вообще в здравом уме пытается подкрасться к бывшему убийце?

Джаред с несчастным выражением опускается на парки, оставшиеся с того раза, когда они ездили кататься на лыжах. Дженсен немного смягчает его страдания, прижимая к себе. Джаред чувствует, как пальцы касаются его живота, расстегивая пряжку на ремне. 

- Знаешь, - шепчет Дженсен, прижимаясь горячими губами к его щеке, - здесь довольно уютно.

Джаред не совсем так собирался провести остаток дня, но жаловаться он точно не будет. Даже если в итоге придется отдавать парки в химчистку.

 

 

 

Разговор

У Дженсена и Джареда происходит важный разговор

- Не то чтобы я был против попробовать что-то новенькое в спальне, Джен.

- Ага.

- Я просто... ну, знаешь, просто...

- Продолжай.

- Я просто... Если все хорошо, зачем что-то менять, так?

- Если все... хорошо...

- Вот именно! Я хочу сказать, наша сексуальная жизнь – просто класс, так? То есть, она... Я ведь прав, да?

- Ну да, она ничего так.

- Видишь, это... Подожди, что значит «ничего так»?

- Мы ведь уже давно вместе, Джей.

- Чт... Ты несчастлив, Джен? О, Господи, тебе наскучила наша сексуальная жизнь?

- В смысле, мы, делающие одно и то же? Ночь за ночью? Конечно же нет, как мне это может наскучить?

- Да, только сарказма этому разговору и не хватало.

- Сказал он с сарказмом.

- Ладно, ладно. Слушай, ты... ты хочешь порвать со мной или что?

- Да бога... Я даже не собираюсь отвечать на это. Или нет, подожди, собираюсь. Не будь идиотом, Джей! Господи!

- Ну откуда мне знать! Ты сказал, что тебе скучно!

- Джаред. Наши отношения, что, строятся исключительно на сексе?

- Конечно, нет. Я люблю тебя.

- Ага, а я люблю тебя, придурок. Но только то, что мы любим друг друга, не значит, что мы не погрязли в рутине. Есть всякие статьи об этом и... эмм... вот.

- Дженсен?

- М?

- Что ты читал?

- Что? Просто... журналы.

- Какие журналы?

- Ну, знаешь... ежемесячные.

- «Космополитен»?

- О, Господи.

- «Домашний очаг»?

- Джаред, я богом клянусь...

- «Советы от Марты Стюарт»? 

- Во-первых, в нем только рецепты и советы по декору... Хотя я его, конечно же, не читал.

- О, Дженсен... малыш, проcти меня. Я стал невнимателен к тебе, да? Обещаю, я как можно быстрее найду кого-нибудь, кого ты сможешь убить, хорошо?

- Это не... Вообще-то, да, я был бы тебе признателен, спасибо. Но это не меняет того факта, что мы...

- Не говори «погрязли в рутине».

- Погрязли в рутине.

- Проклятье, Джен. Отлично. Если тебе действительно станет лучше от того, что мы поменяемся, тогда...

- Дело не в этом, просто... Джей, мы вместе надолго. Я собираюсь провести с тобой следующие пятьдесят лет как минимум. И в течение этих пятидесяти с лишним лет будет время, когда нам нужно будет внести немного разнообразия. Это не значит, что нам не классно вместе. Это просто значит, что мы люди.

- Понятно. Значит, ты человек?

- Какого... заткнись.

- Заставь меня.

- Знаешь, Джаред, ты...

- Нет, Джен. Заставь меня.

- А-а.

- Ага.

- Круто.

 

 

 

Первая ссора

Дженсен думает, что Джаред собирается его бросить

Дженсен знает, что он не самый легкий в общении человек. Даже делая скидку на пограничное состояние (ну ладно, социопатию) и работу наемным убийцей, он все равно довольно...

Вспыльчивый.

И угрюмый.

И в целом не очень приятный человек.

Иногда.

Частенько.

Именно поэтому, если он будет честен сам с собой, он был совсем не против сыграть роль мальчика на содержании, когда Джаред попросил его держать свою реальную личность в секрете ото всех, а особенно от службы безопасности. 

Джаред беспокоится за давление Джеффа. Дженсену кажется, это довольно глупо. Или трогательно – зависит от общего уровня его раздражения в тот момент, когда он об этом думает.

Но Мальчик На Содержании Малибу-Дженсен (аксессуары для бассейна в комплекте, плавки speedo за отдельную плату) – свой в доску, компанейский парень! Он веселый и вежливый, и милый, и мамина радость, и, в целом, прекрасный, прекрасный человек.

Быть Дженсеном - Мальчиком На Содержании невероятно утомительно. Все это самодовольство и позирование, и улыбки.

Гадость.

Но Дженсен все равно это делает, играет свою роль. Потому что у обычного Дженсена есть ужасное смутное подозрение, что Джареду очень, очень нравится Мальчик На Содержании – Дженсен. А Дженсену очень, очень нравится Джаред.

И Дженсен начинает ловить себя на мысли, что ревнует одну из своих личностей.

А это не очень полезно для здоровья.

Так что нет ничего удивительного – для обычного Дженсена, по крайней мере, – когда однажды вечером ситуация доходит до критической точки. 

Они сидят в своей гостиной, когда Джаред говорит что-то невинное и совершенно не имеющее отношение к сути дела. Помимо того маленького факта, что вышеупомянутое невинное заявление оказывается той самой последней каплей, которая переполняет чашу терпения Дженсена. 

Дженсен и понятия не имел, что его терпение вообще могло где-то что-то там переполнить, но как только оно выплескивается кровавыми брызгами, об этом узнают все вокруг.

Когда Дженсен приходит в себя, он стоит, тяжело дыша и сжимая, слава Богу, не испачканные в крови кулаки. Он чувствует себя измотанным, как будто только что проделал грязную, тяжелую физическую работу, хотя и находится всего в метре от дивана.

И к несчастью, судя по тому, как сотрудники службы безопасности врываются в дверь, с оружием наперевес и ошалевшими лицами, грязная и тяжелая работа у Дженсена, похоже, не за горами.

Он оглядывается на Джареда, который все еще сидит на диване с почти комическим выражением удивления и шока на лице.

Когда Дженсен открывает рот, он не очень уверен, что собирается сказать, но уж точно не визгливое «Ты меня бросаешь?», что срывается с языка.

- Что?! – вскрикивает Джаред.

Джефф убирает пистолет в кобуру и недобро смотрит на своего начальника:
- Какого черта ты натворил?

- Что? Ничего! – Джаред переводит взгляд с Джеффа на Дженсена. – Я не... Что?!

- Потому что, если ты хочешь, чтобы я ушел – я уйду. – Это Дженсен тоже говорить не собирался.

- Я даже не знаю, что происходит, - жалобно произносит Джаред.

Джефф фыркает и выгоняет всю команду – тоже хмуро глядящую на Джареда – из комнаты. 

- Исправь все! – шипит он ему, прежде чем закрыть дверь.

Джаред несколько раз открывает и закрывает рот, потом поднимается с дивана. Осторожно, показывая пустые руки, он подходит к Дженсену.

- Дженсен, - тихо произносит он, - поговори со мной. Скажи, что, черт возьми, происходит? 

Дженсен все еще чувствует усталость, а еще возбуждение и небольшое смятение. Не лучшее сочетание.

- Я знаю, что ты любишь его больше, чем меня.

Джаред недоуменно моргает:

- Кого «его»?

- Другого меня!

Джаред чуть отстраняется. 

- Но ты один, Дженсен. Если только у тебя нет злобного брата-близнеца. Еще более злобного брата-близнеца. О, Господи, у тебя есть еще более злобный брат-близнец?

- Что? – усмехается Дженсен. – Не будь идиотом!

- Ну да, конечно, именно я веду сейчас себя как идиот.

Дженсен упирает руки в бока и смотрит на него злобно. Джаред бледнеет и делает пару шагов назад. 

О, да, Дженсен еще не растерял свои навыки.

- Я знаю, что Дженсен, который появляется перед всеми, нравится тебе больше, чем Дженсен, которого ты видишь наедине, - говорит он.

Джаред чуть наклоняет голову. Дженсен почти видит, как крутятся в ней шестеренки, а потом сверху вспыхивает маленькая лампочка, когда Джаред понимает.

- И как, - произносит Джаред медленно, - позволь спросить, ты пришел к этому выводу?

- Очень просто! Потому что он славный. И веселый. И ты тоже славный и веселый. Так что... вот.

- Джен... – Джаред трет лицо. – Я... Иди сюда. – Он разводит руки в стороны.

- Нет.

- Иди сюда, - повторяет Джаред.

- Я не хочу.

- Нет, хочешь.

Да, Дженсен хочет. Он сопротивляется еще пару секунд, потом медленно подходит к Джареду. И все. Он точно не делает ничего глупого или девчачьего, например, не вздыхает довольно, когда Джаред крепко сжимает его в объятиях.

Ну ладно, ладно, вздыхает.

- Да, - говорит Джаред, - мне нравится человек, которого ты изображаешь на людях, потому что меня невероятно забавляет, когда я вижу, как этот великолепный, элегантный, смертельно опасный хищник дурит всех вокруг, заставляя их думать, что он просто милый, ласковый котенок. Он нравится мне, потому что он – одна из граней тебя, человека, в котором я обожаю все. 

- Все? – переспрашивает Дженсен приглушенно, уткнувшись лицом в джаредово плечо. Он чувствует, как Джаред легонько целует его в висок.

- Все.

- Даже когда я угрюмый, антисоциальный психопат?

- Ты явно не представляешь, каким восхитительно угрюмым, антисоциальным психопатом ты можешь быть.

Дженсен чуть откидывает голову и смотрит Джареду в лицо.

- Ну так.

- Что?

- Это наша первая серьезная ссора.

- Не уверен, можно ли считать то, когда ты орал, а я едва не обмочил штаны от ужаса, ссорой.

- Если это была ссора, значит, мы можем заняться примирительным сексом.

- Это точно была ссора.

- Ага.

 

 

 

Агент

Миша не умеет общаться

Стоя на террасе и наблюдая за разномастными преступниками, расхаживающими по заднему двору особняка Падалеки, Миша думает, сколько плюсов к карме он заработает, если переметнется во второй раз и поделится с окружным прокурором всем, что знает.

Потом он думает, остались ли еще хот-доги.

А потом он думает, видит ли еще кто-нибудь облако, напоминающее формой рыбку.

- Знаешь, - говорит подошедший к нему Дженсен, - когда у тебя на лице такое выражение, я никак не могу понять, строишь ты планы на мировое господство или пытаешься вспомнить, что ел позавчера на ужин.

Миша пару раз моргает.

- А почему ты допускаешь, что эти два варианта взаимоисключающие?

Дженсен ухмыляется и кладет руку ему на плечо. Как друг. Миша до сих пор иногда с трудом воспринимает этот факт.

- А если серьезно, - продолжает Дженсен, - то, что ты стоишь здесь и пялишься на всех, начинает напрягать некоторых гостей. А как бы забавно это не было, если кто-нибудь уйдет с вечеринки раньше времени, Джаред расстроится. А я очень не люблю, когда Джаред расстраивается.

Рука, лежащая на мишином плече, чуть сжимается. Совсем немного. Миша прочищает горло.

- Для протокола: я стоял здесь, не только на всех пялясь. Я еще смотрел на облака.

Дженсен задирает голову.

- Ха. Рыбка.

- Спасибо, - произносит Миша торжественно.

Дженсен опять усмехается и чуть сжимает его плечо.

- Тусуйся, общайся с народом. Я серьезно.

Тусоваться. Это Миша может. Миша – отлично тренированный специальный агент, работающий на правительство Соединенных Штатов, он умеет тусоваться.

***

Тусоваться сложно.

***

- Может, тебе просто стоит вести себя, как обычно, - советует ему Эванс полчаса спустя, после того, как Миша попытался пообщаться с парой человек. 

- Я вел себя, как обычно, - говорит Миша.

- А-а. Тогда, может тебе стоит вести себя, как кто-нибудь другой. – Эванс драматично вскрикивает, когда Шорт дает ему подзатыльник.

- Крис!

- Что?!

Миша вздыхает.

- Нет, это обоснованное предложение. Но один из моих инструкторов в Квантико однажды сказал мне, что я не должен менять себя, подстраиваясь под других, только чтобы люди вокруг почувствовали себя лучше. 

- Похоже, твой инструктор – классный чувак, - говорит Морган.

- Для федерала, - добавляет Эльба.

- Да, - кивает Миша, - правда, еще он верил, что пришельцы похитили его младшую сестру и что эти самые пришельцы рано или поздно поработят или уничтожат человечество. – Тут Миша замечает квадратные глаза слушателей. – Перегрузил информацией?

- Немного, - говорит Шорт. – Совсем чуть-чуть.

***

- Миша?

- Да, Дженсен.

- Почему ты прячешься в кустах?

Миша оглядывает свою, как ему казалось, непроницаемую лиственную крепость. Вздыхает и встает. 

- Я старался избегать тебя, - сообщает он, отряхивая брюки от грязи.

Дженсен смотрит на него в недоумении.

- Эмм... понятно.

Миша опять вздыхает. На этот раз глубже. 

- Я пытался тусоваться. Получилось не очень.

- Ага, - кивает Дженсен, - я слышал. Ты действительно сказал Майку, что вы держите его сестру под наблюдением?

- У нас есть чудесная съемка ее свадьбы. Я подумал, он захочет получить копию.

- Ага. – Дженсен тянет Мишу за рукав рубашки, пока полностью не вытаскивает из кустов, потом закидывает руку ему на плечи и ведет обратно к дому. – Ты знаешь, почему ты мне нравишься, Миша? – спрашивает он.

- Потому что я сдаю тебе информацию?

- Помимо этого.

- Без понятия.

- Ты мне нравишься, - говорит Дженсен, - потому что ты еще более социально неприспособленный, чем я.

- Ты социально приспособленный.

Дженсен смеется.

- Столько лет изображая пустоголового бойфренда Джареда, я очень хорошо научился притворяться, что мне уютно в большом обществе, - признается он. – Но до того как мы познакомились, я столько лет провел один... – Дженсен качает головой, - мне до сих пор иногда тяжело привыкнуть к такой атмосфере, хотя большинство людей тут – мои друзья. – Он резко останавливается и смотрит на Мишу. – У меня есть друзья. 

Он кажется немного сбитым с толку этим фактом. Миша его прекрасно понимает.

- Думаю, мне бы понравились друзья.

- Вот почему я хочу, чтобы ты тусовался, - говорит Дженсен.

- Не думаю, что тусовка способствует возникновению каких-либо дружеских чувств, - заявляет Миша.

- Время покажет, - с уверенностью отвечает Дженсен. – Если и есть что-то общее у всех людей Джареда, так это то, что все они чуток странные. Конечно, ты страннее, чем большинство из них, но все же...

Миша расслабляется, чувствуя на плече руку Дженсена. Друзья. Ему нравится, как это звучит.

 

 

 

Встреча выпускников

- Ты уверен, что все нормально? – спрашивает Джаред, когда они входят в роскошный холл отеля. В одной руке у него тяжелый бежевый конверт, а другая крепко обнимает Дженсена чуть ниже талии.

- Конечно, - отвечает Дженсен, автоматически изучая входы, выходы и толпу вокруг.

- Ага. – Джаред косится на него. – Вот только улыбка у тебя в духе «я готов убить любого, кто ко мне подойдет».

- Ничего подобного, - говорит Дженсен, - у меня улыбка в духе «спросите, насколько я адекватен, потому что я абсолютно адекватен». – Он трогает пальцами кожу вокруг губ. – Разве не так?

- Джен. – Подталкивая Дженсена в спину, Джаред направляет его в небольшой альков. – Нам не обязательно это делать.

Дженсен закатывает глаза.

- Ой, да ради... Конечно, обязательно, Джаред. Мы здесь, так ведь? Мы сели на самолет, мы вернулись в Техас... Господи, ты знаешь, как давно я не был в Техасе?

- Четырнадцать лет, - говорит Джаред.

- Четырнадцать лет. – Дженсен поводит плечами и одергивает полы пиджака. – И мы не пойдем на попятную сейчас, Джей, когда мы всего в сотне метров от всей этой хрени. 

- Хорошо, - соглашается Джаред, - но помни: я лучше свалю в разгар вечера, чем позволю тебе свихнуться окончательно и начать убивать людей зонтиками для коктейлей.

- Как будто можно причинить какой-то вред... Хотя, да, наверное, я смог бы причинить вред зонтиком для коктейля. Если он достаточно острый, и я воткну его в нужное место, и...

- Дженсен?

- Да, Джаред.

- Пожалуйста, перестань.

- Хорошо. – Дженсен чуть приподнимает уголки губ. – А как насчет этой улыбки? – спрашивает он сквозь зубы. – Эта улыбка выглядит нормально?

Джаред морщится.

- Вполне, если ты серийный убийца.

- Ну, почти.

 

 

 

Ткни в опасность палочкой

Чад любит жить на грани

Чад не боится Дженсена.

Не боится.

Правда.

Только потому, что тот – чокнутый наемный убийца со смертельными навыками, мгновенной реакцией и острым взглядом, который как будто проделывает дырку в черепе Чада и проникает до глубины души, не значит, что Чад его боится.

Правда.

- Мюррей.

- Эклз.

Дженсен не сводит с него взгляда, но Чад не будет вздрагивать или ерзать, или в ужасе бросаться из окна кабинета. Он не слабак, проклятье! Он, мать вашу, мужик, и лучше бы Дженсен это знал!

Дженсен закатывает глаза и усмехается:

- Не знаю, о чем ты сейчас думаешь, но абсолютно уверен, что о чем-то глупом.

- Ага, - говорит Чад, - о твоем лице.

- О Боже. – Дженсен трет виски. – Хочу, чтоб ты знал – сейчас мне очень больно.

Чад настораживается.

- От того, что я собираюсь сказать, мне физически больно, - продолжает Дженсен, - но я думаю, мы должны... Господи... Нам нужно подружиться.

- Черта с два, нифига не нужно, - мотает головой Чад. – Я ненавижу тебя. Ты ненавидишь меня. Мне кажется, наша взаимная вражда нас обоих устраивает.

- Не пойми неправильно, если б это зависело от меня, костюм из твоей кожи уже сушился бы у меня над ванной...

- Чувак, отвратительно.

- Но я не могу тебя убить, - говорит Дженсен. – Или выковырять тебе глаза ложкой. Или вырвать язык плоскогубцами. Или...

- А ты много об этом думал, да?

Дженсен пожимает плечами. 

- Ты лучший друг Джареда. По какой-то неизвестной, неестественной, невероятной причине ты... ему нравишься. Как человек. Или кто ты там.

- Я и Сасквач многое пережили за прошедшие годы, - заявляет Чад самодовольно. – А вместе мы уже очень давно. Намного дольше, чем рядом с ним ошивается твоя симпатичная задница. 

Дженсен закрывает глаза и делает медленный, глубокий вдох, потом такой же выдох. Чад внимательно на него смотрит.

- Костюм из кожи? – догадывается он.

- Язык и плоскогубцы, - говорит Дженсен. – Это мое любимое. Костюм из кожи я приберегаю для особых случаев.

- А-а. – Чад хмурится задумчиво. – Для каких, например?

- Вроде того, когда ты прервал наш ужин в честь годовщины нашего знакомства.

Чад поеживается. 

- В свою защиту могу сказать, это было до того, как я узнал, что у вас все так серьезно и по-настоящему. Мне до сих пор частенько кажется, что ты кто-то вроде снятой на долгий срок проститутки. Ну, знаешь, типа того, как некоторые годами живут в гостиничных номерах.

Дженсен закрывает глаза и делает медленный, глубокий вдох.

- Костюм из кожи? – снова спрашивает Чад.

- Ага. – Дженсен открывает глаза и практически пришпиливает Чада взглядом к креслу. – Ну так вот, как я говорил, нам нужно подружиться. Я люблю Джареда, думаю, и ты о нем заботишься своим собственным, немного странным способом. А Джаред любит меня и испытывает какую-то странную привязанность к тебе. Так что... Следовательно... К черту. Давай просто постараемся не слишком действовать друг другу на нервы, ладно?

Чад смотрит в горящие огоньком безумия глаза Дженсена, на стиснутые до желваков зубы, на пальцы на левой руке, сжимающиеся так, словно он кого-то душит. 

- Как скажешь, - говорит Чад. – Но знай, разобьешь Джареду сердце, и у нас с тобой будет серьезный разговор. И плевать на костюм из кожи.
Дженсен какое-то время смотрит на него.

- А ты не такой уж и мудак, а, Мюррей?

Чад улыбается.

- Бывают у меня яркие моменты.



Сказали спасибо: 148

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408