ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
69

Статуя и солнечный зайчик

Дата публикации: 22.06.2012
Дата последнего изменения: 22.06.2012
Автор (переводчик): sea_star;
Пейринг: J2;
Жанры: стеб;
Статус: завершен
Рейтинг: --
Размер: драббл
Примечания: POV Джонни (родной брат Женевьев)
Глава 1

Я понял, что я гей как-то сразу и внезапно, будто кто-то включил свет в темной комнате. Просто однажды увидел в школьной раздевалке голого Джейсона Кларка. Он болтал о чем-то с Бруком, а я стоял и пялился на его загорелую задницу, чувствуя, как в штанах становится горячо и тесно. Мне повезло, и признание собственного влечения к мужчинам не нанесло вреда ни моей психике, ни психике близких. Родители удивленно переглянулись, когда услышали мое заявление. И все. Правда, мама добавила: «Не выгонять же теперь тебя из дома». А Джен взъерошила волосы и сказала: «Не вздумай флиртовать с моими парнями». К этому моменту, как я признался, я учился уже в выпускном классе и успел потискаться с некоторыми парнями. До главного дело пока не дошло – я боялся и решил подождать. Кстати сказать, тогда сформировались мои предпочтения – я просто с ума сходил от мужских ног. Вот такой фетиш. Кто-то любит, скажем, чтобы мышцы были порельефнее, кто-то задницу любит покруглее, кто-то – руки красивые. А я вот любил длинные ноги у парней. Как вижу подобный экземпляр, сразу крыша едет.
К чему я это все – просто история, которую хочу рассказать, произошла не со мной. Она случилась в жизни моей старшей сестры, Женевьев. Но моя нетрадиционная ориентированность (я люблю это выражение) помогла мне выяснить кое-что в ее жизни. Правда, я теперь не знаю, рад ли я, что узнал все это.
Дженнифер я любил больше остальных. И разница в 13 лет меня не смущала – сестра была мне, как вторая мама, всегда понимала, выслушивала. Именно она первой узнавала обо мне все. И я до сих пор чувствую свою вину за то, что не поговорил с ней, не утешил, не выяснил. Но я боюсь трогать эту тему.
Она любила, когда была подростком, чтобы ее называли не вычурным Женевьев, а просто – Дженнифер. Милая соседская девчонка, вот кем была она. Небольшого роста, с темными блестящими волосами, чуть великоватым ртом и пронзительными вишневого цвета глазами – она так и запомнилась мне. Сейчас мы редко видимся. Я слежу за ее жизнью по газетам и журналам, по сериалам, что-то рассказывает мама. Почему не общаемся? Я боюсь, что не удержусь и спрошу ее. Задам ей один вопрос – почему? И мне страшно – вдруг она скажет что-то такое, отчего я не удержусь и разрублю этот узел разом.
С чего все началось? Пожалуй, с того момента, как Дженнифер сообщила нам, что ее пригласили сниматься в сериале Сверхъестественное. Играть демона. Мы тогда смеялись – да какой из тебя демон, ты же и мухи не обидишь. Но она сказала: «Вот увидите, я буду играть так, что меня заметят и пригласят в Голливуд». Я, конечно, очень хотел, чтобы моя сестра играла в фильмах с Мэттом Дэймоном или, чем черт не шутит, с самим де Ниро. Мне нравилась Джен на экране. Она с 22 лет ходила по кастингам, иногда ей перепадали роли, в основном, конечно, эпизодные, но и это было неплохо. А тут действительно шанс – сериал Сверхъестественное имел неплохие рейтинги. Его я не смотрел, не люблю ужастики и мистику. Знал тогда только, что там все вертится возле двух братьев.
Уехала она, потом стала приезжать редко, выходных было мало. И вот как-то приехала – а сама вся светится просто. Я тогда сразу понял, что она влюбилась. Чувствовал я ее всегда, интуитивно. Она, конечно, говорит на другие темы, про то, что кто-то у нее есть – ни слова. А я все равно вижу – ну точно, завела себе какого-нибудь парнишку, глаза горят, щеки разрумянились. В день отъезда сказала всей семье: « Дорогие, у меня есть для вас сюрприз. Я скоро выхожу замуж!». И скачет, и смеется. А мы сидим, как будто нас мешком по голове огрели. Отец с мамой переглянулись, а Бен удивленно присвистнул. Я так вообще ошеломленно молчал. Какая свадьба? Откуда взялся этот неведомый жених? Джен сказала, что привезет его как-нибудь познакомиться.
Потом, вечером, она пришла ко мне, как бывало раньше – сядет рядом, что-нибудь почитает, расспросит обо всем. Ну, я ее тогда и начал пытать – кто да что. А она смеялась сначала, отнекивалась, а потом как-то резко стала серьезной и рассказывает: «Это мой партнер по съемкам, он одну из главных ролей играет. Джаред Падалеки». Я аж поперхнулся – как-как? Она нахмурилась, как будто ей неприятно, что я смеюсь над ним. «Джонни, - говорит, - ты его увидишь и сам все поймешь. Он такой…Таких, как он, больше нет». Я молчал – что тут скажешь? Видно же, что сестренка по уши влюбилась в этого типа. Ну и фамилия.
Утром она уехала, а я скачал серии. Несколько посмотрел и тут же ей набираю. Джен, говорю, да ты кого себе нашла? Этот тип занудный, да тебя тоска с ним заест, на него же без слез не взглянешь. Верзила с печальным лицом. А она в ответ смеется: «Джонни, он в жизни совсем другой. Ты его увидишь и сразу все поймешь». Я расстроился. Все-таки любимая сестра, а в мужья выбирает такого …слов нет. Я не знал тогда, как ошибался.
Она позвонила через несколько дней и пригласила меня на встречу с фанатами, которую устраивал канал, где шел этот сериал. Посмотришь, говорит, на Джареда, убедишься, что он великолепен. Я хмыкнул. Да уж, хочу верить. Конвенция проходила в Риме, сестра мне дорогу оплатила. До сих пор помню – гудящий, как пчелиный улей, зал, счастливые лица девчонок, вокруг фотоаппараты, вспышки, оживление. Сцена, на ней два высоких стула. Пара микрофонов стоит. А потом вдруг все закричали разом, я подскочил, не поняв, в чем дело. Вижу – по сцене идет высокий парень, отдаленно напоминающий этого Сэма из сериала. Именно что – напоминающий. Потому что Сэм никогда так ослепительно не улыбался. Вышел, всем помахал, поздоровался. И продолжает улыбаться. Я тогда просто поплыл – Джаред был хорош. Он был потрясающим, я таких никогда не видел. Как бы это объяснить? Он не был красавцем с идеальными чертами лица и гармоничными пропорциями тела. Узковатые рысьи глаза, лохматые волосы, торчащие, как попало, немного долговязый. Но все вместе это производило убийственный эффект. Джаред сиял, как тысяча солнц, от него будто расходились волны тепла. И все бескорыстно, просто так. Он будто любил всем сердцем каждого человека в этом зале, и люди чувствовали это. И я почувствовал. Сексуальный – да, несомненно, но вот о сексе я тогда подумал в последнюю очередь. Мне захотелось просто стоять с ним рядом, прикасаться к нему, видеть эту улыбку. Джен была права – таких, как он, больше нет. Открыв рот, я ловил каждое его слово, смеялся, когда смеялся он, и в груди разливалось тепло.
А потом я увидел его.
Минут через двадцать на сцену неожиданно вышел тот, второй актер. Дин. Или как там его, Дженсен Эклз. И тогда, глядя на них, я почувствовал странность. Нестыковка. Ошибка программы. Эклз был, что называется, писаным красавцем. Его лицо могло украсить обложку любого журнала, и он, несомненно, прекрасно знал и осознавал, что красив. И сложен он был неплохо, чуть кривоватые ноги не портили впечатления, скорее, наоборот – придавали некий шарм. Но красота эта была, будто…вот, скажем, звезда в небе – она красива, бесспорно, но кому нужна ее холодная и отстраненная красота? Дженсен был будто статуя. Идеальная, равнодушная статуя. А Джаред, он…я бы сравнил его с солнечным зайчиком. Такой же чудесный, теплый, веселый. И неуловимый. Помню, что тогда я очень удивился – как Джаред мог выбрать мою сестру? Нет, она красива, но было ощущение, что он ей не подходит. Такие, как он, они не выбирают таких, как моя Джен. И вот это меня тогда насторожило. Почему он выбрал ее? Я удивлялся все больше, а происходящее на сцене, между тем, вызвало во мне сильный интерес. Дженсен тоже отвечал на вопросы и улыбался. Но глаза оставались холодными. И, удивительное дело, когда он смотрел на Джареда, глаза теплели. Вокруг глаз появлялись лучики морщинок, и он будто оживал. А Джаред смотрел на него, как на ожившее божество. Такое обожание было в его взгляде, что мне стало не по себе. Внутренний радар у меня, как любят говорить о геях, работал исправно, и я никогда не ошибался, подходя к тому или иному парню. А здесь тишина. Мне просто было непонятно – откуда у этих двоих такая сильная связь? Они давно знакомы? Может, они родственники или не могут сбросить с себя маски тех, кого играли в сериале? Братья, старший Дин и младший Сэмми. Даже удивительно, как им подобрали роли – роли, которые идеально подошли этим парням.
После того, как встреча закончилась, Джен потащила меня куда-то в комнаты за сценой, знакомиться с Джаредом. Сердце колотилось, во рту пересохло, я очень волновался. Джаред вблизи оказался еще великолепней. Он был потный, просто с головы до ног, видимо, была у него такая особенность. И тут уже у меня, конечно, встал. А что – такой жеребец рядом, тут и мертвый поднимется. Я скромненько хотел сесть в сторонку, а он меня облапил всего, чмокнул в щеку, потискал, я чуть не умер, чувствую, ноги подкашиваются от желания. Болтал он много, перескакивал с темы на тему, а голос такой бархатный, низкий, у меня мурашки по коже. Сижу, слюни пускаю, но не забываю за сестрой наблюдать. А она! Глаз от него не отводит, смотрит обожающе, я ее понимаю, и сам так смотрел. Видимо, в Джареда Падалеки влюблялись все и сразу, невозможно было противиться этой бешеной энергетике. И тут вошел Дженсен. Джаред как-то неловко заметался, вскочил, мне показалось, что он сейчас на колени упадет перед этим Эклзом. А тот невозмутимо так меня оглядел, Джен нас представила, и он кивнул. Почти равнодушно, моя персона, совершенно очевидно, его не интересовала. Сел он, и Джареду сказал: «Джей, сядь, не мельтеши». Так он это произнес, будто приказ отдал. Джаред сразу успокоился, приткнулся куда-то, а сам с Дженсена глаз не сводит, что-то рассказывает, а сам все «да, Джен? Правда? Ты помнишь?». И все вроде к нему, как за одобрением. Тот молчит, только смотрит на Джареда, и опять – лучики, ожившая статуя, тепло во взгляде. Я удивленно вскинул брови, на сестру покосился – неужели не видит, как они друг друга взглядами просто обнимают? А она только губы кусает и улыбается. И улыбка эта мне тогда не понравилась. Обреченная улыбка то. Как у жертвы, что на эшафот поднимается. Так я познакомился с будущим мужем моей сестры. И с его другом, Дженсеном Эклзом.
Потом все завертелось, как в калейдоскопе – приготовления к свадьбе, бесконечные примерки, гости, приглашения. Я до конца не верил, что они поженятся. Мне все казалось, что вот сейчас Дженнифер скажет – ну хватит, я устала, Джаред, давай-ка все отложим. Но она будто стала невменяемой. Я пытался с ней поговорить, выяснить, как она относится к этой странной дружбе, но она однажды сказала мне «Джонни, не лезь, я счастлива, и будь, что будет». Вот так и сказала. Я перестал расспрашивать. А я зарылся в интернет и смотрел сериал и наблюдал за поведением будущего родственника на конах и встречах. И выявил закономерность - когда он был без Дженсена, он был расслаблен, шутил, смеялся, чудесный солнечный зайчик. Но стоило появиться рядом этой статуе, как Джаред менялся. Казалось, он едва себя сдерживает, чтобы не подбежать к Дженсену и не обнять его, не знаю, такое чувство было, что он зависит от этого Эклза, как от дозы наркотика. Видит эту «дозу», и его трясет от желания. Я не говорю о сексе – в их взглядах и движениях не было похоти, страсти, они, как говорится, не раздевали друг друга взглядами. Здесь было что-то другое. Я не мог понять, что именно. Потом я понял, только потом, когда кусочки мозаики сложились в единую картину. Переживал я за сестру, этот союз мне казался неудачным. Да и к Дженнифер Джаред относился, будто она была его другом, даже сестрой. Но не возлюбленной. Так на любимых не смотрят.
А потом была свадьба. Конечно, Джаред был ослепителен в костюме, Джен была прекрасна тоже. Но за Джаредом, словно тень, следовал Дженсен. Где Джаред – там и он. Хотя теперь я думаю – может, было наоборот? Может, именно Джаред был там, где Дженсен? Дженнифер казалась лишней на этом празднике. Нет, она выглядела счастливой, но я то видел. В глубине ее глаз таилось что-то. Горечь. Мне совершенно отчетливо казалось, что Джаред не чувствовал тех эмоций, которые отражались на его лице. Нет, я не хочу сказать, что он был лицемером или лгал, просто…Он играл роль. Вы же не будет обвинять актера в том, что он, например, играет злодея? Мы же понимаем, что, как только выключат камеры и погаснут софиты, актер смоет с лица маску злодея и пойдет домой, пить пиво и смотреть телевизор. И вот так и с Джаредом – он играл роль влюбленного жениха. Улыбнуться? Пожалуйста. Счастливый вид? Запросто. И я с замиранием сердца ждал страшного – что Джен подойдет к нему и скажет: «Милый, стань самим собой». И тогда Джаред устало вздохнет, развернется и уйдет. Но, конечно, никто ничего не замечал – все улыбались, шутили и радовались. Я бродил с фотоаппаратом и щелкал всех подряд. Уже дома, пересматривая отснятое, я наткнулся на одну фотографию, где были Джаред и Дженсен. Видимо, они не знали, что их снимают. Увидев ее, я замер. Джаред одной рукой прижимал к себе Дженсена, а он обхватил его за шею и прижался так, будто не хотел отпускать. А Джаред, он…он закрыл глаза. И вот так, с блаженно закрытыми глазами он обнимал своего друга. Я много видел, как обнимаются друзья. Похлопывают друг друга по плечу, дурачатся, даже целуются в щеку. Но вот так, как эти двое, друзья никогда бы не обнялись. Я смотрел на фото и видел влюбленных. Тогда, помню, я отбросил камеру. И больше не просматривал эти фотографии. До сих пор где-то лежат, рука не поднимается удалить.
На медовый месяц наши молодожены уехали кататься на лыжах. Фотографии потом привезли, все как положено – объятия на фоне гор. Джаред в роли мужа. Я тогда не понимал, в каком фильме он играет. И зачем ему это. С сестрой не разговаривал, хотя меня терзала мысль – видит ли она то, что вижу я? И если видит – почему? Хотя, я понимал ее – уйти по собственной воле от Джареда было невозможно.
Они приехали к нам - сериал ушел на хиатус, и актеры отдыхали. Я тогда съехал с катушек: постоянное присутствие Джареда, который полуголым разгуливал по дому - зрелище не для слабонервных. Потеряв всякий стыд, я мог зайти к ним в спальню и одеть его футболку. И на все вопросы сестры говорил, что схватил первое, что нашел. Врал, понятно. Но она смеялась и не ругала. А Джаред понимающе усмехался. Я замирал от ужаса, от мысли, что он понял про меня, но ничего не мог поделать. От футболок и рубашек Джареда пахло так, что я сходил с ума. Запах молодого самца, сладкий и терпкий. И его ноги – они были такие, как я любил. Длинные, загорелые, мускулистые. Вечерами я был настолько заведен, что в душе мне хватало просто представить, что Джаред прикасается ко мне, и я кончал.
Отношения у них были нормальные – не ругались, постоянно вместе, и я начал расслабляться. Поверил, что все наладилось. И Джен повеселела, щебетала, порхала, как птица. А потом я стал замечать, что Джареду приходят смс-ки. И он, прочитав написанное, темнеет лицом, будто ему сообщили плохую новость. Сообщения приходили довольно часто, два раза в день точно. Джаред украдкой читал их, я заметил, что он явно не хотел, чтобы Джен видела, что ему кто-то пишет. Но я-то все замечал.
Тогда я решил, что он завел любовницу. Кто будет так часто писать парню? Не родители же. Почему-то подумал про ту блондинку из сериала, Кэти Кэссиди. Она мне нравилась – красавица, потрясающая актриса. Вдруг и Джаред был неравнодушен к ней? Мне стало обидно за сестру, и я решил во что бы то ни стало выяснить, кто этот таинственный отправитель сообщений, которые так расстраивают жизнерадостного Джареда. Как-то сестра с Джаредом уехали за покупками, а я, закрыв за ними дверь, увидел, что телефон Джареда остался на столе. Я знал, что их машина уже уехала, значит, у меня было несколько минут, прежде чем он хватится и вернется. А в том, что он вернется, я не сомневался. Он бы никогда не оставил свой телефон, видимо, случайно забыл. С бешено колотящимся сердцем я схватил мобильник и начал судорожно листать входящие сообщения. И ошеломленно замер – почти все они были примерно одного содержания: «я скучаю, ты мне нужен», «я скучаю, позвони». Незнакомые цифры, имя не забито. Мне показалось, что кто-то будто подает сигнал откуда-то с другой планеты. Из другой галактики. С-О-С. Я скучаю. Бесконечный цикл каждый день. Я скучаю. И отправленные – «я скоро приеду», «я тоже скучаю». Ни имен, ни ласковых прозвищ. Непонятно, кто пишет – женщина или мужчина. Я забил номер себе в телефон как раз в тот момент, когда в дверь позвонил Джаред.
Нажав кнопку вызова, я с замиранием сердца ждал ответа. И даже подумывал о том, чтобы высказать этой неизвестной мадам все, что я о ней думаю. Поэтому совершенно растерялся, когда мне ответил низкий мужской голос. Он несколько раз сказал «алло», а я потрясенно молчал. Это был голос Дженсена.
Все быстро прояснилось. Джен сообщила мне, что вечером приедет Дженсен со своей невестой. Я бросил на нее пристальный взгляд – но она действительно была рада. Когда они приехали, меня не было дома, и я, к сожалению, не видел реакции Джареда на приезд своего «лучшего» друга. Я вернулся поздно, все уже спали. А утром сестра попросила отвезти ее и Даннил за покупками. Я согласился, конечно. С любопытством оглядев рыженькую подружку Дженсена, повез их в центр. Потом выяснилось, что девушки намерены задержаться здесь надолго, и мне велели ехать назад и не ждать их. И я вернулся домой.
Было раннее утро, тихо и светло от утренних лучей солнца. Стараясь не шуметь, поднялся к себе. Сейчас я не могу сказать, почему меня посетила тогда эта сумасшедшая мысль, но я решил пробраться к Джареду, пока он спит, и сфотографировать его. Может, повезет, и он спит голым? Тогда у меня будет несколько прелестных фотографий на память. Но в их с Джен спальне его не было. Смятая постель, футболка возле кровати. Куда он делся? Странно, Джаред любитель поспать подольше. Я почему-то решил поискать его в гостевой комнате. Куда поселили Дженсена и Даннил.
Да, они были там. И даже не потрудились закрыть дверь. Осторожно выглядывая, я ошеломленно замер. Мне было видно все – солнце заливало комнату, и кровать будто находилась в луче света. Дженсен лежал, раскинув ноги, чуть согнутые в коленях, и повернув лицо к двери. Глаза его были закрыты, и он улыбался, блаженно и расслабленно. Он напомнил мне сытого кота, наевшегося сметаны до отвала. А между его раздвинутых ног лежал Джаред. Мне сразу стало понятно, что они недавно трахались – эта расслабленная поза обоих…Так обычно лежишь после потрясающего секса. И эта сцена – она была очень интимной, не для чужих глаз. Я мгновенно почувствовал, что никому нельзя смотреть на такое. Джаред целовал лицо Дженсена, даже не целовал, а лишь слегка касался губами, и в этом было столько щемящей нежности, что у меня сильнее заколотилось сердце. Они просто ласкались, но выглядело это покруче любого хард-порно – покорно раздвинутые ноги Дженсена, прижимающий его Джаред, который смотрел на Дженсена, будто тот ангел. Стараясь не издавать ни звука, я медленно отодвинулся. Щеки горели, а в штанах стало тесно и горячо.
Все встало на свои места, мне давно стоило догадаться.
Потом все уехали, на прощание я лишь успел спросить у сестры: «Милая, объясни мне – кто для твоего мужа этот Дженсен?». Она помолчала, а потом тихо ответила: «Он просто друг. Лучший. И, Джонни, он скоро женится, так что…». Она улыбнулась. Они уехали, нам так и не удалось с ней поговорить. А потом я понял, что лучше не поднимать эту тему.
Но я до сих пор не знаю – известно ли Женевьев про них?



Сказали спасибо: 74

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408