ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
667

Логика безумия

Дата публикации: 23.05.2013
Дата последнего изменения: 28.05.2013
Название оригинала: Method in Madness
Автор оригинального текста: insane_songbird
Автор (переводчик): Kirrsten;
Ссылка на оригинал: http://insane-songbird.livejournal.com/91716.html
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Бета: bitterherb
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; крэк; фантасмагория; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: мат, немного крови и мерзостей
Примечания: переведено на fandom_auction для Antheas
Саммари: Джаред – колдун вуду, Дженсен не совсем человек, из них выйдет замечательная пара

– Хуясе, – Дженсен устало обвел взглядом лабораторию и потер виски. И его озадачило тихое склизкое хлюпанье вместо сухого трения кожи о кожу. Он поднес руку к глазам и обнаружил на ногтях кровавые ошметки и клочья белого меха. – Ну заебись!

 

Дженсен потряс кистью, надеясь стряхнуть непрезентабельные куски лабораторной мыши. Что, собственно, роли не сыграло, потому что останки прилипли к обеим рукам, одежде и, судя по медно-кровяному привкусу на губах, лицу. У Дженсена не нашлось сил даже сблевать при мысли, что бы это значило. Он тяжело уронил руку и осмотрелся по сторонам, оценивая ущерб.

– Блюдо дня: тартар из белых мышек с бесплатным погромом.

 

Ну, невелика потеря – проклятые мыши для текущих исследований важности не представляли. Собственно говоря, опыты оказались провальными, чем и взбесили до чертиков. Дженсен и так не подарок, а уж взбешенный… Сердитый и озлобленный Дженсен превосходил сам себя. Не то чтобы проблемы нельзя было решить тихо-мирно, но зачем же лишать себя удовольствия.

 

– Ого-го! Не знал, что мы сдавали в аренду место для съемок новой серии «Обители зла».

 

Кристиан Кейн слегка позеленел и желания входить в помещение, недавно бывшее лабораторией, явно не испытывал. Дженсен равнодушно пожал плечами, порылся в шкафчике и, вытащив большой пакет, принялся собирать раскиданные по полу клоки шерсти и куски плоти.

– Подумал, стены бледноваты. Белый очень уж уныл.

 

– И ты решил, что кровища вперемешку с дерьмом оживит обстановку. Очень современно.

 

– Красный – новый черный, – в расплывшейся по лицу Дженсена усмешке не виделось и намека на веселье, с заляпанными кровью щеками он больше походил на маньяка.

 

Крису только и оставалось, что кивнуть.

– Меня терзают смутные сомнения, что последние опыты не удались.

 

– Ты прям Шерлок Холмс. И как же догадался?

 

– Исключая твой косплей Ганнибала Лектора?

 

Полученный в ответ жутковатый взгляд и тихое «хрясь» стиснутой Дженсеном уже дохлой мыши, заставили Криса подавиться подступившей желчью.

– Ганнибал, знаешь ли, грызунам предпочитал людей. Может, тебе стоит побыть тут подольше…

 

– А может, мне стоит избавиться от этой хрени? – Крис схватил заполненный мышами пакет. Остальное проще было смыть промышленным аппаратом высокого давления.

 

– Вот, ни капли не сомневался, что ты питаешь слабость к плову из раздавленных в месиво зверушек.

 

На сей раз Кристиану не удалось избежать блевни, и Дженсен ему даже почти посочувствовал, увидев, как тот склонился над пакетом с трупешниками – и оно тоже не сильно шло на пользу желудку.

 

***

 

Джаред добавил кровь ягненка, медленно помешал и опустил в котел голову куклы-вуду. Темная жижа поглотила солому. Пахло так же мерзко, как выглядело, и он обрадовался, когда ритуал закончился и настало время избавиться от варева. Котел он вымоет позже.

 

– Готово. За неделю он все кишки повыплюнет, – мужчина лет сорока в костюме и при галстуке скучающе принял изуродованную куклу из рук Джареда.

 

– Ты редкостный извращенец, Падалеки.

 

Джаред ухмыльнулся, пожал плечами и полотенцем вытер слизь с ладоней.

– Да ладно, Тони. Обычная работа. Если твой босс окончательно свихнулся и тратит деньги на проклятия врагам, не мои проблемы. Я – исполнитель. Плюс не придется убирать тела. Единственное, что придется-таки убрать – блевотину Пирелли. А вы, парни, ещё чуть и приберете к рукам его бизнес.

 

Тони что-то проворчал в ответ и вручил ему стопку купюр. Джаред пересчитывать не стал: выводить из себя мафиози – не лучшая идея.

 

***

 

Он закрыл дверь за жлобом, обеспечивающим ему основной доход. Тони был постоянным клиентом. Примечательно, что желающих купить проклятие гораздо больше, чем охотников до маленького заговора на счастье. И постоянными клиентами являлись в основном члены банд, стремящиеся без последствий избавиться от конкурентов. Джаред не убивал. Он только создавал людям проблемы, убирал с пути заказчика. Если ты сутками напролет занят выблевыванием желудка, тебе не до ведения дел.

 

Джаред со вздохом плюхнулся на диван. Любопытно, конечно, кого он околдовал сегодня, но не очень-то важно. Он поднял с доски пешку и передвинул на шаг вперед.

 

– Ну и как тебе это понравится, Гектор? – самодовольно улыбнувшись, Джаред потер резной указатель и минут пять обдумывал стратегию игры. Он даже не удостоил взглядом метающуюся стрелку, пока та не остановилась окончательно. Четыре рывка – комбинация букв и цифр, шахматный ход. Джаред переставил белого коня на новую клетку и нахмурился.

 

– Ну, блин. Чувак, умеешь ты испортить настроение, – Джаред смотрел на доску ещё пару минут, взвешивая варианты. Вот уж чего, а времени у них в избытке.   

 

***

 

Задача предстояла довольно гадкая, или, скорее, склизкая (так вообще говорят? Нет, наверное). Джаред сморщил нос при виде тошнотной кучки и задумался, не сбежать ли, послав на хрен оплату. Но не смог двинуться с места. Отступи он даже на шаг, поскользнулся бы точно лупоглазый мультяшный герой на банановой кожуре, или же, сделай боги с ЧЮ перерыв на кофе, его туфли растворились бы с противным чавкающим звуком.

 

Слизни. Почему обязательно слизни? Вот против дождя из жаб раз в пару лет он ничего не имел против, особенно с тех пор, как побывал во Франции. Лягушки лучше на вкус, но если с чесночком… А слизни? Епт. Жабы – создания библейские, а мерзкие слизни и есть мерзкие слизни.

 

Нечто крупное и скользкое задело щеку и перебралось на плечо, оставляя влажную дорожку. С него достаточно. Джаред глубоко вздохнул ртом – слизни пахли чем угодно, но уж точно не розами – и полез в битком набитый рюкзак. Соль первоначально предназначалась для злых духов и защитных кругов, но не зря мамаша заставляла Джареда пахать по субботам в саду: то, что слизни не переносят соли, в памяти засело накрепко.

 

Он медленно повернул голову и нехорошо прищурился на жирненького слизняка, устроившегося на плече зеленоватой карикатурой на ведьмину кошку. Джаред проворно присолил мерзкую тварь, словно приправляя жаркое, и щелкнул по ней пальцем. В мультике, конечно, раздался бы высокий, даже визгливый вскрик, тварина взмыла бы под потолок и, описав приличную дугу, с чпоканьем приземлилась бы на пол, изрядно порадовав зрителей.

 

Щедро посыпая солью все вокруг, Джаред воображал голоса мультперсонажей, молящих о пощаде, а падающие слизни бились в агонии, теряя влагу и превращаясь в сухие чипсы. Самый настоящий геноцид – и Джаред наслаждался от души.

 

Нет, жабы лучше, честно-честно. На худой конец, их можно взорвать, и хрен с ней, с кровищей – куда веселее смертельной засолки. Если призадуматься, повара в школе были, как пить дать, серийными убийцами.

 

 

***

 

Исследования для Дженсена – смысл жизни. Он начал с муравьиной фермы и микроскопа лет в шесть, а к тридцати обзавелся многомиллиардной компанией и бесконечной армией лабораторных крыс. Мечта каждого мальчика. Но в том и кошмар достигнутой цели – к чему стремиться дальше? На тридцатый день рождения он устроил вечеринку, которая обошлась дороже его дома, а через полчаса сбежал в бар и трахнулся с парнем, не видевшим фотку Дженсена на обложке «Нью-Йорк Таймс» неделей раньше.

 

Сейчас Дженсен сидел за дочиста отдраенным прекрасно оборудованным столом и с презрением сверлил взглядом идеальный порядок. Куда, черт возьми, помощница подевала последние отчеты фармацевтического отдела? Организационные проблемы Дженсен ни в грош ни ставил. У него было кому этим заняться. Однако владелец и президент компании вроде как должен вести учет. Ну, не то чтобы кто-то и правда ожидал чего-то подобного. Скорее, думали, что он окажется заправским плейбоем и будет сорить деньгами да перекладывать работу на других. Дженсен на плейбоя не тянул – не его стиль. Он предпочитал белые стены личной лаборатории, где мог делать все, что на данный момент ему интересно. Если бы не обязанность знать, как продвигаются дела компании в общем и отделов в частности. Так что он сидел в кабинете и, помирая от скуки, продирался сквозь страницы отчетов.

 

– Да я в натуре понимаю, почему Брюс Уэйн вырядился в латекс. С тоски же удавиться.

 

– И ты ещё стонешь? Я вот надеялась работать на высокого, темноволосого красавчика, и что получила?

 

– Заткнись, Алона, – он повернулся к худенькой молодой женщине, осмелившейся притащить ему на пробу новый дорогой купаж, который или называется по-дурацки, вроде «Солнечная смесь Буэно Виста», или окажется вычурным и ужасно сладким. – Мне явно придется уволить тебя и нанять высокого темноволосого красавчика для личных нужд.

 

Она хмыкнула и положила перед ним коричневую папку, прям рядом с чашкой недокофе.

– Конечно, босс.

 

– Это что?

 

Внутренняя почта компании хранилась в белых папках с логотипом, они оба знали правила.

 

– Ты велел найти ответственного за наши неприятности. И я нашла. Профессионал, и есть шанс, что согласится сменить сторону. Не дешев, но не думаю, что цена имеет значение.

 

Она и не имела.

 

***

 

Бар словно застрял в 60-х. Впрочем, ремонта, похоже, с тех времен и не видал. Небольшой клаустрофобный вертеп со спертым воздухом и сомнительными личностями вокруг поцарапанных столов. Клиентура выглядела соответственно: алкаши да гангстеры, хотя любой уважающий себя бандит счел бы за благо держаться отсюда подальше.

 

Крошечная сцена приютилась между дальним концом стойки и тонкой деревянной перегородкой, за которой располагались уборные. Музыканты, похоже, начали карьеру десятилетия назад. Бас-гитарист был настолько стар, что ему пришлось сесть на стул: глаза полузакрыты, а рот, наоборот, приоткрыт от усердия или апоплексии. Посредственная музыка вполне подходила по духу. Было очевидно, что много десятилетий здесь ничего не делалось, запущенность лишь подчеркивала границу между упадком и ретро.

 

Даже крайне дерьмовое освещение не улучшало темную деревянную мебель и красно-черный интерьер. Прекрасное место для греха и тайны. Тут можно трахнуть официантку в одной из кабинок или предать кого-то – тебя и не заметят, а если и заметят, никому не будет дела.

 

Дженсен осторожно пробился через толпу к стойке. Потрепанный бармен наливал выпивку в не очень чистые стаканы. Дженсен решил, что даже бухло не избавит от собравшихся на стенках микробов, и купил бутылку пива.

 

Он вручил бармену несколько купюр, прилично добавив на чай, что тут же окупилось поднятой бровью и внимательно подставленным ухом. Деньги работают исправно.

– Я ищу Джея.

 

Мистер Неряха зыркнул в сторону сцены, где высокий, немного невменяемый на вид парень – Дженсен по опыту знал, что у нормальных людей такой прически точно не бывает – раскачивался влево-вправо, перебирал пальцами и завывал нечто невразумительное, усугубляя сходство с психом.

 

Дженсен глубоко вздохнул, одним глотком осушил бутылку и кинул ещё пару купюр на стойку. Понадобится гораздо больше выпивки, если чувак на сцене – тот, кого он ищет. Дженсен был готов к неожиданностям, с тех пор как узнал Специфику дела – да, именно с заглавной «С» – и затребовал информацию, как обращаться с чокнутыми. Справедливости ради, стоит упомянуть, что предмет изысканий весьма отличался от ожидаемого.

 

Дженсен терпеливо слушал не поддающуюся пониманию композицию – кажется, в отчете ничего подобного не говорилось – пока песня не закончилась под странноватые танцевальные па, сильно напоминающие смертельную схватку богомолов. Пиво особого эффекта не дало, но хотя бы заглушило вкус многолетнего въевшегося в стены дыма, и охладило горло.

 

***

 

Не более половины шумной толпы следило за выступлением, но Джаред ни на что другое и не надеялся: все как всегда. Клиентов «Черного Бархата» знатоками искусства не назовешь. Старому доброму джазу они предпочитали крепкие напитки и атмосферу приватности. Однако Джаред сыграл на бис, выдав лучшие свои движения, потому что танцевать ему нравилось почти так же, как и петь. Он крутанулся последний раз и ярко улыбнулся парню, который за двадцать минут не отвел от него глаз. Джаред определенно ценил внимание, но что действительно хотелось заценить по полной – зеленые глаза, сильные плечи, обтянутые черной рубашкой, и светло-русые, немного растрепанные волосы, словно кто-то взъерошил их пальцами.

 

Парень вопросительно поднял бровь, и Джаред с радостью покинул сцену. Возможно, удастся поболтать.

 

– Что я говорил о ведении дел в моем баре, Джей? – угрюмый Джефф поджидал его у входа на сцену, и к шуткам явно не был расположен.

 

– Никаких дел?

 

– Точно. В прошлый раз, когда ты назначил здесь встречу, мне пришлось заменить половину стаканов.

 

– Как бы я догадался, что она сирена? Сам узнал, когда кристалл раскололся от её воплей.

 

– А я хочу знать, почему кто-то интересуется тобой в моем клубе, – вот теперь Джефф был совершенно серьезен, но только близкие знакомые сумели бы различить признаки гнева.

 

Джаред съежился, примирительно улыбаясь и оплакивая про себя потерю шанса с зеленоглазым.

– Прости, Джефф. Я поднимусь с ним наверх, ладно? Скажи, где он, и мы свалим.

 

– Ишь какой шустрый, – тело Джареда не было рассчитано на резкие развороты, и он едва не врезался в того самого зеленоглазого незнакомца. К вящему удивлению (и восхищению) Джареда.

 

 

 

Джефф довольно грубо показал, что последний раз предупреждает насчет потенциально опасных для бара людей, и скрылся в толпе, оставив Джареда смущенным и малость оскорбленным.

 

– Мистер Падалеки, меня зовут Дженсен Эклз. Кажется, у нас назначена встреча.

 

Внимание Джареда снова переключилось.

– Тот самый Эклз – гуру биотехнологий?

 

В глазах Дженсена не было и тени той улыбки, что играла на губах.

– Предпочитаю называться бизнесменом. Звание гуру предполагает духовность, которую я точно не могу обеспечить. Богам всех мастей я не нравлюсь.

 

Джаред на минуту задержал взгляд на стоящем перед ним мужчине – ну и во что он ввязался в очередной раз? Даже думать не хотелось, что внимание, принятое за влечение, было лишь оценкой, стоит ли платить ему деньги.

 

– Давайте поднимемся в мой кабинет, мистер Эклз?

 

– Вы работаете над джаз-клубом?

 

Джаред пожал плечами и повернулся к лестнице.

– Раньше я работал у кладбища. Это прогресс.

 

***

 

Обстановка кабинета Джареда Падалеки представляла собой эклектичную смесь дешевого оккультизма и черно-белых детективов. Там присутствовал и огромный хрустальный шар поверх коричневых папок, вроде той, что вручила ему утром Алона. Впрочем, использовался он, похоже, в качестве пресс-папье, а не как средство связи с Адом. На стене позади массивного стола висели ржавые мечи, а покрытый пятнами серый гобелен загораживали книжные полки, выбор книг варьировался от тяжелых томов с золотым тиснением до потрепанных томиков Терри Пратчетта в мягких обложках.

 

На маленьком журнальном столике лежала спиритическая доска и доска шахматная с незаконченной партией: черным светила победа за семь ходов – Дженсен же гений, не забывайте. На диване красовалась вмятина, словно кто-то удобно рассиживался на нем долгие годы.

 

Падалеки оказался любителем контрастов: Таро Вейда Райдера устроились на полке рядом с прилично потертой колодой игральных карт. Дженсен с трудом не засмеялся при виде буддийской чаши, заваленной атрибутами различных религий, среди которых он различил четки, маленькую куклу-вуду, браслет из синих бусин, разрисованных белыми и черными красками – турецко-греческий оберег от дурного глаза и парочку отрезов яркой ткани, похожих на молитвенные флаги, выкрашенные в пять буддийских цветов.

 

Да уж, хозяин кабинета проблем с религией явно не испытывал, в отличие от Дженсена, до дрожи боящегося церквей. Если тебя постоянно обвиняют в одержимости, то Дом Господень неожиданно становится весьма пугающим местом.

 

– Так чем я могу помочь, мистер Эклз? – Падалеки приглашающе кивнул на обитый кожей стул, который выглядел, будто запоет фальцетом, если кто-то на него вдруг сядет, но, вероятно, был намного удобнее нового. Дженсен, вздохнув, уселся и вытащил чековую книжку из кармана тяжелого пальто. Он небрежно проставил сумму, подписал чек и вручил Джареду. Кто-то, возможно, почувствовал бы себя неуютно рядом с человеком подобной комплекции, но Дженсен преспокойно устроился поудобней и принялся наблюдать. Он не боялся, да и не помнил, когда вообще боялся кого-нибудь, кроме самого себя.

 

Падалеки присвистнул.

– Очень щедро с вашей стороны, но прежде чем согласиться, хотелось бы узнать, что от меня потребуется.

 

Дженсен с улыбкой кивнул. Неплохо. Окажись Падалеки достаточно жадным, чтобы взять деньги без вопросов, то, наверное, Дженсен бы сразу ушел. У него не хватит терпения на идиота.

 

– Чек не плата за услуги, мистер Падалеки. Лишь небольшой взнос за то, чтобы сказанное в этой комнате осталось тайной, неважно, возьметесь вы за работу или нет.

 

– Вы покупаете молчание?

 

– Конфиденциальность.

 

Они смотрели друг друга, словно играя в гляделки, и ни один не желал отвести взгляд, не достигнув соглашения. Через полминуты молчаливого боя Падалеки медленно кивнул, но глаза не опустил.

 

– Ладно, – он быстро спрятал чек, который вполне покроет расходы на несколько месяцев аренды. – И что за великий секрет?

 

Лицо Дженсена просияло от улыбки, больше подходящей акуле, чем человеку.

– Ваш или мой?

 

Джаред, казалось, почуял перемену в его поведении и едва не отпрянул, но сжал зубы и остался на месте.

– Тут что, викторина?

 

– Я знаю, что вы работаете на гангстеров, и знаю, что вы не спрашиваете дважды, от кого они желают избавиться. Но в прошлые месяцы вы неоднократно были причиной моей головной боли, и мне не понравилось. Вообще, – он уставился на Джареда, до которого не сразу дошло, что собеседник даже не мигает. Способно испугать до чертиков – Дженсен ещё с детства так себя вел в чрезвычайных ситуациях.

 

– Не понимаю, о чем вы говорите, – нерешительное возражение человека, уже проигравшего бой.

 

– Ну, на самом деле, понимаете. Вы проклинаете моих служащих, и мне приходится жопу рвать, чтобы найти замену или вернуть их в рабочее состояние. Пора положить конец, и я готов заплатить.

 

Падалеки упрямо сморщился, нерешительность уступила место приступу гнева и готовности принять вызов.

– Если вы знаете о моих талантах, знаете, на что я способен, то должны понимать – мне ли пугаться какого-то чувака…

 

Дженсен хмыкнул и перестал сдерживать злость на то, какие неприятности этот человек устроил ему в последнее время. В распахнувшихся глазах оппонента он увидел отражение собственных глаз с пылающими яростью радужками.

 

– Я не обычный «чувак», мистер Падалеки. И вам лучше меня не злить.

 

На сей раз Падалеки действительно отпрянул.

– Да кто вы такой?

 

– Не совсем человек, – Дженсен не потрудился уточнить – воображение может напугать намного сильнее фактов. – Я хочу компенсировать потерю договоренностей с моими врагами, и нанять вас лично для себя. И вы поймете, что за хорошо выполненную работу я плачу более чем щедро.

 

Падалеки потемнел лицом, но вздохнул, сдаваясь.

– Меня волнуют не деньги.

 

– Значит, вы не кретин, – Дженсен повернулся к двери. – И помните, что не Тони с дружками должны вас волновать.

 

 

***

 

Джаред впрыснул в нос приличную дозу, вдохнул и запрокинул голову назад, не давая жидкости вытечь. Распухшая слизистая немедленно пришла в норму, давая доступ воздуху.

 

От недвусмысленных угроз было не по себе, они не на шутку взбесили и задели Джареда. Все же с Эклзом что-то очень неладно, и он не врал, что не вполне человек. Джаред, конечно, знал подходящее случаю заклинание-другое, но практика – не сильная его сторона, он умел только правильно подобрать книги. При столкновении с грубой силой от фокусов проку чуть. К тому же неизвестно, что представляет собой Эклз, и, значит, превентивный удар – не вариант. Но можно усыпить бдительность противника, пока не найдется способ убрать с дороги или выполнить требования.

 

Он нахмурился на маленький бело-синий флакончик спрея для носа – своего постоянного спутника, представляя, что это лицо Эклза. Но настроение не улучшилось, и Джаред решил посоветоваться. Он взял колоду Таро и принялся открывать карты.

 

***

 

Голова раскалывалась, и Дженсен сделал зарубку на память послать Падалеки коробку зараженных бешенством летучих мышей, если вдруг начнут выпадать волосы. Он уже мысленно смирился: если Джаред Падалеки профессионал в проклятиях, было бы логично показать свое отношение к демонстрации силы. Не то чтобы Дженсен был против подобных демонстраций, но печально, что при таких  обстоятельствах.

 

– Я лысею? – вместо приветствия спросил он вошедшего Криса, который, кстати заметить, вид имел очень усталый.

 

– Эээ, что? – Крис посмотрел на него со смесью испуга и жалости, как обычно смотрят на идиотов или запачкавших пеленки малышей.

 

– Не бери в голову… – Дженсен потер виски, украдкой проверяя, не застрянут ли клоки волос между пальцами.

 

– Алона просила передать, что объект обналичил чек, – Крис сверлил его взглядом. – Весьма подозрительно звучит. Пожалуйста, скажи мне, что речь не о плате проститутке.

 

– Я не плачу за секс, Крис. Я только сделал кое-кому высокому и сексуальному предложение, от которого он не смог отказаться, – Дженсен хищно улыбнулся, а чувство, что новость Криса не осчастливит, изрядно развеселило.

 

– Ты больной.

 

– Компания оплачивает мне весь пакет медицинских услуг, включая стоматолога.

 

– Да катись ты, – Крис, спасая остатки самолюбия, слинял так быстро, что Дженсен прибавил галочку к очередному пункту в списке своих перепалок с Крисом, который вел вот уже пять лет.

 

 

***

 

Джаред понимающе хмыкал, автоматически рисуя ненужную пентаграмму. Телефонные консультации были редки и утомительны.

– Значит, вы пошли по адресу, который я дал? – Конечно, пошла. – И он был там? – Конечно, был.

 

– Вы хотели знать, изменяет ли он. И все равно хотите вернуть? – Джаред поморщился, прикрывая трубку рукой, чтобы клиентка не услышала тяжкий вздох. – Не существует приворотного зелья. Разве вы не читали Гарри Поттера? Любовь нельзя создать. Вожделение, навязчивую идею, потребность, желание – да. Любовь как земляничный аромат: искусственно созданное никогда не приблизится к оригиналу, но если усиленно притворяться, сходство будет.

 

Джаред послушал ещё с минуту, смял разрисованный листок и сжег над горевшей на столе черной свечой.

– Ладно, значит, чтобы он опять хотел вас и никого больше? – Ага, как насчет позаниматься спортом? – Да, это в моих силах, но стоить будет недешево, и… Ну тогда попробуйте найти того, кто будет пахать как конь и задарма, потом и поторгуемся. – Джаред невольно расплылся в улыбке. – Я знал, что вы со мной согласитесь.

 

Он положил трубку и присвистнул. Брошенные женщины были неплохим подспорьем в бизнесе.

 

– Я помешал?

 

Хорошее настроение немедленно испарилось. Солнечный свет не давал разглядеть лицо гостя, но осанка и голос исключали ошибку.

 

– Мистер Эклз, какая честь. И так скоро.

 

– Я слышал, вы обналичили чек. И сделал вывод, что вы не столь упрямый осел, как я думал.

Размеренным шагом Эклз вошел внутрь, не вынимая рук из карманов кожаной куртки: невозмутим, без намека на угрозу. Джаред нахмурился. У него биполярное расстройство, или он просто не в курсе, что для игры в плохого и хорошего копа нужны двое? С другой стороны, как всегда очарователен.

 

Джаред, по-прежнему насупившись, порылся в кармане, вытащил спрей и забрызгал в нос две приличные дозы. Да от одного вида Эклза повышалось давление, а вечно заложенный нос закладывало ещё сильнее.

 

– Мне показалось, вы говорили о конфиденциальности.

 

– Да, – улыбнулся Дженсен и плюхнулся на стул, на котором уже сидел пару дней назад. – Просто хотел проверить, как идут дела. С нашей последней беседы ни один из моих служащих не позеленел. Хорошее начало.

 

Джаред невольно улыбнулся.

– Вы должны признать, что подход был классическим.

 

– Бедная Мелани никогда, наверное, не избавится от клички «Эльфаба». * Не думаю, что ей понравилось.

 

Джаред хмыкнул. Он не знал людей, которых околдовывал. Все, что было известно – они перешли дорогу какому-то бандиту, а Джареду неплохо платили, тем более что он не причинял серьезного вреда своим жертвам, разве что их достоинству. – Не знаю, чем вы не угодили не тем людям, но спрос на мои услуги возрос. Может, вам лучше отступить, мистер Эклз?

 

– Отступать не в моих правилах.

 

– Тогда измените правила, прежде чем Тони прострелит вам башку и скинет в реку в бетонных башмаках, – вполне вероятное развитие событий, а убийств Джаред не любил. Тот, кто играет в шахматы с призраком, знает, как хреново призраком стать.

 

Эклз откинулся на спинку и засмеялся.

– Если бы вы сказали ему о нашей договоренности, он бы не заставил себя ждать.

 

– И что заставляет думать, что я не сказал?

 

– Вы знаете, что случилось бы, Джаред. Вы не убийца, потому что убийцы не заставляют людей зеленеть и блевать лягушками. Вы понятия не имеете, что я за фрукт. И не разозлит ли меня попытка убийства ещё сильнее. Вы не идиот, по крайней мере, не постоянно.

 

Джаред вытаращил глаза. Они так и смотрели друг на друга, Эклз по-прежнему не мигал и держался как статуя, инстинкт самосохранения вопил на все голоса. Он не ошибался с оценкой Эклза, но его глаза светились не угрозой, как обычно, а ледяным спокойствием и проницательностью. Эклз не обманывал, утверждая, что читает Джареда как открытую книгу.

 

 

Джаред проморгался, раздосадованный, что гнев странным образом испарился под спокойным взглядом визитера.

– И поскольку вы знаете, что… – Закончить не дал грохот распахнутой с ноги двери, от которого Джаред не хуже кошки взвился в воздух и при желании запросто мог бы приземлиться на стол, обладай еще и кошачьей грацией. Он повернулся вокруг своей оси, забыв об Эклзе, и обнаружил в дверях Тони с двумя приспешниками. Блядство же.

 

– Похоже, я ошибся, – голос Эклза прозвучал глубоким рычанием, до ужаса тихим и сдержанным, и Джаред отступил к стене, переводя взгляд с Эклза на Тони с товарищами. И обратно.

 

– Если бы я сказал им, то позаботился бы вовремя смыться.

 

Тони зло усмехнулся и поднял пистолет, целясь то в Дженсена, то в Джареда.

– Да, и потому мы пристрелим вас обоих. Мы не любим предателей.

 

– Я не предатель, – Джаред дернул головой, черепашьим шагом отступая дальше по стене и пытаясь найти, что-нибудь подходящее в качестве оружия или укрытия.

 

К его удивлению, Эклз выступил вперед, наполовину закрывая собой.

– Он не принял мое предложение. И что есть у вас, чего нет у меня? Скидка на услуги дантиста? Грамота сотрудника месяца?

 

– Разве ты не подумал, что мы отследим твои счета, Падалеки? Утром ты обналичил чек.

 

– Эта мелочевка? – Эклз вызывающе вздернул голову. – Думаете, я бы и правда нанял дешевого помощника? Я лишь компенсировал мистеру Падалеки попусту потраченное время.

 

– Заткнись! – Лицо Тони приняло синевато-пурпурный оттенок, и Джаред наглядно убедился, что кровяное давление запросто поднимается до немыслимых высот. – Никто не крадет у семьи. По-видимому, Эклз, ты ещё не усвоил урок.

 

Дженсен рассмеялся, и Джаред добавил к длинному списку характеристик (включая «горячий», «привлекательный», «жутковатый», «сексуальный», «грубый» и «безрассудный») «совсем ебнутый».

– Да Бога ради. Мои исследования ломают стереотипы. И это не кража, когда «новую технологию», то бишь ваше мелкое жульничество, которое продают отчаявшимся людям, заменят реальным лечением. Нельзя остановить прогресс. Найдите себе новый способ дурить народ вместо того, чтобы пытаться разрушить мои проекты, околдовывая команду разработчиков.

 

– Ты обозвал меня колдуном? – не подумав, возмутился Джаред, и взгляды тут же устремились к нему, пока он стоял с разинутым по-рыбьи ртом и клял себя за непроходимую глупость.

 

– А ты бы что предпочел? Гарри? – яд так и капал с губ Дженсена.

 

– Гарри? – глупо переспросил Тони.

 

 

– Чувак! Ты что, не следишь за модными веяниями? Гарри Поттер, Гарри Дрезден, Гарри Гудини … – Дженсен увлеченно загибал пальцы, но на третьем имени и без того никакое терпение Тони лопнуло. Он подошел к человеку, который явно считал его кем-то вроде обезьяны с гранатой, и с такой силой вмазал Эклзу по виску, что тот отлетел к стене. Джаред съежился, понимая, что сейчас начнется, и пора принять решение и первым бросить камень – или, точнее, хрустальный шар.

 

Большой тяжелый шар, которым он придавливал папки на столе, врезался в одного из до сих пор не подававших голоса жлобов – специально их, что ли, обучали? Джаред порадовался хрусту, с которым шар долбанул по лицу, и жлобина взыл от боли. На пол закапала кровь.

 

Джаред не понял, с чего вдруг Дженсен взвился тигром. Возможно, от злости, боли или заполонившего комнату запаха крови, но второго жлоба он пригвоздил к полу, словно двухметровая в сотню кило туша была тряпичной куклой, и вцепился в шею руками. Гангстер захлебывался криком, молотя кулаками по Дженсену и почти столкнув его коленями, но Дженсен даже не замечал.

 

Тони попятился и всем весом врезался в полку, книги повалились на пол. С трудом удерживая трясущимися руками револьвер, он направил его на покрытого кровью Дженсена и спустил курок.

 

Выстрел выдернул Джареда из шока, и, оцепенев от ужаса, он увидел, как голова Дженсена откинулась назад. Его плечо и не дернулось, когда пуля прошла насквозь, выбив фонтанчик крови на выходе. Казалось, она не причинила никакого вреда, и Джаред засомневался, почувствовал ли Дженсен боль или же его внимание привлек шум.

 

Глаза Тони комично распахнулись, челюсть отвисла, а готовые вырваться слова от испуга превратились в хрип, что в сочетании с его габаритами производило жутковатое впечатление. Джареду показалось, что запахло мочой. Он отвернулся от Тони, потому что в этот момент Дженсен с хрустом добил  лежащего на полу жлоба. Картину дополняли рассыпанные по полу карты Таро, с венчающей стопку Смертью.

 

Джареда вытряхнуло в реальность, и он проворно ринулся к столу, раскидывая кучу барахла и вытаскивая коробку с солью. Он сжал её оцепенелыми пальцами, и потребовалось не меньше трех попыток, чтобы оторвать уголок и очертить себя соляным кругом.

 

К его неописуемой везухе, такой херней как соляной круг от привидений Дженсена Эклза – кем бы он ни являлся – остановить не получилось.

 

Через секунду Джаред уже валялся на спине, хорошенько приложившись затылком о пол и наслаждаясь колокольным звоном в голове. Дженсен маячил на расстоянии полуметра от лица – жажда убийства в покрасневших глазах, кровь покрывает руки, щеки, одежду и превосходные белые зубы.

 

Джаред зажмурился, чтобы не видеть, как Дженсен пустит его на фарш. Он затаил дыхание в предчувствии взрыва боли, но ничего не произошло. Возможно, время остановилось, прям как в кино, и стоит открыть глаза, он увидит кошмарно замедленное движение дикаря, пригвоздившего его к полу и собирающегося пробить рукой живот и вытащить кишки.

 

 

Прошло немало времени, прежде чем Джаред посмел пошевелиться. Легкие горели, телу требовался кислород. Он открыл глаза и увидел все ещё покрытого кровью Дженсена, но жажда убийства сменилась напряжением. Дженсен накрепко зажмурился, а нахмуренные брови выдавали болезненную сосредоточенность, он обеими руками сжимал виски, словно пытаясь помешать мозгам вытечь наружу.

 

Он сдавливал Джареда коленями с двух сторон, не давая свободы.

– Дженсен? – И когда только «мистер Эклз» успел стать «Дженсеном»? Наверное, когда прежние работодатели вломились в кабинет и решили за Джареда, на чьей он стороне.

 

Дженсен очнулся и теперь пытался проморгаться, будто что-то попало в глаз (ну, учитывая количество крови, недалеко от истины). Руки опустились, и теперь он выглядел немного потерянным и с отвращением смотрел на липкую, быстро сохнущую кровь. Немного позже до него дошло, что он по-прежнему сидит на сбитом с толку насупленном Джареде.

 

– Спустился с убийственных небес на землю?

 

Дженсен сглотнул и кивнул, ловко соскальзывая в сторону.

– Прости.

 

– Кошмар наяву, – ну, так оно и было, без преувеличения. Вполне понятно, почему бедолага уже-покойник-Тони в прямом смысле обоссался от страха. – Но ты … вроде как спас нас, – удивленный этим фактом Джаред покачал головой, безумно счастливый, что его собственные руки-ноги целы и невредимы. – Почему ты не убил меня?

 

– Думал, что убью. Очень трудно остановиться, когда уже вошел во вкус, но я сам втянул тебя, и вот…

 

– Да. По крайней мере, побоище на нашей совести.

 

– Нашей?

 

– Ты меня втянул, значит, теперь обязан защищать, о, великий и могучий.

 

– Значит, ты принимаешь мое предложение? – недоверчиво спросил Дженсен, пытаясь стереть кровь с носа. Впрочем, неудачно, потому как кровь с рук он вытереть не успел.

 

– С доплатой за опасность.

 

Дженсен засмеялся, что выглядело на редкость психопатично.

– Гарантирую.

 

***

 

Дженсен вошел в гостиную: влажные взъерошенные волосы, и не по размеру длинные брюки Джареда в сочетании со слишком широкой рубашкой смотрелись смешно. Нельзя же было его выпустить на улицу похожим на Джека Потрошителя. К счастью, кабинет располагался рядом с квартирой (что весьма удобно, когда работаешь в неурочное время и постоянно испытываешь необходимость поскорее смывать кровь). Дженсен выглядел немного удрученным великоватой ему одеждой, но восхитительным настолько, что Джаред прикусил губу, чтобы не рассмеяться. И провалил дело.

 

– Ха-ха-ха. Я следующий раз дам тебя пристрелить, зато не запачкаюсь.

 

– Прости, но ты выбрал самую большую рубашку. Тебе можно носить её как платье.

 

– И провалиться мне на месте, если оно не будет выглядеть суперски с красными кружевными трусиками и каблуками в десять дюймов – точно как я люблю.

Это было сказано с таким сарказмом, что Джаред не выдержал и заржал. Богатенький мудила Дженсен Эклз умел отлично сучиться.

 

Джаред принялся складывать в рюкзак все, что понадобится для заметания следов, ведь объясниться с полицией явно будет нелегко.

 

– Что ты делаешь? – Дженсен приподнял бровь, удивленный набором инструментов и компонентов.

 

– Насколько хорошо ты разбираешься в алхимии?

 

– У меня докторская степень по биотехнологии и кандидатская по химии.

 

– Понятно, как алхимик ты ноль.

 

Дженсен, морщась, вынул из рюкзака нечто коричневое и засохшее, видимо, не подозревая, что именно (и Джаред счел за благо не просвещать его).

– Ну, типа да. Я читал, что алхимия бросает вызов логике и порядку.

 

– Как и вся магия… Или, точнее, она работает по своим правилам.

 

Дженсен неразборчиво буркнул и, спрятав обратно в рюкзак сушеную хрень, потер руки, убирая то, что, по его мнению, осталось на пальцах. А когда попытался потянул за лямку, вздрогнул от удивления и вытаращился на плечо.

– Плечо болит.

 

Джаред и сам вылупился на него. Нельзя же было и правда забыть о ранении? Похоже, он тогда совершенно выпал из реальности.

– Конечно, Тони же стрелял в тебя.

 

– Да? – на лице Дженсена отразилось искренне изумление и неуместное любопытство, и он попытался нащупать рану. Вот же бред.

 

– Ты не понял, что ранен, несмотря на кровь? Сними. Нужно обработать.

 

– Да я весь был залит кровью. Вот и не заметил. А боль всегда приходит после.

 

Джаред достал из шкафчика аптечку, купленную ещё с первым авто, вытащил бинты и марлю. Он был уверен, что ранение сквозное, и серьезного кровотечения нет, иначе Дженсен бы заметил, даже не ощущая боли.

 

– Как ты можешь ничего не чувствовать?

 

– Не знаю, я привык, – Дженсен уже снял рубашку, и Джаред скользнул глазами по веснушчатой коже и широкой спине, прежде чем сконцентрироваться на главной задаче. Первый вывод оказался правильным – можно обойтись перевязкой. Похоже, не помешало бы и зашить, но никакого опыта у Джареда не было, и он обошелся, чем есть.

 

– Радуйся, что остался жив, – Джаред закрепил повязку.

 

– Ну, не меня почти съел большой злой волк.

 

– Ну, не слишком ты большой и злой.

 

– Ты меня не знаешь.

 

– Ты меня не убил.

 

Они сверлили друг друга глазами, руки Джареда лежали на плече Дженсена, а лица едва не соприкасались – куда ближе, чем прилично при обычном разговоре. Казалось, что ещё немного, и заискрит.

 

Когда их губы встретились, сердце Джареда екнуло. Сумасшествие какое-то, и, вероятно, ужасная идея, но безумный день требовал выплеснуть напряжение, именно здесь и сейчас. Джаред сразу обратил внимание на Дженсена, пробежала искра, и только обстоятельства их встречи не дали разгореться пламени. Но теперь сухое сено вспыхнуло, и огонь сметал все на пути.

 

Джаред притянул Дженсена ближе, пока они не оказались тесно прижаты друг к другу. Дженсен цеплялся за рубашку и немедленно углубил поцелуй, стоило Джареду коснуться его губ.

 

Они не церемонились, и Джаред не сомневался, что не раз и не два задел раненое плечо, но Дженсен как будто вообще не замечал. Они яростно терлись друг о друга, впивались друг в друга ногтями, поцелуи переросли в укусы. Когда они, наконец, разлепились, чтобы вдохнуть воздуха, Дженсен уже стягивал с Джареда футболку.

 

– Что мы делаем, Дженсен? – ему нравилось, как звучит это имя. Противореча собственному вопросу, он повел плечами, помогая себя раздевать.

 

– Мне просветить тебя насчет птичек и пчелок? – рука торопливо скользнула под пояс джинсов и пробралась вниз. Джаред невольно подался ближе, когда пальцы сжали член.

 

– И… кто пчелка?

 

– Да заткнись ты! – Дженсен поцеловал его снова, а то, как он двигал рукой, заставляло Джареда издавать совершенно неприличные стоны.

 

Он даже не понял, когда и как успел затолкать Дженсена в спальню, очнулся лишь спиной на постели. Дженсен прикусывал ему соски, одновременно с удивительным проворством сдирая штаны.

 

Умение мыслить связно пропало начисто, когда они голышом катались по кровати и пытались подмять другого под себя, но в конце концов и это стало неважно. Джаред пустил в ход руки, безумный ритм сопровождался стонами и рычаньем – каждое движение, каждый укус, каждое облизывание.

 

Если бы кто-нибудь спросил, кто вел в странной схватке, Джаред бы не смог ответить. Он помнил только величайшее удовольствие, безумие и истощение, и то, как он лежал, сплетясь с таким же липким, пресыщенным Дженсеном. Уже  в полудреме он обнял его,  накрыл простыней и отрубился.

 

***

 

Звуки были на редкость мерзкие и вызывали тошноту. Джаред накрепко закрыл окна кабинета и заклеил щели изолентой, добавив полоски соли на подоконники и у входа. Иногда чавканье и рычание прерывал треск и шумное жевание.

 

– Мне нужно знать? – незаметно подошел к нему Дженсен – да, он ночевал здесь исключительно потому, что они зверски устали, правильно или нет, их тогда не волновало – выглядя или очень порочным, или очень счастливым, или и тем, и другим сразу.

 

– Сомневаюсь. Но гарантирую, что к восходу они закончат, – было ещё рано, солнце, едва подкатившись к горизонту, еле мазнуло по нему розовым. К рассвету «чистильщики», которых Джаред вызвал из потустороннего мира – да уж, заклинаньице стоило кучи дорогих и редких ингредиентов – исчезнут. Конечно, потребуется ремонт, но хотя бы о двух трупах можно будет забыть. Третий бандит, которому Джаред сломал нос хрустальным шаром, вовремя смылся, и оно к лучшему – уверит боссов, что не стоит пытаться снова.

 

За дверью, тем временем, шумно и влажно чавкали, и Дженсен немного позеленел.

– Они ж там не дыню жрут, а?

 

– Понятно дело. Хочешь позавтракать тоже?

 

– Хочу наебнуть тебе.

 

– Как прикажешь, – Джаред выдал самую грязную ухмылку, и они оба засмеялись, разом позабыв об отвратительных звуках.

 

 

***

 

– Значит, у тебя проблемы с самоконтролем? – Дженсен объяснять не торопился, и Джаред пытался найти правильные слова, в надежде, что не облажается. Дженсен состроил ему гримасу.

 

– Если это означает порвать на клочки каждого, кому не повезло оказаться рядом, то да, – выражение лица его было абсолютно безразличным, не давая Джареду ни малейшей подсказки.

 

– И ты хочешь, чтобы я узнал, почему? – Джаред уже принялся мысленно составлять список возможных причин для кровожадного бешенства. С подобными симптомами было несколько проклятий, парочка духов и кое-какие виды ликантропии.

 

– Нет. Я знаю, почему.

 

Мыслительный процесс застопорился, и Джаред уставился на Дженсена – пора бы определиться, кто он ему: новый босс или любовник. Наверное, всего понемногу.

– Да?

 

– Да. Наследственное. Мой папа был таким, и дед тоже. Насколько мне известно, истоки прослеживаются до битвы при Хаврсфьорде в девятом веке, – Джаред чуть не заржал, но Дженсен был предельно серьезен.

 

– Ты отследил генеалогическое дерево до девятого века?

 

– Ты бы удивился возможностям человека с достаточным количеством денег и доступом к современным информационным технологиям. Можно даже найти парикмахера онлайн. Жесть какая, – ухмылка взбесила Джареда, и он откинул назад длинные волосы, которые абсолютно не нуждались стрижке.

 

– И какое отношение твоя генеалогия имеет к нашей проблеме?

 

Дженсен одарил его взглядом «почувствуй себя редким дебилом».

– И ты называешь себя экспертом по паранормальному? Позорище, – по стандартам Дженсена перепалка не стоила выеденного яйца, и он, выдержав драматическую паузу, снова ухмыльнулся: – Мы – берсеркеры.

 

Джаред моргнул. По работе ему встречалось довольно много разных существ, но впервые он услышал, что кто-то называет себя берсеркером отнюдь не в метафорическом смысле.

– Берсеркеры… вау!

 

– Да уж, ты весьма красноречив. И почему ещё не президент?

 

– А ты умеешь быть мудаком, да?

 

К тому времени Джаред уже привык к смеху Дженсена. Чувак умел смириться с оскорблениями, как и оскорблять.

 

– Это дар, – Дженсен вытащил из кармана карточку и положил на стол. – Знаешь, предложение до сих пор в силе. Думаю, босс преставившегося Тони покоя не даст. Неплохо бы сотрудничать. Если, заинтересован, дай знать.

 

Дженсен уже успел подойти к двери, как Джаред окликнул его:

– Ну и что за работа?

 

Не переставая улыбаться, Дженсен вышел, и тихий щелчок двери погрузил Джареда в полное замешательство. Какой ни окажись работа, намного лучше дождя из слизней. Он стопудово позвонит Дженсену, и не только по делу.

 

 

*Эльфаба http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%BB%D0%B0%D1%8F_(%D0%BC%D1%8E%D0%B7%D0%B8%D0%BA%D0%BB)



Сказали спасибо: 85

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1399