ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
627

Право собственности

Дата публикации: 26.04.2013
Дата последнего изменения: 26.04.2013
Автор оригинального текста: lycaness
Автор (переводчик): Pusha_s;
Разрешение на перевод: получено
Бета: Кристал
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ; оборотни, звери;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Предупреждения: Джаред – оооочень топистый топ. Описание посттравматического синдрома и панических атак, сексуальное
Саммари:

во время ночной охоты молодой оборотень по имени Дженсен находит в лесу раненого человека и упрашивает вожака стаи Джеффа разрешить ему взять найденного в лагерь, чтобы спасти ему жизнь. Дженсен не подозревает, что этот великодушный проступок заставит его столкнуться лицом к лицу со своим прошлым, а также навсегда изменить не только жизни его и спасенного им парня, но и жизнь всей стаи, потому что поставит ее на грань войны с давними соперниками. Войны, которая может уничтожить всех…


Глава

ГЕРОИ:

Джеффри
Саманта
Дженсен
Джаред


 

Крис
Чад
Том
Джейсон
Джим
Стерлинг


Глава 1

 

 
Зрение Дженсена обострилось до предела, когда он вгляделся в густой подлесок, высматривая следы возможной добычи. Припав к земле, Дженсен втянул в себя воздух; чувствительный нос улавливал самые тонкие оттенки запаха. Как только нужный был определен, зубы сами собой преобразовались в острейшие клыки, появились когти и шерсть. Превращение произошло почти мгновенно, и Дженсен повернул голову, чтобы воем позвать стаю за собой по найденному следу. Из-за деревьев послышалось тяжелое дыхание голодных, ведомых охотничьим инстинктом волков.
 
Бежать было просто: Дженсен прекрасно видел в темноте, легко огибал попадающиеся на пути, почти невидимые в ночи стволы деревьев и перепрыгивал через торчащие корни, которые обязательно свалили бы на землю любого заплутавшего в чаще путешественника. Он бежал по следу будущей жертвы, а позади так же бесшумно неслась стая.
 
Это случилось в тот момент, когда Дженсен уже приготовился прыгнуть и нанести первый и единственный смертельный удар. Промахнуться было нельзя, иначе добыча могла убежать и стае пришлось бы начинать преследование сначала, но в нос неожиданно ударил новый запах. Он сразу заполонил собой все чувства, и Дженсен замедлил бег, а потом и вовсе остановился, принюхался и фыркнул. Земля под лапами была мокрой от крови, и он точно знал, что это кровь человека. Дженсен наклонил голову, навострил уши и услышал тяжелое рваное дыхание и частые удары сердца. Не совсем понимая, почему он это делает, он бросил след и побежал к истекающему кровью человеку. Где-то впереди торжествующе завыла и залаяла стая, убившая оленя, которого они преследовали.
 
Добежав до лежащего в луже собственной крови раненого, Дженсен поднял морду и завыл, призывая вожака. Долгий, высокий вой ушел в ночное небо. Этот человек нуждался в помощи, но у Дженсена не было власти принимать такие решения, и он надеялся, что хороший исход охоты поднимет настроение Джеффу и тот благосклонно отнесется к его просьбе.
 
Через минуту Дженсена окружила стая: его друзья, его семья. Волки настороженно тыкались в него носами, шумно нюхали воздух и землю, осторожно принюхивались к лежащему на земле человеку. Глухо ворча, Дженсен подтолкнул раненого мордой, учуял на щеке следы недавно высохших слез, не удержался и лизнул.
Было видно, что человек, пусть и свернувшийся клубком , высок и хорошо сложен. Сквозь разодранную до состояния лохмотьев одежду, которая не падала с него только чудом, виднелись участки загорелой кожи.
 
Дженсена беспокоили глубокие раны, покрывающее почти все тело раненого, и ушибы, которые уже начали багроветь. Раны нужно было обработать и зашить.
 
Ему потребовалась всего пара секунд, чтобы перекинуться. Дженсен протянул руку, отбросил длинные темные волосы с лица человека назад и рвано выдохнул, увидев страшную рану, которая шла от линии волос через глаз до щеки. Плоть разошлась, обнажая мышцы, глаз отек и был закрыт кровавой опухолью.
 
- Дженсен?
Он обернулся. Джефф и его партнерша Саманта, оба прекрасные в своей абсолютной человеческой наготе, спокойно шли к нему через расступающихся волков. Они была альфа-парой стаи, их слушались беспрекословно, уважали и любили. Дженсен прикусил губу, взглянул на распростертого у своих ног человека и вскинул голову, чтобы встретиться взглядом с вожаком стаи, с ее лидером, с тем, ближе кого у Дженсена не было. С тем, кто заменил ему отца.
- Я нашел его, - торопливо заговорил он, словно стремясь выдать как можно больше информации до того, как Джефф примет решение. – Он очень тяжело ранен. Пожалуйста, Джефф, позволь мне помочь ему.
Джефф подошел, взглянул на находку, а потом присел на корточки, чтобы рассмотреть ее вблизи. Дженсен знал, что он увидит, и боялся этого. Джефф на мгновение прикрыл глаза, а потом поднялся и положил тяжелую ладонь на голое плечо пасынка.
- На него напал волк, - тихо и очень серьезно произнес вожак с нескрываемой печалью в голосе.
- Я знаю, - Дженсен не мог отвести взгляда от лежащего на земле, истекающего кровью человека.
- Скорее всего, это был один из волков Стерлинга, - уточнил Джефф, и Дженсен невольно вздрогнул. – Ублюдки не могут держать свои зубы при себе, - Джефф принюхался. – Он лежит здесь давно, дождь смыл следы, я не могу точно определить запах того, кто на него напал.
- Я знаю, - нетерпеливо повторил Дженсен и умоляюще взглянул на вожака. – Но я все еще могу спасти его. Пожалуйста, Джефф. Позволь мне попытаться.
Морган тяжело вздохнул. Дженсен смотрел на него широко распахнутыми умоляющими глазами, прося дать ему шанс.
- Дженсен… Даже если ты спасешь ему жизнь… когда придет время, он обернется…
- Он будет нуждаться в ком-то, кто поможет ему во время первого обращения, - начал Дженсен, но стая недовольно заворчала, и он в страхе отступил на шаг, словно осознав, что совершил. Опустив голову, он умоляюще посмотрел на Джеффа из-под длинных ресниц.
Тот заворчал по-волчьи, и Дженсен сжался сильнее, уставившись в землю. Неожиданно рычание прервалось. Дженсен осмелился бросить быстрый взгляд и увидел Саманту, которая держала Джеффа под руку и ласково улыбалась ему.
- Ну что ты предлагаешь сделать? - мягко спросила она. – Этот человек находится на нашей территории, и мы знаем, что никто из стаи Стерлинга не посмеет явиться за ним.
Саманта всегда умела найти мирный выход из ситуации, Джефф ценил ее за мудрость и проницательность и всегда прислушивался к ее советам.
- Я не знаю, - признался вожак, успокоившись под прикосновениями своей партнерши.
- Джефф? – осторожно проговорил Дженсен, делая робкий шаг к альфе. – Если мы оставим его здесь, он умрет, и…
- Я знаю, что ты чувствуешь, Дженсен, - в голосе Джеффа слышалось искреннее сочувствие. – Но взять его с собой… в стаю… в лагерь…
- Меня ты взял, - напомнил Дженсен. – В чем разница?
Память услужливо вернула его назад, в то время, когда его оборотили, и Дженсен невольно заскулил под лавиной нахлынувших чувств.
В стае Джеффа был один закон, который неукоснительно соблюдался уже много лет – нельзя было обращать человека без его согласия. Но нашелся один волк, который нарушил этот закон, напал, укусил и превратил Дженсена, втянув его в мир оборотней без согласия, растерянного, не понимающего, что происходит. Тот волк собирался предъявить на Дженсена свои права, взять его насильно. Дженсен пытался сопротивляться, не желал подчиняться. Поскольку напавший принадлежал стае Джеффа, Морган и другие волки пришли Дженсену на помощь. Они разобрались с нарушителем и позволили Дженсену остаться в стае. Ему объяснили, что произошло, провели через первое изменение и окружили теплом и заботой. Так у Дженсена появилась большая любящая семья, которой никогда прежде не было.
 
- На него напал не человек, - с нажимом сказал Джефф, и от этих слов у Дженсена заныло сердце.
Что если бы тогда на него напал не член стаи? Джефф оставил бы его истекать кровью? Умирать, не понимая, что с ним происходит?
От этой мысли Дженсена пробрала дрожь.
- Я знаю. Но разве это должно определить его судьбу? Ты бросил бы меня в подобной ситуации?
Дженсен знал, что не должен задавать этот вопрос, но задал.
Джефф склонил голову к плечу и задумался. Потом взглянул на Саманту, словно прося помощи у ее мудрости, но она лишь печально улыбнулась.
- Тебе решать, любимый. Мы все подчинимся твоему решению.
Она многозначительно взглянула на Дженсена, и тот послушно склонил голову. Ситуация ему не нравилась, но выбора не было. Он обязан подчиняться. Джефф – лидер стали, вожак, альфа, и последнее слово всегда будет за ним.
- Я возьму его в сторожку, - Дженсен попытался привести последний аргумент. – Она в стороне от лагеря, но достаточно близко, чтобы стая могла защитить нас в случае нападения.
 
Где-то в чаще лежала туша только что убитого оленя, вожаку нужно было поторопиться с принятием решения, потому что он всегда ел первым, и только после того, как он насыщался, стая могла приступить к еде. И чем дольше Джефф думал, тем больше было шансов, что с трудом добытый олень станет добычей падальщиков.
Но Джефф колебался. Он опять присел на корточки и принюхался. Стая волновалась все сильнее.
- Я не могу сказать точно, обернется он или нет, но… Ладно, Дженсен, если ты этого хочешь, я поддержу тебя. Но я никогда не поставлю под угрозу ни одного члена стаи. Ты сделаешь все сам, и если тебе потребуется помощь, они сами вызовутся. Добровольно. Я не стану приказывать им.
Дженсен просиял и бросился Джеффу на шею, не в силах сдержать порыв.
- Спасибо, спасибо, - шептал он, уткнувшись лицом в шею названого отца.
- Я знаю, что ты чувствуешь, Джен, - Джефф порывисто обнял его в ответ и прижал к себе, как делал не раз, когда Дженсен был еще новообращенным оборотнем, напуганным и слабым. – Я знаю, почему тебе так хочется помочь ему. Но прошу тебя, помни о моих предостережениях.
Дженсен разжал руки и кивнул, все еще улыбаясь как безумный.
- Я помню. Я обещаю. Я все сделаю сам… я только не могу бросить его здесь, оставить справляться со всем в одиночку. Как подумаю, что было бы со мной, если бы во время моего первого превращения вас не было рядом! Я… я бы не выжил.
Джефф улыбнулся и нежно поцеловал молодого человека в лоб. И в тот миг, когда его губы прижались к коже Дженсена, тот понял, что вожак безумно боится за него.
- Я останусь с ним, - прозвучал хрипловатый голос, и из стаи вышел Крис, небрежно пожимая голыми плечами. – Кто-то же должен не дать ему натворить глупостей.
Дженсен опять расплылся в улыбке и уже хотел броситься на лучшего друга, но Крис остановил его порыв, вытянув вперед руку и покачав головой.
- Я тоже послежу за ним, - к Крису присоединился Том, и Дженсен только восхищенно покрутил головой. – Но перед Джейми он сам будет меня отмазывать.
Эта перспектива не пугала Дженсена, с партнершей Тома они были давними и добрыми друзьями.
- Ребята, вы просто чудо! – воскликнул он, но как только его взгляд снова упал на раненого человека, молодой оборотень перестал улыбаться. Дыхание парня стало еще тяжелее. – Нужно торопиться.
Крис и Том взглянули на вожака, ожидая разрешения. Джефф кивнул, взял под руку Саманту и повел ее и всю остальную стаю в чащу, где ждала туша оленя. Через несколько секунд послышался топот волчьих лап по влажной после дождя земле.
 
- Боже, парень совсем плох, - Крис шумно потянул носом, принюхиваясь к раненому. – Ты уверен, что сможешь выходить его? По мне, он уже труп.
- Я должен попробовать, - в отчаянии проговорил Дженсен, решив для себя, что сделает все возможное и невозможное.
- Эй, эй, стоп! – Крис поднял руки в успокаивающем жесте. – Я имел в виду, что ты, конечно, постараешься, но не стоит гоняться за собственным хвостом.
Дженсен вздохнул.
- Я понял. Прости, но я должен попытаться.
- Тогда стоит поторопиться, - заметил Том, присаживаясь на корточки и берясь за плечи парня.
- Спасибо, ребята, - с искренней благодарностью произнес Дженсен, подхватывая человека под спину, в то время как Крис поднял его ноги. – Я очень ценю вашу помощь.
Крис ухмыльнулся.
- Еще бы ты не ценил! Благодаря тебе я остался без обеда! Теперь вот сдохну с голоду!
 


Боль. Только боль. Такая сильная, что она прорывалась даже сквозь окутывающую Джареда темноту, лишая возможности думать. Он попытался вспомнить, что произошло, но чем больше думал, тем туманнее становились воспоминания. Четкой была только боль.
 
Память возвращалась вспышками, обрывочными кусками. Его тяжелое дыхание, когда он, спотыкаясь, бежал через лес. Бежал. По-настоящему, а не как на привычной пробежке. Бежал. Почему? От кого?
Это не должно было удивлять: всю свою жизнь он от кого-то убегал, но на этот раз ощущения были иными. Почему?
Боль усилилась, охватывая все тело. Ноги отказывались повиноваться, а когда он попытался открыть глаза, в голове полыхнуло так, что казалось, она сейчас треснет пополам.
Джаред задышал тяжелее, изо всех сил пытаясь успокоиться. Когда это ему удалось, в уши проникли чьи-то посторонние голоса. Он не мог разобрать ни слова, но понял, что разговаривают мужчины. Он пытался сосредоточиться на этих приглушенных голосах и не дать боли утянуть себя обратно в темноту.
Неожиданно он почувствовал прикосновение чьих-то рук к своему телу, боль пронзила так, что из горла вырвался хриплый мучительный крик. Он ощутил в руке какой-то предмет, нагретый теплом его ладони, и в этот момент боль ударила снова. Боль! Страх! Паника! Он пытался сопротивляться. Он знал, что у него есть нож, отец подарил его, когда Джаред был еще ребенком. Небольшое лезвие, но его хватило бы, чтобы защитить свою жизнь.
 
Стиснув в пальцах рукоятку, Джаред почувствовал небольшое облегчение, приток адреналина, и сделал выпад в сторону невидимого врага. К своему удовлетворению, он услышал вскрик боли, когда лезвие достигло цели.
А потом он упал на землю и застонал, потому что боль с новой силой набросилась на его избитое тело. Но он не останавливался, продолжая размахивать ножом, который теперь резал лишь воздух.
Голоса стали сердитыми, что-то выкрикивали с тревогой, и через секунду Джаред понял, что его схватили грубые и очень сильные руки, причиняя дополнительные мучения. Нож вырвали из его руки. Сквозь окутывающую его пелену болезненной одури до мозга долетали обрывки слов:… сукин… охотник!... риск… блять!
Эти отрывки не имели никакого значения и очень скоро слились в сплошной гул в ушах, а потом и вовсе исчезли. Джаред не мог решить, радоваться ли ему подступающей темноте или продолжать бороться до конца. Но ему не оставили выбора.


- Сукин сын! – заорал Крис, когда раненый неожиданно задергался у них в руках и принялся слепо размахивать неизвестно откуда взявшимся ножом.
Дженсен вскрикнул и отпрыгнул в сторону. Увидев кровь на его руке, Крис и Том выпустили человека, которому пытались помочь, и тот с глухим стоном упал на землю.
- Иисус! Дженсен, ты в порядке? – взволнованно воскликнул Том, когда они оказались на безопасном расстоянии от обезумевшего парня.
- Остановите его! Он причинит себе еще больше вреда! – попросил Дженсен, с волнением глядя на ничего не соображающего парня. – Он просто старается защищаться. Он же не знает, что мы пытаемся помочь.
- Держи его! – рявкнул Крис, и Том послушно навалился на парня всем своим весом. Крис тем временем прижал его руку к земле и вырвал нож.
- Блять! – завопил он, когда его пальцы коснулись лезвия, и отшвырнул нож как можно дальше от себя. – Это гребаное серебро!
Парни с трудом удерживали бьющееся под ними тело - несмотря на ужасное состояние, раненый сражался отчаянно - и с волнением смотрели на Дженсена, который обнимал одной рукой другую, на которой теперь краснела длинная, слабо дымящаяся царапина.
- Какого хрена он делает здесь с серебряным ножом? - ошеломленно выдохнул Том, ногой отбросил опасный предмет еще дальше и зашипел от боли в обожженном пальце. – Думаете, он Охотник?
Дженсен потряс в воздухе поврежденной рукой, кривясь от сильной боли, но нашел в себе силы нагнуться и подобрать с земли нож, осторожно взяв его за рукоятку из слоновой кости.
- Мы этого не знаем. Оружие не похоже на оружие Охотников, - спокойно сказал он, внимательно изучив лезвие.
- Не стоит рисковать, Джен, - резко проговорил Крис. – Ты же понимаешь, Джефф скажет тебе тоже самое.
- Джеффа здесь нет, - отрезал Дженсен. – И у нас нет времени спрашивать его мнение по этому вопросу, - он тщательно завернул оружие в листья, чтобы можно было нести его безбоязненно: все трое парней были голыми. – Охотник или нет, он все еще нуждается в нашей помощи. И я не оставлю его умирать здесь.
- Блять! – выругался Том, сильнее прижимая к земле дергающегося под ним человека. – Крис, помоги! Он силен как лошадь.
Крис и Дженсен навалились вдвоем, и парень вскоре перестал сопротивляться, а потом и вовсе потерял сознание.
- Господи, откуда у него столько сил, когда он в таком состоянии? – в голосе Тома прозвучали восхищение и ужас одновременно.
- Мы подумаем об этом позже. А пока его нужно отнести в сторожку, где мы сможем присмотреть за ним, а я займусь его ранами, - хмурый Дженсен склонился над парнем, словно пытаясь понять, кто он, как сюда попал и что с ним случилось. Он очень надеялся, что тот не окажется Охотником, потому что иначе Джефф никогда не позволит ему остаться в стае… если парень вообще выживет.
 
***
 
Добравшись до сторожки, Дженсен сбегал за водой и начал готовить необходимые лекарства и инструменты. Том быстро развел огонь в небольшом очаге, а Крис остался стоять возле кровати, на которую уложили раненого, скрестив руки на груди и не сводя с него настороженных, прищуренных глаз.
 
Большая часть стаи предпочитала жить в палатках, пещерах или даже норах, сторожку построили специально и использовали в качестве лечебницы. Обычно здесь жил доктор Джим Бивер, который лечил раненых, заболевших, наблюдал беременных и принимал роды, но сейчас он отсутствовал – отправился навестить своих друзей-людей и пополнить запасы лекарств. Он не должен был вернуться до окончания полнолунья, и Дженсен знал, что со всем придется справляться самому.
Он повесил над огнем котелок, чтобы вскипятить воду, и, пока Том зажигал все имеющиеся в сторожке масляные лампы, принялся осматривать раненого. В чаще леса стая обходилась без электричества и прочих благ цивилизации, они довольствовались тем, что давала им природа, а тела оборотней заживали хорошо и быстро, так что необходимость в настоящей медицинской помощи отсутствовала. Одна только мысль о том, что такая помощь могла бы когда-нибудь понадобиться, приводила в ужас. Раны и кровь будили в оборотнях животную натуру, которую ни в коем случае нельзя было показывать в присутствии людей, потому что все могло кончиться большой бедой.
 
Дженсен начал осторожно избавлять парня от остатков одежды. На коже четко были видны длинные глубокие раны, оставленные острыми как бритва когтями. Дженсен с волнением искал следы зубов, но не нашел ни одного и не знал, как на это реагировать. Хорошо это или плохо?
Вывернув карманы джинсов, он нашел потертый бумажник и извлек из него удостоверение личности.
- Его зовут Джаред Падалеки, - сообщил Дженсен друзьям, разглядывая симпатичное лицо на небольшой фотографии. – Том, - попросил он, отложив бумажник, - помоги мне его перевернуть.
Расстегнув молнию на джинсах, Дженсен решительно потянул их вниз. Том мгновение колебался, но потом вздохнул и принялся помогать. Увидев следы когтей на обнажившихся ягодицах парня, Дженсен невольно побледнел. Еще больше его напугало то, что эти раны спускались ниже, до самых колен, и багровые кровоподтеки на бедрах ясно показывали, чего добивался нападавший.
Дженсен на мгновение прикрыл глаза, сглотнул и сделал несколько глубоких вдохов. Ему пришлось даже прислониться к стене, чтобы устоять на неожиданно ослабевших ногах.
- Джен? – встревоженный Крис тотчас оказался рядом. – Джен? Что случилось?
- Святое дерьмо! – Том продолжал удерживать Джареда на боку, но отвернулся, не в силах вынести подобное зрелище.
- Что? – Крис перевел взволнованный взгляд от Дженсена к Тому и только потом взглянул на разорванные ягодицы человека и задохнулся, сообразив.
- Кто бы ни… - начал Дженсен, но не смог договорить фразу до конца, к горлу подступила желчь. – Он… он пытался взять его силой.
Наступила тишина, парни моментально напряглись, не зная, как поведет себя Дженсен.
- Джен, - Том осторожно перевернул Джареда обратно на спину, поднялся и шагнул к другу. – Ты не должен этого делать.
- Нет, должен!
Поняв, что вышло резко, Дженсен виновато посмотрел на Тома, в конце концов тот искренне волновался.
- Это еще одна причина помогать ему.
- Я понимаю, - Том бросил на Криса умоляющий взгляд.
- Джен, я думаю, Том имел в виду, что ты не должен делать это сам, - объяснил Кейн, и Уэллинг согласно кивнул. – После того, что ты…
- Я буду в порядке, - Дженсен тряхнул головой, загоняя поглубже ужасные воспоминания. – Я лучше всех смогу понять его.
 
Прошло пятьдесят лет с тех пор, как стая столкнулась с последним насильственным превращением. Тогда именно Дженсен лежал на этой кровати, крича от боли и дрожа от страха, пока заживали его физические раны. Потребовалось очень много времени, прежде чем он согласился подпустить к себе кого-то кроме Джеффа, Джима и Саманты. И еще больше, прежде чем он смог присоединиться к стае, выйти в лес и принять участие в охоте.
 
- Ты уверен? – очень мягко спросил Крис.
Дженсен оттолкнулся от стены, решительно подошел к кровати и опять перекатил Джареда на бок. Он не хотел смотреть. Не хотел знать того, что мог узнать, но все-таки принюхался, пытаясь уловить запах, который они, возможно, пропустили. Но ничего не почуял.
 
Сделав глубокий вдох, он осторожно, но решительно раздвинул Джареду ягодицы, вгляделся и отступил назад с шумным выдохом.
- Его не тронули, - в голосе Дженсена прозвучало неприкрытое облегчение. Он расслабил напряженные плечи и уронил руки. – Он сумел за себя постоять.
 
Три волка смотрели на раненого парня с почтительным восхищением, а Дженсен вдруг почувствовал огромную гордость за этого человека, которого он даже не знал. Отбить нападение оборотня – задача не из легких. Если оборотень чего-то хочет, он не станет ограничивать себя в выборе средств.
 
Заявление прав собственности в стае Джеффа происходило только по обоюдному решению. Ни один волк никогда не посмел бы объявить своим кого-то, не получив на это согласия. Особенно когда речь шла о пожизненном союзе. Заявление прав означало согласие на прочную, постоянную связь между волками и позволяло не сойти с ума от одиночества в их долгой бессмертной жизни. Поэтому ритуал заявления прав сопровождался длительными ухаживаниями, привыканием друг к другу, и проходило довольно много времени, прежде чем он все-таки свершался.
 
- Ребята, могли бы вы… подождать снаружи? – тихо попросил Дженсен, и как только парни собрались возразить, добавил уже решительнее. – Я думаю, он и так достаточно перенес. Можем мы хотя бы сохранить ему остатки достоинства, когда я буду его мыть? Нечего его разглядывать всем сразу. Достаточно и меня одного.
Крис и Том неуверенно переглянулись, но в конце концов послушно направились к выходу. На пороге Крис обернулся.
- Мы будем за дверью. Если тебе что-то понадобится… или я что-то услышу…
Тон Криса не допускал возможности для возражений, и Дженсен послушно кивнул.
Как только за парнями закрылась дверь, он взял ножницы и начал срезать то, что осталось на Джареде из одежды. Потом опустил в теплую воду полотенце, отжал и начал смывать засохшую кровь.
Джаред хмурился, тихо стонал и вздрагивал под нежными прикосновениями, не приходя в сознание.
- Прости, - шептал Дженсен, вытирая мокрым полотенцем изуродованное лицо. – Прости. Теперь все будет хорошо. Ты теперь в безопасности.
 
***
 
Когда в сторожку вошел Джефф, Дженсен сидел возле кровати Джареда, одетый в джинсы и зеленую футболку, которые ему принес Крис, и его голова сонно клонилась на грудь. Раны Джареда были тщательно и аккуратно зашиты, левый глаз закрывала повязка, а голое тело было прикрыто тонкой простыней. Огонь в очаге давал необходимое количество тепла и при погашенных лампах он был единственным источником света, если не считать заглядывающей в окно большой серебряной луны.
Джефф остановился около Дженсена и положил руку ему на плечо. Тот поднял голову и попытался улыбнуться, но улыбка вышла кривой и жалкой.
- Все хорошо, малыш? – спросил Джефф, быстро оглядев Джареда, грудь которого тяжело поднималась и опускалась, и поняв, что именно эти движения напряженно отслеживал Дженсен.
- Его пытались взять силой, Джефф, - прошептал Дженсен дрогнувшим голосом. – Какой-то ублюдок пытался предъявить на него права… без согласия…
- Я знаю. Крис рассказал мне, - Джефф сжал его плечо. – Но ты не ответил на мой вопрос.
Джефф смотрел на Дженсена мягко, но в тоже время с той силой убеждения, которая присутствовала во всем, что он делал. Именно поэтому он был хорошим альфой.
Дженсен потер лицо ладонями.
- Честно? Я не знаю. Это все похоже на мой оживший кошмар, только на этот раз не я в главное роли.
- Ты устал, Дженсен. Почему бы тебе не пойти к себе и отдохнуть? Мы принесли вам немного мяса, Крис и Том как раз сейчас едят, - Дженсен покачал головой, и Джефф вздохнул, словно и не ждал иного ответа. – Ты не отвечаешь за него.
Дженсен нахмурился.
- Я принял ответственность на себя, когда попросил позволить мне помочь ему, когда принес его сюда, - пробормотал он сквозь стиснутые зубы. – И теперь я его не оставлю. Особенно теперь, когда я не знаю…
- …обернется ли он?
- Да. Его не укусили, но… Он сопротивлялся, возможно, он ранил этого ублюдка, и кто знает, смешалась ли их кровь. Но если он не обернется… - Дженсен поднял голову и с болью взглянул на Джеффа. - …я не думаю, что он выживет. Его раны слишком тяжелые, и он потерял очень много крови.
- Подождем - увидим, - Джефф опять вздохнул и отошел.
Дженсен проводил его взглядом и на мгновение прикрыл глаза, когда Джефф осторожно поднял нож Джареда за рукоятку.
- Хорошо бы он очнулся в ближайшее время, нам нужно задать ему несколько вопросов. Если он Охотник, за ним могут прийти другие.
- Что? – Дженсен вскочил на ноги и встал перед вожаком, словно готовясь бросить ему вызов. Джефф впился в него тяжелым взглядом, Дженсен сник и попытался объяснить. – Его еще нельзя допрашивать, я даже не уверен, что он вообще очнется.
- У меня нет выбора, Дженсен, - сурово проговорил Джефф. – Мне нужно заботиться о безопасности всей стаи, и если в лесу Охотники, мы должны быть готовы. Особенно сейчас, когда стая Стерлинга распоясалась. Охотники не станут разбираться, кто плохой, а кто хороший. Они просто уничтожат нас.
Дженсен упал обратно на стул и кивнул. Он знал, что Джефф прав, хотя ему и была ненавистна мысль о том, что вожак рассматривает Джареда как угрозу и собирается его допрашивать.
Но они на самом деле ничего о нем не знали.
- Я понимаю. Но мне это не нравится. Хорошо, как только он очнется, я с ним поговорю, может быть, что-то узнаю, ладно?
Джефф с сомнением покачал головой еще до того, как Дженсен закончил фразу.
- Нет.
- Я больше не детеныш, Джефф! – выкрикнул Дженсен. – Я по горло сыт тем, что со мной все носятся, как с сопливым несмышленышем!
- Только потому, что все о тебе заботятся, не означает, что тебя считают детенышем, - терпеливо возразил Джефф. – Ты многое значишь для нашей стаи, и никто не хочет, чтобы тебе снова причинили боль.
Дженсен попытался взять себя в руки. Он тяжело наклонился вперед и уставился на неподвижного парня.
- Можно… можно мне хотя бы первым поговорить с ним? Я хочу убедиться, что с ним все в порядке, рассказать ему, что произошло, объяснить, что он в безопасности, что мы пытаемся ему помочь.
- Не вижу проблемы, - Джефф улыбнулся. – Сообщи мне, когда он очнется.
 
Дженсен кивнул и после того, как Джефф ушел, вернулся к своей бессменной вахте.
Через час появился Том, принес немного мяса и заявил, что Джефф приказал убедиться, что с Дженсеном все в порядке и что он поест. Дженсен не удержался от смешка и покорно съел мясо, которое Саманта потушила для него. От еды, приготовленной его приемной матерью, он не мог отказаться ни при каком раскладе.
 
Том немного посидел с ним, а когда ушел, его место занял хмурый Крис, и Дженсен начал чувствовать себя под надзором сверхбдительных нянек. Но, положа руку на сердце, он вынужден был признать, что рад компании: парни отвлекали его от мыслей о том, что должно произойти.


 
Было странно очнуться в кровати. Джаред постарался понять, где находится, но как только он попытался пошевелиться, боль пронзила все тело. Он застонал и приказал себе открыть глаза.
- Он приходит в себя.
Джаред нахмурился, услышав незнакомый голос, но левый глаз запульсировал с такой силой, что пришлось отказаться от мысли свести брови и ждать, когда боль спадет хотя бы до унылой пульсации. Он услышал шаги, услышал, как открылась и закрылась дверь, словно кто-то покинул помещение.
- Эй, не пытайся двигаться. Твои раны слишком тяжелые, - мягко произнес тот же голос, и Джаред почему-то почувствовал себя гораздо спокойнее.
- Что… что случилось? – прошептал он. Ощущение в горле было такое, словно он кричал всю ночь, сорвав связки.
Только Джаред подумал о криках, как они зазвучали у него в ушах. Он вздрогнул, дыхание участилось, и Джаред снова попытался открыть глаза.
Прохладная живительная влага коснулась его растрескавшихся губ, и он с жадностью сделал глоток, смачивая пересохшее горло.
- Вот так… да… не торопись, - проговорил тот же голос.
Джаред моргнул и вдруг понял, что может видеть, но только правым глазом. С трудом подняв руку, он попытался ощупать свое лицо, но кто-то перехватил его за запястье и прижал руку к кровати.
- Не трогай. Рана должна зажить.
Чуть повернув голову, Джаред обнаружил источник голоса: на него смотрели ласковые зеленые глаза на симпатичном, усыпанном золотистыми веснушками, почти мальчишеском лице. Влажный кончик языка быстро облизнул полные губы, растянувшиеся в слабой улыбке.
- Привет, - сказал зеленоглазый парень. – Рад видеть, что ты очнулся. Прошло уже несколько дней, я начал волноваться. Меня зовут Дженсен. Я нашел тебя в лесу и принес сюда. Твои раны вычищены и зашиты, так что волноваться не о чем. Я буду о тебе заботиться, ладно?
- Джен… сен? – слабо повторил Джаред.
Он был вымотан до предела и очень хотел снова уснуть, но нужно было узнать, где он и что произошло. Он в больнице? Оглядевшись здоровым глазом по сторонам, он заметил горящий огонь в очаге и грубо сколоченные шкафы вдоль деревянных стен. Все было чистым, но никоим образом не походило на больницу.
- Это наша сторожка-лечебница, - объяснил Дженсен, приподнимая Джареду голову и снова поднося к его губам чашку с водой. – Мы слишком далеко в лесу, чтобы везти тебя в обычную больницу. Твои раны очень серьезные, и мы не рискнули тебя перевозить.
- Что произошло? – спросил Джаред. Он подумал о том, чтобы сесть, но тело охватила боль при одной только мысли о движении. Поэтому он только повернул голову и проследил за тем, как Дженсен ставит чашку на столик и садится на стул возле кровати.
- А что ты помнишь?
Дженсен не спускал с него настороженного взгляда, и, казалось, этот вопрос очень беспокоит его. Но Джаред этого не заметил. Он закрыл глаз и попытался сконцентрироваться.
- Я был в лесу, - заговорил он спустя несколько минут. – Было темно, я был один… А потом… Кто-то появился. Я не видел, кто это… - Джаред распахнул здоровый глаз, когда вспомнил, как из темноты выпрыгнула тень и начала рвать его тело. – Он… взялся из ниоткуда. Он напал на меня.
Дженсен положил руку на его вздрагивающее плечо.
- Да. Мы думаем, что это был волк.
Джаред вспомнил когти и зубы и кивнул.
- Тебе удалось отбить нападение, но он все-таки успел нанести несколько тяжелых ран, - Дженсен мягко улыбнулся, и от его улыбки Джареду снова стало спокойнее.
Но он так устал, веко закрывалось, словно налитое свинцом, тело было охвачено болью. Он увидел, что Дженсен протягивает ему пару таблеток, но заколебался, боясь принимать незнакомое лекарство от незнакомого человека. Это все могло быть уловкой. Неизвестно почему, но это могла быть ловушка, и Джаред не собирался в нее попадаться.
 
Сочетание боли и усталости затуманивало разум, мешало чувствовать. Джаред ненавидел это ощущение беспомощности, уязвимости. Он старался никогда не попадать в подобное положение. Но сейчас боль не давала ему возможности здраво рассуждать, и, скрипнув зубами, он позволил Дженсену скормить себе таблетки. Запив их несколькими глотками воды, он уронил голову обратно на тонкую подушку.
- Джаред? – тихонько позвал Дженсен. - Что ты делал в лесу?
- Не твое дело! – Джаред отвернулся к стене.
- Ты неправ. Это наше дело.
Услышав еще один мужской голос, Джаред скосил здоровый глаз и увидел говорившего. Мужчина был лет на пятнадцать старше двадцатитрехлетнего Джареда, но щетина, покрывающая его лицо, была уже с проседью. В темных глазах светились ум и уверенность, а тело было подтянутым и хорошо тренированным.
Джаред заметил, что, когда мужчина вошел, Дженсен вскочил на ноги и почтительно склонил голову. В воздухе повисло напряжение, которое заставило его напрячься так, что закружилась голова.
- Что?
- Джефф! Он только что очнулся, ты же не собираешься…
- Собираюсь, - перебил Джефф, и Дженсен немедленно замолчал.
Джефф подошел к кровати, и Джаред попытался собраться, чтобы выдержать его пристальный суровый взгляд.
- Джаред, да? – мягко спросил Джефф, но тон его голоса не предполагал отказа от ответа.
- Да, - осторожно ответил тот, не понимая, откуда эти люди могут знать его имя. Сомнения были так ясно написаны у него на лице, что Дженсен поднял со стола бумажник и показал ему.
- Я нашел это, когда осматривал тебя. Не волнуйся, мы ничего не тронули, - он улыбнулся, но Джефф решительно отодвинул его от кровати и протянул Джареду нож, который аккуратно держал за ручку.
- Нас больше волнует вот это. Зачем он тебе?
- Положи! – Джаред разозлился, увидев подарок отца в руках постороннего человека.
- Ты Охотник? – рыкнул Джефф.
- Что? Охотник? – Джаред смутился, не понимая, о чем речь.
- Охотник, - подтвердил Джефф, держа нож так, чтобы Джаред, даже будь у него силы, не смог бы до него добраться. – Ты этим занимался в лесу? Охотился?
- Ты рехнулся? – Джаред сам не понял, откуда взялись силы на возмущенный вопль.
- Отвечай на вопрос!
- Я в жизни своей не охотился! – выкрикнул Джаред и, задыхаясь, упал на постель. Все тело охватила горячая волна жгучей боли, накатила тошнота. Джаред крепко зажмурился и сильнее вжался затылком в подушку.
- Я? Ты один? – продолжал отрывисто допрашивать Джефф. - Есть другие? Тебя будут искать?
Джаред слабо усмехнулся и покачал головой. Боль полыхнула с новой силой.
- Джефф… прошу тебя, - голос Дженсена прозвучал умоляюще.
Воцарилась тишина, которую Джаред приветствовал с невероятным облегчением. Он опять постарался расслабиться, но висящее в комнате напряжение не давало это сделать.
- Хорошо, - наконец произнес Джефф, великодушно уступая пасынку. – Но ты будешь за ним следить. Не оставляй его без присмотра ни на секунду.
Джаред закрыл глаза, прислушиваясь к голосам, цепляясь за них в отчаянной попытке не упасть опять в темноту. Потом кто-то ушел.
- Мне жаль, - виновато проговорил Дженсен.
Джаред услышал, как он ходит по комнате, но у него не было сил открыть глаз.
- Он пытается защитить нас. Хочет выяснить, нужно ли нам опасаться тебя. Твой нож… он подозрителен.
- Папа… - Джаред повернул голову в сторону Дженсена, но глаз не открыл. - … все, что осталось.
- Мне жаль. Он… он умер?
- Да. Очень давно, - Джаред почувствовал, как прогнулась кровать, когда Дженсен присел на ее край, и медленно открыл здоровый глаз. – Он учил меня пользоваться им, - его речь стала нечленораздельной, ресницы дрожали.
- Почему ты был в лесу, Джаред? – повторил свой вопрос Дженсен.
- Бегал… ммм, я устал…
- Спи. Здесь ты в безопасности, обещаю.
Джаред почему-то поверил этому зеленоглазому парню и позволил себе провалится в сон. Но, увы, сны его не были мирными. Джаред попал в мир ужасных воспоминаний и кошмаров.



Глава 2


 
Под утро задремавшего Дженсена разбудило доносящееся с кровати тяжелое рваное дыхание. Он соскочил со стула и, не обращая внимания на затекшие от неудобной позы мышцы, бросился к своему подопечному.
Казалось, парень застрял в своем кошмаре и явно испытывал сильную физическую боль. Голова металась на подушке, он стискивал зубы так, что Дженсен испугался, что они раскрошатся, дрожь сотрясала все тело, а тонкая простыня, которой он был укрыт, пропиталась потом.
Дженсен осторожно, чтобы не напугать парня еще больше, потряс его за плечо.
- Джаред. Давай, парень, просыпайся.
Тот распахнул здоровый глаз, с шумом втянул воздух сквозь сжатые зубы и рывком сел в постели, обхватив колени.
- Это был не волк, - хрипло, словно вдыхаемый им воздух высушил горло, пробормотал он.
Дженсен поднес к его губам стакан с водой. Джаред жадно выпил и закашлялся.
- Это был не волк, - повторил он, неуловимым движением схватил Дженсена за запястье и стиснул так, что тот невольно вскрикнул. Широко раскрытый ореховый глаз уставился на Дженсена, умоляя понять его. – Но я не уверен в том, что это был человек.
Дженсен вздохнул, осторожно отцепил от своего запястья длинные пальцы и в который раз спросил:
- Что ты помнишь?
- Я не знаю, - расстроено прошептал Джаред. – Я думал, это был волк. Ты сказал, что это был волк, - выкрикнул он и неожиданно, к ужасу Дженсена, принялся срывать повязки со своих ран. – Смотри, похоже, что их оставил…
Он замолчал на полуслове, и оба парня уставились на открывшееся их глазам почти полностью излеченное тело Джареда. Глубокие раны затянулись, оставив после себя едва заметные шрамы. Дженсен не знал, плакать или смеяться. Благодарить небеса или сочувствовать Джареду. С одной стороны, парень будет жить! Но с другой… он будет жить вечной жизнью, о которой ничего не знает и о которой не просил.
- Ты меняешься, - едва слышно прошептал Дженсен, протянул руку и кончиками пальцев коснулся затянувшихся ран. Он был уверен, что когда луна войдет в полную силу, от них не останется и следа.
- Какого… - Джаред увидел, как дрожат руки Дженсена, и оттолкнул их от себя. – Отвали! Что со мной происходит?
 
Дженсен ожидал испуга, но увидел лишь растерянность пополам с гневом. Джаред еще не боялся, но как только Дженсен объяснит ему, страх придет. Как объяснить человеку, что именно будет происходить с ним в несколько следующих часов?
- Джаред… Джаред, все хорошо, - мягко проговорил Дженсен и протянул руки открытыми ладонями вперед, показывая, что не опасен. – Я знаю, ты растерян, но поверь мне, теперь с тобой все будет хорошо.
- Это не ответ на мой вопрос, Дженсен! Какого хрена со мной происходит? – выкрикнул Джаред, схватил парня за руку, подтащил к себе и заглянул в глаза. Гнев, который Дженсен увидел на его лице, испугал до дрожи.
Но прежде чем он успел сказать хоть слово, дверь распахнулась и в сторожку ворвался Крис, как всегда собранный, сосредоточенный и готовый к драке.
- Джен! Ты в порядке? Что происходит?
Джаред коротко усмехнулся и разжал руки, выпуская Дженсена.
- Я бы тоже хотел это знать.
Дженсен взглянул на Криса, прося успокоиться.
- Он будет меняться. Раны почти зажили, - Крис прикусил губу, взгляд, которым он впился в Джареда, сразу стал еще более настороженным и внимательным, и Дженсен понял – друг пытается просчитать ситуацию.
- Все хорошо, я объясню ему, что к чему, а ты, пожалуйста, расскажи Джеффу.
- Он придет, чтобы убедиться лично, - предупредил Крис.
- Я знаю. Он должен, - кивнул Дженсен, волнуясь о том, как воспримет эту новость вожак.
Крис что-то проворчал в ответ, но повернулся и ушел. Дженсен услышал, что он побежал в лагерь.
Дженсен снова повернулся к Джареду. Тот все еще сидел в кровати, привалившись к спинке и скрестив руки на груди.
- Я понимаю, что все это очень странно и запутанно, но обещаю, я постараюсь объяснить все как можно проще. Только сделай мне одолжение, постарайся держать себя в руках, ладно?
Дженсен попытался улыбнуться и с надеждой взглянул на хмурого Джареда.
- Я уже сто раз слышал, что ты мне все объяснишь, и пока не услышал ни одного разумного объяснения, - Джаред впился в Дженсена настороженным взглядом.
Дженсен нервно потер шею, покусал губу, а потом подтащил стул поближе к кровати и сел.
- Хорошо, хм… думаю, что надо начать с того места, где на тебя напал… эээ… волк. Тут я не солгал. Это был волк. Но он был и человеком.
- Ты хочешь сказать, что это был тип из тех, которые дрессируют волков, делая из них комнатных болонок? – поняв, что все-таки получит ответы, Джаред даже наклонился вперед.
Дженсен нахмурился и покачал головой, не зная, как правильно подобрать слова.
- Нет. Я хочу сказать, что он был волком и человеком одновременно, - Джаред смутился и растерялся еще больше, и Дженсен решил рубить сплеча. – Он был оборотнем.
Он выпалил это и с надеждой вгляделся в лицо Джареда, ожидая реакции. Он ожидал, что тот посмеется над ним, но Джаред неожиданно выбросил вперед руку, схватил его за футболку и потащил на себя. Чтобы не упасть, Дженсену пришлось упереться ладонью в его только что излеченную грудь.
- Может, меня и ранили, но голова у меня работает как надо. Не делай из меня идиота, - прорычал Джаред, и его глаза опасно сверкнули. – А теперь говори правду!
- Я говорю правду, клянусь. Джаред, успокойся, пожалуйста, и послушай, - Дженсен старался не использовать силу, чтобы не сделать парню больно. – Я знаю, как это звучит. Я сам с трудом в это поверил, но это правда. На тебя напал оборотень. Мне жаль…
Лицо Джареда исказилось в гневе, он с силой оттолкнул Дженсена, откинул простыню и спустил ноги с кровати.
- Так… Я ухожу!
У Дженсена была всего лишь секунда, чтобы подхватить его, когда колени парня подогнулись и он начал тяжело оседать.
- Стоп! Ты не в той форме, чтобы куда-то идти, - Дженсен обхватил его поперек голой груди.
- Я в порядке, - скрипнул зубами Джаред, роняя голову на плечо Дженсена и почти обмякая у него на руках. – Просто голова закружилась, сли…шком дол…го… ле…жал…
Речь его стала неразборчивой, и Дженсен испугался, что он снова соскользнет в беспамятство.
- Ну-ка, сядь, - Дженсен усадил его на кровать и прикрыл простыней, чтобы сохранить остатки достоинства. Как раз в эту самую минуту в сторожку стремительно вошел Джефф.
- Достань мне одежду, - отрывисто бросил Джаред, отодвигая Дженсена в сторону, но больше не пытаясь подняться.
- Боюсь, не могу этого разрешить, - в низком голосе Джеффа послышалось нечто такое, что Джаред вскинул голову и уставился единственным глазом на вошедшего мужчину.
- Правда? – произнес он таким тусклым голосом, что Дженсен невольно вздрогнул. Он прекрасно понимал, о чем говорит Джефф. – И как вы меня остановите?
- Я уверен, что найду способ, - с тихой угрозой в голосе ответил альфа, и Джаред выпрямился, расправив плечи.
Но когда Джефф повернулся к Дженсену, его глаза мягко улыбались пасынку.
- Крис передал, ты считаешь, что он обернется, - вожак краем глаза следил за неподвижным Джаредом. – Глядя на него, я бы сказал, что ты прав.
Дженсен кивнул и потер шею.
- Раны почти зажили. В полнолуние, я думаю, он полностью поправится.
- А глаз? – Джефф указал на повязку.
- Не знаю. Я еще не смотрел.
- Эй, - подал голос Джаред. – Я здесь, между прочим. Говорите со мной, а не обо мне.
- Он злится, - заметил Джефф, не обращая на возмущение парня ни малейшего внимания.
- Я думал, он будет напуган.
Дженсен вспомнил, что чувствовал сам во время первого обращения. Вспомнил, с каким страхом следил за происходящими в его теле изменениями. Он был растерян и паниковал, хотя и Джефф и Саманта все ему объяснили.
Рука Джеффа легла на плечо, вырвав Дженсена из воспоминаний. Вожак улыбнулся, понимая, что происходит у него на душе.
- У всех по-разному, Джен, - мягко сказал Джефф.

Дженсен когда-то спросил Джеффа, чего боялся тот во время своего первого превращения, и Джефф рассказал, что у него была большая проблема с тем, чтобы обуздать гнев, когда в нем начал просыпаться волк. А потом, когда у него появилась стая и он узнал, что такое происходит почти с каждым, он понял, что нужно просто выпустить зверя на свободу, а не бороться с ним, как это делал Дженсен.
Превращение подчинялось определенным законам, но все-таки у всех протекало по-разному. Дженсен никогда не слышал, чтобы кто-то был так же слаб, как был он во время первого цикла. Джефф убеждал его, что выказывать страх – нормально. Но Дженсен ощущал себя новорожденным ребенком: слабым, и растерянным, и беспомощным, и ему очень не понравилось это чувство. И он боролся против этого чувства все пятьдесят лет своего волчьего существования, стараясь стать достойным членом стаи, сильным, уверенным, независимым, не нуждающимся в заботе.
Он преуспел в своих стремлениях, но, благодаря мягкому доброму сердцу, в стае его до сих пор считали детенышем и опекали как могли.
- Я не какая-то тупая мелкая сучка, - прошипел Джаред, разозленный словами Дженсена о том, что тот ожидал от него испуга. По тому, как вздрогнул Дженсен, стало очевидно, что это слова больно зацепили его. – Вы не можете держать меня здесь!
Пока Дженсен лелеял свои душевные раны, Джефф шагнул к кровати и, сильно толкнув Джареда в грудь, опрокинул на спину.
- Слушай меня, неблагодарный ублюдок, - прорычал он, удерживая Джареда в лежачем положении. Глаза альфы недобро сверкнули. – Ты был заражен, и ты обернешься в волка, хочешь того или нет. Мне жаль, но при первом обращении ты слишком опасен, чтобы оставлять тебя без присмотра. Кто знает, сколько бед ты можешь натворить. Я не собираюсь рисковать.
Джаред вцепился в руку Джеффа, тщетно пытаясь оторвать ее от своей груди.
- Отвали от меня, ты, ненормальный сукин сын! Я ни секунды не останусь тут с двумя психами, несущими всякую хрень об оборотнях. Никаких оборотней нет, ясно?
- Через несколько часов ты запоешь по-другому, - уже более спокойно пообещал Джефф, и Дженсен был благодарен ему. Это ведь не ошибка Джареда, в конце концов. Даже после всего, через что он прошел, нельзя вот так сразу поверить в то, что раньше считал сказкой.
- Послушайте, я не знаю, в каким игры вы играете, но я не хочу в этом участвовать, - Джаред все еще пытался освободиться, но с тем же успехом.
Дженсен жалел, что нет таких слов, которыми он мог бы успокоить парня.
- Не заставляй меня пожалеть о том, что я позволил принести тебя в стаю, - рыкнул Джефф, и Дженсен привычно склонил голову и опустил глаза, позволяя альфе взять на себя инициативу.
Но Джареда тон голоса вожака не испугал.
- Я не просил, чтобы меня притаскивали сюда. И я не собираюсь тут оставаться, что бы бы за меня ни решили! - выкрикнул он и замер, подобравшись, словно собираясь бежать или драться.
- Ты мог быть хоть немного благодарен! Если бы не Дженсен, ты бы сдох в лесу, и даже превращение тебя не спасло бы! Он спас твою жизнь, так что следи за тем, кого ты называешь психом! – прорычал Джефф, и Дженсен заметно поежился.
- Джаред, - он робко взглянул на Джеффа, спрашивая разрешения продолжать. - Я все понимаю. Ты растерян, но, честное слово, мы не причиним тебе вреда. Дай мне вечер. Один только сегодняшний вечер, и, обещаю, я отвечу на все твои вопросы. И если завтра ты захочешь уйти, клянусь, мы не станем тебя останавливать.
Джаред переводил взгляд с него на Джеффа и обратно и наконец остановился на альфе, словно признавая в нем вожака, от слова которого будет зависеть исполнение этой клятвы.
Джефф взглянул на пасынка. Дженсен смотрел на него умоляющими блестящими зелеными глазами. Мысленно он клялся, что останется с Джаредом во время превращения и будет рядом столько, сколько потребуется, пока новообращенный не осознает свою сущность.
Джефф не был счастлив данным обещанием, но вздохнул и тихо произнес:
- Хорошо. Но его нельзя оставлять одного. Он пробудет в сторожке все полнолуние, я не хочу, чтобы стая весь цикл носилась по лесу, разыскивая его.
- Да. Конечно. Спасибо!
- Я составлю тебе компанию, - от двери отозвался незаметно появившийся Крис, и Дженсен послал ему свою лучшую улыбку. Крис на самом деле был его самым верным другом!
- То есть теперь я не просто пленник, а хорошо охраняемый пленник, - с тоской констатировал Джаред и впился гневным взглядом в Криса. Дженсена немного беспокоило их подспудное враждебное отношение друг к другу, но он надеялся, что, когда превращение произойдет и Крис убедится, что Джаред не представляет угрозы, оно исчезнет.
- Тебя нельзя сейчас быть одному, - попытался успокоить его Дженсен. – И поверь мне, ты сам этого не захочешь.
- Ладно, ты остаешься, но твоя овчарка может идти и лаять на кого-нибудь другого.
- Размечтался!
Крис сделал шаг вперед, и Джареда словно подбросило. Он соскочил с постели и встал перед Крисом, возвышаясь над ним больше чем на целую голову.
Джефф низко зарычал, Крис послушно сделал шаг в сторону, и в эту секунду глаза Джареда закатились и он стал заваливаться назад. Джефф с Дженсеном поймали его возле самого пола и уложили обратно в постель.
- Осторожно! Ты еще нездоров! – пробормотал Дженсен, с тревогой отмечая испарину, покрывшую лоб Джареда.
- Не нужна мне нянька, - упрямо проворчал парень.
Дженсен усмехнулся и вытер его лицо влажным полотенцем.
- Если так будет продолжаться и дальше, то Крису лучше уйти, - тихо сказал он Джеффу. – Мне тут только спаррингов не хватало.
- Может быть, ты и прав, но, учитывая характер этого парня, я бы не рискнул оставлять тебя с ним один на один, - Джефф поднял руку, не давая пасынку возможности возразить. – Крис, я хочу, чтобы ты все время находился снаружи. Держи ухо востро. На всякий случай.
Крис скрестил руки на груди и довольно улыбнулся.
- Джаред, это тебя устроит?
Дженсену хотелось, чтобы тот немного поучаствовал в принятии решения, даже если от его мнения ничего не зависело.
- Ммм, - промычал тот в ответ и, повернув голову, прижался щекой к мокрому полотенцу, которым Дженсен вытирал его лицо. – Жарко…
Джефф наклонился и потрогал его лоб.
- У него лихорадка, - сказал он и, перехватив взволнованный взгляд Дженсена, поспешил его успокоить. – Так бывает при первом обращении. Постарайся не волновать его еще больше и ничему не удивляйся. С ним все будет хорошо, просто его тело израсходовало много сил на заживление ран и лихорадкой отвечает на происходящие сейчас в нем изменения.
Дженсен с облегчением перевел дыхание и нервно облизнул губы.
- Хотел бы я, чтобы доктор Бивер был здесь, - пробормотал он, Джефф удивленно приподнял бровь, и Дженсен поспешно добавил. – На всякий случай.
- Не волнуйся, сынок. Я знаю, что ты имеешь в виду. Мне тоже было бы куда спокойнее, будь он рядом.
Джим обладал удивительной способностью положительно влиять на своих пациентов, будь то люди или оборотни. И Дженсен был уверен, будь он здесь, Джаред вел бы себя гораздо спокойнее.
- Жаль, что я не могу остаться, - -Джефф снова положил руку Дженсену на плечо. – Но скоро взойдет полная луна, и мне нужно вернуться в лагерь, чтобы организовать стаю для охоты.
- Я знаю, - Дженсен улыбнулся. – Все в порядке. Даже хорошо, что тебя здесь не будет. У него будет меньше поводов для волнений, - Джефф сжал его плечо и собрался было уходить, но Дженсен поймал его за руку. - Джефф, - он заглянул альфе в глаза. – Спасибо.
- За что?
- За доверие. За то, что позволил поделиться тем, что дали мне вы с Самантой, с тем, кто сейчас в этом нуждается, - тихо сказал Дженсен, и его открытое и честное лицо озарилось широкой мальчишеской улыбкой.
Джефф обнял его голову широкими шершавыми ладонями.
- Я знаю, сколько это значит для тебя, Дженсен. Ты больше не детеныш, я знаю, ты справишься. Только обещай мне, что будешь осторожен, и если что-то пойдет не так, сразу позовешь Криса.
При этих словах сердце Дженсена наполнилось гордостью, и он мысленно поклялся, что никогда не подведет своего вожака.
- Обещаю, - торжественно произнес он.
- Позаботься о нем, а после охоты я пришлю кого-нибудь с едой для вас.
- Отлично. Спасибо.
Все расхохотались, когда в животе у Дженсена громко заурчало. А потом Крис и Джефф вышли из сторожки, оставив его наедине с полубессознательным Джаредом.
 
Дженсен глубоко вздохнул, готовясь к длинной нелегкой ночи. Первое обращение всегда самое мучительное, и он должен сделать все, чтобы Джаред вышел из него с наименьшими потерями.


 
Джаред чувствовал, как венах закипает кровь. Она мчалась по телу, неся с собой боль и жар, словно его медленно окунали в расплавленную лаву.
Джаред открыл глаза и взглянул вверх. Верхушки деревьев уходили высоко в темное небо, усыпанное необычайно яркими звездами. Все вокруг виделось четко и ясно, даже в темноте ночи. Он различал вокруг сотни звуков, которых раньше не мог слышать: от хлопанья крыльев ночных птиц до сонного сопения мелких зверьков в их норах.
В нос ударили сотни запахов сразу, Джаред завертел головой и только благодаря этому увернулся от удара по лицу неожиданно возникшей перед ним чьей-то когтистой лапы. Джаред понял, что каким-то чудом избежал серьезной травмы, и завертелся на месте в поисках нападавшего. Перед глазами замелькали деревья, закружилась голова. Он заметил дрогнувшие ветки кустов, в лунном свете мелькнули огромные белые зубы, полетели хлопья слюны. Совсем рядом засверкали глаза на невидимом лице.
Уши заполнило рычание, которое, казалось, шло сразу со всех сторон. Сердце отчаянно заколотилось, страх сковал все тело, ноги отказались повиноваться, и он упал на землю. Но парализовавший его ужас не был его собственным, это был какой-то иной, более древний, более глубокий страх, существовавший еще до его рождения.
 
Пронзительный вой заполнил воздух, сильно запахло кровью. Перед глазами Джареда замелькали покрытые мехом тела. Он услышал, как клацнули челюсти, раздался треск разрываемой плоти. Меховой клубок с воем и лаем катался по земле, и Джаред вдруг понял, что все это ему знакомо.
Он заново переживал нападение?
Это все происходит на самом деле?
Через сковавший его тело и разум страх Джаред внезапно почувствовал еще что-то. Силу. Власть. Уверенность. Желание принять участие в драке и биться до конца.
Джареду понравилось это чувство, и его словно подкинуло на ноги. Но как только Джаред поднялся, вокруг него воцарилась тишина. Вой стих, одуряющий аромат крови превратился в запах леса: травы, листвы, ночных цветов. Напряженная атмосфера смертельной схватки сменилась ощущением полной безмятежности. Джаред вдохнул полной грудью, чувствуя, как страх отступает, сменяясь спокойствием, а все случившееся становится всего лишь неприятным воспоминанием.
Неожиданно под кожей началось легкое покалывание, которое постепенно начало превращаться в неприятный зуд. Снова закружилась голова. Ноги сами понесли Джареда глубже в лес.
Тишину снова прорезал тоскливый вой. Джаред бежал все быстрее и быстрее, но вой не отставал, напротив, становился все ближе. Под кожей уже не чесалось, а просто горело, сердце колотилось с невероятной скоростью, гоня по венам жидкий огонь. В желудке словно закипала кислота, мозг плавился, глаза заливал пот. Джаред споткнулся и упал на колени.
Вой раздался совсем рядом.
Джаред поднял голову и увидел зверя. Светло-серого волка. Волк задрал морду к огромной серебряной луне и завыл.
Джаред тоже взглянул вверх, и тут его накрыла обжигающая волна. Он закричал, его тело больше не подчинялось ему, оно словно жило своей жизнью. Он чувствовал, как под кожей двигаются кости, как меняют расположение внутренние органы. Внезапно Джареда охватило такое чувство голода, что он едва не потерял сознание. В нем рождалась невиданная доселе сила. Она рвалась наружу, требовала выпустить ее на волю. И страх, который охватил его на этот раз, уже был его собственным.
 
Джаред ненавидел это. Он боролся. Он всегда был борцом. Из горла вырвался низкий, глухой рык, который эхом прокатился по притихшему лесу.
Светло-серый волк откликнулся на это рычание протяжным воем, Джаред обернулся к нему и увидел ярко-зеленые глаза. Волк подошел ближе, ткнулся мордой в шею и проворчал что-то ласковое, успокаивающее.
 
Джаред едва мог дышать. Он сгорал заживо. Потом его лица коснулось что-то влажное, смывая пот и охлаждая бушующий под кожей огонь. Волк вылизывал его лицо и смотрел на него взволнованными ярко-зелеными глазами.
 
***
 
Джаред шумно выдохнул и распахнул глаза. Поняв, что может видеть только одним глазом, он поднял руку, чтобы сорвать мешающую повязку.
- Эй, эй, осторожно, - прозвучал знакомый голос.
Чьи-то пальцы сжали его запястье и отвели руку от лица. В поле зрения появился симпатичный парень, и на Джареда уставились два внимательных зеленых глаза. Джаред замер. Он же только что грезил об этих глазах! Это сон? Затуманенный лихорадкой мозг играет с ним, путая сон с явью!
- Дженсен? – имя вспомнилось само собой, и парень улыбнулся. – Мой глаз…
- Сейчас мы на него посмотрим, - Дженсен провел по лбу и щекам мокрым полотенцем, и Джаред вспомнил, как волк вылизывал его лицо. – Но тебе нужно успокоиться. У тебя температура, и луна скоро взойдет. Ты чувствуешь?
Джаред положил руку на кисть Дженсена, зажмурился, потряс головой и снова открыл глаз. Он так и не смог определить, что было сном, а что реальностью.
Дженсен сказал, что всходит луна. Джаред повернул голову: за окном было еще светло, но вечерний сумрак уже окутал землю. Огромный круг полной луны уже появился из-за горизонта, и Джареду вдруг почудился на ее фоне силуэт волка.
Он снова потряс головой, отгоняя видение.
- Ладно, давай посмотрим, как дела с твоим глазом.
Джаред позволил Дженсену осторожно снять повязку - свет больно ударил сквозь опущенные ресницы, и он инстинктивно зажмурился.
- Не торопись.
Джаред послушно моргнул несколько раз, давая травмированному глазу возможность адаптироваться к свету.
- Здорово! Я не ожидал, что он так хорошо заживет! – Дженсен встал перед ним и вгляделся в лицо. – Как зрение? Нормально?
Джаред закрыл здоровый правый глаз и попытался разглядеть Дженсена левым. Но все плыло, и он мог разобрать только очертания фигуры. Джаред расстроенно моргнул еще несколько раз, но это не улучшило ситуацию.
- Нет. Вернее, все плывет и в тумане.
Он осторожно коснулся затянувшейся раны, шедшей от линии волос через глаз до самой щеки.
– Дай посмотреть.
Дженсен помялся, но потом принес со столика небольшое зеркало и протянул Джареду, который внимательно изучил повреждение.
- Думаешь, зрение вернется? – спросил он.
Шрам был отечным и воспаленным. Веко из-за него сморщилось и опустилось, а когда он оттянул его, то увидел, что глаз заплыл, налился кровью, а по краю радужки уже появилась молочно-белая пленка.
- Я не знаю, - честно признался Дженсен. – Большая часть исцеления происходит во время превращения, так что… узнаем.
Джаред бросил зеркало на кровать и с раздражением уставился на Дженсена.
- Ты опять со всем этим волчьим дерьмом? Это и раньше было не смешно, теперь же от этой шутки дурно пахнет.
- Это не шутка, Джаред. Извини. Мне на самом деле жаль, что это не розыгрыш, - Дженсен казался искренним, но Джаред не знал ни его самого, ни его странных друзей, которые жили в глухом лесу. Кто знает, скольких людей они заманили сюда и для чего!
Под кожей опять зачесалось, но Джаред усилием воли приказал себе игнорировать этот зуд.
- Ты хочешь сказать, что сегодня вечером я превращусь в оборотня? - саркастически спросил он, и Дженсен печально кивнул. – Стану беспощадным монстром, убивающим людей?
- Что?! Нет! – воскликнул Дженсен. – Ты станешь волком, это правда. Сначала им трудно управлять, но потом ты найдешь баланс между своей волчьей и человеческой натурами.
Казалось, Дженсен искренне переживает за него, и Джареду очень захотелось ему поверить, даже притом, что парень нес абсолютный бред.
- Ночь полной луны? – с нескрываемым скепсисом уточнил он, и как только произнес эти слова, вдруг понял, что это правда.
- Да.
- Да. Но на меня напали несколько дней назад. Будь добр, объясни, как это возможно, если оборотни появляются только в полнолуние, - ехидно попросил Джаред с плохо скрываемым торжеством в голосе, уверенный, что подловил парня.
- Опытные волки могут перекидываться в любое время по-своему желанию. Мы все чувствуем зов луны, но только новорожденные или недавно обращенные не могут сопротивляться ей, - спокойно объяснил Дженсен с уверенностью человека, который знает, что говорит.
Джаред чувствовал, как раздражающий зуд бежит по спине вдоль позвоночника, подбираясь к шее. Снова выступил пот, становилось все жарче, и он откинул простыню, оставив прикрытым только пах.
- Стоп! – вдруг сказал он, когда его окончательно запутавшийся мозг уцепился за одно произнесенное Дженсеном слово. – Мы? Ты сказал – мы все чувствуем. Боже, ты считаешь себя гребаным оборотнем? Я и раньше думал, что ты псих, но теперь я в этом уверен! – Джаред расхохотался, а в глазах Дженсена появилось затравленное выражение.
- Да, я волк. Как и все здесь, - резко бросил он. – Меня оборотили, как и тебя, против желания. Напали исподтишка, - он замолчал, словно боясь сболтнуть лишнее. – Но большинство здесь или родились оборотнями, или сами избрали этот путь. Джефф запрещает превращать без согласия.
- Докажи! – прошипел Джаред сквозь стиснутые зубы. Ему все труднее становилось лежать на одном месте, все тело уже охватил сводящий с ума зуд, словно под кожей копошились миллионы муравьев.
- Что?
- Я сказал, докажи! – Джаред приподнялся и пристально вгляделся в ярко-зеленые глаза, словно надеясь увидеть там ложь. – Ты сказал, что можешь перекинуться в любое время. Покажи мне, - он снова откинулся на подушку и стал ждать, когда Дженсен начнет юлить и оправдываться.
Но тот только стиснул зубы, поднялся и взялся за край футболки.
- Ты что делаешь? – выдохнул Джаред, которого, несмотря на пожирающий его жар, сразу окатило ледяной волной. Тело сотрясла крупная дрожь. Что с ним происходит? Он больше не владеет собой!
- Я не могу перекидываться в одежде. То есть могу, но это не слишком удобно. К тому же она рвется, зачем переводить хорошие вещи, - с улыбкой объяснил Дженсен и стянул футболку через голову, явив взгляду Джареда прекрасно развитое тело.
Но как только он потянулся к болтам на джинсах, раздался резкий стук в дверь. Джаред моментально повернул в ту сторону голову и от злости впился зубами в нижнюю губу.
Дженсен замер на мгновение, а потом бесшумно пошел к двери, бросив на Джареда взгляд, просящий хранить молчание и не двигаться. Тот не собирался подчиняться, но его трясло все сильнее, кровь все быстрее бежала по венам, а кожа, казалось, собиралась треснуть, потому что неожиданно стала мала для его собственного тела. В ушах словно стучали барабаны, заглушая все прочие звуки. Джаред схватился на край кровати и заскрипел зубами, стараясь сохранить контроль хотя бы над ускользающим разумом.
 


 
Крис наблюдал, как солнце медленно опускается за деревья. Все его существо рвалось присоединиться к стае, носиться по лесу под полной луной, охотиться, но у него была работа, и он не собирался оставлять Дженсена один на один с тем человеком.
Крис всегда считал Дженсена слишком мягкосердечным. Он любил этого мальчишку как младшего брата, вся стая обожала его, но он знал, когда-нибудь его доброта приведет к большим проблемам.
Дженсен прошел огромный путь, который начал трясущимся от страха детенышем. Они несколько месяцев уговаривали его выйти за пределы гнезда и разрешить другим волкам приближаться к себе, а потом еще год учили отстаивать свое место и свое мясо, стать полноценным членом стаи. Но даже спустя пятьдесят лет потребность защищать Дженсена никуда не делась.
Они с Дженсеном стали хорошими друзьями, Крис обучил его всему, что знал, но Дженсен по-прежнему оставался одиночкой. Ему нравилось сидеть возле своей палатки и смотреть в небо, словно он надеялся увидеть там разгадку создания вселенной. Или, когда вся стая собиралась у костра, сидеть чуть в стороне и с мягкой загадочной улыбкой смотреть на огонь. И все же Крису иногда удавалось растормошить друга настолько, что вся стая стонала от их шуток и розыгрышей. И тогда в лагере сутками звенел смех.
Дженсен был силен духом и независим, и Крис безмерно уважал друга за это. Его слово имело определенный вес, и никто кроме Джеффа не мог заставить Дженсена делать то, чего он не хотел. К счастью, Джефф очень редко прибегал к этой своей возможности.
 
Крис очень хотел, чтобы Дженсен нашел себе пару и зажил счастливо, и даже когда-то, очень давно, пытался за ним ухаживать, но тот упорно отклонял все знаки внимания как мужчин, так и женщин, предпочитая жить уединенно. Крис не мог обвинять его, не после того, через что Дженсену пришлось пройти. Он прекрасно понимал, почему сейчас друг отказался бросить парня в лесу. Слишком похожа была эта ситуация на ту, что случилась давным-давно…
 
В нос ударил резкий запах, вырывая Криса из раздумий. Волк. Самец. Крис принюхался – кто-то не из их стаи. Вывод напрашивался сам собой: нарушитель! Кто-то из стаи Стерлинга проник на их территорию и подобрался слишком близко к лагерю.
 
Крис напрягся, пытаясь отследить движение нарушителя. Тот двигался медленно и очень осторожно. Крис не мог хорошо разглядеть его за деревьями с такого расстояния, но запах был очень устойчив. Крис заворчал про себя. Шакалы Стерлинга вконец обнаглели! Они давно уже не смели даже приблизиться к границе территории стаи Джеффа, и Джефф никогда не вторгался на их территорию. Две стаи жили по совершенно разным правилам.
Стая Стерлинга славилась безрассудством, наглостью и жестокостью. Они упорно шли к своей цели, не заботясь о тех, кто попадался им на пути. Как, например, Джаред.
Джаред!
А что если это тот волк, который напал на него?
Он мог идти по следу за запахом парня, чтобы проверить, превратится тот или нет. Видимо, волк решил закончить начатое и предъявить на мальчишку свои права.
 
Крис не мог позволить насилию свершиться. Как бы ни раздражал его мальчишка, никто не заслуживает подобной судьбы, а в стае Стерлинга Джареду будет уготована участь омеги, раба, которого будут использовать как сексуальную игрушку, козла отпущения, а не полноправного партнера - до тех пор, пока он не сойдет с ума.
 
Этот волк не должен добраться до Джареда, пока тот не свыкнется с произошедшими с ним переменами, не научится защищаться и не изберет свой путь сам. Только так и должно быть.
Двигаясь быстро и бесшумно, Крис коротко ударил в дверь, не отрывая настороженного взгляда от деревьев.
В приоткрывшуюся щель выглянул Дженсен.
- Что случилось? – с тревогой спросил он.
- Запах чувствуешь?
Дженсен принюхался, широко распахнул глаза и невольно задрожал.
- Это не наш. Наверное, кто-то из стаи Стерлинга, - пробормотал он сквозь стиснутые зубы и испуганно посмотрел на Криса. - Ты думаешь, он пришел за Джаредом?
- Я думал об этом, - подтвердил Крис, и Дженсен глухо заворчал, пытаясь скрыть страх. Но его руки мелко тряслись, выдавая то, что он так старательно прятал многие годы.
- Что ты собираешься делать? – спросил он, одновременно пытаясь придумать какой-то план.
- Собираюсь прогнать его. Если будут проблемы, вызову стаю обратно. Ты оставайся здесь с Джаредом. Если что – вой!
Дженсен кивнул и с тревогой взглянул на почти севшее солнце.
- Луна всходит. Джаред скоро перекинется, и я вижу, что он пытается сопротивляться.
- С ним все будет хорошо, - Крис учуял беспокойство друга. – Запри дверь. Я не хочу, чтобы один из ублюдков Стерлинга бегал по нашей территории, особенно если это тот, кто пытался… - Крис не стал договаривать, они оба знали, что он имеет в виду.
- Будь осторожен, - Дженсен привычно ткнулся носом ему в шею, он всегда делал так, когда волновался.
- Ты тоже, - Крис потерся щекой о его щеку.
Дженсен скрылся в сторожке, щелкнул замок.
Крис быстро избавился от одежды, и через минуту на крыльце стоял волк. Темно-бурый мех зверя, покрывающий холку, светлел на боках, превращаясь в почти светло-бежевый на животе. Крис понюхал воздух и исчез среди деревьев.


Заперев дверь, Дженсен повернулся к Джареду, ожидая от того града вопросов от "чего надо Крису?" до "что, черт побери, происходит?", но увидел, что парень лежит, вцепившись в край кровати, и его трясет так, что вся кровать ходит ходуном, а пот уже успел промочить простыни насквозь.
Дженсен тотчас забыл о возможной опасности снаружи, бросился к Джареду и за плечи прижал его к постели.
- Джаред! Джаред, все хорошо. Не сопротивляйся!
Он не знал, удастся ли ему достучаться до затуманенного болью первого перевоплощения разума.
- Что… что-то не так, - прошептал Джаред, глядя на Дженсена блестящими от лихорадки глазами. – Я чувствую что-то странное.
- Нет, Джаред. Все так и должно быть. Это нормально. Это превращение, просто расслабься и позволь этому случиться.
Дженсен откинул со лба назад мокрые от пота волосы и увидел, как потемнели глаза Джареда. Его зрачки расширились настолько, что травмированный глаз почти сравнялся в цвете со здоровым.
- Хватит с меня этой ерунды, - Джаред попытался схватить Дженсена за руки, но от боли выгнулся на кровати дугой. – Что вы со мной сделали? Чем вы меня накачали? Наркотики?
- У меня нет наркотиков, Джаред. Прошу тебя, поверь мне.
У парня вырвался резкий, больше похожий на лай, смешок. Он сопротивлялся изо всех оставшихся у него сил, и Дженсен знал, что этим он причиняет себе дополнительную боль. Если бы он расслабился, все прошло бы значительно легче.
- Хорошо, ты хотел доказательств. Ты хотел, чтобы я показал тебе. Я покажу.
Отойдя от кровати на несколько шагов, Дженсен быстро сбросил джинсы и остался стоять абсолютно голым. Он не стал больше ждать, а просто перекувыркнулся назад, и перед Джаредом возник светло-серый волк с яркими зелеными глазами.



Глава 3


 
 
Секунду назад Дженсен стоял перед ним, ни капельки не стесняясь собственной наготы, и вдруг изменился. Изменения произошли очень быстро, но Джаред видел все словно в замедленном воспроизведении.
Руки и ноги Дженсена сжались, ногти выросли в когти. Спина выгнулась, лицо удлинилось, превратившись в волчью морду, зубы удлинились и заострились, став опасными клыками. Уши вытянулись и встали торчком сквозь мех, в одно мгновение покрывший все тело от темного носа до кончика покачивающегося в воздухе хвоста.
Дженсен не издал ни звука, казалось, превращение не причинило ему ни малейшей боли. Миг, и перед Джаредом стоял волк. Чертов волк. Стоял и смотрел, немного склонив голову, словно спрашивая: «Ну что? Что ты теперь скажешь?»
 
На Джареда в упор смотрели ярко-зеленые глаза. У него закружилась голова, очень захотелось потерять сознание. Господи! Дженсен только что на его глазах превратился в волка! Но только он зажмурил глаза, как перед его мысленным взором замелькали когтистые лапы, щелкающие челюсти и клочки меха. Джаред зажал уши руками, в отчаянной попытке заглушить разрывающие голову вой и лай. А потом… потом возник светло-серый волк с ярко-зелеными глазами и завыл на луну, задрав к ней морду.
Дженсен!
- Это был ты! – выкрикнул Джаред и забился в кровати, пытаясь встать. – Я видел тебя раньше!
Дженсен проворчал что-то, как тогда, во сне, но теперь Джареда было не обмануть. Теперь он все понял. Именно этого волка он видел в своем кошмаре. Весь тот ужас, что виделся ему, был лишь предупреждением о том, что Дженсен опасен! Именно Дженсен напал на него!
 
Неожиданно Дженсен в облике человека очутился рядом. Он держал Джареда за плечи, что-то говорил, но Джаред не мог разобрать слов. В голове шумело слишком сильно. Когда Дженсен успел перекинуться? Почему Джаред этого не заметил? Нужно быть внимательнее, нельзя, чтобы его застигли врасплох.
- Джаред, все хорошо. Не волнуйся, - уговаривал Дженсен, но Джаред выбросил вперед сжатую в кулак руку и ударил его точно в подбородок.
- Ты думаешь, я дурак? Ты думаешь, я не пойму? Это все время был ты… твой волк такой же… - Джаред застонал, сжимая руками виски, картинки перед глазами мелькали с бешеной скоростью: зубы, когти, разрывающие плоть, воющий Дженсен…
Волоски на шее встали дыбом, и вместе с поднимающимся в душе гневом Джаред почувствовал непреодолимое желание драться! Нападать! Нападать на Дженсена! Руки сами собой сжались в кулаки.
Дженсен снова заговорил, теперь Джаред слышал слова, но не мог понять их смысл.
- Это не я напал на тебя, клянусь! Да, я был волком, когда нашел тебя. Тогда-то ты меня и увидел, - Дженсен протянул к нему руку, но Джаред увидел лишь огромный, острый коготь, угрожающий ему.
Используя то, что уже знал, и невесть откуда взявшуюся скорость, Джаред нырнул под протянутую руку и, оказавшись за спиной Дженсена, крепко обхватил его за шею согнутой рукой.
- Ты не сможешь напасть на меня снова, - прошипел он, толкнув Дженсена вперед, на столик, уставленный пузырьками с лекарствами. Все полетело на пол.
Дженсен пытался сопротивляться, старался отцепить от себя Джареда. Он был силен, очень силен, сильнее, чем выглядел, и Джареду приходилось напрягать все силы, чтобы не выпустить его.
Уголком глаза он заметил что-то серебристое и, прежде чем понял, что делает, схватил лежащий на столе свой собственный нож за рукоятку из слоновой кости и прижал лезвие к шее Дженсена. Раздался странный шипящий звук, в воздухе запахло паленой плотью. В нос Джареду ударил сильный запах крови, сводящий с ума.
Дженсен перестал сопротивляться и замер. Он отвернулся, стремясь избежать прикосновения серебряного лезвия к коже, и его голова почти легла на плечо Джареда. Голый парень прижимался к его спине, всем своим весом придавливая к столику.
- Джаред, - дрожащим, полным боли голосом взмолился Дженсен. – У тебя разум мутится. Я знаю, что ты чувствуешь, но прошу тебя, поверь. Я не опасен. Отпусти меня, пожалуйста.
Джаред покачал головой и сильнее напряг руку. В голосе Дженсена было столько искренности, что он почти поверил, но какой-то голос на задворках разума подсказал, что парень скажет что угодно, лишь бы освободиться.
- Нет! Я больше не куплюсь на это дерьмо. Я не знаю, во что ты играешь, и знать не хочу! – в голове начал складываться еще неясный план, и ключевым моментом в нем был Дженсен. – Мы сейчас пойдем к двери, и ты отзовешь свою овчарку. А потом ты проводишь меня в город. Ясно?
Нож грозил выскользнуть из мокрой от пота ладони, Джаред сильнее стиснул ручку и плотнее прижал лезвие к шее Дженсена. Обожженная кожа зашипела сильнее.
- Я не могу, - едва слышно выдохнул Дженсен.
Кровь, бегущая из раны, кружила Джареду голову. Запах был так силен, что он почувствовал, как рот наполняется слюной. Черт, нужно как можно скорее покинуть это проклятое место!
- Нет… можешь, - прохрипел он.
Слова почему-то складывались с трудом, язык не слушался.
- Ты знаешь, что не могу. Ты меняешься. Я знаю, ты это чувствуешь. Я не могу выпустить тебя в таком состоянии. Ты можешь причинить вред любому, кто попадется у тебя на пути, - голос Дженсена был обманчиво спокоен, но Джаред чувствовал, как отчаянно колотится его сердце. – Ты можешь даже убить кого-то. Ты же не хочешь этого, правда?
Нет, Джаред не хотел этого, он сам испытал в жизни слишком много боли. Но разве Дженсен не понимает, что он ДОЛЖЕН уйти? Сейчас он словно запертое в клетке животное, которое с каждой секундой становится все опаснее.
В голове Джареда роились тысячи мыслей, но на первый план выступили непонятные желания, мешающие в них как следует разобраться.
Ему было нужно… нужно… что-то нужно. Он не знал, что, но был уверен: между ним и его потребностью стоит Дженсен.
- Убить… тебя… - сорвалось со ставшего чужим языка хриплым ворчанием.
- Ты можешь, - стараясь говорить спокойно, подтвердил Дженсен, оглядываясь через плечо, и Джаред увидел в его глазах нечто такое, что посчитал проявлением раздражения. – Но я все равно не могу выпустить тебя отсюда до утра.
 
Дженсен стиснул зубы, его мускулы напряглись. Для Джареда это стало сигналом, но отреагировать он не успел. Между ребер вонзился острый локоть, а потом Дженсен резко разогнул шею, откидывая голову назад. Его затылок с размаху ударил Джареда в подбородок.
Боли Джаред не почувствовал. На фоне тех ощущений, что сейчас терзали его тело, она показалась слабой, незначительной и какой-то далекой.
 
Но такое неповиновение разозлило его, он сильнее напряг мышцы руки, чтобы плотнее сжать шею Дженсена, и совершенно забыл о ноже, полностью подчинившись какому-то животному инстинкту. Рукоять выскользнула из на миг разжавшейся ладони, и лезвие коснулось кожи.
Жгучая боль разорвала окутывающий разум туман. Руку обожгло так, словно Джаред зажал в ладони кусок раскаленного железа.
Он закричал и ослабил хватку. Дженсен воспользовался моментом, вывернулся и отскочил на несколько шагов.
- Больно! – захныкал Джаред и поднес к лицу обожженную руку, с удивлением обнаружив, что ногти на ней стали длиннее и почернели.
- Потому что это серебро. Теперь у тебя на него аллергия. Если ты не будешь осторожен, оно может убить тебя.
 
Казалось, Джаред забыл о своем стороже, но при первых же звуках голоса Дженсена, повернул к нему голову. С нескрываемым интересом он смотрел, как Дженсен провел пальцами по кровоточащей ране на шее и невольно размазал кровь, когда привычным неосознанным жестом потер затылок.
Джаред с шумом втянул в себя воздух, крылья носа затрепетали. Он прикусил губу и почувствовал, что зубы стали намного острее, чем раньше. В голову почему-то пришла мысль, что Дженсен – враг.
Враг.
Добыча.
Да, его добыча!
А Джаред – охотник!
Дженсен открыл рот, но прежде чем он успел что-то сказать, Джаред резко выбросил вперед руку, целясь когтями ему в живот.
Дженсен рванулся в сторону, проворчал что-то, похожее на ругательство, и с глухим рычанием бросился в атаку.
 
 


 
 
Крис мчался по лесу, преследуя нарушителя. Они петляли между деревьями, перепрыгивали через поваленные стволы, но ему никак не удавалось сократить расстояние между ними.
Неожиданно он почувствовал знакомый запах и резко затормозил. Когти пропахали в мягкой земле глубокое борозды.
Нарушитель тоже остановился, повернулся и оскалился, словно усмехаясь. Теперь он был на своей территории.
Крис коротко рявкнул, предупреждая: «Не возвращайся!», но наглец и ухом не повел.
Слишком велико было искушение продолжить преследование и на территории стаи Стерлинга, но Крис и так убежал слишком далеко, и еще он сильно беспокоился за оставшегося одного Дженсена.
Он хорошо запомнил запах нарушителя и теперь смог бы узнать его где угодно, но пришло время возвращаться домой.
 
Развернувшись, Крис сразу набрал очень хорошую скорость. Он преодолел почти половину расстояния, как вдруг услышал топот лап другого волка. Крис остановился и с тревогой вгляделся в темные деревья, не зная, кто поджидает его там: враг или друг?
 
 


 
 
Дженсен знал, что детеныши оборотней руководствуются базовыми инстинктами, и никакие уговоры тут не помогут, поэтому приготовился к драке.
Он не предполагал, что все пойдет так. Он должен был успокоить Джареда, все ему объяснить еще до обращения, провести его через цикл. А теперь он не был уверен, что они оба переживут эту ночь.
 
Он позволил своим когтям и зубам вырасти, как у Джареда. Это было первым шагом на пути к изменению, но все шло таким кувырком, что Дженсен уже не знал, чего ждать дальше.
Джаред был высок и силен. Кровь оборотня увеличила его возможности в десятки раз, а животная натура гарантировала, что он не задумываясь пустит их в ход.
 
Дженсен прыгнул на него и, получив сильный удар в грудь, отлетел в сторону. Джаред не стал ждать и атаковал, намереваясь доказать, кто здесь самый сильный. И это был явно не Дженсен.
 
Когда Джаред попытался вонзить зубы в шею Дженсена, тот сильно ударил его в челюсть, молясь про себя, что найдет в себе силы воспользоваться всем, чему его научили за время жизни в стае. Дженсен умел драться, Крис хорошо его натаскал, и они часто тренировались вместе.
 
Сосредоточившись на том, чтобы увернуться от зубов Джареда. Дженсен пропустил удар когтями в бок, но только скрипнул зубами. Он очень не хотел причинять боль детенышу, но, похоже, у него не осталось выбора.
 
Собрав все силы, Дженсен оттолкнул голову Джареда от себя, сцепил пальцы на его затылке и резко потянул вниз, одновременно вскинув согнутую в колене ногу. Джаред коротко взвизгнул, но умудрился вывернуться и так сильно толкнул Дженсена, что тот пролетел половину комнаты и рухнул спиной на кровать.
Джаред прыгнул на него, пытаясь навалиться всем телом, но Дженсен успел согнуть колени и резко ударил Джареда ногами в живот.
Тот грохнулся на пол. Дженсен одним прыжком оказался на ногах и набросился на Джареда, нанося ему удары кулаками куда придется. Он и сам не знал, почему не пускает в ход когти. Возможно, он боялся разозлить Джареда еще больше, возможно, опасался того, что произойдет с новообращенным оборотнем, если прольется кровь, а возможно, просто не находил в себе сил причинить боль детенышу.
 
Он использовал все свои навыки, все, чему учил его Крис. Он уворачивался, уходил от ударов, блокировал выпады со скоростью, в два раза превышающей человеческую. Он никак не ожидал, что Джаред окажется таким серьезным противником, особенно в своем нынешнем состоянии, но, казалось, умение драться было заложено в нем самой природой.
Джаред раздраженно ворчал всякий раз, когда его броски и удары не достигали цели, и клацал зубами.
 
У Дженсена болело все тело, покрытое множеством кровоточащих ран. Он уже с головы до ног был заляпан собственной кровью, а Джаред все нападал и нападал. Казалось, он вообще не испытывает усталости.
Одно неосторожное движение, и когти Джареда пропахали длинные глубокие борозды на спине Дженсена. Тот покачнулся, но сумел устоять на ногах. Правда, это уже не имело никакого значения, потому что Джаред набросился на него, повалил на пол лицом вниз и навалился сверху.
 
Дженсен не мог пошевелиться. Он пытался выкручиваться, пытался сбросить с себя тяжелое тело, но все его удары и пинки наносили Джареду не больше вреда, чем воздушные поцелуи.
Дженсен снова рванулся, попытался ударить локтем, но Джаред перехватил его руку, заломив ее за спину, а потом выпрямил и прижал за запястье к полу над головой. Оплел ногами ноги противника, придавливая обнаженное тело к прохладному деревянному полу.
 
Дженсен запаниковал, сердце стиснул противный липкий страх, которого он не чувствовал уже много лет. Он начал сопротивляться изо всех сил, выкручиваться, выворачиваться. Его тело терлось об обнаженное тело Джареда, но тот держал крепко, хотя и перестал пытаться вонзить зубы ему в шею.
Дженсен замер, надеясь, что разум Джареда хоть немного прояснился.
 


 
 
Джаред чувствовал себя сильным. Каждое движение получалось легко и гладко. Зрение обострилось, даже на травмированном глазу, который хоть и видел хуже правого, но гораздо лучше, чем раньше.
 
Его даже престала волновать путаница в голове, потому что все затмил собой сильнейший аромат, ударивший в нос. От этого запаха кружилась голова, сердце колотилось с бешеной скоростью, а рот наполнился слюной.
Голодные спазмы скрутили желудок, и он набросился на свою законную добычу, навалился, прижал к полу, стремясь добраться до вожделенной крови.
Но пока Дженсен сопротивлялся, это было невозможно, и Джаред раздраженно рычал, напрягая мускулы и плотнее прижимаясь к бьющемуся под ним телу.
Он сильнее!
Он победил!
Он захватил добычу и позволил себе минуту наслаждаться одуряющим чувством превосходства.
 
 


 
 
- Джаред? – осторожно позвал Дженсен, обернувшись на волчонка через плечо. – Пожалуйста, Джаред. Я не хочу драться с тобой. Я тебе не враг. Я просто хочу помочь.
 
Но все его надежды были разбиты, когда он почувствовал обжигающее дыхание Джареда на своей шее. Когда мокрый, горячий язык прошелся по коже, слизывая кровь. Когда из горла Джареда вырвалось мягкое урчание. Дженсен снова начал отчаянно сопротивляться, зная, какое именно воздействие окажет на новообращенного оборотня кровь.
Джаред навалился сильнее, почти ломая ему ребра, но язык не остановился, наоборот, начал быстрее слизывать кровь, и дыхание Джареда стало рваным и очень частым.
 
А когда Джаред начал тереться об него всем телом, Дженсен понял, что сейчас произойдет, и запаниковал окончательно.
- Нет! – он стиснул кулаки и начал выкручиваться как безумный, колотя по полу руками и ногами, изо всех сил стараясь скинуть с себя Джареда. – Джаред, нет! Ты не хочешь этого! Ты не понимаешь, что творишь!
Дженсен молил отчаянно, в его словах ясно слышались слезы. Он прекрасно понимал, что у него не хватит сил справиться с Джаредом, а то, что сейчас произойдет, навсегда изменит обе их жизни.
 
Джаред зашипел, разозленный тем, что Дженсен снова начал сопротивляться. Он сильнее навалился на него всем телом, и Дженсен почувствовал, как к его ягодицам прижимается возбужденная плоть. Джаред скользил по распростертому под ним парню, слизывая кровь, и Дженсен впал в отчаяние.
В последней попытке достучаться до насильника он взмолился:
- Пожалуйста! Прошу тебя, не делай этого! Все, что угодно, только не это! Если тебе хочется, лучше убей меня. Убей, если тебе нужно, только не это!
 
Джаред жарко выдохнул ему в ухо, потом мокрый язык соскользнул вниз, на шею… плечи…
Дженсен извивался, кричал, звал Криса, умоляя помочь ему, но тот был слишком далеко и не слышал отчаянного зова.
И тут среди невнятного рычания с губ Джареда сорвалось слово, которое Дженсен хорошо понял:
- МОЙ!
 
 


 
 
Губы Дженсена двигались, он издавал какие-то звуки, мало похожие на слова, но Джареда это не беспокоило.
Он втянул язык в рот, смакуя сильный, одуряющий вкус красной жидкости, покрывающей кожу Дженсена, и почувствовал сильнейшее возбуждение. Слюна потекла сквозь выступившие клыки, он наклонил голову, глубоко втянул в себя дурманящий запах, и желание вспыхнуло еще сильнее. Он хотел вонзить в добычу зубы. Он имел на это право!
Жертва.
Его добыча.
Его приз!
 
Он начал с медленного облизывания, но как только заработали вкусовые рецепторы, стало почти невозможно себя контролировать. Джаред начал лизать быстрее, работая языком в полную силу, проводя по ранам сильными размашистыми движениями. С его губ само собой срывалось глухое удовлетворенное ворчание.
Добыча снова начала бороться, пытаясь скинуть его с себя. Джаред возмутился, используя свою новую силу, он прижал ее руки в полу и вернулся к своему занятию, упиваясь изумительным вкусом и ароматом.
Кровь пьянила, туманила голову как наркотик. По телу растекалась сладкая истома, она бурлила в венах, пульсировала вместе с сердцем, заполняла гулом чувствительные уши. Он терся телом о тело жертвы, скользя от головы к ногам и обратно, слизывая замечательную влагу, впитывая аромат самой жизни.
 
Но полностью раствориться в сладостной неге не давала жертва, которая отчаянно билась под ним, сопротивлялась, шептала что-то неразборчивое. Джаред шипел в ответ, не помня, как произносить слова.
Его бесило, что Дженсен пытается лишить его заслуженной награды. Он должен понять, что не имеет на это права! Он должен узнать, где его место!
Теперь он принадлежит Джареду!
 
Как только Джаред осознал это, его с головой накрыло возбуждение. Член запульсировал, и Джаред вдруг очень ясно понял, что ему нужно. Сейчас! Немедленно!
Все тело было словно охвачено огнем. Он принялся вылизывать Дженсена повсюду, куда мог дотянуться. Он уже слизал большую часть крови и теперь хотел почувствовать вкус самой жертвы. Ее пот, ее запах.
 
Добыча все еще сопротивлялась, что-то лепетала, и Джаред мечтал, чтобы она замолчала, потому что он не мог сосредоточиться.
В голове билось только:
Приз!
Победитель!
Добыча!
Лучший!
Собственность!
Мой!
 
Последнее слово сорвалось с его окровавленных губ, и жертва закричала, забилась в руках. Ее ягодицы терлись о возбужденный член Джареда, и новообращенный тяжело и рвано задышал.
Инстинкт доминирования уже ревел в голове. Нужно показать жертве, кому она принадлежит. Джаред широко открыл рот и впился зубами в загривок сопротивляющейся добычи, показывая ей, кто тут главный.
 
Кровь хлынула в рот, заставляя сильнее стискивать зубы, буквально вгрызаясь в чужую плоть. Когти впились в запястья, пригвождая руки к полу. Он сильно толкнулся в бьющееся тело, и его член неожиданно оказался окруженным жаркой влажной теснотой. Если бы он не так сильно впивался зубами в шею жертвы, обязательно вскинул бы морду к небу и торжествующе завыл.
 
 


 
Как только Дженсен начал снова сопротивляться, он услышал, как над ним глухо заворчал Джаред, и через секунду острые зубы вонзились в шею. Рот Дженсена открылся в беззвучном крике, клыки уменьшились, превращаясь в нормальные зубы, а из глаз потекли слезы.
Но как только твердый член Джареда ворвался в его тело, буквально разрывая его надвое, способность кричать вернулась, а желание сопротивляться пропало.
Дженсен лежал на полу, вздрагивая от мощных толчков, и только едва слышно скулил, когда Джаред сильнее стискивал зубы, помечая его, беря, как свою собственность, вынуждая повиноваться.
Его мечты, его желания и его свобода – все было отнято, и Дженсен знал, что сам во всем виноват. Он не был достаточно силен, достаточно смел, достаточно хорош. Он зарвался в своем высокомерии, недооценил Джареда, и тот показал ему, насколько он глуп, слаб и беспомощен.
 
Джареда нельзя было винить в случившемся, его разум все еще был омрачен последствиями превращения. Он еще не примирился с появившимся в нем зверем. Он сам не понимал, что делает и, скорее всего, после цикла ничего не будет помнить.
 
Подчинившись, Дженсен начал думать о том, как сильно разочаруется в нем Джефф, его названый отец, его вожак, его друг. Все, за что боролась стая, опекая его, защищая, все было разрушено.
Как он сможет посмотреть в глаза Джеффу, Саманте, Крису? Как он будет с этим жить?
 
 


 
 
Его тело двигалось помимо его воли. С того момента, как он перестал сопротивляться превращению, стало немного легче. Он даже начал осознавать окружающие его звуки и запахи. Голову туманил солоноватый вкус крови и пота жертвы.
Каждый толчок вырывал из ее груди глухой всхлип, но Джаред сдерживался слишком долго, чтобы сейчас остановиться или хотя бы замедлиться.
 
Где-то далеко слышались крики и стук, но огонь, струящийся по его венам, не давал Джареду сосредоточиться на чем-то ином, кроме его желаний. Оно пульсировало в каждой клеточке, скручивало спиралью мускулы и, наконец, выплеснулось в тело жертвы.
Мой.
Собственность.
МОЙ! ревело в голове Джареда, когда он изливался в покорно принимающую его семя жертву.
Мой.
Так и должно быть.
 
 


 
 
«Мне жаль», - успел подумать Дженсен, прежде чем взошла полная луна и Джаред излился в него.
Он чувствовал, как пульсирует внутри него член Джареда, но прежде чем выскользнуть из его истерзанного тела, Джаред в последний раз стиснул зубы, вырвав у Дженсена последний отчаянный всхлип.
 
Через секунду дверь сторожки слетела с петель под мощным ударом, в комнату ввалился Крис и торопливо огляделся вокруг широко распахнутыми глазами, в которых светилось искреннее беспокойство за друга.
 
Джаред глухо заворчал, удерживая Дженсена прижатым к полу. Этот звук заставил Криса опустить взгляд, и он замер в шоке.
 
Как только Джаред понял, что Крис их заметил, ворчание Джареда сменилось рычанием, и Дженсен послушно замер, боясь поднять глаза. Он был даже благодарен Джареду за это, потому что не представлял, что может увидеть на лице Криса: отвращение? Разочарование? Гнев? Сочувствие?
Дженсен знал, что любое из этих выражений разобьет ему сердце.
 
 


 
 
Неожиданно, еще до того, как мозг осознал, что происходит, все его мышцы снова напряглись. Но теперь, осознав свое доминирующее положение, Джаред не стал с этим бороться, а просто сильнее сжал зубы. Его тело менялось, и он вынуждал жертву меняться вместе с ним.
 
Он стоял над Дженсеном на четырех высоких сильных лапах, а тот покорно лежал под ним, припав брюхом к полу и мелко дрожа всем телом.
В этот момент и слетела сорванная с петель дверь.
 
Джаред заворчал: непреодолимое желание защищать то, что теперь принадлежало ему, заставило его напрячься.
 
В дверном проеме стоял голый мужчина, но исходящий от него запах ясно дал понять, что он не просто человек.
Волк.
Угроза.
Когда пристальный взгляд прищуренных глаз оборотня упал на Дженсена, Джаред почувствовал, как в нем поднимается гнев. Дженсен принадлежит ему! Низкое рычание вырвалось из волчьей глотки, Джаред обнажил зубы, предъявляя свои права, и был удовлетворен реакцией Дженсена, который покорно замер, припав брюхом к полу, и даже не попытался пошевелиться.
 
Уверенный, что тот останется на месте, Джаред выпустил из пасти его загривок и встал между ним и тем чужаком, который собрался отобрать у него законную добычу.
 
 


 
 
Крис замер, готовый к чему угодно. Волк приближался с огромной скоростью. Крис сначала почуял знакомый запах, а потом уже увидел проблеск светлой, почти белой шерсти среди деревьев. Волк вылетел на поляну и взвизгнул, едва успев затормозить всеми четырьмя лапами, чтобы не врезаться в Криса.
Усевшись в паре шагов от него, белый вывалил язык и оскалился в дружелюбной ухмылке. Крис сердито заворчал, и он перестал улыбаться, виновато опустив голову.
Мысленно ругая белобрысого оболтуса на чем свет стоит, Крис перекинулся. Белый последовал его примеру, и рядом с Крисом оказался молодой светловолосый паренек с самым искреннем раскаянием на лукавом лице.
- Какого хрена ты здесь делаешь, Чад? – вызверился Крис, у которого не было времени на этого мальчишку.
Чад усмехнулся, подошел и легонько стукнул плечом о его плечо. Их обоих не смущала нагота, она была привычна и естественна.
- Да ладно, Крис, - паренек подмигнул старшему другу. – Ты же без меня скучаешь.
- Что ты здесь делаешь? – без намека на улыбку мрачно повторил Кейн.
- Ищу любовь, - отшутился Чад, но когда Крис развернулся и зашагал в сторону сторожки, посерьезнел. – Ладно, ладно. Я был со стаей на охоте, но уловил твой запах и решил, что что-то случилось. Ты же сегодня играешь роль няньки, так?
- Один из шакалов Стерлинга подобрался слишком близко к сторожке, я попытался перехватить его, но он ушел, - коротко ответил Крис, не желая признаваться в собственном поражении.
К счастью, Чад не стал задавать вопросов, а только выругался вполголоса и нахмурился.
 
Крис перешел с шага на бег.
- Дженсен в сторожке один на один с детенышем. Я думаю, что именно его искал нарушитель. Других я не заметил, но это не значит, что их нет. А этому новенькому я не доверяю.
- Думаю, тебе нужно вернуться туда как можно скорее, - серьезно проговорил Чад, легко подстраиваясь под бег Криса.
- Ты думаешь?
Крис внезапно замер, Чад проскочил мимо него, споткнулся и тоже остановился.
- Прости, - мягко произнес он.
Крис побежал дальше, а потом снова остановился, обернулся и посмотрел на понурого парня.
- Ты идешь?
Чад расплылся в улыбке и кивнул.
 
Крис прикусил губу, чтобы не улыбаться, перекинулся, и оба волка помчались к сторожке. На бегу Крис молился про себя, чтобы все его опасения оказались напрасными.
 
***
 
Когда они подбежали к поляне, на которой стояла сторожка, чувствительные волчьи уши уловили крики о помощи. Крис узнал голос Дженсена еще до того, как разобрал в этих криках собственное имя.
 
Обменявшись тревожными взглядами, оба волка что есть силы рванулись через плотный строй деревьев. Крики становились все громче, все отчаяннее, и когда волки подбежали к сторожке, сердце Криса уже готово было разорваться от плохого предчувствия и страха.
 
Они влетели на крыльцо, но дверь оказалась заперта. Крис мгновенно перекинулся и забарабанил в дверь, крича, чтобы Дженсен впустил их.
- Почему она заперта? – пропыхтел Чад уже в человеческом облике, колотясь в дверь всем телом.
- Я велел, - коротко бросил Крис, - когда погнался за чужаком.
- Значит, - подвел итог Чад, озвучив то, о чем Крис уже догадался, но боялся произнести вслух, – опасность исходит от Джареда. Луна взошла. Что если он рехнулся?
- БЛЯТЬ! - выругался Крис, врубаясь плечом в тяжелую деревянную дверь. – Дженсен!
Казалось, прошла вечность, прежде чем древесина затрещала. Крис не чувствовал боли, не видел крови на разбитом плече.
- Поднажмем! – выдохнул рядом Чад, и они ударили в дверь вместе, одновременно. Петли поддались.
Крис бросил на парнишку благодарный взгляд, ухватился за косяк, подтянулся и ударил двумя ногами. Дверь ввалилась внутрь. Крис едва не влетел в комнату следом за ней, но сумел остановиться на пороге и почти спокойно оглядеться.
Где-то далеко завыла стая, приветствуя восход полной луны.
 
Повсюду была кровь, и ему потребовалась лишь секунда, чтобы понять: кровь принадлежит Дженсену. Кровать была перевернута, простыни заляпаны красным. Инструменты и лекарства, так старательно оберегаемые Джимом, валялись на полу, а стул, на котором сидел Дженсен в своей бессменной вахте у кровати Джареда, теперь превратился в гору щепок.
 
Внимание Криса привлекло глухое рычание, доносившееся от противоположной стены. Увидев залитую кровью шкуру друга, его перепуганные зеленые глаза, Крис испытал настоящий шок. Но когда стоящий над Дженсеном крупный темно-бурый волк оскалил окровавленные клыки и зарычал, а Дженсен покорно припал брюхом в полу и опустил голову на лапы, шок перерос в холодную ярость.
 
- Здесь воняет сексом, Крис, - тихо озвучил за его спиной Чад то, что он отказывался признавать, но о чем кричали все его инстинкты.
- Приведи Джеффа. Немедленно! – отрывисто приказал Крис, и Чад послушно выскочил на улицу, перекинулся и, задрав голову к небу, протяжно завыл, прося помощи вожака. Тот отозвался почти мгновенно.
Чад вернулся в дом, но остался волком, прижавшись всем телом к голым ногам Криса, как преданная собака.
Мюррей доставлял стае массу хлопот своими шутками и своим поведением, но Крис знал, что он так же храбр и верен, как и любой другой член стаи. Он положил руку белому волку на голову, чтобы гарантировать, что тот не бросится на Джареда, который теперь возвышался над Дженсеном, как тюремный надзиратель.
 
- Отвали от него на хуй! – рыкнул Крис на бурого волка со шрамом поперек левого глаза, уверенный, что это именно Джаред и никто иной. Тот приподнял верхнюю губу, обнажая клыки и зарычал.
Крис и так не отличался терпением, а сейчас вообще был на грани срыва.
- Ты слышишь меня, Джаред? – выкрикнул он. – Отвали от него!
Рычание в горле Джареда не прекращалось, но он не пытался напасть, а наоборот, отодвинулся подальше от Криса, поближе к Дженсену.
Крис молился, чтобы оказаться неправым, чтобы то, чего он так боялся, все-таки не произошло.
- Дженсен, - выяснив, что Джаред его не понимает, Крис попытался зайти с другой стороны. – Дженсен, как ты? Все хорошо. Мы здесь. Ты теперь в безопасности.
Ожидание убивало, но Дженсен не двинулся и даже не поднял на него взгляд. Крису захотелось разорвать кого-нибудь. Единственное, что удерживало его от взрыва - топот волчьих лап, приближающийся к сторожке. Скоро здесь будет Джефф. А он знает, что делать.



Глава 4

 

 
 
Джефф ответил на зов немедленно. Стая еще не успела начать охоту, радуясь восходу полной луны. Услышав вой Чада, Джефф мысленно порадовался, что не стал торопиться уводить стаю далеко от лагеря.
Стая собралась вокруг вожака, понимая, что произошло нечто из ряда вон выходящее, но не зная, что именно. Саманта прижалась плечом к его плечу, и Джефф буквально ощутил ее тревогу, но у него не было ничего, чем можно было бы успокоить подругу и всю стаю.
Ему не потребовалось много времени, чтобы вернуться. Подбегая к сторожке, Джефф почуял в воздухе четкий запах крови. Где-то позади беспокойно затявкала стая, и он коротко рявкнул, приказывая волкам оставаться на месте и ждать.
 
Он взлетел вверх по ступеням и, одним прыжком миновав дверной проем, очутился внутри. Крис и Чад сразу отошли в сторону. Джеффу потребовалось всего пара секунд, чтобы понять, что здесь произошло.
Если бы у него было время, он непременно отругал бы себя за то, что оставил Дженсена наедине с новообращенным детенышем, что возложил на его плечи такое бремя, но времени не было.
Встав перед Крисом и Чадом, Джефф оскалился на Джареда. Его тон, его вид, его поза – все говорило, что перед Джаредом стоит вожак, альфа, но тот не выказал ни капли повиновения. Наоборот, поставил уши торчком и зарычал в ответ.
Джефф угрожающе шагнул вперед и уставился на дрожащего, окровавленного Дженсена. Джаред заметил этот пристальный взгляд, схватил Дженсена зубами за шкирку и поволок назад, подальше от собирающихся претендовать на него наглецов. А потом вышел вперед и встал между своим трофеем и крупным темно-серым с проседью волком.
 
Джефф щелкнул зубами и сделал еще один шаг вперед, бесясь оттого, что Джаред не собирается уступать и не желает подпустить их к раненому Дженсену. В глубине души он понимал, Джаред не осознает, что делает. Очевидно, что он – альфа, и пока не готов подчиняться.
Но этот факт не менял того, что Джаред взял Дженсена насильно, без согласия. И только при мысли об этом шерсть на спине Джеффа вставала дыбом. За спиной он чувствовал, что Крис и Чад едва сдерживаются, чтобы не напасть на новичка.
 
Джеффу не нужна была драка, но сейчас нужно было любым способом отобрать Дженсена у не знающего правил оборотня и вернуть его стае, которая о нем позаботилась бы. Где бы он был в безопасности.
 
Джефф собирался показать Джареду, кто здесь на самом деле альфа. Столкновение казалось неизбежным. Неожиданно Дженсен выполз вперед и жалобно заскулил, его зеленые глаза умоляюще взглянули на вожака. У Джеффа сжалось сердце. Его сильный, уверенный, гордый сын был раздавлен, уничтожен, превращен в хныкающую покорную собачонку. Джефф с Джаредом рыкнули одновременно, приказывая Дженсену уйти с дороги. Тот снова припал брюхом к полу, прижал уши к голове, но не двинулся с места.
- Дженсен, - мягко проговорил Крис. – Не надо…
Но тот не сводил с Джеффа перепуганных глаз, умоляя не начинать драку.
Снова отрывисто рявкнул Джаред, и Дженсен опустил взгляд. Ошеломленный Джефф перекинулся в человеческую форму, Крис и Чад немедленно встали по обе стороны от него, чтобы в случае чего защитить вожака.
- Он взял его силой, Джефф.
Голос Криса дрожал. В нем слышались ярость и слезы, и Джефф поблагодарил небеса, что успел вовремя. Ему страшно было подумать, что предпринял бы Кейн в попытке освободить лучшего друга.
- Я знаю.
Он сосредоточил взгляд на Дженсене, который не только не смотрел на него, но и вообще боялся оторвать морду от пола.
– Дженсен! – тот вздрогнул, но не пошевелился.
– Дженсен! – теперь волк чуть приподнял морду и взглянул на альфу затравленным взглядом. – Иди сюда!
Вожак использовал командный тон, который почти никогда не применял к пасынку, но сейчас у него не было выбора.
Дженсен приподнялся на ноги и медленно, словно испытывая сильную боль, двинулся к альфе, подчиняясь инстинкту повиновения. Он успел сделать пару шагов, как Джаред клацнул зубами, хватая его за холку, и Дженсен покорно замер, припав к полу и испуганно глядя на него снизу вверх.
- Дженсен!
Тот жалобно и растерянно заскулил, не зная, кому повиноваться.
Такого никогда раньше не происходило. Никто из волков не оказывался между своим партнером и альфой. Джефф знал, что обе связи невероятно сильны, и понимал, что сейчас происходит в душе пасынка, которого тянули в разные стороны две почти равные силы.
- Бог проклял тебя, Джаред, - дрогнувшим голосом прошептал Джефф.
 
- О, Дженсен. Нет!
Джефф обернулся. На пороге сторожки с полными слез глазами стояла Саманта и протягивала к ним руки.
Дженсен поднял на нее испуганно-встревоженный взгляд. Джаред тоже заинтересовался самкой и принялся внимательно разглядывать ее, чуть склонив голову.
 
Саманты вышла вперед и опустилась перед парой на колени, голая, с разметавшимися по плечам длинными светлыми волосами.
- Сэм… - хрипло предупредил Джефф, не зная, как будет реагировать Джаред.
Он хотел защитить свою пару, но она была сильной, независимой и очень умной. А кроме того, она заменила Дженсену мать, и Джефф решил дать ей шанс.
- Все хорошо, Джефф, - тихо ответила она, внимательно наблюдая, как шевелятся настороженные уши Джареда. – Привет, Джаред. Я - Сэм. Я могу минутку поговорить с Дженсеном?
- Он не понимает тебя, родная, - печально произнес Джефф. Она услышала, но никак не отреагировала на его слова.
- Дженсен, сынок, ты в порядке? - очень мягко и спокойно спросила Саманта. У Дженсена вырвался короткий рваный всхлип. Джаред забеспокоился, а когда Саманта медленно протянула к Дженсену руку, низко и опасно заворчал. Джефф напрягся.
- Ты не должен оставаться здесь, если не хочешь, - сказала Саманта Дженсену. – Идем домой с нами. Мы о тебе позаботимся.
В сердце Джеффа вспыхнула надежда, когда Дженсен неуверенно начал подниматься на дрожащие ноги, но в следующую секунду сильные челюсти ухватили его за окровавленную холку, и он снова припал животом к полу.
Глаза Джареда гневно сверкали. Он глухо рычал, не разжимая зубов.
Джефф вздернул Саманту на ноги и быстро отодвинул себе за спину. Чад и Крис синхронно пригнулись, готовые к драке.
- Джефф, о, Джефф… он так напуган, - дрожащим голосом пробормотала Саманта, и по ее щекам потекли слезы.
- Нужно вытащить его оттуда, подальше от этого психа, - с искаженным от ярости лицом прошипел Крис. – Одно твое слово, Джефф…
- Нет! – все замерли, изумленные таким ответом, но прежде чем посыпались вопросы, Джефф поспешил объяснить. – Если мы попробуем отбить Дженсена, Джаред причинит ему еще больше вреда.
Он указал на окровавленные зубы, прокусившие густой мех и вонзившиеся в плоть пасынка.
- Он причинит ему боль, если мы оставим все как есть. Посмотри, что он уже натворил! – попытался возразить Крис, в его голосе прозвучало уважение к решению альфы, но пока еще не смирение.
- Нам придется рискнуть, - Джефф поднял руку, на корню пресекая возражения. – До окончания лунного цикла мы не сможем подойти к Джареду. Он сейчас как дикое животное во враждебной среде. Нам придется ждать, когда он снова станет человеком.
- Но… - начал было Крис, но на этот раз его перебила Саманта.
- Джаред взял Дженсена силой, - заявила она, и все невольно вздрогнули. – Он предъявил на него свои права, и если мы попытаемся отобрать его, это будет расценено Джаредом как угроза. Он не доверяет нам, он просто пытается защитить то, что принадлежит ему.
- Дженсен никому не принадлежит! – в отчаянии выкрикнул Крис. – Сколько раз мы слышали это из его уст!
Джефф метнул на него предупреждающий взгляд, и Кейн замолчал.
- Крис, я хочу, чтобы вы с Чадом остались здесь. Ничего не предпринимайте, просто смотрите, слушайте и не выпускайте Джареда наружу. Я не хочу, чтобы он куда-нибудь увел Дженсена, - Крис в молчаливом недовольстве уставился на вожака, а Чад фыркнул и кивнул. – Не заходите внутрь, не пытайтесь с ними разговаривать. И ничего не делайте, если только Джаред не станет причинять Дженсену боль. Ясно?
Крис колебался. Джефф тоже сомневался в своем решении, но иного выхода не было, а удержать сейчас Криса далеко от друга не смог бы даже он.
- Крис… если ты вмешаешься, Дженсен окажется в настоящей опасности.
- Хорошо. Я понимаю. Но, для протокола, мне это НЕ нравится!
- Увидимся утром, сынок, - тихо произнес Джефф, прежде чем взять Саманту за руку и покинуть сторожку. У него было тяжело на сердце, в глубине души вожак был согласен с Крисом, но при любом другом варианте Дженсен мог сильно пострадать, даже погибнуть.
Крис дождался, когда Джефф и Саманта уйдут, и коленом подтолкнул Чада под зад к выходу.
 
 
Джефф с Самантой дошли до края поляны и увидели стаю, которая сидела и с тревогой вглядывалась в альфа-пару, ожидая объяснений. Джефф оглянулся. В разрушенном дверном проеме, спиной к нему, стоял Крис.
- Если ты снова причинишь ему боль, я тебя убью, - долетел до него глухой голос Кейна.
 
Джефф не нашел в себе сил одернуть его, потому что знал: в глубине души каждый волк в стае повторяет тоже самое.
Он взглянул на них.
- Я знаю, что вы все слышали и поняли, что здесь произошло, - начал он, абсолютно уверенный в том, что слух, нюх и зрение позволили волкам составить полную картину произошедшего. – Я хочу, чтобы вы продолжили охоту. Том? Джейсон? – два волка вышли вперед. – Вы сможете принести мясо тем, кто здесь останется?
Получив согласное фырканье, Джефф кивком головы поблагодарил их.
- Идите! Наслаждайтесь луной! – приказал он.
Стая неохотно развернулась и без прежнего пыла и энтузиазма потрусила обратно в лес.
 
Когда на поляне остались только они с Самантой, те, кто сейчас был в сторожке, и Крис с Чадом на крыльце, Джефф развернулся к Крису и гневно сверкнул глазами.
- Какого черта произошло?! – с плохо сдерживаемой яростью поинтересовался он. – Ты, как предполагалось, должен был за ними присматривать?
Крис, который уже успел влезть в джинсы, невольно поежился.
- Он не виноват, - вступился за старшего друга Чад, успевший перекинуться в человеческую форму и вставая перед Крисом, словно собираясь защитить его от гнева вожака. Но Крис положил тяжелую ладонь на голое плечо молодого человека, и тот сразу сник.
- Да, должен был, - с болью в голосе признал Крис и виновато взглянул на альфу, который явно собирался разорвать его части. – Мне жаль, Джефф. Я должен был сразу вызвать тебя. Я… - Крис расстроено взъерошил свои длинные волосы. – Здесь был нарушитель. Шавка Стерлинга. Я думал, он шел по следу Джареда, возможно, хотел убедиться, перекинется тот или нет. Он подобрался почти к самой сторожке.
Джефф насторожился. Мысль о том, что на его территорию вторгся нарушитель, была очень неприятной.
- Продолжай.
- Я не поднял тревогу, потому что не знал, как он будет реагировать, а Джаред был уже на грани превращения. Я решил, что близость нарушителя станет для него дополнительным источником раздражения, поэтому велел Дженсену запереть дверь и погнался за ублюдком. Я гнал его до границы территории. Я никогда не встречал его раньше, его запах был нов для меня, но я хорошо его запомнил. А когда я вернулся и выбил дверь, было уже слишком поздно. Я велел Чаду поднять тревогу.
Крис опустил голову, казня себя, и Джефф даже посочувствовал ему, хотя и не подал виду.
- А ты? – он повернулся к Чаду. – Как ты вписываешься в эту историю?
Чад неловко мялся под пристальным и тяжелым взглядом вожака.
- Я? Я уловил запах Криса, когда был со стаей. Он рассказал мне про нарушителя, и мы вернулись сюда вместе. Мне так жаль… если бы я не задержал его... Возможно, он успел бы вернуться вовремя.
Джефф молчал, переваривая полученную информацию. Он не винил ребят, возможно, на их месте он поступил бы точно так же. И он точно знал, что ни один из них никогда не подверг бы опасности ни одного члена стаи. И уж тем более Дженсена. Если уж кого и винить, то самого себя. Он должен был понять, как силен и агрессивен Джаред. Нельзя было оставлять Дженсена с ним один на один.
- Ладно, мальчики, - как можно мягче произнес он, и парни поняли, что прощены. – Позже вам принесут поесть, и, Чад, я позабочусь, чтобы тебе принесли одежду. Становится холодно. Но на этот раз, если вы что-то хотя бы заподозрите, вы сразу поднимете тревогу. Ясно?
- Ясно, - ответили они хором.
Джефф кивнул, перекинулся, и они с Самантой поспешили присоединиться к охотящейся стае.
 

 
 
Право, которое Джаред предъявил на него, оказалось намного сильнее, чем Дженсен мог себе представить. Он знал, что это сильное чувство, слышал, как другие пары описывали его - сильную связь, характеризующуюся высшим проявлением товарищества и любви, которую приходилось долго нащупывать. То, как длился долгий ритуал ухаживаний, всегда вызывало смех волков-одиночек, которые подтрунивали над парочками, но всегда завидовали им и их возможности регулярно заниматься сексом.
Но всегда предъявление прав было взаимным решением, принятым по любви, а не по необходимости одного доминировать над другим, как это произошло у них с Джаредом, который в своей слепой жажде лидерства просто не оставил Дженсену выбора.
 
И то чувство покорности, которое сейчас испытывал Дженсен, та необходимость подчиняться была абсолютно иной, чем в его отношениях с Джеффом, которые были построены на взаимном доверии и уважении.
Попытка неповиноваться Джареду причиняла физическую боль, не говоря уже о том ужасе, который охватывал Дженсена, как только он представлял, что сделает с ним Джаред, если он попытается сопротивляться. Похоже, все, за что Дженсен отчаянно сражался пятьдесят лет, было уничтожено Джаредом за две минуты. Появился кто-то сильный, и в один миг он лишил Дженсена всего, что тот так старательно оберегал: его свободу, его гордость, его чертово самоуважение.
Теперь он жалкой тряпкой лежал в углу, в который уволок его Джаред, боясь даже громко дышать, и чувствовал, что если он попытается пошевелиться, Джаред снова напомнит ему, кто тут альфа.
Закрыв глаза, Дженсен с ужасом думал о том, сколько пройдет времени, прежде чем Джаред возьмет его снова, чтобы утвердить свое превосходство, и как часто ему придется отдавать себя своему «партнеру» в будущем.
 
Джаред расхаживал взад-вперед мимо дверного проема и глухо рычал, то и дело бросая гневные взгляды на Криса и Чада. Дженсен по-прежнему не шевелился, лежа на полу и уронив голову на лапы.
 
Луна влияла не только на Джареда. Дженсену казалось, что от огромной луны к нему тянутся тяжелые серебряные цепи и опутывают все тело. Он тихо хныкнул и испуганно дернулся, когда Джаред немедленно развернулся к нему, постоял немного на месте, а потом подошел. Дженсен попытался отползти назад, но альфа недовольно заворчал, и он замер, уронив морду на пол и прижав уши к голове, выказывая покорность. Джаред перестал ворчать, подошел, ткнулся мордой в спину Дженсена и вдруг фыркнул, словно ему стало щекотно. От его горячего дыхания по спине Дженсена побежала дрожь. Раньше, если бы кто-то позволил себе подобное, он бы огрызнулся и отогнал нахала, но теперь мог только мелко дрожать, ожидая неизбежного.
Неожиданно послышался шум, и Дженсен почуял два знакомых запаха: мяса и Джейсона. Он чуть приподнял голову, и сердце замерло, когда он натолкнулся взглядом на широко распахнутые потрясенные глаза друга.
Дженсен был рад, что Джейсон сейчас в облике волка, а в его пасти болтается часть оленьей туши, и он не может высказать вслух все, что сейчас бьется в его голове.
 
Джаред тоже почувствовал чужака и оскалился. Джейсон положил мясо на пол и растерянно уставился на Дженсена, изумленный его поведением. Тот только закрыл глаза, не в силах вынести свой позор.
 
Низко рыча, Джаред решительно шагнул вперед, вытесняя Джейсона из сторожки. Когда тот оказался на крыльце, Джаред огляделся и набросился на принесенное мясо. Ему потребовалась всего минута, чтобы разгрызть массивные кости и оторвать большой кусок сочной оленины. Давясь слюной и утробно урча, он проглотил ароматное мясо так, словно не ел целую неделю.
 
Дженсен осторожно наблюдал за ним, и Джаред, почувствовав его взгляд, поднял окровавленную морду и взглянул на него в ответ. А потом оторвал кусок, отнес и положил его на пол перед Дженсеном.
Тот смотрел на окровавленное мясо и чувствовал отвращение. Обычно он с ел удовольствием; будучи одним из лучших охотников в стае, Дженсен всегда получал лучшую часть добычи. Но сейчас, после всего, что случилось, он не испытывал голода.
Хотя это не имело никакого значения. Джаред носом подтолкнул к нему кусок и коротко рыкнул. Приказ был ясен: Дженсен ДОЛЖЕН есть. Под пристальным взглядом Джареда он оторвал кусочек и заставил себя проглотить его, борясь с подступающей к горлу тошнотой.
Джаред рыкнул, на этот раз с удовлетворением, и вернулся к своей трапезе.
Дженсен закончил есть и почувствовал себя совсем плохо. Джаред тоже разделался со своей частью туши, зевнул, обнажив огромные окровавленные клыки, и Дженсен вздрогнул, вспомнив, как они держали его за загривок, причиняя невероятную боль и вынуждая подчиняться.
Джаред отправился к перевернутой кровати и растянулся на валяющимся на полу матрасе. Дженсен взмолился, чтобы он уснул и проспал до самого восхода солнца. Тогда они смогут стать людьми, и агрессия исчезнет.
Устроившись на матрасе поудобнее, Джаред поднял голову, взглянул на Дженсена и недвусмысленно рыкнул.
Попытка не подчиниться причинила Дженсену боль, от которой свело ноги. Джаред рыкнул снова, и Дженсен, с трудом поднявшись, поковылял к «партнеру», поджав хвост, прижав к голове уши и опустив взгляд в пол.
 
Он послушно лег на матрас возле крупного бурого волка так, что они оказались прижаты друг к другу боками. Джаред перевернулся, устроил тяжелую морду на его спине и удовлетворенно вздохнул. Дженсен закрыл глаза и постарался сдержать готовое вырваться хныканье. Его прежняя жизнь была закончена. Черт, ему было жаль, что Джаред не довел дело до конца и не убил его! Все лучше, чем такое существование.
 
 

 
 
Холодный воздух неприятно остужал обнаженное тело, кроме одного бока, к которому прижималось что-то мягкое, теплое и явно пушистое. Разум Джареда еще не успел осознать всю нелепость ситуации, как теплая пушистость мягко заскулила.
Джаред рывком сел и уставился на лежащего возле него светло-серого волка. Почему-то сам факт наличия волка на одном с ним матрасе Джареда не обеспокоил, его испугало состояние этого волка: светло-серая шерсть свалялась и была сплошь заляпана кровью, большая часть которой засохла вокруг шеи. Волк мелко дрожал всем телом, глаза зверя были красными и воспаленными, словно он не спал несколько недель, но самым ужасным был отражающийся в них панический страх.
 
Джаред задохнулся, когда вспомнил этого волка воющим на луну и этого человека, который заботился о нем, который стоял перед ним абсолютно голым, и который в конце концов превратился в этого волка.
- Дженсен.
Имя сорвалось с губ Джареда само собой, и он понял, как бы ненормально ни звучало все, что рассказывал ему этот парень, это все было правдой.
Джаред сполз с матраса, стыдливо закутался в заляпанную подсохшей кровью простыню и отошел в другой угол комнаты, пытаясь привести мысли в порядок.
Но у него не хватило времени, чтобы сделать хоть какие-то выводы, потому что за спиной раздался осторожный кашель. Джаред обернулся. В разрушенном дверном проеме стоял длинноволосый парень.
Крис, вспомнил Джаред.
Парень скрестил на груди мускулистые руки и уставился на него. Он выглядел измотанным, но его усталость меркла перед той ненавистью, которую буквально излучало все его тело, и которую он проецировал на Джареда.
 
Джаред поднял голову, всем своим видом показывая, что его не запугать, хотя почему-то был уверен, что парень удержит себя в руках. Потом он перевел взгляд на раненого волка на полу.
- Дженсен. Что, черт побери, с ним случилось?
Кривая ухмылка тронула губы Криса, и он решительно шагнул к Джареду, который выпрямился во весь рост и расправил плечи.
- Думаю, ты не помнишь. А жаль. Я надеялся, что в твоей башке задержится хоть что-то, чтобы ты понял, что именно натворил!
Крис мельком взглянул на Дженсена, и Джаред готов был поклясться, что в его синих глазах мелькнула вина и сожаление. Взгляд стал мягче, но всего лишь на минуту. Потом Крис снова уставился на него, и взгляд снова стал жестким и гневным.
- Ты хочешь сказать, что это сделал я? Рехнулся? – Джаред переводил растерянный взгляд с парня на раненого волка и обратно.
- Отрицаешь? Тогда расскажи мне, Джаред, что произошло вчера вечером? Что ты помнишь?
Джаред нахмурился, но, как ни старался, не смог вспомнить ничего конкретного, только перед глазами суматошно мелькали какие-то расплывчатые картинки, не имеющие никакого смысла.
- Удобно, да? Но я надеюсь, что ты все-таки что-то вспомнишь. И знай, - Крис подошел почти вплотную и бесстрашно заглянул Джареду в глаза, - если ты еще хоть пальцем его тронешь, я тебя убью!
 
Слова и интонация показались странно знакомыми, словно Крис уже угрожал ему раньше, но, прежде чем он успел предпринять ответные меры, между ними возник Дженсен. Волк, покачиваясь, стоял на трясущихся лапах, но вся его поза говорила о том, что он намерен защищать Джареда.
- О, Джен, - взмолился Крис, словно тот своими действиями разрывал ему сердце. – Не позволяй этому парню поступать так. Только не ты. Только не с тобой.
Джаред видел, как Дженсен опустил голову, но не двинулся с места.
- Нет! Ты не можешь защитить его от меня, - выкрикнул Крис, и в его взгляде засверкала ярость, направленная на Джареда. – Не надо!
- Ты его понимаешь? - осторожно поинтересовался Джаред, предполагая, что тихое ворчание и скулеж, которые издавал волк, являлись неизвестным ему языком.
- Не будь идиотом! – огрызнулся Крис. – Я просто слишком хорошо его знаю. Я знаю, о чем он думает.
- О-о.
Джаред плотнее завернулся в простыню и огляделся по сторонам в поисках одежды.
Крис присел перед Дженсеном на корточки и протянул к нему руку. Первым порывом Джареда было броситься между ними, но этого не потребовалось: Дженсен вздрогнул, и Крис сам убрал руку.
- По крайней мере, поговори со мной, - попросил он.
Парень выглядел так, словно хотел подхватить Дженсена на руки и сбежать с ним. Джаред мечтал, чтобы он ушел, но еще больше ему хотелось узнать, что произошло и почему Крис считает его ответственным за все. Ему не понравилось, что Дженсену причинили боль, и он хотел получить ответы.
- Джаред снова человек. Луна ушла. Ты можешь хотя бы перекинуться, чтобы я мог убедиться, что ты поправишься?
Дженсен не реагировал на просьбы Криса. Он только опустился на пол, уронил голову на вытянутые передние лапы и закрыл глаза. Было ясно, что он не хочет общаться.
- Эй, - Джаред чувствовал настоятельную потребность защищать светло-серого с зелеными глазами волка. – Оставь его в покое, ладно? Даже я вижу, что ты расстраиваешь его.
- Не твоя печаль! – рявкнул Крис, выпрямляясь в полный рост и, видимо, ничуть не заботясь о том, что Джаред на голову выше его. Он продолжал смотреть на парня так, словно тот был смертельно опасным вирусом, грозившим уничтожить все живое. – Ты вообще не смеешь даже думать о нем, после всего, что натворил!
- Что? – заорал Джаред, теряя терпение от непонятных ему обвинений. – Что такого ужасного я натворил?
- Ты изнасиловал его! – выкрикнул Крис.
Джаред запнулся, озадаченный этим новым и очень неприятным обвинением. Крис что, серьезно? Нет, он бы не забыл, если бы такое случилось!
- Я ЧТО? – прошептал Джаред и почувствовал, как в нем поднимаются гнев, страх и отвращение. Он опустил глаза вниз, на Дженсена. Тот слабо захныкал, и из его зажмуренных глаз потекли слезы, промачивая густой мех. Господи Боже! Крис не солгал!
- Я…
Он постарался вспомнить хоть что-то, но в голове возникали все те же мелькающие бессмысленные картинки и больше ничего. И любая попытка остановить этот бешеный калейдоскоп вызывала головную боль.
- Но почему я не помню? Что произошло?
- Превращение произошло, как мы и предсказывали, - прозвучал от двери спокойный голос.
Оба парня обернулись, даже Дженсен невольно поднял голову, но потом снова опустил ее на лапы, не в силах смотреть на вожака.
- Ты не смог удержать себя под контролем, и Дженсен поплатился за это, - хотя голос Джеффа звучал спокойно, Джаред ясно видел гнев в его темных глазах. – При первом превращении потеря памяти абсолютно закономерна, потом она вернется. Но, к сожалению, это не исправит того, что уже случилось.
- Тогда спросите его! Спросите Дженсена! – взорвался Джаред.
Его обвиняли в страшном деянии. В том, что он причинил ужасный вред человеку, который был добр к нему, который заботился о нем, который рассказал ему, что теперь он оборотень, и это оказалось правдой. Но он ничего не помнил, а никто здесь не торопился просветить его. Да если бы случилось нечто подобное, его давно разорвали бы на тряпочки!
- Вы же понимаете, я ничего не помню! И, судя по всему, не хочу вспоминать! Дайте мне какую-нибудь одежду и отпустите. Или, клянусь, как только я доберусь до людей, я позабочусь о том, чтобы они переловили каждую пушистую задницу в этом лесу!
- Чад, - через плечо позвал Джефф, и в сторожку вошел светловолосый молодой человек, держа в руках ворох одежды.
Положив одну часть на пол перед Дженсеном, он протянул руку и, не обращая внимания на то, как сжался волк, потрепал его по голове. Потом выпрямился и протянул оставшуюся часть Джареду.
- Не знаю, подойдет ли. Ты ужасно здоровый сукин сын, но это все, что я смог выпросить у тех, кто все-таки согласился тебе помочь. А просил я долго.
Чад ухмыльнулся, но Крис схватил его за руку и оттащил подальше от Джареда, который теперь был для него кровным врагом. Чад виновато пожал плечами и подмигнул Джареду.
- Чад! – рявкнул Крис, и тот нахмурился.
- Что? Да ладно, это же не его ошибка, и ты это знаешь. Погляди на него, он смущен и растерян. Дай ему шанс, ладно? – быстро пробормотал он, и Джаред был благодарен за такой, пусть даже неуклюжий дружеский знак.
- Нет! – Крис бросил руку Чада. – Думаю, мы все понимаем, на ком лежит реальная вина.
У Чада вытянулось лицо, и он уставился на Криса, молча открывая и закрывая рот, как выброшенная на берег рыба.
- Я… - пробормотал он, когда к нему вернулся дар речи. – Я не это имел в виду…
- В другое время, мальчики, - перебил его Джефф, и Чад смущенно и виновато замолчал. – Одевайся и приходи в мое логово на завтрак. Нам нужно кое-что обсудить. Есть вещи, которые тебе необходимо знать.
И хотя Джефф казался абсолютно спокойным и вежливым, Джаред понимал, что у него нет шанса отклонить это приглашение.
Тем более, что ему не терпелось покинуть эту сторожку, сейчас ставшую похожей на декорацию из второсортного фильма ужасов, и посмотреть, как живут эти странные люди.
 
Кивнув, Джаред начал одеваться, стараясь не выпускать из рук прикрывающую его простыню. Темно-синие джинсы оказались чуть коротковаты, а футболка тесна, но другой одежды все равно не было.
- Ты тоже, Дженсен, - приказал Джефф. – Перекидывайся и пошли. Саманта готовила, ты же не хочешь обидеть ее.
Обернувшись через плечо, Джаред увидел, как Дженсен на брюхе подполз ближе к нему и замер у ног.
Джефф нахмурился, Чад смотрел на Дженсена в немом изумлении, а Крис, казалось, готов был просверлить в Джареде взглядом дырку или испепелить его.
- Дженсен! – повторил Джефф.
Тот вздрогнул и захныкал. Джаред нахмурился. Казалось, слова Джеффа причиняют волку физическую боль.
- Я велел перекинуться. Выполняй приказ! Нам нужно поговорить.
Дженсен начал подниматься на дрожащие ноги, низко опустив голову, и Джаред почувствовал, как в нем закипает гнев.
- Эй! – рявкнул он, бросая на Джеффа злой взгляд, шагнул между ним и Дженсеном и положил руку волку на голову. – Не смей приказывать ему! – он опустил глаза и взглянул на дрожащего под рукой зверя. – Ты хочешь остаться волком? Тогда оставайся, мать твою! Не позволяй этой заднице командовать тобой!
Дженсен заворчал, преданно заглядывая Джареду в глаза, и тот почувствовал, что дрожит он уже меньше.
- Да что ты себе позволяешь? – прошипел Джефф, вставая перед ним и глядя Джареду в лицо. Тот выдержал этот взгляд.
- А ты?
- Я – альфа! Я альфа стаи! И твой! – Джефф толкнул его в грудь открытой ладонью. – Запомни это! И прояви гребаное уважение!
Прозвучавшее в комнате низкое рычание застало всех врасплох.
Взглянув вниз, они увидели Дженсена, который стоял, обнажив зубы, и глухо рычал на своего вожака. Джефф в шоке попятился, а потом его лицо исказилось от горя. Он упал на колени и прижал к груди большую волчью голову.
- Прости, прости, Джен. Я не буду больше приказывать, обещаю. Давай просто позавтракаем и покажем Сэм, что с тобой все в порядке. Она беспокоится о тебе. Хорошо?
Дженсен опустил голову, словно стыдясь своего поступка, и пододвинулся поближе к Джареду, мягко поскуливая.
Джаред удивился. Он не понимал, почему волк так поступает сейчас и поступал тогда, во время ссоры с Крисом.
Дженсен пятился, пока не врезался в ногу Джареда; тогда он замер и съежился, словно ожидая, что тот разозлится на него. Это смутило Джареда еще больше: Дженсен был готов защищать его, хотя и боялся до полусмерти.
Образ сильного, уверенного, доброго парня с ласковыми зелеными глазами никак не вязался в голове Джареда с дрожащим от страха, поджимающим хвост волком. Но когда зверь поднял голову, и Джаред увидел его зеленые глаза, он наконец уяснил для себя, что это одно и тоже существо.
 
Желая успокоить напуганное животное, он опустил руку и, удивляясь тому, каким привычным кажется ему этот жест, почесал его за ушами. Волк напрягся при его прикосновении, но Джаред не убрал руки.
- Хорошо, - произнес он, подтверждая свои мирные намерения. – Я иду с тобой на завтрак.
 
***
 
Следом за Джеффом Джаред пошел через окружающие поляну деревья. Дженсен трусил рядом, и Джаред почему-то чувствовал себя намного спокойнее, думая, что присутствие волка поможет ему проще принять и понять то, что он сейчас увидит.
Дженсен не прикасался к нему, и когда Джаред смотрел на него, то видел, что тот не поднимает голову и ни на кого не смотрит: ни на Криса с Чадом, идущих позади, ни на Джеффа, указывающего дорогу. Вообще ни на кого.
И все же с ним Джареду было куда более спокойно.
 
Деревья неожиданно расступились, и Джаред замер в восхищении. Его глазам предстала необыкновенная картина жизни стаи. По лагерю сновали мужчины, женщины и волки. Все занимались своими повседневными делами. Некоторые оборотни перекидывались на ходу и, не обращая внимания на наготу, исчезали в палатках, которые, как решил для себя Джаред, были их жилищами.
Джефф обернулся на него через плечо и довольно улыбнулся. Он привел всех к большому костру в центре поляны, подошел к красивой светловолосой женщине и мягко поцеловал ее в щеку. Она ответила на поцелуй, коротко взглянула на Джареда, а потом опустила взгляд и ласково посмотрела на Дженсена. Джаред заметил в ее глазах слезы.
Проследив за ее взглядом, он вдруг понял, что шкура волка все еще сплошь покрыта засохшей кровью, и это, конечно, не ускользнуло от взглядов всех, кто встречался им по пути.
- Джаред, я хочу, чтобы ты познакомился с моей парой и альфа-самкой стаи Самантой, - в голосе Джеффа прозвучала плохо скрываемая гордость.
- Я рад познакомиться с вам, мэм, - Джаред с трудом отвел взгляд от Дженсена, склонил голову и протянул ей руку.
- Я тоже рада познакомиться с тобой, Джаред, - хотя голос Саманты был печален, она вполне искренне пожала протянутую руку. – Мне жаль, что это не произошло при более приятных обстоятельствах. У тебя, должно быть, масса вопросов. Присядь, поешь, а потом мы постараемся удовлетворить твое любопытство.
 
Прежде чем Джаред успел сказать хоть слово, Саманта присела перед Дженсеном на корточки, ласково погладила его морду и зарылась пальцами в окровавленный мех на шее. Джаред неожиданно почувствовал крохотную вспышку ревности, но она быстро ушла, и он опустился на ствол поваленного дерева возле огня. На поляне было еще много небольших костров, возле каждого хлопотала женщина, и аромат жареного мяса наполнял воздух, заставляя Джареда проглотить слюну.
- Дженсен? – мягко спросила Сэм. – Разве ты не присоединишься к нам?
Тот на мгновение опустил голову, а потом ткнулся носом женщине в шею. Если бы у него были руки, он несомненно обнял бы ее.
- Он не хочет перекидываться, - неожиданно даже для самого себя произнес Джаред, прежде чем успел прикусить свой длинный язык. – Джефф пытался приказать, но он не послушался.
Саманта сверкнула глазами, и Джаред понял, что она не просто подруга вожака, а сила, с которой придется считаться.
Выпрямившись, Саманта гневно уставилась на супруга.
- Ты приказал ему перекинуться?
- Мне нужно было поговорить с ним, Сэм, - казалось, Джефф пытается оправдываться. – Но влияние Джареда на него намного сильнее моего.
Джаред нахмурился, не понимая, о чем говорит Джефф, но чувствуя себя так, словно он только что выиграл какой-то ценный приз.
- Правда?
Саманта была заинтересована и взволнована этими новостями.
- Джефф, будет лучше, если я сама поговорю с Джаредом, - и прежде чем супруг попытался возразить, Саманта быстро добавила. – Я не допущу ссоры за моим столом, а между вами будут летать молнии. И неизвестно, в кого они ударят. Плюс, я думаю, что так будет лучше для Дженсена.
Она метнула на Джеффа многозначительный взгляд, вожак втянул голову в плечи, послушно кивнул, жестом подозвал к себе Криса и что-то быстро прошептал ему на ухо.
Крис впился взглядом в Джареда, что-то ответил Джеффу, а потом отозвал в сторону Чада и начал что-то ему втолковывать. Джаред понял, что они будут охранять Саманту во время их разговора, словно боясь, что он сможет причинить ей вред, и сделал вид, словно его это ничуть не беспокоит.
 
Пока Саманта хлопотала у костра, а Дженсен лежал рядом с сидящим на бревне Джаредом, глядя в огонь, слово потерявшись в своем собственном мире, Джаред осторожно оглядел лагерь, или «логово», как называл это место Джефф. Он заметил, что на поляне стояли не только палатки. Кое-где попадались плохо построенные лачуги, но, судя по всему, они использовались не для жилья, а как сараи и хранилища.
- Здесь здорово, - сказал он, когда Саманта протянула ему тарелку с самой простой едой: свежеиспеченный хлеб и жареное мясо. Но хлеб изумительно пах, а мяса было много.
- Спасибо, - Саманта поставила миску с мясом перед Дженсеном, который благодарно лизнул ей руку. – Мы постарались, чтобы здесь было удобно всем. Я надеюсь, ты останешься, чтобы познакомиться с нашей жизнью получше.
 
Краем глаза Джаред видел, что за ними наблюдают. Люди перешептывались, и когда они смотрели на Дженсена, их взгляды были наполнены сочувствием и нежностью, а когда переводили глаза на Джареда, в них появлялся гнев. Это расстраивало Джареда, но он продолжал сидеть с прямой спиной и расправленным плечами, бесстрашно встречая каждый враждебный взгляд, направленный на него. Кто-то сразу отводил глаза, кто-то, как Крис, оскаливался, словно намереваясь затеять драку.
- Не думаю, что мне будут рады здесь.
- А ты не волнуйся о них, - Саманта сверкнула глазами в сторону особо любопытных, и они поспешили исчезнуть. – Они просто беспокоятся за Дженсена. Он слишком много значит для нашей стаи.
Она ласково взглянула на волка, но тот стыдливо опустил голову.
- Почему они волнуются за него? Потому что… - Джаред сделал паузу. – Крис и Джефф сказали, я причинил ему боль, я несу ответственность за его раны. Но я ничего не помню! Я понятия не имею, как это произошло или почему я это сделал!
Саманта сочувственно кивнула.
- Когда волк перекидывается впервые, очень трудно удержать под контролем звериную сущность. Ты действовал в соответствии со своими инстинктами, которые велели тебе доминировать, - она положила руку ему на плечо и заглянула в глаза. – Джаред, это НЕ твоя ошибка. К сожалению, из-за твоей амнезии мы не знаем точно, что вчера произошло.
- Я когда-нибудь вспомню? – шепотом спросил он, не уверенный, что хочет услышать ответ.
- Я не знаю. Возможно, кое-что вспомнишь. Когда-нибудь. Никто не ответит тебе на этот вопрос.
- Поэтому все волнуются? Они боятся, что я… я снова сделаю ему больно? – с возмущением спросил Джаред. Он чувствовал себя так, словно ему выносят приговор, а в зал суда не пускают.
- Отчасти.
- Что я сделал? Он поэтому не хочет перекидываться? Я видел других, которые ходят в волчьем обличии, - Джаред пытался защищаться, оправдываться. Он понизил голос и прочти прошипел, чтобы его слышала только Саманта. – И я сыт по горло этими взглядами! Они все пялятся на меня, словно желают мне лопнуть на месте.
 
Неосознанным жестом Джаред положил руку на спину Дженсена и почувствовал, что волк все еще мелко дрожит. Саманта загадочно улыбнулась.
- Тебе придется многое изучить о том, как быть волком.
Джаред явно напрягся при этих словах, и потяжелевшая рука его словно бы придавила Дженсена к земле.
Саманта удивленно приподняла бровь.
- Ты все еще отрицаешь, что ты теперь волк?
- Да! – рявкнул Джаред, и несколько голов повернулись к нему. – Ну… я… - он понизил голос, - …я не знаю. Я не знаю, чему верить. Все, что говорят мне люди, кажется таким странным и непонятным. Я не могу получить прямой ответ ни на один из своих вопросов. Я не помню, что произошло!
Саманта чуть склонила голову к плечу.
- Я думаю, их немного волнует твой характер.
Не успел Джаред придумать, что возразить, как она рассмеялась, и его гнев куда-то испарился.
- Но они не побоялись оставить меня с тобой наедине, - попытался пошутить он.
- О, поверь мне, я не такая слабая и безобидная, какой выгляжу. И, кроме того, ты не успеешь даже взглянуть на меня не так, как на тебя набросятся, - она заговорщицки подмигнула, и Джаред подумал, что ему очень нравится эта женщина, и, наверное, есть какой-то смысл в том, что он разговаривает именно с ней, а не с Джеффом.
Неподалеку от них проходила волчица с темно-коричневым мехом. Миг, и Джаред увидел, как она перекинулась, став молодой, симпатичной, темноволосой девушкой, которая, не обращая внимания на свою наготу, как ни в чем не бывало пошла дальше.
- Я смогу так? – спросил Джаред. – Перекидываться, когда захочу.
- В свое время. Пока ты еще детеныш. Но со временем, потренировавшись, и с некоторой помощью, - она наклонилась к Дженсену, - ты сможешь перекидываться по желанию. Когда Дженсен решит к нам присоединиться, он научит тебя.
- Почему Дженсен? - удивился Джаред, глядя, как светло-серый волк съеживается, вместо того чтобы поднять глаза.
- Потому что ты с ним…
Дженсен коротко рыкнул, вскинул голову и сверкнул глазами на Саманту.
- Ты уверен? – спросила она, и он кивнул.
Саманта отошла, присела на бревно, сложила руки на коленях и какое-то время молча смотрела на Дженсена.
- Хорошо, - наконец произнесла она. – Это твой выбор.
- Что происходит? – растерянный Джаред переводил взгляд с женщины на волка и обратно.
- Дженсен хочет рассказать тебе сам. Это его право, и я не буду идти вразрез с его желаниями. А теперь, Дженсен, почему бы тебе не отвести Джареда туда, где он может передохнуть?
- О, нет, нет. Все хорошо. Я собирался уехать отсюда, так что больше не буду вас беспокоить. Я благодарен за помощь, которую вы оказали мне, но думаю, лучше всего мне будет покинуть вас.
Джаред поднялся с бревна и потянулся всем телом.
Саманта тоже встала, вскинула глаза к небу и принюхалась.
- Боюсь, сегодня ты не уйдешь. Это просто невозможно, - Джаред быстро взглянул на нее, но она продолжала смотреть вверх. – Ты не чуешь? Идет гроза. У нас здесь очень мало машин, и ни одна из них не приспособлена ездить по бездорожью.
- Почему вам хочется задержать меня здесь? Я всем не нравлюсь, так отпустите меня с Богом! – плечи Джареда напряглись, словно он собрался кулаками отстаивать свое право принимать решения, но Саманта не обратила на это внимания.
- Соберись. И ты тоже это почувствуешь.
Джаред злился, но послушался. Он постарался расслабиться и сконцентрироваться на атмосфере вокруг. Сначала он ничего не почувствовал, но потом воздух стал тяжелым, волоски на коже встали дыбом, словно через его тело пропустили ток. Он понял, что Сэм была права, но его гордость не позволяла это признать.
- По крайней мере, - снова заговорила Саманта, - дождись разговора с Дженсеном. Ты получишь ответы на интересующие тебя вопросы.
Джаред взглянул вниз, на Дженсена.
- Ладно, Белый клык, пошли куда-нибудь подальше от любопытных глаз. Поговорим.
 
Дженсен осторожно взглянул на Джареда снизу вверх, плотнее прижал уши к голове, бросил быстрый вопросительный взгляд на Саманту, а потом повел Джареда прочь от костра, на дальний конец поляны. Джаред с радостью увидел, что волк направился не к вырытой в земле норе, а нырнул под опущенный полог одной из палаток.
Но когда он, откинув край, зашел внутрь, то понял, что его радость оказалась преждевременной: Дженсен исчез в дырке, выкопанной в дальнем конце палатки. Очевидно, Джаред раздумывал слишком долго, потому что спустя какое-то время он высунул нос из норы и громко фыркнул.
- Да, да, иду, - пробормотал Джаред, радуясь, что ему нужно лишь пригнуться, а не вставать на четвереньки, чтобы пролезть в волчье логово.
Но, как только Джаред очутился внутри, он захотел взять свои слова обратно: это не было логовом в буквальном смысле этого слова. Это было человеческое жилище.
Грубо сколоченная кровать заправлена чистым бельем, на стене висели книжные полки, на которых, как Джаред определил, лежало около сотни книг. Повсюду стояли свечи, и Дженсен подтолкнул его к масляной лампе, словно предлагая ее зажечь. Джаред послушался; ее света хватило, чтобы хорошо осветить пещеру.
- Ничего себе, - выдохнул Джаред, с восторгом оглядываясь по сторонам. – Такого я не ожидал!
Под внимательным, настороженным взглядом Дженсена Джаред прошелся по пещере и присел на кровать, которая оказалась намного мягче и удобнее, чем выглядела.
- Знаешь… пока ты в образе волка, нам сложно будет разговаривать. Может быть, ты превратишься в кого-то… ммм… более разговорчивого? Не то что бы мне не нравился этот облик, ты довольно симпатичный волк, но я… Я не знаю, есть ли под этой шкурой Дженсен.
Он пытался говорить как можно дружелюбнее, даже шутить, но Дженсен не спускал с него испуганного, настороженного взгляда, припав брюхом к полу и тревожно прядая ушами. Его глаза бегали по помещению, словно ища пути к бегству.
Джаред раздраженно покачал головой.
- Ну перекидывайся уже, а?
 
Секунду спустя волка заколотила дрожь, больше похожая на судороги, страшный мучительный вой вырвался из напряженной глотки. Джаред в ужасе наблюдал, как трансформируется тело зверя, превращаясь в человеческую фигуру. Шерсть втянулась в кожу, заставляя Дженсена кричать.
 
Джаред вспомнил, как Дженсен перекидывался в волка, доказывая ему, что не лжет. Тот процесс был легким и безболезненным и закончился за несколько секунд. Сейчас все было иначе, и Джаред мог только с ужасом наблюдать за трансформацией, закрыв рот ладонью, чтобы сдержать рвотные позывы.
Когда все закончилось, на земле лежал обнаженный Дженсен, который трясся и всхлипывал, словно все еще испытывал ужасную боль. Джаред быстро стянул с кровати одеяло и прикрыл дрожащего человека.
- Иисус! Какого черта?
Джаред гладил Дженсена по спине, пытаясь успокоить его, пока тот отчаянно старался взять себя в руки. Наконец ему это в какой-то степени удалось, и он отполз подальше от Джареда, кутаясь в одеяло.
- Прости, - прошептал он, с трудом поднялся, быстро оделся и вылил себе на голову целый кувшин воды, чтобы смыть грязь хотя бы с лица и немного освежиться.
Зная, что не должен подглядывать и смущать Дженсена, Джаред тем не менее не мог заставить себя отвести взгляд. Словно околдованный, он смотрел, как вода стекает с его волос, впитываясь в ворот футболки. Он ждал, что после умывания Дженсен повернется к нему и они поговорят обо всем, что произошло нынешней ночью, но вместо этого Дженсен принялся бесцельно бродить по логову, переставляя с места на место и без того аккуратно стоящие вещи.
- Ты в порядке? – забеспокоился Джаред, с тревогой наблюдая за ним.
- Мне жаль, что здесь такой беспорядок. С этого момента я буду лучше следить за тем, чтобы тут было чисто, чтобы тебе было удобно, - тихо ответил Дженсен, глядя куда угодно, только не на Джареда.
- Мне? – Джаред уставился на Дженсена, сожалея, что не обладает даром телепатии и не может просто выудить ответы из голов здешних обитателей вместо того, чтобы пытаться расшифровать тот бред, что они несут.
- Тебе. Потому что это теперь твой дом, - голос Дженсена дрогнул, и Джаред подумал, что парень вот-вот разрыдается.
- Мой дом? – Джаред хмуро огляделся. – А чей этот дом был прежде?
Дженсен молчал, снова и снова переставляя предметы с места на место, хотя в пещере и без того уже был идеальный порядок.
- Мой, - произнес он так тихо, что Джаред, если бы не ожидал именно такого ответа, не расслышал бы его. Дженсен поднял со стола книгу и прижал ее к груди. – Но теперь он твой.
- Стоп! Не спеши! Я не собираюсь здесь оставаться. А даже если бы и остался, то я не собираюсь ни у кого отбирать дом!
Джаред шагнул вперед и осторожно вытащил из рук Дженсена книгу, пока тот не успел порвать мягкую обложку.
Дженсен поднял на него перепуганные глаза, словно не веря своим ушам, потом моргнул, а потом заговорил быстро-быстро, словно оправдываясь:
- Да. Конечно. Если тебе не нравится мой дом, я бы мог вырыть для тебя твое собственное логово. Но Сэм права, приближается гроза, я просто не успею до того, как начнется дождь. Конечно, я начну немедленно, но тебе нужно где-то укрыться, пока я не закончу. Я не думаю, что кто-то еще готов пустить тебя в свое жилище, поэтому я…
- Стоп, стоп, стоп! – Джаред схватил Дженсена за руку, не давая ему сбежать. – Ты что, псих?
Дженсен замер на мгновение, а потом растерянно уставился на Джареда.
- Что?
- Я спросил, ты что, псих? Ты хочешь идти наружу, копать логово во время грозы? Чтобы мне было где жить? Потому что если это не сумасшествие, то я не знаю, как это назвать.
- Но… тебе же здесь не понравилось… а где-то надо жить… Я, - Дженсен растерянно покачал головой, беспомощно вздохнул и по его щекам потекли слезы.
Это зрелище сломило Джареда. Не до конца понимая, что делает, он подошел к Дженсену и притянул его к своей груди.
- Тихо, тихо. Все хорошо. Я останусь здесь. Но я вовсе не собираюсь выгонять тебя из твоего собственного дома. Мы останемся здесь вместе, хорошо?
Дженсен затих в его руках, успокаиваясь. И Джаред вдруг подумал, что как бы того ни меняла полная луна или что-то там еще, это именно тот Дженсен, которого он встретил в лесу.
 
Потом он вспомнил, что Саманта и другие говорили ему: он причинил Дженсену боль, и тот теперь боится его. И это злило и огорчало гораздо больше всего, что произошло с ним за несколько последних дней.
 
Он осторожно отодвинул Дженсена и заглянул в полные слез зеленые глаза.
- Эй, я не сделаю тебе больно, - пообещал он так мягко, как только мог. – Я не знаю, что произошло вчера, но обещаю, со мной ты в безопасности. Понятно?
Дженсен поднял голову, тяжело дыша, нашел взглядом его взгляд, пристально всмотрелся.
- Хорошо, - прошептал он едва слышно.
- Ну вот, - Джаред обрадовался, что дело сдвинулось с мертвой точки. – Сэм сказала, что нам нужно будет поговорить, но мне почему-то кажется, что прямо сейчас ты не готов к серьезному разговору, - в мягком свете масляной лампы он увидел, как вспыхнули щеки Дженсена. Парень слабо улыбнулся и облизнул губы. Он был восхитителен! – Как насчет начать с чего-нибудь попроще и продвигаться от простого к сложному?
Дженсен кивнул и опять улыбнулся, на этот раз смелее. Он высвободился из рук Джареда и подошел к кровати, взглядом приглашая его присесть. Когда Джаред устроился, Дженсен опустился на пол возле его ног. Джаред хотел было возразить, но промолчал. В конце концов, это была не самая странная вещь.



Глава 5


 
 
Когда Дженсен повел Джареда к своему логову, Крис собрался следовать за ними, но Чад решительно преградил ему дорогу. Крис сердито сверкнул глазами, но Мюррей не отступил, остался стоять на месте, спокойно, чуть прищурившись, глядя на старшего друга. Крис попытался обойти его и низко зарычал, когда Чад снова встал на его пути.
- Врежу, если не отойдешь, - предупредил он.
- Не сомневаюсь, - кивнул Чад, не двигая с места.
- Да что с тобой? – возмутился Кейн. – Почему ты защищаешь эту задницу после всего, что он сделал!
- Я защищаю не его, - мягко произнес Чад и сделал шаг к Крису. – Я защищаю тебя.
Крис недоверчиво смотрел на молодого оборотня, но на открытом мальчишеском лице не было ничего, кроме искреннего беспокойства и дружелюбия.
К сожалению Крис был слишком зол, чтобы принять дружбу, которую предлагал Чад.
Бросив еще один взгляд на логово Дженсена, Крис печально усмехнулся и побрел в лес, подальше ото всех. Он не мог выносить осуждающие взгляды членов стаи и шепот у себя за спиной.
Крис знал, Чад идет за ним, и ускорил шаг, надеясь, что парень отстанет. Разве он мог предполагать, что творится в голове у мальчишки…
- Ты должен прекратить, - произнес Чад, когда они отошли на приличное расстояние от лагеря.
Крис остановился и резко обернулся к нему.
- Прекратить что? Ненавидеть его? Защищать моего лучшего друга? – Крис шагнул почти вплотную к Чаду, и тот заметил, что Кейна мелко трясет. – Ты видел, в каком Дженсен состоянии? И что я должен был сделать? Принять эту тварь с распростертыми объятьями? Ввести в стаю?
- Ты знаешь, что это не его вина. Он не отвечал за свои действия, - спокойно ответил Чад, не обращая внимания на гнев Криса.
- Это ничего не меняет! Он его изнасиловал! Он предъявил на него права без согласия! И ничего… Я теперь ничего…
Чад молчал, и Крис вдруг подумал, что парень может видеть его насквозь. Протянув руку, Мюррей мягко коснулся его плеча.
- Это и не твоя вина тоже, - тихо, но твердо произнес он.
Крис грустно усмехнулся и отвел взгляд.
- Я вижу, что с тобой происходит, - продолжал Чад. – Ты должен прекратить обвинять себя. Ты ничего не смог бы сделать.
- Всегда кто-то виноват. Ты сказал, что это не Джаред. И уж конечно, это не Дженсен. Остаюсь я, - едва слышно проворчал Кейн. – Я должен был защищать его! Должен был убедиться, что он не пострадает. Он доверился мне! Джефф поверил, что я смогу его защитить! И я подвел их обоих.
- Я не думаю, что Дженсен… - начал Чад, но Крис перебил его, зная, что парень собирается сказать.
- Ты видел, в каком он состоянии. Он не смотрел на меня, не позволил подойти, не позволил дотронуться. Господи! Он даже защищал Джареда от меня!
- И от Джеффа тоже. Он не винит тебя, он находится под влиянием предъявления прав. Когда он будет готов, он сам тебе это скажет, вот увидишь!
Чад продолжал уговаривать, но Крис не слышал его. Он был слишком зол: на Джареда, на себя и на Чада, потому что тот пытался убедить его в том, будто знает, о чем думает Дженсен.
- Откуда ты знаешь, что он скажет? Ты понятия не имеешь, как чувствует себя тот, на кого предъявляют права! – с трудом сдерживаясь, рявкнул он, и глаза Чада распахнулись. Минуту он молчал, открывая и закрывая рот, словно собирался что-то сказать, но не находил слов.
- Ты прав, - в конце концов проговорил он. – Но другие…
- Другие соединяются по взаимному согласию. Их пожизненная связь рождается из любви. Не пытайся читать мне лекции о том, в чем ни хрена не разбираешься!
Крис развернулся и пошел в сторону чащи, пытаясь взять себя в руки. Он знал, что слишком суров с парнем, но тот продолжал преследовать его как ни в чем не бывало, и его настойчивость выводила Криса из себя. Чад догнал его, забежал вперед, схватил за руки и нежно ткнулся носом в шею.
- Скажи, скажи, что бы ты мог сделать, чтоб твоя совесть была сейчас спокойна? – прошептал он и потерся о старшего друга всем телом, не переставая ласково гладить его по плечам. Его запах заполнил нос Криса, будоражил все чувства, и Кейн старался дышать через рот, не желая расставаться с кипящим в нем чувством гнева. – Ты сорвал бы охоту, вызвав стаю? Затаился бы, дав чужаку добраться до Джареда? Помчался бы за помощью, бросив Дженсена одного? Подрался бы с перекидывающимся Джаредом?
Губы Чада скользили по коже, обжигая ее горячим дыханием, и Крис едва не поплыл. Он почти растворился в ласке, почти расслабился, почти позволил Чаду уговорить себя… Почти.
Но грызущее его чувство вины, злость на себя и желание принять наказание были слишком сильны. Крис схватил Чада за волосы, так, что тот взвизгнул, и запрокинул его голову назад.
- Я вошел бы в сторожку! Я должен был наплевать на нарушителя и защитить Дженсена от Джареда!
- Ты не смог бы! И ты это знаешь, - проскулил Чад, безуспешно пытаясь выкрутиться из стальной хватки Криса и заглянуть ему в глаза. – Если бы ты так поступил, один из вас точно бы погиб! Ты не знаешь, чего хотел тот волк! А что, если бы он отправился в лагерь, пока стая на охоте? Что если бы пострадала Джейми и волчата! Ты никогда не простил бы себе этого, а Том… Том бы умер!
Глаза Криса наполнились слезами, сквозь которые Чад ясно увидел терзающие его сердце боль и чувство вины. Крис проклинал паренька за то, что тот сумел подобраться к нему так, как не удавалось никому, и вытащить все, что он так старательно скрывал. Даже Дженсена он не подпускал так близко.
- Могу поспорить, что стая так не считает. Я видел, как они на меня смотрят, словно мне больше нельзя доверять. Словно это я напал на Дженсена и взял его силой! – прорычал он и оттолкнул Чада.
Ему не нужно ни сочувствие, ни понимание!
- С каких это пор тебя волнует, что о тебе думают другие? – удивился Чад. – Люди по-прежнему доверяют тебе, - он решительно шагнул к Крису и заглянул ему в лицо. У Кейна сжалось сердце. – Я доверяю тебе, - мягко сказал Чад и положил ладонь на грудь Криса.
Тот наклонил голову, вглядываясь в ярко-голубые глаза молодого оборотня, а потом положил руку ему на затылок, притянул его голову к себе и уперся лбом в лоб.
- Тогда ты – настоящий дурак! – прошипел он и снова оттолкнул парня. – А теперь оставь меня одного!
Крис бросился в лес, безуспешно стараясь выкинуть из головы сочувственный взгляд Чада, и чувство вины возросло в нем в десятки раз. Разорвав на ходу одежду, Крис перекинулся еще до того, как скрылся за деревьями, и Чад услышал из чащи его отчаянный, полный тоски и боли вой.




 
 
Время шло. В логове висела такая напряженная тишина, что, казалось, ее можно было потрогать руками. Дженсен все также сидел на полу у ног Джареда, а у того в голове роились сотни вопросов, и он никак не мог выбрать, какой задать первым. Поэтому он просто сидел и молча пялился на Дженсена, который в какой-то растерянности переплетал пальцы рук, разглядывая их так внимательно, словно они в любой момент могли превратиться во что-то фантастическое. А может, и вправду могли?
 
Неожиданно Джаред уловил какой-то запах, который показался ему знакомым. Он невольно принюхался и понял, что запах идет от Дженсена. И это не запах туалетной воды или мужского тела. Нет.
 
Дженсен у его ног все еще мелко дрожал, и Джаред не знал, почему. Может быть, ему холодно? А может быть, он чувствует, что Джаред не сводит с него взгляда?
 
Дженсен зябко повел плечами, ворот футболки съехал, и Джаред увидел кровь на его шее. Вода не смыла ее до конца. Рот неожиданно наполнился слюной, Джаред рвано и шумно выдохнул.
- Я чувствую запах твоей крови, - пробормотал он, и Дженсен испуганно вскинул на него взгляд. Джаред помотал головой, пытаясь очистить разум. – Кровотечение так и не остановилось?
- Нет, все хорошо, - с какой-то мрачной улыбкой ответил Дженсен. – Все зажило.
Джаред не поверил, наклонился вперед и снова потянул носом.
- Но запах такой сильный.
Он старался разглядеть повреждения на коже Дженсена, но ничего не находил.
- Это всего лишь твои новые чувства, - Дженсен словно бы съежился под пристальным, жадным взглядом. – Какое-то время тебе будет непривычно, но потом все придет в норму. А пока тебе все будет казаться слишком ярким.
Джаред кивнул в знак понимания , хотя на самом деле слушал только вполуха, потому что аромат крови Дженсена затмевал собой все прочие ощущения, заставляя сердце колотиться сильнее.
- Тоже самое будет с твоим слухом и зрением. Но не волнуйся, ты привыкнешь очень быстро.
- То есть, ты полностью здоров? – на всякий случай уточнил Джаред, вспомнив покрытую кровью шкуру Дженсена.
- Да, - тот слабо улыбнулся. – Я очень быстро выздоравливаю. Ты тоже. Особенно во время изменения.
- Поэтому я… - Джаред невольно потер грудь, на которой не осталось ни следа рваных ран. Дженсен кивнул, но мысли Джареда уже переключились на другое, и он осторожно коснулся искалеченного глаза. – Но почему…
- Думаю, потому, что ты получил рану до того, как был заражен. Но твоя кровь оборотня помогла излечить ее до некоторой степени. Без нее ты полностью ослеп бы на этот глаз… если бы вообще выжил.
- А…
Джаред стиснул зубы; в голове всплыл тот ужасный сон, в котором страшный коготь полоснул его по лицу. Он был рад, что не может вспомнить нападение, которое всплывало только обрывками, и то во сне, но почему-то временами это его бесило. Особенно сейчас, когда он почти смирился со своей сущностью оборотня.
- Ты в порядке?
Тихий голос Дженсена вернул Джареда в реальность. Взглянув на молодого оборотня, он увидел у него в глазах искреннее беспокойство. Фыркнул в ответ, и тут же с новой силой почуял кровь. Зрачки моментально расширились, а рот опять наполнился слюной.
- Хм… Дженсен… Прости, но твоя… - он замолчал, не зная, как сказать, что запах крови, идущий от Дженсена, сводит его с ума, - … твоя кровь…
Дженсен распахнул глаза и тут же опустил голову, уставившись в пол.
Джаред был уверен, что тот осторожно принюхался к самому себе.
- Прости, - прошептал Дженсен и испуганно заозирался по сторонам, словно ища, куда бы спрятаться. – Я понимаю… я… надо...
- У вас здесь есть ванные? Или душ?
- Озеро. У нас есть озеро. Я могу…
- Я могу пойти с тобой? Я бы тоже не отказался немного освежиться, - Джаред с надеждой ждал ответа.
Дженсен кивнул.
- Я покажу дорогу, - сказал он и поднялся.
 
Джаред последовал за ним, почти подпрыгивая от нетерпения. Дженсен обогнул палатку, прошел вдоль линии деревьев, а потом свернул в лес, на едва заметную тропинку. Пока они шли по краю лагеря, Джаред обратил внимание на то, как люди смотрели на них, и еще на то, что Дженсен шел, не поднимая головы.
Ему пришлось ускорить шаг, чтобы не отстать от Дженсена, и вскоре они вышли к небольшому лесному озеру. Солнце поднялось выше деревьев, и сотни солнечных зайчиков играли на ровной поверхности воды.
Дженсен кашлянул, привлекая внимание Джареда, и смущенно улыбнулся.
- Ты можешь умыться здесь, а я… - он неопределенно махнул рукой в сторону растущих по берегу озера кустов.
Джаред едва не рассмеялся над его застенчивостью, но сдержался и молча кивнул.
Дженсен убежал под защиту густой листвы.
 
Джаред подошел к самой воде, стянул рубашку и опустился на колени. Опустил руки в прозрачную прохладную воду, зачерпнул в горсти, умылся. В первую секунду от холода свело зубы, но Джаред довольно быстро привык, сказалась звериная натура. Он с наслаждением окунул в озеро голову, вытащил и замотал ею, отфыркиваясь и посылая вокруг себя веер брызг.
 
Он продолжал делать так, пока не услышал, как кто-то вошел в воду где-то рядом. Джаред вгляделся и затаил дыхание, когда увидел, что Дженсен стоит по пояс в воде и неистово трет себя пучком травы, словно намереваясь соскрести с себя всю кожу. Губы молодого человека двигались, Джаред навострил уши и уловил обрывки сердитых слов. Сначала ему показалось, что Дженсен злится и проклинает его, но потом он понял: гнев Дженсена был направлен на него самого. Он за что-то яростно ругал себя.
 
Мокрая кожа Дженсена блестела в солнечных лучах, капли воды на ней сверкали, словно тысячи крохотных бриллиантов, а когда Джаред понял, что парень обнажен не только ДО пояса, то почувствовал, как на секунду замерло, а потом отчаянно заколотилось сердце. В паху сладко заныло, член ощутимо напрягся. Джаред быстро отвел глаза и опять сунул голову в холодную воду озера в отчаянной попытке сдержать себя. Его влекло к этому парню, а если верить Крису, то между ними уже кое-что было.
 
Когда они вернулись в лагерь, Дженсен сразу же направился к своей палатке и скрылся внутри. Джаред не понимал, почему тот избегает общения со своими друзьями или семьей, но побоялся задавать вопросы, понимая, что Дженсену они неприятны. Он молча нырнул в палатку следом.
В логове они устроились так же, как сидели раньше: Джаред на кровати, Дженсен у его ног, и Джаред задал вопрос, который, в общем-то, собирался задать, но чуть позже.
- Почему вы живете в лесу? Вы же можете оставаться в человеческой форме? Зачем же прятаться в чаще?
Казалось, Дженсена озадачил вопрос, но по тому, как он задумался, Джаред понял, что получит ответ.
- Если бы мы захотели, то могли бы жить среди людей, нормальной, человеческой жизнью. Многие из нас так и живут. Но есть оборотни, которым нравится их звериная часть. Нам нравится возможность перекидываться по своему желанию, и у всех нас есть врожденная тяга к охоте. Давным-давно оборотни действительно охотились на людей, именно тогда возникли все эти ужасные легенды. Но с годами мы избавились от этого, научились управлять своими инстинктами. Теперь мы охотимся только для пропитания. И есть большой плюс в том, чтобы жить среди подобных тебе. Можно не прятаться, не бояться нашей силы, которая во много раз превосходит силу обычного человека.
Джаред кивнул. Он и сам уже начинал думать о том, сможет ли вернуться в общество, но жизнь в лесу, среди ненавидящих его оборотней, не казалась ему привлекательной.
- Почему волки перестали охотиться на людей? – почему-то этот вопрос заинтересовал его больше, чем он предполагал.
- Я хотел бы сказать – совесть, в конце концов и она тоже. Сейчас мы руководствуемся именно ей. Но изначально это были Охотники, - Дженсен привычно потер ладонью шею.
Джаред напрягся, вспомнив вопросы, которые задавал ему Джефф.
- Вы решили, что я – Охотник? – он вперил взгляд в Дженсена, который заметно сник.
- Из-за твоего ножа. Обычно люди не пользуются оружием из серебра, если только они не охотятся на оборотней. Ты… Ты не можешь нас обвинять. Серебро для нас яд, - Дженсен поднял голову, взглянул на Джареда из-под длинных ресниц и попытался робко улыбнуться.
Джаред не выдержал и фыркнул.
- Не могу. И не буду. Охотники представляют реальную угрозу? Что ж, тогда я понимаю, почему мне оказали такой прием и кого мне следует опасаться…
Джаред неожиданно замолчал, вдруг поняв, насколько изменилась его жизнь. Дженсен смотрел на него с искреннем сочувствием.
- Не волнуйся, - произнес он, и Джаред вдруг подумал, что Дженсену очень хочется коснуться его, но что-то сдерживает молодого человека. Ему самому очень хотелось почувствовать прикосновение мягкой, ласковой руки, но Дженсен опять заговорил. – На свете осталось не так много Охотников. Я не встречал ни одного, Джефф в последний раз видел Охотника за много лет до того, как попал сюда. Но, к сожалению, есть оборотни, которые представляют опасность, и именно из-за них Охотники никогда не исчезнут полностью.
Джаред горько усмехнулся.
- Да, это я заметил.
Под его взглядом Дженсен опять съежился, словно бы пытаясь стать как можно незаметнее.
- Клянусь! Это был не я! Клянусь! – прошептал он, сцепляя пальцы дрожащих рук, и гнев Джареда мгновенно улетучился.
- Что? Почему я должен думать, что это был ты? Ты же спас мне жизнь!
Джаред соскользнул с кровати, присел перед Дженсеном на корточки, двумя пальцами за подбородок поднял его голову и заглянул в глаза. Дженсен мгновение пытался сопротивляться, но потом послушно взглянул в лицо и моргнул.
- Ты не помнишь? – в отчаянии прошептал он, и Джаред покачал головой. – Когда ты увидел, как я перекидываюсь вчера вечером, - Дженсен замолчал. Его трясло так, что даже голос дрожал. – Т-ты сказал, что в-видел меня… раньше. Сказал, что это я причинил т-тебе вред. Но клянусь! Клянусь, это был не я! Я никогда, НИКОГДА не сделал бы такого… ни с кем!
- Эй, эй, успокойся! – Джареда встревожила, даже напугала такая бурная реакция Дженсена. Он обнял его лицо ладонями и подушечками пальцев принялся вытирать текущие по щекам слезы. – Я знаю, что это был не ты. Я знаю, ты никогда не сделал бы ничего подобного! – Джаред затих, а потом его озарило. – Это… поэтому я… я причинил тебе боль?
Только его ладони помешали Дженсену отвернуться, но ничто не могло помешать ему отвести глаза. По щекам снова покатились слезы, и Джаред почувствовал, как у него разрывается сердце. Дженсен не ответил, но ответа и не требовалось.
- Мне так жаль, - прошептал Джаред. – Боже, как мне жаль.
Слезы, капающие с судорожно сжатых ресниц, словно огнем жгли его душу. Джареду отчаянно хотелось забрать себе всю боль, что он вольно или невольно причинил Дженсену. Никогда прежде он не испытывал подобных желаний, никогда его не влекло к другому человеку с такой силой. Всю свою жизнь Джаред выживал сам и заботился только о себе, и теперь не понимал, почему ему так отчаянно хочется защищать и оберегать Дженсена.
- Я словно один из тех зверей, из-за которых Охотники не оставляют вас в покое!
Дженсен тотчас распахнул глаза и покачал головой.
- Нет! – с нажимом произнес он. – Нет! Это не так. Ты никогда бы… Это не твоя вина, ты был не в себе.
Джаред увидел, как в глазах Дженсена появилось странное выражение, словно он озвучил то, о чем сам до этой секунды не задумывался. Он снова отвел глаза, и его бледные щеки окрасились слабым румянцем.
- Ты не похож на того волка, который напал на тебя. Ты никогда не поступил бы так. Стерлинг и шакалы из его стаи… им плевать на человеческие жизни. Они оборачивают людей насильно, используют их в качестве рабов, а когда у тех не остается сил, просто убивают, - он с какой-то тоской смотрел на Джареда. – Это случилось бы и с тобой, если бы ты не отбил нападение.
Дженсен был абсолютно серьезен, но Джаред все равно спросил. На всякий случай.
- Ты думаешь, что на меня напал волк из стаи Стерлинга? Откуда мне знать, что это не один из вашей стаи?
- Это невозможно! – выкрикнул Дженсен и быстро опустил голову, словно ожидая выволочки от Джареда. Тот молча ждал продолжения. – У Джеффа есть несколько законов, и ненападение на человека – один из них, - уже спокойнее продолжил Дженсен. – Никто в стае не посмел бы оборотить человека против его желания.
- То есть никто из вас никогда не нападал на людей? Никогда-никогда?
Джареду все еще было трудно поверить.
- Мы можем обернуть человека, если только он сам этого захочет. За то время, что я нахожусь в стае, насильственного обращения ни разу не случалось. Мы нечасто общаемся с людьми, - Дженсен замолчал, собираясь с мыслями. – Очень давно… один оборотень из стаи напал на человека и укусил его против желания. Джефф наказал нарушителя и изгнал его. Нарушитель присоединился к стае Стерлинга.
Джареда почему-то сильно потряс этот рассказ, и он почувствовал огромное облегчение от того, что в стае Джеффа существуют такие законы. Но все же любопытство оказалось сильнее.
- А что произошло дальше? Он все еще в стае Стерлинга? Ты думаешь, это он напал на меня?
Дженсен вздрогнул, словно этот разговор причинял ему физическую боль.
- Нет. Он… его больше нет, - Дженсен смотрел в пол, и его голос звучал едва слышно. – Какое-то время спустя он вернулся… пытался… предъявить права на того, кого оборотил. Насильно. Он… он доставил много проблем. Многие тогда пострадали, и Джефф… Джефф был вынужден убить его.
Джаред расслабился.
- Хорошо, - громко заявил он, и Дженсен в шоке вскинул на него глаза. – То есть… Я хотел сказать, ужасно, что Джеффу пришлось сделать это, но не могу сказать, что мне жаль ублюдка. Я рад, что его больше нет и никто не больше не пострадает.
Дженсен кивнул, хотя, казалось, скорее своим мыслям, чем Джареду.
- Да, больше он никому не причинит вреда.
- А что произошло с тем, кого он обернул? С ним все в порядке?
Казалось, Джареду очень важно это знать. Он смотрел на Дженсена затаив дыхание, ожидая ответа.
- Он все еще здесь, - тихо сказал Дженсен.
Джаред увидел, как его пальцы впились в бедра, и подумал, что больше не хочет доставлять парню неудобство своими, может быть, неуместными вопросами, так что сменил тему:
- Ты голоден? Мы уже давно здесь, может быть, выйдем и поищем чего поесть?
Не успел он закончить предложение, как увидел, что Дженсен побелел и в его расширившихся глазах мелькнул страх.
- Нам не нужно выходить ради еды, - быстро сказал он и поднялся.
Сняв с одной из полок на стене несколько банок консервов и бутылок с водой, он поставил их перед Джаредом.
- Ты уверен, что не хочешь выйти, подышать свежим воздухом? – спросил Джаред, откручивая крышку с газировки.
Дженсен слегка склонил голову на бок, словно прислушиваясь к чему-то, пока недоступному для слуха Джареда. Это выглядело очень по-волчьи, но ужасно симпатично.
- Все равно не получится. Гроза началась.
- Ты слышишь?
- Я чувствую.
Джаред готов был поклясться, что Дженсен принюхался, а когда он снова заговорил, его голос звучал уже абсолютно спокойно.
- И да… слушай!
Джаред поставил бутылку на стол и подошел, словно, стоя рядом с Дженсеном, он мог услышать то, что слышит он. Но он услышал только ровные вдохи и выдохи молодого оборотня.
- Ничего, - разочарованно прошептал он, боясь, что громкий звук его голоса нарушит хрупкий мир между ними.
- Просто сконцентрируйся. Она приближается, - голос Дженсена звучал глухо, словно он находился где-то очень далеко.
Джаред прикрыл глаза и попытался абстрагироваться от всех звуков, которые раздавались в логове, мысленно потянувшись к тому, что происходило снаружи.
Это было похоже на низкий гул, сопровождаемый глухим стуком, словно где-то вдали били сотни барабанов. Джаред медленно, очень медленно выдохнул. Слух обострился, и сотни барабанов сразу же превратились в тысячи. Их стук стал громче и отчетливее.
- Я слышу! – Джаред распахнул глаза и расплылся в улыбке. – Она приближается!
- Да, - мягко откликнулся Дженсен. – Она почти здесь.
Это было удивительно - слышать, как где-то вне пределов видимости падают капли дождя. Джаред слышал их мерный стук все ближе, все быстрее, и вот…
- Грр, - он зажал уши руками и зажмурился, когда над лагерем прозвучал первый раскат грома. Небо разверзлось, и на лагерь хлынули потоки воды. В голове Джареда кто-то устроил взлетную площадку для миллионов разом стартующих истребителей. Он упал на колени.
Что-то коснулось его. Джареду показалось, что его ударило током, и он закричал от боли, сжимаясь в комок в тщетной попытке избежать нового прикосновения. Он распахнул глаза, чтобы увидеть угрозу, но увидел лишь стоящего возле него на коленях Дженсена. Тот смотрел на него перепуганными глазами и что-то говорил, но из-за грохота в голове Джаред не мог разобрать ни слова.
Дженсен протянул к нему руку, и Джаред шарахнулся в сторону, закрываясь руками. Дженсен замер, больше не предпринимая попыток притронуться.
Новый раскат грома опрокинул Джареда на бок. Он упал и сразу свернулся в позу эмбриона. Кажется, он умолял Дженсена прекратить это , но не мог сказать точно, потому что ничего не слышал из-за грохота.
 
Снова ударила боль - это Дженсен обхватил его за плечи, приподнял, развернул, заставляя смотреть себе в глаза, по-прежнему беззвучно шевеля губами.
Его взгляд притягивал, засасывал, и Джаред в конце концов смог сосредоточиться на этих бездонных зеленых глазах, гипнотизирующих его.
А потом все начало утихать… тускнеть.
Сверхчувствительность.
- Ну же, Джаред, ты сможешь! Только сосредоточься на моем голосе. Сейчас все закончится, обещаю…
Голос Дженсена звучал все громче и четче, и вскоре мир вернулся в норму.
- Бляяя, - простонал Джаред, качая головой и вытирая текущие по щекам слезы. – Дженсен, что, блять, это было?
Он сам не понимал, что хватается за парня обеими руками, словно боится, что его опять утянет в водоворот шума.
- Мне жаль… Это… перенапряжение чувств. Теперь лучше? – Дженсен казался напуганным и обеспокоенным.
- Да… Да, кажется.
Джаред осторожно потрогал уши, словно боясь, что сверхслух опять может включиться, но все стало как прежде. Он слышал, что снаружи бушует гроза, но так, как он слышал бы ее через открытое окно.
- Вот, - Дженсен сунул ему в руку бутылку с водой. – Выпей.
Джаред подчинился. Прямо сейчас он боялся думать, опасаясь, что голова может взорваться от такого количества мыслей. Он усмехнулся, и Дженсен удивленно взглянул на него.
- Прости, просто все это слишком… необычно, понимаешь?
Дженсен кивнул, слишком хорошо зная, что имеет в виду Джаред.
- Я должен ожидать следующего приступа?
- Я не знаю, - Дженсен выглядел искренне огорченным. – У всех по-разному. Может быть еще один, или несколько, или они могут стать постоянными. Ради твоего блага, я надеюсь, что этого не случится. Я помню, каково это! – Дженсен сочувственно улыбнулся, и Джаред шумно выдохнул.
- Кажется, мне нужно лечь.
Он с трудом поднялся на ноги, сделал шаг к кровати, покачнулся и упал бы, если бы Дженсен вовремя не подхватил его.
- Боже, я чувствую себя так, словно меня сбил грузовик, - простонал Джареда, зарываясь лицом в подушку. Запах Дженсена от нее был так силен, что голова закружилась в десятки раз сильнее.
- Поспи, - предложил тот, кладя руку Джареду на плечо. – Я что-нибудь приготовлю. Тебе станет получше, и ты поешь.
Как только рука Дженсена исчезла, Джаред почувствовал себя так, словно у него вырвали часть души. Он резко развернулся и схватил Дженсена за запястье.
- Нет! – выкрикнул он, чувствуя, как тело начинает гореть под наплывом новых ощущений.
Дженсен встревожился.
- Что случилось?
Джаред прижал его руку ладонью к матрасу и накрыл сверху своей рукой, поглаживая пальцы, словно только это позволяло ему удержать молекулы своего тела на местах и не дать им разлететься в разные стороны.
- Не отпускай меня, иначе я развалюсь.
- Х-хорошо.
Джаред зажмурился. Он не мог видеть, что делает Дженсен, но когда тот пошевелился, решил, что он хочет уйти – и тут же запаниковал и обхватил руками ту часть тела Дженсена, которая оказалась наиболее близкой к кровати, едва не опрокинув парня на себя.
- Прошу тебя! Останься! Не дай мне взорваться!
Джаред ненавидел слабость, ненавидел просить, но сейчас он был напуган. Слишком много всего случилось, слишком много всего он увидел, узнал, услышал. Он заслужил отдых, но страх не позволит ему полностью расслабиться. И если объятья другого человека станут ему гарантом безопасности, пусть будет так.
- Все хорошо. Я никуда не ухожу, - заверил его Дженсен, и в его голосе послышалось что-то странное, но у Джареда сейчас не было сил разбираться. Он чувствовал себя вымотанным и таким слабым, что ему даже трудно было продолжать цепляться за Дженсена.
- Останься со мной, - едва слышно попросил он, и кровать прогнулась под тяжестью Дженсена.
Они легли так, чтобы не мешать друг другу: Джаред на спину, а Дженсен на бок, прижимаясь к нему всем телом и обнимая его рукой. И, чувствуя возле себя горячее тело парня, Джаред позволил себе расслабиться. Он чувствовал себя в безопасности.
 


 
Лежать в объятьях Джареда было странно. Как только Дженсен попытался пошевелиться, Джаред сильнее сжал руки, и множество чувств охватило молодого оборотня. С одной стороны, он ощущал себя заключенным, закованным в цепи, но с другой… он был нужен Джареду. Нужен, чтобы чувствовать себя в безопасности. Даже во сне тот продолжал прижимать Дженсена к себе, как самую большую свою драгоценность.
Какая-то часть Дженсена отчаянно хотела разорвать эти объятья и освободиться, другая часть в это же самое время жаждала прижаться сильнее, ощутить тепло и заботу. Но все же неуверенность в том, как поведет себя Джаред, когда узнает, что Дженсен отныне навечно принадлежит ему, тревожила и пугала.
Очень осторожно и медленно Дженсен попытался освободиться от обнимающих его рук, настороженно вглядываясь в лицо спящего, ловя малейшие признаки пробуждения. Ему почти удалось выскользнуть, но вдруг одна из Джаредовых рук соскользнула с тела и упала на матрас. Дженсен замер. По лицу спящего парня пробежала тень, брови сошлись на переносице. Он что-то проворчал, не просыпаясь, подкатился к Дженсену и снова обхватил его руками, еще и ногу на бедро закинул, и зарылся носом в волосы.
Вынужденный уткнуться лицом в шею Джареда, Дженсен затаил дыхание. Теперь у него не было никакой возможности незаметно выскользнуть из кровати. Было понятно, Джаред не собирается отпускать его даже во сне.
Смирившись с неизбежным, Дженсен попытался расслабить напряженные мышцы, боясь, что их сведет судорогой. Он лежал долго, прислушиваясь к сонному сопению, и, в конце концов, сам погрузился в сон.
 
***
 
Он проснулся с ощущением, что за ним наблюдают. Кто-то осторожно касался его лица, легко поглаживал щеку. Дженсен заставил себя не дергаться, но его тело все-таки напряглось, помимо его воли – он знал, кого увидит, едва откроет глаза.
 
Ну конечно. Джаред лежал на боку, подперев голову одной рукой, и кончиками пальцев другой осторожно водил по коже Дженсена, выписывая какие-то замысловатые узоры. Его глаза: один ореховый, другой слегка затуманенный молочной пленкой, еще сонные, разглядывали Дженсена с нескрываемым восхищением. Увидев, что тот моргнул, Джаред мягко улыбнулся.
- У тебя веснушки, - заявил он ни с того ни с сего, и Дженсен невольно покраснел, что, как он знал точно, заставило его веснушки проявиться еще сильнее. Джаред сильнее расплылся в улыбке. Дженсен смущенно опустил глаза, уставился на широкую грудь Джареда и вдруг понял, что они лежат почти вплотную, с переплетенными руками и ногами.
Первым порывом Дженсена было шарахнуться в сторону, но он понял, что не может управлять своим телом. Был ли это страх перед возможной реакцией Джареда или просто нервное потрясение, он не понял, но остался лежать неподвижно, про себя считая движения широкой груди под рубашкой.
- Эй, - тихо позвал его Джаред и пальцами, осторожно повернул его голову к себе. У Дженсена не было выбора, и он повиновался человеку, который предъявил на него свои права.
- Ты все еще меня боишься?
Казалось, Джаред злится на себя за то, что вызвал в нем подобные чувства, и Дженсен мысленно отругал себя. Нехорошо злить и расстраивать партнера.
- Мне жаль, - едва слышно пробормотал он и попытался отвернуться, но пальцы Джареда, сжимающие подбородок, не позволили это сделать. Джаред молча разглядывал его лицо, и Дженсен не мог понять, о чем он думает.
- Дженсен, - неожиданно тихо произнес Джаред. – Ты здесь единственный человек, кроме Сэм, который хорошо ко мне отнесся. Ты позволил мне остаться в твоем доме, ты заботился обо мне, провел через первое… изменение, - Джаред споткнулся на незнакомом странном слове. – Я знаю, что ни хера не помню. Я знаю, что доставил тебе кучу хлопот. И я хотел бы поблагодарить тебя за все, за то, что ты остался со мной после того, что я тут натворил. И мне очень жаль, что мое присутствие тяготит тебя.
- Ты не должен…
Джаред не дал ему закончить, мягко прижавшись губами к его губам. Дженсен замер, в его широко распахнувшихся глазах появилась тревога, сердце отчаянно заколотилось о ребра, каждая мышца задрожала. Он хотел оттолкнуть Джареда, приказать ему убраться, но разум оборотня быстро напомнил, что, хочет он этого или нет, теперь это его жизнь. И ему придется с ней смириться.
Но когда Джаред разорвал этот более чем целомудренный поцелуй, Дженсен удивился. Он думал, что Джаред потребует нечто большее. То, чего Дженсен еще не готов был ему дать - но тот лишь печально улыбнулся. Из-за шрама, проходящего через глаз, лицо Джареда странным образом исказилось, но Дженсен подумал, что он все равно остается очень красивым. И эта мысль испугала его, потому что она могла быть рождена только под действием той связи, что навсегда соединила их. Сколько пройдет времени, прежде чем он полностью лишится собственных желаний и станет жить только желаниями своего альфы?
- Т-ты лучше себя чувствуешь? – спросил Дженсен, стараясь выкинуть из головы тот факт, что Джаред его только что поцеловал.
- Да, спасибо, - Джаред перекатился на спину, освобождая Дженсена. Тот сразу же воспользовался предоставленной свободой и выбрался из кровати.
- Я приготовлю что-нибудь поесть. Гроза еще продолжается, но она уже на исходе, - Дженсен бесшумно сновал по логову, собирая на стол нехитрую еду: хлеб, холодное мясо, воду.
- Удивительно, что нас не затопило, - заметил Джаред, стараясь не прислушиваться к барабанящему снаружи дождю.
- Я знаю, как строить логово, чтобы его не заливало, - ответил Дженсен, словно защищаясь, и они оба вытаращились друг на друга со страхом и растерянностью.
- Мне жаль, - заговорили они хором, но Джаред продолжил: - Я не хотел обидеть тебя. Прости.
Дженсен кивнул и протянул ему тарелку.
- Вот. Тут немного, но, как только перестанет дождь, кто-нибудь съездит в город и пополнит припасы.
Джаред с благодарностью принял тарелку и набросился на еду, пока Дженсен вяло ковырялся со своей, понимая, что не голоден.
- Вы все-таки выбираетесь в город, - сказал он с набитым ртом. – Далеко до него?
Дженсен откусил крохотный кусок хлеба.
- Да. У нас есть пара грузовичков. Но мы не очень любим контактировать с людьми, поэтому в город выбираемся редко. Хотя у доктора Бивера есть друзья среди людей, и он их навещает. Через пару дней он вернется и осмотрит твой глаз. Может быть, он сумеет тебе помочь.
Джаред поперхнулся и закашлялся.
- Я не собираюсь оставаться здесь еще несколько дней. Как только прекратится гроза, я уеду.
Дженсен невольно вздрогнул. Что, черт побери, ему делать, если Джаред уйдет? Уйти с ним? Но захочет ли Джаред?
- Может быть, тебе лучше немного подождать, поучиться, привыкнуть к тому, как быть оборотнем, - Джаред молчал, и Дженсен заговорил быстрее, боясь разозлить новообращенного. – Ты еще плохо контролируешь свои способности. Вспомни, что произошло, это может повториться, когда ты будешь среди людей. Подумай, что тогда случится. Ты окажешься в больнице, а этого нельзя допустить. Твоя кровь отличается от крови обычных людей, и если врачи ее увидят, ты закончишь свои дни в клетке или на смотровом столе, где тебя будут тыкать иголками или бить током. Как только они выяснят, что ты быстро излечиваешься, на тебе будут ставить эксперименты!
Джаред сел так резко, что Дженсен дернулся, со страхом ожидая, что тот набросится на него за то, что ему посмели перечить. Джаред выглядел разозленным, но, как только он заговорил, Дженсен понял, что гнев направлен не на него.
- Такое случалось раньше? Врачи использовали оборотней в качестве подопытных крыс?
Дженсен быстро кивнул, стремясь успокоить Джареда.
- Да, но это было много лет назад. Я не слышал о подобном с тех пор, как стал волком.
Казалось, Джаред расслабился и выдохнул с облегчением.
- А я решил, что нечто подобное произошло с тобой, - признал он, и у Дженсена сжалось сердце. Джаред волновался за него? Он разозлился, что кто-то причинил ему боль?
- Нет… Ни со мной, ни с кем-то еще из нашей стаи, - заверил он Джареда и вернулся к еде. Хлеб комом стоял у него в желудке, но он не обращал на это внимания.
Джаред криво улыбнулся, взъерошил волосы и уставился на потолок пещеры. Неожиданно он рассмеялся, качая головой, словно не веря тому, что услышал. Дженсен с удивлением смотрел на него, не решаясь спросить, что его так рассмешило. Если бы Джаред считал, что ему нужно это знать, он бы рассказал.
 
Внезапно Джаред вскочил с кровати и, прихватив с собой тарелку, бросился к выходу. Дженсен последовал за ним. Они стояли у выхода из палатки и смотрели, как гроза отступает от лагеря. Дженсен позволил себе раствориться в звуках оживающего после дождя леса.
- Здесь хорошо, - тихо проговорил Джаред. Дженсен взглянул на него краем глаза и увидел, что тот улыбается.
Его поразила способность Джареда мгновенно переходить от одной эмоции к другой, от спора к спокойной беседе, от гнева к умиротворению. Он спросил себя, являлось ли это своего рода защитным механизмом, и если да, то от чего Джареду приходится защищаться? Ему вдруг захотелось расспросить Джареда о его прежней жизни. Чем он занимался? Что ему нравилось делать? Неожиданно в голове словно загорелась лампочка, и он задал вопрос, ответ на который должен был в какой-то мере решить их с Джаредом дальнейшую судьбу.
- Тебя кто-то ждет дома? Семья? – Дженсен отвел глаза и понизил голос до едва слышного шепота. – Подруга? Друг?
Он знал, что его щеки пылают помимо его воли. Если у Джареда есть кто-то, кто ждет его возвращения, то неудивительно, что он так рвется домой.
 
Но все мысли улетучились в одну секунду, когда Джаред медленно повернулся, встал перед ним и взял за руку. Его глаза и губы улыбались.
- Почему тебе так важно знать, есть ли у меня друг? – спросил он, пристально заглядывая Дженсену в глаза.
- Я… - Дженсен покачал головой и попытался отступить на шаг, но Джаред не дал ему это сделать. – Мне… вовсе не важно.
Как ему, черт побери, рассказать Джареду о правах? Мало того, что он не знает, какими словами объяснить эту часть жизни оборотней, он ни морально, ни физически не готов к этому разговору. Джаред не поймет!
- Нет у меня никого, - мягко произнес Джаред. Дженсен вздрогнул, когда тот обхватил его одной рукой за талию и привлек к себе. – Ты это хотел услышать?
- Нет… - едва смог вымолвить Дженсен и сделал слабую попытку освободиться. Он с тоской взглянул на полог своей палатки. К счастью, дождь еще был слишком силен и вся стая пряталась по своим логовам, так что никто не мог видеть их.
- Я должен… - он кивнул на свое убежище. - … Холодно…
Джаред отпустил его. Дженсен торопливо скользнул внутрь и снова принялся бездумно переставлять предметы, чтобы занять себя хоть чем-то и не думать о губах Джареда… о его глазах… Блять! Почему он не может держать рот на замке?
 
 


 
Джаред с улыбкой посмотрел, как Дженсен исчезает за пологом палатки, бросил последний взгляд на прячущийся за пеленой дождя лагерь и нырнул следом.
Во время всего разговора он испытывал непонятный трепет, который определил для себя как влечение. Но это было какое-то странное влечение. Звук голоса Дженсена будоражил и успокаивал одновременно. Никогда раньше Джаред не испытывал ничего подобного. Многое из того, что он чувствовал, находясь рядом с этим парнем, было впервые, и он вынужден был признать, что ему очень хорошо с Дженсеном.
 
Как тогда, когда он проснулся, прижимая его к себе. Именно влечение к Дженсену разбудило его, а когда он открыл глаза и увидел спящего рядом парня, разглядел веснушки на его лице, коснулся чуть припухших со сна век, нахмуренных бровей, понял, как великолепно соответствуют друг другу словно бы созданные друг для друга их тела, влечение стало во сто крат сильнее.
 
Но больше всего его привлекал запах. Он был повсюду, словно нарочно преследовал Джареда, и тот понимал, что готов последовать за ним даже на край света.
Джаред посчитал это одной из вновь обретенных способностей оборотня. Такое объяснение его вполне устроило, а, кроме того, его устраивал такой расклад.
Он поцеловал Дженсена, подчиняясь какому-то неожиданному, но очень сильному импульсу, против которого невозможно было устоять.
Аромат Дженсена все еще жег губы, и Джаред умирал от желания продолжить.
 
Глядя, как Дженсен снует по комнате, переставляя и без того находящиеся в полном порядке вещи, Джаред не мог отвести взгляда от его гибкого тела, от играющих под футболкой мускулов, а когда он нагибался - от упругих полушарий ягодиц, обтянутых тонкой голубой джинсой. У Дженсена были чуть кривоватые ноги, и это заводило особенно сильно. Джаред нетерпеливо облизнулся. Словно почувствовав на себе его голодный взгляд, Дженсен обернулся. Свет от лампы упал так, что его зеленые глаза стали почти нефритовыми, и в них Джаред разглядел нечто такое, что Дженсен старательно прятал от него. Ему ужасно захотелось притянуть парня к себе и вглядываться, вглядываться в его глаза до тех пор, пока он не узнает всей правды.
Губы Дженсена сжились в тонкую прямую линию, глаза на мгновение вспыхнули, а потом он привычно опустил их в пол, развернулся и принялся переставлять консервные банки, которые только что выстроил в одному ему известном порядке. У Джареда сжалось сердце. А что, если он прочитал Дженсена неправильно? Что если он ему не нравится? Что если…
Джаред всегда считал себя симпатичным… раньше. А сейчас…
Он поднял руку и кончиками пальцев коснулся изуродовавшего его лицо шрама.
Сейчас он урод. Калека. Изменилась его внешность, изменился он сам. Он больше не тот, каким был прежде. Он даже не тот, каким должен был стать. Он все еще меняется.
- Ты в порядке? – тихий взволнованный голос Дженсена оторвал его от раздумий. Джаред поднял голову и увидел, что парень наблюдает за ним с явным беспокойством.
- Да, - рука упала. – Да, конечно.
Он подошел к кровати и сел, прислонившись спиной к изголовью и скрестив в лодыжках длинные ноги, смешно торчащие из коротковатых штанов. Джаред подумал, что, прежде чем уйти, нужно раздобыть одежду по росту.
Дженсен подошел медленно и осторожно, словно опасаясь подходить слишком близко, и Джаред тяжело вздохнул. Его убивало то, что Дженсен все еще боится его, но он не знал, как объяснить парню, что он не представляет угрозы. Как сказать, что Дженсен ему нравится… даже больше, чем просто нравится.
- Ты уверен? Ты выглядишь… - Дженсен замолчал, словно не найдя нужных слов, чтобы описать состояние Джареда.
Тот покачал головой и пожал одним плечом.
- Просто… столько всего случилось, - он рассеянно почесал голову, взглянул на Дженсена, а потом хлопнул ладонью по кровати. – Давай, посиди со мной. Я нервничаю от твоего постоянного мельтешения.
На секунду глаза Дженсена расширились, но потом он кивнул и уселся так, чтобы между ними сохранялось некоторое расстояние. Джаред покачал головой и согнул ногу так, чтобы коленом касаться его бедра.
- Ты серьезно думаешь, что ваш доктор… Бивер, да? – Дженсен кивнул. – Что он сможет помочь мне с… этим? – Джаред коснулся шрама и моргнул. Он никак не мог привыкнуть к тому, как мутно все виделось поврежденным глазом. – То есть, я хочу сказать… разве это можно вылечить без операции?
- О, - Дженсен внимательно вгляделся в лицо Джареда. – Нет. То есть да. То есть, я хочу сказать, Джим, конечно, не сможет вернуть все, как было, но он… он наш целитель. Он здорово разбирается в травах и в том, что всегда можно найти в лесу. Природные лекарства действуют на оборотней иначе, чем на людей, и Джим может творить настоящие чудеса, - Дженсен сложил руки на коленях и взглянул на Джареда из-под своих невероятно длинных и пушистых ресниц. – Мне так жаль, что его не было здесь, когда ты проходил своей первый цикл. Он бы справился куда лучше меня.
Джареду начало надоедать его самобичевание и чувство раскаяния, которое постоянно слышалось в его голосе. Он приподнялся и заглянул Дженсену в глаза.
- Эй, ты спас мне жизнь. Разве я мог просить о большем? Я не жду чудес, я не из тех, кто верит в них. Я спросил потому, что ты об этом заговорил. Но я не хочу тешить себя напрасными надеждами. Рана… - он снова коснулся ее, - …она уродлива. И я…
Джаред замолчал, не желая выставлять себя идиотом, сходящим с ума по своей внешности.
- Она вовсе не уродлива, - очень мягко проговорил Дженсен. – Это знак доблести и силы. Это память о том, что ты победил и выжил.
При звуках этого голоса по телу Джареда побежала дрожь. Он вдруг понял, что не может отвести взгляда от шевелящихся губ, не особо вслушиваясь в произносимые ими слова.
 
Джаред помнил, что Крис рассказал ему: они с Дженсеном занимались сексом. Тогда он не поверил, а сейчас решил, что Крис, должно быть, солгал, потому что ревнует. Дженсен на самом деле был потрясающе привлекательным парнем, и одно только его присутствие заставляло кровь Джареда кипеть.
 
- Дженсен, Крис мне кое-что сказал, и я хотел бы спросить тебя, - немного нервно пробормотал Джаред, кусая губу. Дженсен замолчал и заметно побледнел, но все же кивнул, призывая Джареда продолжать. – Крис сказал, что ты и я… он сказал, что мы занимались сексом. Это так?
Даже в царящем в логове полумраке было видно, как запылали щеки Дженсена, и у Джареда едва не снесло крышу. Кто бы мог подумать, что в его возрасте Дженсена будет приводить в такое смущение разговор о сексе! Но он собрал все свои силы и терпеливо ждал ответа.
- Д-да. Это так, - прошептал Дженсен и отвернулся, пряча лицо.
- Как я мог это забыть?
Это был риторический вопрос, но Дженсен все же поспешил объяснить.
- Я же говорил, амнезия при первом цикле нормальное явление. И даже при втором и третьем. Не стоит из-за нее волноваться.
Он сделал попытку встать, но Джаред поймал его за руку. Дженсен на мгновение замер, а потом послушно опустился обратно и снова сложил руки на коленях, уставившись в пол.
- Дженсен, посмотри на меня! – тот покорно вскинул голову и уставился на Джареда широко распахнутыми глазами. – Я волнуюсь об этом, потому что не хотел бы этого забыть, - мягко произнес Джаред.
Приподнявшись на локте, он прижался ладонью к теплой щеке Дженсена. Тот закрыл глаза, его немного трясло, но он не сделал попытки отстраниться, поэтому Джаред счел это хорошим знаком. Он потянулся ближе и жарко дохнул в чуть разделенные губы.
- Я могу сделать это снова?
Дженсен молчал, крепко зажмурившись, а когда он, наконец, заговорил, его голос дрожал так же, как его тело.
- Это то, чего ты хочешь?
С того момента, как он проснулся, Джаред хотел лишь одного – наброситься на Дженсена, но умудрялся держать себя в руках, а теперь это желание стало невозможно контролировать. Он коснулся губами губ Дженсена и услышал в ответ рваный вздох.
- Да, я хочу. Но на этот раз я хочу помнить все. Я могу взять тебя, Дженсен?
- Ты уже взял меня. Я твой.
Но Джаред уже целовал его горячо и жадно, и поэтому не услышал слов, и не заметил, как с ресниц Дженсена сорвались первые слезы.
 
Сжав ладонями голову Дженсена, он повернул ее так, чтобы удобнее было целоваться, чтобы можно было проникнуть языком как можно глубже. Не слыша тихих, как дыхание, всхлипов, он требовательно толкался языком в сомкнутые губы до тех пор, пока они покорно не разошлись, впуская его в горячий, влажный рот. Джаред с наслаждением ощутил будоражащий кровь аромат Дженсена.
Опустив одну руку вниз, Джаред провел по всему телу парня, чувствуя под пальцами мелкую дрожь. С трудом заставив себя оторваться от пьянящих губ, он продолжил целовать Дженсена повсюду, куда мог дотянуться.
- Ты на вкус как все то, что я любил в прошлой жизни, - выдохнул он в ухо Дженсена между поцелуями и засосал нежную кожу чуть ниже мочки. Пальцы Дженсена впились ему в бицепс, с губ парня сорвался рваный вздох, и это стало последней каплей.
Джаред повалил Дженсена на спину и навис над ним.
 
 


 
 
Дженсену хотелось зарычать, велеть Джареду убираться, но он лежал на матрасе, придавленный большим телом, и почти задыхался. Все слова, который он хотел выкрикнуть, срывались с губ жалкими всхлипами, которые превратились почти в рыдания, когда Джаред впился зубами ему в шею.
Все время, пока тот шарил под футболкой, оглаживал тело, целовал, прикусывал, говорил какие-то грязные словечки, Дженсен не открывал глаз, вцепившись зубами в нижнюю губу, чтобы не зарыдать вслух.
Когда Джаред задрал на нем футболку и прикусил сосок, Дженсен не смог удержаться от всхлипа, распахнул глаза и сильнее вцепился пальцами в его руку.
Запрокинув голову, он бездумно пялился в потолок, покорно подняв руки, разрешая Джареду раздевать себя. Джаред целовал его, вылизывал, прикусывал везде. И хотя Дженсен не отвечал на поцелуи, он послушно приоткрывал губы, позволяя Джареду насиловать свой рот, прежде чем он снова изнасилует его тело.
 
Сказав Джареду о своей принадлежности ему, Дженсен не солгал. Даже не осознавая этого, Джаред сейчас утверждался в своих правах, беря то, что теперь было его. Но на сей раз он вел себя не как животное. Напористость и уверенность домината сочеталась в нем с мягкими ласками, казалось, он боготворит тело Дженсена, относится к нему с трепетом и уважением, и Дженсен был ему благодарен за это.
- Боже, как же я тебя хочу, - простонал Джаред ему в рот, и Дженсена затрясло сильнее. Он знал, что не имеет права отказать альфе, но боялся того, что произойдет после. Сможет ли он пережить еще одно насилие? Сохранит ли разум? С каждым ласковым прикосновением Дженсен чувствовал, что теряет часть своей свободы, которую отвоевывал с таким трудом. Теряет часть себя. Он не протестовал, не сопротивлялся, но и не делал никаких попыток отозваться на ласки.
 
Джаред перевернул его на живот, и Дженсен едва заметно выдохнул. Это было небольшое, но облегчение, что ему, по крайней мере, не придется смотреть в глаза Джареду, когда тот будет насиловать его.



Глава 6




Джаред прикусывал кожу на плечах, спине и с удовлетворением разглядывал каждый красный след, оставленный его зубами. Он словно клеймил Дженсена, отмечая его, как свою собственность, и ему это нравилось.

Ловким движением он стянул с распростертого под ним парня джинсы, оголяя ровные полукружья ягодиц, и рот наполнился слюной. Сорвав с себя футболку, Джаред лег на Дженсена, прижавшись к обнаженной коже.
- Красивый! – проворчал он, вылизывая его шею и кусая за ухо. Повернув голову Дженсена к себе, он впился губами в его губы, дурея от того, как покорно они приоткрылись, пропуская его внутрь.

В венах бурлила и горела кровь, и Джаред подумал, что больше не может ждать.
- Я могу трахнуть тебя? – прошептал он, целуя Дженсена в уголок губ, и, не дожидаясь ответа, потянул его джинсы вниз, полностью освобождая от этого предмета одежды.
Он почувствовал, как Дженсен нервно сглотнул, и снова лег сверху, прижимаясь к уже полностью обнаженному парню всем телом, а потом начал тереться об него.
Только потому, что они лежали так близко, он услышал, или, скорее, почувствовал, как Дженсен одними губами прошептал:
- Да.
Джаред привстал, обеими ладонями огладил широкую спину, чувствуя, как дрожит Дженсен под его прикосновениями. Соскользнул ниже, раздвинул ягодицы и впился жадным взглядом между ними, где темнело судорожное сжатое колечко мышц.
Джаред осторожно коснулся его подушечкой пальца, и Дженсен дернулся, сжавшись еще сильнее.
Приняв это за смущение, Джаред быстро облизал большой палец и ввел его в напряженное тело, преодолевая сопротивление.
- Господи Боже, - прошептал он, убирая и снова вводя палец, наблюдая, как сжимается вокруг него плоть. – Ты такой тугой!
Если правда, что они с Дженсеном уже занимались сексом предыдущей ночью, то, должно быть, это свойство оборотней - заживать так, что не оставалось никаких следов. От этой мысли в паху словно свернулась тугая пружина, готовая в любую секунду развернуться.
Джаред быстро огляделся в поисках того, что можно было бы использовать в качестве лубриканта, но ничего не увидел. Не переставая растягивать Дженсена, он лег ему на спину и шепнул в ухо:
- У тебя есть какая-нибудь смазка?
Дженсен молча качнул головой и уткнулся лицом в матрас. Джаред немного нахмурился: кожа Дженсена уже блестела от выступившего пота, и ему не хотелось причинять тому боль.
- Ничего не имеешь против слюны?
Снова молчаливый кивок.
Если бы он возражал, Джаред, наверное, сумел бы остановиться… Наверное… Но Дженсен согласился на все, и Джаред начал целовать его шею, постепенно спускаясь ниже и ниже, пока не добрался до ягодиц. Там он начал готовить Дженсена уже всерьез.
Как только ему удалось ввести два пальца, он постарался нащупать то самое место, стимуляция которого, как он надеялся, должна была разбудить в Дженсене желание. Парень все еще был слишком зажат, его необходимо было расслабить. Добравшись до цели, Джаред сосредоточился на том, чтобы доставить Дженсену как можно большее наслаждение. Того уже трясло, голова металась по кровати вправо-влево, с губ срывались какие-то бессвязные слова. Джаред усмехнулся и навострил уши, пытаясь понять, что бормочет Дженсен.





Когда первая волна удовольствия прокатилась по телу, Дженсен невольно выгнулся, и с его губ сорвался вздох. Он не хотел этого! Он сопротивлялся! Боролся! Он не хотел испытывать удовольствие от того, что происходит с ним. Но Джаред был настойчив, и вскоре Дженсен понял, что возбуждается. Ему пришлось до крови прикусить губы, чтобы не дать стонам сорваться с них, и до боли зажмуриться. Слезы снова покатились по щекам.
Он зашипел, когда Джаред ввел третий палец, и услышал, как тот просит его расслабиться и называет «малышом», словно они что-то значат друг для друга.
Понимая, что Джаред действует, повинуясь инстинктам, и просто берет то, что принадлежит ему, Дженсен не обвинял его, но это не облегчало его положения.
Губы Джареда скользили по его спине, теперь уже не просто мягко и нежно целуя. Теперь в прикосновениях ясно проступал зверь, которого Джареду до этого момента удавалось сдерживать.
- Хочу тебя, - прорычал Джаред, и в следующую секунду Дженсен почувствовал, как пальцы стискивают его шею, а в анус упирается тупая, массивная головка члена. Джаред двигался настойчиво, упорно ломая сопротивление мышц сфинктера.
Дженсен вскрикнул, попытался расслабиться и позволить этому случиться. Джаред хорошо подготовил его, поэтому проникновение причинило лишь небольшой дискомфорт, похожий на легкое жжение. Войдя, Джаред замер, давая Дженсену время привыкнуть. Дженсен должен был благодарным за это, и он был благодарен, но это не отменяло ощущения, что Джаред просто разрывает его тело пополам.

В первый раз Джаред брал его, как животное, как дикий зверь, заявляя свои права и лишив возможности сопротивляться. Сейчас он был нежным, двигался медленно и осторожно, но Дженсен не знал, чего хочет больше: этого или того, что было в первый раз, чтобы Джаред был самим собой, а не представлялся ему волком в овечьей шкуре.

- Бля… как же хорошо, - повторял Джаред, и у Дженсена сильнее текли слезы.
Он снова уткнулся лицом в матрас, всхлипами встречая каждый толчок Джареда в него. Но как только головка члена Джареда задевала простату, сквозь боль и стыд Дженсен чувствовал возбуждение, член начал подниматься и пульсировать.
Дженсен грыз губы и отчаянно желал, чтобы все быстрее закончилось. Пусть Джаред оттрахает его и оставит в покое. Эта нежная пытка была намного хуже случившегося вчера насилия.

Руки Джареда скользили по его телу, оглаживая, лаская, а потом подунул руку под живот, и широкая ладонь обняла член. Дженсен невольно застонал громче, и его с головой накрыло чувство вины и стыда. Он чувствовал себя подстилкой, согласной на все дешевой шлюхой, покорно позволяющей своему сутенеру брать то, что ему принадлежит.




Стоны и вздохи, срывающиеся с губ Дженсена, возбуждали, и Джаред начал двигаться резче. Он вгрызался в плечо Дженсена, сожалея, что не может добраться до его губ. В какой-то момент он уже хотел перевернуть его на спину, но понял, что сам почти на грани и лишнее напряжение мышц доведет его до разрядки раньше, чем он бы этого хотел.
- ГосподиБожеБляяяя, - выдохнул он, когда начал двигаться в полную силу. Это было самое лучшее из всего, что произошло с ним за последнее время – наблюдать, как его член скрывается в теле Дженсена, покорно раскрывающееся для него. Джаред никогда не думал, что его будет заводить подобный расклад. Обычно он предпочитал равноправие в сексе, но сейчас он неожиданно понял, что ему всегда хотелось доминировать и получать то, чего хочется, без борьбы.

Если бы он чуть поднял голову, то увидел бы, как пальцы Дженсена сминают простыню при каждом толчке. Но он не видел этого, как не видел и мокрых от слез щек, и страдальчески искаженного лица. Разве он мог предполагать, что каждый раз, входя в податливое, распростертое под ним тело, ломает того, кого хотел бы любить и оберегать!

Оргазм ударил с интенсивностью молнии, Джаред кончил бурно, выкрикивая имя Дженсена. Еще какое-то время он умудрился продержаться на подламывающихся руках, выплескиваясь в дрожащего под ним парня. А потом обхватил член Дженсена и принялся дрочить ему резко, сильно.
- Давай, - горячо шептал Джаред, кусая его за плечо. – Давай, кончи для меня.
Спустя пару минут Дженсен послушно выплеснулся ему в руку, добавляя удовлетворения и без того размякшему после оргазма Джареду.
С губ Дженсена сорвался крик, который Джаред расценил как итог своей хорошей работы, но который на самом деле был криком отчаяния, ненависти к себе и мольбой оставить его в покое.
Он покрыл спину и плечи Дженсена поцелуями, осторожно вышел из него и упал сверху, навалившись всем телом.
Когда дыхание восстановилось, Джаред сполз на бок, прижал дрожащего Дженсена спиной к себе и нежно поцеловал в изгрызенное плечо. Уже засыпая, Джаред подумал о том, что это был самый лучший секс в его жизни и он не прочь повторить - до того, как покинет это место.




Когда дыхание Джареда выровнялось, Дженсен позволил себе расслабиться и разрыдаться, уткнувшись в одеяло. Его трясло от стыда и унижения. Он и раньше знал, что обратной дороги нет, но теперь точка была поставлена. Он принадлежал Джареду, и тот начал понимать это. Дженсен ненавидел свое тело, которое отозвалось на ласки, ненавидел себя за то, что ему было приятно лежать в объятьях другого человека. В руках Джареда ему было комфортно, даже приятно, и он мог спокойно оплакать свою потерянную жизнь.
Во сне Джаред крепче обнял его, сильнее прижимая к своей груди, и Дженсен неосознанным движением положил руку поверх его руки, лежавшей у него на животе. Он пытался представить себе, каково это - быть с Джаредом, отдать себя ему безропотно, покорно подчиняться всем его желаниям? Так ли это плохо? Но все-таки какой-то тихий голос на задворках разума твердил, что лучше бы Джаред оставался тем ненасытным животным, который брал то, что принадлежит ему, не давая выбора.

Дженсену потребовалось много времени, чтобы привести мысли в порядок и провалиться в истощенный сон. Его щеки все еще были мокрыми от слез, тело болело от насильственного вторжения. Он не знал, что сулит ему будущее, но понимал, что у него больше не может быть своих желаний, и поэтому лучше смириться и принять все так, как есть.



Джаред проснулся утром и, почувствовав в своих объятьях Дженсена, улыбнулся, не открывая глаз. Несмотря на то, что они оба были голыми и уснули поверх одеяла, ему было тепло и уютно. Он лениво поцеловал Дженсена в затылок, втянул в себя его потрясающий запах и прислушался. Дождя он не услышал, зато услышал, как снаружи ходят люди, занимаясь своими повседневными делами. Он даже разобрал звук потрескивающих в огне поленьев. В логово проник запах жарящегося мяса, и у Джареда заурчало в животе.

Он опять уткнулся носом Дженсену в волосы, мягко провел кончиками пальцев по нежной коже живота. Ему хотелось проваляться так весь день, разбудить Дженсена поцелуями, возможно, повторить все еще разок… Но что-то удержало его от этого порыва, какое-то непонятное, неосознанное чувство, говорящее, что прежде чем что-то делать, надо бы узнать Дженсена получше.

Выругавшись про себя. Джаред осторожно отлепился от Дженсена, встал и взглянул на спящего. Даже во сне тот дрожал и пытался свернуться в комок. Испугавшись, что парень замерзнет, Джаред укрыл его тем краем одеяла, на котором только лежал, и с удовлетворением увидел, как Дженсен наморщил нос, а потом засопел легко и ровно.

Джаред улыбнулся, вышел из палатки наружу, щурясь от бьющего в глаза яркого солнца, и только тут понял, как привык к полумраку логова.

Когда глаза адаптировались к свету, Джаред увидел, как люди укладывают доски через образовавшиеся грязевые лужи, чтобы можно было свободно перемещаться по лагерю. Воздух был чист и свеж, и Джаред с удовольствием вдохнул его полной грудью.

Не зная, куда идти, Джаред сначала решил найти Саманту и разузнать насчет возможного завтрака. Поискав, он не нашел альфу, но зато столкнулся взглядом с мертвенно бледным Крисом. Отодвинув окружающих волков, тот направился к нему, и в его ярко-синих глазах Джаред прочитал свой смертный приговор.
- Ах ты, гребаный сукин сын! – рявкнул Крис, толкнув его в грудь ладонями.
Хотя Джаред ожидал удара, он покачнулся и едва не растянулся в луже грязи, но устоял на ногах, выпрямился и взглянул Крису в глаза.
- В чем, блять, твоя проблема? – заорал Джаред, в свою очередь толкая Криса в грудь.
- Ты – моя проблема! Одного раза тебе показалось мало, да? Ты не знаешь, когда нужно остановиться? Я чувствую его запах на тебе, ты, больной ублюдок!
Вокруг них начала собираться толпа, но Крис и не подумал понизить голос.
- Дай угадаю, ты ревнуешь! Ты сам хотел Дженсена, и не можешь смириться с тем, что решил быть со мной! Он выбрал меня!
Убежденный в своей правоте, Джаред усмехнулся. Но улыбка сползла с его лица, когда Крис неожиданно расхохотался. Это был невеселый, очень неприятный смех, и он задел Джареда куда сильнее ударов.
- Он выбрал тебя? Ты так ничего и не понял? Он не выбирал тебя, Джаред! И благодаря тебе он вообще никогда не сможет никого выбрать! - Крис запустил обе руки в свои длинные волосы. – Боже, он умолял Джеффа разрешить спасти тебе жизнь, а ты взамен уничтожил его. Мы должны были оставить тебя подыхать в лесу! Лучше бы тебя сожрали звери!
- Уничтожил его? Что за дерьмо ты несешь? – Джаред недоверчиво уставился на Криса.
- Ты даже не поинтересовался! И тебе этого не понять. Ты только и можешь, что вынуждать людей трахаться с тобой! – вернул Крис насмешку, и Джаред почувствовал, как в его венах закипает кровь.
Слова Криса стали той самой соломинкой, которая ломает хребет верблюду.
- Я не заставлял его! – выкрикнул он, делая шаг к Крису и впиваясь в него гневным взглядом. – Мы были вместе вчера, и сегодня тоже. Но мы – два взрослых, самостоятельных человека, и сами способны принять решения. Мы приняли их вместе! И ни одна паршивая шавка не посмеет гавкать на нас.
- Вместе? Да ты не знаешь значение этого слова! Дженсен никогда бы…
- КРИС!
Дженсен возник словно из ниоткуда, вклинился между ними и раскинул руки, мешая вцепиться друг другу в глотки.
- Джен… - гнев Криса улетучился моментально, словно кто-то перекрыл вентиль. – Господи Боже… Прости, но он… Ты… ты в порядке? Он опять причинил тебе боль?
- Я, блять, не причинял ему боли! – из-за плеча Дженсена выкрикнул Джаред. – Скажи ему!
- Да, Дженсен, скажи мне, - Крис смотрел на друга с тоской и надеждой.
- Крис, - прошептал Дженсен, опуская голову. – Пожалуйста…
- Я знаю, что произошло. Я чувствую ваш запах друг на друге, - объяснил Крис, стараясь говорить мягко и тихо, хотя его лицо было искажено от боли.
Дженсен побледнел, зажмурился, нервно сглотнул, снова открыл глаза и едва слышно прошептал:
- Не надо. Ты не понимаешь, Крис. Не надо! – его глаза наполнились слезами, и это начало бесить Джареда.
- Господи! Тебе обязательно вываливать на него все свое дерьмо, доводя до слез! Ты не можешь просто не лезть не в свое дело?
Джаред обнял Дженсена за талию и подтащил к себе, чтобы успокоить. Тот не сделал попытки сопротивляться, но по-прежнему смотрел на Криса полными слез глазами.
- Я не могу смотреть на это! Просто не могу, - рвано выдохнул Крис.
- Тогда не смотри, - тихо ответил Дженсен дрогнувшим голосом.
- Отлично! – Крис криво усмехнулся. – Для начала ты перестаешь разговаривать со мной, а теперь требуешь уйти? Я - твой друг, Дженсен, и я не позволю его испортить тебе жизнь! Я просто не допущу этого!
- Ты не сможешь ничего изменить, Крис. Никто уже не сможет, - печально сказал Дженсен, и Джаред поморщился, не понимая, о чем они говорят.
- Так, как я уже говорил раньше, я не собираюсь здесь оставаться. Мы хорошо провели время, но это не означает, что мы связаны навечно. Я уйду и оставлю Дженсена в покое, - сказал он, не понимая, почему они раздувают проблему из такой простой ситуации.
Без предупреждения Крис размахнулся и впечатал кулак в челюсть Джареда. Того развернуло на месте, и он с трудом удержал равновесие на узкой доске. Крис двигался очень быстро, но Джаред успел заметить второй замах и увернулся, оттолкнув парня от себя.
- Я уже говорил и повторю еще раз: я ухожу! Вы, парни, бесите меня!
С этими словами он развернулся и зашагал туда, где за деревьями стояли несколько грузовичков, которые он заметил раньше. Он сел в самый ближайший и, с радостью увидев ключи в замке зажигания, повернул их.
Он не знал, удивляться или нет, когда в боковом окне возник Дженсен и уставился на него широко распахнутыми, испуганными глазами.
- Что ты делаешь?
В его голосе послышался страх, но Джареду было уже плевать.
- А на что похоже? Я отваливаю отсюда! – Джаред поставил машину на ручник. – Я оставлю машину в городе там, где вы сможете ее найти.
- Ты даже не знаешь, как проехать в город. Дороги размыло, они стали опасны. Ты можешь погибнуть, - Дженсен казался искренне напуганным и взволнованным.
- Ты можешь показать мне дорогу.
Дженсен замер, словно в его планы входило помешать Джареду уехать, а не ехать вместе с ним.
- Заодно и грузовик обратно пригонишь.
- Я не умею водить машину, - смущенно признался Дженсен. – И я не могу…
- Тебе решать, Дженсен. Я уеду с тобой или без тебя, - Джаред нажал на педаль газа.
Дженсен встревожено взглянул туда, где Крис что-то бурно обсуждал с Чадом и Томом, которые не сводили глаз с машины, а потом взялся за ручку, открыл дверь и сел рядом с Джаредом.



Глядя, как за окном мелькают деревья, Дженсен тихо скрипел зубами и что было сил стискивал между колен сложенные вместе ладони, чтобы не дать себе распахнуть дверь и выскочить из машины на полном ходу. Джаред уверенно вел грузовичок, повинуясь подсказкам Дженсена, который цедил их сквозь зубы, даже не смотря в его сторону.
Дженсен знал дорогу, он поклялся всегда помнить ее, но только для того, чтобы никогда снова не очутиться в городе, даже случайно.
Он не покидал лагеря - кроме тех случаев, когда охотился – все пятьдесят лет, и сейчас, когда они все дальше и дальше уезжали от леса, а мир, который он знал и в который не хотел возвращаться, становился все ближе и ближе, сердце Дженсена то замирало от страха, то пускалось вскачь, причиняя физическую боль.
Деревья вдруг кончились, и вокруг закипела жизнь. Повсюду были люди. Человеческие люди. Чувствительный нос Дженсена тотчас атаковали тысячи запахов, большей частью неприятных, и он вынужден был закрыть лицо ладонями. Бросив быстрый взгляд на Джареда, Дженсен увидел, что тот не испытывает явного дискомфорта. На лице парня отразилось, скорее, удивление, показывающее, что он начинает замечать разницу между своим прежним человеческим и нынешним волчьим существованием.

Остановив машину, Джаред выпрыгнул из кабины, похожий на детеныша, освободившегося от родительской опеки и получившего долгожданную свободу. Дженсен остался сидеть в машине, но его спокойствие оказалось недолгим.
- Эй! Давай, вытаскивай свою задницу наружу, и немного поразвлечемся! – позвал Джаред, улыбаясь от уха до уха и подпрыгивая на месте от нетерпения. Теперь, оказавшись вдалеке от лагеря с его правилами и обитателями, он казался совершенно другим человеком.
Дженсен зажмурился, все мышцы скрутило, когда он попытался не дать своему телу подчиниться. Начавшись, как легкое покалывание, это ощущение вскоре переросло в настоящую боль. Джаред ждал, наклонив голову к плечу и нахмурив брови.
- Ну же, Дженсен! Давай!
И в эту секунду Дженсен понял, что радость Джареда была наигранной, фальшивой. Что он все еще кипел после стычки с Крисом, и ему во что бы то ни стало требовалось спустить пар.
Это открытие напугало Дженсена не меньше, чем мысль о том, что ему придется оставить лагерь.
Осторожно и нехотя он выскользнул из кабины, держась дрожащими руками за дверь. Ему казалось, что все люди вокруг уставились на него, зная, кто он такой. И что в любую секунду сюда заявятся Охотники и застрелят его на месте.
На плечо легла чья-то тяжелая рука, он дернулся, вскрикнул, как напуганный детеныш, и устыдился собственной слабости. Осознание того, что это рука Джареда, не принесло облегчения, потому что тот похлопал по плечу и кивком головы велел следовать за собой к бару на другой стороне дороги.

Когда Джаред распахнул дверь и стремительно ворвался внутрь, таща за собой Дженсена, все посетители уставились на них. Дженсен съежился и постарался укрыться за массивным телом Джареда, молясь, чтобы его не заметили.
Ни на кого не смотря, Джаред прошел прямо к барменше, гордо неся высоко поднятую голову с уверенностью, которой уже никогда не будет у Дженсена, чем несомненно привлек еще большее внимание. Усевшись на высокий барный табурет, Джаред облокотился о стойку.
- Ты понятия не имеешь, как мне нужно выпить! – заявил он, наклоняясь к симпатичной светловолосой барменше.
Она улыбнулась ему и спросила, чего он хочет, а потом ее глаза сосредоточились на Дженсене, который все еще цеплялся за Джареда, словно тот должен был защитить его от посторонних взглядов.
- Я начну с пива, а там… - Джаред бросил быстрый взгляд на Дженсена, который смотрел на него широко распахнутыми глазами, и тяжело вздохнул. – Сделай нам два пива и две текилы. А там как пойдет. Этому парню необходимо расслабиться.
- Хороший выбор, - бодро ответила девчонка, и Дженсен едва не зарычал на нее. Никто не может быть таким уверенным и бодрым, когда он в полном раздрае.

Напитки появились почти мгновенно, Джаред лучезарно улыбнулся, сунул барменше несколько купюр и почти насильно впихнул бутылку пива в руку Дженсена, который вцепился в горлышко, как утопающий в спасательный круг, одновременно глядя на нее, как на нечто невиданное прежде.

Джаред проглотил свою порцию текилы, склонил голову на бок, оценивая вкус, а потом повернулся к Дженсену.
- Выпей! - он толкнул рюмку по стойке к нему и присосался к горлышку бутылки. Дженсен не отрываясь смотрел, как ходит кадык под загорелой кожей.
- Я… я не пью текилу, - робко проговорил он, когда Джаред поставил опустевшую наполовину бутылку на стойку.
Они с Крисом часто баловались пивом вечерами у костра, но в отличие от друга, который уважал хороший виски, Дженсен не прикасался к алкоголю.
Джаред вздохнул, пододвинул его порцию к себе и осушил ее одним глотком. Дженсен сделал осторожный глоток пива. Джаред вытер рот рукой и огляделся. Его губы растянулись в улыбке, он встал с табурета, обнял Дженсена за плечи и повел в дальний угол бара, где находились биллиардные столы. Как раз за одним из них пара мужчин играла в пул.
- Возьмете двоих игроков? – спросил Джаред, и Дженсен похолодел, когда мужчины оглядели их и равнодушно кивнули.
Дженсен робко подергал Джареда за рубашку, и когда тот наклонился к нему, тихо произнес:
- Я не играю в пул.
Джаред с недоверием уставился на него.
- Есть что-нибудь, что ты умеешь делать? – на весь бар поинтересовался он, и Дженсен вздрогнул, чувствуя себя последним неудачником. – Ну сделай хоть что-то полезное, - Джаред кивнул в сторону барной стойки. – Закажи нам по второму кругу. Может, хоть от пива ты повеселеешь.
Он сунул что-то Дженсену в ладонь и, повернувшись к нему спиной, стал увлеченно расставлять шары. Игра началась. Джаред громко смеялся, комментировал происходящее, не обращая на Дженсена никакого внимания, и тот почувствовал себя отверженным.
Дойдя до бара, он взглянул на предмет, который Джаред сунул ему в ладонь, и побелел, увидев бумажник Криса. Дженсен вскинул голову, уставился на Джареда, который почувствовав его взгляд, обернулся, расплылся в довольной улыбке и послал ему воздушный поцелуй.
- Сукин сын, - пробормотал Дженсен себе под нос.
Он подумал о том, что хорошо бы увезти машину подальше в лес и разбить там лагерь, но, скорее всего, он просто врезался бы в первое попавшееся дерево или угробил бы мотор, поэтому от этой идеи пришлось отказаться.
Дженсен ждал, когда освободится барменша, и старался дышать неглубоко и через рот, потому что бар был полон резких неприятных и раздражающих его запахов.
Ему очень хотелось обратно в лагерь, и он беспокоился, что Джаред, судя по всему, не планировал возвращаться. А это означало, что он никогда не увидит свой дом и свою семью. Дженсен уже воображал, как украдкой покинет бар, прокрадется к лесу, перекинется, когда окажется достаточно далеко, и побежит домой, где он будет в безопасности, но знал, что никогда этого не сделает. Он не сможет сознательно обмануть Джареда или сбежать от него. И эта мысль сверлила его мозг до того момента, когда светловолосая барменша спросила, чего он желает. Желание альфы сразу же вытеснило из его головы все прочие мысли.
- Повторить, сладкий? – спросила девчонка, и Дженсен с благодарностью кивнул, не уверенный, что смог бы выдавить из себя хоть слово.

Передавая девушке деньги, Дженсен почувствовал, что за его спиной кто-то стоит. И это НЕ Джаред. Он точно знал, что Джаред все еще возле стола, играет в пул, и возле него отирается какая-то женщина, буквально источающая запах феромонов. Дженсен был уверен, Джаред тоже это чувствует и знает, как она его хочет. Интересно, ответит ли он?
После того, как он предъявил свои права на Дженсена, Джаред мог заниматься сексом с кем угодно, не делая его пожизненным партнером. Но такое обычно практиковалось только с согласия пары. Дженсен считал это странным и радовался, что в их стае подобное случалось очень редко.
- Эй, ты, - грубый голос вырвал его из раздумий, и в нос ударил ужасный запах давно немытого тела, алкоголя, похоти, крови и болезни. – Что такая сладкая булочка делает здесь одна?
Дженсен едва сдержал подступившую к горлу желчь и вздрогнул, когда толстые пальцы обхватили его за пояс и дернули на себя.
Лицо обдало гнилым смрадом, и когда человек заговорил, Дженсен задрожал всем телом и зажмурился, вспомнив другого, очень опасного человека. Он знал, что должен что-то сделать… что-то сказать… Он же, вероятно, в десятки раз сильнее этого парня, но страх практически парализовал его, не давая двинуться.
- Не… один, - с трудом выдавил Дженсен.
- Вижу. Но твой дружок слишком занят сейчас. Я составлю тебе компанию, пока он не вернется. Уверен, он с удовольствием поделится со мной твоей прекрасной попкой, - человек схватил его за ягодицу, сжал до боли, и Дженсен невольно вскрикнул. – Да. Могу поспорить, твоя сладкая попка очень просто жаждет настоящего мужика!
Дженсену очень не понравилось такое обращение. Он вскинул голову, ища взглядом Джареда, и с ужасом увидел, что тот взасос целуется с озабоченной дамочкой, которая лапает его повсюду, куда может дотянуться. Боль и ревность затопили душу Дженсена, и это было странное и новое для него ощущение.

Джаред не знал, что они связаны, и даже если и мог чувствовать прочность их отношений, вероятно, не понимал, что это значит. Дженсен не хотел становиться его пожизненным партнером, но это случилось, и, как бы он ни относился к своему партнеру, он – бета. И он будет верен и предан своему альфе до самого конца.

Мысли о Джареде отвлекли, и Дженсен про себя проклял его за это, а в настоящее его вернули все те же грубые руки, которые толкнули его спиной на барную стойку. Дженсен увидел прямо перед собой рот с черными гниющими зубами, растянутый в мерзкой ухмылке, заросшее щетиной лицо и неумолимые темные глаза, наполненные похотью.
- Ну, я же сказал, что он занят, - зло рявкнул человек. – Он оставил тебя мне, - он огладил ладонями напряженное тело Дженсена и остановился возле паха.
- Оставь меня в покое, - как можно спокойнее произнес Дженсен, боясь теперь отвести от него взгляд.
- Ну зачем ты так. Мы с тобой так хорошо развлечемся.
Дженсен покачал головой, но парень лишь придвинулся ближе и почти прижался к нему всем потным, вонючим телом. Он усмехался в предвкушении, уже раздумывая, как будет использовать свой завоеванный приз.
- Не надо! - умоляюще проговорил Дженсен и выставил вперед руку, чтобы увеличить расстояние между ними. Он легко мог бы справиться с ублюдком, но боялся использовать свою силу. Боялся, что она привлечет внимание сначала к нему, а потом и к стае.
- Эй! Руки прочь, чертов засранец!
Парня рванули назад, и Дженсен едва не упал на колени от облегчения, благодарный Джареду за то, что тот его спас.
Но тот не остановился, а так врезал парню в челюсть, что тот упал на стойку и проехался по ней почти до самого конца. Конечно, это привлекло внимание всех, кто находился в баре. Мужчины начали подниматься из-за столов.
Дженсен замер, не зная, что делать. Распахнутыми глазами он смотрел на то, как Джаред сжимает кулаки и раздувает ноздри, матеря посмевшего притронуться к его собственности негодяя.
Через секунду Джареда окружили трое парней из числа завсегдатаев бара, и Дженсен выдохнул с облегчением, осознавая, что внимание теперь приковано не к нему. Но это продолжалось недолго.
Он почувствовал, что его хватают чьи-то руки и снова толкают на стойку. Он замер, слишком напуганный, не зная, как себя вести.
Если бы это была драка между волками, он бы не испугался. В стае он был одним из лучших, но здесь, в мире людей, Дженсен не знал, как себя вести, и растерялся.
- Вернулся все-таки, – парень сумел подняться с пола, на который рухнул со стойки, и, вытирая разбитую губу, подошел к Дженсену. – Жаль, что он такой вспыльчивый. Ему нужно было всего лишь уступить мне тебя на время, и он избежал бы проблем. А теперь…
Дженсен поверил ему с первого слова. Парень явно был из тех, у кого слова не расходятся с делом, когда речь заходила о драке. Он подвинулся ближе к Дженсену и обшарил его тело жадным взглядом.
Дженсен вскинул голову и понял, что помощи ждать неоткуда. Те, кто не дрался с Джаредом и не помогал держать его, с удовольствием наблюдали за происходящим. Барменша виновато взглянула на Дженсена и скрылась в подсобке. Дженсен надеялся, что она вызовет помощь, хотя и понимал, что те, кто приедут по вызову, не смогут ему помочь.
Придется помогать себе самому.
Когда парень наклонился и языком провел по его щеке, ворча про себя, словно наслаждаясь вкусом, Дженсен почувствовал, что его затрясло. Но на этот раз это был не страх. Сквозь гул в голове он слышал звуки драки, происходящей неподалеку - это Джаред отбивался от дружков парня, раздавая удары направо и налево и громко матерясь. Дженсен снова почувствовал на своем теле чужие грубые руки, ощупывающие его, словно кусок мяса.
Когда они замерли напротив паха, он стиснул кулаки. Ставшие длинными и острыми когти впились в ладони. Глаза сосредоточились на человеке с гнилыми зубами. Он уже облизывался в предвкушении, но Дженсен знал, второго раза он не допустит. Если кто и вонзит в кого зубы, то это будет именно он, Дженсен. Он вырвет кусок мяса из шеи подонка и заживо сдерет с него кожу когтями.
Почувствовав его дрожь, человек усмехнулся, приняв ее за проявление страха. Он не мог знать, что тело Дженсена реагирует единственным возможным способом, и не осознавал грозящей ему опасности.

Дженсен чувствовал, что меняется. Кости зашевелились, зубы выросли и превратились в острейшие клыки. Он еще из последних сил старался сохранить контроль, но когда парень высунул язык и потянулся к его губам, Дженсен рванулся в сторону. Державшие его парни разлетелись как кегли, и он остался один на один с недоумевающим подонком, не понимающим, что происходит.
Дженсен шагнул вперед и глухо зарычал. Звук родился где-то очень глубоко в горле, и от этого прозвучал еще более зловеще. Он чувствовал, как сквозь кожу пробивается мех, и с радостью принял изменение, которое даст ему возможность противостоять негодяям.

Почувствовав сопротивление, парень разозлился и сильно толкнул Дженсена в грудь. Яростно вскрикнув, Дженсен нанес первый удар рукой. На щеке парня сразу появились четыре глубокие раны, запах больной крови ударил оборотню в нос.

А потом парень исчез из поля зрения, а перед Дженсеном появилось обеспокоенное лицо Джареда.
- Дженсен, - тихо и очень мягко заговорил тот. – Господи Боже, успокойся, прошу тебя, - волчий взгляд Дженсена встретился с человеческими глазами Джареда.
Он почувствовал силу и власть в этом взгляде и опустил голову, стараясь глубоко дышать и взять себя в руки. Его чувствительные уши слышали, как люди в баре тревожно переговариваются между собой, и он не мог этого вынести.

Оттолкнув Джареда, Дженсен бросился вон из бара. Он должен был убежать как можно дальше от этих людей, от этого места. Он был здесь чужим прежде, и продолжал оставаться им теперь. Он слышал, как за спиной Джаред зовет его, но не останавливался, пока не добежал до машины. Именно там Джаред догнал его.
Дженсен привалился к борту грузовичка, его словно била лихорадка. Он был напуган. Он боялся себя, боялся своей силы и своей слабости. Он боялся людей, которые вынудили его стать тем, кем он не хотел быть.

- Дженсен? Дженсен? Блять! Ты в порядке? – кричал Джаред и тряс его за плечи. И единственной причиной, по которой Дженсен не набросился на него, было то, что он никогда в жизни не смог бы причинить вред своему партнеру. Сейчас Джаред был единственным живым существом рядом с Дженсеном, которое могло бы чувствовать себя в безопасности.
- Отвези меня домой, - прошептал Дженсен, закрывая лицо руками. – Прошу тебя, отвези меня домой!
- Хорошо, хорошо. Давай, садись в машину. Я отвезу тебя обратно.

Джаред тщательно захлопнул за ним дверь, обошел машину и сел за руль. Он гнал грузовичок на предельной скорости, выжимая из старенького мотора все, на что тот был еще способен, но Дженсен не обращал на это никакого внимания, свернувшись на сиденье и зажмурившись, чтобы не видеть мелькающие за окном деревья.

 




Джаред не понял, как сумел добраться до лагеря без подсказок Дженсена. Грузовичок вылетел на стоянку, и Джареду пришлось резко затормозить, чтобы не врезаться ни в дерево, ни в другие припаркованные здесь машины.
- Мы здесь, Дженсен. Мы дома!
Не получив никакого ответа, он испуганно повернулся и увидел, что Дженсен сидит, обхватив голову руками и мерно раскачивается вперед-назад. Сейчас, когда двигатель был заглушен, Джаред ясно услышал едва различимые всхлипы, срывающиеся с его губ.
- Дженсен! – никакого ответа. – Дерьмо!
Джаред выскочил из кабины, обежал ее и рванул на себя дверь. Он видел, что их эффектное появление привлекло внимание обитателей лагеря, но, наплевав на всех, подхватил Дженсена на руки, вытащил его из машины и понес к логову. Его очень напугало то, что он не чувствовал в Дженсене никакой агрессии, а только странный запах, который определил для себя как страх.
- Дай его мне.
Джаред не удивился, услышав это требование. Казалось, боль Дженсена притягивает Криса, как пламя свечи ночных бабочек.
- Я его держу, - коротко бросил Джаред, прижимая Дженсена крепче. Он не знал, почему отказывался выпустить его из своих рук. Может быть, потому что чувствовал за него ответственность? Это было странно, потому что единственным человеком, за которого он когда-либо чувствовал ответственность, кроме него самого, был его отец.
- Тебе мало, что ты искалечил его жизнь?
Крис протянул к Дженсену руки.
Если бы Джаред не держал парня на руках, он обязательно подрался бы с Крисом, но оборотни вдруг расступились, и вперед вышел Джефф в сопровождении Саманты и очень встревоженного Чада.
- Боже, - выдохнула Сэм, когда увидела на руках Джареда дрожащего пасынка, бросилась к нему и заглянула в глаза.
- Что с ним случилось? – в отчаянии выкрикнул Джаред.
- Этого я и боялся, - Джефф сделал попытку забрать Дженсена из его рук, но Джаред сверкнул на него глазами и прикрыл Дженсена собой. – Джаред, нам нужно успокоить его, убедить, что он в безопасности, что нет причин для страха. Я знаю его лучше тебя. Прошу, позволь ему помочь.

Джаред колебался какое-то время, но потом кивнул и передал на руки Джеффа свою драгоценную ношу. Тот прижал пасынка к груди и, укачивая, как ребенка, зашептал что-то на ухо.
- Сообщи мне, когда он поправится, - попросил Джаред, когда альфа развернулся, чтобы уйти. Джефф кивнул.

Когда они с Самантой скрылись в своем логове, Джаред почувствовал себя так, словно у него выбили почву из-под ног. Мышечное напряжение спало, колени сразу стали ватными. Он запустил руки в волосы и задумался, не зная, что ему делать дальше.
Он успел услышать только, как Чад заорал:
- КРИС!
И в ту же секунду мощный удар в подбородок опрокинул его навзничь. Удары посыпались градом, но Джаред сумел собраться, вывернуться, вскочить на ноги и принять боевую стойку. Кровь закипела в венах, когда он понял, что может на кого-то выплеснуть свою злость. Но у Чада были другие планы. Молодой оборотень встал между дерущимися лицом к Крису и вцепился в его футболку.
- Крис! Нет! Остановись!
- Он мог убить Дженсена! – выкрикнул тот, но не сделал попытки вырваться.
- Но не убил! Он его спас! – Чад обнял лицо Кейна ладонями, вынуждая смотреть себе в глаза и не давая перевести взгляд на Джареда.
- Не факт!
Джаред заметил, что парня трясет, как трясло в баре Дженсена, и спросил себя, обернется ли Крис, прежде чем снова нападет на него.
- А теперь освободи мне дорогу, Мюррей!
- Нет! – прорычал Чад, отодвигая Криса назад. – Если я это сделаю, ты его убьешь. А что будет с Дженсеном?
- Ты ступил на опасную территорию, - мрачно предупредил Крис.
- Да? Лучше убей меня, чем Джареда, - с вызовом произнес Чад и опустил руки, словно приглашая Криса выместить гнев на нем.
- Чад… - глухо проворчал тот, и Джаред в немом изумлении уставился на светловолосого паренька.
- Остынь, Крис. Ради Дженсена.
Как парню удалось избежать трепки, осталось для Джареда загадкой. Но Крис просто оттолкнул Чада в сторону и бросился прочь, все еще пылая гневом. Когда он скрылся из виду, Чад резко опустил плечи и протяжно выдохнул с нескрываемым облегчением.

- Спасибо, но не стоило, - сказал Джаред, и Чад повернулся к нему, слегка наклонив голову к плечу, разглядывая его светло-голубыми глазами. – Я бы справился с ним.
Чад откинул голову назад и вдруг звонко и искренне расхохотался. Со всей напряженностью, царившей на поляне, этот смех казался абсолютно неуместным. Наконец парню удалось справиться со своей истерикой, но он все еще продолжал всхлипывать, держась за бока.
- Что смешного? – мрачно поинтересовался Джаред, который уже начал сомневаться в здравомыслии молодого оборотня.
- Да он порвал бы тебя на тряпочки. Крис – лучший боец в стае, у него за плечами сотня лет опыта и сражений. Поверь мне, у тебя не было бы ни шанса!
Чад развернулся и пошел прочь, качая головой и все еще посмеиваясь. Джаред бросил быстрый взгляд на логово альфа-пары и побежал за Мюрреем.
- Эй, Чад, да? – тот остановился и кивнул. Подождал, когда Джаред нагонит его, и они пошли рядом. – А ты… ты знаешь, что произошло с Дженсеном?
Чад вздохнул. Вопрос не удивил его. На краю лагеря он остановился, присел на поваленное дерево и, подобрав с земли ветку, принялся ломать ее на крохотные части. Когда ветка кончилась, он подобрал другую.
- Садись, - предложил он. – Я знаю, что тебя не полностью информировали, и лично мне это не нравится.
- Но почему? Я хотел бы знать, почему здесь меня считают врагом номер один. Это потому, что я – пришлый?
У Джареда в груди затеплилась надежда, что, в конце концов он получит ответы на свои вопросы.
- Нет, не поэтому, - Чад окинул его долгим взглядом, словно оценивая. – Конечно, это не мое дело, просвещать тебя, но я считаю, что несправедливо держать тебя в неведении, а потом обвинять в ошибках, которые ты совершил, даже не имея об этом понятия.
Джаред кивнул и сложил руки на коленях, как примерный школьник, ожидая продолжения.

- Ну, для начала, мы все волновались за Дженсена потому, что за пятьдесят лет он ни разу не покидал лагерь.
Джаред недоверчиво повторил про себя «пятьдесят лет» и удивленно уставился на Чада, который кивнул, подтверждая собственные слова.
– В нашей стае был оборотень, его звали Патрик. И ему очень не нравились правила, которые ввел Джефф. Однажды он был в городе и увидел там Дженсена. Он стал… словно одержим им. Патрик преследовал Дженсена, но тот не был заинтересован в их отношениях. Он не знал, что Патрик оборотень и не подозревал, в какой опасности находится, зля зверя. Короче, Патрику надоело ждать, он заманил Дженсена в лес, напал на него и укусил. Дженсен сопротивлялся, сумел вырваться и укрыться до того, как Патрик предъявил на него свои права. Ему повезло, что Джефф нашел его, взял в лагерь, вылечил и провел через первый цикл. Но Дженсен был напуган. Он долгое время ни с кем не разговаривал, не позволял никому прикасаться к себе. Потребовались гребаные месяцы, прежде чем Джефф и Саманта уговорили его просто выйти из логова.

Чад замолчал, позволяя Джареду переварить информацию. История Дженсена перекликалась с его собственной, за исключением того, что он не знал того, кто на него напал. А потом он вспомнил то, что рассказал ему Дженсен, как волк из их стаи напал на человека, и вздрогнул, сообразив, что Дженсен и был тем человеком. Блять! Он на своей шкуре испытал все, через что прошел Джаред. У него еще осталась куча вопросов, но, прежде чем он успел их задать, Чад снова заговорил:
- В той, человеческой жизни, у Дженсена не было семьи. Джефф и Саманта приняли его как сына, и долгое время они были единственными, кому он доверял и позволял быть рядом с ним. Я думаю, что Джефф чувствовал ответственность за него, потому что Патрик принадлежал к его стае, потому что он обернул Дженсена без согласия. Патрика изгнали, потом мы узнали, что он присоединился к стае Стерлинга. Мы не видели его много лет. Дженсен принял свою новую жизнь, мы стали опекать его, он стал новым детенышем стаи, и мы все присматривали за ним.

Джаред слушал и переосмысливал то, что Дженсен рассказывал ему раньше. Он чувствовал, что в венах закипает кровь, когда он пытался представить себе, через что пришлось пройти Дженсену. Снова и снова он вспоминал дрожащего в его руках Дженсена, и ему становилось страшно.

- А потом Патрик вернулся. Оказалось, что все это время он следил за Дженсеном, и когда тот охотился один, снова напал на него и попытался закончить ритуал. Взять Дженсена силой. Боже, я помню, в каком Дженсен был тогда состоянии. Вся кропотливая работа пошла насмарку. Все, что с таким трудом было создано, все рухнуло в один момент.
- А что случилось с Патриком? – задушенным шепотом спросил Джаред, едва сдерживая гнев. Дженсен сказал, что Джефф убил того волка, но вдруг это неправда. Тогда нужно найти его и закончить дело!
- Его убили, - с плохо скрываемым удовлетворением сообщил Чад. – Джефф, Крис, Том и Джейсон позаботились, чтобы он никому больше не причинил вреда. Мне жаль, что меня там не было, но тогда я был только детенышем, - поймав удивленный взгляд, Чад усмехнулся. – Я родился оборотнем. Вырос здесь. Неплохо выгляжу для своих лет, да? В общем, Дженсен ни разу не покидал леса, и ты, увезя его в город, оказал ему плохую услугу. За пятьдесят лет многое изменилось, и он понятия не имеет, как себя там вести.
- Какого ж черта он со мной поехал? Почему ничего не сказал? – взорвался Джаред.
Чад покачал головой.
- Ты все еще не понимаешь, да? Дженсен связан с тобой. Он не мог не поехать. Он не знал, вернешься ты или нет. Или ты мог попасть в беду… Он будет следовать за тобой куда угодно, нравится тебе это или нет. Он не может сопротивляться.
- О чем, черт побери, ты говоришь? Почему он связан со мной? – Джаред чувствовал тошноту, потому что не мог уловить сути этого важного для себя разговора и злился. – Потому что он спас мне жизнь? Он чувствует себя в ответе? Знаешь что, мне не нужна нянька, я сам присматривал за собой всю свою жизнь!
Чад молча рассматривал его какое-то время, и Джаред уже решил, что тот не станет рассказывать все до конца. Но только он вознамерился вытрясти из парня правду, как Чад спросил:
- Ты же чувствуешь связь между вами? Не понимаешь, что это, но чувствуешь? Джаред… перед первым циклом… ты… ты взял Дженсена насильно. Предъявил на него свои права. Ты – доминант. Ты - его альфа. Дженсен не может отказать тебе, не может не повиноваться. Он пытается, но это причиняет ему физическую боль. И он напуган.
- Но я думал, что альфа - это Джефф! – пробормотал Джаред, силясь понять, о чем говорит Чад. – И что значит «предъявить права»?
- Джефф – альфа стаи, а это не одно и тоже. Ты – альфа Дженсена. Его партнер, - Чад вздохнул и отвел взгляд. – Ты знаешь, что не помнишь ничего из того, что произошло во время твоего первого цикла. Это потому, что твоя звериная сущность доминировала в тот момент. Потребуется время, чтобы примирить между собой человека и волка, даже если они – одно и тоже существо. Ты был очень агрессивен. Ты – прирожденный альфа, и часть тебя захотела Дженсена. И ты… ты его взял.
- Взял?!
Джаред вдруг вспомнил утро, когда он проснулся. Заляпанную кровью шкуру Дженсена, то, как он сжимался и замирал. То, как он покорно выполнял все, что ему велели, даже если это шло вразрез с приказами Джеффа. Дженсен был напуган, растерян, но все равно слушался его и следовал за ним, как покорный щенок. К горлу подступила желчь. Ужасная мысль молнией пронзила мозг.
- Ты хочешь сказать, что я взял его против его желания?
Это был риторический вопрос. Часть Джареда знала, что это правда, а выражение лица Чада только подтвердило его опасение.
- Поэтому Крис набросился на тебя. Ты должен кое-что понять, Джаред. Дженсен никогда ни с кем не занимался сексом, даже когда был человеком. Он был тогда совсем мальчишкой, а после того, что случилось с Патриком, он боялся и избегал любых отношений.
- Пока не появился я и не взял его насильно, - прохрипел Джаред, и его глаза наполнились слезами. – А вчера… когда мы занимались сексом…
- Я не знаю, что было вчера, - веско произнес Чад, - но, зная Дженсена… он хорошая бета. Ты хотел секса, ты получил секс. Дженсен считает, что у него нет выбора. Это его обязанность, делать тебя счастливым. Это инстинкт, и ему нельзя противостоять.
- Но получается, что я его изнасиловал. Дважды.
У Джареда тряслись руки, его тошнило, кружилась голова. Он жалел, что Чад рассказал ему правду, хотя в глубине души понимал, что ее необходимо было услышать. Но теперь он не представлял, как будет все исправлять.
- Не забывай, ты себя не контролировал. Именно поэтому мы следили за тобой, но когда появился нарушитель из стаи Стерлинга… Крис не мог быть в двух местах одновременно. Я думаю, что большая часть его гнева направлена не на тебя, а на себя. Он винит себя в том, что не смог защитить Дженсена
Но даже полный сочувствия голос Чада не мог успокоить Джареда.
- Но почему мне никто ничего не рассказал? Почему Дженсен молчал? – спросил он, боясь, что уже знает ответ.
- Крис – лучший друг Дженсена. Он не стал бы действовать за его спиной. Он понимает, что это не его дело - рассказывать тебе о том, что произошло. То же самое касается всех остальных. Все молчат из любви к Дженсену, - объяснил Чад. – А сам Дженсен… Ну… я так думаю, что он просто побоялся облечь случившееся в слова.
Джаред взглянул на светловолосого оборотня.
- А ты? Почему ты рассказал? Ты не испытываешь к Дженсену того же, что и все?
- Конечно, я люблю его. Но я считаю, что твое неведение не поможет ему. Видишь, что случилось. Если бы ты все знал с самого начала, этого можно было бы избежать.
- Боже, я не виню вас за то, что вы меня ненавидите. Прямо сейчас я сам ненавижу себя! – прохрипел Джаред дрожащим голосом.
Чад хотел что-то еще сказать, но Джаред краем глаза увидел, как из своего логова вышел Джефф, и бросился к нему.
- Джаред, - вежливо поприветствовал его вожак. – Дженсен отдыхает…
- Это хорошо, сейчас я не буду докучать ему. Думаю, что и он не горит желанием видеть меня, - Джефф через плечо взглянул на Чада, и по выражению его лица стало ясно. Он понял, что произошло. – Послушай, я только хотел сказать… мне жаль. Господи Боже, как же мне жаль! Я понятия не имел, что происходит, и никто не объяснил мне. Как я мог догадаться? Я знаю, это меня не оправдывает! Клянусь, я уеду. Я оставлю Дженсена в покое и никогда не вернусь. Я не причиню вам никаких проблем.
Джефф перевел на него встревоженный взгляд, а потом взял за руку, отвел подальше от логова и едва слышно проговорил:
- Джаред, если ты уедешь, если ты оставишь Дженсена, это убьет его, - темные глаза альфы внимательно разглядывали Джареда.
- Что? Почему?
Джаред испытал нечто вроде шока, ему трудно было сразу усвоить все свалившиеся на его голову правила.
- Может быть, Дженсен и не хотел становиться твоей парой, но ты предъявил на него свои права. Ты взял его, и это связало вас. Теперь он не сможет без тебя жить, - объяснил Джефф, пытаясь понять, дошли ли до парня его слова. – Альфа может справиться с потерей беты и жить дальше, именно поэтому в стае Стерлинга бет используют как рабов, а потом просто избавляются от них. Но для беты это не работает. У них есть только один пожизненный партнер.
Джаред молчал, открывая и закрывая рот, как выброшенная на берег рыба. Он не мог произнести ни звука и не знал, что сказать. Последние слова Джеффа все-таки проникли в одуревший от всех новостей мозг и стали последними гвоздями, забитыми в крышку его гроба.
- Ты волен уехать, но этим ты обречешь Дженсена на безумие… или смерть.
Джаред сглотнул. Он стоял, тупо глядя в никуда, и перед его глазами словно бы плыли слова Джеффа, облеченные в физическую форму.
Медленно, очень медленно он отвернулся от вожака и побрел прочь, к логову Дженсена. Откинул полог палатки, вошел, не глядя, куда ступает, и почти упал в ход, ведущий вниз, в темноту.



Глава 7


 
 
Стоя на коленях на полу Саманта мокрым полотенцем вытирала пот с лица неподвижно лежащего на кровати Дженсена, а Джефф не мог отвести взгляда от бледного как мел, дрожащего пасынка.
 
Вожак надеялся никогда больше не увидить Дженсена в подобном состоянии: запуганного до такой степени, что боязно вздохнуть.
Ему захотелось вернуться к Джареду и вытрясти из него правду о том, что произошло, но он не мог оставить Дженсена сейчас, когда тот больше всего в нем нуждался.
Джефф чувствовал запах крови, сильный, свежий; его обоняние подсказало, что кровь человеческая, и это очень тревожило альфу. Что, черт побери, произошло? Саманта тоже почуяла кровь и, закончив вытирать пот с лица Дженсена, ополоснула полотенце и принялась мыть ему руки, пытаясь вычистить ее из-под ногтей .
Не выпуская руку Дженсена из ладоней, она обернулась к супругу, и сердце Джеффа затопила волна горячей нежности к этой удивительной женщине. Без ее помощи, мудрых советов и любви он никогда не стал бы хорошим вожаком. Она была таким же лидером стаи, как и он.
- С ним все будет хорошо, - тихо прошептала Саманта, и из ее глаз покатились слезы.
Джефф опустился возле жены на колени и стер соленые капли подушечной большого пальца.
- Я знаю.
Они оба понимали, что говорят это только для того, чтобы поддержать друг друга, но самом деле не имели ни малейшего представления, сможет ли Дженсен справиться с тем, что произошло. Еще их беспокоило то, что они не знали дальнейших планов Джареда.
 
Джефф забрал у Саманты полотенце и принялся стирать кровь с руки Дженсена, в то время как Сэм вернулась к обтиранию его лица, зная, что эта забота дает Дженсену необходимый ему сейчас комфорт и покой. Он должен знать, что он что он все еще любим.
- Что произошло, сынок? – прошептала Сэм, не надеясь на ответ, и вздрогнула, когда он все-таки прозвучал:
- Я причинил боль человеку, - срывающимся голосом пробормотал Дженсен и, открыв глаза, уставился на Джеффа. Его лицо исказилось от боли и ненависти к самому себе. – Я причинил вред…
Ответ не удивил Джеффа, но разозлил его. Он знал, что Дженсен никогда не напал бы на человека без веской причины. Он мог сделать это, только защищая себя или кого-то другого. Значит, был кто-то, кто попытался причинить ему боль, и от этой мысли Джефф злился еще больше.
- Шшш, - Саманта сжала руку приемного сына своими ладонями и поцеловала пальцы.
- Что он тебе сделал?
Джефф изо всех старался, чтобы его голос звучал спокойно, но у него плохо получалось. Саманте даже пришлось метнуть на мужа предупреждающий взгляд.
Дженсен мотнул головой, зажмурился и отвернулся к стене. У него вырвался всхлип, и Джефф пожалел, что полез с расспросами.
- Все хорошо, - как можно мягче произнес он. – Не волнуйся об этом.
При этом в его голове крутились сотни вопросов: насколько серьезный вред причинил Дженсен человеку? Кто был этот человек? Почему так произошло? Придется ли им расплачиваться за этот поступок Дженсена?
Но Джефф прикусил язык, понимая, что сейчас бесполезно ждать от Дженсена вразумительных ответов.
- Ты дома, - между тем продолжала уговаривать Дженсена Саманта. – Ты теперь в безопасности, ни о чем не беспокойся.
Джефф видел, как пасынок цепляется за ее руку, явно находя в этом успокоение. Хорошо, что он хотя бы реагировал на слова и прикосновения, не полностью отгородился от внешнего мира. Но Джефф сожалел, что не может полностью избавить его от боли.
 
- Джаред, - одними губами прошептал Дженсен, и вожак наклонился ближе, чтобы расслышать тихие, как дыхание, слова. – Спас меня…
Из-под судорожно сжатых век покатились слезы, словно этот факт причинял ему боль и одновременно приносил облегчение.
- Я… не знал, что делать…
- Он беспокоится за тебя, - сказал Джефф, не зная, поможет ли это, но готовый ухватиться за любую соломинку.
- Я не знаю, как ему сказать… все, - Дженсен чуть приподнял голову и умоляюще взглянул на Джеффа, прося у него совета и помощи.
- Тебе и не надо, - Джефф не хотел говорить этого, но был вынужден. – Чад все сделал за тебя.
Дженсен рывком сел на кровати, вытянувшись в струнку, и в немом шоке уставился на вожака широко распахнутыми зелеными глазами.
- Он… он знает? Ему рассказали? Когда?
- Узнал после того, как вы вернулись. Я подумал, что это хорошо. Теперь он начнет понимать, что между вами происходит, и будет думать, что делать дальше.
- Я не хотел держать его в неведении, - Дженсен опустил голову, стыдясь своей слабости. – Я просто не знал, как сказать. Сейчас у него вся жизнь кувырком. Я помню, как это было со мной, - он слабо улыбнулся. – Хотя, кажется, он справляется куда лучше…
Последняя фраза была произнесена таким самоуничижительным тоном, что Джеффу захотелось одновременно схватить пасынка за плечи, чтобы как следует встряхнуть и прижать к себе, чтобы баюкать, как детеныша.
- Он – альфа, Дженсен, - мудро заметила Саманта, мягко массируя его пальцы. – Для него естественно более быстро приспособление к ситуации. Так заложено в его генах. Не принимай это близко к сердцу, ладно?
Дженсен кивнул и вздохнул.
- Он меня ненавидит? – тихо спросил он и опять взглянул на Джеффа так, словно эта мысль пугала его гораздо больше мысли, что Джаред все еще его хочет.
- Нет, - быстро ответил вожак. – Нет. Он тебя не ненавидит. Я думаю, он чувствует себя виноватым, что вовлек тебя в тот инцидент, что случился сегодня… И за все остальное тоже.
Джефф говорил медленно, внятно и пристально наблюдал за реакцией Дженсена, зная, что от нее зависит его будущее.
- Но я не сказал ему, - прошептал Дженсен, заглядывая в глаза названому отцу, словно ища там приговор самому себе. Но оба его родителя не собирались наказывать пасынка.
- Он это понимает. И понимает, как трудно тебе было рассказать ему правду. А я понимаю, что вам двоим нужно серьезно поговорить.
Услышав такой совет, Дженсен съежился, словно хотел свернуться в комок и раствориться в стене, к которой прижимался. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но звуков не получилось, и только выражение его лица ясно дало Джеффу понять, как пасынок боится этого разговора.
 
- Все будет хорошо, - Саманта мягко погладила его по щеке, и Дженсен привычным жестом потерся о ее ладонь. – Я могу точно сказать, у него доброе сердце, но тебе нужно будет дать ему время, чтобы привыкнуть.
- А что если он не захочет меня? – озвучил наконец Дженсен мучающий его вопрос.
Если Джаред решит, что не хочет связывать свою жизнь с Дженсеном, не захочет быть его альфой, жизнь Дженсена кончится. Никто и никогда не сможет ничего изменить. Так было всегда, таков порядок. Хотел ли Дженсен Джареда – вопрос спорный, но Джаред захотел его, и у Дженсена просто не осталось выбора.
 
- Судя по тому , что произошло, я бы сказала – он уже хочет тебя, - сказала Саманта, и Дженсен невольно покраснел.
Весь лагерь, вся стая знала, что прошлой ночью у них с Джаредом был секс. Не осталась незамеченной и ссора Джареда с Крисом, как и настроение последнего после того, как Джаред увез Дженсена из лагеря.
Дженсен опустил голову так, что почти прижался подбородком к груди.
- Все было не так, - он поднял голову, и его глаза сверкнули. – То, на что он должен согласиться - это навсегда. На всю жизнь. А он только что стал оборотнем! Какое право мы имеем требовать от него дать пожизненное обязательство! - Дженсен снова опустил взгляд на свои сплетенные пальцы. – А даже если он и захочет остаться со мной, что если я… Я не знаю, смогу ли я…
 
Джефф знал, что пытается сказать пасынок. Кто даст гарантию, что Джаред будет считать свою бету ровней, как было принято в стае? Что если у него окажется характер, больше подходящий для стаи Стерлинга и его шакалов? Джефф знал, что в такой ситуации Дженсен долго не проживет. Несмотря на робость, он все еще был сильным и независимым волком. В качестве раба он просто не выживет. Сойдет с ума и погибнет.
 
- Не думаю, что он способен плохо с тобой обращаться, - веско сказала Саманта, и Джефф согласно кивнул.
Он чувствовал себя как отец, уговаривающий сына на нежеланный, но вынужденный брак. Подобная роль ему не нравилась. Как альфа он обязан был защищать свою стаю и свою семью, а он подвел Дженсена. И ему никогда не простить себя за это.
 
- Согласен, - искреннее поддержал он супругу. – Я немного общался с Джаредом, но могу сказать, он не кажется мне плохим человеком. Я думаю, тебе надо дать ему шанс привыкнуть к этой мысли, и он станет о тебе заботиться. Прибавь сюда связь, которую установило предъявление прав.
Он положил руку на плечо Саманте, и она улыбнулась.
Когда Джефф предъявил на нее свое право, они уже давно любили друг друга. Ритуал лишь многократно упрочил их связь.
 
Дженсен кивнул и слабо улыбнулся, видя, с какой нежностью относятся друг к другу его приемные родители. А потом улыбка сползла с его губ, он подтянул колени к груди и обхватил их руками.
- Я могу… остаться здесь… ненадолго? Я пока не готов разговаривать с ним.
- Ты можешь оставаться здесь столько, сколько пожелаешь, родной, - нежно сказала Саманта, а Джефф переложил руку с плеча жены на плечо пасынка, сожалея, что не может через это прикосновение передать ему часть своей силы.
- Оставить тебя одного на время?
Дженсен кивнул и улегся на бок лицом к стене.
 
С тяжелым сердцем Джефф и Саманта покинули логово, оставляя любимого сына искать примирения с самим собой и собираться с силами, чтобы снова шагнуть в жизнь, о которой он опять не просил.
 
 


 
 
Чад открыл альбом и, медленно перелистывая страницы, принялся разглядывать рисунки и наброски, что он сделал за свою жизнь. Рисунков было много, и на всех был изображен Крис. С самого детства, с той поры, как он был несмышленым детенышем, Чад был очарован сильным, молчаливым оборотнем-одиночкой. Нет, у Криса были друзья: Дженсен, Том, другие, но все-таки он был один. Предпочитал держаться в стороне от общих разговоров, если они не касались его напрямую, никогда ни с кем не разговаривал о своих чувствах, не делился мечтами и планами. Но, несмотря на замкнутость и суровость, Крис был одним из самых важных и значимых членов стаи, опытным бойцом, лучшим охотником и защитником.
 
Чад перевернул лист и невольно замер, увидев один из своих любимых рисунков. Он сделал набросок как-то ночью, когда Крис и Дженсен болтали, сидя возле костра. Его старший друг был полностью расслаблен, положенные на колени руки свободно свисали, на губах играла мягкая улыбка, а в глазах читались нежность и любовь.
 
Чад не понимал, почему Крис никогда не пытался предъявить права на Дженсена. Очевидно же, что у него были сильные чувства к молодому оборотню. Крис никогда не выказывал подобных чувств ни к кому другому, и все же он не сделал ни одной попытки привязать Дженсена к себе. Неужели между ними была лишь дружба? Став свидетелем того, как Крис отреагировал на свершенное над Дженсеном насилие, Чад начал в этом сомневаться.
 
Он вздохнул, бросил альбом на лежанку, пряча вместе с ним до лучших времен свои мечты и желания. Не было ни малейшей надежды, что такой волк, как Крис, заинтересуется таким, как Чад. А кроме того, Чад слишком молод, ему всего семьдесят четыре года против ста восемнадцати лет Криса. Но с другой стороны… Дженсен ненамного старше, а как оборотень - гораздо моложе.
 
Чад опустил подушку обратно, и в этот миг откинулся полог его палатки, и в проеме возник мрачный Кейн.
Быстро задернув за собой плотную ткань, он решительно подошел к Чаду, схватил его за воротник и потащил вниз, вглубь пещеры.
- Крис! – завопил парень, пытаясь вывернуться из стальной хватки. – Какого черта?
- Ты рассказал ему! - рявкнул тот, припечатывая Мюррея спиной к стене, и сердце Чада ушло в пятки.
- Ты о Джареде? – на всякий случай уточнил он. – Да, я ему рассказал, - Чад попытался оттолкнуть Криса от себя, но тот даже не шелохнулся.
- Ты глупый, мелкий детеныш! Почему ты не откусил свой поганый язык? - прошипел Крис, наклоняясь к самому лицу Чада, но тот выдержал его пристальный гневный взгляд.
- Он имел чертово право знать! – парень почувствовал, как во рту выросли и заострились клыки. Такая агрессия еще больше разозлила Криса.
- Дженсен хотел рассказать все сам! Ты, блять, знал это! Ты не имел права действовать за его спиной! – рявкнул Крис и так сильно тряхнул его, что парень едва не прикусил себе язык. – Ты видел, в каком Дженсен был состоянии! Ты не подумал, что можешь ухудшить ситуацию?
- Если бы Дженсен рассказал ему правду, во-первых, ничего этого не произошло бы, а во-вторых, Джаред бы сейчас не чувствовал себя так дерьмово из-за того, что причинил ему боль дважды! – огрызнулся Чад.
- Ты опять защищаешь этого… щенка!
Чад дернулся, Крис использовал слово, которое в стае считалось оскорбительным и ругательным, но, видимо. Кейн уже внес имя Джареда в список плохих парней, и заставить его передумать будет очень непросто.
- Почему? Почему ты мягок с ним? Чем он очаровал тебя? Любишь таких? Хватит парить в облаках!
Чад нахмурился, пытаясь не принимать близко к сердцу обидные слова.
- Я не мягок с ним! Я просто считаю, что будет справедливо, если хоть кто-то в этой стае протянет парню дружескую руку и объяснит, что происходит, вместо того чтобы пытаться оторвать ему голову.
- Хочешь стать его другом? Да что с тобой, Чад? С каких это пор ты заботишься о ком-то, кроме самого себя?
На этот раз Мюррей не сдержался, сильно толкнул Криса ладонями в грудь, но тот опять отреагировал не больше, чем на укус надоедливой мошки.
- Почему ты так сильно ревнуешь к нему? Джаред правильно догадался? Потому что он первым получил Дженсена? – Чад увидел, как у Криса удлинились клыки. Неверное, ему стоило испугаться, но сейчас он был слишком зол, чтобы заботиться о собственной безопасности.
- Дженсен – мой лучший друг, - внятно и четко произнес Крис, наклоняясь к самому лицу Чада и обдавая его своим горячим дыханием. – Он мне как гребаный младший брат! Да, однажды, давным-давно, я думал предъявить на него права, но это только для его безопасности и больше ни для чего! А кроме того, Дженсену это не понравилось бы, поэтому я наплевал на ту идею.
 
Гнев Чада испарился, как воздух их проткнутого воздушного шарика. Он опустил голову и стиснул зубы, чтобы не дать своей собственной ревности прорваться наружу.
- А что я должен был думать? Тебя никогда не интересовал никто из стаи!
- Какого черта меня должны интересовать члены стаи? – удивился Крис, не зная, что этими словами причиняет Чаду нестерпимую боль. - Я знаю большую часть волков с тех пор, как они были несмышлеными волчатами. Вы все для меня семья.
Чад вскинул на Кейна полный тоски взгляд и горестно покачал головой.
- Ты что, блять, слепой?
Ошарашенный Крис отступил на шаг, выпустил, наконец, из рук рубашку Чада и растерянно захлопал ресницами.
- О чем ты…
- Ты вообще ни хера не понимаешь, да?
Больше всего на свете Чад сейчас хотел прижаться губами к губам Криса, показать, что именно он имеет в виду, объяснить, отчего сейчас так ноет сердце.
Его лицо исказилось, и Крис понял, что парень не в себе. А поскольку и понятия не имел, что творится в душе Чада, то решил, что молодой оборотень готов броситься на него.
Но Мюррей только поднырнул под его руку и отскочил в дальний угол пещеры.
- Ты можешь… просто оставить меня одного? Пожалуйста.
- Чад, - начал Кристиан, - что про…
Но тут снаружи раздался голос Тома, зовущего его по имени, и он поспешил наружу.
- Вот ты где, - Том стоял у самой палатки. – Джефф и Саманта пришли. Они думают, ты захочешь поговорить с Дженсеном.
- Конечно, - немедленно отозвался Крис, а Чад только фыркнул. Естественно, Дженсен для Кейна всегда будет на первом месте.
Крис нахмурился, через плечо снова с удивлением взглянул на парня, словно собираясь что-то опять сказать, но вместо этого повторил:
- Конечно, - и побежал к логову альфа-пары.
Чад без сил соскользнул на землю, чувствуя себя самым большим идиотом на свете.
- Бля…. - простонал он и пару раз с чувством приложился затылком о стенку.
Нужно какое-то время держаться подальше от Криса, иначе сердце просто не выдержит.
 
 


 
 
Крис выбрался из палатки Чада наружу, и Том кивнул в сторону логова альфа-пары. Джефф и Саманта стояли у входа и что-то негромко обсуждали. Хлопнув Тома по плечу, Крис собрался идти туда, как вдруг Том схватил его за руку, развернул и очень серьезно заглянул в глаза.
- Держи себя в руках, ладно? Я знаю, ты любишь этого мальчишку. Мы все его любим, но ему сейчас и так плохо.
- У меня есть мозги, и я умею себя контролировать, Том, - Крис раздраженно выдернул руку.
- Да? Спросим у Чада?
Крис на миг замер, взглянул на Тома со смесью беспокойства, печали и удивления, приоткрыл рот, словно желая что-то сказать, а потом махнул рукой, повернулся к другу спиной и зашагал к альфа-паре.
Он что, плохо обошелся с Чадом? У парнишки крыша неплотно приколочена. Он местный клоун, от его розыгрышей страдает вся стая, и он в день злил больше людей, чем Крис за всю свою жизнь.
Правда, и на него иногда «накатывало», и тогда Чад молча сидел где-нибудь вдали от всех, в обнимку с альбомом, хотя никому и никогда не показывал свои рисунки.
 
Нет, Крис обошелся с ним весьма мягко. Они просто поговорили, а потом Чад пошел и выкинул невероятную глупость: разболтал Джареду то, что тому до поры до времени знать не полагалось. От одной этой мысли у Криса закипала кровь, и он невольно ускорил шаг.
Теперь придется разгребать все, что натворил этот мальчишка!
 
- Джефф, - Кейн уважительно кивнул вожаку и его паре.
- Крис, - плечи Джеффа резко упали, словно он испытал огромное облегчение. – Я рад, что ты здесь. Думаю, тебе нужно попытаться поговорить с Дженсеном. Я считаю, что ему сейчас как никогда нужен друг.
Крис кивнул. Ему очень хотелось увидеть Дженсена, убедиться, что друг в порядке, а главное, убедиться, что тот не ненавидит его, не обвиняет в том, что произошло. Им так и не удалось поговорить: кроме нескольких слов в защиту Джареда, Дженсен не обменялся с ним ни единым словом, и это причиняло Крису сильную, почти физическую боль.
 
- Как он? – спросил Крис, прежде чем войти в платку, зная, что лучше быть готовым ко всему.
- Он немного растерян, - ответила Саманта. Она выглядела расстроенной, взволнованной и какой-то опустошенной. Крис заметил, что она жалась к мужу, словно нуждаясь в защите и опеке.
- Не сомневаюсь, - Крис откинул полог и занес ногу для шага, но остановился. – Захочет ли он говорить со мной?
Часть его хотела, чтобы Джефф ответил, что именно Дженсен попросил позвать его, но в душе Крис понимал, что это не так.
Дженсен был одиночкой, таким же, как сам Крис. А такие парни, как они, предпочитают страдать в одиночестве, лелея свои раны самостоятельно, и уж точно им не нужны в этот момент нравоучения.
- Я не думаю, что сейчас он знает, чего хочет, - ответил Джефф, и Крис понял, что вожак растерян, как и все они. Ситуация на самом деле была поганая, и никто из них сейчас не мог ничем ее улучшить.
- Пусть сам решает. Ты просто скажи, что будешь рядом, - слабо улыбнулась Саманта.
Крис глубоко вздохнул, словно собираясь нырять, переступил порог палатки альфа-пары и опустил за собой полог.
 
 


 
 
Дженсен почуял запах Криса еще до того, как услышал осторожные шаги.
Он все еще лежал на боку, подтянув колени к груди и глотая слезы, а когда Крис подошел к кровати, лишь сильнее зарылся лицом в одеяло, не желая, чтобы друг видел его таким сломленным.
- Джен? – тихо позвал Крис.
Он стоял очень близко, Дженсен чувствовал его сильный мужской запах и невольно заскулил. Еще одно доказательство того, каким слабым и никчемным он стал.
- Джен, поговори со мной. Пожалуйста.
- Мне так жаль, – прошептал Дженсен, прежде чем понял, что именно сказал. Он услышал, как Крис шумно выдохнул, и кровать прогнулась под его весом.
- Жаль? О чем ты сожалеешь? Это я… Господи, Дженсен, это я все испортил. Я знаю, что натворил, и я пойму, если ты станешь ненавидеть меня, но сейчас я очень хочу помочь. Прошу, не отталкивай меня.
В голосе Кейна было столько боли и мольбы, что Дженсен развернулся и рывком сел. На него смотрели ярко-синие, полные слез, виноватые глаза лучшего друга.
- О чем ты говоришь? Что ты испортил? Какого черта я должен тебя ненавидеть? – недоумевая, воскликнул он, моментально позабыв о собственных проблемах.
Крис недоверчиво уставился на него.
- Какого…? Дженсен, все, что случилось – только моя вина. Я должен был лучше выполнять свою работу. Если бы я не был так самонадеян, то был бы там и защитил тебя от проклятого насильника, - руки Криса изобразили жест, словно он ломает шею Джареда, и Дженсен испуганно распахнул глаза.
- Стоп, стоп, стоп! Помолчи секунду! - Дженсен схватил друга за руки. – Ты что, считаешь, что это твоя вина? – с губ Дженсена сорвался рваный выдох, больше похожий на всхлип. – Нет, Крис, нет! Это не твоя вина. И не вина Джареда. Я оказался недостаточно силен, чтобы справиться с ним…я не смог… сопротивляться… Мне… мне так жаль, Крис. Ты столькому меня научил, а я…
Глаза снова начало щипать от навернувшихся слез, Крис подвинулся ближе, обнял, и Дженсен прижался к его груди, растворившись в сильных и нежных объятьях.
Крис начал тихонько укачивать его, шептать, что это вовсе не его ошибка, обещать, что все будет хорошо, клясться всегда быть рядом, что бы ни случилось.
- Я не знаю, что мне делать, Крис, - в конце концов прошептал Дженсен дрожащим голосом.
- Я скажу тебе, что мы сделаем, - решительно ответил Кейн. – Мы будем держать тебя подальше от этой задницы. Он никогда больше к тебе не прикоснется, никогда не причинит боли, - поклялся он, но Дженсен выпрямился в его руках и покачал головой.
- Я не могу этого сделать, Крис… Я…
- Что? Почему нет, черт побери?
- Потому, что он мне нужен, - кажется, Дженсена это открытие потрясло ничуть не меньше, чем Криса. – Он мне необходим, я чувствую это. Связь между нами становится сильнее, и никто, даже ты, не сможет разорвать ее. Ты же знаешь, как это работает, Крис. Я умру без него.
- Нет! – Крис знал, что Дженсен прав, но не мог признать это. – Нет! Должен быть выход! Мы… мы что-нибудь придумаем! Джен, я… я что-нибудь…
Он был в таком отчаянии, что у Дженсена заныло сердце и он снова прижался к своему лучшему другу, который всегда был ему надежной опорой и путеводной нитью, помогающей выбраться из мрака лабиринта боли и страдания.
- Нет. Мы с тобой оба знаем это. И теперь, когда он тоже знает, что я ему принадлежу…
- Ты не принадлежишь ему, Дженсен! Ты никому не принадлежишь! – в полном отчаянии выкрикнул Крис. – Я убью этого щенка Мюррея за то, что он наболтал Джареду! Мелкий ублюдок не имел на это никакого права!
- Нет, - Дженсен снова выпрямился и заглянул другу в глаза. – Я рад, что Чад все рассказал. Джаред должен был знать. Я думал, что у меня хватит сил рассказать ему обо всем самому, но… нет…
Дженсен опустил голову. Сейчас в его груди рождалась странная потребность идти к Джареду, быть возле него. Этого требовал от него свершенный ритуал, и Дженсен знал, что бороться с ним бесполезно. Будет очень больно.
- Ты рад, что Чад все рассказал? - недоверчиво переспросил Крис, целую минуту переваривая информацию.
Дженсен кивнул и заставил себя улыбнуться.
- Да, он оказал мне услугу. Если я не увижу его, не мог бы ты поблагодарить его от моего имени? – Дженсен выпутался из объятий Криса и встал с кровати. – Мне… мне нужно к Джареду. Нужно увидеть, как он все воспринял.
Крис поднялся следом.
- Дженсен, я твой друг, и я сделаю все, чтобы защитить тебя. Если я понадоблюсь, только позови, хорошо?
- Спасибо. Спасибо, Крис, - на сердце Дженсена потеплело от этих искренних слов. – А теперь… - он посмотрел в сторону выхода, - … мне нужно идти.
Крис кивнул, проследил взглядом, как Дженсен выскользнул из палатки, улыбнулся стоящим у входа Джеффу и Саманте и поспешил к своему логову, зная, что найдет Джареда там.
 
 


 
 
Чад больше не мог находиться в замкнутом пространстве - казалось, стены давят на него – так что выбрался на поверхность. Стая готовилась к ужину, он подумал было, что тоже стоит заняться готовкой, но желудок скрутило при одной только мысли о еде, и он отказался от этой идеи.
- Чад!
Мюррей поднял голову и увидел улыбающегося Тома и жмущуюся к его ногам пару.
Джейми должна было скоро родить, и от этой мысли потеплело на душе. В стае всегда с восторгом приветствовали новых детенышей, но, к сожалению, это происходило редко. Еще реже оборотни вынашивали потомство в образе волка, предпочитая человеческую форму, но Джейми, казалось, волчий облик не доставляет никаких проблем. Доктор Бивер осмотрел ее и заявил, что у счастливой пары будут близнецы.
Чад улыбнулся Тому в ответ, подошел, присел и потрепал Джейми по голове.
- Ты как, красавица?
Она в ответ лизнула ему руку, что-то проворчала и толкнула носом.
- Она за тебя беспокоится, - мягко сказал Том. – Мы все беспокоимся.
Чад выпрямился, встал перед Томом и улыбнулся привычной бесшабашной наплевательской улыбкой.
- Почему она за меня беспокоится? Это за Дженсена надо волноваться, это на него сейчас свалилась огромная куча дерьма, - дерзко бросил он, пожимая плечами, но старательно избегая смотреть Тому в глаза.
- Мы и за него беспокоимся, и за Джареда. Чад, не стоит выпендриваться перед нами, – Том положил руку ему на плечо.
- Не надо за меня волноваться! Не нуждаюсь! Я, блять, в полном порядке. Я всегда в полном порядке, пора бы уже запомнить, - вызывающе бросил Чад, но Том продолжал смотреть на него серьезно и немного грустно.
- Крис – задница, - неожиданно произнес он, и Джейми согласно фыркнула.
- Что? – Чад на миг растерял всю свою дерзость и остроумие. Ему потребовалось время, чтобы взять себя в руки. – Нет. Не задница, - парнишка вздохнул. – Он был прав, когда вызверился на меня. Я не должен был ничего рассказывать Джареду. Не должен был совать морду не в свое дело. Странно, что он мне не врезал.
Джейми недовольно заворчала. Том открыл рот, чтобы что-то сказать, но вдруг уставился куда-то за плечо Чада.
- Боюсь, что такой случай сейчас представится, - пробормотал он, и Чад дернулся, решив, что Крис стоит у него за спиной с уже занесенным кулаком.
Обернувшись, он увидел выходящего из палатки альфа-пары Дженсена и за его спиной Криса. Дженсен выглядел испуганным, Крис – несчастным. Стараясь не смотреть на старшего друга, Чад со страхом уставился на Дженсена, но когда их глаза встретились, Дженсен слабо улыбнулся и кивнул.
- Спасибо, - сказал он почти спокойно, и Чад замер от удивления, когда прочитал это слово по его губам.
Он кивнул в ответ, давая понять, что получил сообщение, но легче от этого не стало. Он увидел, как изменилось выражение лица Дженсена, когда тот робко оглянулся на топчущегося за плечом Криса и направился к своему логову.
Чад хотел подойти к нему, обнять, заверить, что все будет хорошо, но он только стоял неподвижно и смотрел, как Дженсен с видом осужденного на казнь скрылся в своей палатке.
 
Чад выдохнул и только сейчас понял, что все обитатели лагеря бросили свои дела и наблюдают за Дженсеном. В воздухе ясно чувствовалось напряжение и беспокойство.
Мюррей взглянул на Криса, который как коршун за добычей, наблюдал за палаткой, где скрылся друг, а потом вздрогнул, почувствовав на себе взгляд молодого оборотня. Он медленно повернул голову, и его синие глаза сосредоточились на Чаде. Тот на мгновение перестал дышать: на лице Кейна ясно читалось поражение.
 
- Крис, - едва слышно прошептал Чад и сделал шаг по направлению у нему, но тот медленно покачал головой и, едва переставляя ноги, потащился к костру, возле которого сейчас хлопотал Джейсон.
Тот обнял друга за плечи, усадил и впихнул в руку ужин. Крис молча взял миску, но к мясу не притронулся, продолжая смотреть куда-то в пространство. Сердце Чада упало в район коленей: может, Дженсен и простил его, но ждать подобной милости от Криса – напрасный труд.
- Кажется, он сдался, - тихо произнес за плечом Том, и звук его голоса вернул Чада в реальный мир. Он оглянулся на высокого темноволосого парня, и горло перехватило.
- Это не твоя ошибка, - мягко, но очень уверенно проговорил Уэллинг, словно Чад все еще был волчонком и, подражая жесту Джейсона, тоже обнял Чада за плечи. – Рано или поздно Крис должен понять, что есть проблемы, которые не решить кулаками. И то, что произошло с Дженсеном, как раз из ряда таких. Никто из нас не в силах ничего исправить, как бы мы этого ни хотели.
- Но если бы я не рассказал… - начал Чад, но замолчал, когда Джейми чувствительно прихватила его пальцы зубами. Том улыбнулся жене и почесал ее за ушами.
- Она права, прекрати винить себя, - в голоса Тома Чад ясно услышал нежность и любовь к своей партнерше. – Если бы ты промолчал, ничего бы не изменилось. Крис и Дженсен все равно поговорили бы и все равно чувствовали бы тоже самое, что чувствуют сейчас. Но сейчас Дженсен не должен проходить через пытку откровенного разговора с Джаредом, посвящая его в подробности того, что тот натворил. Думаю, ты оказал ему большую услугу.
 
Чад глубоко вздохнул и попытался принять слова Тома, понимая, как же здорово иметь рядом того, кто для разнообразия поддерживает тебя. Он медленно кивнул и опустил голову, но тут в поле его зрения появилась миска с мясом.
- Джейми укусит тебя по-настоящему, если ты не съешь все до последнего куска, - серьезно заявил Том.
Волчица согласно фыркнула и вернулась к своей трапезе - большому куску оленьего мяса на огромной кости.
Видя, как ее крепкие зубы дробят кость и отрывают куски оленины, Чад понял, что лучше подчиниться. Том удовлетворенно кивнул и сел между ними. Они ели в тишине, и это были самые спокойные минуты в жизни Чада за несколько последних дней.
 
 


 
 
Дженсен топтался на пороге собственного жилища, чувствуя себя так, словно ему предстояло сделать шаг в кромешную темноту. Снаружи раздавались голоса членов стаи, собирающихся ужинать. Дженсен вглядывался в полумрак пещеры, зная, что Джаред внутри. Близость к альфе успокаивала и пугала одновременно. Он боялся того, что случится, если он откажет, если попытается противостоять.
 
Зная, что дальше тянуть нельзя, Дженсен вздохнул, пригнулся и бесшумно, чтобы не разбудить Джареда, скользнул в пещеру. Но Джаред не спал. Он сидел на кровати перед зажженной свечой и не мигая смотрел прямо перед собой. Он даже не взглянул на Дженсена.
- Привет, - тихо сказал тот.
Голова раскалывалась от боли, больше всего на свете ему сейчас хотелось спать, но сначала нужно было поговорить с Джаредом. То, что Чад кое-что уже рассказал, стало огромной подмогой. Сначала Дженсен хотел порвать наглеца на тряпочки за то, что тот действовал за его спиной и посвятил Джареда в некоторые не слишком приятные подробности его личной жизни, но бОльшая часть Дженсена была благодарна парню за то, что ему не придется делать этого самому, а начинать разговор придется не с пустого места. По крайней мере ему не пришлось видеть выражение лица Джареда, когда тот узнал, что предъявил права на дефектного волка.
 
Джаред поднял голову, избегая встречаться с Дженсеном взглядом. Дженсен присел рядом, потянулся, чтобы коснуться руки, но Джаред отдернул ее так быстро, словно его ударило током.
- Я знаю, что Чад тебе все рассказал, - Дженсен решил, что если заговорит первым, разговор пройдет легче. – И мне очень жаль, Джаред.
- Тебе жаль… - прошептал тот, устало потирая руками воспаленные глаза.
- Да, - Дженсен нервно сглотнул.
- Поверить не могу, что ты просишь у меня прощения.
Дженсен открыл было рот, но Джаред уже вскочил на ноги и выбежал из логова, оставляя Дженсена с болью в сердце, такой сильной, что он не смог бы ее описать.
Джаред бросил его? Это конец?
Дженсен знал, что должен бежать следом, но не мог двинуться с места. Грудь сдавило, он задыхался, не в силах даже пошевелиться.
 
 


 
 
Джаред выскочил из логова так быстро, что закружилась голова.
Какое-то время он бродил по лагерю между готовящих ужин людей и тащивших из леса мясо волков. Никто не останавливал его, никто не пытался с ним заговорить, никто даже не обращал на него внимания… пока не появился Крис.
 
Парень стоял, скрестив на груди руки и сжав челюсти, и Джаред решил, что пришла его очередь нападать.
- Какого черта ты ничего мне не сказал? – прорычал он. – Если бы я знал… если бы я знал, ничего этого не произошло бы! Я бы никогда…
- Никогда что? – рявкнул в ответ Крис, но в его прищуренных синих глазах Джаред заметил еще что-то помимо гнева и ненависти. Он не мог понять, что именно заметил, и был слишком зол, чтобы разбираться в чувствах другого оборотня, но мог поклясться, что Крис готов признать поражение.
Неожиданно возле Кейна возник Чад и положил руку ему на плечо. Тот дернулся, развернулся и с силой толкнул Джареда в грудь.
- Так что изменилось бы, если бы ты знал?
- Я не стал бы трахать его! – взорвался Джаред, и люди начали оборачиваться. – Я не спал бы с ним вчера! Господи, я был уверен, что он тоже этого хочет! Он был согласен! А теперь выходит, что я его изнасиловал. И почему никто ничего не объяснил мне ДО того, как это случилось? Вы позволили ему уехать со мной, зная, что может случиться! Вы позволили мне увезти его в город, зная, как на нем может сказаться эта поездка! Господи, да вы все тут больные на всю голову! – Джаред запустил обе руки в волосы. – А теперь мне говорят, что я не могу уехать, а если я все-таки решу это сделать, мне придется забрать его с собой. Оторвать от семьи, увезти из единственного места, где он чувствует себя в безопасности. Потому что если я его брошу, он рехнется или вообще умрет! И что мне со всем этим делать?
- Джаред, прошу тебя, успокойся, - мягко проговорил Чад. – Мы можем…
- Не надо, - прошипел тот, и его глаза, перебегающие с Криса на Чада и обратно, метали молнии. – Не вздумай! Я… я сейчас не хочу вас видеть! Я не могу находиться рядом с вами, парни!
 
Он развернулся и побежал к деревьям. Крис и Чад рванулись за ним, Джаред услышал за спиной их шаги, резко остановился и развернулся.
- Не ходите за мной! Оставьте меня, блять, в покое! – он отвернулся от парней, собираясь с ходу перейти на бег, но замер и медленно развернулся обратно. – Если… если Дженсен обо мне спросит, скажите ему, я вернусь… скоро.
С этими словами он бросился в лес и бежал до тех пор, пока плотная стена деревьев не скрыла от него лагерь. Но почему-то Джаред знал, что легко найдет дорогу обратно.
 
***
 
Он не знал, сколько прошло времени, но знал, что убежал достаточно далеко. До того, как стать оборотнем, Джаред поддерживал себя в хорошей физической форме, много бегал, поднимал тяжести, но сейчас… Он не мог поверить в то, какие силы обрело его тело после превращения, он чувствовал что может бегать вечность и ни капельки не устать. И все же он перешел на шаг, подняв голову к небу и наблюдая, как луна плывет между ветками деревьев.
 
На луну невозможно было налюбоваться, даже если смотреть на нее всю жизнь. В ней скрывалось какое-то особое очарование, она словно взывала к Джареду, разговаривала с ним, а он не мог понять, что она хочет ему сказать. Той ночью, когда он спал, держа Дженсена в своих объятьях, ему снилась луна. И Дженсен в образе воющего на нее волка. И Джареду очень хотелось оказаться рядом с ним, сесть бок о бок, задрать морду и присоединить свой голос к его.
 
Обычно Джаред не видел себя животным во сне, но сейчас это казалось ему абсолютно нормальным. Он привыкал к новому существованию очень быстро и уже чувствовал себя так же, как когда чувствовал себя человеком: легко и удобно.
 
Остановиться Джареда заставил не звук - он вообще не услышал ничего, что могло бы заставить его насторожиться - а запах, который поймал его в середине шага. Джаред замер и повел носом. Запах был незнакомым, никто из стаи Джеффа так не пах. Запах был чужой, и Джаред насторожился, понимая: кто бы ни скрывался за деревьями, это точно оборотень.
 
Джаред замер, напряженно вглядываясь в темноту, недовольный тем, что зрение на левом глазу не восстановилось. Он видел им гораздо лучше любого человека, но все же недостаточно хорошо для оборотня. Он старался не думать о том, что рана не исчезнет, и он навсегда останется полуслепым и с обезображенным лицом.
 
В конце концов ему надоело ждать. Джаред не нравилось, что за ним наблюдают исподтишка.
- Покажись! – рявкнул он, и волосы на его теле встали дыбом.
Джаред пожалел, что еще не умеет перекидываться по желанию, особенно когда из-за деревьев медленно вышел крупный черный волк и уставился на него.
 
- Кто ты?
 
Черный волк медленно приближался, пока его намерения были неясны, но в походке, в посадке головы, положении хвоста сквозили самоуверенность и высокомерие. Волк принюхался к Джареду, отступил на шаг, и через пару секунд перед Джаредом стоял абсолютно голый человек с такой темной кожей, что Джаред с трудом различал его в ночной темноте.
- Ты трахался, - проворчал человек, явно не радуясь этому открытию. – Связался с одной из шавок Джеффа.
- Что? – Джаред не мог поверить собственным ушам. Он выпрямился в полный рост, встав напротив странного оборотня. – Кто ты, черт побери?
Джареду не нравилось то, как его разглядывали, под кожей появился знакомый зуд, но он постарался взять себя в руки.
- Не пытайся это отрицать, я чую на тебе его запах. Почему ты выбрал себе слабака, когда мог бы стать членом моей стаи? – проворчал незнакомец, и глаза Джареда распахнулись.
Стерлинг.
Джаред почувствовал страх. Даже то немногое, что он слышал о стае Стерлинга, пугало его. Джаред понял, что нужно быть очень осторожным.
- Да. Но это произошло случайно и не по обоюдному согласию, - горько сказал он, пытаясь разглядеть выражение черного лица, но оборотень не выказывал никаких эмоций.
- Дай угадаю, при первом превращении ты не смог удержаться? И кого ты взял? – в глазах Стерлинга появился хищный огонек.
- Не твое дело! – возмутился Джаред, не собираясь раскрывать имя Дженсена тому, кому вообще не доверял.
Стерлинг чуть наклонился вперед и снова принюхался.
- Дженсен! Это был Дженсен! Парень, парень, ну ты и выбрал!!! От этого мальчишки одни проблемы, и уж конечно он не прикроет твою спину, когда будет нужно. Он слишком слаб для драки.
Все волосы на теле Джареда опять встали дыбом, когда он услышал, как Стерлинг отзывается о Дженсене, но вместо того, чтобы броситься на него и разорвать горло, как требовала бурлящая в венах кровь, он остался стоять на месте.
- Ну теперь уже ничего не изменишь, так? Держу пари, он был бы счастлив, если бы я мог все вернуть, не говоря уже о других членах стаи, - пробормотал он, вспомнив гневный и осуждающий взгляд Криса и испуганный, затравленный взгляд Дженсена.
И вдруг Стерлинг расхохотался. Громко, раскатисто, почти искренне.
- Дай еще раз угадаю: Джефф забил твою голову ложью о пожизненной связи, о том, что вы не сможете жить друг без друга и что ты теперь обязан всю свою жизнь заботиться об этом щенке, потому что он без тебя пропадет? – Джаред молчал, но Стерлинг понимающе улыбнулся и шагнул ближе. – Ты не обязан делать ничего из того, что вбил тебе в голову Джефф!
- Он мне не альфа! – заявил Джаред, злясь на то, что Стерлинг посчитал его слабаком, согласным подчиняться без раздумий.
- Нет, конечно, нет. Ты слишком силен, чтобы тобой командовали, - Стерлинг расплылся в улыбке, в темноте блеснули белоснежные зубы. – И я скажу тебе одну вещь: не переживай, я позабочусь о связи между тобой и Дженсеном. Я освобожу вас обоих, освобожу тебя от него, и ты сможешь делать то, что хочется тебе!
Джаред с подозрением уставился на альфу.
- Есть способ разорвать связь?
- Конечно есть, разве Джефф не сказал тебе?
Джаред покачал головой и почему-то почувствовал себя так, словно его использовали.
- Ну конечно! Его стаду нужны сильные овцы! Ты – сильный. И он сделает все, чтобы оставить тебя в стае.
- Почему ты мне помогаешь? – просил Джаред, не спуская с волка настороженного взгляда.
- Мне не нравится, что Джефф ведет себя как рабовладелец и держит стаю в подчинении, - Джаред усмехнулся, но Стерлинг вскинул руку, призывая к вниманию. – И никаких пожизненных связей! Клянусь!
- Мне нужно вернуться, - сказал Джаред, оглядываясь через плечо туда, где находился лагерь, и чувствуя непреодолимое желание оказаться как можно дальше от сильного оборотня.
- Конечно. Но прошу тебя, расскажи Джеффу о моем предложении. Как только я получу шанс, то займусь твоей проблемой в полную силу.
Джаред неуверенно кивнул и попятился к деревьям.
Стерлинг с улыбкой наблюдал за его отступлением, а потом перекинулся так быстро, что Джаред не заметил момента перехода.
Черный волк оскалился, а потом побежал в противоположном от Джареда направлении, в чащу.
Джаред вздрогнул и побежал обратно в лагерь, так и не решив для себя: возможность разорвать их с Дженсеном связь - хорошая новость или плохая?
 
 


 
 
Дженсен вышагивал взад-вперед по логову под пристальным и обеспокоенным взглядом Криса, не обращая на встревоженного друга никакого внимания.
Крис передал ему слова Джареда, но он все равно нервничал. Без альфы он чувствовал себя неуверенно, боялся, что если придется принимать какое-то решение, у него не хватит духу это сделать, и злился на себя за слабость.
 
Джаред вихрем ворвался в лагерь, быстро огляделся и, увидев Джеффа, бросился к нему.
- Где ты взял то дерьмо, которым забиваешь людям головы? – рявкнул он в лицо вожаку.
Их немедленно окружили волки, готовые защищать своего альфу, если потребуется, даже притом, что Джефф сам мог справиться с Джаредом, если бы захотел. Будучи вожаком, он был гораздо сильнее многих оборотней.
Джефф задумался, нахмурился, а потом склонил голову к плечу.
- Ааа, кто-то забил твою голову новыми светлыми идеями, - не с гневом, как ожидал Джаред, но с пониманием протянул он.
- Кто-то сказал мне правду! – огрызнулся Джаред. – Сделал то, чего не сделал ни один человек в этом лагере!
 
Дженсен дернулся, но всплеск эмоций Джареда усилил его запах и превратил желание находиться рядом с ним в потребность. Дженсен поспешил к двум спорящим волкам и замер, подойдя ближе, почуяв хорошо знакомый ненавистный запах.
- Стерлинг! – проворчал он. – Ты встречался со Стерлингом?
- Я не встречался с ним. Я его встретил, - Джаред скрестил руки на груди. – По крайней мере, он был настолько мил, что рассказал мне правду!
- И что же такое интересное он тебе рассказал? – спокойно спросил Джефф, а Джаред услышал, как по лагерю уже понесся слух о его встрече в лесу.
 
Дженсен с тревогой ждал ответа и очень удивился, когда Джаред проигнорировал вопрос вожака, а вместо этого развернулся к нему, взял за руки и заглянул в глаза.
- Я знаю, что ты не хотел быть привязанным ко мне, и клянусь, если бы я знал, к чему это приведет, я никогда не сделал бы ничего подобного. Но тебе больше не надо волноваться, понимаешь? Стерлинг сказал, что все уладит. Он знает способ разорвать связь и освободить нас.
 
Джаред улыбался, его глаза светились надеждой, а у Дженсена застыла кровь в жилах и замерло сердце. Побелев как простыня, он отшатнулся назад, чувствуя, как подгибаются колени, и слабо покачал головой, боясь поверить собственным ушам.
- Нет… - дрожащим голосом прошептал он, и Джаред нахмурился, не понимая.
Перед глазами Дженсена что-то мелькнуло, и в следующий миг Джаред рухнул на землю, сваленный набросившимся на него Джеффом. Он застыл каменным изваянием, не в силах встать между двумя ссорящимися альфами.
- Что, черт побери, ты наговорил ему? Что он собирается сделать? – заорал Джефф, когда они оба рухнули в грязь. Джаред сопротивлялся, пытался спихнуть его с себя, но сила вожака намного превосходила его.
 
Наконец Джефф слез с него, позволил Крису схватить Джареда за запястье и вздернуть на ноги.
- Ничего я ему не сказал, он сам все знал! Да что с тобой, мать твою? Я думал, стая будет рада избавиться от меня и вернуть Дженсена! Думал, вы хотите вернуть все так, как было до меня!
Джефф взмахнул рукой, и на щеке Джареда появилась длинная глубокая царапина. Потекла кровь.
Дженсен вздрогнул, но не пошевелился.
- Глупый сукин сын! – еще громче взревел Джефф. – Ты даже не представляешь, что натворил! Единственное, что может разорвать вашу с Дженсеном связь, это его смерть! Ты только что дал Стерлингу разрешение убить свою пару! Придурок, он же прекрасно знает, что если тронет Дженсена, разверзнется ад! Дженсен мне как сын! А причинить боль члену альфа-семьи означает объявление войны!
 
Война? Из-за него? Слова громом прогремели в голове Дженсена, и его прошиб холодный пот. Нет. Этого не может быть! Дженсен в ужасе отвернулся и увидел беременную Джейми - пару Тома, и других волков, которые никому не сделали ничего плохого.
Если начнется война, они все могут погибнуть из-за него.
Нет. Он не позволит этому случиться.
 
Не раздумывая ни секунды, Дженсен сорвался с места, оборачиваясь на ходу. Он чувствовал, как трещит и рвется одежда, как она падает с изменившегося тела. Не обращая внимания на раздающиеся позади крики, он помчался к границе территории двух стай. Зная, что хорошо умеет прятать следы, он использовал все свое умение, чтобы стая не нашла его.
Он должен уладить все сам.
Только сам.
 
 


 
 
Слово «война» ударило Чада словно кувалдой. Он покачнулся, сердце заколотилось так, словно торопилось выскочить из груди, и Чад устрашился признаться самому себе, что до чертиков испугался. Он был так сосредоточен на том, что происходило между двумя альфами, что едва не пропустил, когда бледный как призрак, с широко распахнутыми глазами Дженсен попятился назад из толпы, окружившей дерущихся.
Чад решил, что тот побоялся выступить против взбешенной поступком Джареда стаи.
 
Но, как только он сам подошел поближе к Джареду, которого крепко держали за плечи Крис с Томом, Дженсен, убедившись, что на него не смотрят, развернулся, перекинулся и помчался в лес.
«Вот дерьмо!» – только и успел подумать Чад. – «Хреново дело!»
- ДЖЕНСЕН!!!! – заорал он, но тот даже не обернулся.
 
Этот отчаянный вопль отвлек внимание стаи от Джареда. Чад повернулся к Джеффу.
- Он убежал! – крикнул парень, прежде чем вожак успел задать вопрос. – Обернулся и рванул в чащу! Джефф, ты же не думаешь, что…
 
Чад не смог закончить предложение, слишком страшной показалась идея, но Том сделал это за него:
- … он пошел к Стерлингу!
- Чертов идиот! – взревел Крис и развернулся к Джареду. – Это ты во всем виноват, ублюдок! Ты хоть понимаешь, что наделал?
Перепуганный Джаред с ужасом переводил взгляд с одного разгневанного лица на другое.
- Я не понимаю… Почему он так поступил? Он хочет убить себя?
Как только эти слова сорвались с его губ, Джаред побелел.
- Именно! – Чад почувствовал жалость к парню, когда понял, что тот наконец сообразил, что происходит. – Мы же идем за ним? – он с надеждой взглянул на альфу, увидел, что тот уже обнажен, и принял это за ответ.
- Это не обсуждается, - Крис выпустил Джареда и начал лихорадочно срывать с себя одежду.
Стая пришла в крайнее возбуждение. Волки окружили Джеффа, который отдавал короткие четкие приказы: Крис, Джейсон и еще три сильных волка идут с ним, Чад остается следить за Джаредом, а Том с остальным – охранять лагерь и самок с детенышами.
Том был не слишком доволен этим распоряжением, но, взглянув на Джейми, проглотил возражения.
 
Все что Чад мог - с тоской смотреть, как Джефф, Крис и прочие исчезают за деревьями, идя по следу Дженсена. Дольше всего он следил за Крисом, крепкие мускулы которого плавно двигались под темно-бурой шерстью, уверенно неся сильное тело вперед. И светлая полоса на его животе еще долго мелькала между деревьями, как вспышка молнии.
У Чада сдавило грудь. И он взмолился небесам, прося, чтобы все вернулись целыми и невредимыми.



Глава 8

 
Стоя посреди царящего в лагере хаоса, Джаред рассеянно и испуганно озирался по сторонам, и в конце концов повернулся к Чаду, у которого на лице было написано горячее желание сорваться с места и бежать в лес вместе с другими. Джареду было слишком хорошо знакомо это чувство.
- Чад, - позвал он. – Я не понимаю, почему Дженсен так поступил, – голос дрожал, но Джареду было плевать. Прямо сейчас он мог думать только об одном: бежать за Дженсеном, найти его и вернуть домой. Невредимым.
- Потому что он - полный придурок, - огрызнулся Мюррей, но увидев выражение чистейшей муки на лице Джареда, смягчился. – Дженсен – один из самых честных, верных и преданных стае волков. Он любит нас, и ни при каких обстоятельствах не допустит, чтобы из-за него кто-то пострадал.
Джаред понял, что запутывается все больше.
- Но Джефф сказал, если кто-то причинит вред члену семьи, разразится война. Что Дженсен может поделать? Я так понимаю, что его действия ничего не изменят.
- Изменят, - вздохнул Чад. – Есть… своего рода неписаные законы. Если бы Стерлинг напал на Дженсена, ранил бы его или убил, Джефф имел бы полное право мстить. Но если Дженсен первым нападет на Стерлинга, а тот примет вызов, Джефф ничего не сможет поделать.
- Но это… - Джаред не находил слов. – Это полный бред!
- Даже у оборотней есть законы, которым они подчиняются. Их немного, но мы чтим их сильнее, чем люди чтят свои, - парировал Чад, но почему-то и отвел взгляд в сторону.
- То есть, ты хочешь сказать, что Дженсен решил принести себя в жертву, чтобы стая могла избежать войны? – на всякий случай уточнил Джаред. Он представил себе мертвого Дженсена, и к горлу подступила желчь, а в душе образовалась зияющая пустота.
- Прости, но я не думаю, что Дженсен решился на это только ради стаи, - тихо пробормотал Мюррей. – Тут дело и в тебе тоже.
- Что?
- Ты все еще не понимаешь? Ты не хочешь быть привязанным к Дженсену навсегда, и он это знает. Ты поверил чертовому Стерлингу, что вашу связь можно разорвать, и не поверил Джеффу, - Чад положил руку на плечо Джареда и сочувствующе заглянул в глаза. – Но Дженсен все равно твоя пара, хочешь ты этого или нет, и он сделает для тебя все. Даже освободит от обязательств.
- Нет, - рвано выдохнул Джаред и отшатнулся. – Нет, нет, нет, нет, - он крутил головой, озираясь вокруг дикими, широко распахнутыми глазами, и пытался осмыслить услышанное. – Он не может… это же глупо! – дрожащей рукой он вытер лицо и почувствовал на пальцах влагу. – Я… - с губ сорвалось больше похожее на всхлип дыхание. – Я должен его остановить.
 
Джаред помчался в логово Дженсена и, не зажигая света, слепо зашарил в темноте по столу и полкам, опрокидывая предметы. Наконец рука полыхнула дикой болью, и он понял, что нашел то, что искал. Выругавшись, Джаред осторожно взял свой нож за рукоятку, обернул его в одну из футболок Джеснена, выскочил наружу и помчался в лес, куда убежали остальные.
- Не так быстро, парень, - Чад вырос у него на пути словно из ниоткуда. – Я не могу тебя отпустить. Прости, но Джефф велел мне следить за тобой, и я выполню его приказ.
Джаред прищурился, взглянул на темнеющие за спиной молодого оборотня деревья, на парня, потом опять на деревья, и в его голове начал созревать план.
- Именно. Джефф велел тебе следить за мной, но не сказал, что это нужно делать именно здесь. Ну же, Чад, я же вижу, ты тоже хочешь быть там! Я видел, как ты смотрел им вслед.
- Я не… не смотрел.
Но Джаред уже понял, что угадал.
- Послушай, без тебя мне никогда не найти их. Я еще плохо умею ориентироваться по запаху, плохо умею идти по следу. Я не член стаи, я не обязан подчиняться ее законам. Но если Стерлинг хоть кончиком когтя коснется Дженсена, я вырву его черное сердце, - Джаред поднял завернутый в футболку нож. – Ты мне поможешь?
 
Чад раздумывал всего секунд десять.
- Хорошо, - проворчал он, скидывая одежду. Джаред уже без страха смотрел, как светлая кожа парня покрывается белым мехом, и он падает на четыре крепкие волчьи ноги.
Повернувшись к Джареду, Чад коротко рыкнул и рванулся в лес. Джаред мрачно усмехнулся и бросился следом так быстро, как не бегал никогда в своей жизни.
- Держись, Джен, - шептал он. - Держись. Я иду.
 
 

 
 
Дженсен отчаянно пытался не думать, что делает, полностью сосредоточившись на том, чтобы как можно быстрее добраться до границы территории стаи. Он надеялся, что Стерлинг будет ждать его, но, выскочив к приграничной полосе, не обнаружил никаких признаков врага, кроме старых запахов.
 
Это дало ему возможность перевести дух и подумать над тем, что делать дальше. Пересечь границу? Конечно, это привлечет внимание врага, но тогда есть шанс, что на него нападет не сам Стерлинг, а кто-то из его шакалов, а Дженсен добивался не этого. Он хотел помериться силами с альфой.
 
Пора было действовать. Дженсен задрал морду к небу и завыл: громко, долго и требовательно. Как он и предполагал, этот сигнал был услышан всеми, и Джефф, ведущий своих бойцов по следу, остановился на миг, прислушался и помчался дальше, выбирая самый короткий маршрут.
 
Дженсен нервно ходил взад-вперед вдоль границы, теряя терпение. Чем дольше он ждал, тем больше размышлял и тем менее уверенным становился в правильности своего поступка. Наконец он остановился и тряхнул головой.
Нет. Он все делает правильно. Он не может позволить Джеффу развязать из-за него войну, и одновременно он избавит Джареда от навязанного, ненавистного союза, и тот сможет жить своей жизнью.
 
Приняв окончательное решение, Дженсен сильнее уперся лапами в землю и стал ждать.
 
Наконец он поймал в воздухе запах, от которого шерсть встала дыбом, верхняя губа приподнялась, обнажая клыки, а из глотки вырвалось глухое рычание.
Дженсен увидел, как из-за деревьев появился Стерлинг, но не один, а в сопровождении трех лучших бойцов из его стаи. Оборотни скалились, приглушенно ворчали, а с клыков капала слюна.
У Дженсена заколотилось сердце.
 
Чувствуя себя уверенно под защитой своих волков, Стерлинг перекинулся, остановился очень близко от Дженсена, склонил голову, шумно принюхался и уставился на него с нескрываемым любопытством.
 
Дженсен поскреб когтями землю и сосредоточился на Стерлинге, стараясь не обращать внимания на других.
 
- Вот это сюрприз, - протянул альфа, улыбаясь во все тридцать два, словно они с Дженсеном были старыми приятелями, встретившимися после долгой разлуки. – Должен сказать, я удивлен! Вот уж не думал, что у тебя хватит смелости прийти сюда. Тот мальчишка, Джаред, должно быть, произвел на тебя неизгладимое впечатление.
Как только Стерлинг упомянул Джареда, Дженсен зарычал громче, шагнул вперед и подобрался, готовый атаковать. Если Стерлинг и испугался, то не подал виду.
- Он мне сразу понравился, - вожак перестал улыбаться, нахмурился и сделал шаг к Дженсену. – Он должен был принадлежать мне. Мне, а не какому-то вечно скулящему щенку, который понятия не имеет о том, что значит быть оборотнем.
 
Дженсен перестал рычать и склонил голову на бок. О, чем, черт побери, говорит Стерлинг? Что это значит - Джаред должен был принадлежать ему? Он никогда не встречался… О!
По тому, как дернулась верхняя губа Дженсена, Стерлинг понял, что тот обо всем догадался, и усмехнулся.
- Правильно. Это я сделал из него волка. Он мой, не твой! Мне нужен был сильный и послушный оборотень. У меня было на него множество планов, я сломал бы его волю, превратив в послушного исполнителя. Это моя кровь бежит в его венах, и я закончу ритуал. Все, что мне нужно, это избавить его от тебя.
 
Дженсен замер. Стерлингу не просто нужна война, ему нужен Джаред. Именно он напал на него той ночью, но теперь, когда Джаред связал себя с Дженсеном, он не может предъявить на него свои права, пока Дженсен жив. Это была тщательно подготовленная ловушка, и он, как последний идиот, угодил в нее.
 
Дженсен сделал несколько шагов назад, но волки Стерлинга начали окружать его, отрезая от деревьев. Дженсен напрягся. Он знал, что попался, но не собирался сдаваться без боя, и уж конечно не собирался отдавать Джареда Стерлингу.
 
- О, даже не думай сбежать, Дженсен, - прошипел Стерлинг, с удовлетворением понимая, что отступать тому некуда. – Лучше оглядись как следует, здесь тебя и похоронят. Я расскажу Джареду, как ты рыдал в свою последнюю минуту, - Стерлинг взглянул на своих. – Убедитесь, что он не уйдет отсюда. Я сам покончу с этим щенком. Потом.
 
Стерлинг перекинулся, и перед Дженсеном встал большой черный волк с белоснежными клыками и яркими желтыми глазами, пылающими такой силой и ненавистью, каких Дженсен никогда не видел.
Он прижал уши и зарычал, готовясь к драке, но тут из-за деревьев за его спиной выскочили шесть волков и выстроились полукругом, защищая Дженсена с тыла.
Джефф коротко рявкнул, приказывая оставаться на месте. Дженсен почувствовал, что его начинает колотить дрожь, всплеск адреналина, поддерживающий его до сих пор, ушел, навалились усталость и страх.
Крис прижался теплым боком, фыркнул и ткнулся носом, проверяя на предмет ран. Дженсен ткнулся носом в ответ, успокаивая.
 
Стерлинг зарычал раздраженно и зло, и бросился к Дженсену, сбивая Криса с ног и отшвыривая его в сторону. В этот же момент в атаку бросились остальные бойцы его стаи.
Крупный серый волк атаковал Джеффа, мешая ему добраться до пасынка, и Дженсен сердито залаял, желая броситься на помощь вожаку, но Стерлинг блокировал ему путь.
 
Быстро оглядевшись, Дженсен постарался оценить обстановку. Он видел Джейсона и Майкла, схватившихся с огромным белым волком, который крутился волчком, умудряясь оставаться вне досягаемости их зубов и когтей. На другой стороне поляны темно-бурый боец Стерлинга прижал к земле Джастина и тянулся зубами к его горлу, а Миша рвал противника когтями и зубами, пытаясь освободить друга.
 
Дженсен краем глаза заметить, как Стерлинг подобрался, и успел подготовиться к нападению, которое последовало стремительно и без колебаний.
Стерлинг врубился в него всем своим немалым весом, и Дженсен отлетел на несколько шагов в сторону, скуля от боли. С трудом поднявшись на ноги, он помотал головой, чтобы разогнать в ней туман, и тут увидел Криса, который тоже успел подняться с земли и теперь подходил сзади к полностью сосредоточившемуся на Дженсене альфе. Но вспыхнувшая было у Дженсена надежда быстро погасла, когда он заметил трех бойцов, появившихся у Криса за спиной. Он не успел предупредить друга, потому что Стерлинг снова набросился на него, сшиб на землю и цапнул зубами за морду.
Дженсен ощутил запах собственной крови, заскулил, но вывернулся и атаковал в ответ. Волки сшиблись в середине прыжка и покатились по земле большим меховым визжащим и рычащим клубком. Щелкали челюсти, мелькали когти, лилась кровь.
 
Острая боль в боку подсказала Дженсену, что он ранен, что рана глубокая и будет сильно кровоточить, но у него не было времени беспокоиться о ней. Ему пришлось постараться и оттолкнуть от себя морду Стерлинга, прежде чем мощные челюсти сомкнулись на его горле. Откатившись в сторону, Дженсен попытался собрать расползающиеся лапы, но Стерлинг уже был рядом, полоснул когтями по шее, вспарывая мех вместе с кожей.
 
Дженсен знал, что погибнет, и завыл от боли и отчаяния. Он оплакивал не себя, а Джареда и всю стаю, оказавшихся в опасности из-за него. Силы утекали вместе с хлещущей кровью, он видел совсем рядом раскрытую пасть Стерлинга, готового нанести смертельный укус, зажмурился, готовясь к смерти, и мысленно попросил прощения у всех, кого любил.
 
 

 
 
Те минуты, когда Чад вынужден был останавливаться и ждать Джареда, казались ему вечностью. Джаред бежал быстро, очень быстро, быстрее любого человека, но все же не так быстро, как волк. По выражению его лица было понятно, что он многое бы отдал за то, чтобы уметь перекидываться, чтобы оказаться на месте боя как можно быстрее.
 

Но как только они услышали звуки битвы, Чад забыл о своем задании охранять Джареда и рванулся со всей скоростью, на которую только был способен. Прорвавшись сквозь деревья, он выскочил на поляну и на мгновение замер, ошеломленный представшей его глазам картиной.
Волки рычали и атаковали друг друга, катались по траве, окрашивая ее своей и чужой кровью, усеивая землю клоками вырванной шерсти. Повсюду мелькали когти и зубы.
Майкл и Джейсон почти добили крупного белого волка, который, конечно, не мог сопротивляться им двоим. Неподалеку пытался подняться на ноги окровавленный Джастин, а Миша грызся с оборотнем, значительно превосходящим его по размеру и силе. Чад уже решил броситься к Мише на помощь, но тому удалось все-таки свалить противника с ног, и они с подползшим Джастином вцепились в него зубами.
 
В самом центре поляны Дженсен и Стерлинг кружили друг против друга, нападая и расходясь только для того, чтобы снова схватиться. Чад понял, что Дженсену не победить, и уже собрался ринуться к нему, но тут его чуткие уши уловили знакомое рычание. Он узнал бы его из миллиона. Крис!
Чад резко развернулся и увидел Кейна, который схватился с волком, раза в два здоровее его. Но тут не о чем было волноваться, Крис был опытным бойцом, сильнейшим в стае, способным помериться силой даже с альфой, но сзади к нему подбирались два бойца из стаи Стерлинга, а Крис не видел их.
Чад не успел ни о чем подумать, как его тело само собой рванулось туда, и он встал между тем, кому принадлежало его сердце, и собравшимися атаковать его волками. Они немедленно переключились на нового врага, и у Чада не было даже мгновения, чтобы приготовиться к защите, прежде чем огромные зубы вонзились в его спину, а тяжелая туша навалилась сверху, прижимая к мокрой от волчьей крови траве. Мелькнули клыки, и страшные челюсти сомкнулись на его горле в смертельном захвате.
 
Чад пытался сопротивляться, но у него не было ни сил, ни опыта, чтобы справиться с двумя бойцами. Он успел заскулить от пронзившей его боли, на мгновение время словно замерло, и сквозь застилающую глаза кровавую пелену Чад успел увидеть лежащего на траве Дженсена и летящего на него с разинутой пастью Стерлинга. Чад успел только подумать, что, по крайней мере, он умрет не один, хотя эта мысль и не принесла ему облегчения.
 
 

 
 
Джаред услышал шум битвы, рычание, щелкание челюстей и отчаянный вой раненых волков. Он не стал винить Чада, что тот бросил его, умчавшись вперед, и только матерился про себя, сожалея, что не может передвигаться так же быстро.
Наконец и он выскочил на поляну, где шел бой.
 
Не теряя попусту времени, он принялся искать взглядом Дженсена, и когда поляну огласил мучительный вой, ноги сами понесли его в ту сторону. Ни один волк не попался ему на пути, ничто не могло помешать ему добраться до погибающей беты. Внимание Джареда сузилось до пары Дженсен-Стерлинг, и он не видел и не слышал ничего, что происходило вокруг.
Он добрался до них в ту секунду, когда Стерлинг приготовился убить, зарычал, как дикое животное, выхватил свой нож и, закрыв собой Дженсена, набросился на альфу. Джаред так и не понял, куда пришелся удар, но удивленный, наполненный болью визг показал, что он достиг цели.
Стерлинг рухнул прямо на Джареда, свалив его с ног и сильнее насаживаясь телом на нож, вырывая его из рук Джареда. Хлынула теплая кровь. Повалил дым. Стерлинг дернулся, откатился в сторону, нож выпал из раны. Джаред ыбросил вперед руку, нащупал лезвие и потянул его к себе, чтобы пронзить сердце врага, но у альфы-противника были другие планы.
С трудом поднявшись на лапы, он задрал морду в небу и завыл, собирая ту часть своей стаи, что еще могла двигаться. Повинуясь приказу вожака, волки перестали сражаться и сбились в кольцо вокруг раненого вожака. Стая поспешно отступила под защиту деревьев, а потом и вовсе убралась вглубь своей территории. Джареду было наплевать, станет ли стая преследовать их, и он подполз к неподвижно лежащему Дженсену.
 
Тот приоткрыл глаза, и в них отразилось удивление, когда он увидел склонившегося над ним пару. Джаред уронил нож, не обращая ни малейшего внимания на глубокий и дымящийся ожог на ладони, поднял голову раненого волка и уложил к себе на колени.

- Боже, - прошептал он. – Господи боже… Джен… мне так жаль. Так жаль…
Что он еще мог сказать? Это все его вина.
Дженсен слабо фыркнул, лизнул Джареда в мокрое от слез лицо, его голова потяжелела и безвольно упала на руки Джареда. Глаза закрылись.
 
- Нет, нет, нет, - в страхе забормотал Джаред. – Дженсен? Нет, Дженсен, останься со мной! Пожалуйста, не бросай меня.
- Он жив.
Джаред резко повернул голову и увидел, что рядом с ним опускается на колени Джефф. Рука альфы лежала на груди пасынка, и Джаред заметил, что грудь Дженсена едва заметно опускается и поднимается.
- Мы не можем рисковать и дать Стерлингу возможность вернуться с подкреплением, но Дженсена нужно немедленно доставить в лагерь.
Джаред кивнул, оттолкнул руки Джеффа, легко поднял Дженсена на руки и прижал к груди. В его руках Дженсен медленно трансформировался в человеческую форму, и у Джареда сжалось сердце при виде страшных ран и запачканной кровью бледной кожи.
- Я отнесу его, - сказал он тоном, не допускающим возражений. Джефф секунду разглядывал его, а потом согласно кивнул. Джаред готов был поклясться, что в глазах вожака мелькнуло уважение.
Неожиданно тишину разорвал полный отчаяния и боли крик:
- ЧАД!!! НЕЕЕТ!!!
 
 

 
 
В тот момент, когда Дженсен издал прощальный вой, Крис находился в середине схватки. Этот ужасный звук не остановил его, в отличие от остальных, а только подхлестнул. Он с удвоенной силой напал на своего противника, вцепившись ему в горло, и вырвал приличный кусок плоти вместе с сосудами и трахеей. Выплюнув окровавленное мясо, он с удовлетворением понаблюдал, как мертвый волк падает у его ног, а потом развернулся к стае.
Крис увидел двух бойцов Стерлинга и на мгновение замер, не понимая, почему они не напали со спины, ведь у них была прекрасная возможность. Вся стая сражалась каждый со своим противником, но все старались пробиться поближе к схватившемуся с альфой Дженсену.
 
Крис столкнулся взглядами с двумя шавками Стерлинга и оскалился, готовясь к новому сражению. Но в этот момент прозвучал зовущий вой, и его предполагаемые противники поспешили на зов и вскоре скрылись в лесу.
Крис недовольно заворчал и уже собрался броситься следом, но краем глаза заметил клубок грязно-белого, заляпанного кровью меха, и сердце прыгнуло куда-то к горлу.
 
Крис смотрел, как на земле корчится Чад, проходя через мучительную трансформацию, и слышал, как в горле молодого оборотня булькает кровь. Крис перекинулся мгновенно и упал на колени возле мальчишки.
Он быстро ощупал Чада: глубокие раны располосовали живот, заляпав все, в том числе и руки Криса, кровью, но самым ужасным было разорванное почти пополам горло. Как у только что поверженного им врага.
На Криса смотрели тускнеющие голубые глаза, и Чад слабо улыбался.
- Эй, - прошептал он, кровь сильнее потекла изо рта, забрызгивая все вокруг.
- Чад? Какого хрена… - вопрос замер на губах Криса.
Какая теперь разница, из-за чего Чад оказался здесь, в центре драки.
- Они… - Чад задыхался и кашлял, давясь собственной кровью, - собирались… напасть…
Крис понял. Эти два волка, которых он видел, собирались напасть на него сзади, и он был бы абсолютно беззащитен - один против троих сильных бойцов. Чад преградил им путь, отвлек, пожертвовав собой.
- Ах ты, глупый детеныш, - простонал Крис, поглаживая когда-то светлые, а теперь ставшие грязными волосы молодого оборотня. – Зачем же ты это сделал?
Чад усмехнулся, и на его мелово-бледном лице на мгновение вспыхнули уже подернувшиеся пеленой глаза.
- Ты… - прошептал он и зашелся в кашле. - … безопасности…
Крис не отводил взгляда от посиневших губ парнишки. Мюррей дернулся в его руках, вытянулся в струнку, а потом обмяк. Ресницы сомкнулись.
Крис беспомощно потряс его, но не получил ответа.
- Чад? – прошептал он.
Голова Чада качнулась и упала на широкое голое плечо Криса.
- ЧАД!!! НЕЕЕЕТ!

Издав отчаянный вопль, Крис склонился над мальчишкой и зарылся лицом в его волосы. Слезы Кейна смешались с кровью Чада и потекли на землю тонкими красными струйками.
 
Крис даже не заметил, как их окружила стая. Он был слишком занят, укачивая в объятьях младшего друга и оплакивая его. Когда на плечо легла чья-то тяжелая ладонь, Крис инстинктивно вскинул голову, но сдержался, увидев полные сочувствия глаза Джеффа.
- Он…? – начал вожак.
Крис покачал головой и снова взглянул на Чада. Он осторожно огладил тело юноши, касаясь кончиками пальцев неповрежденных участков кожи, и вдруг почувствовал слабый, едва заметный удар сердца. Крис быстро прижался ухом к его грудной клетке, а потом снова вскинул голову и широко распахнутыми глазами взглянул на Джеффа, словно боясь поверить самому себе.
- Жив!
- Тогда давай отнесем его домой, - тихо сказал вожак.
Крис сглотнул, осторожно подхватил Чада на руки и поднялся с колен.
- Да, - прошептал он, прижимая мальчишку к себе. – Да.
 
Оглядевшись, он обнаружил неподалеку Джареда, держащего на руках Дженсена, и на лице молодого человека увидел отражение собственных чувств. Состояние Дженсена было ничуть не лучше состояния Чада. Оба оборотня кивнули друг другу и быстрым шагом направились обратно в лагерь, оберегая свою драгоценную ношу.
Стая окружила их, защищая от возможного нападения.
Джастин едва двигался, хромая на две лапы, и Мише приходилось поддерживать его, подпирая плечом. Майк и Джейсон прикрывали стаю сзади. Джефф шел впереди. Он снова был в облике волка, и под его темно-бурой с проседью шерстью перекатывались литые мускулы, уверенно и спокойно неся сильное тело. Вожак вел свою стаю домой.
 
 

 
 
Как только Джефф вошел в лагерь, к нему бросилась Саманта, босая и в развевающемся синем платье.
- О, нет, - прошептала она, увидев Дженсена на руках Джареда, и осторожно провела над ним ладонью, словно боясь даже самым легким прикосновением причинить ему еще больше боли.
Потом она увидела Чада, и все повторилось.
Лицо Сэм исказилось от горя, когда она окинула взглядом потрепанную группу.
Джефф обнял супругу, она прижалась к нему всем телом и обняла в ответ, словно они питались силой друг друга. Но так продолжалось лишь несколько секунд. Нужно было позаботиться о раненых.
- Бивер у себя, - шепнула Саманта мужу на ухо.
Тот удивленно уставился на нее, и Саманта печально улыбнулась.
- Я вызвала его, как только вы умчались за Дженсеном. Он вернулся пять минут назад.
Джефф обнял лицо жены ладонями и заглянул ей в глаза.
- Я люблю тебя, - шепнул вожак.
- Я знаю. Я тоже тебя люблю. А теперь несите мальчиков к нему, - Саманта решительно пошла вперед, Крис и Джаред двинулись за ней следом. – Что случилось?
Джефф поскреб щетину на подбородке. Да, они были дома, но опасность еще не миновала.
- Мы успели как раз вовремя, но Стерлинг явился не один. Я не смог удержать этого ублюдка далеко от Дженсена, - проговорил он, не в силах отвести взгляда от неподвижного тела в руках Джареда.
- Ты не виноват.
Джефф знал, что Саманта искренне верит в то, что говорит и хочет успокоить и поддержать мужа. Но также он знал, что сам не верит ее словам, принимая всю вину на себя. Он же альфа. Вожак. И он не должен был допустить, чтобы такое вообще произошло.
 
Джаред и Крис внесли раненых в сторожку, Джефф и Саманта остались на крыльце - в лечебнице было тесно. Они услышали испуганное восклицание доктора, но потом Бивер собрался и принялся отдавать короткие четкие указания.
- А Чад и Джаред? – спросила Сэм. – Они ведь не должны были идти с вами?
Джефф без сил сполз на лавку возле двери.
- Чертовы упрямцы, - пробормотал он. – Джаред спас Дженсену жизнь. Ранил Стерлинга своим ножом. Бросился на него, даже не раздумывая… храбрец хренов, - Джефф сокрушенно покачал головой, словно впервые задумался о том, что Джаред может быть хорошей парой для Дженсена.
- А Чад? – Саманта присела рядом и мягко положила руку на руку мужа.
- Думаю, что он привел Джареда. Я не видел, что случилось, вокруг царил настоящий хаос, - ответил Джефф, проклиная собственную беспомощность.
- Он спас мне жизнь, - раздался хриплый голос.
Джефф и Саманта подняли головы. В дверном проеме, тяжело привалившись к косяку, стоял Крис, и его глаза были полны слез.
- Я не видел, что на меня собирались напасть сзади, а Чад… должно быть, он встал у них на пути… отвлек на себя. И они порвали его… мелкого идиота.
 
Было хорошо заметно, что Крис смущен поступком Чада, хотя вся остальная стая не сомневалась в истинных мотивах молодого волка. Чад думал, что его чувства – большая тайна, но на самом деле вся стая, кроме Криса, была в курсе того, что он испытывает к старшему другу. Чад был слишком эмоционален и открыт, и Крис был единственным, кто был не в курсе его переживаний.
 
- Он поступил очень храбро, - заметила Саманта и слабо улыбнулась Кейну.
- Это было очень глупо! – парировал тот и быстро опустил глаза, понимая, что дерзит. – Сэм, ты не видела этих волков! Я знаю, Чад умеет сражаться, у него есть кое-какие навыки, но у него не было бы шанса и против одного. А их было двое. А я… я слишком увлекся дракой и не сразу заметил, что он ранен.
Джефф наблюдал, как Саманта разглядывает Криса.
- Ты бы справился с ними? Со всеми тремя? – спокойно спросила она, и Крис нахмурился. – Я знаю, ты отличный боец. Может быть, лучший в нашей стае, но из того, что мне рассказали, ваши противники были сильны и не слишком благородны. Даже если бы ты знал, что тебе угрожает опасность, ты справился бы с тремя?
Крис стиснул зубы и зажмурился.
- Речь не об этом, - прошипел он, и Джефф задался вопросом, на кого Кейн злится: на Чада или же на себя?
Он знал, что Крис склонен брать на себя ответственность, и Джефф всегда был спокоен, если знал, что тот приглядывает за стаей. Но также он знал, что Крис никогда не признается в собственной слабости и не даст себе поблажки.
- Я думаю, что об этом, - вмешался он в разговор, не желая больше видеть, как Крис казнит себя. – И Чад это прекрасно понимал. Он защищал тебя, он не хотел, чтобы ты пострадал.
- Но почему? – взорвался Крис. – Почему он совершил такую глупость? Почему рискнул собой ради… меня?
Он не стал ждать ответа и рванулся в сторону леса, перекинувшись еще до того, как скрылся за деревьями.
- Как думаешь, он когда-нибудь поймет? – печально спросила Саманта.
Джефф горько покачал головой.
- Я не знаю, - сказал он, глядя, как качаются ветки деревьев. – Но очень надеюсь, что это произойдет до того, как станет слишком поздно.
 
Обменявшись печальными взглядами, супруги поднялись с лавки и вошли в сторожку. Бивер суетился, бегая между двумя смотровыми столами и отдавая Джареду короткие четкие распоряжения. По его приказу, тот прижал к ране на шее Дженсена толстый слой марли, пока Бивер прибинтовывал к другим ранам пучки сильно пахнущих трав.
На другом столе лежал Чад, его раны были уже обработаны и перевязаны. Молодой оборотень был бледен, через белую марлю проступала кровь, и было понятно, что до полного выздоровления еще очень далеко.
- Мы можем чем-то помочь, Джим? – спросил Джефф, когда доктор на мгновение остановился около него.
- Не сейчас, Джефф, - вздохнул Бивер. – Я боюсь, что мне придется накладывать швы обоим, кровотечение никак не остановится. Я смазал раны заживляющим бальзамом, он поможет им затянуться и предотвратит инфекцию. Но они оба потеряли очень много крови, пройдет несколько часов, прежде чем я буду знать, выживут ли они, - он поднял на Джеффа красные, усталые глаза. – Прости, лучших новостей у меня нет.
- Сделай все возможное, - Джефф кивком поблагодарил друга. – И… спасибо за все.
- Док, кровь просачивается, - с тревогой позвал Джаред, и Бивер бросился к нему.

****
Четыре часа спустя уставшие Джефф и Саманта вернулись в свое логово. Для такого раннего утра вокруг было слишком много волков, которые бурно обсуждали произошедшее. Альфа пару несколько раз останавливали вопросами о состоянии Дженсена и Чада, о том, что случилось со Стерлингом, и вообще, о том, что произошло. Джефф отвечал, стремясь своими ответами внести как можно больше ясности, потому что знал, все в стае были напуганы и взволнованы.
Наконец он со своей спутницей переступили порог собственного логова. Схватив пластиковую бутылку с водой, Джефф осушил ее одним махом, откинул в сторону и посмотрел на Саманту, которая с жадностью пила из своей.
Доктор Бивер сказал, что Дженсену и Чаду оказана вся необходимая помощь, и теперь их организмы восстановятся сами. Это были первые хорошие новости за этот слишком тяжелый и напряженный для альфы день.

Не дожидаясь, пока Джефф что-нибудь скажет, Саманта расстегнула бретели на платье, позволяя ему соскользнуть с плеч и улечься мягкой волной у ног. Она медленно подошла к своей паре, и её длинные светлые волосы раскачивались в такт шагам.
Заключив подругу в объятия, Джефф прижался жадным губами к её губам, пока она стягивала мягкие трикотажные штаны, которые кто-то принес ему, пока они были у сторожки. Он покорно переступил с ноги на ногу, освобождаясь от одежды, а потом побежал пальцами по нежной шелковистой коже спины Саманты. Его дыхание ускорилось, и он углубил поцелуй, мягко скользнув языком в рот пары.
- Сэм, - прошептал он, погладив её по лицу, пропуская светлые волосы сквозь пальцы.
- Я знаю, дорогой, - ответила она, и её голос прозвучал успокаивающе и тягуче, словно мед.
Джефф, чувствуя, что полностью готов , мягко рычал, проводя руками по спине, скользя к упругим ягодицам, сжал их на мгновение, а потом подхватил Саманту на руки. Она обвила его ногами, вцепилась в широкие плечи, потерлась пахом о его вставший член, и застонала в приоткрытые губы, снова целующие её.


Джефф немного приподнял рукой её бедро, слегка скользнул по влажной расщелине и погрузил палец внутрь раскрытого бархатистого отверстия. Вытащив палец, размазал влагу по нежной коже, скользнул вперед, пока не прикоснулся к клитору, отчего по её телу прокатилась волна дрожи.
- Джефф, - стонала она, соблазнительно откинув голову назад, открывая длинную шею. Это было приглашение, от которого Джефф не мог отказаться. Передвигаясь к кровати и, зажав тонкую кожу шеи между зубами, он продолжал ласкать подругу все требовательнеё и жестче.
Запустив пальцы в густые волосы пары, Саманта впивалась ногтями в кожу головы, хрипло дышала, извивалась под умелыми пальцами, побуждая их проникнуть еще глубже. Усмехаясь, Джефф сжал ее ягодицы, а потом приподнял немного, отстраняя от себя. Саманта мгновенно поняла невысказанное желание, разомкнула ноги и позволила супругу опустить себя на кровать.
- Ты мне нужна, Сэм, - с низким прорычал Джефф.

Она улыбнулась, изящно передвинулась, подняла руки вверх и широко раскинула ноги, словно приглашая пару взять то, что тому было необходимо.
Чёрт побери эту женщину. Она всегда точно знала, что Джеффу нужно. И ни разу не ошиблась, был ли это совет, поддержка или моменты как сейчас, когда они оставались наедине. Джефф опустился на колени и начал медленно ползти вперед, словно преследуя добычу. Саманта шире развела ноги, чтобы ему было удобнее, и Джефф застонал от нетерпения.
Нагнувшись, он вылизывал нежный живот, скользя кончиком языка в ямку пупка, а потом поднялся чуть выше. Дыхание Саманты прервалось, когда супруг обхватил её сосок губами, чуть втянул и выпустил обратно, и опять втянул, чуть прикусывая зубами нежную плоть. Выгибаясь, Саманта вцепилась ему в волосы, притягивая еще ближе к себе. Джефф обхватил рукой её вторую грудь, качая в ладони, словно в колыбели.
- Джефф, прошу, - срывающимся от возбуждения голосом прошептала она. Иногда Джефф мог вот так дразнить её, доводя почти до полного изнеможения, но только не сегодня вечером. Они оба были разбиты и истощены: эмоционально и физически. Сейчас они хотели только подарить и получить наслаждение.
Саманте необходимо было знать, что её пара здесь, с нею, что с ним все в порядке, он цел и невредим. Джеффу требовалось осознание того, что можно выпустить все отчаяние, терзания и боль. Почувствовать поддержку и любовь, и вернуть все это сторицей.

Приподнявшись так, чтобы видеть её лицо, Джефф склонился с нежным поцелуем, захватил губами ее нижнюю губу и слегка оттянул. Он скользнул ладонью от груди, слегка касаясь кончиками пальцев шелковистой кожи, до бедра и ниже, и приподнял ее ногу.
- Я люблю тебя, Сэм, - прозвучало словно клятва, и которую он не уставал повторять даже в то время, когда они еще не были парой. Но сейчас он не дал Саманте возможности ответить, войдя в неё одним плавным, но уверенным толчком. И её ответная клятва была больше похожа на мольбу.
- О, Боже, - стонала она, выгибая шею в удовольствии, - Джефф.
Двигаясь неторопливо, Джефф ощущал внутри ее жар, чувствовал силу мышц, которые сжимались вокруг, не желая выпускать. Он кусал её за шею, поднимал выше бедро, сильно сминая пальцами кожу на другом. Было так сладко и нежно, но одновременно наполнено такой внутренней страстью, что пара дрожала, приближаясь к оргазму.
- Прошу, Джефф, - стонала Саманта, встречая каждое егодвижение. – Пожалуйста.
Джефф знал, что она хочет. Его пара была ненасытна в сексе, и они любили все делать медленно, наслаждаясь каждой минутой, но именно сейчас Джефф знал, что время пришло. Он отпустил ее ногу, потянулся к ладоням, поднял её руки над головой, начав двигаться резче, глубоко и сильно входя в податливую глубину, так, что потяжелевшие яички шлепали о влажную кожу, и Саманта не удержалась от счастливого крика.
Темп не замедлялся, только стал более жестким и быстрым, стоны и крики наполнили пространство вокруг них. Аромат, который источала Саманта, совершенно свел Джеффа с ума. Её возбуждение было для него словно наркотик, и он двигался все сильнее и резче. Он чувствовал приближение ее оргазма с каждым движением своих бедер, с каждым её всхлипом. Но прежде, чем наступило освобождение, она прошептала ему кое-что, заставляя его кровь сильнее бежать по венам.
- Кончи, - попросила она, - я хочу тебя всего.
В одно мгновение, Джеффри выскользнул из подруги, перевернул её на живот и снова резко вошел. Он вбивался в неё без устали, дергая её бедра на себя, трахая грубо, по-животному. Пальцы рук, которые она сцепила над головой, стараясь ухватиться за что-нибудь, удлинились, превращаясь в когти. А из горла, с каждым толчком её пары, вырывался волчий рык.
Пальцы Джеффри, сжимающие бедер Саманты, тоже удлинились, трансформируясь в когти, которые разрывали нежную кожу и проникали в плоть. Запах крови, наполнивший комнату, смешивался с запахом секса, и рычание сорвалось с губ Джеффри.
Он вбивался в свою бету, склоняясь над извивающимся телом и впиваясь острыми клыками в ее шею. Саманта замерла, подчиняясь невысказанному приказу, не прекращая стонать ни на секунду. Она любила каждое мгновение происходящего. Джефф это знал.

Сдвинув руку чуть вперед, Джефф втянул когти, чтобы прикасаться к своему члену, который резко входил и выходил из влажного розового влагалища его пары. Потом он сдвинул руку еще немного, чтобы при каждом толчке ласкать её клитор, и удовлетворенно зарычал, когда она, задрожав, снова хрипло закричала, и её голос сорвался. Он двигал пальцем по кругу, иногда чуть касаясь, иногда ощутимо надавливая, приближая её к оргазму. Клыки Джеффа прокусили кожу на ее шее, движения бедер ускорились, доводя пару до исступления. Все глубже и глубже, накрывая оба тела волной слепого удовольствия.
Наконец, они рухнули на кровать, все еще дрожа от возбуждения. Джефф подвинул Саманту так, чтобы смотреть в её раскрасневшееся лицо и потемневшие глаза. Она довольно улыбнулась, придвигаясь ближе, проводя языком по приоткрытым губам пары, слизывая собственную кровь. Когда она слизала все до последней капли, то удовлетворенно откинулась назад, нежась в крепких объятиях Джеффа.
- Ты не кончил, - заметила Саманта, совершенно не выглядя разочарованной.
- В другой раз, - пообещал Джефф, погладив тыльной стороной ладони пару по щеке. – Ты же знаешь, он всегда будет здесь.
Саманта усмехнулась так зловеще, что в стае не поверили бы, что она способно так усмехаться, даже если бы об этом рассказал сам Джефф. Но вожак не стал бы рассказывать, зная, что эта многообещающая усмешка предназначалась только ему.

Расслабившись в объятьях пары, Джеффа вдруг подумал о пережитом дне, и его улыбка угасла.
- Ты же понимаешь, что ничего не закончено. Мы не знаем, жив ли Стерлинг или нет. И что он сдела…
- Шшш, - успокаивающе прошептала Саманта, прижимая пальчик к его губам. – Завтра, - пообещала она, - мы разберемся с этим завтра.
Джефф вздохнул, но согласился, понимая, что сейчас они ничего не смогут сделать, и им необходимо отдохнуть.
Помолившись о Дженсене и Чаде, Джефф поцеловал свою бету и смежил веки, надеясь, что новый день будет лучше и принесет хорошие новости.



Глава 9


Когда Дженсен очнулся, он не чувствовал никакой боли, хотя все тело было будто бы налито свинцом. Застонав, он мигнул от режущего глаза яркого солнечного света. Было тепло, хотя Дженсен мог точно сказать, что он полностью обнажен и до пояса прикрыт тонкой простыней. Потребовалось немного времени, чтобы сообразить, что он находится в сторожке, и чуть больше - чтобы вспомнить причину, по которой он оказался здесь.
 
Проморгавшись, Дженсен приподнялся в постели и огляделся. Первым, кого он увидел, был Джаред, сидящий возле его кровати, держащий его за руку, и выражение лица парня не поддавалось никакому описанию.
В голове Дженсена всплыло то, как Джаред бросился на Стерлинга, и он в шоке уставился на пару. Это было на самом деле? Или это был кошмарный сон?
- Ты… Стерлинг… - по изменившемуся выражению лица Джареда Дженсен понял, все случилось на самом деле, и разозлился. – Ты мог погибнуть! О чем, черт побери, ты думал?
Джаред расплылся в улыбке, и Дженсен растерялся.
– Что?
- Кажется, это первый раз, когда ты говоришь мне то, что думаешь. Да еще таким тоном! – объяснил тот, и Дженсен побелел. Он что, произнес это вслух? Открыто отчитал пару?
- Я…, - забормотал он, испуганно опуская голову. – Я… Прости. Я не хотел орать на тебя. Но ты мог пострадать, и я…
Он замолчал, помня, что разговаривает с альфой, и ожидая от него выволочки.
- Я думаю, что нам двоим уже достаточно боли, нет? – тихо и очень серьезно проговорил Джаред.
Дженсен кивнул и опять забормотал извинения, но Джаред обхватил его лицо ладонями и заставил взглянуть себе в глаза.
- Пожалуйста, пожалуйста, перестань извиняться за все. Особенно за то, что не является твоей ошибкой.
В уголке травмированного глаза Джареда заблестела слезинка.
Дженсен смотрел на него и не мог прочитать эмоции на его лице. Медленно он кивнул, и на губах замерло очередное извинение. Джаред улыбнулся, протянул руку и пригладил его торчащие после долгого сна волосы. Дженсен замер, не зная, как реагировать, но, к счастью, от этой необходимости его избавил стон, прозвучавший с соседней кровати.
Оба парня обернулись на звук и увидели взъерошенного Чада, сонно потирающего глаза.
- Бляяя… я чувствую себя так, словно гудел всю ночь. Правда, не могу вспомнить, что праздновали, - пробормотал он и с трудом сел.
- Что с тобой случилось? – с тревогой воскликнул Дженсен, не ожидавший увидеть Чада в лечебнице. Он не помнил, как тот вступил в схватку, тогда в лесу царил настоящий хаос.
- Видимо, что-то хреновое, - пробормотал Мюррей, со стоном распрямляя руки и ноги.
- На Криса собирались напасть два здоровых волка, и Чад встал у них на пути. Мы его тоже почти потеряли, - объяснил Джаред, и лицо Чада исказилось, словно от боли.
- Тише, тише, сынок, - в сторожку вошел доктор Бивер. – Рад, что вы оба решили присоединиться к миру живых.
- Как долго мы провалялись в отключке? – спросил Дженсен. Он не мог вспомнить, сколько времени прошло с момента его схватки со Стерлингом.
- Три дня, - Джаред откинулся на спинку стула, и Дженсен почувствовал, что тот словно охраняет его; от этой мысли стало спокойно и безопасно.
Чад наконец нормально уселся, ежась от утренней прохлады, завернулся в простыню и огляделся.
- Крис?
Дженсен вопросительно взглянул на Джареда и по выражению его лица понял, что парень не получит желаемого ответа.
- Он так и не вернулся. С той ночи мы его не видели, - мягко сказал Джаред, и Дженсен увидел, как у Чада поникли плечи. Но лишь на мгновение, а потом на его лице снова появилось пофигистское выражение.
- Даже не сомневаюсь, - пробормотал он, продолжая разминать затекшие мышцы, и в конце концов коснулся руками шеи. Дженсен неосознанно повторил его жест и облегченно выдохнул, не обнаружив там зияющей раны, хотя кожа была еще розовой и нежной. Потом коснулся раны на животе и тут перехватил пристальный взгляд Джареда. Тот смотрел на него и качал головой, кусая губу.
- Должен тебе сказать, что я смотрел, как ты излечиваешься… То есть, как зарастают твои раны. Я своими глазами видел, как они затягиваются. Это было потрясно!
Дженсен улыбнулся. Иногда он забывал, что Джаред – новообращенный волк, и все, что происходило с оборотнями, было для него в новинку.
- Вам обоим очень повезло, но никакой охоты в течение нескольких дней! – сурово предупредил Бивер, хотя глаза доктора смеялись, и Дженсен не мог не рассмеяться в ответ.
Он обожал Бивера и то, как тот обращался со своими пациентами.
- Рад видеть тебя, Джим, - поприветствовал он доктора, и тот ласково потрепал его по прикрытой простыней ноге.
- Я тоже рад видеть тебя, мальчик, хотя и предпочел бы, чтобы это произошло при иных обстоятельствах. Похоже, пока меня не было, здесь столько всего случилось.
Бивер взглянул на Джареда, и Дженсен понял: ему рассказали все, что произошло в этой сторожке. К счастью, ему не пришлось ничего говорить, потому что в лечебнице появился Джефф. Лицо альфы озарила улыбка, когда он увидел, что два его волка чувствуют себя лучше.
- Как они, Док? – спросил он, пожимая руку старому другу.
 
Джефф и Джим были, вероятно, самыми старыми оборотнями в стае. Они подружились очень давно, почти сразу после того, как оба были обращены, и с тех пор почти не расставались. Дженсен иногда задавался вопросом, почему Джим не стал вожаком и не обзавелся собственной стаей, и думал, что это из-за безграничной любви к медицине. Бивер был врачом, когда был человеком, но как только его обратили, Джиму стало трудно переносить вид и запах человеческой крови. Прошло время, прежде чем он научился управлять своей волчьей половиной, но он уже увлекся оборотнями и принялся увлеченно изучать их, изобретать новые лекарства, помогающие им лучше заживлять раны.
- С ними все будет отлично, - Джим внимательно оглядел Дженсена и Чада. – Хотя были моменты, когда я опасался за их жизни, слишком большая была кровопотеря. Но мне очень помог этот детеныш, - Джим кивнул в сторону Джареда. – Он не отходил от них ни на минуту.
Дженсен изумленно уставился на Джареда.
- Он все время был здесь? – недоверчиво спросил он.
- Я не собирался оставлять тебя, - тот смутился и даже покраснел. – Я… я не мог.
- Спасибо, - пылко поблагодарил Дженсен, и Джаред расплылся в улыбке.
- Знаю, что вы только что проснулись, но, Джен, нам надо поговорить о том, что произошло, - голос Джеффа вторгся в романтику момента, и вожак присел на край кровати пасынка. Тот молчал, уставившись на свои колени, между которыми зажимал чуть подрагивающие руки.
- Да… я знаю, - Дженсен словно собрался с духом, поднял голову и смело взглянул в темные глаза альфы. – Я многое должен вам рассказать, - он перевел взгляд на Джареда. – Вам обоим.
- Только обещай, что не сорвешься с кровати и не побежишь к нему опять, - Джаред взял его за руку, словно бы для того, чтобы удержать, если Дженсен опять надумает выкинуть какую-нибудь глупость. Джефф чуть приподнял брови, увидев этот жест, но промолчал.
- Не убегу, - торжественно пообещал Дженсен.
- Хорошо, - неожиданно резко произнес Джефф, и Дженсен сразу вспыхнул и отвел взгляд, как нашкодивший детеныш. – Поверить не могу, что ты помчался к нему! О чем ты думал?
- Я не хотел, чтобы из-за меня началась война, - признался Дженсен, не в силах солгать вожаку.
- Но она все равно едва не началась.
Джаред тихонько кашлянул, привлекая к себе внимание.
- Я все еще не очень понимаю, - хмурясь, проговорил он. – Я здесь недавно, еще не разбираюсь в ваших законах, но… почему Стерлинг хочет развязать войну? Зачем ему это?
- Ему не нужна война, - ответил Дженсен, и все взгляды сосредоточились на нем. – Он боится воевать с нами. Ему нужно не это.
- Тогда что? – спросил Джефф, и Дженсен вздохнул, не зная, как сказать. Он повернулся к Джареду и несмело заглянул ему в глаза.
- Ему нужен Джаред.
- ЧТО? – два голоса прозвучали в унисон.
- Какого черта он от меня хочет? – недоумевающе спросил Джаред, и на его лице отразились тревога и непонимание.
Дженсен вздохнул, взял его руку и стиснул своими ладонями.
- Джаред, именно Стерлинг обратил тебя. Он напал на тебя той ночью в лесу, - Джаред покачал головой, отказываясь слушать, но Дженсен понимал, что он должен узнать правду. – Он напал на тебя и… попытался предъявить свои права, но ты сопротивлялся и отбил нападение.
- А когда ты сам предъявил права на Дженсена, Стерлинг потерял шанс получить тебя, - закончил Джефф.
- Да, - Дженсен кивнул. – Именно поэтому ему нужно было убить меня. Если бы меня не стало, связь между нами была бы разорвана, и он сделал бы все, чтобы получить тебя.
- Но это… Это безумие какое-то! – Джаред вскочил на ноги и принялся вышагивать по комнате, а потом замер, обвел всех в сторожке безумным взглядом и запустил руку во взъерошенные волосы. – И что теперь? Вы думаете, он сдастся и отступит? Или придет сюда, чтобы закончить начатое?
- Я не знаю. Прости, Джаред, я не знаю.
Развернувшись к паре, Джаред улыбкой напомнил, что Дженсен обещал больше не извиняться, но тот только виновато пожал плечами. Джаред снова опустился на стул возле кровати.
- Я не дам ему добраться до тебя, - поклялся он, беря Дженсена за руку. – Я убью его, прежде чем он сможет просто подойти к тебе.
Сказать, что Дженсен был озадачен, не сказать ничего.
- Но… почему?
Джаред на миг взглянул на вожака, а потом перевел взгляд на свою пару.
- Когда ты убежал… Боже, Джен, я думал, у меня сердце разорвется. Стоило мне только подумать, что тебя могут ранить… у меня земля уходила из-под ног. Я не знаю, влияние ли это связи или еще чего-то, но одно я знаю точно: я не пережил бы, если бы с тобой что-то случилось. Эти три последних дня я словно горел в аду.
- Но ты здорово разобрался со Стерлингом, - заметил Джефф, прежде чем Дженсен успел сказать хоть слово. – Если он выживет, пройдет много времени, прежде он осмелится напасть на кого-то.
- Разве он поправляется не так быстро, как Дженсен и Чад? – спросил Джаред.
- Раны, причиненные серебром, заживают намного дольше и мучительнее, чем другие, - объяснил Джим. – Из того, что я слышал, твой нож вошел довольно глубоко, так что могу предположить, что ему потребуется много времени, чтобы оправиться и от раны, и от яда.
 
Дженсен заметил, что Джаред украдкой взглянул на свою вторую руку, а когда он осторожно перевернул ее ладонью кверху, громко выдохнул: поперек всей ладони шел глубокий ожог.
- Ты обжегся о нож? – сердито спросил Дженсен. – Джиму показывал?
Джаред покачал головой и попытался убрать руку за спину, но Дженсен уже вцепился в его запястье.
- Я думал, у него были более важные дела, чем возиться с моей царапиной.
- Но теперь я свободен, - Джим решительно забрал руку Джареда у Дженсена и вгляделся в ожог. – Хм… У меня есть кое-что, что тебе поможет. Могу поспорить, жжет как зараза. Да?
Джаред смущенно кивнул.
- Если бы ты сказал сразу, я бы обработал рану, смазал ее бальзамом, и боль бы ушла. Незачем было ее терпеть три дня!
- Все в порядке, - откликнулся Джаред. – Это как напоминание о том, что теперь представляет для меня опасность.
- Да, но ты мог получить заражение. Серебро в крови очень опасно, - Джим принялся мазать рану резко пахнущим бальзамом, Джаред зашипел от боли, и Дженсен невольно поморщился, словно тоже почувствовал ее. – Какого черта ты вообще таскаешь с собой серебряный нож? От него нужно избавиться, пока ты сам на него не напоролся.
- Нет, - Джаред выдернул руку, на которую Джим пытался наложить повязку, и сам обмотал ладонь бинтом.
Дженсен вспомнил, как Джаред рассказывал ему, что нож – подарок отца, и понял, что тот ни за что с ним не расстанется.
- Если бы у него не было ножа, я был бы мертв, - напомнил он, прежде чем Джим успел возразить, и улыбнулся Джареду. – Ты мне жизнь спас.
Тот пожал плечами.
- Считай, я вернул долг.
 
Джим отвернулся от них и, качая головой, принялся осматривать Чада, который отпихивал от себя его руки и ворчал, что находится в полном порядке, просто чертовски голоден. Словно в ответ на его слова в животе Дженсена громко заурчало, и Джефф расхохотался.
- Ладно, ладно, как я понимаю, больше никакая опасность им не угрожает, так что приглашаю всех на завтрак. И Джаред, прими ванну!
Дженсен расхохотался, когда Джаред сунул нос себе подмышку и громко втянул воздух. Ему не казалось, что от Джареда пахнет чем-то, кроме самого Джареда. Правда, чуть сильнее обычного. Скорчив недовольную гримасу, Джаред поднялся, бормоча про себя что-то о «слишком чувствительных носах и нехватке душевых».
Прежде чем уйти, он остановился в дверях и долго смотрел на Дженсена, словно боясь, что, оставшись без присмотра, тот исчезнет.
 
- Ты в порядке? – тихо спросил Джефф, когда за Джаредом закрылась дверь.
- Да, - быстро ответил Дженсен, потом подумал и уточнил. - Я думаю, да. Я просто пытаюсь разобраться в том, что происходит. Поверить не могу, что Джаред сделал это для меня. В голове не укладывается.
- Он хороший парень, - отозвался со своей кровати Чад, разбирая принесенную им одежду. – На него просто слишком много всего свалилось за последнее время. Думаю, надо попытаться узнать его получше и дать ему время разобраться.
Дженсен вздохнул, признавая его правоту. То немногое время, что он провел с Джаредом, показало, что тот забавный и умный парень, скрывающий много тайн, которые он, естественно, не собирался раскрывать первому встречному.
- Точно, - улыбнулся он Чаду, но улыбка быстро исчезла, когда он увидел, как парень с трудом выбирается из кровати и медленно, словно каждый шаг причиняет ему сильную боль, идет к двери.
- Ты уверен, что в порядке? Может быть, тебе еще полежать здесь, пока силы не вернутся полностью?
- Неа, - Чад оглянулся через плечо на Дженсена и Джеффа. – Док сказал, что все хорошо, так что я вполне способен вернуться к себе в логово. А кроме того, я не думаю, что смогу дольше выносить ту вонючую штуку, которой он меня мажет.
- Это не штука! Это наука! – парировал Джим, меланхолично растирая в ступке какие-то пахучие травы.
Все рассмеялись.
- Хорошо, но тебе нужно как следует отдохнуть, - приказал Джефф. – И обязательно поешь. Если тебе что-то понадобится, попроси Саманту, ты же знаешь, как она любит откармливать заболевших детенышей.
- Обязательно, босс! – Чад отсалютовал в шутливом приветствии и сосредоточился на том, чтобы спуститься с лестницы и не плюхнуться за задницу в процессе.
 
- С ним все будет в порядке? – с беспокойством спросил Дженсен, провожая друга взглядом.
- Не думаю, что боль, которую он сейчас испытывает, вызвана ранами, - грустно ответил Джефф.
- Хочешь, я поговорю с Крисом?
Дженсен вспомнил, как Джаред сказал, что за три дня Крис ни разу не появился в сторожке, не навестил ни его, ни Чада, и понял, что-то произошло. Чад спас Крису жизнь, не в привычках Кейна быть неблагодарным.
- Возможно, - Джефф потянулся, разминая затекшие плечи. – Давай дадим Чаду немного времени, прежде чем сунем свои носы в их дело.
Дженсен кивнул и широко и сладко зевнул.
- Отдохни, сынок, - усмехнулся Джефф. – Я пришлю Сэм с едой, и ты съешь все, что она принесет, понятно?
- Понятно, - проворчал Дженсен, и Джефф с усмешкой потрепал его по голове, взъерошив волосы.
Помахав на прощание Джиму, он направился к выходу.
- Эй, Джефф, - позвал Дженсен, и вожак остановился на пороге. – Я сожалею обо всем, что произошло.
- Я знаю. Давай в следующий раз думать, а потом делать, ладно?
Дженсен кивнул и поудобнее устроился в кровати. Веки устало сомкнулись, и, уже засыпая, он мысленно дал Джеффу клятву, что никогда больше не выкинет подобную глупость.
   


Чад плохо выглядел. Медленно, не поднимая головы и ни на кого не глядя, он брел через лагерь к своему логову, обхватив себя руками. Крис не двинулся с места, но чувство вины снова охватило его. Он знал, что обязан был пойти в сторожку, проведать Чада и Дженсена, но не мог заставить себя переступить порог лечебницы.
 
Он увидел, как Чада нагнала Саманта, осторожно взяла под руку, и сердце сжалось, когда Чад слабо и благодарно улыбнулся ей.
Это он, Крис, должен был вести парня домой и кормить его тем, что приготовила Сэм.
Это он причинил Чаду всю ту боль, которую испытывал сейчас молодой оборотень, и все же он стоял, словно приросший к одному месту, и не мигая наблюдал за тем, кто спас ему жизнь.
 
Мысленно выругав себя за трусость, Крис откинул полог своей палатки и решительно пошел через весь лагерь к палатке Чада. Саманта улыбнулась ему, но он едва кивнул в ответ, сосредоточившись на удивленном выражении лица Мюррея.
- Я возьму его, Сэм, - мягко и спокойно сказал он, подхватывая Чада под руку.
Саманта понимающе кивнула и сунула ему в руку пакет с едой.
- Позаботься о нем, - попросила она, а потом нежно поцеловала Чада в лоб. – Если тебе что-то понадобится, малыш, позови меня.
Тот кивнул и прошептал:
- Спасибо.
Саманта ушла, оставив его на попечении Криса.
К тому моменту, когда Кейн устроил его в кровати, Чад дрожал от боли и слабости. Он все еще избегал смотреть Крису в глаза, и когда тот попытался уложить его на подушки, упрямо остался сидеть, подтянув колени к груди и обхватив их руками.
- Как ты? – почему-то робко спросил Крис, присаживаясь на край кровати и протягивая ему пакет с едой, который Чад тут же спустил на пол.
- Все хорошо, - солгал он.
Крис вздохнул, подмечая и дрожь, и бледность, и темные круги под глазами парнишки.
- Врешь, - с нажимом произнес он, и голова Чада дернулась.
- А тебе не все равно? – дерзко бросил он, отодвигаясь подальше от Криса. – Какого черта ты вообще здесь делаешь?
- Я… - Крис недоумевая смотрел на наглеца, пытаясь обуздать поднимающийся гнев. – Я пришел, чтобы убедиться, что с тобой все в порядке и мне не надо беспокоиться.
Он сделал движение, чтобы подняться с кровати.
- Не надо! – выкрикнул Чад, и Крис замер.
Повернувшись, он схватил парня за руку и уставился в его покрасневшие глаза.
- Да что с тобой такое, черт побери? Ты же мог погибнуть!
Чад попытался выдернуть руку, но у него не осталось ни капли сил, чтобы противостоять Крису. Он мог только оскалится и зарычать на Кейна.
- Если бы я этого не сделал, ты был бы мертв! Я знаю, ты хороший боец, Крис, но не настолько. Те волки разорвали бы тебя! – Чада затрясло сильнее, и Крис подумал, что сейчас не лучшее время для выяснения отношений, но было уже поздно.
- И ты решил предложить им себя в качестве десерта? Ты идиот? – Крис схватил мальчишку за плечи и как следует встряхнул.
- Очевидно, идиот! – заорал в ответ Чад. - Я не собирался позволить тебе умереть, Крис! Я просто не мог!
- Почему?
Крис все еще не понимал, какого черта Чад рисковал ради него жизнью.
- Потому! – выкрикнул Чад, и из его глаз покатились слезы. – Потому… - уже шепотом добавил он.
- Это не ответ, Чад, - тихо произнес Крис, напуганный его слезами.
- Это все, что ты от меня услышишь. А теперь оставь меня в покое. Просто оставь меня в покое и уйди!
Чад отвернулся, зажмурился и стиснул зубы, чтобы не завыть в голос.
Крис протянул руку, взял его за подбородок и, преодолевая сопротивление, повернул голову к себе.
- Почему ты плачешь? – тихо спросил он, подушечками пальцев вытирая слезы, катящиеся по лицу Чада.
Тот горько усмехнулся.
- Я едва не умер, Крис. Мне сейчас очень хреново.
- Самый умный, да? – мягко упрекнул Кейн, и тот снова усмехнулся. Слезы сами собой перестали течь, и Крис улыбнулся, радуясь, что сумел успокоить мальчишку.

Что-то шевельнулось в груди, чуть громче стукнуло сердце, Крис обнял лицо Чада ладонями и быстро прижался губами к его губам. Чад успел только сдавленно пискнуть, прежде чем легкое касание превратилось в настоящий поцелуй.
 
Крис не понимал, что делает, и не собирался над этим раздумывать. Он просто целовал Чада так, словно от этого зависела его жизнь. Он чувствовал, как губы Мюррея разошлись, пропуская его язык внутрь, как ладони юноши легли ему на спину, пальцы вцепились в футболку, комкая тонкую ткань.
Крис притянул Чада ближе к себе, и они оба рухнули на кровать. Чад застонал, и именно этот звук вернул Криса на землю.
Он разорвал поцелуй и вскочил на ноги. Губы Чада были красными и припухшими, на бледных щеках цвел румянец, а широко распахнутые глаза горели лихорадочным огнем.
Крис торопливо вытер рот тыльной стороной кисти и, качая головой, отшатнулся назад.
Лицо Чада исказилось, словно от дикой боли.
- Нет, - прошептал он, но Крис уже бросился вон.
Выскочив на поляну, он остановился. Из палатки доносились приглушенные рыдания, который Чад тщетно пытался приглушить.
Крис представил себе свернувшегося на боку, рыдающего в подушку парнишку, и почувствовал, как у него рвется сердце.
Господи, какая же он сволочь! Что, черт побери, он натворил?
В голове царил полный хаос, не было ни одной здравой мысли, за которую можно было бы уцепиться и остановить эту бешеную карусель. Крис запрокинул голову назад, позволяя солнечным лучам обжечь свое лицо, и понял, что очень хочет завыть в полный голос. Но делать это на глазах всей стаи… посреди лагеря…
 
Опустив голову, Крис увидел, что за ним с тревогой наблюдает Том. Друг двинулся в его сторону, но Крис остановил его жестом руки и рванулся в свою палатку. В его ушах все еще стояли всхлипы Чада. Крис задернул полог, скрываясь ото всех, и сердито вытер ладонями мокрое от слез лицо. Сначала он решил, что это слезы Чада, но потом с удивлением понял, что они были его собственными.
Блять!


- Не дергайся! – рявкнул Джим и положил руку на голову Джареда, не давая тому отвернуться от света фонарика, светившего ему в поврежденный глаз.
- Черт… Ярко! – прошипел Джаред и опять моргнул.
- Все никак не привыкнешь к новым чувствам? – понимающе спросил Джим, и Джаред усмехнулся.
- Точно.
Он вспомнил, как у него «проснулся» слух и Дженсену пришлось баюкать его в объятьях, чтобы успокоить. Он улыбнулся, вспомнив утро, которое последовало за этим. Тем утром он впервые поцеловал Дженсена, смотрел на его сонное милое лицо, заглядывал в его потрясающие заспанные зеленые глаза. Их тела были прижаты друг к другу…

Джареду стоило большого труда удержать себя в руках.
Он поднял руку, коснулся сморщенной кожи вокруг левого глаза и нахмурился. Интересно, о чем думает Дженсен, когда смотрит на него? Ему противно смотреть на уродство? Познакомившись с Джимом Бивером, Джаред задал ему тот же вопрос. Пять раз.
- Ты уверен, что сможешь что-то сделать с моим глазом?
Джим отложил фонарик и вздохнул.
- Джаред, обещаю, что сделаю все, что в моих силах. Я уверен, что смогу помочь тебе избавиться от шрама. Но ты должен понять, что я не смогу полностью исправить повреждение, - в пятый раз терпеливо повторил он.
Джаред взял со столика небольшое зеркальце и в который раз уставился на собственное отражение. Тяжело вздохнул и кивнул.
- Ладно, давай сделаем это.
Он опустил зеркало и откинул голову назад, давая Джиму лучший доступ. Тот улыбнулся и снова зажег фонарик.
На этот раз Джаред старался не вертеться и не моргать. Повторяя «угу», «ага» и «ммм», Джим внимательно рассмотрел повреждение, ощупал глаз и область вокруг него, а потом выключил фонарь, ушел к столу, где лежала старая потрепанная тетрадь, и принялся делать в ней какие-то пометки.
- Ну же Док, огласите приговор! – Джаред заметно нервничал.

Джим поднял палец, призывая к тишине, сделал еще несколько записей, а затем повернулся к Джареду.
- Расслабься, сынок, - улыбнулся врач. – Все не так плохо, как ты думаешь, - он принялся смешивать какую-то сильно пахнущую мазь, зачерпывая ингредиенты из разных горшков. – Ты еще проходишь начальные стадии превращения. После второго цикла заживление пойдет быстрее. Зрачок под пленкой хорошо реагирует на свет, так что мне останется только позаботиться о твоем внешнем виде. Я приготовлю бальзам, ты будешь мазать им кожу два раза в день. В нем много питательных и смягчающих веществ, он поможет шраму рассосаться. Завтра я составлю капли, которые будут работать как бальзам, но в самом глазу. Только помни, я врач, а не Господь Бог. Я не могу гарантировать 100%-й результат, но улучшения будут несомненно.

Джаред внимательно выслушал Джима и взял из его рук небольшую баночку.
- Два раза в день, - напомнил Бивер.
- Два?
- Два, - подтвердил Джим. – А ты чего ждал? Операции?
- Не знаю. Я не знал, чего ждать, - Джаред пожал плечами и отсалютовал врачу банкой с бальзамом. – Спасибо, доктор.
- Всегда пожалуйста, - Джим пожал Джареду руку. – Завтра принесу капли, если будешь слушаться, пойдешь на поправку. Но очень тебя прошу, будь осторожен со своим ножом.
- Обещаю. Еще раз спасибо, - Джаред спрыгнул со смотрового стола.
Джим махнул рукой и погрузился в работу. Джаред поспешил домой.

 
Дженсен сидел на траве возле логова и читал. Довольный Джаред плюхнулся рядом и вытянул свои длинные ноги.
- Хорошие новости? – Дженсен оторвался от книги и взглянул на улыбающегося альфу. Он хотел сходить к врачу вместе с Джаредом, но тот отказался, сказав, что должен сделать это сам.
- Да. Надеюсь, что да, - Джаред показал Дженсену баночку. – Получил от дока волшебную мазь, а еще он сказал, что после следующего цикла я увижу улучшение.
- Но это же здорово! – с энтузиазмом воскликнул Дженсен, но увидев выражение лица Джареда, сник. – Или нет?
- Что? Нет, новости отличные… я надеюсь… - Джаред вздохнул и почему-то опустил плечи.
Дженсен отложил книгу.
- Эй, что случилось?
Ему очень хотелось коснуться Джареда, но, несмотря на то, что они стали хорошими друзьями, они все еще избегали прямого контакта - по просьбе альфы.
- Ты можешь поговорить со мной.
- Я знаю, - Джаред попытался улыбнуться. – Я просто думаю о… об обращении. В прошлый раз все закончилось не слишком хорошо, правда?
- Ты боишься, что не сможешь себя контролировать, - догадался Дженсен, и вдруг почувствовал, как в глубине души шевельнулся дикий страх. Но не его, а Джареда. Ого!
- Ты мне говорил, что потерять контроль во время первых обращений - это нормально. Но что, если я снова озверею? В конце концов, во мне есть кровь Стерлинга, неудивительно, что я был таким… зверем, но… - когда он взглянул на Дженсена, на его лице отразились все его сомнения. – До полнолуния осталось меньше двух недель, и я боюсь, что снова могу причинить тебе боль.
На этот раз Дженсен не стал сопротивляться порыву, а придвинулся ближе и обнял Джареда обеими руками. Тот замер на мгновение, удивленный таким проявлением чувств, но потом расслабился и уперся лбом Дженсену в плечо, а затем осторожно положил ладони ему на талию.
Дженсен почувствовал себя так уютно, как никогда в жизни. Джаред не удерживал его, не ограничивая свободу, он просто делился с ним теплом своего тела и своими страхами. Поэтому он полностью растворился в ощущениях, нежно поглаживая Джареда по взлохмаченным волосам.
- Ты не сделаешь мне больно, - убеждал он пару, уткнувшись лицом ему в макушку. – Даже если ты снова потеряешь себя, твоя волчья часть никогда не причинит мне вреда.
- Почему ты так в этом уверен? – пробормотал Джаред в плечо Дженсена. Тот откинулся назад, вынуждая альфу поднять голову, заглянул ему в глаза и с удивлением увидел в них слезы. Джаред выглядел таким молодым, совсем мальчишкой, и Дженсену пришлось напомнить себе, что как оборотень тот сейчас моложе всех в стае.
- В прошлый раз я причинил тебе боль. Я не хочу, чтобы это случилось снова.
Дженсен мягко улыбнулся и пальцами зачесал назад упавшие на глаза Джареда волосы.
- Я знаю, потому что я – твоя пара. Твой волк знает это, и он никогда не причинит мне боль, - терпеливо объяснил Дженсен, но Джаред покачал головой.
- Но Стерлинг…
- Ты не Стерлинг! – рявкнул Дженсен, перебивая. – Ты – хороший человек. У тебя прекрасное сердце. Ты должен помнить, что твой волк – это ты сам. Ты просто еще не соединился с этой своей частью до конца. Стерлинг – чудовище, и даже его кровь не сделает тебя таким!
- Ты этого не знаешь? Может быть, я уже был чудовищем до того, как попал сюда, - выпалил Джаред и отодвинулся от Дженсена. У того замерло сердце, но он сумел справиться с собой и сосредоточился на Джареде и том, что тот говорил.
Джаред смотрел куда-то мимо пары, словно на горизонте увидел нечто очень важное.
- Я никогда не был хорошим парнем. Мой отец болел, он не мог работать, и я понятия не имею, как ему удалось сохранить дом. У нас никогда не было денег, я не смог закончить школу… У нас была куча счетов за его лечение, которые нужно было оплачивать, нужно было покупать еду и одежду. Поэтому я делал то, что вынужден был делать. Сначала это были какие-то мелочи… а после того, как меня поймали в первый раз, я выучил много всяких трюков и стал отличным вором-карманником.
Удивленный Дженсен едва не расхохотался, вспомнив, как удивился, когда Джаред украл бумажник Криса, тот был очень внимателен к своим вещам.
Джаред продолжал рассказывать, и его голос звучал глухо и ровно, словно он рассказывал о ком-то другом, а не о себе самом.
- В конце концов денег стало не хватать, и я связался с бандой. Передавал для них оружие, наркотики, все, что мне велели. Это и стало моим образованием. Я быстро выучился, как быть преступником, и только это позволяло нам не сдохнуть с голоду. Мне исполнилось восемнадцать, когда отец умер. Я остался один, слишком взрослый, чтобы меня усыновили, и слишком бедный, чтобы жить самостоятельно. Я хотел учиться, получить образование, найти работу, но пришли вышибалы, сказали, что за отцом числится огромный долг, и забрали дом. Сказали, если я хочу остаться целым, мне нужно подумать, как его отработать.
Я делал все, что мог. Подрабатывал в разных местах, но я был бездомным, никто не хотел брать меня на постоянную работу. Многие фирмы даже на порог меня не пускали. Не стоит винить их, я был грязным, оборванным и не внушал доверия. В конце концов я решил вернуться к той работе, которую знал: воровство еды. Потом нашел для себя банду. Потребовалось много времени, чтобы порвать с той жизнью.
 
Дженсен почувствовал, как на глаза навернулись слезы. Ему хотелось схватить Джареда, прижать к себе так крепко, как только возможно, чтобы оградить от всей выпавшей на его долю боли. Но Джаред все еще смотрел мимо него, погрузившись в горестные воспоминания.
- Но ты смог? – едва слышно спросил Дженсен. – Ты смог вырваться?
Джаред горько усмехнулся, ненавидя себя.
Он повернулся к Дженсену, все еще не в силах взглянуть ему в глаза.
- Жить на улице очень тяжело, Дженсен. Мне пришлось быстро научиться защищать себя, иначе меня бы убили только ради того, чтобы снять с меня ботинки. Однажды один парень увидел, как я дерусь с группой хулиганов, сказал, что впечатлен, и предложил мне работу. Сначала я думал, что он предложит мне стать вышибалой, разгребать дерьмо, угрожать людям, даже убивать. Я уже готов был послать его и его работу куда подальше, но оказалось, что он говорил не об этом. Это оказались подпольные бои, на которых можно было очень неплохо заработать. В результате я стал драться за деньги и даже приобрел некоторое количество поклонников.
Я смог расплатиться с долгами. Денег хватало на еду, на крышу над головой и одежду. Я побывал во многих городах. И в одном из них, неподалеку отсюда, ко мне подошел человек и предложил заработать очень хорошие деньги. Нужно было лишь бросить свое занятие. Возможно, я не был хорошим человеком, я избивал людей за деньги, но у меня была гордость. Я послал его. Он стал мне угрожать. Ну, знаешь, или ты сделаешь, как мы хотим, или мы тебя убьем. Но я не бросил бои и этим здорово их разозлил. В ту ночь я бежал через лес от них…
 
Джаред вскочил на ноги. У Дженсена ныло сердце, он открыл рот, чтобы что-то сказать, но Джаред протянул к нему руку.
- Прошу тебя, дай мне закончить. Я никогда никому раньше об этом не рассказывал, и мне надо…
Джаред замолчал, горестно махнул рукой, и Дженсен его понял.
- Я буду здесь, - тихо произнес он, и Джаред, наконец-то взглянул на него полными слез глазами. – Когда я буду нужен тебе, я буду рядом.


 
Чад потягивал противный отвар, который прописал ему Бивер, и не мигая смотрел в костер, где на огне догорали остатки его ужина.
Прошло несколько дней с того поцелуя, Крис ни разу не подошел к нему, даже не посмотрел в его сторону. И это причиняло такую же боль, как всаженный в живот серебряный нож. Он словно перестал существовать для Криса.
- Эй, ты как?
Чад поднял голову и слабо улыбнулся, увидев перед собой смущенно переминающегося с ноги на ногу Джареда.
- Лучше, чем выгляжу. Что-то случилось, парень?
Джаред плюхнулся на траву рядом, и Чад удивленно оглянулся.
- Ничего.
Чад приподнял одну бровь, не веря, и Джаред смущенно пожал плечами.
- Мне нужно немного отдохнуть… от Дженсена…
Вторая бровь Чада поспешила за первой, и Джаред торопливо объяснил:
- В хорошем смысле. Мы поговорили, и мне… потребовалась передышка.
- Тебе нужно было остыть, - понимающе хихикнул Чад и пошевелил угли в костре веткой. – Как дела у Дженсена? Я не успел навестить его, как он себя чувствует?
- Он становится сильнее с каждым днем, - ответил Джаред, и Чад радостно кивнул.
Он на самом деле очень хотел проведать Дженсена, но ноги упрямо отказывались нести его в сторожку. И это не имело никакого отношения ни к полученным им ранам, ни к тому, что произошло у них с Крисом.
- Хорошо. А как дела у вас двоих?
Чувствуя себя последней сволочью, Чад втайне надеялся, что у Джареда и Дженсена не все хорошо. Ему не хотелось быть единственным неудачником с разбитым сердцем в стае.
- Мы хорошие друзья. И мы не торопимся, понимаешь? Но у нас все хорошо. Даже больше, чем хорошо, - мягко сказал Джаред и взглянул туда, где на траве сидел Дженсен, погрузившись в чтение. Или только делая вид, потому что с того момента, как Джаред ушел, он не перевернул ни одной страницы.
- Ну это же здорово, - с преувеличенным энтузиазмом воскликнул Чад. – Я так за вас рад!
Он хлопнул Джареда по колену и опять принялся тыкать веткой в костер.
- Что он сделал? – неожиданно спросил Джаред, и Чад вытаращился на него круглыми от удивления глазами.
- Кто и что сделал?
Он же не мог знать. Конечно, Крис никому не рассказал. Особенно Джареду! Мог сказать Дженсену… возможно…
- Крис, - тихий голос Джареда ворвался в его мечущиеся в голове мысли. Он чуть склонил голову и заглянул Чаду в лицо.
- Послушай, я знаю, что мы не так давно знакомы и ты меня плохо знаешь. Но позволь мне сделать тебе одолжение: ты дерьмово выглядишь.
Чад неприятно рассмеялся резким, натужным смешком.
- Это, по-твоему, одолжение? Ну, спасибо.
- Я хочу сказать, что ты выглядишь намного хуже Дженсена. Ты разваливаешься на глазах, и, могу поспорить, тут замешан Крис.
Чад понял, что начинает нервничать: этот парень слишком догадлив.
- С какого перепуга ты это вообразил?
- Во-первых, мне подсказала твоя реакция, - спокойно объяснил Джаред. – Во-вторых, он был первым человеком, о котором ты спросил, едва открыв глаза в лечебнице. Ну и в-третьих, ты едва не погиб за него.
Чад нахмурился, рука дрогнула, и в небо взметнулся сноп искр.
- И что? Он член стаи, я сделал бы тоже самое для любого другого волка.
По выражению лица Джареда Чад понял, что ему не поверили.
Неожиданно под кожей появился знакомый зуд, Чад вскинул голову и натолкнулся на пристальный взгляд знакомых ярко-синих глаз, обладатель которых тут же отвернулся. Чад расстроенно швырнул ветку в огонь.
- Нужно было дать им возможность прикончить меня, - пробормотал он, сделал большой глоток настоя из чашки, поморщился и выплеснул остатки в огонь. – Гадость какая! Док хочет меня отравить!
- Почему ты так говоришь? - с плохо скрываемой тревогой в голосе спросил Джаред.
- Потому что на вкус это как отрава, - Чад все еще морщился.
- Я не об этом.
Мюррей вздохнул.
- Ну что ты от меня хочешь? А? Крис всегда был придурком. Все свои сто восемнадцать лет! Тебя это волнует?
Чад тоже не был подарком, но сейчас он не хотел говорить о Крисе и о том, что произошло. Поцелуй словно стал исполнением всех его мечтаний, а затем Крис ушел, и все надежды рухнули в одну минуту, оставляя Чада в полной уверенности, что он самый большой неудачник на земле. Но это не повод трепаться.
- Боже, он на самом деле довел тебя? – прошипел Джаред, и Чад с удивлением заметил в его глазах гнев. – Дай мне хоть какое-то оправдание, а то я немедленно надеру ему задницу!
- Эй, эй, остынь, парень! – Чад испуганно вскинул руки.
Он смотрел на Джареда и видел в нем доминанта, каким был и Крис. Сильный, уверенный альфа, так сильно отличающийся от беты, которым был он сам. Чад сглотнул, попытался отвести взгляд, но не смог.
- Чад, если ты хочешь сохранить все в тайне, я не стану настаивать. Но ты разваливаешься! Ты даже не поправляешься так, как должен! И я не собираюсь это так оставлять. Я никому ничего не скажу, если ты не хочешь, чтобы я его трогал, я не стану этого делать, но давай хотя бы поговорим. Ты же убиваешь себя, и это видно всем.
Голос Джареда был мягок и суров одновременно. В нем было столько сострадания, что Чад почувствовал, как рушатся стены, которые он столько лет возводил вокруг себя.
- Он меня поцеловал, - прошептал он, опуская голову.
Джаред молча ждал.
- Я думал… надеялся, что исполняются мои мечты, понимаешь? Я думал, что можно больше не ждать, не тешить себя напрасными надеждами. Но он… испугался. Ничего не сказал, просто ушел… Что же я испортил на это раз?
Чад не знал, поможет ли ему этот разговор, но теперь он надеялся, что Джаред сможет дать ему совет, в котором он так нуждался. Он с надеждой взглянул в глаза Джареда и увидел на его лице раздражение. Джаред оглядывал поляну, и в конце концов его взгляд остановился на Крисе, который сидел у костра и смотрел в огонь так, словно там он мог найти ответы на мучащие его вопросы.
Чад понял, что совета он не получит.
- Я знал, что этот придурок слеп, но он еще и глуп, - глухо пробормотал Джаред, и Чад нахмурился.
- О чем ты?
Чад проследил за его взглядом, увидел Криса и быстро отвел глаза.
Джаред усмехнулся.
- О том, что ты к нему испытываешь. Вся стая в курсе, - Чад перестал дышать, и Джаред снова усмехнулся. – Ты не такой уж хороший актер, прости. Сначала я думал, что Крис просто слеп, чтобы увидеть то, что видят все, но, возможно, он все это время был в курсе. Мне трудно сказать, я здесь недавно. Дай ему время уложить все в голове, и, вероятно, он поймет, что происходит, и вернется.
Чад смотрел на Джареда с разинутым ртом. Тот расхохотался.
- Как… как ты это делаешь? – выдохнул Мюррей.
- Я хорошо читаю людей, только так мне удалось выжить на улицах, - Джаред застенчиво пожал плечами. – Ну так, ты… в порядке?
Чад вздохнул и покрутил головой.
- Нет. Не совсем, но... мне стало лучше. Спасибо.
Он наклонился и легонько толкнул Джареда плечом в плечо.
- В любое время, - Джаред толкнул его в ответ.
 
Они еще какое-то время сидели рядом в уютной тишине и наблюдали, как затухает огонь. Потом они перешли к общему костру, и Чад принялся рассказывать возмутительные истории, от которых Джаред хохотал так, что у него заболели бока. Было так здорово просто сидеть рядом, смеяться и болтать ни о чем. Чад с удовольствием наблюдал за расслабленным, хохочущим Джаредом.
И вдруг он почувствовал покалывание в затылке, повернул голову и увидел мрачный взгляд Криса, глядящего на них через огонь. На этот раз Крис не отвел глаз, и Чад невольно вздрогнул.
 
- Кто-то ревнует, - прошептал Джаред, наклонившись к уху парня. Тот дернулся и повернулся к нему, а когда опять взглянул в сторону, Криса уже не было.
- А мы можем поговорить не о нем? Пожалуйста, - попросил Чад, и Джаред кивнул.
- Ты собираешься остаться с нами? – поинтересовался Мюррей, надеясь на положительный ответ. Он думал, что они с Джаредом смогут стать друзьями, тогда он не будет так одинок. За всю свою жизнь в стае ему еще никогда не было так хорошо и весело, как сегодня с Джаредом.
Он увидел, что при этом вопросе Джаред несколько напрягся, и испугался, что перешагнул грань дозволенного, но Джаред поднял руку, успокаивая его.
- Я еще не знаю… но, - Джаред слабо улыбнулся. – Я знаю, что не могу оставить Дженсена. И знаешь что? Я не думаю, что это только из-за нашей связи.
Чад задумчиво улыбнулся. Он поднял голову и увидел, что Дженсен наблюдает за ними с легкой улыбкой.
- Это здорово. Я так рад за вас, - искренне сказал он, видя, как смягчилось выражение лица Джареда, когда тот перехватил взгляд пары. – Ну… теперь я собираюсь отсыпаться, как велел мне доктор. Почему бы тебе не вернуться к своему мальчику?
Джаред бросил на него быстрый взгляд и снова уставился на Дженсена.
- Да… звучит здорово.
Чад усмехнулся и поднялся. Ноги дрожали, перед глазами неожиданно потемнело. Он пошатнулся, но его поддержали сильные руки Джареда.
- Я в порядке, - пробормотал Чад. – Просто устал.
- Хорошо, - согласился Джаред, но руки не убрал, пока не убедился, что парень не свалится. – Спасибо за вечер, хорошо было просто поболтать. И не думай о некоторых вещах хотя бы какое-то время, ладно?
- Не знаю, что ты имеешь в виду, - Чад от души зевнул, и Джаред расхохотался. – Отпусти, я пойду в кроватку.
Он легко пихнул Джареда кулаком в бок, отталкивая с дороги. Джаред сделал пару шагов и остановился.
- Отдыхай. Но если тебе что-то понадобится, позови.
Чад кивнул, обещая, как обещал то же самое Саманте. В конце концов, нет ничего страшного в том, чтобы попросить помощи у Джареда. Для этого же существуют друзья, правда?



Глава 10

 
 
Всю последнюю неделю Джаред спал на полу на груде одеял возле кровати Дженсена. Тот пытался возмущаться, говорил, что они вполне уместятся на одной, но Джаред видел неуверенность в его глазах, поэтому ответил, что доктор Бивер велел Дженсену как следует отдыхать, выздоравливать, поэтому у него должна быть своя отдельная кровать, а ему хорошо и на полу.
Дженсен продолжал настаивать, тогда Джаред сказал, что это не самое худшее место из тех, где ему приходилось спать, и Дженсен заткнулся.
 
С того дня, как Джаред рассказал Дженсену о своем прошлом, прошло несколько дней, и ему стало казаться, что теперь Дженсен понимает его куда лучше, чем раньше. И хотя Джареду было очень тяжело раскрываться перед ним, он не жалел, что пошел на это.
 
- Джаред, можно тебя спросить? – как-то вечером заговорил Дженсен.
Тот напрягся и перестал утрамбовывать свои одеяла. Дженсен уже почти поправился, но никто из них ни разу не заговаривал о том, чтобы спать вместе.
- Конечно, спрашивай, - в тусклом свете масляной лампы Джаред шагнул ближе к кровати, на которой сидел Дженсен.
- От чего умер твой отец? – стараясь казаться спокойным, задал вопрос тот и быстро добавил: – Если не хочешь, можешь не отвечать. Но ты сказал только, что он болел и…
- От лейкемии, - ответил Джаред, прерывая торопливый неуверенный шепот. – Он долго страдал, прежде чем его тело наконец уступило болезни. Ни одно лечение не помогало.
- О, мне жаль. Это ужасно.
Джаред улыбнулся искреннему сочувствию, отразившемуся на лице парня.
– Мой отец умер, когда я был ребенком, я почти не помню его, - грустно произнес он.
- А что произошло? – в свою очередь спросил Джаред, видя, как блестят глаза Дженсена.
- Он воевал в Корее и погиб, - Дженсен помрачнел. – Мать не смогла оправиться и через месяц после его смерти покончила с собой. Меня вырастил дедушка, а когда он умер, меня нашел Патрик. И я родился заново, уже как оборотень. Боже, неужели это было пятьдесят лет назад?
- Мне жаль, что ты потерял их всех, - прошептал Джаред. Одиночество Дженсена больно ранило его, а кроме того, оно перекликалось с его собственными чувствами. Он подошел еще ближе и мягко коснулся щеки пары; на этот раз Дженсен не вздрогнул, не попытался отвернуться. – Но знаешь, что я тебе скажу? Ты чертовки классно выглядишь для своего возраста.
Губы Дженсена тронула слабая улыбка, потом она стала шире, и в логове словно стало светлее. А вскоре Дженсен уже хохотал в полный голос.
Никогда Джаред не видел ничего более прекрасного.
- Ты красивый, - не удержался он, и Дженсен резко перестал смеяться и моргнул, словно не веря своим ушам.
Джаред подошел почти вплотную и склонил голову к плечу.
- Ты красивый, - повторил он, но на этот раз громко и четко, наслаждаясь теплом кожи Дженсена под своей ладонью.
- Нет, не красивый, - возмутился тот, и Джаред расплылся в улыбке: смущенный Дженсен был чудо как хорош.
- Об этом мы еще поспорим, - сказал он. – Джен… если ты возражаешь, ты скажи… Я не хочу давить на тебя, но… Можно я тебя поцелую?
С губ Дженсена сорвался странный тихий звук, и если бы для Джареда все не было так серьезно, он рассмеялся бы, но сейчас он стоял и с замиранием сердца ждал ответа.
Сотни эмоций сменяли друг друга на лице пары, и Джаред уже готов был извиниться и отойти, как вдруг…
- Да.
Джаред подумал, что сейчас умрет от счастья.
- Ты уверен? – на всякий случай уточнил он. – Ты говоришь это, потому что сам хочешь или потому что этого хочу я? Джен, ты сам должен хотеть…
- Джаред, пожалуйста, поцелуй меня, - тихо попросил Дженсен, и его глаза лихорадочно заблестели.
Джареду этого было достаточно. Он медленно нагнул голову и, стараясь не отрывать взгляда от глаз Дженсена, мягко коснулся губами его губ. Губы пары были очень мягкими и сухими, поэтому Джаред осторожно смочил их, проведя по ним кончиком языка.
Дженсен потянулся к нему всем телом, и Джаред почувствовал, как по коже побежали мурашки, словно через него пропускали легкий ток. Осторожно он обнял Дженсена за талию, прижимая к себе. Тот задышал тяжелее и вцепился пальцами в футболку на спине Джареда. Они целовались почти минуту, а потом Джаред разорвал поцелуй и отстранился так, чтобы видеть лицо пары. Он увидел плотно сомкнутые веки, чуть приоткрытый рот с припухшими губами и на секунду испугался. Но Дженсен распахнул глаза, и они озарились изумрудно-зеленым сиянием.
- Хорошо? – осторожно спросил Джаред, мягко поглаживая лицо беты подушечками пальцев. Дженсен лишь склонил голову, прижимаясь к ласкающей руке.
- Хорошо, - прошептал он, и его щеки невольно вспыхнули, словно Дженсен устыдился собственной откровенности.
Джаред усмехнулся и легко коснулся губами уголка губ Дженсена.
- Ты мне очень нравишься, - пробормотал он, упираясь лбом в его лоб. – Я имею в виду, на самом деле, а не из-за какой-то связи. Ты. Мне. Нравишься.
Дженсен чуть склонил голову, внимательно изучая лицо Джареда, и тот увидел в его глазах облегчение, которого раньше там не было.
- Ты уверен? – тихо уточнил Дженсен.
Джаред задумался на секунду, хотя мог бы этого и не делать - он уже знал ответ.
- Когда я далеко от тебя, мне неуютно, когда я тебя не вижу, то начинаю беспокоиться, если долго к тебе не прикасаюсь, у меня начинают дрожать руки. А когда я тебя вижу, то едва сдерживаю себя, чтобы не обнять, не уронить на кровать и… - он смущенно хмыкнул. – Клянусь, иногда я уверен, что и ты чувствуешь тоже самое. И это точно наша связь. Но есть еще кое-что.
- Что?
- Мне нравится, когда ты улыбаешься, и я хочу, чтобы ты смеялся. Ты просто потрясающий, когда смеешься, и от твоего смеха у меня хорошо на душе. Я хочу знать о тебе все, и хорошее, и плохое. Я хочу узнать все, что происходило с тобой до нашего знакомства, о чем ты думаешь, о чем мечтаешь. Я хочу, чтобы свет, который сейчас горит в твоих глазах, никогда не угасал. И я хочу быть тем, кто поможет ему гореть. И это никак не связано с правом собственности. Это все идет от меня, понимаешь? Это только мое.
Джаред затаил дыхание, не зная, как отреагирует Дженсен на его откровения. Он боялся, что зашел слишком далеко и наговорил лишнего. Он боялся, что испугал и оттолкнул Дженсена, разрушив даже ту хрупкую дружбу, что возникла у них. Дженсен набрал в грудь воздуха и…
- Ты поцелуешь меня опять?
Джаред рванулся вперед не раздумывая. Поцелуй получился жарким, крепким, не таким осторожным, как тот, который они недавно разорвали. Дженсен горячо дышал ему в губы, а Джаред прижимал его к себе, настойчиво толкаясь языком в послушно приоткрывающиеся навстречу губы.
Когда их языки столкнулись, у Джареда подкосились ноги, так сильно накрыло его желание. Ему стоило невероятных усилий не наброситься на Дженсена, хотя его руки, забравшись под тонкую футболку, уже вовсю бродили по его телу.
- Я могу сегодня спать с тобой? – спросил Джаред, уверенный в ответе.
- Я был бы рад.
Джаред просиял и прижал Дженсена к своей груди.
- Точно? – он опять легко коснулся губами губ пары. – Я не хотел бы давить…
Дженсен снова покраснел, и Джаред подумал, что никогда не сможет насладиться видом смущенного Дженсена полностью.
- Я думаю… я бы хотел, чтобы ты просто обнял меня. Хорошо?
Джаред кивнул.
- Хорошо.
Он никак не мог заставить себя оторваться от мягких губ Дженсена, хотя прекрасно понимал, что момент очень тонкий и один неловкий поспешный жест может разрушить все, к чему они так долго шли. Мысль о том, чтобы спать рядом, держа Дженсена в своих объятьях, завораживала, и Джаред не собирался отказываться от этого.
Дженсен улыбнулся, широко и искренне, забрался на кровать с ногами, быстро избавился от футболки и джинсов и, оставшись в трусах, нырнул под одеяло. Джаред мысленно застонал, не понимая, как он сможет удержать себя в руках. Ничего более прекрасного и возбуждающего он не видел за всю свою жизнь. Трясущимися руками стащил с себя одежду и лег рядом со своей парой.
Приподнявшись на локте, Джаред разглядывал лежащего на спине, вцепившегося в одеяло Дженсена.
- Спасибо за то, что доверяешь мне, - сказал он, и тот прикусил губу.
Джаред не мог отвести взгляда от крепких белых зубов, терзающих чуть припухшую после поцелуев плоть, не выдержал, наклонился и осторожно лизнул. Когда он снова поднял голову, глаза Дженсена были закрыты, и на усыпанных веснушками щеках лежали тени от длинных густых ресниц.
- Спокойной ночи, Дженсен, - прошептал Джаред, обнимая его за талию и роняя голову на подушку.
Едва он закрыл глаза, как услышал, что Дженсен повернул голову. Лицо обожгло горячее дыхание. Дженсен придвинулся ближе, зарылся лицом в шею.
- Ночи…
 
И Джаред улыбнулся.
 

 
 
- Привет, Том. Как дела у Джейми? – Дженсен подошел к другу, держа в руке бутылку пива.
Была теплая ночь, на поляне горели костры, люди сидели у огня, болтали и смеялись, хорошо проводя время. Том улыбнулся и отсалютовал Дженсену своей бутылкой.
- Готова к родам. Но сейчас она спит, к счастью. Клянусь, я не уверен, что после всего у меня еще останутся целые пальцы. Чем дольше это длится, тем сильнее она их сжимает и тем больше говорит.
Дженсен сочувствующе покачал головой.
- Она такая большая, как буйвол! Наверное, она чувствует себя неуклюжей. Кроме того, она много месяцев была в облике волка, не могла пользоваться руками, не могла разговаривать. Теперь наверстывает упущенное.
Том расхохотался.
Дженсен на самом деле переживал за друзей. Вынашивание детенышей в облике волка длилось меньше, чем в облике человека, но все равно на четыре месяца дольше, чем беременность обычной волчицы. Но Дженсен знал, что в конце концов все страдания и неудобства окупятся сторицей, и Том с Джейми станут великолепными родителями.
 
Дженсен поднял голову и взглянул на Джареда, который как раз в это время болтал с Чадом. За две последние недели парни стали хорошими друзьями, и Дженсен был рад, что у Джареда есть еще кто-то, кроме него. А кроме того, было приятно видеть, что Чад снова улыбается, на его щеках опять появился румянец, и он почти вернул свою прежнюю силу.
Словно почувствовав его взгляд, Джаред вскинул голову, оглянулся и просиял. Дженсен улыбнулся в ответ. У них с Джаредом все шло очень хорошо, и он чувствовал, что с каждым днем влюбляется в своего альфу все сильнее и сильнее. Каждую ночь он засыпал в его объятьях, под мерный стук его сердца, а проснувшись, обнаруживал, что Джаред разглядывает его. Иногда они целовались, медленно и очень нежно, и от этих легких прикосновений у Дженсена замирало сердце. Но Джаред никогда не позволял себе большего, даже когда его глаза темнели от явного желания.
- Я рад, что у вас с Джаредом все хорошо, - голос Тома вырвал Джареда из мечтательного состояния. Бросив на Джареда последний взгляд, Дженсен повернулся к другу и покраснел.
- Да, у нас все хорошо.
- Пока он обращается с тобой уважительно, мне не приходится драть ему задницу, - проворчал Крис, усаживаясь рядом с друзьями у огня и укладывая на колени свои гитару.
- Наш старый ворчун, - поприветствовал его Том и протянул бутылку пива. Вторую он предложил подошедшему с другой стороны Джейсону. Тот поблагодарил кивком и устроился возле Криса, уже тронувшего струны.
Дженсен прижался боком к теплому боку Криса и ткнулся носом ему в шею.
- Не волнуйся за меня. Джаред просто чудо. Я счастлив. Он мне… нравится.
Крис перестал играть и взглянул на друга чуть прищуренными синими глазами. Потом уткнулся ему в волосы и шумно вдохнул; к знакомому запаху Дженсена примешивался аромат Джареда.
- Я рад, что ты счастлив, Джен. Но волноваться за тебя я не перестану никогда.
- Ты как старший брат, которого у меня никогда не было, - поддразнил его Дженсен. Крис шутливо ткнул его кулаком в плечо и наконец-то улыбнулся.
- А ты как младший брат, заноза в заднице.
Дженсен высунул язык. И Крис расхохотался.
- Спойте для меня, - попросил Дженсен его и Джейсона и уселся поудобнее, скрестив ноги.
Они всегда были одной компанией: вместе охотились, вместе развлекались, вместе сидели у костра, пили пиво и пели песни. Так было всегда.
Крис вздохнул, но послушно начал перебирать гитарные струны, наигрывая мелодию написанной им песни. Они хорошо знали слова, и Джейсон быстро подхватил их, сплетая свой голос с голосом Криса. Дженсен подпевал вполголоса, чуть раскачиваясь в такт.
 
Сильный запах Джареда сообщил, что альфа совсем рядом. Дженсен не стал оборачиваться, а только улыбнулся, когда тот уселся за его спиной и обнял за талию, привлекая к себе.
Дженсен вздохнул и откинулся назад, прижимаясь спиной к широкой груди.
- Привет, - жарко шепнул Джаред ему в ухо.
- Привет, - Дженсен повернул голову.
Их губы встретились, и он закрыл глаза, наслаждаясь этими теплыми, нежными прикосновениями.
Как обычно, Джаред не позволил себе ничего большего. Он просто разорвал поцелуй и крепче прижал Дженсена к себе. Тот поднял голову, перехватил внимательный взгляд Криса, покраснел и прикусил губу. Но Кейн не сказал ни слова, даже не прервал песню. Какое-то время он пристально смотрел то на Дженсена, то на Джареда, и Дженсен уже испугался, что Крис что-то выкинет, но тот неожиданно кивнул. Дженсен почувствовал, что Джаред кивнул в ответ, и ему стало так хорошо, что закружилась голова. А когда Крис послал ему чуть заметную, ласковую улыбку, Дженсен позволил себе полностью расслабиться и раствориться в любви и музыке.

 
 
Крис любил петь с Джейсоном, но сегодня даже в окружении друзей, он чувствовал себя одиноко. Он был счастлив за Дженсена, и пообещал себе, что даст Джареду еще один шанс.
Но весь вечер его глаза упорно отыскивали на поляне Чада, который сидел у входа в свою палатку и что-то увлеченно рисовал в альбоме. Иногда он вскидывал голову, бросал на Криса быстрый взгляд и возвращался к своему занятию. Кейн сходил с ума от любопытства, ему ужасно хотелось знать, чем же так увлечен парнишка, что не замечает вокруг ничего и никого.
Они с Джейсоном допели песню, и Крис отхлебнул пиво из бутылки так, словно это была обычная вода без вкуса и запаха. Он пристально смотрел на Чада, пытаясь перехватить его взгляд, но тот лишь быстро стрелял глазами в его сторону и опять склонялся над своим альбомом.
Всю неделю Крис думал только о том, как поцеловал Чада, и еще о том, как тот таял в его руках, разрешая делать с собой все, что вздумается. Это волновало кровь, но и пугало до полусмерти, и Крис не знал, как себя вести.
- Идиот, - ворвался в его мысли тихий голос Джареда.
Крис вздрогнул и уставился на детеныша, который не двинулся с места, все также обнимая Дженсена, но глядя при этом на него.
- Что? – глупо переспросил Кейн.
- Я сказал, ты – идиот. Ты что, вправду не видишь того, что происходит у тебя под самым носом?
Джаред кивнул в сторону Чада, и Крис снова взглянул на одинокую фигурку возле палатки, освещенную пламенем костра.
- Ты не понимаешь, о чем говоришь, - низко прорычал он, и Джаред неожиданно усмехнулся.
Пальцы Криса стиснули гитарный гриф, он присосался к горлышку бутылки, приканчивая ее одним глотком.
- Не все похожи на вас двоих.
Джаред открыл рот, чтобы что-то сказать, но Дженсен мягко тронул его за руку.
- Джей… - и покачал головой.
Джаред прикусил язык, раздраженно повел плечами и прижался губами к мягким волосам Дженсена.
- И все равно он – идиот, – проворчал он.
Дженсен усмехнулся.
 
Крис больше не мог сидеть и смотреть на чужое счастье. После всего, что произошло, эти двое умудрились влюбиться друг в друга! Крис не думал, что сам когда-нибудь сможет испытать нечто подобное. Он рассеянно оглядывал поляну, пока снова не натолкнулся взглядом на увлеченно рисующего Чада.
Разглядывая его, Крис думал, что Чад еще слишком молод, совсем мальчишка. У него мальчишеское лицо, абсолютно открытая детская улыбка, лучистые голубые глаза, распахнутые для всего мира. Чад увлеченно рисовал, высунув кончик влажного розового языка, и у Криса волоски на шее встали дыбом.
- К черту!
Крис разжал руку - Джейсон едва успел подхватить гитару до того, как она упала на траву – и, не обращая внимания на прикованные к нему взгляды друзей, решительно направился к Мюррейю.
- Что ты рисуешь?
Крис не придумал ничего лучшего, с чего можно было бы начать разговор.
Чад немедленно захлопнул альбом и прижал его к груди.
- Ничего, - пробормотал он.
- Покажи.
Вышло резко. Чад вскинул голову и уставился на него круглыми от страха глазами, беззвучно шевеля губами.
Крис протянул руку.
- Дай мне посмотреть, пожалуйста, - снова попросил он, на этот раз так мягко, как только мог.
Неохотно Чад протянул ему альбом, и его лицо приобрело цвет свежесваренной свеклы.


Как только альбом оказался в руках Кейна, Чад вскочил на ноги, опустил голову и сунул руки в карманы джинсов.
Крис нахмурился, открыл альбом, и у него перехватило дыхание.
Он ожидал нечто подобное, но не думал, что весь альбом будет наполнен его изображениями. ВЕСЬ! Крис перелистывал страницы и на каждой видел себя. Наконец он добрался до последнего рисунка, того, который Чад рисовал сейчас, и замер.
Это так Чад видит его?
Парнишка нарисовал его с гитарой на коленях, с закрытыми глазами и выражением полной безмятежности на лице, освещенным мягким светом костра.
Красиво.
Крис вскинул голову и увидел, что Чад уже нырнул в палатку и почти добрался до норы, ведущей в логово. Захлопнув альбом, Кейн бросился за ним, наплевав на то, что вся стая следит за ними с неподдельным интересом. Он успел поймать Чада за руку за секунду до того, как тот юркнул в лаз, и развернул к себе лицом.
В глазах Чада плескался настоящий ужас.
Наконец Крис услышал десятки голосов, шепотом обсуждающих все происходящее, и увидел десятки любопытных глаз, наблюдающих за тем, что происходит. Вздохнув, он покрепче ухватил Чада за запястье и потащил за собой через весь лагерь к своей палатке.
Чад только сдавленно пискнул, но не посмел сопротивляться, позволив альфу втащить себя в палатку, затем в логово, и прижать спиной к стене.
- Это что? – рявкнул Крис, помахав перед носом парня альбомом.
Чад заметно побелел.
- Это личное, - пробормотал он, не делая ни малейшей попытки отобрать у Кейна свою собственность. Мало того, он виновато опустил глаза, и это разозлило и огорчило Криса еще больше.
Он схватил Чада за волосы, вздернул его голову вверх, вынуждая смотреть себе в глаза, и... прижался губами к его губам.
Чад схватился за его плечи, ощущая под пальцами бугры мускулов, но не для того, чтобы оттолкнуть, а чтобы не упасть. Он послушно открыл рот, позволяя языку Криса вылизывать его губы и десны. Альбом упал на пол, Крис воспользовался освободившейся рукой, чтобы обхватить Чада за тонкую талию и притянуть к себе.
Он сильнее прижал Чада спиной к стене, целовал горячо и жадно, так, что тот мог только стонать и хныкать. И эти звуки больше не пугали Криса - наоборот, заводили все сильнее.
Смяв пальцами тонкую футболку, он рванул ее прочь. Затрещала ткань.
Крис оторвался от губ Чада, ловя ртом воздух, и взглянул в потемневшие глаза паренька. Чада трясло, его губы распухли и покраснели, и в глазах все еще плескался страх.
- Ты должен перестать мучить себя. Хватит уже, - сказал Крис, и глаза Чада распахнулись еще шире.
- Ты знал? – едва шевеля губами, прошептал он.
- Конечно, я знал. Всегда знал. Я только надеялся, что ты это перерастешь.
Чад горько усмехнулся.
- Мне семьдесят четыре года, Крис. Сколько, по-твоему, мне еще расти?
Крис что-то проворчал, дернул его на себя и толкнул к кровати. Сорвал с себя рубашку, швырнул ее на пол, а потом расстегнул джинсы. Чад забрался на кровать с ногами и, прижавшись к спинке, наблюдал за Крисом со смесью ужаса, восторга и надежды.
Раздевшись догола, Крис подошел к кровати, заставил Чада лечь, мягко взял его руки, завел за голову и прижал к матрасу.
- Ты этого хочешь? – спросил он, ложась рядом и проводя кончиком языка по шее Чада, от чего того затрясло еще сильнее.
Кожа молодого оборотня была просто восхитительной на вкус, и Крис не мог заставить себя оторваться от нее.
- Да, - без раздумий ответил Чад, и Крис на мгновение зажмурился.
 
Чад пошевелил пальцами, вынуждая Криса открыть глаза и взглянуть на него. Тот увидел в глазах молодого оборотня такое доверие, что у него сжалось сердце. Молодой, невинный, покорный… И такой возбуждающий.
- Я взял бы тебя еще много лет назад, - неожиданно даже для самого себя проговорил Крис, и Чад замер. – Я умирал от желания. То, как ты смотрел на меня… как отирался рядом… Но ты был так юн, и я решил, что ты перерастешь эту навязчивую идею и найдешь себе кого-то более достойного.
- Нееет! – в ужасе выдохнул Чад, и Крис невольно рассмеялся.
- Точно. «Нееет»!
Он перехватил запястья Чада одной рукой, не давая тому возможности освободиться. Не то что бы Чад желал этого, но Крису хотелось, чтобы молодой волк чувствовал его власть над ним. Он осторожно провел кончиком пальца по нижней губе парня.
- Красивый… Ты просто потрясающий… Готовый стать моим…
- Я готов, - воскликнул Чад, и Крис почувствовал, как сдвигается назад крайняя плоть на его наливающемся силой члене, а ткань джинсов Чада трется об обнажившуюся головку.
Он склонился над лицом парнишки и опять прижался губами к его губам, чувствуя, как послушно приоткрывается рот, впуская его внутрь.
А потом Крис неожиданно отодвинулся так, чтобы вообще не касаться Чада.
- Докажи.

 
 
Чад сглотнул. Ему отчаянно хотелось, чтобы Крис снова прижался к нему, он мерз без тепла его тела, но тот лишь смотрел на него, ожидая, когда он сообразит, чего от него хотят. Чад колебался лишь мгновение, а потом поднялся с кровати и встал рядом, с вызовом глядя альфе прямо в глаза.
Очень медленно он взялся за пояс джинсов, расстегивая болты, а потом еще медленнее потянул вниз змейку молнии, дурея от того, как потемнели глаза Криса, неотрывно следящие за его действиями.
Заметно нервничая, Чад переступил через сползшие на пол джинсы и, оставшись в одном белье, медленно опустился на колени возле кровати.
Стараясь смотреть Крису в глаза так долго, как мог, он медленно склонял голову до тех пор, пока не коснулся языком внутренней поверхности бедра Кейна и с восторгом почувствовал, как сокращаются мышцы под загорелой кожей.
Над склоненной головой прозвучал тихий стон, и пальцы Криса легли на его затылок, мягко перебирая светлые волосы.
Крис чуть раздвинул ноги, и Чад тотчас воспользовался приглашением, выцеловывая и вылизывая каждый дюйм кожи, подбираясь все ближе и ближе к налитому возбуждением члену. Добравшись до цели, Чад замер и взглянул на Криса снизу вверх. Глаза Кейна были почти черными, с приоткрытых губ срывалось рваное тяжелое дыхание. Он чуть надавил на затылок Чада, тот понял и сильно провел языком по всей длине члена.
Крис застонал громче, его пальцы вцепились Чаду в волосы, но тот даже не почувствовал боли. Он открыл рот, обхватил губами крупную головку, чуть приласкал ее языком и скользнул губами вниз, вбирая член так глубоко, как только мог, смакуя вкус и ощущение шелковистой кожи.
Крис дернулся, и Чад чуть не поперхнулся. Он никогда и ни с кем не делал этого раньше, но поклялся себе сделать все, чтобы доставить альфе как можно больше наслаждения.
Когда он пощекотал языком щелку на головке, Крис неожиданно потянул его голову вверх, и Чаду ничего не оставалось, как взобраться на кровать и устроиться у него между коленями.
Чад успел только набрать в грудь побольше воздуха, прежде чем Крис начал целовать его горячо и отчаянно, пропихивая язык между его губами, буквально насилуя его рот. Чад пытался не отставать, запустив руки в длинные волосы Криса, путаясь пальцами в шелковистых прядях. Руки Криса ласкали его спину, спускаясь все ниже и ниже, и под кожей Чада словно бегали миллионы искр, грозя превратиться в настоящее пламя. Наконец пальцы Кейна скользнули под резинку трусов и удобно устроились на напряженных ягодицах.
Через тонкий хлопок трусов Чад чувствовал, что член Криса трется о его пах. Кейн мял его ягодицы, притягивая парнишку к себе, и тот послушно раскачивался в его руках, чтобы усилить трение. Оба оборотня уже стонали в полный голос.
Когда Крис пустил в ход зубы, прикусив чувствительную кожу над ключицей, а потом сильно засосав ее, Чад задрожал и задохнулся, подумав: «Боже! Он ставит метку! Он клеймит меня!».
И это было самым возбуждающие ощущением во всей его жизни.

 
 
Неожиданно Чада швырнули на спину, сорвали трусы, и великолепное тело Криса накрыло его сверху. Крис склонился над ним с таким хищным выражением лица, что Чада снова затрясло от желания. Он поднял голову, потянувшись за поцелуем, таким же жарким и глубоким, как предыдущие, но Крис не двигался, лишь пристально смотрел на него, легко раскачиваясь на руках, едва касаясь кожей кожи.
- Что? – смущенно спросил Чад.
Это все? Крис снова бросит его? Снова разрушит все его мечты и его жизнь?
- Я любил тебя много лет.
Слова Криса поразили Чада словно молния, и он потерял дар речи. Это правда? Не может быть! Крис никогда не проявлял к нему никакого интереса! Ни разу за ту почти сотню лет, что они знали друг друга!
- Но… почему? – едва выдавил Чад, как только к нему вернулась способность говорить, а в голове улеглась сумасшедшая, безумная мысль – КРИС ЛЮБИТ ЕГО!
- Потому что я всегда думал, что ты заслуживаешь лучшего, - честно ответил Кейн, смущенно поблескивая синими глазами.
Чад перепугался, что тот снова оставит его, и замотал головой, как ненормальный.
- Нет! Нет никого лучше для меня!
Крис провел пальцами по его лицу, глядя на него так, словно видел впервые, и Чад увидел в его глазах любовь. Он положил ладонь на широкую грудь Кейна, чувствуя, как колотится его сердце.
- Ты можешь представить, как тяжело было избегать тебя? – спросил Крис, жадно разглядывая распростертое под ним тело, словно Чад был восьмым чудом света, и парнишка невольно покраснел.
- Жаль, что тебе пришлось терпеть такие муки, - съехидничал он, раздумывая над тем, на что была бы похожа его жизнь, если бы Крис открылся ему раньше.
- Я должен был убедиться, - спокойно сказал Крис, и Чаду очень захотелось спросить, убедился ли Кейн теперь, но он промолчал, позволяя альфе продолжить. – Убедиться, что чувство не исчезнет. Обратного пути не будет.
Чад снова перестал дышать.
Это произойдет? На самом деле? Крис собирается предъявить на него свои права? Сделать своей бетой? Парой? Забрать его девственность? Заняться с ним любовью?
 
- Я люблю тебя, - пылко проговорил он, удивляясь тому, что ему наконец-то удалось сказать Крису то, что он давно мечтал сказать, и тот услышал его! - Я сделаю для тебя все, что угодно!
- Даже уйдешь? – лицо Криса было так близко, что его губы почти касались кожи Чада, и у того повлажнели глаза.
- Если… если ты этого хочешь, - прошептал он дрожащим голосом. – Но тогда я просто умру.
С ресниц Чада сорвалась слеза, и Крис проследил, как она катится по щеке и пропадает в светлых волосах. Приподнявшись на локте, он положил ладонь поверх руки Чада, которая все еще лежала у него на груди, и заглянул ему в глаза.
- Ты будешь моим, Чад? – прошептал Крис, и Чад ощутил, как заколотилось его сердце, и взмолился, чтобы все происходящее было правдой, а не прекрасным, но мучительным сном.
- Навсегда, - поклялся он, глядя влюбленными глазами на склонившегося над ним волка.
Как только он произнес это, Крис набросился на него и прижался губами к губам, свободной рукой за затылок притягивая его к себе.
Поцелуй был отчаянным, даже болезненным, но Чад лишь стонал в рот Криса и терся об него всем телом. Он развел колени, позволяя Крису устроиться между ними, что тот и сделал.
Оторвавшись от губ Чада, он принялся целовать его шею, прикусывая кожу, и Мюррей послушно повернул голову, давая Крису больший доступ.
Два пальца Кейна коснулись его губ. Чад послушно приоткрыл рот, пропуская их внутрь, и принялся сосать, обильно смачивая слюной.
 
Крис сгорал от желания. Обнаженное тело Чада под ним пьянило, кружило голову. Ему хотелось отметить каждый дюйм его как свою собственность. Он так долго мечтал о нем, и теперь не мог поверить в то, что чувства Чада к нему реальны. Он убедил себя, что это всего лишь детская прихоть, юношеское увлечение, которое исчезнет, как только Чад повзрослеет. Но сейчас… Боже, он хотел этого мальчишку. Хотел сделать его своим, хотел заставить его кричать и просить.
Крис знал, что Чад давно уже не ребенок, но все равно он выглядел таким молодым и беззащитным, что Крису хотелось оградить его от всего опасного мира. Долгое время Крис считал себя всего лишь защитником Чада, но слова, которые были сказаны сегодня, перевернули все с ног на голову. Или, наоборот, все расставили по местам.
С трудом он заставил себя забрать пальцы изо рта Чада, уже сожалея о потере прикосновений его талантливого языка, подхватил его ноги под колени и согнул их, не прекращая целовать и прикусывать его шею, оставляя багровые следы и упиваясь вырывающимися у Чада стонами.
Чад сходил с ума и корчился под ним от прикосновений, от укусов и поцелуев, и еще от хрипловатого голоса Криса, шепчущегося ему в ухо.
- Терпи!
Чад замер, и Крис усмехнулся такой покорности. Опустив руку, с мокрыми от слюны Чада пальцами, он коснулся сжатого ануса, осторожно раздвигая мышцы.
Чад дернулся и напрягся, чтобы не кончить раньше времени. Крис знал, что Чад родился оборотнем и никогда не занимался сексом, и не хотел, чтобы первый раз стал для него болезненным, хотя волк в нем только и мечтал о том, чтобы вломиться в это молодое, горячее, девственное тело, делая его своим.
Крис решительно ввел в тело Чада один палец, Чад вскрикнул и сжался с такой силой, что едва не сломал его. Парнишка откинул назад голову, выгибая искусанную шею, и Крису отчаянно захотелось погрузить в нее зубы, но он сдержался, зная, что у него еще будет на это время.
- Подними руки над головой, - прошептал Крис, обжигая шею Чада своим дыханием. Тот послушно закинул руки наверх, вцепившись в лежащую там подушку, и выгнулся навстречу движениям пальца Криса в его заднице.
Крис растягивал его, продолжая прикусывать кожу на шее и над ключицей, и, казалось, прошла вечность, прежде чем он согнул палец определенным образом и с удивлением понял, как легко найти то, что он искал. С довольным смешком Крис поднял голову, чтобы увидеть, как распахнулись глаза Чада, как он выгнулся на кровати, и услышать вырвавшийся у него вскрик.
- Бляяяя, - простонал Чад. - Боооже!
Довольный, Крис ввел второй палец и начал серьезно готовить парня, который уже был предельно возбужден. Его твердый, истекающий смазкой член был прижат к плоскому животу, но Крис не хотел, чтобы все закончилось не начавшись, поэтому он пережал член Чада у самого основания, останавливая приближающийся оргазм.
- Мммм, Крииис, - выдохнул Чад, приподнимая голову и глядя на альфу мутным, расфокусированным взглядом.
Крис вытащил пальцы, снова подхватил Чада под колени, забрасывая его ноги себе на плечи и сгибая его почти пополам.
- Скажи это, - потребовал он, заглядывая Чаду в глаза.

 
 
- Твой!
Чад произнес это до того, как подумал, это ли хочет услышать от него Крис, но его тело сгорало от желания, а голова отказывалась соображать.
- Я хочу быть твоим, Крис. Пожалуйста, сделай меня своим навсегда!
У Криса вырвался глухой рык, но он не напугал Чада, как раз наоборот. Еще целую минуту Кейн смотрел в доверчиво распахнутые глаза Мюррея, а потом наклонил голову. Чад закричал, когда зубы Криса вонзились в его шею, и в это же время член Криса проник в его анус. Он хотел уцепиться за Криса, запустить когти ему в спину и держаться изо всех сил, но его руки все еще сжимали подушку над головой, а Крис снова и снова врубался в его сложенное пополам тело.
Боль обжигала. Чад чувствовал, как язык Криса слизывает текущую из ран на шее кровь, и ему казалось, что задница сейчас разорвется надвое. Но где-то под всем этим зарождалось нечто такое, от чего кружилась голова, а перед глазами плясали белые всполохи, и Чад чувствовал себя счастливей всех на свете. Абсолютное блаженство накрыло его с головой, когда член Криса внутри него снова коснулся того самого места, но сил на крик уже не осталось, и Чад мог только глухо рычать и стонать. С каждым толчком Криса боль становилась все слабее, а удовольствие все сильнее и сильнее. Чад задыхался, ноги сводило судорогой.
- Крис! Крис! – прорыдал он, и из-под судорожно сжатых век потекли слезы, но не боли, а полного и абсолютного счастья.
Крис брал его как пару. Когда ритуал будет закончен, ничто и никогда не сможет разлучить их. Он будет принадлежать Крису, но и Крис будет принадлежать ему. Навечно.
Чад не заметил, когда отпустил подушку, но хорошо почувствовал, как зубы Криса вышли из его шеи. В поле зрения возникло лицо Кейна в обрамлении длинных спутанных волос. Губы Криса были перемазаны кровью, а глаза стали черными от желания.
Господи Боже, он был прекрасен.
Дрожащие пальцы коснулись щеки Чада, размазывая бегущие слезы, и это нежное прикосновение оказалось резким контрастом по сравнению с сильными, почти безжалостными толчками его бедер.
- Чад? – Крис замедлился, испуганный таким проявлением эмоций, но Чад снова приподнял голову.
- Не останавливайся! – простонал он, вцепляясь пальцами в его бицепсы. – Пожалуйста, не останавливайся!
Крис внимательно взглянул ему в глаза и снова резко и сильно вошел в него до упора, безошибочно находя простату.
Голова Чада упала обратно на матрас, и громкий крик эхом прокатился по логову Криса. С удивлением Чад почувствовал, что Крис опустил его ноги со своих плеч на кровать, не давая разогнуть колени, навалился сверху, прижимая их к груди. Одновременно он накрыл губы Чада своими губами. Чад обхватил Криса руками, словно пытаясь впитать жар, исходящий от его тела, и открыл рот, впуская язык Криса внутрь и ощущая вкус своей собственной крови. Крис продолжал втрахивать его в матрас размеренными сильными движениями, и голова Чада металась вправо-влево в такт этим толчкам.
 
Движения Криса стали быстрее, он оторвался от губ Чада, рвано выдохнул ему в открытый рот и поразился испуганному выражению, появившемуся на лице парня. Чад смотрел куда-то вверх, тяжело дыша широко открытым ртом, и его глаза были почти черными от расширившихся зрачков.
- Люблю… тебя, - с трудом прохрипел он между вырывающимися у него стонами.
- Мой! – проворчал Крис, и Чад мог только кивнуть.
Крис обхватил его за бедра и рванул на себя, насаживая податливое тело на свой член снова и снова, с каждым разом все сильнее и быстрее. Он сам уже стонал в голос, каждый стон Чада сводил его с ума, все тело Криса блестело от пота, а мышцы сводило от приближающегося оргазма.
- Крис! – выкрикнул Чад, когда почувствовал, как в венах закипает кровь, а сердце рвется из груди, не в силах больше поддерживать такой бешеный кровоток. – КРИС!
Бедра Кейна дернулись в последний раз, он застонал и снова запустил зубы в шею Чада, легко прокусывая тонкую кожу. Рот Чада открылся в немом крике. Последним движением Крис безошибочно задел простату, и этого оказалось достаточно, чтобы Чад кончил с такой силой, какой никогда не подозревал в себе. Сквозь собственный оргазм он почувствовал, как пульсирует внутри него, кончая, Крис. И единственное, о чем он мог сейчас думать - он наконец дома.

 
 
Крису потребовалось много времени, чтобы перевести дыхание и осторожно, не выходя из тела Чада, опуститься на него. Во рту он все еще чувствовал сладкий вкус крови своей теперь уже пары. Пары… В тот момент, когда они оба кончили, родилась соединившая их навечно связь, и ощущение одиночества пропало без следа.
 
Крис устроил голову на плече Чада и глубоко вдохнул аромат его кожи, спермы и крови. Только сейчас он понял, что парень не двигается, и с тревогой приподнялся на руках, чтобы взглянуть на свою пару. Чад был смертельно бледен, и кровь яркими пятнами выделялась на его светлой коже. На шее с обеих сторон зияли глубокие раны.
Руки бессильно лежали на кровати, под ногтями запеклась кровь Криса - он расцарапал ему спину, когда цеплялся за него. Согнутые в коленях ноги стояли на кровати, но парень не двигался.
- Чад? – мягко позвал Крис.
Тишина.
Испугавшись, что зашел слишком далеко, что укусы оказались слишком серьезными, Крис поднялся на колени, взял парнишку на руки и с тревогой положил руку ему на грудь, проверяя, бьется ли сердце.
Кожа на бедрах Чада была покрыта багровыми синяками, соответствующими пальцам Криса. Его тело было перемазано собственной спермой, а из ануса вытекала сперма Криса, окрашенная кровью. Кейна затошнило.
Что, блять, он натворил?
С огромным облегчением он почувствовал под своей ладонью устойчивое сердцебиение, и с его губ сорвался судорожный вздох, больше похожий на всхлип. Никогда в своей жизни он не был напуган сильнее.
Он прижал Чада к себе и просидел так довольно долго, ловя каждый удар его сердца. Раны на шее скоро перестали кровоточить, но Крис продолжал обнимать Чада, много часов подряд не выпуская его из своих рук.
В конце концов он все-таки уложил его на кровать и вытянулся рядом, не сводя глаз с безмятежно спящего юноши.
Насмотревшись, Крис поднялся, согрел немного воды, вымылся и смочил полотенце теплой водой, потом лег рядом с Чадом и очень нежно стер с него сперму и кровь. Закончив, Крис устроил Чада так, чтобы голова молодого оборотня лежала у него на груди. Мюррей так и не пошевелился, настолько глубок был его сон. Крис мягко поцеловал его в лоб, провел пальцами по шелковистой коже щеки.
- Я очень тебя люблю, Чад, - прошептал он.
 
Этой ночью он так и не уснул, прижимая Чада к себе и молясь, чтобы он ничего не испортил, чтобы не напугал мальчишку. Крис знал, что первый секс во время требования может быть очень жестким, иногда даже опасным, потому что на первый план выступает звериная часть, а установление связи должно произойти через кровь. Чад был силен, но Крис все равно беспокоился. Он только что получил этого мальчишку, и потеря его была бы равносильна смерти.

 
 
Обычно, когда Дженсен просыпался, он видел, как Джаред, приподнявшись на одном локте, разглядывает его, легко касается кончиками пальцев щеки или осторожно прочесывает пальцами волосы. Но сегодня, когда он проснулся, Джаред еще спал. Теперь была очередь Дженсена, приподнявшись на локте, с улыбкой разглядывать свого альфу. Он только недавно начал мысленно называть Джареда парой, и эта мысль нравилась ему настолько, что он начал задумываться над тем, что не прочь сделать следующий шаг в их отношениях.
Даже спящий, Джаред был великолепен, и его ничуть не портил проходящий через левый глаз шрам. И хотя Дженсен не обращал на него никакого внимания, сам Джаред находил его безобразным и частенько, нахмурившись, разглядывал в зеркале. Надеясь на чудотворный бальзам доктора Бивера, Дженсен все же втайне молился, чтобы во время второго обращения Джаред полностью избавился бы от этого «украшения» и перестал бы расстраиваться по этому поводу.
Джаред вздрогнул во сне, и Дженсен насторожился, слегка склонив голову к плечу. Глаза альфы быстро двигались под закрытыми веками, брови хмурились. Дженсен понял, что ему снится нехороший сон. Неожиданно Джаред резко выдохнул, распахнул глаза и рывком сел в постели.
- Эй, ты в порядке?
Дженсену очень хотелось вытереть пот с его лица, но он побоялся притрагиваться к паре.
Джаред перевел дыхание и со стоном упал обратно на подушку, вытирая пот со лба тыльной стороной кисти.
- Боже, когда же эти сны прекратятся? - пожаловался он и скосил глаза на Дженсена.
- Сны? Кошмары?
- Иногда. Чаще просто сны, но они злят меня ужасно. Я словно заново переживаю нападение, но… как будто не совсем, - смущенно объяснил Джаред.
- Что тебе снится?
Дженсену очень хотелось помочь паре, но он не знал, как.
- Ты, - Джаред улыбнулся. – В образе волка. Ты всегда воешь на луну, и обычно я присоединяюсь к тебе. Все кажется таким реальным и непонятным, что я просыпаюсь.
- Ну… вроде звучит не очень страшно, - Дженсен не мог не улыбнуться, узнав, что Джаред видит его во сне.
- Эта часть - нет, - по выражению лица альфы Дженсен понял, что тот не уверен, хочет ли говорить об этом, поэтому терпеливо ждал продолжения. – А вот вторая часть… Там так темно, что я почти ничего не могу разобрать, но я точно знаю, что это не я. Есть какой-то человек, на которого нападает волк. Я чувствую его страх, как если бы он был моим собственным. Я хочу помочь, но могу только наблюдать со стороны, - Джаред замолчал и уставился куда-то в угол пещеры. Его била мелкая дрожь, словно он видел свой кошмар наяву. – Зверь очень сильный, нападение происходит моментально, но тот парень не собирается сдаваться, он борется с волком. Я никогда не вижу исхода этой схватки, все время или просыпаюсь до того, как она закончится, или снова вижу тебя и успокаиваюсь.
Дженсен смотрел на пару широко распахнутыми глазами и молчал.
Это не может быть правдой! Или может?
- Как… как выглядит тот волк? – спросил он дрогнувшим голосом.
Джаред нахмурился, припоминая.
- Бурый. Ну… такой светло-коричневый. Я не чувствую ничего, что было бы связано с ним, все эмоции исходят от человека. Вот парень… это что-то с чем-то!
- Патрик! – едва шевеля губами прошептал Дженсен, и Джаред с тревогой повернулся к своей паре.
- Тот гад, что обернул тебя? – спросил он и увидел, как побелевший Дженсен медленно поднялся с постели, даже не пытаясь скрыть бьющую его дрожь.
- Что это значит? – испуганный Джаред вскочил следом. – Дженсен?
- Нужно поговорить с Джеффом, немедленно, - пробормотал тот, боясь озвучить Джареду то, в чем еще сам не был уверен.

Он выскочил из палатки и помчался к логову альфа-пары, не потрудясь даже предупредить их о своем появлении.
- Джефф! Джефф! Нужно срочно поговорить!
- Дженсен? Да что случилось-то? – кричал позади него Джаред, врываясь в логово вожака следом за своей перепуганной парой.
- Что…? – сонно проворчал Джефф, потирая заспанные глаза. За его спиной приподнялась Саманта, взволнованно выглядывая из-за плеча мужа.
Увидев перепуганные глаза пасынка, Джефф вскочил с кровати и схватил его за руку.
- Что? Что произошло? Стерлинг…
- Нет, дело не в Стерлинге, - Дженсен отчаянно пытался взять себя в руки.
Он рассказал Джеффу все, что узнал от Джареда, не обращая внимания на недовольный взгляд своей альфы.
- Он видит Патрика, - взволнованно закончил он. – Все точно также в точности , как когда он напал на меня, Джефф. Ты понимаешь, что это значит!
Джефф перевел на Джареда заинтересованный взгляд.
- Джаред? Когда тебе начал сниться этот сон?
Тот смущенно пожал плечами, словно не понимая, что такого важного может ему присниться, но все же ответил.
- Почти сразу после того, как я сюда попал. Еще до первого цикла.
- И он всегда одинаковый? Ты видишь Дженсена в образе волка и Дженсена, на которого нападает Патрик? А Стерлинг тебе не снится? Никогда? Ни в каком виде?
Саманта присела на стул возле мужа; как и Дженсен, она с настороженностью ждала ответа.
- Нет. Я никогда не видел Стерлинга. И я даже не уверен, что в моем сне волк нападает на Дженсена. Я никогда не вижу лица. Да что здесь происходит, черт побери? Что все это означает?
- Джаред… когда человек становится оборотнем, он… Как бы это точнее сказать… Он получает способность кое-что видеть. Нечто нехорошее, потому что подобный опыт сильнее всего отпечатывается в памяти, - попытался объяснить Джефф, но Джаред понял, что запутывается еще больше. – Джаред… мы видим то, что происходило с нашим создателем.
Дженсена подбросило со стула, словно под ним развернулась пружина. Он вскочил и с тревогой уставился в лицо пары, ожидая реакции.
- Но… если меня превратил Стерлинг… почему я вижу Дженсена… Ооо! – Джаред уставился на пару, ошеломленный открытием.
- Есть у меня одна теория, - прошептал Дженсен, кусая губы. – Когда я нашел тебя в лесу, до того, как мы принесли тебя в лагерь, ты ранил меня своим ножом. Оцарапал руку. У меня пошла кровь, и… Кажется, не Стерлинг создал тебя, а… я.
Открыв рот, Джаред смотрел на него, не зная, что сказать, а Дженсена больше всего на свете сейчас волновала его реакция.
- Этим можно объяснить то, что твой глаз плохо заживает, - осторожно сказала Саманта. – Ты получил эту рану до того, как твоя кровь смешалась с кровью Дженсена.
- Я… это… офигеть! – пробормотал Джаред.
Дженсен шагнул к нему, протянул руки, но тут снаружи раздался долгий, звонкий вой.
- Том, - сказал Джефф и поспешил к выходу.
- Джейми! - выкрикнул Дженсен и бросился за ним.
Саманта и Джаред поспешили следом. Они увидели, как Джефф быстро избавляется от одежды, перекидывается и несется через весь лагерь к логову Тома. Все члены стаи высыпали на поляну, встревоженные сигналом.
Дженсен остановился и взглянул на Саманту.
- Я обещал Тому, что буду рядом, - сказал он, и Сэм улыбнулась.
- Тогда поторопись.
- Так, я опять ничего не понимаю, - буркнул Джаред, озираясь вокруг. – Я думал, это тревога.
- Тревога. Джейми рожает, - объяснил Дженсен, быстро стягивая спортивные штаны, в которые он успел влезть, и выбегая из пещеры. Следом за ним и Саманта скинула ночную рубашку.
- Серьезно? - Джаред подпрыгнул от нетерпения. - Но это же здорово! Я могу пойти с вами?
- Прости, Джаред, но Джейми сейчас в форме волка, и человеку опасно находиться с ней рядом. Единственный, кого она подпустит - доктор Бивер, но нам придется следить, чтобы она не набросилась на него. Сейчас Джейми будет защищать детенышей.
На лице Джареда появилось разочарование, но он послушно кивнул и мягко подтолкнул Дженсена плечом в плечо.
- Тогда торопись. Не будем заставлять молодую мамочку ждать.
Дженсен чуть приподнялся на цыпочках и нежно поцеловал Джареда в губы.
- До свидания. Я скоро вернусь, - пообещал он, и Джаред улыбнулся.
Саманта уже перекинулась и с нетерпением поглядывала на пасынка. Тот сорвался в бег, перекидываясь уже на ходу.

 
 
Чада разбудил раздавшийся снаружи громкий вой Тома. Он резко сел и испуганно огляделся, не понимая, где находится, почему он не в своем логове и почему голый.
Постепенно вернулись воспоминания о прошлой ночи, он успокоился и медленно повернулся к лежащему возле него и наблюдающему за ним Крису. Чад просиял и упал обратно, вытягиваясь в полный рост рядом с альфой. С его парой.
- Из-за чего шум? – лениво спросил он, чуть повернув голову в сторону выхода и немного приподнимая бровь.
- Джейми рожает, - почему-то смущенно объяснил Крис, и Чад забеспокоился.
- Что-то случилось? – дрогнувшим голосом спросил он.
Крис сожалел о содеянном? Он теперь проклинал тот час, когда связал себя с Чадом?
- Ты… ты в порядке? – тихо спросил Кейн и провел кончиками пальцев по щеке пары. Чад нахмурился.
- А почему нет? А т-ты?
- Мне так жаль, - отрывисто, словно сдерживая рыдания, проговорил Крис, и Чад почувствовал, как у него рвется сердце.
Он отодвинулся на край кровати и покачал головой. На глаза навернулись слезы.
- Я знал… Я, блять, так и знал!
Вскочив с постели, Чад завертелся вокруг себя в поисках одежды, но у него закружилась голова, и только подхватившие его сильные руки Криса не дали парню упасть. Как только головокружение прошло, Чад оттолкнул Кейна от себя.
- Не смей! – прошипел он.
Чад нашел свои джинсы и, забыв про белье, быстро натянул их, а потом вскинул голову и взглянул Крису в глаза.
- Я не понимаю! Почему? Почему ты сделал это, если не хотел меня? – гневный запал прошел так же быстро, как и возник. – Почему? – прошептал Чад уже едва слышно, и по его щеке скользнула слеза.
- Что? – Крис с недоумением уставился на пару, а потом понял, шагнул ближе, но Чад отшатнулся. – Подожди!
Парень развернулся, не слушая, и хотел было броситься к выходу, но перед глазами все поплыло, и ему пришлось опереться о стену. Сильные руки обхватили его за талию и прижали к крепкому, мускулистому телу.
- Стоп, стоп, ты еще нездоров, - прошипел ему в ухо Крис, и Чад опять нахмурился.
Нездоров? Он болел? Чад ничего не помнил об этом.
- Что… - начал он, но замолчал, когда язык Криса прошелся по его шее, задев затянувшиеся, но все еще чувствительные раны. Он вскинул руку и коснулся оставленных вчера Крисом во время ритуала меток.
- Я не хотел причинять тебе боль, - виновато прошептал Крис и на мгновение прижался губами к теплой коже за ухом Чада. – Прости. Не злись на меня, ладно?
Чад медленно повернулся в его руках и в немом изумлении вытаращился на пару. В глазах обычно сурового волка было столько нежности и любви, а лицо так исказилось от грызущей его вины, что Чад перестал дышать.
- Я не понимаю… Я думал… - Чад вдруг понял, что голос ему не повинуется. Он ведь решил, что Крис сожалеет о том, что навечно связал их. Он никогда не видел, чтобы бывший волк-одиночка был таким смущенным и виноватым.
- Я потерял контроль, - объяснил Крис, обнимая лица парня ладонями. – Я слишком сильно укусил тебя. Господи, Чад, я же мог тебя убить.
Мюррей осторожно потрогал одну сторону шеи, потом другую, понял, о чем сожалеет Крис, улыбнулся и потерся щекой о его ладонь.
- Я в порядке. Все хорошо. Мы же оба знаем, что такое бывает во время предъявления прав, - он смущенно взглянул альфе в глаза. – Ты же… ты же не жалеешь об этом?
Крис сурово сдвинул брови и сверкнул глазами.
- Если ты еще раз об этом спросишь, клянусь, я за себя не ручаюсь, - предупредил он, а потом поцеловал Чада так крепко и горячо, что тот едва устоял на враз подкосившихся ногах.
Ему потребовалась всего секунда, чтобы начать отвечать на поцелуй. Чад раскрыл губы, позволяя языку Криса проникнуть внутрь. Он чувствовал, как Крис прижимается пахом к его паху, и понял, что тот снова возбужден.
- Как ты? – в перерыве между поцелуями спросил Крис, и Чад понял, что не может четко классифицировать свои ощущения, особенно когда рядом с ним такое прекрасное, возбужденное мужское тело.
- Великолепно! – искренне ответил он, и Крис нехорошо прищурился.
Он по-хозяйски взял Чада за загривок, как родители берут детенышей, и повел обратно в кровать.
У Чада даже не было времени избавиться от джинсов, которые Крис рванул вниз, как только расстегнул болты и молнию. Спеленатый болтающимися на лодыжках штанинами, он упал на кровать, и Крис тотчас навалился сверху, целуя повсюду, куда мог дотянуться. Чад обхватил его руками, впиваясь ногтями в спину.
Крис приподнялся над ним на руках и заглянул в глаза.
- Я люблю тебя, - тихо сказал он и мягко провел подушечкой большого пальца по линии подбородка. – И до конца своих дней собираюсь показывать тебе, как сильно.
От этого обещания у Чада перехватило дыхание, и прежде чем он обрел способность дышать, Крис снова принялся целовать его и гладить широкими мозолистыми ладонями распростертое под ним тело. Чад в изнеможении закрыл глаза.
На этот раз Крис брал его иначе. Это было не предъявление прав и не утверждение власти. Крис занимался с ним любовью нежно и долго, и Чад еще никогда в своей жизни не чувствовал себя таким счастливым.



Глава 11


   
Джаред издалека наблюдал, как Дженсен возится с детенышами Джейми и Тома. Ему еще не разрешалось подходить близко. Один раз Джаред попытался обнять Дженсена в непосредственной близости от детенышей и едва не остался без пальцев. Джейми четко дала понять, что есть граница, которую не стоит переступать.
Сейчас она спала, а Том и Крис умчались на охоту, чтобы добыть ей мясо. И Джейми, и Том с момента рождения детенышей находились в волчьем обличии, а Дженсен перекинулся в человека всего раз, чтобы с восторгом сообщить Джареду, что стал крестным отцом. Он был так счастлив, словно это были его дети, а не его друга.
 
- Разве это не прекрасно?
Джаред повернулся и увидел Чада, который подошел и встал рядом, наблюдая, как Дженсен возится с тремя волчатами, которые нападали на него, кусая за уши и пытаясь поймать за хвост. Чад сиял ярче высоко стоящего в небе солнца, и Джаред не удержался от улыбки, игриво пихнув его кулаком в бок.
- Еще одна долгая ночь? – съехидничал он, обратив внимание на метки на шее парня.
Казалось, и Крис, и Чад радуются тому, что все вокруг замечают эти следы их связи и понимают, что произошло предъявление прав. Чад просиял, смущенно покраснел, и Джаред расхохотался громче.
- Можно попросить немного приглушить звук? Некоторые очень чувствительны к ночному шуму.
- Ревнуешь? – оскалился Чад. – Завидуешь? Должен тебе сказать, чувак, Крис – настоящее животное! А секс с ним… это что-то!
- Рррр, Чад! Пижон, слишком много информации! – поморщился Джаред, но потом погрустнел, переведя взгляд на самозабвенно играющего с детенышами Дженсена. Если бы можно было сказать, что волк умеет улыбаться, то Дженсен именно что улыбался, и у Джареда тоскливо заныло сердце. Да, он завидовал. Он мечтал, чтобы они с Дженсеном были так же близки, но до смерти боялся этого. И хотел дождаться второго цикла, чтобы понять, как станет себя вести.
- Ждешь вечера? – серьезно спросил Чад.
Джаред опять поморщился.
Он весь день ощущал неприятное покалывание под кожей и то и дело поглядывал на клонящееся к горизонту солнце.
- Я боюсь, - признался он, заглядывая другу в глаза. – А что если я снова причиню ему боль?
- Не причинишь, - уверено заявил Мюррей. – Послушай, я знаю, ты волновался, что в твоих венах есть кровь Стерлинга, но теперь ты знаешь, что это не так. Так что волноваться не о чем, - Чад на мгновение задумался. – И еще, вспомни, Дженсена обернул полный псих, но он же не стал таким, правильно?
- Да… точно, - признал Джаред, но слова Чада не уменьшили его беспокойства.
Скоро взойдет полная луна, и не в его силах было это остановить.
- Ладно, если ты все еще беспокоишься, я обещаю, что буду рядом, на тот случай, если что-то пойдет на так.
Джаред уставился на Чада со смесью благодарности и смущения.
- Но как же твоя первая охота с Крисом? Я знаю, что ты сам с нетерпением ждешь полной луны.
Чад пожал плечами.
- Крис все поймет, - беспечно заявил он, хотя и не был уверен в этом на сто процентов. – Думаю, он даже рад будет, если кто-то останется здесь и присмотрит за Дженсеном. Если бы тот ему позволил, он сам бы остался.
 
В эту минуту из-за деревьев выскочили Крис и Том, таща в зубах огромные куски оленины, и Джаред невольно отвернулся, еще не привыкнув к виду окровавленного мяса и раздробленных костей.
 
Дженсен подкрался сзади, прыгнул на Джареда, валя его на землю, и принялся вылизывать лицо. Джаред расхохотался, обнимая волка, зарываясь пальцами в его густой мех. Потом Дженсен угомонился и уселся возле ног пары, вывалив язык и глядя на него снизу вверх, поблескивая изумрудными глазами.
 
- Ты прелесть, - Джаред потрепал его по голове. Дженсен нежно лизнул его пальцы и лег, устроив голову у него на бедре. Джаред принялся чесать его за ушами.
 
Большой кусок мяса упал на траву возле ног Чада, и Крис взглянул на пару хитро прищуренными глазами.
- Это мне? – Чад опустился на колени, позволяя альфе облизать себя, и Джаред с облегчением сосредоточился на них, а не на окровавленном куске плоти.
Крис бросился на Чада, опрокидывая его на траву возле Джареда, перекинулся в один миг и навалился сверху, впиваясь в губы жадным поцелуем.
- Вау! – пробормотал Джаред, отворачиваясь и приподнимая брови.
Он думал, что никогда не сможет привыкнуть к виду спокойно разгуливающих вокруг голых людей и никогда не сможет относиться к наготе так же просто, как они.
Рядом застонал, задыхаясь от наслаждения, Чад, и Джареду нестерпимо захотелось зажать уши руками.
- Тащи свою упругую задницу ко мне, немедленно! – хрипло приказал Крис, и Чад захныкал от нетерпения.
 
Джаред осторожно повернулся и увидел, что Крис уже перекинулся обратно и подхватил мясо в зубы. Перехватив взгляд Джареда, Чад торжествующе усмехнулся, и тот только закатил глаза: у его друзей просто ненасытный аппетит, удивительно, что они вообще нашли время выбраться из логова.
Чад быстро помчался через лагерь в жилище Криса.
 
- Перекинься, поговори со мной, - попросил Джаред Дженсена, и тот не колебался ни секунды, приняв человеческий облик, и устроился у его ног.
- Ой… а ты не мог бы одеться? – взмолился Джаред, старательно отводя взгляд.
- Прости, - Дженсен виновато оглядел себя и попытался прикрыться ладонями. – Прости, я не подумал.
- Поверь, я не то что бы возражал… Наоборот… Просто я боюсь, что не смогу совладать с собой, если ты останешься… в таком виде.
- А тебе и не надо, - мягко проговорил Дженсен, и Джаред испуганно поднял голову. У него пылали щеки, и он нервно кусал губы.
- Дженсен… я…
Джаред замолчал, не зная, что сказать. Стоило ему подумать о том, что он может прикоснуться к Дженсену, как в паху возникла какая-то горячая, туго скрученная спираль, но страх причинить ему боль был сильнее, и Джаред напомнил себе о своем плане - подождать до окончания второго цикла.
 
Кровь отхлынула от щек Дженсена, и он молча перекинулся обратно в волка. Этот процесс все еще изумлял Джареда. Смотреть, как трансформируется тело, как растут когти, зубы и мех, и знать, что при этом не испытываешь никакой боли, было странно и волнующе .
Но на этот раз он не мог насладиться зрелищем, погруженный в свои невеселые мысли, и только молча смотрел, как Дженсен исчезает в их логове - скорее всего, бросившись туда в поисках одежды, которую Джаред попросил его надеть.
- Вот дерьмо! – с чувством выругался он, понимая, что обидел пару. Скорее всего, Дженсен решил, что он его не хочет, и теперь пытается смириться с этой мыслью.
Джаред вздохнул, поднялся с травы и поспешил за светло-серым волком.
 
Проходя мимо логова Криса, он услышал доносившиеся оттуда весьма недвусмысленные звуки и с восторгом помотал головой. У этой парочки ни стыда ни совести!
 
Джаред пролез в логово как раз в тот миг, когда Дженсен перекинулся в человека. Он стоял, прикрываясь ворохом своей одежды, и застывшее лицо его выражало полную покорность желаниям альфы.
Джаред почувствовал себя так, словно его ударили в живот серебряным ножом и теперь медленно поворачивали оружие в ране.
Он быстро зашел Дженсену за спину, обнял его и привлек к себе.
- Я люблю тебя, - прошептал он Дженсену на ухо, чувствуя, как дрожит его тело. – Я просто боюсь причинить тебе боль.
Дженсен выронил одежду, которую держал, и положил свои руки поверх рук Джареда.
- Я тоже люблю тебя.
Это был первый раз, когда они произнесли эти слова вслух, хотя их глаза уже давно это твердили.
 
Джаред уткнулся носом в шею паре и глубоко вдохнул.
- Я очень хочу тебя, Дженсен. Прошу тебя, не сомневайся во мне.
Дженсен откинул голову назад, устраивая ее на широком плече альфы.
Тот нагнулся, прижался губами к нервной жилке на шее Дженсена, лизнул мягкую теплую кожу. Дженсен задрожал, застонал, и Джаред ясно почувствовал его возбуждение.
- Ты никогда не причинишь мне боль, - прошептал Дженсен.
 
Целуя его в плечо, Джаред мягко погладил плоский живот пары, осторожно скользнув вниз, к поднимающемуся под его ласками члену.
- Красивый, - прошептал он, с удовольствием ощущая под пальцами нежную плоть. – Боже мой, как я мог не хотеть тебя?
Мысль о том, что Дженсен может не быть желанным, вызывала смех. Дженсен был прекрасен.
С губ молодого человека сорвался тяжелый, полный желания вздох.
- Джей, - он потерся о Джареда всем телом. – Прошу…
Ничто в мире не могло бы помешать Джареду отозваться на эту мольбу. Он обхватил пальцами истекающий смазкой член пары и начал медленно поглаживать, скользя от мягких волос в паху до влажной головки, собирая пальцами выступившие жемчужные капли. Дженсен тяжело дышал; повернув голову к Джареду, он потянулся губами к его губам.
Джаред сильнее прижал его к себе, проклиная мешающую прикоснуться к горячей коже одежду. Не отрываясь, он развернул Дженсена к себе лицом и решительно просунул язык в согласно раскрытый рот.
Дженсен застонал громче, уже открыто толкаясь в дразнящий его кулак.
- Ты хочешь этого, Джен? – робко прошептал Джаред. – Ты точно этого хочешь?
- Пожалуйста, - простонал тот, снова ловя губами губы Джареда.
Чувствуя, что больше не может сдерживаться, Джаред разжал руки и начал лихорадочно срывать с себя одежду. Раздевшись, он прижал Дженсена к себе и повел к кровати.
Когда они легли, Джаред приподнялся над распростертым под ним Дженсеном, целую минуту вглядывался в его глаза, словно ища там малейшие признаки сомнения, и не нашел ничего похожего, только бесконечную любовь и доверие.
Наклонив голову, он принялся целовать Дженсена в лоб, глаза, щеки, спускаясь ниже, на подбородок и шею. Его собственный член, напряженный до боли, пульсировал между ногами, но Джаред игнорировал его, стараясь доставить как можно больше удовольствия пареу. Он целовал его повсюду, куда мог дотянуться, он ласкал его губами, языком и руками. Добравшись, наконец, до члена, Джаред накрыл его ртом и сильно всосал. Дженсен вскрикнул, его бедра дернулись вверх, но Джаред уложил их обратно, продолжая ласкать языком бархатный, влажный от смазки и его слюны член. Позволив слюне немного вытечь изо рта, он собрал ее пальцами и коснулся подушечкой еще сомкнутого ануса.
Чуть приподняв голову, Джаред с тревогой взглянул в лицо Дженсену и встретился с ним взглядом. Стараясь не разорвать зрительный контакт и продолжая ласкать и сосать его член, Джаред мягко раздвинул плотное кольцо и ввел один палец. Ресницы Дженсена дрогнули, но он не закрыл глаза.
Едва сдерживая себя, Джаред осторожно ввел второй палец и начал как можно тщательнее раскрывать Дженсена. Тот дрожал, но под ласковыми прикосновениями постепенно успокоился и даже расслабился. Джаред воспользовался этим и добавил третий палец, введя их до упора, трахая ими Дженсена мягко, но настойчиво. Когда он согнул их определенным образом, Дженсен опять невольно вскинул бедра, и его член так глубоко вошел в горло Джареда, что тот едва не подавился.
- Джей… прошу тебя. Я готов, - пальцы Дженсена запутались в волосах Джареда, нетерпеливо перебирая длинные пряди.
Джаред на всякий случай еще раз приласкал его простату и сильно прижал головку члена к своему небу. Дженсен вскрикнул.
Джаред плюнул себе в ладонь и тщательно размазал слюну по своему члену, а потом скользнул вниз, к ногам, задержавшись лишь на секунду, чтобы приласкать языком напряженный сосок.
Дженсен дрожал, но теперь уже от желания и нетерпения, и Джаред подумал, что никогда в своей жизни не видел ничего более красивого.
 
- Боже, Джен, как же я тебя хочу, - выдохнул Джаред, поднимаясь на руках и легко прикусывая губу Дженсена. – Ты такой… восхитительный!
- Прошу тебя, Джаред. Ты нужен мне.
Дженсен широко раскинул ноги и, как только Джаред устроился между ними, обхватил его ногами за талию. То, как он просил, то, как покорно отдавал себя, заставило кровь Джареда нестись по венам в десять раз быстрее обычного. Он прижался губами к губам Дженсена и приставил обнажившуюся головку к его анусу.
Он вошел очень медленно, осторожно, и сразу замер, давая Дженсену возможность привыкнуть к себе.
Пальцы Дженсена вцепились в его бицепсы, оставляя синяки, и Джаред оперся на предплечья, поставив их по обе стороны от головы Дженсена, чтобы целовать его и смотреть в глаза.
Как только Дженсен расслабился, Джаред двинул бедрами, входя глубже, и застонал, чувствуя, как его член плотно обхватывают мягкие, шелковистые стенки.
- Боже, ты такой тугой, - простонал он, едва сдерживаясь, чтобы не войти до конца.
Дженсен стонал и всхлипывал под ним, но на его лице отражалось настоящее счастье, и Джаред продолжал двигаться, пока, наконец, на всю длину не погрузился в этот одуряющий, пульсирующий жар.
- Двигайся, Джей! Боже, пожалуйста, двигайся! – воскликнул Дженсен, и его голос сорвался.
 
Джаред осторожно и медленно вышел из его тела, оставив внутри только головку, а потом так же медленно скользнул обратно, не отрывая взгляда от лучащегося счастьем лица пары.

 
Дженсен не думал, что на свете есть более приятное чувство, чем ощущать, как Джаред двигается внутри него, одновременно покрывая его лицо поцелуями. Он чуть согнул ноги в коленях, чтобы Джаред мог входить глубже, и задохнулся, когда тот наконец-то сумел задеть простату. Вцепившись ногтями Джареду в спину, он поддавался навстречу каждому его толчку, поощряя двигаться все сильнее и резче.
Джаред не переставая шептал ему в ухо, горячо и лихорадочно. Твердил, какой он замечательный, какой удивительный, красивый, но Дженсен не слышал слов, оглушенный шумом крови в ушах и биением собственного сердца.
- Сильнее! – просил он, впиваясь зубами в плечо Джареда, и тот послушно наращивал темп, не понимая, откуда берутся силы.
- Бля… Джеееен… Как же хорошо! – стонал он. – Боже, как же хорошо!
Его волосы щекотали Дженсену лицо, парни ударялись зубами, не чувствуя боли. Дженсен ощутил, как дрожат от напряжения мускулы на руках альфы.
Член Дженсена был зажат между их телами. Джаред, двигаясь, все время скользил по нему животом, и Дженсен почувствовал, что вот-вот кончит.
- Джей… - выкрикнул он. – Я близко. Боже, я почти…
Джаред зарычал, его глаза потемнели и стали почти черными. И все же Дженсену не хватало еще кое-чего, чтобы наступила разрядка. Он знал, что ему нужно, но не был уверен, что Джаред пойдет на это. Боялся, что альфа испугается причинить ему вред.
 
- Укуси меня, - взмолился Дженсен, подставляя Джареду шею. Бета в его крови жаждала подчинения, ему было нужно, чтобы альфа отметил его.
 
К своему удивлению, он почти сразу почувствовал зубы Джареда на коже. Тот заворчал совсем по-волчьи, резко двинул бедрами, безошибочно упираясь головкой члена в простату и одновременно погружая зубы в доверчиво подставленную шею.
Боль сплелась с наслаждением, и Дженсен кончил, выкрикивая имя Джареда и забрызгивая их обоих спермой.
Почти одновременно с ним зарычал, кончая глубоко внутри его тела, Джаред.
 
Когда они смогли дышать, у Джареда подломились руки, и он едва не рухнул на Дженсена всем своим весом. Медленно разжал зубы, вытаскивая их из шеи пары, и очень осторожно вышел из него, падая на кровать рядом. За это время Дженсен почти пришел в себя, повернул голову и с улыбкой посмотрел на Джареда. Тот выглядел умиротворенным: казалось, теперь он поверил в то, что никогда, ни при каких обстоятельствах не сможет навредить своей паре. Но все-таки в глубине его глаз Дженсен сумел разглядеть притаившийся страх.
Он протянул руку, погладил альфу по щеке, потянулся и мягко поцеловал его в губы.
Джаред немедленно расслабился, потерся щекой о его ладонь и в свою очередь провел пальцами по лицу Дженсена.
- Я люблю тебя, - прошептал он, целуя пару в плечо.
Дженсен просиял.
- И я тебя люблю.
Он перекатился на другой бок и прижался к Джареду всем телом. Тот немедленно обвил его руками. Неожиданно Дженсен зевнул и услышал за спиной тихий смешок. Улыбнулся, закрыл глаза и легко и быстро соскользнул в глубокий сон.

Чад без сил соскользнул с коленей Криса и упал на спину. Крис растянулся рядом и начал медленно слизывать с его тела сперму и кровь широкими, сильными движениями. Чад, боявшийся щекотки, захихикал.
- Знаешь, я рад, что я оборотень. Будь я человеком, ты меня давно бы в гроб загнал, - пробормотал он, жмурясь от удовольствия.
- Ты жалуешься? – Крис легонько прикусил кожу на его бедре.
Чад поднял руку, коснувшись новых ранок на шее, и ощутил под пальцами кровь.
- Ни в жизнь! – честно и пылко ответил он.
Крис приподнялся над ним на руках, продолжая вылизывать, хотя кожа Чада была уже чистой.
- Ну что я могу сказать? – хрипло проговорил он. – Один твой запах сводит меня с ума, - язык Криса скользнул по губам Чада, и те разошлись, умоляя о большем.
Крис застонал и начал целовать горячо и жадно, словно они и не занимались сексом всего пару минут назад.
- Эй, эй, - Чад уперся ладонями ему в грудь, с сожалением прерывая поцелуй. – Я тоже очень тебя люблю, и ты мне нужен. Но не думаю, что прямо сейчас я на что-то способен.
 
Крис что-то проворчал про себя, но снова переключился с поцелуев на вылизывание, изредка все-таки прижимаясь губами к горячей бархатной коже, и Чад в который раз поразился потрясающей перемене, произошедшей с ним. Ну кто мог предположить, что этот суровый, неулыбчивый волк-одиночка станет таким нежным, заботливым, неутомимым и ненасытным любовником!
- Я могу трахать тебя весь день напролет, - жарко дохнул Крис ему в ухо, и Чад задрожал. – Я все время тебя хочу.
Крис начал зализывать ранки на шее Мюррея, которые под действием слюны стали закрываться на глазах.
- Боже, Крис, - выдохнул Чад, запутываясь пальцами в длинных, густых волосах альфы.
В эту секунду чуткие уши обоих волков услышали полный счастья и экстаза крик Дженсена, и Чад расхохотался.
- Кажется, не мы одни занимаемся этим сегодня вечером. Дженсен и Джаред наконец-то решились!
Крис вскинул голову, и Чад увидел беспокойство на его лице.
- Джаред никому не причинит боли, - мягко сказал он, и Крис неуверенно кивнул.
- Я знаю, но…
Крис замолчал, и Чад вздохнул, собираясь с силами, чтобы рассказать паре о своем обещании.
- Я дал слово Джареду, что буду рядом во время его второго превращения. Знаешь, он боится. Если с ним рядом кто-то будет, ему будет спокойнее.
Крис распахнул глаза.
- А как же охота? - с едва заметной обидой в голосе спросил он.
- Будут и другие охоты, - мягко ответил Чад, протянув руку и откидывая назад длинный локон Криса. – Честно говоря, ты меня совсем вымотал. Но если ты хочешь, я пойду…
Крис на мгновение задумался, а потом упал на кровать рядом со своей упрямой бетой.
- Нет, ты прав. Хорошо, если с ним кто-то будет.
- Могу поспорить, что если бы Дженсен не пригрозил надрать тебе задницу, ты бы сам остался!
Крис сделал вид, что обиделся.
- Дженсен не смог бы надрать мне задницу, даже если бы от этого зависела его жизнь. Хотя… и тогда бы не смог. Но да, я уже говорил с ним об этом, но он не беспокоится. Он полностью доверяет Джареду. Надеюсь, он прав.
Надувшийся Крис выглядел таким несчастным, что Чаду пришлось поцеловать его.
- То есть ты согласен, чтобы я остался? – уточнил он, напряженно вглядываясь в лицо альфы.
- Думаю, ты окончательно обнаглел, что рискнул предположить такое, но… - Крис сделал паузу, и его прекрасные синие глаза неожиданно посерьезнели. – Обещай, что будешь осторожен. Мне не хотелось бы убивать Джареда за то, что он причинит тебе боль.
Смешок замер у Чада на губах, когда он вдруг понял, что Крис говорит абсолютно серьезно.
- Обещаю, - твердо сказал он, и сердце молодого оборотня заныло.
Крис действительно убьет за него. Он на самом деле его любит и бережет.
Чад почувствовал, как волоски на шее поднимаются дыбом.
- Луна почти взошла. Нужно подготовиться.
Крис согласно кивнул, и после еще одного долгого и нежного поцелуя они встали в кровати и переоделись в легкие шорты, зная, что вскоре и они не понадобятся.
 
Крис вышел из логова, направился к жилищу Дженсена и Джареда и ввалился внутрь, даже не потрудившись объявить о своем приходе. Чад ввалился следом, улыбаясь от уха до уха при виде спящих в обнимку парней.
Джаред проснулся первым.
- Пора? – тихо спросил он, поднимая голову.
- Пора, - подтвердил Чад, чувствуя себя немного смущенно из-за того , что стал свидетелем такого интимного момента.
Он взглянул на Криса и увидел, что тот внимательно изучает обстановку.
- Джен… - Джаред осторожно потряс пару за плечо. – Пора просыпаться, малыш.
 
Тот медленно и лениво пошевелился, повернул голову и сонно моргнул, прижимаясь к Джареду. Чад опять расплылся в улыбке. Дженсен выглядел абсолютно счастливым. Не понимая, что у них есть компания, или совершенно ее не стесняясь, он потянулся за поцелуем, и Джаред не отказался от такой возможности.
- Крис и Чад здесь, - шепнул он, и Дженсен улыбнулся.
- А я знаю.
Только вдоволь нацеловавшись, он повернулся к друзьям и немного покраснел.
- Привет.
- Мы оставим вас, чтобы вы подготовились, - бросил Крис, и Чад испуганно взглянул на пару. Но Крис казался абсолютно спокойным и даже довольным тем. что Дженсену так хорошо.
Кивнув парням, они с Чадом выбрались наружу.
 
Джареду и Дженсену не потребовалось много времени, чтобы переодеться. Джаред заметно волновался; Чад заметил, что тот с тревогой посматривает на небо, но не успел ничего сказать.
Крис шагнул вперед.
- Будь осторожен, - сказал он, обращаясь к паре. – Я иду с другими на охоту, но как только мы вернемся, я приду. Ясно?
Чад улыбнулся, прижался всем телом и уткнулся носом в шею.
- Убьешь кого-нибудь за меня? – попросил он, и Крис что-то заворчал в ответ.
У Чада была куча идей насчет того , что он сможет приготовить из мяса, которое добудет Крис. Или его можно будет съесть сырым… с кровью. Нужно будет спросить у Криса, когда он вернется.
 
Крис снял шорты и резко дернул Чада на себя, впиваясь в его губы жадным поцелуем. Чад закрыл глаза, понимая, что никогда не пресытится этими ощущениями.
Когда им стало не хватать воздуха, Крис разорвал поцелуй, перекинулся и исчез за деревьями, где его уже ждала стая.
 
Чад смотрел ему вслед и неосознанным движением гладил затянувшиеся метки на шее, сожалея о том, что они скоро исчезнут, и мечтая, чтобы Крис поскорее вернулся и заменил их на новые.
Потом он повернулся к стоящим рядом Джареду и Дженсену.
Джаред улыбнулся.
- Тебе вовсе не обязательно быть здесь, Чад, - на всякий случай сказал Дженсен. – Но спасибо за то, что предложил остаться. Джареду будет спокойнее.
- Нет проблем. Ты готов, Джей? – спросил Чад, видя, как дрожит парень.
- А имеет значение, готов я или нет? – нервно огрызнулся тот.
- Не имеет. Только помни: не борись с изменениями, или тебе будет больно. Если ты позволишь им произойти, все случится очень легко, как происходит с нами, ясно?
Джаред усмехнулся.
- Дженсен мне все время это твердит.
Он снова с тревогой взглянул на темное небо, а потом уставился на свою руку, видя, как удлиняются ногти. Превращение началось, и Чад надеялся, что Джаред прислушается к их советам.
 
Он отошел на пару шагов, разделся и снова коснулся ранок на шее. Потом перекинулся и приготовился ко всему, в глубине души надеясь, что не произойдет ничего непредвиденного.

Зов луны был уже так силен, что Джаред не мог сопротивляться ему. Он подвинулся ближе к Дженсену и заглянул в его светящиеся любовью зеленые глаза.
- Ты никому не причинишь боль. Особенно мне, - пообещал Дженсен, словно прочитав его мысли, и нежно поцеловал в щеку. – Просто расслабься, хорошо? Я буду с тобой, и все пройдет как надо.
- Хорошо, хорошо, - проворчал Джаред и начал медленно отходить в сторону от Дженсена и Чада.
Казалось, в венах закипает кровь, под кожей горело и чесалось все сильнее и сильнее. Волосы на всем теле встали дыбом, кости задвигались, и Джареду казалось, что они вот-вот прорвут кожу.
Он заскрипел зубами, но и они отозвались глухой болью, удлиняясь и превращаясь в клыки.
Джаред вскрикнул.
Где-то рядом, совсем рядом прозвучал отчаянный голос Дженсена.
- Расслабься, Джаред! Расслабься! Ты сопротивляешься!
 
Цепляясь за этот голос угасающими остатками сознания, Джаред постарался сделать глубокий вдох. Воздух со свистом прошел сквозь прорезавшиеся клыки. Он боялся открыть глаза, не желая видеть собственного изменения, и попытался сосредоточиться, как всегда делал, выходя на очередной бой. Сконцентрироваться на взывающей к нему луне.
 
Джаред чувствовал все происходящие с его телом изменения, но неожиданно все прекратилось. Ушли боль и дискомфорт. Джаред открыл глаза. Он стоял на земле на четвереньках, и окружающие его запахи ощущались в сотни раз сильнее и четче. Он увидел свои длинные, покрытые темно-бурым мехом ноги, оканчивающиеся острыми когтями, вскинул голову и взглянул на Дженсена, который, все еще в облике человека, с тревогой наблюдал за ним.
Джаред почувствовал небывалый подъем и, не в силах сдерживаться, прыгнул на пару, повалил его на траву и принялся вылизывать лицо, наслаждаясь ощущением теплой ароматной кожи под языком. Он знал, что его хвост бешено качается из стороны в сторону, и терся о Дженсена мордой, улавливая слабый запах крови, шедшей от ранок на шее, куда он укусил его чуть раньше.
 

Джаред ликовал. Память была абсолютно ясной и четкой, никаких провалов, никаких черных дыр. Он видел и слышал лучше, чем когда-либо в своей жизни.
Позади раздалось низкое глухое рычание, Джаред обернулся и увидел Чада. Верхняя губа молодого оборотня была приподнята, обнажая острейшие клыки. Джаред сообразил, что для Чада его порыв выглядел, как нападение на Дженсена, и он торопливо рыкнул, вывалил язык и попытался изобразить на морде дружелюбие. Чад коротко тявкнул, перестал рычать и медленно подошел. Джаред ткнулся мордой в его мех и глубоко втянул запах. Чад обнюхал его в ответ, а затем с огромным энтузиазмом облизал морду, давая понять, что искренне счастлив за друга.
Джаред почувствовал, как меха коснулись человеческие пальцы, и задрожал, понимая, что это Дженсен. Его очень удивляло, что в теле волка он чувствовал себя так комфортно, не испытывая никаких неудобств, словно так и родился.
- Привет, шубка, - прошептал Дженсен, присаживаясь возле него на корточки и запуская пальцы в густой мех. – Ты такой молодец! Я горжусь тобой, Джей!
Тот в ответ счастливо затявкал. Он мог понимать слова Дженсена! Из того, что ему рассказали, во время первого цикла он не имел такой способности.
В нос ударило слишком много запахов сразу, Джаред осторожно освободился из рук Дженсена и побежал к деревьям. Ему хотелось исследовать все и проверить, на что способны его новые чувства.
Дженсен расхохотался.
- Хочешь присоединиться к стае на охоте? – спросил он, снял шорты и подошел поближе.
Охота!
Мысль о том, чтобы бежать, петляя между деревьев, идти по следу и преследовать добычу, волновала кровь. Джаред коротко рявкнул и нырнул за деревья. Там он остановился, чтобы убедиться, что Дженсен следует за ним. Он видел, как тот перекинулся и подошел. Волки обнюхали друг друга, а потом бок о бок помчались в чащу, ориентируясь за запах, оставленный недавно пробежавшей стаей.
 
 

Провожая взглядом исчезающих за деревьями друзей, Чад подумал было присоединиться к ним, но мешать их идиллии не хотелось. В животе заурчало, и он вернулся в логово Криса, где его дожидался большой кусок сочного мяса, добытого парой специально для него.
 
Поев, Чад собрался уснуть. Он уже растянулся на их с Крисом кровати, уронив голову на лапы, но неожиданно все волоски на теле встали дыбом. Еще не поняв, в чем дело, Чад вскочил, выбрался на поляну, тревожно огляделся и принюхался. Что-то было не так. И тогда он почуял их.
 
Из-за деревьев вышли волки. На первый взгляд их было около десяти, и все они были чужаками. Чад уловил знакомый запах и быстро отыскал взглядом того, от кого он исходил. Чуть впереди стаи шли два здоровых волка. Именно от них он спас Криса во время последнего боя. Чад почувствовал страх.
Быстро оглядевшись, он понял, что в лагере осталось слишком мало самцов, способных обороняться. Возле своего логова лежала Джейми и кормила малышей. Самки могли сражаться, особенно когда защищали потомство, но в схватке с проверенными, опытными бойцами Стерлинга у них не было бы шансов.
 
Чад задрал морду к небу и отчаянно завыл, поднимая тревогу. К сожалению, этот вой услышали и враги, и несколько волков бросились в его сторону. Чад покрепче уперся лапами в землю и зарычал, обнажив зубы. Он успел только бросить быстрый взгляд на Джейми, зная, что она станет первой целью. Шакалы Стерлинга не собирались допускать, чтобы конкурирующая стая процветала и размножалась. Он оказался прав: ощетинившаяся волчица стояла над тремя своими сбившимися в кучку малышами, готовая к драке. И к ней уже подходили три крупных волка.

Крис с радостным удивлением приветствовал догнавших стаю Джареда и Дженсена. Вся стая окружила их, приветствуя нового оборотня, словно недавно обретенного брата. Крис вгляделся в кусты и с разочарованием понял, что Чад не последовал за ними.

Его пара сказал, что устал, и Крис надеялся, что у парнишки хватит ума поесть, не дожидаясь его возвращения, и как следует отдохнуть. Мысль о том, что они будут делать, когда Чад восстановит силы, заставила Кейна глухо заворчать.
Когда стая закончила выражать восторги, Крис поприветствовал Джареда, ткнувшись в него носом. Это был его способ принести извинения. Дженсен с благодарностью потерся о друга всем телом. В этот момент коротко рявкнул Джефф, призывая продолжить охоту.
Дженсен и Джаред немного задержались, давая возможность Джареду освоиться со своими новыми способн6остями, и Крис полностью одобрил это.
Наконец стая напала на след оленьего стада, но именно в этот момент уши Криса дернулись.
Громкий, отчаянный вой прорезал ночной лес, и каждый мускул в теле Кейна напрягся. Он узнал бы голос Чада где угодно и, заслышав сигнал тревоги, забыл про охоту, срываясь с места и исчезая за деревьями, прежде чем Джефф успел отдать приказ возвращаться в лагерь.
Все, что он знал: Чад в беде, и Крис готов был уничтожить любого, кто осмелился бы причинить боль его паре.

 
Услышав вой Чада, Дженсен обернулся к Джареду и увидел, что тот стоит, навострив уши и обнажив клыки. Очевидно, он тоже понял, что что-то случилось. Краем глаза Дженсен увидел исчезающего за деревьями Криса, собрался броситься следом, но его остановил короткий приказ Джеффа. Дженсен послушно остановился и подошел к вожаку.
 
Стая собралась вокруг альфы, который короткими рыками раздал четкие указания, а потом повел стаю обратно в лагерь. Дженсен убедился, что Джаред все понял, и присоединился к стае, чувствуя, как замирает от беспокойства сердце. Чад не стал бы поднимать тревогу понапрасну.
 
Через несколько сотен метров Дженсен заметил, что Джаред замедлил бег, а потом и вовсе остановился, глухо рыча на окружающие их деревья. Дженсен отрывисто рыкнул, но Джаред не обратил на него никакого внимания. Шерсть за загривке альфы стояла дыбом, и он полностью сосредоточился на том, что заметил. Дженсен подбежал к паре и, проследив за его взглядом, замер.
 
Из-за деревьев, ступая уверено и нагло, вышел Стерлинг в сопровождении крупного светлого волка. Джаред быстро вышел вперед, оскалился, закрывая собой Дженсена, и коротко рявкнул, приказывая ему не вмешиваться. Тому оставалось только подчиниться.
 
Светлый волк шел чуть впереди, прикрывая своего вожака, пока тот находился в уязвимой, человеческой форме, а на лице Стерлинга играла высокомерная, раздражающая ухмылка.
- Джаред, Джаред, - он сокрушенно покачал головой. – Мы же заключили сделку. Я собирался освободить тебя, сделать своим, но ты помешал мне. Как нехорошо.
Не раздумывая ни секунды, Дженсен перекинулся и подошел к Джареду, положив ему руку на холку. Тот сердито рыкнул, но не стал вмешиваться.
- Что тебе нужно, ублюдок? – выкрикнул Дженсен, помня о тревоге, которую поднял Чад.
- О, ты говоришь о той части моей стаи, которая в этот момент уничтожает ваш беззащитный лагерь? – с издевкой произнес Стерлинг.
Джаред шагнул вперед, и тотчас перед ним вырос светлый, не давая добраться до вожака.
У Дженсена заныло сердце. Он подумал о Джейми и детенышах - они же совершенно беспомощны перед бойцами Стерлинга! - и взмолился, чтобы Джефф и стая успели вовремя.
- Но почему? Что тебе проку от нападения на нас? Наши пути никогда не пересекались, так длилось веками, что же изменилось теперь?
- Ну, во-первых, меня ранили гребаным серебряным ножом, - рыкнул Стерлинг, сверля Джареда злым взглядом. – Я бы закрыл на это глаза, но ты взял то, что принадлежит мне!
- Джаред не принадлежит тебе! – пальцы Дженсена стиснули мех готового ринуться в бой альфы. – Это не твоя кровь создала его, - он гордо вскинул голову. – А моя!
Казалось, Стерлинг был озадачен этим заявлением, но тем не менее сумел сдержать свое раздражение.
- Так или иначе, он предназначался мне. Я собирался предъявить на него свои права, но теперь… я просто его убью.
Он перекинулся в мгновение ока. Дженсен едва успел сделать тоже самое, как началась битва. Светлый прыгнул на него, а Стерлинг набросился на Джареда.

Чад с радостью увидел, что поднятая им тревога предупредила об опасности тех, кто не видел врага, и оставшиеся в лагере волки уже спешили на помощь Джейми и ее малышам. Повсюду кипела битва, шерсть летела клочьями, тут и там раздавались вой и рычание.
Сам Чада оказался нос к носу с теми двумя, что чуть не убили его раньше. Он оскалился и приготовился к смертельной схватке.
Они бросились на него одновременно, но ловкий парнишка умудрился увернуться от столкновения и запустить зубы в ляжку ближайшего к нему крупного серого бойца. Правда, пришлось тотчас разжать зубы и выпустить противника, потому что второй, темно-рыжий, почти красный, уже нацелился на его горло.
 
Чад ударил лапой, распахав рыжему бок, но зубы серого клацнули над ухом, оставляя на спине длинную глубокую царапину. Чад взвизгнул, развернулся на месте и снова ударил лапой, но уже по морде серого.
На самом деле, это трудно было назвать сражением: как только Чад поворачивался к одному противнику, второй тут же пользовался ситуацией и нападал сзади.
У него уже были искусаны задние ноги, кровь текла из многочисленных ран, и силы молодого оборотня быстро таяли. Рыжий кружил за спиной, серый нападал спереди, и Чад уже не знал, что ему делать.
Серый оскалился и бросился на него. Чад успел припасть брюхом к земле и снизу вцепился ему в горло, сжимая челюсти так крепко, как только мог. Пасть наполнилась теплой кровью, но в этот момент на него навалилось тяжелое тело рыжего, и тот вцепился клыками ему в холку, разрывая плоть.
 
Краем глаза Чад успел увидеть, что те, кто напал на Джейми, значительно превосходили численностью ее защитников. И два бойца Стерлинга уже почти добрались до молодой матери и ее малышей.
Чад попытался подняться, но зубы рыжего глубже вошли в его холку, и он невольно разжал челюсти. Серый тотчас высвободился, раненный тяжело, но не смертельно.
Мюррей зарычал из последних сил, желая броситься на помощь Джейми и ее волчатам, но не имея возможности это сделать. Серый встал над ним и довольно оскалился. Чад снова взглянул на волчицу и закрыл глаза, не желая видеть, как она погибнет, защищая потомство.

Крис выскочил на поляну, готовый к драке, но вынужден был притормозить и оглядеться. С чего начинать? Вокруг кипело сражение, все волки бились не на жизнь, а на смерть.
А потом Крис увидел Джейми, отчаянно прикрывающую своим телом малышей. Окружившим ее шакалам Стерлинга, видимо, доставляло удовольствие издеваться над ней, они рычали и попеременно делали короткие выпады в сторону волчат, не причиняя им серьезного вреда.
Среди царящего на поляне хаоса Крис различил знакомое поскуливание. Он узнал бы этот голос из миллиона, и тут же напрягся. Это был звук, символизирующий поражение. Быстро оглядевшись, Крис увидел окровавленного Чада, лежащего на земле, и двух здоровых бойцов, стоящих над ним. Их он узнал сразу.
Сердце Криса рвалось пополам. Он не знал, что ему делать. Каждый инстинкт, каждый нерв в его теле побуждал его броситься на помощь паре, но Чад никогда не простил бы ему, если бы он бросил в беде Джейми и малышей. Крис глухо завыл и поспешил на помощь молодой матери, хотя сердце его истекало кровью при мысли, что он оставил свою пару.
 
Но, к счастью, из-за деревьев вырвался Том и, рыча, бросился на тех, кто издевался над его женой и детьми. Крис с облегчением заложил крутой вираж и, изменив курс, рванулся на помощь Чаду, чтобы не позволить этим ублюдкам довершить то, что они не закончили в прошлый раз.

 
Джаред нагнул голову, и они со Стерлингом столкнулись лбами, словно сражающиеся олени. Джаред гневно зарычал и ударил лапой, раскровенив Стерлингу морду и оставив на ней глубокие кровавые полосы. Тот отшатнулся и недоверчиво помотал головой. Джаред не дал ему времени оправиться, прыгнул, повалил на землю и вонзил зубы в спину так глубоко, как только смог. Стерлинг взвыл и завертелся на месте, стараясь стряхнуть его с себя. Его когти полоснули Джареда по передней лапе, тот не сдержался и разжал зубы.
Где-то позади ворчал Дженсен, сражаясь со светлым волком. Джаред отчаянно хотел броситься ему на помощь, но знал - как только он отведет от Стерлинга взгляд, то уже никогда никому не поможет.
 
Они со Стерлингом медленно кружили друг против друга. Джаред хромал, с его клыков капала кровь противника, и как только тот дернулся, Джаред снова бросился на него. Они столкнулись в середине прыжка, замелькали лапы, клацнули зубы. Джаред получил сильный удар по морде, а Стерлинг обзавелся ранами на спине.
 
Их силы были примерно равны, и, казалось, это сильнее всего бесило Стерлинга. Он снова и снова бросался на Джареда, но тот умело использовал свои навыки борьбы, которые приобрел, будучи человеком. Он опрокинулся на спину и использовал вес и силу Стерлинга против него самого. В результате тот перелетел через него, упал, и Джаред тотчас придавил его к земле.
Не тратя ни секунды, он схватил его зубами за горло и замотал головой, разрывая чужую плоть. Этот волк пытался убить его пару, и Джаред не собирался забывать об этом.
Он рвал горло Стерлинга, и его кровь брызгала ему в морду, заливая глаза. Вожак уже давно перестал дергаться, а Джаред все никак не мог разжать зубы. Наконец, гнев понемногу утих, и Джаред понял, что больше не слышит ни дыхания, ни сердцебиения своего врага. Он отступил и обернулся, готовый броситься на помощь своей паре, но увидел, что Дженсен уже сжимает зубами горло своего противника.
Джаред коротко рыкнул, и Дженсен поднял на него глаза, а потом медленно разжал зубы, отпуская не пытающегося сопротивляться светлого. Почувствовав себя свободным, тот отступил на шаг, взглянул на поверженного альфу, а потом попятился под защиту деревьев, не спуская настороженного взгляда с Дженсена и Джареда, словно боясь, что они будут преследовать его. Убедившись, что этого не произойдет, он развернулся, задрал морду, провыл и бросился в лес.
 
Джаред бросился к Дженсену, ткнулся в него мордой и торопливо обнюхал, ища раны. Убедившись, что пара цела, Джаред сильно потерся о него мордой и тихо заворчал. Дженсен потерся о него в ответ и мотнул головой в сторону лагеря. Джаред понял, и оба волка понеслись туда, где еще шло сражение.
 
 

Чад почувствовал, что придавливающий его к земле вес исчез, и увидел Криса, рвущего горло рыжему волку. Чад попытался подняться, но ослабевшие ноги отказывались его держать.
Серый на мгновение замер, ошеломленный неожиданной атакой, но быстро пришел в себя и бросился на Криса. Чад отчаянно хотел прийти на помощь своей паре, но его шатало, раненая лапа подламывалась.
 
В шум сражения ворвался короткий, но ясный вой. Стая Стерлинга замерла, резко прекратив схватку, и попятилась прочь из лагеря, отступая от теперь превосходящих ее сил стаи Джеффа. Однако серый и не подумал сдаваться, а попытался атаковать беззащитного Чада. Но прежде чем он успел добраться до него, Крис налетел на противника ураганом, сбивая с ног. Опыт и сила Криса помогли ему расправиться с серым одним ударом; кроме того, нанесенная Чадом рана ослабила серого, и Крис покончил с ним за секунду. Убедившись, что его альфе больше ничего не угрожает, Чад поискал глазами Джейми с малышами и увидел, что Том стоит над трупом одного врага, а другой удирает в лес, поджав хвост.
 
Чад устало закрыл глаза. Рядом с ним тут же очутился Крис, подталкивая мордой, вылизывая, и подставил плечо, позволяя на себя опереться. Чад чуть повернул голову и лизнул пару, ощущая на языке кровь врагов.
 
Перекинувшись, Крис опустился возле пары на колени и быстро ощупал его, ища раны.
- Ты в порядке, - прошептал он, утыкаясь лицом в грязный, окровавленный мех. – Ты в порядке.
Чад прижался к нему всем телом, мягко поскуливая.
- Крис?
Подошли Джефф с Самантой, оба в человеческом облике, оба перемазанные кровью и очень взволнованные.
- Крис?
- Все будет хорошо, - улыбнулся он, но тревога не исчезла с лица альфа-пары. – Что?
- Где Дженсен и Джаред? – Джефф взволнованно оглядел лагерь.
Крис вскочил на ноги, и Чад тоже с тревогой огляделся вокруг.
- Не знаю, - тихо произнес Крис и ощутимо напрягся. – Я их не видел.
- Вот они, - с явным облегчением воскликнула Саманта, и все увидели, что на поляну выскочили оба волка, заляпанные кровью. Джаред сильно припадал на переднюю лапу.
 
Все было кончено.
 
Чад позволил себе расслабиться и без сил растянулся на траве. Он едва заметил, что Крис поднял его на руки и понес в свое логово… их общее логово. Чад уснул еще до того, как Крис уложил его на кровать.

Джефф бросился к Дженсену и Джареду. Пасынок перекинулся и бросился отцу в объятья.
- Слава богу, - прошептал он, утыкаясь носом в шею вожака.
- Хочу сказать тоже самое, - Джефф порывисто обнял его, прижал к себе, а потом отступил на шаг. – Что случилось с вами обоими?
- Стерлинг, - мрачно ответил Дженсен, и вожак ощутимо напрягся. – Джаред его убил.
 
На лице Джеффа появилось плохо скрываемое изумление. Он взглянул вниз: Джаред лежал на траве и вылизывал поврежденную лапу.
- Джаред убил альфу? – Джефф должен был убедиться, что не ослышался.
Дженсен гордо кивнул.
- Здорово! - Джефф присел перед Джаредом на корточки и потрепал по голове. – Спасибо, Джаред, - с уважением и восхищением поблагодарил он.
Тот лизнул его руку, и Джефф мягко рассмеялся.
- Как все? – Дженсен огляделся, но Джефф знал, что в первую очередь он будет искать Джейми с малышами.
- Все хорошо. Они в порядке, - уверил он пасынка и кивнул на Тома и Джейми, к которым жались перепуганные, но невредимые волчата. Дженсен ощутимо расслабился. – Чад ранен, но он поправится, - продолжал Джефф, и Джаред вскинул голову, услышав имя друга. – Крис отнес его домой, Чад сейчас спит, - поспешил успокоить его вожак, и Джаред понимающе фыркнул.
- Значит, - Саманта прижалась к мужу, - стая Стерлинга осталась без вожака. Интересно, кто займет его место.
- Будем надеяться, что это будет кто-то более милосердный, чем Стерлинг, - горько проговорил Дженсен.
- Будем, - согласился Джефф. – А теперь нам всем необходим отдых.
 
С этим трудно было спорить. Джефф видел, как доктор Джим уже снует по поляне, осматривая и помогая раненым, и направился к нему.
- Джим? – сказал он вместо приветствия.
- Ничего серьезного, - сразу ответил тот. – По крайней мере с нашей стороны. Несколько царапин, укусов, но ничего такого, что будет заживать больше суток. Мы легко отделались, Джефф.
- Я знаю, - вожак с гордостью осмотрел потрепанную стаю. – И это лишний раз доказывает, что мы сильны, когда мы вместе.
 
Джим кивнул, потрепал Джеффа по плечу и вернулся к своей работе.



Глава 12

 
 
Не открывая глаз, Джаред потянулся, разминая затекшие мышцы. Он чувствовал себя хорошо. На самом деле хорошо. Пошарил рукой по матрасу, но никого не нащупал. Распахнул глаза, резко сел и почувствовал, как заныло в груди. Никаких следов пары в логове.
- Дженсен! – в отчаянии выкрикнул он.
- Привет.
Дженсен заглянул в логово, улыбнулся, но вдруг его глаза расширились, и он бегом бросился к Джареду.
- Боже мой!
- Что? – выражение его лица перепугало альфу.
- Твой глаз, - прошептал Дженсен и медленно поводил рукой перед его лицом.
Джаред испуганно ощупал себя, не понимая, что происходит.
- Вот, - Дженсен протянул ему небольшое зеркальце.
Тот взял его дрожащей рукой, не зная, что именно увидит. Осторожно поднес к глазам и глубоко, шумно выдохнул.
Там, где раньше была белая пленка, закрывающая радужку, теперь был нормальный орехово-зеленый цвет. Кожа была еще немного сморщенной, но уже намного лучше, чем раньше. От шрама осталась лишь тонкая, чуть красноватая линия, но вся щека была гладкой, как и прежде.
- Как твое зрение? – тихо и очень осторожно спросил Дженсен, словно боясь спугнуть пару.
Джаред моргнул, перевел на него взгляд и снова моргнул. Закрыл один глаз, потом другой, повторил, потом опять повторил, а потом расплылся в широченной улыбке.
- Прекрасно! – чуть дрогнувшим голосом пробормотал он. – Я отлично вижу!
- Боже мой! – Дженсен бросился к нему в объятья. – Я так рад за тебя!
Джаред прижал его к себе, сглатывая катящиеся по щекам счастливые слезы.
- По крайней мере, теперь ты будешь смотреть на меня без отвращения, - пробормотал он, утыкаясь лицом в шею Дженсена.
Он чувствовал себя так, словно с его плеч сняли неподъемный груз. Он и не подозревал, насколько его расстраивает то, что лечение доктора Бивера, как ему казалось, не помогало.
 
Дженсен отодвинулся и этим застал альфу врасплох.
- Я никогда не смотрел на тебя с отвращением, - серьезно и с какой-то тревогой проговорил он. – Для меня ты всегда был и будешь самым красивом человеком на свете.
Джаред открыл рот, чтобы возразить, но Дженсен решительно прижал палец к его губам
- Я никогда не стал бы лгать тебе, Джей. Никогда. Даже со шрамом для меня ты был прекрасен. Я вообще не видел шрама.

Джаред с удивлением разглядывал свою пару. Почему он такой удачливый сукин сын? За что ему выпало такое счастье? Он думал, что превращение в оборотня – худшая вещь из всех, что случались с ним в жизни. Но оказалось, что это стало самым лучшим событием в его жизни. Он нашел свою любовь. Нашел того, с кем хотел провести всю свою жизнь. У него появилась семья, которая приняла его, которая заботилась о нем, и о которой хотелось заботиться ему. Он знал: что бы ни случилось, они будут драться за него, потому что он, в свою очередь, будет драться за них. За семью.
- Что я сделал, чтобы заслужить тебя? – прошептал Джаред, чувствуя, как сердце разрывается от нежности.
- Ты полюбил меня, - просто ответил Дженсен и улыбнулся.
 
Громкий протяжный вой заставил их обоих насторожиться. Джаред выпрыгнул из кровати, торопливо натянул первую попавшуюся одежду, и они с Дженсеном выскочили из логова, умирая от беспокойства. Что еще могло произойти?
 
Первыми, кого они увидели, были Крис, Чад, Том и Джейсон в облике волков. Они стояли плечом к плечу и глухо ворчали на трех чужаков, медленно и осторожно входящих на территорию лагеря. Волки явно нервничали, их уши были прижаты к голове, лапы подогнуты. Они шли, стараясь казаться как можно незаметнее, словно в любую минуту ожидали нападения.
 
Одного Джаред сразу узнал: это был тот светлый, с которым дрался Дженсен во время последнего боя. Из горла Джареда вырвалось глухое ворчание. Он шагнул вперед, сожалея, что еще не может перекидываться по своему желанию, и мысленно пообещал себе, что будет практиковаться при каждом удобном случае.
Двух других волков он никогда не видел, но это не имело значения. Они все еще были врагами.
 
Джефф и Саманта, оба в человеческом облике, появились из своего логова и встали возле Дженсена. Джаред прикусил губу, решив предоставить все вожаку.
 
Волк, которого узнал Джаред, вышел вперед. Его нервозность была слишком заметна, но он пытался совладать с собой.
Он перекинулся, и перед альфа-парой встал невысокий крепкий парень, светловолосый и голубоглазый, который сразу же опустил голову в знак уважения.
- Приветствую вас. Меня зовут Стив, - представился он вожакам и всем собравшимся.
- Приветствую тебя, Стив, - поздоровался в ответ Джефф, не потрудившись назвать себя. Парень явно знал, с кем разговаривает. – Что привело тебя в мой лагерь?
 
Стив сглотнул и бросил быстрый взгляд на Джареда, который почему-то смутился, и шагнул ближе к Дженсену, взяв его за руку. Тот в ответ переплел их пальцы.
- Мы пришли, чтобы договориться о мире между нашими стаями, - словно собравшись с силами, Стив решительно вскинул голову. – Не все из нас похожи на Стерлинга, но он был нашим альфой, мы обязаны были подчиняться его приказам. Мне и многим из стаи он не нравился, но мы не могли освободиться от его власти.
Джефф кивнул.
- Я ожидал нечто подобное, - серьезно и сурово проговорил он и внимательно оглядел Стива. – Что вы предлагаете? Хотите присоединиться к моей стае?
- Нет, - быстро ответил парень. – Это была бы честь для нас, но мы уже стая, - он помолчал, словно подбирая правильные слова. – Мы… мы пришли просить Джареда, - он оглянулся на своих и, получив одобрительные кивки, продолжил, - стать нашим вожаком.
 
По поляне пронесся общий вздох. Кто-то заворчал. Джаред заметил, что многим, особенно Чаду, не понравилась эта идея. Потом он взглянул на Дженсена и увидел потрясение на его лице. Джефф, напротив, не казался удивленным, словно ожидал этого.
- Почему? – только и смог потрясенно пробормотать Джаред.
Но ответил ему Джефф.
- Потому что ты убил Стерлинга. Потому, что ты доказал, что у тебя сила, милосердие и мудрость настоящего альфы.
Джефф кивнул на склонившего голову Стива, и Джаред понял, что вожак говорит о том, что во время последней битвы он велел Дженсену отпустить врага, когда убедился, что тот больше не представляет угрозы.
Но сам Джаред не рассматривал это как милосердие или мягкость, просто в тот момент у него были другие поводы для беспокойства. Стая была в опасности.
 
- Мы думаем, ты стал бы мудрым и справедливым вожаком и позволил бы нам быть такими, какими Стерлинг никогда не позволял нам быть: милосердными.
 
- Я… - Джаред обернулся к Дженсену, словно ожидая от него совета. На лице пары было такое выражение, словно он сейчас упадет в обморок, и это стало для Джареда красноречивее любых слов.
- Мне очень лестно, но…
- У тебя появился бы дом, - с надеждой проговорил Стив. - Семья, готовая ради тебя на все.
- У меня уже все это есть, - громко заявил Джаред, не отрывая от Дженсена ласкового взгляда.
- Твоя пара мог бы пойти с тобой. Наше предложение подразумевало это, - торопливо объяснил Стив.
- Вы неправильно меня поняли. Мой дом здесь. Эта стая – моя семья. И Джефф, - он взглянул на вожака, - если он позволит, мой альфа.
 
Дженсен смотрел на пару, беззвучно шевеля губами. Даже Джефф выглядел удивленным. Джаред шагнул к нему и почтительно склонил голову.
- Я знаю, ты хороший человек… оборотень. Я был бы горд называть тебя вожаком, и для меня стало бы большой честью, если бы ты принял меня в свою стаю.
 
Он ждал ответа с замиранием сердца. Что он будет делать, если Джефф ответит отказом? На поляне воцарилась такая тишина, что стало слышно, как чихнул один из волчат Джейми.
А потом Джефф улыбнулся, широко и искренне.
- Джаред, я всегда думал о тебе, как о члене своей стаи, - Джефф посмотрел на жену, которая кивнула, подтверждая его слова.
- И мы не могли бы мечтать о лучшей паре для нашего сына, - Саманта мягко улыбнулась.
 
Джаред просиял и обнял Дженсена, привлекая его к себе. В ногах счастливой пары восторженно затявкал Чад.
Потом Джаред вспомнил, что на поляне они не одни, и разжал руки, неохотно выпуская Дженсена из объятий.
- Мне жаль, но я считаю, что я вам не нужен. Не я должен руководить вами и говорить, как вам жить. Если вы на самом деле хотите изменить все, вы должны сделать это сами, - Джаред усмехнулся удивленному Стиву. – Ты, например, выглядишь вполне уравновешенным и миролюбивым. И ты - альфа. Почему бы тебе не стать вожаком?
 
Стив распахнул глаза, и впервые с момента своего появления на поляне растерялся и потерял самоконтроль.
- Я… но…
Он замолчал, словно обдумывая слова Джареда, а потом его плечи расслабились, и он словно бы сбросил с них неподъемный груз.
- Спасибо за твою честность, Джаред. Мы уважаем твое решение и желаем тебе счастья с твоей новой семьей, - он снова повернулся к Джеффу. – Я надеюсь, что теперь нам будет проще сохранить мир между нашими стаями.
- Мне бы очень этого хотелось, Стив, - Джефф торжественно протянул молодому человеку руку, и тот взволнованно ее пожал.
 
Джаред ощутил необыкновенный подъем, словно только что на его глазах родилась новая страница истории существования оборотней, и вдруг понял, что проживет достаточно долго, чтобы увидеть, как она будет развиваться.
Стив перекинулся, и, повинуясь его рыку, волки послушно потрусили в лес за своим новым вожаком.
 
Проводив их взглядом, Джаред развернулся к Дженсену и крепко поцеловал его в губы.
- Ты действительно останешься? – с замиранием сердца спросил Дженсен, когда они наконец оторвались друг от друга.
- Если я тебе буду нужен, - руки Джареда обняли его за талию.
- Я никогда тебя не отпущу.
 
 
ВСЕ.
 
 



Сказали спасибо: 193

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1406