ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
599

Спонсор

Дата публикации: 19.04.2013
Дата последнего изменения: 19.04.2013
Автор (переводчик): Brian J. Christopher;
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: dirty talk; АУ; даб-кон; ПВП;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: мат, гомофобия, Падахуй, cockslut!Дженсен
Саммари: Джаред - боксер, Дженсен - его спонсор.
Глава 1

Спонсор

*

Джаред, бесспорно, был благодарен своему тренеру за то, что тот выбил ему место в суперзакрытой суперложе. Он до недавнего времени даже не знал, что на спортивные мероприятия кто-то покупает такие билеты – скучно же! – но сейчас, когда представилась вполне честная возможность понаблюдать живьем за потенциальными соперниками, которых еще два года назад ему ставили только в пример, Джаред понял, за что уплачены такие бешеные бабки: иногда нужно спокойно понаблюдать, не из орущего зала.

Он зачем-то достал блокнот, хотя и не чувствовал необходимости делать пометки – просто привычка вечного юниора. До первого раунда оставалось двадцать минут, тренер загнал его сюда совсем рано. Кажется, он даже будет здесь один... Тьфу, бля, не один, – Джаред с удивлением повернул голову, когда охранник приоткрыл дверь, впуская какого-то парня, на вид – типичного богатенького мальчика. Что он тут забыл? Какое таким вообще дело до бокса?.. Ладно, выгнать Джареда отсюда никто не имеет права. У него даже билет с собой был, на всякий случай.

Пора перестать чувствовать себя любителем, – вдалбливал ему Мюррей. Предыдущая серия побед принесла тебе неплохие деньги и уйму фанатов. Тебе двадцать три, и ты уже профи. Резкий переход?.. Это нормально, привыкай, Падалеки. Тоже мне, скромник.

А вот не прав тренер. На ринге Джаред чувствовал себя стопроцентным ебаным профи. Но только на ринге. Он никак не мог врубиться, почему на него, простого техасского парня, раскошеливаются ультрабогатые поклонники. И поклонницы.

Спонсоры... да. Почувствуй себя зависимым. Позавчера тренер Мюррей довольно сообщил ему, что у него появился самый что ни на есть реальный спонсор, наследник английского то ли герцога, то ли графа, владелец крутого спортклуба. У папочки денег – как у дяди Скруджа, да еще и компания какая-то своя, по производству дырок от бубликов. А сын, вот, спортом... увлекается. Джареда все еще передергивало от слова "спонсор".

Наверное, дело в том, что это – европейцы. Точнее, англичане. Англичане вообще долбанутые. У них мало того что монархия, так еще и спортивным фанатом может быть кто угодно, в том числе сорокалетняя домохозяйка. Вот она меняет младшему сыну подгузник, и вот она уже подпрыгивает у самого ринга, улюлюкает и матерится, как ирландский алкаш. А если у нее еще и деньги есть... За свою короткую карьеру профессионального боксёра Джаред уже отклонил несколько предложений интимного характера от таких леди, и даже – тьфу, тошнит от одной мысли, – джентль-мать их-менов. Он вспомнил со страхом ту великовозрастную бабищу с лошадиным лицом и не менее лошадиными сиськами, которая набросилась на него сразу после матча и попыталась стащить с него трусы, параллельно пихая в них стофунтовую купюру. Отпугнули ее тогда не только охранники, и Джаред единственный раз в жизни порадовался, что у него такой гигантский, блин, хрен.

– Добрый вечер, – присоединившийся к нему в ложе парень, тем временем, с любопытством оглядывал Джареда вдоль и поперек. Поперек – правильное слово: простым смертным требовалась обычно целая минута, чтобы пройтись глазами от одного его плеча до другого. Джаред, в свою очередь, успел рассмотреть неожиданного соседа по суперложе.

Немного старше Джареда. Высокий, в хорошей форме – наверное, спортом тоже занимается, хотя качалка – это, по мнению боксёра-тежеловеса, не спорт, а так, для самоутверждения. Гладко выбрит, короткие волосы идеально взъерошены и зафиксированы гелем, поблескивают. Все шмотки такие модные, что аж глаза слезятся – облегающая черная рубашка с рукавами чуть ниже локтя, из какой-то гладкой, лоснящейся ткани, и брюки серые, летние, стягивают узкие бедра. Загар из солярия, точно – ну где, где в этой дождливой стране можно так загореть? С другой стороны, эти каждую неделю на курорты мотаются. Глаза еще – Джаред на секунду пересекся с ним взглядом: выразительные, яркие, и ресницы на полметра, будто накрашенные. Мальчик, вашу мать, с обложки. Может, и впрямь модель.

Европа, бля. Позеры. Вот в Штатах фанаты бокса – это фанаты бокса. Драные джинсы, футболки, килограммовые кулаки и громкие выкрики. Даже в супервип-ложе.

– Добрый вечер, – Джаред вежливо поерзал в кресле, не зная, встать ему или не надо. Мало ли кто этот парень. Если не модель, то нефтяной магнат. А, на хрен все – спонсор у него уже есть, выслуживаться перед всеми богачами подряд его никто не заставляет. Тренер может нести любую чушь, но Джаред еще не всю гордость растерял. Он – спортсмен, а не бизнесмен. Сила есть – ума не надо. Это Мюррей – два в одном, пусть сам лижет жопу таким вот голубкам, а его дело – кулаками махать.

– Вы – Джаред Падалеки, – протянул "магнат". Он не спешил садиться. Облокотившись на ограждение, он бросил взгляд через плечо на пустой еще ринг и снова посмотрел на боксёра сверху вниз, лениво улыбаясь. Растекся весь по перилам, ноги скрещены... Тьфу, блядь, подумал Джаред.

– Да, – он все-таки встал, кинул блокнот в валяющуюся на полу сумку и протянул незнакомцу широкую ладонь. – А вы?

– Дженсен Эклз, – вышколенная наманикюренная ручка. Ну конечно. И имечко подходящее. Стоп. Эклз?.. Джаред чуть не споткнулся на ровном месте. Дженсен сжал его руку крепче, понимающе ухмыляясь: – Я хотел с вами лично познакомиться.

– Очень рад, – Джаред заставил себя посмотреть в ехидно искрящиеся глаза. Преимущество в росте у него все же было, хотя чертового спонсора – нет, ну кто бы мог подумать, что он сюда припрется! – коротышкой назвать язык никак бы не повернулся. – Ну, вы могли бы позвонить, и мы бы встретились в более спокойной обстановке... – пробормотал он. Толпа внизу уже начала подбираться поближе к рингу.

– Я решил убить двух зайцев одним выстрелом, – Эклз манерно повел плечом и опустил руку. – Я рассчитывал посмотреть эту игру. Здесь все мои любимцы.

Джаред почувствовал, что его сейчас стошнит. Нет, точно стошнит. Прямо на дизайнерские брючки Дженсена Эклза. Хуже домохозяек могут быть только... правильно, только пидорасы. Это же бокс! Благородный мужской спорт! А пидорасы – это не мужики. Это непонятно кто. Ну, ладно, пусть себе живут, – Джаред же не фашист какой-нибудь, – только вот пусть его не трогают. А лучше – вообще не приближаются.

И уж точно не дают ему бабки. Блядство.

– Мы поужинаем после игры, – сообщил ему Дженсен. Он наконец отлепил свою изящную попку от барьера и опустился в ближайшее кресло справа от Джареда. – Вы садитесь, Джаред – можно вас так называть?..

– Ага, – боксёр не глядя плюхнулся назад. Хорошо хоть подлокотники есть! Низкие, но есть.

– А вы меня зовите Дженсен, хорошо? – Дженсен закинул ногу на ногу, всем корпусом развернувшись к Джареду. – Вы отличный спортсмен, я верю, что вы меня не разочаруете.

– Конечно, мистер Эклз. Не разочарую, – буркнул Джаред. Еще чего – по имени его звать. Он развалился в кресле, нервно подергивая плечами, и уставился прямо перед собой, но тут же боковым зрением уловил жгучий взгляд на правом бицепсе. Черт, говорил же Мюррей, что в ложу надо презентабельно, рубашку хотя бы, а не майку и драные джинсы! К счастью, внимание педика отвлекла подготовка ринга. Джаред помолился всем доступным богам, чтобы его спонсор не начал дрочить на дерущихся мужиков прямо во время матча. Бывает же невезуха, а.

Через пять минут нервного поглядывания на часы и успешного игнорирования соседа Джаред наконец вздохнул с облегчением: борцы вышли на ринг, крики зрителей заглушили постукивание пальцев Дженсена по подлокотнику, рефери занял свою позицию и объявил противников. Джаред приготовился смотреть внимательно, очень внимательно, отмечать каждую деталь. Он искоса глянул вправо, на спонсора – убедиться, что его руки не блуждают где-то в районе ширинки... Фух, слава богу, Эклз извлек откуда-то брошюру с информацией по сегодняшним схваткам и сверялся с ней, отмечая что-то карандашом на полях – ставки, не иначе.

Ровно на полторы минуты первого раунда Джаред начисто позабыл о педике. Драка была что надо – это вам не колледжское любительство. Черт, если он его – так, то теперь нужно слева... Вот! Да! – Джаред стукнул кулаком по коленке. Он бы тоже так смог. Точно смог бы... Он довольно рассмеялся – и тут же резко развернулся вправо, шибая плечом соседа.

– Ой, – слезливо поморщился, отшатываясь, Дженсен. Еще секунду назад он едва ли не пополам перегибался через подлокотник, а заодно и через коленку Джареда. – Я программку уронил. На пол. Там, – раздраженно добавил он, потирая плечо. Джаред посмотрел на пол – и точно, он левым кроссовком придавил пресловутую брошюрку. Далековато она как-то упала, блин!

– А наклониться не через меня нельзя было?! – рявкнул Джаред, нависая над Эклзом.

– Я не хотел вас беспокоить, вы очень увлеченно смотрели, – абсолютно спокойно отозвался Дженсен. Он вопросительно поднял аккуратные брови. – Так я достану свою программку?..

Джаред устыдился необдуманного выпада – Мюррей бы его зарезал! – и застыл на месте, опустив глаза и неуклюже подняв руки. Нужно просто смириться с неизбежным. А Эклз и не подумал сменить тактику: он придвинулся вплотную к Джареду, приподнялся на руках, наклонился, проезжаясь животом по подлокотнику. Бесстыдно выгнувшись, он сполз практически боксёру на колени – кресло, блядь, широкое, VIP-кресло, мать его так, – растянулся, спустил руку, силясь дотянуться до пола. Обтянутая серым льном задница оказалась прямо под правой ладонью Джареда.

Джаред не знал, как у них тут в этой чертовой Англии, а в Техасе в такой позе обычно непослушных детей лупят. Ремнем. Примерно таким, как у Джареда сейчас – широким, с толстой пряжкой.

Чертов пидорас, очевидно, никак не мог дотянуться до программки, ну вот вообще никак: он задрал бедра выше – и Джаред бессильно опустил руку на округлый зад, автоматически сжимая пальцы. Вот бесстыжая шлюха.

– Следите за языком, Джаред, – пробормотал Эклз ему в коленку, и Джаред почувствовал, что краснеет – еб твою, что на уме, то на языке, иначе не скажешь. Он разозлился так, что готов был переломить пидорасу хребет: первый раунд кончился, он так и не понял, кто кого сделал, через минуту второй – а его отвлекает какая-то блядь!

– Вы совсем с ума сошли, – выдавил он наконец.

– Подвиньте ногу лучше, – Дженсен вцепился в его лодыжку. И прогнулся. И уперся в бедро Джареда членом. Практически полностью твердым.

Джаред взвился.

– Ты хочешь, чтобы тебя прямо здесь, сейчас, выебали, да? – прошипел он.

– Я хочу свою программку назад. – Дженсен перестал тянуть к полу руку и перевернулся: теперь он лежал поперек колен боксёра, на боку, опираясь локтем на дальний подлокотник, и похотливо усмехался. Джаред совершенно растерялся от такой наглости: он держал на руках тяжелое, горячее, гибкое, длинное, податливое тело – мужика.

– Я подниму вашу программку, – тоном разряженного Терминатора проговорил Джаред.

– Как?.. – Дженсен провел пальцем свободной руки вверх-вниз по напряженному плечу, забрался под майку. – У вас рука... занята.

Оказывается, он все еще мертвой хваткой сжимал упругие ягодицы – если сейчас стянуть с педика брюки, наверняка отпечатки будут видны. Джаред отдернул руку. Он мог бы одним движением скинуть с себя парня, прямо на пол, и пнуть ногой в живот, как сделал бы с любым педиком в любое время. Только вот этот конкретный педик уже вложил в него, Джареда, приличные бабки. И кто из них шлюха, в таком случае?.. Джаред громко и красочно выругался. Спонсор только улыбнулся понимающе, мягко взял Джареда за запястье и вернул его руку на свой зад.

Почему-то это оказалось последней каплей. Джаред Падалеки никогда не будет чьей-то шлюхой. Никогда и ни за что. Парень думает, что его обслужат за его деньги? Ладно. Он еще не знает, с кем – и с чем – связался. Сам напросился.

– Окей. Возбуди меня, – приказал он и изо всех сил ударил ладонью по блядской заднице. Дженсен не удержался на локте, упал на живот, растянулся на коленях Джареда – и тут же получил еще шлепок, и еще. Звонкие удары и плаксивые возгласы утонули в криках толпы внизу. Прекрасно.

– К-как?.. – Джаред скорее почувствовал, чем услышал полувопрос-полустон.

– Брысь. – Один толчок – и Дженсен кубарем скатился на пол. Джаред наклонился, ухватил педика за ворот рубашки и усадил себе между колен. – Теперь понятно, как? Думаешь, у меня на тебя просто так встанет?

Дженсен тяжело дышал, то ли от возбуждения, то ли от того, что его швыряли и дергали в разные стороны, как тряпичную куклу. Испуганным или разочарованным, впрочем, он точно не выглядел. Пока, – злорадно подумал Джаред, наблюдая за движением розового языка по пухлым губам. Нет, ну какова подстилка. Интересно, сколько еще боксёров он... спонсирует?.. Острый жар сковал низ живота: он представил тех самых ребят, которые выколачивали друг из друга дух на ринге, и растянутого между ними Дженсена Эклза, их спонсора, голого, беспомощного, покорно сносящего удары широких рук по раскрасневшейся попке.

Э, нет, так не пойдет. Надо, чтобы парень как следует поработал ртом, прежде чем он заведется. Джаред же не педик. К тому же, хотелось унизить его, показать красавчику, что не у всех подскакивает при одном взгляде на пухлый блядский рот и девичьи полузакрытые в притворном смущении глазки. Разорвать бы его, рот этот...

Он положил руку на затылок Дженсена и резко ткнул его носом себе в ширинку. Тот охотно прошелся зубами по жесткой синей ткани, потом провел языком вдоль молнии, дразня, и потянулся рукой к пряжке ремня, но остановился, взглядом спрашивая разрешения. Джаред кивнул, не отводя глаз от розовых губ: если эта детка будет пытаться в лучших порнушных традициях расстегнуть ему джинсы зубами, это займет слишком много времени.

Пряжка клацнула, ловкие пальцы расстегнули пуговицу, зажужжала молния. Не дожидаясь движения настойчивой ладони на затылке, Дженсен прижался раскрытым ртом к открывшейся ткани трусов, обдал горячим влажным дыханием. Джаред приподнял задницу, чтобы стянуть джинсы до бедер, и проехался членом по гладко выбритой щеке.

– Господи, – выдохнул Дженсен – или что-то вроде этого, услышать конкретное слово было невозможно. Джаред дернул парня за волосы, заглянул в его лицо и не сдержал злорадной усмешки: вот он, долгожданный испуг, искренний испуг. Джаред впервые не расстроился, увидев это выражение лица у кого-то, кто собирался ему отсосать. Наоборот, сам факт, что не нужно сдерживаться, будоражил нервы. Педик хлопал ресницами, уставившись Джареду в пах, будто не в состоянии был отвести от него глаз.

– Работай, – Джаред наклонился ближе, чтобы перекричать толпу; он издевательски почесал Дженсена за ухом, как кота, и устроил обе ладони на залитой гелем макушке. – Ну же, посмотрим, как ты с этим справишься, сучка, – добавил он и откинулся на спинку кресла.

Дженсен с усилием отстранился и опять облизнулся – видимо, это придавало ему мужества. Потом, как пловец с вышки, он нырнул носом в ложбинку между бедром и тяжелыми яичками, потерся о головку сквозь ткань, повторил движение языком. Нет-нет-нет, детка, трусы мочить ты мне не будешь... Джаред раздраженно потянул его голову назад и спустил трусы вслед за джинсами. Дженсен покорно ждал, прикусив губу, и пялился на его член. Черт, он так пялился, что остатки воли Джареда испарились ко всем чертям: член тут же начал подниматься.

– Таких не бывает, – отчетливо, словно надеясь, что Джаред прочитает по губам, произнес Дженсен. – Ты слишком...

– Что-что? – Джаред снова зарылся пальцами в короткие растрепавшиеся прядки. – Работай, мать твою, не зли меня!

Парень с каким-то отчаянием набросился на него, переплел пальцы вокруг основания, надавил, и широко-широко открыл рот. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы Джаред потек. С ходу.

Дженсен, вдохновленный успехом, начал приходить в себя. Испуганно дрожащие губки сложились в подобие усмешки, и он провел серию дразнящих лизков вокруг головки, щелкнул по уздечке. И глянул снизу вверх, махнул ресницами: мол, профессионала так легко не напугаешь. Джаред не выдержал, схватил его под подбородок свободной рукой, провел большим пальцем по влажной нижней губе, растирая слюну.

– Шлюха... – выдохнул он. – Хватит кокетничать, не то сейчас въебу тебе прямо в горло.

Эту угрозу Эклз услышал – внизу, на ринге, как раз объявили тайм-аут.

– Ты слишком большой, – закончил Дженсен оборванную минутой раньше реплику этим своим пидорским, жалостливым тоном; он облизывал Джареду пальцы с каждым словом. Тот глухо зарычал и просунул в горячий рот сразу три. Дженсен поморщился, вытащил пальцы изо рта, но тут же заменил их толстой головкой, сжал губы, не переставая елозить языком. Джаред не стал больше вмешиваться – педик сосал и впрямь мастерски, ни движения мимо, и пальцы такие ловкие, будто продолжение рта, и зубы – острые, но осторожные, и глаз не отвести от снующей между ног головы. Он стал двигать бедрами навстречу жадному рту, быстрее, резче, пихал все глубже и глубже в покорное, расслабленное горло, и Дженсен с каждым ударом принимал больше – больше, чем кто-либо за всю гребаную джаредову жизнь, – и все же, забрав половину, начал давиться, неизбежно, но Джаред только нажал сильней на затылок и глянул в яркие девчоночьи глаза, налитые слезами. Ах, черт... Подлая, хитрая тварь!

– Стоять! – рыкнул Джаред, резко отталкивая от себя увлеченного парня. Дженсен от неожиданности плюхнулся прямо на свою очаровательную задницу и тут же смерил Джареда возмущенным взглядом из-под мокрых ресниц. Джаред чуть было не сдался снова, разглядывая воспаленный алый рот, но фантазия о лупящих измученную попку боксёрах, как ни странно, помогла ему сосредоточиться. – Что, сучка, надеялся так легко отделаться?.. Не выйдет.

Эклз стопудово жалел уже, что связался со своим новым "подопечным": разумеется, ему нравилось грубо, нравилось подставляться сильным, нормальным мужикам, а не таким же пидорасам, как он, – но Джареду также было ясно, что обычно все оборачивалось игрой, и богатенький мальчишка привык сохранять контроль над ситуацией, даже лежа кверху задом под мужчиной вдвое его сильней. Джаред оскалился в ответ на несчастный взгляд: правильно, поплачь, детка, со стариной Падалеки такое не прокатит, даже не мечтай.

– Не надо... – попытался отшатнуться от неумолимой руки педик. – Я ртом закончу, ну пожалуйста...

– Иди сюда, – ласковый тон не вязался с похотливой улыбкой. Джаред едва не кончил, когда Дженсен тыльной стороной ладони отер слезы. Однако он все еще игнорировал протянутую к нему руку, и Джареда это начинало раздражать. – Вы же этого хотели от меня, верно, [i]мистер Эклз[/i]?..

Если бы взглядом можно было убить, Джаред уже валялся бы где-то за креслом. Так-так, подстилка опять проявляет характер. Жутко захотелось вмазать по гладкой щеке с размаху, а еще лучше – по разработанным губам, послушать, как он скулит обиженно... Джаред провел свободной рукой по вспотевшему лбу, откинул назад сбившиеся патлы. Вот ведь скотина, даром что манерный пидор, а завел его так – майку хоть выжимай. Жарко еще тут, в зале...

"Мистер Эклз" наконец позволил боксёру притянуть себя ближе, в плен широко разведенных колен. Он склонился щекой на мощное бедро, обнял ногу – с виду покорный, готовый, а глазищи все еще сверкают молниями поверх сочащегося члена. Блядь, если он так и продолжит сопеть прямо на головку, все кончится совсем скоро.

– Сидячая забастовка? – Джаред погладил его по волосам, нарочито мягко, царапнул ногтем нежную кожу за ухом, спустился на шею. Дженсен задышал глубже, зажмурился, прикусил губу. Надо же, одно ласковое прикосновение – и мы уже таем. Самое время обломать мальчишку...

Пощечина вышла звонкой. Ничего горячее всхлипа вперемежку с жалобным вскриком Джаред в жизни не слышал. Как по команде, толпа вокруг ринга разразилась гомоном – тайм-аут закончился.

Вот и чудненько. Он грубо ухватил парня за талию и приподнял – тот среагировал мгновенно: явно привычным движением развел ноги, уперся коленями в спинку кресла по бокам Джареда, обвил руками за плечи, ткнулся носом в потную шею, приник всем телом к твердой груди. Он шмыгнул носом еще раз, будто утешения искал у своего же обидчика, но его выдавал чертов стояк, стянутый узкими брючками, который теперь упирался настойчиво Джареду в живот. Член боксёра, в свою очередь, грозил оставить мокрое пятно на дженсеновом бедре.

– Спусти штанишки, – выдохнул Джаред, перехватывая зубами влажное ухо. Дженсен не сдвинулся с места. Черт, какой же он весь был горячий, когда близко, дрожащий и твердый, рельефные мышцы под рубашкой напряженные, как во время драки. И пах он совершенно не как девица – терпкий классический одеколон. Джаред переместил руки с его талии на крепкий зад и вцепился в него всеми десятью пальцами, разводя ягодицы в стороны неимоверно широко. Дженсен забился в его руках, жадно потерся каменным членом – он что, вправду рассчитывал кончить себе в штаны?..

Джаред с сожалением пожертвовал одной рукой, протиснулся к пуговице дженсеновых брюк, дернул раздраженно молнию, стараясь не касаться чужого стояка, чтобы свой не потерять. Это, правда, ему ну совсем не грозило на данном этапе, и все же... мужик. Педик. Чужой хрен – тьфу, бля, да он без трусов!

– Блядь. Подстилка. Сучка. Дрянь! – из головы вылетело абсолютно все. Пришел сюда готовым, рассчитывал на это, планировал, дрочил, небось, на этот самый момент, вот же извращенец! Кровь гудела в низу живота, яйца подло сжались. Рука Дженсена, как по команде, змеей скользнула вниз, стиснула сильными пальцами толстенный ствол у самого основания – как раз вовремя. Джаред задохнулся.

– Ммм, подожди, – пробормотал Дженсен ему прямо в губы – страстно, томно. Перехватив контроль, он сразу перестал всхлипывать. Его глаза вот так, вплотную, казались еще больше, а ресницы – еще длинней. Красивые. Очень. Блядство. Джаред глубоко вздохнул, постарался сосредоточиться на этих деталях, чувствуя, что если Эклз сейчас сдвинет пальцы хоть на миллиметр, вытрахать из наглого мальчишки всю спесь он уже будет не в кондиции. Дженсен, впрочем, и не думал расслаблять руку. Странно – только что он, как и предполагалось, дрожал от мысли, что в его дырку засунут нереально громадный член, а теперь сам помогал Джареду перевести дух.

– Черт побери, какой же ты... – шептал Дженсен жарко, будто не мог сдержать поток слов, как Джаред секунду назад – ругательств. – Я знал, что ты горячий, но чтобы настолько... – Он зарылся свободной рукой в спутанные джаредовы волосы, стал водить ногтями по затылку медленно, успокаивающе, а потом – Джаред должен был это предвидеть, остановить как-то, но как?.. – накрыл его губы своими, пересохшими от возбуждения, и стал целовать в такт движениям руки: ласково прикусил нижнюю губу, провел по ней языком, снова прикусил. – У тебя такой грязный рот, – едва разобрал Джаред перед тем, как хитрый язык втянул-таки его в поцелуй – неторопливый, мокрый, расслабленный, неимоверно долгий, и это должно было быть отвратительно, но...

Джаред поздновато понял, что, как последний пидор, закрыл глаза на время поцелуя. Внезапно умелые пальцы отпустили его член, и пылающее твердое тело соскользнуло куда-то вниз. Джаред разлепил веки: Дженсен сидел у его ног на корточках, развязывая ботинки. Пальцы его определенно не слушались, щеки раскраснелись. Из расстегнутых брюк похабно выглядывала крупная намокшая головка, и на минуту отступивший жар неизбежно приближающегося оргазма накрыл Джареда с новой силой. Он вцепился обеими руками в подлокотники, чтобы не тянулись сами собой к стояку.

Дженсен справился с ботинками и аккуратно поставил их под кресло каблук к каблуку. Джаред откровенно испугался, что бесстыжий сучонок сейчас повернется, нагнется раком, снимая штаны, будет строить из себя отвратного дешевого стриптизера... и, бля, Джаред же кончит на месте! Фух, слава богу, не стал.

– Держи, – Эклз достал из кармана резинку и бросил ему. Потом аккуратно сложил брюки и повесил на спинку своего кресла, не без труда расстегнул мокрую насквозь рубашку, выбрался из рукавов, расправил, сложил рядом. Вот ведь... даже с текущим хреном, к которому, между прочим, еще ни разу не прикоснулся, о шмотках не забывает! – Ты лучше сними джинсы сначала, – критически оглядев распластанного по креслу Джареда, прокомментировал он. Деловой какой. Словно не его сейчас трахать будут. Ладно, снять джинсы – это мысль, конечно.

Дженсен, абсолютно голый и абсолютно, черт его подери, красивый, стоял на расстоянии вытянутой руки и терпеливо ждал. Джаред исподлобья наблюдал: точно, нервничает. Хорошо скрывает это, но нервничает зверски. Прекрасно. Сейчас будет красавчику месть и за наглость, и за поцелуй, и за то, что именно от него Джаред получил самый охуенный минет в жизни. Он торопливо надорвал упаковку и неуклюже, борясь с желанием ухватиться всей лапой за ствол, раскатал презерватив по члену. Туговат, но сойдет. У мальчишки, видать, арсенал на все случаи жизни. Блядь, да сколько ж мужиков в нем побывало?..

– Иди сюда, – хрипло произнес он, и сам себя не услышал. Ах да, там же где-то бокс параллельно, охренительные люди, между прочим, дерутся, ему, возможно, придется выступать против них через месяц-другой... А чем он тут занимается? Правильно. Ублажает человека, благодаря которому у него и появился шанс драться на этом уровне.

Дженсену не нужно было слышать, чтобы понять – да, вот сейчас... Он в секунду оказался на Джареде, чуть ли не напрыгнул на него, занимая прежнюю позицию, и сразу впился губами в губы, страстно, с гортанным стоном; Джаред обхватил его за талию, провел открытыми ладонями по спине вверх-вниз и вернулся к тому, с чего начал – грубо, жестко раскрыл дженсенов идеальный зад и принялся трахать пухлый измученный рот языком, намекая на продолжение. А потом резко отстранился, вспомнив об одной из самых противных деталей, проглотил ругательство и спросил:

– У тебя есть..? – Дженсен помотал головой, зажмурившись. Он двинул бедрами вперед, так, что Джаред животом почувствовал набухшие яйца, и, прогнувшись на широких ладонях, едва не насадился на Джареда одним движением. Джаред едва успел затормозить. – Ты псих. Драная, психованная, мазохистская дырка, Дженсен.

– Я... готовым пришел, – пролепетал Дженсен в ответ – и вдруг нервно рассмеялся Джареду в губы, растерял всю свою браваду, раскрылся, захлопал снова ресницами: – Я думал, мне... больше не понадобится. Не надо, пожалуйста. Не надо...

– Самоуверенная драная дырка, – заключил Джаред. А... пошло все. Напросился. Сам. Со своими бабками, модными шмотками, девчоночьими глазками и бесподобным ртом. Подстроил тут все, купил охранника, чтобы не совался, купил Мюррея, чтобы Джареда в эту ложу посадил, хрен его знает, может, и зрителей всех купил, чтобы орали, когда надо. И думает, что самого Джареда тоже купил. Окей, заплатил – получи. Напросился.

Он осторожно убрал одну руку, ущипнув легонько упругую кожу, распластал пальцы, удерживая дырочку открытой, и сам потянулся к педику за поцелуем. Тот проглотил наживку: обрадованно ответил, доверчиво приоткрыл губки, впуская внутрь чужой язык, и когда Джаред подтолкнул его чуть-чуть вверх, никак не отреагировал. Джареду казалось, что его пульс сейчас зашкаливал сильнее, чем у ребят на ринге. Вот так, еще немного, ну, детка...

Дженсен распахнул глазищи, почувствовав гигантскую головку, упирающуюся в его зажатый зад. Он, судя по всему, потерял дар речи: замотал головой, вцепился Джареду в плечи мертвой хваткой – больно, черт, ногти-то острые! Первым же побуждением было сделать больно в ответ, и он сделал. Можно было бы подумать, что Дженсен – мужик все-таки, не девка, захочет – вырвется, но так просто оказалось ухватить его за бедра, потянуть на себя и толкнуться одновременно навстречу, изо всех сил засадить в обалденно тесную, охуенно горячую, уже наверняка сто раз использованную дырку.

Кажется, он закричал. Кажется, Дженсен обливался слезами, а уж член его однозначно упал. Но это все унеслось куда-то на задний план. Здесь, сейчас, Джаред собирался натянуть богатого избалованного педика – натянуть полностью, до конца, до самого, мать его, основания. Он ведь утерпел, не захотел посмотреть, как мальчишка будет давиться его спермой, вылизывать потом головку дочиста – и оно того, черт подери, стоило.

– Джаред... Господи... Больно... Вытащи... – заплетающимся языком умолял его Дженсен, раздирая отполированными ногтями джаредовы плечи, извиваясь всем телом, пытаясь соскочить.

– Терпи, сучка, детка, сладость моя, господи, шлюшка, – с каждым словом Джаред накручивал его на свой член, ниже, еще ниже, дьявол, как горячо, тесно, и не нужно сдерживаться, не нужно заботиться, – ты же педик, сладкий Дженни, – черт, Дженни – охуенно подходящее для этой бляди имя, – ну же, солнышко, давай, прими меня всего, ты же бывалая шлюха, ты можешь, Дженни, детка, да, черт, блядь, какой же ты сладкий...

– Пре...кра...ти... Пожа... луйста, Джаред, больно, больно, Джаред, как же больно, хватит, Джаред, больно, – Дженсен продолжал бормотать спутанные мольбы в ответ на джаредовы ругательства, едва двигая губами. Глаза его закатились, он перестал даже сопротивляться: повис безвольно у Джареда на шее, уцепился в майку на спине, склонил голову на плечо, позволил цепким сильным пальцам вести его бедра круг за кругом, насаживать толчками – вверх-вниз и с каждым разом ниже; а когда Джаред наконец вошел в него до конца и остановился, совершенно охренев от самого факта, что он в кого-то вошел до конца, Дженсен с трудом поднял голову, уставился ему в глаза, упираясь лбом в лоб, и неестественно отчетливо, как робот, произнес: – Ты меня разорвал, Джа-аред.

И его трясло, всем телом трясло, и он сжимался из последних сил, и не опускал глаза, даже когда Джаред начал дергать его туда-сюда судорожно, бешено, толкаясь в растянутую до предела дырку с влажным хлюпаньем вспотевшего зада по кожаному креслу. Чертов Дженни – ну чего оно все крутится теперь на языке, имечко это бабское?.. – словно хотел его загипнотизировать, и от вида перекошенного, измученного, мокрого лица он слетел с катушек даже сильней, чем от бессвязного шепота боли, и забормотал снова, сбивчиво, то и дело жадно впиваясь зубами в распухшую нижнюю губу мальчишки, да, мать вашу, вот именно так, чтобы принимал не только его член, но и все оскорбления – глаза в глаза, рот в рот:

– Больно? Ммм, какая капризная, ммм, блядь, Дженни-сладенький, ммм, будет еще больней, ммм, умммница, хоро... ммм... хорошая дырка, больно, ммм? Больно, Дженни, ммм, детка?.. Нууу же, давай, сожммммись, чтобы я кончил, нууу же, Джен...ни... о господи, да, вот так, ох мать твою, еще немного, сейчас, Дженни-сучка-детка-дырочка моя-Дженни...

...Дженсен жалобно всхлипывал, уткнувшись ему в грудь. Джаред понятия не имел, что с ним теперь делать – все более-менее завершенные мысли только что из него вытекли. На ринге кто-то кого-то вырубил охренительным ударом левой. Джаред чувствовал себя сейчас примерно так же, как упавший навзничь соперник.

– Пусти меня. – Голос у Эклза был хриплый, неестественный. Он наконец оторвал лицо от промокшей насквозь майки – зареванный весь, несчастный и злой, как тысяча чертей. – Ну ты и сука, Джаред Падалеки.

– А?.. – только и успел он открыть рот, как Дженсен уже слез с него, матерясь вполголоса, и зашуршал то ли салфетками, то ли еще чем. Бля, он, наверное, ему зад разодрал – будь здоров.

– Чтобы завтра в восемь был у меня. Как штык, – бросил ему сквозь зубы Эклз, набрасывая рубашку. Его шатало. Он застегивал пуговицу за пуговицей, выплевывая инструкции: – Машину за тобой пришлю. Сегодня, как ты понял, ресторан отменяется. Я сидеть не смогу.

– А?.. – Джаред моргнул, пытаясь хоть как-то врубиться в происходящее. Дженсен все еще его спонсор?.. После... фактически изнасилования? Э, нет, если кто-то его обвинит в изнасиловании, Джаред будет все отрицать. Эклз все спланировал! Он его соблазнил! Джаред – натурал! Это он – жертва извращенца, боксерского фетишиста, или как это еще обозвать... Он хотел сказать все это Эклзу, но тот внезапно оказался прямо перед ним, уже полностью одетый и обутый, и накрыл его рот ладонью.

– Эгоистичная сука, – повторил он с той самой слезливой гримаской, с какой тянулся через Джареда за пресловутой программкой. – Не мог хотя бы подрочить мне, прежде чем всовывать свой... – он манерно поморщился, – слоновий хрен?..

– Ну... Я же не педик, – нервно сглотнув, ответил Джаред, когда Дженсен убрал руку с его губ.

– Господи. Какие же боксёры все-таки тупые! – Эклз начал смеяться, направляясь к двери, но тут же скривился. Джаред завороженно смотрел на обтянутую серым льном задницу, которую он только что... – Завтра. Завтра, Падалеки, ты мне за все отработаешь. И не смей больше звать меня "Дженни", – вместо прощания заявил Дженсен и захлопнул за собой дверь.

Что за чертовщина?.. Джаред глубоко вздохнул. Раз, другой. Потом наконец догадался стянуть с себя полную спермы резинку.

Блядь. Нужно срочно позвонить тренеру.

*

End



Сказали спасибо: 166

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1410