ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
593

Призрак

Дата публикации: 19.04.2013
Дата последнего изменения: 19.04.2013
Автор (переводчик): Erynia;
Бета: Орикет
Пейринг: J2; Дженсен / Данниль;
Жанры: даб-кон; космо-AU;
Статус: завершен
Рейтинг: --
Размер: макси
Предупреждения: гет, слэш, фем, даб-кон, смерть второстепенных персонажей, фемслеш, гет, ненормативная лексика
Примечания: Пейринг: j2, Дженсен/Дэннил, Дэннил/Эмили
Саммари: Забирая с тюремного космического корабля федерального заключенного, приговоренного к ссылке, капитан торгового судна «Стрела» Дженсен Эклз и подумать не мог, чем это обернется для его команды. Спасаясь от космических пиратов и могущественной Лиги, Дженсен и не подозревает, что опасность настигнет его с самой неожиданной стороны

Они стояли посреди глухой пустыни под жарящим солнцем. Где-то за холмом заунывно выл койот, под сапогами противно шуршал песок, тихо свистел ветер. У Дженсена сохли губы и пекло затылок, ноги разъезжались в стороны, в лицо летела пыль, но отвлекаться было никак нельзя – прямо перед ним стояло трое вооруженных бандитов, а позади него пятился бледный посредник, утягивавший за собой настороженного Майка. Два крепких широких парня целились Дженсену в голову по приказу третьего, большого босса с немытыми волосами и небритой рожей.

- Ну что, Эклз, - усмехнулась небритая рожа, кусая толстую губу, - привет, что ли?

- И тебе привет, Пеллегрино, - выплюнул Дженсен, ногой придвигая к себе товар.

- Кончать его, Марк? – неожиданно визгливым голосом спросил один из псов.

- Я сам, - улыбнулся Пеллегрино.

Дженсен начал отходить назад, тоскливо размышляя о том, как же он умудрился так вляпаться.

Предполагалось, что все пройдет гладко: он встречается с посредником, забирает груз, передает его заказчику, получает бабки и валит с этой мерзкой планеты нахрен. Поначалу так оно и шло, но потом Гарт, зараза такая, принялся тянуть время и морочить голову насчет заминки. А когда, наконец, соизволил передать груз, со стороны полузанесенных песком старых развалин начали приближаться три высокие темные фигуры. Как только Дженсен разглядел пыльные нашивки на плечах того, кто спускался справа, рука сама метнулась к припрятанному под плащом пистолету. Пеллегрино и его псы в эти края просто так не заглядывали, а значит, кто-то специально навел.

- Скучал? – осклабился Пеллегрино, скользнув некрасивым пальцем с обгрызенным ногтем по курку.

- Да не особо, - скривился Дженсен, готовясь удирать. Если повезет, конечно.

Выстрел просвистел над головой как раз тогда, когда Дженсен удачно нагнулся подобрать контейнер с товаром. Чертыхнувшись, он оттолкнул Гарта, дернул Майка за рукав, приказывая ложиться и отползать, а сам начал палить в Пеллегрино, правда, совершенно безрезультатно — солнце нещадно слепило глаза, и ни одна пуля не попала в цель. Противнику с расположением повезло куда больше, и Дженсен точно не отделался бы так просто, если бы «Стрела» несколькими секундами позже не приземлилась прямо посреди пустыря, отрезав его от продолжавших палить по обшивке бандитов. Дженсен, схватив контейнер и Майка, продолжая отстреливаться и материться, кувыркнулся внутрь и стукнул кулаком по круглой красной кнопке. Створки шлюза начали медленно закрываться; выбежавшая из коридора верхней палубы Дэннил, убедившись, что они успевают, прокричала в рацию:

- Взлетайте! Килли, мать твою, поднимай ее, быстро!

- Делаю, что могу, - обиженно отозвался пилот.

Дженсен начал орать сгоряча, прекрасно понимая, что вины Килли – отличного пилота и просто хорошего парня – в заминке нет. Но именно от него зависели сейчас их жизни, и Килли знал это, как и то, что Дженсен орет просто так, спускает пар. В динамиках раздался голос Мэган – сестры Килли и младшего пилота:

- Капитан, нам нужно несколько секунд.

Дженсен несправедливо покрыл матом обоих, зло зыркнул в сторону запыхавшейся Дэннил. Дэннил, рыжая бестия, несдержанная на язык, выругалась вслух и добавила:

- Только попробуйте не успеть!

Ее волнение казалось вполне понятным и более чем оправданным. Пеллегрино и его люди стрелять умели, и лишняя дырка в одежде могла оказаться смертельной. Или не очень,  но в любом случае, попасться Пеллегрино означало либо смерть, либо передачу агентам Лиги, а на борту этого корабля ни один человек не хотел, чтобы это случилось.
Дженсен, не выпуская ценный груз, вцепился другой рукой в поручень. «Стрела», качнувшись, взмыла в воздух, унося их в предрассветное небо.

- Идиот! - выкрикнула Дэннил, спускаясь в грузовой отсек и выдирая контейнер у него из рук.
Дженсен пристыженно промолчал, чтобы не злить ее больше.

- Повезло, что груз легкий, - продолжала бесноваться она. - Каким местом ты думал, когда шел туда один?

- Не один, а с Майком, - поправил Дженсен, осматривая повреждения.

Таки дырку Пеллегрино ему в плаще проделал. Придется теперь покупать новый.

Дэннил оглядела побледневшего Майка презрительным взглядом и фыркнула:
- С таким же успехом ты мог потащить с собой Мэган. Дженсен, как ты мог?

- Все нормально, - Дженсен попытался успокоить ее, поймал за руку, чтобы привлечь к себе и обнять, но Дэннил отстранилась.

- Конечно. Можно узнать, из-за чего ты так рисковал своей задницей? - перешла она на деловой тон, открывая надежно запечатанный контейнер.

- Ты любишь мою задницу, - усмехнулся Дженсен, гладя ее по медным волосам. – Сам не знаю, что там. Просвети сначала.

Дэннил, недовольно фыркнув, быстро просканировала содержимое контейнера. По завершении проверки сканер-пистолет в ее руке послушно пикнул, подтверждая, что ничего опасного нет.

 - Ну, - нетерпеливо поторопил Дженсен, когда Дэннил достала маленькую коробочку. - Что там?
- Диск, - она подняла удивленные глаза на Дженсена, - всего один, но с печаткой Лиги.

- Наверное, что-то важное, - пожал плечами Дженсен. - Звони Маусу, скажи, товар у нас, - раздвижные двери разъехались перед ним со слабым скрипом, пропуская к лестнице, ведущей в нижний отсек, где располагались личные каюты и лазарет.

- А ты куда? - поинтересовалась Дэннил, передавая диск Майку. Тот молча кивнул и удалился.
- В душ. Воняю, как скотина.

Вода успокаивала. Дженсен провел руками по волосам, смывая пыль и комочки грязи. Всякий раз, когда он сталкивался с Пеллегрино, что-то обязательно шло не так: иногда доставалось ему самому, иногда страдали другие. Чаще — другие. Сегодня опасность угрожала Майку. Завтра на его месте может оказаться кто-то другой. И никто, даже Пеллегрино, не знает... Дженсен с силой надавил на панель, делая поток воды максимальным.

- Можно?

Дэннил стояла на пороге его каюты, внешне спокойная, как айсберг, но Дженсен все же ощутил, кожей почувствовал, как сильно она напряжена и скольких усилий ей стоит сдерживать гнев. Странно, он всегда думал, что они просто спят вместе, немного привязаны друг к другу, но не более. Дэннил, скорее, напоминала Дженсену младшую сестру, за которой он приглядывал, нежели любимую жену, пекшую пирожки, или того хлеще — наглую любовницу.

- Пришла полюбоваться на мою задницу? - усмехнулся Дженсен, разворачиваясь к ней спиной.
- У вас отличная задница, капитан, - рассмеялась она, расстегивая длинную молнию на комбинезоне.
Они начали целоваться еще в кабинке, оскальзываясь на мокром полу и вжимаясь в полупрозрачные запотевшие стены.

Дженсен сильно устал, но Дэннил казалась такой теплой и знакомой, что он просто не мог перестать целовать ее. Рука обхватила гибкую тонкую спину, другая прошлась по бедру, забираясь между ног. Дэннил застонала, подалась вперед, принимая влажные мыльные пальцы, ногтями впиваясь в его шею.

Что-то тихонько заурчало за стеной, и через секунду вода стала ледяной, но они так увлеклись друг другом, что не сразу заметили.

- Термостат долбанулся, - рвано выдохнула Дэннил Дженсену в губы, вырубая воду плавным скольжением пальцев по сенсорной панели и толкая его в сторону невысокой разобранной койки.

- Хрен с ним, - бормотнул Дженсен, увлеченно целуя влажную, в грязных разводах шею.

- Ты отдал за него всю выручку за Новый Канзас, помнишь, - с укором напомнила Дэннил, седлая его бедра.

- Сказал же, хрен с ним, - Дженсен перевернулся, подминая под себя сильное напряженное тело, зарываясь лицом между маленьких аккуратных грудей.

Позже они лежали, обнявшись, когда Дэннил вдруг резко сказала:

- В следующий раз возьмешь меня.

Дженсен перестал гладить ее по растрепавшимся волосам.

- Все в порядке, Харрис, - немного нервно произнес он.

- Нихрена не в порядке, Эклз, - она всегда называла его по фамилии, когда злилась. Ни капитан, ни Дженсен, а именно сухое-раздраженное «Эклз». - Я хотя бы стрелять умею, не то, что этот молокосос.

- Майк не молокосос, - возразил Дженсен, привлекая к себе Дэннил. Та снисходительно вздохнула, разрешая обнять себя.

- Это же Пеллегрино, - сухость сменилась грустью. Дэннил обвела пальцем шрам на груди Дженсена чуть правее сердца. - Ты мог пострадать.

Дженсен будто протрезвел, убрал ее руку и срочно перевел тему:

- Что там с диском?

Никак не показывая, что раздражена, она ответила:

- Майк уже разобрался. Кажется, не то, что хотел клиент Мауса, даже лучше. Думаю, штук десять можно выручить.

- Прекрасно, - Дженсен впервые за сегодня позволил себе улыбнуться. - На новый термостат, дозаправку хватит и еще останется всем по приличному куску. Скажи Килли и Мэган, пусть держат курс на Новую Аризону.


**

К 2457-ому году Земля окончательно исчерпала свои ресурсы. Последние экологические и климатические изменения привели к тому, что человеческий организм больше не мог адаптироваться к новым жестким условиям, поэтому большая часть населения умирающей планеты Земля постепенно переселилась в новую звездную систему, состоявшую из множества неизученных планет и безымянных лун. Пройдя тщательное терраформирование, центральные планеты образовали так называемую Новую Америку с несколько сокращенной версией оригинальных штатов-планет и штатов-лун. Самая большая и жизнеспособная из них — Новый Вашингтон — по примеру Вашингтона североамериканского континента Земли стала резиденцией новоамериканского президента Линкольна Пятого. Лиге — второму по важности политическому и военному управляющему аппарату, достался Новый Нью-Йорк, а остальных новых американцев расселили по оставшимся двадцати трем средним планетам. Каждой из них Высший Парламент Лиги назначил Зодчего — следователя-полицейского, контролера порядка, следящего за процветанием вверенной ему территории и ежемесячно докладывающего наверх о нарушениях и пригрешениях обычных жителей. Окраинные же планеты, которые не удалось преобразовать, сделав пригодными к обитанию, остались дикими и незаселенными, не прошедшими процесс терраформирования до конца. Новая Аризона являлась именно такой планетой, жаркой и пустынной, что делало ее очень удобной для всякого рода сделок, особенно если ее участники хотели сохранить свои не слишком законные дела в тайне от агентов Лиги. Ей как планете вне нового мира даже Зодчего не дали, что в итоге оказалось очень удобным упущением на радость определенному типу людей. Таким, как Маус – мелкий посредник, через которого привык работать Дженсен. В отличие от Гарта, на Мауса можно было полностью положиться, но это не значило, что он не способен на подлость.
По настойчивым уговорам Дэннил, Дженсен взял ее с собой на встречу, оставив Майка на корабле. Признавать не хотелось, но она оказалась права. Майк был обыкновенным мальчишкой, пытавшимся взломать систему безопасности Лиги и угодившим в тюрьму для несовершеннолетних, откуда Дженсен и забрал его во время очередного нападения. Стрелять Майк не умел, защищаться — тоже, следовательно, толку от него было не больше, чем от пустой консервной банки. Зато убить его могли запросто, так что уж лучше пусть сидит в своей каюте и пишет очередной гениальный вирус для будущей виртуальной атаки.

В отличие от Майка, Дэннил стреляла хорошо и, в случае, если они с Маусом не сумеют договориться, смогла бы постоять за себя. Ей пришлось этому научиться, чтобы защищать свою жизнь и честь от пьяных ублюдков из пограничных баров, где она подрабатывала певицей. Именно там Дженсен с ней и познакомился, ввалившись в пылу драки в крохотную раздевалку, где ее зажали трое потных грязных шахтеров. Дэннил не успела схватить пистолет, и черт знает что произошло бы, если бы Дженсен не вмешался. Наверняка ничего хорошего. Зато после чудесного спасения Дэннил смогла забыть о песнях и плясках и за скромную оплату вернулась к своей первоначальной профессии, взяв на себя обязанности бортмеханика. Впрочем, кроме  частых поломок ей еще достался капитан корабля.

Маус опоздал на полчаса. Его шаттл приземлился прямо перед ними, когда Дженсен уже собирался вызывать «Стрелу» и улетать. Маус, весело улыбаясь, развязной походкой сошел на пыльную землю.

- Эклз, рад видеть, - он смешно дернул носом — именно за эту характерную привычку его и прозвали Маусом.

- И я тебя, Фил, - Дженсен неохотно пожал протянутую ему потную ладонь.

- Товар у тебя? - деловито осведомился Маус.

Рядом тут же возникли два молчаливых типа с тупыми застывшими рожами — телохранители.
Дженсен протянул ему контейнер. Маус подозвал своих людей, чтобы проверили, а сам подмигнул Дэннил. Та показала ему язык, вызвав сухой смех, и судя по огоньку в глазах, большее желание подразнить ее.

- Все на месте, босс, - пророкотали головорезы, возвращая ему груз.

- Порядок, да? - немного нервно спросил Дженсен, оглядываясь. Если их всего трое, включая Мауса, они с Дэннил справятся. Если больше — пора вынимать пушки и давать сигнал «Стреле».

- Порядок, - ухмыльнулся Маус. - Трехслойная защита, отлично, клиент останется доволен. Десять штук, да, Эклз?

- Знаешь же, Фил. Как договаривались.

Маус кивнул, бросая ему мешочек. Дженсен поймал на лету и передал его Дэннил. Она взвесила в ладони.

- Можешь пересчитать, детка.

- Верю на слово, - огрызнулась Дэннил.

Маус усмехнулся:

- Приятно иметь дело с тобой, Эклз.

- И мне, - Дженсен уже повернулся, чтобы уйти, но тут его окликнули:

- Хочешь еще двадцать штук?

Дженсен остановился.

- Провернешь со мной одно дельце — половина денег твоя. Двадцать штук, Эклз. Это хренова туча денег в наши времена.

- Не надо, - Дэннил сильно сжала его плечо. - Мы не знаем, что это за дело.

- Что за дело? - спросил Дженсен, пытаясь отцепить от себя ее пальцы.

- Захват, ничего сложного. Тюремный корабль. Нужно забрать одного заключенного. Коды доступа, карты-ключи и все остальное будет.

- Дженсен, не надо, мать твою! - Дэннил уже не столько злилась, сколько умоляла, пытаясь воззвать к его разуму.

- Кто заказчик? - вместо этого поинтересовался Дженсен, на всякий случай нащупав под плащом пистолет.

- Неважно, - отмахнулся Маус. - Двадцать штук. Они твои, если войдешь в дело.
- Я сообщу тебе о своем решении. Завтра, - чуть подумав, ответил Дженсен и потащил за собой упирающуюся Дэннил.

- Ты идиот, знаешь? - прошипела она зло, пихая его под ребра острым локтем. - Ты же уже все решил, да?

- Нет,- соврал Дженсен. Он задрал голову, высматривая в небе «Стрелу». Корабля не было видно.
- Не надо, Дженсен.

Он ничего не ответил.

- Если этот кто-то — заказчик — из Лиги, все может плохо закончиться. Вспомни Айдахо, - использовала она последний козырь, и Дженсена перекосило от злобы и боли. К счастью для Дэннил вдалеке появилась «Стрела», и он не успел ответить. Корабль пролетел над редкими голыми деревьями и плавно опустился перед ними.

- Потом поговорим, - процедил Дженсен сквозь зубы, заходя на борт.


**
Сначала прекратились все звуки. Горло сдавило плотным ледяным обручем, и Джаред, царапая шею в кровь, пытаясь вдохнуть, упал на пол. Непрерывно кашляя, он попытался доползти до двери, но воздух внезапно закончился. Везде. Где-то рядом на высокой ноте закричала девица, ее истошные вопли зазвенели в ушах, угрожая разорвать чувствительные барабанные перепонки. Краем глаза Джаред видел, как ее вывели в коридор двое мужчин в форме, а потом комната сузилась до полоски и плавно перетекла в бесконечный черный цвет.

В следующий раз Джаред очнулся в темном закутке с зеркальными стенами. Агент Лиги — третьего уровня, не выше — спрашивал его про какую-то то ли карту, то ли карточку, а он все никак не мог понять, чего от него хотят. Дрянь, которую ему подсыпали — вероятно, именно та девица — еще не целиком выветрилась, и Джаред плохо соображал. Единственное, что он четко помнил — письмо из дома и фотографию с Мэган на День Независимости. Дальше — огромное белое пятно, неизбежно втекающее в сознание, пугающая до чертей бездонная пропасть из «ничего», в которую вдруг проскользнул знакомый тихий голос.

- Забудь, - с безжалостным равнодушием приказал Джареду голос в голове.

С Джаредом не стали затягивать, уместив допрос и минимальное рукоприкладство в полчаса. Поняв, что про карту он не знает или не собирается говорить, Лига ловко избавилась от Джареда, как от ненужного свидетеля неизвестных событий. Убивать, конечно, не посмели. Если бы Джаред происходил из низшего рода, возможно, его бы прикончили прямо в душной допросной — струна вокруг шеи, предсмертные хрипы, слюна на губах и красные глаза. Но для среднего сына Джеральда Падалеки — бывшего Зодчего планеты Новый Техас, придумали иной выход. Прежде чем Джаред смог предпринять какие-либо шаги для своей защиты, его без суда приговорили к пожизненной ссылке на одну из вымерших колоний-планет. А перед отправкой затолкали в маленькую стерильную комнату, где подвергли унизительному, но обязательному медосмотру, после чего дрожащего и мокрого одели в синюю форму, шлепнув безликий номер на груди, заковали в цепи и посадили на один корабль с ублюдками разных мастей: насильниками, грабителями и убийцами. Пилот взял курс на север, где Джареду предстояло вскоре подохнуть от голода, так и не узнав, за что его сочла врагом Лига.

Рядом с Джаредом сидел молодой светловолосый парень, который тоже не вписывался в здешний контингент: интеллигентное лицо, потухший, испуганный взгляд и поджатые яркие губы. Таким место не в тюрьме, а, скажем, в университетской библиотеке.
Джаред посчитал нужным поздороваться:

- Привет.

Парень встрепенулся, дернув цепи.

- Все нормально, я не трону, - быстро заговорил Джаред  и представился: - Я Джаред.

- Я Джейк, - парень охотно протянул руку. - Приятно познакомиться, Джаред.

- Мне тоже. Не знаешь, куда нас везут?

Джейк вздохнул, складывая руки на дрожащих коленях и указывая в сторону приземистого типа с серым лицом:

- Эрл говорил, что на Новую Аляску.

Джаред сглотнул. Одна из самых красивых и холодных планет. Когда началось Вторжение, в результате бомбежки Аляска сдвинулась с орбиты, отдалившись от солнца. Мегатонны воды из взволнованного Северного океана затопили единственный материк, но она не разлетелась на куски, как многие другие: вода замерзла ледяными полупрозрачными глыбами по всей планете. На Новую Аляску ссылали самых отъявленных злодеев и людей, которые должны молчать, но которых нельзя убить.
- За что тебя? - спросил Джаред, трогая запястье. Кожа под металлическим браслетом начала чесаться.

Джейк опустил голову:

- Я убил человека.

Джаред удивленно моргнул. А ведь совсем не скажешь по нему, что убийца.

- Наверное, у тебя не было выхода? - осторожно продолжил расспрашивать Джаред, на всякий случай отодвигаясь в угол. Подыхать вот так сразу он не собирался, но если этот парень вдруг окажется психом, до побега дело может просто не дойти.

- Да не бойся, - будто прочитав его мысли, невесело рассмеялся Джейк. - Я убил агента Лиги.
Час от часу не легче. Борец за свободу или просто сумасшедший?

- Этот ублюдок приставал к моему младшему брату, - процедил сквозь зубы Джейк, и руки его мелко затряслись, тихонько звеня браслетами.

Джареда передернуло от отвращения к незнакомому агенту. Одно дело, когда по согласию — в новом мире, еще на Земле, люди перестали так серьезно относиться к необычным предпочтениям себе подобных — и совсем другое, если тебя принуждают к чему-то силой. Джаред не раз слышал о злоупотреблении Лигой властью, но считал это выдумкой радикалов. Пока однажды один из них — не простой агент, а сын Советника — не положил глаз на его сестру. К счастью для этого человека, Мэган влюбилась в него, и Джареду не пришлось марать руки ради ее вызволения. А жаль.

- Мне жаль, - получилось избито и не очень искренне, но Джейк светло улыбнулся, разжал пальцы.

- Я отомстил, а это важнее всего. Даже если завтра подохну...

Договорить он не успел. Сначала корабль качнуло, а потом тот, кого Джейк назвал Эрлом, каким-то образом оказался на свободе и с пистолетом в руках. Он убрал прибежавших на шум агентов без промаха — по пуле на каждого, и под удивленные взгляды заключенных прошелся вдоль ряда, освобождая их от наручников. Всего за несколько минут преступники захватили корабль, перестреляв всех, кто попадался на пути к свободе. Место пилота, закованного и избитого до полусмерти, занял Эрл, тут же послав сигнал кораблю на хвосте. Остальные мордовороты, с наслаждением отпинав трупы убитых агентов, разбрелись по кораблю, продолжая устраивать беспорядки и смачно материть Лигу, пока Джаред и Джейк враждебно смотрели им вслед. Джаред уже собирался пойти договариваться с Эрлом о цене их с Джейком свободы, но корабль снова повело в сторону. Их кинуло на сидения, больно приложив головами, под ногами звякнули расстегнутые наручники. В запотевшем иллюминаторе мелькнула красивая красно-оранжевая планета, где несколько минут спустя Эрл неуклюже посадил корабль, открывая шлюз и впуская на борт своих сообщников.

А потом в гудящей тишине раздался выстрел.

Джаред не сразу понял, что именно случилось. Кажется, один из агентов все это время прятался в туалете, а теперь пытался вернуть управление кораблем. Вспышка света ослепила, крик оглушил даже сквозь предусмотрительно прикрытые ладонями уши, выстрелы отдавались в голове на счет два — громко, зло. Джаред видел все нечетко, как в дешевом фильме: Джейк метнулся вперед и его отбросило в сторону выстрелом перепуганного агента. Секундой позже агент лежал на полу с дыркой между глаз, а приземистый бородатый бандит любовно наглаживал свою пушку, как если бы то был его член. Он подошел к Джареду и ударил по голове рукояткой пистолета. Джаред рухнул рядом с мертвым Джейком в лужу крови, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание.
Еще один выстрел — и Эрл присоединился к бедняге Джейку и агентам.

Второй бандит, тот, что стоял рядом с бородатым, чертыхнулся.

- Какого хрена ты вытворяешь? - прошипел он, но бородатый только пожал плечами.

- Зачистка, Эклз. Все просто.

- Что значит?..

- Нам нужен только один. И потом, они отбросы.

Снова выстрелы. Стоны. Выстрелы. Сползающие по стенам бывшие заключенные. Кровь.

- Отойдем?

Темнота.

Кто-то тихо спорил. Джаред открыл глаза и тут же заморгал, ослепленный ярким светом. Второй бандит, Эклз, негромко разговаривал с бородатым.

- Ты идиот, Фил! Какого хрена устроил бойню?

- Уймись уже, Эклз. Они открыли ответный огонь. Мне ничего больше не оставалось делать.

- А что если один из них Падалеки? - повысил голос Эклз. - Кого станешь совать заказчику? Меня?

Джаред на животе подполз к Джейку. Кем бы эти люди ни являлись, они искали его. А значит, действовать следовало немедленно.

План требовал серьезной доработки, но на большее сейчас просто не хватило бы времени. Джаред скосил взгляд в сторону Эклза — тот все еще на повышенных тонах объяснялся с напарником.

- Извини, приятель, - шепнул Джаред, срывая наклейку с груди Джейка и цепляя вместо нее свою. Потом он забрал себе жетон Джейка, а на Джейка повесил свой. Конечно, парень моложе Джареда и у них совершенно разная внешность, но до изучения профилей с фотографиями просто не дойдет — на этом корабле были только тупые теминалы по учету груза. Заключенных перевозили не как людей, а как мясо, и что с ним станет до прибытия на место, никого не волновало. Есть указанное в списке количество человек – и ладно. Эклзу и его сообщнику хватит соответствия складского номера и описания. Джареда Падалеки объявят мертвым. И даже если обманка сработает только на первое время, этого должно оказаться достаточно, чтобы продумать более тщательный путь отхода.

- А ты проверь, умник.

Прежде чем Эклз и бородатый — Фил — вернулись к нему, Джаред успел прилепить наклейку Джейка на себя и лечь среди трупов, притворившись, что находится в отключке.

Его похлопали по щекам, а потом хриплый голос произнес:
- Просыпайся, пойдешь с нами.


**

С самого начала все пошло не так. Дэннил наотрез отказалась оставаться на «Стреле», и Дженсену пришлось запереть ее в своей каюте, так как он отлично понимал – если оставит слоняться по кораблю, она обязательно найдет способ расстроить его планы. В такие моменты Дэннил представлялась Дженсену не зрелой женщиной, а капризным приставучим ребенком, не столько беспокоившимся за его сохранность, сколько желавшим потрепать нервы. А в данном конкретном случае — помешать ему забрать Джареда Падалеки — именно так звали заключенного, который срочно понадобился заказчику Мауса — с тюремного корабля Лиги и получить кучу денег.

- Сейчас же открой эту чертову дверь! Дженсен Эклз, я с тобой разговариваю!

- Прости, детка, так будет лучше, - Дженсен прижал два пальца к своим губам, а потом коснулся ими запотевшего окна, за которым бесновалась запертая Дэннил. Он подождал, пока она отреагирует на жест, повернулся и зашагал по темному коридору. Вслед ему полетели непечатные выражения, но Дженсен не вслушивался. Здесь Дэннил будет в безопасности, и она сама прекрасно это понимает. Потому и бесится.
Захват корабля прошел практически без осложнений. Сообщник Мауса быстро разобрался с агентами и, высадившись на Новом Арканзасе, впустил их на борт. Фотографию Падалеки, хоть какую-то, им почему-то не предоставили, только идентификационный номер, выданный в тюрьме, который заказчик передал Маусу перед началом операции вместе с остальной информацией. Даже не объяснил, чем этот Джаред провинился перед Лигой, просто потребовал доставить на место.

Дженсен так отвлекся на мысли о Падалеки, что чуть не пропустил появление безумного агента, первым делом подстрелившего одного из заключенных — почти мальчишку — стоявшего в стороне. Зато Маус все понял по-своему и тут же всадил агенту пулю в лоб. Второй заключенный, что стоял рядом с убитым парнишкой, высокий, крепкий, так посмотрел в их сторону, что на долю секунды стало по-настоящему страшно. Маус тоже взгляд оценил, взвесил, подошел и долбанул заключенного по голове. Потом спокойно забрал из руки мертвого агента пистолет, развернулся и начать палить с двух рук по выбежавшим на шум преступникам, укладывая их штабелями. Остальные события смазались в неясное пятно, состоявшее из криков, крови и мерного гудения двигателя.
А несколькими минутами позже Дженсен уже стоял перед открытым шлюзом и орал на Мауса, потому что этот идиот умудрился, скорее всего, грохнуть их парня. Теперь вместо Падалеки у них на руках оставался только этот верзила с диким взглядом, и что с ним делать, Дженсен понятия не имел. Никто, даже самый последний дурак, не отвалит за парня без роду, без племени и десяти кусков. Но у Мауса тут же возник запасной план.

- Посмотри на него, Эклз, - Маус ткнул пальцем в сторону горы трупов, среди которых валялся в отключке единственный выживший бойни, - он в отличной форме, молод, смазлив. И должен был умереть мучительной смертью на Новой Аляске.

- К чему ты клонишь? - уставшим голосом спросил Дженсен.

- Есть у меня одна идейка, - загадочно ухмыльнулся Маус. - Точнее, одна дама, известная своими необычными пристрастиями. Предлагаю продать этот аппетитный кусок мяса ей. Пятьдесяти штук его задница не стоит, конечно, но двадцатку выторговать попробую.

Дженсен вскинул бровь:

- Я думал, за Падалеки дают сорок. Пятьдесят на пятьдесят.

- Скорее, шестьдесят на сорок, - поправил Маус. - Чего ждешь?

- А если это все же Падалеки?

- Легко можно проверить. Терминал работает?

- Не знаю.

- А ты проверь, умник. Давай, буди нашу красавицу, устанавливай личность, а я свяжусь с Мэй.

Мэй Лин? Маус хочет отдать парня ей? Да эта ненормальная любительница острых ощущений на нем места живого не оставит.

Дженсен склонился над парнем, хлопнул по щекам.

- Просыпайся, поедешь с нами.

Парень моргнул, поднимаясь с пола. Дженсен потянулся рассмотреть налепленный на груди номер, парень отшатнулся. Из его кармана выпала фотография, и они оба за ней рванулись. Дженсен успел взять ее первым. Молодая темноволосая девушка улыбалась со снимка широкой светлой улыбкой. Подружка? Сестра? Видимо, кто-то очень дорогой, если из всех возможных вещей он пожелал оставить при себе именно этот снимок.

- Отдай, - прорычал парень, выхватывая фотографию и пряча в карман. Наклейка на груди едва держалась, криво нацепленная поверх аккуратного прямоугольника.
Дженсен никогда не верил в силу предчувствия или интуицию, но сейчас эта самая интуиция подсказывала ему досконально все проверить.

- Давай сюда свой жетон, - Дженсен потянул его к терминалу. - Встань тут.

Парень послушно выдвинулся вперед, загородив широкой грудью глазок сканера. Дженсен приложил жетон к сканеру.
Луч пробежался по цифрам, подтверждая, что перед Дженсеном стоит Джейк Абель, двадцати трех лет.

- Что там, Эклз? - позвал Маус.

- Не наш парень,  - крикнул Дженсен.

- Хрен с ним, тащи его сюда! Мэй захочет посмотреть товар!

- Что со мной будет? - совершенно спокойным, даже равнодушным тоном осведомился Абель.

- Это не мне решать, - отмахнулся Дженсен, отходя и включая ручной компьютер.

Майк отозвался сразу же, бодрым голосом поприветствовав:

- Все в порядке, капитан?

- Все нормально. У вас как?

- По-прежнему. Дэннил обещала убить вас самолично, если не вернетесь живым.

Дженсен против воли улыбнулся:

- У тебя еще сохранился доступ в систему Лиги?

- Которую? - уточнил Майк уже более деловым тоном.

- Мне нужно, чтобы ты кое-что выяснил об одном человеке. Он федеральный заключенный.

- Имя? - спросил Майк, летая от одного компьютера к другому.

- Падалеки, Джаред. Штат Новый Техас.

- Есть такой, - тут же отозвался Майк. - Что надо?

- Зачитай данные.

- Так-с, средний сын Зодчего штата Новый Техас. Тридцать лет, рост шесть футов, четыре дюйма, цвет волос — темно-каштановый, глаза — серо-зеленые.

- Спасибо, - прервал Дженсен, - а что насчет семейного положения?

- Холост, детей нет.

- Родственники. У него есть сестры?

- Есть младшая сестра, Мэган Падалеки. Значится пропавшей.

- Еще посмотри: Абель, Джейк.

- Джейк Абель. Штат Новый Нью-Йорк, двадцать три года, рост…

- За что посадили?

- Убийство.

- Есть подробности?

- Да, Абель убил агента Лиги из-за своего брата…

- Хорошо, - выслушав, отчет пробормотал Дженсен. - Перешли мне фотографию, - попросил он, - Падалеки, не Абеля.

- Есть, капитан.

Фотография пришла две минуты спустя. Дженсен долго всматривался в спокойное лицо Джареда Падалеки, а потом, отдав Майку распоряжение для Дэннил, вернулся к застывшему в стороне «Джейку», даже не пытавшемуся сбежать или хотя бы завладеть оружием. Дженсен внимательно огляделся вокруг, выискивая глазами то, что могло им помочь. Потом приметил на полке над сидениями медаптечку, порылся в ней и, достав нужное, обратился к «Джейку»:

- Положи в рот. Не глотай, просто разжуй.

Тот вскинул на Дженсена удивленный взгляд.

- Верь мне, - тихо сказал Дженсен, пропихивая между губ тонкую белую таблетку без маркировок. «Джейк» неуверенно начал разжевывать ее, и именно тогда Дженсен, размахнувшись, ударил его. Кровь закапала на пол из разбитой губы, в Дженсена впился колючий неприятный взгляд.

- Жди, - шепнул Дженсен, а сам пошел к Маусу.

Тот разговаривал на мостике с Мэй Лин.

- Он тебе не подходит, - с ходу заявил Дженсен, толкая Мауса и занимая его место.

- Эклз, какого хрена?

- Заткнись, Фил. Мэй, мальчишка болен. Страхивать его со своими клиентами не стоит. Да и самой тоже опасно.

- Глаз положил на него, да, Дженсен? - Мэй нехорошо улыбнулась, сжимая в пальцах пилочку для ногтей.

- Он болен, - повторил Дженсен. - Хочешь заразить своих клиентов непонятной херней – пожалуйста. Меня не колышет.

- А что с ним?

- Пена изо рта, блюет без передышки, так что сосать не сможет точно.

- Жаль, - кажется, Мэй Лин ему все же поверила. - Не хочешь занять его место, сладкий? Обещаю достойно платить за работу, - она хищно оскалилась, показывая узкие ровные зубы.

Дженсен едва удержался от издевательского смешка:

- Спасибо, Мэй, но вынужден отказаться. Я уже побывал шлюхой режиссера, повторять не особо хочется.

- Ну ладно, - разочарованно вздохнула Мэй Лин. - До связи, мальчики.

И отключилась.

- Если это очередной наеб... - начал сходу закипать Маус.

- Не наеб, - успокоил Дженсен. - Он сдохнет через пару часов, мы не успеем его продать. Сам посмотри.

Когда они вернулись к шлюзу, Абель, склонившись, блевал желчью.

- Блядская невезуха, - выругался Маус, отворачиваясь от малоприятного зрелища. - Ладно, надо кончать его.

- Нахрена мараться? Сам сдохнет, - брезгливо заметил Дженсен.

- Не хочу везти труп на корабле, - уперся рогом Маус.

- И не надо. Оставим здесь.

- Хрен с тобой, - буркнул Маус. - Избавляйся от него, я пойду подниму эту махину в воздух, а то мы никогда не улетим.

Дженсен дождался, чтобы Маус ушел на мостик, и подошел к «Джейку»:

- Что за?.. - изо рта у того обильно капала пена.

- Тшш, - прошептал Дженсен, - подыграй мне.

- С какого я должен тебе верить? - огрызнулся тот.

- А с такого, что я знаю, кто ты.

- И кто я?

- Ты Джаред Падалеки.

- Я Джейк. Абель.

- Ты убил агента?

- Да.

- За что?

- Он приставал к моему брату.

- Как зовут твоего брата?

- Он...

- Его звали Нэйтан. И почему у тебя в кармане фотография Мэган Падалеки?

Парень не выдержал. Сорвался.

- Ах ты...

Дженсен перехватил его руки, вжал в стену.

- Пойдешь с ним? Он продаст тебя безумной сутенерше, получит деньги и драпанет в космос.

- А что, с тобой лучше? - оскалился Падалеки.

- Со мной у тебя есть шанс.

- Зачем я тебе?

- Сегодня я потерял много денег. И ты поможешь мне их заработать.

- Каким образом?

Дженсен улыбнулся, потрепал его по волосам.

- Эй, Эклз, да выкинь его уже!

Дженсен вывел Джареда Падалеки с корабля и бросил на мерзлую землю. Шел дождь.

Шлюз захлопнулся, корабль начал набирать высоту.

На «Стрелу» Дженсен вернулся через шесть часов, как только Маус высадился на Иллинойсе, передав его команде.

- До встречи, Эклз, - с хмурым видом попрощался он, исчезая в темнеющем небе.

Дэннил стояла у шлюза, сжимала пальцами напряженные плечи.

- Приказ выполнен, капитан, - сухо отчиталась она.

- Вижу, - пробормотал Дженсен, отмечая среди присутствующих Джареда, и равнодушно добавил:

- Выделите ему комнату. Он теперь часть команды.

И ушел к себе.

 

**


Комната оказалась не такой уж плохой. Маленькая, с низким потолком, но прибранная, даже уютная, если забыть, что это каюта определенно разыскиваемого корабля и заправляют здесь всем пираты. Конечно, о том, чтобы бежать, и речи не шло. Они в космосе, даже если Джаред каким-то немыслимым образом выберется, деваться с этой развалюхи некуда. Разве что улететь в космос, в буквальном смысле. О том, чтобы одному захватить корабль, где как минимум враждебно настроенный капитан и его подруга, смерившая Джареда таким взглядом, будто он душитель младенцев какой-нибудь, не меньше, и думать не приходилось. Пристрелят раньше, чем он успеет стащить пистолет, не посмотрят даже на его ценность. Кстати, а он представляет какую-нибудь выгоду? Или для него уготовили другую участь? Кажется, бородатый — Фил — говорил что-то о сутенерше с азиатским именем. Его, что, продадут какой-то извращенке? Выходит, Эклз ловко избавился от сообщника, чтобы выручить больше за его задницу. Веселенькая перспектива, ничего не скажешь.

Решив, что стоит просто дождаться, когда о нем вспомнят, а уже потом бить тревогу, Джаред воровато огляделся. Ну надо же, душевая. Интересно, а вода есть?
Вода была, только холодная. Скрипя зубами, Джаред сбросил тюремную форму и залез под колкие струи. Он понятия не имел, как именно космическое отребье вроде Эклза относится с гигиене, но какую неприятную участь ему ни уготовили, Джаред ее примет чистым — душой и телом.

Через минуту вода перестала казаться ледяной, и Джаред даже сумел немного расслабиться, тихонько напевая песенку из почти стершегося детства. Он настолько увлекся светлыми воспоминаниями, что скрипа открывшейся двери не услышал, а когда за спиной раздался тихий издевательский смех, чуть не выронил брусок мыла.

- Пользуешься гостеприимством?

Джаред рефлекторно развернулся, даже не думая прикрыться. Хочет смотреть — пускай. Он не щенок какой-нибудь, много где побывал, много разных традиций видел и даже принимал непосредственное участие в некоторых ритуалах. Что уж говорить об университетских вечеринках, после которых про стыд следовало вообще напрочь забыть.

- Да вот, захотелось освежиться, - как можно нейтральнее улыбнулся Джаред, спокойно переступая через порог.

Эклз смерил его оценивающим взглядом:

- Думаю, пришло время обговорить условия твоего пребывания на моем корабле.

Джаред не удержался от издевательского смешка:

- Наивно было рассчитывать, что ты меня спас по доброте душевной, да?

- У меня к тебе деловое предложение.

- Вот как? - почувствовав себя неуютно, Джаред все же обмотал вокруг бедер полотенце.

- Представь себе. Но для начала неплохо было бы услышать благодарность.

- За что? За то, что запер меня на этом корыте?

Эклз явно оскорбился до глубины души. Вжав Джареда в стену, выдохнул прямо в лицо:

- Тебе повезло, что я не люблю пытки, иначе бы твой острый язык уже жарился на сковородке. Ты хоть понимаешь, из какого дерьма я тебя вытащил?

- Примерно, - спокойно сообщил Джаред, отпихивая от себя озверевшего Эклза. - Освободил из рабства какой-то известной доминантной сучки? Жаль тебя разочаровывать, но я бы предпочел компанию изысканной леди и ее богатых клиентов твоей небритой потной роже.

А вот теперь Эклз всерьез разозлился. Он бросил Джареда лицом в мятую, пропахшую дешевым порошком и табаком простыню, выкрутил ему руки до боли, до злых слез и, склонившись над его распластанным телом, обманчиво-ласково прошептал на ухо:

- Дерзишь? Ладно. Все равно это ничего не меняет. Я знаю, кто ты такой. Знаю, как можно использовать информацию. Так что подумай хорошенько, когда станешь разевать пасть в следующий раз, потому что небритой потной роже может не понравиться то, что ты говоришь. - Колено больно ткнулось прямо под яйца.
Джаред взвыл, пытаясь выбраться, но Эклз держал крепко.

- Так на чем мы остановились? - Эклз, наконец, отпустил его, и Джаред не удержался, с болезненным стоном прижал к паху руки, одновременно поднимая на Эклза горящие ненавистью глаза. Тот отошел в сторону.

- Что за предложение? - немного придя в себя, выдохнул Джаред.

- За тебя дают пятьдесят тысяч.

Джаред удивленно моргнул, выпуская из рук пострадавшие яйца. Эклз как ни в чем не бывало продолжил:

- Ты говоришь мне, что от тебя хочет Лига и где это лежит, что можно с этим сделать, и я тебя не сдаю.

Джаред от досады чуть зубами не заскрежетал. Всего на секунду ему показалось, что Эклз спросит о чем-то другом. Как бы не так.

- У меня ничего нет, - как можно спокойнее ответил он, поморщившись. В паху стрельнуло остаточной болью.

- Врешь, - не дрогнув, заявил Эклз. - Давай по-хорошему, Джаред. Ты мне называешь локацию, я тебя отпускаю. Ты мне ничего не говоришь, я отдаю тебя заказчику и получаю свои пятьдесят кусков.

Нифига себе. Кто же готов заплатить такую бешеную сумму денег, чтобы Джаред молчал? Или, наоборот, говорил? И что сказать Эклзу, если он сам толком нихрена не помнит после той злополучной ночи? А ведь если не найти быстро нужные слова, все может закончиться крайне плачевно. Значит, придется изворачиваться, а потом Джаред что-нибудь обязательно придумает.

- Это информация, - сказал он, прокашлялся. - На диске. Я ее спрятал.

- Уже лучше, - одобрительно кивнул Эклз. - Где?

Джаред принялся лихорадочно соображать. Они сейчас где-то между Новой Калифорнией и Новой Невадой. Новый Орегон не подходит, слишком близко...

- Время, Джаред, - безжалостным тоном напомнил Эклз.
Не то… не то. Нет, близко… Вот оно! Память перестала подбрасывать варианты, и остался только Новый Вашингтон. Мертвая, наполовину затопленная планета. Идеально.

- Новый Вашингтон.

Кажется, Эклз клюнул:

- Что за информация?

- Такая секретная, что меня чуть не сослали в самую жопу мира, - совершенно искренне ответил Джаред. - Обладатель этого диска может.... - он усмехнулся, - абсолютно все.

- Хорошо, - Эклз как-то странно посмотрел на него, сально улыбнулся, делая несколько шагов навстречу, снова зажимая его в угол. Только сейчас Джаред осознал, что вода в душевой все это время продолжала литься. Эклз вжал ладони в стену с двух сторон, пресекая ему пути отступления, и прошептал, перебивая хриплым шепотом стук капель:

- Направо, прямо до развилки, снова поворот направо. И до конца коридора. Через полчаса. И не вздумай опоздать, - добавил он, отняв руку от стены и недвусмысленно погладив бедро Джареда.

- Я думал, у тебя... девушка, - невнятно пробормотал Джаред, отдергиваясь. Обманчиво-мягкое прикосновение на самом деле таковым не являлось, скорее, наоборот, от Эклза веяло сокрушительной силой, и это осознание вместе с настойчивыми пальцами, гладящими его бедро, отозвалось сильным всплеском возбуждения.

Эклз улыбнулся, мазнул губами по щеке, оцарапал жесткой щетиной.

- Не понимаю, чем это мешает получить удовольствие, - он отстранился неожиданно резко, даже кольнуло слабым разочарованием, едва не сорвавшимся с губ стоном протеста. - И потом, у меня из-за тебя серьезные неприятности, я хочу быть уверенным, что не продешевил. Считай это, - пальцы снова скользнули под полотенце, - небольшой компенсацией.

Сука. Расчетливая. Подлая. Сволочь.

- Через полчаса, - строго напомнил он уже у двери, и прежде чем Джаред опомнился от гребаного наваждения, Эклз исчез в темном коридоре. Послышался стук шагов, сначала четкий, потом все отдаленнее, и все стихло.

Джаред снова полез под воду. Холодная — то, что нужно сейчас. Предложение, как же. Самый настоящий подлый шантаж. Конечно, Джаред действительно должен этому типу за спасение от рабства, но не все же сразу! Неужели Эклзу мало того, что он может получить за информацию и за самого Джареда, если первый вариант покажется слишком сложным? Хотя, Эклз же пират и неотесанный мужлан, таким только деньги и нужны, чем больше, тем лучше. А еще чувство превосходства, подпитываемое постоянными победами над соперником. Ну уж нет. Пускай Эклз думает, что победил. Пускай. Его ждет большое разочарование. И начнется оно с того, что, пожалуй, после ледяного душа у Джареда ни за что не встанет. А трахать его таким — все равно что заколачивать безжизненной кукле. Кайфа — ноль.

И что за блядские полчаса? Ну не думает же он, что Джаред потратит это время на... на подготовку? Он не девственница какая-нибудь, чтобы дрожать в преддверии первой брачной ночи, которая была в обычаях давности. Ну а если Эклз все же надеется, что Джаред станет умолять не трогать его или начнет сопротивляться... Ну что ж, посмотрим.

Джаред наспех обтерся каким-то полотенцем — при таких условиях о брезгливости пришлось забыть — натянул штаны от тюремной формы и вышел в коридор.

По дороге в каюту Эклза Джаред успел обдумать свое поведение до мелочей. Просто выполнять условия сделки — ничего... такого. Бизнес, пусть не совсем законный или порядочный, но... Вряд ли Эклзу понадобится что-то особенное, а вообще, если откинуть все заморочки и забыть отталкивающую ухмылку, он не такой уж и противный. Ему бы помыться, надеть что-то нормальное, сбрить щетину... Сразу станет выглядеть человечнее.

Эклз уже ждал его. Дурацкий потрепанный плащ с дыркой от пули он уже успел снять, на нем остались только несвежая рубашка и штаны с болтающимися подтяжками.

- Опаздываешь, - заметил Эклз, пальцами зачесывая назад растрепавшиеся волосы.

- Заблудился, - буркнул Джаред, закрывая дверь.

- Подойди.

Джаред сделал несколько неуверенных резких шагов вперед. Эклз окинул его все тем же изучающим взглядом, будто шлюху в борделе выбирал, потом подошел и принялся ощупывать плечи, спину, сжал через штаны ягодицы. Джаред стойко выдержал и это. Вот чего он тянет, а? Почему бы не закончить поскорее, и Джаред пойдет спать?

- А ты ничего, - улыбнулся Эклз и добавил: - Качаешься?

- Качался.

- Иди сюда, - Эклз поманил его к себе. - Знаешь, клиенты Мэй многое потеряли. Такая шикарная задница. Не терпится засадить...

Все же это оказалось тяжелее, чем Джаред представлял. Если до прихода сюда его волновало только одно — не показывать слабости и страха — то сейчас он почему-то подумал, что есть вещи и похуже. Например, этот хриплый, будто прокуренный, голос, услышав который, хочется повиноваться любой прихоти.

Эклз похлопал рукой по кровати, приглашая.

- Выпьешь? - предложил он, качнув перед глазами бутылочкой виски. Джаред едва не обомлел от такой перемены. Интересно, это только ему так повезло, или Эклз всех пленников угощает, прежде чем трахнуть? Или все же хочет помочь расслабиться?

- Не пью, - койка обиженно скрипнула, когда он переместился к Эклзу. Тот пожал плечами, отпивая из горлышка и ставя бутылку обратно на место. На этом диалог закончился, в воздухе повисла неприятная тишина, не предполагающая ничего хорошего. Для Джареда уж точно.

- Сам разденешься или тебе помочь? - вопрос прозвучал с такой явной издевкой, что ответом мог послужить только сбалансированный удар в челюсть или куда-нибудь побольнее. Скажем, по яйцам. Именно поэтому Джаред испытал к своему врагу странную, но все же именно благодарность. Он молча стащил штаны и отпихнул их в сторону. За то время, что Джаред возился со своей одеждой, Эклз успел расстегнуть пуговицу на штанах и дернуть молнию.

- На живот.

Даже в лицо посмотреть не может? Мало того, что сука, еще и трус с ебаными комплексами.

Джаред послушно развернулся, стараясь расслабить мышцы во всем теле. Где-то под ухом с тихим треском разорвался пакетик презерватива. «Хоть на этом спасибо», - отстраненно подумал Джаред.

Почувствовав надавившую на анус головку, Джаред рефлекторно поджал ягодицы. Что-то он упустил, что-то важное... Стоп, этот псих же не собирается...

- Смазку забыл, - прохрипел Джаред, пытаясь подняться, но Эклз надавил рукой ему на спину, вжимая лицом в подушку.

- Извини, закончилась, - сообщил Эклз, отползая назад, скользнув руками по напряженной спине, длинно, с нажимом лизнув от самой мошонки до копчика. Потом раздвинул ладонями упрямо сжатые ягодицы и сплюнул на растянувшееся отверстие. Джаред почувствовал, как теплая вязкая слюна затекает внутрь, бежит вниз по промежности, щекоча яйца и капая на простыню, пока Эклз держит его безжалостно, уязвимо открытым. Джаред мог бы поклясться, что эта сволочь улыбается.

Эклз несколько раз лениво провел членом между влажных ягодиц, примериваясь, потом начал осторожно втискиваться. Джаред закусил подушку, стараясь не смеяться вслух, радуясь, что, наплевав на гордость, все же немного растянул себя пальцами перед тем, как явиться сюда.

Эклз надавил сильнее, целиком проталкивая крупную головку.

- Если тебе станет от этого легче, - тихо прошептал он, замирая на мгновение, - больно будет не только тебе, - и одним резким движением въехал до конца.

Вот же подлая сука. Больно действительно было. А по тому, как шумно, надрывно дышал сам Эклз — ему тоже пришлось не очень сладко. Джаред, мстительно думая об этом, сморгнул слезы и намеренно прогнулся назад, принимая член целиком. Пусть видит, что ему тоже нравится.

- Умница, - похвалил Эклз и начал размеренно двигаться. От сильных грубых толчков Джареда начало возить по простыне туда-обратно; одной рукой он схватился за спинку койки, чтобы удержать равновесие, другой попытался сжать собственный член, который, вопреки ожиданиям, начал предательски твердеть, и как Джаред ни старался его утихомирить, становился все крепче с каждым толчком безжалостно вбивающегося в него Эклза. То ли им хватило сцены в каюте Джареда, то ли Эклз слишком выдохся, чтобы растягивать удовольствие, но закончилось все довольно быстро. Где-то между приевшейся болью и поплывшим от усталости и бессилия сознанием Джаред смутно почувствовал, как член внутри него предупредительно завибрировал и дернулся, наполняя презерватив спермой, после чего Эклз резко выдернул его из раздраженного ануса, доставив Джареду несколько дополнительных секунд дискомфорта и краткий миг просветления.

- Надеюсь, я не сделал тебе слишком больно? - поднимаясь с кровати и стягивая переполненный презерватив, вполне бодрым голосом поинтересовался Эклз.

Он издевается, блядь? Это доставляет ему дополнительный кайф? Джаред попытался сжать онемевшие ягодицы, но это действие отозвалось ноющей болью во всем теле. О том, чтобы кончить, и речи не шло, хотя член наполовину стоял. Развернувшись лицом к своему мучителю, который, стоя у заляпанного зеркала, приводил в порядок свою одежду, Джаред не выдержал:

- Ты хоть представляешь, как давно я не трахался? Нет, ты не сделал мне больно, мать твою!

Эклзу ответ явно пришелся по душе, потому что в следующую же секунду Джаред оказался на спине, с унизительно вздернутыми ногами и упруго покачивающимся между бедер членом. Эклз довольно хмыкнул, по очереди взял в рот тяжелые, болезненно распухшие яйца, покатал на языке, чуть сжал зубами, наблюдая за тем, как Джаред раздраженно дергается, а потом уверенно обхватил головку его члена сильными, мягкими губами.

А Джареду казалось, что хуже не бывает. Еще как бывает, черт возьми. Стоило Эклзу вобрать его член целиком, как тот заинтересованно дернулся, ткнувшись в щеку, будто и не окоченел от ледяной воды. Эклз сосал так же, как трахался: зло, грубо, больно. Член быстро твердел и увеличивался, язык умело подразнивал, пережимал и давил в идеально выверенных пропорциях, и Джаред чуть не стал умолять дать уже ему кончить. Эклз еще несколько раз наделся на член, языком пощекотав круглую головку; щель раскрылась, ягодицы Джареда напряглись, он приподнялся над кроватью и несколько секунд спустя выплеснулся Эклзу на лицо, шею, грудь... Все это время, пока Джаред кончал, крича и выгибаясь на несвежих простынях, крепкие ладони, намертво впечатавшись в бедра, держали его раскрытым, не давали двигаться больше, чем надо.

Джаред, обессилев, рухнул на подушки, не в состоянии даже свести дрожащие ноги, когда затуманенного сознания достиг все тот же тихий, издевательский шепот:

- Ответная услуга, приятель. Не стоит благодарности.

 

**
Когда Дженсен вернулся из ванной, Джаред крепко спал, свободно раскинувшись на его койке. Почему он не ушел обратно к себе, оставалось загадкой. Дженсен предположил, что сам виноват — перестарался, заездил парня, и тот просто слишком устал, чтобы благополучно добраться по темным коридорам до своей каюты посреди ночи, да еще и на незнакомом корабле. Дженсен подошел ближе, прислушиваясь к ровному дыханию. Во сне Джаред выглядел иначе — более спокойным и беззащитным. Видимо, постоянная настороженность и привычка скалить зубы при каждом удобном случае отнимали у него куда больше энергии, чем Дженсен предполагал.

Джаред перевернулся на живот, подсунул руку под подушку, притянув ее себе под щеку. Простонал что-то — слишком тихо, глухо, Дженсен не смог разобрать — и снова засопел. Дженсен постоял еще немного, наблюдая за ним и пытаясь понять — каким Джаред нравится ему больше: умиротворенным или озлобленным, с колющим взглядом и капризной складкой на лбу — укрыл его, быстро оделся и вышел в коридор.
На мостике не оказалось никого, кроме дежурного пилота. Когда Дженсен закрыл за собой дверь, дремавший в кресле Килли встрепенулся, подскочил на месте.

- Капитан, - слишком громко поприветствовал он, протирая сонные глаза.

- Можешь идти, - разрешил Дженсен, садясь в кресло.

- Спасибо, капитан, - выпалил Килли и убежал в свою каюту — отсыпать положенные четыре часа.

Когда-то Килли — Киллиан Мерфи, выпускник Новонью-Йоркской летной академии — метил в лучшие пилоты космофлота Лиги. Но случай сыграл с ним злую шутку. Во время захвата пилотируемого им корабля Килли ранило. Ничего серьезного, царапина, но ее расположение решило судьбу перспективного пилота не в его пользу. Зная, что из-за возможного повреждения глазного нерва парня досрочно отправят на пенсию, Дженсен, который находился среди налетчиков, взял Килли к себе, а как только тот поправился, предложил работу. Парень легко согласился, потому что любил космос и корабли. Что касается Лиги, Килли к ней относился прохладно, и на работу его устроили не по желанию, а по требованию отца, поэтому скучать он стал бы разве что по родным. Но и этого не произошло, так как в скором времени их нашла его сестра Мэган — тоже пилот, и Дженсен, не долго думая, отдал девушке место второго пилота. Мерфи быстро освоились на корабле и полюбили «Стрелу» почти так же сильно, как сам Дженсен, и, благодаря их мастерству и профессионализму, они не раз спасались от дышащей им в спины опасности. Какое-то время Дженсен продолжал приглядываться к новым членам экипажа, но вскоре понял, что Килли не собирается мстить ему за испорченную карьеру, а Мэган, удостоверившись, что ее любимый брат наконец-то счастлив, перестала настороженно относиться к Дженсену и подружилась с Дэннил. Со временем брат и сестра Мерфи стали Дженсену кем-то вроде родных детей, за которых он постоянно беспокоился и переживал, если они попадали в переделку.

Дженсен проверил данные на мониторах и взялся за штурвал, выходя из режима автопилота и выравнивая курс. Ему нравилось, как всего несколькими движениями «Стрела» послушно выполняет его приказы, нравилось чувствовать себя ее хозяином, ее единственным капитаном. Мысли сделали круг и снова вернулись к Джареду. Почему он так грубо сорвался? Он же профессионал, блядь! Как можно было так глупо поддаться на явную провокацию? Легко, конечно, использовать в качестве оправдания тот факт, что Джаред сам во всем виноват, нарвался, оскорбив его. Вот только в отличие от остальных пиратов, бороздивших космос, Дженсен происходил из высших слоев общества, а двенадцать лет — слишком маленький срок, чтобы окончательно одичать.

Обдумать свой поступок Дженсен не успел, потому что дверь со скрежетом отъехала в сторону, и на мостике появилась совершенно бодрая Дэннил. И только свежие жирные пятна на комбинезоне и грязь под ногтями говорили о том, что пришла она сюда не из своей каюты, где спала все это время, а из агрегатного отсека, где, судя по всему, бесцельно копалась в запасном генераторе, пытаясь немного успокоиться. Прекрасно. Просто, блядь, прекрасно.

- Надо поговорить, - сказала Дэннил как можно ровнее, но голос едва заметно дрогнул, выдавая ее истинное состояние.

- Давай поговорим, - согласился Дженсен, возвращая корабль в режим автопилота.
Дэннил плюхнулась на место Мэган, ноги бесцеремонно задрала наверх, устроив на панели управления. Хорошо, на отключенном ее отсеке.

- Ты охуел?

Похоже, Дженсен недооценил степень ее взвинченности. Страшно подумать, какой же она была несколько часов назад.

- Не понимаю, о чем ты, - спокойно произнес он, нервно щелкая пальцами.

- Я про парня. Проходила мимо твоей каюты и увидела... Какого хрена, Эклз?

Дженсен едва сдержал ехидную улыбку:

- Не знал бы тебя, Дэнни, решил бы, что ревнуешь.

- Разве это так неожиданно? - с горечью произнесла она.

Дженсен вздохнул. Следовало прекратить это намного раньше, но он просто не смог, слишком нуждался в ком-то рядом, в ком-то, способном понять, а теперь слишком поздно что-либо отрицать. Похоже, то, что для него являлось приятным и необременительным времяпрепровождением, для этой женщины считалось чем-то куда более серьезным. Отношениями.

- Не особо.

- Знаешь, если тебе мало меня, можешь снимать парней у Мэй Лин. Я не стану ревновать, правда. Не хочешь платить за секс — пожалуйста. В твоем распоряжении любой бар на любой населенной планете этой долбаной галактики, но... - она замолчала, чтобы перевести дух, - трахать парня, которого разыскивают... Черт возьми, Дженсен, ты же не знаешь его. А вдруг это подстава?

- Думаешь, я бы не узнал? - немного резко ответил Дженсен, вставая с кресла и начиная ходить по мостику. - Если бы Джаред... если бы мне его намеренно подложили, я бы точно узнал об этом. Поверь, есть несколько простых, но очень эффективных способов распознать шпиона. И потом, - увидев, как сильно Дэннил обеспокоена, Дженсен немного смягчился, - ты же знаешь, пока меня хотят видеть на свободе определенные люди, остальное — просто жалкие попытки им помешать.

- Скажи это Маусу, - мстительно напомнила Дэннил. - Как думаешь, что он с тобой сделает, когда сообразит, что ты увел у него из-под носа пятьдесят тысяч?

- Прежде чем Маус что-либо сообразит, мы уже будем на Новом Вашингтоне. Дэнни, - Дженсен опустился перед ней на колени, стер большим пальцем пыльное пятно на ее скуле, и Дэннил обреченно вздохнула, неуверенно принимая ласку, опуская руки ему на плечи, - этот парень знает что-то важное, и я хочу знать — что.

- А если он врет? - Дэннил стряхнула с лица его руку. - Что если на Новом Вашингтоне ничего нет и мы летим в ловушку?

- Даже если так, я найду способ узнать то, что мне нужно, - уверенно произнес Дженсен. - Вот увидишь.

- Скажи, ты делаешь это потому, что хочешь насолить Лиге или потому, что тебе нужны эти чертовы деньги? Потому что если все дело в мести...

- Не стоит, - Дженсен резко отстранился, давая понять, что разговор окончен.

- И все же трахать его совершенно не обязательно, - обиженно пробормотала она и фыркнула, когда Дженсен растянул губы в улыбке.

Дойдя до двери, Дэннил обернулась и добавила:

- Забыла сказать. Нам нужно новое компрессионное кольцо. Если это сломается, может случиться все, что угодно.

- Хорошо. Сделаем остановку на Новой Неваде. Заодно и купим новый термостат, пока некоторые члены экипажа не отморозили себе яйца.

Дэннил шутку отметила сухим кивком и вышла. Когда шаги за дверью смолкли, Дженсен снова проверил курс, откинулся в кресле и задремал.

 

**
Проснувшись, Джаред обнаружил, что Эклза рядом нет. Это открытие вызвало куда более сильное разочарование, чем ему хотелось бы. Второй сюрприз заключался в том, что пока он спал, кто-то укрыл его, заботливо подоткнув одеяло. Вряд ли, конечно, сам Эклз, скорее девушка, Дэннил, проходила мимо и набросила сверху плед, решив, будто Джареду холодно, что не было лишено смысла, или сочла его вид несколько неприемлемым. И это тоже совсем не удивительно. Джаред резко сел в постели и тут же застонал от прокатившихся по всему телу болевых импульсов разной степени интенсивности. Хуже всего пришлось заднице и бедрам — на них темнели злые засосы, про которые Джаред совершенно не помнил. Кажется, это случилось до того, как... Или все же после... Вдобавок ко всему, от невозможной ночной акробатики отказывалась разгибаться спина и шея сильно затекла от неудобной позы. Джаред осторожно повернул голову, чувствуя, как напряжение, стянувшее позвоночник по всей длине, постепенно рассасывается. Так-то лучше. Теперь остается найти штаны и свалить отсюда. Кстати, интересно, почему он все еще здесь? Почему не ушел ночью, после того как Эклз вытрахал из него все мозги?

Джаред не очень хорошо помнил, что произошло вчера. Нет, в общих чертах он знал, чем они занимались, но с деталями — что именно, как и сколько раз — выходил напряг. После второго оргазма, когда и первый-то казался невозможным, шел абсолютно чистый лист. А еще они вроде пили... Но, если заглянуть в зеркало и прислушаться к ощущениям, ночь выдалась явно бурная. Что самое дерьмовое и, отчасти, удивительное, протестовать Джаред вроде как не собирался, и хотя проклятый Эклз вымотал его так, что он еще не скоро сможет ровно ходить, ему понравилось. И он был бы не прочь повторить. Вот только сначала разберется со своими проблемами.

Кстати, о проблемах. Что он скажет Эклзу, когда они прилетят на Новый Вашингтон? «Извини, кажется, у меня нет того, что тебе нужно, пожалуйста, не убивай?» Кажется, нет… И сделает ноги. Если ему повезет и его не пристрелят, он станет бродить по полузатопленной планете и искать... Что искать? Нет, план действий нужно продумать... Джаред раздраженно вздохнул, пытаясь попасть ногой в штанину.

- Уже уходишь? - послышалось за спиной.

- А что, тебе показалось мало и ты решил продолжить? - прыгая на одной ноге, поинтересовался Джаред.

- Возможно, - усмехнувшись, Эклз подошел и смачно шлепнул Джареда по заднице. - Но не сейчас.

- А что так? - из чистого упрямства спросил Джаред, наконец, выпрямившись.

- Нужно подзаправиться, кое-что купить, - Дженсен окинул его незнакомым взглядом, очень похожим на отвращение. - А тебе нужна нормальная одежда.

- Зачем это? - удивился Джаред.

- Ты теперь на моем корабле, разгуливать вот так при всех я тебе не позволю, - Дженсен нагло вжался бедром в пах Джареда, и память, вихрем закрутившись, вернула его во вчера. Вспомнилось достаточно для того, чтобы одновременно хотеть забыть и повторить много-много раз, и желательно — поскорее.

- ...только когда я этого захочу, - закончил Эклз неведомое Джареду предложение, развернулся и пошел к двери. Потом, будто решив для себя что-то, остановился и добавил:

- Выходим на Новой Неваде через пять минут. Останешься на корабле или пойдешь с нами?

- А не боишься, что сбегу? - с вызовом спросил Джаред.

Губы Эклза растянула нахальная улыбка. Он медленным шагом вернулся к Джареду и шепнул на ухо:

- Это вряд ли.

Не успел Джаред спросить — почему, как на запястье защелкнулся браслет наручника, надежно приковывая их друг к другу.

- Серьезно? - разозлился Джаред, дергая руку — и, соответственно, Эклза — на себя.

- Ты же сам сказал, что побежишь, - спокойно ответил тот, притягивая руку обратно.

- Не говорил я такого!

- Но думал.

- Я не...

- Или так, или сидишь с Килли и Мэган.

- Хрен с тобой.

Эклз одобрительно кивнул:

- Вернемся с рынка — обговорим детали.

Отлично, значит в его распоряжении всего пара часов. Что наплести Эклзу, который и без того намеревается срубить с Джареда по максимуму? А поскольку Джаред все еще играет в прятки с собственной памятью, придется пустить в ход воображение. Либо держаться старой версии до самого Нового Вашингтона, а там уж будь что будет. При удачном раскладе ему удастся сбежать, а при менее удачном — Эклз, раскрыв обман, запихнет его в какой-нибудь вонючий бордель, срубив приличные бабки за его задницу. И другой вариант, еще более безумный. Попытаться свалить прямо сейчас, смешаться в толпе и постараться добраться до дома. Вот только есть одно «но». Эклз не дурак, а наручник без определенных инструментов не снимешь. Ну а тащить за собой вооруженного пирата в надежде, что тот отвалится по дороге сам, глупо. Можно еще отпилить себе руку, но для этого требуется хотя бы пила, которой у Джареда тоже нет, да и не такое уж дерьмовое у него сейчас положение, чтобы ради свободы лишаться руки. Значит, остается первый вариант — Новый Вашингтон. Хороша перспектива, ничего не скажешь.

- Чего задумался? - дернул его Эклз, и Джаред поморщился. Определенно, у Эклза проблемы с дозированием приемлемой боли.

- Ничего.

- Пойдем, - Эклз потянул его за собой на лестницу, где их уже ждала Дэннил. Выглядела девушка довольно враждебно.

- Завел раба? - хмыкнула она, смерив Джареда уничижающим взглядом.
Именно в эту секунду Джаред четко осознал, что она бы ни за что не стала укрывать его одеялом, а значит, это сделал все же Эклз. Он способен на нежность? Чудеса да и только.

- Не ерничай, Дэнни, - ласково произнес Эклз и потрепал девушку по волосам.
Удивительный все же тип.

- Через две минуты сходим на Новой Неваде. До рынка доберемся быстро, думаю, если пробок не будет...

- Останешься тут.

Дэннил резко побледнела:

- Не доверяешь мне?

- Именно что доверяю. Майк, ты с нами. Следи за «Стрелой», - шепнул Эклз ей напоследок, и Дэннил послушно кивнула.

- Дженсен, - позвала она, когда они уже спускались к землегону, порыкивающему и вибрирующему. - Будь осторожен.

- Обязательно, детка, - со всей нежностью произнес Эклз и дернул цепь наручников.
Джаред тут же вмазался в него, споткнулся и упал.

- У нас нет времени, - зашипел Эклз, становясь прежним. - Еще работу найти надо, поднимайся.

Интересно, что он понимает под «работой»? Хищение имущества, ростовщичество, заказное убийство? Скольких Эклз убил или продал, чтобы заработать на эту ржавую посудину?

- Посмотришь так на «Стрелу» еще раз — сверну шею, - пообещал Эклз, будто прочитав мысли. Он взобрался на землегон и, едва дождавшись, чтобы Джаред и Майк устроились сзади, рванул по направлению к рынку.


**

Рынки Дженсен ненавидел. Слишком шумно, людно и заставлено: палатки с ненужным барахлом с планет соседней галактики, выставленные в ряд милые безделушки, не стоящие и половины тех денег, которые за них просят наглые спекулянты, свалка подержанных товаров разной степени изношенности, магический шатер с красавицей-шарлатанкой Нуми, вечно дымящая шашлычная, где запекают водянистые овощи и безвкусное мясо. Для некоторых рынок — место, где можно купить или продать почти все, для таких людей, как Дженсен — идеальное укрытие, если надо убить, похитить или ограбить. Плотная толпа и громкие голоса – не услышишь выстрелов и не заметишь подкрадывающихся со злым умыслом врагов. А уж тянуть друг у друга кошельки и кредит-карты — дело совсем легкое, даже особой практики не надо. Именно поэтому и еще по ряду весомых причин лишний раз Дженсен туда не совался. Рыночная площадь Новой Невады не служила исключением, именно с этим местом у него был связан ряд не самых приятных воспоминаний, поэтому обычно за покупками Дженсен посылал Дэннил, но в этот раз визит не ограничивался выбором деталей для двигателя и не особо нужного барахла. Дженсену предстояло найти работу, и как бы он ни доверял Дэннил и ни верил в ее обаяние, с этим заданием в одиночку она справиться не могла.

Горячий южный воздух пропитался запахами пота, горелого мяса и прочих неразличимых «прекрасностей». Джаред толкался позади, стараясь не отставать, Майк шел впереди, уверенно раздвигая руками гомонящую толпу покупателей, продавцов и завистливых зевак, жадно наблюдающих за покупками и продажами более удачливых соперников. Из десяти тысяч, вырученных за диск для клиента Мауса, ушло больше половины. Дженсен закупил топлива на неделю у сонного араба с заправки, новый термостат втридорога в хозяйственной лавке и одежду для Джареда в маленьком магазинчике в самом конце рынка, а то парень на цепи действительно выглядел как личный раб, привлекая к Дженсену излишнее внимание посторонних глаз. Компрессионное кольцо, о необходимости которого настойчиво напоминала Дэннил, под конец нашлось у старого знакомого и даже не очень дорого.

И теперь они втроем – Дженсен, Джаред и Майк – бесцельно расхаживали под нещадно палящим солнцем по узким заполоненным рядам с изрядно опустевшим кошельком. Ну или не совсем бесцельно. Обычно для работы Дженсен пользовался сетью своих знакомых посредников по всему новому миру, но сейчас дела шли неважно, и без того с трудом налаженный бизнес загибался под гнетом диктаторства Лиги. Найти мелкую подработку без нужных контактов вообще не представлялось возможным, а на разворачивание масштабной операции требовалась не только уйма времени, но и хорошая команда, которой можно доверять, и большие средства. Не говоря уж о кодах доступа, пропускных картах и прочей необходимой фигне для успешного проворота аферы. У Дженсена на данный момент на руках не имелось ничего, кроме беглого заключенного и призрачной возможности заработать на информации, в существование которой он до конца не верил. Оставалось надеяться, что Джаред простит ему ночной секс-марафон, довольное жесткое обращение и согласится сотрудничать. Ну а пока можно временно переключиться на текущие проблемы — поискать какую-нибудь работенку. Главное, надеяться на лучшее.
Дженсен не думал, что его мысли отразятся на реальности настолько буквально, потому что не успел он прикинуть, к кому можно обратиться, как вдруг прямо перед ними остановилась Саманта Фэррис. Дженсен замер посреди рынка, чувствуя, как идущий сзади Джаред ткнулся грудью ему в спину. Все же стоило сделать эту чертову цепь подлиннее. Для таких вот случаев.

- Эклз, - улыбнулась Фэррис, скользя внимательным взглядом по его плащу, прощупывая на предмет оружия.

- Сэмми, - Дженсен сделал шаг вперед, галантно целуя протянутую руку, но ни на секунду не теряя бдительности, - давно не виделись.

- С тех самых пор в Новом Висконсине, - Фэррис уже не улыбалась — опасно скалилась. Еще бы, тогда Дженсен бросил ее, зная, что на хвосте у нее агенты Лиги и парочка «доброжелателей» из старых знакомых. Не то чтобы судьба Фэррис его не волновала, просто на другом конце Новой Америки какие-то ублюдки пытали Дэннил и Мэган, а Дженсен просто сделал выбор, с которым Фэррис до сих пор не могла примириться.

- Давненько это было, - осторожно заметил Дженсен.

- Не очень, - в голосе Фэррис прозвучал явный металл. - Пристрелить бы тебя, самоуверенного ублюдка.

- Не уверен, что мне нравится такой исход, - спокойно произнес Дженсен и продолжил примирительным тоном: - Но если хочешь, можем поговорить.

- Лучше с Пеллегрино поговори, - в руке Фэррис блеснул нож. - Я тут с ним недавно столкнулась на орбите, так парень в любви признавался.

- Поздравляю.

- Да не мне, а тебе, дурень. Чем ты ему еще удружил?

- Не твое дело, - вышло резко, но Фэррис не обратила внимания, продолжая напирать.

- Что потерял на Новой Неваде? Раба покупал? - она окинула Джареда заинтересованным взглядом. Дженсен прекрасно знал этот взгляд — этим взглядом Фэррис сканировала каждого, кто казался ей сколь-нибудь подозрительным. И, надо сказать, редко ошибалась.

- Почти. Ищу работу.

- Знаешь, я бы с удовольствием вспорола тебе брюхо и поглядела на его содержимое...

- Полегче, Сэм.

- ... но тебе повезло. У меня есть для тебя дельце.

А вот это уже интересно.

- И какое?

- Ничего сложного.

- А конкретнее? - терпение заканчивалось, Джаред слишком подозрительно молчал, Майк вообще куда-то запропал... А вдруг Фэррис его прирезала в толпе, и труп парня сейчас топчут сотни сапог?

- Знаешь Кинга?

- Лоренсона? Того самого?

- Именно. Он затевает прием в честь помолвки дочери.

- И?

В глазах Фэррис зажегся знакомый огонек:

- У меня есть билетик, точнее, два.

- Все еще не понимаю.

- Я хочу, чтобы ты пошел со мной туда в качестве сопровождающего и помог обчистить фамильный сейф.

Дженсен усмехнулся:

- И это называется «ничего сложного».

- Расслабься, Эклз. Ты будешь со мной в полной безопасности.

- Спасибо, Сэм. Успокоила.

- Обещаю, - Фэррис вполне добродушно улыбнулась, сжала его плечо в знак перемирия.

- Хорошо, я подумаю.

- Ты же знаешь, что скажешь «да».

А ведь эта прозорливая стерва права. Вариантов нет, а до Нового Вашингтона добираться около недели. И раз уж особняк Кинга им по пути, а Фэррис утверждает, что у нее все схвачено...

- Я свяжусь с тобой, - как можно нейтральнее ответил Дженсен.

Фэррис довольно улыбнулась, лисьи глаза сузились до щелочек. Она подошла ближе, задев полой плаща колено Дженсена, и прошептала на ухо:

- Поскольку мы снова партнеры, сладкий мой, дам бесплатный совет. Вали отсюда, пока какой-нибудь голодный человек не рассказал агентам Лиги, что капитан «Стрелы» Дженсен Эклз таскает за собой на цепи беглого заключенного.

- О чем это ты?

- О среднем сыне Зодчего Падалеки.

- Я не...

- Уходи. Сейчас! - рявкнула она.

- Спасибо, Сэмми.

Фэррис оттолкнула его от себя и скрылась в шумной толпе. И только после того, как пыль немного улеглась, Дженсен заметил, насколько внимательно прохожие следят за Джаредом.

- Уходим, - процедил Дженсен, разворачиваясь.

- В чем дело? - Джаред встал как вкопанный. Цепь брякнулась на землю, поднимая вокруг оранжевую пыль.

- Шевелись!

- Что случилось?

- Тебя разыскивают, гений. Вся Лига. И совсем скоро они узнают, что ты со мной.

- Это плохо? - хмыкнул Джаред.

- Нет, охренительно прекрасно, - огрызнулся Дженсен, рывком дергая цепь.

- А как же Майк? Бросишь его?

- Сообщу по рации, что мы возвращаемся. Пошли.

- Сними ее.

- Что?

- Цепь.

- Думаешь, я идиот? Может, я потная грязная морда, как ты изволил меня назвать, но мозги у меня на месте.

- Нас поймают.

- Не успеют. Еще... - Дженсен замер посреди площади, вперившись взглядом в огромный цветной плакат. С него смотрел Джаред, и надпись внизу с бесконечными нулями не сулила ничего хорошего.

- Хрен с тобой, - Дженсен расстегнул наручник, и Джаред, благодарно улыбнувшись, потер затекшую руку.

- Гони с площади. Помнишь, где я оставил землегон? Встречаемся там!
Джаред кивнул и растворился в толпе. Дженсен подал сигнал выплывшему между рядов Майку и побежал, уже чувствуя, как в спину дышат агенты Лиги.

- Эй, стой! - кто-то крикнул, его схватили за плечо, но Дженсен вырвался, бросился вперед, затерявшись в лавке деревянных изделий.

Мимо пронеслись агенты – Дженсен не разобрался, сколько их было, поспешно удирая из палатки с другой стороны.

Когда он, запыхавшись, добежал до землегона, Майк уже стоял там, немного бледный, явно напуганный, но вполне здоровый. Фух, пронесло. Дженсен огляделся. Джареда не было видно, зато издалека, поднимая пыль, к ним приближались два других землегона. Агенты — десять, может, больше — слишком много, чтобы хотя бы попытаться дать отпор.

Джаред так и не появился, и Дженсен, наплевав на все, запрыгнул на сидение, дергая рычаг. Не сбежит, как же. Как только Джаред понял, что ему грозит, тут же дал деру. И самое дерьмовое — Дженсен ведь действительно ему поверил. Интуиция вообще редко его подводила, но, видимо, на этот раз сработал отвлекающий фактор — блядские умоляющие глаза, почти прозрачные. Как не пожалеть?

Землегон взревел, из-под колес полетела пыль и комья земли. Дженсен медлил до последнего, плавно нажимая на педаль, но тут Майк мягко тронул его за плечо:

- Подожди.       

Дженсен обернулся, не надеясь увидеть то, что увидел. Джаред бежал, вслед ему летели агенты на землегонах. Они подобрались слишком близко, этот придурок просто не успеет добежать.

Дженсен чертыхнулся, сдал назад, разворачиваясь на ходу, и погнал к Джареду, разбрасывая кругом песок, поднимая клубы пыли. Он поравнялся с Джаредом, когда один из агентов уже целился ему в спину. Дженсен выхватил пистолет из кобуры, стрельнул по колесам. Шины мгновенно сдулись, землегон дернуло в сторону, и пуля агента просвистела мимо, едва задев плечо Джареда. Джаред споткнулся, упал, покатился в сторону, прямо под колеса накрывающему его землегону. Дженсен чертыхнулся, выкрутил руль, разворачиваясь и подъезжая с левой стороны, схватил Джареда за ворот новой рубашки, втаскивая на сидение. Если бы не Майк, вытянувший их обоих, у него просто оторвалась бы рука. Над головой засвистели пули, и Дженсен, решив, что с него на сегодня хватит веселья, выкрутил руль до упора, развернув землегон на сто восемьдесят градусов. Пустив вслед агентам несколько предупредительных выстрелов, он вжал в пол педаль газа и рванул к границе.

Оторваться так легко не удалось, и Дженсен прибавил скорости. Земля под колесами дребезжала, на кочках подбрасывало. Один раз из-за попавшего под колеса камня Майк чуть не свалился за борт, но Джаред удержал его здоровой рукой, не дав выпасть.
К концу пути землегоны Лиги остались далеко позади, но Дженсен успокоился только тогда, когда въехал на полной скорости в открытый шлюз, долбанувшись носом землегона в стену перед собой и едва не обрушив балкон, на котором стояла Дэннил.

- Килли! - заорал Дженсен, закрывая шлюз. - Рви когти! А если увидишь хоть один сраный крейсер Лиги, включишь режим невидимости, понял?

- Есть, капитан, - пророкотала рация.

«Стрела» взмыла вверх, оставляя позади Новую Неваду, обозленных агентов и галдящий рынок.

Дэннил ничего не сказала, только кивнула, пропуская их с Джаредом вперед.

- Я могу сам идти, - предложил Джаред, но Дженсен шикнул на него.
В каюте он заставил Джареда сесть. Потом выдвинул из стены полку, доставая антисептик, бинты и иглу с нитью. К этому он добавил ополовиненную бутылку виски, на случай, если действительно придется зашивать.

- Просто царапина, - проворчал Джаред, когда Дженсен сорвал с него рубашку, оголив раненное плечо. Действительно, ничего серьезного.

- Легко отделался, - почти с упреком заметил Дженсен, поливая царапину антисептиком и быстро бинтуя.

- В следующий раз повезет меньше, - слишком уж пессимистично отозвался Джаред, морщась, когда поврежденную кожу начало щипать.

- Насчет этого, - Дженсена все еще немного трясло от напряжения, от чувства витающей поблизости опасности, - не хочешь мне сказать, какого хрена за тобой гоняется Лига?
Джаред раздраженно дернул здоровым плечом:

- Я беглый заключенный.

- Не ври. За обычными беглецами не посылают двадцать агентов первого уровня и беглецов не пытаются пристрелить на месте. Что дальше — они отправят Призрака? Что ты натворил, Джаред?

Лучше бы он промолчал. Или снова соврал — все лучше, чем правда. Но Джаред не искал легких путей.

- Я не знаю, - и посмотрел жалобно, даже испуганно, так, что сомневаться в его словах не получалось. Джаред действительно не понимал, чем вызвал такой ажиотаж вокруг своей персоны.

И все же Дженсен не мог не злиться. Нет, его чуть ни трясло от ярости. Хотелось Джареда встряхнуть или ударить, или приложить об стенку. Вытрясти все, что он знает, а потом... Дженсен не знал, что потом. Только сейчас. А сейчас...

- Как плечо? - спросил он вместо того, что собирался сказать.

Джаред перемену в настроении тоже почувствовал. Неуверенно пробормотал:

- Нормально, уже не так болит.

- Хорошо, - Дженсен рывком стянул с себя плащ, и это знакомое, проделанное тысячи раз движение отозвалось глубоко внутри незнакомым гадливым чувством.
Джаред все понял правильно и сам разделся, чуть медленнее — мешало больное плечо. Хотя, стягивая через голову рубашку, он даже не поморщился.
Дженсен толкнул его в грудь, вынуждая откинуться на подушки. Чувствовал он себя при этом самым последним ублюдком, но и остановиться тоже не мог. Не мог и не хотел.

- Ты мне все-все расскажешь, - шепнул Дженсен, сдирая с Джареда штаны и вжимая член в раздраженное, все еще покрасневшее отверстие.

- Это изнасилование, - очень тихо, но четко сказал Джаред.

Дженсен замер на секунду, член пружинисто дернулся, головка уткнулась в верхний край сморщенного ануса.

- В новом мире нет такого понятия, - пробормотал он, срываясь в безумие, входя одним злым толчком, сжимая пальцы на раненном плече, мстя за упрямое молчание, отыгрываясь за неудачу. - И потом, не заметил, чтобы ты был сильно против, - Дженсен сжал в кулаке член Джареда, надрачивая его в такт ускоряющимся движениям бедер.
Джаред дернулся, замычал. Дженсен почувствовал, как повязка под пальцами мокнет, пропитывается кровью.

- Так что никакое это не изнасилование, - закончил он, жестко вбиваясь в распростертое под ним тело, чувствуя, как Джаред выдаивает его досуха.
Облегчения не наступило. Наоборот, в груди поселилась тоска, а пустота стала еще ощутимее, разверзшись бескрайней пропастью.

Дженсен резко отстранился. Обмякший член выскользнул с громким чавкающим звуком из растраханного ануса, оставив за собой редкие брызги спермы на бледных поджатых ягодицах.

Срочно захотелось уйти, и Дженсен, поднявшись с кровати, двинулся по привычке в ванную, когда в спину прилетел вопрос:

- А поцеловать?

- Я никогда не целуюсь, - зачем-то сказал ему Дженсен то, в чем не обязан был оправдываться, - на полке рядом обезболивающее, - добавил он виновато и скрылся за спасительной стеной тепловатой воды.


**

Открыв глаза на следующий день, Джаред в полной мере осознал, насколько растяжимо понятие «хреново» по отношению к некоторым ощущениям. Сегодня у него не только ныла спина и болела задница, но и давало о себе знать раненное плечо. Действие анальгетика закончилось еще несколько часов назад, и похоже, что изменений в лучшую сторону ждать не стоило. Если, конечно, Эклз не поделится каким-нибудь волшебным средством, отключающим нервы. А где он, кстати? За неимением каких-либо оправдательных аргументов Джаред не стал задаваться вопросом, почему он опять спал в постели Эклза.

Он встал, оделся — видимо, в компании Эклза следовало совсем забыть об одежде — выглянул в коридор. Тихо. Эклза не видно. Наверное, он на мостике.

- Кого-то ищешь? - Дэннил выглядела очень занятой с ломом в руке и немного устрашающей.

- Э... капитана. Я хотел спросить...

- Дженсен сейчас на встрече, - отрезала Дэннил, поглаживая лом с таким видом, будто собиралась опустить его Джареду на затылок.

- Понятно, - протянул Джаред, не зная, что еще сказать. Очень хотелось есть.

- Кухня открыта, - будто прочитав его мысли, сообщила Дэннил. - Можешь позавтракать, а потом я посмотрю твое плечо.

Джаред кивнул, направляясь на кухню. Правда, поесть так и не смог — кусок в горло не лез.

После неудавшегося завтрака Дэннил потащила его в лазарет. Совершенно не хотелось подпускать ее к себе, но, видимо, девушка выполняла приказ Эклза. Да и вряд ли она станет что-то против него предпринимать. Значит, можно соглашаться, только оставаться при этом настороже не помешало бы.

- Болит сильно?

- Не особо, только ноет слегка, - Джаред поморщился, как раз в этот момент боль усилилась до едва терпимой.

Дэннил включила лампу, посветила на руку Джареда, бесцеремонно сдирая бинт. Рана затянулась, и теперь на месте подсохшей крови блестела мазь.

- Еще несколько дней — и будешь в порядке, - уверила Дэннил, протирая кожу антибактериальной салфеткой и, не обращая внимания на шипение Джареда, ловко смазала порез и снова забинтовала.

- Старайся не мочить повязку, - предупредила Дэннил, выключая свет и убирая аптечку обратно в шкаф.

- Ты любишь его? - вырвалось у Джареда прежде, чем он успел себя остановить. Дэннил замерла в полуобороте с аптечкой в руке.

- Люблю, - спокойно ответила она, поворачиваясь к нему лицом и глядя прямо в глаза. С минуту они смотрели друг на друга, после чего Джаред, сжав больное плечо пальцами, спросил:

- Но за что?

Дэннил странно улыбнулась. Это была грустная, вымученная и какая-то безнадежная улыбка:

- Ты совсем его не знаешь, правда?

Джаред на всякий случай покачал головой.

- Он хороший, - Дэннил закрыла шкаф, - просто не всегда оказывается прав. Есть моменты, когда я искреннее жалею о том, что знакома с ним. Но в то же время мне страшно подумать, что бы случилось, если бы я никогда не встретила Дженсена, - она опустила глаза.

Джаред почему-то подумал, что эта девушка показывает куда меньше, чем испытывает на самом деле. Вот если бы можно было вывести на откровенный разговор Эклза...

- Он хороший, - повторила Дэннил, подходя к раздвижным дверям лазарета. - Если ты причинишь ему боль, я убью тебя, - добавила она не дрогнувшим голосом, хотя Джаред и без того знал — не шутит.

 

**

Они составили план всего за два часа, пока Дженсен гостил на «Соколе» — небольшом, но довольно уютном корабле Фэррис. Откуда у нее взялись планы дома одного из самых богатых людей Новой Америки, Дженсен понятия не имел и, если честно, не хотел знать. Саманта Фэррис являлась одной из тех женщин, которых определенно стоило опасаться, не заостряя внимания на мелочах. У нее находились свои способы добывания информации, и Дженсен не собирался вмешиваться в ее работу — только помочь обобрать Кинга и свалить со своей долей на Новый Вашингтон.

- Ты что-то слишком серьезный, Эклз, - заметила Фэррис, предлагая сесть.
- Просто не в настроении, Сэм, - натянуто улыбнулся Дженсен, рассматривая план операции. Значит, сейф находится где-то на территории особняка, но в день приема большинство брюликов повиснут на шеях, пальцах и запястьях кузин, племянниц, сестер и прочих членов его бесконечно огромной семьи. Следовательно, если Фэррис не станет усложнять, они просто войдут и выйдут минут через шесть, собрав драгоценности с женщин и парочку орденов — с мужчин. Продадут своим постоянным клиентам, а деньги поделят. Это если все пойдет как надо. Дженсен вздохнул, разворачивая план, плавным касанием пальцев к дисплею меняя масштаб.

- План Б?

Фэррис усмехнулась:

- Мы пираты, Дженсен. Стервятники. Рассчитываем на удачу, а не на план Б.

- И все же?

Фэррис ткнула пальцем в какую-то дверь:

- В спальне Эмили Кинг есть запасной выход. За картиной Гогена.

- И это план?

- Типа того, да. А что, не нравится?

Дженсен прикинул в уме их шансы. Выходило не очень оптимистично.

- Не особо. Как много мы сумеем выручить, если не станем лезть в сейф?

- По моим подсчетам, получается по пятьдесят тысяч.

- Сотня? - не поверил Дженсен.

Фэррис посмотрела на него, как на ребенка, задавшего очень глупый вопрос.
- Это же Лоренсон Кинг, - напомнила она, - там одно ожерелье почти на двадцать кусков тянет. - И ловко переменила тему: - Давай рассказывай, что тебя гложет?

Дженсен отмахнулся. Рассказывать ей про Джареда, про информацию не хотелось. Фэррис все равно поймет неправильно, она слишком другая.

- Прости, это личное.

- Личное, значит, - совсем не обидевшись, продолжила Фэррис. - Личное — это разыскиваемый агентами беглый заключенный, которого ты за собой таскаешь?

- Не твое дело, - огрызнулся Дженсен. - Не лезь, Сэм. Предупреждаю.

- Нет, это я тебя предупреждаю, - еще резче заговорила Фэррис. - Ты ничего не знаешь о нем.

- А ты знаешь?

- Я читаю газеты.

- И что в них пишут?

- В частности, о пропаже Мэган Падалеки, сестры твоего... знакомого. А знаешь, кем она является?

- Нет.

- Она спутница Коэна. Почти жена.

- Мэтта Коэна? Советника Лиги?

- Именно. А теперь подумай, как и почему этот парень так вовремя оказался на твоем корабле, - неутешительно закончила Фэррис.

- Думаешь, ему нельзя доверять?

- Думаю, что он крутится рядом с тобой не просто так.

- А как же рынок? В него стреляли, хотели убить.

- Это ничего не значит.

- Дэннил тоже ему не доверяет, - зачем-то сказал Дженсен. - Считает, что из-за него мне грозят неприятности.

- Послушай женщину. Предчувствие, тем более такое сильное, нас никогда не обманывает. Даже если парень ничего не замышляет, он может навести на тебя радары врагов ненамеренно.

Дженсен раздраженно фыркнул. А ведь она права. Конечно, Фэррис не знала всей правды, но с Джаредом следовало вести себя поосторожнее. Иначе и опомниться не успеешь, как в спину всадят нож.

- Я возьму его с собой, - решил Дженсен. - На дело. Джаред пойдет с нами.
- Как знаешь, - Фэррис неодобрительно поджала губы. - Не советую. Все может полететь к черту.

- Может, - согласился Дженсен, - но я хотя бы буду знать, кого винить в неудаче.


**

Вернулся Дженсен на «Стрелу» в отвратительном настроении. Взглядом оттолкнул явно настроенную на серьезный разговор Дэннил, резко мотнул головой на открывшийся рот Майка и прямиком спустился в свою каюту. Лучше бы он задержался наверху — поговорил с Дэннил, сверился с курсом полета, но не бежал к Джареду вот так сразу. И дело заключалось не в том, что Дженсену не терпелось вывести его на чистую воду, теперь, когда на руках оказалась новая информация. Просто все слишком запуталось, и следовало во всем разобраться.

Когда Дженсен спустился к себе в каюту, то обнаружил там Джареда. Тот стоял к нему спиной и с кем-то разговаривал. И все же Дженсен надеялся, наивно верил, что ошибся в нем. Ну что ж, Фэррис снова оказалась права. И в этот раз почему-то куда обиднее было это признавать, чем в любой другой.

- Дэннил сказала, что ты спрашивал меня.

Джаред резко развернулся, ловко пряча в карман крохотный передатчик. Улыбнулся, старательно сдерживая мечущуюся в глазах панику. И ему почти удалось.

- Кажется, ты хотел поговорить.

- Потом, - резко перебил Дженсен, просунул руку в карман и достал передатчик, - сейчас я хочу трахаться. Раздевайся. Живо.

Джаред молча начал высвобождаться из одежды, но Дженсен не собирался ждать. Он грубо швырнул Джареда на кровать, забираясь сверху, срывая с него штаны и задирая рубашку. Собственнически огладил напряженные мышцы живота, потом схватил за щиколотку, подтягивая к себе, приспустил штаны, навалился всем телом, заталкивая не вставший толком член в легко поддавшееся отверстие. Джаред упрямо молчал, тогда как Дженсену до безумия хотелось заставить его кричать, сделать ему больно, дать почувствовать все то, что ощутил он сам, когда увидел этот долбаный передатчик и услышал от Фэррис про Коэна. Он с трудом вошел до конца и сразу же зло задвигался, с силой, поддавая бедрами, гоняя Джареда по простыне. Чувствуя накрывающий его спасительный оргазм, Дженсен укусил Джареда в ключицу, все же заставив вскрикнуть в момент, когда из члена ударила внутрь струя спермы. Кончая в растраханную задницу, Дженсен запоздало понял, что из-за спешки забыл про презерватив. Кажется, уже во второй раз. Хрен с ним, вряд ли у Джареда есть болячки, которых стоит опасаться.
Дженсен сполз с Джареда, взглянул с ненавистью на пульсирующий анус, из которого вязко текла сперма, и равнодушно бросил:

- Завтра пойдешь со мной на прием. А после летим на Новый Вашингтон.

Джаред ничего не ответил, молча подобрал свою одежду и вышел из каюты, не дождавшись разрешения.

Как только металлическая дверь с лязгом захлопнулась, Дженсен ударил кулаком по стене.

Блядь. Все же это дерьмо подкралось неожиданно. И то, что Дженсен не знал на самом деле, насколько велика вина Джареда и что именно он сделал, ситуации не спасало. Как и осознание, что поступить так Джаред не то, что имел право — хотел и ждал, когда подвернется возможность. Знать бы еще чем им грозит следующий разговор и откуда у Джареда хренов передатчик, если Дженсен изучил его полностью, вдоль и поперек, до самой последней гребаной родинки? В буквальном, мать его, смысле.

Дженсен выскочил в коридор, когда Джаред уже сворачивал к себе. Нагнал, схватил за ворот рубашки и от всей души врезал в челюсть. Джаред кинул на него взгляд, полный ненависти, на решетку из разбитого носа капнула кровь. И тогда Дженсен ударил снова, а потом еще раз. Джаред пытался защищаться: блокировал удары и нападал, когда получалось опередить его злые и оттого немного неуклюжие движения, старался опрокинуть на спину, но в итоге, после того, как оба стали напоминать боксеров, выстоявших двенадцать полных раундов, Дженсен остановился. Отошел на несколько шагов, утер рот тыльной стороной ладони и прохрипел:

- Что на Новом Вашингтоне?

И Джаред ответил, сплюнув на пол сгусток крови:

- Ничего.

И прежде чем Дженсен успел задать следующий вопрос, где-то близко прогремел взрыв.

 

**

 

 «Стрелу» качнуло, Дженсен, не устояв на ногах, повалился на Джареда, и они кувырком покатились по тускло освещенному коридору, с глухим звуком ударяясь о стены. Нос корабля остро направило вверх — видимо, Килли в спешке пытался подняться, пока по ним бомбили, а то, что какой-то урод очень «вовремя» решил поквитаться, Дженсен в полной мере осознал, когда «взрыв» повторился. А потом еще раз. И еще. Стреляли по корпусу, справа, явно чем-то довольно мощным.

- Капитан, - эхом разнесся встревоженный голос Мэган, - мы... не сможем у... л... теть. В нас... ляют, - голос потонул в помехах.

Дженсен, спотыкаясь, дополз до пункта связи в конце коридора и, зажав кнопку приема, проорал в динамик:

- Придумайте что-нибудь, пока нас окончательно не разбомбили! И какого хрена не включена система искусственной гравитации?!

На этот раз ответил Килли:

- Капитан, - затараторил он, прорываясь между хрипами динамика, - есть идея, но... ам не ...понравится. Сис...ема сд...хла. Простите, других.. ариантов... ет! Пр... тегнитесь

- Выпол... - Дженсена отбросило назад, когда «Стрела» резко взлетела, выполняя один из самых опасных и нелюбимых им трюков — «тройной капкан с переворотом». Прием настолько безумный и рискованный, что даже находясь на грани гибели, Дженсен ни разу не посмел попробовать уйти от преследования таким путем. И дело даже не в том, что комплектация и класс «Стрелы» весьма сомнительно позволяли подобный пилотаж...

- Держитесь, ка... итан!

Дженсен, чертыхнувшись, схватился за перила, а Джаред, о котором он вообще успел забыть, кивнув с другого конца коридора, вцепился в поручень у двери. «Стрела» кувыркнулась в воздухе, уходя от огня, и помчалась вперед, не поднимаясь выше, цепляя верхушки деревьев. Ее сильно трясло и откидывало в сторону при каждом попадании, динамики пугающе шипели, не пропуская голоса пилотов, где-то далеко отчетливо грохало и звенело — гремела оставленная на кухонном столе посуда, падали с полок вещи...

Дженсен не знал сколько именно времени прошло — минута или десять, возможно, намного больше. Стрельба внезапно прекратилась, по восстановившейся на несколько секунд связи до него донеслось глухое «падаем», а потом корабль дернулся на месте, завис на мгновение в воздухе... и камнем рухнул вниз. Дженсен зажмурился, ожидая криков, паники, боли, страха, в конце концов, но ничего из этого не проявилось. А когда они все же сели, подозрительно мягко и как-то неуклюже плюхнувшись на покачивающуюся поверхность, Дженсен понял — почему.

Кое-как поднявшись на ноги, хватаясь за стены, он скатился по ступенькам в длинный неосвещенный коридор и побежал по направлению к мостику. Годы почти безвылазного пребывания на «Стреле» привели к тому, что Дженсен выучил каждый ее закуток и теперь довольно легко ориентировался в бесконечных коридорах и тайных ходах даже без какого-либо освещения. Сквозь мерное гудение двигателя в агрегатном отсеке, вспышки света вокруг и пробивающиеся за стенами крики команды он мог слышать отчетливый топот за спиной — Джаред бежал следом.

- Что за хрень случилась? - ворвавшись на мостик, прокричал Дженсен.

- Пеллегрино и его дружки! - гаркнул Килли, буквально ложась грудью на панель управления и до упора выворачивая штурвал. Пальцы Мэган летали по сенсорной панели, вручную выравнивая показатели на взбесившихся датчиках, стрелки которых стремительно ползли к нулю.

- Какого черта мы грохнулись?

- Кажется... я не уверен...

- Видимо, двигатель сдох. И гравитация не включилась, - испуганный лепет Мэган прервал дикий грохот.

- Мы упали? - Дэннил влетела в дверь, едва не сбив Джареда. На обеспокоенном лице блестело свежее пятно, а руки пахли чем-то резким.

- Двигатель? - набросился на нее Дженсен, пытаясь удержать равновесие. Пол под ногами плавно покачивался.

- В порядке, - хрипло прокричала Дэннил, - слава богу, не задет, только на несколько секунд заглох. Зато полетела система гравитации. Какого хрена, Дженсен? Что, черт возьми, происходит?

- Не знаю, потом, все потом. Килли, Мэган, - обратился он к пилотам, - где мы?

- В озере, - истерически рассмеялся Килли, - приближаемся ко дну. Простите, капитан, я не совсем это планировал.

- Какая глубина?

- Сто двадцать метров. Черт, слишком быстро.

- Без паники. Дэннил, мы сможем взлететь?

- Теоретически... двигатель в порядке, с гравитацией ничего серьезного, починю, особых повреждений согласно компьютерам нет, но, - она ткнула пальцем в крайнее нижнее окошко на панели, - похоже, у нас пробоина и не маленькая. Весь нижний отсек заполнен, потому и идем ко дну.

- Черт, - выругался Килли, вскакивая с кресла и хватаясь за голову. - Гадство!

Дженсен встряхнул его за плечи:

- В чем проблема? Надо откачать воду, задраить отсек с пробоиной и подниматься. Это озеро, а не океан. Не так уж и глубоко.

«Стрелу» снова шатнуло, послышался длинный гулкий звук — они сели на дно.

- Не выйдет, - покачала головой Мэган. - Загерметизировать отсек я еще постараюсь, но система утилизации выведена из строя, автоматический выброс за борт заблокирован, придется откачивать вручную. Простите, капитан, - добавила она тихо.
- Ничего. Выполняй.

- Тогда чего мы ждем? - вмешался Джаред. - Если не откачать воду, в скором времени она доберется сюда.

Дэннил смерила его испепеляющим взглядом:

- Ручное управление находится в самом низу корабля. Еще ниже затопленного отсека, дурень.

- Под лазаретом, - задумчиво добавил Дженсен. - Дэннил, проверь еще раз двигатель и разберись с системой искусственной гравитации, убедись, что мы сможем взлететь, когда придет время. Килли, Мэган, продолжайте следить за показателями. Особое внимание уделяйте датчику давления и системе жизнеобеспечения — не хочу, чтобы нас раздавило или мы остались без воздуха. Когда вода начнет убывать, поднимайте корабль. Где Майк?

- Наверное, у себя, - предположила Мэган. - Или уже идет сюда. Я попросила всех оставаться на местах и пристегнуться.

- Скажите ему, пусть свяжется с Фэррис и попросит ее встретить нас на другом берегу через час. Передайте, я согласен взять на двадцать тысяч меньше или даже на двадцать пять, по уговору. Она поймет.

- Что собираешься делать ты? - испуганно спросила Дэннил.

- Добраться до ручного управления.

- Совсем сдурел? Как ты это сделаешь, мать твою?

- Очень просто, - усмехнулся Дженсен и выскочил в коридор. Ступеньки дребезжали под ногами, корабль мерно вело из стороны в сторону, водяная масса прекрасно ощущалась непрерывным давлением на виски, и до нижнего отсека Дженсен добирался намного дольше, чем ему хотелось бы.

- Ты действительно собираешься это сделать? - послышалось за спиной.

- Конечно, - улыбнулся Дженсен, открывая люк. Под решеткой тихо плескалась черная вода. Через лазарет или гостевые комнаты? В случае аварии лазарет автоматически блокируется, так что легче через гостевые. Правда, так выходит дольше...

- Далеко плыть?

- Прилично.

- Давай тогда я, - предложил Джаред.

- С чего бы такое рвение? - фыркнул Дженсен.

- Если ты не заметил, мы на глубине ста пятидесяти метров, а я, вопреки всему, не собираюсь тут подыхать.

- Я тоже, - Дженсен отшвырнул в сторону тяжелые сапоги вместе с носками и подошел к встроенному в стену шкафчику. Стукнул по дверце кулаком и, когда она качнулась вперед, достал трубку, надломил, и та засветилась.

- Я отлично плаваю.

- Я тоже.

- Просто скажи мне, где это чертово ручное управление?!

- Пожелай мне удачи, - Дженсен прошлепал босиком по скользкому решетчатому полу обратно к люку

- Дженсен...

Он сделал вид, что не услышал, как Джаред впервые назвал его по имени. Скорее всего, просто вырвалось. В любом случае, сейчас первоочередной проблемой являлось спасение команды. А с Джаредом он разберется позже. Когда найдет в себе силы. Если они вообще выберутся из этого дерьма. Дженсен сел на край решетки, неохотно опустил ноги в воду и тут же отдернул.

- Черт, холодная, сука, - прошипел он.

- Ты псих.

Дженсен не ответил. Проигнорировав шумное дыхание позади, он осторожно зажал между зубов трубку, сделал глубокий вдох и... соскользнул в темноту.
Тонны воды схлестнулись над головой, обхватили со всех сторон, стиснули так, что потребовалось несколько секунд на то, чтобы привыкнуть к давлению и адаптироваться к температуре. Дженсен медленно открыл глаза и увидел весь нижний отсек, продолговатый, освещенный слабым сине-зеленым мерцанием, исходящим от трубки. В засыпающем сознании зажглась и тут же потухла мысль: хорошо, что вся крупная мебель привинчена к полу, и сейчас за закрытыми наглухо дверями не наблюдалось особого беспорядка, не считая плавающих тут и там предметов — книг, очков, одежды. Не тратя времени, Дженсен резво проплыл мимо лазарета и свернул в узкий коридор направо. Отсчитал три двери и вплыл в гостевую комнату. Вода оказалась еще более холодной, чем он предполагал, что значительно замедляло его передвижения, а еще нестерпимо, инстинктивно хотелось сделать вдох — легкие начало жечь от недостатка кислорода. Дженсен несколько раз моргнул, пытаясь отвлечься от холода и возрастающей в грудной клетке боли, и в несколько гребков добрался до аварийного люка, ведущего в самый нижний — технический — отсек. Ухватившись за ручку, он немеющими пальцами набрал цифры. Узкая квадратная панель зажглась зеленым, подтверждая код, крышка с гулким грохотом поддалась. Прозрачные пузырьки воды перед глазами ухнули вверх, когда Дженсен резко нырнул.

Ручное управление располагалось слева, под впаянным в стену щитком. Дженсен, с силой разгребая становящуюся все тяжелее воду, поплыл к нему. Щиток мотался на одном болте, он с глухим звуком откинулся, когда Дженсен, осторожно приподняв его, опустил ладонь на скан-панель. Панель засветилась желтым светом, считывая отпечатки и выводя на маленький экран слева результат сканирования. Дженсен, чувствуя, что начинает не только задыхаться, но и с трудом ощущает ноги, дождался, пока процесс авторизации завершится, набрал код подтверждения и дернул рычаг сбоку. Со всех сторон послышалось тихое гудение — заработали помпы, поглощая воду и выводя ее за борт. Чего Дженсен не учел, так это того, что вода убывала слишком медленно, и чтобы выбраться, следовало вернуться поскорее к люку.

Дженсен рванул наверх, вплывая обратно в гостевую комнату. Горло ощутимо саднило, глаза жгло, а в груди невыносимо сдавливало. Уровень воды не сильно опустился, и хотя насосы работали из последних сил, с такой массой явно не справлялись. У лазарета Дженсен позволил себе выпустить немного воздуха из легких, чуть ослабляя давление в груди, и, оттолкнувшись пятками от стены, по инерции прошел половину остававшегося пути. Когда он подплывал к коридору под люком, заморгала зажатая во рту трубка, дезориентируя, а потом и вовсе потухла. Дженсен дернулся в темноте, наощупь, и не сразу понял, что именно случилось — ногу пронзило резкой болью.

Судорога, блядская судорога решила исход этого неравного поединка, потому что Дженсен рефлекторно открыл рот, роняя ставшую бесполезной трубку, и хлебнул пресной воды. Горло продрало словно наждачкой, легкие заполнились обжигающе ледяной водой, ногу прострелило вторым спазмом, а потом — еще одним, больнее. Дженсен закрыл рот, чувствуя, как его скручивает мучительным удушьем, и из последних сил дернулся к люку, игнорируя тянущую боль в ноге. Еще немного... еще чуть-чуть... Рывок, второй... почти... Еще на один выдох... Оголодавший мозг начал постепенно отключаться, тело перестало слушаться... Глаза Дженсена удивленно распахнулись, и он медленно опустился вниз, мягко стукнувшись о решетку. Лежавшая рядом трубка снова включилась, и почти отрубившийся Дженсен увидел в мутном голубоватом сиянии нависшую над люком темную тень. А потом света стало больше и тень наверху ухнула вниз.


**

Джаред ждал уже около пяти минут, когда увидел приближающийся со стороны правого коридора свет. Эклз уверенными гребками подбирался к люку и уже почти доплыл, когда свет внезапно погас и внизу разлилась пугающая темнота. Джаред чуть не ослеп, пытаясь разглядеть в черной воде хоть что-то, и в какой-то момент ему даже показалось, будто он увидел высунувшиеся из воды пальцы.

Вот только никаких пальцев не было, поэтому Джаред, забрав из шкафчика вторую трубку, не раздумывая, спрыгнул в темную муть.

Вода оказалась чертовски холодной, и Джареду почему-то вдруг стало очень страшно, когда он понял, что нигде не видит этого проклятого Эклза. Он поплыл быстрыми злыми гребками, мотая головой, чтобы получше рассмотреть каждый угол. Может, ему вообще показалось, и Эклз не возвращался, остался в нижнем отсеке? Джаред кувыркнулся в воде, заглядывая в коридор гостевых кают.

Эклз обнаружился у двери крайней каюты. Джаред подплыл к нему, схватил за плечо здоровой рукой, но тот никак не прореагировал, продолжал смотреть в пустоту этим страшным неживым взглядом. Ну уж нет! Джаред подхватил его под мышки и потянул за собой, яростно гребя одной рукой и помогая ногами. Эклз весил не мало, и в какой-то момент Джаред уже решил, что они не выберутся. Воздуха начало сильно не хватать, Дженсен висел на нем, стягивая обратно, и Джаред из последних сил рванулся, цепляясь слабеющими пальцами за край решетки. Подтянувшись, он сначала вытащил Эклза, а потом выбрался сам. Глоток воздуха оказался самым настоящим спасением, в голове прояснилось, и боль из груди ушла. Джаред захлопнул люк, подтянул к себе Эклза, устраивая его голову у себя на коленях, пощупал пульс. Плохо дело. Уложив его на спину, Джаред, не долго думая, наклонился, зажал ему нос, припал к губам, вдыхая воздух и надеясь, что этот псих не сочтет искусственное дыхание гребаным поцелуем. Эклз продолжал неподвижно лежать, никак не реагируя, бледный, с пугающе задеревеневшим лицом и синими губами.

- Мать твою! - выругался Джаред, повторяя прием. Сначала ничего не происходило, потом Эклз дернулся, из приоткрытого рта потекла струйка воды. Он заморгал, снова выгнулся, переворачиваясь и сплевывая воду из легких на решетку. Джаред привалился к стене, истерически смеясь.

- Что смешного? - прохрипел Эклз, тяжело дыша. По лицу струилась вода, намокшие волосы облепили лицо.

- Ничего, - произнес Джаред уже более серьезно и удивленно добавил: - Получилось? Мы поднимаемся.

- Похоже, - буркнул Эклз, доползая до динамика. - Килли, Мэган, что там у вас?

- Почти вспыли, капитан, - раздалось два радостных голоса.

- Хорошо, - улыбнулся Эклз, будто пилоты могли его видеть, - только в следующий раз постарайтесь не приземляться посреди озера.

Ответом ему послужил веселый смех и недовольное бормотание Дэннил:

- Гравитационную систему починила. Сэм встретит нас на берегу, как договаривались.

- Хорошо. Конец связи, - бросил Эклз и обратился к Джареду:- Зачем ты это сделал?

Джаред пожал плечами.

- Ты меня вытащил на Новой Неваде, хотя мог оставить.

- Ты стоишь денег, - жестко напомнил Эклз. - Я спас тебя ради собственной выгоды.

Джаред повернулся и не дрогнувшим голосом отрезал:

- Я тебя — тоже.

Дурацкий выплеск, бессмысленный, необоснованный ничем бред. Что на него нашло? Просто вырвалось, но Эклз понял иначе.

- Вот как? - он поднялся, пошатываясь на ослабших ногах. - Ты мне не нужен. Я могу отдать тебя и получить свои пятьдесят тысяч.

- Можешь, - согласился Джаред, тоже вставая, - но тогда ты не узнаешь, что есть на Новом Вашингтоне.

- А разве там что-то есть? - усмехнулся Эклз, - ты же сам сказал, что ничего. Что у тебя был за план, Джаред? Что ты собирался делать, как бы оправдывался, когда мы прибыли бы на Новый Вашингтон и ничего не нашли?

- Это не совсем так, - осторожно сказал Джаред. - Кое-что все же есть.

- Что именно?

- Компьютер. Там есть компьютер.

- Удивил. У нас их до черта. У Лиги самые новые системы.

- Это не то. Мне нужен конкретный компьютер, который может расшифровать аппаратную кодировку.

- Зачем тебе аппаратное шифрование? - вяло поинтересовался Эклз, все еще приходя в себя.

- Чтобы просмотреть видео-файл аппаратного шифрования.

- Что за файл? - кажется, Эклз всерьез заинтересовался.

- Не знаю. При проигрывании на любом другом носителе он выдает статичную картинку и поет гимн Лиги.

- Как она к тебе попала?

- Не уверен, но Мэган, моя сестра, перед тем, как пропасть, выслала мне ее закрытой почтой. С указаниями. Это что-то, связанное с Лигой. Возможно, какой-то государственный секрет.

Эклз долго молчал, переваривая услышанное, а потом спросил:

- Откуда у тебя это? - и показал ему передатчик.

- Так вот почему ты озверел? - понял Джаред, вспоминая, насколько грубо с ним обошелся Эклз.

- Поверь, ты не видел меня озверевшим, - нехорошо ухмыльнулся тот. - С кем общался?

- С другом. Надежным, я ему доверяю.

- Он тебе что-то сказал?

- Передал информацию об одном человеке из Лиги. Морган какой-то.

- Джеффри Морган?

- Он самый. Знаешь его?

- Немного, - отмахнулся Эклз, - слышал о нем. Что за информация?

- Он ищет меня. Думаю, из-за файла.

- Возможно, - Эклз помрачнел. - А где ты его прятал?

- Передатчик?

Кивок.
- Тебя осматривали, прощупывали, я видел тебя без одежды, много раз, тебе негде было его спрятать.

- Ошибаешься, - Джаред улыбнулся, ему нравилось злить Эклза. - Кое-куда ты не заглядывал.

- Везде, - упрямо повторил Эклз и резко замолчал.

- Рот, - догадался он. - Я не смотрел во рту.

Джаред улыбнулся:

- Мне повезло, что ты не целуешься, да?

Эклз не ответил, только нахмурился и пошел обратно на мостик.
Час спустя, как Дэннил и обещала, они встретились с Фэррис на берегу.

 

**

Ночь перед ограблением все провели в своих каютах. Фэррис тоже осталась на «Стреле», допоздна обсуждая с ним план, и последние несколько часов перед приемом проспала в гостевой комнате. Дженсену поспать не удалось, в отличие от Джареда, который вырубился сразу, как только Дженсен отпустил его. Поняв, что поспать самому не удастся, Дженсен уже собирался присоединиться к Джареду, расслабиться в его объятии, но понял, что не сможет, и остался дежурить на мостике. Слишком много вопросов могло всплыть при этой встрече, а Дженсен не мог себе позволить забивать голову проблемами, не имеющими отношения к работе. Пока не мог. Он поклялся себе, что как только они закончат с Кингом, он решит все вопросы с Джаредом, не оставив и ниши для сомнения между ними.

Ближе к утру к нему постучалась Дэннил:

- Можно, капитан?

- Заходи, - Дженсен сразу почувствовал себя виноватым из-за того, что последние несколько дней не уделял ей внимания. И дело было вовсе даже не в сексе. Раньше они разговаривали, обсуждали будущее, свои планы и действия. Болтаться в космосе и скитаться по колониям, грабя и перевозя запрещенные или опасные грузы, чтобы просуществовать или навредить Лиге как можно больше, - сколько можно? В конце концов, у них имелись мечты, какие-то обычные человеческие желания. Дженсен когда-то был довольно известным актером, а Дэннил только-только начинала свою карьеру, когда случилось Вторжение. Напавшее на Новую Америку инопланетное войско уничтожило несокрушимый альянс планет так легко и быстро, что Лига и президент не успели ничего предпринять. В результате нескольких запланированных мощных атак половина планет в составе Новой Америки оказалась уничтожена, но часть планет осталась нетронутой благодаря усилиям Лиги. Из-за начавшейся межпланетной войны и уничтожения Белого Дома вместе с президентом и его людьми, правление взяла на себя Лига, а после того, как удалось восстановить относительное равновесие, провозгласила себя единой правящей системой Новой Америки.

Выжившие планеты вместе с Лигой во главе заново отстроили Новую Америку, открывая начало новым неприятностям. Дженсен лишился не только работы, но и многих друзей, а его шоу, успешно снимавшееся на Новой Канаде, прогорело вместе с самОй Новой Канадой, которая являлась одной из самых больших и густонаселенных планет Новой Америки. В тот памятный день Дженсен вылетел на Новый Нью-Йорк на конвенцию, поэтому ему удалось избежать смерти, но его родители, решившие повидать сына в выходные, прилетели на Новую Канаду и ждали его в номере отеля вместе с Джессикой — партнершей Дженсена. О том, что началась война и его родные погибли, Дженсен узнал от своего агента. Анджеле позвонили прямо во время конвенции и она до конца встречи скрывала эту новость от Дженсена ради его карьеры.

Учитывая обстоятельства, думать о будущем в киноиндустрии не пришлось. Дженсен расторг все контракты сразу же, как только атаку отразили и им разрешили вернуться к своим жизням, будто и не было тысяч бессмысленных трагических смертей и половина населенных планет не канула в безвозвратную пропасть.

Дженсен часто задавал себе вопрос: почему он не стал жить как прежде? Дом на Новом Техасе не пострадал, активы отца оставались в его распоряжении, как и внушительный банковский счет, и можно было прожить без проблем до глубокой старости, завести жену-модницу и капризных ребятишек. Но Дженсен не захотел. Отчасти потому, что с женщинами у него не складывалось, брака длиной во много лет он просто представить себе не мог, с подросткового возраста перебиваясь короткими, но бурными романами. Он не собирался становится послушным винтиком в большом сложном механизме под названием Лига. Правление Лиги приняли не все, тех, кто пытался опротестовать ее величие, не жаловали, говорили, что таких бунтарей и вовсе втихую убирают.
Если бы не «Стрела», которая осталась со съемок какого-то новоголливудского блокбастера, Дженсен бы, возможно, сейчас не оказался на космических просторах. Спасибо режиссеру, который решил, что бюджет его фильма может позволить себя почти настоящий корабль. Почти — потому что купив безымянную тогда еще развалюху, Дженсен истратил на нее все свои деньги и добился того, чтобы корабль полетел. И он полетел, стремительный и резвый, как выпущенная из лука стрела.
Сначала Дженсен просто бесцельно летал, потому что за столько лет он не побывал нигде, кроме Новой Канады, Нового Нью-Йорка и родного Нового Техаса. Позже случилось несколько событий сразу. Лига ввела парочку жестких законов, которые не нравились Дженсену и не только ему. А потом он познакомился с Дэннил, и они вместе решили заняться пиратством.

И теперь, столько лет спустя, когда между ними не осталось ни секретов, ни стеснения, ни каких-либо преград, они знали друг о друге все и даже самые плохие вещи, Дженсен вдруг совершенно ясно осознал, что без Дэннил не справился бы. Возможно, когда путешествие по космосу ему наскучило, он бы запил и стал одним из неутешных детей, потерявших родителей, и в итоге закончил бы свои дни в каком-нибудь заштатном борделе. И никто бы не вспомнил о Дженсене Эклзе — любимом актере и исполнителе роли харизматичного Алека. Но теперь, благодаря общим усилиям, его знают, как Дженсена Эклза — капитана «Стрелы», человека опасного, но честного, а благодаря протекции скрытых доброжелателей в Лиге, самого неуловимого преступника всех пятнадцати объединенных планет.

И во многом Дженсен добился такой популярности благодаря Дэннил и ее рисковым, иногда совершено безумным решениям.

Дэннил села рядом, выдергивая Дженсена из воспоминаний.

- Ты хорошо все обдумал? - когда они оставались наедине, Дэннил позволяла себе говорить с ним как с равным. Отчасти, так оно и было.

- Я хорошо все обдумал, рыжая, - ласково произнес Дженсен, погладив ее по голове.

- Лоренсон Кинг — опасный человек, Дженсен. Живыми могут выйти не все.

- Знаю.

- Тогда я повторю свой вопрос: ты действительно считаешь, что пара десятков тысяч стоят наших жизней?

- Дело не в деньгах, Дэнни.

- Тогда в чем? Ты сам сказал, что на Новом Вашингтоне...

- На Новом Вашингтоне ничего нет, - резко ответил Дженсен и, увидев ее непонимающий взгляд, добавил тихо: - Там нет ничего такого, на чем можно заработать.

- Тогда почему мы летим туда? Из-за этого?..

Дженсен перевел тему:

- У нас все готово?

Дэннил, поняв, что ее очень вежливо отшили, вздохнула:

- Все готово. Но я все еще против того, чтобы идти туда с ним в паре.

- Хочешь пойти с Фэррис? - улыбнулся Дженсен. - Не знал, что ты из таких женщин.

Дэннил обиженно фыркнула:

- Ты много чего обо мне не знаешь, Дженсен Эклз. Почему я не могу пойти с Сэм?

- Потому что Сэм точно не из таких женщин, - рассмеялся Дженсен, вспоминая, как однажды они с Фэррис чуть не переспали. Они сражались за право перевоза живого груза в каком-то безымянном баре, оба порядком выпили, и в какой-то момент Дженсен понял, что целует ее, пока Фэррис царапает его спину на виду у десятка охреневших завсегдатаев. До секса так и не дошло, потому что груз увел у них из-под носа какой-то новичок — пришлось его догонять.

- А две нетрадиционные пары притягивают слишком много внимания, - закончил он.

- Хрен с ним, но таскаться с этим типом я не стану.

- Думаю, достаточно одного показательного танца, - ухмыльнулся Дженсен и поцеловал ее прежде, чем она успела что-то возразить. Дэннил смягчилась, пересела к нему на колени, вжимаясь тугим животом, и плавно опустилась на бедра, прерывая поцелуй.
Дженсен улыбнулся, убрал с ее лба волосы и поцеловал снова, удерживая за подбородок и пальцами другой руки дразняще проведя по уху.

Дэннил протестующе застонала, вцепилась в плечи Дженсена, бормоча:

- Стол?

Он кивнул, укладывая ее на стол, спуская с нее комбинезон.
Дэннил благодарно улыбнулась и потянулась руками, опрокидывая на себя, помогая, направляя.

И Дженсен вдруг почувствовал себя почти счастливым. Он двинулся, словив с ее губ глухой стон и прижался ртом к тонкой длинной шее.

На ее месте мог оказаться Джаред, но сейчас Дженсен не хотел его видеть.
С другой стороны, Дэннил явно требовалось расслабиться, и Дженсену тоже не помешало бы почувствовать себя нужным.

Они растягивали как могли, пока, наконец, все не закончилось, оглушая обоих оргазмом.
Дэннил не осталась с ним, она оделась, чмокнула Дженсена в щеку и пошла к выходу. У выдвижной лестницы она остановилась:

- Спасибо, - сказала она и, дождавшись кивка, и спустилась в коридор.
Именно в эту секунду Дженсен понял, что как прежде уже ничего не будет.

 

**

Дженсен поправил стягивающий горло дурацкий галстук и, кивнув охраннику у входа, под руку с довольной разодетой Фэррис скользнул в просторный холл. Джаред и Дэннил прошли следом, едва не столкнувшись с ними у дверей парадного зала, но, к счастью, для всех, а особенно, для охраны, никто не обратил внимания на их четверку.
Внутри уже собралось достаточно гостей. Люди весело болтали, пили шампанское и обменивались официальными любезностями в ожидании хозяина торжества. Лоренсон Кинг появился из-за массивных золоченых дверей и поприветствовал собравшихся друзей и родственников взмахом руки и почтительной, совершенно неискренней улыбкой. За ним, опустив голову, вышла его единственная дочь — Эмили. Выглядела девушка подавленно и всеми силами пыталась это скрыть.

- Ты говорила, что праздник в честь помолвки, - шепнул Дженсен Фэррис, - а где жених?

- Прямо перед тобой, - усмехнулась она, стягивая с пальцев вышитые простым узором перчатки.

- Нет, - Дженсен покривил губы, - сам Кинг?

- После того, как умерла мать Эмили, Лоренсон заскучал и стал заглядывать к своей дочери по ночам.

- Разве подобные браки не запретили много сотен лет назад?

- Как долго ты занимаешься этой работой, Дженсен? Десять лет? Поверь, мальчик, ты еще ничего не видел. И не знаешь, на что способны по-настоящему большие деньги, - со всем цинизмом, на какой была способна, добавила Фэррис.

- А разве Эмили не против?

Снова этот взгляд — будто Дженсен только вчера родился и ничего не понимает в жизни.

- Ты правда думаешь, что она посмеет что-то сказать отцу?

- А что думаешь ты, Сэм?

- Я думаю, что Кинг — редкостное дерьмо даже по меркам нового мира, и если бедняжка откажется обслуживать его, в лучшем случае, он подложит ее под своих друзей-извращенцев.

- А в худшем? - тихо спросил Дженсен, прекрасно осознавая, что этот ответ понравится ему еще меньше.

- Выкинет или продаст, - равнодушно пожала плечами Фэррис.

- Можно подумать, у него мало денег, - раздраженно фыркнул Дженсен.

- Нет такого понятия, как слишком много денег, - бескомпромиссно подчеркнула она.

- Это омерзительно.

- Тогда ты должен радоваться, что мы порядком подпортим им вечеринку, - Фэррис хитро подмигнула ему.

- Какой план? - спросил Джаред, приблизившись сзади, и Дэннил придавила ему ногу каблуком из чистой вредности, заставив замолчать.

- Примем участие в общем веселье, - Дженсен решительным шагом направился к центру зала и повел за собой Фэррис. - А потом обчистим этого урода.


**

Говоря о веселье, Дженсен явно имел в виду не это. Станцевав два танца подряд — медленный с Фэррис и быстрый с Дэннил — он принялся ждать подходящего момента. Так как план пришлось пересмотреть из-за усиленной на вечер охраны, Дженсен перешел к запасному варианту, которого, по словам Фэррис, у них не должно было быть вообще — обчистить сейф после того, как туда вернутся все драгоценности. А для этого гости должны были разъехаться по домам, а члены семьи Кинг — разойтись по своим комнатам. И не те, не другие почему-то не спешили этого делать. Когда Дженсен начал всерьез беспокоиться за сохранность операции, хозяин дома устроил крайне неожиданный сюрприз всем присутствующим, несколько подкорректировав предполагаемую программу. Лоренсон Кинг сделал знак музыкантам замолчать, а когда музыка стихла, громко объявил:

- Друзья, перед тем, как мы попрощаемся, предлагаю устроить небольшой отдых, - он многозначительно улыбнулся, кивая в сторону устеленной ковром лестницы. - Наверху вас ждут прохладные и удобные комнаты, где есть все необходимое для любого вида удовольствий. Я не настаиваю, но очень бы хотел, чтобы вы ко мне присоединились. Я даже готов уступить вам...

- Нет, - простонал Дженсен, - он это серьезно?

- В чем дело? - Джаред тут же возник за спиной.

- Кинг предлагает гостям отдохнуть, - сквозь зубы процедил Дженсен.

- Это я понял.

- А точнее, он хочет, чтобы мы пошли наверх и перетрахались, - Дэннил кисло улыбнулась.

- Я понял.

- Вся проблема в том, что Кинг — поклонник нетрадиционного секса. И говоря о нетрадиционном сексе, я в последнюю очередь имею в виду трах мужика с мужиком, - нервно объяснила она.

- Тогда что именно он любит? - вопрос Джареда прозвучал слишком заинтересованно.
- Свинг и разные редкости. Кингу нравятся пытки, он любитель инструментов, боли и горячих жидкостей. Обожает смотреть. Ублюдок хренов, - злым шепотом закончил за нее Дженсен.

- Думаю, тебе лучше помолчать, - пробормотал Джаред, оглядываясь. - Какие у нас варианты?

- Обмен партнерами — самое безобидное из того, что нам предложат, - неутешительно заметила Дэннил.

- А нам обязательно?..

- Фактически, да, но, конечно же, никто не скажет, что это приказ, - Дженсен задумчиво пожевал губу. - Главное, на все вопросы отвечать «нет». Без компромиссов, уверенно: «нет».

Гости потихоньку переместились к лестнице, весело переговариваясь и шутя. Дженсен подозвал Фэррис, Дэннил и Джареда.

- Мы можем просто посидеть, - начал он, но Фэррис громко расхохоталась.

- Не знаю, как ты, Эклз, но я бы не отказалась от горячего траха на мягких простынях с каким-нибудь классным мужиком. Людям вроде нас такие условия выпадают не часто. К тому же, уверена, что у этого извращенца припрятаны камеры, и если он увидит, что вместо того, чтобы пачкать его простыни, мы играем в шахматы, вряд ли обрадуется.

Дэннил жадно облизнулась:

- Не знаю, как вы, но я собираюсь увести у Кинга его славную девочку, - она грациозной походкой двинулась к Эмили Кинг, стоявшей у высокой, в рост человека, стеклянной вазы.

- Тогда я пойду с Дженсеном, - немного нервно сообщил Джаред и сделал вид, что очень увлекся созерцанием пейзажа неизвестного художника, висящего над головой Дженсена.

- Хрен с вами, я беру Кинга, - Фэррис последовала за Дэннил, которая уже уводила за собой немного смущенную Эмили.

- Ладно, мы профессионалы, - вслух сказал Дженсен и рассмеялся тому, насколько двусмысленно прозвучали эти слова в данной обстановке.

Оказавшись наверху, он первым делом проверил камеры, которые действительно оказались запрятаны по четырем углам комнаты. Для лучшего, блядь, ракурса.

- Похоже, Фэррис не ошиблась, - пробормотал Джаред, цепляя пальцем валяющиеся на кровати меховые наручники. Дженсен молча кивнул, внимательно, с интересом разглядывая широкую коллекцию секс-игрушек Лоренсона Кинга. На панели у стены в раздражающе идеальном порядке висели плетки, кнуты, стеки, паддлы, трости — рай для любителя порки. Отдельный ряд занимали фаллоимитаторы разных размеров, разноцветные страпоны, вибраторы и анальные пробки, как самые обычные, так и надувные. В прозрачном шкафу у окна на подставках лежали кольца для члена, разделители на яйца — один, Дженсен мог поклясться, из чистого золота — какие-то непонятные мешочки, набитые травами, ошейники, кляпы, утяжки для мошонки и повязки на глаза. Дополняли картину издевательски розовая клизма на хирургически чистом столе и выстроившиеся ровным строем бутылочки с наполнителями для нее же – Дженсен принюхался: молоко, ароматическое масло, что-то с резким запахом, обычная вода... А перед ними — раскиданные целыми линейками презервативы на любой вкус и размер. В соседней комнате, оборудованной специально под сессии, обнаружился манекен в кожаном костюме с маской и фиксирующие конструкции — конь, бондаж, крест, перекладина, назначение которой Дженсену осталось неизвестно. С потолка свисали длинные тяжелые цепи. Что спрятано в закрытых наглухо ящиках, Дженсен проверить не решился, справедливо предположив, что там хранятся совсем уж отвратные девайсы.

- Ненавижу этих психов, - прошипел он, вернувшись в спальню и на ходу сдергивая с шеи проклятый галстук.

- Кому-то такое нравится, - возразил Джаред, плюхаясь на кровать. - Что делать станем?

- Обними меня.

- Что?

- Да обними же! – Дженсен сгреб Джареда в объятия и зашептал на ухо: - Пройдемся по плану, пока Дэннил и Сэм развлекаются, дождемся сигнала и унесем все, что сможем, - объяснил Дженсен. - Думаю, Кинг переживет, если двое его гостей не трахнутся, - добавил он немного неуверенно и отпустил Джареда.

Джаред приподнял бровь.

- Нам бы тоже не помешало немного отвлечься, - заметил он, расслабил галстук и чуть расставил колени.

Дженсен сглотнул. Костюмы Фэррис вручила ему вместе с фальшивыми пропусками, упомянув, что стоят они больших денег. Где она их раздобыла, он не знал, да и не особо хотел знать, полагая, что только придурок станет напяливать на себя разноцветное тряпье. Но сейчас, очень стараясь не пялиться на четко очерченный мягкой тканью набухший член Джареда, Дженсен собирался всерьез пересмотреть эту свою точку зрения.

- Я думал, ты меня ненавидишь, - усмехнулся он, снимая с себя блестящий жилет и оставаясь в шелковой рубашке. Глупо выглядеть он не перестал, зато дышать стало значительно легче.

- Я не ненавижу тебя, - тихо сказал Джаред, и почему-то Дженсен ему поверил. - Просто у нас свои... расхождения.

- Ты так это называешь? - Дженсен позволил себе чуть улыбнуться.

- Тебе не нравится? - вернул улыбку Джаред, забираясь глубже на мягкую кровать.

- Почему же, - Дженсен оперся коленом о край кровати, по очереди снимая попугайские туфли и носки. - Вполне.

- Тогда в чем дело?

Дженсен вскинул на него серьезный взгляд:

- Я тебе все еще не верю.

Джаред выдержал, не отвернулся, и спросил:

- А это важно?

- Не особо, - Дженсен притянул его к себе за ворот рубашки и выдохнул. - Предлагаю сначала воспользоваться ванной. Если ты не обратил внимания, она просто шикарная, а в наших условиях нормально помыться вообще затруднительно, а тут даже можно прикинуть, - он не удержался, лизнул Джареда в мочку уха, - ммм... варианты.

- Я не против разнообразия, - Джаред ловко вывернулся и, быстро раздевшись догола, прошлепал в обложенную белой плиткой ванную. Дженсен хищно облизнулся, наблюдая, как красиво перекатываются при ходьбе упругие ягодицы, и, захватив с собой несколько достаточно невинных атрибутов из коллекции Кинга, проследовал за ним.
Джаред стоял под разбрызгивателем. Вода лилась на лицо, на широкие расслабленные плечи, стекала по гладкой спине и подтянутой, словно вылепленной старательным скульптором заднице. Дженсен сразу же приник сзади, настойчиво потерся пахом о бедро и прикусил плечо Джареда, заставляя удивленно охнуть.

- Смотри, что я нашел среди этого бардака, - прошептал Дженсен, протягивая ему тюбик смазки.

- Я думал, тебе нравится жестче, - Джаред отвернул крышку, и к горячему воздуху примешался слабый травяной запах.

- Нравится, - в подтверждение Дженсен легонько ударил Джареда под коленом, заставляя раздвинуть ноги. - Хочешь, чтобы я, или сам?

- Сам, - прохрипел Джаред, завел руку за спину и вдавил большой палец в анус, не вставляя.

- Хорошо, - одобрительно прошептал Дженсен, забирая у него смазку, - теперь три пальца. Сразу. Знаю, ты сможешь.

Джаред поерзал, выставил зад и по смазке легко протолкнул в себя три пальца.
- А теперь двигайся, - попросил Дженсен и поддел твердым членом мошонку, дразня и сильнее распаляя.

Джаред начал осторожно растрахивать себя. Он уперся свободной рукой в мокрую стену, высоко задрал голову, с силой вкручивая пальцы в хлюпающую от смазки дырку. Вода заливалась в его приоткрытый рот, а длинные красивые пальцы скользили внутрь-наружу почти без усилий, слегка выворачивая на выходе края припухшего темного ануса.

В воздухе отчетливо запахло потом, сексом и первобытным желанием.

- Хватит, - Дженсен поймал в движении трахающую руку и толкнул Джареда к стене. Огладил напрягшиеся вмиг плечи, скользнул ладонями по мокрой спине, шлепнул по липкой ягодице и без предупреждений грубо, безжалостно вставил, вжимая Джареда лицом в стену и влипая тяжелыми яйцами в напряженную задницу.

- Твою... мать, - Джаред выдохнул со свистом, разъезжаясь ногами на скользком полу.

- Не поскользнись, - ласково произнес Дженсен и добавил уже резче: - И не ругайся.

- Двигайся уже! - Джаред расслабился и тут же сжался вокруг члена, плотно обхватывая тугими мышцами, подгоняя.

- Как скажешь.

Дженсен вцепился пальцами в бедра Джареда и дернул на себя.

Джаред взвыл, впиваясь ногтями ему в предплечье:

- Садист хренов!

- Ты сам просил жестче, - усмехнулся Дженсен, вышел, словив протестующий стон, а потом качнулся вперед, направляя головку обратно внутрь и резко вверх.

- Дай, пожалуйста, Дженсен, черт возьми... ну же, трахни меня, - задыхаясь, попросил Джаред, ерзая на его члене, пытаясь руководить.

Дженсен начал работать бедрами, сначала не очень быстро, постепенно разгоняясь, но потом понял, что этого мало и принялся беспощадно вколачиваться, вбивая Джареда в стену. Не прекращая долбиться в его задницу, Дженсен просунул Джареду в рот два пальца, и тот, уловив идею, осторожно зажал их между зубов. Другой рукой Дженсен схватил член Джареда и начал водить по нему рукой, надрачивая до каменной твердости. Балансируя на грани охренительного срыва и чувствуя под пальцами все усиливающуюся пульсацию, Дженсен толкнулся глубоко и особенно сильно, вжимаясь основанием в растертую простату. Джаред до боли прикусил его пальцы, выплеснулся Дженсену в кулак теплой густой спермой, сжимая внутренние мышцы и выдаивая Дженсена досуха, выкручивая до последней капли. Все еще ошеломленный мощным оргазмом, Дженсен под непрекращаемый шум воды выдернул из накачанного спермой ануса подрагивающий член, и Джаред обмяк, привалился лбом к стене, загнанно дыша. Пытаясь унять безумный гул в ушах и дрожь в медленно отходящем от шока теле, Дженсен развернул его к себе и больно впился во влажные соленые губы, не столько целуя, сколько кусая. Он грубо притиснул к себе Джареда, членом снова ощущая его растущее возбуждение, и крышу сорвало окончательно. Адреналин хлынул в кровь с бешеной силой, смывая остатки здравомыслия, и Дженсен, забыв обо всем, о своих заморочках, дурацких ограничениях и запретах, просто целовал, кусал и старательно вылизывал податливый рот. Он так увлекся, настолько погрузился в свои ощущения и желания, что не сразу понял, как ладони Джареда плавно скользнули вниз по его спине. Руки требовательно раздвинули ягодицы, пальцы скользнули во влажную от пота ложбинку, коснулись тонких светлых волосков и прижались к анусу.

- Моя очередь, - горячо прошептал Джаред, выворачиваясь из объятий и выходя из ванной.

- Так уверен, что пущу? - Дженсен на пошатывающихся ногах поплелся к кровати. Фэррис ему устроит за подобный непрофессионализм. Поэтому у них в уставе — если бы таковой имелся — должно стоять: «сначала работа — потом развлечения».

- Знаю, что пустишь, - самым наглым образом заявил Джаред, толкая Дженсена на свежие простыни. Дорогой шелк отзывчиво зашелестел, принимая его уставшее тело в свои ласковые объятия. - И потом, я почти уверен, что нас чем-то опоили, а значит...

Возможно, будь сейчас Дженсен чуть более адекватным, чуть менее пьяным — последний бокал шампанского явно оказался лишним — и не настолько, блядь, возбужденным, он бы просто перевел стрелки на работу и свалил в соседнюю комнату, с удовольствием обломав Фэррис и Кинга.

- ... и ты хочешь, чтобы я это сделал, - Джаред взобрался сверху, обдавая сбивчивым горячим дыханием, руки уверенно заскользили по влажной груди Дженсена, разгоняя капли воды.

- Давно не давал? - улыбнулся он, и Дженсен чуть не взвыл от досады. Действительно давно. Последний раз еще до гребаного Вторжения. Тогда кровь бежала по венам с оглушительной скоростью, адреналин вскипал в секунды, а на съемочной площадке встречались такие ребята, как Пол или Том, и становилось пофигу на все. Дженсен просто жил беззаботной жизнью восходящей телезвезды, делая, что хочет и с кем хочет. Сейчас же все обстояло несколько иначе, и Дженсен бы десять раз подумал, прежде чем подставляться парню, которому не доверяет и к которому не испытывает никаких особых чувств. Ничего, кроме безумного, животного желания покрыть, сделать своим. В глазах Джареда загорелся знакомый огонек — чистый, мальчишеский азарт, подобный тому, что испытываешь, сидя под деревом в ожидании взрыва фейерверков. Понятное и совершенно наглое любопытство. Яркая, неперебиваемая ничем, выжигающая изнутри эйфория.
Дженсен просто сдался. В конце концов, ему действительно хотелось сделать Джареда своим. Во всех, мать его, смыслах.

Джаред его молчание понял по-своему, мягко надавил ладонью на напряженный живот.
- Я осторожно, - пообещал он, и Дженсен, пробормотав что-то бессвязное, раздраженное, попытался перекатиться на живот, но Джаред не пустил — удержал — сильными руками и пронзительным взглядом.

- Нет. Смотри мне в глаза, - прошептал он и потянулся за смазкой.
Дженсен просто откинулся на подушки, позволяя Джареду осторожно раскрывать себя пальцами. Поначалу все шло хорошо, даже очень. Тело отозвалось на знакомые ощущения, член начал наливаться и твердеть, а растекшаяся внутри смазка приятно согревала. Но когда Джаред, вставив головку, попытался пропихнуть член дальше, стало по-настоящему неприятно. Дженсен постарался перетерпеть дискомфорт, во всей этой суете он немножко забыл, что Джаред довольно-таки неплохо оснащен. Вдобавок ко всему, алкоголь выветривался слишком быстро, а недавний оргазм успел схлынуть, оставив за собой только легкое разочарование и ноющую боль не только в безжалостно растягиваемой здоровым членом заднице, но и вдоль онемевшего позвоночника.
Джаред осторожно толкнулся, не забывая при этом гладить Дженсена по волосам, то ли чтобы успокоить и перевести внимание, то ли автоматически, рефлекторно — не мог держать руки при себе, хренов любитель тактильностей. Дженсен упрямо сбил его руку, приподнимая зад и жадно втягивая член в себя. Он успел забыть, как это хорошо, когда не только отдаешь, но и получаешь.

Джаред задвигался, слишком медленно, раздражающе осторожно, и все равно Дженсен потерялся в смешанном ощущении необходимой боли и сладкого, тянущего нервы острого кайфа.

- Не смей щадить меня, - между размеренными толчками выдохнул он. - Трахай уже!

- А ты еще и мазохист, - Джаред, хмыкнув, начал вбиваться резче и оттого — глубже.

Дженсен старательно трахал Джареда. Он трахал его член, сжимал своей задницей, отпускал и снова сжимал, обхватывая туго, крепко, до боли, до прикушенной губы и сощуренных влажных глаз. Дженсен трахал Джареда, и Джаред трахал Дженсена. А вместе они трахали друг друга.

То ли испытываемый Дженсеном сумасшедший коктейль из эмоций и ощущений оказался настолько сильным, что подействовал лучше любого афродизиака, то ли он просто действительно очень долго не занимался сексом в пассивной роли, но оргазм нагнал неожиданно, вымыв напрочь последние мысли из головы, когда Джаред двумя пальцами зажал его тяжелый набухший член. Дженсена утянуло в темную бездну, ошпарило и остудило, выкинув обратно — на широкую разобранную кровать, где все еще двигался в нем Джаред, жестко навинчивая на свой член. Еще несколько сильных толчков, короткая пауза, Джаред кончил во все еще пульсирующую задницу Дженсена и свалился ему на грудь, уткнувшись носом в волосатую подмышку.

Дженсен несколько секунд понаблюдал за дремлющим на его груди Джаредом и сдержанно улыбнулся. Потом выполз из-под размякшего тела и со стоном перевернулся на живот, чувствуя, как ссаженную кожу обдувает свежим ночным воздухом из распахнувшегося окна. Джаред проснулся от звука и прижался к нему, горячий и потный. Полез пальцами в задницу, и Дженсен не выдержал, дернулся, когда подушечки пальцев коснулись раздраженного ануса.

- Сука, - хрипло прошептал он и подмял под себя, яростно целуя в растянутые в хитрой улыбке губы.

- Ты же не целуешься, - поддел Джаред, шумно выдохнув, когда Дженсен растолкал коленом его ноги и вошел в него снова, еще открытого, липкого и дрожащего.

- Да вот, проверяю, что еще прячешь у себя во рту, - Дженсен с особой резкостью толкнулся в распластанное под ним тело, потом еще несколько раз, в ответ на болезненный стон снова и снова впиваясь в мягкий рот.
Они потеряли счет времени, то трахаясь без передышки, то просто валяясь на дорогих простынях, то представляя себе всякую бредовую ерунду, вроде трахающей в зад Кинга Фэррис или дикой оргии в самом конце коридора, или нежных ласк двух взрослых женщин. Когда прикасаться друг к другу становилось уже невозможно, они бежали в душ, где теплая вода успокаивала нервы и возвращала утраченное равновесие. Из всех игрушек Кинга Джареду больше всего понравилась насадка на палец, острым концом которой Дженсен лениво водил по его спине, пока Джаред, устроив голову у него на коленях, посасывал его онемевший от ласк член. К концу этой бурной ночи оба пришли к выводу, что в шампанское гостям и впрямь что-то подсыпали, потому что стоны, крики и оргазмы не прекращались по всему второму этажу.

- Что за Пеллегрино? - вдруг спросил Джаред, сонно растягиваясь рядом и вытирая перепачканные губы об наволочку.

- Не твое дело, - ощетинился Дженсен, отодвигаясь в сторону.
Реальность вернулась, грубо и беспощадно опуская на землю. И первым делом Дженсен снова вспомнил, что они напрочь забыли о презервативах.


**

- Значит, ты из Нового Нью-Йорка, - Кинг потянулся за сигарой.

- Да, - Сэм едва скрывала отвращение. Ей приходилось спать с разными мужчинами, многих из них можно было смело назвать омерзительными, но ни один не мог сравниться с Лоренсоном Кингом. Все же иногда поступки, на которые способен человек, куда противнее немытого тела и гнилых зубов. Сэм бы куда больше хотела сейчас оказаться с Эклзом, не обязательно в постели, просто сидеть рядом, а не пытаться поддержать совершенно бессмысленный разговор с богатым извращенцем.

- И чем занимаешься?

- Ничем сейчас, - Сэм потянула на себя простыню. - Я не работаю.

- С кем ты пришла? - продолжал допрос Кинг. - Этот мужчина, который ушел с другим, помоложе. Кто он тебе?

- Просто давний друг, - отмахнулась она, сильно жалея, что нет сигарет. Адски хотелось курить.

- Спишь с ним?

- Нет, не приходилось, - она совершенно искренне вздохнула.

- Хочешь, позови его сюда, - спокойно предложил Кинг. - Пускай присоединится к нам, - и добавил с сальной улыбкой: - Я же вижу, что тебе хочется, Сара.

- Больше всего мне хочется, чтобы ты замолчал, - резко ответила Сэм, сочтя, что время пришло. Все равно гости никуда не уберутся, утрахались и спят, а работу вместо нее никто не сделает.

Прежде чем Кинг что-то понял и принял меры, Сэм прижала к его виску маленький пистолет, который все это время прятала под корсетом.

- Что ты?..

- А теперь веди к сейфу и без глупостей, - приказала Сэм, взводя курок.
Кинг чертыхнулся, но толчок в спину сделал его более понятливым, и он вышел в коридор.

- Куда? - Сэм не испытывала ни капли сожаления по поводу случившегося, единственное, что слегка дергало ее давно уснувшую совесть — это предательство по отношению к Эклзу. Ничего, выкарабкается. Всегда выкарабкивается.

Сейф оказался спрятан на самом видном месте — за тем самым пейзажем, на который пялился Падалеки, пытаясь скрыть свой интерес к Дженсену.

- Открывай!

Кинг снова выругался, дрожащими пальцами набирая код на панели доступа.

- Сука, - шипел он. - Я посажу тебя в самую отвратную тюрьму, в одну камеру с насильниками и извращенцами, тупая стерва!

- Спасибо, но мне хватило одной ночи с тобой, - скривившись, ответила Сэм, оглядываясь в поисках чего-нибудь подходящего, и увидела брошенный на диване плотный мешок.

- Стой на месте, - предупредила она, забирая мешок и одной рукой сгребая в него драгоценности. Конечно, здесь на сотню товара нет, но ей одной хватит. Снова кольнуло неприятным ощущением из-за Дженсена, но Сэм справилась с этой секундной слабостью.

Воспользовавшись тем, что она отвлеклась, Кинг кинулся на нее, пытаясь выбить оружие. Сэм уверенно выстрелила, и Кинг упал, продырявленный насквозь.

- Нет. Но я узнаю. Ты же знаешь, что узнаю... Нет, не догадывается...

Сэм стояла, слушая хрипы умирающего Кинга и смутно знакомый голос за стеной. Потом голос замолчал, а когда зазвучал снова, уже обращался к ней:

- Прости...

Сэм меделенно обернулась и даже успела обреченно улыбнуться:

- Ты...

А потом в груди стало горячо и комната перевернулась вверх ногами.

 

**
Эмили стояла у окна и курила. Дэннил замоталась в простыню, бесшумно подошла сзади и дотронулась до напряженного плеча. Девушка испуганно вздрогнула, чуть не выронив сигарету.

- В чем дело? - ласково спросила Дэннил, убирая с голой спины темные волосы и прижимаясь губами к шелковой коже. - Мне казалось, что мы неплохо провели время. Извини, если сделала что-то не так.

Эмили усмехнулась:

- Ты не виновата.

- Кинг? Все дело в нем?

Резкий кивок:

- Я боюсь его и ненавижу. Больше ненавижу, чем боюсь. Но ведь это неправильно, Лора, он же мой отец.

- Меня зовут Дэннил, - вздохнув, поправила она. Желание разнести башку этому ублюдку Кингу крепло с каждой секундой. Но убить... Стрелять Дэннил умела, но взять и хладнокровно лишить жизни пусть и заслуживающего смерти человека все же не могла.
Эмили вскинула на нее удивленный взгляд, который вскоре стал слишком понимающим. Она стряхнула пепел на подоконник и выбросила догоревшую до фильтра сигарету. Серую пыль ветром занесло в комнату, и она осела на мягком светлом ковре.

- Дело не в тебе, Дэннил, - повторила Эмили с нажимом и отошла от окна. Вид у нее был несчастный, и в то же время она почти идеально держалась. - С тобой хорошо и можно забыть… - Эмили провела по ее щеке дрожащими пальцами, и Дэннил едва сдержалась, чтобы не поцеловать ее по-настоящему. - Я буду вспоминать эту ночь, когда станет совсем плохо.

- Нет, - решительно заявила Дэннил, одеваясь, - не будешь. Ты пойдешь со мной.
Эмили не успела ответить. Где-то близко прогремел выстрел. А потом, с небольшим интервалом, еще один.


**
- Опаздываем, - сказал Дженсен, напяливая обратно клоунскую рубашку и узкие брюки, хотя предпочел бы предстать перед Лоренсоном Кингом в своей обычной одежде.

- Может, мы просто не услышали? - предположил Джаред, быстро одеваясь. Выглядел он уставшим и немного задумчивым, что совсем не казалось удивительным после ночи безумного секс-марафона. Дженсен и сам не понял, как и почему, но остановиться они смогли только тогда, когда совершенно вымотались и начали засыпать на ходу. Впрочем, Джаред уснуть ему все равно не дал. Стоило только упомянуть Пеллегрино, как Дженсена выкинуло из сладкой дремы, и, хотя Джаред не стал настаивать на дальнейшем разговоре, получив один резкий ответ, больше он век так и не смежил.

- Нет, что-то случилось, - упрямо заявил Дженсен, - схожу проверю.

- Подожди. Я пойду с тобой.

Когда они вышли в коридор, из некоторых комнат все еще продолжали доноситься звуки — вскрики, шлепки, стоны и даже шипение. Для кого-то ночь все еще продолжалась.
Дженсен вытащил из кобуры разборный лазерный пистолет — довольно дорогая пушка, зато очень удобная, занимает мало места и можно пронести ее незасвеченной — и толкнул ногой дверь в соседнюю комнату. Разобранная постель, знакомые запахи — Фэррис и Кинг совсем недавно были здесь. Ключевое слово: «были», потому что сейчас они находились где-то еще.

- Она меня обманула, - вслух медленно произнес Дженсен, прикрывая дверь.

- Что значит?..

- Сэм подставила меня

- Почему ты так думаешь?

- Не думаю, - Дженсен едва удержался от того, чтобы не пробить в стене дыру кулаком. - Знаю.

- Что будем делать?

Дженсен задумался. Если Фэррис уже добралась до сейфа... Черт, конечно же, она добралась до гребаного сейфа! Это же Сэм Фэррис. И если он прав, скоро здесь будет охрана и тогда... И где, черт возьми, Дэннил?

- Разделимся. Ты вниз, а я поищу наверху.

Джаред удивленно моргнул:

- Постой, ты не знаешь, где сейф?

- Такие люди, как мы, обычно рассчитывают на удачу, - повторил Дженсен слова Фэррис и усмехнулся. Никакого плана Б, как же.

- И что это значит?

- Это значит, что мы изначально не знали, где расположен сейф.

- Ты не говорил этого.

- Не посчитал нужным, - огрызнулся Дженсен.

- Выходит, они могут быть где угодно.

- Выходит, что да! - рявкнул Дженсен и спокойнее добавил: - Поторопись, у нас очень мало времени.

Джаред, кивнув, сбежал вниз по лестнице.

Чертовски хороший план: они приходят на прием Кинга под видом почетных гостей, участвуют в празднике, а ночью тихо уходят, предварительно забрав все, что смогут. Вряд ли любезный хозяин откажет им в сотрудничестве, если ему в голову ткнется дуло пушки. Такие, как Кинг, только на людях позиционируют себя крутыми, на самом деле, малейшая угроза их драгоценной жизни — и они со страха выболтают все. Так что проблем с забором драгоценностей не предвиделось. Как и с охраной, которая должна была крепко спать благодаря обаянию Дэннил и подсыпанному в их воду снотворному. Но Фэррис не могла не припрятать в рукаве запасную карту. И обходя все комнаты подряд, выслушивая возмущенные крики потревоженных гостей, Дженсен пытался понять — все дело в том, что Фэррис не переставала на него злиться за то вынужденное предательство, или просто эта женщина не умеет по-другому? Он проверил почти все комнаты на этом этаже, когда прогремел первый выстрел. И прежде чем он сбежал по лестнице — прозвучал второй.
В камине полыхал искусственный огонь, тихо звучала приятная мелодия, и мягкий свет освещал просторную гостиную, придавая ей немного таинственности. Джаред стоял у открытого сейфа: бледное лицо, покрытое испариной, сжимающие бок пальцы. Дженсен насильно перевел глаза вниз. У мягкого дивана в россыпи искрящих драгоценный камней лежал мертвый Лоренсон Кинг, рядом с ним — Сэм. Глаза широко распахнуты, голова повернута чуть вбок, и со стороны может показаться, что она просто прилегла отдохнуть, если бы не аккуратная дырочка между глаз с застывшей каплей крови. Дженсен бросился вперед, забыв об осторожности, упал перед Фэррис, дотрагиваясь двумя пальцами до шеи. Нет пульса.

- Сэм, мать твою, - прохрипел Дженсен и кинулся на Джареда, который растерянно разглядывал свои перепачканные руки. - Какого хрена тут произошло?!

Джаред вздрогнул:

- Они стояли тут, а потом Кинг напал на нее и... Он выстрелил, а я... Мы боролись. Я убил его, - закончил он, цепляясь окровавленными пальцами за Дженсена.

- Где Дэннил? Мы уходим отсюда, срочно! - Дженсен подхватил его под мышку и потащил к входной двери. Если Дэннил не облажалась, вся охрана спит, и они смогут выйти и здесь. Добраться бы только до транспорта, любого, и мотать, пока целы.

- Дэннил! - заорал Дженсен и увидел, как они с Эмили спускаются по лестнице к ним.

- Уходим, сейчас же!

Эмили, увидев отца, закричала, а Дэннил, обнимая девушку, решительно сказала:

- Она пойдет с нами.

- Хорошо. Только быстро.

- Где Фэррис?

- Мертва, - ответил Джаред вместо него.

- А с тобой что?

- Очередная царапина.

- Давай, Дэнни, помоги мне, - попросил Дженсен, поднимая на руки Фэррис.

- Ты издеваешься? - Дэннил посмотрела на него так, будто он предлагал ей собирать камни.

- Нет, мы берем ее с собой.

- Дженсен, я понимаю, что ты...

- Заткнись и выполняй приказ, - прошипел Дженсен. – Камни не трогать, они не настоящие.

И прежде чем со второго этажа спустились полуодетые сонные гости и ворвалась охрана, Дженсен успел отъехать на двух землегонах к горам, где их ждали «Стрела» и осиротевший «Сокол».


**

Похороны прошли в ограниченном кругу знакомых. У Фэррис не осталось никаких родственников или близких, ее дети и муж погибли во время Вторжения, поэтому сейчас на дальней планете под палящим солнцем вокруг костра собрались только люди Дженсена. Фэррис лежала неподвижно, руки сложены на груди, лицо спокойное, без признаков страха или боли, и Дженсен, поджигая сухую траву, подумал, что, возможно, для таких, как они, это самый мирный конец. Ведь никогда не знаешь, где и как оборвется жизнь. Джаред стоял рядом с понурым видом, Мэган, прижавшись к Килли, тихонько всхлипывала, а Дэннил, приобняв Эмили за плечи, смотрела на огонь не моргающим взглядом, пугавшим Дженсена сильнее неизвестности впереди. Майк остался на «Стреле» — приглядывать за кораблем. Все закончилось довольно быстро.

- Берем курс на Новый Вашингтон, - приказал Дженсен по возвращении на «Стрелу».

- Капитан, - попыталась воззвать к нему Дэннил, но он не прореагировал.

- Летим на Новый Вашингтон без остановок. Топлива должно хватить, - повторил Дженсен, закрывая шлюз. - Меня не беспокоить, - добавил он, намереваясь опустошить последнюю бутылку виски и забыться до прибытия на планету.

Конечно, он знал, что они рискуют, что это самонадеянно и глупо — пытаться обобрать такого человека, как Лоренсон Кинг, и не понести потерь. И все же мальчишеский азарт и желание подпортить жизнь плохому человеку перевесили доводы разума, поставив Дженсена в безвыходную ситуацию. Фэррис поплатилась жизнью, как и Кинг, Джаред ранен, и это уже не ерундовая царапина, а намного серьезнее. Денег у них осталось совсем мало, едва хватит на дозаправку, а впереди их ждет Новый Вашингтон. Джаред и его секреты. Их сложные болезненные отношения. С одной стороны, Дженсен хотел поскорее сделать свою работу, получить награду и избавиться от Джареда. Не убить — прогнать, оставить где-нибудь, чтобы не доставал, не влиял на решения и поступки. С другой – он понимал, что когда придет время, Джареда отпустить так легко уже не получится. Потому что вчерашняя ночь, как бы сильно ни скорректированная обстоятельствами, многое изменила. Дженсен стал иначе относиться к Джареду и беспокоился за него куда сильнее, чем ему хотелось бы.

И что дальше? Они прилетят на планету, посмотрят пленку и?.. Правительственные секреты нужно уметь продавать с толком, иначе можно словить пулю и уже не подняться. А то, что у Джареда на руках оказалось что-то важное, Дженсен понял сразу, как только увидел носитель – аккуратный кристалл, который Джаред, чуть морщась, достал из под вскрытой кожи на предплечье.  Было в нем что-то неправильное, не от мира сего. Он возник, словно ящик Пандоры, и Дженсен собирался его открыть.

- Можно?

Дженсен отсалютовал Джареду бутылкой:

- Заходи. Хочешь? - Дженсен протянул ему бутылку, кашляя, - хороший. Настоящий. Мне его подарила шлюха из бара на Новом Техасе.

- Правда? - улыбнулся Джаред, забирая бутылку и делая осторожный глоток.

- Да, я помог ее дружку переправится в... неважно. Думаю, ей виски тоже достался не за красивые глаза.

- Не знал, что ты настолько циничен, - заметил Джаред, вытирая губы ладонью и возвращая Дженсену виски.

- Я полон сюрпризов, - пьяно усмехнулся Дженсен, поднимая на Джареда уныло-голодный взгляд. Помянуть Сэм сексом с Джаредом казалось не самым лучшим решением, но хотелось хоть как-то утешиться и утихомирить рычащую совесть.
Видимо, Дженсен думал слишком громко.

- Я думал, вы с Сэм враждовали, - осторожно предположил Джаред, и Дженсен расхохотался ему в лицо.

- Все так думали. То есть, да, мы не особо ладили, но... это сложно. На самом деле, - Дженсен перестал смеяться, закашлялся от слишком жадного глотка, - на самом деле, Сэм мне очень дорога. Была.

- Вот как?

Дженсен неуклюже кивнул:

- Я по-своему к ней привязался, ну а Сэм... Долгое время мне казалось, что она просто хочет меня. Знаешь, одинокая женщина не может долго оставаться одна, а когда рядом есть мужчина... - Дженсен отставил полупустую бутылку на стол. - Если исключить несколько действительно неловких моментов, Сэм заменила мне семью. После смерти родителей она осталась рядом, помогала, поддерживала и научила всему, что я знаю.

- Значит, она дружила с твоими родителями?

- Работала с отцом. Я даже думал, что отец с ней спит, у них тогда с мамой не особо складывалось... Но потом я улетел на Новую Канаду и... После похорон родителей Сэм сама нашла меня. Она и Морган — единственное, что у меня осталось от прежней жизни.
Дженсен резко замолчал, понимая, что сказал лишнего, даже в голове прояснилось.

- Морган? - спросил Джаред совершенно спокойно.

- Да, тоже друг семьи, - быстро исправился Дженсен. - Я с ним давно не виделся.

Джаред кивнул и собрался выйти, когда Дженсен схватил его за руку.

- Останешься? Просто останься, - попросил он.

- Хорошо, - по лицу Джареда скользнула тень улыбки, - останусь, только... может, отпустишь меня?

Дженсен ослабил хватку, и Джаред лег рядом.

- Знаешь, думаю, мы могли бы, - Джаред попытался улыбнуться. - Конечно, не обещаю, что получится, но можно попробовать. У меня не так болит, правда.

Дженсен пихнул его в бок, резко садясь.

- Не надо предлагать мне секс из сострадания. Или из мести, делая вид, что тебе жаль, когда на самом деле ты тащишься. Не прокатит.

- А ты тот еще параноик, - заметил Джаред, принимая вертикальное положение. - Я просто предложил.

- Не стОит, - резко ответил Дженсен, - я в норме. Просто устал.

- Может, если ты поспишь хотя бы несколько часов: ладно, час, станет лучше? - с умным видом заявил Джаред.

- Может, - Дженсен уткнулся носом в подушку, закрывая глаза и даже не думая, насколько уязвимым становится. Идеальная возможность напасть и...

Но Джаред не стал нападать. Он фыркнул и устроился рядом, прижимаясь боком к бедру Дженсена.

- Подвинься, чудовище, - прошипел Дженсен, но Джаред только сильнее притиснулся, не оставляя между ними места.

- Хрен с тобой, - Дженсен закрыл глаза и почти сразу уснул, убаюканный тихим сопением.

 

**

 

Новый Вашингтон встретил их подтаявшими ледяными глыбами, холодом и колким воздухом. Планета и прежде славилась хмурыми погодами, но после Вторжения ее постигла участь Новой Аляски. Слишком переменчивый климат сделал Новый Вашингтон совершенно непригодным для жизни, а торчавшие из воды куски льда, в которых проглядывались обломки зданий, а иногда – даже вмерзшие люди, создавали еще более неприятную атмосферу. Килли и Мэган посадили «Стрелу» в наиболее удобном и безопасном месте, на старой стыковочной площадке далеко от воды, а Дженсен и Джаред, переодевшись в теплые свитера и более подходящую обувь, захватив с собой куртки и перчатки, вылетели на глиссере к зданию, где предположительно располагались компьютеры. До того, как покинуть корабль, Дженсен выловил среди своих людей Дэннил:

- Можно тебя на пару слов?

Дэннил неохотно отделилась от Эмили. Тонкие пальцы больно сжали его плечо – Дэннил прекрасно понимала, что сейчас услышит.

- Если ты собираешься... - с вызовом начала она.

- Заткнись и слушай, - Дженсен встряхнул ее за плечи. - Если со мной что-нибудь случится, я хочу, чтобы ты взяла «Стрелу» и рвала когти, слышишь? Хоть в другую галактику, мне плевать. Если я не вернусь через час, уходите, - и добавил мягче: - Пожалуйста.
Дэннил вскинула на него взгляд, полный злости и боли, вынужденно кивнула.
- Через час. Если ты не вернешься. Мы улетим, - раздельно произнесла она, и Дженсен, не удержавшись, обнял ее, крепко прижал к себе.

- Но ты постарайся вернуться, ладно?

- Я очень постараюсь, - Дженсен отпустил ее, но Дэннил не собиралась сдаваться так легко. Она зацепилась за его локоть, с мольбой заглянула в глаза:

- Может, просто развернемся и улетим? Ты же думаешь, что это ловушка.

- Я почти уверен, что ловушка.

- Джаред? - совсем другим голосом спросила она. Почти с ненавистью.

- Возможно.

- Тогда почему?.. - Дженсен прижал пальцы к ее губам, заставляя замолчать.

- Ты все поняла?- переспросил он ласково и, дождавшись кивка, крикнул Джареду: - Нам пора.

- Ты не скажешь им? – шепотом спросила Дэннил, скосив глаза в сторону веселых Килли и Мэган, угрюмого, вечно сонного Майка и улыбающейся Эмили.

- Скажи сама, - вздохнул Дженсен, до последнего оттягивая момент разлуки. - Джаред!

- Иду! - Джаред на всякий случай похлопал по карману куртки, проверяя сохранность файла, и последовал за ним к глиссеру.
Вылетая из гнезда, Дженсен с тоской взглянул на «Стрелу». Он слишком хорошо понимал, что видит ее в последний раз.
До противоположного берега они долетели без проблем, но из-за компактного размера и легкой массы глиссера долго не могли сесть — их все время относило ветром. Наконец, Дженсену удалось приблизиться настолько, чтобы Джаред смог спрыгнуть на землю и надежно закрепить глиссер снаружи, обмотав тугую заржавевшую цепь вокруг кольца под его днищем.

- Куда? – спросил Дженсен, сойдя на землю и вдыхая морозный воздух.

- Туда, - указал Джаред вдаль, где над спокойной синей водой виднелся узкий вход в бывшую трансляционную вышку.

Дженсен кивнул и поспешил перескочить через покачивающийся под ногами обломок неизвестной архитектуры на более надежный участок. Как только они оказались на противоположной стороне, глыба надломилась с тихим хрустом и исчезла под водой. Идеальное место для укрытия секретной информации, ничего не скажешь.

- Поспешим, - Дженсен осторожными шагами двинулся навстречу вышке через полупрозрачный и явно ненадежный мостик.

Джаред шел позади, медленно переставляя ноги на те места, куда до него наступал Дженсен. Они продвигались не очень быстро, но покачивающаяся от ветра дверь впереди становилась все ближе и больше, а лед под ногами все тоньше.

Дженсен, ступая на кажущиеся надежными участки, мстительно представлял, что если паранойя его наебала и ничего не произойдет, совсем ничего, он отыграется не только на заднице Джареда, когда они вернутся, но и разнесет в щепки остатки когда-то самой важной новоамериканской планеты.

Он так увлекся мыслями, что не сразу понял — они дошли. Замок на внутренней двери  замерз и отломился, как только Дженсен прикоснулся к нему, дверь со скрипом качнулась вперед, пропуская их в узкий холодный закуток с начинающейся у самых ног винтовой лестницей.

- Пошли, - Дженсен осторожно прощупал ногой ступеньку и, убедившись, что не сильно скользит, быстро взобрался наверх. В маленькой круглой комнате не было ничего, кроме поломанной старой техники и замерзших глыб льда, пробивших окна. Дженсен подошел к мертвой панели, вглядываясь в горизонт. Погода стремительно портилась, привязанный внизу шаттл дергало в стороны порывами сильного злого ветра.

- Ты в порядке? - спросил Джаред, бесшумно приблизившись сзади.

- Здесь ничего нет, - разочарованно ответил Дженсен, разворачиваясь к нему лицом.

- Потому что мы еще не добрались, - Джаред указал наверх.
Дженсен задрал голову, увидев вмерзший в потолок люк.

- Подсади, - Дженсен, балансируя на плечах Джареда, толкнул люк. Тот поддался не сразу, штыри заржавели и примерзли, но Дженсен попробовал снова, он толкал и толкал, пока, наконец, металлическая крышка с гулким звуком не откинулась. Дженсен, схватившись за края, высунулся наружу.

С этого места Новый Вашингтон оказалось видно как на ладони. Когда-то красивая сильная планета теперь, с покачивающимся над водой куполом разрушенного Белого Дома, напоминала застывшую картинку из старых фильмов-катастроф.

- Что там? – послышалось снизу.

Дженсен вылез целиком.

- Это не та вышка, - понял он и посмотрел вниз. – Здесь лестница, а дальше еще один мост.

- Я поднимаюсь, - предупредил Джаред, и тут Дженсен услышал тихое нарастающее жужжание — совсем близко.

Он готовился, знал, что именно так все закончится, но все же надеялся, что сначала ему позволят увидеть то, ради чего он сюда пришел.

Джаред вылез наверх, волосы облепили лицо, он поскользнулся и чуть не свалился обратно, но все же справился.
Кое-как пригладив волосы, он посмотрел в направлении звука и спокойно сказал:

- Иди.

Дженсен непонимающе уставился на него.

Джаред пропихнул ему в руку файл, сжал пальцами:

- Я попробую их отвлечь, главное, доберись и просмотри это.

- Пойдем вместе.

Джаред покачал головой:

- Нет, они нас собьют. Ты побежишь, а я отвлеку.

Дженсен кивнул, спустился вниз и встал на мост. Лед под ногами тревожно скрипнул. - Иди, - одними губами прошептал Джаред, распрямляясь во весь рост и поворачиваясь лицом к подлетевшему шаттлу Лиги.

Дженсен еще несколько секунд наблюдал, как Джаред на разъезжающихся ногах пытается поймать равновесие, прыгает на лестницу и падает грудью на холодный лед, и побежал. Под ноги попался уступ, Дженсен споткнулся и пролетел несколько метров вперед, пребольно ударившись о холодную толстую колонну впереди. Быстро встал и, прихрамывая, побежал дальше. Джаред агентов долго не удержит, а его жертва не должна оказаться напрасной.

Дженсен на коленях вполз в комнату, захлопнул дверь и прижался лицом к мутному обледеневшему стеклу. Шаттл облетел Джареда с правой стороны, пилот начал что-то кричать, но Джаред молча мотал головой. А потом кинулся через мост, и прежде чем Дженсен смог что-то сделать, прямо перед Джаредом в кору льда воткнулась граната.

- Ложись, - заорал Дженсен, но было слишком поздно. Граната разорвалась, мост пошел трещинами и разломился пополам, отсекая Джареда от Дженсена, оставляя его на раскрошившемся краю с бодро высаживающимися агентами Лиги.

Джаред, отступив от обрыва, посмотрел на Дженсена, прилипшего к стеклу, и одними губами прошептал:

- Беги.

Дженсен еле заставил себя отлепиться от стекла и помчался вниз, спотыкаясь, к компьютерам. На ходу стянул перчатки и куртку, плюхнулся в кресло. Нажатие нескольких клавиш оживило панель, Дженсен вставил кристалл в специальный слот, загрузил данные и принялся ждать. Сначала послышался гимн Лиги, как и предупреждал Джаред, и Дженсен уже было решил, что расшифровать запись не удалось, когда на экране появилось дергающееся изображение. Дженсен замер, сначала не особо понимая, что происходит, а когда до него дошло, что именно он видит и слышит, едва не сошел с ума. Образы в голове перемешались, создавая полнейший хаос, виски наполнились страшными звуками – криками умирающих. Дженсен выдернул носитель из слота, дрожащими пальцами опуская его в карман, надежно запирая на молнию, потом встал с кресла и повернулся на шум за спиной.
- Ты, - сказал Дженсен, прежде чем его ударом в живот заставили опуститься на колени, и щуплый агент застегнул на нем наручники.

Стоявший перед ним человек молча кивнул, вынимая из его кармана кристалл, покрутил у Дженсена перед глазами и зажал в руке. Послышался хруст – видео перестало существовать.

- Увести, - приказал агент, ссыпая на пол кусочки.

Дженсена вывели на улицу и, пристегнув к тросу, подняли на парящий в воздухе шаттл.
С места у окна, куда его швырнули, Дженсен увидел, как на том берегу «Стрела» отцепилась от стыковочной площадки и соскользнула в воду.

И тогда он закричал. Он кричал, пока один из агентов не вколол ему успокоительное, и Дженсен, замолчав, не стек на холодное жесткое сидение.

 

**


Издалека Дэннил видела, как мост рухнул, отрезая Джареду путь на ту сторону. Она уже собиралась рвануть к шлюзу, наплевав на приказ, но Эмили ее удержала.

- Пусти. Я должна, - взмолилась Дэннил, вырывая руку.

- Ты обещала улететь, - прошептала Эмили, убирая с ее лица волосы. - Давай улетим.

- Но он остался там! Дженсен…

- Ты знала, что так будет, - напомнила Эмили, будто мало ей боли причинила одним только жестким взглядом. - Ты обещала, что если он не вернется...

- Он вернется!

- Ты знаешь, что нет. Мы должны уходить.

- Боюсь, вы никуда не уйдете.

Дэннил почти выхватила пистолет, но ее скрутили, опустив на колени.

- Тише, киса, - проскрипел знакомый противный голос, под нос ткнулся пыльный ботинок со съехавшей вбок пряжкой. Дэннил дернулась, в ужасе осознавая, что ее ждет.

- Забирайте всех. Не калечить, разве что немножко.

За спиной что-то грохнуло, послышались крики, скрежет. Дэннил не могла этого видеть, только чувствовала. А еще думала о Дженсене. Неужели все? Вот так, по-дурацки.

- На борт их, - скомандовал голос, и Дэннил, когда ее подняли, выталкивая к шатллу, наконец, увидела его. Пеллегрино омерзительно ухмыльнулся, и желание врезать ему стало сильнее любого другого.

- Лиговская шлюха, - выплюнула Дэннил, но тут же получила удар в спину от агента. Дэннил задохнулась от боли, повисая в руках агентах, и тогда Пеллегрино схватил ее за волосы и оттянул голову назад.

- Полегче, детка. Если бы не приказ, я бы посмотрел сейчас, кто и чья шлюха.
Дэннил дернулась, пытаясь укусить его, но ее тут же вывели. На борту обнаружились остальные. Мэган и Килли сковали вместе, Эмили сидела в стороне, ее допрашивал высокий и худой агент. Хуже всего пришлось Майку — его сильно избили при задержании, и теперь он тяжело дышал, привалившись к стене. Дэннил посадили рядом с другим агентом, который оглядел ее неприязненным взглядом и отодвинулся, как от чумной.

- Куда нас повезут? - спросила Пеллегрино Дэннил, как только он поднялся на борт.

- Куда босс прикажет.

- Кто твой босс?

И Пеллегрино ответил. Лучше бы он промолчал или соврал, или сказал что-то совсем другое. Осознание, что отчасти в случившемся есть ее вина, ударило больнее, чем можно было себе представить. Истерика, тщательно сдерживаемая ради остальных, вырвалась наружу, Дэннил кинулась на него, но тут же была отброшена назад.

- Эй, успокойся, - прорычал Пеллегрино, - или я тебя успокою.

Шаттл взмыл в небо. Сверху Дэннил увидела, как оставшиеся агенты выносят со «Стрелы» их пожитки и сбрасывают в воду. А потом включают двигатели на слабую мощность и посылают «Стрелу» в последний полет.

 

**

За последние несколько дней Дженсен перебывал во многих местах, говорил со многими людьми, которые исправно задавали одни и те же вопросы, на которые Дженсен исправно нихрена не отвечал, а за непослушание исправно получал — либо разряд тока под ребра, либо дозу какой-нибудь дряни, после которой все самое плохое казалось ерундой по сравнению с ощущением пустоты и никчемности. Пару раз к нему захаживали специалисты по тактике допроса, пытались подловить, но Дженсен ничего не сказал, а на всякие угрозы улыбался разбитыми губами. Его не мучили слишком сильно. Лига считала пытку орудием людей типа Пеллегрино и свои действия называла «эффективным способом извлечения информации», поэтому перетерпеть все, что они ему бросали, Дженсен сумел вполне достойно, ни разу не вскрикнул, не дал волю бьющемуся в агонии телу. Все то время, что прошло после высадки на Новом Вашингтоне, Дженсен думал только о следующих вещах: что он на самом деле видел на дрожащем экране, что стало с его командой, и что он сделает с той сукой, по вине которой они, скорее всего, погибли. Дженсен представлял себе десятки способов, включая самые страшные пытки, которыми добьется криков и последующей остановки сердца, как только этот лживый ублюдок появится в его камере или в одной из допросных, куда Дженсена таскали каждый день. И все же, когда некоторое время спустя Дженсен дождался этой встречи, все закончилось совсем не так, как он себе представлял.

Дверь в допросную отъехала и тут же закрылась за вошедшим на автоматический замок. Человек, которому Дженсен хоть и никогда не доверял, но считал, что хорошо знает, ровной солдатской походкой подошел к столу и молча опустился на стул перед Дженсеном.

Было непривычно видеть его в синей форме с серыми полосками по бокам, с долбаными погонами на плечах в знак отличия, и, даже находясь в отвратном состоянии, презирая и ненавидя, Дженсен не мог себе лгать, не сумел не отметить, как сильно эта чертова форма – символ власти и лицемерия – ему идет. Охранник, обычно дежуривший в допросной во время пребывания здесь Дженсена, хотел обратиться к агенту, но тот небрежным жестом руки, затянутой в перчатку, приказал оставить их. Охранник отдал честь и вымелся за секунду, Дженсен только услышал писк автоматической системы и почти бесшумный звук скользнувшей в сторону двери.

Они остались вдвоем в пугающей металлической тишине. За стеклом выстроились младшие агенты, они хотели посмотреть, как именно станет проводить допрос человек из личного пространства Советника Коэна, агент высшей категории. Призрак.
Дженсен вытянул перед собой руки, насколько позволяли идущие от пола цепи. Пальцы начали неметь, и Дженсен пошевелил ими, пытаясь хоть немного вернуть подвижность. Руки вора — как глаза для любого человека. Без них особо дел не поделаешь.

- Знаешь, я когда-то был твоим фанатом, - прозвучало в полной тишине.
Дженсен поднял голову, глядя прямо ему в глаза. О Призраках ходило много слухов. Говорили, что эти агенты с самой лучшей подготовкой даже не люди. Роботы, послушно выполняющие одну миссию за другой, не знающие пощады безжалостные убийцы. И вот значит этот человек тоже такой? Следовало признать, что теперь перед ним сидел кто-то совсем другой: кто-то куда более серьезный, собранный, с гладко зачесанными назад волосами, выстриженными баками, без этой мальчишеской расхлябанности, легкости. Будто тот, кого Дженсен знал или думал, что знал, вообще никогда не существовал.

- Извини, - с издевкой ответил Дженсен. - Я должен как-то отреагировать на то, что ты дрочил на меня в школьные годы? - он покривил разбитые губы. Понятно теперь, почему до пыток дело так и не дошло. То единственное, что Дженсен тщательно скрывал все эти годы, Коэн узнал до того, как он оказался здесь.

- Это не имеет отношения. К делу, - Призрак говорил совершенно спокойно, без каких-либо признаков раздражения в голосе, без жестикуляции.

- Конечно, - с нарочитой веселостью согласился Дженсен. - А что тогда имеет? Потому что я не совсем понимаю, почему еще жив.

Даже не моргнул. Сука лиговская.

- Я хотел сначала лично убедиться, что мы ничего не упустили. Протокол велит.
- Ну, если протокол... Что будем делать? Станешь пытать или надеешься вытянуть из меня информацию просто так? Скажем, за красивые глаза, - поддел Дженсен. И снова ничего.

- Нет, пытать я тебя не намерен. Я не палач. - И добавил с легкой улыбкой: - Не сегодня.

- Тогда, может… - Дженсен снова пошевелил пальцами и чуть подвинулся вперед, к краю стула, чтобы лучше видеть его. - Может, ты мне расскажешь, что это был за файл? Перед смертью, в качестве... исключения.

То ли он подобрал нужную фразу, то ли от него и не собирались ничего скрывать, но Призрак озадаченно произнес:

- Это подделка.

Дженсен не поверил. Столько суеты из-за какой-то подделки? Ерунда. Должно быть что-то еще.

- А ты хоть сам ее смотрел?

- Это несущественно..

- Еще как существенно, мать твою, - Дженсен ударил кулаком по столу. - Ты подсунул мне информацию, понятия не имея, что там. Ты такой тупой, или я чего-то не догоняю?

- Этот файл сделали наши техники, чтобы ты поверил, будто она настоящая, - объяснил Призрак. - Для достоверности и подтверждения легенды.

Дженсен злился. Нет, он был чертовски зол. И не понимал цели этого гребаного маскарада.

- Значит, все это – история с твоей сестрой, заключение, ссылка — все это было спланировано?

Призрак кивнул:

- Мы должны были быть уверены, что ты придешь туда и возьмешь меня с собой, в свою... команду, так ты их называешь?

Дженсен проглотил явную насмешку и продолжил:

- Значит и мальчишка, Абель, тоже...

- И твой знакомый Филлип Браун.

Дженсен закатил глаза. Маус. Но зачем столько усилий, ради чего? И тут ответ сам пришел.

- Морган, - понял Дженсен, - вам нужен был Морган.

Снова кивок. Интересно, этот человек хоть когда-то выказывал настоящие эмоции или все время играл? Выполнял план,  руководствуясь известными одному ему принципами.

- А как же Новая Невада? В тебя стреляли. Или это тоже был трюк?

- Нет, - самодовольная улыбка скользнула по губам. - Уровень секретности не позволял осведомления нижних агентурных сетей, поэтому в меня действительно стреляли. Они не знали, кто я. Никто не знал, - гордо добавил Призрак. - Только мой заказчик.

Дженсену очень захотелось врезать ему.

- Где Морган? - спросил он, вскидывая на Призрака презрительный взгляд.
Кажется, тот удивился, но все же нехотя ответил:

- Его казнили сразу же. Еще в тот день, когда ты проговорился.

На глаза навернулись слезы. Руки стиснули цепь.

- Мне жаль, Дженсен.

- Жаль ему, - процедил Дженсен. - Джеффри был мне как отец. Что ты вообще понимаешь?

- Многое, - лицо Призрака побледнело, скулы остро выделились на белом лице. - Я же убил своего отца.

Дженсен посмотрел на него, как на худшего врага. Он не понимал, как о таких вещах можно говорить настолько спокойно.

- Поверить не могу, что ты меня считал сволочью, - выплюнул он. - Я, конечно, не подарок, но ты – просто чудовище.

- Да, я убил его, - не дернувшись, произнес Призрак. - И убил бы снова. Этот ублюдок продавал детей. А вечером садился с нами за стол, болтал и смеялся, целовал меня и мою сестру в лоб перед сном. Поэтому я убил его и обставил все так, что меня не заподозрили. А пару месяцев спустя ко мне в общежитие заглянул человек в военной форме. Имени я тогда не знал. Он предложил мне стать агентом, не просто одним из многих, а его личным помощником. И я согласился, чтобы защищать систему от таких, как отец. От таких, как ты.

- О, да, ты преуспел, поздравляю, - Дженсен скривился от отвращения. - Отлично натаскали. И самому главному научили: врать без сожаления и раздвигать ноги.

Рука Призрака дрогнула, но он сдержался, хотя Дженсен предпочел бы, чтобы его ударили, чтобы на него наорали. Что угодно, только не холодное равнодушие.

Призрак поднялся с места:

- Да, я хорош в своем деле. Именно благодаря моим усилиям ты сейчас здесь.

- Я здесь, - невесело усмехнулся Дженсен, - потому что отвлекся. Такое случается.

- Отвлекся настолько, что даже не проверил слова своего дружка Мауса, - заметил Призрак. - Думаешь, кто ему предложил напасть на тюремный корабль? Кто сделал заказ?

- Ты.

- Он не знал, с кем разговаривает, поэтому вдвойне забавно было наблюдать, как Браун смотрит на меня так, будто я простой заключенный. Думаю, еще приятнее было бы видеть, как он брызгает слюной и содрогается в предсмертных конвульсиях, но этого зрелища, к сожалению, я уже не застал.

Раньше Дженсен не думал так, но теперь он вдруг понял. Злиться на него просто бесполезно. Этот человек не понимает, насколько все серьезно, для него это игра, где есть победитель – он – и побежденный – Дженсен. А то, что в этой войне все побежденные, Призрак даже не рассматривает. Злость постепенно улеглась, на смену ей пришла. жалость. Дженсен жалел его за слепость и прятавшуюся под формой и серьезным лицом наивность, так четко проявившуюся в самохвальной речи. Желание выслужиться перед боссом, не более. Все они иногда становятся подвластны этой слабости.
- Молчишь? И хорошо. Рассказать тебе, как я убил Сэм, или сам скажешь за меня?

Дженсен знал. В глубине души он понимал, но все же не хотел верить.

- Я не хотел ее трогать, но она услышала, как я разговариваю, и... я не мог позволить ей жить.

- Зачем ты мне все это рассказываешь? - тихо спросил Дженсен.

Сил на злость или словесный поединок не оставалось.

- Просто хочу, чтобы ты понял.

- Понял что?

- К этому все шло. Твоя работа, твоя месть. Твои смешные желания изменить мир, а не измениться самому.

- Иди на хуй.

Призрак сдержанно улыбнулся:

- Спасибо за предложение, но я, пожалуй, воздержусь.

- Где они? - решился спросить Дженсен. - Где моя команда?

Если он сейчас скажет, что они мертвы, Дженсен наплюет на все и свернет ему шею. Как-нибудь он это сделает.

- По-разному. Мерфи скоро будут дома. Мисс Эмили Кинг вернется домой, где, как единственная дочь покойного Лоренсона Кинга, унаследует все его состояние. Дэннил Харрис… Конечно, у Пеллегрино были свои планы относительно твоей рыжей подружки, но я забрал ее себе. Думаю, у меня выйдет ее перевоспитать.
Перевоспитать. Дженсен расхохотался, представляя, как он будет пытаться подчинить себе Дэннил. Да этого ублюдка ждет тот еще сюрприз!

- Я не хочу тебя убивать, - вдруг сказал Призрак, наклоняясь, вжимая ладони в стол,  - информация у нас уже есть, поэтому формально я должен решить, что с тобой будет. Но я не хочу тебя убивать.

Дженсен равнодушно дернул плечом. Нахуй.

- Поэтому я решил, что ты отправишься в федеральную тюрьму, - добавил Призрак уже у двери.
Без разницы. В тюрьме его обязательно попытаются убить сокамерники, в ссылке он умрет сам, свалившись от жары или холода, голода или жажды. Поэтому вместо ответа на это объявление Дженсен просто бросил вдогонку:

- Посмотри файл, Джаред. Просто посмотри.

Джаред ничего не ответил, молча вышел. Дверь за ним захлопнулась, автоматический замок пикнул, допросная опустела.


**

Вернулся охранник, отстегнул Дженсена и повел обратно в камеру. По дороге в тюремный блок Дженсен успел обдумать свое положение. Ничего хорошего его не ждало. Джаред совершенно уверен в том, что поступает правильно, служит своему боссу, избавляя Новую Америку от таких, как Дженсен. И при этом заключает сделки с Пеллегрино, с этим больным психопатом. А ведь когда-то они с Марком даже дружили – в той другой жизни, где капитан Эклз был просто Дженсеном, а капитан Пеллегрино – Марком, другом и соратником в бесконечной войне против Лиги. Но времена меняются. Через какое-то время дружба перешла в деловое партнерство – вместе с Пеллегрино они грабили и таскали грузы из-под носа Лиги. Окончательно разругались они тогда, когда при захвате грузового корабля, набитого медикаментами, Пеллегрино увлекся и перестрелял охраняющих груз агентов. Никакой необходимости в этом не было, тем более, что ребятам, приставленным к грузу, едва восемнадцать исполнилось, и со страху они без проблем убрались бы.

Дженсен не любил жестокость, ему не нравилось убивать без нужды, поэтому, когда он вернулся из ангара и увидел заваленный трупами пол корабля, а ухмыляющийся Пеллегрино со вкусом закурил, ребром тяжелого ботинка оттолкнув от себя одно из тел – человек слабо простонал и дернулся, - Дженсен понял, что дальше им не по пути. О чем и сообщил Пеллегрино, но тот дружески потрепал Дженсена по голове, не приняв всерьез его угрозу. Понял он, что все вполне реально, когда Дженсен проигнорировал его призыв о помощи, и Пеллегрино потерял многих людей при очередном налете на один из объектов Лиги на Новом Айдахо. Спокойствием и рассудительностью Пеллегрино не отличался, поэтому решил все силой и жестокостью – как привык.

Дженсен прижал пальцы к шраму на груди. Ему сильно повезло тогда. Зато человеку, убравшему его с линии огня, повезло куда меньше. Пеллегрино не любил, когда ему мешают, и дал весьма ясно понять, что случается с теми глупцами, которые становятся на его пути.
С тех пор Дженсен еще пересекался с Пеллегрино, и всякий раз они расходились с новыми шрамами, как физическими, так и эмоциональными. С годами ненависть друг к другу окрепла, став постоянно зудящей идеей – уничтожить, как только подвернется возможность, избавить мир друг от друга. Дэннил частенько говорила Дженсену, что ненависть убьет его раньше пули, но он отмахивался, с нетерпением ждал их последней встречи. От дружбы не осталось ничего, даже сделанные по пьяни татуировки оба свели, чтобы не помнить и не держаться за прошлое.
Больше всего Дженсен хотел убить Пеллегрино, чтобы тот не причинил зла его близким, его команде, за членов которой Дженсен беспокоился и переживал. И вот теперь, благодаря Джареду этот урод… Подкатила тошнота, перед глазами возникла падающая в пучину «Стрела», и руки неконтролируемо задрожали, как у больного.

Единственное, что хоть как-то грело или обнадеживало – Джаред сказал, что забрал Дэннил, а значит, есть шанс, что все не настолько плохо, как кажется. И можно попытаться выкрутиться из этого дерьма, если не самому, то хотя бы остальным помочь. Конечно, хуже всего придется Дэннил – у нее никого нет, как и у Майка. Мэган и Килли вернутся в семью, возможно, супругам Мерфи придется предоставить своим детям адвоката, чтобы уладить кое-какие вопросы. Эмили займет место отца, как единственная наследница поместья и состояния Кингов. А Майк и Дэннил останутся с Джаредом. Ну а Дженсен... Он вздохнул, нажимая на кнопку вызова. Прошло несколько минут, прежде чем сменщик уже знакомого охранника подошел к камере, спросил в микрофон:

- Чего тебе, Эклз?

Дженсен погладил костяшки пальцев, растягивая время, а потом сказал:

- Дайте мне листок бумаги и какую-нибудь ручку.

Охранник посмотрел на него брезгливо и бросил:

- Я обговорю с агентом Падалеки. Жди.

И ушел. Дженсен прождал всю ночь без сна, а на утро его растормошили, пихнули в руку сенсорную ручку и приказали:

- Пиши, что собирался. У тебя полчаса.

Дженсен сел, потер глаза.

- Почему полчаса? - спросил он просто так, уже зная, что ему ответят.

Охранник пожал плечами:

- Твой корабль сгинул, твоей команды нет, а сам ты немедленно отправляешься на рудники, - с равнодушным видом сообщил он.

- Чей приказ?

- Советника Коэна.

- Моя команда?..

- Рассредоточена. Киллиан и Мэган Мерфи сейчас под судом, но родители их не бросят. Мисс Эмили Кинг вернулась домой, а Дэннил Харрис, ранее известная, как Эльта Харрис, перешла в личное пользование агента Падалеки.

От формулировки чуть не стошнило.

- А Майкл Стронг? - спросил Дженсен, еле преодолевая рвотный позыв, скрутивший желудок.

- Умер, - отрубил охранник, - внутренние повреждения, несовместимые с жизнью.
Дженсен смял листок.

- Я передумал. Не хочу ничего писать.

- Пять минут. И удачи на рудниках, - с издевкой бросил охранник и, проведя дубинкой по решетке – от скрежета у Дженсена разболелась голова – удалился по длинному коридору.

- Mогу я увидеть агента Падалеки перед отлетом? - спросил Дженсен, когда за ним вернулись двое незнакомых агентов, а потом на него надели тяжелые цепи и как скотину погнали к выходу, где уже ждал маленький компактный зведолет класса «альфа».

- Не можешь, - отрезали они. - Агент Падалеки сейчас недоступен.

Прежде чем Дженсен успел уточнить информацию, его затолкали на борт. Дженсен ударился плечом о жесткую стенку, поморщился, пытаясь сесть, но его уже вздернули, усаживая прямо.

- Без глупостей, Эклз, - чья-то задница плюхнулась рядом, запирая его в углу, и Дженсен остался сидеть в неудобной позе, не имея возможности хоть немого сдвинуться в сторону.

- Не дергайся, - шикнули на него, и под ребра ткнулся острый кулак.
Дженсен стерпел боль сквозь стиснутые челюсти, откинулся на неудобную жесткую спинку и задремал.

 

**

Не стоило ходить к Эклзу – Джаред понял это почти сразу, как только увидел его, прикованного к столу, злого, беспомощного, обреченного. Разговор вышел тяжелым, но Джаред сделал свой выбор, возможно неправильный и уж совсем точно нелегкий, заслужив уважение и восхищение Мэтта и ненависть Эклза. И в какой-то степени это немного давало отдохнуть орущей совести.
Все прошло не так плохо, как Джаред предполагал. Эклз пытался его разозлить, вывести на эмоции, но Джаред держался, даже не ударил его, когда тот назвал его шлюхой, хотя и было обидно. В такие моменты месячные тренировки и полный самоконтроль улетучивались, на поверхность выползали детские комплексы и обиды, хотелось опротестовать неприятные прозвища, как Джаред делал это в школе и в университете, когда его называли «щепкой» или «макарониной» за излишнюю худобу, нескладность и слишком высокий рост.

Джаред шлюхой себя не считал, то, что они спали вместе – всего лишь побочная миссия, которая помогла ему продержаться до собственного триумфа и добыть все, что было нужно Мэтту. Да и в целом, секс никогда не бывал лишним, учитывая работу, наоборот, приходился очень кстати. Даже как-то забавно было наблюдать за тем, как Эклз упивается призрачной властью.

И все же, когда Эклз бросил ему в спину тихое и какое-то не эклзовское «посмотри файл», в душу закрались сомнения. Джаред вернулся домой в смешанных чувствах, заперся у себя в кабинете, достал копию файла, которую сделал еще перед началом миссии для собственной подстраховки, и вставил в слот самого обычного компьютера. Для пущей убедительности техники действительно создали файл аппаратного шифрования на случай осведомленности Эклза, но копия читалась на любом компьютере, а уж после введения пароля… Монитор мигнул, загорелся зеленым, пошла музыка, а за ней появилось видео. Джаред смотрел, вцепившись пальцами в стол, не дыша, он смотрел, не моргая, не пытаясь остановить действие или отвернуться. А когда все закончилось, Джаред передвинул видео на начало и уставился в маленький значок в самом углу экрана. Он даже не сразу его заметил, настолько тот казался неприметным, слившимся с общим кровавым фоном.
Дрожащими пальцами Джаред вытащил файл и вышел из кабинета.

 

**

В глазах ни тени сожаления, губы поджаты, волосы аккуратно причесаны, стойка официальная, лиговская, форма до омерзения идеально выглаженная. Увидев этого человека, Дэннил рванулась вперед еще до того, как окончательно убедилась, кто именно заложил их агентам. В руку пребольно вцепились острые, криво обрезанные ногти – Пеллегрино дернул ее обратно, как собаку, позволившую себе слишком сильно натянуть короткий поводок, и прошептал на ухо задыхающейся Дэннил:

- Сидеть! - И тут же обратился к своему боссу: - простите, сэр, она совсем дикая.

- Я в курсе, - ухмыльнулся тот гаденько, и Дэннил повторила попытку. Хотелось задушить эту сволочь собственными руками без всякого оружия, просто надавить на горло и стискивать до тех пор, пока глаза на выкатятся.

- Все еще хотите ее взять? - спросил Пеллегрино, заискивающе улыбаясь. Дэннил дыхание перехватило от отвращения.

- И не только ее. Остальных тоже.

- Извините, сэр, но остальных у меня нет. Уже нет, - поправился он.

И тут Дэннил увидела знакомый, чуть испуганный свет в глубине стеклянных неподвижных глаз.

- Что с ними случилось?

- Ничего, сэр, то есть, один умер, а Мерфи пока под стражей, но скоро вернутся домой.

- Мисс Кинг? - кажется, Джаред снова взял под контроль свою мимику и теперь смотрел холодно-равнодушно. Почти.

- Скоро будет у себя дома.

- Значит, мистер Стронг...

- ... оказывал сильное сопротивление при задержании, пришлось его успокоить.

- Понятно. Я беру ее.

- Как вам будет угодно, сэр, - несколько разочарованно ответил Пеллегрино. - Хотите, чтобы я снял с нее наручники?

- Снимите, - распорядился Джаред, и Дэннил тут же, как только цепи убрались, кинулась на него.

- Сука, подлая лживая тварь, он же... - она заколотила кулаками по его груди, забилась в истерике. - Дрянь, как ты мог?!

Джаред легко скрутил ее и на глазах Пеллегрино вкатил успокоительное.
Тело тут же перестало ее слушаться, руки повисли плетьми, губы онемели, только глаза оставались открытыми, в ужасе наблюдая за происходящим.

Джаред, удерживая ее одной рукой, спрятал маленький транквилизор в карман и обратился к Пеллегрино:

- Думаю, излишне вас предупреждать, что операция и ее детали не подлежат разглашению.

- Само собой, - тот довольно усмехнулся, похлопав себя по карману. - Я деловой человек, сэр.

- Конечно, - Джаред опустил ее на стул, заботливо прислонив к спинке, а потом очень быстро – Дэннил даже не сразу сообразила – вонзил Пеллегрино в шею дротик. Зеленоватая жидкость с бурлением растеклась по венам, Пеллегрино дернулся, задрожал, падая на пол, и затих. Изо рта вытекла небольшая лужа крови. Джаред неприязненно отодвинулся, чтобы не запачкать начищенные ботинки, и обратился к Дэннил.

- Ты можешь выбрать между этим, - он пнул остывающий труп, - и вполне сносной жизнью в моем доме. Будешь помогать сестре, когда она вернется.

Дэннил попыталась мотнуть головой, но не смогла.

- Скоро онемение пройдет. - Джаред опустился рядом и убрал с ее лица волосы. - Ты должна решить до того, как это произойдет, иначе в следующий раз вместо флебугексона в ампуле будет совсем другое.

Он повернулся и вышел, даже не забрав у Пеллегрино деньги.

Дэннил не стала больше рисковать. Если она хочет помочь Дженсену, ей придется пойти с Падалеки и прислуживать ему. От одной только мысли, что придется с ним спать, Дэннил чуть не вывернуло, но она прекрасно понимала, что другого выхода нет. А когда враг расслаблен и ничего не ожидает, легче всего пронзить подлое сердце ножом или прострелить голову, разметав мозги по стенам.

Дэннил сделала правильный выбор, вот только одного не учла. Джаред не стал с ней спать ни в первый день, ни через три дня, она просто жила в его доме, ела с ним за одним столом и спала в отдельной спальне. Он не сковывал ее, Дэннил свободно передвигалась по дому, но не могла выйти за его пределы – система блокировала все выходы. Первое время ей еще казалось, что Джаред придет к ней ночью, когда она будет беспомощной, и возьмет силой – как принято было с давних времен, но он, видимо, совершенно не был заинтересован в ее женских прелестях. Сначала Дэннил решила, что он просто не трахает женщин в принципе, но вскоре убедилась, что это не совсем верно. Оставался единственно верный вариант – он держит ее, чтобы использовать против Дженсена. С самого первого дня, когда она ступила на порог этого дома, Джаред поставил ей единственное условие: она не говорит о Дженсене и не задает о нем вопросов. Дэннил нервно дернула плечом, показывая, что согласна подчиниться, но на самом деле именно мысли о Дженсене помогали держаться.

А потом, Дэннил точно не знала, сколько дней прошло, Джаред однажды вечером позвал ее к себе в спальню. Дэннил шла к нему с неохотой, даже страхом, думая, что сейчас случится что-то очень неприятное. Так и оказалось. Только Джаред не приказал ей сделать что-то нехорошее, он просто сухо сообщил, что сегодня виделся с Дженсеном в тюрьме.

Дэннил попыталась прочитать по глазам, что именно испытывает эта мразь, говоря о Дженсене, но не успела, мимика Джареда менялась слишком быстро, выдавая крайнюю нервозность и раздражение.

- Зачем ты мне это рассказываешь? - спросила она, захлопывая дверь. В доме никого не было, если она сможет, то всего несколько секунд времени, одно-два движения и...

- Просто хотел, чтобы ты знала.

- Спасибо, - с издевкой поблагодарила она. - Что теперь?

- Не знаю.

- Где Дженсен? - Дэннил подняла бровь.

- Пока в тюрьме. Его должны были уже перевести.

Дэннил без разрешения вышла в коридор. Она прислонилась к стене и сжала пальцы в кулак. Раздался тихий хруст, тонкие струйки крови потекли между пальцев, бесшумно падая на ковер и сливаясь с ним.


**

Когда Джаред ворвался в ее спальню посреди ночи, Дэннил по-настоящему испугалась. Он стоял посреди комнаты, в лунном свете его лицо казалось мертвенно бледным, будто он увидел привидение. Джаред выглядел напуганным, встревоженным, и поначалу Дэннил даже решила, что он пьян.

- Вставай, - приказал он тихо, и Дэннил сразу поняла по тону, что случилось что-то ужасное. Джаред словно взял и разделился на нескольких Джаредов: один оставался агентом Падалеки, поклявшимся служить и защищать, собранным, серьезным, жестким; второй – просто Джаред, тот, с которым она провела достаточно времени, чтобы нащупать его слабые и сильные стороны; но еще появился кто-то третий, и этот третий сейчас поглотил собой две других личности. Дэннил слышала, что все шпионы и секретные агенты рано или поздно сходят с ума, не в силах больше определить, кто они на самом деле: те, кем были рождены или те, кого приходилось изображать долгие годы. Сейчас Джаред сильно напоминал спятившего – он покачивался и дрожал, хватался пальцами за воздух, что-то бормоча.

Дэннил выбралась из постели, подошла к нему. Джаред вскинул на нее безумный взгляд, и Дэннил поняла, что он плакал. И сразу после пришел к ней. Цепочка сложилась сама, и Дэннил обмерла от пришедшей на ум догадки. Нет, слишком рано, слишком... Нет.

- Что случилось?- спросила она резко, дерганым голосом, так, что даже самой стало дурно. - Джаред, что случилось?

Он посмотрел на нее растерянно, а потом будто переключился.

- Повернись, - в голосе прорезался явный металл, и Дэннил, поворачиваясь к нему спиной, решила, что он полностью свихнулся.

Джаред дернул вниз рубашку, обнажая ее шею, прощупал пальцами кожу под волосами, и через несколько секунд Дэннил почувствовала, как между третьим и четвертым позвонком воткнулось что-то острое.

- Это жидкий блокатор чипа, какое-то время он будет скрывать твое местонахождение от агентов, но не долго, поэтому ты должна торопиться, - забормотал Джаред, пихая ей в руку ключ-карту. - Во дворе стоит белый шаттл, радиус полета совсем маленький, на нем ты доберешься до ближайшего порта, а там найдешь человека, который довезет тебя до нужного места. Думаю, поедешь к Эмили, она теперь важная персона, богатая наследница сможет тебя защитить и поможет избавиться от чипа.

- Джаред, что случилось? - с нарастающей тревогой повторила вопрос Дэннил, жмурясь от яркого света фонаря и слабой боли в позвоночнике.

Он моргнул, потом снова начал говорить, неразборчиво-непонятно.

- Они придут за мной, я должен убедиться, что ты в безопасности, когда они придут, когда я... Дженсен. - Дэннил застыла на месте. - Я послушал его, посмотрел. Боже, это ужасно, ужасно, ты не представляешь.

Теперь ей стало по-настоящему страшно. Неужели, этот файл?... что такого... чтобы агент расклеился и начал нести бред

- Ты посмотрел тот файл, - сказала она вслух. - Что там? Какие ужасы от нас скрывает Лига?

- Нет. Просто уходи. Я постараюсь, я позабочусь обо всем, но ты должна бежать, пока они не пришли. Я заберу Дженсена. Вот, - Джаред отдал ей другой ключ, на этот раз от сейфа. - Можешь забрать все. Все равно мне оно не понадобится.

- Дженсена? Из тюрьмы? Как ты это сделаешь?

Джаред покачал головой:

- Он не в тюрьме.

Дэннил колебалась. С одной стороны, оставаться здесь было опасно. Но и бросать Джареда одного казалось неправильным. Даже после того, что он сделал. Дэннил зло рассмеялась про себя – еще несколько часов назад она собиралась перерезать ему горло лично, а теперь смотрит с жалостью на того, кто когда-то был обычным человеком.

Дэннил кивнула в знак согласия и побежала к дверям. На выходе она обернулась:

- Что ты видел, Джаред?

Джаред вздрогнул.

- Лучше тебе не знать, - ответил он вполне нормальным голосом, - лучше просто не знать, поверь, - и без сил сполз на стул.

 

**

 

Шаттл, маленький, красивый, действительно стоял на заднем дворе и, похоже, с полным баком топлива. Дэннил бросила на сидение рядом мешочек с денежными картами, взятыми из сейфа в кабинете Джареда, вставила ключ в замок и, проведя пальцами по панели, завела двигатель. Взлетая, она увидела, как Джаред плетется по коридору в свой кабинет. В груди остро кольнуло нехорошим предчувствием, но вернуться она уже не могла.
Джаред не соврал: шаттл исправно долетел до первой стоянки грузовых кораблей и замер, сообщая об окончании пути. Дэннил оставила его в глубине стоянки, а сама договорилась о перелете на другом корабле. Капитан – неприятный потный мужик – попался наглый, пытался к ней приставать, но Дэннил быстро поставила его на место, прижав к яйцам острый нож. Он всхлипнул, прося пощады, отвалил, и больше Дэннил его не видела. При высадке он спал в своей каюте, поэтому она тихонько прошмыгнула мимо, оставив ему причитающиеся деньги. Дэннил можно было причислить к аферистам, ворам и даже убийцам, но когда доходило до дела, она оставалась честной.

Когда Дэннил постучалась в дверь, уже чувствуя нарастающий зуд под кожей – блокатор рассосался, и теперь Дэннил снова стала мишенью лиговских радаров – ей никто не открыл. Тогда Дэннил сломала задвижку на окне и пробралась внутрь, оказываясь в гостиной. Эмили спала в своей комнате, и Дэннил, ощутив сильную тоску и потребность в чужом тепле, легла рядом, прижимая к себе сонную девушку и мигом засыпая.

Ей снилась их команда: серьезный мягкий капитан Дженсен, веселый Килли, тихая добрая Мэган, вечно вспугнутый компьютерный гений Майк и она сама, носившаяся по коридорам и отсекам с инструментами, Джаред – скрытный, немного неуклюжий… «Стрела» – всегда в небе, всегда в полете, хитрая, ловкая – символ постоянства, движения и неиссякаемой надежды. Их жизнь, их дом.

Дэннил проснулась от ощущения влаги на лице. Она утерла слезы и посмотрела на сонно моргающую Эмили. Сначала Эмили никак не отреагировала, только удивилась, а потом крепко обняла.

- Я думала, ты погибла, - прошептала Эмили, целуя ее в мокрые губы. – Был пожар, я так испугалась...

- Пожар? - Дэннил подскочила на месте. - Какой пожар, Эм?

- В резиденции Падалеки. Ты ведь у него жила. Мне сказали, что он тебя забрал. Извини, я хотела…

- Когда?

- Вчера, в новостях показывали. Я решила, ты там, и проплакала всю ночь. Я так рада, что ты жива. Но как ты сюда попала? Где остальные? Что случилось с Майком? – засыпала ее вопросами Эмили.

- Джаред, - ломающимся голосом выговорила Дэннил. - Он знал, что что-то назревает и отослал меня. Пожар – не случайность, Эм. Это Лига заметает следы.

- Возможно, - пожала плечами Эмили, - во всяком случае, правды мы уже не узнаем.

- Почему?

- Джаред погиб в этом пожаре. Кажется, там был еще кто-то... В чем дело?

- Ничего.

Эмили прижалась к ней:

- Все будет хорошо, правда?

Дэннил улыбнулась:

- Будет. Обязательно.


**

Едва только Дэннил улетела, Джаред взял себя в руки и принялся просчитывать план действий. К Коэну обращаться глупо, он точно все знает, в конце концов, именно его предки затеяли это безумие. К Эдлунду – тоже. Также отпадали Сингер, Робсон и все остальные его знакомые, имевшие достаточный авторитет. Выходило, помочь ему никто не может. Кроме Эклза. Джаред прикинул, хватит ли его полномочий на освобождение межпланетного преступника или придется действовать хитростью. Определиться он не успел, потому что в дверь настойчиво позвонили.
Джаред подошел, заглянул в домофон – Коэн стоял перед камерами и с ним еще двое агентов. Интересно, зачем он здесь?
Джаред открыл дверь, посторонился, впуская гостей.

- Извини, что поздно, - Коэн поставил на стол бутылку виски. - Хотел с тобой отметить победу.

Джаред даже не попытался ничего скрыть. Просто качнул головой:

- Не выйдет.

- Это почему же? - синие глаза зло сверкнули.

- Я видел ее, Мэтт. Запись. Я посмотрел ее.

- И что такого?

- Что, блядь, такого? - Джаред все же вышел из себя, агенты за спиной Коэна моментально напряглись. - Она настоящая!

По лицу Коэна проползла недовольная тень:

- Это подделка, Джаред.

- Нет. И ты прекрасно знаешь об этом.

Коэн вздохнул, кивая своим людям. Джареда повалили на ковер. Пластиковая коробочка с копией файла вывалилась на пол, укатившись под стол. Прямо перед глазами выскочила тяжелая подошва ботинка, шнурок пощекотал нос. Джаред фыркнул, пока ему на запястьях застегивали наручники.

- Очень жаль, - послышался разочарованный вздох, когда его подняли, усаживая на стул.
Коэн наклонился, подобрал файл, ногтем поддел защелку. Долго смотрел на полупрозрачный маленький кристалл, а потом сказал:

- Я думал, тебе можно доверять.

Джаред хмыкнул:

- Я тоже.

- Кто еще знает?

- Только Эклз. Он тоже понял.
- Он не проблема. Кто еще?

Джаред вскинул на него встревоженный взгляд:

- Почему не проблема?

Коэн усмехнулся:

- Он никому не расскажет, да и не поверит ему никто без доказательств. А их нет. Оригинал файла уничтожен. Морган мертв. Копия, полагаю, единственная, тоже пропадет.

- Так просто.

- Нет, не просто, - поправил Коэн. - То, что я собираюсь сделать, нихрена не просто. Ты мне как брат, Джаред.

- Это правда? - вместо ответа задал свой вопрос Джаред. Самый важный на данный момент. Только узнать и можно умирать.

Коэн кивнул, не сразу. Думал.

- И вы никому не скажете? Кто еще знает, Мэтт? Кроме нас.

- Никто.

- И никому больше не скажешь, никто никогда не узнает?

- Ты правда дурак или прикидываешься?

- Я не понимаю, - с горечью произнес Джаред. - Как ты спишь по ночам?

- Отлично сплю. Тебе не понять.

- Да конечно, я же идиот.

- А что ты предлагаешь, Джаред? Тожественно выступить в прямой трансляции и рассказать нескольким миллионам законопослушных граждан, чьи дети и близкие погибли на войне, а сами они который год платят военный налог, что Вторжения не было?

Джаред ничего не предлагал. Он сам едва мог поверить, что внеземной враг оказался подлой ложью. Хитрым военным ходом. Когда планеты начали одна за другой требовать независимости, а промывка мозгов и внушаемый обученными нейропрограммированию пропагандистами патриотизм не исправили ситуации, Лига не стала изобретать новых способов получения абсолютной власти – она дала всем общего врага. Для подкрепления своих слов несколько планет были уничтожены тотальными бомбардировками. И те, кто кричал о независимости, содрогнулись и объединились под знамена Лиги, которая поклялась оберегать, помогать и защищать, не задумываясь, за чей счет это будет сделано.

Страх сделал из людей маленьких детей, безоговорочно поверивших в выдумку о внеземной агрессивной жизни. На планетах, так показательно уничтоженных, выжили единицы, но и их для верности убрали отряды зачистки.

Коэн презрительно посмотрел на притихшего Джареда:

- Ты хоть понимаешь, что начнется, если правда всплывет наружу? В каком дерьме мы окажемся? Мой отец уже однажды совершил ошибку, позволив этой записи существовать, но я не повторю ее!

Джаред молчал. Сам он тоже не знал, да и до последнего надеялся, что файл – действительно умная фальшивка, чтобы поймать Эклза и Моргана. Но теперь, когда Коэн признался, стало еще хуже.

- Мне это не нравится, Джаред, но правда в том, что у меня нет выбора.

- Тогда скажи мне, почему ты дал Эклзу увидеть настоящую запись? Неужели ты был настолько уверен в своем могуществе, что решил, будто выдавать оригинал за подделку –  это умно и совершенно безопасно?

- К сожалению, не совсем так. Ты должен был везти подделку, но Морган умудрился подменить ее при помощи одного из своих агентов, и к тебе попал оригинал. Я этого не учел, думал, что Эклз видел подделку. Только потом разобрался, что к чему. Джаред, я не мог оставить его здесь. И я не думал, что ты послушаешь его и станешь смотреть сам. Скажи, как ты вообще понял, что это не подделка?

- По печатке в углу. Сейчас таких не делают, ее нельзя подделать. Это же старая запись.

- Браво. Знаешь, Джаред, мне будет тебя не хватать.

- Да пошел ты, трусливая собака.

- Полегче со словами, агент. Держите себя в руках.

- Можно подумать, это что-то изменит, - Джаред дернулся, проверяя, насколько крепко его держат наручники.

- Представь себе. В отличие от Эклза я дам тебе шанс на исправление.

- И что ты сделаешь?

- Ты хороший агент, Джаред. Ты мой лучший друг, и я не хочу тебя потерять из-за дурацкого недоразумения.

- Значит, вот как ты называешь убийство сотен тысяч невинных людей? Недоразумением?!

Коэну не понравилось то, как на него посмотрели:

- Скоро ты заговоришь иначе. Прости, кажется, я допустил еще одну ошибку, когда послал тебя туда без поддержки. Все должно было пройти совсем по-другому. Я не предвидел сбоя в твоей программе.

- О чем это ты? – потихоньку начиная понимать, спросил Джаред.

- Конечно, ты ничего не помнишь, у тебя в голове сейчас совершенный хаос…

- Мэтт!

- Ты мой лучший шпион, Джаред. Понимаешь, лучший. Я все вложил в тебя: средства, технологии…Ты был бы очень удивлен, если бы узнал, до чего додумались ученые.

Вот значит что. Его просто отволокут в несуществующую на карте лабораторию и прочистят мозги. И сейчас, глядя на самодовольную ухмылочку Коэна, Джаред почувствовал, что такой разговор между ними уже состоялся. Возможно, даже не один раз.

- Скажи, Мэтт, как часто ты со мной это проделывал? - спросил Джаред, когда его подняли и повели к двери.

- Каждый раз.

- Что это значит? Нет, не уводите меня, я хочу знать. Мэтт, ответь мне!

Коэн раздраженно бросил:

- Сейчас, неделю назад, год, два... Неужели ты ничего не понял? Как, думаешь, можно сделать из простого агента Призрака? Ты программа, Джаред. Сложная, а потому непредсказуемая.

- Я... спящий, да?

Коэн кивнул и продолжил:

- Загрузив в твой мозг информацию и отослав тебя под видом несчастного и несправедливо обвиненного заключенного на тот корабль, я преследовал две цели: взять Моргана, доказав его предательство Лиги на основе его попытки обвинить в предательстве меня, и скрыть существование файла, о котором Морган собирался рассказать членам Совета. Как видишь, мне удалось и то, и другое. Единственное, чего я не учел – через несколько дней ты начал глючить. Видимо, переживал сильный стресс, ну а после той аварии на корабле Эклза у тебя из-за нехватки кислорода случился почти полный откат, и остаток времени ты переходил из одного состояния в другое. К счастью для нас, эта мелкая неисправность легко регулируется поверхностной чисткой.

Джаред поднял на него глаза:

- Скажи, Мэтт, а сколько раз я делал это по своей воле?

Коэн усмехнулся:

- Все. Мы вместе продумали план до деталей. Ты выбрал Новый Вашингтон, посчитав, что мертвая планета с высоким риском опасности покажется Эклзу правдоподобной локацией для хранения тайн Лиги. И техническую сторону тоже проконтролировал. А потом, назвавшись липовым именем, связался с Филлипом Брауном и заказал себя, подбросив ему идею, что на дело можно взять Эклза. Сам вколол себе дозенол и даже шлюху выбрал по каталогу, - Коэн рассмеялся. – Такой старательный и исполнительный… Единственное, чего ты не знал – истинной причины проводимой операции. Я подумал, что человеку, память которого модифицируют каждую неделю, доверять такую информацию опасно. Никогда не знаешь, где и когда она потом всплывет.

- И что дальше? Меня накачают какой-нибудь дрянью, покопаются в мозге, и я все забуду?

Коэн не ответил, но Джаред понял, что не ошибся.

Вся его жизнь – одна большая ложь. И больше он терпеть это не намерен. Эклз оказался прав в одном – его отлично натаскали. Самое время показать себя в деле.



**
Двумя днями позже Мэган Падалеки хоронила в закрытых гробах своего брата и мужа. Она плакала, прижимаясь к матери. Смерть Джареда явилась для нее большой неожиданностью и самым настоящим ударом, особенно после смерти отца пару лет назад. А смерть мужа совершенно подкосила. И если бы не мать, остававшаяся с ней до самого конца, она бы не справилась. Шерон не отходила от нее ни на секунду, поддерживала как могла, хотя сама потеряла сына.

Священник прочитал молитву, провожая Джареда Тристана Падалеки и Мэтта Лиама Коэна в последний путь, и вскоре все разошлись. Начался дождь, Шерон заботливо протянула Мэган зонтик, придерживая и помогая сесть в шаттл.

- Переезжай домой, детка, - ласково прошептала мать, обнимая ее за плечи и опуская ладонь на едва заметный живот. - Ближе к рождению малыша тебе понадобится помощь.
Мэган улыбнулась сквозь высыхающие слезы и опустила голову ей на плечо.

 

**

- Эклз, тебя спрашивают, - крикнул кто-то сквозь пыль и грохот, Дженсен не разобрал –  Джейд, Эмри или Пол.

- Кто?

- Агент Лиги.

Дженсен вытер вспотевший лоб, натянул повязку на нос и рот и через рабочий туннель пробежался до лестницы, ловко взбираясь наверх. Кожу опалило беспощадное солнце. Если выбирать между ядовитыми испарениями бесконечных шахт и палящим солнцем, то он предпочитал шахты пузырящимся ожогам и сопутствующему жару. За шесть месяцев ни одного визита, а тут вдруг агент?

Человек, который его спрашивал, стоял достаточно далеко, но Дженсен все равно узнал – по походке, высокому силуэту. Дженсен бы никогда не спутал. Ни за что.
Джаред тоже его заметил, пошел навстречу, жмурясь и прикрывая пыльное загорелое лицо рукой. Дойдя до Дженсена, он неуверенно улыбнулся:

- Привет.

Дженсен размахнулся и врезал ему – сильно не вышло, просто не хватило сил на полноценный выпад.

Джаред удержался на ногах, потер челюсть.

- Я думал, ты умер, - сказал Дженсен.

Джаред рассмеялся, утирая кровь с треснувшей губы:

- Я умер.

- Ты посмотрел? - Все это время Дженсен думал об этом и не смог не спросить.

Джаред кивнул, сразу становясь серьезным:

- Прости, я должен был раньше тебе все рассказать.

- Заткнись, Падалеки. Где Дэннил?

- С Эмили. Я отправил ее к ней, как только понял, что попало мне в руки.

- Хорошо, потому что если бы с ней что-то случилось, я бы тебя выпотрошил и скормил койотам.

Джаред достал платок и протянул Дженсену.

Дженсен платок взял не сразу, будто тот был отравлен, с опаской поднес к лицу, вытирая пот и грязь.

- Простишь меня?

Дженсен поднял на него глаза. Издевается? Нет, не похоже.

- Знаешь, ты та еще сука, Джаред.

Джаред булькнул горлом:

- Мне часто говорят.

- Зачем ты здесь?

- А разве не понятно? За тобой пришел.

- Зачем я тебе сдался?

Джаред почесал затылок:

- Не знаю, к  примеру, мы могли бы вместе сокрушить Лигу. Знаешь, если взять мой ум и твое стремление, может что-то получиться. Что скажешь? - Джаред протянул руку, и Дженсен, поколебавшись, пожал ее.

- Как вытаскивать будешь?

Джаред обезоруживающе улыбнулся, как хорошо умел, и протянул ему плоский кругляш:

- Зажуй.

В следующую секунду Джаред разбил ампулу с ядовитым газом и, схватив Дженсена за руку, побежал к холмам.

- Эй, Эклз, стоять! - прокричал надзиратель, кашляя и задыхаясь в зеленом дыму.

За холмом их ждал облупленный старый звездолет.

- Умеешь управлять этой штукой? - спросил Джаред, плюхаясь на место пилота.

Дженсен покачал головой:

- Не мой тип транспорта.

- Ничего, я умею, - успокоил Джаред, уверенно опуская пальцы на панель и запуская двигатель.

- Куда?

- Куда-нибудь, - Джаред плавно поднял звездолет в воздух и поставил режим автопилота. - Я подумал, что мы могли бы немного поговорить и... -
Джаред отстегнулся и прошел в заднюю часть. - Места здесь не очень много, но, думаю, что-нибудь придумаем.

Дженсен совершенно искренне рассмеялся. И речи не шло о том, чтобы снова доверять этому скользкому засранцу, но они собирались показать миру правду. И что-то подсказывало, что они сделают это вместе.

 

 



Сказали спасибо: 74

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1388