ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
565

Кое-что о выдержке

Дата публикации: 10.04.2013
Дата последнего изменения: 10.04.2013
Название оригинала: Moderation
Автор оригинального текста: анонимный автор
Автор (переводчик): Araphel; Маленькая сосна;
Ссылка на оригинал: http://archiveofourown.org/works/380445
Пейринг: J2;
Жанры: кинк; не-АУ;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Предупреждения: мастурбация, контроль
Примечания: переведено на подарочный фест Марине_ри
Саммари: Джаред считает, что слишком много мастурбирует, и просит Дженсена помочь справиться с проблемой...

Джаред из тех, кто бросается действовать очертя голову. Во всё: в отношения, в работу - куда угодно. Нет-нет, сначала он очень даже думает: изучает задачу со всех сторон, какие только может найти, рассуждает вслух до тех пор, пока Дженсен не шлепает его по голове сценарием, чтоб заткнулся. Просто если уж делать что-то - так от души.

Вот поэтому после эффектного завершения отношений с Сэнди у него звон в ушах и в голове полная каша.

Днем Джаред усердно трудится, а вечером играет в видеоигры, смеется с Дженсеном и притворяется, что все хорошо, ага. И все-таки все хреново, и ему ее не хватает, словно он потерял часть себя, но это нормально. А вот что ненормально, так это столько дрочить - до мозолей, самых настоящих, прямо между большим и указательным пальцем. Когда их замечает Дженсен, Джаред отшучивается, говорит, что тайком тренировался играть в “Halo” и в следующий раз надерет ему задницу.

Он по натуре прагматик. И хоть последние пару лет они с Сэнди по большей части и были обречены на секс по телефону, он привык регулярно получать удовольствие, так что немножко самоудовлетворения - это нормально. Но не столько же! Каждый день он дрочит в душе, в трейлере во время перерывов и, по крайней мере, один раз перед сном.

Кроме Сэнди, все остальное по-прежнему, так что совершенно непонятно, в чем дело.

Да, приглашенные актеры у них очень даже секси, но так было всегда, тут ничего нового. Может, кто-то подсыпает ему в еду толченые голубые таблеточки, но вряд ли кто из съемочной группы стал бы так пакостить. Дженсен мог бы, но розыгрыш длиной в несколько недель? Тот сказал бы раньше.

Дженсен, кажется, так ничего и не замечает, а Джаред все ожидает разговора о том, что у них слишком часто работает стиральная машинка или слишком быстро заканчиваются салфетки.

Он пробует выработать у себя отвращение: надевает на запястье толстую резинку, как в самом начале, когда только приехал в Лос-Анджелес и старался избавиться от техасского акцента. Он щелкает резинкой, как только ловит себя на том, что тянется к члену, оставив себе только один раз утром и один вечером, и все.

Не помогает.

Весь день ему тесны Сэмовы джинсы, он дергается, сутулится, надеясь, что полы рубашки будут свисать достаточно низко, чтобы прикрыть возбуждение. Дженсен поглядывает на него странно, оценивающе. Если тот все поймет, Джаред не уверен, что сможет посмотреть другу в глаза.

Чтобы сдержаться, резинки мало, а пробовать что-то посильнее - Джаред не мазохист. Он же не средневековый монах, чтоб начинать умерщвлять плоть! Но в одном он уверен: происходящее совершенно не нормально.

Джаред перебирает все известные ему дедовские способы. Покупает селитру на Ebay, сдабривает ею утренний кофе и пьет, содрогаясь от вкуса. Когда оказывается, что и эта мера заметного эффекта не возымела, набрасывается на физические упражнения - может, хоть усталость заставит член уняться? Не заставляет. День заканчивается полным изнеможением и болью везде, где только можно.

Тут явно требуется помощь извне. Джаред пробегает свой список доверенных лиц, и тот оказывается удручающе коротким. Нельзя же о таком говорить с первым встречным! С Сэнди они общаются регулярно, но обращаться с этим к ней, пожалуй, неправильно. Чад... Ну, Чад - это Чад. Когда Джаред спрашивал у него совета в сексе в последний раз, все закончилось тем, что пришлось выпроваживать с крыльца пару щедро одаренных стриптизерш, да поскорее, пока не заметили соседи.

Ну и все, остался только Дженсен.

Пара дней уходит на то, чтобы собраться с силами. Пара длинных, изматывающих дней, в течение которых его член ведет себя как какой-то био-неваляшка - может опуститься, но тут же встает. Всегда! Джаред дрочит себе левой рукой, давая отдых больной правой, господи, он превратился в иллюстрацию шутки про озабоченного подростка.

И как вообще надо заговаривать на такую тему?

“Привет, я тут с недавних пор, как только остаюсь один, полирую себе член. В остальное время моим стояком можно забивать гвозди, а вообще, наверное, про полировку - это преуменьшение, потому что по правде-то я его стираю на фиг. Вот и подумал, может, ты что-нибудь придумаешь?”

Ага, сейчас.

О чем они только не разговаривали после пары бутылок пива! Дженсен - парень спокойный и отзывчивый, но не до такой же степени! Джаред даже не уверен, что ему нужно от друга. Совет? Сочувствие? Какая-нибудь секс-панацея, от которой он получит кайф и останется удовлетворенным на следующие несколько дней?

Дженсен старше, значит должен... разбираться в вопросе, верно?

Так что Джаред берет быка за рога. Одним глотком выпивает полбутылки и поворачивается к Дженсену, развалившемуся на диване с радостно-осоловевшим взглядом. День был трудным, и пиво уже подействовало. Недостаточно, чтоб полностью опьянеть, но хватает, чтоб очень-очень расслабится.

- Джен, у меня проблема, - начинает он.

Тот поднимает взгляд, хмурится. Джареду тут же становится не по себе: Дженсен наверняка решил, что он заболел или в депрессии, или случилось еще что-нибудь серьезное.

- Дело в том, э-э-э... - Джаред неопределенным жестом указывает на свой пах, как будто это что-то объясняет. Он начинает всерьез жалеть, что не обдумал заранее и не отрепетировал речь. Можно было написать себе шпаргалку. Или конспект.

- Я уже обдрочился! - выпаливает он.

Дженсен неожиданно расплывается в улыбке, тихо посмеивается и, случайно задев бутылку, проливает немного пива. Джаред ковыряет влажную этикетку и ждет, пока тот успокоится. У Дженсена во взгляде медленно проявляется понимание, что это все не розыгрыш.

- Ну так и... перестань? - Дженсен явно все еще обдумывает странное признание.

- Уже пытался. Перепробовал все, что мог придумать... - и вот, - Джаред чуть взмахивает пустой бутылкой. - Если просто игнорировать, меня это весь день отвлекает. У меня уже мозоли, - добавляет он жалобно.

Ненадолго повисает тишина. Не совсем тишина, конечно, на заднем фоне бормочет телевизор - какой-то черно-белый боевик. Джаред видит, как Дженсен обдумывает проблему, и благодарен сверх меры, что друг над ним не смеется. Он ерзает на диване, даже сейчас чувствуя желание уйти и заняться собой.

- Тебе не хватает самоконтроля, - спустя вечность выдает Дженсен. Джаред кивает, ощущая себя провинившимся школьником. - Но, к счастью, у тебя есть я. Отныне никаких прикосновений к себе без моего разрешения, - Дженсен грозит ему пальцем и серьезно смотрит в глаза. Джаред не уверен, что понял правильно.

Видимо, это заметно, потому что Дженсен уточняет:

- Хочешь подрочить - сначала спроси меня. И если я говорю “нет”, держишь свои лапы подальше от члена.
- Эм...
- Все понятно?

Ну что тут скажешь? Все остальное он уже пробовал.

- Д-да.
- Хорошо.

Фильм заканчивается, и на экране возникает реклама, яркая и фальшивая.

- Так... Можно?
- Сейчас?
- Да.
- Нельзя.

Джаред жалобно скулит, расставляет ноги чуть пошире.

- Самоконтроль. Обещаю, что буду говорить “да”. Время от времени, - Дженсен похлопывает его по бедру и встает за следующей бутылкой пива. Да уж, вечерок Джаред обеспечил себе тот еще.

***

На следующее утро в машине у Джареда возникают вопросы.

- А как ты узнаешь, если я совру?

Дженсен ухмыляется:
- Пойму. К тому же это нужно не мне, а тебе. Себя же и накажешь ведь.

Джаред прислоняется к окну и старается сосредоточиться на предстоящих съемках.

К обеду Джаред на пределе. Он стучится в трейлер к Дженсену и запихивает руки в задние карманы. Когда дверь открывается, он изображает свой лучший щенячий взгляд от Сэма Винчестера, оставаясь на самой нижней ступеньке крыльца, чтобы смотреть снизу вверх и выглядеть еще жалостливей.

- Ну, пожалуйста?

Дженсен опускает взгляд к его паху, выпуклость отчетливо видна через джинсы. Вместо ответа он отступает назад и жестом приглашает Джареда внутрь. Это несколько ошарашивает, он-то думал, что когда Дженсен скажет “да”, просто вернется к себе и займется делом. Но он не стеснителен, ни за что не сдастся, если есть хоть какая-то вероятность получить согласие.

Вместо разрешения Джаред получает сценарий, который Дженсен кидает ему со словами:
- Давай повторим диалоги.
- Я думал...
- Чем больше будешь просить, тем чаще я буду отказывать.

Джаред немедленно затыкается.

Остаток перерыва они проводят, репетируя, входя в роли, обсуждая эпизод. К тому времени, как их зовут обратно на площадку, Джаред уже почти и не помнит, зачем вообще приходил.

***

После ужина Джаред встает и идет в душ, не спрашивая. Дженсен провожает его одобрительным взглядом.

Он моется, едва касаясь себя руками, осторожно дотрагиваясь до члена, и скоро выходит из душа. Глупо, но ему кажется, что Дженсен узнает, если он будет трогать себя больше необходимого.

Словно он опять в церкви и съеживается каждый раз, как няня смотрит в его сторону - наверняка она знает, что он сейчас размышляет, ходят ли священники голыми под своими сутанами и считается ли это грехом... Вот именно, у Дженсена тоже есть эта жутковатая способность видеть его насквозь, и, наверное, хорошо, что он друг и, возможно, будет использовать свои навыки только во благо.

На следующий день Джаред совсем не спрашивает, хотя и хочется. Весь день слова вертятся на кончике языка, и всякий раз, открывая рот, чтобы произнести реплику Сэма, он побаивается, что у него вырвется “Дженсен, пожалуйста!” Этого не происходит, но Сингер несколько раз интересуется его самочувствием. Кажется, он выглядит как будто у него запор.

Он постоянно возбужден. Приходится стискивать кулаки, впиваясь ногтями в ладони, чтобы не начать тереться о ближайшую поверхность. Дженсен сказал - никаких рук. Но тереться ведь не запрещено? Однако он терпит, твердя себе, что у него еще осталась гордость, пусть даже по нему и не скажешь.

В машине по пути домой Джаред нервничает. Он непроизвольно дергает ногой и ловит себя на том, что что-то напевает себе под нос.

- Что это с ним, горячее свидание вечером? - разглядывает его в зеркало заднего вида Клиф.
- Не-е, думаю, ему не терпится - на ужин будут фрикадельки. Мальчик так любит поесть, что это просто ненормально, - отвечает Дженсен.
- Что? Нет, я в порядке. Отличный съемочный день, не могу дождаться завтрашнего. Хорошие сцены.

Господи, болтает как попугай, не задумываясь, что несет. Дженсен лишь закатывает глаза, подается вперед и издевательски шепчет Клифу: “Фрииик-а-дееельки”. Оба смеются, и Джаред отворачивается к окну.

Сэндвичи с фрикадельками действительно оказываются вкусными, а еще и плавленый сыр, и соус маринара, и Джаред почти убежден в правоте Дженсена. Никто никогда в жизни не радовался еде больше. Он едва не стонет, слизывая соус с пальцев, пытаясь вспомнить, есть ли что-нибудь еще в пакете и не оставлял ли Дженсен их для себя.

- Чувак, поменьше порно-звуков, лады? - прерывает его размышления Дженсен.

Джаред отвлекается от изучения уже чистых пальцев - Дженсен пытается выглядеть суровым, едва сдерживая улыбку, - и мямлит:
- Извини.

Полбутерброда спустя - в итоге поделенного пополам - Джаред моет руки и поворачивается, чтобы идти наверх. Дженсен хватает его за руку и многозначительно смотрит.

- А спросить не хочешь?
- Ты говорил...
- Выдержка во всем, мой дорогой друг, - цитирует Дженсен, будто из справочника.

***

Одним лишь словом Дженсен держит его в ожидании, и скоро боль в промежности становится почти привычной. В первый день он был слишком охвачен отчаянием, чтобы беспокоиться о чем-то еще, но теперь ему немного стыдно спрашивать. Ради бога, он же взрослый человек и не должен нуждаться в Дженсене для того, чтобы разобраться со своей личной жизнью. Да еще какой личной!

Спрашивая, он не может посмотреть Дженсену в глаза:
- Можно?

С минуту тот молчит, словно размышляет, стоит ли сначала немного подразнить-помучить. Должно быть, он решает, что уже хватит, потому что со вздохом отвечает:
- Да.

Джаред даже не задерживается, чтобы поблагодарить, просто мчится в свою комнату и пинком захлопывает за собой дверь.

Еще на полпути к кровати он высвобождает член из джинсов. Джаред дышит так тяжело, что это просто непристойно. Все происходит до неприличия быстро - несколько движений почти на сухую - вместо смазки лишь собственная слюна, и вот он кончил, даже не сняв спущенные до колен джинсы. Челка липнет к потному лбу.

Он переворачивается и, тяжело дыша, утыкается лицом в подушку. На душе муторно, пусто и одиноко. Внизу живота липко, и оттого, что спустил, как подросток, Джареду особенно гадко.

В конце концов он слезает с кровати и, выжатый как лимон, бредет в душ, и стоит, пока горячая вода не вымоет напряжение из затекших мышц. Сегодня он засыпает быстрее, чем когда бы то ни было.

***

Это продолжается неделями - достаточно долго, чтобы постоянный легкий дискомфорт стал почти привычным. И еще дикая неловкость, когда спрашиваешь у Дженсена разрешения прикоснуться к себе. Потому что тот вынуждает спрашивать. Первые несколько раз напрягаться не пришлось. Чтобы Дженсен ответил утвердительно, хватало “пожалуйста”, “можно?” Довольно скоро это перестало его удовлетворять, и он стал требовать развернутого вопроса, который сам по себе звучит как признание.

- Можно?
- Можно что?
- Могу я себя потрогать?
- Дай-ка подумаю...

Дженсен - злобный мерзавец. Злобный мерзавец с силой духа монаха и ключами к метафорическому поясу целомудрия. И порой Джаред ненавидит его за это. Но все равно так лучше. Правда, он не знает наверняка, чем именно "лучше", потому что у него по-прежнему постоянный стояк, и разница лишь в том, что в тех редких случаях, когда ему позволяют кончить, теперь ему еще и неловко.

Джаред проверяет границы допустимого. Кое-что зависит от настроения Дженсена, прослеживается прямая связь между разрешениями и его недосыпом. Однажды в кои-то веки Джареду позволили кончить дважды за день, но обычно он кончает максимум пару раз в неделю. Дженсен не шутил, говоря об умеренности.

Зато с выдержкой стало лучше. Джаред научился оттягивать неизбежное. Если это все, что ему светит в ближайшие несколько дней, он твердо намерен воспользоваться нынешней возможностью по полной. Медленные поглаживания, не затрагивающие головку, давление, слишком слабое, чтоб довести его до грани. Он надрачивает, другой рукой вцепившись в простыни или в джинсы, чтобы держать себя под контролем.

Когда он дома или знает, что располагает временем, он идет ва-банк: одной рукой обхватывает яйца и осторожно массирует, чуть оттягивает - до легкой боли, и это едва-едва удерживает его от того, чтобы спустить преждевременно.

Дженсен всегда окидывает его оценивающим взглядом: когда они возвращаются с перерыва на площадку или на следующее утро, когда они поглощают кофе и ждут Клифа. Джаред всегда краснеет от этого внимания, хотя пора бы уже привыкнуть. Но и Дженсен не особенно с ним церемонится: внимательно рассматривает лицо, уголки глаз, губы, расставленные ноги, разворот плеч - ищет признаки того, что он на грани.

Джаред знает, что им манипулируют. Позволяют кончать, когда напряжение достигает пика; периоды, когда кончать можно столько - ну, почти - сколько хочется, коротки. Дженсен играет им без всяких усилий, слово там, слово - здесь, и Джаред или сразу все понимает, или томится неизвестностью - в зависимости от настроения Дженсена.

И все-таки Джаред не совсем бессилен. Ну, то есть да, бессилен, но это не значит, что у него вовсе не осталось рычагов воздействия. Щенячий взгляд срабатывает, но только если пользоваться им умеренно. Джаред осваивает другую тактику. Если он не сидит спокойно, крутится и вертится, перераспределяет вес, как будто ему действительно неудобно, в девяти случаях из десяти ему удается добиться от Дженсена разрешения быстренько подрочить в перерыве в трейлере.

Еще один верный способ - еда. Он стонет и слизывает соус с губ, обсасывает большой палец и закрывает глаза, полностью погруженный в процесс. Что он при этом ест - неважно, ему хватает изобретательности. Закончив, он выходит из-за стола, как ни в чем не бывало, как будто член не стоит колом так, что вот-вот порвутся джинсы; пока такого не случалось, но не по вине Джареда.

Тогда Дженсен неизбежно останавливает его и требует низким голосом:
- Попроси меня.
- Могу я кончить?
- Да.

***

Однажды Дженсен оставляет его без разрядки безумно долго. Когда Джаред в конце концов получает разрешение, он кончает, практически едва дотронувшись до члена. Он несколько раз бьется головой о дверь и клянется никогда-никогда никому не рассказывать. Вытирается, спускается в кухню попить и слышит тихий стон из комнаты Дженсена.

Дверь закрыта, а Джаред всегда старался уважать право друга на частную жизнь, но... но. Дженсен стонал! Может, ему стало плохо и срочно нужна медпомощь - подыскивает аргументы Джаред. Разумеется, долг порядочного соседа - открыть и проверить, как он там. Ну, или можно так сказать, если придется оправдываться.

Джаред кивает сам себе. Он осторожно поворачивает дверную ручку и чуть-чуть приотворяет дверь. Дженсен валяется на кровати, джинсы и боксеры спущены до лодыжек, рубашка вся смята, и... ого! Он дрочит себе, подкидывая сжатые бедра с каждым движением, голова закинута, губы решительно сжаты. Он вспотел и раскраснелся, явно уже близок развязке и пытается сдержаться. Джаред распахивает дверь, неосознанно делает шаг вперед.

- Ты...

Дженсен открывает глаза, видит разинувшего от удивления рот Джареда и кончает себе на руку, пачкая простыню и собственный живот.

Замерев, они таращатся друг на друга.

Оба начинают говорить одновременно, еще даже не зная, что хотят сказать.

- А ты... - начинает Джаред.
- Я... э-э-э, - тушуется Дженсен.

Он смущенно укрывает бедра простыней и вытирает о нее руку.

- Я тут следовал твоему примеру, - медленно поясняет он.
- Тебе тоже кто-то командует?.. - Джаред недоуменно машет в сторону постели.
- М-м-м, нет. Мои “да” и “нет” были не только для тебя.

Через минуту до Джареда доходит. Не может быть! Но тогда все становится на свои места. Он никогда не знал, почему его порно с едой и ерзанья срабатывали с Дженсеном. Просто посчитал, что на того действует его жалкий, отчаявшийся вид. Но нет, это явно не тот случай.

- Какого ж хрена ты так часто отказывал?
- Ты пришел ко мне весь такой расстроенный и попросил помощи с самоконтролем. Какой же я друг, если бы отказался тебе помочь? И я, хм... не хотел переборщить - ты так тяжело перенес первый день, что я решил, что я настоящая свинья.

У Джареда как гора с плеч падает, и он смеется, совсем не удивляясь тому, что Дженсен воспринял все так близко к сердцу.

Чувствуя себя несколько не в своей тарелке, он походит, садится на кровать и начинает:
- Я тут подумал... есть пара способов добавить огонька в нашу маленькую игру.
- Да? - невинно глядя, Дженсен откидывается на подушки, но в глазах пляшут предательские смешинки.
- О, да!



Сказали спасибо: 119

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

26.09.2013 Автор: witu

+

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408