ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
529

Когда ты потеряешь все

Дата публикации: 02.04.2013
Дата последнего изменения: 02.04.2013
Автор (переводчик): dfhbfwbb.dg;
Бета: Твоя_дивизия
Пейринг: Дженсен / Джаред; ОМП / Джаред;
Жанры: ангст; АУ; десфик; романс;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: АУ, ООС, разница в возрасте 10 лет: Дженсен старше Джареда
Саммари: это история Джареда Падалеки. Это история его любви.
Глава 1


Когда тебе сорок, ты еще достаточно глуп, чтобы поставить на карту все. Марк Пеллегрино не боялся проиграть, ведь он был чертовки богат, невероятно умен, дьявольски хитер и изворотлив, обладая властью, достаточной, чтобы казнить и миловать не только стоящих ниже по социальной лестнице, но и тех, с кем ступеньку разделял. Он был герцогом. Он был любимцем короля. Он был седьмым в очереди на престол. И, да, он был хорош – всего сорок лет – самый расцвет сил. Еще Марк Пеллегрино был придворным до мозга костей – самодовольный, эгоистичный, легко лавирующий в бурлящем мире заговоров, сплетен и кляуз. Он был политиком, интриганом, душегубом. Он был мотом, кутилой и сластолюбцем. Марк Пеллегрино имел только одну маленькую слабость шести футов трех дюймов роста – он любил Джареда Падалеки.
В данный момент его маленькая слабость сгорбилась за низким столом у распахнутого настежь окна и старательно выцарапывала на бумаге диктуемое герцогом письмо.
Джаред Падалеки – младший сын барона Джеральда Падалеки, а это значит: никакого наследства, никакого титула, – был очаровательно молод и волнующе хорош собой. К внушительному росту прилагалась потрясающая фигура: широкие плечи, узкие бедра, плоский живот, длинные ноги и завораживающее лицо – широкое, скуластое, с волевым подбородком, восхитительными ямочками и безумно красивыми раскосыми серо-зелеными глазами. Одним словом, двадцатилетний секретарь Пеллегрино был тем мужчиной, за которого стоило бороться, даже если твой соперник – молодой выскочка Эклз, не уступает тебе ни в чем: ни в богатстве, ни в знатности. А кое в чем даже превосходит – герцог Эклз был дьявольски хорош собой. Когда этот нахал самонадеянно заявил, что Джаред достанется ему и никому больше, Марк только рассмеялся. Пеллегрино не боялся конкуренции, он был уверен в том, что нравится Падалеки и легко может добиться его благосклонности.
Мысль о горячем, молодом, сильном теле, выгибающимся под ним, страстно выдыхающем его имя, закусывающим губы в попытке сдержать стоны наслаждения, податливом, покорном, бесстыдно жаждущем, заставляла сжиматься холодное сердце аристократа. И соперничество только еще больше распаляло. Кто ж знал, что мерзавец Эклз решится на решительный шаг.

Когда тебе двадцать лет, мир кажется солнечным и прекрасным. Джаред Падалеки любил жизнь. Омрачало радостное ее восприятие только одно: Джаред терпеть не мог своего мужа. В Эклзе отвратительным было все: и слащавая внешность дорогого проститута, основательно подпорченная кривыми ногами, и хриплый, как будто затраханный голос, и сволочной характер, и безупречные манеры. Джаред проклинал ту минуту, когда на вопрос отца, согласен ли он принять предложение его светлости герцога Эклза, он испуганно пробормотал да, завороженный магнетическим взглядом прищуренных зеленых глаз будущего супруга. Хотя, что мог он еще сказать? Нет? И позволить Эклзу вконец разорить их небольшое поместье, соседствующее с зимней резиденцией его высокой особы. Спорные земли отошли за Джаредом в качестве приданого, и отец вздохнул с облегчением: больше претензий от соседей быть не могло: ссориться с его сиятельством местные землевладельцы всерьез опасались. Сами собой отпали притязания дерзкого баронета Шеппарда из-за части Уэсского леса, после изматывающей трехлетней проволочки практически моментально закончилась судебная тяжба с графом Ричингсом.
Разве знал Падалеки, что расплата за благополучие семьи будет такой мучительной: каждый вторник и каждую пятницу в одно и то же время в его спальню являлся старший супруг. И Джаред, тщетно пытаясь подавить в себе отвращение, ждал, когда откроется дверь и на пороге комнаты покажется пышный из-за модной ночной рубашки силуэт мужа. Нет, герцог не был груб, он всегда заботился, чтобы младший муж получил удовольствие от выполнения супружеского долга: долго целовал, неутомимо вылизывал его тело, нежно ласкал губами и языком самые сокровенные места, заставляя тело трепетать. Но тем невыносимее для Джареда была разрядка, особенно, если он кончал первым, а потный муж, вынужденный прерваться, вновь принимался страстно целовать и прикусывать доступные ему в данный момент участки кожи. Любимой позой Джареда была поза «по-собачьи», когда ему не приходилось смотреть в лицо Дженсена, и можно было на его месте представить кого-нибудь еще. Джаред ненавидел себя за эти постыдные мысли, но ничего не мог с собой поделать. И в сто раз хуже было от того, что сам Эклз, по-видимому, получал от секса невероятное удовольствие. В первую неделю после свадьбы он попытался настоять на общей спальне и более частых отношениях. Но Джаред твердо заявил, что раз брачный контракт оговаривает близость между ними два раза в неделю, то требовать большего муж не имеет права, а в общей постели спят только простолюдины, которые не имеют возможности позволить себе вторую опочивальню, да продажные мальчики, ничего не знающие о чувстве собственного достоинства. Тогда, выслушав эту тираду, герцог весело расхохотался и самонадеянно пообещал:
– Какой ты еще ребенок, Джаред! Но уверен, однажды ты передумаешь, – и тут же посерьезнел: – Иди ко мне.
Видит бог, Джаред желал никогда не причинять боль своему супругу, но в этот момент ему хотелось ударить его.

Когда тебе тридцать, ты еще не боишься непоправимых ошибок. Дженсен Эклз не верил, что измена – это то, что может ранить смертельно. Герцог крепко сжал пальцы своего мужа, Джареда Эклза, от всей души проклиная ту минуту, когда, поддавшись уговорам, согласился приехать на прием, устроенный Пеллегрино. Марк прожигал Джареда голодным взглядом насквозь, давая повод к появлению недвусмысленных сплетен и пересудов и, очевидно, не опасаясь их. Казалось, он был готов вцепиться Эклзу в глотку зубами, перегрызая вены и ломая шею. Дженсен некоторое время пытался скрыть раздражение, маскируя его живостью и любезностью, но ровно до того момента, когда на очередное его насмешливое замечание в адрес Пеллегрино, Джаред громко возмутился, привлекая к ним внимание:
– Вы не могли бы говорить о его светлости более уважительно, Дженсен?
Да, и спустя два месяца брака муж продолжал говорить ему вы и не только в обществе, но и наедине, когда у самого Дженсена мозг отказывал, и по телу волнами растекалось безумное, горячее желание. Джаред был хорош, он был сложен, как бог, и любил, как бог: и это божество требовало поклонения, оставаясь холодным и бесстрастным, позволяя ласкать себя и неохотно отвечая, но при этом отдаваясь так самозабвенно, так бесстыдно, что невозможно было оторваться от него. Как же трудно было, выплеснув всего себя до капли, целомудренно – после близости Джаред всегда недовольно морщился от каждой новой ласки, а в особенности противясь поцелуям, – коснувшись щеки супруга, натянуть ночную рубашку и вернуться в свою спальню, в свою холодную кровать. В чем причина такой двойственности – полного бесстыдного раскрепощения в постели и нарочитой, подчеркнутой добродетельности и скромности при свете дня – Дженсен понять не мог. Он чувствовал только одно: в мире для него не было и не могло быть человека дороже, чем этот невозможный мальчишка.
– Джаред, поберегите голос для спальни, – как можно тише проговорил герцог, сжимая холодные пальцы супруга. – Я ничуть не хотел обидеть вашего детского покровителя.
– Покровителя? – нимало не умаляя голоса, сердито переспросил Джаред, пытаясь выдернуть из захвата руку. – Какое точное слово, Дженсен. Его светлость остается мне еще и настоящим другом. И он, в отличие от вас, никогда не отзывался о вашей персоне плохо, – добавил он с горячностью.
Стоявшая неподалеку чета Мюрреев и граф Бенедикт невольно оглянулись, начав прислушиваться к их перепалке.
Но Дженсен больше не видел ничего. В одно мгновение все недопонимание между ними было отброшено: Джаред говорил о Пеллегрино так и в таком тоне, что сомнений быть не могло. И это открытие шокировало Эклза.
– Что вы хотите сказать этим в отличие от вас, Джаред? – совершенно бесстрастно спросил Дженсен, наконец разжимая пальцы.
– То, что уважение к чувствам окружающих у вас отсутствует совершенно, – все еще резко, все еще не понимая, что только что произошло, отрезал Джаред.
– Благодарю, что открыли мне глаза, – сдавленно сказал муж и чуть склонил голову. – Простите, я вас оставлю ненадолго, мне необходимо обдумать свое дальнейшее поведение.
В глазах Дженсена, очевидно, было что-то такое, отчего Джаред забеспокоился:
– Я не хотел обидеть вас, – проговорил он потерянно.
– О, я совсем не обижен, – необычайно похабно хмыкнул Дженсен, отчего по телу мужа пробежала незнакомая обжигающая волна. – Просто я не желаю продолжать наш интересный разговор в публичном месте. Поговорим об этом дома, – и, еще раз поклонившись, Дженсен вышел из залы.

Когда тебе двадцать лет, ты думаешь, что жизнь бесконечна. Джаред Эклз теперь знал с абсолютной, неопровержимой точностью, что это не так. Жизнь коротка. И она заканчивается, едва начавшись. Лежащий слева от него мужчина громко всхрапнул, поворачиваясь и собственнически облапывая его. Джареда передернуло от отвращения, и он едва удержался от того, чтобы не дернуться, вырываясь из объятий. Но будить Марка не следовало. От одной мысли, что спящий откроет глаза, ягодицы непроизвольно сжались, усиливая боль в припухшем анусе. От засохшей спермы неприятно тянуло кожу на животе, груди, спине. Марк никогда не разрешал ни смыть, ни даже обтереть ее простыней, говорил, что его возбуждает запах собственной спермы на теле любовника.
– Ты пахнешь, как грязный потаскун, вытраханный пьяными солдатами, мой сладкий медвежонок, – мурчал он всего час назад, больно засасывая губами кожу на лопатках и размазывая сперму, вытекающую из джаредова ануса по его же ягодицам. – Какой же ты сладкий, – повторял он, а спустя несколько минут уже заламывал ему руки, заставляя прогнуться. Марк очень любил эту позу «по-собачьи», и, несмотря на боль в выкрученных суставах, Джаред был безумно благодарен богу хоть за эту малость. От вида кончающего Марка иногда хотелось блевать.
Джаред на пробу чуть двинул плечом, но Пеллегрино среагировал немедленно, рефлекторно забирая в захват локоть. Лежать было ужасно неудобно, правую руку начало покалывать. Но он терпел. Опыт показывал, что разбуженный Марк вновь полезет на него. И Джаред не был уверен, что в это раз его не вырвет.
Горечь все-таки подступила к горлу, и Джаред судорожно сглотнул. Справиться с рвотными позывами помогало только одно: он закрыл глаза и представил себя в объятиях Дженсена. Нет, это не скотина Марк прижимается к нему, тяжело дыша в ухо. Это сильное горячее тело мужа, с которым так и не довелось заснуть в одной постели. Это Дженсен, его Дженсен, любимый Дженсен обнимает его, страшась выпустить из объятий хоть на минуту. И Джаред согласен: пусть не отпускает, только пусть будет жив.
Усталость взяла свое, и Джаред провалился в сон, в котором ночь за ночью было только одно: виноватый голос секунданта и белые лилии на свежей могиле.

:ps:
Спасибо моей замечательной бете,  Твоя_дивизия, за это послесловие.

А что будет тогда, когда ты потеряешь все?

А что будет тогда, когда ты потеряешь все
Самое сокровенно-желанное.
Как смиришься ты?
Пробормочешь под нос: вот и все?
Ты уйдешь,
Не сказав до свидания...
И придя туда, в вечный мрак,
Не найдешь ты там ликов обезглавленных.
Закричишь ты, вспоминая, что было минут так 15 назад,
Только уже ничего не вернуть в прежнее состояние.
Обессиленный, упадешь ты на грудь
В мечтах на веки умертвить себя,
А мысли плохие все лезут в голову как недуг –
Это твое наказание,
Презренный раб.
Ползешь ты, стараясь спастись
От кары, которую пытаешься заглушить.
Но ты несешь наказание и карму,
Заплатишь ты за человеческую теорию лжи.

Маргарита Сланова


Сказали спасибо: 96

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

07.01.2016 Автор: JRiver

все очень быстро, стремительно и закончено. спасибо.

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1411