ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
52

Вспомни меня

Дата публикации: 21.06.2012
Дата последнего изменения: 21.06.2012
Автор (переводчик): sea_star;
Пейринг: J2; Джаред / ОЖП;
Жанры: АУ; ООС; романс; фэнтези;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: макси
Саммари: Ты уверен, что знаешь, кто ты на самом деле?
Глава 1

Убирая фотоаппарат в чехол, Джаред глубоко вздохнул. Эта съемка отняла у него много сил и нервов. Актриса психовала с самого начала, орала на гримершу и пыталась навязать фотографу свое видение снимков. «Я должна быть…как это выразиться…неземной….как видение, как дымка…как…ну ты понял, милый». «Милый» еле сдерживался, чтобы не заорать, что с таким лицом и фигурой, как у этой милой девчушки, можно лишь рекламировать сочный бекон в мясной лавке. Джаред не любил таких девушек – с большой, буквально вываливающейся из декольте, грудью, румяными, пухлыми щечками, с сочной задницей, обтянутой кусочком шелковой ткани. Они напоминали ему женщин с картин Рубенса – гора аппетитной плоти. «Алексу бы она понравилась», - подумал Джаред, улыбаясь. Он всегда с теплотой вспоминал о своем друге. Сейчас тот укатил на каникулы в Аспен, прихватив очередную рубенсовскую блондинку. Сам Джаред предпочитал шатенок или брюнеток худощавого телосложения с узкими бедрами и небольшими упругими грудками. «Эй, приятель, твои девчушки всегда напоминают мне парней. Да ты латентный гей, стопроцентно!», - постоянно подкалывал его Алекс. Джей поморщился, еще чего, парней… Это отвратительно, просто мерзость…Парень с парнем, блядь, как можно заниматься сексом с парнем? При одной только мысли о том, КУДА они вставляют свои члены, Джареда мутило… Гомики поганые…. Политкорректность в данном вопросе просто коробила его. Особенно когда он видел мужчин, державшихся за руки или прилюдно выражавших нежность друг к другу. Это противоестественно, и точка.
Скачав снимки в компьютер, Джаред принялся редактировать их. «Неземное создание, хмм… Ладно, сделаю тебя неземной, насколько это вообще возможно», - думал он, продолжая ретушировать снимки Джессики Симпл. Она была довольно известной актрисой второго плана, играя в основном девиц с телячьим взглядом во второсортных мелодрамах. И зачем ей понадобились фотографии, сделанные профессионалом, непонятно. В твиттере, что ли, выложит? Глупо… Хотя, с ее то айкью, совсем и не глупо. Ладно, это не его дело, хочет быть ангелочком - он ее такой сделает, не вопрос. Он ведь один из лучших в своем деле. Через два часа снимки были готовы. Вместо сочной, румяной, пухлой девицы с фотографий смотрела ослепительной красоты неземное создание с ангельскими глазами и тонкой, летящей фигуркой. Вместо плоти – душа.
Джаред удовлетворенно посмотрел на свою работу. Ты молодец, парень. Ты лучший. Он выключил освещение в студии, запер двери и направился к своей машине. Черная Mazda на стоянке покорно ждала хозяина. «Привет, детка, соскучилась?». Любовно оглядев свою красотку-машину, Джаред уселся на кожаное сиденье цвета кофе с молоком, повернул ключ зажигания, и машина резко рванула с места.
Черная тень медленно отделилась от дерева. Человек вышел на дорогу и задумчиво посмотрел вслед удаляющемуся автомобилю. Через мгновение на стоянке никого не было, лишь несколько окурков от Marlboro на земле напоминали о том, что здесь кто-то стоял. Очень долго.

***
Он красив, как Аполлон. Он прекрасен. Он красив. Он прекрасен. Он никогда не посмотрит на меня так, как я на него. Я недостоин его взгляда. Его лицо, его ослепительная улыбка, его смех, его длинные каштановые волосы – все это никогда не будет принадлежать мне. А я хочу, чтобы принадлежало. Как же я хочу! Его….Хочу гладить, ласкать это потрясающее тело, эти губы… Хочу услышать его стон, хочу, чтобы его голос выкрикивал мое имя….ОН БУДЕТ МОИМ!!! Я ПОЙДУ НА ВСЕ РАДИ ЭТОГО!!!ОН БУДЕТ БУДЕТ БУДЕТ МООИИИММММММММ!!!!!!!!!!!!!!!!

***

Джаред потянулся, стряхивая с себя остатки сна. Солнце ослепительно сияло, и даже плотные шторы не могли скрыть его лучей, пробивавшихся сквозь ткань. С кухни потрясающе пахло свежемолотым кофе и яичницей с беконом. Джаред улыбнулся – Джулия вернулась! Кто еще знает, как он любит с утра кофе и жареный бекон? Спрыгнув с кровати, он прокрался на кухню. Возле плиты колдовала с едой девушка с длинными темными волосами. Джаред тихо подошел к ней и с силой прижал ее к себе, ощущая восхитительный запах ее волос и кожи.
«Привет, милый….Джаред….любимый, - повернувшись к нему, зашептала она. - Как же я соскучилась, милый!». Джаред сжал в ладонях ее лицо и начал целовать глаза, губы, сначала нежно, потом все более распаляясь. «Джулия….девочка моя….как же я скучал….очень..сильно….» … Развязав пояс на ее халате, он с наслаждением начал ласкать ее нежное, горячее тело, забывая обо всем на свете…
Через 40 минут, обретя возможность соображать, они поднялись с кухонного пола и, голые, уселись за стол. Еда остыла, но это их не смущало – после бурного секса есть хотелось просто зверски.
«Как прошел показ?», - с набитым ртом спросил Джаред.
«Все как нельзя лучше! Я была потрясающе хороша!», - улыбалась ему Джулия.
«Еще бы, детка, ведь ты у меня самая-самая красивая девочка на свете», - ответил он.
Джулия была одной из самых известных и востребованных фотомоделей во всей Калифорнии. Он встретил ее на какой-то из гламурных вечеринок. Джаред видел ее в модных журналах, но не предполагал, как она хороша, пока не подошел близко. Не подойти тогда он не мог – она притягивала взгляды почти всех мужчин на вечеринке – прекрасная леди с голубыми бездонными глазами и черными, как смоль, волосами, задорно смеющаяся и что-то бурно обсуждающая со своими подругами.
Наплевав на смущение, Джаред подошел к ней и представился: «Добрый вечер, меня зовут Джаред Падалеки, я ваш преданный поклонник».
Эй, ты случайно не тот Падалеки, который сможет сфотографировать даже страшную старую грымзу так, как будто это неземной красоты создание?», - спросила одна из девиц в окружении Джулии.
Скромно потупив взор, Джаред кивнул: «Да, я тот Джаред Падалеки, который это сможет».
Джулия с интересом посмотрела на него и протянула руку: «Я Джулия, будем знакомы. Видела твои работы. Ты действительно профи. Хотела бы с тобой поработать, если можно».
«Конечно! Давай прямо завтра и начнем», - поспешно сжав ее нежную ручку, выпалил Джаред.
«Эй, потише ты, громила, - сказала подружка Джулии, блондинка с большой, явно силиконовой грудью, - руку моей Джули оторвешь».
«Ненавижу таких женщин…. И зачем вкачивать в себя полимеры, не понятно», - подумал он, сказав вслух совершенно другое: «Извини, Джулия…Я идиот….Я…я», - он не находил слов.
«Все отлично, красавчик, - смеясь, сказала девушка, - завтра и начнем». Не веря в такое счастье, Джаред лишь потрясенно кивнул.
«Кстати, познакомься с моей лучшей подругой – Стеллой», - представила Джулия. «Силиконовая» хмуро кивнула на его улыбку.
«Вот же кикимора», - подумал Джаред, хотя Стелла на самом деле была очень красивой девушкой.
Когда Джаред открыл дверь своей студии Джулии на следующий день, он не мог предположить, чем все закончится. Фотографий в тот день он так и не сделал. Они занялись сексом через 10 минут после прихода девушки. Она хотела этого не меньше Джареда. С тех пор они стали жить вместе. Через полгода он сделал ей предложение в ресторане "Cut Beverly Hills", подарив кольцо от Gruff. Джули тогда чуть не расплакалась от счастья, ее глаза смотрела на него так, что в горле встал комок. Джаред понял, что никого и никогда он не любил и не будет любить также сильно, как этого голубоглазого ангела с нежным именем Джулия.
Закончив завтрак, Джаред помог Джулии вымыть посуду и ушел собираться. Сегодня предстояло выдержать фотосессию с капризной чернокожей моделью Луизой, славящейся среди моделей мерзкой привычкой бить своих гримерш и стилистов. Характер у нее был отвратительный, но платила она много, а деньги теперь были особенно нужны Джареду – он много тратил на подарки Джулии и на свой гардероб. Он всем дизайнерам предпочитал Armani. Поддерживать привычный образ жизни после ухода из семьи, от отца, Джареду удавалось лишь благодаря своему таланту фотографа.



Глава 2

Джаред родился в богатой семье английских аристократов, переехавших в Калифорнию в 80-е годы. Его отец был известным продюсером, снявшим не один десяток сериалов, успешных и не очень. В основном, очень успешных – у Джеральда Падалеки было чутье на деньги, он знал, какого актера и на какую роль брать, куда вкладывать инвестиции и кому продавать свои творения. Его жена Линда, мать Джареда, умерла, когда мальчику было всего 5 лет. Джеральд сделал все, чтобы Джаред не чувствовал утраты. Несмотря на постоянную занятость, отец всегда находил время для общения с сыном, во всем ему потакал, не ограничивал в деньгах.
Джаред с самого детства мог получить все, чего бы не пожелал – от пони до дорогущего Maserati на 18-летие, которую он потом разбил и бросил в гараже, не став ремонтировать. Отец и сын были лучшими друзьями.
Именно отец посоветовал Джареду выбрать учебу в одном из университетов Лиги плюща, сказав, что такое образование откроет перед мальчиком любые двери.
Джаред выбрал Принстонский университет и уехал в Нью-Джерси на 4 года. Он хотел быть искусствоведом, работать где-нибудь в музее или открыть собственную галерею. Отец не скрывал, что недоволен – он видел Джареда юристом или судьей, но с выбором смирился «Галерея так галерея», - ворчал Падалеки-старший, - куплю галерею, что уж». Но Джаред сам хотел заработать, его не привлекала больше возможность сидеть на папиной шее и быть мальчиком-мажором.
Пока Джаред учился, в жизни Джеральда Падалеки произошли большие изменения – спустя 15 лет после смерти Линды он встретил девушку, которая стала для него самой любимой и единственной. У Джареда появилась мачеха, Жардин. Джеральд встретил ее в Париже во время своего путешествия, Жардин была продавщицей в магазине драгоценностей. После Принстона Джаред вернулся в дом к отцу, одновременно сняв студию.
Еще в университете юноша открыл в себе любовь к видео- и фотосъемкам, у него имелись неплохие работы, кое-что он посылал на конкурсы, заняв однажды второе место в фотоконкурсе на тему «Лучший фотопейзаж».

После учебы Джаред решил немного побыть фотографом и поснимать в свое удовольствие (благо можно было не думать о деньгах, у Джеральда Падалеки их было столько, что хватило бы и внукам Джареда). Джеральд начал присылать к сыну клиентов. В основном, это были начинающие модельки, девушки и парни. Потом Джаред сделал фотосессию для одной очень известной актрисы, той понравились снимки, и с тех пор к нему пришла слава.

Жизнь рядом с Голливудом давала свои преимущества, здесь почти через одного жили известные люди, которым постоянно требовались фото- и видеосъемки. Появились свои деньги, сначала немного, а потом Джаред смог купить бунгало на берегу океана и положить на счет в банке. Жизнь его текла радостно и безмятежно, деньги лились рекой, он занимался любимым делом, рядом был отец, сам Джаред был молод и красив – что еще надо парню в 20 с небольшим лет? Разве что податься в актеры, благо у отца была собственная киностудия.
Джаред любил ходить по Голливудскому бульвару и Вайн-стрит, разглядывая пятиконечные звезды с именами знаменитостей, представляя здесь звезду со своим именем.

«Сынок, профессия актера – это тяжелый и неблагодарный труд. Стать знаменитостью очень непросто, мало иметь талант, нужны связи, не могу даже сказать тебе, на что идут люди, чтобы пробиться наверх. Многие ломаются. Зачем тебе это? А быть актером только потому, что я возьму тебя в свои фильмы – разве это достижение?», - говорил сыну Падалеки-старший. Джаред был согласен с мудрыми словами отца, и поставил точку в этой теме. Он хотел добиться всего сам, а не благодаря тому, что он сын известного продюсера.

Идиллия была разрушена в один день, когда Джаред голый вышел из душа, а на его кровати сидела в одном белье его мачеха. «Иди ко мне, - прошептала она, откидываясь назад и раздвигая ноги, - я знаю, ты хочешь меня с самого первого дня нашего знакомства». Джареду до сих пор муторно и противно вспоминать, что было потом. Отец ему не поверил, Джеральд кричал и оскорблял сына, повторяя «мерзавец, сволочь, неужели тебе мало твоих шлюх, как ты посмел» и тому подобное. Жардин, озлобившись после отказа Джареда и испугавшись последствий, преподнесла мужу свою версию, в которую он и поверил. Джеральд видел только то, что хотел видеть. Джаред ничего не смог ему доказать. После этой отвратительной сцены Джаред ушел из дома, поселившись в своем бунгало, заставляя себя забыть о том, что у него есть отец.
Отгоняя неприятные воспоминания, Джаред взял из шкафа белую рубашку и джинсы, подошел к зеркалу во весь рост, висевшему на стене. Оно отразило высокого, накачанного молодого человека, со смуглой кожей, небрежно причесанными волосами. Джаред улыбнулся себе. Появились ямочки на щеках. Он знал, что красив. Это ему говорили все его девушки. И даже женщины, гораздо старше его. Иногда и парни. Вернее, очень часто парни.
Джаред вспомнил, как снимал одного известного актера, тому было около 50, но он прекрасно выглядел для своих лет. Пока Джаред устанавливал освещение, подбирал аппаратуру, мужчина разглядывал его, не стесняясь.

- А ты красив,- сказал он, - очень красив. Таких, как ты, редко встретишь – породистый, нежный, сильный…Прекрасный, как Аполлон.

Во взгляде актера появилось неприкрытое желание. Джареда передернуло.
- Я не по этой части, - металлическим голосом отчеканил он, - я ни-ког-да не буду этого делать с мужчиной.

- Жаль, - вздохнул тот, - ты просто создан для любви, но не с женщинами, нет. Они не смогут дать тебе того, в чем ты нуждаешься.

- И в чем же я нуждаюсь? - насмешливо спросил Джаред, - уж явно не в члене в моей заднице.

- Эй, парень, остынь, - примиряющее улыбнулся неуемный приверженец гей-культуры, - секс лишь часть, а не целое. Тебе нужен другой мужчина, тебе нужна сила, тебе нужен хозяин, во всех смыслах этого слова, - актеришка снова ехидно улыбнулся и похотливо облизнул губы, - ты создан для того, чтобы дарить удовольствие и получать его. Вот увидишь, малыш, ты найдешь Его. Того, кто станет для тебя всем – и другом, и любовником.

- Вы закончили? Тогда начнем съемку, а потом, так и быть, я рвану в гей-клуб, к потным и вонючим пидарасам, чтобы найти Его, - Джаред нарочно употребил ругательство, чтобы унизить этого извращенца.

«Ишь, хозяина, блядь, мне надо….Пидарас».

Мужчина ничего не ответил, а только внимательно посмотрел на парня.

Этот случай лег в копилку к другим мерзким и неприятным воспоминаниям, среди которых уже были ссора с отцом, драка на вечеринке в университете, чуть не приведшая к отчислению и другие. К нему много раз подкатывали парни, в барах, на вечеринках, один раз даже какой-то псих подсел в кафе, когда Джаред пил кофе. Пришлось дать в морду. Подобные приставания от парней заставляли его передергиваться от отвращения, он не мог понять – КАК можно двум мужчинам быть вместе.

Алекс его постоянно цеплял: «Да брось, Джа, малыш, ну дай кому-нибудь, пусть отстанут, ну чего ты, - и закатывался смехом, - а знаешь, говорят, что рьяное отрицание гомосексуализма со стороны мужчины указывает как раз на то, что такой мужчина очень даже расположен к гейской любви».
«Алекс, пожалуйста, заткнись, это отвратительно, блядь… Заткнись, - Джаред затыкал уши.

Джаред вспомнил, как однажды Алекс позвал его в свою комнату в общежитии Принстонского университета для того, чтобы, с его слов «посмотреть охуительный фильм». Отказавшись от свидания с симпатичной брюнеточкой, Джа ввалился в комнату к другу с упаковкой пива и чипсами. Они уселись на кровать и Алекс включил фильм. «Горбатая гора», мелькнуло название.
- Это, что, ужасы, что ли? - спросил удивленный Джаред. Обычно они с Алексом смотрели авторское кино, предпочитая Хичкока и Феллини, споря потом до хрипоты, что значил тот или иной символ или авторская метафора.

- Подожди, увидишь, - хитро улыбнулся друг, явно что-то замышляя, - тебе понравится, Джа, малыш.
- Не называй, блядь, меня малышом, гомик несчастный, - Джаред ударил Алекса под ребра.

- Тихо ты, медведь, кости переломаешь, - вздрогнул Алекс, - давай смотри, сейчас самое интересное начнется.
Джаред уставился в экран, не понимая, что заинтересовало друга в этом фильме про ковбоев.
Едва сдержав себя после просмотра сцены в палатке, Джаред медленно встал и вышел из комнаты.
«Какой мудак, вот ведь, а….какая тварь….друг, называется», - кулаки сжались, хотелось подраться, ударить, разбить что-нибудь.
Алекс выскочил следом, хохоча до всхлипов, до бульканья в горле, пытаясь удержать друга, пытаясь извиниться, но смех рвался из него, и он не мог вымолвить ни слова.
- Забудь, как меня зовут, скотина, - медленно и четко произнес Джаред, - у тебя нет больше друга. Он с силой толкнул Алекса, так, что тот ударился головой об стену и сполз по ней. Из носа у него пошла кровь. Джаред посмотрел на него, как на что-то мерзкое и, не говоря ни слова, повернулся и ушел.
Они, конечно, потом помирились, но с тех пор Алекс перестал донимать друга шуточками на тему гей-любви. Только Джаред никому не сказал, что досмотрел то кино. И плакал в конце. Хит Леджер и Джейк Джилленхал смогли показать Любовь, а не просто гей-порно. Отношения между ними были прекрасными, восхитительными. Но про все это Джаред не сказал никому. Он чувствовал что-то неправильное в том, что ему ПОНРАВИЛОСЬ. Да, ему понравилось смотреть на двух влюбленных мужчин. И это было ужасно. Джаред старался больше никогда не вспоминать про свое чувство, возникшее после просмотра «Горбатой горы».

Джаред оделся, брызнул на себя немного BlEU DE CHANEL и вышел из дома. Джулия ждала возле машин. Недавно он купил ей красный двухдверный мерседес, потратив на эту покупку большую часть своих оставшихся сбережений. «Надо бы поэкономней», - подумал он, но глядя на улыбку Джулии, на ее грациозную позу, на ее волосы, развевающиеся на ветру, понял, что для нее он отдаст последнее. Лишь бы сделать ее счастливой. Голубые волны накатывались друг на друга, дул легкий ветерок, пахло морем и счастьем. Джаред улыбнулся и обнял ее, свою единственную любовь. Не хотелось расставаться, но работа прежде всего.

- Пока, милый, не жди рано, у меня куча дел, - прощебетала Джулия, села в автомобиль, и, подняв на прощанье руку, умчалась.

Джаред еще постоял немного, вглядываясь в океанскую даль. Вдруг он увидел какое-то движение боковым зрением. Повернувшись в сторону деревьев, растущих неподалеку, Джаред увидел какого-то человека. Тот стоял и смотрел на него. Внутри вдруг зародилось некое беспокойство.

«Кто это еще? Может, Алекс шутки шутить вздумал?», - подумал Джаред. Но ведь Алекс еще неделю будет в Аспене, и с чего бы это ему прятаться за деревьями.

Джаред повернулся к своей Mazda, решив, что человек за деревьями, скорее всего, просто прохожий, хотя его бунгало отнюдь не стояло возле дороги, где можно было спокойно передвигаться. Джаред специально купил дом подальше от проезжей и пешеходной дорог. Чувство беспокойства нарастало. Джаред резко обернулся, но за деревьями никого не было. «Показалось», - шумно выдохнул он, расслабляясь. Сев в машину, Джаред подъехал к тому месту, где, как ему казалось, стоял тот мужчина. На песке он увидел несколько окурков от Marlboro. Следы от ботинок. Странно, значит, здесь все-таки кто-то был. Кого-то ждал. Кого? Решив подумать об этом после, он сел в машину и резко взял с места. Остался неприятный осадок. Как будто хлебнул горького чая.

Человек вышел из тени деревьев. Повернулся и стал смотреть в океанскую даль. Потом не спеша направился к бунгало. Если бы кто-то сейчас взглянул ему в глаза, он бы поразился глубине отчаянья и безнадежности, а еще – ненависти. Темной, всепоглощающей, вселенского масштаба Ненависти.


***
Я видел его снова. Я ждал его. Как же он прекрасен в белой рубашке на загорелом теле. Мой бог. Мой. Только мой. Никто его не получит. Он МОЙ МОЙ МОЙ МОЙ МОЙ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!



Глава 3

Подойдя к дверям студии и доставая ключи, Джаред услышал, как разрывается от звонка телефон на полу. Поспешно открыв дверь, он подбежал и схватил трубку.

- Да, я слушаю, - прокричал Джаред.

- Мистер Падалеки? Вас беспокоят с киностудии Грин Лэйк, - прощебетал нежный девичий голос.

«Странно, что от меня нужно киношникам?".

- Вас рекомендовали нам как талантливого оператора, мистер Майерсон просит вас с ним встретиться и обсудить все вопросы, - продолжала девушка.

- Мисс, здесь какая-то ошибка. Я талантливый фотограф, а оператор так себе. И не стремлюсь на киностудию, у меня своей работы навалом, - Джаред начал заводиться. «Какого хрена им надо? Какой еще оператор? Наверняка отец опять решил помириться».

- Меня просил вам позвонить лично мистер Майерсон, вы понимаете? - загадочно произнесла девушка, - сам, лично. Его телефон я сброшу вам по электронной почте.

- Подождите, какой еще Майерсон, неужели тот самый, - начал было понимать Джаред, но девушка повесила трубку.

Ничего не понимая, Джаред подошел к холодильнику, взял колу и сделал большой глоток. От жары в студии и на улице плавились мозги. От двух странных происшествий за одно маленькое утро в груди поднималось неприятное чувство. Странный человек за деревьями, странный звонок якобы от Самого Йена Майерсона, знаменитого режиссера. Как мог Майерсон звать к себе оператором неопытного человека? Джаред даже ни на секунду не поверил в то, что говорила ему некая мисс Нежный голосок. Решив, что сегодня просто день странностей и загадок, Джаред успокоился и принялся настраивать аппаратуру перед встречей с Луизой.

Часы показывали 10 утра.

В три часа темнокожая красотка наконец-то покинула его студию, унося с собой запах Chanel и вереницу своих стилистов, телохранителей, гримерш и другой обслуги. Сегодня съемки прошли на удивление гладко, Луиза была весела и приветлива, свет установился с самого начала, снимки получились великолепными.
Сбросив их в ноутбук, Джаред решил пойти перекусить. Он вспомнил, что Джулия сегодня сказала, что они приглашены на какую-то вечеринку. Значит, надо прийти домой пораньше, принарядиться. Тьфу, блядь, что еще за слово. Он, что, гомик – наряжаться? Одеться и привести себя в порядок. Джаред закрыл студию и с неохотой нырнул в жаркое пекло полудня.
Вернувшись обратно минут через сорок, он увидел, что стеклянная дверь студии разбита. Джаред осторожно потянул на себя дверь – она легко поддалась.Что за черт? Открыто…

Подавляя нехорошие предчувствия, он зашел внутрь. В студии творилось что-то невообразимое – вся аппаратура, все осветительные приборы были разбросаны по полу, искорежены, смяты так, будто их рвал зубами какой-то монстр. Ноутбук был разломлен на две половины, они были сплющены до такой степени, что напоминали два тонких листка бумаги.

***
Поверь мне, так будет лучше. Я заберу тебя с собой. Ты захочешь уйти, иначе и быть не может. Вместе навсегда. НАВЕКИ.



После ухода полиции Джаред некоторое время приходил в себя, сидя на единственном уцелевшем стуле в студии.
Первый вопрос, заданный сержантом О’ Хара, был «Что из ценных вещей пропало, мистер Падалеки?».
Проведя беглый осмотр своей собственности, Джаред с удивлением понял – НИЧЕГО НЕ ПРОПАЛО. Просто все разбито и приведено в негодность. Уничтожена вся дорогущая, за тысячи баксов аппаратура, разбит ноутбук, где были все негативы, снимки, вся его работа за два года.
Джаред непонимающе посмотрел на сержанта:
- Я ничего не понимаю, Майкл, - прошептал он, - ничего не украли, просто изуродовали, просто я разорен, вот и все.

Джаред начал понимать весь ужас произошедшего.

- Спокойно, мистер Падалеки, успокойтесь, прошу вас, - О’Хара положил парню руку на плечо, - мы все выясним, наверное, какие-то малолетки забрались сюда, поглумиться от нечего делать. Мы найдем их.

- Найдете…что толку. Они не вернут мне ничего, разве что я буду морально удовлетворен, - Джаред мучительно пытался сообразить, как теперь ему быть.

Чтобы купить новое оборудование, придется или продать дом, или просить денег у отца. И то, и другое было совершенно невозможным, совершенно. Он сжал голову руками, пытаясь взять себя в руки, пытаясь что-то придумать.

«У меня нет денег, Джулия, конечно, уйдет от меня, придется искать какую-то работу, блядь, я ведь так привык к красивой жизни, кем я могу работать? Стоп! Работа», - Джаред сорвался с места, подбежал к машине, с размаху запрыгнул на сиденье и резко дал по газам.

«Я пришлю вам телефон на электронную почту» - звучал в его голове женский голос.

«Только бы это оказалось правдой, пожалуйста!». Подъехав к бунгало, он вбежал в дом, рывком раскрыл ноутбук, чуть не сломав его.

"Пожалуйста, пожалуйста", - бормотал он, загружая почтовый сервис. Ему вдруг показалось, что в доме пахнет туалетной водой, знакомой, но едва уловимой. Пытаясь отогнать галлюцинации, он несколько раз глубоко вздохнул.

Показалось, наверное, после такого-то.

Пять новых сообщений. Не то, не то, приглашение, приглашение, реклама нового ресторана, блядь, все не то!!! Отчаяние затопило его, он застонал от собственного бессилия. Вот и все. Хотя….В папке «Спам» было два новых сообщения. Теряя остатки последней надежды, Джаред дрожащими руками нажал «открыть».
«Мистер Падалеки, просим вас связаться с киностудией Грин Лейк по телефону…..».

Да!!! Есть!!! Схватив мобильный, Джаред набрал номер, пытаясь успокоить собственное дыхание. Через 7 длинных, показавшихся бесконечными, гудков, трубку сняли.

- Майерсон слушает, - прохрипел сиплый голос.



Джаред с интересом разглядывал кабинет, обставленный вопиюще роскошно и комфортабельно – шикарная мебель из красного дерева и кожи, стекло, золото, дорогая техника, и дипломы, дипломы, медали и кубки. Его отец не любил роскошь напоказ, предпочитая аскетический стиль, приучив к тому же и сына.
Майерсон же словно желал показать всему миру, сколько у него денег.

- Я беру тебя помощником оператора, плачу 500 долларов за съемочный день. Будешь делать все, что прикажут. Приносить кофе, стирать носки и подавать салфетки, - Майерсон противно заржал, роняя пепел от сигары на дорогой, но словно вывалянный в грязи пиджак.

Джареда передернуло от отвращения: «Какой противный тип, блядь, придется терпеть, сжав зубы».

Он ослепительно улыбнулся свое фирменной улыбкой, от которой таяли и женщины, и мужчины:
- Конечно, сэр!

Майерсон растянул в ответной улыбке щербатый рот:
- Ладно, шучу, малыш. Будешь снимать, конечно. Но и исполнять приказы тоже. Знаешь, кого я заполучил на главную роль? Самого Эклза!

Джаред понимающе кивнул, хотя ему было по барабану. Он смутно помнил актера с таким именем, довольно известного, играющего, в основном, крутых мачо и плохих парней. Память услужливо предоставила размытую фотографию Дженсена Эклза, смазливого красавчика с потрясающей фигурой. Маферсон продолжал петь дифирамбы самому себе, какой он молодец, что смог получить на главную роль, этого, блядь, Дженсена. Джаред всей душой сразу возненавидел и Майерсона и Дженсена Эклза вместе с ним.
«Наверняка голубой, - подумал он про Дженсена, - такие красавчики предпочитают мужские задницы».
Мысленно застонав, Джаред пожелал гореть в аду тем, кто разгромил его студию.


- Вот здесь у нас съемочная площадка, мистер, мы ведь будем снимать про ограбление казино, обожаю такие фильмы, будем снимать самого Дженсена, обожаю его, он такой классный, а вы профессионал? как вы сюда устроились, Майерсон обычно не берет чужих, странно, что он вас взял…сам, говорите, позвонил? Странно…может, на старости лет спятил…а я с ним уже 5 лет работаю…. - на голову Джареда выливались потоки информации, вопросов и ответов от Дэнни, статиста.

Дэнни должен был показать все здесь Джареду, познакомить со съемочной группой. Но он, вместо этого стоял и тарахтел, как пулемет.

- Эй, парень, остынь, дай освоиться, - умоляющим взглядом посмотрел на Дэнни Джаред, - я не успеваю за тобой.

- Извини, - улыбнулся парнишка, - сколько раз мне говорили, что я могу выдать сто слов в секунду, ничего, привыкнешь. Ладно, пойдем, сейчас как раз пробные кадры делают.

Дэнни чуть ли не бегом припустил на съемочную площадку.
Джаред едва поспевал за ним.

Павильоны Грин Лэйк были огромными, видно, что сюда вложено огромное количество денег. Один из них был обставлен как игральный зал в казино Лас-Вегаса (Джаред бывал там с отцом). Приглушенный свет, джазовая музыка, помощники операторов устанавливали аппаратуру, тянули провода.

В центре зала стояло деревянное складное кресло с надписью «Дженсен Эклз».

«О, сиденье для звезды, - с сарказмом подумал Джаредж, - с надписью, чтобы никто не посмел втиснуть свою безымянную задницу в звездное седалище».

Он взял и уселся в это самое кресло. Сам не мог объяснить, что его на это толкнуло.

«А пошли они все….звезды, блять…да я сам мог быть таким и сейчас могу…стоит отца попросить», - при воспоминании об отце Джаред нахмурился и мотнул головой, словно отгоняя неприятные видения.



- Эй, детка, ты занял место звезды, - прозвучал над ухом приятный низкий голос, лаская слух - придется тебя наказать.

Джаред обернулся, чтобы сказать обладателю мерзкого, но одновременно до дрожи приятного голоса, чтобы он заткнулся и не смел никогда называть его «деткой» и осекся…. На него смотрели бездонные, безумной красоты зеленые глаза. Слова испарились, Джаред просто смотрел на НЕГО и молчал.
ОН был невероятно, невиданно, ослепительно красив. Правильные черты лица, темный ежик волос, пухлые губы и глаза…..В них можно было смотреть и смотреть, забывая обо всем. Сердце затрепетало в груди, как пойманная в силок птица.

- Я Дженсен, - бог протянул ему руку, - а ты, малыш?

Как во сне Джаред вытянул свою руку и сжал протянутое произведение искусства – длинные красивые пальцы.

- Я Джаред, - прошептал он дрожащим голосом, - я…я…здесь работаю…этим…как это…ну….помощником….

ОН улыбнулся, и горячая волна накрыла Джареда от макушки до пяток.

- Помощником кого? Наверное, продюсера?

- Нет, сэр…этого…оператора, - Джаред вдруг забыл все слова. ОН кивнул, а потом вдруг потрепал Джареда за волосы.

- Еще увидимся, детка.

Джаред молча смотрел вслед удаляющемуся человеку. В голове не было ни одной мысли. Еще было странное чувство, что они знакомы.


***
Как же он прекрасен! Как же он красив! Дотронувшись до него, я умер и снова возродился. Ради этого можно было существовать эти тысячелетия. Я нашел его. Он мой смысл. Я заберу его с собой. К себе. Ему понравится. Д-Ж-А-Р-Е-Д.



Глава 4

Джаред глубоко вздохнул и снова отпил вино из бокала на длинной ножке. Он сидел на песке и смотрел, как солнце опускается в океан. Легкий теплый ветер шевелил юноше волосы, свет уходящего дня мягко обнимал его статную фигуру, но, несмотря на безмятежный вид, Джаред был очень и очень неспокоен. В голове мысли перескакивали с одной на другую. Это был невероятно странный день – непонятный человек возле дома, вандализм в его студии….И….конечно же, встреча с НИМ.

Джаред наконец позволил себе подумать об этом человеке. О Дженсене. Такое мягкое звучное имя.

«Очень ему подходит…Дженсен….». Остатки здравого смысла пытались сопротивляться, но образ этого потрясающего мужчины заслонил собой все мысли. Где-то внутри умный и невозмутимый Джаред еще пытался предостеречь Джареда-«смотревшего-на-мужчину-как-настоящий-гомик», но скоро сдался и замолк. Джаред не мог вспомнить ЕГО образ конкретно, вспоминалось чувство, охватившее при встрече и не отпускавшее до сих пор – счастье. Полное, огромное, невиданное, невероятное счастье. И еще глаза. Зеленые, сумасшедшие, потрясающие, сводящие с ума. Они гипнотизировали, парализовывали волю.

«Так, наверное, становятся зомби – посмотрят вот в такие глаза и все. Любой приказ можно исполнить», - подумал Джаред. Он судорожно пытался найти какое-то объяснение, успокоить самого себя, но где-то на задворках сознания росла и крепла уверенность – после этой Встречи он уже никогда не сможет жить, как раньше. Никогда.

Возле бунгало послышался шум подъехавшего автомобиля. Сердце скакнуло, как бешеное. «ОН?».
- Милый, - послышался голос Джулии, - ты собрался? У нас двадцать минут, и надо уже выезжать.
Джаред вздрогнул и словно очнулся от наваждения.

- Куда? Что?

Ах, да, сегодня же вечеринка в честь открытия какого-то очередного гламурного журнала. Совсем из головы вылетело.

- Дай мне две секунды, детка, - вставая с песка и отряхиваясь, крикнул Джаред.

- Только одну! - подбегая к нему и обнимая за талию, прошептала девушка. Она недвусмысленно потерлась бедрами о его пах, давая понять, что на прием можно и опоздать. Но Джареду вдруг стало противно. Он с испугом прислушался к ощущениям – нет, все нормально, рядом его Джулия, которую он хотел всегда и везде. Все нормально. Нормально. Как всегда.

- Не сейчас, милая, опоздаем, - отстраняя ее, проговорил Джаред.

- Ладно, - шуточно надула губки Джулия, - но знай, сегодня ночью ты мне все возместишь с лихвой, мистер.

Джаред мягко улыбнулся ей и кивнул. Внутри разливалось отвращение. Он смотрел вслед Джулии, направляющееся к дому и не мог понять, как он мог жить с этой девушкой. Как он мог с ней спать? Джаред со стоном обхватил голову руками. «Твою мать, что это за мысли? О чем это я? Это моя Джулия, и я люблю и хочу ее». Он выпрямился и огляделся вокруг – знакомый пейзаж, его дом, машина Джулии неподалеку. Все нормально. Просто он устал. И переволновался. А так – все нормально. Нормально… Нормально?

Опоздав на тридцать минут, они подъехали к ресторану «SeaStar», в котором все переливалось огнями, гремела музыка, постоянно подъезжали автомобили, один шикарнее другого. Блеск бриллиантов, голливудских улыбок, блики воды в бассейне, бокалах, хрустальных люстрах, лакированных боках лимузинов и бьюиков. Всюду роскошь и деньги. Джулия резко хлопнула дверцей автомобиля и направилась в зал, даже не оглянувшись на своего спутника. Они поругались еще по дороге сюда.

- Ты подбирал одежду с такой тщательностью, будто идешь на свидание. Это всего лишь очередной прием, Джаред. Раньше ты собирался за пять минут, - гневно кусая губы и резко дергая руль, шипела Джулия, - тебя там, что, ждет какая-то девица? Ты ведь знаешь, я вырву все ее волосы и расцарапаю ее смазливую морду.

- Милая, я хочу выглядеть потрясающе только для тебя. А одевался долго, потому что …Старею….Прыть уже не та, - пытался перевести все в шутку Джаред.

Не говорить же ей, в самом деле, что он 20 минут пытался придумать, какую одеть рубашку, потому что….В душе надеялся, что увидит на приеме ЕГО.
«Знала бы Джулия, что за девицу я хочу там увидеть – выкинула бы меня из машины прямо на пустынном шоссе», - ухмыляясь, подумал Джаред.
Он вошел в шумный, нарядный зал, и атмосфера праздника, лени, отдыха навалилась на него, стирая смутные и беспокойные мысли. Джаред подхватил с подноса стремительно двигающегося официанта бокал с шампанским и тут же осушил его одним глотком. Внутри стало разливаться чувство гармонии.
«Все, как всегда. Я на приеме, с Джулией. Много красивых женщин. Мне они нравятся. Все нормально», - твердил он сам себе, пробираясь сквозь нарядную, пахнувшую дорогими духами толпу в поисках Джулии. Что-то заставило его обернуться Джаред повернул голову ко входу в зал и остановился, как вкопанный. Ему не хватало воздуха, он забыл, как дышать. На входе стоял ОН. Дженсен Эклз. И ОН был еще прекрасней с тех пор, как Джаред увидел его сегодня утром.

- Милый, я решила тебя простить…Слышишь? Джаред? Ты слышишь? На кого ты смотришь?

Джулия теребила парня за рукав, но он, застыл и неподвижным взглядом следил за кем-то.
Девушка, дурачась, заглянула ему в глаза, пытаясь привлечь к себе внимание, и отшатнулась. Там было отчаяние, тоска и еще кое-что.

Джулия резко дернула Джареда за рукав:
- Очнись, слышишь?

- Что? А…Джулия, - он с трудом сфокусировал на ней взгляд.

Девушка с испугом смотрела на него.

- Ты чего застыл?

- Я?...да просто задумался о своем. Пойдем отсюда, - вдруг с мольбой произнес Джаред.

- С ума сошел? Мы только пришли…Мне надо с кучей народа поговорить. И вообще – ты сегодня какой-то сам не свой. Выпил, что ли лишнего?

Джулия повернулась и нырнула в толпу. Она до сих пор не могла прийти в себя. Джаред увидел кого-то в толпе. Она только не поняла, кого. Но одно Джулия знала точно – Джаред никогда так не смотрел на нее. Она вообще не видела, чтобы люди так смотрели. С таким отчаянием. С такой мольбой. С такой любовью.

***
Ты уже чувствуешь меня. Сам не понимаешь, но чувствуешь. Бессознательно. Потому что мы – две половинки одного целого. Без тебя я был мертв всю эту вечность. А ты появился в этой вселенной для меня. Для меня одного. Ты мой. И скоро я заберу тебя отсюда. Мы будем вместе. Навсегда.


Для Джареда следующий месяц съемок превратился в одну сплошную пытку. Постоянно находиться рядом с Ним, смотреть на Него, видеть, как Он улыбается и флиртует со всеми подряд девушками было невыносимо.

После минутного разговора на площадке Дженсен больше никогда не заговаривал с Джаредом. «Конечно, я пустое место. Жалкий помощник оператора», - все больше приходил в отчаяние Падалеки. Он не мог себе объяснить, что же испытывает к этому потрясающему человеку. Восхищение? Да! Обожание? Да! Желание постоянно смотреть на Него? Да. И еще кое-что. Страсть. Желание. Джаред вынужден был признать, что, да, он, считавший себя натуралом до мозга костей, испытывает желание к другому мужчине. Это было совершенно неправильно и непонятно. Джаред сначала пытался подавить в себе бешеную страсть, не обращать внимание. Бедной Джулии сильно доставалось от него по ночам. Но в один прекрасный день Джаред понял, что у него больше не встает. На женщин. Сначала он думал, что виной всему усталость, стресс, но как-то ночью, когда Джулия, в течение часа вытворявшая с его членом всякие чудеса, обессилено рухнула на кровать и с едкой иронией велела ему самому заниматься своим маленьким дружком, он понял – что-то пошло не так. Сексуальные контакты с Джулией сошли на нет, она все реже оставалась на ночь, но Джареду было все равно.

Придя домой после изнуряющего дня, в течение которого он всеми силами старался скрыть то, что скрывать с каждым днем становилось все труднее, Джаред шел на пляж и долго сидел, успокаиваясь от мерных вздохов океана и тишины вокруг. Иногда, а вернее, очень часто, он представлял, что они сидят здесь с Дженсеном, просто молча сидят, ощущая присутствие друг друга. И больше ничего не нужно. Потому, что это и есть счастье.
Хуже всего было то, что Джаред никому не мог рассказать о раздирающих его чувствах. Даже Алексу. Тот поднял бы его на смех и прикалывался бы потом всю оставшуюся жизнь. Джаред так и слышал его слова: «Ну разрази меня гром, самый натуральный натурал Падалеки втюрился, как чувствительная девица! И в кого! В крутого мачо, а не девочку с алыми губами!».

Джаред продолжал жить как на автомате. Вставал утром, пил кофе, одевался и ехал на студию. Настраивал камеру, здоровался с коллегами, занимал свое место на съемочной площадке. Все это он делал механически, как заведенная кукла. К нему возвращалась жизнь, только когда на площадке слышался Его низкий хриплый голос, Он появлялся, как всегда потрясающий и прекрасный. Тогда Джаред оживал, наслаждаясь каждой минутой пребывания рядом с Ним. После окончания съемочного дня Дженсен уезжал на своем шикарном авто, а для Джареда жизнь снова замирала до следующей встречи.


- Эй! Есть кто дома? Джа, твою мать, где ты, лохматый хрен? - донеслось до Джареда, сидевшего на берегу.

Джаред поморщился – меньше всего сейчас хотелось видеть своего шумного и бесцеремонного друга. Но Алекс уже шел по песку, держа в руках упаковку пива.

- Привет, медведь! Совсем забыл своего старину! Не звонишь, не пишешь, - Алекс бухнулся рядом с другом и, щелкнув крышкой, протянул тому открытую бутылку пива.

Джаред молча взял и отхлебнул. Он старался не пить в последнее время, боясь превратиться в алкоголика. Заманчивое желание заглушить раздирающую боль алкоголем с каждым днем все больше манило, но Джаред старался держаться.

- Давай, выкладывай, что случилось, - Алекс, как всегда, начал с главного.

- Все в порядке, - ровным голосом ответил Джаред, устремив взгляд вдаль.

- Как, блядь, в порядке? Да ты в последние дни на части разваливаешься! На тебя смотреть страшно! Говорю, Пада, что случилось, или я утоплю тебя в волнах морских, - Алекс попытался повернуть к себе лицо Джареда, но тот резко оттолкнул его руку и крикнул:

- Я в порядке! Не лезь ко мне со своими идиотскими шутками! Ты ни хрена не понимаешь!

- Джаред, посмотри на меня, - вдруг серьезным голосом попросил Алекс, - расскажи мне все. Я же твой друг. Ты это еще помнишь? Кому еще ты сможешь рассказать? Давай, дружище, подумаем над твоими проблемами вместе
.
Джаред медленно повернул голову и посмотрел на парня. Ему вдруг до дрожи захотелось все рассказать: как ему больно, как он любит, как ему хочется совершенно несбыточного, какой серой и ненужной стала жизнь в последнее время.

Но Джаред просто мягко и тихо сказал:

- Алекс, все хорошо. Просто я устал. Вот и все.

И отвернулся. И больше не смотрел на своего друга. Алекс очень хороший. Но ему нельзя все это знать. Никто не узнает. Какое-то шестое чувство подсказывало Джареду, что никому нельзя рассказывать про свои чувства к Нему. Джаред не услышал, как Алекс тихо встал и ушел.

Джареду снилось всю ночь, что кто-то звал его и манил за собой. Кто-то. Не человек. Какая-то сущность. И так мучительно, до потери сознания хотелось пойти туда, куда его звали, но что-то мешало. Проснулся Джаред совершенно вымотанный и чувствовал такое отчаяние, что не было сил открыть глаза. Он решил, что сегодня не пойдет на студию. Он никуда не пойдет. Потому что больше нет сил. И еще он увидел, что окно открыто, хотя отчетливо помнил, что закрывал его на ночь. Наверное, перепутал.

***
Он такой красивый, когда спит. Как ангел. Хотя они и принесли мне немало страданий. Ради него я пересмотрю свое отношение к божественным сущностям этой вселенной. Так страшно, что он, узнав меня, будет трепетать от страха, как другие. Но я надеюсь, что он останется со мной. Иначе больше ничего не будет. И его мира тоже не будет. Я уничтожу этот мир. Но если Д-Ж-А-Р-Е-Д останется со мной, все будет хорошо. Пусть только он останется со мной.



Глава 5

Пролежав в постели до 12 дня, Джаред заставил себя подняться, принять душ и выпить кофе. Да, такого состояния он не испытывал никогда в жизни. Наверное, это называется апатия. Или депрессия. И хрен знает, как еще. На душе скребли кошки. Даже не кошки, а тигры и львы.
Не хотелось ничего. Просто лечь и умереть. И погода, как назло, словно почувствовав его душевное состояние, решила стать такой же: за окном бушевал шторм, в стекла хлестал дождь. Черные волны океана вздымались на невероятную высоту и опадали, как в замедленной съемке.
Джаред кружил по дому, не зная, куда себя деть. Ему вдруг стало страшно. Такой глубины его отчаяние еще не достигало. Мелькнула мысль, чтобы пойти в ванную и вскрыть себе вены. Смешно, а ведь раньше он всегда не понимал, как это люди совершают самоубийства, из-за чего они решаются на такой страшный шаг.
Теперь понятно. Лично у него будет собственная причина: безответная любовь. Даже не безответная, а невозможная, невероятная. Которой никогда не будет. Пытаясь разглядеть в наваливающейся глыбе отчаяния хоть какой-то маяк, способный удержать от падения в бездну, Джаред решил напиться сильно и до беспамятства. Он исследовал бар на наличие алкоголя, которое поможет достигнуть желаемого состояния опьянения, как за окном послышались звуки подъезжающего автомобиля.
«Неееет!», - мысленно простонал Падалеки, - «кого еще принесло?». Меньше всего сейчас хотелось с кем-либо говорить. «Не открою», - решил он, - «пусть все катятся куда подальше».
Раздался громкий и настойчивый стук в дверь.
«Идите нахер», - пробормотал Джаред. Он лежал на кровати и, держа в руках стакан с виски, слушал Стинга.
«Прям как подросток, рыдаю от любви, первой и неразделенной», - горько усмехнувшись, подумал Джаред, - «Хотя ведь у меня не было первой любви. Похоже, что теперь она появилась. Блядь, это было бы смешно, если бы не было так грустно».

Стук повторился. Потом еще. В дверь просто начали стучать изо всей силы. Джаред резко вскочил и в два прыжка добрался до двери. В нем кипела злость.
«Какому придурку понадобилось вламываться? Кто бы он ни был, сейчас он получит по морде».
Джаред распахнул дверь, намереваясь высказать посетителю все, что он думает о нем в далеко не лестной форме, но подавился словами. На пороге, весь мокрый от дождя, стоял Дженсен и улыбался.


Слова доносились до Джареда как будто сквозь вату. Он тупо смотрел на своего гостя и ничего не понимал. Все мысли куда-то испарились. Дженсен что-то говорил ему и виновато улыбался, а его белая рубашка и джинсы, насквозь промокшие от дождя, облепляли тело, как латексный костюм, подчеркивая все выпуклости.
К Джареду наконец стало возвращаться чувство реальности. Он почувствовал, что снова может дышать. Слышать. И даже говорить.

- Джаред, ты слышишь? Эй, с тобой все в порядке? - голос Дженсена дошел до сознания Джареда.

- А…? Что? - смог он выдавить из себя.

- Я говорю, есть у тебя сухие вещи? Я промок насквозь! Обещаю, все верну! - смеясь, говорил Он.

Он здесь? В квартире Джареда? Не может быть. «Я умер и попал в рай», - подумал Джаред. Дженсен здесь, мокрый, потрясающий, восхитительный. И Он хочет переодеться в вещи Джареда. Блядь, это нереально. Как в какой-то среднестатейной порнушке – случайный прохожий, вымокший от дождя, стучит в якобы первый попавшийся в дом, где, переодевшись, трахает одинокую сексапильную домохозяйку до умопомрачения.
Кое-как взяв себя в руки, Джаред пробормотал:
- Да, конечно, сейчас. Только…Что вы…ты…вы делаете здесь?

- Я же говорю, еду в открытой машине, тут дождь, а верх не закрывается, заклинило. Ну, я вспомнил, что ты тут рядом живешь. Подумал, что приютишь на время, - легко и непринужденно сказал Дженсен, смотря на Джареда в упор.

В голове заметались какие-то мысли - откуда Дженсен мог знать, где живет Джаред, что вообще он сегодня не пошел на работу и прочее. Но Джаред отогнал всю эту логическую чушь и просто стал верить. Верить в то, что Тот, о ком он мечтал уже так долго, просто находится рядом. И плевать, как так получилось. Просто там, на верху, решили сжалиться над Джаредом и исполнили его желание. И Джаред боялся думать лишнего, чтобы не спугнуть свое нечаянное счастье.
Счастье его, между тем, направилось в ванную переодеваться. Джаред заметался по кухне, пытаясь успокоиться. Сердце колотило в груди как бешеное, мысли прыгали с одной на другую. Джаред сел и закрыл глаза. Немного помогло.

- Ну и как я выгляжу? - раздался рядом самый лучший голос в мире. Джаред медленно открыл глаза. И забыл вздохнуть. Дженсен стоял, одетый в джаредовскую голубую рубашку и джинсы. И то, и другое было ему велико, джинсы сползали на бедра, а распахнутая рубашка открывало восхитительной красоты тело.

- Очень красиво…То есть…я хотел сказать…..вам очень идет, - выдавил из себя Джаред, чувствуя, что краснеет с головы до ног.

- Хватит уже на «вы». Зови меня просто Дженсен. А у тебя здесь ничего. Что пьешь? Виски? Можно? - Дженсен непринужденно болтал, наливая себе виски.

Джаред молча сидел и просто откровенно пялился на Эклза. Ничего не мог с собой поделать – просто не было сил отвести взгляд от Него, самого прекрасного в мире создания. Джаред чувствовал, что выглядит сейчас как болван, но его тело отказывалось ему служить. Ни язык, ни глаза, ни руки, ни ноги больше не являлись его собственными. А что вытворял его член, лучше было не думать.

- Что-то ты не радостный какой-то… Если я тебя напрягаю, так я уйду лучше, - вдруг нахмурился Дженсен.

- Нет-нет, что вы…ты…Дженсен…я просто удивлен….Я не думал, что ты вообще меня знаешь…ты же звезда…ты такой…потрясающий, - проблеял Джаред, внутренне сжимаясь от ужаса, что Дженсен сейчас обзовет его идиотом и уйдет.

- Я всегда наблюдал за тобой, Джаред, - вдруг очень четко проговорил Джесен.
Резануло слух это «всегда», выделенное голосом.

- Что это значит? - колотилось в голове у Джареда, но и логика тоже ему отказала. Он сидел и глупо улыбался.

Дженсен поставил стакан на стол, подошел к Джареду и, потянув его за руки, заставил встать. Джаред повиновался, как зомби. Он вдруг ощутил себя прижатым к телу Дженсена. Его руки гладили Джареда по спине, по лицу, по волосам. Джаред закрыл глаза, боясь, что сейчас просто расплачется от переизбытка чувств.

- Мой хороший. Мой Джаред. Мой. Ты пойдешь со мной? Ты останешься со мной? Не испугаешься? - несвязно шептал ему Дженсен.
Джаред, оглушенный и потрясенный, просто кивал, не вслушиваясь в слова, хотя что-то странное слышалось в них.


Однажды, скучая на каком-то приеме в честь выхода очередной книги очередного разрекламированного писателя, Джаред разговорился с самим этим писателем на тему «сексуальные сцены в произведениях» и запомнил его слова. «Знаете, Джаред, как бы я изобразил сексуальную сцену? Нет, я не стал бы описывать что и как, что сначала, что потом. Знаете, если бы мне надо было написать по-настоящему сильную эротическую сцену, я дал бы несколько намеков, а остальное заполнил бы невнятным разговором, потому что изображать нечего - все должен достроить ум. И это было бы намного сексуальнее, чем просто постельная сцена». Тогда Джаред посчитал его сумасшедшим. Но СЕЙЧАС он вдруг вспомнил тот разговор и понял, как был прав тот «очередной» писатель.
Он сейчас слышал как бы со стороны свой голос. И это заводило его еще сильнее. Сводило с ума.


…ДЖенсен…что ты….делаешь….нет…нет…..не надо!...НЕТ!....Дженсен…пожалуйста…не надо, не надо……а………ааааааааааа…………..перестань…..ну я прошу……пожалуйста…..пожалуйстаааааааааааааа……………….я еще никогда…………….пожалуйста…………..аааааааааааа…………еще…………..еще……………….о………оооооооооооооооооо……………еще…………….
ДЖЕЕЕЕЕЕЕЕНННННННННСССССССССЕЕЕЕННН!!!!!!


После этого самого замечательного дня в его жизни, все пошло по-другому. Джаред понял, что значит выражение «жить полной жизнью». Он жил не полной, а переполненной, бурлящей, искрящейся жизнью. Дженсен приезжал каждый вечер и оставался на ночь.
То, что он вытворял с Джаредом, заставляло того краснеть даже при малейшем воспоминании об этом. Иногда Дженсен странно смотрел и говорил странные вещи. Но все это тонуло в нескончаемом потоке счастья.

«Так хорошо не может быть, это просто нереально», - постоянно думал Джаред. С трудом скрывая свои, теперь прямо противоположные чувства, Джаред едва сдерживался, чтобы на съемочной площадке не подбежать и не прижать к себе своего любимого на глазах у всех. Он ревновал Дженсена ко всем, от мальчишки-курьера до самого продюсера. Если Дженсен слишком много с кем-то разговаривал или слишком ослепительно кому-то улыбнулся, вечером Джаред демонстрировал смертельную обиду. Дженсен смеялся и начинал целовать обиженного во все доступные места, и тогда Джаред тоже смеялся и забывал обо всем на свете.
Совершенно неожиданно Джаред понял, что Дженсен – его вторая половина, как бы не банально это звучало. Вместе они были одно целое, без несовершенств ущербных половинок. Лишь подумав о Нем, Джаред ощущал такой прилив счастья, такого большого, и еще какого-то огромного чувства, названия которому не было ни в одном языке мира. Они теперь вместе сидели на берегу и смотрели на океан, и мир был удивительно гармоничным.

Однажды, когда они валялись на кровати и обнимались, Дженсен начал с Джаредом странный разговор:
- Знаешь, я хотел тебе кое-что сказать. Я немного не тот, кем кажусь.

- Ага, Дженни, на самом деле ты девушка. Я давно это понял, - смеясь, шептал ему Джаред.

- Серьезно, Джей, послушай меня. Может так сложиться, что тебе будут говорить про меня неприятные вещи. Ты не верь никому. Ты – единственное, что у меня есть. Ты - смысл моего существования. Помни это, - неожиданно серьезно произнес Дженсен.

У Джареда неприятно кольнуло в груди.

- О чем ты? Что это еще за «неприятные вещи»? Ты как-то странно говоришь….Как будто прощаешься.Ты хочешь меня бросить? - отчаянно прошептал Джаред. Ему показалось, что мир начал разваливаться на части.

- Ну что ты, Джей. Я просто так. Просто. Забудь, - прошептал Дженсен и крепко обнял Джареда.
Джаред вдруг с неожиданной ясностью понял – если Дженсена не будет рядом с ним, он просто умрет. Жить без него он не сможет. И не будет.


В этот день тоже шел сильный дождь. Снимали сцены погони в старом замке. Дженсен должен был спуститься из окна третьего этажа.
Актеру предлагали помощь каскадеров, но он отказался. Заболел оператор, вместо него основным был Джаред. Он с удовольствием ловил в объектив любимое лицо, пытаясь снять Дженсена как можно красивее.
Начали снимать одну из основных сцен, где Дженсен, уходя от преследователей, вылезает из окна на третьем этаже замка и убегает. Конструкция средневекового замка была воссоздана с реалистичной точностью.

- Начали, - крикнул режиссер.

Дженсен перелез через подоконник и повиснув на руках, начал спускаться с 15-ти метровой высоты. Дальнейшее Джаред видел как в замедленной съемке. Вот одна нога Дженсена не находит опоры и он повисает на двух руках. Вот его руки не выдерживают тяжести веса, и он падает. Падает на пол съемочной площадки. Джаред стоял и смотрел, как к Дженсену, лежащему на полу, сбегаются люди.

Ни о чем не думая, Джаред подошел и сел рядом с ним. Он потянул за руку своего Дженсена и произнес:
- Дженс, вставай. Ну хватит уже. Не смешно. Ну я прошу, вставай, ты уже всех напугал, может гордиться.

Дженсен лежал, не реагируя.

Джаред стал смеяться и снова потянул Дженсена на себя.
- Вставай, прошу тебя. Ну пожалуйста. Ты хороший актер, хватит изображать мертвого.

- Джаред, мой мальчик, отойди, пожалуйста, - раздался рядом голос Майерсона.

Джаред прижал к себе Дженсена и отталкивал руки, которые пытались отобрать Его.

- Не трогайте его!!! Не смейте! - умоляюще просил Джаред. - Он сейчас встанет, он просто устал…отойдите все… Не трогайте, - Джаред уже кричал во весь голос и бил по чужим рукам, которые со всех сторон лезли и оттаскивали его от Дженсена.

***
- Он в шоке, - услышал Джаред и подумал: «Про кого это говорят? Дженсен в шоке?».

Чужим рукам, наконец, удалось оттащить Джареда в сторону, он сопротивлялся и пытался вернуться назад, чтобы растормошить Дженсена и уговорить его уже не притворяться и встать, потому что больше уже не смешно.

- Дженс! Вставай! Ну, хватит! Я люблю тебя! Ну, вставай, идем отсюда! - как заведенный, кричал и кричал Джаред.

А кто-то зачем-то уже накрыл Дженсена белой простыней, откуда-то появились люди в белых халатах с носилками, слышался чей-то плач. Джаред с удивлением увидел, что его крепко держит Майерсон.

- Успокойся, сынок. Так бывает. Несчастный случай, - голос продюсера ощутимо дрожал.

- Какой несчастный случай? С кем? - удивленно спросил Джаред.

- С нашим Дженсеном, сынок. Такой молодой! Как жалко.

Джаред не понимал, что говорит Майерсон. При чем здесь несчастный случай? Просто Дженсен пошутил и решил посмеяться над всеми, разыграть падение с высоты. Сейчас он встанет, и все будет как раньше. Вдруг он ощутил легкий укол в плечо. Перед глазами все расплылось, и Джаред провалился в спасительную темноту.



Глава 6

Джаред открыл глаза и увидел белый потолок. Голова была легкой и пустой, как воздушный шарик. Он смотрел и смотрел на это белое полотно, пытаясь вспомнить что-то очень важное. Не смог. Вздохнув, Джаред закрыл глаза. В голове не было ни одной мысли. Он просто лежал и слушал свое дыхание. Услышав звук открывающейся двери, Джаред даже не повернул головы. Кто-то подошел к нему и опустил руку на лоб. Было все равно. Ни приятно, ни противно – все равно.

- Сынок, - мягко и нежно прозвучал голос отца, - как ты? Как себя чувствуешь?

- Папа? Почему я здесь? Где я? - через силу проговорил Джаред. Сил и желания разговаривать с кем-либо отсутствовало совершенно.

- Все хорошо, ты в больнице. Тебе здесь помогут, - Джареду показалось, что отец произнес это каким-то странным голосом.

Он открыл глаза и посмотрел на Падалеки-старшего.
- А почему я в больнице? Я, что, заболел? - Джаред вдруг почувствовал приближение какого-то странного чувства. Оно, как поезд в метро, сначала посветило отдаленным светом, потом стало подкатывать медленно, но неизбежно, как железный таран.
- Почему я в больнице? - крикнул он и дернулся всем телом.
Тут до Джареда дошло, что он лежит на кровати, привязанный ремнями за руки и ноги. Он дернулся еще сильнее, так, что тело выгнулось над кроватью дугой.

- Где я? Что случилось? - кричал изо всех сил Джаред, чувствуя, что все очень плохо. Очень плохо. Но не мог вспомнить, что случилось. Паника и ужас накатили с такой силой, что он начал кричать, просто кричать, чтобы хоть как-то заглушить темный ужас, который рождался где-то в районе солнечного сплетения и расползался по всему телу, затопляя мозг и не оставляя там ничего, выжигая все черным пламенем.

- Сынок, прошу тебя, успокойся, успокойся, все хорошо, с тобой все в порядке, - отец начал лихорадочно гладить сына по щекам, волосам, по рукам, шепча и успокаивая. Джаред метался на кровати и кричал.

Дверь распахнулась, и в палату вбежала медсестра, неся в одной руке лоток со шприцем. Она быстро и профессионально набрала в шприц лекарство и подошла к кровати. «Отойдите, сэр, уберите руки, я прошу вас», - громким и механическим голосом почти приказала она Джеральду Падалеки. Задрав рукав футболки Джареда, она точным и сильным движением резко всадила иглу в предплечье.

Через несколько секунд Джаред обмяк и успокоился, уставившись стеклянными глазами в потолок.

- С ним все будет хорошо, скоро шок пройдет, и ваш сын будет как новенький, - укрыв Джареда одеялом до подбородка, медсестра повернулась к мужчине и слегка дотронулась рукой до него, как бы успокаивая.

Джеральд некоторое время смотрел на сына, лежащего неподвижно. Потом кивнул и быстро вышел из комнаты.

«У богатых свои причуды», - неприязненно посмотрев ему вслед, подумала медсестра. Она работала в этой клинике для душевнобольных уже 10 лет, и ничто не могло ее удивить. Даже то, как в течение двух недель пребывания здесь этот молодой, красивый парень никого из близких не узнавал, в первые дни пытался покончить с собой, а по ночам кричал так отчаянно и ужасно, будто его рвали на части. «Наркоман, наверное. Или сбесившийся от денег своего папаши сыночек», - медсестра презрительно поморщилась, положила шприц в лоток и вышла.

Джареду снился сон. Он шел сквозь черный туман и пытался найти кого-то. Отыскать в этой беспросветной мгле. Вокруг творилось невообразимое. Время и пространство, словно взбесившись, вставали на дыбы. Все вокруг пульсировало, сжималось и растягивалось, разрываясь на атомы и собираясь вновь в причудливые, уродливые, неподвластные осознанию человеческого мозга фигуры. Звуки, раздававшиеся вокруг, разрывали слух. Он должен был найти его. Но не мог вспомнить, кого. Но это было очень и очень важно – найти. От этого зависело само существование вообще всего. Всего. О том, что, возможно, отыскать не удастся, Джаред старался не думать, и снова брел вперед по этому рваному и страшному миру.



Джаред открыл глаза и увидел белый потолок. Потолок был знакомым и нестрашным. На него было приятно смотреть.

Услышав рядом тихое «сынок», Джаред повернул голову и увидел отца, сидящего в кресле возле кровати.

- Папа! Я так рад, что ты здесь! - улыбнулся ему Джаред, - мне нужно тебе кое-что сказать. Помнишь Дженсена? Так вот, так получилось, мы с ним решили жить вместе. Почему ты так смотришь? Я уже все решил, и не надо меня осуждать и отговаривать. - Джаред устало вздохнул и закрыл глаза.

«Началось, - подумал он, - сейчас будет читать нотации….надоело…ну давай, начинай, Джеральд….лишу наследства, мой сын гей, ….ну давай, давай». Но в палате не раздавалось ни звука.

Джаред открыл глаза и удивленно посмотрел на отца:
- И ты ничего не скажешь? Про ориентацию и неоправданные надежды и все-такое, бла-бла-бла…? Отец? Почему ты так на меня смотришь? - Джаред вдруг почувствовал неприятный холодок в груди.

- Сынок, - проговорил Джеральд тихо и спокойно, - неужели ты ничего не помнишь?

- Что я должен помнить? Как попал сюда? Нет, не помню. И не понимаю, почему я до сих пор связан. Я, что, псих ненормальный? - раздраженно ответил Джаред. Он вдруг разозлился, посмотрел на отца ненавистным взглядом и хотел добавить еще что-то резкое, но осекся…
Отец смотрел на него с такой болью и тоской, что стало не по себе.

- Папа, что случилось? - у Джареда вдруг часто-часто застучало сердце и похолодели руки. Джеральд отвел взгляд и по-прежнему молчал. -Папа!Что!Случилось!Со мной! - крикнул Джаред, уже не в состоянии справиться в паникой.

- Сынок, ты помнишь, что недавно случилось у вас на киностудии во время съемки фильма? - тихо спросил отец.

У Джареда в голове заметались какие-то бессвязные и бестолковые мысли.

Съемки….казино…камеры……свет….много света……народ…..люди бегут и кричат что-то…..откуда-то бежит Майерсон с перекошенным от страха лицом….Люди….они заслоняют собой что-то….что-то на полу…крики….. Джаред зажмурился и попытался вспомнить, связать воедино эти отрывочные картинки, но они рассыпались, утекали, как песок сквозь пальцы.
«Что-то случилось на съемках, да? Я не могу вспомнить…. странно, я же снимал, должно быть…. не могу…. что-то такое… .кто-то лежит на полу павильона… вокруг люди….», - бормотал Джаред. Его не оставляло странное чувство, что он забыл о чем-то очень важном. Вдруг Джаред понял – ему нужно вспомнить, кто лежал на полу и почему кричали и суетились возле того лежащего люди. Но мысли отказывались слушаться, сменяясь, как в калейдоскопе, складываясь друг с другом в причудливые, неправдоподобные узоры.

Джаред со стоном помотал головой:
- Я устал, я ничего не хочу. Оставь меня одного.

- Ладно, милый, просто отдохни, - вздохнул Джеральд и встал, - просто поспи, я не буду тебе мешать. Он направился к двери, но вопрос сына, прозвучавший ему вслед, заставил мужчину остановиться так резко, будто он налетел на стену.

- Папа, позови ко мне Дженсена, пожалуйста. Мне надо ему кое-что сказать.

Джеральд побледнел так, что цвет его лица стал похож на белый лист бумаги. Стараясь взять себя в руки, он медленно повернулся к сыну. Джаред приподнял голову, облокотился на локти, насколько позволяли привязанные к кровати запястья и смотрел на отца умоляющим и просящим взглядом.

- Папа, пожалуйста, не надо меня осуждать. Да, я люблю мужчину, ну и что? Просто позови Дженсена. Ему, что, не разрешают войти? Почему его не пускают сюда? - в голосе Джареда послышались истерические нотки.

Джеральд смотрел на сына и не знал, что делать:

- Сынок, послушай… тут такое дело…в общем….. как бы тебе сказать… - бормотал он, отступая к двери.

- Где мой Дженсен? Немедленно позови его сюда! Ненавижу тебя! Где Дженсееееееееееееннннннннннн?????????? - Джаред стал дергаться и кричать, кричать так, что у Джеральда защемило сердце, и волна отчаяния и собственного бессилия захлестнули с головой.

Он выбежал в коридор, испуганно озираясь в поисках врача, но навстречу уже бежал доктор Ричардсон. Крики Джареда переполошили все отделение.

- Успокойтесь, мистер Падалеки, сейчас мы все наладим, останьтесь здесь, - Джон Ричардсон ободряюще похлопал Джеральда по спине и открыл дверь в палату.

Джаред лежал на кровати и хрипло дышал, как после быстрой пробежки. Ричардсон подошел к парню:

- Что случилось, Джаред? Почему ты кричишь?

- Где Дженсен? Почему вы его не пускаете ко мне? Я Мне будет намного лучше, если он придет! Я умоляю вас, доктор! - шептал Джаред дрожащими губами, и по его щеке катились слезы.

Ричардсон понял, что сейчас нужно просто сказать правду, резко и сразу. Просто правду.

- Джаред, разве ты не помнишь? Дженсен погиб на съемках фильма. Он упал с высоты во время сцены погони. Ты ведь был на его похоронах две недели назад.


Джеральд сидел на скамье возле палаты сына и прислушивался. За дверью была тишина. «Наверное, Ричардсон сейчас в очередной раз пытается что-нибудь придумать, что-нибудь солгать, как всегда.
Бедный сын, что же делать, как сказать ему….», - Джеральд не успел подумать дальше, потому что привычный размеренный гул больницы разрезал острым ножом отчаянный, полный ужаса и боли крик его сына.

НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТТТТТТТТТ!!!!!!!!!!!!!ОН ЖИВ!!!!!!!!НЕ СМЕЙТЕ!!!!!!!!!!УБИРАЙТЕСЬ!!!!!!!!

В глазах Джеральда помутилось, в груди вдруг резко закололо, и он начал оседать на пол. А вокруг, заполняя собой все пространство, бился отчаянный голос его сына. Сына, который не мог смириться с потерей. Первой в своей жизни ужасной потерей.

***
Джаред открыл глаза и увидел белый потолок. Ему вчера сказали, что Дженсен погиб. Они специально, Джаред, знал это, хотели его разлучить с Дженсеном, поэтому придумали весь этот цирк с больницей и гибелью ЕГО. Конечно, Джен жив, просто его надо найти. Джаред улыбнулся. Пусть они думают, что он им поверил. Надо убедить их в этом. Джаред сможет убедить. Ему во что бы то ни стало нужно выбраться из этой душегубки и найти ЕГО. ОН ждет, очень ждет. ОН тоскует без своего Джареда. Очень сильно. Нельзя оставлять ЕГО одного надолго. ОН будет страдать от этого. Ведь ОН не может долго без Джареда, и Джаред не может долго без НЕГО. Они любят друг друга. И Джаред выберется отсюда и найдет ЕГО. Очень скоро. «Дженсен», - улыбаясь, умиротворенно подумал Джаред, - «любовь моя, мой смысл. Я уже иду к тебе».

***
Сколько он себя помнил, он всегда кого-то искал. Этот поиск стал смыслом его серой, ужасной жизни. Он знал – как только найдет, все изменится. Поиски подходили к концу, он это чувствовал. Когда ему показали работы одного местного фотографа, внутри что-то дрогнуло. «Есть фотография самого фотографа?», - спросил он. «Да, мистер Эклз, пожалуйста». Едва взглянув на фото, он сразу понял – поиск закончен. И сразу вспомнил, кто ОН и зачем ОН здесь. Когда ОН вспомнил, Дженсена Эклза больше не существовало.


ОН метался и бушевал. И все существующее в пределах его мира пряталось в самые темные и укромные места. ОН был так близок к цели! И это жалкое человеческое тело его подвело! Быть так близко и так ужасно все провалить! ОН метал громы и в ярости испепелил ближайшие планеты. В своей слепой ненависти ко всему он хотел было отправить эту галактику в черную дыру, но в клокочущей злобе его вдруг мелькнуло понимание: нельзя. Там ведь он. Его создание, его смысл. Вместо ярости его захлестнула волна боли и отчаяния. Снова тысячи лет поисков. Теперь, когда ОН был так близко. Оставалась крошечная надежда, что он найдет к НЕМУ дорогу сам. ОН верил. Это все, что ЕМУ оставалось.



Глава 7

- Привет, милый, - услышав голос Джулии, Джаред открыл глаза. Видеть белый потолок больше не было сил. Но он смотрел. По крайней мере, белый цвет не приносил никаких эмоций.

- Как ты? - девушка подошла и нежно погладила юношу по голове.

- Я скоро выписываюсь, знаешь? - прошептал Джаред.

- Не рано? - сказала Джулия, но столкнувшись со злым взглядом Джареда, проговорила: -То есть, я хотела сказать - ты на самом деле в порядке? После случившегося….».

- А что случилось, Джул? - с улыбкой спросил Джаред.

Джулия с испугом посмотрела на него и вымолвила через силу:
- Ну…с Дженсеном твоим…ведь это так ужасно…мне так жаль….но ты такой молодой и красивый, ты должен жить дальше!

Джаред молча смотрел на нее.

- Джаред, милый, так уж случилось, мы все поможем тебе справиться с этой потерей, ты только поправляйся, - ласково говорила девушка.

- Джулия, я не понимаю, о чем ты говоришь. Дженсен ждет меня, как только я отсюда выйду, я сразу пойду к нему, - четко и ясно сказал Джаред.

Джулия потрясенно смотрела на парня. Стараясь не разозлить его, она произнесла:
- Джаред, что ты говоришь? Как это он тебя ждет? Ты же не собираешься снова совершить самоубийство? Джаред, я прошу, перестань, мне страшно!

Джаред закрыл глаза.

«Проговорился, идиот. Надо ведь должен изображать из себя потерянного и грустного любовника после якобы гибели его Дженсена. Так, надо убедить Джулию, что он просто пошутил. И не только ее. Иначе он не выйдет отсюда. А выйти нужно как можно быстрее. Ведь ОН его ждет».
Джаред посмотрел на Джулию и грустно улыбнулся:
- Джули, я, наверное, не так выразился. Я, конечно, не собираюсь делать ничего плохого. Просто надо сходить на кладбище, посмотреть, как там все организовали, - последние слова дались ему с трудом, но Джаред заставил себя их произнести.

Надо, чтобы все поверили. И он заставит их поверить. Идиоты, они думают, что Дженсен умер. Какие же идиоты!



Джареду каждую ночь стал сниться один и тот же сон. Он идет по какой-то местности, незнакомой и странной, как в фантастических фильмах. Вокруг все непонятное и страшное. Но, прежде чем Джареда накрывает волна ужаса, рядом появляется Дженсен. Он идет рядом, и Джареду больше не страшно. Он счастлив. Они просто идут, но постепенно фигура Дженсена начинает расплываться, дрожать, как компьютерная голограмма. Джаред ощущает рядом лишь присутствие Дженсена.

- Как мне тебя найти? - умоляюще говорит Джаред. Дженсен снова начинает быть собой. Он ничего не говорит, просто улыбается, печально и грустно.
- Дженсен, как мне прийти к тебе, пожалуйста, скажи! - все повторяет и повторяет Джаред. Когда Дженсен начинает что-то говорить, сон обрывается. И так всегда. Джаред изо дня в день пытается не проснуться, услышать, что же ему говорит Дженсен, но кто-то как будто специально вытаскивает его из спасительной темноты.
Джаред каждый раз просыпается в отчаянии, надеясь, что когда-нибудь сможет досмотреть этот сон до конца.



Следующую неделю Джаред тщательно следил за своим поведением и за своими словами. Он изображал печаль, грусть, понимание, благодарил друзей, отца за соболезнование, хотя внутри ненавидел всех. Но, когда доктор Ричардсон предложил ему отправиться домой, Джаред ликовал. Он победил! Теперь осталось совсем чуть-чуть – найти ЕГО. Это очень просто. Джаред с этим справится.

Как хорошо просто сидеть на берегу и смотреть на океан! Мысли разбегались, он не мог сосредоточиться. Вдруг начала подбираться паника. «Так, все нормально. Нужно понять, что сделать сначала», - Джаред попытался взять себя в руки. В голове начала крутиться мысль, что он сошел с ума, что Дженсен действительно умер.

«НЕЕЕТТ!!!Нет. Нельзя об этом думать. Надо найти способ поговорить с ним».

***
На следующее утро его осенило: нужно сходить к экстрасенсам. Ведь могут же эти черные маги провести спиритический сеанс? Могут, конечно.
Так, что там обычно берут с собой в таких случаях? Деньги, конечно. В первую очередь. И…наверное, фотографию тоже.

«Фото, фото», - растерянно оглянувшись, Джаред соображал, где можно выискать ЕГО фотографию.
Взгляд наткнулся на кучу журналов возле кровати.

«Там точно должно быть», - он судорожно листал глянцевые страницы в поисках статьи с Дженсеном, которую читал вчера ночью. Статья нашлась в самом последнем журнале. С фотографии Дженсен смотрел ему прямо в душу.
Выдрав фото из журнала, стараясь при этом не особо ее разглядывать, чтобы не сойти с ума, Джаред аккуратно сложил ее и убрал в карман куртки. Теперь, собственно, нужно найти этих самых экстрасенсов. Google выдал несколько тысяч страниц. Тщательно изучив идущие в авангарде предложения, Джаред выписал их в блокнот. За довольно внушительные суммы маги и шаманы предлагали все: от приворота любимого до поднятия кундалини.
«Как раз приворот мне сейчас и не особо нужен. Скорее, отворот», - мрачно шутил про себя Джаред, - «удивительно, у меня сохранилось чувство юмора».
Стараясь не особо задумываться над тем, чем он собирается заниматься в ближайшее время (какая-то часть его мозга постоянно твердила, что он действительно сумасшедший), Джаред вышел из бунгало, сел в машину и резко рванул с места.

К вечеру, вернувшись домой, Джаред бессильно упал на кровать. Перед глазами крутился хоровод из хрустальных шаров, синих штор со звездами, пирамидок и гадальных карт. За весь день он потратил кучу денег. И времени. Денег было не жаль, а вот время – очень. Он наслушался такой чепухи, что голова под конец просто отказывалась воспринимать любую информацию. И все зря. Никто не сказал правды. Хотя каждый из всех так называемых магов клятвенно твердил, что именно от него молодой человек сейчас услышит истину. Джаред слышал бред. Один особо нарядный (одетый в какую-то бардовую простыню и с чем-то вроде короны на голове) «заклинатель духов» даже выдал информацию, что сердце «детки» (деткой он все время называл Джареда) успокоится, когда он найдет «свою счастливую звезду». Что маг подразумевал под этим, Джаред уточнять не стал.
Подобным образом прошли две недели. Джаред знал все спиритические салоны уже, наверное, по всему побережью. Его счет в банке значительно уменьшился – экстрасенсы брали большую плату за свою необычную «телефонную» связь. Только «телефоны» эти всегда были испорченными. Везде и всюду сидели обычные шарлатаны, с помощью заунывной музыки и палочек для благовоний зарабатывающие себе на пропитание.

С каждым днем Джаред все больше впадал в отчаяние. Он чувствовал, что времени остается все меньше и меньше. О том, на что дали так мало времени, и почему у него было такое чувство, что он сильно и неотвратимо приближается к какому-то ужасному концу, Джаред старался особо не размышлять. Чтобы не потерять надежду. На встречу с НИМ.

В его сне, где они шли и шли вместе с Дженсеном куда-то, с каждым разом менялась местность. Сначала это была какая-то довольно светлая панорама, с каждым сном темнеющая и становящаяся все более зловещей. Дженсен больше не улыбался. Он смотрел и смотрел, так умоляюще и пронзительно, что, проснувшись, Джаред каждый раз плакал от бессилия. Он не знал, что еще сделать. Все чаще приходили мысли о самоубийстве. Казалось, что стоит взять в руки лезвие и посильнее провести по запястьям, как страдание и боль уйдут, и снова будет легко и хорошо. На поверхности реальности Джареда, как ни странно, удерживало совсем нереальное – этот повторяющийся каждую ночь сон.

Все остальное было, как в тумане – постоянно приезжающие Алекс и Джулия, отец, регулярно звонивший и несколько раз навещавший. Джеральд Падалеки из-за случившегося с сыном смог забыть свои обиды и теперь нежно и трепетно ухаживал за Джаредом. Джаред понимал – как бы ему ни хотелось кричать и просить всех оставить его в покое и не мешать в его поисках, он должен притворяться. Ради себя. Ради Дженсена. Он не должен все испортить. И Джаред очень убедительно играл свою роль – не зря его отец был продюсером. Джаред был уверен – за исполнение этого сценария ему вполне могли бы дать Оскара. Он не сомневался, что обманул всех.


Этой ночью приснился совсем другой сон. Джаред брел в темноте, а навстречу дул сильный, обжигающе ледяной ветер. В серой тьме метались неясные тени, раздавались звуки, и от мысли о том, каким существам они могли принадлежать, вставали дыбом волосы на затылке. Но Джаред знал, что должен идти вперед. И он шел, несмотря на ужас и страх. Внезапно он осознал, что идет по своему пляжу и увидел на песке белый листок.
Замирая от неожиданного счастья, Джаред схватил бумажку и, чувствуя, что его снова вытаскивает в реальность, изо всех сил заставил себя удержаться и посмотреть, что там написано: «Мэддисон авеню, 333». И проснулся.
В дверь настойчиво стучали. Посетило дежа-вю – вдруг вспомнилось, как Дженсен в тот прекрасный и сказочно волшебный вечер сам приехал к нему домой. От воспоминания на глаза навернулись слезы, но углубиться в свое отчаяние не давал грохот в наружную дверь.

«Да кто же это», - зверея, подумал Джаред и прежде, чем открыть, записал адрес из сна на листок.

На пороге стояли Алекс и Джулия, которые в последнее время все чаще приходили вместе. - "Наверное, уже встречаются", - вдруг пришла в голову мысль. Но Джареда сейчас это не волновало.

- Привет, милый, мы проезжали мимо и вот - решили тебя проведать, - проворковала Джулия, входя в дом.
Алекс молча кивнул и как-то странно посмотрел.

«Мы…проезжали…точно, уже, наверное, трахаются», - равнодушно подумал Джаред, удивляясь, что ему абсолютно все равно. Его бывшая девушка и друг, у которого он сам раньше постоянно уводил девушек, начали встречаться. Это «раньше» показалось таким далеким, словно Джаред жил уже тысячу лет.

- Джаред, у тебя ведь все в порядке, правда? - вдруг спросила девушка.

Не почувствовав подвоха, Джаред машинально кивнул и заметил, как Джулия переглянулась с Алексом.
«Странно, что еще они замышляют?», - Джаред вдруг напрягся, - «не сказал ли я чего-нибудь лишнего?». Он проанализировал свое последнее общение с новоявленной парой и успокоился. Он делал и говорил все, как нужно. Ни каких мыслей о самоубийстве, никаких воспоминаний, никаких утверждений, что Дженс его ждет и прочее. Он смирился, он в печали, но не более. Джаред не учел одного – друзья слишком хорошо его знали. И они не поверили.

- Джа, какого хрена ты врешь? - вдруг взорвался Алекс.

- О чем ты? - с улыбкой посмотрел на него парень.

- Да ты, блядь, как полоумный, месяц уже таскаешься по этим так называемым прорицателям. Какого хрена ты там ищешь? Сколько бабок ты уже им отвалил? - Алекс схватил Джереда за плечи и смотрел в глаза.

Сердце пропустило удар. Стараясь не выдать себя, Джаред как можно спокойнее ответил: - Алекс, ну чего ты? Ну я просто…просто… - он вдруг замолчал, не зная, что сказать.

- Вот именно, ты, блядь, точно спятил, - друг отпустил его и отвернулся к окну.

- Джаред, малыш, может, тебе вернуться в больницу? Ненадолго. Просто тебя подлечат. Ты, видно, немного устал, - Джулия старалась говорить спокойно и ласково, но было слышно, как дрожал ее голос.

Джаред почувствовал, как сердце холодеет от ужаса. «Нет, только не это, нужно что-то сказать….что-то правдивое…блядь…что же делать?», - металось в голове. Пытаясь выглядеть уверенно, он стал успокаивать так не вовремя разыгравшуюся подозрительность друзей.

- Да бросьте, я просто увлекся. Ну, гаданием там, предсказаниями, что такого? Мне нужно отвлечься….Просто отвлечься….А сейчас я устал. Прошу вас, оставьте меня одного, - собрав все силы в кулак, Джаред решительно смотрел на Алекса и Джулию. Те переглянулись.

- Хорошо, милый, но, если ты и дальше будешь таким непредсказуемы - я позвоню доктору Ричардсону, хорошо? - с этими словами Джулия поцеловала его в щеку, и молодые люди ушли.

Джаред глубоко вздохнул. Кажется, пронесло. Они за ним следили. Что ж, надо было предположить, зная хотя бы беспокойный нрав его дружка. Впредь нужно быть осторожнее. Листок! Где же он! Холодея от ужаса, что листок ему лишь приснился, Джаред вбежал в спальню и стал лихорадочно шарить по разбросанным простыням. Ничего не было. «НЕЕЕТТ!!», - мысленно застонал он. Но листок нашелся под подушкой.

Мэдиссон авеню, 333.

Что ж, поиски закончены. В этом Джаред не сомневался.



Глава 8

Джаред стоял возле трехэтажного дома под номером 333 на Мэдиссон-авеню. Совершенно невзрачное строение с лавкой сувениров на первом этаже. Не зная, с чего начать, Джаред нерешительно толкнул дверь магазинчика и вошел. Приятно прозвенел колокольчик, и на парня пахнуло резким запахом каких-то благовоний. Джаред огляделся - в полутьме помещения можно было разглядеть диковинные статуи разных форм и размеров.

- Эй, есть тут кто-нибудь? - громко спросил Джаред. Ответа не последовало. Поколебавшись, парень прошел вглубь лавки.

- Чего желаете, мистер? - неожиданно прозвучал над ухом низкий женский голос.

Джаред вздрогнул и обернулся: перед ним стояла высокая худощавая негритянка в длинном черном платье. Ее вьющиеся волосы были повязаны черной лентой.

Джаред вздохнул и сказал:

- Я думаю, вы можете мне помочь.

Совершенно не удивившись, женщина поманила его за собой. Идя за ней в глубину темного помещения, Джаред пытался сформулировать вопрос, который нужно было задать женщине. Мысли ускользали, и он попытался успокоиться и сосредоточиться. Негритянка привела Джареда в обычную комнатку со светлыми шторами и круглым столом, накрытым белой скатертью.
Джаред удивленно огляделся и столкнулся с насмешливым взглядом хозяйки:
- Удивлен? Ожидал увидеть черепа и свечи?

Парень смущенно улыбнулся:
- Ну что вы….Просто привык, что у всех экстрасенсов немного другая обстановка.

- А с чего ты решил, что я им являюсь? И еще – дар прорицания и обстановка никак не связаны между собой. Настоящий маг не нуждается в мишуре, - произнесла женщина.

- Вы извините меня. Я не хотел сказать лишнего. Просто вы - моя последняя надежда, - совершенно теряясь, сказал Джаред.

- Я так понимаю, тебе нужно, чтобы я вошла в контакт с каким-то близким тебе человеком, которого нет в живых?

Джаред поразился ее проницательности и произнес:
- Немного неверно – человек этот жив, просто я не знаю, как его найти.

- Давай фотографию, - женщина протянула руку. Джаред поспешно вынул из кармана листок бумаги с фотографией Дженсена.

Негритянка развернула листок и посмотрела на фото, на лице ее промелькнул ужас.

- Забудь об этом, мальчик. Забудь, как страшный сон, - она резким движением порвала листок и просила на пол.

Джаред изумленно смотрел на нее:
- Какого хрена вы делаете? Я не нуждаюсь в советах. Просто помогите мне его найти!

Прорицательница смотрела на него с жалостью:
- Ты не понимаешь, с кем ты связался, мальчик. Я удивляюсь, как ты жив до сих пор. Живи дальше и забудь об этом…..существе…то есть человеке.

Джаред с мольбой в голосе произнес:
- Объясните, мэм, что это все значит?

Женщина помотала головой в отрицательном жесте:
- Уходи. И, еще раз повторяю, забудь про этого человека. Он…как бы это сказать….не совсем человек, вернее, совсем не человек. И перестань искать встречи с ним. Это невозможно.

Но Джаред не собирался быстро сдаваться. На этот адрес указал ему Дженсен, Джаред даже не сомневался. А, значит, он выпытает все у этой чертовой куклы.

- Просто расскажите мне все. И я уйду. А если нет – я буду стоять здесь, и вы не сдвинете меня с места, пока я не узнаю, что за хрень вы мне тут наговорили, -Джаред смотрел на негритянку решительным взглядом.

Она вздохнула и произнесла:
- Ладно, я тебя предупреждала. Дело твое. Слушай. Я скажу, что вижу по этой фотографии. Этот твой парень – он не человек. Вернее, тело, конечно, человеческое. Но на самом деле это лишь маскарадный костюм для…..одной сущности. Я до сих пор не понимаю, как ОН мог оказаться в нашем мире. Такие, как ОН, не имеют выхода сюда. Это очень древний демон, вернее, темный бог. Легенды про НЕГО почти не дошли до нас, культ этого божества практиковался несколько тысячелетий назад, у народов, про которые сейчас практически ничего не известно. Один средневековый маг в свое время пытался найти следы ЕГО храмов, они стояли где-то в районах Океании. Но сам сгинул в тех местах. Упоминание о НЕМ можно найти в Книге Мертвых. Что ОН делал здесь в человеческом теле, мне непонятно. Расскажи, как ты встретил его.

Джаред, слушавший женщину, затаив дыхание, тяжело вздохнул и рассказал ей про отрезок своей жизни с Дженсеном. Она слушала, хмурясь все больше и больше.

- Ты в большой опасности, мальчик, - тихо произнесла прорицательница и посмотрела на Джареда, - по-моему, ОН хочет утащить тебя в свой мир. Этого не должно случиться. В своем сне, где ты постоянно видишь его, ты должен сказать этому существу, что не пойдешь с ним. Иначе ОН не остановится, и ты погибнешь.

Джаред с изумлением смотрел на женщину:
- Я только и жду, чтобы быть с НИМ. И мне наплевать, кто он. Я его люблю, без него я уже погиб. Как мне с ним соединиться, скажите, прошу. Я не остановлюсь. Вы же знаете, ОН сам мне подсказал прийти сюда.
Негритянка с ужасом смотрела на парня:
- Мальчик мой, ты не знаешь, чего просишь. Из той вселенной нет возврата, и твоя душа навсегда, слышишь, навечно, будет заключена в плен у этого демона. Ты просто не понимаешь. Оставь эту затею.

Юноша с упрямством повторил:
- Скажите способ, как мне уйти к нему. Остальное не ваше дело. Я заплачу, сколько угодно.

Женщина долго смотрела на него и сказала:
- Верного способа я не знаю, это тебе не билет на самолет. Но можно кое-что попробовать. Есть одно снадобье, которое на несколько мгновений вынесет тебя в ЕГО мир. Там ты должен будешь воззвать к НЕМУ. И если ОН услышит – вы встретитесь. Но, помни, Джаред! Если ОН не услышит тебя – твоя душа навеки застрянет между мирами, и никто, слышишь, никто не сможет тебя спасти. Ты понимаешь, чем ты рискуешь?

Джаред поспешно кивал головой и говорил:
- Да-да, конечно. Давайте свое лекарство, я вам так благодарен.

По лицу парня разливалась счастливая улыбка. С момента расставания с НИМ Джаред еще никогда не был так счастлив. Увидеть ЕГО! В том, что Дженсен (или уже не совсем Дженсен) сможет услышать его, Джаред даже не сомневался.

***
Подходя к своему дому, Джаред сжимал в кармане пакетик. Он успел рассмотреть его содержимое – в холщовом мешочке лежал черный порошок с приятным незнакомым запахом. Сердце счастливо билось, оставалось только дождаться нужного часа и …..
Возле бунгало стояла машина Алекса.
«Как не вовремя!», - Джаред натянул на лицо тоскливое выражение, пытаясь спрятать счастливую глупую улыбку.
Войдя в дом, он увидел Алекса и своего отца. Они растерянно смотрели на Джареда.

- Что случилось? Почему вы зд… - договорить ему не дли руки, схватившие Джареда с двух сторон. Юноша увидел двух громил в костюмах, работавших на его отца.

- В чем дело, папа? - со злостью крикнул Джаред, - что ты задумал?

- Сынок, я хочу, как лучше. Просто доверься мне, - на лице отца Джаред прочитал жалость и печаль. «Какого хрена прои…. - юноша почувствовал укол в предплечье. С ужасом понимая, что все пропало, Джаред попытался крикнуть отцу, что ненавидит его, и начал проваливаться в темноту.


***
Джаред открыл глаза и огляделся.
«Неттт!», - простонал он. Снова больница!

Поспешно оглядевшись в поисках своей одежды, Джаред ничего не обнаружил. Его резанула мысль, что мешочек с волшебным порошком остался в джинсах.
«Надо попросить одежду. Сказать, что просто хочу погулять. Они должны поверить», - Джаред судорожно сжимал и разжимал кулаки, пытаясь взять себя в руки.
Через некоторое время дверь открылась, и в комнату вошли медсестра и уже знакомый доктор Ричардсон. Он кивнул Джареду и спросил:

- Здравствуй, Джаред. Ты знаешь, почему ты здесь?

Пытаясь сдержаться, чтобы не выкрикнуть оскорбления в адрес ненавистного доктора, еще более ненавистного отца, больницы и всего мира, юноша тихо ответил:
- Я болен? Я что-то сделал не так?

Доктор внимательно посмотрел на него и ответил:
- Ты ведь все время обманывал меня, так? Ты не веришь, что твой друг погиб. Но теперь ты меня больше не обманешь. Джаред, ты болен, понимаешь? У тебя галлюцинации, видения. Но ты должен захотеть выздороветь, помочь мне вылечить тебя. Что ты помнишь за последнее время?

Джаред вздохнул и сказал:
- За какое именно время? Ну…после того, как меня выписали, я жил один, ходил там ко всяким людям…занимающимися гаданием…ну и что такого? Зачем было опять меня сюда запихивать? Каждый человек может ходить к экстрасенсам!

Ричардсон внимательно смотрел на парня:
- Джаред, слушай меня. Ты здесь уже два месяца и тебя никто не выписывал. Ты все время был здесь. Последние десять дней ты был в невменяемом состоянии. Сейчас ты очнулся. Я хочу, чтобы ты понял – тебе здесь помогут. Просто доверься мне.

Джаред потрясенно смотрел на доктора:
- Что значит, не выписывали? Меня же только вчера снова привезли! Вы врете мне! Я ненавижу вас! Вы врете мне! ВРЕТЕЕЕ!!!!!!!!!!!, - он кричал и пытался встать с кровати.
В дверь уже вбегали санитары.

- Ненавижу!!! Отдайте мою одежду! - Джаред стал просить уже умоляюще, - доктор, просто дайте мне мои джинсы и все. И я сразу вылечусь. Просто дайте их.

Санитары привязали руки и ноги парня к кровати. Доктор погладил Джареда по голове и сказал:
- Тебя привезли сюда прямо с похорон в припадке. И ты был в костюме.

После ухода Ричардсона Джаред лежал и смотрел в потолок. Потом он улыбнулся.



***
Небольшие проблемы, Дженсен. Я немного задерживаюсь. Но лишь немного. Скоро я приду. Ты ведь ждешь меня?


Снов больше не было. Просто темнота. Джаред сначала переживал, но потом понял – Дженсен все сказал ему и теперь просто ждет его. Надо во что бы то ни стало добраться до дома. Там, в джинсах, лежал его пропуск к любимому и самому важному человеку. Что бы там эта ведьма не говорила про его Дженсена. Демон? Темный бог? Да кто угодно. Джаред чувствовал, что скоро все будет кончено.

В течение следующих трех дней Джаред уговаривал доктора Ричардсона разрешить ему сходить в свое бунгало и взять там кое-какие вещи.
Ричардсон сначала был неумолим, но потом сдался:
- Ты ведь будешь хорошо себя вести, Джаред? Не натворишь дел?

Джаред преданно закивал головой:
- Я только возьму кое-какие книги и все. Я буду прилежным пациентом, доктор.

После обеда Джаред в сопровождении двух санитаров клиники и собственно доктором Ричардсоном отправились в дом к парню.

Войдя в знакомые стены, Джаред с трудом подавил в себе воспоминания. Он оглянулся – санитары пристально наблюдали за ним, а доктор с интересом рассматривал фотографии на стенах:
- Это твои работы Джаред?
- Да, баловался раньше, - Джаред судорожно соображал, как остаться одному и совершить ритуал.

- Доктор, не возражаете, если я ненадолго побуду один в своей спальне? Не беспокойтесь, там нет выхода на улицу, я не убегу. Просто надо побыть одному, кое-что найти, - Джаред старался говорить невозмутимым и спокойным голосом.

Ричардсон внимательно посмотрел на парня, словно пытаясь заглянуть в его мысли:
- Ладно, мальчик. Только 5 минут. И без глупостей. Иди, собирай свои вещи.

Джаред кинулся в комнату. Захлопнув дверь, он начал рыться в вещах. Пакета не было ни в одних джинсах. Змеей начала подкрадываться мысль, что все ему приснилось – и Мэдиссон-авеню, и негритянка-прорицатель.
Джаред махнул головой, отгоняя неприятные мысли. «Не может быть. Я ведь прекрасно помню, что был там», - в отчаянии он сжал голову руками. Тут его взгляд упал на кусочек джинсовой ткани, выглядывающей из-под кровати. Хватая руками штанины, Джаред засунул руку в карман, и, замирая от ужаса, что и там ничего нет, нащупал холщовый мешочек. Высыпав содержимое мешочка в пустой стакан из-под виски, стоявший на прикроватном столике, с трясущимися от радости руками, Джаред огляделся в поисках чего-нибудь острого.
Ни ножа, ни лезвия. «Блядь, не может быть! В миллиметре от завершения дела! Надо же так лохануться!!!», - застонал парень, а снаружи уже слышался голос доктора, велевший поторопиться.

- Уже иду! - крикнул Джаред и заметался. Черный порошок нужно было смешать со своей кровью и выпить. Джаред увидел на журнальном столе нож для вскрытия писем.
«Отлично», - он схватил нож и резанул по венам на левой руке. От вспыхнувшей боли юноша застонал. Подставив стакан к ране, Джаред стряхивал стекающие капли на порошок. Тот вдруг задымился и вспенился. Джаред понял, что пора.

В этот момент дверь распахнулась, и в комнату вошел Ричардсон. Он оцепенело замер, увидев своего пациента с окровавленным ножом в окровавленной руке и с каким-то стаканом в другой.
- Джаред, положи нож, - тихо произнес доктор, постепенно приближаясь к парню.

- Доктор, не подходите! А то я всажу его себе в шею! - быстро сообразив, Джаред приставил оружие к своему горлу.

Ричардсон замер и вытянул вперед руки в успокаивающем жесте:
- Спокойно, Джаред. Что ты делаешь? Пытаешься убить себя? Но зачем?

В комнату вбежали санитары, но застыли, остановленные жестом доктора:
- Стойте. Не подходите. У него снова приступ.

Джаред медленно пятился назад. Он хотел выпить содержимое стакана, но боялся, что отвлечется и будет схвачен санитарами.

Не убирая ножа от горла, Джаред произнес:
- Спокойно, доктор. Я просто хочу пить. Дайте мне выпить это, и мы пойдем отсюда.

- Джаред, что это за жидкость? - доктор изо всех сил старался быть спокойным.

Джаред улыбнулся:
- Это мой эликсир жизни!

Резким движением Джаред опрокинул стакан в себя, но в это время к нему уже рванулись санитары и Ричардсон, сумевший выбить из рук злополучный стакан. Содрогаясь от отчаяния, что все пропало, Джаред почувствовал странный вкус на своем языке.

«Этого не достаточно», - с ужасом подумал юноша. Но вдруг комната начала вращаться, лица мучителей слились в одно бесцветное пятно, и Джаред провалился в спасительную темноту. На краю сознания он еще слышал отчаянный крик доктора Ричардсона.


***
Вокруг все рвалось на части и пульсировало. В странном хороводе кружились причудливые тени, сужая круг все теснее. Джареда сбивал с ног холодный ветер, пронзительный и сильный. Страшные создания орали и кричали, выплясывая вокруг странного существа свой смертельный танец. Джаред вспомнил, что должен позвать ЕГО. И он закричал изо всех сил, но не услышал своего голоса. Хоровод смерти все ближе и ближе. Он кричал так, что останавливалось сердце и разрывались легкие. Ничего.
«Если ОН тебя не услышит, ты застрянешь между двумя мирами навечно. И никто не сможет тебе помочь», - пронеслись внутри слова прорицательницы.
Собрав последние силы, Джаред прошептал: «Дженсен, любимый, я здесь. Ты слышишь меня?».
Когда страшные тени стали совсем близко, он закрыл глаза. Вдруг все стихло.


Он открыл глаза и огляделся. Сверху падал белый снег, сверкающий в лучах горевших фонарей. Продолжая их неясный свет, на небе светилась странная голубая планета. Джаред увидел, что стоит на небольшой площадке, окруженной фонарями, а вокруг чернеют тени деревьев. Это был как будто какой-то парк. Или сад. Дорожка, сверкавшая от снега и странного голубого света, уводила вдаль. Чувствуя спокойствие и умиротворенность, Джаред стал ждать. Вдалеке появилась фигура. Она все приближалась. И еще до того, как человек вышел из тени на свет, Джаред знал, КТО это. Дженсен подошел к нему. Не в силах выдержать его нежный и грустный взгляд, боясь, что все сейчас исчезнет, Джаред упал на колени и прижался к любимому. Он плакал навзрыд, чувствуя, что Дженсен опустился на колени рядом с ним и крепко обнимает его, и шепчет совершенно невозможное: «Мой Джаред. Ты меня нашел. Ты смог. Я так счастлив. Я никуда больше тебя не отпущу. Мы вместе навсегда. Джаред, любовь моя».



Глава 9

Джеральд Падалеки и доктор Ричардсон стояли у кровати Джареда и смотрели на лежащего парня.

- Он так похудел, - Джеральд глади сына по щекам, а него самого по лицу текли слезы, - когда он последний раз приходил в себя?

- Несколько дней назад, - ответил Ричардсон, - он все просил какую-то одежду, что-то говорил про какое-то лекарство, про какую-то женщину. Был в сознании всего минут 10, а потом опять приступ. Теперь вот опять в беспамятстве.

- Знаете, что странно, доктор: я никак не могу понять, почему гибель этого парня, Эклза, кажется, оказала на моего сына такое сильное влияние. Я ведь разговаривал с коллегами Джареда. Эклз и мой сын не общались. Их никто не видел вместе, да я сомневаюсь, были ли они знакомы лично. Но когда я пришел к Джареду сюда впервые, он сказал, что они собираются жить вместе. Я ведь наводил справки – Эклз не был по части мальчиков, он собирался жениться в ближайшее время на этой актрисе, как ее, Харрис, кажется. Да и мой сын всегда негативно относился к, так сказать, нетрадиционной ориентации. Не думаю, что знаменитый актер стал бы рисковать репутацией, связываясь с помощником оператора. Хотя….может, так пытались подобраться ко мне? - Джеральд задумчиво смотрел на такого беззащитного и беспомощного сына.



***
Джаред открыл глаза и увидел, что лежит на пляже возле своего дома. Рядом лежал Дженсен и смотрел на него: «Очнулась, спящая красавица».
Джаред с облегчением улыбнулся – все это не сон. «Дженсен», - он потянулся и поцеловал с таким трудом обретенную любовь. Они помолчали.
Джаред огляделся и спросил:
- Эй, мы что, у меня дома?
- Видишь ли, малыш, это как бы мираж. Имитация. Я подумал, что тебе будет приятно оказаться в знакомой обстановке, - Дженсен внимательно смотрел на Джареда.

- А ты сам? - Джаред с ужасом взглянул на него.

- Я ….я реален….просто это тело тебе привычно. Я пока буду показываться тебе таким. Только, пожалуйста, не бойся меня, - глаза Дженсена из ярко зеленых вдруг стали черными.

Джаред погладил его по лицу и прошептал:
- Я не боюсь. Просто все так непривычно. А я где? Ну, в смысле, там….мое тело…или… - он запнулся, не зная, что сказать.

- Твое человеческое тело лежит в клинике. Здесь же ты НАСТОЯЩИЙ. А теперь скажи, Джаред, ты остаешься со мной? Если ты согласишься, ты больше не вернешься туда, в свой мир. Ты будешь навечно здесь. СО МНОЙ. Если ты хочешь остаться там - только скажи, - Дженсен смотрел на Джареда, и тот видел в его глазах любовь и еще печаль.

- Я остаюсь с тобой, - твердо произнес Джаред и поцеловал любимого.

- Тогда все. Возврата нет.



Медсестра шла по коридору, как вдруг ей показалось, что в палате Джареда Падалеки что-то светится.

«Странно, - подумала она, - свет я выключала». Женщина зашла внутрь. Все было нормально – темная палата и лежащий человек. Но что-то не то.
И внезапно она поняла – парень не дышал. Подбежав ближе, медсестра трясущимися руками попыталась нащупать пульс. Его не было.


***
- Алло, - пробормотал в трубку Джеральд Падалеки, - какого хрена? Вы знаете, сколько сейчас времени?

- Мистер Падалеки, мне очень жаль. Ваш сын только что умер. От остановки сердца, - раздался в трубке голос доктора Ричардсона.


***
- Дженсен, расскажи мне все, - попросил Джаред, - кто ты? И почему я?

- Милый, ты был первым и единственным жрецом моего храма, кто видел меня и общался со мной. Это было несколько тысяч лет назад. Я решил тогда забрать тебя с собой, чтобы ты жил вечно. Но мне помешали. Я целую вечность искал тебя, пока мои враги возрождали тебя в разных мирах и планетах. И вот, когда я, наконец, узнал, где ты, я решил побыть немного в человеческом теле и заставить тебя вспомнить. Но я не успел – это тело погибло, и мне пришлось вернуться в мой мир. Единственное, что я мог – проникать в твои сны. И надеяться, что ты сам меня найдешь. Кстати, когда я возродился здесь, в твоем мире, я на некоторое время забыл, кто Я. Но потом, увидев тебя, я все вспомнил. Мне нужно было, чтобы ты сам решил, что уйдешь со мной. Я так боялся, что ты испугаешься меня. Не решался сначала подойти – лишь наблюдал за тобой.

- А, так это был ты! Я подумал, что у меня мания преследования – мне все время казалось, что за мной кто-то следит… - Джаред счастливо рассмеялся.

- Я решил, что в образе знаменитого артиста понравлюсь тебе больше всего, - Дженсен гладил Джареда по лицу и целовал.

- Когда я тебя увидел, я влюбился сразу и навсегда.

-Неправда, милый. Ты уже любил меня. Ты просто вспомнил свое чувство.

- Да, да….именно…..

- У нас впереди целая вечность…..Чем бы ты хотел заняться, любимый? Хочешь, я создам для тебя вселенную, и ты будешь ее властелином?

- Ну что ты…..это слишком ….просто хочу на тебя смотреть и все.

- Мне так хочется, что бы ты не скучал….Давай поиграем.

- Мне никогда не будет скучно с тобой. Но если ты хочешь – давай.

- Знаешь, я мог бы создать для нас в твоем мире что-нибудь….Мне понравилось быть там…Давай, я создам мир, где мы чем-нибудь занимаемся вместе, хочешь?

- Хм….это было бы интересно….

- Только, Джаред, когда мы там окажемся – ты забудешь, кто ты и кто я….Но потом вспомнишь. Давай, так будет еще интереснее.

- Нет! Я боюсь! Вдруг я не смогу вспомнить тебя????

- Я этого не позволю. Никогда не позволю.Ты мой.

- Давай попробуем. Только не дай мне забыть.

- Любимый…..я рядом навсегда……




Свет! Камера! Мотор! Начали!

«Сэм, отец уехал на охоту и до сих пор не вернулся»……………



Сказали спасибо: 162

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

04.02.2016 Автор: JRiver

вот это я называю закрутили. спасибо

30.03.2014 Автор: пылинка

Класс. Это было очешуенно.

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию



просмотр фильмов 2015 на kinoklad.net
Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1358