ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
456

Вечная омега

Дата публикации: 17.03.2013
Дата последнего изменения: 17.03.2013
Цикл: Волки
Автор оригинального текста: Swenigora
Автор (переводчик): Swenigora;
Бета: Орикет
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; оборотни, звери; фэнтези;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Саммари: Вольная интерпретация заявки 10.35 Дженсен/Джаред, NC-17, мир альф и омег. Джеи оба альфы, но за преступление Джареда лишают его статуса и переводят в омеги. По законам он должен быть под опекой какого-либо альфы и им оказывается Дженсен. Конфликт, непримиримость Джареда к своему новому положению, но как омега он ничего не может противопоставить альфе. Привыкание, нахождение удовольствия в своем положении. Дженсен – весьма требовательный альфа. Даб-кон, переходящий в согласие, ХЭ.
Глава 1


Джаред стоял посреди зала Совета Стаи на коленях, низко опустив голову, так, что длинные волосы почти закрывали лицо. Ему было невыносимо стыдно смотреть в глаза членам Совета.
Да он не смог бы сейчас без стыда взглянуть в глаза последнего волчонка!
Как же он облажался!
Из-за его ошибки судьба всей стаи висела на волоске, и если бы Джеффри Морган, вожак, проиграл схватку…
Джаред не хотел об этом думать, но перед глазами невольно всплывали страшные картины: вот главы двух стай сталкиваются в смертельном бою, Джеффри поскальзывается, Пеллегрино вцепляется ему в горло и душит, пока побежденный вожак не перестает подавать признаков жизни. А потом начинается бойня. Стая Пеллегрино намного превосходит их по численности, и опьяненные вкусом и запахом крови чужаки убивают. Всех! Не разбирая, кто из них альфа, а кто бета. А может это только щенок, еще даже не успевший провести свой первый ритуальный бой. И их стая перестает существовать!
В таких территориальных конфликтах в живых оставляли только самок, совсем несмышленых детенышей, которых можно будет воспитать преданными членами новой стаи, и иногда омег. Правда, последние в большинстве случаев предпочитали погибнуть наравне со всеми, чем попасть в плен.
Но Джеффри выиграл бой, и стая Пеллегрино, недовольно рыча и огрызаясь, ушла, выполнив условия договора.
А Джаред заслуживал смерти.
Его руки связали сзади, но путы носили чисто символический характер. Конечно же они не удержали бы его, вздумай Джаред обернуться и в самом деле начать сопротивляться. Но он не собирался бежать, он собирался ответить за свое преступление. И все равно смотреть в глаза сородичам было стыдно.

- Джаред из рода Падалеки, ты признаешь свою вину?
- Признаю.
- Ты согласен принять любое наказание, которое Совет решит тебе назначить?

Зачем они спрашивают?
Разумеется, он примет смерть.
Или Совет думает, что он трусливо сбежит, чтобы жить одиночкой?
Презираемый и гонимый любой стаей? Изгой, на котором стоит клеймо отступничества?
Нет!
Лучше умереть!

- Я приму любое решение Совета.
- Хорошо. Ты сам выбрал.

Джаред собрал все свое мужество, чтобы выдержать суровый взгляд вожака, и поднял голову.
В отличие от большинства членов Совета, смотревших на Джареда с явной неприязнью, Джеффри выглядел скорее опечаленным, чем рассерженным. Хотя он единственный, у кого имелось полное право негодовать, ведь именно ему пришлось рисковать собственной жизнью, чтобы исправить чужую ошибку.
Впрочем, Джеффри всегда относился к нему по-доброму, выделяя из всех молодых альф. До этого дня Джаред не сомневался, что пройдет пара лет и он займет место в Совете, может быть, даже по правую руку от вожака. А потом, когда-нибудь, возможно и сам встанет во главе Стаи.
И это вовсе не были наивные мечты зеленого мальчишки.
В свои двадцать с небольшим Джаред по праву считался одним из самых сильных молодых волков, до сих пор не проигравших ни одного ритуального боя за статус.
Ни одного!
Мало кто из нынешних членов Совета мог похвастаться подобным достижением.
Только теперь все в прошлом.
Джаред сам перечеркнул свою жизнь, когда трахнул случайно подвернувшегося под руку смазливого омегу, по несчастному стечению обстоятельств оказавшегося омегой Пеллегрино – вожака чужаков. И кого теперь интересует, что парень сам откровенно подставлялся и соблазнял его. Джареду и в голову не пришло, что это игра с целью дать повод стае Пеллегрино развязать войну и заявить права на их территорию.
Пеллегрино рассчитал все верно. Омеги – головная боль и слабое место любой стаи. Поэтому покушение на них чужих волков всегда воспринимается очень остро и болезненно. В столь деликатном деле не приходилось рассчитывать на чью-либо помощь, даже тех, с кем заключались договоры о сотрудничестве.
К счастью, Пеллегрино переоценил свои силы, согласившись на бой вожаков.

- Совет тщательно взвесил все обстоятельства и принял решение, – глухой голос Джеффри больше походил на рычание. – Джаред, своим поведением ты показал, что не можешь находиться в статусе альфы. Раз не ты управляешь своим членом, а он тобой, то и статус у тебя должен быть соответствующим – омега!

Услышав эти страшные слова, Джаред подумал, что ослышался. Такого не может быть!
Протест вырвался сам собой:
- Нет!
- Ты поклялся, что примешь любое наказание. Веди себя достойно.
- Простите, вожак…
- Итак, я повторяю. С этой минуты и навсегда волк Джаред Падалеки лишается своего статуса альфы. Отныне ему запрещено участвовать в ритуальных боях с целью изменения статуса. Джаред объявляется вечной омегой! Как омеге Джареду назначается опекун, в качестве которого Совет выбрал первого Советника. У тебя есть право по истечении трех лет просить Совет о замене опекуна. Все.

«…ты объявляешься вечной омегой!»
«…омегой!»
«… как омеге тебе назначается опекун…»
«… не имеешь права изменить…»
«...вечная омега!»

Слова вожака доходили до Джареда, словно сквозь вату.
Он перестал быть альфой! Этого не может быть! Лучше смерть! Он – омега?!
Даже в самом страшном кошмаре Джареду не могло привидеться подобное.
Каждый волк, начиная с шестнадцати лет, участвовал в ритуальных боях, в которых и завоевывал свой статус. Пока щенки не подросли и не набрались опыта, схватки проводились только среди сверстников, а после того, как волку исполнялось двадцать пять лет, он мог вызвать на бой любого члена стаи, кроме вожака. Сражались обернувшись, без оружия, до первой крови. Волки, выигравшие половину боев, получали статус альфы, меньше половины – беты. Волк, не победивший ни в одной схватке, считался омегой. Чаще всего омегами становились совсем молодые, а также больные или покалеченные в результате несчастного случая волки. Они не могли самостоятельно заботиться о себе и, уж тем более, о самке и щенках. Поэтому омегам назначали опекунов из числа самых сильных альф. Обычно ими становились члены Совета. Омег всегда было немного. К примеру, в их Стае и десятка не набиралось.
Каждый год по результатам схваток статус волка мог меняться. И случалось, что на следующий год волку удавалось выиграть хотя бы один бой и уйти от ненавистного клейма – омега.
Решение Совета лишило Джареда такой возможности. Его статус теперь ничто не могло изменить.
С отчаянием переводя глаза с одного члена Совета на другого, Джаред встретился с холодным взглядом первого Советника и замер, не в силах перестать пялиться на того, кто с этой минуты стал его опекуном.
Опекун!
Ха!
Даже в этом Джареду не повезло.
Первого Советника стаи звали Дженсен Эклз, и именно его место в Совете Джаред намеревался занять в своем еще недавно таком возможном, а теперь абсолютно недостижимом будущем.

Дженсен был чужаком, которого Джеффри Морган много лет назад притащил неизвестно откуда. Он тогда еле держался на ногах от слабости и ран, покрывающих его с ног до головы, и ничего не помнил о своей родной стае. Конечно же, это сразу вызвало недоверие к чужаку, но Морган поклялся, что парень не врет. Джеффри спас его из лап какого-то сумасшедшего колдуна, который ставил на несчастном непонятные эксперименты, так что амнезия - это еще не самое страшное, что могло с ним случиться.
Когда раны зажили, Дженсен попросил принять его в стаю. Для этого кто-то из старших волков должен был принять его в свой род, чтобы дать свое имя. Согласился Алан Эклз. У старика погибли все родственники, и он усыновил чужака, сделав его наследником своего рода. А через год Дженсен уже участвовал в ритуальных боях и, к всеобщему удивлению, проиграл только две схватки. Еще через год вожак употребил все свое влияние и ввел Дженсена в Совет. Многие возмущались такому доверию, по сути, чужому волку, но Морган, когда хотел, умел быть чертовски убедительным и перетянул большинство стаи на свою сторону.

Джареда первый Советник всегда безотчетно раздражал своим высокомерным видом, и особенно - манерой боя. На ритуальные бои членов Совета всегда собиралась вся стая, и Джаред видел все схватки первого Советника. Он дрался так, словно от исхода боя зависела его жизнь: беспощадно, жестоко, не нарушая установленных правил, но действуя на их самой последней грани. Так что противникам следовало сто раз подумать, прежде чем решиться вызвать Эклза на бой.
И все же, несмотря на это, Джаред втайне мечтал когда-нибудь сойтись с ним в схватке и старательно подмечал используемые Советником приемы, чтобы в будущем использовать их против него самого.
Правда, теперь это уже не имело никакого значения.

Члены Совета вставали со своих мест, а Джаред так и стоял на коленях, не в силах пошевелиться, пока кто-то не дотронулся до его плеча, выводя из ступора.
- Вставай.
Конечно же, это был ненавистный Эклз!
И Джаред послушно поднялся и побрел вслед за своим опекуном. Да что уж там притворяться! За своим господином. Джаред отлично знал, что значит быть омегой. Это значит беспрекословно подчиняться своему опекуну, а иначе…
А иначе не бывает.

*****
- Дэн, я дома!

Навстречу им вышла Дэннил - самка Эклза. Она была на четвертом или пятом месяце беременности. Как члену Совета, Дженсену разрешалось иметь двух самок. Дэннил - старшая, а младшую звали Кейт, и у обеих уже имелись щенки.

- Зачем он тут?

Дэннил смотрела холодно и враждебно. Вся стая знала о его проступке, и, наверное, жена Советника так же, как и сам Джаред была уверена, что его ждет смерть.

- Джаред лишен статуса альфы, он теперь вечная омега. Меня назначили его опекуном, так что с этого дня он будет жить с нами. Мы спустимся к ужину через полчаса, скажи Кейт, чтобы поставила еще один прибор.

Дженсен обогнул женщину, проходя в дом. Джаред с удовольствием сделал бы то же самое, но не тут-то было. Дэннил преградила ему дорогу, отлично зная, что Джаред ни за что не решится толкнуть беременную самку.

- Как тебя земля носит?! Ты хоть понимаешь, что могло случиться?! Ты знаешь, что бы со всеми нами сделали в стае Пеллегрино?!

Еще бы Джаред не знал!

- Прости… Я очень сожалею… Пожалуйста, прости…

Перед Дэн, впрочем, как перед любой другой самкой в стае, Джареду было стыдно втройне. В конце концов, мужчины бы просто погибли в бою, а вот самки и щенки такой возможности не имели.

- Я не хотел…

Джаред ждал потока заслуженных оскорблений, но с удивлением услышал горестный вздох.

- Глупый мальчишка… И себе жизнь испортил. Вечная омега… Тяжело тебе придется.

Дэннил немного посторонилась, и Джаред быстро прошмыгнул внутрь дома, радуясь, что легко отделался.
«А ведь могла и морду расцарапать!» Самок Джаред откровенно побаивался.

- Бедный мальчик… - женщина смотрела ему в след с печалью.

Сделав несколько шагов по коридору, Джаред оказался перед лестницей, ведущей на второй этаж. На первом этаже в домах волков традиционно размещались самки и щенки. Беременным неудобно ходить по лестницам, да и устанешь весь день бегать вверх–вниз, малышня может нечаянно переломать себе ноги, гоняясь друг за другом по ступенькам.
Поэтому, если в доме имелся второй этаж, то на нем размещались комнаты главы семьи и молодых волков, еще не успевших создать собственную семью. Там же обычно проживал и омега. Джаред не раздумывая поднялся наверх и зашел в приоткрытую дверь, которая, как и следовало ожидать, вела в спальню хозяина дома. Советник как раз переодевался, и Джаред увидел сплошь покрытую шрамами спину и грудь. Подобные украшения носили все волки - даже ритуальные бои оставляли настоящие отметины, но тут просто живого места не было.
В Джареде не вовремя проснулось любопытство: интересно, все эти шрамы - результат работы колдуна или в жизни Дженсена имелись и другие тайны?

- Где ты пропал?
- Разговаривал с Дэн.
- О чем?
- Так, ни о чем.
- Значит так, Джаред, давай-ка мы с тобой сразу расставим все точки. Совет был настроен на то, чтобы предать тебя смерти. Против этого решения голосовали только Джеффри и я. И поверь, нам с огромным трудом удалось убедить членов Совета сохранить тебе жизнь. Они согласились на это только под мою ответственность. Все прекрасно понимают, что изменение статуса – формальность. Ты по-прежнему один из самых сильных волков в стае, так что становиться твоим опекуном желающих не нашлось…
- А ты, значит, согласился?
- Да. Я согласился и поручился за тебя. Поручился своей репутацией и местом в Совете.
- Вот как?! Зачем? Неужели тебе так моя задница приглянулась?

Джаред не обманывался насчет того, что его ожидало уже сегодня ночью. Все знали, что омеги подставляются своим опекунам. Впрочем, это единственная причина, почему альфы кроме заботы о своей семье взваливали на себя еще и заботу о взрослом самце.
Волки почти все время находились в состоянии сексуального голода. Самки разрешали приближаться к себе только в период течки, а затем всю беременность и еще три года после, пока щенок не окрепнет, никого к себе не подпускали.
Поэтому все волки постоянно искали себе партнера для секса. Проще всего, как ни странно, проблема решалась у бет. Их статус позволял им безболезненно меняться положением: быть по очереди то сверху, то снизу, и поэтому особых проблем с поиском партнера не возникало. Альфы же очень редко соглашались подставиться - статус обязывал - и беты не горели энтузиазмом иметь с ними дело.
Кому охота, чтобы ему все время вставляли?

- Задница у тебя неплохая, но не настолько, чтобы я рисковал ради нее своей головой. А если ты еще раз меня перебьешь, то будешь сегодня ночью спать на полу… Так вот, я поручился за тебя, потому что когда-то давно поклялся всегда и во всем поддерживать Джеффри, а он питает к тебе странную слабость. Но я не собираюсь давать тебе никаких поблажек и терпеть твою дерзость. Теперь ты – омега и должен понимать свое положение.

В голове у Джареда, прямо под черепом, зародилось и начало расти и шириться резкое неприятное жжение. Словно невидимая сила раскаляла кости. Джаред схватился за голову и со стоном упал на пол, ему казалось, что мозги сейчас вскипят. От нестерпимой боли на глаза навернулись слезы, а горло сжало сухим спазмом. Джаред не мог ни вздохнуть, ни издать ни одного звука. Воздействие длилось от силы секунд десять, но оставило в теле такие ощущения, словно Джаред только что выдержал без передышки десяток ритуальных боев. Каждая мышца дрожала, дикая слабость разливалась по телу.

- Надеюсь, одного урока тебе будет достаточно.

Значит Эклз - чертов эмпат!
Джареду всегда казалось, что разговоры об эмпатах больше похожи на сказки для детенышей или на старые легенды. Все про них слышали, но никто никогда не видел.
Судя по рассказам, эмпаты должны уметь воздействовать на других волков на уровне эмоций. И малыши с такими способностями время от времени рождались в любой стае. Но они никогда не доживали до взрослого возраста. Слишком трудно детенышу справиться с такой силой и научиться ей управлять.
Выходит, не все сказки.
Так вот почему вожак так боролся за этого волка! Ввел его в Совет, сделал первым Советником. Кто же упустит возможность иметь на своей стороне эмпата! Но, насколько Джаред знал, никто в стае и не подозревал за чужаком этих способностей. Может быть, только члены Совета в курсе?
Зачем же Дженсен открыл свою тайну ему?
Мог бы продемонстрировать свое превосходство и традиционным способом. Джаред трезво оценивал свои силы: у него против Дженсена не было ни единого шанса.
Сила альфы наполовину в его уверенности в себе, а Джаред сейчас слишком деморализован лишением статуса и чувством вины.
Но Дженсен воспользовался первой же возможностью раскрыть перед Джаредом свою особенность.
Совсем сбросил его со счетов, поэтому не считает нужным маскироваться?
Запугивает, чтобы Джаред и не думал пытаться качать права?
Или с какой-то другой целью?

- Днем ты будешь находиться в распоряжении Дэн. Все ее указания выполняешь как мои. Поможешь по хозяйству и со щенками. Ну, а ночью… сам понимаешь. Спать будешь в моей спальне. В доме нет второй комнаты для омеги. Да тебе она и не понадобится. Меня почти все время нет дома, так что в течение дня можешь свободно пользоваться этой спальней. Все понятно?
- Да уж. Яснее некуда.
- Я бы на твоем месте первое время воздержался от выходов за пределы дома. Твой недальновидный поступок вызвал гнев у многих членов стаи. И, боюсь, они захотят выместить этот гнев на тебе. Ко мне в дом никто не посмеет сунуться, но за его пределами я бессилен. Ты помнишь, что омега не имеет права сопротивляться вышестоящим по статусу?
- Помню.
- Как карается нарушение?
- Омега живет, потому что каждый член стаи обеспечивает его безопасность. Если омега не ценит этого, то его изгоняют.

Джаред наизусть процитировал закон. Нет, он не хотел быть изгнанным, он часть стаи и будет жить в ней или умрет за нее.

- Будь ты обычной омегой, никому бы и в голову не пришло попытаться воспользоваться твоим положением. Но сейчас, у многих может возникнуть желание взять реванш.
- Я буду осторожен.
- В твоих интересах. А теперь переоденься. – Дженсен указал на кресло, где лежали сваленные в кучу вещи мерзкого коричневого цвета.

Откуда у Дженсена одежда для омеги?
Хотя, наверняка Джаред у него не первый. Нередко волчата в первый год проигрывают все свои ритуальные бои и становятся временными омегами. Это случается, если в одной схватке встречаются те, кто родился в начале года и в конце. Формально они сверстники, но разница почти в год в юном возрасте имеет большое значение.
Обычно такие волчата изменяют свой статус уже на следующий год. Наверняка вот такой неудачник уже здесь и побывал. А может, и не один.
До сегодняшнего дня Джаред особо не интересовался подобными вопросами, а сейчас вдруг стало любопытно. Сколько же омег и бет уже перебывало до него в этой спальне?

*****
Ужин проходил в напряженном молчании, только тихо звякали ложки о тарелки.
Джареда посадили за дальний конец стола, туда, куда обычно сажали щенков и молодых волков, еще не успевших принять участие ни в одном ритуальном бое. Но детеныши Дженсена были еще слишком малы, чтобы присутствовать на ужине вместе с взрослыми, поэтому Джаред сидел один и сам себе казался каким-то изгоем.
Самки бросали на него любопытные взгляды, но заговорить не решались.
А может, в семье Советника принято угрюмо молчать за столом?
Хорошо хоть Дэн сменила гнев на милость и когда заметила, как быстро Джаред расправился со своей порцией, сама предложила ему добавки. Никакие неприятности не могли заставить желудок Джареда позабыть про голод. Кейт же смотрела на него немного испуганно. Словно Джаред какой-то невиданный зверь.
Внешне обе женщины немного походили друг на друга, обе рыжие, белокожие. Только у Дэн эта рыжина была более насыщенного медного цвета, а Кейт - как солнышко. Глядя, как аккуратно они подносят ко рту небольшие кусочки пищи, как плавно двигаются, подавая новую смену блюд, Джаред невольно любовался ими. Когда Дэн наклонилась над ним, накладывая добавку, и на Джареда пахнуло сладковатым ароматом беременной самки, ему стоило огромного труда удержать себя и не ткнуться ей носом в живот. От Дэн пахло так же, как от матери: уютом, покоем, безопасностью.
И тут до Джареда неожиданно дошло, что теперь ни одна самка никогда не понесет от него. Никогда ему не узнать, каково это, когда девственно-узкое лоно обхватывает возбужденный член, как набухает узел и сужаются стенки влагалища, запирая замок. Как два существа замирают в сцепке, творя новую жизнь.
Впрочем, его члену вообще теперь ничего не светит, кроме его руки.
Аппетит резко пропал; Джаред рассеянно ковырял в тарелке, ожидая разрешения встать из-за стола.

- Доедай до конца. У меня в доме не принято выбрасывать еду.
- Спасибо, я уже наелся.

Дженсен смотрел в упор, Джаред встрепенулся, привычно реагируя на вызов, и тут же в голове возникло жжение. Несильное, скорее, предупреждающее. Джаред опустил взгляд и поспешно схватился за ложку. Боль тут же пропала.

Да что ж такое! Как он смеет с ним так обращаться! Словно обезьяну в цирке тренирует!

После ужина Джаред помог женщинам убрать со стола и сунулся, было, на кухню, но Дэн его выгнала.

- Иди отсюда. С завтрашнего дня начнешь помогать, а сейчас тебе еще есть чем заняться.

Напоминание о том, что вечер еще не закончился и впереди у него исполнение отнюдь не самых приятных обязанностей, конечно же радости не прибавило. Но смешно притворяться - не щенок, знает, что его ждет.
Джаред немного постоял у подножия лестницы, собираясь с духом и пытаясь унять нервную дрожь. И хотя сам себе он твердил, что боится позора, но в глубине души прекрасно знал, что просто боится. Неизвестности, боли, власти над собой, того, что не сможет принять свое новое положение и сломается.
Очень редко волчонок в первый же год выигрывает больше половины ритуальных боев. Почти все члены стаи год или два ходили в статусе беты. А при этом хочешь - не хочешь, а задницу какому-нибудь альфе или своему брату-бете подставишь. У Джареда же такого опыта не было совсем. Неудивительно, что он нервничал.
Поднявшись наверх, Джаред открыл дверь и вошел в спальню. Дженсен как раз выходил из душа. Мокрые волосы смешно топорщились в разные стороны, капли воды стекали по обнаженному торсу. Только на бедрах зачем-то болталось небольшое полотенце.

«Тоже мне, стеснительный выискался!»

- Сходи, вымойся… везде.

Джаред разделся и прошел в душ, жалея, что не может остаться тут до утра.
Намылившись, Джаред вспомнил сухое «везде». Сгорая от стыда, он руками неловко раздвинул себе ягодицы и попытался засунуть палец в сжавшееся отверстие. Это удалось, но с таким трудом! Палец еле зашел на две фаланги.
Как же туда поместится член? Как он там вообще у других помещается?
Решительно сжав зубы, Джаред попробовал протолкнуть второй палец, чтобы растянуть себя, но у него ничего не получилось. Больно и неудобно!
Да тут любому дураку понятно, что в его дырку никакой член не поместится! Это просто невозможно! Блядь, да как же так?! Джаред сам не раз ебал бет, и никогда не было проблем. Может, он какой-то недоразвитый?
Может, у него какое-то отклонение в физиологии?
Помучившись еще немного, Джаред добился одного - ему нестерпимо захотелось в туалет по-большому.
А если то же самое случится и во время секса? Стыда же не оберешься!
Сходив в туалет и постаравшись после этого как можно тщательнее подмыться, Джаред решил - он сделал все, что мог. Вытерся висевшим на крючке огромным пушистым полотенцем, но заворачиваться в него не стал. Что уж теперь-то строить из себя недотрогу? Сейчас его все равно оприходуют по полной программе. Если учесть, что Дэн приблизительно на четвертом месяце, а щенку Кейт еще нет и года, и Джаред не слышал, чтобы Советник трахался с кем-то из бет - о таких вещах в стае всегда всем известно, - то заднице Джареда сегодня определенно не поздоровится.
Ну и ладно, пусть радуется!
Упрямо выпятив подбородок, Джаред вышел из ванной.

Дженсен лежал на кровати и лениво гладил себя по полувставшему члену. Никакого полотенца не было и в помине. Оценив размер того, что ему будут засовывать в задницу, Джаред нервно сглотнул.

- Иди сюда, - Дженсен похлопал по покрывалу, и Джареду ничего не оставалось, как лечь рядом.
Это оказалось немного неожиданно, Джаред не сомневался, что его сразу уткнут носом в матрас и отымеют без особых церемоний.
Дженсен приподнялся на локте и навис над Джаредом, положив горячую ладонь ему на живот.

- Послушай меня. Сейчас ты зол, испуган, растерян. Ты никогда не готовился к такому повороту и никак не можешь смириться и попытаться посмотреть на все под другим углом. А все не так уж плохо. Подумай сам: ты жив, стая в порядке, стая Пеллегрино получила жестокий урок и вряд ли в ближайшем будущем станет докучать своими претензиями на нашу территорию. Я понимаю, что сейчас для тебя все это меркнет на фоне твоей личной трагедии, но с точки зрения интересов стаи твоя ошибка пошла всем только на пользу.
- А если бы Джеффри проиграл бой?
- Ты серьезно веришь, что я позволил бы этому случиться? Ты же уже понял, что я эмпат.
- Но… тогда почему меня так сурово наказали?
- Потому что ты и правда вел себя неосмотрительно. И это послужит тебе уроком на будущее.
- На будущее? Какое будущее?

Если бы мог Джаред рассмеялся бы, но грудь сдавило свинцовой тяжестью, так что даже дышать стало больно. Зачем Дженсен ему сейчас это сказал? Думал таким образом его утешить? Или окончательно добить?

Советник внимательно разглядывал лицо Джареда, словно никогда раньше не видел, и под этим изучающим взглядом становилось не по себе.

Уж скорее бы начал трахать, что ли! Зачем эти разговоры? Можно подумать, они теперь хоть что-то изменят! Он вечная омега! Да, он, разумеется, рад, что, оказывается, стае в любом случае ничего не угрожало, но тем обиднее, что его-то жизнь кончена! Только и осталось, что подставлять задницу да воспитывать щенков. А ведь он мечтал стать вожаком!

Джаред понял: еще чуть-чуть и он разревется как маленький щенок. Нет! Ни за что! Он не доставит этому ублюдку такого удовольствия!

- Перестань мне ездить по мозгам! Собрался трахать, так трахай!
- Я пока что твои мозги не трогал. Так что перестань на меня рычать и слушай. Судя по тому, как ты себя ведешь, ты ни разу не подставлялся. Так?
- Д-да.
- И теперь тебе кажется, что наступил конец света, твоя жизнь кончена, и прочая ерунда. Ты, как и большинство в стае, помешан на своем статусе и считаешь, что положение в сексе как-то влияет на него.
- А что, скажешь, нет? Так давай я тебя выебу, раз не влияет!
- Не горячись. Может когда-нибудь и выебешь, но сегодня я хочу тебе кое-что объяснить. Секс – это не ритуальная схватка. В нем нет выигравшего и проигравшего. И занимаются им ради удовольствия, а не для того, чтобы доказать свою крутизну. Если хочешь, я и тебя могу научить.

Получать удовольствие?
Он спятил или считает Джареда несмышленым щенком, которому можно навешать лапши на уши и он будет верить глупым сказкам? Можно подумать, Джаред ни разу не трахал бет. Что-то не замечал он у них при этом никакого удовольствия.

- Перестань меня уговаривать. Я не самка. Не волнуйся, выдержу твой член.
- Вижу, ты пока еще не готов меня слушать. Хорошо, будь по-твоему.

Дженсен приподнял бедра Джареда, сгибая его чуть ли не пополам, а потом просто приставил свой член к сжавшемуся сухому отверстию и толкнулся. Мышцы ануса неохотно начали растягиваться, с трудом поддаваясь жесткому давлению, и Джареда резануло такой болью, что он не смог удержаться от крика и невольно отпрянул назад, пытаясь уползти от безжалостного проникновения. Правда, Дженсен не стал настаивать и сам с непонятной готовностью тут же отстранился. Джаред с ужасом замер, глядя в прозрачные глаза.

«Точно спятил! Без подготовки и смазки! Неужели хочет покалечить?!»

- Дженсен, ты с ума сошел?!
- А что не так?
- Ну, хотя бы смазкой воспользуйся.
- Зачем? Если тебе хочется себя наказать, то сейчас самый подходящий момент. Я же предложил тебе выбирать, и ты сам выбрал боль.
- Нет, нет, я не выбирал…
- Так ты хочешь получить удовольствие? Попроси и ты запомнишь эту ночь на всю жизнь. Хотя, ты ее в любом случае запомнишь.
- Зачем… зачем ты меня еще больше унижаешь? Я же и так в твоей власти.
- Глупости. – Дженсен опустил ноги Джареда на кровать, неожиданно наклонился и лизнул сосок, вызвав в теле странную щекотную дрожь. – Каждый выбор, который приходится делать в жизни, что-то меняет в будущем. Друзья и враги, те, кто любят тебя и кого любишь ты, - все вместе они могут только указать дорогу, но шагать по ней надо самому. Не пытайся ответственность за собственные решения возложить на других, это недостойно взрослого волка. И сейчас выбор только за тобой: довериться мне, советнику стаи, альфе, или уподобиться неразумному щенку, который от испуга кусает руку того, кто хочет вытащить его из реки.

Джаред с изумлением слушал слова Советника. Дженсен предлагает ему помощь? Но разве ему можно помочь? И в чем состоит эта помощь?

- Хорошо, я… прошу.
- Другое дело.

И Дженсен неожиданно накрыл губы Джареда своими.

Джаред до этого целовался всего один раз. Да и то, «целовался» - громко сказано, просто коснулся губами щечки молоденькой самочки и тут же зажмурился, испугавшись, что она его высмеет или ударит. Но случилось неожиданное - самочка сама коснулась его губ своими и тут же убежала. Больше Джаред с ней никогда не встречался, она была не из их стаи. Но Джаред долго помнил легкое дыхание на своих губах и нежное прикосновение, словно бабочка крылом коснулась. Джаред никогда не ловил бабочек губами, но ему нравилось сравнение. Вот и весь опыт. С бетами во время траха не целуются, а самки ему пока что были не по возрасту - слишком молод.

Дженсен же явно знал толк в поцелуях, он легонько покусывал и теребил зубами губы Джареда, осторожно толкаясь языком между ними, пытаясь проникнуть в рот. Сначала Джареду показалось это противным. Но только сначала. Уж очень нежными и мягкими были у Дженсена губы, а язык - настойчивым и умелым. Джаред и сам не заметил, как начал отвечать, прикусывая в ответ полные губы. Когда поцелуи стали больше походить на трах языками, Дженсен прервался и начал спускаться мелкими укусами по шее, к груди, ниже…
Это было странно, непонятно.
Джареда никогда не ласкали, да ему и в голову не пришло бы попросить своих, обычно покорно-безразличных, партнеров о чем-то подобном или попытаться сделать это самому. Секс служил для быстрого получения разрядки и был лишним поводом продемонстрировать свой статус.
Да, еще он был нужен для продолжения рода, но это только с самками.
Вот и все.
И уж конечно Джаред считал себя опытным и знающим любовником.
Только, оказывается, он глубоко заблуждался насчет этих своих знаний.
Оказывается, на самом деле Джаред ничегошеньки не знал.
Абсолютно.
Дженсен творил с его телом что-то невообразимое, он целовал, кусал, гладил, лизал, щипал. Каждое прикосновение, каждое движение Дженсена отзывалось волной приятной дрожи по всему телу и усиливающейся тяжестью в паху. Джаред и не подозревал, что у него на теле имеется столько чувствительных местечек, одного прикосновения к которым достаточно, чтобы заставить его скулить от удовольствия, а Дженсен с легкостью находил их одно за другим, словно видел Джареда насквозь.
А может, и видел? Кто их знает, этих эмпатов? Да плевать!
Член Джареда стоял и истекал смазкой, а ведь Дженсен не только еще ни разу до него не дотронулся, но и Джареду не позволил. Да в этом и не было нужды.
А потом, потом…
Джареда даже подбросило на кровати - Дженсен добрался до его паха и, ни на секунду не затормозив, сделал невероятную вещь - взял его член в рот! Это… это было невозможно! Джаред не представлял себе большего стыда. Как вообще можно делать такое? Да еще добровольно? И кому - омеге? Это же… извращение!
Но, блядь, как же это было приятно! Запредельно!
Дженсен явно знал, как следует обращаться с членом. Его рот вытворял такое… такое! А язык!..

«Что он делает? Куда лезет? Разве так можно?!»

Джаред кусал губы, пытаясь сдержать стоны, чтобы не вести себя, как самка во время течки, но у него получалось из рук вон плохо. Он невольно подбрасывал бедра, стараясь оказаться как можно глубже в этом волшебном горле, и Дженсен легко принимал до конца, не сопротивляясь. Ощущение влажной, горячей тесноты, обволакивающей член, совершенно отключило способность соображать, и Джаред не заметил, как ему в задницу проникли пальцы и начали вести себя там совершенно неприлично.

«Откуда это?.. Да, да, вот это?! О нет, еще, еще!.. Пожалуйста! Сделай так еще раз, верни их на место! Не останавливайся!»

Джаред не знал, что Дженсен делал у него внутри, но очень хотел, чтобы это продолжалось вечно!
Конечно же, это издевательство никто не смог бы выдержать долго, яйца поджались от сладкой дрожи, распространяющейся от той волшебной точки внутри, которую Дженсен так нежно и правильно массировал своими чуткими пальцами, и Джаред излился прямо ему в рот! В рот первого Советника!
Немного придя в себя, Джаред растерянно посмотрел на лежащего рядом Дженсена. В уголке его губ застыла белая капля - сперма Джареда. Первый советник, альфа, правая рука вожака – вот сейчас отсосал у него, мальчишки и омеги! У Джареда просто не укладывалось такое в голове!

- Ты слишком громко думаешь, – на губах Дженсена играла мягкая улыбка, которой Джаред ни разу до этого не видел на всегда холодном и высокомерном лице.

«А ведь он не так уж и стар! Сколько ему? Еще и тридцати нет. Да он же до сих пор участвует в ритуальных схватках!»

После тридцати лет волк больше не был обязан доказывать свой статус и чаще всего прекращал принимать участие в ритуальных боях. Сильные, опытные волки нужны стае здоровыми. Почему же Джареду Советник всегда казался одного возраста с Морганом? Сейчас он видел перед собой совсем молодого волка и к тому же…необычайно красивого. Да в стае не было более красивого волка! И как Джаред раньше этого не замечал?

- Знаешь, ты такой красивый! – Джаред не удержался и вытер каплю, а потом провел пальцем по полным губам, очерчивая их контур.
- Ам! – белые зубы лязгнули так, что Джаред еле успел отдернуть руку. - Ты тоже ничего. Дженсен откровенно посмеивался, но как-то необидно.
– Ну что, готов к новым открытиям?
- С тобой готов на все! – он и правда сейчас готов был сделать все что угодно ради Дженсена. Недоверие и страх испарились без следа.
- Ну, тогда поехали!

Джаред вырубился после четвертого или пятого оргазма. Кажется, Дженсен трахнул его во всех возможных позах, а внутри Джареда побывали и пальцы, и язык, и член. Они сменяли друг друга, и только одно оставалось неизменным - безумное наслаждение, которое они дарили. Джаред давно забыл про статус, стыд, правила. Не помнил, кто из них альфа, а кто омега. Да и не было сейчас в спальне ни тех, ни других. Просто два волка трахались, наплевав на условности и правила.
Это и правда никак не походило на бой за статус, и уж тем более не имело ничего общего с тем, что Джаред считал сексом до сегодняшнего дня. Все равно что сравнивать воду в луже и горном озере. Оказывается, всю свою жизнь Джаред пил из грязной лужи, даже не догадываясь об этом. А сейчас Дженсен поил его сладкой, сводящей зубы хрустальной свежестью.

В какой-то момент - Джаред и сам не понял, как это вышло, - он вдруг увидел прямо перед собой налившийся силой, с капелькой смазки на конце, охуительно красивый член Дженсена. И вот эта капля, она так манила, так призывно блестела, так просилась на язык, что Джаред не задумываясь лизнул ее, а потом и весь член. Оказалось, что взять в рот до конца не так-то просто, и после нескольких безуспешных попыток Джаред решил в первый раз не заморачиваться и помогать себе рукой. Почувствовав руку Дженсена у себя на волосах, Джаред немного напрягся, полагая, что Дженсену, видимо, надоела его нерешительность и сейчас он силой заставит принять член до конца, но снова ошибся. Дженсен ограничился тем, что просто поворошил ему волосы, предоставив полную свободу. И кончать Джареду в рот он тоже не стал. Правда, Джаред все равно поймал несколько капель, запечатлевая в памяти новый вкус.

*****
Укрыв спящего парня одеялом, Дженсен задумчиво рассматривал совсем еще детское лицо.
Что ж, начало положено. Впереди длинный и долгий путь, но первый шаг они по нему сделали.

Дженсен усмехнулся, вспомнив неумелые попытки Джареда сделать ему минет.
Лишнее доказательство, что интуиция на этот раз его не подвела и он сделал правильный выбор. У парня напрочь отсутствовали предрассудки и шаблоны.
А сколько раз Дженсен пытался уговорить хоть одного из тех, кто побывал у него в постели, взять его член в рот! И всегда получал только затравленный взгляд и мольбы не заставлять их делать это. Так что он уже и пытаться перестал.

Дженсен не сомневался, что пройдет немного времени и Джаред подсядет на него, как на самый сильный наркотик. Удивительно, насколько примитивно волки в этой стране воспринимали секс. Но оно и к лучшему. Зато у Дженсена есть возможность привязать к себе Джареда на самую крепкую из существующих в мире веревок.

*****
- Джеффри, ты с ума сошел! Хочешь казнить единственного волка, достойного через десяток лет встать во главе стаи?
- Но, Дженсен, ты же знаешь мнение Совета…
- Совета?! Этой кучки ортодоксов, готовых ради никому не нужных традиций наплевать на интересы стаи? Да их давно пора разогнать! Только вожак решает, что и как делать. Ты несешь ответственность, а решают они?
- Ты не прав. Традиции нельзя вот так просто взять и отменить. Совет есть в любой стае, и вожак обязан прислушиваться к его мнению…
- А я тебе давно говорю: в жопу такие традиции! Совет надо разогнать!
- Нет, это невозможно! Стая меня не поддержит.
- Поддержит. Только надо это сделать с умом… Ну да сейчас разговор не об этом. Джареда убивать нельзя ни в коем случае.
- Но он совершил преступление…
- Трахнул шлюху Пеллегрино? Ты же сам прекрасно знаешь, что его подставили. Неужели мы сделаем Пеллегрино такой подарок?
- Хорошо, а что ты предлагаешь?
- Я предлагаю наказать парня сменой статуса. Сделай его омегой. В будущем из Джареда выйдет прекрасный вожак, но ему надо хоть раз получить по носу и немного смирить свою гордыню. Он еще ни разу не проигрывал и от этого чересчур самоуверен, а побудет немного омегой, увидит жизнь с другого ракурса, станет умнее.
- Омегой… Но по закону он станет вечной омегой. Дженсен, это же позор! Уж лучше смерть.
- Вздор! Смерть никогда не лучше. Вспомни, что ты мне говорил, когда вытащил из логова Хоупа. Я тогда тоже твердил, что не хочу жить. Но ты сказал: смерть единственное, что нельзя исправить. И был тысячу раз прав. Через год, максимум - два, все забудут про этот инцидент с Пеллегрино и его подстилкой. Ну, или, по крайней мере, он станет настолько далеким, что перестанет вызывать такую острую реакцию. А Джаред со временем превратится в настоящего лидера. Потом ты разгонишь Совет и вернешь ему статус.
- Как?
- Да очень просто. Джаред сможет вызвать на бой всех желающих. А уж я позабочусь, чтобы он выиграл.
- Омега, хотя бы и по статусу, никогда не победит альфу. Еще бету, возможно, но альфу…
- Не победит, если будет считать себя омегой. Джеффри, дай мне время, и ты увидишь, что я прав, а с Советом я сам все улажу.

Уговаривая Джеффри Моргана отдать Джареда, Дженсен даже ему не мог открыть всей правды. Уж слишком фантастична и невероятна она была.

А ведь именно Джеффри спас его из лап сумасшедшего эмпата Хоупа, который ставил на нем свои жуткие опыты, в результате которых у Дженсена и появились эмпатические способности. Не врожденные, как об этом говорилось во всех легендах, а искусственно развитые. Может поэтому ему и удалось не съехать с катушек в отличие от самого Хоупа?
В благодарность за спасение Дженсен принес Джеффри клятву на крови, преступить которую не мог ни один волк.
Только Морган не знал, что для Дженсена в жизни существовала лишь одна цель. С того момента, как он услышал от Хоупа про древнее пророчество, то загорелся идеeй его исполнить.
В предсказании говорилось про двух волков: вожака, не проигравшего ни одного боя, и эмпата, рожденного обычным волком. Если эти двое заключат между собой союз, то смогут объединить все стаи в Вервольфии и прекратить междоусобицы и постоянные войны.
Поначалу Дженсен думал, что пророчество касалось самого Джеффри, уж больно многое совпадало. Дженсен попытался заразить его идеей объединения стай, но наткнулся на непонимание. Старый вожак оказался слишком закостенелым в своем слепом поклонении традициям. И когда появился Джаред, Дженсен понял – вот! Это тот, кто сможет. Но как же сложно было к нему подступиться! А Пеллегрино, глупец, и правда считал, что Дженсен преподнесет ему стаю Моргана на блюдечке. Впрочем, свою роль он сыграл.

Дженсен задумался. Перед ним лежал сложный и трудный путь. Пророчества не сбываются сами по себе. Только те, кто готов посвятить свою жизнь одной единственной цели, способны претворить их в жизнь. Дженсен сделает из Джареда настоящего вожака, Вожака с большой буквы, станет его Советником, и вдвоем они исполнят древнее пророчество. Сумасшедший Хоуп будет доволен своим учеником.

Конец



Сказали спасибо: 198

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1358