ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
426

Скажи им, мы – словно магниты

Дата публикации: 12.03.2013
Дата последнего изменения: 12.03.2013
Цикл: we must reinvent love
Название оригинала: tell them we're like magnets
Автор оригинального текста: _mournthewicked
Автор (переводчик): Slavyanka;
Ссылка на оригинал: http://users.livejournal.com/_mournthewicked/195307.html#cutid1
Пейринг: J2;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Примечания: Третий сиквел к we must reinvent love, следует за waste our weeks beneath the sun (Наши недели под солнцем)
Глава 1


Никто на этой планете не провел лето лучше, чем Дженсен Эклз. Правда. Можете его процитировать по этому поводу.

Школа окончена, солнце высоко, и жил он в часе езды от пляжа. Никаких обязанностей, никаких забот, можно спать весь день и зажигать на вечеринках всю ночь.

А еще у него был Джаред.

Целое лето Джареда. Они учились, как быть вместе, как прикасаться друг к другу, как любить друг друга.

Дни, проведенные у бассейна, где резкий запах хлора щипал нос, оставлял разводы на коже, пока они нежились на солнце. Часы, потраченные на пляже, где они держались за руки, крупный песок приставал к коже, влажной от соленого морского воздуха.

Ночи, проведенные на влажных простынях, раздвинутые бедра, тела, скользкие от пота, когда они исследовали друг друга, пальцы, запущенные в отросшие за лето волосы, проводящие по гладкой загорелой коже, тяжелый влажный воздух.

Слова обожания и любви, которые произносились шепотом в темноте, полизывая и прикусывая кожу, слова, которые повторялись, пока не оставляли следов. Всхлипы и стоны, нескончаемые звуки удовольствия, выдохнутые в припухшие губы. Тела, соединенные настолько невероятно хорошо, что было даже больно, совместные движения до тех пор, пока они не взрывались, дрожа друг у друга в объятиях, не размыкая рук ни на секунду.

Вот таким было его лето.

Идеальным.

А завтра все заканчивается. Завтра они повзрослеют.

Дженсен пружинящим шагом подходил к кварталу Джареда. От пота солнцезащитные очки съехали с переносицы, и он поправил их, щурясь на солнце даже из-за темных линз.

Он услышал газонокосилку, прежде чем почувствовал запах свежескошенной травы. Машина Джареда была криво припаркована у обочины, и Дженсен провел пальцами по боку, чувствуя тепло нагретого солнцем металла.

Зеленая и густая трава щекотала ноги, когда Дженсен прошел по лужайке перед домом. Задние ворота были открыты, и он проскользнул в них, опять поправляя очки. Джаред стриг газон, налегая на газонокосилку и двигаясь по двору. Его грязная майка без рукавов когда-то блистала белизной, черные спортивные шорты едва держались на узких бедрах. Волосы Джареда, влажные от пота, чуть завивались над шеей и висками, прилипая к загорелой коже.

При виде его у Дженсена до сих пор перехватывало дыхание.

– Эй! – позвал Дженсен, почесывая щиколотку пальцами ноги, и потер нос, который свербел от запаха скошенной травы. Джаред не услышал, и Дженсен сложил ладони рупором, окликнув его еще раз. – Джаред!

Газонокосилка замолчала, и неожиданная тишина оказалась подавляющей на несколько секунд. Дженсен широко улыбнулся, когда Джаред взглянул на него, смахивая пот с шеи. Джаред вытер руки о шорты и потрусил к Дженсену.

– Заставили работать до самого конца, да? – рассмеялся Дженсен, и Джаред закатил глаза, приподнимая подбородок Дженсена пальцами и быстро целуя его. – Привет.

– Я тут просто раб, – пожаловался Джаред, целуя его опять, а потом отступил назад. – Иди в дом, я закончу через пару минут.

Дженсен кивнул и направился к задней двери, облегченно вздохнув, когда вошел на кухню с кондиционером. В доме было тихо и пусто, Дженсен достал стакан из шкафчика и налил себе холодной воды. Он сделал большой глоток и открыл окно над раковиной.

– А где все? – спросил Дженсен, и Джаред повернулся к нему, поднимая руку, чтобы заслонить глаза от солнца.

– Мама с Мег поехали покупать вещи в школу, а наши отцы играют в гольф, кажется, – прокричал Джаред в ответ, и Дженсен кивнул, когда Джаред опять включил газонокосилку. Дженсен пил воду и наблюдал за тем, как работал Джаред. Тот остановился стянуть майку, вытер ею лицо и засунул за пояс шортов. Стакан выскользнул из пальцев Дженсена и приземлился в раковину, но не разбился. Дженсен чертыхнулся и вытер руки о шорты, внимательно следя за Джаредом в окно.

Джаред стриг огромный задний двор методично, одну дорожку газона за другой. Дженсен почувствовал, что возбуждается, что член у него встает от одного только вида Джареда – такого высокого, сильного под лучами солнца, от которого пот покрывал контуры его изумительного тела. Джаред вытер пот с лица предплечьем, мускулы перекатывались под блестящей кожей.

Кожей, которую Дженсен вдруг должен был попробовать на вкус.

Он направился к задней двери, прокрался через лужайку и стащил с себя майку. Она упала на землю, и Дженсен схватил Джареда за руку, поворачивая того. Газонокосилка замолкла, и вопрос Джареда был заглушен поцелуем, немного жестким и настойчивым.

Джаред тихо фыркнул Дженсену в губы, обнимая его мускулистыми, влажными от пота руками и крепко прижимая их друг к другу. Летнее солнце светило на них горячо и безжалостно, пока Джаред буквально тащил его к сараю в углу двора. Сладкий запах скошенной травы и цветущих роз висел в воздухе, приятно перемешиваясь с запахом пота Джареда.

Дженсен толкнул Джареда к задней стенке сарая, и Джаред зашипел, когда его голая кожа коснулась нагревшегося пластика. Они были между сараем и забором, скрытые ото всех в небольшой тени. Дженсен просунул ногу между ног Джареда и наклонился, чтобы слизнуть пот со скользкой кожи Джареда.

– Не терпится? – проскрипел Джаред, но все же раздвинул ноги и наклонил голову набок. Дженсен зарычал, кровь в нем кипела, когда им завладело настоящее, неподдельное вожделение. Он укусил Джареда за шею, зализывая боль, когда Джаред зашипел.

– Сам виноват, – ответил Дженсен низким голосом, приглушенным о ключицу Джареда. – Такой чертовски сексуальный.

Джаред схватил его, впиваясь пальцами в подбородок, целуя так, что им стало не хватать воздуха. Поцелуй был великолепным, ярким словно любимая песня по радио, которая заставляет вас увеличивать громкость, пока вы не начнете вибрировать от звука. Знакомым, опьяняющим и все же таким классным каждый раз.

Джаред провел языком по его губам, скользнул в рот, улыбаясь в ответ на улыбку Дженсена. Тот засунул руку между их телами, чувствуя, как солнце обжигает затылок, и обхватил член Джареда через мешковатые шорты.
– Мм, ты уже возбудился для меня.

– Я всегда возбуждаюсь для тебя, – прошипел Джаред, кладя ладонь на задницу Дженсена и притягивая его ближе. От пота его кожа стала скользкой, и Джаред на вкус был как соль, земля и лето, когда Дженсен укусил его за подбородок. – Это уже становится проблемой.

– Тогда, наверное, мне надо позаботиться об этом, – ответил Дженсен, и Джаред схватил воздух ртом, когда Дженсен упал на колени прямо там, на траву. Джаред быстро огляделся и уставился на Дженсена, размазывая большим пальцем пот по его губам, а потом запустил пальцы в его взъерошенные волосы. Дженсен широко улыбнулся, облизнул губы и ловко подцепил пояс шортов Джареда. Тот был без белья, и Дженсен застонал, целуя и проводя языком по коже, которая показывалась, когда он стягивал шорты Джареда, чтобы добраться до его члена.

Он прижался лицом к мягким завиткам у основания члена Джареда и вдохнул запах, чувствуя пот и мускусный, земляной аромат Джареда, от которого сердце забилось сильнее и член стал вставать. Дженсен взглянул на Джареда, просунул руку ему между ног, кладя раскрытую ладонь на подтянутую идеальную задницу, а другой обхватывая его большой член. Дразнящие прикосновения к головке, язык, прижимающийся к отверстию, чтобы собрать выступившую смазку… Джаред дернулся и застонал:

– Черт, твои губы.

Волна жара разлилась по телу Дженсена при этих словах, возбуждая его и заставляя стонать. Он провел пальцами между ягодиц Джареда, касаясь кончиком указательного пальца гладкого отверстия, чуть прижимаясь к нему.

– Хорошо, – сказал Дженсен, обхватывая головку члена губами. Джаред просто уставился на него, щурясь от солнца. Дженсен приподнял бровь и ввел палец, используя только пот в качестве смазки. Джаред зашипел и дернулся вперед, погружаясь полностью в рот Дженсена, касаясь членом стенки горла. Дженсен издал тихий звук, словно задыхался, по подбородку у него потекла слюна, ресницы задрожали, и он громко застонал.

Дженсен убрал руку с члена Джареда, дразняще проводя языком по нижней части, он держал голову ровно, не вынимая пальца из узкого отверстия Джареда. Тот наконец понял, что от него требовалось, схватил Дженсена за уши и стал трахать его рот короткими движениями. Дженсен застонал, потянувшись свободной рукой к своему члену, и продолжил двигать пальцем в Джареде.

Джаред толкался медленно, дразня, так, чтобы припухшие губы Дженсена постоянно касались бархатной кожи, и Дженсен зарычал. Он вынул палец из Джареда и схватил его за бедра, пальцы скользили на влажной коже, толкнул к стене сарая и начал двигаться вверх-вниз, самостоятельно задавая скорость и жадно обхватывая член.

Хочешь, чтобы все было по-твоему, – выдавил Джаред, потянув Дженсена за волосы, когда тот лишь застонал и шлепнул его по бедру. Джаред был так близко к разрядке. Дженсен чувствовал, и у него буквально потекли слюнки в ожидании.

Он удивился, когда Джаред оттолкнул его, и член с неприличным влажным звуком выскочил изо рта Дженсена. Дженсен хныкнул, и Джаред поднял его, разворачивая, и пихнул к стенке сарая. Руки Джареда тряслись, пока он возился с пуговицами на шортах Дженсена, но наконец-то расстегнул их и спустил вниз. Дженсен вскрикнул, и Джаред прижался к нему бедрами, влажными от пота, и стал вращать ими. Он просунул руку под колено Дженсен и приподнял его ногу, так чтобы их члены скользили друг о друга.

Дженсен был уверен, что упал бы, если бы Джаред не пригвоздил его к сараю, и он обхватил Джареда за шею, крепко держась за него. Все вокруг отошло на второй план, осталось только движение бедер, сокрушительный напор губ Джареда на его собственных, осталось только удовольствие.

– Хорошо, когда я так к тебе прижимаюсь? – прошептал Джаред ему на ухо, прикусывая мочку, а потом зализывая укус. Дженсен лишь беспомощно кивнул, скользнув ладонями по широкой потной спине Джареда. Тот еще раз укусил его за ухо, а потом провел губами по подбородку. Дженсен вращал бедрами так, словно мог умереть, если не кончит, все нервные окончания как будто горели огнем, пока солнце светило в глаза.

Удивительно, как быстро Джаред мог довести его до такого состояния – дрожащего, нуждающегося создания, которое умоляет, хныкает, открывается и позволяет Джареду делать все, что тому придет в голову, до тех пор, пока получает этот член, эти губы, все, что Джаред дает.

Удовольствие нарастало горячо и медленно, совсем как летнее солнце, палящее над их головами. По шее Дженсена стекла капля пота, и Джаред поймал ее языком, проводя им до ключицы, а потом укусил, заставляя Дженсена поймать воздух ртом и двинуть бедрами вперед. Он терся членом о впадинку у тазовой косточки Джареда, впиваясь ногтями в узкие бедра, небольшие красные полумесяцы отметин выделялись на идеальной золотистой коже.

Джаред отстранился немного для того, чтобы просунуть руку между их телами, обхватывая ладонью оба их члена. Большой палец скользко проходился по головкам, пока он дрочил им, и Дженсен тонко застонал, потянувшись, чтобы переплести пальцы с пальцами Джареда на их членах.

Другую руку Джаред запустил во влажные от пота волосы Дженсена и притянул его к себе, горячо и тяжело дыша ему в рот, чуть шипя и постанывая, покусывая и целуя, когда вспоминал, что надо двигать губами.

Дженсен ахнул, открывая глаза и не понимая, то ли все залило вокруг белым светом, то ли он смотрел прямо на солнце, когда испытал оргазм. Горячая густая сперма украсила бедро Джареда, и Дженсен размазал ее по их животам, схватив Джареда еще крепче, издавая хныкающие звуки, пока стихало удовольствие, и Джаред продолжал тереться об него.

– Давай, детка, – выдохнул Дженсен, скользнув ладонью к заднице Джареда, сжимая ее, и Джаред прижался лицом к шее Дженсена. Он сперва поцеловал, а потом прикусил кожу, двигаясь по сперме Дженсена. Тот легко провел по отверстию Джареда, и Джаред напрягся, кончая с приглушенным вскриком. – Мм, да.

Джаред прислонился к Дженсену, тяжело дыша ему в шею. Дженсен слизнул капли пота с его виска и поцеловал туда же, чуть скользя по стене сарая. Джаред отодвинулся, широко улыбаясь, и поцеловал Дженсена в губы, проводя рукой по их смешавшейся сперме. Он поднял пальцы к их губами, проталкивая сперму в рот Дженсена. Дженсен стал жадно облизывать его пальцы, крепко держа Джареда за запястье.

– Джаред! – Дженсен вытаращил глаза и замер, все еще держа пальцы Джареда во рту. Джаред резко повернул голову, взглянув в направлении дома, и Дженсен вздохнул с облегчением, когда понял, что они скрыты из виду. – Ты здесь?

– Эм, да, мам! – выкрикнул Джаред, извиняющеся пожимая плечами, когда Дженсен неверяще уставился на него. – Что такое?

– Ты собираешься позвонить Джену и попросить помочь сложить вещи или как? – спросила Шерри, и Джаред прикусил губу, когда Дженсен выплюнул его пальцы.

– Да, планировал! – отозвался Джаред, и Дженсен сощурился. Их момент официально закончился, теперь пот, слюна и сперма неприятно липли к коже. Неприятно сладкий запах роз Шерри ударил ему в нос, и Дженсен чуть не чихнул.

– Ты еще не уложил вещи? – прошипел Дженсен, и Джаред закрыл ему рот ладонью. Дженсен начал плеваться, а потом лизнул ладонь. – Мы уезжаем завтра, – добавил Дженсен, он знал, что Джаред поймет его приглушенные слова.

– Это просто…это как-то печально, – признал Джаред, опустив глаза. Дженсен вздохнул и потянул руку Джареда, переплетая их пальцы вместе. – Ты мне поможешь? Пожалуйста.

– Хорошо, – смягчился Дженсен, поцеловав костяшки пальцев Джареда, а потом опустил руки. Он провел ладонью по животу и наморщил нос. – Но сперва мне нужно в душ, пока я не умер от теплового удара.

– По рукам, – ответил Джаред, широко улыбаясь, и натянул шорты. Дженсен тоже оделся, и они нежно поцеловались, прежде чем направиться к задней двери. Дженсен схватил свою майку и вытер живот, покраснев, когда они вошли на кухню, и Шерри приподняла бровь.

– Э, складывать вещи, – пробормотал Дженсен, и Джаред рассмеялся, когда они пошли к лестнице. В комнате Джареда был дикий беспорядок, наполовину упакованные коробки, разбросанные по всему полу, вещи, свисающие из комода и с кровати.

– С чего начнем? – тихо спросил Джаред, не отрывая глаз от фотографий над своей кроватью. Дженсен положил руку между лопаток Джареда и прикусил нижнюю губу.

– Душ, – осторожно напомнил ему Дженсен, и Джаред вздохнул. Дженсен провел его к ванной и открыл воду, давая ей нагреться, потом толкнул Джареда к двери, чтобы сцеловать хмурое выражение с его лица.

Ему тоже нелегко было собирать вещи. Их идеальное лето подходило к концу, завтра они уедут из домов своего детства, чтобы начать новую главу жизни.

Завтра они повзрослеют.


Просто невероятно, сколько воспоминаний может хранить одна комната, но понимаешь это, только покидая ее.

Дженсен стоял там, в своей комнате, там было не пусто, не совсем. Но все, что определяло принадлежность к нему, исчезло, лежало упакованное в коробках в арендованном прицепе у крыльца.

С кровати сняли простыни, шкаф опустел, на стенах остались темные прямоугольники краски на тех местах, где висели постеры. В столе ничего не было, телевизор стоял сам по себе. Это глупо, насколько печально Дженсен себя чувствовал.

Он же не навсегда покидает эту комнату. Будут еще выходные и летние каникулы.

Но все же… Дженсен взглянул на светлое фиолетовое пятно на ковре у кровати – вспомнил, когда им было по восемь лет, Джаред пролил сок, и они попытались спрятать это под грудой мягких игрушек. Будет так странно засыпать каждую ночь не здесь.

Он даже думать не хотел о том, как неделями не увидит маму, отца и младшую сестру.

Все, что он знал, было в этой комнате, в этом доме. У Дженсена комок встал в горле, когда он подумал об отъезде. Тут открылась дверь, и Дженсен услышал знакомое царапание её о деревянный пол. Он знал, что идет мама, потому что чувствовал запах ее духов – ваниль и цветы. Она подошла к нему, и Дженсен, не смущаясь, положил голову ей на плечо.

– Джаред ждет внизу, – сказала она немного хрипловато. – Ты готов?

– С тобой все нормально? – спросил Дженсен, поднимая голову, чтобы посмотреть маме в лицо. Глаза у нее покраснели, словно она плакала. – Ой, мама, не надо.

– Я в порядке, – произнесла она, нежно улыбаясь. – Мои мальчики выросли. Мне можно и погрустить.

– У тебя все еще есть Мак, – напомнил он ей, и мама кивнула. – И не то чтобы ты меня больше не увидишь. Технически Джош съехал три года назад, но он тут столько времени находится, как будто никогда и не уезжал.

Дженсен обнял ее, вдыхая запах духов. Боже, он будет скучать по ней. Тут в комнату с громким топотом влетел Джаред. Он молча подошел к ним и обнял их обоих.

– Ну хватит, – засопел он. – Я только что прошел через это со своей мамой. Больше не вынесу.

Дженсен всхлипнул и рассмеялся, высвобождаясь из объятий. Джаред поцеловал его в щеку, обхватывая одной рукой за талию, и Донна улыбнулась им тепло и искренне.

– Вы же будете заботиться друг о друге, да? – спросила она, и Джаред с Дженсеном повернулись лицом к лицу, широко улыбаясь друг другу. – Действительно, о чем это я? Конечно, будете.

– Пошли, Дженсен, – сказал Джаред, потянув его за майку. – Время ехать.


Джош и Джефф уже оказались на месте, когда их караван подъехал к парковке. Все вместе они быстро перенесли коробки с вещами Джареда и Дженсена в комнату в общежитии на втором этаже. Она была вполне неплохой – немного небольшая, но светлая, с хорошим видом на школьный двор.

Но возникла одна большая проблема. Дженсен стоял посредине их комнаты, поворачивая голову туда-сюда, и смотрел на две крохотные одноместные кровати, отодвинутые к противоположным стенам. Они казались совсем не подходящими для их занятий сексом. Дженсен все еще с сомнением рассматривал кровати, когда Джаред подошел и стал рядом.

– Я знаю, – прошептал он, словно прочитав мысли Дженсена. – Мы придумаем что-нибудь.

Все уже занесли, коробки стояли как попало. Джаред и Дженсен развернулись к двум парам родителей, пытающихся придумать, как сказать до свидания их маленьким мальчикам. Джош и Джефф с сочувствующим видом ждали в дверях. Дженсен сделал глубокий вдох и сделал шаг вперед.

Начиналось самое трудное.



Дело в том, что порой Дженсен на чем-нибудь зацикливался, и, видимо, комната в общежитии должна была блистать чистотой. Он вытирал все поверхности, мыл пол, пока Джаред сидел на кресле и лениво крутился.

Он знал, что происходит на самом деле. Дженсен был расстроен, напуган, он нервничал. Теперь они почти полностью предоставлены сами себе, и Дженсену не нравилось так долго находиться вдали от дома. Если тщательная уборка помогала ему почувствовать себя лучше, Джаред не собирался осуждать это.

– Ты мог бы и помочь, – сказал Дженсен, поворачиваясь к Джареду. Он вспотел, волосы у него растрепались, одет Дженсен был в черную майку без рукавов и красные шорты для лакросса. Когда Джаред просто продолжал пялиться на него, Дженсен приподнял бровь.

– О, – произнес Джаред, скептически оглядывая комнату. – Но ты так хорошо убираешь.

– Чепуха, – ответил Дженсен, со стуком поставив дезинфицирующий раствор на стол. – Просто заправь постели, хорошо?

Джаред кивнул и нашел коробку с аккуратной надписью Донны постельное белье. Когда Джаред расстилал абсолютно новые темно-синие простыни на кровати у правой стены, его вдруг посетила мысль, и он быстро повернулся к Дженсену.

– Мы же не будем на самом деле спать по отдельности, так? – спросил Джаред, даже не обращая внимания на то, что его голос звучал плаксиво. Дженсен даже не остановился, продолжая тереть окна.

– Если ты только не выведешь меня из себя, – как бы между прочим ответил он. – Или если будешь вонять как задница.

– Да пошел ты, – сказал Джаред, тайком нюхая подмышку. – Я пахну хорошо, – Дженсен лишь фыркнул в ответ.

Джаред расправил простыни, положил одеяло и выровнял подушки. Все выглядело аккуратно. Теперь надо было привести все в беспорядок.

– Эй, Дженсен, – произнес он, и Дженсен поднял голову, отрываясь от коробки с надписью Одежда Дженсена, сделанной его аккуратным почерком. Супер-пупер гейская было написано ниже рукой Джоша. – Мы собираемся окрестить эту детку или как?

– О, как это мило, – без выражения произнес Дженсен, оставляя одежду, и схватил бутылку моющего средства «Виндекс» для окон и рулон бумажных полотенец. – Посмотри, как я спешу в и жажду, чтобы ты оказался внутри меня.

– Но ты же не спешишь, – сказал Джаред, когда стало понятно, что Дженсен полностью сконцентрировался на том, чтобы избавиться от потеков на стеклах и придать им блеск. Дженсен выразительно посмотрел на него, и, эй, Джаред знал это выражение лица. Он не умственно отсталый.

– Потому что ты свинья, – ответил Дженсен, и Джаред ухмыльнулся. Он встал, забрал у Дженсена «Виндекс» и повернул его, обнимая за талию. Дженсен положил ладони Джареду на грудь, от него пахло моющим средством и пылью, но Джареду было все равно.

– Угадай, что? – тихо произнес Джаред, наклоняясь, чтобы коснуться губами щеки Дженсена.

– Что? – мягко ответил Дженсен, впиваясь кончиками пальцев в грудь Джареда.

– Мы фактически живем вместе, – сказал Джаред, целуя Дженсена в уголок рта. – Ты и я, сами по себе.

– Да, – выдохнул Дженсен, целуя Джареда. Тот счастливо вздохнул Дженсену в губы, задом идя к застеленной кровати. Он пихнул Дженсена назад, и Дженсен рассмеялся, падая на нее, схватив Джареда за майку.

– Джаред! – произнес он, но Джаред перебил его поцелуем. – Мы должны разобрать вещи, – добавил Дженсен, когда Джаред провел губами по его шее, а потом прикусил мочку уха, чуть посасывая. – Ах ты, сучка.

Джаред фыркнул, когда Дженсен схватил его за плечи, запрокидывая голову. Он позволил Джареду целовать себя какое-то время – нежными касаниями губ. Когда Джаред засунул пальцы за пояс шортов Дженсена, он схватил Джареда за запястье, останавливая его.

– Мы разбираем вещи, – твердо произнес он, когда Джаред протестующее зарычал. – Просто дай мне привести эту комнату в порядок, и я обещаю, вечером я потрясу тебя. Тебе будет чертовски хорошо.

– Да, разговаривая таким голосом, как будто тебя только что трахнули, ты вряд ли избавишь меня от стояка, – насмешливо произнес Джаред, закатив глаза, и хлопнулся на спину. – Ну и ладно, принцесса. Ты отказываешь мне в сексе, чтобы заняться уборкой, от этого страдает моя самооценка, но я думаю, что выживу.

Дженсен широко улыбнулся и нежно поцеловал Джарада, прежде чем подняться. Он откуда-то достал метелку, и Джаред весело фыркнул.

– Кажется, в холле был автомат с прохладительными напитками, – сказал Дженсен, начиная заправлять вторую кровать. – Сходи купи нам газировки. И прекрати дуться, ты, дитятко.

– Хорошо, – ответил Джаред, скатываясь с кровати, и вышел в коридор.

Так как они уже хорошо знали кампус и окрестности благодаря Джошу и Джеффу, то заселились практически в последнюю минуту. Казалось, все остальные устраивались в общежитии. В коридорах было много людей, почти каждая дверь стояла открытой, словно приглашая войти.

Холл был не так уж далеко от их комнаты, там стоял широкоэкранный телевизор, стол для аэрохоккея и автоматы для продажи напитков. На одном из диванов сидели две девушки, Джаред дружелюбно улыбнулся им и пошел за газировкой. В кармане у него было несколько купюр, первая прошла, но вторую автомат принимать отказался категорически. Джаред попытался распрямить доллар о стенку автомата, но все оказалось бесполезно. Он смахнул волосы со лба и угрожающе уставился на автомат.

– Вот, – раздался голос, и Джаред, повернувшись, увидел новую долларовую купюру. Он взял ее у девушки, а взамен отдал одну из смятых.

– Спасибо, – поблагодарил Джаред и издал торжествующий возглас, когда автомат принял деньги. – Я Джаред, – сказал он, пожав ей руку, а потом наклонился взять напитки.

– Джессика, – мелодично произнесла она. Она была симпатичной – большие карие глаза, длинные каштановые волосы. – Ты живешь на этом этаже?

– Да, – ответил Джаред. – Этим утром въехали.

– О, замечательно, – сказала она, отбрасывая волосы за плечо. Джаред прикусил губу, чтобы не улыбнуться. – Я живу в 213 комнате.

– Так мы соседи, – ответил Джаред, улыбнувшись ей. – Я в 214.

– Классно, – произнесла она, широко улыбаясь так, словно это самая лучшая новость в мире. Джаред держал баночки с газировкой, от которых медленно немели ладони, и показал рукой на коридор. Она просто засветилась, очевидно истолковав жест как приглашение.

– Так ты местная? – спросил Джаред, положив баночки газировки в карманы шортов. Джессика стала накручивать прядь волос на палец.

– Нет, я вообще-то из Сан-Франциско, – ответила она. Одно только упоминание об это городе заставило Джареда рассмеяться, он вспомнил последний раз, когда они там были. Порой лица Джоша и Джеффа после их пьяного тройничка всплывали у него перед глазами, и Джаред просто не мог сдержать смеха. – Что?

– Ничего, извини, – фыркнул Джаред, смеясь в ладонь. – Я просто был там и вспомнил кое-что забавное.

– О, – ответила Джессика, останавливаясь перед своей комнатой. Она открыла дверь и вошла, оглядываясь на Джареда через плечо. – Не хочешь зайти?

– Э, нет, спасибо, – быстро сказал Джаред, отступая назад. – Мне еще надо вещи разобрать.

– А, – произнесла она, чуть надувшись. Она повернулась и прислонилась к дверному косяку, хлопая ресницами. – Было приятно познакомиться, Джаред.

– Взаимно, Джессика, – вежливо ответил он. Она рассмеялась и переступила с пятки на носки, отбрасывая волосы за плечо.

– Заходи в любое время, – сказала она, прикусывая пухлую нижнюю губу. Джаред тихонько фыркнул. Он узнал этот взгляд, узнал очень хорошо. Иногда ему странно было получать столько внимания от девушек, ведь еще недавно выглядел тощим словно палка.

Но он был с Дженсеном уже достаточно долго, чтобы понимать, когда можно чуть пофлиртовать в ответ, а когда это обещает неприятности. И эта девушка? Она точно сулила неприятности.

Джаред сделал шаг назад, становясь так, чтобы показать всей позой спасибо, но нет.

– Э, хорошо. А поскольку мы тут все знакомимся, – быстро произнес Джаред, отступая еще на шаг назад. Он повернул голову, прикладывая одну ладонь ко рту как рупор. – Эй, Дженни! Иди познакомься с нашей новой соседкой!

Джессика высунула голову в коридор, сузив глаза. Дженсен вышел в коридор, выглядя изумительно, несмотря на то что испачкался и вспотел, пока разбирал вещи в небольшой душной комнате. Джессика приподняла идеально выщипанную бровь, когда он подошел.

– Ты орал, дорогой? – язвительно спросил Дженсен, подходя к Джареду. Джаред ухмыльнулся и обнял его за плечи. Чем раньше Джаред покажет, что занят, тем лучше. Ему на самом деле не нравилось хищное выражение глаз Джессики.

– Да. Дженсен, это Джессика, – сказал он, заправляя волосы Дженсена за ухо. Они отросли как раз, чтобы можно было это сделать, и у Джареда появилось дурное предчувствие, что Дженсен скоро пострижется. – Джессика, это мой бойфренд, он же сосед по комнате, Дженсен.

– О,– коротко произнесла она с почти неприкрытым разочарование в голосе. – Привет.

– Привет, – ответил Дженсен, поворачиваясь к Джареду, чтобы слегка изумленно приподнять бровь. Он ухмыльнулся и обнял Джареда за талию, засовывая большой палец за пояс его шортов. Джаред прикусил губу, чтобы сдержать смех. Ревнивый Дженсен мог быть опасным Дженсеном. Или очень, очень забавным. – Приятно познакомиться.

– Да, – рассеянно произнесла она. – Ну, мне надо, э… – она ткнула пальцем себе за спину. – Было приятно познакомиться, Джаред, – сказала она, бросив на Джареда последний долгий взгляд. – И, э, с тобой, Дженсен.

Она едва взглянула на Дженсена, прежде чем вернуться в комнату и захлопнуть дверь. Дженсен повернулся и уткнулся Джареду в плечо, чтобы заглушить смех, обхватывая его за запястье, словно случайно, но собственнически. Джаред закатил глаза и провел их обратно по коридору, безмерно радуясь, что Дженсен оказался в хорошем настроении. Порой Дженсен мог вести себя как ревнивая мелкая сучка, но он определенно был не одинок. Собственнические замашки самого Джареда имели впечатляющие масштабы.

– Кое-кто запал на тебя, – нараспев произнес Дженсен, когда они вернулись в комнату. Джаред пожал плечами и провел рукой по волосам.

– Кажется, тебе придется надрать ей задницу, – сказал Джаред, качая головой в притворном недовольстве, достал баночки газировки из карманов и поставил их на комод. – Защитить мою честь.

Дженсен вздохнул, словно смиряясь со своей участью:
– Я так устаю защищать твою честь.

– Ну вот что получаешь за то, что твой бойфренд натуральный Адонис, – сказал Джаред, ступая почти вплотную к Дженсену, и показал на свое лицо. – Посмотри на это строение кости, Дженсен. Моя красота – проклятие.

– Хочешь поговорить о строении кости? – спросил Дженсен, несильно толкая Джареда, и провел кончиками пальцев по своему подбородку. – Посмотри на мою челюсть, Джаред. Я чертовски великолепен.

– Согласен, – сказал Джаред, и глаза у него потемнели, когда он подтолкнул Дженсена к одной из кроватей. – Мы оба сногсшибательно красивы, и все должны нам завидовать.

– Точно, – произнес Дженсен, падая на кровать. Джаред залез на него, садясь на колени.

– Твои веснушки, – указал Джаред, его дыхание словно нежный поцелуй на переносице Дженсена.

– Твои глаза, – в ответ произнес Дженсен, поглаживая кончиком пальца бровь Джареда.

Твои глаза, – сказал Джаред, нежно целуя Дженсена. – Твои губы.

– Твои руки, – выдохнул Дженсен, хватая воздух ртом, когда Джаред сжал его бедра. И они начали страстно целоваться, ладони касались кожи, пальцы путались в волосах. Джаред просунул руку под Дженсена, чтобы перевернуть их обоих своим фирменным движением. Но когда он собрался перекатиться, то соскользнул с края кровати. Дженсен схватил его, пытаясь удержать и дико смеясь, но среагировал медленно, и Джаред со стуком упал на пол.

– Да, эти чертовы кровати будут проблемой, – прорычал Джаред, и Дженсен опять рассмеялся, выглядывая из-за края кровати. Джаред поднялся на колени, крепко поцеловал Дженсена и обнял его.

– Твой смех, – прошептал Джаред и быстро стащил Дженсена на пол.

Им придется как-то приспособиться.


– Отвали, Джаред, – сказал Дженсен позже, когда Джаред стал прокладывать дорожку из поцелуев вниз по его голому животу. – Я дал тебе меня трахнуть. Теперь тебе придется дать мне разобрать мои вещи.

– Не хочу, – ответил Джаред, проводя языком по пупку Дженсена. Дженсен хныкнул и потянул Джареда за волосы. – Заткнись и дай мне отсосать тебе, сучка.

– Нет значит нет, придурок, – произнес Дженсен, отодвигаясь от Джареда. Он сел и начал одеваться, несмотря на неверящий взгляд Джареда. – Мне надо отлить, – признался он, и Джаред со стуком опустил голову на пол.

– Удачи, – ответил Джаред, и Дженсен посмотрел на себя в зеркало. Волосы у него были взъерошены, он покраснел и вспотел, но ему необязательно выглядеть хорошо, чтобы сходить в туалет.

Дженсен выскользнул из комнаты и направился вниз по коридору, надеясь, что никто не попытается заговорить с ним. Он добрался до туалета (и на самом деле, черт бы побрал общие уборные) и быстро вышел оттуда. Завернув за угол, Дженсен уткнулся в чью-то широкую грудь.

– Эй! – воскликнул парень, протягивая руку, чтобы удержать Дженсена за плечо. Дженсен покраснел и стряхнул ладонь.

– Извини, чувак, – сказал он, взглянув на парня, а тот удивленно распахнул глаза.

– Тебе не за что извиняться, серьезно, – сказал он, оглядывая Дженсена с ног до головы, и делал это так нагло, что Дженсен прокашлялся и скрестил руки на груди. – Ты живешь на этом этаже?

– Э, да, – ответил Дженсен, почесав в затылке. – Только въехал сегодня.

– И все ангелы улыбнулись мне, – сказал парень, положив руку Дженсену на плечо. – Я должен предупредить тебя прямо сейчас. Мне кажется, я на тебя западаю, – произнес он, и Дженсен приподнял бровь. – Но не беспокойся. Я определенно не твой тип, ты на меня и внимания не обратишь, так что я просто буду восхищаться издалека. Любоваться словно драгоценным камнем.

– Даже не знаю, то ли благодарить тебя, то ли опасаться, если честно, – ответил Дженсен, издав смешок. Парень широко улыбнулся, и Дженсен понял, что тот не совсем уж не его тип. Они были примерно одного роста и телосложения, у парня были взлохмаченные русые волосы и красивые голубые глаза. На самом деле внешностью его природа не обидела.

Он, конечно, и рядом не стоял с Джаредом, но смотреть на него не было неприятно.

– Думаю, разумная смесь и того, и другого пойдет, – ответил парень и протянул Дженсену руку. – Меня зовут Джеймс.

– Дженсен, – ответил он, пожав руку. В парне было что-то, что сразу понравилось Дженсену. Во-первых, он забавный. Это стало решающим моментом для Дженсена. Но лесть тоже не помешала.

Тут из комнаты в обтягивающих черных штанах и белой майке без рукавов вышел Джаред, по мнению Дженсена, эта одежда на нем выглядела чертовски хорошо. Джаред серьезно качался летом, и теперь это было очевидно – развитые мускулы перекатывались под загорелой кожей.

– Джаред! – позвал Дженсен, помахав ему рукой. Джаред подошел и приподнял бровь.

– Черт! Ты сам нашел нового друга? – спросил Джаред с явным весельем в голосе и спокойным, но собственническим жестом обнял Дженсена за плечи.

– Думаю, да. Это Джеймс, – сказал Дженсен, указывая на него. – А это мой бойфренд Джаред.

– Привет! – радостно произнес Джеймс, пожимая Джареду руку. – Как дела? Мы с Дженсеном просто разговаривали о том, как он меня совсем-совсем не привлекает!

– Джеймс уже запал на меня, – сказал Дженсен, вздыхая так, словно на него свалилась тяжелая ноша, а потом подмигнул Джеймсу.

– Это правда? – изумленно спросил Джаред, и Джеймс нервно рассмеялся.

– Это было до того, как я узнал, что у тебя есть бойфренд, способный сломать меня как тростинку, – ответил Джеймс, нахально улыбаясь. – А теперь ты просто тот чувак, что живет в комнате дальше по коридору. Я быстро могу побороть это.

– Приятно это слышать, – рассмеялся Джаред. Джеймс смотрел на них какое-то мгновение, потом щелкнул пальцами и сказал:

– Погоди-ка, Дженсен и Джаред? Младшие братья Джоша и Джеффа?

– Да, это мы, – с ухмылкой ответил Джаред. Они никогда не преодолеют это проклятье (ну хорошо, порой и благословение) быть известными как младшие братья Джоша и Джеффа. Дженсен не удивился, что Джеймс знал их братьев. Он казался именно таким парнем, который бы прекрасно поладил с ними. – Эй, пошли к нам в комнату. Может, если у нас будет компания, Дженсен перестанет убирать там хоть на пять секунд.

– Конечно, – сказал Джеймс, идя за Джаредом и Дженсеном к их комнате. – Они рассказывали мне, что вы, ребята, поступили на первый курс и трахаете друг друга чуть не до беспамятства. Правда, не добавили, какие вы милашки. Хотя, как ваши ближайшие родственники, они бы этого никогда не сделали.

– Наверное, нет, – ухмыльнулся Джаред, и Джеймс прислонился к стене. Тут в комнату постучали, и вошел парень, чуть не ударив Джеймса дверью в лицо.

– Привет, парни! Вы, должно быть, Дженсен и Джаред, – радостно произнес он. – Я – Миша Коллинз, староста этажа. Вы последние заселились. Уже думал, что вы и не приедете.

– Привет, – оживленно ответил Джаред. – Я Джаред, а это – Дженсен, – добавил он, пихнув Дженсена локтем. Дженсен шлепнул его по бедру и помахал Мише.

– Значит, вы двое знаете друг друга? – спросил Миша, очевидно уловив дружеские отношения между ними. Джаред приподнял бровь и ухмыльнулся Дженсену, который изумленно фыркнул. Какой провокационный вопрос!

– С самого детства вообще-то, – сказал Дженсен, и Миша широко улыбнулся. Он казался чересчур уж веселым, но Дженсен легко мог понять, когда это было неискренне. Сам являлся мастером в этом деле.

– Ну хорошо, – сказал Миша, покачиваясь на пятках, и посмотрел на часы. Под этой натянутой улыбкой было видно, что он напряжен и все ему надоело, Дженсен чуть не рассмеялся. – Тогда все будет проще. Я просто хотел представиться. Я живу в комнате 202, если вам вдруг что-нибудь понадобится. И завтра у нас на этаже собрание в семь часов.

Он до сих пор не заметил Джеймса, подкравшегося к нему сзади. Джеймс поднес палец к губам, побираясь еще ближе к Мише. Дженсен приподнял бровь, но ничего не сказал, вполуха слушая то, что говорил Миша. Джеймс стоял у того за спиной, заглядывая через плечо.

– Я буду в холле, – продолжил Миша, и Джеймс чуть наклонился вперед, едва не касаясь губами шеи Миши. Дженсен прикусил губу, стараясь сдержать смех. – Просто небольшое собрание, чтобы все могли представиться и…твою мать, Родэй!

Джеймс расхохотался, и Дженсен с Джаредом присоединились к нему, а Миша держался за сердце, свирепо глядя на Джеймса.

– Ты чертов козел! Чуть сердечный приступ мне не устроил, придурок, – выдавил он, раздраженно вздохнув, когда Джеймс обнял его за плечи.

– А вот теперь вы действительно познакомились с Мишей, – довольно произнес Джеймс, кладя ладонь Мише на сердце. – Наш нежный цветочек. Можешь перестать вести себя как вожатый в лагере. Это братья Джоша и Джеффа.

– Правда? – спросил Миша, взглянув на них. Он вздохнул и облегченно опустил плечи, выбираясь из-под руки Джеймас. – Слава богу. Мне до чертиков надоело быть таким радостным.

– О, вы с Дженсеном превосходно поладите, – фыркнул Джаред, и Дженсен наступил ему на ногу. – Да, мир тесен, как оказалось.

– Не совсем, – ответил Миша, покрутив шеей. Он уже выглядел как абсолютно другой человек. Миша был привлекательным – худощавый, загорелый, с каштановыми волосами, в которых попадались светлые прядки, но это выглядело естественно, словно он слишком много времени провел на солнце. А в его ярко-голубые глаза Дженсену как-то не хотелось смотреть прямо. – Просто ваши братья из тех людей, о которых все знают. А Джеймс – наш постоянный житель, как Ван Уайлдер.

– Если под этим ты подразумеваешь, что я привлекателен, остроумен и полезен, – надменно произнес Джеймс, – тогда спасибо. Я польщен.

– Под этим я подразумеваю, что ты никогда не уедешь, – ответил Миша, закатив глаза. Джеймс ухмыльнулся, а потом прикусил нижнюю губу, сверкая глазами.

– Ты будешь скучать, когда меня тут не будет, – сказал Джеймс, пихнув Мишу в плечо. – Гарантирую это на сто процентов.

– Если все будет продолжаться такими темпами, то это ты по мне будешь скучать.

– Ну, я планировал закончить колледж в этом году, но, возможно, останусь подольше, если ты будешь продолжать вести себя так отважно, – поддразнил его Джеймс, и Миша наморщил нос. – Ладно, надо дать детям разобрать вещи. Потому что, зная их братьев, а я, поверь, знаю их прекрасно, они попозже появятся здесь, чтобы устроить свою небольшую приветственную вечеринку.

– Фантастика, – произнес Дженсен, закатив глаза. Джеймс подошел ближе и положил руки на плечи Дженсену и Джареду.

– Думаю, это начало прекрасной дружбы, – сказал им Джеймс, наклоняясь ближе. Джаред и Дженсен оба отпрянули назад, обменявшись взглядом. – Слушайте, я живу в 209, если что. Не ходите к этому придурку. Мальчик-йог только скажет вам заглянуть глубже в себя или воскурит ладан или что-то типа этого или обматерит вас так, что вы расплачетесь. Чувак – чертово ходящее противоречие.

– Да пошел ты, – с чувством произнес Миша, скучающе кивнул Дженсену и Джареду и вышел из комнаты. Дженсен склонил голову набок. Парень определенно казался интересным.

– Серьезно, – повторил Джеймс. – Если вдруг что, – он подмигнул им и вышел, тихо прикрывая за собой дверь.

– Ну, – громко произнес Джаред, рассмеявшись. – Это было интересно. А теперь что будем делать?

– Разберем все наконец, блин, – сказал Дженсен, открывая коробку и вытаскивая его великолепную, дорогую, спасающую жизнь кофеварку. Он обнял ее, совсем чуть-чуть, а потом поставил на почетное место на столе.

– Я ревную к кофеварке, – вздохнул Джаред. – Думаю, тебе теперь придется сильно и хорошо трахнуть меня, доказать, что на самом деле ты любишь меня.

– Разбирай вещи, Джаред! Черт!

Хорошо!


Через пару часов они разобрали практически все, и комната стала выглядеть более аккуратно. Дженсен запретил Джареду трогать что бы то ни было после того, как тот чуть не уронил микроволновку. Поэтому теперь Джаред воссоздавал свой коллаж из фотографий на стене над столом.

Он начал коллаж еще несколько лет назад, когда по-настоящему увлекся фотографией. На снимках там были в основном он и Дженсен, но попадались и остальные их друзья. Джаред испытывал невозможный прилив счастья, когда смотрел на их старые и недавние фотографии. Даже на фото очевидно, как они всегда любили друг друга, несложно заметить, как их любовь развилась в то, что у них сейчас есть – нечто всеобъемлющее и дико сильное. При взгляде на снимки из прошлого становилось ясно, какое будущее их ожидает.

Он добавлял фотографию Дженсена на пляже, когда вдруг раздался громкий стук в дверь. Дженсен вздохнул и повесил рубашку в шкаф Джареда.

– Джаред! Дженсен! Джаред! Дженсен! – донесся громкий голос Джоша. – Наденьте что-нибудь и открывайте дверь!

Джаред слез со стола и беспомощно пожал плечами, глядя на Дженсена, а потом пошел открывать дверь.

– Обязательно орать так громко? – спросил Джаред, оказавшись лицом к лицу с улыбающимися Джошем и Джеффом.

– Мы принесли подарок к новоселью! – ликующе произнес Джефф, держа что-то перед собой. Через секунду Джаред понял, что он увидел. Это презервативное дерево. Нет, правда. Горшок с зелеными проводками, словно ветками, но на месте, где должны были быть листья, висели пачки с презервативами. Джаред закатил глаза.

– Это декоративное украшение! – добавил Джош, счастливо кивая головой. В тот момент Джеймс открыл дверь своей комнаты, выглядывая, чтобы узнать, по какому поводу шум.

– Чуваки! – воскликнул Джеймс, выходя из комнаты и закрывая дверь. Он стукнул кулаком по кулаку Джоша и Джеффа и кивнул на дерево. – Милые листики.

– Своеобразно, – сказал Дженсен, наконец-то подходя, чтобы стать рядом с Джаредом. Все больше и больше народу стало выглядывать из комнат, включая Джессику и симпатичную блондинку, которая, вероятно, была ее соседкой. – Я даже знать не хочу, где вы это достали.

– И правильно, – ответил Джош, и тут в коридоре раздался голос Миши.

– Ладно, ребята. Уже почти десять вечера, и я хотел напомнить вам, что после этого времени в коридорах надо соблюдать тишину, – он опять говорил своим чрезвычайно радостным голосом, и Джеймс прыснул. – А, это вы, придурки, – добавил он тоном пониже, когда увидел, кто это.

– Миша! – поприветствовал его Джефф, подтягивая поближе. – Даю неделю, прежде чем ты сорвешься и убьешь какого-нибудь бедного первокурсника, ты, биполярный ублюдок.

– Принимаю пари. Я начал заниматься йогой, это расслабляет, – просто ответил Миша. – Вы можете зайти в комнату и перестать орать как идиоты в коридоре, пожалуйста?

– Только ради тебя, – проворковал Джеймс, касаясь кончика носа Миши, а потом протиснулся мимо Дженсена и Джареда. Все остальные вошли в комнату, и Джаред увидел, как несколько человек с любопытством смотрели на них, явно удивляясь, почему компания старшекурсников и староста этажа решили зайти к ничтожным первокурсникам. Джаред кивнул Джессике и захлопнул дверь.

– Хорошо смотрится, парни, – сказал Джеймс, оглядывая комнату. Он заметил коллаж Джареда и подошел посмотреть.

– Я знал, что вы быстро познакомитесь с Джеймсом, – сказал Джефф, ставя дерево с презервативами на стол. Джаред подумал, что оно бы того стоило – сказать братьям, что они теперь пользовались презервативами только тогда, когда не хотели создавать беспорядок, лишь чтобы увидеть выражения их лиц, но промолчал.

– Все очень быстро знакомятся с Джеймсом, – пробормотал Миша, бросая взгляд на того. – Могу я полагаться на то, что вы не спалите общежитие, если я уйду?

– Слово даем, – торжественно произнес Джош, положив одну ладонь на грудь. Миша только закатил глаза и вышел.

– Он не очень-то веселый человек, да? – спросил Джаред, и трое старших парней рассмеялись, как будто услышали одним им понятную шутку.

– Но они не просто познакомились со мной, – сказал Джеймс, поднимая тему. – Я выбрал их.

– Для чего? – с сомнением спросил Дженсен, приподнимая бровь. Джеймс улыбнулся широко и счастливо. Это было как-то пугающе.

– Как старшекурсник, – начал Джеймс, поднимая указательный палец вверх, и Джош шлепнул его по руке и сделал вид, что указывает на Джеймса пистолетами.

– Супер старшекурсник, – исправил Джош, нахально улыбаясь. Джеймс повернулся и взглянул на него, чуть сощурившись.

– Спасибо, Джошуа, – язвительно произнес Джеймс. – Ценю. Ладно, что я говорил, как старшекурсник, который живет с ними на одном этаже, я считаю жизненно важным взять юных Дженсена и Джареда под мое крыло, указать им путь. Они всего-то птенчики, их надо кормить.

– Это действительно необходимо? – спросил Дженсен, умоляюще взглянув на брата, и подвинулся ближе к Джареду.

– Да! – с жаром ответил Джеймс. – К тому же, я плавно вливаюсь в вашу группу. Мы тут все на Дж. Хотя, думаю, правильно было бы сказать, что Дженсен определенно победитель в этом генофонде.

– Ну, это правда, – признал Дженсен, широко улыбаясь, когда Джаред одобрительно хмыкнул.

– Да, – задумчиво произнес Джефф. – Дженсен на самом деле самый голубой из них.

– Он хорошенькая-хорошенькая принцесса, – добавил Джаред, обнимая Дженсена.

– Черт подери, Дженсен! – заорал Джош. – Ты можешь прекратить привлекать все члены в городе? Мне уже надоедает угрожать всем своим друзьям!

– Эй, эй! – воскликнул Джеймс. – Я восхищаюсь красотой Дженсена только исключительно в эстетическом смысле.

– Так пускай и остается, – сказал Джаред, притворно сурово взглянув на Джеймса. Джош и Джефф закатили глаза.

Ну ладно, – добавил Джош. – Мы уходим. Но если вам что-нибудь будет нужно, спросите у Джеймса. Правда. Он знает все то, что надо знать. Если будешь учиться тут тридцать два года, иначе не получится.

– Ах, преувеличение, чтобы добиться художественного эффекта, – саркастически ответил Джеймс. – Как я не подумал об этом. Это же так умно. Козел.

Трое парней вышли из комнаты, даже не попрощавшись, как следует, и Дженсен с Джаредом повернулись друг к другу. Они молчали секунду-другую, а потом рассмеялись, беспомощно пожав плечами.

Да, год обещал быть интересным.



Глава 2

Их первая официальная неделя занятий в колледже прошла гладко. Они оба выбрали по пять курсов, два курса у них совпадали. У Дженсена были уроки драмы с Сэнди, история с Джаредом и введение в психологию с Джаредом и Чадом.

Их преподаватели в целом были нормальными, Дженсену только хотелось забить преподавателя биологии до смерти кирпичом. В лицо. Он так раздражал. Но, опять же, большинство людей раздражало Дженсена, поэтому он, вероятно, не так уж хорошо разбирался в характерах.

Хоть все прошло и гладко, неделя все равно оказалась довольно напряженной и беспокойной после долгого ленивого лета. Наступил вечер пятницы, и у них не было никаких планов.

Дженсен валялся на кровати, переключая каналы, и ждал, когда придет Джаред. Его последняя пара заканчивалась в пять, если Дженсен не ошибался, значит, Джаред должен был вернуться с минуты на минуту.

Почти в половине шестого Джаред устало вошел в комнату и швырнул рюкзак к своей кровати. У него были напряженно подняты плечи, и щенячий взгляд включен на полную мощность, как будто он тренировался всю дорогу домой. Дженсен приподнял бровь.

– Привет, – несчастно произнес Джаред, поводя плечами и потягиваясь. Дженсен ухмыльнулся – это был абсолютно не тонкий намек на то, что Джареду хотелось получить массаж.

С тех пор как Дженсен огласил свое желание стать физиотерапевтом, когда им было по пятнадцать, Джаред напрашивался к нему на массажи. Это оказалось самой страшной пыткой, после того как Дженсен осознал свои чувства к Джареду. Он ненавидел делать массаж, Потому что имел возможность трогать эту кожу, но не мог по-настоящему прикоснуться к Джареду.

Дженсен тогда стал отказываться, когда Джаред просил, просто пытаясь сохранить рассудок. Наблюдая за тем, как Джаред надулся и начал вертеться, Дженсен склонился к мысли, что Джаред так и не понял, что массажи прекратились как раз тогда, когда Дженсен влюбился в него.

– Спина болит? – спросил Дженсен, и Джаред взглянул на него, жалостно кивнув головой. – Я же говорил тебе, не таскай с собой столько всего.

– Знаю, – ответил Джаред, пиная рюкзак. Дженсен рассмеялся и выключил телевизор, роняя пульт на пол и скатываясь с кровати. Он подошел к Джареду, погладил его по широкой спине и чуть помассировал плечи.

– Ты действительно напряжен, – тихо произнес Дженсен, прижимая кулак к пояснице Джареда, отчего тот зашипел. – Расстели полотенце и ложись на мою кровать, – сказал Дженсен, и Джаред благодарно кивнул.

Дженсен открыл дверь, схватил маркер с доски, висевшей там, и написал: «Оставьте нас в покое. Да, даже вы, Джош и Джефф. (И особенно Джеймс).» Потом захлопнул дверь и закрыл ее на ключ.

Джаред лежал на животе на кровати Дженсена, положив голову на скрещенные руки. Он разделся до белья – пары черных трусов-боксеров, и у Дженсена в низу живота стал разливаться жар.

Дженсен стащил с себя майку, оставаясь в черных спортивных штанах, выключил свет и задернул шторы, погружая комнату в полумрак. Поставив негромкую мелодичную музыку, он вытащил из-под кровати коробку, в которой лежали масла и смазки – практически все, связанное с сексом.

Дженсен взобрался на Джареда и сел ему на задницу, поставив коробку рядом и открыв крышку. Он порылся в разных массажных маслах, и ему на глаза попался стеклянный дилдо, который они купили в Сан-Франциско. Джаред как-то летом попробовал его на Дженсене, и тот улыбнулся воспоминанию.

Дженсен выбрал масло и вылил чуть-чуть Джареду на спину, а потом себе на ладони, согревая его, прежде чем размазывать по коже Джареда. Тот довольно вздохнул, когда Дженсен начал массажировать упругие мускулы между плечом и шеей, круговыми движениями прижимая большие пальцы к позвоночнику.

Джаред расслабился на кровати, практически не издавая ни звука. Дженсен скользнул ладонями по его широкой спине, нажимая пальцами на твердые мускулы. Джаред чуть застонал, а потом зашипел, когда Дженсен стал массажировать напряженные мышцы у основания позвоночника.

Через полчаса Джаред был словно пластилин в руках Дженсена. Его спина, шея, плечи и руки блестели от масла, дышал он ровно и глубоко. Дженсен полностью возбудился, и Джаред, должно быть, чувствовал это, когда Дженсен наклонялся, чтобы размять его плечи, и твердый член касался его задницы.

Джаред повернул голову набок, закрыв раскосые глаза, искусав губы до красноты. Дженсен знал, что Джаред тоже возбудился, мог сказать это, потому что видел, как тот прижимался бедрами к кровати. Он полностью расслабился, был таким податливым под талантливыми ладонями Дженсена.

Дженсен приподнялся на коленях и отодвинулся чуть-чуть назад, скользя руками по бокам Джареда, а потом подцепил пояс его трусов. Джаред без слов поднял бедра, медленно и лениво, давая Дженсену стащить с себя боксеры.

Спереди на тонких штанах Дженсена появилось мокрое пятно, которое только увеличилось, когда он стал массажировать задницу Джареда. Он провел большими пальцами по бедрам Джареда, потом скользнул кончиками пальцев между ягодиц.

У Джареда перехватило дыхание, когда Дженсен наклонился, чтобы нежно поцеловать кожу в основании позвоночника, чувствуя вкус масла и пота на губах. Джаред немного раздвинул ноги, но больше не шевелился. Дженсен провел языком между ягодиц, разделяя их большими пальцами, к узкому отверстию. Прошло уже некоторое время с тех пор, как Джаред находился снизу, и каждый раз он был таким чертовски тесным.

Джаред глубоко вздохнул, расслабленно и послушно позволяя Дженсену делать все, что угодно. Дженсен продолжал проводить языком по отверстию, полизывая и засасывая кожу, пока не проник внутрь, поднимая кончик языка и заставляя Джареда схватить воздух ртом.

Дженсен взял тюбик с маслом для массажа и выдавил немного на пальцы, втер его в отверстие Джареда и ввел внутрь один палец. Джаред издал тихий звук, чуть приподнимая бедра. Дженсен медленно растягивал его уже двумя пальцами, постоянно поглаживая ими простату, и Джаред надорвано застонал, впиваясь ладонями в простыни.

Дженсен взглянул на стеклянный дилдо в коробке, прикусил губу, протянул свободную руку и схватил его. Он вытащил пальцы другой руки и покрыл игрушку маслом, гладя ее, пока стекло не стало теплым и скользким. Дженсен наклонился и прижал кончик дилдо между лопаток Джареда – гладкое стекло скользило по влажной коже. Джаред медленно открыл глаза, но ничего не сказал, даже не повернул головы, чтобы проверить, что это.

Доверие, которое испытывал к нему Джаред, заводило Дженсена больше, чем что-либо, его член блестел от естественной смазки, пока он проводил извилистую дорожку игрушкой вниз по спине Джареда. Дженсен устроился у него между ног и схватил упавшую подушку.

– Приподнимись, – тихо произнес Дженсен, боясь, что все громче шепота убьет настроение. Джаред приподнял бедра, Дженсен сложил подушку вдвое и просунул под него. Джаред зашипел, когда подушка скользнула по вставшему члену, но потом опустился на нее без возражений.

– Расслабься, – нежно приказал Дженсен, проводя игрушкой между ягодиц Джареда и дразняще прижимая ее к отверстию. Джаред издал какой-то хныкающий звук и опять закрыл глаза. Свободной рукой Дженсен развел ягодицы, повернул гладкую головку дилдо, а потом стал вводить его. Глаза у Дженсена загорелись, когда он увидел, как игрушка легко входит в Джареда. Дилдо скользнул внутрь без усилий, розовые мышцы, раздвигаясь, обхватили полупрозрачное стекло.

Джаред застонал тихо и слабо, приподнимая задницу. Дженсен ввел дилдо до самого основания, прижал его большим пальцем и чуть покачал. Джаред стал дышать тяжелее, хватая воздух ртом, сминая простыни в пальцах.

Дженсен отпустил игрушку, заворожено глядя, как она выскользнула из Джареда. Он схватил конец дилдо и стал трахать Джареда длинными медленными движениями. Это зрелище было из разряда «чересчур», и возбужденный член Дженсена настойчиво терся о его штаны. Дженсен наклонился и провел языком по блестящему розовому краю отверстия, застонав от ощущений – оно так широко растянуто, открыто.

Он полностью вытащил игрушку, обвел ею отверстие Джареда несколько раз и неожиданно ввел ее обратно, под таким углом, что кончик дилдо крепко прижимался к простате. Джаред громко застонал, бедра у него дрожали.

Дженсен держал игрушку одной рукой в том же положении, а другой стянул с себя штаны. Он отбросил их и нанес смазку на член, зашипев, когда обхватил его ладонью. Дженсен сжал основание на несколько секунд, пытаясь вернуть контроль над собой. Он не так часто это делал и хотел, чтобы все продлилось подольше.

Не то чтобы Джареду не нравилось быть снизу, Дженсен был уверен в обратном. Просто сам Дженсен любил это, практически нуждался в этом, и не очень часто ему хотелось поменяться местами.

Но сейчас? Ему хотелось трахать симпатичную задницу Джареда, пока тот не закричит.

Джаред хватал воздух ртом, стонал, вращая бедрами, пытаясь уйти от сильного постоянного давления игрушки на простату. Дженсен еще пару раз ввел и вывел дилдо, а потом подвинулся ближе. Он прижал игрушку внутрь до упора, держа ее на месте, обхватил свой член ладонью и провел им вокруг основания дилдо, покрывая растянутый край отверстия естественной смазкой. Джаред застонал отчаянно и тихо, подаваясь бедрами назад. Дженсен скользнул указательным пальцем по игрушке, потом по краю отверстия и ввел его внутрь рядом с дилдо.

Джаред еще никогда не был так растянут, и Дженсен знал, что мог растянуть его еще шире, скользнуть внутрь вместе с дилдо, и Джаред позволил бы ему. Черт, он бы умолял об этом.

– Пожалуйста, – выдохнул Джаред, пряча лицо в подушку. Дженсен поднял глаза, глядя на изящный изгиб спины Джареда, потом посмотрел вниз, вынул игрушку и палец и вошел в него, не давая ни секунды передышки. Вошел до упора, прижимаясь бедрами к ягодицам Джареда. Тот долго и тихо застонал, поворачивая голову набок, и подался навстречу Дженсену.

– Так хорошо, – задыхаясь, проговорил Джаред, открывая потемневшие глаза. Дженсен прижался к нему вплотную, скользя грудью по спине Джареда, поцеловал его в шею и начал двигаться медленными и глубокими толчками.

 

Джаред застонал, вытягивая руки перед собой, чтобы схватиться за спинку кровати. Дженсен придавил бедра Джареда к матрацу, вынуждая его позволить сделать все самому. Когда он уверился, что Джаред не попытается двинуться, то скользнул пальцами по мускулистым рукам Джареда, обхватывая его ладони своими.

– Черт, Джаред. Черт, – Дженсен хватал воздух ртом, прижимаясь лбом к шее Джареда, чуть прикусывая там кожу.

– Почти, – выдохнул Джаред, начиная тереться о простыни. Дженсен не отнял рук, чтобы помочь ему, надеясь, что этого трения хватит для разрядки. Или что Джаред кончит просто от его члена.

– Дай мне почувствовать это, – тихо произнес Дженсен Джареду на ухо, подаваясь вперед, чтобы поцеловать того в подбородок. Он двинул бедрами по-другому, сильнее вбиваясь в Джареда, пытаясь при каждом толчке попасть в простату. Джаред вскрикнул, запрокидывая голову, и напрягся. Дженсен почувствовал, как мышцы сжимались вокруг его члена с каждой волной оргазма Джареда.

Дженсен закричал и сильно прикусил плечо Джареда, когда его самого накрыл оргазм. Он кончил глубоко внутри своего бойфренда, рвано двигая бедрами. Потом упал на Джареда, тяжело дыша ему в шею.

Грудь Джареда вздымалась под ним, ноги дрожали, пока он приходил в себя. Дженсен убрал руки со спинки кровати и схватил Джареда за бедро, другой рукой держа член и выходя Джареда. Тот хныкнул, а глаза Дженсен были прикованы к его все еще ритмично сжимавшемуся отверстию. Оттуда вытекала сперма, спускаясь ниже и покрывая яички. Дженсен собрал чуть-чуть спермы на палец и слизнул, довольно застонав.

У Дженсена заблестели глаза, и он ввел два пальца в растянутое отверстие, провел ими внутри, собирая сперму, и лег поверх Джареда. Он протянул руку к губам Джареда, а потом скользнул пальцами ему в рот.

Джаред повернул голову, облизывая пальцы, прикусывая кончики. Дженсен вытянул пальцы и рванулся вперед, целуя Джареда, чувствуя сперму, слюну и массажное масло, когда их языки соприкоснулись.

В конце концов Дженсену стало жаль шею Джареда, и он соскользнул с него, устраиваясь рядом на боку на узкой кровати. Джаред остался лежать на животе, но убрал подушку и бросил ее на пол. Дженсен ухмыльнулся, водя пальцами по скользкой коже Джареда.

– Теперь тебе лучше? Ты расслабился? – спросил Дженсен охрипшим после секса голосом. Джаред фыркнул, поворачивая голову, чтобы взглянуть на него из-под приопущенных ресниц.

– Можно и так сказать, – пробормотал он, закрывая глаза. – Мне теперь совсем не хочется шевелиться. Спасибо, детка.

Дженсен фыркнул и поднялся на колени, поворачивая Джареда на бок, и вытащил из-под него полотенце. Он, как смог, вытер масло с их тел и нежно провел тканью между ног Джареда.

– Тебе придется выстирать мои простыни, – сказал Дженсен, ложась рядом с Джаредом, обнял его за плечи одной рукой, притягивая поближе к себе, и улыбнулся тому, как Джаред устроил голову у него под подбородком.

– Сделаю, когда проснусь, – сонно ответил Джаред. – Примерно через неделю. Шшш.

Дженсен улыбнулся, нежно целуя засыпающего Джареда в висок. Вскоре ровное дыхание Джареда убаюкало и его. Это мог быть первый вечер пятницы для них в качестве студентов, но Дженсену ничего не хотелось больше, чем заснуть в объятиях своего бойфренда.


Довольно скоро Дженсен понял, что учеба в колледже очень похожа на учебу в старших классах, только без родительского надзора. Это не то же самое, совсем нет. Но существовали определенные сходства. Дженсен проводил время, ходя на занятия, делая домашние задания, выпивая с друзьями, и просто был с Джаредом.

Через несколько недель у него выработался определенный режим, и, когда Дженсен почувствовал, что справляется с учебой, то начал работать в букинистическом магазине, находившемся на территории кампуса. Это занимало около пятнадцати-двадцати часов в неделю, потому что Дженсен не хотел сразу же перегрузить себя. Но от лишних денег он отказываться не собирался.

Конечно, это означало, что он теперь проводил меньше времени со своим бойфрендом. Они довольно удачно составили расписание, так что оказывались на парах примерно в одно и то же время, но были дни, когда только поздно вечером Дженсен мог перевести дыхание, просто расслабиться и сказать Джареду «привет».

Четверг оказался самым хорошим днем, потому что звезды сошлись удачно и у всех совпали расписания, так что они могли пообедать вместе. Вот тогда и казалось, что все очень похоже на школу, только если Дженсен не начинал думать о том, что за каждый поступок, сейчас совершаемый им, он сам несет ответственность. Теперь никто не решит за него его проблемы, и он не мог позволить себе все испортить.

Все было очень серьезно.

Выходя из класса драмы с Сэнди, Дженсен чувствовал себя измотанным. Он поздно лег благодаря Джареду, а потом отработал утреннюю смену в магазине перед парами. Его график там оказался жутко непостоянным, но все складывалось нормально. Менеджер был отзывчивым и уступчивым человеком, ставил смены Дженсена на время его перерывов в расписании, чтобы тому не пришлось работать по ночам. За это Дженсен был ему бесконечно благодарен.

Яркое солнце находилось высоко в небе, сентябрь заканчивался. Погода была классической для Лос-Анджелеса – теплой и ласковой. Стоял знакомый запах смога, и Дженсен глубоко вдохнул то, что привык считать чистым воздухом.

Сэнди прыгнула Дженсену на спину, отвлекая его от мыслей. Она хихикнула ему на ухо и обхватила руками за шею, и он рассмеялся, поддерживая ее под коленями, чтобы не уронить.

Вот еще кое-что, сбивавшее Дженсена с толку, – его дружба с Сэнди. Они стали проводить много времени вместе, в основном благодаря тому, что Чад встречался с Софией, которая оказалась лучшей подругой Сэнди. Сперва Дженсен думал, что будет жутко неловко, но теперь все выглядело так, словно Джаред никогда не испытывал к ней никаких чувств. Не то чтобы Дженсен считал, что тот продолжит сохнуть по Сэнди, когда они начали встречаться, но он честно признавал, что беспокоился из-за сложившейся ситуации.

Как оказалось, ему не о чем было переживать. Джаред видел только его и считал Сэнди просто другом. Что удивляло на самом деле, так это насколько они с Сэнди сблизились, когда ревность, затмевающая рассудок Дженсена, исчезла. Эта миниатюрная энергичная смешная девчонка как-то обосновалась в его жизни и, кажется, не собиралась уходить.

– Ты будешь участвовать в осеннем спектакле, Дженни? – спросила Сэнди, пока Дженсен нес ее на спине к их обычному месту. Это было совсем не в тягость. Она почти ничего не весила. – Ты должен пойти на пробы со мной. Я точно получу главную женскую роль.

– Ты хочешь, чтобы я получил место главного героя, только чтобы целоваться со мной, – пошутил Дженсен, подбрасывая Сэнди повыше. – Не возражай.

– Ну да, – без заминки ответила Сэнди. – Так будешь или нет?

– Не знаю, – задумчиво ответил Дженсен. Он подошел к столику, и Сэнди спрыгнула на землю. Они сели и стали ждать остальных, щурясь от яркого солнца. – Не знаю, хочу ли добавить спектакль ко всему прочему в первом семестре, понимаешь?

– Понимаю, – сказала Сэнди. – Мне проще, это же моя специальность. Но все равно подумай. Тут нет никого, с кем бы мне хотелось целоваться больше, чем с моим любимым геем.

– Лью слезы о твоем будущем, – с невозмутимым видом произнес Дженсен и поднял голову, когда Чад с Софией подошли и сели за стол. Чад с грохотом уронил книги на цемент и обнял Софию за плечи.

– Имел я эту математику. Грубо и в задницу, – произнес Чад вместо приветствия, потом взглянул на Дженсена. – Не то чтобы это было что-то неправильное.

Дженсен лишь рассмеялся, но улыбка сползла с его лица, когда он увидел Джареда. Джессика и Кэти шли по обе стороны от него. Кэти – соседка Джессики по комнате, и с ней у Дженсена не было никаких проблем. Она ему даже где-то нравилась, потому что обладала острым умом и отличным чувством юмора. Но Джессика до сих пор не переболела своим увлечением к Джареду, и если сперва это казалось забавным, то теперь стало раздражать.

– Замечательно, – фыркнул Дженсен, закатив глаза. Сэнди нахмурила брови и выпрямилась, взглянув туда, куда смотрел Дженсен. Когда она увидела Джессику, то ее обычно приветливое выражение сменилось ледяным взглядом. София обернулась и поморщилась.

Что бы там ни было, но девочки Дженсена яростно защищали своих геев.

– Она же не собирается подходить, да? – спросила София хрипловатым голосом.

– Джаред слишком вежлив, чтобы не пригласить ее, – вздохнул Дженсен, и Сэнди сочувственно положила голову ему на плечо.

– А я нет, – сквозь зубы выдавила София, и Дженсен закатил глаза. Если он позволит этому продолжаться, то придется доставать брандспойт. К тому же, Дженсен видел, что Джаред чувствовал себя очень неуютно. Для всех остальных он казался абсолютно расслабленным, но Дженсен знал его очень хорошо и заметил, как Джаред специально держал спину очень прямо, как напряженно стискивал зубы.

– Не волнуйся, – сказал Дженсен, похлопав Сэнди по спине, и она выпрямилась. – Ей и так приходится жить напротив нас. Не хочу, чтобы все стало еще хуже.

– Извини, детка, – вдруг произнесла София, наклонилась и быстро поцеловала Чада в щеку, а потом выпрыгнула из-за стола. Чад только моргал, пока София подошла к Джареду, схватила его за руку и потащила за собой, очень убедительно улыбнувшись Кэти и Джессике через плечо. Она усадила Джареда рядом с Дженсеном, а сама села на край скамьи, не оставляя там свободного места.

Сэнди не двинулась со своего места, тоже улыбнувшись девушкам. Дженсен закатил глаза и постарался скрыть улыбку. Кэти и Джессика сели рядом с очень разочарованным Чадом.

 

 

– Привет, – тихо сказал Дженсен, наклоняясь, чтобы разделить с Джаредом долгий поцелуй. Он чувствовал, как на них смотрят. – Как занятия?

– Хорошо, – ответил Джаред, обнимая Дженсена за плечи, и протянул руку, чтобы дернуть Сэнди за волосы. Та взвизгнула и шлепнула его по пальцам.

– Как успехи в поисках работы? – спросил Дженсен, прижимаясь к Джареду. Да, он, может, чуть переигрывал. Но пошло оно все! Джаред – его бойфренд, и Дженсен вполне мог сколько угодно демонстрировать свои права на него.

– Никак, – нахмурился Джаред, обнимая Дженсена за талию. – Очевидно, в кампусе свободных мест нет.

Дженсен ухмыльнулся. С тех пор как он нашел работу, Джаред тоже стал искать себе место, отпуская шуточки и говоря, что ни за что не позволит Дженсену быть мужчиной в их отношениях. Но Дженсен прекрасно понимал, что за этим скрывалось. Они – равные. Джаред не даст Дженсену платить за обед, если не сможет заработать на следующий. Но так всегда и было.

Они все немного поболтали, Джаред и Дженсен сидели, обнимая друг друга, а Чад с Софией, дурачась, пихали друг друга под столом. Джессика молчала, но она почти всегда так себя вела рядом с Дженсеном. Ему от этого становилось неуютно, казалось, что она что-то замышляет.

Тут на стол упала тень, и Дженсен, подняв глаза, увидел, как Джеймс взобрался туда, лег на спину и раскинул руки и ноги в стороны.

– Привет, детки, – произнес он, дружелюбно усмехаясь. Дженсен закатил глаза, а Джаред сильно шлепнул ладонью по животу Джеймса, где майка задралась, обнажая кожу. К чести Джеймса надо сказать, что он почти не вздрогнул.

– Как ты нас всегда находишь? – спросил Чад, с подозрением глядя на Джеймса. Тот лишь опять ухмыльнулся широко и радостно. Кажется, это было его поведение по умолчанию.

– Первокурсники – запуганные и предсказуемые существа, – серьезно произнес он, а потом запрокинул голову, чтобы взглянуть на общежитие. – К тому же, вы в пятидесяти футах от общаги, где я живу, придурок. Мне как бы приходится проходить мимо.

– Привет, дамы, – добавил Джеймс, поворачиваясь на бок лицом к Сэнди и Софии, и подпер голову ладонью. – Как поживают самые симпатичные девушки кампуса?

– Не жалуемся, – вежливо ответила София, а Сэнди отбросила волосы за спину и хихикнула. Чад свирепо уставился на затылок Джеймса, тот лишь помахал ему рукой, даже не оборачиваясь.

– Не думайте, что я забыл о вас, милашки, – сказал Джеймс, поднимаясь и садясь по-турецки на краю стола. – Вы посмотрите, счастливцы, счастливцы! Все время окружены прекрасными девушками.

– Им очень повезло, правда? – спросила София и перегнулась через стол, чтобы поцеловать насупившегося Чада.

– Вы, девушки, – единственная причина, по которой я появляюсь рядом с этими неудачниками, – добавил Джеймс, наклоняясь и заправляя волосы Сэнди за ухо.

– Джеймс, ты меня ранил, – сказал Дженсен, хватаясь за сердце. – Что случилось с твоей безумной влюбленностью в меня?

– Она прошла, чувак, – просто ответил Джеймс. – Можно подумать, у меня бы получилось разбить ваши нерушимые узы, – он махнул рукой в сторону Дженсена и Джареда. – Да и ни у кого не получится.

Дженсен решил, что ему не показалось, и выражение глаз Джеймса стало жестким и серьезным, когда тот посмотрел на Джессику. Он также определенно не упустил того, как она ухмыльнулась, сверкнув глазами, словно ей бросили вызов.

– Зато мы смогли бы что-нибудь придумать, – продолжил Джеймс, обхватывая Чада и Софию за плечи, и многозначительно приподнял брови.

– Ты абсолютно, чертовски бесстыден, – сказал Чад, но рассмеялся. – Отпусти мою девушку.

Джеймс лишь засмеялся и опять плюхнулся на стол, казалось, ему было комфортно вот так растянуться посередине.

– Ты вообще чего-то хотел? – спросил Дженсен, переплетая пальцы с Джаредом, когда тот обнял его за плечи.

– Кроме того, чтобы поглазеть на твоих друзей? – спросил Джеймс. Затем щелкнул пальцами и встал, поворачиваясь лицом к Джареду. – Ты до сих пор ищешь работу?

– Да, – с любопытством произнес Джаред, – но не уверен, что хочу делать что-нибудь, считающееся, по-твоему, хорошим способом заработать деньги.

– Хоть ты бы мог произвести фурор, выбрав такую профессию, мне как-то не хочется, чтобы твой ревнивый бойфренд оторвал мне яйца, – сказал Джеймс, подмигивая Дженсену. – Я знаю парня, Эда. Управляет кофейней в паре кварталов от кампуса. Он у меня в долгу.

– Серьезно? – спросил Джаред, и глаза у него загорелись.

– Начинаешь работать в понедельник, – ответил Джеймс. – Можешь сходить туда на выходных и составить с ним свое расписание. Эд – классный чувак, не помешает твоей учебе. А поскольку твой мальчик дуется из-за того, сколько времени для секса пропустит, сможешь утешить его бесплатным кофе.

– Бесплатный кофе? – встрепенулся Дженсен. – Он согласен.

– Черт, да, согласен, – ответил Джаред, наклоняясь к Джеймсу. – Я бы даже мог тебя поцеловать.

– Чувак, бесплатный кофе . Мы оба его поцелуем, – рассмеялся Дженсен, и они вдвоем рванулись вперед, целуя Джеймса в щеки. Тот повернул голову, умудрившись лизнуть их обоих в губы, отчего Дженсен и Джаред стали отплевываться и смеяться.

– Геей, – застонал Чад, и София щелкнула его по носу.

– Я тебе сейчас покажу гея, – пригрозил Джеймс, бросаясь на Чада, который пронзительно вскрикнул и вспрыгнул, сбегая из-за стола.

Дженсен лишь фыркнул и наклонился, легко целуя Джареда в губы, не беспокоясь о том, кто наблюдал за ними.

Дьявол, пусть конспектируют.


Эд оказался, ну, интересным, мягко говоря. Джаред совсем не удивился тому, что они с Джеймсом друзья, так сказать.

Когда Джаред пришел туда в субботу днем, кофейня была забита. Народ сидел на не очень уютных диванах и мягких креслах, все читали книги или яростно что-то печатали на ноутбуках. Джаред провел пальцами по волосам и шагнул к прилавку. Ярко-рыжие волосы парня, поздоровавшегося с ним, торчали в разные стороны, а глаза прятались за толстыми черными очками. В нижней губе у него торчало кольцо, и ногти были покрыты черным лаком.

– Чем могу помочь? – радостно спросил он, и Джаред прочистил горло.

– Э, я – Джаред друг Джеймса, – вежливо произнес он. – Я должен поговорить с Эдом, вроде?

– Ой, черт, точно! – воскликнул парень, перекидывая полотенце через плечо, и вышел из-за прилавка. На нем был килт и военные ботинки. – Я – Эд.

Почему-то Джаред был совсем не удивлен.

– Привет, – ответил Джаред, пожав ему руку. Эд махнул куда-то за прилавок, и Джаред через секунду последовал за ним в крохотный захламленный офис. Эд достал планшет-блокнот и дал его Джареду.

– Вот тут надо кое-что заполнить, – сказал Эд, поворачиваясь к нему. – Там еще расписание. Работников у меня хватает, но лишняя помощь не помешает, поэтому можешь записываться на любое время. Джеймс сказал, что ты – первокурсник, и, парень, я понимаю, каково это. Так что ставь свои смены в расписание, куда хочешь.

Джаред неуверенно кивнул.

– Значит, для начала не больше пятнадцати часов в неделю, да? Сперва учеба, а еще надо оставить время на отдых, – сказал ему Эд, падая на стул, и начал крутиться. – У тебя есть девушка, Джаред?

– Бойфренд, – рассеянно ответил Джаред, прислонившись к стене и рассматривая расписание. Эд не выказал удивления, продолжая вертеться.

– Какая разница, ты должен оставить время и для него тоже.

– Ну, у него странная зависимость от кофе, так что я уверен, он будет тут все время, – ответил Джаред, а потом напрягся. Наверное, не лучшая идея говорить своему нанимателю о том, что твой бойфренд будет торчать у него в кофейне, постоянно требуя бесплатный кофе. Но Эд только рассмеялся.

– Бывают зависимости и похуже, – сказал он, а потом подскочил, когда зазвенел колокольчик над дверью. – Значит, заполняй это, а потом подходи ко мне. Готов кое-чему научиться?

– Э, да, – согласился Джаред и плюхнулся на стул, с которого встал Эд. Тот широко улыбнулся ему во все тридцать два зуба и направился к прилавку. Джаред несколько секунд смотрел ему вслед, потом покачал головой и улыбнулся.

Расписание не заняло у него много времени. Джаред просто попытался сделать его максимально похожим на расписание Дженсена, записываясь на пять смен по три часа, две из которых приходились на понедельник – до и после его единственной пары в 12.30.

Заполнив все анкеты, Джаред вышел к Эду. Тот одобрил его расписание и бросил ему фартук, чуть ухмыляясь.

– А теперь смотри внимательно. Это важная фигня.

Прошло несколько суматошных и путаных часов, на протяжении которых Эд учил Джареда готовить разные виды кофе, чая и связанных с ними напитков. Джаред решил, что все прошло хорошо, кроме неудачного момента, когда он нечаянно чихнул на свежемолотый кофе, понюхав его, а затем опрокинул чашку эспрессо на любимые джинсы.

– Научишься со временем, – были прощальные слова Эдда, с которыми он вытолкнул Джареда за дверь. – Увидимся в понедельник, парень!

Когда Джаред наконец-то добрался до комнаты, Дженсен лежал на животе на кровати, делая домашнее задание. Он встрепенулся, как только Джаред вошел, и перевернулся на спину.

– Это заняло больше времени, чем ожидалось, – сказал Дженсен, наблюдая, как Джаред скинул обувь и бросил ключи на стол.

– Джеймс забыл упомянуть, что сегодня у меня будет инструктаж, – ответил Джаред, запуская липкие пальцы в волосы. Он подошел к Дженсену и нежно поцеловал его.

– Ты пахнешь как кофе, – сказал Дженсен, вдыхая глубже, и скользнул губами вниз по шее Джареда.

– Я знаю, – ответил Джаред, наморщив нос. – Пойду приму душ.

– Нет, – сказал Дженсен, садясь и хватая Джареда за край рубашки. – Не надо.

 

 

Джаред недоуменно нахмурил брови, а потом широко распахнул глаза, когда Дженсен неожиданно встал и развернул их, толкая Джареда вниз, заставляя его сеть на край кровати, а потом широко улыбнулся и грациозно опустился на колени, кладя руки Джареду на ширинку.

– Ты завелся, потому что я пахну как кофе, – сказал Джаред и неверяще рассмеялся, поднимая бедра, когда Дженсен стал стягивать с него джинсы и белье. – Ты такой чудик.

– Ты хочешь, чтобы тебе отсосали или нет? – спросил Дженсен, сверкнув глазами, и провел языком по пухлым губам. – Снять майку и заткнуться!

Джаред поспешил исполнить приказ, стягивая майку, пока Дженсен делал то же самое. Вскоре Джаред был полностью обнажен, и Дженсен широко развел ему ноги. Джаред поставил локти на кровать и наклонился назад, поднимая голову, чтобы смотреть на Дженсена. Еще пару минут назад он и не думал о сексе, но Дженсену довольно было облизнуть губы и пару раз провести по его члену, чтобы Джаред полностью возбудился.

Дженсен поднял на него взгляд, смотря Джареду в глаза, и наклонился, чтобы лизнуть головку члена. Джаред схватил воздух ртом и двинул бедрами. Дженсен застонал, ощутив вкус естественной смазки, обвел член языком, проводя кончиком по отверстию на головке, потом прижал его узлу нервов у основания.

– Черт, – выдохнул Джаред. Дженсен абсолютно неприлично улыбнулся ему блестящими от слюны губами и обхватил член Джареда, глотая его, неотрывно глядя на Джареда ярко-зелеными глазами. Дженсен гортанно застонал вокруг члена, почувствовав, что он коснулся стенки горла. Глаза у Дженсена озорно заблестели, и он подмигнул Джареду, заглатывая его до конца, касаясь носом живота. Джаред закричал в голос, толкаясь бедрами в тесный влажный жар.

Дженсен издал тихий звук, словно ему стало плохо, но, казалось, это его только раззадорило. Он закрыл глаза, – ресницы дрожали – обхватил ладонью основание члена Джареда и стал поднимать и опускать голову, полностью концентрируясь на задаче доставить удовольствие Джареду.

Одной из самых сексуальных черт Дженсена было то, что он искренне любил делать минеты.

Когда они только начали встречаться, Дженсен постоянно отсасывал ему, казалось, часами . Он глотал сперму Джареда, целовал его, гладил, пока член того не вставал опять, и затем начинал все сначала. Дженсена это возбуждало. Это становилось ясно по тому, как топорщилась ширинка его джинсов. Дженсен – мелкий ненасытный ботом, который невозможно сильно кончал от члена Джареда, будь он у него во рту, либо в заднице.

Тут у Джареда появилась идея, он протянул руку и положил ее Дженсену на шею, отталкивая его. Тот даже хныкнул, подаваясь вперед, чтобы опять обхватить член Джареда губами. Джаред бы посмеялся над этим, если бы не был так возбужден.

– Я чувствую себя брошенным, – сказал Джаред, проведя большим пальцем по скользким припухшим губам. Он махнул рукой на кровать и залез на нее, ложась на спину. Дженсен тоже забрался туда, сбросив сперва штаны, и наклонился поцеловать Джареда, прежде чем развернулся, ставя колени по обе стороны от его головы.

Он не стал ждать, когда начнет Джаред, а сразу же опять обхватил член губами и застонал, слизывая выделившуюся естественную смазку. Джаред охнул, на секунду крепко зажмурился, а потом раздвинул ягодицы Дженсена, открывая гладкое розовое отверстие.

Джаред облизнул губы, проводя пальцами по гладкой безволосой коже, обхватил яички, касаясь большим пальцем шелковистой кожи, и перекатил их в ладони.

Джаред тут же вспомнил первый раз, когда Дженсен воском и бритвой удалил там все волосы, оставшись гладким как какая-нибудь порнозвезда. Это произошло через пару недель, после того как они стали встречаться, они целовались на диване, Джаред запустил руку Дженсену в штаны и не почувствовал ничего кроме шелковистой кожи. Дженсен даже застеснялся, прикусывая губу, и выгнулся навстречу ладони Джареда. Тот был сразу же очарован, немедленно спустил штаны с Дженсена и стал исследовать всю эту голую кожу руками и губами, а Дженсен дрожал, покрывая живот спермой, кончил он тогда не один раз.

С тех пор Дженсен волосы там не отращивал.

Теперь Джаред награждал его за это, посасывая яички, обхватывая их губами по очереди и дразня языком. Дженсен глухо застонал, и Джаред ухмыльнулся, отпуская покрытую слюной кожу.

Член Дженсена касался его шеи, оставляя липкие следы. Джаред проигнорировал его, притягивая к себе бедра Дженсена и прижался языком к его гладкому отверстию. Дженсен отчаянно застонал, чуть подавившись, когда быстро заглотил член Джареда.

Джаред сосредоточился на римминге, пытаясь оттянуть оргазм, который невероятные губы Дженсена практически выманивали из него. Он тщательно облизал Дженсена и ввел в него два пальца. Тот еще был растянут после утреннего секса, и Джаред легко двигал в нем пальцами. Дженсен издавал тихие поощряющие звуки, отсасывая Джареду.

Джаред как можно быстрее ввел третий палец, быстро и сильно двигая всеми тремя, и стал толкаться бедрами. Ноги Дженсена неудержимо дрожали от усилий, прилагаемых, чтобы не упасть. Но он держался, потому что любил трахаться вот так.

Джаред наклонил голову и облизал кожу вокруг пальцев, потом ниже, по одному засасывая в рот яички Дженсена. Они уже поджались, так что Джаред знал – Дженсен почти готов кончить. Джаред и сам был в секундах от оргазма, пытался немного оттянуть его.

– Хочешь мою сперму, детка? – спросил Джаред, и Дженсен низко жалобно хныкнул, кивая головой, но не выпустил член Джареда изо рта. Он толкнулся навстречу пальцам, и Джаред крепко прижал их к простате, кончая и наполняя рот Дженсена своей спермой.

Дженсен с готовностью сосал головку члена, пока Джаред отходил от оргазма, ощущения были даже немного болезненными. Он, не останавливаясь, потирал пальцами простату Дженсена, оказывая на нее неослабевающее давление. Дженсен громко закричал, выпуская член Джареда, и кончил тому на грудь.

Джаред вынул пальцы и тайком вытер их о простыни. Дженсен рухнул на него и чуть не соскользнул с узкой кровати, так что Джареду пришлось схватить его за бедра, чтобы не дать упасть. Он рассмеялся, когда Дженсен слабо попытался повернуться.

Наконец ему это удалось, и Дженсен крепко поцеловал Джареда, давая тому почувствовать свой вкус на языке. Потом он отстранился и лег на Джареда, устроив голову у того под подбородком.

– Значит, кофе, хм? – ухмыльнулся Джаред, и Дженсен предостерегающе куснул его за шею.

– Заткнись, – сказал Дженсен, обхватывая чувствительный член Джареда ладонью. Джаред зашипел и тихо фыркнул.

– Довольно странный кинк, чувак, – выдавил он, член у Джареда опять вставал. Дженсен собрал свою сперму с груди Джареда и смазал ею его член. Глаза Джареда удивленно расширились, когда Дженсен перекинул ногу через его бедра.

– Я сказал, заткнись, – повторил он, опускаясь на быстро встающий член. Дженсен прикусил губу и стал двигать бедрами по кругу, пока не оказался сидящим вплотную на бедрах Джареда.

И тогда Джаред действительно заткнулся, ни разу не упомянув кофе, пока Дженсен в позе наездника довел его до второго оргазма.


Время шло быстро, дни складывались в недели, и вот уже октябрь. У Джареда на работе все утряслось, теперь он получал от нее удовольствие, несмотря на эксцентричного босса. Секс никогда не был лучше, поскольку Дженсена очевидно заводило то, что его бойфренд постоянно пах молотым кофе. Эй, у каждого свои причуды.


Тем не менее, попытки уладить и согласовать всё отнимали довольно много сил, а у Дженсена была раздражающая привычка делать все домашние задания безумно быстро. Это серьезно доставало Джареда, особенно в моменты как сейчас, когда он старался закончить последнее задание, а Дженсен сидел на своей кровати, скрестив ноги по-турецки, довольный как таракан, и смотрел повторный показ «Человек против дикой природы» на Discovery.

– Фу, гадость какая, – пробормотал Дженсен, когда на экране показали, что медведь съел что-то отвратительное. Джаред вздохнул и бросил карандаш, взглянув на часы. Уже миновала полночь, через восемь часов у него пара, а потом работа. Дженсен же свободен до полудня, гад.

Через пятнадцать минут Джаред признал состояние задания достаточно хорошим (читай: сдался) и развернулся на стуле. Дженсен сидел, опираясь о стену, на нем была только майка без рукавов и трусы-боксеры, высоко сидящие на бледных бедрах. Край майки чуть задрался, немного обнажая гладкий живот и краешек татуировки.

Усталость, которая еще несколько минут, казалось, пронизывала до костей, неожиданно исчезла, и Джаред заворожено смотрел, как Дженсен потягивался. Под веснушчатой кожей играли мышцы, и сонливость Джареда в тот же миг как рукой сняло. Он встал и медленно подошел к кровати, глаза у него потемнели от желания. Дженсен ничего не заметил и взглянул на Джареда, грызя ноготь на большом пальце.

– Закончил? – спросил Дженсен, и Джаред ухмыльнулся, подходя к кровати и садясь ему на колени. Он прижал плечи Дженсена к стене, впиваясь пальцами в загорелую кожу в веснушках.

– Только начинаю, – ответил Джаред, наклоняясь и целуя Дженсена в шею.

– Какие слова, – фыркнул Дженсен, но все равно наклонил голову набок, закусывая губу, когда Джаред стал засасывать и прикусывать кожу у него на шее. Джаред усмехнулся и прихватил Дженсена за мочку уха.

– Ты такой чертовски сексуальный, – прорычал Джаред, скользнув руками под майку Дженсена. Кожа под ладонями была нежной, теплой, как после сна. – Всегда хочу касаться тебя.

 

Дженсен лишь хмыкнул в ответ, приподнимая бедра, когда Джаред схватил их, запуская большие пальцы под резинку трусов. Они взглянули друг другу в глаза, горевшие желанием, и Джаред рванулся вперед, впиваясь, сталкиваясь губами. Это было горячо и сильно. Джаред скользнул рукой сзади под трусы, кладя ладонь Дженсену на задницу.

Другую руку Джаред положил Дженсену на затылок и лег на кровать. Дженсен охотно последовал за ним, обхватывая бедра Джареда ногами. Джаред толкнулся вверх, отчаянно желая большего контакта. Не задумываясь, он решил перевернуть их, чтобы быть сверху и тереться о Дженсена.

Слишком поздно Джаред вспомнил, что они уже не дома и их кровати не такие широкие и удобные. Дженсен взвизгнул, когда они соскользнули на пол, и Джаред быстро откатился в сторону, чтобы не упасть на него сверху.

Джаред болезненно ударился лицом о пол. Дженсен застонал и схватил воздух ртом, а потом рассмеялся, опять забираясь на кровать. У Джареда на глазах выступили слезы, и он прикрыл нос ладонями, садясь. Когда он убрал руки, то увидел на них кровь. Смех Дженсен тут же оборвался.

– Черт! Ты как? – обеспокоенно спросил Дженсен. Джаред потряс головой и протянул руку к кровати, чтобы подняться. Дженсен схватил его за запястье и толкнул, отчего Джаред опять плюхнулся на задницу.

– Какого черта? – возмутился Джаред, поморщившись, когда почувствовал кровь на губах. Она все еще шла из носа, болело сильнее, чем ему хотелось бы признать.

– У тебя кровь на руках! – взвизгнул Дженсен. – Ты ни в жизни не будешь трогать ими эти простыни.

– Я, блин, ранен, ты, козел! – заорал Джаред, вырывая руку из захвата Дженсена. Тот сполз с постели, становясь на колени перед Джаредом.

– Я знаю, – ответил Дженсен, хватая салфетки с тумбочки и вытаскивая несколько из пачки. – И я буду выказывать еще больше сочувствия, если ты не испортишь мои простыни.

Джаред свирепо уставился на него, ресницы были мокрыми от слез, нос в пятнах крови. Дженсен взял его руки и вытер с них кровь, потом вытащил новую салфетку и положил ладонь Джареду на щеку, приподнимая голову, и нежно вытер всю кровь с лица. Затем он наклонился и осторожно поцеловал Джареда в переносицу, когда закончил.

– Кровь не останавливается! – воскликнул Джаред, когда стало очевидно, что кровотечение еще не прошло. Дженсен схватил его за руки, прежде чем Джаред смог вытереть ими кровь, и дал ему салфетку. Джаред грустно шмыгнул носом и разорвал ее пополам, скатывая каждую часть и засовывая их в ноздри. В углах глаз Дженсена появились морщинки, он прикусил губу. – Не смейся, придурок.

Голос Джареда звучал смешно, и он прищурил глаза, когда Дженсен тихо фыркнул.

– Бедненький, – проворковал Дженсен, наклоняясь и целуя Джареда в лоб. Джаред оттолкнул его, он еще не закончил дуться. Дженсен растянулся на спине, запрокинул голову и рассмеялся. Его майка задралась, боксеры съехали низко на бедра, Дженсен лежал, широко раскинув длинные ноги. Джаред вздохнул.

– Да пошло оно, – приглушенно произнес он, поднялся, схватил джинсы и стал их натягивать. – Одевайся.

– Что? Зачем? – спросил Дженсен, с любопытством глядя на него. Джаред схватил одежду, которую днем надевал Дженсен, и бросил ему. – Куда мы идем?

– Уол-март*, – твердо произнес Джаред, взял бумажник и засунул его в задний карман джинсов. Он подошел к зеркалу, вытащил из ноздрей комочки салфеток и выбросил их в мусор. Кровь, кажется, перестала идти, но нос чуть покраснел и припух. Джаред сердито нахмурился.

– Уол-март? – спросил Дженсен, вставая. – На часах первый час ночи, у тебя утром пара. Почему мы должны идти туда прямо сейчас?

– Имел я эту крохотную чертову кровать, понятно? – сказал Джаред, размахивая руками. – Я хочу много и долго заниматься с тобой непристойным, грязным, неприличным и практически незаконным сексом, но не могу на этой дурацкой постели. Я не создан для крохотных кроватей, Дженсен. Я создан для того, чтобы лежать, растянувшись.

– Мне кажется, я припоминаю, как у нас был замечательный секс на этих кроватях, – заметил Дженсен, приподнимая бровь.

– Да, но подумай, насколько более великолепным он может быть, – ответил Джаред, размахивая руками. – Я гораздо лучше смогу сосредоточиться на том, чтобы трахать тебя, если не буду волноваться о том, что упаду, скатившись с края. Опять.

– И Уол-март каким-то образом решит все наши проблемы? – спросил Дженсен, прикусывая губу, чтобы не рассмеяться.

– Да, если ты оторвешь свою задницу и пойдешь со мной, – сказал в ответ Джаред, садясь на другую кровать, чтобы обуться. Дженсен вздохнул и начал одеваться, натянул джинсы и толстовку. – Готов?

– Настолько, насколько могу, – сказал Дженсен, и они вышли из комнаты.

 

Дженсен до сих пор точно не понимал, что они делают в Уол-марте посреди ночи, но, кажется, у Джареда была цель, когда он взял тележку и повел их по ярко освещенному круглосуточному магазину.

Дженсен зевнул, следуя за Джаредом, сланцы шлепали по полу.

– Что мы делаем? – спросил Дженсен, беря коробку печенья с прилавка. Он бросил ее в тележку, когда Джаред неожиданно повернул к секции с предметами домашнего обихода.

Это! – воскликнул Джаред из соседнего прохода, и Дженсен, завернув за угол, увидел, что он стоит перед стендом с надувными воздушными матрацами.

– Это твое гениальное решение? – спросил Дженсен. – Надувной матрац?

– Да, – с жаром произнес Джаред, взял с полки матрац для двуспальной кровати и бросил его в тележку. Дженсен приподнял бровь, сдерживая смех. Джаред выглядел таким решительным, таким очаровательным. Его острый небольшой нос чуть припух и покраснел.

– Не знаю, заметил ли ты, – сказал Дженсен, – но мы вообще-то живем не в поместье. Это чертова комната в общежитии. Не думаю, что оно там поместится.

– О, я заставлю матрац там поместится, – ответил Джаред, поворачиваясь к кассам. Он положил руку Дженсену на затылок, серьезно и нежно взглянув на него. – Я хочу спать с тобой.

– Я знаю, – ухмыльнулся Дженсен. – Грязный, отчасти незаконный секс.

– Нет, – ответил Джаред, мягко улыбаясь. – Я хочу спать с тобой. Не рискуя получить травму.

– Так и знал, что ты бессовестно любишь обниматься, – сказал Дженсен, но не смог спрятать улыбку. Джаред наклонился и игриво укусил Дженсена за кончик носа.

– А теперь давай купим смазку. Потому что хоть я и люблю лежать с тобой, свернувшись калачиком, мне действительно нужен непристойный секс.

– Моя задница в курсе, – сказал Дженсен, закатывая глаза. Но все равно придвинулся ближе, чтобы быстро поцеловать Джареда.


К тому времени как они с затуманенными глазами, зевая, ввалились в комнату, на часах была половина третьего. Джаред бросил коробку с матрацем на пол и начал убирать одежду и книги в сторону, освобождая небольшое пространство между кроватями.

– Серьезно, сейчас? – раздраженно спросил Дженсен, ставя сумки с покупками в угол. – Уже поздно, Джей. Давай спать. Твой будильник прозвенит через четыре часа.

– Я поставил себе цель, – сонно ответил Джаред, разрывая коробку и вываливая содержимое на пол. Он разостлал матрац и подсоединил насос. Когда тот включился, то поднял дикий шум, отдавшийся во всей комнате.

– Ты разбудишь всех на этаже! – воскликнул Дженсен, пытаясь перекричать насос, и, точно, через тридцать секунд им стали стучать в стену. Джаред лишь рассмеялся, забираясь на одну из кроватей, когда матрац наполнился воздухом, толкая Дженсена к двери, и глаза у того расширились, когда он взглянул на Джареда. Когда матрац надулся, Джаред выключил насос, к облегчению всей общаги, как решил Дженсен. Джаред закрыл клапан и перебрался через матрац к Дженсену, стоявшему у двери.

– Он…э, хорошо. Немного великоват, – сказал Джаред, почесав голову. Дженсен медленно повернулся и неверяще взглянул на него.

– Джаред, он занимает всю чертову комнату! – произнес Дженсен, и он даже не преувеличивал. Матрац вплотную прижимался к кроватям и столу между ними, оставляя лишь пару футов между кроватью и дверью. – Великолепная идея, чувак.

– Ну и ладно, – зевнул Джаред. – Прислоним к стене, когда не будем использовать, – Дженсен лишь вздохнул, уступая, и стал помогать Джареду расстилать постельное белье, тоже только что купленное ими.

Когда они наконец разделись и забрались на матрац, уже был четвертый час ночи. Джаред лег на спину, и Дженсен прижался к нему, устраивая голову на его плече.

– Я правда хотел заняться неприличным сексом, – пробормотал Джаред, глаза у него закрывались. Дженсен тихонько фыркнул ему в плечо, рисуя невидимые узоры на голом животе Джареда.

– Завтра, – выдохнул Дженсен, лениво целуя его в плечо. – После занятий.

Джаред не ответил. Он просто счастливо растянулся, раскинув ноги, и приобнял Дженсена за плечи. Тот тоже лег свободно, и, да, он должен был признать, что это приятно. Может, это не идеально исполненная задумка, но она сработает.

Они сделают так, чтобы она сработала.

Следующим утром Дженсен открыл глаза, когда зловредный солнечный свет заполнил комнату. Вот что они забыли купить в Уол-марте – шторы. Он не сразу понял, что его разбудило, пока не услышал проклятия, а потм что-то тяжелое приземлилось на матрац между ним и Джаредом. Дженсен издал визг, который будет отрицать до самого смертного часа.

Это был Джеймс, и выглядел он жутко удивленным. Тут проснулся Джаред, поднял голову и недовольно нахмурился. Дженсен лишь моргнул, радуясь тому, что они оба лежали под одеялом.

– Я сплю? – спросил Джеймс, моргнув и взглянув сначала на Дженсена, а потом на Джареда. – Потому что это по ощущениям то, о чем я мог бы видеть сны.

– Что тебе надо? – сонно спросил Дженсен, пока Джеймс поудобнее устраивался на матраце.

– Ну, я знаю, что у Джареда пара в корпусе Моррис в восемь, у меня тоже. Я просто хотел узнать, может, мы пойдем туда вместе, – сказал Джеймс, закидывая руки за голову. – А потом я споткнулся об это милое дополнение к вашей комнате и приземлился в одной из своих самых диких фантазий. Теперь мне очень уютно.

– Сколько времени? – сонно спросил Джаред, потирая лицо. Дженсен плюхнулся обратно на матрац. Он быстро привыкал к выходкам Джеймса. А теперь он знал, что дважды надо проверять, заперта ли чертова дверь на замок.

– Без пятнадцати восемь, чувак, – лениво ответил Джеймс. Джаред распахнул глаза и собрался скатиться с матраца, но вместо этого врезался прямо в кровать, ударяясь лицом о деревянный каркас.

– Черт! – воскликнул Джаред, хватаясь за одеяло. Дженсен тут же закрыл ладонью глаза Джеймса, когда одеяло упало.

– Осторожнее с носом, – устало проворчал Дженсен. – И принеси мне кофе, когда вернешься.

– Дай знать, когда будешь пристойно выглядеть, – сказал Джеймс, его ресницы щекотали ладонь Дженсена. – Не хочу, чтобы Дженсен надрал мне задницу. Он такой свирепый и вообще.

– Я тебя ненавижу, – пробормотал Дженсен, начиная засыпать. Джеймс фыркнул.

Пошли! – проводя расческой по непослушным волосам, крикнул Джаред, каким-то образом умудрившийся уже одеться. Джеймс сбросил ладонь Дженсена с лица и встал, чуть пошатнувшись, когда пытался сползти с матраца.

– Много кофе! – крикнул Дженсен, зарываясь под одеяло.

В ответ ему раздался лишь грохот закрываемой двери. Дженсен улыбнулся и заснул.

*"Уол-март" – сеть однотипных универсальных магазинов, где продаются товары по ценам ниже средних (крупнейшая сеть розничной торговли в стране); непременная часть пейзажа американских пригородов [ suburb ] . Принадлежит корпорации "Уол-март сторс" [ Wal-Mart Stores, Inc. ]



Глава 3

Дженсен пребывал в плохом настроении. Учитывая то, что и в хорошие дни трудно было сказать, что он приятен в общении, наверное, в данный момент лучше было держаться от него подальше.

Он устало плелся по коридору, потом приостановился и бросил повторный взгляд, заметив, что Миша занимался йогой в своей комнате, открыв дверь нараспашку. Пара у Дженсена только что закончилась, а Джаред должен был сейчас выходить, так что Дженсен очень надеялся, что увидит своего бойфреда, прежде чем тот уйдет. Он бы сейчас совсем не отказался от объятий. Только вряд ли признался бы в этом.

Когда Дженсен завернул за угол, его настроение из плохого превратилось в попросту отвратительное. Джаред разговаривал с Джессикой, небрежно опираясь о стену, и кивал в ответ на ее слова.

Джессика хихикнула, отбросила волосы за плечо и протянула руку, чтобы погладить предплечье Джареда. Этого откровенного флирта вкупе с очень глубоким вырезом майки хватило, чтобы Дженсен пришел в ярость.

Он подошел к Джареду, нарочно громко топая.

– Привет, – произнес он, и Джаред широко улыбнулся. – Разве у тебя нет пары?

– Только собирался, – ответил Джаред, бросая на Дженсена благодарный взгляд. – Пока, Джессика.

– Пока, Джаред, – ответила она, хлопая ресницами. – Если у тебя будут проблемы с докладом по истории, обращайся. Уверена, мы с тобой сможем что-нибудь замутить.

– Э, точно, – неловко произнес тот, и Дженсен чуть не прокусил нижнюю губу. Джаред повернулся, обращаясь к Дженсену тихим глубоким голосом. – Увидимся через пару часов.

Он долго и нежно поцеловал Дженсена, и тот едва сдержался, чтобы не показать язык Джессике, когда Джаред отстранился. Дженсен проводил своего бойфренда взглядом, а когда повернулся, то понял, что был не один. Джессика стояла, наклонив голову набок, и оценивающе смотрела Джареду вслед. Она легко и нахально усмехнулась, чуть приподняв брови, и развернулась уходить.

Дженсен закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Он повернулся к двери, но передумал и в несколько шагов догнал Джессику.

– Можно на пару слов? – выдавил Дженсен. Джессика взглянула на него с вежливой улыбочкой. – Послушай, это было мило. Но ты не думаешь, что пришло время двигаться дальше? Должны быть более интересные способы потратить время, чем флиртовать с моим бойфрендом. Он – гей. Довольно уже.

– Он может быть твоим бойфрендом, – ухмыляясь, ответила Джессика. – Но то, как он таращился на мою грудь, говорит мне, что он не полностью гей.

Дженсен знал, что Джареда все еще физически привлекали девушки. Красивая грудь могла притянуть его взгляд, и он еще смотрел лесбийское порно, когда возникало желание. Это не беспокоило Дженсена, потому что в конце концов член Джареда оказывался не где-нибудь, а в нем. Но эта девушка чертовски его раздражала своим нахальным поведением, словно думала, что получит Джареда, только поманив его своим костлявым пальцем.

– Я не хочу начинать перебранку, понятно? – произнес Дженсен, практически дрожа от злости. Ему дико хотелось придушить Джессику. – Но тебе следует отвалить к чертям собачьим.

– Ты должен кое-что узнать обо мне, Дженсен, – тихо сказала она, наклоняясь и приставляя ладонь ко рту, словно делилась секретом. – Я всегда получаю то, что хочу.

– Да, ну, – ответил Дженсен, сжимая ладони в кулаки по бокам. Ярость терзала его так, что хотелось кричать. Но он не повысил голоса, а тихо и спокойно тоном, отражающим все его чувства, произнес. – Его ты не получишь.

Джессика лишь ухмыльнулась, приподняв бровь и словно говоря посмотрим, а потом развернулась и исчезла в своей комнате. Дженсен сделал еще один глубокий вдох и дрожащей рукой достал ключи из кармана.

Он взглянул на доску, висящую на двери, – обычная система сообщений колледже – и задумался, зачем она им вообще нужна. Вверху его аккуратным почерком было написано Дженсен и Джаред. Ниже коряво займитесь анальным сексом!! (ps. позвони джошу) рукой Джоша. От этого сообщения вела стрелка к словам А я могу посмотреть? ♥ Сэнди, выведенным замысловатым курсивом, а от них еще одна стрелка к надписи Аналогично. Принесу попкорн и видеокамеру. сделанной Джеймсом.

Дженсен уставился на сообщения от их друзей, больно впиваясь пальцами в дверной косяк. Все всегда болели за них, с самого начала. Осознание того, что кто-то там, даже кто-то настолько незначительный как Джессика, надеялся, что у них не сложится, беспокоило Дженсена больше, чем ему хотелось бы.

Он поднял руку и стер все кроме их имен, сердито проводя ладонью по доске, схватил маркер, снял с него колпачок зубами и вывел ЛЮБЯТ ДРУГ ДРУГА! такими большими буквами, что практически занял все оставшееся место. Утешало то, насколько правдиво звучали слова, даже гневно написанные острым почерком.

Его мрачное настроение продлилось, пока не пришел Джаред и принес ему латте и булочку с шоколадом от Эда, хоть и не работал сегодня. Дженсен поблагодарил его и поцеловал, чтобы показать свою признательность.

Но только когда он пошел в ванную и заметил, что Джаред брал маркер и дописал навсегда! под его словами, то смог наконец улыбнуться.


Дженсен решил не рассказывать Джареду о своей стычке с Джессикой. Не потому, что думал, что Джаред разозлится, а потому что в конечном счете это не имело значения. Он не хотел вести себя как ревнивая девушка и тем вызвать еще одну ссору с Джаредом из-за девицы, не значащей абсолютно ничего.

Она – просто небольшое раздражающее пятно, немного портящее прекрасную в остальном жизнь Дженсена, и лучше всего ее игнорировать.

Вот потому, когда Джаред предложил съездить на выходные домой, чтобы повидаться с семьей, Дженсен вздохнул с облегчением и от всей души согласился.

В доме Эклзов было тепло и уютно, и он казался очень большим и открытым после крохотной комнаты в общежитии.

Дженсен едва успел поставить сумку, как на него налетели, он оперся о стену и крепко обнял свою младшую сестру. Кажется, прошло несколько лет с тех пор, как он ее видел, а не пару недель. Возможно, это дико, но Дженсен готов был поклясться, что Мак чуть подросла.

Он прижался лицом к ее волосам и оторвал на несколько сантиметров от пола, чтобы услышать, как она хихикает. Только когда Дженсен услышал это, то понял, как скучал.

– Привет, ребенок, – сказал он. – Скучала, я так понимаю?

– Ни капельки, – ответила Мак, но обняла его крепче, прежде чем отпустить. – Мам! Пап! Дженни дома!

Вскоре его заключили в объятия и засыпали вопросами. Дженсен смеялся, отвечая на них, рассказывая об учебе и работе. Он убедил маму, что уже проверил, и на каникулы ко дню Благодарения обязательно приедет, да, Джаред тоже.

Родители сводили его на ужин в ресторан, потом в кафе-мороженое и кино, и когда Дженсен забрался в свою кровать, у него совсем не осталось сил. Он так устал, что думал заснуть, как только голова коснется подушки, но вместо этого лежал без сна и, не мигая, таращился в потолок.

Через пять минут до него дошло. Это первый раз за почти два месяца, когда он пытался заснуть без Джареда под боком, даже без поцелуя на ночь. Дженсен взбил подушку и плюхнулся на спину, задержавшись взглядом на мобильнике, лежавшем на ночном столике.

Шанс пятьдесят на пятьдесят, что Джаред посмеется над ним и назовет девчонкой, но Дженсену было все равно. Он схватил телефон и нажал кнопку быстрого набора 2, прикусывая губу, пока слушал гудки.

Привет, Джен, – мягко и тихо ответил Джаред. Дженсен тут же почувствовал себя расслабленно и уютнее устроился в постели, закрывая глаза. Рука скользнула к бедру, и он провел кончиками пальцев по татуировке. Удивительно, как сильно она стала ему нравиться.

– Привет, – тихо выдохнул он, чувствуя сонливость, после того как услышал любящий голос Джареда. – Я тебя разбудил?

Э, нет, – легко ответил Джаред. – Что такое?

– Ну, – произнес Дженсен, зарываясь глубже под одеяло. Он повернулся на бок и посмотрел в темноту комнаты. – Ты подумаешь, что это абсолютно по-гейски, если я скажу, что не могу заснуть без тебя?

О, слава богу! – рассмеялся Джаред, и Дженсен не смог удержать улыбку, хоть и был в замешательстве.

– Что?

Ну, хорошо, – со смехом в голосе ответил Джаред. – Я вроде как сейчас иду к тебе домой. Потому что хочу поцеловать на ночь. Так что, нет, я не скажу, что ты ведешь себя супер гейски, потому что это я иду к тебе, чтобы забраться в комнату через окно.

– Правда? – спросил Дженсен, улыбаясь так широко, что даже щеки заболели. – У тебя же есть ключ, ты в курсе?

Я знаю, но подумал, раз уж я хочу пробраться к вам в дом, чтобы поцеловать тебя, то могу сделать все по полной программе, понимаешь? Забраться через окно будет гораздо более романтично.

– Если только не упадешь и разобьешься, – рассмеялся Дженсен. Тут у него возникла идея, и он сел, а потом встал с кровати. – Ты где? Близко?

Я вообще-то только выходил из дома, когда ты позвонил. Скоро буду.

– Увидимся через пару минут, – сказал Дженсен. – Люблю тебя.

Тоже люблю тебя, – счастливо ответил Джаред. – Геи навсегда! – Дженсен закатил глаза и положил трубку. Он надел толстовку поверх майки и фланелевые штаны, ступил в сланцы и пошел к входной двери.

 

 

Дженсен тихо спустился по лестнице, осторожно закрыл за собой дверь. Воздух был прохладным, но в целом приятным. Дженсен широко улыбнулся и пошел вверх по улице.

Наступали моменты, когда Дженсен не мог поверить в то, как сильно он влюблен, насколько сильнее влюбляется с каждым днем. Это невероятно, если вдуматься.

Вот парк, через который Джаред всегда срезал дорогу к дому Дженсена, и Дженсен остановился там. Он залез на ярко-оранжевую горку, на которой они с Джаредом играли, когда были детьми, и стал ждать.

Уже через две минуты к парку быстрой походкой и с улыбкой на лице повернул Джаред. Дженсен широко улыбнулся, спрыгнул с горки и пошел к нему. Джаред радостно рассмеялся, когда заметил Дженсена, и они оба прибавили шагу, не останавливаясь, пока не оказались в объятиях друг друга. Дженсен нежно поцеловал Джареда в губы, прижался лицом к его шее и рассмеялся, хватая пальцами капюшон толстовки Джареда.

– Мы такие ущербные, – сквозь смех произнес Дженсен, вдыхая сладкий, знакомый запах Джареда.

– Я знаю, – ответил Джаред, целуя Дженсена в висок, и фыркнул. – Мы видели друг друга всего-то шесть часов назад.

– Мы взаимозависимы и жалки, – провозгласил Дженсен, и Джаред засмеялся.

– Мы очаровательны, – смягчился он, и Дженсен, отодвинувшись, посмотрел ему в глаза и скользнул ладонями к пояснице.

– Думаю, это правда, – широко улыбнулся Дженсен и опять поцеловал Джареда. Поцелуй был нежным и легким, языки едва коснулись, как парни оторвались друг от друга. – Так что, мы просто пожелаем спокойной ночи и разойдемся?

– Я вообще-то дико устал, – ответил Джаред и зевнул, словно подтверждая этот факт. Дженсен рассмеялся, прижимаясь к его щеке.

– Ладно, хорошо. Спокойной ночи, Джей, – сказал Дженсен и пробормотал Джареду в губы, прежде чем опять поцеловать. – Я рад, что ты такой же ущербный, как и я.

– Геи навсегда, – повторил Джаред, нежно целуя его. – Спокойной ночи, Джен.

Они целовались еще какое-то время, держась за руки, потом оторвались друг от друга и стали расходиться спиной вперед, пока ладони не разомкнулись, потом улыбнулись и развернулись.

Выходя из парка, Дженсен оглянулся через плечо и рассмеялся, увидев, что Джаред сделал то же самое. Такие чертовски зависимые.

Но это сработало. Забравшись в постель, Дженсен заснул всего через пару минут.


Да, они знали о промежуточных экзаменах в середине семестра, но только в теории. На самом деле столкнуться с ними – совсем другая история.

Неделя прошла в кофеиновом тумане, Дженсен и Джаред сидели, зарывшись в свои учебники. Джош и Джефф сводили их отметить окончание экзаменов в субботу вечером, и около четырех утра парни голой пьяной кучей свалились на воздушный матрац. В целом вечер оказался великолепным.

Казалось, всего через пару минут раздался стук в дверь, и Джаред открыл глаза. Он тихо застонал, тут же потянувшись рукой ко лбу, другой пытаясь найти телефон. Девять утра. Человек с той стороны двери заигрывал со смертью.

Джаред скатился с матраца и натянул черные обтягивающие спортивные штаны, почесал живот и накинул простыню на голые бедра Дженсена, пока его бойфренд спал без задних ног.

Устало открыв дверь, Джаред почесал щетину на подбородке, тяжело привалился к дверному косяку и потянулся, отчего стало видно движение мускулов под упругой кожей. У двери стояла Джессика, одетая только в крохотные шортики и спортивный лифчик, ее волосы были собраны в хвост.

– Ой, прости, – радостно произнесла она, голос ее звучал живо и очень бодро. – Я тебя разбудила?

Джаред только зевнул и безучастно уставился на нее, сонно моргая.

– Да ничего, – сказал он, хотя все было совсем не так, и махнул рукой. – Что такое?

– Я просто хотела спросить, можно взять у тебя на время хозяйственное мыло, – ответила Джессика. – Мое закончилось, а мне очевидно нужна чистая одежда, – хихикнула она, указывая на почти ничего не скрывающий наряд. Джаред даже не перевел взгляд с ее лица, только опять зевнул и шире открыл дверь.

– Да, конечно, – сказал он, поворачиваясь. – Только тихо. Джен еще спит.

Джессика прошла за ним в комнату и увидела Дженсена, спящего на воздушном матраце спиной к ним. Джаред потянулся достать мыло с верхней полки шкафа, и штаны у него съехали чуть вниз. Когда он повернулся, Джессика смотрела куда-то ниже его пупка.

– Это, э, симпатичная татуировка, – произнесла она, прикусив нижнюю губу. Джаред посмотрел вниз и улыбнулся, а потом передал ей мыло.

– Она мне нравится, – сказал он. Дженсен вздохнул во сне, засопел и перевернулся на спину. Простыня сползла низко, и взгляд Джессики метнулся от бедер Дженсен к бедрам Джареда, и плечи у нее опустились.

– У Дженсена тоже есть такая? – спросила она, хотя ясно было, что незачем, и Джаред взглянул на своего бойфренда, на чернильный узор у него на тонкой коже бедра и засос рядом с тату.

– Да, – ответил Джаред тихим и нежным голосом, проводя пальцами по волосам. – Мы сделали их вместе в Санта-Крузе этим летом.

– О. Это мило, – неуверенно сказала Джессика, теребя кончик хвоста. – Так, значит, у вас, ребята все совсем-совсем серьезно?

– Эм, да, – произнес Джаред, нахмурив брови и борясь с желание послать ее. Казалось, Джессике не доходило, что он никогда не захочет ее, не тогда, когда у него рядом был Дженсен. – Он – практически весь мой мир.

– Ну, спасибо за мыло, – быстро сказала она, и глаза у Джареда расширились, когда Джессика неожиданно обняла его, излишне крепко прижимаясь к нему грудью. Он неловко похлопал ее по спине, глядя в потолок.

– Да ладно, – ответил Джаред, когда Джессика отодвинулась. – Можешь сделать мне одолжение, просто оставь мыло возле двери, когда постираешь? Мы вчера легли очень поздно, – она нахмурила брови на секунду, но потом кивнула наконец.

– Спасибо еще раз. Извини, что разбудила, – сказала она, бросив взгляд на Дженсена в последний раз, прежде чем выйти. Джаред приподнял бровь, пожал плечами и забрался обратно в постель. Дженсен издал тихий звук во сне, инстинктивно поворачиваясь, чтобы прижаться лицом к шее Джареда. Тот вдохнул сладкий запах шампуня Дженсена и провалился в сон через несколько минут.

Здесь, именно здесь, было его место.


Иметь такую большую группу близких друзей было, в основном, хорошо. Минусом являлось то, что всегда находился кто-нибудь, готовый им помешать. Не имело значения, что вы делали. Они находили способ это испортить. Друзья этим, как правило, и занимаются.

Ленивым субботним днем в комнате Дженсена и Джареда раздался громкий наглый стук, за которым послышался не менее наглый голос.

Естественно, Джеймс.

– Вытащите свои члены друг у друга изо рта и выходите пообедать со мной! – крикнул Джеймс, лупя кулаком по двери. Дженсен застонал и отодвинулся, прижимаясь лбом к потному бедру Джареда.

– Как, черт его возьми, он всегда знает? – задыхаясь, проговорил Дженсен, и Джаред заворчал, рефлексивно подаваясь бедрами к Дженсену. Тот лизнул головку члена, а Джеймс продолжал колотить в дверь.

– Секс позже! – крикнул он. – А сейчас обед!

– Две минуты! – рявкнул Дженсен и опять обхватил член Джареда губами. Он положил ладонь у основания члена и стал двигать ею вверх-вниз, пока мокро и сильно засасывал головку. Джаред кончил с приглушенным криком, запустив пальцы Дженсену в волосы. Тот тихонько хмыкнул, глотая, и поднялся, оставляя Джареда, чтобы тот привел себя в порядок. Дженсен подошел к двери, чуть приоткрыл ее и свирепо взглянул на Джеймса, вытирая губы ладонью.

– Ты такой дающий, – ухмыльнулся Джеймс, и Дженсен заметил Джессику, приближавшуюся к ним и явно подслушивавшую. Дженсен облизнул губы и преувеличенно довольно вздохнул, кивая ей и даже не пытаясь скрыть самодовольную улыбку. Джаред распахнул дверь и обнял Дженсена за плечи одной рукой, поворачивая голову, чтобы непристойно поцеловать его, буквально сплетаясь языками.

– Продолжайте это, и я куплю вам обед. Нет, я передумал. Я куплю вам чертову луну, если вы дадите мне посмотреть, – поклялся Джеймс, и Дженсен саркастически подмигнул Джессике. Та фыркнула и закатила глаза, заходя в свою комнату.

– Джеймс, ты мог бы соблюдать хоть какие-нибудь приличия? – спросил Миша, сворачивая за угол и выше подбрасывая сумку на плече. – Я тебя услышал еще в конце коридора.

– В приличиях нет ничего забавного, – сказал Джеймс, хватая Мишу за талию и начиная кружить. Миша нахмурился и вырвался, закатив глаза, когда Джеймс фыркнул. – У деток закончилось секси-время, и мы собирались перекусить. Присоединишься?

– У меня занятия, – ответил Миша, кивнул Джареду и Дженсену и пошел вниз по коридору. – Ведите себя хорошо.

– Как всегда! – воскликнул Джеймс, обнимая Джареда и Дженсена за плечи. – Пойдем, малыши. Сегодня день мини корн-догов*!

Они прошли за Джеймсом в студенческий клуб, Джаред дал Дженсену жвачку и поцеловал его в нос. Вкус спермы в пылу момента был приятным и хорошим, но позже? Уже не очень.

– Итак, – размахивая руками, произнес Джеймс, когда они вошли в переполненную столовую. – В этом году Джош и Джефф закатывают вечеринку на Хэллоуин?

– Думаю, да, – ответил Дженсен, жуя жвачку, и дал им подносы для еды. Джймс взял свой исчез в толпе народа, оставив Дженсена моргать и удивляться, размышляя о том, был ли это конец разговора. Джеймс часто так делал.

 

 

Они наблюдали, как Джеймс здоровался с людьми, смеялся, разговаривал и забирал что-то с их подносов на свой. Джаред и Дженсен просто стали в очередь, и когда Джеймс присоединился к ним, его поднос был полон стащенной еды.

– Ты действительно знаешь всех, да? – спросил Дженсен, и Джеймс ему широко улыбнулся.

– Почти, – ответил Джеймс и, хлопая ресницами, потянулся потыкать их в нос. – Но, если вам это приятно, вы двое мои любимчики.

– Почему это? – спросил Джаред, издавая тихий радостный звук и покачиваясь на пятках, когда они подошли к еде. Дженсен нежно улыбнулся, и Джеймс ухмыльнулся.

– Вот поэтому. Вы такие милые и влюбленные. От этого я чувствую себя счастливым и хочу быть поближе, – прямо сказал Джеймс, и Дженсен приподнял бровь.

– Ух ты, – произнес Дженсен, широко улыбаясь, и похлопал Джеймса по спине. – Это до нелепого мило.

Джаред фыркнул, ставя ананасовый сок на поднос Дженсена, и взял еще себе. Дженсен благодарно кивнул и опять взглянул на Джеймса.

– Так кем вы будете на Хэллоуин? – спросил Джеймс, и Дженсен пожал плечами. Джаред повернулся к ним с озорным огоньком в глазах.

– Дженсен может пойти как симпатичная девушка… хотя, погоди, – фыркнул Джаред, и Дженсен пнул его в голень. – Ай, сволочь!

– Джаред может пойти как тупой козел… хотя, погоди, – парировал он. И Джаред показал ему язык.

– Видите? Просто очаровашки, – фыркнул Джеймс и вытянул поднос, когда они подошли к продавщице в столовой. – Не жадничай с мини корн-догами, Ронда. Ты же знаешь, как я их люблю.


Дженсен зашел в комнату с банкой газировки и открыл ее, подходя к Джареду, сидящему на кровати спиной к стене.

Дженсен забрался на Джареда, упираясь коленями в кровать по обе стороны от его бедер, и сел ему на ноги. Джаред приобнял его за талию, смотря телевизор, и провел большим пальцем по мягкой коже у пояса штанов, пока Дженсен быстро глотал газировку.

В этом не было ничего сексуального, не в данный момент, во всяком случае. Дженсену просто нравилось сидеть у Джареда на руках, а Джареду нравилось, когда Дженсен сидел на нем, так что все складывалось удачно. Дженсен дал газировку Джареду, пересаживаясь, когда тот сделал глоток и потянулся поставить банку на стол.

– Чем хочешь сегодня заняться? – спросил Джаред, запрокидывая голову и смотря Дженсену в лицо. Очки у того чуть съехали на переносице, и Джаред поправил их. Дженсен прижал ладони к стене по обе стороны от Джареда, и наклонил голову набок.

Была суббота – их выходной. Следовало бы постирать одежду, кое-что сделать, подумать о вечеринке Джоша и Джеффа, запланированной на следующие выходные. Но Дженсен сегодня чувствовал себя эгоистом. Он хотел Джареда всего только для себя, не желая делить его с кем-либо из друзей.

– Я думал, может быть, сходим в торговый центр, – застенчиво произнес Дженсен, кладя локти Джареду на плечи и запуская пальцы ему в волосы. Джаред наморщил нос, поднимая руки к бицепсам Дженсена и не отрывая взгляда от телевизора.

– Торговый центр? – повторил Джаред, и Дженсен кивнул. – Зачем?

– А мне разве нужна причина? – спросил его Дженсен, и Джаред закатил глаза, догадавшись в чем дело, и ухмыльнулся, скользнув большими пальцами под рукава тонкой серой майки, пока не коснулся края расстегнутого черного в тонкую полоску жилета.

– А, так тебе надо еще всяких разных гейских шмоток, потому что теперь Сэнди показала тебе мир моды, – ответил Джаред, и Дженсен щелкнул его по уху. Джаред широко улыбнулся и положил широкие ладони Дженсену на бедра. – В H&M** распродажа, да?

– Там может быть много распродаж, – пожав плечами, сказал Дженсен, как будто не получал оттуда рекламный проспект. – А если бы и была, то, возможно, я бы не отказался сходить.

– Я не сомневался, – ответил Джаред, широко улыбаясь. – Моя детка просто хочет сходить за покупками.

– Это точно, – сказал Дженсен, не реагируя на подколку Джареда, и потянул того за волосы. – А пока мы там будем, сможем сходить в Abercrombie*** и купить несколько комплектов твоих типовых маек, джинсов и сланцев.

– Ну уж извини, что я не так творчески подхожу к вопросам одежды, мисс модница, – произнес в ответ Джаред, и Дженсен тихо зарычал.

– Еще одна такая шуточка, – предупредил он, схватил Джареда за волосы и потянул достаточно сильно, чтобы тот зашипел. – Только попробуй!

– Кажется, что наказанием будет секс, – легко ответил Джаред, впиваясь пальцами в бедра Дженсена. – Тебе, наверное, надо поработать над тем, как угрожать, если лучшее, что ты можешь придумать – засунуть в меня член.

Дженсен лишь вздохнул, опуская голову Джареду на плечо. Джаред фыркнул, проводя ладонями по его спине и целуя в кончик уха.

– Хорошо, – сказал Джаред, пихая Дженсена. – Вставай с меня, и мы пойдем по магазинам.

– Правда? – спросил Дженсен, поднимая голову, чтобы широко улыбнуться своему бойфренду. – Ты выдержишь поход в торговый центр со мной?

– Это ты ненавидишь всех, – сказал ему Джаред. – Если тебе так сильно хочется пойти, что ты готов вытерпеть толпы раздражающих детей и мамочек семейства, лишь бы прикупить гейскую одежду, тогда я пойду. Но если ты попытаешься затащить меня в магазин, где торгуют одеждой с логотипами рок-групп, я тебя брошу, клянусь.

– Я сам себя брошу, – ответил Дженсен, соскользнув с колен Джареда, и взял со стола мобильник, бумажник и ключи. Джаред последовал его примеру, надевая сланцы Abercrombie.

– Да, хочу сразу сказать, – произнес Джаред, надевая солнцезащитные очки на голову. – Я еще требую зайти в Синнабон за булочкой с корицей. И минет. Необязательно в одно и то же время, хотя это было бы великолепно.

– О, для того, чтобы ты размазал разные липкие жидкости белого цвета по моему лицу? – сказал Дженсен, и Джаред улыбнулся ему. – Пошли.

– Ты только представь себе! – взволнованно произнес Джаред, открывая дверь и выходя в коридор. – Сперма и глазурь!

– То, что Джаред любит держать во рту за две сотни, Алекс, – сказал Джеймс, проходя мимо, даже не останавливаясь и не отрываясь от своего телефона, чтобы взглянуть на них.

– Черт, – произнес Дженсен. – Ну и реакция.

– Да, и с ним не поспоришь, – ответил Джаред, закрывая дверь. – Потому что он прав.

– Я тебе когда-нибудь говорил, как сильно люблю то, что ты глотаешь? – с любопытством спросил Дженсен, и Джаред гордо улыбнулся. – И это парень, который еще несколько месяцев назад был гетеросексуалом. Я очень удачно обратил тебя в гея.

Чувак, – произнесла Кэти, выходя из своей комнаты с корзиной белья. – Не знаю, в курсе ли вы двое, но вы вообще-то не живете в своем отдельном мирке. Когда вы говорите что-то типа этой хрени, другие люди могут вас услышать.

– О, мы знаем, – сказал ей Джаред, обнимая Дженсена одной рукой за плечи, и улыбнулся, когда Дженсен обвил его за талию.

– Нам просто все равно, – закончил Дженсен, и они оба широко улыбнулись ей. Кэти закатила глаза и ухмыльнулась, прижимая корзину к бедру.

– Бесстыдники, – сказала она им, и Джаред с Дженсеном улыбнулись ей во все тридцать два зуба. – А теперь, пожалуйста, идите и побудьте отвратительными и очаровательными где-нибудь в другом месте, хорошо? У нас, одиноких, есть до черта дел.

Джаред и Дженсен тихо рассмеялись и повернулись, чуть отодвигаясь друг от друга, но вместо объятий взялись за руки, переплетая пальцы вместе, и пошли к выходу.


Торговый центр оказался именно таким, каким Джаред его и представлял в субботу днем – душным, переполненным и практически невыносимым.

Дженсен даже не дал ему сперва купить булочку, потому что думал, что Джаред улизнет с лакомством наружу, пока Дженсен сам будет ходить по магазинам.

Дженсен знал его до удивительного хорошо.

Джареду удалось все-таки зайти и купить сок по пути к H&M, хоть что-то. Он потягивал фруктовый напиток через трубочку, пока сидел на полу перед примерочными кабинками и ждал, когда Дженсен выберет одежду. Тот пару раз выходил показаться, но, зная, что Джаред за модой не следил вообще, просто оставался в кабинке.

Джаред оглядел ярко освещенный магазин, морщась от поп-музыки, ревущей из колонок. Покупателями в основном были молоденькие девушки, которым явно надо было есть побольше, и Джаред чувствовал себя не в своей тарелке. К примерочной подошла молодая пара, и девушка отдала парню свою сумочку, прежде чем нырнуть в кабинку. Парень вздохнул и плюхнулся рядом с Джаредом, бросая сумочку на пол.

– Девушка, да? – сказал парень, и Джаред фыркнул, чуть не захлебнувшись своим напитком. Этого он точно Дженсену никогда не даст забыть.

– Да, – ответил Джаред, едва сдерживая смех. – Моя Дженни просто принцесса.

– Джаред, богом клянусь, – вдруг раздался из кабинки голос Дженсена, и парень широко раскрыл глаза, когда Джаред засмеялся.

– Мне как-то лучше становится от того, что даже вы, парни, не можете этого избежать, – сказал парень, держа сумочку, и Джаред сделал большой глоток напитка. Парень протянул стаканчик из Starbucks, и они чокнулись в знак солидарности.

– Да, – ответил Джаред. – Это не только офигительные минеты и радужные флаги, знаешь ли.

– Джаред! – воскликнул Дженсен, неожиданно вставая перед ним в своей собственной одежде. Он схватил Джареда рукой, свободной от кучи шмоток, и поднял его на ноги, оставляя позади парня с сумочкой таращиться им вслед. – Тебя никуда нельзя привести!

– Тебе это нравится, – сказал Джаред, наклоняясь, чтобы поцеловать Дженсена в висок, когда тот положил одежду на прилавок и попросил продавца отложить ее. Затем, к ужасу Джареда, Дженсен развернулся и направился к дальней части магазина. – Что ты делаешь?

 

Дженсен не ответил, просто стал снимать вещи с полок и вешалок. Джаред ходил за ним как потерявшийся щенок, мечтая побыстрее исчезнуть из магазина. Дженсен резко остановился и повернулся, протягивая к нему руки. Джаред лишь приподнял бровь.

– Бери, – сказал Дженсен, и Джаред взглянул на одежду, а потом на довольное лицо Дженсена. Наконец-то все встало на свои места, и Джаред покачал головой. – Нет, я эту фигню примерять не буду.

– Да ладно тебе! – ответил Дженсен, распахивая глаза пошире. Джаред быстро отвел взгляд. – Хорошо.

– Спасибо, – сказал Джаред, отваживаясь посмотреть на своего бойфренда. Эти аниме-глазки когда-нибудь убьют его.

– Знаешь, чего мы еще никогда не делали? – вдруг спросил Дженсен, и Джаред вопросительно приподнял бровь. – Мы никогда ничем не занимались в примерочной кабинке. И что ты там еще раньше хотел? Булочку с корицей и чем еще? – невинно спросил Дженсен, нарочно облизывая губы. Джаред нахмурился. – Не могу вспомнить. Как жаль!

– Ты просто дух-искуситель, – прошипел Джаред, а Дженсен только невозмутимо улыбнулся блестящими от слюны губами. – Боже, как я это люблю. Дай мне одежду.

Дженсен рассмеялся и вручил Джареду все вещи, следуя за ним в примерочную. Парочка, которую они встретили, уже выходила, и Джаред подмигнул парню и озорно фыркнул, прежде чем толкнуть Дженсена в дальнюю кабинку.


Позже они сидели за столиком на променаде, Джаред ел булочку с корицей, Дженсен курил сигарету, пакеты с покупками лежали у их ног. Дженсен находился в удивительно хорошем настроении благодаря отчасти отличным скидкам, отчасти – взаимным минетам в общественном месте.

– Знаешь, что мы должны сегодня сделать? – спросил Джаред, слизывая кремовую глазурь с большого пальца.

– Что, плюшечка? – спросил Дженсен, хлопая ресницами, и ухмыльнулся, когда Джаред закатил глаза. Дженсен бросил окурок на землю и затушил его носком ботинок, перегнулся через стол и выжидательно открыл рот. Джаред отломил кусочек булочки и положил Дженсену на язык, фыркнув, когда Дженсен прикусил его за кончик пальца.

– Мы должны пойти на свидание, – сказал Джаред, и Дженсен приподнял бровь, делая глоток газировки. – Мы же никогда не были на настоящем свидании, понимаешь?

– Джаред, я вполне уверен, что мы встречались с момента рождения, – ответил Дженсен, но не смог сдержать улыбку. Порой Джаред был таким романтичным чудиком.

– Да, – сказал Джаред, вытирая руки о салфетку. – Но я хочу сводить тебя на ужин. Я думал, что мы можем съездить к Хантингтон Бич, в ресторанчик на причале, который тебе так нравится. Мы уже давно не видели океан.

– С удовольствием, – ответил Дженсен, и Джаред подарил ему нежную улыбку, не предназначенную никому другому. Сердце Дженсена остановилось на мгновение.

Порой он забывал, как ему повезло, но хватало такой улыбки, чтобы напомнить об этом.


Если оценивать свидания, их прошло замечательно.

Они заказали молочный коктейль с карамелью и суп из моллюсков, выбрали столик с видом на океан и сидели там, дразня друг друга ногами под столом и разговаривая о занятиях, друзьях и о том, по чему скучали из дома.

Солнце село, пока они говорили, и, когда Дженсен с Джаредом вышли из ресторана, небо было раскрашено в пурпурные и золотые цвета, отражаясь в волнах, лениво набегающих на берег. Они прошлись по песку, держась за руки, словно представляя самое нелепое клише, и целовались, пока на ночном небе не стали мерцать звезды.

Потом они пошли в кино, на какую-то комедию, Дженсен едва обратил внимание на фильм, потому что был очень занят тем, что держал Джареда за руку.

Было удивительно, насколько все идеально.

Нечасто им удавалось отложить в сторону их совместную историю и просто побыть бойфрендами. Они значили друг для друга так много, что это понятие, бойфренд, казалось недостаточно сильным, совсем недостаточным, чтобы описать то, кем они были друг для друга.

Вообще не существовало слов, способных это объяснить.

Когда вечер закончился, и они стояли у своей комнаты, Дженсен повернулся, прислоняясь спиной к двери, и взглянул на Джареда, который положил ладони по обе стороны от головы Дженсена, словно заключая его в клетку.

– Все прошло очень хорошо, если рассматривать первые свидания, – тихо произнес Джаред, и Дженсен кивнул. Джаред наклонил голову и прижался губами к губам Дженсена так мягко и нежно, что у того чуть не подогнулись колени. Их языки соприкоснулись, и по спине Дженсена словно пробежали искры.

Дженсен протянул руку назад, пока они целовались, и открыл дверь. Они, спотыкаясь, ввалились в комнату, и Дженсен отстранился, притворно зевая, снял штаны и рубашку.

Джаред жадно следил за ним, но выражение его лица сменилось с желания на недоумение, когда Дженсен забрался под одеяло на надувном матраце и свернулся клубочком на боку, словно собираясь заснуть.

– Что ты делаешь? – спросил Джаред, надув губы. – Я хочу заняться сексом.

– Что? – театрально вздохнул Дженсен. – Ты хочешь, чтобы я согласился переспать с тобой на первом же свидании? За какого же парня ты меня принимаешь?

Джаред зарычал, и Дженсен прыснул. Он запрокинул голову и рассмеялся сильнее, когда Джаред прыгнул на него, сжимая бедра ладонями.

– Почему бы тебе не показать, какой ты парень на самом деле? – прошептал Джаред Дженсену на ухо, прикусывая мочку, и Дженсен вздрогнул. Его смех превратился в сдавленный стон, и он потянулся к пуговице на штанах Джареда.

– С удовольствием, – выдохнул Дженсен и запустил руку в нижнее белье Джареда.


Вскоре наступил Хэллоуин. Джаред и Дженсен выбрали супер дурацкие (супер гейские и сочетающиеся друг с другом) костюмы в самую последнюю минуту.

Они заехали за Сэнди к ее общежитию, и Джаред присвистнул, когда она подошла к машине. Сэнди нарядилась в кошку. А если точнее – в распутную кошку. Весь костюм состоял из черного корсетного топа, черных мини-брючек, чулков в сеточку и кошачьих ушек. На кончике носа у нее была нарисована черная точка и усы на щеках. Сэнди выглядела великолепно. И распутно.

– Как дела, сиськи? – спросил Дженсен, смотря в зеркало заднего вида на Сэнди, забросившую на сидение огромную сумку с принадлежностями для макияжа, а потом забравшуюся внутрь. Она взглянула на свою грудь, которая, кажется, пыталась выскочить из топа, чуть покраснела и ударила Дженсена кулаком в плечо. Потом наклонилась вперед между сидений и посмотрела на них. Джаред вежливо держал глаза на уровне ее лица, и Дженсен подумал, что его следовало бы наградить, потому что, черт, это, наверное, было непросто.

– Серьезно? – спросила Сэнди, увидев их костюмы. – Это лучшее, что вы смогли придумать?

– О, конечно, ведь распутная кошка это так оригинально? – спросил Джаред, ухмыляясь. Сэнди зашипела на него, согнув пальцы в подобии кошачьей лапы, и плюхнулась на сидение. – Но спасибо большое, что согласилась нанести грим Джошу и Джеффу.

– Пожалуйста, – ответила она, махнув рукой, и Дженсен выехал со стоянки. – Наложить грим на симпатичных парней? Это они мне делают одолжение.

Дженсен лишь ухмыльнулся. До квартиры братьев они доехали очень быстро, возможно, меньше, чем за пять минут, только никому точно не хотелось потом пешком возвращаться домой посреди ночи. Если они вообще смогут сесть за руль. Дженсен предполагал, что они заночуют там прямо на полу, а следующим утром с жутким похмельем поедут домой.

Дженсен, не постучавшись, открыл дверь в квартиру, как раз когда Джош шел по комнате в одном полотенце на бедрах.

– Когда-нибудь слушал о том, что стучать надо, придурок? Это, знаешь, когда сжимаешь свою маленькую ручку вот так и постукиваешь костяшками пальцев по…о… Привет, – произнес Джош, останавливаясь, когда увидел Сэнди.

– Привет, – мило произнесла она, помахав рукой. Джош лишь как-то странно на нее уставился.

– Э, ты помнишь Сэнди? – спросил Дженсен, и Джош только через пару секунд взял себя в руки. Он покачал головой, посмотрел на Дженсена, а потом его взгляд опять вернулся к Сэнди.

– Э, да, – сказал он, чуть наклоняя голову набок. Кажется, Сэнди не заметила его внимательного взгляда. Она лишь приподняла свою сумку и чуть потрясла ее.

– Привет, Джош, – прощебетала она. – Начнем? Или Джефф займет больше времени. Так что, может, он будет первым?

– Чего? – глупо спросил Джош, глядя на нее широко открытыми глазами, потом до него наконец дошло. – А, грим. Точно. Э, он пошел в магазин.

– Тогда ты первый, – сказала Сэнди, наклоняясь, чтобы включить свет над кухонным столом. Она расстегнула сумку и начала доставать оттуда разные принадлежности. Джош оглядел ее с ног до головы, а затем кивнул, с трудом сглотнув.

– Конечно, да, – произнес он, почесав шею. – Я только…э, одежда, – с этими словами он исчез в спальне.

– Что за чертовщина это была? – со смехом спросил Джаред. – Никогда не видел такого, чтобы Джош не мог подобрать слов.

– Скажи спасибо бюсту Сэнди за такое редкое и чудесное происшествие, – ответил Дженсен, и Сэнди повернулась к нему лицом.

– Если ты не перестанешь говорить о моей груди, я ее тебе покажу, – пригрозила она, уперев руки в бока. Дженсен наморщил нос.

– Фу, нет, – ответил он, комично поежившись, и протянул руку, чтобы коснуться груди Сэнди, она тут же ударила его по ладони.

– А что будет, если я стану говорить о твоей груди? – спросил Джаред, еле сдерживая смех. Сэнди лишь закатила глаза, а Дженсен щелкнул его по уху. Тут из спальни с мокрыми взъерошенными волосами вышел Джош. На нем была майка без рукавов и старые баскетбольные шорты. Усевшись на стул в кухне, он немного поерзал.

– Начнем! – сказала Сэнди, беря карандаш для подводки. Она стала между ног Джоша, раздвинув их бедрами, и наклонилась, положив ладонь ему на щеку и поднося карандаш. Джош порозовел и бросил на Дженсен испуганный взгляд. Он посмотрел Сэнди в лицо, потом на ее грудь и снова на Дженсена. Джаред показал ему большие пальцы за спиной Сэнди.

 

Дженсен лишь закатил глаза и вытащил Джареда в гостиную. Джош мог мямлить что-то симпатичной девушке и в одиночестве. Через пару минут на мобильник Джареда позвонил Джефф и сказал им спуститься за продуктами. А под продуктами он подразумевал гору спиртного. Естественно.

Они поставили пакеты, в которых звякали бутылки, на пол, и Джефф наконец взглянул на них, прищурившись.

– Подождите, это, что моя больничная форма? – спросил Джефф, разглядев костюмы Дженсена и Джареда. Дженсен был одет в форму темно-синего цвета, а Джаред – в светло-зеленую под белым халатом. У него даже стетоскоп висел на шее.

– Да, – сказал Джаред, кивая, и льстиво улыбаясь. – Это она.

– Козлы, – ответил Джефф, отбрасывая волосы с лица. – Ну и ладно. И будете дураками в своих дурацких костюмах. Мне все равно. А теперь помогите передвинуть мебель, сучки.

Они подготовили комнату к вечеринке для масштаба Джоша и Джеффа, отодвинув всю мебель к стенам, и убрали все дорогое и/или бьющееся в спальни. Опрокинутый аквариум – инцидент, который имеет право случиться только однажды. Больше ни одна бедная рыбка не умрет во имя хорошего хмельного вечера.

– Эй! – воскликнула Сэнди, когда они вернулись в гостиную. Джош опять исчез, вероятно, чтобы привести в порядок голову и надеть костюм. – Твоя очередь, Джефф.

– Классно, – ответил он и направился к стулу, освобожденному Джошем. Сэнди бодро подошла к Джареду и Дженсену, пушистый кошачий хвост подпрыгивал сзади.

– Мне кажется, я нравлюсь Джошу, – тихо произнесла Сэнди, наклоняясь к ним, и потянула за верх формы Дженсена. Тот недовольно нахмурился и потянул ее кошачье ухо.

– Джошу нравятся все, – ответил Джареда, вертя в руках стетоскоп.

– Ну, его члену я точно нравлюсь, – добавила она, и Дженсен фыркнул. Он откровенно оглядел ее с ног до головы и приподнял брови.

– Сэнди, я думаю, мой член смог бы научиться тебя любить в таком костюме, – сказал ей Дженсен, обнимая за талию и притягивая к себе. Сэнди хихикнула и отбросила волосы за плечо.

– Вашу ж мать! Дженсен только что сказал о своем члене в отношении к вагине, – воскликнул Джаред, широко раскрыв глаза в шоке. – Весь мой мир встал с ног на голову.

– Я знаю, ясно? – ответил Дженсен, подмигнув ему, и поцеловал Сэнди в лоб, прежде чем отпустить ее. Джаред схватил его за запястье и прижал стетоскоп к груди.

– Поверни голову и покашляй, серьезно произнес Джаред, протягивая руку, чтобы ухватить Дженсена за пах. Тот взвизгнул и отпрыгнул назад, а Сэнди рассмеялась.

– Иди сюда и раскрась мне лицо, женщина! – воскликнул Джефф, и Сэнди, чуть подпрыгивая, направилась к нему, при этом все ее женские прелести тоже подпрыгивали.


Где-то через час начали появляться остальные. Первыми прибыли все из их группы – Чад, София, Джеймс и Миша, а затем Майк, Том, Крис и Стив.

Майк поставил на кухонный стол еще один пакет, переполненный выпивкой, и заржал, когда зашел в гостиную и увидел Джоша и Джеффа в костюмах. Джош и Джефф оглядели друг друга и пожали плечами.

– Бэтмен и Джокер? – выдавил Майк, хватаясь за спинку дивана, чтобы не упасть. – Я-то думал, геями были ваши братья.

– Да пошел ты, – просто ответил Джош, поправляя маску. Джаред громко засмеялся, потому что, да, они очень даже выглядели как геи.

– А вы кого изображаете? – спросил Джеймс Джареда и Дженсена, отодвигая назад свою фетровую шляпу. Он был одет как гангстер 20-х годов, но ему не удавалось полностью создать образ – лицо было слишком дружелюбным.

– Я – распутная медсестра, – ответил Дженсен, губы у него блестели от выпитого пива. Джеймс в недоумении оглядел его с ног до головы. – Что? Это традиционный костюм на Хэллоуин.

– Да, я знаю. Для девушек. И в чем твоя распутность? – спросил Джеймс. – Ты просто одет в медицинскую форму. Которая, к тому же, тебе велика.

– Потому что она моя, – сказал Джефф, пихая Дженсена в плечо. Сэнди проделала фантастическую работу. Огромный, но безобидный брат Джареда на самом деле стал выглядеть зловеще.

– Я попозже отсосу доктору Падалеки в ванной, – невозмутимо ответил Дженсен, показывая большим пальцем через плечо на Джареда. – В этом и есть моя распутность.

– Согласен. Ты распутница, – сказал Джеймс и пристально взглянул на Сэнди. – Эй, киса, киса! – воскликнул он и погнался по квартире за визжащей Сэнди, дергая ее за хвост.

– Ты действительно отсосешь мне в ванной? – спросил Джаред, обнимая Дженсена за плечи и жарко дыша ему в ухо.

– Если вам повезет, – ответил тот, сверкая яркими зелеными глазами, и прикусил кожу у Джареда на подбородке. – Доктор.


Джаред потерял счет времени через несколько часов (и кое-какой выпивки). В квартире народа было под завязку, некоторых он знал, но большинство – нет, и от всей этой толпы воздух стал теплым и спертым. Музыка отдавалась от стен, от басов вибрировал пол. Джаред вообще-то удивлялся, что еще не приехали полицейские.

И он был пьян, это точно. Сначала пиво, чтобы начать вечер, потом текила с Дженсеном. Это оказалось приятно. Они слизывали соль друг с друга и делили лимон, зажатый между зубов. Затем коктейль Масляные Соски, который для них приготовили Сэнди и София, щедро украсив взбитыми сливками. А потом что-то еще, Джаред уже не мог вспомнить, что он еще пил, только что этого было много и хорошо.

Джаред хорошо проводил время, только вот как-то потерял своего бойфренда. Он встал на цыпочки и оглядел толпу, но не увидел Дженсена, зато заметил Джоша. Бэтмену после выпивки быстро надоела маска, и он бросил ее где-то, так что теперь он был просто парнем с пластиковыми кубиками пресса и плащом. Он, очевидно, попытался смыть грим, но не преуспел. Благодаря черным теням вокруг глаз Джош выглядел как музыкант, не принятый в панк-группу. В плаще.

– Джош! – выкрикнул Джаред, через секунду понимая, что тот разговаривал с Сэнди. Казалось, он уже не так неловко себя чувствует с ней, как раньше, но это могло быть действие алкоголя. Джареду хотелось подойти и пожелать ему удачи, но Сэнди, наверное, побила бы его. Джош вроде бы и сам неплохо справлялся.

– Ты не видел Дженсена? – крикнул Джаред, перекрывая музыку, когда подошел к ним. Он был дико пьян и хотел выйти на воздух, побыть в тишине и спокойствии хотя бы несколько минут. В квартире стояла жара, щеки у него покраснели, волосы прилипли ко лбу.

– Крис утащил его куда-то, – прокричал в ответ Джош, помахав рукой. – Думаю, они танцуют.

– Танцуют? – повторил Джаред, и Сэнди приподняла бровь, пристально глядя куда-то вправо. Она пихнула Джареда в плечо и показала пальцем в том направлении, выглядя очень недовольной. Джаред развернулся и увидел Дженсена с Крисом в толпе, прижавшихся друг к другу и двигавшихся под музыку. У Джареда внутри что-то сжалось, раздражение поднялось волной, так быстро, что даже голова закружилась.

Он тут же двинулся к ним, еще не подумав об этом, но то, что случилось потом, казалось, происходило в замедленной съемке. Дженсен запрокинул голову, смеясь, и Крис рванулся вперед, сминая их губы в жестком поцелуе. Джаред споткнулся и остановился, тут же замерев на месте.

Крис целовал Дженсена. Джаред не думал, что когда-либо еще в жизни испытывал такую ярость. Все, чего ему хотелось, - голыми руками оторвать Крису голову только за мысли о том, чтобы так трогать его бойфренда.

Дженсен потрясенно отпрянул, отталкивая от себя Криса и вытирая рот ладонью. Крис шагнул к нему, словно собираясь коснуться Дженсена опять, как будто у него было право это делать, но Джаред успел туда первым. Он вмешался и сильно толкнул Криса, так что тот, спотыкаясь, отступил назад, чуть не упав.

– Какого черта? – крикнул Джаред, достаточно громко, чтобы быть услышанным сквозь музыку. Крис выпрямился, в его глазах танцевали смешинки. Люди вокруг них перестали танцевать, стали оборачиваться, чтобы понять, откуда шум.

– Просто веселимся, – невнятно произнес Крис, и Джаред стиснул руки в кулаки от ярости. Дженсен положил ладонь ему на плечо, но Джаред стряхнул ее.

– Такого веселья у тебя не будет, козел, – заорал в ответ Джаред, взбешенный настолько, что его трясло.

– Спокойно, спокойно, – протянул Крис, словно не понимал, как зол Джаред, или просто не обращал на это внимания. Джаред бросился на него, хватая за рубашку и поднимая над полом. Вдруг Крис осознал серьезность ситуации и вцепился в предплечья Джареда, полузадушено хватая воздух ртом.

– Джаред, прекрати! – произнес Дженсен, потянув Джареда за плечо, и Джош с Джеффом пробились к ним через начавшуюся собираться вокруг толпу.

– Какого черта тут происходит? – громко спросил Джефф, пораженно глядя на развернувшуюся перед ним сцену.

– Он, мать его, поцеловал Дженсена, – прорычал Джаред, отпуская Криса, и тот шагнул назад, спотыкаясь. – Поцеловал его прямо передо мной.

– Он пьян, Джей, – сказал Дженсен, его голос тоже звучал не очень трезво, и потянул Джареда за руку. – Оставь его, пожалуйста.

– Черт, парень, – произнес Крис, поднимая руки в защитном жесте. – Извини. Я не подумал.

– Джаред, почему бы тебе не пойти куда-нибудь и не успокоиться? – сказал Джефф, кладя ладонь Джареду на грудь и чуть подталкивая его. Потом он повернулся к Крису и бросил на него тяжелый взгляд. – А тебе хватит, парень. Какого черта ты делаешь?

– Извини, – повторил Крис и потряс головой, уходя в толпу. Грудь Джареда вздымалась, кулаки были так сжаты, что ногти больно впивались в ладони, оставляя полумесяцы следов.

– Уведи его отсюда, – сказал Дженсену Джош, нервничающая Сэнди прижималась к нему. Джаред чувствовал, как Дженсен тянет его за руку назад, заставляя двигаться, пока он не потерял Криса из виду. Боже, Джаред хотел убить его.

Дженсен втащил его в комнату Джоша и закрыл дверь, через которую пробивался приглушенный золотистый свет и музыка. Джаред вырвался из его захвата и стал ходить взад-вперед.

 

Он запустил пальцы в волосы, отчаянно желая быть не настолько пьяным, потому что тогда, возможно, ему бы удалось успокоиться. Возможно, тогда бы ему не казалось, что кровь буквально кипит у него в венах.

– Ты злишься на меня? – спросил Дженсен, в его голосе звучал страх перед ответом. – Прости меня, Джей.

– Что? – спросил Джаред, поворачиваясь к Дженсену. Тот выглядел испуганным и расстроенным, нижняя губа чуть выдавалась, и глаза были широко раскрыты. – Заткнись, хорошо? Я злюсь на него. Боже, Дженсен.

– Он на самом деле пьян, – опять сказал Дженсен, облизывая губы. – Он не хотел.

– И ты считаешь, что поэтому все хорошо? – выкрикнул Джаред. – Мне наплевать, почему он сделал это. Он поцеловал тебя, хотя и знал, что ты – мой!

– Успокойся, хорошо? – сказал Дженсен, приваливаясь к стене. – Забудь об этом.

– Нет, Дженсен. Черт! – Джаред сделал глубокий вдох, не помогло. – Как бы ты себя чувствовал, если бы увидел, как кто-то целовал меня, а? – лицо Дженсена исказилось гримасой, словно даже думать об этом было больно. – Вот именно. Поэтому не говори мне о том, чтобы успокоиться.

– Ладно, ладно, – сказал Дженсен, поднимая руки и признавая поражение. Он провел пальцами по взъерошенным волосам, щеки у него порозовели. Дженсен выглядел так чертовски восхитительно, что Джареду хотелось запереть его, спрятать там, где никто больше на него не взглянет. Он хотел оставить на нем свои следы, заявить права на Дженсена.

– Эти губы – мои, – хрипло произнес Джаред, облизывая губы. – Впредь никто кроме меня не имеет права целовать тебя.

– Тогда иди и поцелуй меня, – потребовал Дженсен, и глаза у него потемнели, когда он бросил взгляд на Джареда. Тот быстро пересек комнату в три шага, схватил Дженсена за плечи и прижал его к стене. Дженсен застонал, когда Джаред прижался губами к его губам в жестком и агрессивном поцелуе. Он скользнул языком между губ Дженсена, словно трахая его им, и прижался бедрами к бедрам.

Дженсен платил ему той же монетой, хватаясь за плечи Джареда, дергая его за волосы, целуя в ответ так же сильно.

Джаред продолжал целовать, пока у него не закружилась голова, просто потому что он мог. Дженсен – его, чтобы целовать, его, чтобы трахать, его, чтобы любить. Дженсен хныкнул, когда он отстранился, и Джаред провел большим пальцем по блестящим припухшим губам.

– Тебе нравится меня целовать? – спросил Джаред голосом резким как осколки стекла. – Тебе нравится отсасывать мне, Джен, да? Обхватывать мой член губами и глотать всю сперму?

– Да, – выдохнул Дженсен, практически обезумев от желания. Его глаза стали почти что черными, зрачок расширился так, что осталась лишь узкая полоска зеленого. У линии волос стали собираться капельки пота, и Джаред скользнул рукой вниз от губ Дженсена к его горлу, обхватывая его пальцами и чуть сжимая. Дженсен схватил воздух ртом, и двинул бедрами, когда Джаред положил другую ладонь на тазовую косточку.

– Хочешь, чтобы я тебя трахнул, детка? Я хорошенько позабочусь об этой маленькой дырочке, засуну туда свой большой член, заставлю тебя принять все, – проскрежетал Джаред, сжимая пальцы чуть крепче. Дженсен кивнул, хватаясь руками за предплечье Джареда, впиваясь ногтями в кожу, когда захват стал слишком сильным. Джаред отнял руку, и Дженсен с трудом сделал глубокий вдох. Джаред развязал шнурок на штанах, и выпуклость в них приковала взгляд Дженсена, он облизнул губы, словно жаждал этого.

– Оближи получше, – выдавил Джаред, спуская штаны и белье и обнажая вставший член. Дженсен облизнул губы, а потом прикусил их, чтобы сдержать стон. – Чтобы он был мокрым и готовым, потому что это все, что ты получишь.

– Черт, – выдохнул Дженсен, тут же падая на колени. Он обхватил член Джареда ладонью у основания и взял головку в рот. Дженсен не осмелился дразнить, а сразу же начал двигать головой вверх-вниз, облизывая кожу языком. Джаред запустил пальцы в волосы Дженсена и легонько потянул, наблюдая, как эти пухлые губы растянулись вокруг его члена. Дженсен расслабил мышцы горла и остановился, пока Джаред не понял намек и скользнул глубже в этот узкий жар. Он замер так, давя на затылок Дженсена, пока нос того не прижался к его тазу. Джаред подождал, когда Дженсен поднимет руку и шлепнет ладонью по его животу, больно впиваясь ногтями. Тогда он вышел, сверкая глазами, пока Дженсен втягивал воздух ртом и облизывал припухшие губы.

Он знал все кинки Дженсена. Знал, как и где трогать, как дать ему то, в чем он нуждался. Он и только он.

– Достаточно мокрый? – спросил Джаред, и Дженсен отрывисто кивнул. Джаред поднял его, и Дженсен развязал свои штаны, сбрасывая их вместе с обувью. Он повернулся лицом к стене, но Джаред зарычал и повернул его обратно. Ему нужно было видеть этот чертов рот, иметь доступ к этим розовым пухлым губам.

Джаред облизал два пальца и ногой раздвинул ноги Дженсена, не сводя глаз с его лица, когда протянул руку между его бедер. Он, не колеблясь, ввел один палец, и глаза у него загорелись, когда Дженсен громко застонал. Практически сразу же Джаред ввел и второй палец, двигая ими внутри быстро и сильно.

– Трахни меня, – умолял Дженсен, потянув отвороты халата Джареда. Он выглядел доведенным до отчаяния – широко раскрытые глаза влажные от слез, капли пота на лице и шее. А его губы, такие красные и припухшие от члена Джареда и его грубых поцелуев. – Пожалуйста, детка. Трахни меня, пожалуйста.

Джаред зарычал и вытащил пальцы, обнимая Дженсена за талию и поднимая над полом. Спина Дженсена уперлась в стену, и он обхватил Джареда за талию одной ногой. Тот просунул руку под другое колено Дженсена, держа его ноги раскрытыми. Джаред оперся о стену, плюнул на ладонь и смазал член слюной, прежде чем войти в Дженсена до конца, не останавливаясь. Это было так узко, так горячо, так идеально.

Дженсен уронил голову на стену и вскрикнул, когда Джаред начал трахать его. Руки Джареда горели от напряжения, с которым он держал Дженсена, но он едва это чувствовал, увлеченно глядя в лицо Дженсена, когда толкался в него сильно и жестко. Он ощущал трение, оттого что не было смазки, но это ничего. Джаред хотел, чтобы Дженсен чувствовал его потом на протяжении нескольких дней, чтобы знал, кому он принадлежит. И, если судить по одобрительным стонам Дженсена, тот не испытывал боли.

Нога Дженсена была переброшена через руку Джареда, так что колено находилось в изгибе локтя. Он держался за Джареда изо всех сил, пытаясь опереться на стену, пока Джаред трахал его глубокими толчками.

– Ты мой, Дженсен, – выдавил Джаред, наклоняясь, чтобы оставить засос на шее Дженсена и прикусить кожу, оставляя свой след. Владея им. – Ты меня слышишь?

– Твой! Твой, черт побери! Пожалуйста, трахни меня! Трахни меня, Джаред, давай! Люблю тебя, детка, пожалуйста, – Дженсен уже бормотал что-то непонятное, все связные мысли исчезли, когда Джаред стал вбиваться в него. Он крепко обнял Джареда за шею, больно дергая за волосы.

Руки Джареда болели, мускулы перекатывались под вспотевшей кожей. Он изменил положение, так чтобы продолжать трахать Дженсена и еще обхватить его член. Джаред сжал его и двинул кулаком вверх. Этого хватило, Дженсен закричал, и Джаред надеялся, что все в доме услышали.

Сперма Дженсена излилась Джареду на ладонь, живот и грудь, и он чуть не рыдал, потому что продолжал кончать. Зрелище было таким восхитительным, что секундой позже оргазм накрыл и Джареда. Он закричал и кончил глубоко в Дженсене, оставляя свои следы внутри.

Джаред вышел из него и опустил Дженсена на пол, но не отпустил его, потому что ноги у того дрожали. Он держал Дженсена за талию, уткнувшись лицом ему в шею, пока они оба, дрожа, отходили от оргазма.

Их форма насквозь пропиталась потом, штаны Джареда запутались у него в коленях, а медицинский халат удерживал все тепло внутри, и больше всего Джареду хотелось снять его.

Он отодвинулся, когда решил, что Дженсен уже может стоять самостоятельно, сбросил халат и натянул штаны. Дженсен тоже нагнулся и поморщился, когда шевельнул бедрами.

– Ты в порядке? – спросил Джаред, вдруг испугавшись, что причинил Дженсену боль. Тот лишь взглянул на него с любовью.

– Я в порядке, ты, ублюдок с собственническими замашками, – ответил он, но улыбнулся. – Черт, это было горячо.

Джаред склонен был согласиться.

Они вышли из комнаты Джоша, держась за руки, и когда присоединились к празднующим, Стива и Криса нигде не было видно. Джеймс начал аплодировать, и его примеру последовали все остальные. Джаред ожидал, что Дженсен покраснеет, но вместо этого тот грациозно поклонился.

– Вы сожжете эту форму и купите мне новую, – сказал Джефф, наморщив нос. Джош уставился на них одним глазом, что значило, он выпил уже больше, чем достаточно.

– В моей кровати? – возмущенно пробормотал Джош. Сэнид взглянула на них с интересом остекленевшими глазами, ее нарисованные усы были чуть смазаны.

– У твоей стены, большой брат, – сказал Дженсен, подмигивая. Джош издал звук, словно его стошнило, и спрятал лицо в волосах Сэнди.

Дженсен лишь рассмеялся и нежно и понимающе взглянул на Джареда. Джаред улыбнулся ему и притянул поцеловать.

Как будто еще оставались вопросы, кому принадлежал Джаред. Он принадлежал Дженсену со дня своего рождения.


*корн-дог - сосиска, которая покрываетcя кукурузным хлебом и жарится в горячем масле. Обычно подается на деревянной палoчкe

**H&M (Hennes & Mauritz AB) – Хеннес и Мориц -компания-владелец сети магазинов женской, мужской и детской одежды по умеренным ценам. Основана в 1947 г.в шведском городе Вестерос Эрлингом Перссоном.В 1968г. он объединил капитал с Морицом Видфорссом, владельцем магазина мужской одежды в Стокгольме.С этого момента компания носит нынешнее название.К настоящему времени магазины компании имеются в Западной Европе, Канаде и США, Австралии.

***Abercrombie & Fitch – американский торговый дом, который специализируется на изготовлении повседневной одежды и аксессуаров для молодых людей от 18 до 22 лет



Глава 4

Джаред и Дженсен провели ленивый воскресный день, не выходя из комнаты, и, несмотря на свежий воздух за окном, им было душно и жарко. Когда они закончили, Джаред морщился от тупой боли в заднице – благодаря мести Дженсена за секс на Хэллоуин.

Их разбудил настойчивый стук в дверь, и парни обменялись недоуменными взглядами, натягивая спортивные штаны. Джаред пошел открывать, и Миша тут же проскользнул внутрь, с грохотом захлопывая дверь, и прислонился к ней.

– Что случилось, Миш-Мэш? – проворковал Дженсен, и Миша бросил на него убийственный взгляд.

– Еще раз так меня назовешь, и Джаред будет оплакивать потерю твоего члена, – гневно ответил тот. Дженсен театрально поежился и сел на край одной из кроватей, пока Джаред прислонял надувной матрац к стене, освобождая место.

– Ой, как страшно! – саркастично произнес Дженсен, и Миша прищурил ледяные голубые глаза. – Мы все знаем, что тебе нравится, когда Джеймс так тебя зовет.

– Серьезно, – сказал Миша, показывая на него пальцем. – Член, яйца. Все это удалю.

– Ты пытаешься вести себя жестко, но правда в том, что ты обожаешь нас, – нараспев произнес Дженсен, положив подбородок на скрещенные ладони, и похлопал ресницами. Миша бросил свирепый взгляд на Джареда, и тот прикусил губу, чтобы не заржать.

– Какого черта с ним творится? – спросил Миша, рассерженно махнув рукой на Дженсена. Джаред запустил пальцы в свои всклокоченные волосы и беспомощно пожал плечами.

– Он сегодня был сверху, – вежливо ответил Джаред, и Миша закатил глаза.

– Ну конечно. И вся эта власть ударила ему по мозгам, потому что Дженсен – чертов боттом , – ответил Миша, буквально выплюнув последние слова, обращаясь к Дженсену, который лишь довольно хмыкнул и показал ему средний палец.

– В основном, – возразил Джаред. – Время от времени надо давать ему поверить в собственную крутость и мужественность.

– Вы, конечно, можете пытаться испортить мое миролюбивое настроение, – сказал Дженсен, потягиваясь и поднимая телефон с пола, – но у вас ничего не выйдет. Сегодня я – счастливый мальчик.

– Твоя задница, должно быть, волшебная, – сказал Миша Джареду, и тот лишь пожал плечами. Казалось, она действительно обладала качествами, способными вызвать счастье, если дело касалось его бойфренда.

– И по какой причине ты прячешься в нашей комнате? – спросил Джаред, и Миша закатил глаза, плюхаясь на стул.

– Мы его любимчики, – повторил Дженсен, отбросил телефон в сторону и растянулся на кровати. Джаред упал на него сверху, и Дженсен охнул, обнимая Джареда за шею и смеясь.

– Он вроде как прав, – ответил Миша, потирая шею. По-видимому, его не смущали их чрезмерные и бурные проявления эмоций на людях. Но так приходилось реагировать всем друзьям, если те хотели быть с этими двумя в одной комнате. – Если под любимчиками понимать наименее раздражающих людей. Обычно.

– Не занудствуй…

Заткнись, Дженсен. Черт!

В любом случае, – начал Миша, – девчонка из 208 комнаты продолжает приходить ко мне, потому что ее бросил парень. Что, ладно, плохо и все такое, но они встречались две недели. Две недели! А теперь, потому что я староста ее этажа, она ожидает, что я буду толстеть, поедая мороженое Haagen-Dazs*, и смотреть с ней «Проблески надежды»? Нет. Пошло оно. У меня терпения на эту чушь нет.

Запихивая телефон в карман, в комнату без стука вошел Джеймс. Джаред закатил глаза. Очевидно, Дженсен уведомил Джеймса об их посетителе.

– У тебя не хватает терпения на многие вещи, Миш-Мэш, – сказал Джеймс, и Дженсен фыркнул. – И я больше люблю мороженое Ben and Jerry’s.**

– Вот поэтому я тут прячусь, – продолжил Миша, полностью игнорируя Джеймса. – Люди в большинстве своем не заходят сюда, потому что они боятся, что либо а) увидят гейский секс, либо б) Дженсен им голову отвернет. Обычно, – добавил он, сощурившись и недовольно глядя на лениво улыбающегося Дженсена, словно был раздражен тем, что потерял товарища по зловредности.

– А я, например, вламываюсь сюда, надеясь, что увижу гейский секс, – произнес Джеймс и бесцеремонно плюхнулся Мише на руки. Он обнял нервничающего старосту за шею, и Миша стал отплевываться и шипеть, безуспешно пытаясь оттолкнуть того. – Не борись с этим, Миш-Мэш! Прими свои эмоции, какими они есть!

– Я тебя ненавижу, – сказал Миша, упираясь лбом в плечо Джеймса. – Так сильно ненавижу.

– Это ложь, – выкрикнул Дженсен, радостно пихая Джареда локтем и указывая на Мишу с Джеймсом. Он втайне болел за эту парочку противоположностей с первого дня. Дженсен думал, что они идеально подходят друг другу, и Джаред был склонен согласиться, только не собирался исполнять функции Купидона для ничего не понимающих старшекурсников.

В конце концов их четверка удобно устроилась в комнате, прячась от всего остального мира и допоздна смотря телевизор. Джаред чувствовал себя расслабленно, благодаря тому, что Дженсен лениво дремал, положив голову ему на колени, и развлекался тем, что наблюдал, как Миша каждый раз шлепал Джеймса по руке, когда тот пытался обнять его за плечи, но не отодвигался.

Джаред подумал, может, ему следовало отвести Мишу в сторонку и кое-что объяснить по поводу «ты не видишь того, что находится прямо перед тобой». Джаред был сведущ в этой конкретной теме.

Ты должен открыть глаза, понять, что у тебя уже есть все то, чего ты хотел, и взять это.

А потом оно уже твое, чтобы владеть всегда, если сможешь удержать так долго.


Джаред возвращался с работы, когда у него в кармане зазвонил телефон. Он вытащил мобильник и не посмотрел на экран, предполагая, что это Дженсен.

– Привет, – сказал он, откусывая огромный кусок апельсиново-клюквенной булочки.

Э, привет, – Джаред с трудом сглотнул. Это Крис, с которым он не разговаривал с тех пор, как тот поцеловал Дженсена три дня назад. Да, это будет приятный разговор. Или, как-то нет.

– Как дела. Крис? – вежливо спросил Джаред. Он вообще-то был великодушным и прощающим человеком и практически успокоился. Вроде как. Но, конечно, совсем не собирался делать браслет дружбы с парнем, желающим трахнуть его бойфренда, но все же.

Это чертовски неловко, – начал Крис, – но, э, я хотел позвонить и извиниться, понимаешь? За то, что произошло.

– Хорошо, спасибо, – ответил Джаред, садясь в машину и захлопывая дверь. – Не могу сказать, что это было нормально, но думаю, теперь меня можно убедить оставить тебе жизнь.

Хорошо, потому что ты знаешь, что я бы никогда ничего такого не сделал, да? – потом пауза. – Нарочно, я имею в виду. Вы, ребята, – идеал. С моей стороны было бы идиотизмом пытаться встать между вами. Даже если бы я хотел, но я не хочу.

Джаред нахмурил брови. Это казалось чересчур для извинения за пьяный поцелуй. Джаред уже хотел что-нибудь сказать, но Крис продолжил:

Это мои проблемы, чувак. И я с ними справлюсь, – решительно произнес Крис и хрипло вздохнул, отчего Джареду стало как-то не по себе.

И тут до Джареда дошло, словно его пнули в живот. Крис боролся не с оставшимся после «интрижки» физическим влечением, он был влюблен в Дженсена.

Кофе, который он выпил за смену, теперь как-то неприятно сидел в желудке, и Джаред невидяще уставился в лобовое стекло, пока Крис не позвал его по имени.

– Э, приятно слышать, Крис, – пробормотал он, сжал переносицу и вздохнул. – Послушай, я за рулем, мне надо ехать. Спасибо, что позвонил.

Джаред повесил трубку, прежде чем Крис смог ответить, и бросил телефон на сидение. Он запустил пальцы в волосы и откинул голову. Джаред не знал точно, что надо делать, когда выясняешь, что экс-кто-то там твоего бойфренда влюблен в него. У Дженсена и Криса была история. Далеко не такая давняя и длинная, как их собственная, но все же.

Телефон Джареда опять зажужжал, отвлекая его от мыслей. Это было новое сообщение от Дженсена: Работа уже закончилась? Я в комнате у Чада. Приходи сюда, а не в нашу. Быстрее, пока запах кофе не выветрился! <3

Это вызвало улыбку у Джареда, и он попытался не думать о том, что только что узнал. В любом случае, это не имело значения.

не на людях, ты, извращенец. скоро буду. - написал Джаред в ответ и сделал глубокий вдох, прежде чем завести машину.

Это не имело значения. Это ничего не значило.


Джаред обычно не пытался подолгу раздумывать над чем-то, это подтверждалось тем фактом, что он трахнул Дженсена всего через несколько часов после того, как тот признался ему в своих чувствах, когда нормальной реакцией было бы запаниковать или хоть чуть-чуть обдумать эту информацию. Не то чтобы он сожалел о своем решении, но все равно. Он недолго думал об этом. Так просто произошло.

Но ситуация с Крисом? Об этом Джаред думал. Пока парковался на своем обычном месте и шел к общежитию, пока входил в общежитие и поднимался по лестнице. Он услышал радостный смех, но даже не отвлекся на него, так упорно он думал. Но когда Джаред вошел в комнату Чада на этаж ниже его собственной, то тут же перестал.

Чад был один в комнате – сидя на кровати, читал «Сумерки». Он едва поднял голову, когда Джаред вошел и удивленно приподнял бровь. Кажется, Чад читал «Сумерки» по собственной воле, и Джаред не знал, что случилось.

– Легкое чтение? – фыркнул он, и Чад метнул на него сердитый взгляд.

– София заставила меня читать это, – пробурчал Чад и, лизнув кончик пальца, перевернул страницу. – Через пару недель начнут показывать фильм, и очевидно я должен быть подготовлен, –добавил он, изображая в воздухе кавычки пальцами, но читать не перестал.

– Ладно, но разве она заставляет тебя получать от этого удовольствие? – рассмеялся Джаред и потянулся, пока что-то не хрустнуло в спине. – Ты кажешься очень увлеченным, чувак.

– Да пошел ты, – парировал Чад. – Как будто Дженсен никогда не заставляет тебя делать то, что ты не хочешь. Думаю, он может отказывать в сексе не хуже прочих. Такое ощущение, их этому где-то научили.

– К счастью для меня, я встречаюсь не с девушкой, – с радостной ухмылкой ответил Джаред. Да, знаменитые последние слова.

 

В комнату ворвались Дженсен и София, красное боа из перьев было обмотано вокруг их шей. София хихикнула, и Джаред узнал этот смех – он слышал его в коридоре. Они сгрузили целую гору конфет и банок с газировкой на стол, и Дженсен буквально вприпрыжку бросился к Джареду и обнял его. София пискнула, когда ее дернуло вперед за боа, и Джаред закашлялся, вдохнув перья и запах духов.

– Ммм, зерна арабики, – простонал Дженсен, глубоко вдыхая. Джаред нахмурил брови и неловко обнял их обоих.

– Что ты там говорил? – самодовольно спросил Чад. Джаред моргнул. Хоть это и было правдой, что Дженсен выглядел удивительно по-гейски, Джаред никогда не считал, что тот относится к геям с боа из перьев. Вообще-то до этого момента он не думал, что кто-то относится к такому типу геев. – А еще, – продолжил Чад, – наши девушки отчаянно зажигали под Бритни Спирс.

До этого момента. Теперь Дженсен официально относился к типу геев с боа из перьев.

– А вот и нет! – взвизгнул Дженсен, отстраняясь от Джареда и резко поворачиваясь к Чаду. София обняла Дженсена за талию, потому что они были как бы связаны вместе, а он не переставал двигаться. – Я пускал газы и рыгал, знаешь ли! – Дженсен встал позади Софии и протянул руки к ее груди. – Лапал цыпочек!

– Эй, эй! – воскликнул Чад, роняя книгу. – Убери руки с ее груди!

– Успокойся, – захихикала София и положила ладони поверх рук Дженсена. Джаред только таращился на них. И пытался не возбудиться. Видеть Дженсена с девушкой оказалось до странного сексуально, но немного неестественно. – Он ее все равно все время видит. Например, когда мы ходим по магазинам.

– Это точно, – сказал Дженсен, прижимая свои широкие ладони к груди Софии. Джаред переступил с ноги на ногу, а Чад был в ярости. – Я – гей. Я могу разогнать плохих парней, и ты ничего с этим не сможешь сделать.

Чад злобно посмотрел на него, сощурив глаза. Джаред лишь рассмеялся. София повернулась к Дженсену и обняла его за шею.

– И мы определенно зажигали под Бритни. Не ври, – она начала припев из ла-ла-ла, и Дженсен сморщился, словно пытался не поддаться этому. Но когда София наклонилась и включила стерео, наполняя комнату громкой поп-музыкой, он не выдержал. Джаред с ужасом наблюдал, как его восхитительный бойфренд, который умел играть на гитаре и пел ему мелодичные колыбельные, начал перевирать и без того отвратительную песню Бритни Спирс. Этому было только одно объяснение.

– Ребята, а откуда вы достали травку? – спросил Джаред, поворачиваясь к Чаду, и махнул рукой в сторону Дженсена и Софии, почти не слушая, что они бормотали.

– Э? – спросил Чад, отрывая взгляд от книги, словно раздраженный тем, что Джаред помешал ему.

– Вы все под кайфом, – ответил Джаред. – Только в этом случае Дженсен проявляет свою леденящую душу любовь к Бритни. Помнишь тот раз в Сан-Франциско, в клубе, когда играли Radar, и мне пришлось удерживать Дженсена, чтобы он не залез на барную стойку потанцевать с другими гомиками в боа из перьев?

– Я, наверное, был слишком занят тем, что пытался спрятаться от чувака в коже и с ремнями, урод, – произнес Чад, свирепо глядя на него. Он до сих пор не очень любил говорить о той ночи. – И Джеймс угостил нас пирожными с орехами, – сказал он, показывая на противень, стоящий на тумбочке. Ну, это неудивительно.

– А боа из перьев? – спросил Джаред.

– Тоже Джеймс, – ответил он. Печально, но это тоже было неудивительно. Джаред повернулся посмотреть, как Дженсен и София двигались, прижавшись друг к другу, и наклонил голову набок, любуясь ими. Они стали петь припев друг другу в лицо – громко и с придыханием.

Love me, hate me, say what you want about me. But all of the girls and all of the boys are begging to if you seek Amy!

– Хорошо, мы поняли! – заорал Чад, закрывая книгу, и прижал палец между страниц, которые читал. – Вы оба супер красивые, и все хотят трахнуть вас!

– Что? – спросил Джаред, пока Дженсен и София продолжали хихикать и танцевать. – В этой песне совсем нет никакого смысла.

– Произнеси это медленно, по буквам, – сказал Чад. – И из «F-U-C-K me» получится «If you seek Amy»***. Она говорит: «Трахни меня». А тепрь не соблаговолите ли вы все заткнуться к черту? Эдвард показывает ей то, как он сверкает!

Потом Чад моргнул и широко раскрыл глаза, взглянул на книгу, лежавшую у него на коленях, затем на свою девушку, которая в данный момент счастливо танцевала, прижимаясь к гею. А он сам только что объяснил песню Бритни Спирс.

– О боже, – воскликнул Чад, отбрасывая книгу в сторону. – Вашу ж мать!

– Три члена, и только я – единственный настоящий мужчина в этой комнате, – фыркнул Джаред, протягивая руку к пирожному. Дженсен отлепился от Софии, выпутался из боа и рванулся к Джареду, прыгая ему на руки. Джареду пришлось запихнуть пирожное в рот целиком, чтобы вовремя поймать своего бойфренда, но все равно он споткнулся и чуть не уронил Дженсена.

– Ты настоящий мужчина, – сказал Дженсен, глядя на него большими пьяными глазами. – Ты выдержал это как мужчина вчера ночью. Так же, детка? Получил все и умолял о большем, – Джаред был не в состоянии возразить, потому что пережевывал пирожное и держал в руках одуревшего Дженсена. Но это правда. Он получил все, и ему это нравилось.

– Ха-ха, гомик! – рассмеялся Чад и ахнул от удивления, когда София прыгнула на него. Дженсен скользнул вниз и нетвердо встал на ноги, пока Джаред пытался проглотить пирожное.

– Я должен любить Бритни. Это вроде необходимого условия, чтобы быть геем, – объяснил Дженсен, прижимаясь к боку Джареда. – Они выкинут меня из клуба, если я не буду.

– Раз ты произносишь такие длинные слова и предложения, то пирожных еще недостаточно! – воскликнул Чад, показывая на поднос, и рассмеялся, когда София захихикала ему в губы. Дженсен серьезно кивнул и двинулся к подносу. Джаред шлепнул его по руке и взял еще одно пирожное.

– Оставь и мне, обкурившийся, – сказал Джаред. Дженсен лишь наблюдал, как Джаред ел пирожное, переводя взгляд с его губ к глазам и обратно. Как только Джаред закончил, Дженсен бросился на него, заставляя оступиться и упереться в стену. Джаред схватил своего бойфренда за бедра, пока тот целовал его, отовсюду слизывая языком следы шоколада. Низко застонав, Джаред запустил пальцы в волосы Дженсена, и они продолжили целоваться.

Вскоре травка подействовала, Джаред бывал под кайфом не очень часто, но от этого ощущения только усиливались. Он полностью расслабился – не переживал из-за занятий, не скучал по дому, не думал о том, что понял о Крисе. Только он и Дженсен – теплые и податливые в руках друг друга.

Они скользнули на пол, Джаред прислонился спиной к кровати Чада, и его голова оказалась в паре дюймов от ноги Софии. Возможно, если бы они были более трезвыми, то нашли бы странным целоваться так в нескольких футах от другой парочки, когда Бритни ревела из стереосистемы, а весь пол усеяли красные перья.

Через несколько минут пришел сосед Чада по комнате и, увидев их, запнулся и покраснел. Гейб – хороший парень, только очень педантичный и замкнутый. Ему совсем не хотелось выходить из своей скорлупы, а им не интересно было заставить его открыться. Гейб прочистил горло, отвлекая обе парочки.

– Гейб! – воскликнул Чад, убирая руки из-под майки Софии. – Что такое, парень?

– Э, ничего, – ответил Гейб, тревожно поглядывая на Джареда и Дженсена, лежавших на полу в его комнате, словно две парочки были в секунде от того, чтобы начать оргию прямо тут, в общежитии. – Я могу, эм…пойти куда-нибудь еще?

– Все нормально, – сказала София, скатываясь с кровати. На ней были крохотные шортики, открывавшие взгляду красивые ноги, и майка на бретельках, которую Чад растянул, пока они целовались, так что в вырезе явно видна была грудь. Гейб лишь уставился на нее, отчаянно покраснев. Дженсен поднялся на колени, обнял Софию за ногу и поцеловал край шортиков на бедре.

– Да, мы можем трахаться где угодно, да? – спросил Дженсен, подмигнув Гейбу, который закашлялся и поперхнулся собственной слюной. Джаред закатил глаза и поднял Дженсена на ноги. Чад подошел и обхватил Джареда за плечи, другой рукой обнимая Софию за талию.

– Это правда, – сказал Чад, выводя их из комнаты. София проскользнула мимо Гейба и хихикнула, когда Чад потыкал того в кончик носа. – Не жди меня.

 

– Ты идешь, детка? – позвал Джаред Дженсена, а тот схватил поднос с пирожными и боа, обматывая его вокруг шеи. Дженсен еще раз подмигнул Гейбу и поспешил догнать друзей.

– Его лицо, – рассмеялся Дженсен, когда они поднялись на их с Джаредом этаж. – Черт, бесценно!

– Это было просто великолепно, – согласилась София. – Даже если он теперь думает, что меня пускают по кругу, как кальян.

– Когда моя очередь? – спросил Джаред, многозначительно подвигав бровями, и протянул к ней руки, хватая за талию. Она захихикала и прижалась к нему.

– В любое время, тигр, – хрипловато произнесла София, и Чад схватил ее за руку, потянув назад.

– Ты не полностью гей, тебе трогать нельзя! Единственная причина, по которой я не надрал Дженсену задницу, - это то, что я не хочу попасть под арест за преступление на почве нетерпимости, – заорал Чад, и Джаред закатил глаза, переплетая пальцы с Дженсеном. А тот ему еще и боа на шею набросил.

– Я абсолютно чертовски гей, чувак, – сказал Джаред, и Дженсен широко ему улыбнулся. Они почти дошли до их комнаты, когда Джеймс высунул голову в коридор.

– А, когда я услышал, что кто-то кричит, что абсолютно чертовски гей, то каким-то образом догадался, что это будешь ты, – сказал Джеймс, выходя в коридор. Он улыбнулся им, щелкнув по боа, обмотанному вокруг шей Дженсена и Джареда. – Как у вас дела, ребятишки? Мило и расслабленно?

– Можно и так сказать, – ответил Джаред, рассмеявшись, когда Джеймс ухмыльнулся и забрал противень с пирожными у Дженсена. – Я только собирался посмотреть фильм, хотите ко мне присоединиться?

– Мы вообще-то собирались устроить оргию в комнате Дженсена и Джареда, – сказала София, сохраняя серьезное лицо. Джеймс лишь усмехнулся. Он был словно живой детектор лжи.

– А у меня отдельная комната, места больше, – ответил Джеймс, открывая дверь. Тут из-за угла повернул Миша и приподнял брови, словно предчувствуя недоброе, когда заметил их группу.

– Тут точно что-то нечисто, – произнес он, подходя к ним. – Что вы собираетесь делать?

– О, я вот-вот собираюсь привести всех этих впечатлительных первокурсников в свою комнату, чтобы заняться групповым сексом, – невинно сказал Джеймс. Миша свирепо взглянул на него. – Что? Это упражнение для выработки взаимодействия в группе!

Миша взглянул сперва на их лица, а потом на противень с пирожными, который Джеймс держал в руках.

– Нет, ты этого не сделал, – решительно произнес Миша, и Джеймс невозмутимо улыбнулся ему. – Если у меня будут неприятности из-за того, что ты дал моим первокурсникам травку, я тебя убью к черту.

– Хочешь пирожное? – спокойно спросил Джеймс, протягивая противень. Миша еще несколько секунд свирепо смотрел на него, потом огляделся, схватил пирожное и запихнул его в рот, а потом двинулся дальше по коридору. – Он такой чертовски милый.

– Тебе видней, – сказала София, проталкиваясь мимо Джеймса в его комнату. Все последовали за ней, и Джаред плюхнулся на край дивана, усаживая Дженсена себе на колени.

Джеймсу как-то удалось заполучить одну из самых больших комнат на этаже, и, помимо этого, он жил в ней сам. Вдобавок к кровати у него стоял большой удобный диван, а на стене висел огромный плазменный телевизор. Чад с Софией заняли другой конец дивана, а Джеймс плюхнулся посредине, жуя пирожное, пока включал фильм. Казалось, его абсолютно не волновало то, что он сидел между двух возбужденных и находящихся под кайфом парочек.

Джаред даже не заметил, что это был за фильм, потому что Дженсен выпутал их из боа, бросил его на колени Джеймсу и наклонился, чтобы нежно поцеловать Джареда. Так они и целовались – медленно и лениво на протяжении всей картины.

Поцелуи Дженсена были легкими, но страстными – с мимолетными касаниями языка. От этого у Джареда кружилась голова, и он положил ладонь Дженсену на бедро, гладя большим пальцем татуировку. Дженсен улыбнулся ему в губы, автоматически скользнув рукой под майку Джареда, чтобы тоже прижать пальцы к чернильному узору.

– Мм, люблю тебя, – выдохнул Дженсен, наклоняясь, чтобы опять поцеловать его. Джаред засунул другую руку Дженсену под майку, прижимая ладонь к гладкой коже на пояснице.

– Тоже люблю тебя, – прошептал Джаред. Они рассмеялись, когда все остальные начали громко шикать на них, но целоваться не перестали.

Хотелось бы ему знать, чем на самом деле был этот вечер – затишьем перед бурей.


Прошло несколько дней, и Джаред почти забыл о случайном признании Криса – по большей части из-за того, что был слишком занят, чтобы думать об этом. Все преподаватели решили, что неплохо бы одновременно загрузить его домашними заданиями, а еще Джаред стал больше помогать у Эда, потому что один из работников неожиданно уволился.

Вечером на этаже планировалась вечеринка, и Джаред ждал ее с нетерпением. Большая часть заданий сделана, сегодня пятница, так что никаких занятий утром. Джаред находился под напряжением практически с Хэллоуина и чувствовал, что достиг предела. Ему надо было чуть-чуть расслабиться.

Поэтому он как-то забыл обо всей истории с Крисом, пока ему услужливо не напомнили.

– Увидимся вечером, – произнес Дженсен, пока Джаред сидел над учебником биологии, пытаясь выучить еще немного в последний момент перед парой.

– Хорошо, – рассеянно ответил Джаред, поджав губы, когда Дженсен наклонился поцеловать его в висок. Дженсен почти дошел до двери, когда Джаред моргнул и поднял голову. – Подожди, что? Куда ты идешь?

– Крис в городе, – ответил Дженсен, натягивая черную военную куртку, в которой он чертовски привлекательно выглядел. – У него была какая-то встреча или что-то типа того, поэтому я собирался встретиться с ним.

Джаред с трудом сглотнул, чувствуя, как его обдало непонятным жаром, и словно комок образовался внутри. И он осознал, что не простил Криса. Он не доверял Крису. Было еще слишком легко вызвать перед глазами образ целующихся Дженсена и Криса, того, как Дженсен наклонялся поближе и рассказывал Джареду о том, что они делали друг с другом еще до того, как Джаред понял, что хотел делать это сам. В общем, итог таков – он не желал, чтобы Крис находился рядом с Дженсеном. По крайней мере, наедине.

– Я пойду с тобой, – быстро произнес Джаред, вскакивая из-за стола. Он покраснел и надеялся, что Дженсен не заметил этого или того, что у него задрожали руки. Дженсен недоуменно взглянул на Джареда, поправляя воротник куртки.

– У тебя пара, – напомнил ему Дженсен, и Джаред неловко пожал плечами.

– Прогуляю, – ответил он, засовывая руки в карманы джинсов. Если верить часам, через пятнадцать минут ему идти на занятия. Джаред не пропустил ни одной пары с начала семестра, но он сомневался, что сможет быть внимательным в классе. Дженсен склонил голову набок и нахмурил брови.

– Что значит «прогуляю»? Мы просто выпьем кофе или что-то типа того, – сказал Дженсен. Джаред выдохнул и пристально взглянул на него. Дженсен вздрогнул, понимая, в чем дело, и закатил глаза. – Это из-за того, что произошло на вечеринке? – Джаред прикусил губу и опустил глаза. – Серьезно? Это было неделю назад, Джей.

– Я знаю, – выдавил Джаред, чувствуя, как ревность и собственнический инстинкт разгорелись в крови как пожар. – Я просто не хочу, чтобы ты один был с ним, – Дженсен таращился на него несколько секунд, а потом фыркнул.

– Ты ведешь себя нелепо, – сказал ему Дженсен, забирая мобильник и ключи с тумбочки. – Просто иди на пару, и мы скоро увидимся.

– Нет, – произнес Джаред, когда Дженсен повернулся к двери. – Ты не пойдешь, – Дженсен напрягся, приподнял плечи и медленно повернулся к Джареду.

– Даже не пытайся говорить мне, что я могу, а что не могу делать, – выдавил Дженсен, опасно сверкая глазами. – В чем твоя чертова проблема?

– Крис влюблен в тебя! – выкрикнул Джаред, разводя руки в стороны. – Вот в чем моя чертова проблема, – Дженсен моргнул, явно удивившись.

– Какого черта? – крикнул Дженсен, неверяще взглянув на Джареда. – Ты параноик. Крис просто друг.

– Друг, которому ты отсасывал больше года! – парировал Джаред и с трудом сглотнул, когда Дженсен угрожающе прищурился.

– Лучше бы тебе следить за своими словами, – тихим и сердитым голосом произнес Дженсен. – И прекрати быть козлом.

– Тебе этого не хватает или что? – спросил Джаред, грудь у него вздымалась при каждом коротком яростном вздохе. Он просто кипел от злости, сжав руки в кулаки.

Что? – произнес в ответ Дженсен, презрительно ухмыляясь. Щеки у него покраснели, и дышать он стал так же тяжело, как и Джаред. – Какого черта, Джаред?

– Просто интересно, – сквозь зубы выдавил Джаред, ясно понимая, что эта ссора не будет похожа на предыдущую. Не будет мгновенной просьбы о прощении. На этот раз он хотел, чтобы было больно, и даже не знал, почему. – Я говорю тебе, что Крис хочет тебя, что он практически признался мне в этом, так что я - не параноик, а ты только и можешь, что защищать его. Тогда тут что-то должно быть. Я имею в виду, ты крутил с ним так долго. Ты тоже до сих пор его хочешь?

– Нет! – крикнул Дженсен. – Ты - мой бойфренд. Хотя в данный момент я не уверен, почему. Ты ведешь себя как козел, а я даже ничего не сделал.

 

Дженсен прикусил губу, широко распахнул подозрительно заблестевшие глаза. Впервые с начала ссоры стало ясно, что это его ранило, и злость, ослепившая Джареда, чуть рассеялась. Дженсен тяжело дышал, сжимая кулаки так сильно, что кожа на костяшках пальцев побелела.

– Хочешь знать, почему я все это делал с Крисом? – спросил Дженсен, и, нет, он не хотел на самом деле. Джаред только открыл рот, но Дженсен оборвал его, с трудом сглотнув, и продолжил. – Мне исполнилось шестнадцать лет, и я только что понял, что я – гей. Ты думаешь, мне было легко просто ходить куда-то тусоваться и встречаться с людьми? Мне еле хватило мужества рассказать тебе, не говоря уже о семье и друзьях. Я не собирался развлекаться и снимать случайных парней.

– Дженсен, – Джаред заметил, как тот выделил тебе, словно Джаред – не просто член семьи, не просто друг. Словно он – нечто большее, чем оба этих понятия.

– Я хотел почувствовать, каково это, когда тебя целуют, так же как и ты, так же как и любой другой подросток. Поэтому когда Крис поцеловал меня, я позволил ему. Потому что он был надежным, – голос Дженсена дрогнул, но он не отвел глаз от Джареда. – А потом я…черт…стал испытывать чувства к тебе. К моему гетеросексуальному лучшему другу. Ты хоть понимаешь, как сложно мне было?

У Дженсена на глаза навернулись слезы, и тогда Джаред понял, что совершил огромную ошибку. Он все еще злился, но теперь уже не был уверен на кого.

– А ты как будто пытался поставить какой-то рекорд, поцеловать каждую девушку, которая бы постояла спокойно нужное время, а потом приходил рассказать мне об этом, и я должен был улыбаться и кивать, так? Я испытывал ревность, печаль и злость, поэтому продолжал приходить к Крису, чтобы почувствовать что-нибудь другое.

Джаред опять открыл рот, его сердце бешено стучало в груди. Он не знал, что сказать, но слушать больше не хотел.

– Но я не позволил ему трахнуть меня, – сломленно произнес Дженсен, по щекам у него катились слезы. – Знаешь, почему? Я не был влюблен в него! Я любил тебя! Ты – все, чего я хотел, все, о чем я думал, и это было ужасно. Крис оказался неудачной заменой тому, что я никогда не думал получить, понятно?

– Но это не меняет того, что он чувствует к тебе, – сказал Джаред, сглатывая комок в горле. Дженсен лишь сухо рассмеялся, вытирая ладонью мокрые глаза.

– Как то, что он чувствует, относится к нам? – спросил Дженсен, прикусывая губу, когда она стала дрожать. Джаред моргнул несколько раз и пожал плечами.

– Просто относится.

– Знаешь что, Джаред? – произнес Дженсен, передернув плечами. – Пошел ты! Пошел нахрен за то, что так ведешь себя. За то, что хоть на секунду усомнился в том, что я чувствую к тебе, козел!

И неожиданно Джаред перестал испытывать угрызения совести. Он практически трясся от злости. Это он сомневался в чем-то?

– Нет, пошел ты! – заорал Джаред, делая шаг вперед и приближаясь к Дженсену. Он поднял палец и ткнул им Дженсена в грудь. – Ты чертов лицемер. Я не могу и взглянуть на девушку, чтобы ты не подумал, что я готов бросить тебя. Ты сомневаешься во мне каждый чертов день. Это мне все время приходится мириться с твоими страхами и комплексами, а когда я выражаю вполне обоснованное беспокойство, ты тут же затыкаешь мне глотку.

– Это не я флиртую со всем, что движется! – сказал Дженсен, толкая Джареда в плечо. Тот споткнулся и еле удержался, чтобы не ударить.

– Это не флирт, это называется быть дружелюбным! Кое-что, что тебе абсолютно неизвестно, потому что ты – самый неприветливый ублюдок на планете! – неистовствовал Джаред, чувствуя себя так, словно пылал от ярости. – Мы не можем никуда пойти или сделать что-то, потому что ты беспричинно ненавидишь всех. И, боже упаси, если я заговорю с кем-то, кто не получил от тебя печать одобрения.

– Заткнись к черту, Джаред, – ответил Дженсен, и Джаред сжал руки в кулаки. Он был в секунде от того, чтобы ударить Дженсена в лицо, Джаред еще никогда так себя не чувствовал. – Если я такой ужасный человек, почему ты до сих пор здесь? Почему ты не трахаешь какую-нибудь девицу, если это сделает твою жизнь намного проще?

– Не знаю! – закричал Джарел, резко разводя руки, и опрокинул стул, и тот с грохотом упал на пол. – Может, мне и следовало!

Дженсен явно вздрогнул, отпрянув, словно Джаред на самом деле ударил его. По его щекам бежали слезы, и Дженсен быстро моргал, прерывисто дыша, как будто пытался сдержать рыдания. Джаред сделал глубокий вдох и выдохнул через нос. Неожиданное затянувшееся молчание почти оглушало.

Дверь в их комнату распахнулась, чуть не ударив Дженсена, и внутрь влетел Миша, выражение его лица было в равной степени раздраженным и обеспокоенным.

– Какого черта тут происходит? – спросил Миша, становясь между ними и расталкивая парней в стороны. Джаред даже не осознавал, как близко они оказались - в мгновении от того, чтобы начать драться. – Я слышал вас в комнате для отдыха! Из-за чего все эти крики?

– Не имеет значения, – произнес Дженсен надтреснутым хриплым голосом. Он провел рукой по волосам и шмыгнул носом, вытирая глаза манжетой куртки. – Я просто уходил.

– Дженсен, – попытался Джаред, но Дженсен уже не стоял на месте. Он вышел прежде, чем Джаред понял, что происходит. От грохота захлопнутой двери он подпрыгнул и удивился, почувствовав, как две горячие слезы скатились по щекам. – Черт!

Он пнул опрокинутый стул и смахнул что-то со стола. Книги, ручки и листы бумаги упали на пол, а Джаред стал ходить туда-сюда по комнате. Он так злился, что не знал, как сможет сдержать это чувство. Казалось, он сейчас просто лопнет по швам.

Джаред не осознавал, что плачет, пока Миша не толкнул его на кровать, тогда он почувствовал, как из груди вырываются рыдания, громкие звуки, которых он никогда еще от себя не слышал. Миша выглядел пораженным, и Джаред закрыл лицо руками, ладони от слез быстро стали мокрыми.

Он понятия не имел, как все так быстро разладилось.


Дженсен не совсем понимал, что сейчас произошло.

Он знал только то, что грудь у него болела от попыток сдержать слезы. Он чувствовал, как они текут по лицу, но невозможно хотелось рыдать. Дженсен торопливо пробежал по коридору и спустился по лестнице, вытирая глаза. Он не смотрел, куда идет, и чуть не упал, врезавшись в кого-то.

– Эй, Дженни-бой! Где пожар? – Джеймс протянул руку, чтобы схватить Дженсена за плечо, и тот стал вырываться, стараясь не дать Джеймсу увидеть свое лицо. – Черт, Дженсен! Что случилось?

– Отпусти меня, – умоляюще произнес Дженсен, в его голосе практически звучала истерика. Джеймс положил ладонь ему на щеку, удивительно нежно проведя большим пальцем под глазом. Дженсен сделал глубокий вдох и наконец взглянул на него. Джеймс ахнул и на секунду бросил взгляд на коридор, а потом опять посмотрел на него глазами полными понимания и сочувствия.

– Черт, Дженсен, – сказал Джеймс, и рыдания наконец прорвались. Звук эхом отдался на лестничной клетке, и Дженсен вырвался из рук Джеймса, спеша как можно быстрее покинуть общежитие и выйти на солнечный свет.

Он моргнул, щурясь от яркого света, и направился к стоянке, не обращая внимания на удивленные взгляды проходивших мимо. Быстро проверив карманы, Джесен понял, что забыл ключи в комнате. Он на мгновение остановился, чувствуя себя абсолютно потерянно, и попытался справиться со слезами. Дженсен достал телефон, зная, что ему не хотелось идти по студенческому городку в таком виде, руки у него дрожали так сильно, что он едва смог нажать на кнопку вызова.

Привет, Джен! – при звуках ее голоса Дженсен не смог сдержать рыданий. – О боже! Детка, что случилось?

– Ты можешь приехать за мной? – попросил Дженсен, с трудом выдавливая слова. Он чувствовал себя таким чертовски жалким. – Я стою перед общагой, у меня нет ключей, и…и я не могу вернуться туда, Сэнди, пожалуйста.

– Я уже иду к машине, – сказала Сэнди и, к счастью, не стала больше задавать вопросов. Дженсен знал, что это ненадолго, но сейчас этого было достаточно. – Я буду там через две минуты, детка. Просто дыши глубоко.

Дженсен последовал ее совету, слушая то, что происходило на другом конце линии – стук захлопнутой двери, неожиданно громкая музыка, которую тут же выключили. Он сосредоточился на ее дыхании, реве мотора вместо того, чтобы таращиться на входную дверь общежития.

Сэнди приехала через пару минут, и, как только Дженсен увидел ее машину, то нажал отбой. Несколько секунд он смотрел на телефон, а потом отключил его и засунул в карман. Сэнди собралась выходить из машины, но Дженсен покачал головой, залезая на пассажирское сидение. Он не хотел устраивать тут сцену.

 

– О, Дженсен, – произнесла Сэнди, наклоняясь и кладя ладонь ему на щеку. У Дженсена вырвалось рыдание, и он положил свою ладонь поверх ее. – Вы поссорились?

Он лишь кивнул, поворачиваясь к Сэнди. Она обняла его и крепко прижала к себе, ее руки были такими миниатюрными, хрупкими – это так отличалось от объятий, к которым привык Дженсен.

– Ты не возражаешь, если мы пропустим вечеринку? – несчастно всхлипнул Дженсен, слезы лились из его глаз, и он спрятал лицо в ее волосах. Сэнди шлепнула его по спине, чуть отстраняясь, чтобы поцеловать в лоб.

– Я вся твоя сегодня, – сказала она, положив руку ему на затылок. – Моя соседка уехала домой на выходные.

Дженсен лишь кивнул и отодвинулся, чтобы нормально сесть и пристегнуться. Сэнди завела машину и в тишине они быстро доехали до ее общежития. Держась за руки, они пошли к ее комнате, кончики акриловых ногтей Сэнди впивались в ладонь Дженсена, теперь он чувствовал какое-то оцепенение и цеплялся за это ощущение.

Когда они вошли в комнату Сэнди, она закрыла дверь и заперла ее на ключ, выключила телефон и бросила его на стол, потом села на кровать и похлопала по одеялу. Дженсен сел рядом и мрачно ставился на стену. Крохотная ладошка Сэнди легла ему между лопаток.

– Что случилось? – тихо спросила она тоном, говорящим, что не обидится, если Дженсен не ответит. Он решил проигнорировать ее, но слова вырвались раньше, чем он смог остановиться.

– Я даже не знаю, – начал он быстро и напряженно. – Я сказал, что собираюсь встретиться с Крисом, и Джаред как с ума сошел. Сказал, что Крис хочет меня, и обвинил меня в том, что я испытываю чувства к Крису, что, блин, просто безумно. Я никогда не испытывал к нему чувств, даже когда мы мутили. Я сказал Джареду, что он вел себя как козел, и мы вдруг стали орать друг на друга, как никогда раньше. Я спросил его, почему он тогда вообще со мной, а он ответил…ответил, что даже и не знает.

– Он не это имел виду, – тут же сказала Сэнди, успокаивающе поглаживая его по спине. Глаза Дженсена опять заволокло слезами, и он сделал дрожащий вдох.

– Я даже не знаю, вместе ли мы еще, – всхлипнул Дженсен, и Сэнди обняла его. В конце концов они устроились на ее крохотной кровати, Дженсен положил голову Сэнди на грудь, а она погладила его по спине, целуя в макушку. – Все было хорошо, а потом вдруг уже нет.

И тут Дженсен позволил себе сломаться – хватаясь за Сэнди и рыдая в ее мягкую розовую майку. Он плакал, пока ему не стало плохо, пока пульс не стал отдаваться за глазами в такт быстрому сердцебиению. Сэнди лишь держала его все это время, не заставляя Дженсен чувствовать себя жалким и слабым.

– Все будет хорошо, – пообещала она, кладя ладонь ему на щеку. – Вам обоим надо пара часов, а потом ты сможешь пойти и поговорить с ним, ладно?

Дженсен кивнул, прижимаясь к ее ключице, и протянул руку вытереть глаза – они были припухшими и раздраженными, и он крепко зажмурился.

Дженсен чувствовал себя глупо – так рыдать из-за одной ссоры. Но Джаред так много значил для него, что даже малейшая трещина в основании их отношений казалась пулей в сердце. Никто другой не мог бы вызвать у Дженсена подобную реакцию, никто кроме Джареда.

В конце концов он измучил себя и заснул, свернувшись вокруг миниатюрной фигуры Сэнди.


Джареду стало чертовски надоедать то, как Джеймс и Миша пристально смотрели на него, словно на тикающую бомбу замедленного действия. Он наконец перестал плакать, а они перестали пытаться разговорить его. Теперь Джаред просто лежал на кровати, безучастно уставившись в потолок. Он давным-давно опоздал на занятия, солнце уже садилось за горизонт.

Доносились звуки начинающейся вечеринки, народ начал готовиться к вечернему веселью.

– Я, э, сегодня дежурю, – неловко произнес Миша, взглянув на Джеймса, который прикусил губу и беспомощно пожал плечами.

– Иди, – сказал Джаред хриплым скрипучим голосом. Кажется, Миша с облегчением выскользнул за дверь. Джеймс переступил с ноги на ногу, стоя посреди комнаты. – Ты тоже.

– Но Джаред…

– Пожалуйста, – произнес Джаред, с трудом сглатывая и не глядя на него. Джеймс вздохнул, проводя рукой по взъерошенным волосам.

– Только…не делай ничего глупого, хорошо? – Джаред фыркнул, и Джеймс направился к двери. – Я буду рядом, если понадоблюсь.

Джаред лежал еще долгое время после того, как они ушли, концентрируясь на дыхании, пока солнце полностью не зашло и оставило комнату в темноте. Боль в груди была непреодолимой, и он скатился с кровати, включая настольную лампу.

Джаред прикусил губу и схватил телефон, чтобы позвонить Дженсену, совсем не удивившись, когда сразу включился автоответчик. При звуках бодрого голоса Дженсена, записанного на телефон, у него перехватило дыхание.

Вы дозвонились до Дженсена. Оставьте сообщение, и я перезвоню вам. Если это важно, попробуйте позвонить Джареду.

Боже, он все испортил. Джаред закончил звонок и стал ходить по комнате, грызя ноготь на большом пальце. Наконец он остановился и опять открыл телефон, набирая знакомый номер. Джаред зажмурился и задержал дыхание, слушая гудки и неожиданно чувствуя страх.

– Привет, – ответил Крис, и Джаред чуть не струсил и положил трубку.

– Э, привет, – начал он, поморщившись, когда понял, как хрипло звучал его голос. – Дженсен с тобой?

– Точно нет. Мы собирались встретиться, но когда он мне не позвонил, я понял, что Дженсен нашел, чем занять себя, – ответил Крис, и Джаред вздохнул с облегчением. –А почему ты меня спрашиваешь? Я думал вы двое никогда далеко друг от друга не отходите.

– Я найду его, – выдавил Джаред, нахмурившись. Он пробормотал до свидания и закрыл телефон. Чад и София не собирались на вечеринку, решив пойти на свидание, так что оставались Сэнди и Джош. И если Дженсен не сказал Джошу, что они поссорились, то Джаред уж точно не намеревался этого делать.

На телефоне Сэнди тоже сразу включился автоответчик, так что Джаред предположил, что Дженсен у нее. Он вздохнул и провел рукой по волосам, прислушиваясь к звукам вечеринки, находящейся в полном разгаре прямо за дверью.

Сидения в комнате в одиночестве стало нервировать Джареда, так что он вышел и, обходя людей, направился к комнате для отдыха. На карточном столе там стояли бутылки с выпивкой, и Джаред сразу двинулся к ним. Громкой музыки и бессмысленной болтовни других студентов было практически достаточно, чтобы отвлечь его от мыслей, и Джаред, пренебрегая пивом, налил рома в красную чашечку и плеснул туда немного колы.

За пару часов Джаред напился вдрызг. Каждый раз, когда кто-то (практически все) спрашивал его о Дженсене, приходилось неловко сворачивать разговор. Джаред чувствовал себя несчастным, от боли в груди даже дышать было трудно. Джеймс и Миша время от времени проверяли, как он, но они следили за тем, чтобы вечеринка не вышла из-под контроля и не могли уделять ему много времени.

Джаред сидел на одном из диванов в комнате для отдыха, рассеянно обводя край чашечки немного дрожащим пальцем, и пристально смотрел, как капли дождя стекали по оконным стеклам, когда кто-то тяжело плюхнулся на диван рядом с ним. Ром выплеснулся из чашки, Джаред поднял глаза и увидел Джессику, ахнувшую, когда ледяная жидкость намочила ее тонкий топ.

– Черт, звини, – невнятно произнес Джаред, оглядываясь, словно тут внезапно появится салфетка или полотенце. Джессика рассмеялась и встала. Ее голые бедра едва прикрывала крохотная джинсовая юбочка, и Джаред отвел глаза.

– Все нормально, – ответила она, протягивая руку, чтобы опереться на плечо Джареда. Джессика взглянула на него и прикусила нижнюю губу. – Просто, э, меня как бы выгнали из комнаты. Кэти…в общем, она занята. Так что, может, одолжишь мне майку?

– Э, да, – сказал Джаред, поднимаясь на нетвердых ногах. – Я все рано, наверное, пойду спать. Непростой был день.

– Ой, Джаред, – проворковала она, идя с ним к комнате. Джаред не заметил, как Джессика ухмыльнулась и сверкнула глазами. Он также не увидел Кэти, прислонившуюся к стене и разговаривавшую с группой людей, очевидно не запертую в своей комнате. – Хочешь поговорить об этом?

– Нет, – сказал Джаред, горько рассмеявшись. Он неуклюже достал ключи, открыл дверь, а потом рассеянно запер ее. В комнате было темно, только светилась настольная лампа. Надувной матрац стоял у стены, и Джаред отвел от него взгляд, проходя к шкафу. Он швырнул Джессике свою старую мешковатую майку, она улыбнулась и сняла свой топ, совсем не стесняясь. Джаред прочистил горло и отвернулся, направляясь к кровати и чуть спотыкаясь по пути.

 

Джессика встала перед ним, и Джаред взглянул на нее. Майка висела на ней, скрывая даже край юбки.

Джаред любил, когда Дженсен носил его одежду, любил то, что она не была слишком велика для него. На глаза у него навернулись слезы, и Джаред быстро моргнул.

– Я могла бы сделать так, чтобы тебе стало лучше, – сказала Джессика, положив ладонь ему на щеку, и придвинулась ближе. Джаред схватил ее за запястье и осторожно толкнул назад, но голова у него кружилась, и он чувствовал, что буквально через две секунды отключится.

– Нет, не могла бы, – несчастно пробормотал Джаред. Он упал на кровать, едва сумев поднять ноги. – Я буду спать.

Закрывая глаза, он не знал, ушла Джессика или нет.


Проснувшись, Дженсен почувствовал себя отвратительно – и физически, и морально. Глаза у него припухли и зудели, голова гудела, и во рту был какой-то кислый привкус. Сэнди отвернулась от стола и прижала холодную мокрую салфетку к его глазам. Дженсен благодарно вздохнул.

– Лучше себя чувствуешь? – тревожно спросила она, словно знала, что это глупый вопрос, но не могла придумать, что еще сказать. Дженсен не ответил, концентрируясь на прохладном давлении салфетки и пальцах Сэнди у него в волосах.

– Что мне делать? – отчаянно спросил Дженсен, радуясь, что она не видит его глаз. – Я…я не хочу потерять его.

– О, милый, – произнесла Сэнди, проводя пальцами по его щеке. – У вас была ссора, как и у всякой другой пары в мире. Следующий шаг – примирение.

– Но, – начал Дженсен, и Сэнди шикнула на него. По ее словам все казалось так просто, но Дженсен был в полном недоумении. Они с Джаредом прекрасно жили в гармонии, а ссорились отвратительно.

– Никаких но, – ответила Сэнди, крепче прижимая салфетку к его глазам, а потом сняла ее. Дженсен стал быстро моргать от неожиданно яркого света, но и глазам, и голове теперь было немного лучше. – Вы, парни, так сильно любите друг друга. Это чувство не исчезнет из-за одной ссоры.

Дженсен кивнул, потерев глаза, и сел на кровати. Сэнди нежно улыбнулась ему, он похлопал ее по ноге и благодарно улыбнулся.

– Мне надо домой, – произнес Дженсен, прикусив губу. – Поговорить с ним.

– Я тебя отвезу, – сказала Сэнди, вставая с кровати, и взяла свою куртку. – Уже поздно, и дождь льет, – Дженсен нахмурил брови и посмотрел на часы, удивленно распахнув глаза, когда увидел, что уже второй час ночи. Он кивнул и встал, потягиваясь.

Дженсен нервничал, идя по тихим коридорам с Сэнди. Он все еще злился, ему все еще было больно, но желание быть с Джаредом перевешивало это. Дженсену нужно было увидеть его, прикоснуться к нему, убедиться в том, что у них все будет хорошо.

– Спасибо, – сказал Дженсен, когда Сэнди подъехала к его общежитию. Он расстегнул ремень безопасности и повернулся к ней. – За все.

– Не стоит благодарности, – ответила она, обнимая Дженсена. – Хочешь, чтобы я поднялась с тобой?

– Нет, все нормально, – сказал Дженсен, отстраняясь, и сделал глубокий вдох, собираясь с духом. – Я тебе завтра позвоню, хорошо?

Сэнди кивнула и пожелала ему удачи. Дженсен выбрался из машины и потрусил к общежитию под дождем. Казалось, дорога к его этажу заняла несколько часов, он чувствовал себя измотанным, хотя только что проспал почти семь часов. Вечеринка все еще продолжалась, в коридорах раздавалась тихая музыка. Почти все разошлись по своим комнатам или остались в комнате для отдыха, потому что в коридоре людей почти не было.

Дженсен подошел к их комнате и на мгновение закрыл глаза, сжав руки в кулаки, а потом сделал глубокий выдох и взялся за ручку. Дверь была закрыта, и он стал шарить по карманам, только затем вспомнив, что оставил ключи внутри. Дженсен закатил глаза, чувствуя себя идиотом, когда постучался в дверь.

– Привет, я… – он осекся, когда в дверном проеме появилась Джессика. Дженсен моргнул и недоуменно потряс головой. Ее он меньше всего хотел сейчас видеть, но все же именно Джессика открыла дверь его комнаты в два ночи. Дженсен даже сделал шаг назад и посмотрел на номер комнаты на всякий случай.

– Ой, Дженсен. Привет, – сказала она, прикусив губу. Тогда-то Дженсен заметил, что она была в майке Джареда и, кажется, больше ни в чем. Он почувствовал, как ужас растет где-то внутри, и прикусил губу. – Джаред, э, спит.

Дженсен ничего не сказал, просто протиснулся мимо нее в комнату. Свет был выключен, Джаред спал на животе, накрытый одеялом до шеи. Дженсен быстро огляделся. Все, что лежало на столе, теперь оказалось на полу, а топ Джессики валялся рядом с ее туфлями.

Дженсену стало плохо, его поглотили боль, ярость и чувство того, что все, ради чего он жил, исчезло. Он наклонился, чтобы найти свои ключи в бардаке из книг и листов бумаги на полу. Руки тряслись так сильно, что когда он нашел их и поднял, цепочка звякнула.

Тогда проснулся Джаред, засопел и встал с кровати. Дженсен тут же повернулся, и ему захотелось блевануть от одного вида Джареда. Тот выглядел заспанным и великолепным, и еще пять минут назад Дженсен даже не подумал бы, как основательно Джаред мог разбить ему сердце.

– Дженсен! – произнес Джаред и рванулся вперед, чтобы схватить его за руки. При его прикосновении – том самом, которого еще несколько мгновений назад Дженсен так желал, он не выдержал.

– Не смей трогать меня! – закричал он, со всей силой отталкивая Джареда. Джаред споткнулся о свои ботинки и неуклюже приземлился на кровать, недоуменно глядя на Дженсена. Тот сморгнул слезы, сглотнул комок злости в горле и выставил перед собой дрожащую руку, тряхнув головой. – Между нами все кончено.

Он повернулся к Джессике, все еще стоявшей там и взглянул на нее с нескрываемой ненавистью.

– Уйди к черту с моей дороги, – рыкнул Дженсен, и она отступила в сторону, и Дженсен вышел, с грохотом захлопнув дверь.

Дженсен промчался по лестнице и выскочил из общежития, совсем как раньше. Но на этот раз он не стал звонить Сэнди. Дженсен сел в машину и понял, что есть только одно место, куда он может поехать, один человек, который сможет удержать его, когда Дженсен так близок к тому, чтобы развалиться на кусочки.

Дженсен повернул ключ в зажигании, и, визжа колесами, машина вылетела со стоянки.

Ему нужен был его брат.


Джаред, часто моргая, пялился на закрытую дверь почти минуту. Он до сих пор был жутко пьян, а запястье, на которое он приземлился, когда Дженсен оттолкнул его, болело.

Он отвел взгляд от двери и увидел Джессику – со взъерошенными волосами, размазанной помадой, в его майке, которая была длиннее, чем ее юбка, так что казалось, что под ней ничего нет. Все вещи со стола смахнули, и подушки с его кровати лежали на полу.

Джареду стало плохо, когда до него наконец дошло. Дженсен подумал, что он переспал с Джессикой. Джаред с яростью взглянул на нее. В этот момент гнев казался лучше, чем боль, грозившая полностью поглотить его.

– Какого черта ты еще здесь? – гневно спросил он, вставая и обуваясь. – Почему ты позволила Дженсену думать, что у нас что-то было?

– Я…я не знаю! – запинаясь, произнесла Джессика, широко распахивая глаза, когда Джаред подошел к ней. – Ты мне так нравишься, Джаред и…

– Я тебе нравлюсь? И что, ты думала, если избавишься от моего бойфренда, человека, который мне нужен, как воздух, которым я дышу, то я просто возьму и упаду в твои объятия? – Джессика открыла и закрыла рот, отступая к стене. Слезы жгли глаза Джареда, и он не знал, что делать со всей этой болью. – Ты – ты только что стоила мне всего.

– Извини, – попыталась Джессика, и на глаза у нее навернулись слезы. Джаред лишь схватил ее за локоть и вывел из комнаты. Он быстро захлопнул дверь и побежал вниз. Выскочив из общежития, Джаред в одних джинсах и майке попал под проливной дождь, который тут же промочил его до нитки и заставил дрожать.

Быстро оглядев парковку, Джаред понял, что машина Дженсена там не стояла, а сам он был слишком пьян, чтобы садиться за руль. Джаред вытащил телефон и набрал номер, не обращая внимания на дождь.

– Джаред? – спросила определенно озадаченная Сэнди, и Джаред едва услышал ее из-за ливня. – Что случилось?

– Дженсен с тобой? – с отчаянием спросил Джаред, хотя по ее тону было понятно, что нет. В противном случае она бы кричала на него, зная, что думал Дженсен.

– Нет. Я отвезла его к вашему общежитию минут десять назад. Он собирался пойти помириться с тобой, – ответила она, и Джаред зажмурил глаза. Горячие слезы смешались с ледяным дождем, он закрыл телефон и положил его в карман. Есть еще только одно место, куда мог пойти Дженсен, и Джаред быстро побежал туда.


* Häagen-Dazs марка мороженого, замороженного йогурта, сорбета и тортов из мороженого, придуманного польскими иммигрантами Реубеном и Розе Маттус в Бронксе, штат Нью-Йорк в 1961. Основными вкусами были ванильный, шоколадный и кофейный. Штаб-квартира американской компании по продаже Häagen-Dazs находится в Окледне, штат Калифорния.

**Ben & Jerry's — марка мороженого, замороженного йогурта, сорбета и продуктов на основе мороженого, производимая компанией Ben & Jerry's Homemade Holdings, Inc. со штаб-квартирой в Саут-Бёрлингтоне, штат Вермонт.

***Действительно, если растягивать буквы, называя и как в алфавите, из одной фразы получается другая. На русском такое в данном случае передать невозможно.



Глава 5

К тому времени как Дженсен подошел к квартире Джоша и Джеффа, слезы градом катились по его лицу, а рыдания вырывались из груди со всхлипами. Он стал барабанить в дверь и только потом понял, что была середина пятничной ночи, и Джош, возможно, даже не дома.

К счастью, дверь открыли, но это был Джефф. Дженсен лишь взглянул на него и дал Джеффу увидеть несчастное выражение своего лица, потому что не знал, что еще сделать.

– Джош! – тут же воскликнул Джефф и втянул Дженсена в квартиру.

– Что? – рассеянно ответил Джош, выходя из спальни, выглядел он весьма сонно. Но тут же проснулся, когда увидел Дженсена и широко распахнул зеленые глаза, метнувшись к нему. – Черт, Джен. Что случилось?

– Джаред… – начал он, так сильно стараясь не дать воли слезам, что едва выдавил слова. Дженсен практически не поверил себе, когда наконец произнес их. – Мы…мы расстались.

Что? – хором вскрикнули Джош и Джефф, и Джош сгреб Дженсена в объятия. Дженсен отчаянно прижался к своему старшему брату, не стесняясь того, что плакал ему в шею. Джош всегда был рядом, что бы ни случилось – ободранная коленка, отборочные игры в лиге для детей, попытки подготовиться к тому, чтобы рассказать родителям, что он – гей, моменты, когда он расстраивался из-за своих чувств к Джареду – Джош всегда был рядом с ним.

– Что случилось? – спросил Джош, не заботясь о том, что дождевая вода, стекавшая с Дженсена, намочила его одежду. – Дженсен, скажи мне.

– Мы поссорились, – сказал Дженсен и заметил выражение лица Джеффа – обеспокоенное, словно тот задавался вопросом, как чувствовал себя его собственный брат. Джефф даже бросил взгляд на телефон и прикусил губу, его пальцы дернулись, как будто он не был уверен, что делать. – Он переспал с ней… она была в нашей комнате… и я, я сказал ему – все кончено.

– Дженсен, успокойся, – произнес Джош, размыкая объятия, чтобы схватить брата за плечи и посмотреть ему в глаза. – Я ничего не понимаю.

– Он переспал с Джессикой! – закричал Дженсен, глотая воздух, так что грудь заболела. Выражение лица Джоша опасно изменилось, но Джефф неверяще покачал головой.

– Джаред бы так не поступил, – твердо произнес Джефф, но Дженсен лишь горько рассмеялся. Он тоже не хотел думать, что такое возможно, но где-то в глубине души Дженсен боялся этого с самого первого дня.

– Она была в нашей комнате посреди ночи, в его одежде! – вскрикнул Дженсен, и Джош отвел его к дивану, обменявшись с Джеффом мрачным взглядом.

Дженсен рыдал, закрывая лицо ладонями, и Джош крепко держал его за плечи. Он никогда в жизни не испытывал такой боли. Казалось, будто что-то раздирает его на части, будто что-то вырывает его сердце.

Джаред оставлял за собой мокрые следы по вестибюлю, резиновая подошва скользила по воде, вылившейся из кроссовок, пока он бежал по узкому коридору. Сейчас Джаред удивительным образом протрезвел, дыхание прерывалось, когда он пытался дышать спокойно.

Не помогало.

Он чуть не проскользил мимо квартиры Джоша и Джеффа и стал барабанить в дверь прямо над чуть кривоватым номером 3. Тишина. Но Джаред знал, что Дженсен там. Его машина стояла на парковке.

Джаред забарабанил опять, смаргивая горячие слезы и капли ледяного дождя. Волосы и одежда у него промокли насквозь и прилипли к телу, его трясло крупной дрожью. Ноги у Джареда болели от долгого бега, и он был в трех секундах от того, чтобы разрыдаться.

Вдруг дверь открыли. Джаред поднял голову и удивленно распахнул глаза, когда его схватили за плечи и больно приложили о противоположную стену. У него перехватило дыхание, и Джаред схватил воздух ртом. Перед ним, схватив его мокрую майку в кулаки, стоял Джош. Джаред никогда не видел Джоша таким злым, ни разу в жизни. Он с трудом сглотнул, неожиданно испытав страх.

– Какого черта я тебе говорил, Джаред? – заорал Джош, притягивая Джареда к себе только для того, чтобы опять впечатать в стену. Джаред больно ударился головой и поморгал, чтобы перед глазами перестали плавать звездочки. – Что я, черт тебя дери, сказал, когда это начиналось, а?

Джаред поразительно точно вспомнил тот разговор. Тон Джоша был вроде бы шутливым, но глаза оставались серьезными, и Джаред чувствовал себя таким уверенным, когда Джош сказал, чтобы он ничего не испортил.

– Я сказал, чтобы ты не делал этого, если не полностью чертовски серьезен по отношению к нему, – заорал Джош, и кроссовки Джареда проскользили по луже из воды, стекшей с него. По сути, единственное, что держало Джареда на тот момент – это Джош. – Я сказал тебе, черт, не причинить ему боль.

– Джош! – послышался голос Джеффа, но Джаред неотрывно смотрел на Джоша, слезы туманили глаза, пока он пытался найти нужные слова. Джош ударил его кулаком в газ – неожиданно и сильно, и Джаред стал вырываться из захвата. – Проклятье, Джош! Отпусти его!

Джефф оттащил Джоша, и Джаред скользнул на пол. Он чувствовал, как кровь сбегала по виску – из-за кольца, которое Джош носил всегда. Джош пару секунд пытался вырваться из захвата Джеффа, но потом перестал, словно обессилел, бросил последний ненавидящий взгляд на Джареда и бросился в квартиру.

– Какого черта, Джаред? – спросил Джефф сердитым тоном, хоть и подал руку, чтобы помочь подняться. – Черт, у тебя кровь идет.

– Мне надо поговорить с ним, – умоляюще произнес Джаред хриплым, надломленным голосом. – Это совсем не то, чем показалось, я клянусь.

– Для Дженсена это выглядело так, словно ты трахнул какую-то девку в вашей общей комнате, – ответил Джефф, выглядя потерянным и запутавшимся, словно не знал, чью сторону принять. Он понятия не имел, кто прав, кто виноват, и в его глазах отражалась тоска, когда он взглянул на своего младшего брата.

– Черт, мне нужно поговорить с ним! – закричал Джаред, пытаясь протиснуться в квартиру мимо Джеффа. Джефф удержал его, и Джаред в отчаянии вскрикнул, стараясь оттолкнуть брата с пути. А слезы безостановочно струились по его щекам.

– Нет, Дженсен, пускай проваливает! – услышал Джаред слова Джоша и поднял голову.

– Отодвинься, – тихо и низко произнес Дженсен. Джефф вздохнул и отошел. Они с Джошем чуть отодвинулись, пытаясь не навязываться, но в то же время не желая быть слишком далеко.

Джен, – начал Джаред. Дженсен промок насквозь и дрожал, его глаза припухли и покраснели. Пряди волос липли к лицу, веснушки резко выделялись на бледной коже. Дженсен выглядел полностью и абсолютно опустошенным, преданным. Нижняя губа у него дрожала, и из глаз текли слезы.

Джаред ненавидел себя, ненавидел целиком и полностью и так сильно, что от этого было больно почти так же, как и от того, как Дженсен смотрел на него.

– Все кончено, – наконец сказал Дженсен, его голос прозвучал жутко потерянно, и он сделал дрожащий вдох. – Просто…просто уходи и оставь меня в покое.

А потом дверь захлопнулась, и Джаред остался один в коридоре.

Совершенно один.

Джаред не знал, сколько он простоял там, тарабаня по коричневой двери, отделяющей его от Дженсена. Через какое-то время он сдался, спустился вниз по лестнице и потряс головой, словно не был уверен в том, что только что произошло – словно не до конца верил в это.

Ему удалось дозвониться до Чада и попросить приехать, потом Джаред сел на бордюр и стал ждать под дождем. Неожиданно кто-то положил ему руку на плечо – от ладони шло тепло. Джареду даже не надо было поднимать глаз, чтобы понять, что это не тот человек, которого ему хотелось бы видеть. Прикосновение Дженсена он узнал бы где угодно.

– Уйди с дождя, парень, – сказал Джефф, но Джаред не двинулся с места. Джефф вздохнул и сел рядом, поежившись от холода. Джаред лишь бездумно таращился вперед, смаргивая капли дождя. Он чуть вздрогнул, когда Джефф прикоснулся к порезу у глаза, все вокруг раны побаливало, но эта боль была не важна. Джефф прижал теплую мокрую салфетку к глазу Джареда, и тот шмыгнул носом.

– Тебя подвезти? – спросил Джефф, поднимая руку Джареда, чтобы тот сам держал салфетку. Джаред отнял ее от лица и посмотрел на ткань, тут же удивившись тому, сколько в нее впиталось крови. Он покачал головой и опять прижал салфетку к глазу.

– Позвонил Чаду, – проскрипел Джаред. Он наконец повернулся к Джеффу и заметил обеспокоенное выражение его лица. Дождь не прекращался, и Джефф уже промок до костей. – Я этого не делал.

– На тебя не похоже, – сказал Джефф, обнимая Джареда одной рукой. Тут подъехал Чад и остановился у обочины, не глуша мотор. – Чад приехал. Просто иди поспи, а я буду здесь утром, хорошо?

Джаред кивнул и поднялся, чуть споткнувшись, когда подошел к машине. Он скользнул на пассажирское сидение, и Чад широко раскрыл глаза, увидев его. Джефф наклонился, чтобы взглянуть на Чада.

– Останься с ним, ладно? – попросил Джефф, и Чад молча кивнул.

– Какого черта, чувак? – спросил Чад, когда Джефф пошел домой. – Что происходит?

Секунду лицо Джареда ничего не выражало, а потом Чад положил руку ему на спину, и Джаред сломался, в груди разгорелась боль, и он стал рыдать. Джаред наклонился и уперся лбом в приборный щиток, совершенно не заботясь о том, как выглядел, плача вот так. Его трясло от силы этих чувств, он рыдал так сильно, что даже не мог дышать.

– Я…я думаю, все кончено, – выдавил он между судорожными вздохами. – Все кончено.

Когда Чад неожиданно резко втянул воздух, Джаред лишь сильнее зарыдал.

 

Когда Джаред проснулся, все еще шел дождь, что, в принципе, соответствовало настроению.

Он просто лежал, слушая неумолкающий стук капель по окну. Болело все тело, Джаред был измотан до предела. Глаз заплыл, что стало понятно при попытке моргнуть. Джаред услышал сопение, повернул голову и увидел Чада, спящего на кровати Дженсена.

Он опять уставился в потолок. Значит, это не было просто страшным сном. Вдруг раздался стук в дверь, и Джаред поднялся так быстро, что голова закружилась. Умом он понимал, что это не Дженсен, но все равно расстроился, когда открыл дверь и увидел Джеффа на пороге.

Он едва понял, что двигается, как уже обнимал Джеффа, положив подбородок тому на плечо. Они совсем не так вели себя как Дженсен и Джош, что касалось братских объятий и прикосновений, и Джаред перестал искать физическую поддержку у своего старшего брата, когда начался переходный возраст, но в данный момент он с готовностью принимал ее. Джефф похлопал его по спине и отстранился, заходя в комнату.

– Ты выглядишь ужасно, – было первое, что сказал Джефф, отталкивая Джареда за плечи, чтобы взглянуть на него. Джаред практически рассмеялся. Он готов был прозакладывать, что выглядел великолепно по сравнению с тем, как себя чувствовал. – Иди прими душ.

– Джефф, я…– попытался Джаред, его голос звучал чуть громче писка. Горло саднило от того, сколько он кричал и плакал вчера. Джаред вообще думал, что никогда в своей жизни так много не плакал.

– Иди, – скомандовал Джефф, ставя на стол пакет из МакДональдс, порылся в шкафу и бросил Джареду какую-то одежду. – Я буду здесь, когда ты вернешься.

Джаред вздохнул и схватил полотенце. Не было никакого толку спорить. Как бы сильно ему ни хотелось заползти на кровать и удушиться подушкой, Джаред знал, что Джефф ему не позволит. Дурацкие инстинкты старшего брата взыграли.

После душа Джаред почувствовал себя чуть-чуть лучше и, одевшись, подошел к зеркалу, чтобы посмотреть, что у него с глазом. Порез покраснел и выглядел довольно болезненно, но уже начал подсыхать. Вокруг припухшего глаза был синяк, и моргать было больно. Джаред не винил Джоша. Фингал – это намного меньше, чем он бы заслужил, если бы действительно сделал то, в чем его, видимо, и обвинил Дженсен.

И именно от этого было больнее, чем от всего остального – от того, что Дженсен мог поверить, что Джаред способен на нечто подобное. Хоть и правда, что все обстоятельства против него, Джаред надеялся, что Дженсен доверял ему достаточно для того, чтобы выслушать, по меньшей мере.

Когда он вернулся в комнату, Чад сидел на кровати Дженсена и ел бутерброд с яичницей. На лице у него были следы от подушки, и он озабоченно взглянул на Джареда. Тот положил полотенце и взял пакет, который ему протянул Джефф. Джареду не особо хотелось есть, но он не ел со вчерашнего обеда, и желудок требовал пищи.

– Так, рассказывай, что произошло, – сказал Джефф, когда Джаред сел на свою кровать и откусил от бутерброда. Вдруг стало трудно глотать.

– Дженсен думает, что я ему изменил, – произнес Джаред – ого, это сложно было выговорить. Джефф лишь кивнул, а Чад осторожно взглянул на него, нехотя жуя свой завтрак.

– Почему? – спросил Джефф, наклоняясь вперед на стуле и ставя локти на колени. Джаред сделал глубокий вдох и крепко зажмурился, не обращая внимания на то, как потянуло кожу вокруг пореза.

– Мы вчера по-глупому поссорились, – начал Джаред чуть дрожащим голосом. – Он ушел, а у нас на этаже проводили вечеринку, и я пошел туда и напился, потому что это казалось тогда хорошей идеей. Я должен был пойти и найти его. Я должен был…

– Джаред, – мягко перебил его Джефф, и Джаред вздохнул. Бутерброд совсем перестал казаться аппетитным, но Джаред заставил себя откусить еще.

– Я пролил ром на Джессику, и она сказала, что не может пойти в свою комнату, поэтому я дал ей майку. Потом сказал, что собираюсь спать, а она, похоже, решила, что нормально будет просто остаться в нашей комнате, и тогда, видимо, вернулся Дженсен. Я ничего с ней не делал, – отчаянно произнес Джаред, глядя на сочувственное выражение лица Джеффа. – Я бы не стал.

– Я знаю, – сказал Джефф, вздыхая, и провел пальцами по волосам. – Он тоже должен это знать.

– Но не знает, – вздохнул Джаред, и щеки у него покраснели. Он не хотел опять плакать, но от боли в груди тяжело было дышать.

– У Дженсена есть свои заморочки, – сказал Джефф совсем не зло. – И я понимаю это, правда. Если ты так долго думаешь, что никогда чего-то не будешь иметь, то когда наконец получаешь это, тебе трудно поверить, что все происходит на самом деле.

– Когда мы ссорились, он спросил меня, почему я просто не пойду и не найду себе девушку, – несчастно произнес Джаред. – И я сказал, что не знаю, почему. Я такой идиот.

– Люди говорят всякую чушь в пылу ссоры, – небрежно сказал Джефф. – Это не значит, что именно так они и думают.

– Он в порядке? – спросил Джаред, наклонившись вперед. – В смысле, как он?

– Врать не буду, – сказал Джефф со вздохом. – Он сломлен. Джош вызвал подкрепление, – он чуть повернул стул, чтобы взглянуть на Чада. – Не думаю, что ты скоро увидишь свою девушку, – Чад лишь пожал плечами и доел бутерброд.

– Вообще-то не рассчитывал на это, – ответил он. – Я планировал остаться здесь, по крайне мере на выходные.

Джареду стало интересно, что думали Сэнди и София, ненавидели ли его. От этих мыслей его отвлек будильник на телефоне. Джаред застонал и провел рукой по лицу.

– Черт. У меня смена у Эда через час, – вздохнул Джаред, массируя виски. – А я абсолютно не в состоянии туда идти.

– Чувак, это же Эд, – сказал Джефф, скомкав обертку от бутерброда и засунул ее в пакет. – Просто позвони ему, – Джаред схватил телефон и набрал номер кофейни. Ответил Эд, и Джаред сперва подумал сказать ему, что заболел, но вместо этого выпалил правду.

– Привет, Эд, это Джаред. Послушай, э, мы с Дженсеном расстались прошлой ночью, – его голос дрогнул к концу фразы, и Джаред зажмурился. Он до сих пор не мог поверить в это.

Черт, чувак, – сказал Эд, прищелкнув языком. – Слушай, не беспокойся насчет работы, хорошо? На выходных тут народа хватит.

– Спасибо, – проскрипел Джаред, отключился и уронил телефон на пол. Потом упал на кровать и сморгнул неожиданно появившиеся слезы. Все болело, словно его сердце не могло вынести такую ношу само по себе. Казалось, изнутри все выскребли, тело представляло собой один сплошной очаг тупой боли. – Я хочу спать.

– Джаред, – начал Джефф, но тот лишь повернулся лицом к стене, тихонько шмыгая носом.

– Просто уйди, ладно? – Джефф издал вздох, но Джаред не услышал, чтобы брат ушел. Он просто зажмурился и стал делать равномерные вдохи и выдохи, пока не заснул.


Дженсену отчасти хотелось, чтобы все отвалили и оставили его в покое, но в то же время он был благодарен друзьям за их присутствие. Он лежал, вытянувшись на диване Джоша и Джеффа, устроив голову у Сэнди на коленях, а ноги положив Софии на бедра.

Джош сидел на полу, прислонившись спиной к дивану, и бездумно переключал каналы. Дженсен же просто таращился в пространство перед собой, концентрируясь на ощущении пальцев Сэнди в своих волосах, а не на зияющей дыре в груди.

Входная дверь открылась, и Дженсен инстинктивно бросил на нее взгляд. К ним подошел Джефф, и Дженсен не смог не заметить укора в его глазах, но все равно лишь моргнул и опять повернулся к телевизору.

– Нам надо поговорить, – произнес Джефф, обращаясь к Джошу. – Сейчас.

– Послушай, мне жаль, что я ударил твоего брата, – сказал Джош, вызывающе скрестив руки на груди, и Дженсен поморщился. Даже сейчас ему тяжело было думать о том, что Джареду больно. – Но Дженсен плакал. Я на это не очень хорошо реагирую.

– Не соблаговолишь ли ты пройти, к черту, на кухню? – сказал Джефф, и Джош со вздохом поднялся. Они ушли на кухню, и Дженсен поерзал, положив руку Сэнди под ногу.

– Он ударил Джареда? – коротко спросила Сэнди, и Дженсен вздохнул.

– Прошлой ночью, – произнес Дженсен низким хриплым голосом и моргнул, прогоняя неожиданно возникший перед глазами образ Джареда в коридоре – мокрого, с кровью на лице, умоляющего поговорить с ним. Еще одна слезинка скатилась по щеке, но Дженсен не стал даже ее вытирать. Такими темпами скоро слез у него не останется совсем.

– Может, тебе следует поговорить с ним, – опять сказал Сэнди, и Дженсен напрягся. – Я имею в виду, что должно быть какое-то объяснение. Я просто не верю, что Джаред…

– Прекрати, – слабо ответил Дженсен, обрывая ее. – Пожалуйста, прекрати. Тебя там не было.

– Хорошо, – сказала Сэнди, и возникла пауза, когда Дженсен просто знал, что она обменялась взглядом с Софией. – Хорошо, Дженсен.

Дженсен повернулся, уткнулся лицом Сэнди в живот и уснул.

 

Раздался стук в дверь, и тут же без разрешения в комнату вошел Джеймс. Чад уехал раньше, сказав, что ему нужно в душ и переодеться, но Джаред думал, что тот просто хотел некоторое время побыть не с ним. В данный момент Джаред был не лучшей компанией.

Джеймс поставил что-то на стол и забрался на кровать к Джареду, пихая, пока тот не подвинулся. Джаред лишь вздохнул и продолжил таращиться в потолок. Джеймс взял его за руку, и Джаред закусил губу. Он одновременно ненавидел и жаждал физического контакта: ненавидел потому, что малейшее прикосновение напоминало ему о Дженсене, нуждался – потому что от этого ему становилось легче.

– Джефф позвонил мне, – вместо приветствия произнес Джеймс. – Сказал, что я в ответе за то, чтобы ты ел три раза в день и не сбросился с крыши.

– Я не собираюсь сбрасываться с крыши, – тихо ответил Джаред, но все же сжал ладонь Джеймса.

– Не уверен, хочешь ты это слышать или нет, – начал Джеймс, и Джаред тут же напрягся. – Но ходят слухи, что этим утром в коридоре раздавались громкие крики. Кажется, кто-то проинформировал Кэти о том, что случилось, и она была очень недовольна своей соседкой по комнате.

– Как, блин, все уже знают? – спросил Джаред, игнорируя упоминание о Джесскике. При мысли о ней у него кровь закипала. Джеймс рядом пожал плечами.

– Вы, парни, – золотая пара, – просто ответил Джеймс, и у Джареда сжалось сердце.

– Были, – проскрипел он, и Джеймс пихнул его в плечо.

– И есть, – возразил он. – Это просто небольшая помеха на пути. Вот увидишь. Я видел много пар, пока учился здесь, и никакая из них не была настолько выдающейся, как ваша с Дженсеном.

– Я знаю, что ты думаешь, будто помогаешь, – сказал Джаред, сглотнув комок в горле. – Но это совсем-совсем не так.

– Извини, – произнес Джеймс, опять сжимая его ладонь. – Просто…не сдавайся так быстро, ладно?

Дажерд ничего не ответил, упорно избегая смотреть на коллаж, висевший на стене. Ему хотелось встать и содрать его. Слишком много счастливых воспоминаний.

В дверь постучали, и Джаред вздохнул. Ему вообще-то хотелось, чтобы все просто дали ему пострадать спокойно. Джеймс скатился с кровати и пошел отвечать. На пороге стоял Джош, и Джаред зажмурился на секунду. Джеймс отошел и впустил Джоша.

– Пришел, чтобы еще раз надрать мне задницу? – любезно спросил Джаред, пялясь в потолок. – Потому что, должен сказать, прошлой ночью у тебя офигительно получилось.

– Я просто…оставлю вас двоих, – неловко произнес Джеймс, чуть помявшись, прежде чем выйти из комнаты и закрыть за собой дверь. Джош подтянул стул к кровати и сел на него, вытащив что-то из кармана. Он наклонился над Джаредом, и тот автоматически напрягся, но Джош просто положил пакет со льдом ему на глаз. Джаред поднес руку, чтобы прижать пакет к лицу, и с сомнением взглянул на Джоша.

– Из-за тебя плакал мой брат, – сказал Джош, и Джаред быстро заморгал. – Я срываюсь, когда дело касается Дженсена.

Джаред лишь кивнул. Он прекрасно знал об этом и много раз видел, как Джош действует, защищая брата. Просто это никогда не было направлено против него.

– Но до моего сведения довели, что, возможно, мне следовало бы выслушать твою часть истории, – сказал Джош. – Вот поэтому я здесь. Рассказывай.

Джаред прикусил губу. Ему совсем не хотелось проходить через это еще раз, но выражение лица Джоша говорило, что тот не уйдет, пока не выслушает Джареда. Поэтому Джаред уставился в потолок и рассказал Джошу все то, что уже рассказывал Чаду и Джеффу.

– Я бы не поступил так с Дженсеном, – сказал он, когда закончил, повернулся к Джошу и сморгнул слезы. – Я клянусь.

– Боже, вы двое просто жутко трогательные, – сказал Джош, и Джаред моргнул. – Я верю тебе.

– Правда? – с надеждой спросил Джаред, садясь и кладя пакет со льдом на колени. Джош поморщился, когда увидел фингал у Джареда под глазом, и виновато взглянул на него.

– Да, парень, – ответил Джош, прикусывая нижнюю губу. – Просто у Дженсена есть…

– …заморочки, да, – закончил Джаред, неровно вздыхая. Джош взглянул на него с чуть заметной улыбкой.

– Я поговорю с ним, – пообещал Джош. – Просто…дай ему какое-то время.

– Я уже скучаю по нему, – признался Джаред, глядя на пакет со льдом, лежавший у него на коленях. – Я не хочу потерять его.

– Чувак, – страдальчески произнес Джош. Но все равно быстро притянул Джаред к себе в неловком объятии. – Выше голову! И прикладывай лед к глазу.

Джаред знал, что это максимум извинений, которые он получит. Он поднял пакет со льдом, шутливо отдавая честь, и осторожно прижал его к глазу.

– Мне надо возвращаться, – сказал Джош. – Моя квартира теперь как центральное бюро горячих цыпочек.

– Я рад, что они рядом с ним, – произнес Джаред, опять ложась на постель. Джош бросил на него сочувственный взгляд.

– Ты не враг, Джаред, – сказал он. – Они придут поговорить и с тобой. Никто не думает, что ты способен быть таким козлом.

– За исключением Дженсена, – отрывисто произнес Джаред, передвигая пакет со льдом, так чтобы он прикрывал оба глаза.

– У Дженсена такой багаж специфических особенностей, что хватит на грузовой трюм, – ответил Джош, протягивая руку, чтобы похлопать Джареда по ноге. – Все устроится, парень. Я уверен в этом.

Потом Джош ушел, а Джаред просто лежал, пока пакет со льдом не стал слишком сильно холодить кожу. Он сбросил пакет на пол и поморгал для эксперимента. Казалось, глаз был уже не таким припухшим, и Джаред забрался под одеяло, позволив взгляду, вопреки здравому смыслу, переместиться к коллажу на стене.


Дженсен практически не вставал с дивана все выходные, даже в душ. Сэнди и София приносили ему всякие вкусности, почти не оставляя его одного. За исключением моментов, когда ходили к Джареду. Они возвращались, и Дженсен готов был поклясться, что чувствовал на них запах одеколона Джареда. Девушки все пытались убедить его в невиновности Джареда, но Дженсен просто пропускал это мимо ушей.

Наступил понедельник, и все пошли на занятия. Дженсен проспал до часа, а потом весь день смотрел бессмысленные передачи по ТВ. Около четырех домой вернулся Джош, просто чтобы переодеться перед работой, и, увидев Дженсена, раздраженно вздохнул.

– Нет, Дженсен, – строго произнес он. – Ты, блин, не будешь этого делать.

– Чего делать? – спросил Дженсен голосом хриплым оттого, что все выходные вел себя как немой. Джош упер одну руку в бок, а другой помахал в воздухе.

– Ты не будешь каким-то чертовым клише подростка с разбитым сердцем, который хандрит все время, просыпает занятия и просто лежит, слушая свой печальный плейлист с песнями Мэтта Натансона на iPod, ясно?

– Я не клише, – пробормотал Дженсен, протягивая руку, чтобы порыться в куче вещей на полу, и вытащил помятый пакет с печеньем. Что-то уперлось ему в бедро, и Дженсен извлек свой mp3-плеер, бросив на Джоша виноватый взгляд.

– Это прямо очевидно, – сказал Джош, закатив глаза. Дженсен свирепо уставился на него, выпятив нижнюю губу. – Ой, успокойся. Это перестало действовать, когда тебе исполнилось шесть лет. Я хочу, чтобы ты встал с дивана. Хочу, чтобы ты сходил в душ. И лучше бы тебе не пропустить больше ни одной пары.

– Могу я еще чем-нибудь быть тебе полезным? – саркастически спросил Дженсен, и раздраженное выражение лица Джоша смягчилось.

– Да, – медленно ответил он, перегибаясь через спинку дивана, чтобы взглянуть Дженсену в глаза. – Я хочу, чтобы ты пошел и поговорил с Джаредом.

– Этого я сделать не могу, – сказал Дженсен, швыряя пакет с печеньем на пол. Джош вздохнул и умоляюще взглянул на него.

– Дженсен… – попытался Джош, но тот встал с дивана и рванулся к ванной.

– Не лезь не в свое дело! – огрызнулся Дженсен и включил душ, пытаясь не смотреть на свое отражение в зеркале.

– Ты и есть мое дело, мелкий паршивец!

Ответом Джошу был грохот захлопнутой двери.

 

Солнце ослепительно ярко светило, отражаясь от бесконечного белого песка. Джаред моргнул и поднял руку, прикрывая глаза. Не сработало. Солнце продолжало бить в глаза, словно тени от ладони не было – словно он был невидим. Джаред резко обернулся и оказался лицом к лицу с самим собой – целых четырех футов роста, со светлыми кофейными веснушками на остром маленьком носу и щербатой улыбкой.

Так Джаред понял, что спит. Его семилетняя версия сорвалась и припустила по песку прямо к нему. Джаред приготовился к удару, но он маленький прошел насквозь – Джаред был невидимым.

Он повернулся и увидел, как его юная версия бомбочкой прыгнула на загорелое тело на песке, и у Джареда свело горло. Дженсен.

Он наблюдал, как юный Дженсен завизжал и опрокинул Джареда в песок, а их родители смеялись, сидя на шезлонгах. Дженсен еще был ярким блондином – в светлых прядях засох песок. Когда дети начали гоняться друг за другом и забежали в воду, Джаред понял, что это не просто сон – это воспоминание.

Гавайи, 1998 год.

Джаред моргнул и вдруг оказался в воде, тело все еще оставалось невидимым. Он маленький рассмеялся невинно и так беззаботно. Лицо Дженсена было усеяно веснушками от неослабевающего летнего солнца, Джаред знал, что его собственные веснушки полностью исчезнут с возрастом, а Дженсен вырастет со своими, и крохотные карамельные точки будут еще больше подчеркивать его красоту.

Дженсен опрокинул Джареда в воду, и Джаред заливисто рассмеялся. Он знал, что будет дальше. Их мамы позовут их выходить из моря, и они вернутся в отель. Переоденутся и пойдут на гавайский при на открытом воздухе, и все будут смеяться, когда Джаред и Дженсен станут исполнять национальный танец с симпатичными танцовщицами.

Все пошло не так.

– Дженсен! – услышал он и вздрогнул при звуке своего высокого детского голоса. – Куда ты делся?

Джаред взглянул в собственные испуганные глаза, увидел, как небольшие ладони пробивались сквозь воду, словно пытаясь отпихнуть ее с дороги. Сердце Джареда забилось быстрее, и он оглянулся кругом. Заметил копну светлых волос, руку, пробившуюся на поверхность лишь на мгновение, а потом скрывшуюся под водой.

– НЕТ! – воскликнул он маленький. Джаред моргнул, и вдруг он сам – этот мальчик. Его сердце колотилось как бешеное, вода казалась ледяной. – Нет! – завопил он, горло саднило от соли и силы криков. – Дженсен! Вернись! Нет, Дженсен, нет! Не бросай меня!

Не видно было ничего кроме безбрежного океана, неожиданно ставшего пугающим под кристально чистым голубым небом.

Джаред бросился под воду, и все померкло.


Джаред сел на кровати, задыхаясь, словно только что пробежал марафон. Он схватил воздух ртом, когда почувствовал вкус соли на губах, и лишь потом понял, что плачет. От ужаса все его тело тряслось, и Джаред крепко зажмурился от того, каким жутко реалистичным казался сон.

Необходимость услышать голос Дженсена была непреодолимой – словно не получится дышать полной грудью, пока он не узнает, что Дженсен невредим.

Телефон лежал на тумбочке, и Джаред схвати его, не раздумывая. Нажал на кнопку для быстрого набора и стал слушать гудки, кусая нижнюю губу. Раздался щелчок, когда Дженсен поднял трубку, и, черт, он взял трубку! Джаред услышал, как Дженсен сопит, представил, как тот ответил вслепую, пытаясь поднести телефон к лицу, не открывая глаз.

Да? – произнес Дженсен хриплым со сна голосом. Джаред взглянул на будильник – было два часа ночи, но чувство вины из-за того, что он разбудил Дженсена, не могло сравниться с облегчением, которое Джаред испытал, услышав его голос, независимо от того, как сонно и недоуменно он звучал.

– Джен, это я, – начал Джаред и удивился тому, как сильно дрожал его голос. Он услышал, как Дженсен сделал резкий вдох, потом шуршание, словно тот пытался сесть.

Джаред? – спросил он устало и обеспокоенно одновременно. – Что случилось?

– Извини. Я знаю, что ты не хочешь говорить со мной, но мне приснился по-настоящему жуткий сон. Он меня напугал, и я просто хотел убедиться… мне нужно было знать, что ты в порядке, – Джаред провел ладонью по лицу, шмыгнул носом и сжал переносицу пальцами.

Дженсен молчал какое-то время, и Джаред слушал, как он дышит. Дыхание было хриплым и прерывистым, словно Дженсен расстроился.

Я…бывало и лучше, Джаред, – наконец произнес он голосом хриплым как битое стекло. – Но я в порядке.

– Боже, Дженсен. Я по тебе скучаю, – сказал Джаред, не подумав, и у него перехватило дыхание. – Так сильно, Джен. Пожалуйста, вернись домой.

Джаред, – умоляюще произнес Дженсен низким тихим голосом. – Не делай этого, пожалуйста.

– Джен, – Джаред отнял телефон от уха и приложил ладонь на губы. Он понимал, как жалко это звучало, и отключился, когда Дженсен начал говорить.

Он опять лег на кровать и не заплакал, но сдержался едва-едва.


Джаред изо всех сил старался не обращать внимания на постоянный громкий стук в дверь во вторник утром. Он не выходил из комнаты все выходные, да и в понедельник, раз уж на то пошло, и умер бы с голоду, если бы Джеймс не приносил ему еду.

– Я выломаю ее, Джаред! Богом клянусь! – воскликнул Чад, опять колотя в дверь. Джаред застонал и встал с кровати, открыл дверь и заморгал от света, льющегося из коридора.

– Что? – спросил Джаред, поворачиваясь и опять направляясь к кровати. Чад схватил его за локоть и не дал залезть в созданный им теплый кокон сожалений. Вдруг вспомнился сон, приснившийся прошлой ночью, и Джаред застонал, припоминая, что говорил с Дженсеном, как опозорился перед ним.

– Ну нет, – сказал Чад, оттаскивая Джареда к шкафу. – Тебе надо встать, прежде чем ты начнешь терять мышечную массу. Кроме того, у нас пара.

– Нет, это у тебя пара, – возразил Джаред. Он ни за что не хотел идти на пару, общую у них с Дженсеном. Джаред мог только предполагать, какой будет реакция Дженсена после вчерашнего ночного звонка.

– Джаред, ты должен прекратить это, – сказал Чад таким серьезным тоном, что Джаред обернулся к нему. – Черт, я беспокоюсь за тебя, понятно? Ты не можешь… не можешь поступать так по отношению к самому себе.

– Это моя жизнь, Чад, понятно? – сказал Джаред, и Чад вздохнул.

– Послушай, чувак. Ты – мой лучший друг, – ответил он, а потом поднял ладонь. – Я знаю, что я – не твой лучший друг, но ты – мой. И меня убивает видеть тебя таким. Надо двигаться дальше.

Джаред знал, что он и близко не готов двигаться дальше, но Чад говорил дело.

– Если я пойду на пару, ты от меня отстанешь? – спросил Джаред, вздыхая. Чад с готовностью кивнул, а потом наморщил нос.

– От тебя, правда, воняет, – сказал он. Джаред лишь закатил глаза и переоделся в джинсы и майку. Он натянул сверху свою старую спортивную куртку и провел щеткой по встрепанным волосам.

– Лучше, чем это, не будет, – сообщил Джаред. Чад пожал плечами и вручил ему учебники.

– Я могу смириться с тем, что ты будешь выглядеть как бродяга, если ты выйдешь из этой комнаты, – сказал ему Чад и вывел в дверь.

Проход через кампус был каким-то сюрреалистичным. Джаред не знал, чего ожидал, но чувствовал, что все должно было хотя бы выглядеть по-другому. Как-то странно видеть, что что-то, полностью изменившее всю его жизнь, почти никак не повлияло на мир в целом.

Жизнь продолжалась. Но это не значило, что он был готов к этому – не без Дженсена, по крайней мере.

Они зашли в аудиторию и сели на привычные места – в переднем ряду рядом с дверью – для того, чтобы быстро сбежать, как шутил Дженсен. Они пришли рано, и Чад объяснил, это из-за того, что он думал, придется применять физическую силу, чтобы вытащить Джареда из кровати.

Джаред не мог спокойно сидеть на месте – ерзал, стучал ногой по полу, чесал щетину. Он поморщился, потому что она царапала ладонь. Джаред, наверное, действительно выглядел как бродяга. Справа открылась дверь, и у него перехватило дыхание.

На пороге замер Дженсен, одет он был в спортивные штаны и толстовку. Волосы не помыты и не уложены, под глазами мешки и золотистая щетина на подбородке, но он все равно выглядел великолепно. Дженсен моргнул несколько раз и наклонил голову, проходя мимо Джареда без единого слова – даже не бросил взгляд украдкой. Джареду показалось, будто его ударили в живот.

Он только хотел повернуть голову и взглянуть на Дженсена, как Чад ущипнул его за ногу, и Джаред опять стал смотреть вперед. Он нагнул голову и даже не притворялся, что слушает, когда преподаватель начал говорить.

 

Дженсен сел на стул слева в нескольких рядах позади Джареда и Чада, тут же поставил локти на стол и спрятал лицо в ладонях. Умоляющий голос Джареда, звучавший во время их скомканного разговора прошлой ночью, все еще звенел у него в ушах, заставляя чувствовать себя опустошенным и слабым.

Это была ужасная идея.

Дженсен знал, что не сможет посмотреть Джареду в лицо, но все равно решил пойти на их единственную общую пару. Он сделал глубокий вдох и поднял голову. С этого места ему виден был профиль Джареда. Он выглядел ужасно – бледная кожа, опущенные в гримасе уголки губ. Когда Джаред повернул голову, следя за движениями профессора, Дженсен увидел его фингал – ярко-фиолетовый, только начавший менять цвет на отвратительный оттенок коричневого по краям.

Это выглядело так, словно болело, словно Джаред зашипел бы, если кто-нибудь осмелился прикоснуться к нему. Дженсену хотелось знать, прикладывал ли тот лед к коже, хотелось извиниться за то, что его сверхзаботливый брат ударил Джареда. А больше всего ему просто хотелось забраться Джареду на руки, обнять его за плечи и прижаться лицом к шее Джареда, к тому изгибу, который, казалось, был специально сделан для лба Дженсена.

Ему просто хотелось.

Кровь стучала в висках, и было невозможно сконцентрироваться. Дженсен просто опять расстраивался, и он собрал учебники. Прямо посреди лекции он решил уйти.

Он попытался быстро проскользнуть мимо Джареда, но тот протянул руку и обхватил запястье Дженсена большим и указательным пальцами. Дженсен остановился, споткнувшись, и дернул рукой, словно обжегся.

– Дженсен, – выдохнул Джаред чуть громче шепота. В этих двух слогах прозвучало так много – боль, сожаление, желание. Вопреки разуму Дженсен повернул голову и взглянул Джареду в глаза. Боже, как он по нему скучал.

На них уже начали посматривать окружающие, и Дженсен высвободил руку из слабого захвата Джареда. Он прикусил губу и сжал ладонь в кулак, моргая, когда все вокруг стало расплывчатым.

Дженсен выскочил из аудитории, не отважившись еще раз взглянуть на Джареда. Он слишком боялся того, что мог увидеть.

Когда он оказался на свежем воздухе, то стал глубоко дышать, чтобы успокоиться. Было прохладно, и Дженсен застегнул толстовку по пути к стоянке.

Он поднял голову и увидел, что рядом с его машиной стоят Сэнди и Кэти. Обычно это был приятный образ, но с ними еще была Джессика. Дженсен замер на месте, он и не знал, что может сразу испытывать такую злость и ненависть.

Они подошли к нему. Сэнди и Кэти выглядели взволнованными, а Джессика – затюканной. Дженсен поднял руку, когда девушки подошли к нему, помахал ею и начал огибать их.

– Нет, – твердо сказал Дженсен. – Ни за что на свете.

– Дженсен, – умоляюще произнесла Сэнди. – Послушай, нам тоже несладко, но просто выслушай ее, хорошо?

– Какого бы черта мне захотелось это сделать? – спросил Дженсен, разворачиваясь к ним. Он так разозлился на Сэнди и Кэти. Зачем они загнали его в угол?

– Дженсен, – начала Джессика, когда Кэти слегка подтолкнула ее. – Мы с Джаредом ничего не делали. Я клянусь.

– И у меня есть все основания верить тебе, да? – выплюнул Дженсен, и Джессика закатила глаза.

– Послушай, парень, – ответила она. – У нас с тобой не самые лучшие отношения, так? Не кажется ли тебе, что если бы что-то на самом деле произошло, я бы сейчас злорадствовала?

Дженсен моргнул и выпрямился. Джессика говорила дело. Если бы она могла, то точно бы сыпала Дженсену соль на раны.

– И…извини, – продолжила она, хоть и тише. – Я была дуррой. Безо всякого повода я вела себя как ужасная стерва.

– Что-нибудь еще? – спросил Дженсен, и Джессика пожала плечами, засунула руки в карманы и покачала головой. Дженсен раздраженно вздохнул и бросил на Сэнди не очень свирепый взгляд, поворачиваясь к машине.

Он сел в кресло и прижался лбом к рулю. Пассажирская дверь открылась и закрылась, Дженсен поднял голову и увидел Сэнди, с застенчивым видом кусавшую губы.

– Это было черте что, – произнес Дженсен довольно спокойно. Он слишком вымотался, чтобы долго злиться.

– Извини, Джен, – сказал Сэнди. – Я не знаю, что делать. Ты не веришь никому из нас, а мы просто хотели, чтобы ты перестал ненавидеть Джареда.

От этого Дженсен выпрямился и взглянул на Сэнди широко раскрытыми глазами.

– Вы думаете, что я ненавижу Джареда? – потрясенно спросил он. Сэнди лишь пожала плечами. Дженсен с трудом сглотнул и ссутулился. – Я не ненавижу его.

– Тогда в чем дело? – спросила Сэнди, искренне озадаченная. – Ты все еще ему не веришь.

– Нет, я…ты не понимаешь, Сэнди, – тихо сказал он, глядя вниз. Сэнди перегнулась через коробку передач и обняла Дженсена за плечи.

– Тогда почему бы тебе не объяснить мне это? – нежно спросила она. Дженсен прикусил нижнюю губу и сжал переносицу.

– Я не могу, – прошептал он, и это была правда. Дженсен не мог объяснить это самому себе. Сэнди недовольно вздохнула, но не отстранилась. – Теперь ты уйдешь?

– Нет, – вздохнула она, заправляя ему волосы за ухо. – У Джоша в морозилке еще есть мороженое. Мы его съедим.

– Я тебя не заслуживаю, – сказал Дженсен, поворачиваясь, чтобы чуть-чуть улыбнуться ей. Сэнди улыбнулась в ответ и поцеловала его в кончик носа.

– В этом ты прав, – ответила она и села обратно. Дженсен пристегнулся и вставил ключ в замок зажигания.

Кажется, опять пришло время для неоригинальных подростковых переживаний. Самому Дженсену уже становилось противно от этого, так что он точно подарит Сэнди на Рождество что-нибудь блестящее.

Ну конечно, если не погибнет от собственного ангста к тому времени.

Когда Дженсен с Сэнди вошли в квартиру Джоша и Джеффа, он удивился, увидев Криса, свободно расположившегося на диване – на его месте, отведенном для хандры. Дженсен раздраженно зарычал и сильнее, чем нужно, захлопнул дверь.

– Чувак, – сквозь стиснутые зубы начал Дженсен. – В довольно большом списке людей, с которыми у меня нет абсолютно никакого желания разговаривать в данный момент, ты под номером два. И мне только что пришлось иметь дело с номером один, так что мое терпение истощилось. Иначе говоря, уходи.

– Какого черта я тебе сделал? – выкрикнул Крис, когда Дженсен пошел на кухню за бутылкой воды. Он сделал глоток и метнулся обратно в гостиную.

– Мы бы с Джаредом не поссорились, если бы не ты! – крикнул Дженсен. Крис неверяще уставился на него, а Сэнди нервно переступила с ноги на ногу в дверях. Через пару секунд неловкой тишины в комнату, запрокинув голову, чтобы до конца выпить энергетический напиток, вошел Джош. Он врезался в Сэнди, и она ухватилась за его руку.

– Джош! – сказала она, фальшиво улыбаясь. Джош взглянул на Криса, потом на Дженсена и уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но Сэнди оборвала его. – Нам нужно еще мороженое! Пошли!

– Но… – озадаченно начал Джош.

Прямо сейчас, – ответила Сэнди и вытащила его из комнаты. Когда они остались наедине, Крис поднялся с дивана и взглянул на Дженсена.

– Так погоди – что? – спросил Крис, выглядя раздраженным и сбитым с толку.

– Причина, по которой мы вообще поссорились, это твой идиотский поступок на Хэллоуин, – сказал ему Дженсен, рванувшись мимо Криса, чтобы плюхнуться на диван и устроиться там, скрестив руки на груди.

– Послушай, я же сказал, что из…

– Он, блин, думает, что ты влюблен в меня, – фыркнул Дженсен, поворачиваясь к телевизору, но на самом деле, не обращая на него никакого внимания. Последовал момент тишины, когда Крис ничего не сказал.

– Ну, он не ошибся, – наконец произнес Крис нетвердым голосом. Дженсен чуть не засмеялся.

– Ну конечно, – сказал он, взглянул на Криса и удивленно распахнул глаза, увидев очень серьезное выражение лица. У Дженсена перехватило дыхание. – Да ладно тебе, Крис. Черт, не делай этого, – стал умолять он.

– Я ни хрена не делаю! – ответил Крис, слегка повысив голос. – Боже, Дженсен. Ты думаешь, это от меня зависит? Ты правда думаешь, что я когда-нибудь смог сделать что-то, поддаться чувствам?

– Ты так и сделал! – обвинил его Дженсен, дыхание у него участилось, голова кружилась, и он не знал, что со всем этим делать.

– Я не очень горжусь этим моментом, – признал Крис, садясь на диван рядом с Дженсеном. – Но я бы был полным идиотом, если бы попытался разлучить вас, встав между вами. Кроме того, кажется, что ты прекрасно справляешься с этой задачей в одиночку, – Дженсен свирепо уставился на него.

– Ты даже не знаешь…

– Да, знаю, – перебил Крис. – В том, что касается вас двоих, секретов нет. Ты думаешь, что Джаред тебе изменил, но это просто бред собачий, Джен. Я видел то, как этот парень смотрит на тебя. Черт, все видели. Рота моделей нижнего белья может промаршировать мимо, но он и не обратит внимания, ты, идиот чертов.

– Не мог бы ты заткнуться, пожалуйста? – умоляюще произнес Дженсен, сползая по сидению дивана.

– Нет, – сказал Крис и пристально взглянул на него. – Если ты дашь Джареду уйти, то значит, ты туп настолько же, насколько симпатичен. И, надо сказать, тогда ты чертовски тупой.

– Я не думаю, что он мне изменил, понятно? – сказал Дженсен, и Крис только моргнул. – Я просто…я не могу…черт, Крис. Ты можешь просто уйти? Пожалуйста.

– Хорошо, – сказал Крис, вставая. – Я не собираюсь сидеть тут и смотреть, как ты хандришь из-за того, происходит только по твоей вине.

– Хорошо, – ребячливо скопировал Дженсен. Крис взялся за ручку на входной двери, и Дженсен обернулся, прикусывая губу. – Мы…у нас все в норме, да?

– Не знаю, ответил Крис, но он ухмылялся. – Не хочу сделать привычкой общение с симпатичными идиотами, но для тебя, наверное, подумаю сделать исключение.

– Козел, – сказал Дженсен, надулся и опустил глаза. Крис открыл дверь и оперся о косяк, вздыхая.

– Послушай, Дженсен, – начал он. – Чего бы ты ни боялся, оно не стоит того, чтобы разбить два сердца, ясно?

Дженсен поднял голову, но Крис уже ушел.

 

В среду днем Джаред умудрился выйти на смену у Эда. От горячего пара глаз болел, а от запаха эспрессо его тошнило.

Когда Джаред вернулся в комнату в общежитии, ему все надоело, и все раздражало.

– Да пошло оно, – произнес он, стоя посреди комнаты. Джаред подошел к матрацу, открыл клапан и стал слушать, как шипит спускаемый воздух. Когда матрац уменьшился наполовину, он скатал его в шар и запихнул в шкаф.

Он обернулся, и взгляд упал на коллаж, сделанный в их первый день здесь – фотографии, где они смеялись, улыбались, целовались. Джаред уверенно подошел к стене и влез на стол. Он долго и пристально смотрел на коллаж, и злые слезы застилали глаза. Джаред протянул руку и погладил пальцами одну из фотографий, снятую, когда они с Дженсеном были в Диснейленде, и схватил ее за край.

Дверь с грохотом открылась, и Джаред чуть не свалился со стола.

– У нас сегодня итальянская кухня! – радостно воскликнул Джеймс. – Спагетти и…какого черта ты делаешь?

– Снимаю эту хрень, – сказал Джаред, покачиваясь на столе. – Мне надоело смотреть на это и жалеть себя.

– Если тебе себя жалко, устрой пробежку! – взвизгнул Джеймс и потянул Джареда за майку. – Почитай fmylife.com, черт, поплачь в уголке, выражая свою боль в постах из 140 знаков. Но не уничтожай эту «хрень», рискуя свалиться и размозжить свою огромную голову, идиот.

– В чем смысл? – выкрикнул Джаред, спрыгивая со стола. Джеймс взглянул на него и приобнял одной рукой за плечи.

– Ты захочешь это, когда Дженсен вернется, – просто сказал Джеймс, пихая его на кровать, и дал пакет с едой. Джаред лишь недоверчиво уставился на него.

– Он не вернется, Джеймс, понятно? – произнес Джаред, беря пакет и ставя его на кровать. – Все кончено.

– Нет, не кончено, – сказал Джеймс, так словно верил в это.

– Откуда ты знаешь? – отчаянно спросил Джаред, смотря на Джеймса из-под челки. Тот лишь прикусил губу и сел рядом с Джаредом, взяв его за руку.

– У меня чертовски развита интуиция, ясно? – начал Джеймс. – Я хорошо разбираюсь в людях. Это не конец для вас двоих. Так не может быть.

– Почему не может? – опять спросил Джаред, сжав ладонь Джеймса и пытаясь справиться с неожиданной вспышкой гнева.

– Потому что! – крикнул Джеймс. – Я никогда ни у какой пары не видел такой любви как ваша. Молодые, старые, геи, не геи – не имеет значения. Если у вас двоих не получится, то какой шанс у нас, у всех остальных?

Джаред повернулся и взглянул на Джеймса, на глаза навернулись слезы, пока он слушал его слова.

– Правда?

– Да, тупица, – тепло произнес Джеймс, отнимая руку, чтобы взъерошить Джареду волосы. – А теперь ешь. Я упросил Ронду положить побольше чесночного хлеба.

– Спасибо, – шмыгнул носом Джаред. – Ты – хороший друг, Джеймс. Немного сумасшедший, но все равно хороший друг.

– А то.



Дженсен немного гордился собой. Сегодня он сходил на все пары и отработал смену в книжном магазине. Наступил четверг – почти неделя с того момента, как он с Джаредом расстались.

Задача быть человеком, вносящим вклад в общество, высосала из него всю энергию, и как только он доберется до микроволновки Джоша, то подогреет несколько сосисок в тесте и поселится на диване.

Когда этим вечером Джош вернулся, Дженсен, свернувшись калачиком, уныло пялился в телевизор.

– Чувак, – вздохнув, произнес Джош, и плечи у него опустились. – Ты приводишь меня в уныние.

Дженсен не ответил, только моргнул, когда Джош поставил сумку на пол и подошел к дивану. Он шлепнул Дженсена по ногам, пока тот не поднял их, позволяя Джошу сесть, а потом положил их на старшего брата.

– Хорошо, Дженни, – вздохнул Джош, откидываясь на подушки. – Ты мой младший брат, и я люблю тебя, но тебе следует убраться отсюда.

– Что? – ответил Дженсен, переворачиваясь на спину, и, нахмурив брови, уставился на Джоша. Тот провел ладонью по лицу, а потом повернулся к Дженсену.

– Это наша квартира, а ты заграбастал себе наш диван и распространяешь на все огромную черную эмо-тучу, пришло время заканчивать с этим, – с чувством произнес Джош, а потом чуть понизил голос. – Вам, парни, надо помириться.

Дженсен сердито взглянул на него и опять лег на бок, пристально смотря в телевизор.

– Что, ты просто теперь никогда больше не будешь с ним разговаривать? Ты позволишь тому, что произошло только в твоем воспаленном мозгу, разрушить восемнадцать с лишним лет дружбы и самой сильной любви, которую мы когда-либо видели?

– Держись от этого подальше, – огрызнулся Дженсен. – Утебя никогда не было отношений, длившихся дольше, чем пачка презервативов, так что не веди себя, словно ты какой-то чертов эксперт, понятно? – Джош резко столкнул с себя ноги Дженсена и поднялся, свирепо глядя на него. Дженсен сел, тяжело дыша.

– Да пошел ты, Дженсен, – ответил Джош, и Дженсен знал, что довел его до предела. Джош смотрел на него присущим ему взглядом старшего брата, от которого Дженсен обычно съеживался. – Я знаю настоящую причину, по которой ты так поступаешь. Ты чертовски напуган. Ты – единственный парень, которым когда-либо интересовался Джаред, и ты боишься, что в один день он решит, что на самом деле хочет жену, золотистого ретривера и двух с половиной детей, а ты останешься с разбитым сердцем. Так что ты используешь это недоразумение недоразумений как предлог, чтобы закончить все, пока у тебя еще есть шанс выбраться из всего относительно невредимым, потому что ты – чертов трус.

– Да пошел ты! – выплюнул Дженсен, резко отталкивая Джоша. В груди было тесно, глаза зудели, и он начал зло ходить туда-сюда, отказываясь встретить серьезный взгляд Джоша – главным образом потому, что не хотел дать ему знать, что тот только что попал в самую точку.

– Я задел за больное место? – спросил Джош, и Дженсен повернулся, чтобы взглянуть ему в лицо. – Не веди себя так, словно я ошибся. Я знаю тебя лучше, чем кто-либо. За исключением Джареда, конечно. А он сломлен, парень. Ты собираешься заставить его пройти через все это из-за того, что он даже не делал?

– Ты не знаешь…

– Ой, заткнись, Джен, – перебил Джош. – Он не делал этого, и ты, блин, знаешь, – Дженсен опустил плечи, потому что, да, он знал. – Чувак, он любит тебя. Меньшее, что ты можешь сделать, это поговорить с ним. Если ты на самом собираешься все закончить, он заслуживает знать настоящую причину. Лично я считаю, ты должен перестать быть таким трусом – беспокоиться о будущем и фигне, которая может или не может произойти. Просто живи своей жизнью, Дженсен.

Дженсен вздохнул, свирепо уставившись на Джоша, который просто самодовольно ухмыльнулся и указал на дверь:

– А теперь выметайся.

– Ты серьезно выгоняешь меня? – недоуменно спросил Дженсен. Джош лишь приподнял бровь, все еще указывая на дверь. Дженсен вздохнул, взял свои ключи и телефон с журнального столика, прежде чем пронестись мимо Джоша. Брат схватил его за плечи и притянул, чтобы обнять. Дженсен прижался к нему, обнимая в ответ, молча благодаря.

Джош несильно отпихнул его, широко улыбнулся и подтолкнул брата к двери. Дженсен сделал глубокий вдох и направился на ночной прохладный воздух.



Глава 6

Дженсен пять минут сидел в машине, но потом струсил. Только ему очень надо было попасть в комнату, хотя бы потому, что у него закончилась чистая одежда и почти все учебники лежали там. Да, а к тому же, ему, видимо, негде больше остановиться.

Дженсен вытащил телефон и набрал знакомый номер.

– Мюррей.

– Привет, Чад, – вздохнул Дженсен, пальцами сжимая переносицу. Как же это было отвратно. Джош прав, он – трус.

– О. Привет, чувак. Э, как ты? – сочувственно спросил Чад, что из его уст звучало как-то странновато. Дженсен не видел Чада со дня ссоры, поскольку тот, видимо, примкнул к команде Падалеки, в то время как София присоединилась к лагерю Эклзов.

– Бывало и лучше, – сказал Дженсен, сухо засмеявшись. – Послушай, мне…э, надо кое-что взять из комнаты. Ты не мог бы оказать мне услугу и сделать так, чтобы он на какое-то время ушел оттуда. Например, сходить в студенческий клуб за едой или что-то типа того, – это звучало жалко даже в его собственных ушах.

– Чувак, это просто становится нелепо. Тебе все равно придется поговорить с ним, – ответил Чад.

– Я знаю, я просто…

– Джаред сейчас – печальное зрелище. Я ходил к нему прошлым вечером, и он лежал в темноте и слушал Death Cab. И я, блин, не шучу. Death Cab for Cutie, Дженсен! Он, наверное, хотел бы, чтобы шел дождь, так что он мог бы сидеть и смотреть в чертово окно. Это просто жалко, вот что я скажу.

– Чад.

– Мне уже просто дико надоела вся эта боль.

– Чад!

– Хорошо! Черт. Я схожу и посмотрю, можно ли его вытащить, – сказал Чад. – Сегодня вечер тако* в любом случае. Я напишу тебе, когда мы уйдем, ты, маленькая рыдающая девочка.

– Я даже не знаю, почему дружу с тобой, – вздохнул Дженсен. Он практически видел, как Чад самодовольно ухмыляется на том конце провода.

– Потому что я круче всех! Пока!

Дженсен услышал щелчок и закатил глаза, бросая телефон на пассажирское сидение. Он включил стереосистему и наклонился назад, массируя виски.

Примерно через пятнадцать минут телефон зажужжал. все чисто, придурок было написано в сообщении от Чада. Дженсен стиснул зубы и напомнил себе, что Чад – превосходный друг.

Иногда.

Дженсену очень повезло, что он никого не встретил в коридоре. Подходя к комнате, он сделал глубокий вдох, нагнул голову, толкнул дверь и вошел, чуть шаркая ногами.

Он вздрогнул, когда услышал, как кто-то ахнул, и, подняв глаза, увидел Джареда, сидевшего на кровати и пялившегося на него, открыв рот. Дженсен прислонился к двери, мертвой хваткой держа ручку, пока сердце бешено билось в груди.

– Джен, – выдохнул Джаред, и этот слог выражал облегчение, сожаление, боль и другие эмоции, с которыми Дженсен не готов был иметь дело. Он не хотел видеть больших темных глаз Джареда или покрасневших щек.

– Ты говорил с Чадом? – спросил Дженсен, и Джаред нахмурил брови, садясь на кровати.

– Утром, – медленно ответил Джаред, явно озадаченный тем, что они стали разговаривать о Чаде, когда Дженсен неожиданно появился в комнате, хотя почти всю неделю упорно отказывался говорить с ним. – А что такое?

Дженсен вздохнул и сжал переносицу, доставая телефон из кармана пижамных штанов. Он открыл новое сообщение, чувствуя, себя не в своей тарелке под пристальным взглядом Джареда. Ты козел - отправил он Чаду.

Несколько секунд Джаред и Дженсен как будто соревновались в гляделки в жутко неловкой тишине, пока телефон Дженсена не завибрировал в его ладони.

это надо было сделать, 4увак. ПОГОВОРИ С НИМ.

Дженсен с трудом сглотнул и положил телефон в карман, поднимая глаза на Джареда, который выглядел таким обнадеженным, смотря на него так, словно тот являлся решением всех проблем Джареда, словно Дженсен не был неуверенным неудачником, не достаточно хорошим для него.

– Как твой глаз? – неловко спросил Дженсен и почувствовал, как покраснели щеки. Припухлость спала, и цвет синяков поблек до синевато-желтоватых оттенков. На Джареде всегда быстро заживало.

– Нормально, я думаю, – сказал Джаред, неожиданно широко улыбнувшись. Он казался таким счастливым, оттого что видел Дженсена, как будто он уже простил его за всю причиненную боль. Джаред был таким красивым – румянец, яркие глаза, светящиеся надеждой. Дженсен не знал, как выдержал так долго, не видя его. Он хотел запустить пальцы в волосы Джареда, целовать его и никогда не отрываться, даже чтобы вдохнуть воздух.

И тогда Дженсен понял, невольно следя за улыбкой Джареда, что никуда сегодня не уйдет. Неважно, насколько испуган и сбит с толку он был, неважно, как неуверен в себе – мысль о том, чтобы опять выпустить Джареда из вида казалась непереносимой.

Дженсен сделал глубокий вдох, отпустил дверную ручку и шагнул вперед.

Джаред встал с кровати, и Дженсен нервно рассмеялся, не сумев сдержаться. Неожиданно все стало расплывчатым, и он пару раз моргнул. А потом двинулся с места прежде, чем смог остановиться, подошел к Джареду и обнял его за шею.

Он услышал, как Джаред резко вдохнул воздух, а потом на секунду положил руки ему на бедра и наконец обнял за талию. Дженсен прижался лбом к изгибу шеи Джареда и глубоко вдохнул. Возникло ощущение, словно все кусочки паззла стали на свое место, словно он сам был заново собран воедино в руках Джареда.

Дженсен сделал дрожащий вдох, обнял Джареда крепче и попытался выразить Я люблю тебя, Я скучал по тебе и пожалуйста, не позволяй мне больше отпускать тебя без слов. Джаред положил ладонь Дженсену на затылок, нежно и робко поцеловал его в лоб, и это словно говорило Я обещаю и Ты мне так нужен, больше никогда не уходи.

Прошло несчетное количество секунд, пока они стояли там, обнимая друг друга так, словно компенсируя за упущенное время. Джаред был таким теплым, таким сильным, прижимая его к себе. Дженсен почувствовал, как ресницы слипаются от непролитых слез, чуть отстранился, фыркнув, и запустил пальцы в свои волосы.

– Джеймс только что принес мне половину пиццы, – через пару секунд, помявшись, сказал Джаред. – Можешь взять половину. В смысле, половину моей половины. Это, э, пепперони и сосиски. И сейчас начнутся «Охотники за привидениями». Я собирался посмотреть. Может, ты тоже посмотришь. Со мной, в смысле.

– Хорошо, – ответил Дженсен, чуть улыбаясь. Джаред кивнул и махнул рукой в сторону кровати, а потом забрался на нее, взяв коробку с пиццей, и устроился у изголовья. Их телевизор стоял наискосок от постели Джареда, так что Дженсен мог сидеть на краю и все равно все видеть.

Казалось, Джаред не возражал против такой расстановки. Он поставил коробку посередине, открыл ее и взял кусок жирной пиццы, тут же засовывая половину в рот, а свободной рукой схватил пульт.

Первые полчаса фильма они ели в тишине, и от напряженности все словно потрескивало вокруг, как никогда раньше. Дженсен вытер пальцы о пижамные штаны и нервно прикусил нижнюю губу.

– Хорошо, черт, – произнес Джаред, нарушая тишину. – Я не собирался ничего говорить, потому что я так рад, что ты здесь, но той ночью ничего не было. Я клянусь.

Дженсен моргнул и взглянул на Джареда, видя серьезное и искренне выражение его лица. В его выразительных глазах не было ни следа лжи, и Дженсен почувствовал себя козлом.

– Я знаю, – сказал Дженсен, прочистив горло и нахмурив брови. – Я очень быстро понял, что ты бы так не поступил со мной.

– Тогда я не понимаю, – произнес Джаред, которого это очевидно ранило и поставило в тупик. – Почему ты так долго не приходил?

– Потому что я – эгоистичный идиот с необоснованными эмоциональными проблемами, накопленными годами? – ответил Дженсен, нервно рассмеявшись и теребя завязки на штанах. – Но главным образом потому что…в общем, потому что я испугался. Прошло только шесть месяцев, и ты значишь для меня абсолютно все. Я как бы понял, что мое счастье находится в твоих руках, и я не мог даже представить, как будет больно, если я потеряю тебя, когда пройдет еще какое-то время.

Дженсен покраснел и даже не мог взглянуть на Джареда. Ему было стыдно за то, что он так обошелся с Джаредом, за то, что причинил ему такую боль только из-за своей неуверенности и недостатков. Дыхание у Дженсена перехватило, и он выдохнул, поднимая руку, чтобы закрыть глаза. Он чувствовал, что находится на пределе и уязвим настолько, что сейчас может сорваться.

 

– Джен, – вздохнул Джаред, и Дженсен отважился взглянуть на него. Джаред нахмурил брови и выглядел немного раздраженным. Дженсен с трудом сглотнул и собрался с духом, он на самом деле не удивился бы, если бы Джаред сказал ему, что все кончено. – Я не знаю, что мне сделать, чтобы убедить тебя, что то, что у нас есть – практически легендарно и никуда не исчезнет. Если только ты сам этого не захочешь, – мягко добавил он.

– Я знаю, – сказал Дженсен, с трудом сглотнув. Джаред поставил коробку с пиццей на пол и придвинулся ближе, протягивая руку, чтобы взять ладонь Дженсена в свою и переплести их пальцы вместе. По Дженсену словно прошел разряд тока, и он сжал ладонь.

– Так что заставило тебя вернуться? – мягко спросил Джаред, поглаживая тыльную сторону ладони Дженсена большим пальцем. Дженсен взглянул на их переплетенные пальцы и прикусил губу, решив не говорить Джареду, что он на самом деле не хотел возвращаться в их комнату. Это, в любом случае, неважно. Как только он увидел Джареда, то знал, что больше и дня без него не сможет.

– Честно? – спросил Дженсен, подняв на него глаза. – Я все еще боюсь. Но что произойдет, то произойдет. Я просто знаю, что мне необходимо быть с тобой.

– Ты хоть понимаешь, насколько невыносимой была бы моя жизнь без тебя? – спросил Джаред. – Если прошлая неделя меня чему-то и научила, так это тому, что ты от меня никогда не избавишься, – Дженсен взглянул на Джареда из-под ресниц и расслабился, увидев улыбку.

– Обещаешь? – мягко спросил он чуть громче шепота. Джаред снисходительно улыбнулся и наклонился, чтобы положить ладонь Дженсену на щеку и погладить большим пальцем скулу.

– Черт, да, – ответил Джаред, наклоняясь ближе. Он перевел взгляд с губ Дженсена на его глаза, а потом обратно. Дженсен чувствовал дыхание Джареда на своих губах и инстинктивно облизнул их. Сердце забилось быстрее, словно это снова был их первый поцелуй. – Но только, если ты меня поцелуешь.

Дженсен положил ладони Джареду на щеки и преодолел остающиеся несколько сантиметров между ними, чтобы прижаться губами к губам Джареда. Ощущение оказалось невероятным и всепоглощающим – на него сразу обрушился вихрь эмоций.

Вдруг Дженсен звонко рассмеялся, прижимаясь губами к улыбке Джареда. Он просто испытал такое облегчение, неожиданно почувствовал себя счастливым в первый раз за неделю, на протяжении которой думал, что больше никогда не улыбнется. Джаред прижался лбом ко лбу Дженсена, обхватил его за талию и притянул поближе. Тот обнял его за шею и прижался губами к родинке рядом с носом, а потом опять поцеловал.

Джаред нежно провел языком по нижней губе Дженсена, и тот приоткрыл рот, позволяя Джареду коснуться языком его языка. Они целовались, пока им стало не хватать воздуха, а потом еще чуть-чуть, отрываясь только чтобы вдохнуть необходимый кислород.

В конце концов Джаред устроил их на кровати так, что они лежали на боку, обнимая друг друга и переплетя ноги. Дальше поцелуев это никуда не пошло, и когда они наконец отстранились, Дженсен тяжело дышал, губы у него припухли и покалывали, когда он улыбнулся. Джаред тоже широко улыбнулся, скользнув губами по виску Дженсена, а потом уронил голову на подушку.

Дженсен положил голову Джареду на плечо, практически всем телом оказываясь на нем, закрыл глаза и сделал глубокий вдох.

Он знал, что исправить все будет непросто. Их проблемы за ночь не исчезнут. Дженсен все еще иррационально боялся того, что может произойти в будущем, но сложно было волноваться, лежа в объятиях Джареда.

– Вот так хорошо, – пробормотал Дженсен, закрывая глаза, пока Джаред медленно по кругу гладил его по спине. Он почувствовал, как Джаред прижался губами к его макушке, и улыбнулся в ответ.

– Я фанат такого лежания обнявшись, – через пару секунд сказал Джаред, гладя руку Дженсена кончиками пальцев. – Но, может, мы бы могли обниматься так, чтобы мой член был в тебе? Я имею в виду, уже столько времени прошло.

Дженсен распахнул глаза и скатился на бок, приподнимаясь на одной руке, и с недоверием уставился на Джареда. Джаред широко и счастливо улыбнулся, высовывая кончик розового языка между чуть неровных зубов. Дженсен закатил глаза и невольно улыбнулся.

– Ты – козел, – сказал он, но улыбка не исчезла с лица. Дженсен испытал облегчение, потому что секс – последнее, что у него сейчас было на уме. Он не понимал, почему, хотя знал, что секс после ссоры должен состояться примерно сейчас, но на самом деле Дженсену просто хотелось лежать тут с Джаредом, успокоиться и обдумать все.

– Это называется шутка, Джен! – рассмеялся Джаред, протягивая руку к бедру Дженсена, словно он не мог не касаться его. – Просто чтобы снять напряжение.

Дженсен засмеялся и ущипнул его за бедро с силой, достаточной, чтобы оставить синяк. Джаред взвизгнул, дернувшись всем телом к Дженсену, так что тот потерял равновесие. Он почувствовал, что соскальзывает с кровати, и широко распахнул глаза, хватаясь за Джареда, но все равно упал и утащил его за собой, впившись пальцами ему в предплечья.

Они с глухим стуком ударились об пол, смеясь так, что выступили слезы. Джаред лег сверху и положил ладони Дженсену на шею, касаясь большими пальцами подбородка с обеих сторон. Смех утих, и они какое-то время просто смотрели друг другу в глаза, бесхитростные ухмылки превратились в нежные сокровенные улыбки.

– Добро пожаловать домой, – прошептал Джаред и наклонился, чтобы опять прижаться губами к губам.


Джаред медленно просыпался, приходя в себя. Первое, что он понял – кровать пуста. Простыни холодные. Он не рискнул открыть глаза.

Возник ужас – как остатки от недели пессимизма. Когда Джаред наконец открыл глаза, то чуть не рассмеялся собственной глупости. На тумбочке лежала записка с одним словом курю. Дженсен думал, что глупо подписываться, когда понятно, от кого это.

Джаред скатился с кровати и потянулся так, что что-то приятно хрустнуло. Он немного нервничал, оттого что не находился рядом с Дженсеном, поэтому надел сланцы и, почесав живот, пошел к лестнице. Джаред думал, что Дженсен перестанет столько курить, когда ему придется преодолевать два лестничных пролета, чтобы выйти на улицу, и он действительно стал выкуривать меньше сигарет. Но все равно дымил как паровоз, когда нервничал. Или был напуган.

Воздух был свежим и прохладным, не за горами День Благодарения, и Джаред чуть поежился. Дженсен сидел на нижней ступеньке спиной к нему и подносил сигарету к губам. Обычно тут-то Джаред и прыгал на него, обхватывая Дженсена за шею и рискуя получить ожоги, перенеся вес весь на своего бойфренда.

Но увидев, как напряжена спина Дженсена, Джаред вспомнил, что не знал, в каком состоянии теперь их отношения, не совсем. Так что вместо этого он просто сел рядом на ступеньку достаточно близко, чтобы ощущать тепло тела Дженсена, но не настолько близко, чтобы коснуться. Дженсен выдохнул облачко дыма и взглянул на Джареда. Он выглядел великолепно и сонно, губы припухли, а волосы торчали в разные стороны.

– Я уже собирался возвращаться, – сказал Дженсен, но немного виноватым тоном, словно думал не делать этого. Он почесал затылок рукой, которой держал сигарету, и от близости огня к волосам Джаред занервничал. – Что ты тут делаешь?

– Ну, – начал Джаред, игриво сталкиваясь с ним плечами. – Я надеялся, что если обстоятельства сложатся удачно, я получу поцелуй со вкусом пепельницы. И, может, чуть-чуть рака легких, – Дженсен закатил глаза, но усмехнулся, туша сигарету. – Ты знаешь, я бы хотел, чтобы ты бросил.

– Я знаю, – сказал Дженсен, засовывая зажигалку в полупустую пачку сигарет. – И я постараюсь. Но сейчас не время урезать мое потребление никотина.

– Хорошо, – запинаясь, произнес Джаред, теребя край майки. Он чувствовал, словно ему мало места в собственной коже – неловко, как не было со времени, когда он резко вытянулся. Но даже тогда Джаред не испытывал неловкости рядом с Дженсеном. Это ощущение оказалось новым и очень неприятным.

– Ты действительно хочешь поцеловать меня, хоть я на вкус как пепельница? – скептически спросил Дженсен. Джаред пожал плечами, не поднимая глаз, он терпеть не мог эту напряженность между ними.

– Я всегда хочу целовать тебя, – пробормотал Джаред. – Несмотря ни на что.

На пару мгновений между ними повисла тишина, а потом Дженсен положил ладонь ему на шею и нежно сжал, наклоняясь вперед, и прижимаясь губами к его виску. Джаред повернул голову, и Дженсен поцеловал его – сдержанно и невинно. Он схватился за майку на спине Дженсена, чуть не разрыдавшись от облегчения, когда тот провел языком по его губам, а затем скользнул им внутрь. Он на самом деле оказался на вкус как пепельница – несвеже и кисло, но Джареду все никак не было достаточно.

Они целовались долго, не обращая внимания на холод, постепенно проникающий до костей, в пользу тепла, с которым соединялись их губы. И именно когда Джаред подумал, что потеряет сознание от нехватки кислорода, их прервал громкий визг.

 

– Значит, это правда! – завизжала Сэнди и прыгнула им на колени. Джаред закашлялся и зашипел, когда она обняла их обоих. – Джош позвонил мне и сказал, ты здесь. Я так рада за вас, ребята!

Сэнди поцеловала их по очереди в щеку, и Дженсен переместил ее на колени Джареду, проводя большим пальцем по его губам, а потом встал.

– Мне надо собираться на работу, – сказал он и пошел к главному входу в общежитие, постукивая дном сигаретной пачки по ладони – нервная привычка, которая появилась у Дженсена вскоре после того, как он опять начал курить, и о которой, как он думал, Джаред не знал.

Сэнди проводила его взглядом, а потом посмотрела на Джареда с явным недоумением в карих глазах:

– Казалось, что вы помирились. У вас все в порядке?

Джаред закрыл глаза на секунду, концентрируясь на вспышке боли у основания шеи, мышцы там свело из-за того, что тело постоянно находилось в напряжении. Он с трудом сглотнул, а потом беспомощно взглянул на Сэнди.

– Я не уверен, – признал он, и Сэнди нежно поцеловала его в лоб.


Они увиделись опять только вечером, когда Джаред пришел с занятий. Он едва не упал, споткнувшись о надувной матрац, занявший все место на полу. Дженсен сидел на краю кровати и прижимал подушку к груди.

– Привет, – произнес Джаред, вешая сумку на шкаф. Он снял обувь и осторожно встал на матрац, аккуратно ступая по нему к Дженсену. Тот поднял голову, и Джаред, поколебавшись секунду, положил ладонь ему на щеку, наклонился и нежно поцеловал. Даже не размыкая губ, Джаред чувствовал вкус дыма, который Дженсен безуспешно пытался замаскировать мятной жвачкой.

– Я сегодня продуктивно провел день, – сказал Дженсен, и это звучало практически гордо. – Я забрал все свои вещи из квартиры Джоша и Джеффа и постирал белье.

– И ты побрился, – добавил Джаред, проводя пальцами по гладкой коже, лишившейся рыжеватой щетины. Дженсен покраснел и поднял руку, чтобы нежно коснуться кожи у глаза Джареда. Уже не болело, не особо. Фингал теперь превратился в некрасивое желто-коричневое почти невидимое пятно. Дженсен встал и прижался к нему губами в безмолвном извинении. Джаред улыбнулся, давая Дженсену щекой почувствовать, как поднялись уголки его губ.

– Я выбрал несколько фильмов, – сказал Дженсен, положив ладони Джареду на бедра. – Мне хотелось просто побыть с тобой вдвоем и никуда не ходить.

– Звучит заманчиво, – ответил Джаред, прижимаясь к макушке Дженсена, чтобы спрятать зевок. Дженсен пах как лавандовый шампунь, и Джаред глубоко вдохнул.

Джаред переоделся в спортивные штаны и майку без рукавов и залез под одеяло, пока Дженсен ставил диск. Тот схватил пульт и устроился рядом с Джаредом, нажав на play. Это была какая-то глупая комедия, на которую они оба не обращали никакого внимания.

Дженсен повернулся на бок, тесно прижимаясь спиной к груди Джареда. Джаред подогнул ноги вплотную к ногам Дженсена и скользнул рукой вверх, кладя ладонь ему на сердце. Они заснули почти мгновенно – спокойные и расслабленные в объятиях друг друга.


Оба использовали эти выходные, чтобы наверстать упущенное, в основном, сон. Хотя они почти всю прошедшую неделю провели, валяясь в постели, отдохнуть им не удалось. Парни сделали кое-что из домашних заданий, сходили каждый на свою работу, но большую часть выходных они спали, тесно прижавшись друг к другу на надувном матраце.

И все.

И идиот бы догадался, что Дженсен ведет себя не как обычно. Он замкнулся и ушел в себя, почти не разговаривал и едва улыбался. Это разбивало Джареду сердце. Отношения между ними явно были не в порядке.

Они засыпали вместе каждую ночь – целовались, прикасались друг к другу и лежали обнявшись. Дальше этой «первой базы» они не заходили с момента, когда объявили перемирие. Дело было даже не в сексе. Джареду не хватало близости между ними, той тесной связи, которую он чувствовал, когда они прижимались друг к другу всем телом. Ему не хватало игривости Дженсена – того, как он мог нежными поцелуями и дразнящими прикосновениями разбудить его. Ему не хватало остроумия Дженсена и его раскатистого смеха.

Джаред скучал по тому, как все было, и его дико пугала мысль о том, их отношения никогда не станут прежними.

Все это не меняло того факта, что он был восемнадцатилетним парнем на пике сексуальности, который не испытывал оргазм уже больше недели. Джаред пообещал себе, что будет ждать и позволит Дженсену сделать первый шаг, но понемножку сходил с ума.

Был вечер вторника, Дженсен отрабатывал смену в книжном магазине. Джаред беспокойно поерзал на кровати, перед глазами непрошено промелькнул образ Дженсена. Он скользнул рукой вниз, обхватывая себя сквозь джинсы, и зашипел, когда сжал ладонь.

Джаред толкнулся навстречу своей руке, зажмуривая глаза и представляя себе Дженсена. Он раздраженно вздохнул и уронил руки на кровать. Джаред чувствовал себя виноватым, когда дрочил, думая о собственном бойфренде. Превосходно. Он сделал глубокий вдох и постарался справиться с эрекцией, говоря себе, что Дженсен в конце концов станет прежним.

В дверь постучали, и тут же вошел Джеймс. Джаред неожиданно обрадовался тому, что все-таки не начал дрочить.

– Привет, Джаред, – бодро произнес Джеймс. – Как дела?

Джаред усмехнулся и скатился с кровати, сжав кулаки и дернув бедрами. Джеймс приподнял бровь и прикусил губу.

– Если бы я знал тебя меньше, то сказал бы, что кое-кто неудовлетворен сексуально, – сказал Джеймс, и Джаред свирепо уставился на него.

– Тогда ты точно ни черта не знаешь, – проворчал Джаред, плюхаясь на стул, и скрестил руки на груди. Джеймс удивленно распахнул глаза.

– Погоди, – начал он, – ты хочешь мне сказать, что вы с Дженсеном не завершили ваше счастливое воссоединение сексом? Вы двое трахаетесь так, словно сегодня последний день, и завтра уже не наступит. Мы отвисаем в моей комнате и делаем ставки, кто из вас кончит первым.

– Погоди – вы что? – неверяще спросил Джаред. – Откуда вы знаете, кто выиграл?

– У вас обоих довольно характерный и громкий финиш, – просто ответил Джеймс, и Джаред уставился на него.

– Я сейчас жутко возмущен, – сказал Джаред, тряся головой. – Если Дженсен когда-нибудь еще согласится на секс, я точно сделаю звукоизоляцию в комнате.

– Так что происходит? – спросил Джеймс. – Почему нет секса?

– Не знаю, – горько произнес Джаред, вставая, и пнул кроссовок. – Может, у Дженсена чертовы месячные?

– Чувак, – сказал Джеймс, вставая и хватая Джареда за плечи. – Сними напряжение, а то ты скоро заговоришь как какой-то козел.

– Я не могу! – огрызнулся Джаред, вырываясь из рук Джеймса. – Я чувствую, что должен дождаться его или что-то типа того. Это, блин, смешно. Я хочу секса.

– У меня на это столько вариантов ответа, – произнес Джеймс, – но я уверен, что за любой из них ты меня ударишь кулаком в лицо.

– Вероятно, – проворчал Джаред, опять хлопаясь на кровать. Джеймс рухнул сверху, выбив воздух из Джареда. Они поерзали, перемещаясь, пока не улеглись бок о бок.

– Сексуальное напряжение – это гадость, – сказал Джеймс, и Джаред фыркнул. – Взгляни хоть на меня и Мишу.

– Миша тебе никогда не даст, – сказал Джаред, бросая на него взгляд. Джеймс лишь закатил глаза и положил руки за голову, ударив Джареда локтем в ухо.

– Это случится, – ответил Джеймс. – И когда это произойдет? Это будет взрывоопасно. Лучший секс на свете.

– Пожалуйста, не заставляй меня думать о том, как вы с Мишей трахаетесь, – умоляюще произнес Джаред. Он вдруг широко распахнул глаза, застонал и закрыл лицо ладонью. – О боже.

– Симпатичная картинка получается, да? – спросил Джеймс, поджав губы, и кивнул. Джаред быстро потряс головой, все еще закрывая глаза руками. – Можешь не благодарить.

– Пожалуйста, проваливай, – попросил Джаред, взглянув на Джеймса между пальцев. Джеймс усмехнулся и приподнял бровь.

– О, так теперь ты вдруг захотел остаться в одиночестве, – поддразнил его Джеймс. Джаред моргнул, потом скорчил рожицу и указал на дверь.

– Уходи, – сказал Джаред. Джеймс повернулся на бок и посмотрел на Джареда с неожиданно серьезным выражением. Джаред убрал руки от лица и моргнул.

– Не переживай об этом так сильно, хорошо? – сказал Джеймс, поцеловав Джареда в лоб. – Это произойдет, когда наступит правильное время. И оно будет стоить ожидания.

– Вот теперь ты опять ведешь себя как хороший друг, – мягко произнес Джаред, и Джеймс щелкнул его по острому кончику носа. – Или нет.

– Я – то, что я есть, – сказал Джеймс, пожав плечами, и скатился с кровати. Джаред сел, когда дверь открылась, и в комнату медленно вошел Дженсен. У него появились темные круги под глазами, и веснушки резко выделялись на бледной коже как карамель на сливках. Он выглядел уставшим, словно вообще не позволял себе расслабиться. У Джареда сжалось сердце.

– Привет, парень, – сказал Джеймс, рванувшись к Дженсену и щелкнув того по уху. – Поспи чуть-чуть.

 

Дженсен лишь закатил глаза, когда Джеймс вышел, и уронил сумку на пол, издав вздох. Он стоял посредине комнаты, переводя взгляд с Джареда на свою кровать, потом на надувной матрац и обратно, его явно терзали противоречивые чувства.

– Иди сюда, – позвал Джаред, и Дженсен подчинился. Джаред схватил его за петли для ремня и втащил на кровать рядом с собой, так что они лежали на боку. Лицо Дженсена находилось в паре дюймов от лица Джареда, глаза сонно закрывались, а уголки губ были опущены. Джаред нежно положил ладонь ему на щеку, кончик большого пальца коснулся фиолетового пятна под глазом Дженсена.

– Я скучаю по тебе, – прошептал Джаред, и Дженсен открыл глаза. Они были такими зелеными, снова и снова поражали Джареда своей глубиной.

– Я же здесь, – сказал Дженсен, протягивая руку, чтобы коснуться руки Джареда. Тому захотелось с этим поспорить. Это не Дженсен. Дженсен смеялся, и в уголках глаз у него появлялись морщинки. Он жаловался и стонал, и знал, как довести Джареда практически до безумия одним прикосновением. Дженсен был радостным и живым, полным цвета и энергии.

Дженсен не замыкался в себе, его яркие глаза не заволакивала безучастность, словно он сомневался во всем и боялся худшего. Дженсен не вел себя так, как будто каждый момент ждал конца света.

– Нет, – начал Джаред. – Это не то, что… – его оборвал резкий звонок мобильника. Дженсен качнулся вперед, прижимаясь лбом к ключице Джареда, и достал телефон из кармана.

– Алло? – ответил он голосом глухим, оттого что говорил, уткнувшись Джареду в майку. – Привет, Сэнди. Да, мы здесь. Приходи, – Дженсен уронил телефон на кровать и положил руку Джареду на грудь, чуть приподнимая майку, чтобы была видна татуировка. Он провел по ней пальцами, и Джаред задрожал, посмотрев на Дженсена лихорадочно горящими глазами.

Они стали целоваться, но казалось, что это неестественно. Было ощущение, что Дженсен старается чересчур сильно. Джаред отодвинулся со вздохом, положил ладонь Дженсену на затылок и коснулся лбом его лба.

– Я хочу, чтобы ты был счастлив, – признался Джаред, перебирая пальцами мягкие волосы Дженсена. – Почему ты не счастлив?

– Я счастлив, – сказал Дженсен, моргнув несколько раз. – Счастлив.

– Кого ты пытаешься убедить? – сломлено спросил Джаред, и Дженсен склонил голову. Джаред перекатился на спину и уставился в потолок, моргая, оттого что щипало глаза.

– Я люблю тебя, – решительно произнес Дженсен, положив ладонь на татуировку Джареда. Это не ложь – Джаред знал. Дженсен любил его больше всего на свете.

– Мне жаль, что из-за этого ты несчастен, – коротко сказал он, и Дженсен с трудом сглотнул.

Джаред, – ответил Дженсен, подвигаясь ближе к нему. – Даже не…

Тут в комнату вошла Сэнди и радостно с ними поздоровалась. Дженсен выдохнул и уронил голову, прижавшись на секунду лицом к шее Джареда, потом оторвался и сел.

– Привет, – сказал Дженсен, и Джаред быстро поморгал, прежде чем подняться, нацепив улыбку. Сэнди сидела на стуле, наклонив голову набок и нахмурив брови. – Что такое?

– Э, – красноречиво произнесла Сэнди, наматывая прядь волос на палец и кусая губу. Джаред и Дженсен обменялись быстрым взглядом и повернулись к Сэнди. – У меня сегодня свидание?

– Это здорово, – искренне ответил Дженсен и отклонился назад, прижимаясь к груди Джареда. Он все еще был напряжен, но Джаред оценил этот жест и приобнял Дженсена за талию. – С кем?

– С Джошем, – быстро сказала Сэнди, краем глаза взглянув на него. Дженсен лишь чуть наклонил голову набок.

– С каким Джошем? – спросил он, и Джаред попытался сдержать смех, прижавшись к плечу Дженсена. Сэнди прямо взглянула на него с озадаченным выражением симпатичного лица.

– С Джошем Эклзом, – медленно произнесла она, и Джаред прикусил губу, чтобы не засмеяться. Дженсен молчал, и Джаред наклонился к нему, прижимаясь улыбающимися губами к подбородку. Его собственная неловкость исчезла при виде явного неудобства, испытываемого Сэнди, и полной рассеянности Дженсена. Казалось, наконец до Дженсена дошло, и он до смешного широко распахнул яркие глаза.

– Погоди, – сказал Дженсен, поднимая руку. – С моим братом Джошем?

– Да! – взвизгнула Сэнди, наконец-то выглядя взволнованно, а не нервно. – Нас объединило то, что ты вел себя как эмо и заноза в заднице, и он пригласил меня на свидание!

– Это здорово, – рассмеялся Джаред. Сэнди буквально подпрыгивала на стуле, а Дженсен таращился на нее.

– Постой, – сказал он. – Ты, Сэнди, собираешься на свидание с моим братом Джошем?

– Да, – в унисон ответили Сэнди и Джаред.

Эклзом?

– Да!

– Но почему? – спросил Дженсен, беспомощно глядя на Джареда, словно это была ужасная новость. Джаред лишь пожал плечами и крепче обнял Дженсена. Тот с готовностью придвинулся ближе и взглянул на Сэнди.

– Я не знаю, – сказала Сэнди, но она широко улыбалась. – Он восхитительный. Забавный. И такой милый.

– Ты видела Джоша, да? – спросил Джаред, и Дженсен согласно кивнул. Сэнди притворно сердито взглянула на них.

– Ты не против, нет? – неуверенно спросила Сэнди, и Дженсен пожал плечами.

– Наверное. В смысле, не против, – ответил Дженсен и переплел пальцы с пальцами Джареда. – Мне просто не особо нравится думать о том, что мой брат трахает кого-нибудь, не говоря уже об одной из моих лучших подруг.

– Эй, эй! – закричала Сэнди, размахивая руками в воздухе. – Никакого траха сегодня не будет. Мы просто пообедаем вместе.

– А Джош об этом знает? – спросил Дженсен. – Потому что обычно его свидания проходят не так.

– Прекрати говорить так, словно твой брат – свинья, – сказал Джаред, укусив Дженсена за мочку уха.

– Но мой брат и есть свинья, – парировал Дженсен, и Сэнди шлепнула его по ноге.

– Послушай, – жестко сказала она, пристально взглянув на Дженсена. – У нас не особо хороший опыт отношений, но я думаю, нам вместе будет хорошо.

– Я думаю, вы будете очень мило смотреться вместе, – сказал Джаред, и Дженсен вздохнул.

– Не позволяй моему брату трогать тебя, – наконец произнес Дженсен. – Не сегодня, по крайней мере. Заставь его поработать. Ты этого заслуживаешь.

– Хорошо, – сказала Сэнди, опять широко улыбаясь. Она выглядела жутко взволнованной и просто светилась в ожидании. Джаред был рад за нее.

– И закажи что-нибудь очень дорогое, – добавил он, и Сэнди встала, чтобы поцеловать их обоих в лоб. Дженсен закатил глаза, но он улыбался. Наконец-то.

– Идет! – согласилась она. – Я позвоню тебе завтра.

– Я хочу, чтобы ты вернулась домой и была в кровати к одиннадцати часам, юная леди! – крикнул Дженсен. Сэнди послала ему воздушный поцелуй, а он показал ей средний палец. Это было так похоже на прежнего Дженсена, что у Джареда сердце сжалось.

Она ушла, и между ними воцарилась тишина. Джаред положил подбородок Дженсену на плечо и хмыкнул.

– Тили-тили-тесто, жених и невеста, – нараспев произнес он, и Дженсен щелкнул его по носу.

– Это так странно, – сказал Дженсен, покачав головой, и сонно привалился к Джареду.

– У нас будет собственный вечер-свидание, – сказал Джаред, игриво потянув Дженсена за волосы. – Жирная еда на вынос, плохонький фильм или возможность лениво отрубиться на полу?

– Все вместе, – ответил Дженсен, нежно улыбаясь. Джаред наклонился и невинно поцеловал Дженсена в губы.

На этот раз поцелуй не казался неестественным. Совсем наоборот.

 

На их этаже находилась вторая, реже используемая ванная комната. Она была не основной, как большая ванная около комнаты отдыха, не такой блестящей и новой.

Джаред и Дженсен предпочитали эту более старую, небольшую, реже посещаемую ванную комнату. Они использовали ее все время, пробирались туда посреди ночи, чтобы принять душ вместе, тесно прижимаясь друг к другу скользкими мокрыми телами в крохотной кабинке.

Однажды кто-то вошел туда, и им пришлось остаться за задернутой шторкой, закрывая друг другу рты ладонями, чтобы не рассмеяться, запрокинув головы под струями воды, пока рядом с ними кто-то мылся.

Одной рукой Джаред закрыл Дженсену рот, и, озорно сверкнув глазами, так часто меняющими цвет, скользнул другой рукой между ног Дженсена, обхватывая его член. Он медленно дрочил Дженсену, который изо всех сил старался молчать, пока в соседней кабинке кто-то фальшиво напевал Build Me Up, Buttercup.

Это был один из самых эротичных моментов в жизни Дженсена.

Он тогда кончил молча, забрызгав живот, пока Джаред крепко прижимался губами к его губам. Их сосед вскоре выключил душ, они только и услышали звук шлепок, хлопающих по кафельному полу, когда он вышел.

Джаред и Дженсен смотрели друг на друга широко распахнутыми глазами, а потом начали смеяться. Джаред все еще был возбужден, и Дженсен подмигнул ему и повернулся лицом к плитке. Джаред трахнул его с помощью скользкого кондиционера в качестве смазки, и их крики эхом отдавались от стен ванной комнаты.

Пару дней спустя Джеймс подарил им табличку «Не работает», которую, цитируем, раздобыл у уборщика. С тех пор они частенько использовали ее по назначению.

Это стало своего рода традицией – когда было поздно, и им не спалось, они шли в ванную, чтобы помыться, побриться, доставить друг другу удовольствие и расслабиться. Тишина и спокойствие там – то, чего Дженсен ждал с нетерпением.

Так что когда Джаред скатился с кровати в час ночи и схватил полотенце, Дженсен, совсем не задумываясь, поднялся, чтобы присоединиться к нему. Он уже собрал полотенце, туалетные принадлежности и табличку не беспокоить, потом поднял глаза и увидел, как Джаред смотрел на него, приподняв бровь. У Дженсен внутри все сжалось.

Он почти забыл, что все было по-другому, что между ними сохранялась напряженность, натянутая словно аптечная резинка. Дженсен знал, что это его вина, это он сдерживался, не давая волю эмоциям, и он прикусил губу и взглянул на Джареда из-под ресниц.

Джаред повесил свое полотенце и сумочку с туалетными принадлежностями на плечо и взял Дженсен за руку. Его ладонь была теплой и гладкой, пальцы уверено переплелись с пальцами Дженсена. Тот сделал глубокий выдох и вышел из комнаты вслед за Джаредом.

Их шаги по покрытому ковром полу были практически не слышны. Лампочки в коридоре светили приглушенно, и стояла непривычная тишина – все спали в своих комнатах. Парни подошли к ванной комнате, Дженсен огляделся вокруг и, покраснев, повесил табличку на дверь.

Джаред открыл дверь и с поклоном пропустил Дженсена внутрь. Они включили свет – одна лампочка перегорела, но остальные освещали белый кафель теплым оранжевым светом. По одну сторону находились три крохотных душевых кабинки, и Дженсен вспомнил все те случаи, когда они втискивались внутрь, скользкие от мыла и подходящие друг другу словно кусочки паззла под струями воды.

Дженсен ничего не сказал, раздеваясь и чувствуя на себе взгляд Джареда – горячий и жадный – все время. Он с трудом сглотнул и зашел в среднюю кабинку, задергивая за собой шторку. Дженсену показалось, что он услышал, как Джаред разочарованно выдохнул, но, возможно, он просто это себе придумал.

Но когда он услышал стук, с которым Джаред положил вещи на стойку, шорох упавшей на пол одежды и сердитый звон колец на шторке, когда тот вошел в соседнюю кабинку, Дженсен понял, что был прав.

Они принимали душ в тишине, и Дженсен мог поклясться, что слышал, как вода бьет по коже Джареда, представлял, как она стекает по его идеальному телу. Он так близко, только несколько дюймов плитки отделяли их. У Дженсена была возможность преодолеть это расстояние, если бы он захотел, и, боже, он хотел. Но просто не мог. Пока еще нет.

Дженсен провел столько времени, думая о Джареде, что практически забыл помыться, и Джаред уже выключил душ, а у него все еще оставался шампунь на голове. Дженсен быстро промыл волосы и стал закручивать старые скрипящие краны, пока вода не прекратила течь, и он поежился от неожиданного холода.

Дженсен схватил свое полотенце с вешалки и быстро вытерся в кабинке, потом обернул его вокруг талии и вышел. Джаред стоял у зеркала в одних голубых пижамных штанах, волосы, высушенные полотенцем, торчали в разные стороны, и выкладывал бритву, крем для бритья и полотенце на столик у зеркала.

Дженсен тоже натянул пижамные штаны и бросил полотенце на пол, нервно прикусив губу.

– Позволь мне, – произнес Дженсен и только тогда понял, сколько времени они молчали. Джаред поймал его взгляд в зеркале и изящно приподнял бровь. Он повернулся, прислоняясь к столику, опустил глаза на опасную бритву, взял ее и повертел в пальцах, а потом передал ее Дженсену.

Дженсен взял ее твердой рукой, встречаясь взглядом с Джаредом и удивляясь доверию, которое тот к нему испытывал – кажется, Дженсен стал принимать это как должное. Он взял полотенце Джареда и наполнил раковину теплой водой, похлопал по столику, и Джаред запрыгнул туда, а Дженсен стал между его колен.

Он взглянул вверх, чтобы встретиться глазами с Джаредом – всегда более высоким, более сильным – и с трудом сглотнул. Глаза Джареда, большие и яркие, были полны эмоций. Тоска, терпеливость, любовь. Дженсен положил ладонь Джареду на щеку, проводя большим пальцем по колющейся щетине, и медленно наклонился, чтобы прижаться губами к коже под подбородком Джареда. Тот вздрогнул только от одного этого прикосновения, и Дженсен почувствовал себя практически могущественным. Он провел губами от уха до подбородка, чувствуя, как щетина обжигает чувствительную кожу.

Дженсен положил большой палец на крохотную ямочку на подбородке Джареда, чуть потянул, пока Джаред не приоткрыл губы, и прижался к ним своими губами – сначала к верхней, потом к нижней. Он обнял Джареда за шею, забыв о бритье и теряясь в ощущениях. Сильные руки Джареда лежали на его бедрах, и он лениво, медленно целовал Дженсена, постепенно усиливая интенсивность поцелуев, отчего тому хотелось разрыдаться.

Дженсен отстранился, когда дыхание сбилось, и прижался лбом к виску Джареда, потянувшись за кремом для бритья. Он вспенил его в ладонях и нанес на лицо Джареда, потом ополоснул руки, взял бритву, окунул ее в воду и нежно обхватил его подбородок.

– Сиди спокойно, – прошептал он, и глаза Джареда сверкнули, а потом потемнели. Он сидел неподвижно как статуя, и Дженсен наклонил его голову набок, проводя бритвой вниз по щеке, оставляя нежную как у младенца кожу. Потом повторил это с другой щекой и подбородком, целуя выбритую кожу, и капли крема прилипли к губам. Дженсен приподнял подбородок Джареда, наклоняя голову назад, осторожно проводя бритвой по его шее, по яремной вене и вниз.

Когда весь крем исчез, Дженсен наклонился, прижал губы к вене, чувствуя ими быстрый ритм, и положил бритву на стол. Он стал целовать и засасывать кожу в этом месте, держась руками за бедра Джареда. Тот был полностью возбужден, Дженсен чувствовал бедром, и, боже, он хотел дать это Джареду. Просто Дженсен оказался еще не готов – его держала какая-то невидимая раздражающая стена.

Поэтому Дженсен отстранился, взял полотенце и вытер лицо Джареда. Тот спрыгнул со стола и, выглядя очень неуверенно, прикусил блестящими белыми зубами нижнюю губу. Дженсен прочистил горло и взял свою сумочку, достал бритву и протянул ее Джареду, запрыгивая на место, которое тот только что освободил.

– Я следующий? – мягко спросил Дженсен, и Джаред взглянул на него так, словно он только что подарил ему целый мир.

– Конечно, Джен, – ответил Джаред, и их пальцы соприкоснулись, когда он взял бритву. Джаред, не торопясь, сперва мягко и нежно поцеловал Дженсена, касаясь языком его языка, а потом отстранился. Он приблизился к уху Дженсена и чуть царапнул мочку зубами:

– Я люблю тебя.

– Люблю тебя, – тут же отозвался Дженсен, и он имел это в виду больше, чем что-либо когда-нибудь сказанное им. Джаред нанес пену на его лицо, и Дженсен даже не стал закрывать глаза, когда Джаред провел острой бритвой по его коже.

Он знал, что Джаред никогда не сделает ему больно.

За день до начала каникул в честь Дня Благодарения Джаред решил, что он откладывал выполнение домашних заданий уже довольно долго. Ему надо было собрать сумки, но это могло подождать. Джаред взял все, что ему понадобится, и начал сочинять записку Дженсену. Конечно, именно тогда тот и вошел в комнату.

– О, привет, – сказал Джаред, кладя ручку, которой только что наполовину вывел немного кривое сердечко. – Что ты тут делаешь?

– Пару отменили. Видимо, у профессора уже начались каникулы, – сказал Дженсен, положив сумку на кровать, и, взглянув на Джареда, заметил сумку для фотоаппарата, висевшую у того на плече. – Куда-то собираешься?

– Ну, на улице прекрасная погода, – сказал Джаред, посмотрев в окно. – Мне надо сделать что-нибудь для фотопроекта, и я хотел съездить на поле до заката солнца.

– Поле возле наших домов? – спросил Дженсен, взглянув на часы. – С полевыми цветами?

– Именно оно, – ответил Джаред, прищелкнув пальцами. – Мне вроде надо яркие цвета в природе, – Джаред наморщил нос. – Моя тема гейская, очевидно, – Дженсен фыркнул, и Джаред улыбнулся.

– Хочешь, составлю компанию? – спросил Дженсен, глядя на Джареда из-под золотистых ресниц. Джаред широко улыбнулся, теребя ремень сумки. Он подошел к Дженсену и обнял его за плечи, наклоняясь, чтобы поцеловать в висок.

– Конечно, – ответил Джаред, беря Дженсена за руку и переплетая их пальцы вместе.

 

Поездка прошла в основном в тишине за исключением болтовни ни о чем, но это не была неловкая тишина. До поля они добрались примерно за час, и Джаред чуть покраснел, паркуя машину. В последний раз, когда они тут побывали, стояла жара и они трахались в кузове, потом еще и обгорели.

– Тебе, наверное, будет скучно, – предупредил Дженсена Джаред. Солнце еще стояло высоко, и он, прищурившись, взглянул на него, чтобы оценить освещение. Дженсен выпрыгнул из машины, провел рукой по волосам и засунул сигарету за ухо.

– Справлюсь, – ответил Дженсен, плюхаясь в высокую траву. – Иди делай фотографии красивых цветочков и бабочек, – добавил он, усмехаясь. Джаред показал ему средний палец и стал доставать фотоаппарат. Он услышал тихий щелчок зажигалки Дженсена и огляделся, пытаясь решить, с чего начать.

Прошло около часа, пока Джаред бродил по полю, снимая крупным планом разные цветы. Он сделал фото кроваво-красной божьей коровки на ярко-желтом лепестке дикого подсолнуха и решил, что это может быть его любимым снимком.

Джаред повернулся и взглянул на Дженсена, все еще сидящего в высокой траве и смотрящего куда-то вдаль. Его голубая майка контрастировала с яркой зеленью травы, волосы растрепало ветром, и легкая щетина украшала сильный подбородок. Кажется, Дженсен не заметил, как пристально смотрел на него Джаред, и сидел, чуть приоткрыв рот и словно зависнув.

Джаред припал к земле, становясь на одно колено, и поднес фотоаппарат к лицу. Он взял Дженсена крупным планом и улыбнулся, сделав несколько снимков. Потом подобрался чуть ближе, прежде чем Дженсен заметил его и широко распахнул глаза, а потом улыбнулся.

– Я не часть твоего проекта, – тихо произнес Дженсен, и Джаред сделал еще один снимок.

– А мог бы быть, – сказал Джаред, сглотнув с трудом и не решаясь опустить фотоаппарат. – Тут все дело в цветах, и никакой траве в мире не сравниться с твоими глазами, Джен.

Дженсен посмотрел на него, и их глаза встретились. Он был метрах в трех от Джареда, но тот видел его порозовевшие щеки. Джаред подошел поближе и стал на колени, когда между ними осталось около метра.

– Можно я тебя сфотографирую? – мягко спросил Джаред, и Дженсен повертел цветочный стебелек в пальцах.

– Ты никогда раньше не спрашивал, – произнес Дженсен, обрывая лепестки, которые опадали на землю ворохом розового и зеленого цвета.

– Я никогда так сильно не хотел, – ответил Джаред, и Дженсен взглянул на него. Потом едва заметно кивнул. Джаред облизнул губы и опять поднес фотоаппарат к лицу, наводя фокус, затем сделал несколько снимков. – Ляг на спину.

Дженсен выполнил просьбу и растянулся на примятой траве. Он повернул голову набок и положил одну руку на живот, закрывая глаза. Джаред фотографировал и фотографировал, подобравшись так близко, что практически сидел верхом на Дженсене. Он сделал снимки розовых губ Дженсена, его карамельных веснушек, темных ресниц крупным планом. Этих фотографий никто кроме него никогда не увидит.

– Открой глаза, – скомандовал Джаред. Дженсен так и сделал, от солнечного света зрачки немного расширились. Радужки были знакомого нефритового цвета с золотистыми крапинками, и он не моргал, когда щелкала камера. Дженсен пристально смотрел на Джареда, и его грудь тихо вздымалась. Джаред сел и протянул руку, чтобы обвести его пухлую нижнюю губу.

Дженсен схватил Джареда за запястье, сделав дрожащий вдох. Кончиком языка он коснулся подушечки пальца Джареда, и они оба вздрогнули. Джаред поднял фотоаппарат и сделал снимок губ Дженсена, обхватывающих кончик его пальца. Глаза Дженсен подернулись влагой, и Джаред положил камеру на траву.

Они смотрели друг на друга так долго, что казалось, прошли часы. Пальцы Дженсена впились в нежную кожу на запястье Джареда. Напряженность висела в воздухе словно резинка, которую растянули до предела, момент – и она лопнет.

Джаред рванулся вниз, с силой прижимаясь губами к губам Дженсена, сел верхом на его талию и прижал запястья к земле. Дженсен дернулся под ним, чтобы их бедра касались, и прикусил нижнюю губу Джареда.

Джаред отчаянно застонал, отпуская запястья Дженсена и хватая его за бедра. Он толкнулся вниз, и Дженсен уронил голову на мягкую землю, обхватывая Джареда ногами за талию.

Джаред укусил Дженсена за подбородок и стал тереться об него, широкими ладонями пригвоздив бедра к земле. Дженсен тихо постанывал с придыханием, крепко держась за плечи Джареда, подаваясь навстречу его толчкам.

Джаред чувствовал ногой член Дженсена – горячий словно раскаленное железо. Он хотел обхватить его ладонью, губами, но желание было слишком велико и неотложно. Все, что Джаред мог делать, это толкаться бедрами вниз, создавая достаточно трения, чтобы испытать наслаждение.

Они двигались вместе так, как будто танцевали – страстно и интимно. Они подходили друг другу идеально, большие пальцы Джареда идеально точно ложились на изгибы бедер Дженсена. Он прикусывал и засасывал кожу на шее Дженсена, так что лопались сосудики, и на коже проступали синяки, которые Джаред потом зализывал.

Дженсен вскрикнул, запуская одну руку во взъерошенные волосы Джареда, и потянул его к себе. Джаред заворчал, облизнул приоткрытые губы Дженсена и проник языком между ними.

Его мышцы напряглись, удовольствие словно ток пробежало по позвоночнику, прошло столько времени с того момента, когда он занимался этим. Джаред нажал большим пальцем на сосок Дженсена через тонкую майку, чуть царапнул его ногтем, потом двинул бедрам и сильнее толкнулся вниз, кладя свободную ладонь на щеку Дженсена.

Дженсен выгнулся дугой, впиваясь ногтями в кожу над поясом джинсов Джареда. Хриплым голосом он выкрикнул его имя и дернул бедрами, кончая, и у Джареда хватило силы взглянуть ему в лицо. Глаза у Дженсена распахнулись, зрачок расширился так, что вокруг него осталась только тонкая полоска зеленого.

Один только этот вид вызвал оргазм Джареда, и он впился пальцами в бедра Дженсена, сквозь зубы выдавив его имя. Они рухнули на землю, тяжело дыша друг другу в шеи.

После нескольких долгих секунд Дженсен начал смеяться.

Джаред испытал такое облегчение, услышав этот смех, что только через пару секунд осознал, что, вероятно, должен оскорбиться. Он поднял голову и вопрошающе приподнял бровь. Дженсен рассмеялся сильнее, закрыв одной ладонью рот, а другой махая в воздухе.

– Мы только что трахнулись на поле, не снимая одежды? – наконец выдавил он, смеясь. Джаред широко улыбнулся, стряхнув пряди волос с лица.

– Похоже, что так, – фыркнул Джаред, садясь и хватая фотоаппарат. – Дай мне сделать снимок «Я только что трахнулся в поле, не снимая одежды».

– Сфотографируй и умри, – ответил Дженсен, свирепо глядя на него. Джаред посмотрел на него через видоискатель.

– По крайней мере дай сфотографировать твои липкие джинсы, – поддразнил он, направляя фотоаппарат на пах Дженсена. Тот поднял ногу и пихнул Джареда в грудь, вставая с земли. Потом для пробы потряс ногой.

– Не могу поверить, что нам придется целый час ехать домой со спермой в трусах, – проныл Дженсен, и Джаред фыркнул, укладывая фотоаппарат.

Все было нормально, пока они не поехали обратно. Солнце садилось за горизонт, расписывая небо полосами темно-синего, багрового и золотого цвета. Картина представала великолепная, и машину заполнил мягкий теплый свет, озаряя Дженсена.

Но было слишком тихо. Это давало Дженсену время подумать.

В последнее время Дженсен часто уходил в себя, отгораживаясь от окружающего мира – от Джареда. создавалось впечатление, как будто ему сказали, что произойдет что-то ужасное, и он подготавливал себя. Словно у него не было ни шанса, и когда все кончится являлось только вопросом времени.

Джаред краем глаза взглянул на Дженсена и увидел, что тот апатично смотрит прямо вперед. В его глазах плескались страх и неуверенность. Дженсен все еще слишком сильно переживал о будущем, чтобы просто отпустить себя, просто быть счастливым. Казалось, он убежден, что однажды Джаред разобьет его сердце, и Джаред все-таки мог выдержать определенную степень неуверенности и недоверия.

В отношении всего, связанного с Дженсеном, Джаред имел терпение святого, так было всегда. Просто у него возникло ощущение, что единственная сила, державшая их вместе сейчас – это восемнадцать лет дружбы. Джаред буквально не имел понятия, как жить без Дженсена. Никогда еще не выдавалось дня, когда это казалось бы вероятным, а тем более правдоподобным развитием событий. Он просто не знал, как быть без Дженсена.

Если они не преодолеют растущую между ними пропасть, Джареду придется выяснить, каково это. И такая мысль пугала его больше, чем что бы то ни было.

Было больно понимать, что Дженсен возводит крепкие стены вокруг своего сердца, и Джаред не имел ни малейшего представления, как преодолеть их. Если так будет продолжаться, он не уверен, что когда-нибудь сможет достучаться до Дженсена.

Джаред увеличил громкость радио, нажал на педаль газа и продолжил ехать.



*тако – горячая свёрнутая маисовая лепёшка с начинкой из рубленого мяса, сыра, лука и бобов и острой подливой



Глава 7

Когда в пятницу Джаред вернулся с занятий, Дженсен находился в немного неловком положении.

Он сидел на полу по-турецки, подняв руки над головой. Позади стоял Миша и прижимал колено между его лопаток, вытягивая руки Дженсена вверх.

– Э, – произнес Джаред, приподняв бровь. Дженсен лишь таращился вперед со странной смесью раздражения и концентрации на лице. – Стоит ли мне вообще спрашивать?

– Миша открывает мне чакры, – ответил Дженсен не особо счастливым голосом. Миша наклонил его, так что Дженсен оказался согнут практически пополам, касаясь пола лбом.

– Вытяни руки вперед, – сказал Миша, и Дженсен повиновался, издав хриплый вздох. – Правильно. Делай глубокие очищающие вдохи, – Дженсен закатил глаза.

– Хорошо, – медленно произнес Джаред. – Но почему?

– У меня темная аура, – сказал Дженсен и взвизгнул, когда Миша пнул его по заднице.

– Я не говорил, что у тебя темная аура, – ответил Миша. – Я сказал, что ты выглядел чертовски напряженным, и это поможет тебе расслабиться.

– Бог свидетель, ему это нужно, – пробормотал Джаред, и Дженсен чуть не вздрогнул. Он четко понимал, что испытывал обычно безграничное терпение Джареда.

– Миша всего в паре шагов от того, чтобы стать психопатом, размахивающим топором, – сказал Дженсен, подвигаясь и растягиваясь еще больше. Он на самом деле чувствовал, как расслабляется, и крепко прижался лбом к полу. – Я подумал, что если это помогает ему успокоиться, то стоит попробовать.

– Йога – это причина, по которой я не психопат, размахивающий топором, – спокойно произнес Миша, кладя ладони Дженсену на поясницу и нажимая. Тот услышал, как что-то хрустнуло, ощущение было фантастическим.

– Самое страшное то, что я понятия не имею, шутишь ты или нет, – ответил Джаред. Он пристально смотрел на них с немного раздраженным выражением, и Дженсен решил, что, возможно, пора сбросить с себя Мишины руки и выпрямиться из позы кренделя.

– Кажется, как будто я шучу? – стоически спросил Миша, скользнув ладонями к плечам Дженсена и поднимая его в сидячее положение. Дженсен повел плечами и вздохнул.

Никогда не кажется, как будто ты шутишь, – парировал Джаред. – У тебя лицо словно из камня.

– О, – произнес Миша, прижимая большие пальцы к впадинам за ушами Дженсена, отчего тот застонал. – Я шутил.

– Приятно это узнать, – сказал Джаред. Миша похлопал Дженсена по плечу и отступил. Дженсен встал и отряхнул колени, прежде чем подойти к Джареду и нежно поцеловать его. Джаред выдохнул и прижался губами к брови Дженсена.

– Вы, парни, уезжаете, да? – спросил Миша. – Могу сразу выписать вас, пока я здесь.

– Я готов, – сказал Джаред, бросая свой рюкзак на небольшую спортивную сумку в ногах кровати. Он невозмутимо взглянул на Дженсена. – Мы едем в разных машинах?

– Нет, – ответил Дженсен, недоуменно нахмурив брови. – Зачем?

– Не знаю. Мы просто не говорили об этом. И я предположил, – произнес Джаред, и Дженсен положил ладонь ему на бедро, проводя большим пальцем по косточке. Он не мог выносить того, что знал, Джаред расстроен, ненавидел себя, потому что сам являлся причиной. Но Дженсен ничего не мог поделать в данный момент. Его сердце сейчас было слишком уязвимо и ранимо, он никому не мог доверить его, даже Джареду. В особенности Джареду.

– Если хочешь, мы можем так сделать, – неуверенно сказал Дженсен. – Или я могу быть за рулем.

– Я поеду с тобой, – ответил Джаред, протягивая руку, чтобы схватить Дженсена за пояс джинсов. Дженсен нежно поцеловал его, желая, чтобы было не так заметно, что он сдерживается.

– Жутко не хочется прерывать фестиваль любви, но у меня целый этаж детей, которых надо выписать, – сказал Миша, приподняв бровь. – Может, вы бы уже двинули в дорогу?

Дженсен обернулся и встретил довольный взгляд Миши. Джаред скользнул пальцами по тонкой коже на бедре, и Дженсену захотелось, чтобы от этого прикосновения его бросало в жар, а не холод.


Из-за пятничного вечернего движения у них ушло больше времени, чем обычно, чтобы добраться домой.

Дженсен выстукивал нервную дробь на руле, поворачивая в их квартал, он прикусил губу и краем глаза взглянул на Джареда. Тот, ссутулившись, прижимался к двери, и рассеянно смотрел в окно.

Привычная энергичность Джареда исчезла, и Дженсен знал, что он виноват в этом.

– Ты хочешь зайти поздороваться с моей мамой? – спросил Дженсен, когда они подъехали к его дому, и он заметил машину мамы у гаража. – А потом я отвезу тебя домой?

– Конечно, – ответил Джаред, выпрямляясь и прижимая ладони к глазам. Он выглядел уставшим и раздраженным. После того, что случилось вчера на поле, Дженсен закрылся еще больше, и Джаред даже не знал, почему.

Дженсен считал, что эти каникулы пойдут им на пользу. Он сможет провести время в своем доме со своей семьей и расслабиться. «Перезарядиться». И потом все будет хорошо. Он надеялся, во всяком случае.

Но, конечно, Дженсен был в курсе, что случается, когда заранее загадываешь…

Когда они вошли в гостиную, Донна спрыгнула с дивана и так крепко обняла Дженсена, что тот выдохнул практически со свистом, и обнял ее в ответ.

– Мама, – с трудом выдавил он, бросив взгляд на Джареда. – Не могу дышать. Ребра трещат.

– Прости, – ответила она, отстраняясь. И тогда Дженсен заметил, какой расстроенной она выглядела, глаза блестели, губы были плотно сжаты.

– Что случилось? – спросил Дженсен, наклоняя голову набок. Донна провела рукой по волосам и печально взглянула на него.

– Дженни, твои дедушка и бабушка приезжают сегодня, чтобы отпраздновать День Благодарения, – произнесла она тоном полным сожаления. Дженсен несколько раз недоуменно моргнул.

– Так это же хорошо, мам, – ответил он, погладив ее по плечу. – Я разговаривал с бабушкой по телефону пару недель назад, и она не упоминала об этом.

– Нет…не мои родители, – сказала Донна, делая вдох. – Родители твоего отца.

Дженсен опустил руку и моргнул, внутри все неприятно сжалось. Он сглотнул, ощущая кислый привкус во рту, и кивнул. Дженсен почувствовал, как Джаред тут же положил руку ему на плечо, и неосознанно шагнул ближе к нему.

– О, – только и смог он произнести.

– Прости, Дженни, – сказала Донна с подавленным видом. – Это случилось в последнюю минуту. Я пыталась убедить их поехать к твоему дяде, но они настояли. Они не видели Алана и детей несколько лет…

– Нормальных детей, – тихо произнес Дженсен, чувствуя холод, хотя в комнате было тепло. – Не меня.

– Прости, – повторила она. – Ты же знаешь, я не хочу, чтобы они были тут, малыш. После того, как они поступили с тобой.

– Мам, все нормально, – сказал Дженсен, вымученно улыбаясь. Он чувствовал теплую и сильную ладонь Джареда между лопаток. – Они все еще часть семьи, несмотря на то, как сильно хотят, чтобы я в нее не входил.

Казалось, Донна вот-вот расплачется, и это расстраивало Дженсена больше, чем что бы то ни было.

– Мам, пожалуйста, не расстраивайся, – умоляюще произнес он. – Это не твоя вина.

– Я уже поговорила с Шерри, – сказала Донна, отметая все попытки Дженсена сделать так, чтобы она почувствовала себя лучше. – Она сказала, ты можешь остаться там. Я не хочу прогонять тебя из твоего собственного дома, малыш. Но думаю, так будет лучше. Твой отец поехал забирать их из аэропорта.

– Конечно, – ответил Дженсен, переступив с ноги на ногу. – Все нормально.

– Мне так жаль, – опять сказала она. – Я хочу, чтобы ты был с семьей, Дженсен.

– Он и будет с семьей, мам, – сказал ей Джаред, и это было первое, что он произнес с момента, когда они приехали. Он запустил пальцы в волосы Дженсена, чуть царапнув кожу головы ногтями. Дженсен сразу же почувствовал себя увереннее, спокойнее. – Мы тоже его семья.

 

Дженсен с возросшей признательностью подумал о том, что Джаред согласился не рассказывать их родителям о ссоре. Донне не нужен был еще один повод для волнения, когда дед и бабка Дженсена, бывшие жуткими гомофобами, собирались приехать в гости. Они отказались от него, когда Дженсен признался, что он – гей, выбросили его из своей жизни, словно его никогда не существовало.

У Дженсена было три года, чтобы свыкнуться с этим. Он довольно быстро осознал, что на фоне стольких людей, любящих его таким, какой он есть, два человека, отказывающихся его любить, в конечном счете ничего не значат. Но все же Дженсена задевало, когда Джош и Мак получали поздравления с днем рождения и подарки на Рождество, а он – нет.

Тем не менее Джош и Мак никогда их не открывали. Они отказывались, пытаясь поддержать Дженсена любым способом. Он даже не знал, как ему отблагодарить их за это. Дженсен сомневался, что его брат и сестра будут рады присутствию бабушки и дедушки.

– Я знаю, что вы – семья, – сказала Донна, вырывая Дженсена из мыслей. – Ты позаботишься о нем.

– Всегда, – ответил Джаред, обнимая Дженсена за талию. Дженсен буквально растаял, прижимаясь к нему – он не мог не вспомнить, как Джаред был рядом, когда произошел разрыв и дедушка, который учил его в Техасе, как ездить на лошади, сказал, что его внук не может быть грязным педиком.

То, как сильно он любил Джареда, до сих пор удивляло Дженсена, особенно, когда он осознавал, как долго это длилось.

– Ну мы пойдем, – вдруг произнес Дженсен, ему хотелось уйти до того, как отец со своими родителями вернется из аэропорта. Он выскользнул из-под руки Джареда и обнял маму, погладив ее по спине. – Не грусти, хорошо? Я уже не переживаю по этому поводу. Мне просто будет вас не хватать.

– Я ненавижу, как все вышло, – сказала Донна, отодвигаясь, чтобы взглянуть на него. – Здесь должен быть ты. А не они.

– Я буду совсем недалеко, на этой же улице, – пообещал Дженсен. – С людьми, которые меня любят.

– Хорошо, – произнесла Донна, не выглядя счастливой. Она убрала челку Дженсена в сторону и поцеловала его в лоб. Потом обняла Джареда, поднимаясь на носочки, чтобы обхватить его за шею. – Вы, двое, ведите себя хорошо.

Дженсен улыбнулся ей в утешение, когда они выходили. Он молчал, пока они с Джаредом шли к машине, и даже не сразу понял, что пристально смотрит на окно своей спальни, пока Джаред не положил руку ему на колено.

– Ты в порядке, Джен? – спросил Джаред, и, повернувшись, Дженсен столкнулся с его встревоженным взглядом. Он выдавил улыбку и кивнул. – Не думай о них, хорошо?

– Уже забыл, – ответил Дженсен. Джаред прикусил губу и опустил глаза.

– Я надеюсь, ты не против, чтобы остаться со мной? – спросил он, и неуверенность в его голосе разбивала сердце Дженсена.

– Конечно, не против, – сказал Дженсен. Он взял ладонь Джареда в руки и нежно сжал. – Я не знаю, благодарил ли тебя. За, ну в общем…за то, что ты был рядом тогда. То время было не самым простым в моей жизни.

– Не стоит благодарности, – просто ответил Джаред, и Дженсен наклонился, чтобы прижаться губами к его губам. Ему даже захотелось, чтобы его бабка и дед увидели их сейчас.

Пошли они оба, если думают, что такая любовь может быть неправильной и порочной.


Джаред занервничал, когда они вошли в в прихожую. Если у Эклзов дома была только Донна, то у Падалеки в доме все гудело.

Мак и Меган бросились на парней, как только те вошли, чуть не опрокинув Джареда на пол. Но он все-таки упал, когда на него прыгнул пес и поставил огромные лапы на грудь, с энтузиазмом облизывая лицо Джареда.

– Тише, мальчик, – рассмеялся Дженсен, стаскивая радостного лабрадора с груди Джареда.

– Я до сих пор не могу поверить в то, что ты дождалась, пока я уеду, чтобы перерасти свою детскую аллергию, – сказал Джаред Меган, протягивая руку, чтобы почесать Рауди за ухом. – Ты знаешь, как сильно я хотел собаку?

– Ну, мама не хотела заботиться сразу о двух сверхактивных щенках, – поддразнила его Меган, и Джаред показал ей язык. Из кухни вышла Шерри и, переступив через Джареда, обняла Дженсена, очень удивив того.

– Значит, ты остаешься у нас? – спросила Шерри, отстраняясь, и Дженсен притворился, что не заметил жалости в ее глазах.

– Да, – ответил Дженсен. – Я потребую первоклассное обслуживание, завтрак в постель, и будить меня не раньше двенадцати дня.

– Конечно, – рассмеялась Шерри. Джаред поднялся с пола. – Ты не гость в этом доме, Дженни.

– Ой, я прямо чувствую ваше радушие, – сухо произнес Дженсен, но улыбнулся ей с благодарностью.

– Я знаю, что Дженсен симпатичнее меня, – сказал Джаред, стоя позади мамы. – Но, может, меня тоже обнимут?

– Наверное, – ответила Шерри, притягивая Джареда к себе. – Мы заполучили парней-приколистов на целую неделю!

– Аллитерация, – произнес Джаред, прижимаясь к маминому плечу. – Мило.

– Эй, Мак, – сказал Дженсен, обхватывая сестру поперек плеч. – Ты не могла бы пойти домой и побыть с мамой? Пожалуйста.

– Я не хочу находиться там с ними, – ответила Мак, поднимая на него умоляющие глаза. Дженсен потянул ее за хвост, а потом погладил по спине.

– Я знаю, малыш, – сказал Дженсен, обменявшись взглядом с Джаредом. – Но это не ее вина. И со мной все хорошо, ясно? Не беспокойся об этом.

– Я пойду с тобой, – тут же предложила Меган, подходя к своей лучшей подруге. – Мы с тобой будем целоваться прямо у них на глазах.

– Пожалуйста, не надо целоваться перед престарелыми техасцами, – сказал Дженсен, подталкивая их обеих к двери.

– Хорошо, но я точно включу Кэти Пери на полную громкость, – произнесла Мак и чуть потрясла бедрами. Дженсен лишь закатил глаза.

Идите!


На следующий день парни решили побыть замечательными старшими братьями и повели сестер в торговый центр – по абсолютно неведомой им причине.

Торговый центр в субботу днем был, пожалуй, самым нелюбимым местом в мире для Дженсена, но он гордился тем, что считал себя превосходным старшим братом. Поэтому он заходил с Мак и Меган во все магазины, которые им хотелось, пока остальные парни решили вести себя по-свински, отвисая в закусочной.

Дженсен купил девчонкам блестящие побрякушки в «Claire’s»1, а потом направил их к «Wetzel’s Pretzels»2. Он плюхнулся рядом с Джаредом, устало застонав, и перегнулся через него, чтобы стащить кренделек с подноса.

– Спасибо, Дженсен, – сказала Меган и щелкнула Джареда по уху, садясь на стул. Джаред подпрыгнул и потер голову.

– Дженсен – более хороший брат, чем я, – просто произнес Джаред. – Я думал, это было убедительно доказано.

– Дженсен – более хороший брат, чем вы все, – парировала Мак, вытаскивая заколку для волос из фиолетового фирменного пакета, и тут же нацепила ее.

– Вместе взятые, – добавила Меган, наклоняясь, чтобы поправить заколку Мак.

– Ай! – произнес Джош, вздрагивая, и положил руку на сердце.

– Плевать. Лично я переживу, – сказал Джефф, макая кренделек в горчицу, прежде чем засунуть его в рот. – Дженсен идеален практически во всем.

– Я сейчас запихну свою идеальную ногу тебе в задницу, – с угрозой произнес Дженсен.

– Тихо, тихо, не хотелось бы, чтобы Джаред начал ревновать, – ответил Джефф, и Джаред так сильно засмеялся, что чуть не поперхнулся кусочком кренделька.

– Ты отвратителен! – взвизгнула Меган, швыряя скомканную в шарик салфетку в лицо Джеффа. – Вы же, парни, этим не занимаетесь на самом деле, да?

– Мэг! – прикрикнул Джаред, а Дженсен закрыл лицо ладонями.

– Ладно, – произнес Дженсен, когда наконец перестал прятаться. – Как там дела дома?

– О боже, чувак, – простонал Джош. – Тебе так повезло, что от тебя отказались.

– Ух ты, Джош, – с издевкой произнесла Мак, сердито глядя на старшего брата. – Попробуй быть еще более бесчувственным, вдруг получится.

– Что? Это правда! – воскликнул Джош. – Все отстойно. Они все время говорят, что я должен приехать этим летом на ранчо. Потому что, конечно, именно так я и хочу провести последнее лето перед учебой в аспирантуре. Работая на чертовом ранчо в Техасе и живя со своими закоснелыми бабкой и дедом? Нет уж, спасибо.

– Они и меня пригласили приехать! – добавила Мак, закатив глаза. – Как будто мне хочется проводить время, тусуясь с деревенщинами, жующими табак и объезжающими быков. Я сказала им, что не могу, потому что ты и твой бойфренд берете меня в Сан-Франциско на гей-парад.

– Ты думаешь, она шутит, но это совсем не так! – рассмеялся Джош, стукнув кулаком по столу. – Она сказала это прямо за обеденным столом. Я думал, у деда голова взорвется. Самое смешное, что я видел в своей жизни, чувак.

– Так, во-первых, – сказал Дженсен, бросая взгляд на Мак, – нам с тобой надо поговорить о стереотипах. А во-вторых, не начинай этого с ними, понятно? И я ни за что не возьму тебя на гей-парад.

– Хорошо! – воскликнула Мак, надув губы и ссутулившись. Джаред тихо фыркнул, но улыбка исчезла с его лица, когда он посмотрела куда-то Дженсену за плечо. У него чуть расширились глаза, и Дженсен тут же обернулся, чтобы узнать, что же так взволновало Джареда.

 

Алексис Бледел – девушка, с которой у Джареда были самые серьезные отношения до Дженсена, шла к ним с удивленной улыбкой. У Дженсена все внутри оборвалось.

Они не видели и не слышали Алексис с того лета, когда она бросила Джареда, а потом через несколько недель уехала в Колумбию. Она заслужила прочную позицию в списке людей, которых Дженсен предпочел бы больше никогда не видеть, так что, конечно, теперь она внезапно появилась, когда отношения между ним и Джаредом были так напряжены, что Дженсен буквально тонул в этом ощущении.

– О, привет! – произнесла Алексис, когда подошла к ним. Она выглядела замечательно – яркие голубые глаза, бледная кожа. Джаред, будучи самим собой, встал, чтобы обнять ее. Это были неловкие объятия, и он постарался скрыть, насколько поражен, когда Алексис поцеловала его в щеку. Дженсен прищурил глаза, но Джаред так нервничал, что Дженсен попытался оставить в стороне давнюю неприязнь.

– Привет, Дженсен! – проворковала она, похлопав его по плечу. Дженсен моргнул. Никогда в школе Алексис так тепло с ним не здоровалась. Это сбило его с толку. – Так классно встретиться с вами, – с искренней улыбкой произнесла она, кивая всем остальным. Джаред опять сел рядом с Дженсеном, придвигаясь на стуле как можно ближе. Алексис ласково им улыбнулась, наклоняя голову набок, и ее каштановые волосы упали на одно плечо.

– Слышала новости, – сказала она, помахав им наманикюренным пальцем. – Поздравляю!

– Э, да, – беспокойно ответил Джаред, обменявшись взглядом с Дженсеном. Он взял Дженсена за руку и крепко сжал, словно думал, что тот вырвется. Алексис выглядела счастливой, и Дженсену стало интересно, что могло случиться со злобной снежной королевой, которая ходила с ними в одну школу. – Мы вместе вот уже полгода.

– Ты хочешь сказать, что еще целый год после того, как я тебя бросила из-за твоей влюбленности в Дженсена, ушел на то, чтобы ты наконец понял, что на самом деле любишь его? – усмехаясь, спросила Алексис. В ее голосе не было злобы, только шутливое поддразнивание. Дженсен шире распахнул глаза и моргнул. Он не знал, что являлся причиной, по которой Алексис порвала с Джаредом. – Боже, Джаред. Никогда бы не подумала, что до тебя так долго доходит.

– Ты могла бы мне сказать, почему бросила меня, – ответил Джаред, и Алексис тихо фыркнула.

– Да, только тогда я была не в особо радушном настроении, – признала она, глядя в сторону Дженсена с извиняющейся улыбкой. Он не ответил, слишком занятый подсчетами, когда понял, что они с Джаредом расстались на их годовщину – полгода. Дженсен крепче сжал ладонь Джареда. – Только через какое-то время я поняла, что судьбу не победить. И точно нельзя подделать «химию» в отношениях. Я тогда не хотела этого признавать, но теперь у меня проблем с этим нет. Вы двое просто подходите друг другу.

– Вы посмотрите, такие глубокие мысли в закусочной, – произнес Джаред, обнимая Дженсена за плечи и притягивая к себе. Дженсен взглянул на Алексис и в первый раз на своей памяти тепло ей улыбнулся.

Алексис лишь кивнула им и подошла к Мак и Меган, которые с интересом разглядывали ее пакеты с покупками.

– Привет, девочки, давно не виделись, – приветливо произнесла она. – Я собиралась сходить в «Sephora»3, хотите со мной?

– Еще бы! – в унисон воскликнули те, поднимаясь. Джаред сказал им не выключать телефоны и попрощался с Алексис, впившись пальцами в грудь Дженсена.

– А почему мне помнится, что она была той еще стервой? – спросил Джефф, когда девушки ушли, и слизнул горчицу с губ.

– Она значительно успокоилась, – сказал Джаред, положив подбородок Дженсену на плечо. Тот изо всех сил постарался расслабиться в объятиях Джареда.

– Хм, – ответил Джефф и повернулся к Джошу. – Так что там у тебя с Сэнди? Она уже дала потрогать свои прелести?

– Чувак, у нас было только два свидания, – сказал Джош, бросая на Джеффа взгляд, который говорил, что тому должно быть стыдно. Джефф лишь закатил глаза.

– Это ровно на два свидания больше, чем тебе требуется, чтобы затащить девчонку в койку, – ответил Джефф.

– Сэнди не такая, – встрял Дженсен. – И нечего говорить о ее прелестях, козел.

– С ней все по-другому, – мягко произнес Джош, и Дженсен с удивлением заметил, как тот покраснел. Джош начал рассказывать об их последнем свидании, и Дженсен знал, что должен слушать, но его мысли блуждали, не давая сосредоточиться.

Он опустил взгляд на ладонь Джареда – теплую и сильную, лежавшую на его груди. Люди постоянно бросались словами, которые предположительно описывали их – судьба, предназначение, должны быть вместе.

Если это правда, то все должно быть просто, не так ли? Если им действительно предопределено быть вместе, почему он так боялся?

Дженсен наклонился вперед, ставя локти на стол. Кожу покалывало там, где лежала ладонь Джареда. Он не думал, что сможет пережить потерю Джареда, но, кажется, не мог не отталкивать его.


В воскресенье Джаред практически не видел Дженсена.

Тот ушел утром, прежде чем Джаред проснулся, на игру в лакросс, которую они с парнями из его старой команды планировали с октября. При обычных обстоятельствах Джаред бы пошел с ним, посидел у кромки поля, наблюдая за Дженсеном и горюя по поводу собственного отсутствия координации. Но сейчас он не думал об этом. Проснувшись, Джаред не нашел энергии даже расстроиться, оттого что Дженсен не разбудил его, чтобы поцеловать перед уходом.

Большую часть утра он пробездельничал, поедая хлопья и смотря мультики с Меган. Потом Джаред вывел Рауди на пробежку. Он давненько этого не делал, и было приятно почувствовать, как кровь быстрее бежала по телу. Майка промокла от пота довольно быстро, даже несмотря на прохладный воздух. Ноги горели, но Джаред только двигался быстрее, ощущая, как напряжение и стресс оставляют его с каждым вздохом.

Рауди загавкал, когда они оказались рядом с парком, в котором проходила игра, и Джаред замедлил бег. Он тут же узнал Дженсена, потому что тот был в своем старом спортивном свитере. Дженсен играл жестко, врезался в других и сам падал на землю дважды за то короткое время, пока Джаред наблюдал. Он слишком сильно выкладывался, вымещая всю свою агрессию на игре.

Джаред сделал глубокий вдох и потянул поводок Рауди, направляя его в противоположную сторону.

К тому времени, когда Дженсен вернулся, Джаред уже принял душ и переоделся, а теперь сидел в своей комнате с ноутбуком и бродил по сети. Он поднял голову, когда Дженсен вошел – потный, с покрасневшим лицом, все еще тяжело дыша от физической нагрузки. Волосы у него были взъерошены, мокрые пряди торчали во все стороны, а на коже остались грязные полосы.

– Привет, – сказал Дженсен и стащил майку. Он понюхал ее и, наморщив нос, бросил майку в угол комнаты. Член Джареда необъяснимым образом отреагировал на это.

– Привет, – ответил Джаред, и его глаза тут же оказались прикованы к тонкой талии Дженсена. Контуры мышц блестели под потной кожей, и Джаред прикусил губу, когда Дженсен неосознанно провел пальцами по татуировке. Он поднял взгляд и увидел, что на него пристально смотрят глаза с поволокой. Джаред скатился с кровати, прошмыгнул мимо Дженсена и с трудом сглотнул, спускаясь вниз по лестнице. На нижней ступеньке он остановился, задержав дыхание, пока не услышал, как включился душ.

Его отец надевал куртку, и Джаред пошел с ним поменять масло в машине, лишь бы иметь повод выйти из дома.

Это заняло у них несколько часов, потому что потом позвонила мама и продиктовала список покупок. Уже стемнело, когда Джаред с отцом вернулись. Дженсена нигде не было видно.

Джаред еще никогда так неловко себя не чувствовал. Сколько он себя помнил, со дня его рождения, Дженсен находился рядом. Он был якорем для Джареда, плечом, на котором можно поплакать, тем, на кого можно опереться. Он уравновешивал Джареда, с Дженсеном рядом для Джареда не существовало проблем, которых нельзя решить.

Но теперь проблемой был сам Дженсен, и Джаред запутался. Он словно погружался все глубже и глубже и не знал, сколько еще продержится на плаву. Кто-то должен был уступить.

Когда он набрал номер Дженсена, телефон громко и резко зазвонил на прикроватной тумбочке, и Джаред вздохнул. Он надел куртку и спустился вниз к маме на кухню.

– Привет, мам, – произнес он, прикусывая нижнюю губу. – Ты не знаешь, куда пошел Дженсен?

– Не знаю, – ответила Шерри. – Он просто сказал, что сходит прогуляться, – она несколько секунд смотрела на него, обеспокоенно нахмурив брови. – У вас все в порядке?

– Я не уверен, – сказал Джаред, и правдивость этих слов оказалась словно удар под дых. – Пойду найду его.

Джаред отвернулся от мамы, прежде чем она могла с сочувствием взглянуть на него, и вышел в ночную прохладу.

 

Найти Дженсена в его нынешнем состоянии оказалось совсем несложно.

На улице было довольно прохладно, и Джаред полностью застегнул крутку, жалея, что не обул чего-то посущественнее шлепок. За короткое время, идя к парку, Джаред довел себя до тихой паники. Дженсен вел себя очень отстраненно с того момента, как они помирились, с каждым днем все больше уходя в себя. Джаред говорил себе, что даст Дженсену время, что подождет столько, сколько понадобится, чтобы все опять встало на свои места. Но все только ухудшилось, когда они приехали домой. Джаред знал, во многом это связано с тем, что Дженсен не мог даже побыть у себя дома и пообщаться с семьей из-за деда и бабки гомофобов, но по большей части это была неловкость в отношениях между ними, которая до сих пор не исчезла.

Оттого что он не знал, в каком состоянии их с Дженсеном отношения, Джаред чувствовал себя ужасно, словно не мог расслабиться. Он боялся, что это ощущение никогда не пройдет.

Все с Дженсеном должно быть просто. Они предназначены друг для друга. Почему тогда это так сложно? А что еще более важно, какого черта Дженсен просто не смирится и наконец перестанет мучиться из-за того, что его так волнует? Джаред нигде не поступил неправильно, и ему уже начинало надоедать чувство, словно его за что-то наказывают.

Дженсен был в парке, как Джаред и ожидал. Он сидел на качелях, цепи тихо скрипели, когда он лениво качался взад-вперед, так что носки кроссовок волочились по сырому песку. Оранжевый кончик зажженой сигареты ярко выделялся на фоне темного неба. Джаред по непонятной причине занервничал, подходя ближе, вдруг не чувствуя уверенности, что Дженсен захочет его видеть. Он никогда не задавался этим вопросом раньше, и вдруг горло перехватило.

Джаред остановился в паре футов перед Дженсеном и тихо прочистил горло. Дженсен взглянул на него, прижимаясь виском к руке, которой держался за цепь на качелях. Он выглядел измученным, утомленным, дошедшим до предела, но все равно улыбнулся Джареду. От этого Джареду стало чуть лучше, даже если это было слабое подобие обычно широкой улыбки Дженсена.

– Привет, – тихо произнес Джаред, ненавидя то, как зажато себя чувствовал. Они помирились. У них все должно быть в порядке, но ощущения такого не возникало. Дженсен ничего не ответил, только кивнул и глубоко затянулся. Джаред наблюдал, как он запрокинул голову и выдохнул дым в небо, смотрел на изгиб шеи и сжатые губы. Дальше эту тишину Джаред выдержать не мог. Комок в горле словно стал больше, и он попытался сглотнуть. – Э, я…увидимся дома, я думаю.

– Джаред, подожди, – сказал Дженсен, когда тот стал поворачиваться. Он опять взглянул на Дженсена, который слабо улыбнулся и показал на качели рядом с ним. Джаред сделал глубокий вдох и сел на них, мертвой хваткой держась за цепи. Дженсен кивнул и опять затянулся. Джаред вспомнил об их несчетных походах в этот парк, когда они были детьми, и ничего не имело значения. В последний раз они встретились здесь всего несколько коротких недель назад, когда не могли заснуть без поцелуя на ночь. Джаред бы все отдал, чтобы вернуться к этому.

– В последнее время ты словно ходил на цыпочках вокруг меня, – печально произнес Дженсен, стряхивая пепел на песок под ногами. Джаред дернул плечом и запустил ладонь в волосы.

– У меня ощущение, что я должен так себя вести, – честно ответил он, и Дженсен кивнул.

– Нет, не должен, – сказал он, катая сигарету между большим и указательным пальцем. Немного пепла упало на потертую коленку джинсов, и Дженсен смахнул его.

– Я знаю, – после этого воцарилась тишина. Дженсен несколько раз открыл, а потом закрыл рот, словно готовясь сказать что-то.

– Я думал, – наконец произнес Дженсен, зарываясь носком кроссовка в песок. У Джареда сердце подскочило к горлу. – О взрослении и переменах. Все же меняется, да?

– Не мы, – тихим голосом полным отчаяния сказал Джаред. – Не это.

– Ты уверен? – печально улыбаясь, спросил Дженсен. Джаред почувствовал, как глаза защипало от подступивших слез, он был готов стать на колени, ползать и умолять Дженсена не разрушать этого.

– Я никогда и ни в чем не был так сильно уверен, – с жаром ответил Джаред, едва удержавшись, чтобы не протянуть руку и коснуться Дженсена, поцеловать его и заставить понять. – Послушай, Дженсен. Я знаю, что я все испортил.

– Нет, – сказал Дженсен, нахмурив брови, стряхнул пепел с сигареты. – Это ее вина.

– Ну, да, – произнес Джаред, – но я не должен был пускать ее в нашу комнату. Раз уж на то пошло, я не должен был затевать ту ссору с тобой.

– Я не хочу больше говорить об этой чуши, – сказал Дженсен, потушив сигарету о песок, и тут же закурил следующую. Джаред хотел попросить его притормозить с курением, вообще перестать, но для этого нужно место и время, и оно точно наступило не сейчас. – Я хочу, чтобы это осталось позади.

– Я тоже, – быстро откликнулся Джаред, смотря на Дженсена блестящими глазами. Тот выглядел потрясающе красивым в лунном свете, и Джаред задался вопросом, наступит ли такой день, когда при взгляде на Дженсена у него не будет перехватывать дыхание. Вряд ли.

– Ты как-то сказал мне, что никогда не перерастешь меня, – произнес Дженсен, его голос чуть дрогнул, и у Джареда защемило сердце. – Ты помнишь это?

– Помню, – ответил Джаред, думая о том сонном разговоре в машине где-то посреди длинного шоссе. Они тогда разговаривали о взрослении. Дженсен опять глубоко затянулся.

– Ты обещаешь? – прошептал Дженсен, судорожно сглотнув, и открыл глаза.

Дженсен наконец посмотрел на Джареда, глаза блестели в неярком свете луны. Джаред сорвался с качели, чуть не поскользнувшись на песке, когда стал перед Дженсеном, схватил его за руки и поднял. Дженсен уронил сигарету, и Джаред вдавил ее в песок.

– Обещаю, – ответил Джаред, кладя ладони Дженсену на щеки и проводя большими пальцами под его глазами. – Я клянусь тебе, независимо от того, как сильно я изменюсь, ты мне всегда будешь нужен. Не будет и дня, чтобы я не был влюблен в тебя, Дженсен. Ни в этой жизни, ни в другой. Клянусь.

– Я верю тебе, – сказал Дженсен, и у него по щеке скатилась слеза. Джаред быстро стер ее, тихо всхлипнув от облегчения. В этом предложении было столько всего, скорее оно звучало не как «Я верю тебе», а «Я верю в тебя, в это, в нас. Навсегда». – Я так сильно тебя люблю.

Джаред едва мог дышать, так он был счастлив. Он прижался губами к губам Дженсена в нежном поцелуе, крепко обнимая его. Дженсен тут же стал выглядеть более живым, словно огромный груз упал с его плеч. Глаза у него заблестели, и он наконец улыбнулся.

– Я тоже люблю тебя, – сказал Джаред, целуя Дженсена в переносицу, а потом под каждым глазом. – У нас все будет хорошо?

– Да, – кивнул Дженсен, прижимаясь улыбающимися губами к шее Джареда.

– Ты будешь рядом? – прошептал Джаред ему в волосы, положив ладони Дженсену на поясницу.

– Столько, сколько тебе захочется, чтобы я был рядом, – сказал Дженсен, и от этих слов Джареду стало тепло. Он чуть отодвинулся и посмотрел Дженсену в глаза, радуясь тому, какими живыми они были.

– Значит, навсегда, – просто сказал Джаред. Он никогда не был ни в чем уверен больше, чем в этом, ни разу за всю свою жизнь.

Дженсен моргнул и широко улыбнулся – ярко и лучисто. Именно по этой улыбке Джаред и тосковал, от нее у него подкашивались колени, а сердце начинало чаще стучать в груди.

– Я в состоянии с этим смириться.


Дженсен испытывал эйфорию. Он не мог перестать смеяться, пока Джаред вел его спиной вперед через детскую площадку, тихие довольные звук вырывались у него, прежде чем Дженсен мог заглушить их. Но он не хотел заглушать их.

Они продолжали пытаться одновременно целоваться и идти, наступая друг другу на ноги и чуть не падая. В конце концов Джаред просто подхватил Дженсена под задницу и поднял его, чуть крякнув от натуги, и понес его к горке. Дженсен целовал его шею, проводил ладонями по мускулам, бугрящимся на руках. Ему нравилось то, что Джареду хватало силы, чтобы нести его, держать на весу.

Джаред посадил Дженсена на нижний край горки и залез на него, так что бедра Дженсена оказались между его колен, а сам он был прижат к ярко-оранжевому фибергласу. Дженсен откинулся на горку, зашипев, когда кожа коснулась холодного пластика. Но он недолго чувствовал прохладу, потому что Джаред накрыл его собой как одеялом, зарываясь длинными пальцами в волосы и опять прижимаясь губами к губам.

Дженсен тихонько застонал, скользнув ладонями по бокам Джареда к его узким бедрам, забираясь большими пальцами под тонкую майку.

Дженсен не понимал, почему был таким глупым, почему позволял себе думать, что это никогда не сможет продлиться долго. По тому, как Джаред смотрел на него с истинной любовью и преданностью, ясно, что то, что у них есть – навсегда. Дженсен не мог поверить, что причинил Джареду столько лишней боли.

– Джей, прости меня, – выдохнул он, но Джаред заставил его замолчать поцелуем. Дженсен не закрывал глаза, пока они не сошлись в одну точку, и Джаред стал видеться как какое-то размытое пятно. Тогда он зажмурился и обмяк в руках Джареда, скользнув ладонями тому по спине под майку.

Ему не нужно было извиняться, произнося какие-то слова. Он мог сказать все, что хотел, руками, губами. И знал, что Джаред поймет.

Дженсен выгнулся навстречу Джареду, засасывая его язык между губ, и обнял его за плечи. Тот задрожал, и Дженсен не знал точно, то ли это от ночного прохладного воздуха на голой коже, то ли благодаря самому Дженсену.

 

Они целовались, пока легкие не стали гореть от недостатка кислорода, и тогда оторвались друг от друга, тяжело дыша. Джаред наклонил голову и прижался к шее Дженсена, засасывая и прикусывая там кожу. Он чувствовал, как его член встает, вся кровь прилила к паху так быстро, что закружилась голова.

– Люблю тебя, – выдохнул Дженсен, застонав, когда Джаред прикусил чувствительную мочку уха. – О боже, мне тебя не хватало.

Джаред опять поцеловал его в губы, и Дженсен положил ладони ему на ягодицы, притягивая к себе и одновременно выгибаясь навстречу, чтобы их бедра соприкоснулись. Джаред застонал ему в рот и зашипел, толкаясь вниз. Его горячий твердый член прижимался к животу Дженсена, и тот без сомнений протянул руку, чтобы обхватить Джареда сквозь штаны.

– Черт, – выдавил Джаред, напрягаясь, и прикусил нижнюю губу Дженсена, прежде чем поднять голову и взглянуть на него. Глаза Джареда блестели в лунном свете, сильные руки уверенно лежали на бедрах Дженсена, и тому вдруг больше всего на свете захотелось, чтобы Джаред – обнаженный – касался его кожи кожей, толкаясь в него и полностью заполняя собой.

Дженсен чуть не заплакал от облегчения, почувствовав это, от облегчения, что он не сломлен, что с ним все в порядке, и Джаред любит его, всегда будет любить его, и ничто никогда этого не изменит.

Дженсен скользнул большим пальцем по контуру члена Джареда, наблюдая, как тот облизнул губы, восхищенно следя за ним.

– Я не хочу, чтобы ты трахнул меня, – проскрипел Дженсен, с трудом сдержав улыбку, когда Джаред попытался скрыть свой разочарованный стон, – но «заниматься любовью» - это такая слащавая фраза.

Он смотрел, как осознание сказанного отражается на выразительном лице Джареда, и на щеках появляются ямочки от сияющей улыбки.

– Правда? – спросил Джаред, и Дженсен рассмеялся и улыбнулся так широко, что щеки заболели. Он обнял Джареда за талию и нежно поцеловал его, дразняще проводя языком по нижней губе, а потом отодвинулся.

– Правда, – Джаред опять поцеловал его и поднялся, потянув Дженсена за бедра, и чуть не стащил его с горки.

– О, мы займемся любовью, – пообещал Джаред, и Дженсен весело рассмеялся, поднимаясь. Джаред взял его за руку, направляясь к своему дому. – Я так хорошо займусь с тобой любовью, детка.

– Займешься, да? – спросил Дженсен Джареда, широко улыбаясь, пока тот тащил его по улице. Джаред переплел их пальцы вместе и сжал ладонь.

– Я зажгу свечи, если ты захочешь, Джен, – Дженсен опять рассмеялся, и Джаред толкнул его к фонарному столбу, наклоняясь ближе. От света вокруг головы Джареда словно появился нимб и кожа заблестела. Дженсен положил ладонь ему на щеку и притянул к себе, впиваясь в губы. Этот поцелуй был более голодным, отчаянным и настойчивым. Дженсен засунул колено между ног Джареда и толкнулся вверх, не беспокоясь о том, что они стояли у всех на виду и терлись друг о друга посреди тихой улицы в пригороде. Джаред нежно обхватил его язык губами, посасывая, и Дженсен низко застонал, прикусывая его за нижнюю губу, когда тот толкнулся бедрами ему в ногу.

Автомобильный гудок, возгласы и гиканье пассажиров заставили их остановиться и отпрянуть, так что Дженсен ударился головой о металлический столб. Они какое-то время смотрели друг на друга, беззвучно смеясь, Джаред положил ладонь Дженсену на затылок, прежде чем тот мог причинить себе вред.

– Нам, наверное, стоит зайти в дом, – сказал Джаред, щеки у него порозовели от удовольствия. Дженсен кивнул, проводя пальцами по его шее, словно не мог не касаться Джареда. Тот опять взял его за руку, и они не спеша пошли к дому, хотя чувствовалось, что им обоим хочется поскорее оказаться внутри.

Когда они ворвались в прихожую в доме Джареда, все обернулись, чтобы взглянуть на них, и Дженсен замер. Он как-то забыл, что вся семья Падалеки была в сборе.

– Э, привет, – сказал Джаред, сжимая ладонь Дженсена, и направился к лестнице, стараясь выглядеть спокойным.

– Привет, мальчики! – ответила Шерри. – Мы только что решали, что бы сделать на ужин.

– Мы не голодны, – быстро произнес Джаред, становясь на нижнюю ступеньку и держа потную ладонь Дженсена мертвой хваткой.

– Как это ты не голоден? – спросил Джефф, и Дженсен крепко зажмурился.

– Просто не голоден, – выдавил Джаред. Джефф уставился на них широко распахнутыми глазами, а потом тепло улыбнулся.

– А, – со знанием дела произнес он, а потом повернулся к остальным членам семьи, абсолютно сбитым с толку. – Мам, тебе скоро так много придется готовить. Может, тогда нам просто сходить в ресторан «Olive Garden»?

– Вкус Италии! Звучит заманчиво! – воскликнул Джаред, поднимаясь по лестнице и таща Дженсена за собой. – Принесите мне хлебных палочек.

Дженсен рассмеялся, когда Джаред втащил его в свою комнату и захлопнул дверь, положив широкую ладонь ему на выступающую тазовую косточку. Он подвел Дженсена к кровати, улыбаясь ему в губы и целуя. Пихнув Дженсена на постель, Джаред подошел к стереосистема и поставил музыку, что-то не очень громкое, но довольно тяжелое, чтобы перекрыть все остальные звуки.

– Изящно, – произнес Дженсен, приподняв бровь и садясь на колени.

– Они в любом случае догадаются, чем мы тут занимаемся, – сказал Джаред, выключая свет, стянул майку и бросил ее на пол. Глаза Дженсена были прикованы к его голому торсу. – И, по-моему, уж лучше пускай слышат музыку, чем нас.

– Это точно, – пробормотал Дженсен, быстро снимая штаны и майку, пока Джаред стягивал джинсы. Вскоре они оба остались в одном белье, и Дженсен облизнул губы, когда Джаред с игривым рыком приблизился к нему, а потом прыгнул, опрокидывая на матрац и заставляя Дженсен взвизгнуть.

От этого напряжение исчезло, и Дженсен тихо рассмеялся, когда Джаред приподнялся над ним. Он провел пальцами по руке Джареда, запустил их в растрепанные волосы и просто попытался наглядеться на него. Джаред смотрел на него нежным любящим взглядом с небольшой улыбкой на губах. Дженсен коснулся их кончиком пальца, и Джаред опустился на него. Они коснулись друг друга голой грудью, и Дженсен приоткрыл рот, а Джаред нежно и уверенно прижался губами к его губам.

От этого внутри Дженсена словно что-то прорвало, и он крепко зажмурил глаза, обнимая Джареда и отчаянно целуя его. Тот крепко прижал его к себе, издав тихий стон, когда Дженсен провел языком по его губам.

Дженсен обвил бедра Джареда одной ногой, издавая тихие стоны и всхлипы, когда они качнулись друг другу навстречу. Джаред отстранился, когда у Дженсена почти закружилась голова, а губы припухли и онемели, и широко улыбнулся, тяжело дыша. Дженсен скользнул руками вниз по спине Джареда, запрокидывая голову, когда тот провел мягкими влажными губами по его шее. Легонько прикусив Дженсена за ключицу, Джаред продолжил спускаться вниз и остановился, чтобы обхватить его сосок языком.

Дженсен зашипел и выгнулся вверх, случайно дернув Джареда за волосы. Тот тихо фыркнул, пощекотав дыханием чувствительную кожу, и выпутал свою гриву из рук Дженсена, переплетая их пальцы вместе и прижимая ладони к матрацу.

Джаред провел языком по животу Дженсена, прямо посередине, и тот только и смог, что упасть на кровать, теряясь в ощущениях, что опять был с Джаредом, был в его объятиях, чувствовал его губы на своей коже. От этого у Дженсена перехватывало дыхание и хотелось еще.

Джаред обвел пупок Дженсена языком, потом прижался к нему, хватая пальцами пояс трусов. Дженсен сделал глубокий вдох, зажмурив глаза, и без слов приподнял бедра. Джаред нежно поцеловал кожу ниже на животе, мышцы там напряглись и задрожали, а потом он медленно стащил белье с Дженсена.

Джаред скользнул пальцами вниз по ногам Дженсена, и тот почувствовал, как вспыхнули щеки, когда Джаред поцеловал его стопу, отбрасывая трусы в сторону. Казалось, это опять их первый раз. Дженсен так нервничал, что у него все внутри скрутилось в узел, и сердце сильно билось в груди, но как и в первый раз он знал, что никогда не хотел ничего больше, чем это.

Джаред нежно развел ноги Дженсена и положил предплечья ему на бедра. Было очевидно, что он намеревался сделать, хотя бы по тому, как он скользнул языком от тазовой косточки вниз. Дженсен поднял голову, готовый открыть рот, чтобы протестовать, но не успел, и Джаред обхватил его губами, погружая во влажный жар.

Дженсен едва выдержал это неожиданное давление. По позвоночнику прокатилась волна жара, и он застонал. Джаред отсасывал ему с рвением, дразня языком головку и обхватив член длинными пальцами. Дженсен сходил с ума от удовольствия, толкаясь ему в рот и держа его лицо в ладонях. Он провел большими пальцами по втянутым щекам Джареда, потом по нижней губе, растянутой вокруг члена.

– Джаред, – задыхаясь, произнес он и отстранился, когда почувствовал покалывание в основании позвоночника. Дженсен не хотел кончить так. Он хотел, чтобы Джаред был в нем, хотел смотреть в его глаза и целовать его изумительные губы. – Постой, Джей.

Джаред выпустил его член с неприличным шлепком, выгнул спину и взглянул на Дженсена блестящими глазами. Тот прикусил губу и дернул головой, показывая, чтобы Джаред встал. Тот широко улыбнулся и рванулся вперед, прижимаясь губами к губам. Дженсен застонал, почувствовав свой вкус, и раздвинул ноги, освобождая место для узких бедер Джареда.

– Давай, Джаред, – выдохнул Дженсен, одной рукой обнимая Джареда за талию, а другую положив ему на щеку. – Я хочу чувствовать тебя, – Джаред скользнул ладонью по боку Дженсена, заставляя того дрожать в ожидании. – Я хочу, чтобы ты был во мне.

Джаред улыбнулся нежно и так красиво, что сердце Дженсена сбилось с ритма.

 

– Все, что угодно, Джен, – ответил Джаред, потянувшись к тумбочке, и лицо Дженсена оказалось прижато к его широкой груди. – Только дай мне…ага, все. Надо достать, – Джаред рылся в тумбочке, и Дженсен рассмеялся, игриво кусая грудь Джареда. Он стащил боксеры сначала руками, куда дотянулся, а потом полностью снял ногами.

Член Джареда горячий и скользкий коснулся его живота, и Дженсен прикусил губу, обхватывая его ладонью. Джаред взвизгнул и треснулся головой об спинку в изголовье кровати.

– Ловко, – рассмеялся Дженсен, двинув рукой по члену, и поцеловал гладкую кожу на груди Джареда. Тот чуть задрожал и издал тихий писк, неожиданно напрягшись всем телом. Дженсен бедром почувствовал горячую влагу, и Джаред рухнул на него, зарываясь лицом в шею.

– Ну и ну, значит, это только что произошло, – произнес Дженсен, на секунду все стихло, а потом он заливисто рассмеялся, запрокинув голову, чувствуя, как от смеха на глаза наворачиваются слезы. Джаред сильно укусил его за шею, но от этого Дженсен засмеялся еще сильнее, так что живот свело.

– Я тебя ненавижу, – пробормотал Джаред и перекатился на спину. Дженсен повернулся, и они секунду смотрели друг на друга, а потом Дженсен опять начал смеяться, качая головой и закрыв рот ладонью. Джаред фыркнул, а затем тоже рассмеялся, щеки у него покраснели, и он запусти пальцы в волосы.

– Все равно это ты виноват, – пробормотал Джаред, выглядя донельзя милым. Дженсен вытер слезы и сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. – Со своей невозможной сексуальностью.

– Да, – выдохнул Дженсен, потянувшись, а потом провел пальцами по сперме, остывающей на его бедре. – Очень жаль. Мне действительно хотелось, чтобы меня сегодня трахнули.

Джаред издал какой-то полузадушенный звук, когда Дженсен облизал пальцы, заманчиво проводя по ним языком.

– Но если тебе не хватает выдержки… – поддразнил он, глядя на Джареда из-под ресниц, преувеличенно надув губы. Джаред прищурился и перекатился на Дженсена, пригвоздив его руки к кровати и стерев ухмылку с лица.

– Дай мне две минуты, – хрипло произнес Джаред, и Дженсен вопросительно приподнял бровь. Джаред скользнул вниз по телу Дженсена и слизнул сперму с его бедра и посмотрел на него, полуприкрыв глаза. Дженсен прикусил губу и громко застонал, когда Джаред языком провел по впадинке между бедром и пахом. Приподняв ногу Дженсена, Джаред лизнул его тугое отверстие.

– Черт, трахни меня, – застонал Дженсен, приподнимая бедра и запуская пальцы в волосы Джареда.

– Через минуту, – пробормотал Джаред, коснувшись губами скользкого отверстия. Он открыл Дженсена большими пальцами и проник внутрь языком. Дженсен тяжело задышал, потянув Джареда за уши. Тот рьяно работал языком и чуть задевал зубами тугие розовые мышцы.

Джаред обхватил член Дженсена ладонью, сжал его и стал двигать рукой. Этого в сочетании с губами Джареда на его заднице оказалось достаточно, и Дженсен со стоном быстро и сильно кончил.

Вдруг с самодовольным выражением на лице над ним навис Джаред. На его подбородке блестела слюна, и бедра Дженсена дернулись.

– Что ты там говорил? – поддразнил его Джаред, и Дженсен свирепо уставился на него, тяжело дыша. Он попытался найти остроумный ответ, когда неожиданно в него вошел скользкий палец Джареда, и у Дженсена не осталось больше ни единой мысли и слова кроме да.

Джаред практически не ждал, чтобы ввести второй палец. Немного защипало – небольшое напоминание о том, что прошло некоторое время с их последнего раза, несмотря на то, как просто оказалось вернуться к тому, что было. Джаред почувствовал его дискомфорт и добавил еще смазки, проводя свободной рукой по животу и груди Дженсена.

Джаред скользнул вверх и положил ладонь Дженсену на затылок, пока растягивал его скользкими пальцами.

– Хорошо? – хрипловато спросил Джаред, и Дженсен рассеянно кивнул. Он приоткрыл рот, когда Джаред добавил третий палец, целуя его при этом в переносицу. – Мне этого не хватало.

– Не хватало твоих рук, – выдохнул Дженсен. – Твоих губ.

Тогда Джаред поцеловал его, действенно положив конец бормотанию. Это скорее было столкновение зубов и языков, чем настоящий поцелуй, и Дженсен хныкнул, когда Джаред вытащил из него пальцы. Тот перевернул его на бок и приподнял одну ногу, кладя ее себе на бедро.

Дженсен закрыл глаза и сделал глубокий вдох, когда Джаред грудью прижался к его спине, а потом стал входить. Дженсен громко застонал, стискивая простыни в кулаках. Джаред подготовил его достаточно, так что не ощущалось жжения, только великолепное чувство скольжения члена внутри него. Дженсен повел плечами, поворачиваясь, чтобы Джаред наклонился к нему, и поцеловал, тяжело дыша, когда Джаред вошел полностью.

– Джен, – полузадушенным голосом выдавил Джаред, и Дженсен застонал. Он толкнулся навстречу, опуская ногу за бедра Джареда, открываясь еще шире. В этой позиции у Дженсена осталось мало возможности двигаться, но, кажется, Джаред рад был выполнить всю работу сам. Он просунул одну руку Дженсену под шею, переплетая с ним пальцы. Другой рукой подхватил его под колено, чтобы держать открытым, и начал медленно и глубоко толкаться внутрь.

Дженсен откинул голову Джареду на плечо и впился пальцами ему в бедро, закрывая глаза и позволяя себе чувствовать только скольжение Джареда, заполнявшего его. Это было до удивительного идеально, и Дженсен сделал глубокий вдох, чувствуя неожиданный прилив эмоций. Каждый раз, когда Джаред прикасался к нему, кожа горела, словно на ней оставался отпечаток.

Джаред дернул бедрами и прижался к простате Дженсена, а тот просто сдался на власть удовольствия. Он слизнул пот с верхней губы, веря, что Джаред удержит его, даже если самому Дженсену казалось, что он сейчас взорвется.

Он полностью доверял Джареду и просто отпустил себя, не думая ни о чем.


У Джареда на глаза навернулись слезы, и перехватило дыхание. Он испытывал сразу столько эмоций, что едва мог это вынести. Снова быть с Дженсеном оказалось просто взрывоопасно.

Единственная проблема в том, что в этой позе он не мог быть близко, так близко, как хотелось. Он вышел из Дженсена и чуть не улыбнулся, когда тот тихо воскликнул, протестуя, и вцепился ему в бедро. От пота царапины защипало, но Джаред едва заметил это. Он схватил Дженсена за колени и перекатил на спину, лег между его ног и опять вошел.

Они застонали в унисон, и Дженсен открыл глаза, его ресницы были мокрыми. Обожание в его взгляде заставило сердце Джареда биться быстрее, и он обнял Дженсена за плечи, прижимая их тела так близко друг к другу, что между ними не осталось даже воздуха.

Он чувствовал возбужденный член Дженсена, зажатый между их животов, и прижался губами к губам, вращая бедрами.

– Люблю тебя, Джен, черт, – выдохнул Джаред, и Дженсен облизнул губы, зарываясь пальцами в его влажные волосы.

– Люблю тебя, детка, – хриплым от секса голосом ответил Дженсен. – Еще, давай. Пожалуйста.

Джаред ответил на это двинув бедрами так, что при каждом толчке попадал на простату, двигаясь так быстро, что Дженсен вскрикнул. Он покраснел, на коже блестел пот, и Джаред прижался лицом к его шее.

Быть вот так с Дженсеном – для Джареда это означало счастье и не только из-за секса. Дело в интимности, близости. Когда они были соединены подобным образом, так сплетены, как будто половинки одного целого, вера Джареда в них вернулась и стала непоколебимой.

Это ощущалось словно исцеление, как будто они заново ковали узы, на этот раз прочнее. Прошлое есть прошлое и может оставаться там. Им теперь заботиться о будущем

Джаред прикусил кожу на шее Дженсена, достаточно сильно, чтобы оставить синяк, пытаясь удержать контроль. Он хотел достичь оргазма вместе с Дженсеном, увидеть, как тот кончает под ним.

– Кончи со мной, – выдохнул Джаред, горячо и тихо Дженсену на ухо, обхватывая его член ладонью. Большего не потребовалось – одно прикосновение, и Дженсен вскрикнул. Джаред толкнулся еще раз и отпустил себя, чувствуя, как Дженсен кончил ему на руку.

Его оргазм был таким сильным, что все перед глазами исчезло, и он хрипло всхлипнул. Джаред чувствовал свою сперму внутри Дженсена – горячую и скользкую, пока продолжал толкаться, пока они оба кончали.

Он рухнул на Дженсена, хватая воздух ртом. Джаред был близок к слезам, ошеломленный этими чувствами. Он выскользнул из Дженсена и перекатил их обоих на бок, обнимая руками и ногами.

Когда он наконец открыл глаза, то почувствовал влагу на ресницах и чуть не разрыдался, увидев Дженсена, который смотрел на него с таким благоговением, что это исцелило все шрамы на сердце Джареда.

– Спасибо, – хрипло произнес Дженсен, положив ладонь Джареду на щеку, и провел большим пальцем по родинке у носа. – За то, что не отпустил меня.

– Не смог, – низким тихим голосом проговорил Джаред. – Я слишком сильно тебя люблю.

– Я люблю тебя, – повторил Дженсен, и столько эмоций умещалось в этих трех словах, что у Джареда слеза скользнула по щеке. Дженсен рассмеялся тихо и неровно, смаргивая собственные слезы.

Их губы встретились в нежном поцелуе, руки гладили скользкую от пота кожу, и Джаред знал, что он никогда не сможет и подумать о том, чтобы отпустить, никогда в жизни. Даже через миллион лет.

Дженсен был в его сердце, его душе и крови, и он никогда не откажется от этого.


1 - Claire's - компания, которая предлагает широкий ассортимент модных украшений и аксессуаров, является ведущей торговой маркой, специализирующейся на продаже оригинальной бижутерии и аксессуаров для подростков, молодых девушек и юношей.
2 – Wetzel’s Pretzels – американская сеть объектов быстрого питания всемирно известная своей продукцией (фирменные хот-доги, соленые крендельки и т.д).
3 – Sephora – дочернее предприятие холдинга Louis Vuitton Moet Hennessy, международная сеть косметических магазинов, где представлена парфюмерия и косметика от самых известных мировых производителей, а также собственный бренд сети — «Сефора».



Глава 8

На той неделе они исчезли у всех из виду, слишком поглощенные тем, что наверстывали упущенное и были не очень хорошей компанией кому бы то ни было кроме друг друга. Особенно в связи с тем, что большую часть времени парни проводили обнаженными.

Никто практически никак не комментировал то, что они пропадали у Джареда в комнате или уезжали куда-то на машине Дженсена. Джош и Джефф порой отпускали шуточки об их странноватой походке или о том, что шеи у них были в засосах, но все, кажется, испытывали облегчение и ничего не говорили. Джаред и Дженсен поняли, что если бы они расстались, для их семей это бы тоже имело катастрофические последствия.

В среду вечером они съездили в Санта-Монику, чтобы просто посидеть на мокром песке, наблюдая, как солнце садится за горизонт. Это было удивительно сентиментально, но Дженсен не обращал внимания, потому что Джаред нежно целовал его под темнеющим сумеречным небом.

В четверг они проснулись от запаха индейки, и Дженсен не выпустил Джареда из кровати, пока они оба не кончили друг другу в рот.

Когда они наконец спустились, после того как приняли душ и побрились, Шерри хозяйничала на кухне. Классическая фанк-музыка играла на стерео, и Дженсен покачал головой, с теплотой наблюдая, как Шерри двигала под нее бедрами. Она улыбнулась, когда заметила парней, и выключила стерео.

– Ой, добрый день, мальчики! Хорошо спалось? – поддразнила она, и Дженсен почесал нос, а Джаред потянулся напоказ.

– Тебе нужна помощь? – спросил Джаред, принюхиваясь. Шерри быстро оглядела кухню и покачала головой.

– Думаю, справлюсь, – сказала она, а затем взглянула на Дженсена. – Звонила твоя мама. Она, гм, хочет, чтобы мы все приехали к ним на десерт.

– О, – ответил Дженсен, стащив морковку с разделочной доски, и откусил кончик. – Монстры рано уехали?

– Нет, – сказала Шерри, нахмурив брови, и вернулась к резке овощей. – Донна сказала, что ей будет не по себе без тебя, а если им это не понравится, то они могут собраться и уехать.

– Хорошо, – ответил Дженсен, пожав одним плечом. Шерри повернулась взглянуть на него, и Джаред положил ладонь ему на спину.

– Ты уверен? – спросил он, и Дженсен опять откусил от морковки.

– Это, конечно не самое приятное из развлечений, но если она хочет, чтобы я оказался в одной комнате с бабкой и дедом, это ее проблема, – коротко произнес Дженсен. – А у меня была такая хорошая неделя.

– Ага, все вокруг и их глухая собака в курсе, какая у вас хорошая неделя, – сказал Джефф, неожиданно появляясь на кухне, и ткнул пальцем в засос у Дженсена на шее. Тот подпрыгнул и шлепнул Джеффа по руке.

– Оставь их в покое, – произнесла Шерри, когда Джефф полез в холодильник за газировкой. – Они просто молоды и влюблены.

– Да, я тоже молод и влюблен, – парировал Джефф, – в сон. А вы двое не даете мне воссоединиться с моей единственной настоящей любовью. Всю ночь!

– Ты просто завидуешь, что тебе ничего не достается, – ответил Джаред, ухмыляясь своему старшему брату.

– Чего, сна? – спросил Джефф. – Потому что, знай, мне достается довольно много…

– Ладно! – воскликнула Шерри, не давая Джеффу закончить. – Знать, что мои дети занимаются сексом – это одно. Разговаривать об этом – совсем другое. Пошли вон с моей кухни!

– Из-за тебя мы попали в неприятности, – проворчал Джаред, стукнув Джеффа по плечу, когда они повернулись, чтобы выйти.

– Обед в четыре! – крикнула им вслед Шерри. – Чтобы прилично выглядели!

Джаред взял Дженсена за руку и вывел того на задний дворик. День был солнечным и теплым, и они сели на густую газонную траву.

– Ты действительно не против? – спросил Джаред, проводя большим пальцем по костяшкам пальцев Дженсена. Тот с трудом сглотнул, упорно смотря на землю, и рассеянно вырвал пару травинок свободной рукой.

– Я не горю желанием идти туда, если ты это имеешь в виду, – ответил Дженсен, и ему непрошено вспомнились злобные взгляды и выражение отвращения на лицах бабки и деда. – Но если так хочет моя мама, то я потерплю, – Джаред лишь кивнул и отпустил руку Дженсена, чтобы обнять его за плечи. – Они, наверное, не знают о тебе, так что если будешь вести себя тихо, они ничего не заподозрят.

– Ты шутишь? – спросил Джаред, и его горячее дыхание коснулось виска Дженсена. – Да я все время буду сдерживаться, чтобы не поцеловать тебя, только чтобы увидеть выражение их лиц.

– Не надо, – сказал Дженсен, чуть ухмыльнувшись. – Никакой драмы. Просто сходим, поедим пирога, а потом вернемся домой.

– Хорошо, – ответил Джаред, издав многострадальный вздох. – Я поем пирога. Чего я только ради тебя не сделаю!

– Я многого от тебя прошу, знаю, – мрачно произнес Дженсен, и Джаред широко улыбнулся, прижимаясь к его виску. Дженсен повернул голову, и они нежно поцеловались под калифорнийским солнцем, которое грело их покрасневшие лица.


– Не. Могу. Двигаться, – простонал Джаред и повернулся на бок, утыкаясь лицом в диванную подушку. – Убит индейкой. Грозит кома от переедания.

У Дженсена в животе что-то неприятно булькнуло, и он ссутулился на диване.

Клан Падалеки (плюс один Эклз) расположился в гостиной, все счастливые и переевшие.

– У вас всех один час, чтобы переварить еду, прежде чем мы пойдем есть пирог, – сказал Джерри, языком перекатывая зубочистку, и вздохнул с облегчением, расстегнув верхнюю пуговицу на штанах.

– Не могу, – простонал Дженсен, опускаясь еще ниже, пока его голова не оказалась на бедре Джареда. – В моем теле физически не осталось места для чего-то еще, – Джаред фыркнул, и Дженсен закатил глаза, шлепая того по животу.

– Меня стошнит на тебя, – пригрозил Джаред, прикрывая живот руками.

– Тогда во мне точно не будет места для чего бы то ни было, – пробормотал Дженсен и зашипел, когда кто-то стукнул его по ноге. Он чуть извернулся и увидел Джеффа, выражение которого говорило чувак, хватит тебе. Дженсен лишь ясно улыбнулся и практически замурлыкал, когда Джаред запустил пальцы ему в волосы. Он так и заснул - наевшийся и довольный, как ленивый домашний кот, которого чешут за ушком.

Дженсен проснулся где-то через час, чувствуя, что объелся и едва мог пошевелиться. Завтра придется продлить пробежку.

Они с Джаредом ждали всех у входной двери, смотрясь в зеркало, висевшее в прихожей. Дженсен поморщился, глядя на свою шею, и поднял воротник рубашки-поло в безуспешной попытке прикрыть засосы. Он не знал, что делало его геем больше – засосы или поднятый воротник.

Дженсен взглянул на Джареда и стал теребить его воротник, сосредоточенно закусив губу.

– Чувак, – сказал Джефф, ухмыляясь им. – Весь маскирующий крем в мире не изменит того, что вы выглядите как парочка вампиров.

– Дженсен сказал, что порвет со мной, если я надену водолазку, – надулся Джаред, опуская голову.

– Да, – согласился Дженсен, приподнимая его подбородок, и потер особо выделяющийся засос под левым ухом. – Водолазки – это неприемлемо. Пошло оно! Они в любом случае возненавидят нас, так чего волноваться?

– И так не так, и этак не этак, – ответил Джаред, опуская воротник. Дженсен стал поправлять волосы, и от этого движения рубашка задралась, обнажая татуировку, которая тоже была окружена засосами.

– Дженсен, ты просто живой пример того, каким должен быть гей, – рассмеялся Джефф, и Дженсен сердито взглянул на него.

– А ты - живой пример того, каким должен быть козел, – парировал Дженсен. – Ты едешь со мной и Джаредом?

– Да, – ответил Джефф. – Должен убедиться, что вам двоим не приспичит где-нибудь остановиться посреди целых шести кварталов и трахнуться. Как, черт побери, вы еще ходите? Вы занимались этим большую часть недели.

– Хочешь прямой репортаж с подробностями? – спросил Джаред, и Дженсен рассмеялся, когда Джефф сморщился, выражая отвращение, и быстро покачал головой. – Тогда заткнись нафиг!

Остальные члены семьи наконец собрались, и они вышли усаживаться в две машины для короткой поездки. Джаред сел за руль, оставляя Дженсену достаточно времени понервничать, полный желудок того неприятно сжимался. Джаред, должно быть, почувствовал его беспокойство, потому что положил руку Дженсену на колено и ободряюще сжал ладонь.

Когда они подъехали к дому Эклзов, он заметил, что Джаред пристально взглянул на Джеффа. Тот прочистил горло и похлопал Дженсена по плечу, прежде чем выбраться из машины. Когда они остались наедине, Джаред положил ключи в карман и повернулся, насколько смог, чтобы быть лицом к лицу с Дженсеном.

Дженсен поднял голову и не увидел жалости в глазах Джареда. Не увидел он и понимания. Только беспокойство. И любовь. От этого Дженсен почувствовал себя сильнее.

– Ты не обязан делать это, – мягко произнес Джаред, положив ладонь Дженсену на затылок. Тот хрипло вздохнул и прижался к ладони Джареда.

– Я просто хочу, чтобы это побыстрее закончилось, – пробормотал Дженсен, опустив глаза.

– Эй, посмотри на меня, – скомандовал Джаред, и Дженсен поднял голову. По лицу Джареда было видно, что он полон решимости защищать Дженсена, а потом он наклонился ближе, обнимая Дженсена за шею.

– Они могут тебя ненавидеть, сколько захотят, – начал Джаред тихо и пылко. – Они могут ненавидеть тебя всеми фибрами своей души, изо всех сил, но это все равно никогда не сравнится с тем, как сильно я люблю тебя, Дженсен.

Дженсен сделал глубокий вдох, не отрывая взгляда от выразительных каре-зеленых глаз Джареда.

– И я не один, – продолжил Джаред. – Ты окружен людьми, которые любят тебя за то, какой ты есть. Два человека, которые слишком глупы, чтобы поступить так же, не имеют ни шанса против всего этого, ясно?

– Я знаю, – сказал Дженсен, кивнув. Джаред улыбнулся и наклонился, чтобы нежно, но горячо поцеловать его. Дженсен черпал силы из этого поцелуя, вздохнув Джареду в губы, когда тот отодвинулся.

– Спасибо, – выдохнул он, и Джаред ослепительно улыбнулся.

 

– Не за что, – ответил Джаред. Они вылезли из машины и присоединились к остальным Падалеки, а потом вошли в дом, не стучась. Джаред и Дженсен оказались замыкающими и заняли места за обеденным столом подальше от бабки и деда Дженсена. Те едва посмотрели на него, таращась перед собой с каменными лицами.

– Привет, ребята! – весело произнесла Донна. – Как прошел обед?

– Великолепно! – ответил Джерри, похлопав Алана по плечу, и сел. Мак поднялась и обняла Дженсена за шею.

– Привет, малышка, – тепло произнес Дженсен, целуя младшую сестру в лоб. Она вернулась на свое место и бросила на него сочувственный взгляд. За столом воцарилась неловкая тишина, и Дженсен уставился в свою пустую тарелку.

– Ну что ж, обед был чудным, Донна, – чопорно произнесла его бабка. – Но думаю, нам пора спать.

– Сьюзан, со всем моим уважением, – сквозь зубы процедила Донна, – это мой дом, и Дженсен – мой сын. Он был вынужден жить не в собственном доме из-за вашей нетерпимости, и, честно говоря, с меня довольно. Теперь вы можете либо остаться за столом и съесть пирог со всей своей семьей, либо убраться к черту из моего дома.

Дженсен широко распахнул глаза, а дед с бабкой возмущенно уставились на его мать. Сьюзан перевела свирепый взгляд на Алана, приподнимая бровь, словно ожидала, что он возразит. Алан лишь пожал плечами.

– Она права, – сказал он твердо, хоть видно было, что ему слегка неловко. – Вы мои родители, но Дженсен – мой сын. И к нему будут относиться с уважением в его собственном доме.

У Дженсена потеплело на душе, оттого что родители вступились за него, но тут же это чувство испарилось, когда бабка холодно и свирепо взглянула на него. Джаред взял его за руку под скатертью, и Дженсен сжал ладонь, поднимая подбородок.

– Хорошо, – холодно произнесла его бабка, садясь на место. – Мы можем вести себя воспитанно, не так ли?

– Посмотрим, – сказала Донна, натянуто улыбаясь, и передала пирог с тыквой своей отвратительной свекрови. – Пирога?

Настроение за десертом в лучшем случае можно было назвать напряженным, и Дженсен мертвой хваткой держался за руку Джареда, чтобы выдержать это. Джаред водил большим пальцем по костяшкам пальцев Дженсена, и тот испытал огромную благодарность, даже чуть улыбнулся тому, что они оба пытались есть одной рукой.

– Мы были в гостях у твоего брата, Алан, – сказала Сьюзан, и отец Дженсена взглянул на нее со страдальческим видом. – У него такое милое ранчо. Как бы мне хотелось, чтобы и ты остался в Техасе, дорогой.

Она бросила взгляд на Донну, и та стиснула зубы. Дженсен к этому времени уже был сведущ в намеках бабки. Сьюзан хотелось бы, чтобы Алан никогда не уезжал из Техаса, тогда бы он не встретил Донну и не забыл свое идеальное воспитание, влюбившись в сумасшедшую либеральную калифорнийку и родив сына-гея.

– Трэвис недавно обручился с такой чудесной девушкой, – продолжила Сьюзан, имея в виду кузена Дженсена. – А ты, Джош? У тебя есть девушка?

– Эм, вроде как, – неловко произнес Джош, поддевая корочку пирога. – Я вообще-то встречаюсь с подругой Дженсена и Джареда. Ее зовут Сэнди.

– Сэнди? – спросила она, и удивительно, как у нее получилось перевести взгляд с Джоша на Джареда, даже не задержавшись на Дженсене, который сидел между ними. – Я думала, эта девочка нравилась тебе, Джаред?

– Нравилась, – кратко произнес Джаред, крепко сжимая руку Дженсена под столом. – Но появилось кое-что лучше. Вы не поверите, как я счастлив, миссис Эклз.

Джаред опять сжал его руку, и Дженсен с трудом сглотнул, прикусывая губу, чтобы сдержать улыбку, и, бесконечно благодарный, провел большим пальцем по тыльной стороне ладони Джареда.

После этого все замолчали, и в комнате воцарилась неловкая тишина. Наконец Донна сделала глубокий вдох и, через силу улыбнувшись, повернулась к парням.

– Значит, скоро зимние каникулы, – с наигранной радостью произнесла Донна. – У вас запланировано что-нибудь особое, мальчики?

– Ну, у родителей нашего друга Миши есть домик у озера Биг Беар, – рассеянно ответил Джош, скребнув вилкой по тарелке. – Мы думали съездить туда на неделю или около того. Только конечно, для этих голубков придется выделить отдельный коттедж, да?

Джош замер, после того как пихнул Дженсена в плечо, и широко распахнул глаза, осознав, что он сказал и, что более важно, перед кем он это сказал. Джефф, сидевший напротив, закатил глаза и пристально взглянул на него, и Джош крепко зажмурился, тихо выругавшись.

– Простите? – произнесла бабка Дженсена, и тот почувствовал, как запылали щеки. – Так этот мальчишка теперь и других потащил за собой, да? – она холодно взглянула на Шерри. – И ты смирилась с этим?

– Смирилась? Да я поощряю это, – прохладно произнесла Шерри. – Единственная причина, по которой я вообще терплю вас, это то, что вы – член семьи, которая мне очень дорога. Но это не значит, что я должна сидеть тут, пока вы будете оскорблять моего сына и человека, которого он любит. Вам следует помнить об этом.

Сьюзан прищурилась, и дед Дженсена положил ладонь ей на руку, словно говоря ей успокоиться. Она посмотрела на него, а потом на Донну – ее глаза буквально метали молнии. Донна лишь приподняла бровь, словно предлагала свекрови сказать что-нибудь.

– Это не означает, что я хочу, чтобы мне бросали это в лицо, – огрызнулась Сьюзан, сделала глубокий вдох и посмотрела Дженсену в глаза. – Это отвратительно. Это постыдно.

Дженсен схватил воздух ртом, слезы жгли глаза, и он опустил голову, глядя на стол, его плечи дрожали.

– Мама, довольно, – твердо произнес Алан, шлепнув ладонью по столу так, что зазвенела посуда. Сьюзан свирепо уставилась на него, и Алан вернул этот взгляд - ничья.

У Дженсена по щеке скатилась слеза, и он не поднимал голову, молясь, чтобы никто не заметил. Он сделал это. Из-за него раскололась его семья. На мгновение воцарилась абсолютная тишина. Дженсен слышал только собственное тяжелое дыхание.

– Нет, – сказал Джаред жутко спокойно. Дженсен взглянул на него и потянул за руку, молясь, чтобы тот не устроил сцену. – Это вы отвратительны.

– Прости, что? – ответила Сьюзан, таращась на Джареда, когда тот встал. Он крепко держал Дженсена за руку, теперь их переплетенные пальцы видели все. Дженсен попытался отнять ладонь, но Джаред не позволил. Он дрожал всем телом, изо всех сил стараясь не сорваться. Когда Джаред взглянул на него, Дженсен увидел в его глазах яростное желание защищать.

– Вы действительно считаете, что нам есть дело до того, что вы о нас думаете? – сказал ей Джаред, делая глубокие злые вдохи. – Мы любим друг друга, и вы можете издеваться и глумиться, отпускать ехидные замечания, сколько хотите, но знаете что? Ничто из сказанного вами не сможет изменить этого или превратить в то, чего надо стыдиться. Вы невежественны, и ваши слова абсолютно ничего не значат.

– Да как ты смеешь.. – завизжала Сьюзан, но Джаред оборвал ее.

– Мам, – произнес он, явно обращаясь к Донне. – Десерт был фантастическим как всегда, но мы уходим. Пошли, Дженсен.

Он вытащил Дженсена из-за стола, обнял за талию и поднял подбородок, смотря на него яркими глазами. Дженсен с трудом сглотнул, отчаянно желая уйти из этой комнаты. Джаред переплел их пальцы вместе, и Дженсен, спотыкаясь, пошел за ним следом, глядя ему в затылок. Когда они оказались в холле, Джаред развернулся, обнял Дженсена и крепко и настойчиво поцеловал его. Дженсен знал, что они находились на виду у всех, сидящих в столовой, слышал шокированные возгласы, но не мог заставить себя переживать из-за этого. Он ответил на поцелуй и зажмурил глаза, так что слеза, скатившаяся по щеке, попала на их прижатые друг к другу губы.

– Джаред, – начал Дженсен, отодвинувшись, но замолчал, когда увидел выражение лица Джареда. Тот выглядел так, словно одновременно испытывал боль и гнев, глаза лихорадочно блестели, щеки горели. Джаред открыл входную дверь, и Дженсен ахнул, когда холодный воздух коснулся его покрасневшего мокрого от слез лица.

– Дженсен, погоди! – Дженсен повернулся на голос и задержал дыхание, когда увидел, что к нему бежит отец. Алан положил ладонь Дженсену на плечо, в его глазах отражалось сожаление. – Мне так жаль. Я…ты же знаешь, я – не они, да? Ты же знаешь, что я не думаю так же, как они.

– Я знаю, пап, – хриплым от испытываемых эмоций голосом ответил Дженсен. Он ненавидел то, что его семья так разделилась, что его отцу приходилось выбирать. Алан взглянул на Джареда и похлопал его по спине.

– Молодец, – просто сказал он, и, казалось, Джаред удивился, широко раскрыл глаза и судорожно кивнул. Алан пожал им плечи и развернулся, чтобы пойти обратно в столовую, где стоял гул.

– Пошли, – хрипло произнес Джаред, и Дженсен мог только последовать за ним.


Джаред быстро вел машину, стиснув зубы так сильно, что заболела челюсть. Так он не злился уже давно, и уж точно никогда не являлся свидетелем такой неприкрытой гомофобии. Ему было больно даже думать, что кто-то считал, что они с Дженсеном не могли быть вместе. Как можно было быть такими слепыми?

Ему хотелось поехать в Голливуд, подняться по холмам и гонять там, сломя голову, но вместо этого Джаред направился к полю с дикими цветами. Дорога была ухабистой, не предназначенной для машин, и автомобиль трясло, пока он не остановился под деревом. Джаред заглушил мотор, сделал глубокий выдох и наклонился, роняя голову на руль.

– Прости, – произнес Дженсен немного паническим тоном. Джаред сдержался, чтобы не закатить глаза. Конечно, Дженсен попытается повернуть все так, словно это была его вина.

– Не извиняйся, – сказал Джаред, поднимая голову, и посмотрел вперед через лобовое стекло. Полная оранжевая луна в ореоле тумана низко висела на небе. – Меня это просто бесит. Нет, не ты.

– Вот этого я боялся среди всего прочего, – тихо признал Дженсен. – Я никогда не хотел, чтобы тебе пришлось иметь дело с этой гадостью.

 

– Я знал, на что иду, Дженсен. Во всяком случае я так думал, – сказал Джаред, поворачиваясь к Дженсену. Тот смотрел на него широко открытыми глазами, чуть не до крови искусав губы. Он был таким красивым, и Джаред так сильно любил его, что опять разозлился. – Но кто они такие, чтобы говорить мне, кого я могу или не могу любить? Что дает кому-то право так поступать? Все эти люди традиционной ориентации, трахающие друг друга направо и налево, это нормально?

– Это ты мне вещаешь? – поддразнил его Дженсен, и Джаред бросил на него свирепый взгляд. – Хорошо, значит, мы еще не шутим. Понял.

– И твои дед с бабкой! – не останавливаясь, продолжил Джаред, размахивая руками. – Да они не узнают настоящую любовь, даже если она заберется к ним на пьедестал и укусит их за задницу! Они едва взглянули друг на друга за все время, пока мы там были.

– Ну, они женаты уже больше сорока лет, – сказал Дженсен, словно это должно было послужить оправданием отсутствию страсти и чувств. Любви. Словно у влюбленности и преданности имелся срок годности.

– И? – спросил Джаред, отстегивая ремень и поворачиваясь к Дженсену. – Через сорок лет я все еще не смогу оторвать от тебя глаз. Я все еще буду любить тебя всем сердцем и буду доказывать тебе это до того дня, пока не умру, – Дженсен сглотнул, пристально смотря Джареду в лицо, и Джаред не мог отвести глаз. – Время относительно, когда речь идет о любви, Дженсен. У него нет значения, за исключением того, что его недостаточно. Любовь не застаивается. Она только становится сильнее с каждым днем. Настоящая любовь, во всяком случае. Та, которая есть у нас.

– Джаред, – прошептал Дженсен, глядя на него с нежностью. Он положил ладонь на приборную панель тыльной стороной вверх, и Джаред взял его за руку.

– И если верить им, то эта безумная, великолепная, чертовски невероятная любовь, которую я чувствую, которую мы чувствуем друг к другу, - это что-то неправильное? Я этого не понимаю, – Джаред переплел их пальцы вместе, в который раз поражаясь тому, как хорошо они подходят друг другу. Он поднял голову и взглянул Дженсену в глаза, и они оба наклонились так близко, что их лбы почти касались.

– Я люблю тебя, Дженсен, – сказал Джаред голосом чуть хриплым от эмоций. Он наклонился и положил ладонь Дженсену на щеку, проводя пальцами по веснушчатой переносице. Дженсен схватил воздух ртом, смотря на него широко раскрытыми глазами и не мигая. Он выглядел так, словно старался не заплакать, и Джаред нежно улыбнулся, наклоняясь, чтобы легонько поцеловать его в лоб над левой бровью. – Я всегда буду влюблен в тебя, и никто не может мне сказать, что самое лучшее, что случилось со мной, - это нечто не изумительное. Что ты не изумителен.

– Боже, Джаред, я… – Дженсен с трудом сглотнул и прижался лбом к его лбу. – Ты такой…

– Дай угадаю, – перебил Джаред, обнимая Дженсена за шею. – Я великолепен, и ты меня не заслуживаешь, так? – Дженсен лишь прикусил губу и опустил глаза. – Так и думал. Это чушь, Джен. Ты заслуживаешь все счастье, что получаешь.

Долгое время они смотрели друг на друга. Джаред видел, как Дженсен сглатывал, и его кадык дразнящее двигался под кожей, украшенной засосами. Дженсен наконец рванулся к нему через панель прямо на колени, обнимая за шею и впиваясь губами в губы.

Это была не совсем та реакция, на которую рассчитывал Джаред, но он не жаловался.

Джаред тихо застонал, когда Дженсен коснулся его подбородка, приоткрывая ему рот, и скользнул языком между губ. Он отвечал на поцелуй Дженсена с той же страстью, потом протянул руку вниз, чтобы нащупать рычаг и отодвинуть кресло назад до упора. Спинка кресла рухнула на заднее сидение, и Дженсен упал Джареду на грудь.

Дженсен прикусил нижнюю губу Джареда, потом лизнул ее и обхватил губами. Джаред наклонил голову назад и обхватил Дженсена за задницу, запустив большие пальцы за пояс джинсов. Яркая луна давала достаточно света, чтобы они видели друг друга. Она отражалась в больших глазах Дженсена, из-за нее его кожа сияла неземным голубоватым светом.

– Я так сильно люблю тебя, – сказал Дженсен, горячо и хрипло дыша Джареду на ухо. – Ты просто невероятен, – Дженсен привстал и схватил край рубашки Джареда, стягивая ее через голову. Он окинул жадным взглядом его торс, и Джаред почувствовал, что возбуждается от такого пристального внимания.

Дженсен положил дрожащую ладонь ему на грудь и провел ею к его сердцу, крепко прижимая руку к ребрам. Джареду стало интересно, чувствовал ли Дженсен, как сильно оно бьется. Дженсен пристально смотрел на разведенные пальцы и тяжело и часто дышал. Джаред положил свою ладонь на его ладонь и еще крепче прижал ее к коже.

– Оно все твое, – прошептал Джаред, и Дженсен взглянул на него. На его лице читалось что-то вроде благоговения, он с трудом сглотнул и кивнул. Потом скользнул ладонями вниз по животу Джареда и наклонился, чтобы прижаться губами к гладкой коже над его сердцем.

– Я хорошо позабочусь о нем, – Джаред почувствовал, как на глаза навернулись слезы, подхватил Дженсена подмышки и притянул к себе, потом провел пальцами по его подбородку и поцеловал. Он чувствовал как бьется пульс Дженсена под кожей, прижался к этой точке губами, а потом провел по ней языком. Дженсен сделал дрожащий выдох, наклоняя голову набок, когда Джаред спустился к его ключице.

– Мне нужно почувствовать тебя, – прошептал Джаред, лизнув мочку уха Дженсена, и опустил руки к пуговице на джинсах. – Хорошо, Джен? Мне…мне нужно быть в тебе.

Ему действительно это было нужно. Необходимость соединиться с Дженсеном самым интимным образом просто потрясала. Дженсен кивнул, словно это даже не вопрос, словно он нуждался в этом так же сильно.

Снимать одежду в машине оказалось не очень удобно. Дженсен выгнул спину к крыше, выбираясь из джинсов, и казалось, что эта бледная кожа в веснушках просто сияет под лунным светом. Когда они оба разделись, Джаред притянул Дженсена к себе за шею в страстном поцелуе, проводя языком по припухшим губам, а потом прикусывая их. Вслепую порывшись в бардачке, Джаред нащупал упаковку презервативов и схватил тюбик смазки. Они порой пользовались презервативами, когда были не дома и не хотели беспорядка, но сейчас Джаред не мог вынести мысли, что их будет что-то разделять, даже тонкая пленка резинки.

 

Он смог открыть тюбик и смазать пальцы, не разрывая поцелуя, и Дженсен приподнялся на коленях, когда Джаред провел рукой между его ног. Он чуть смазал отверстие Дженсена, скользнув внутрь кончиком пальца.

– Много не нужно, – выдохнул ему в губы Дженсен, крепко держась за плечи Джареда. Тот полностью ввел средний палец и почувствовал, как Дженсен задрожал всем телом. – Быстрее, детка. Хочу почувствовать тебя. Давай.

Джаред поцеловал его, заглушая просьбы и подготавливая, держа одну руку на пояснице Дженсена, а другую между его ног. Он быстро ввел три пальца, чувствуя, как возбуждается все больше при виде Дженсена, двигающего бедрами навстречу этим пальцам с тихими вздохами, словно этого было недостаточно.

Пожалуйста, – выдохнул Дженсен, и Джаред с радостью подчинился. Он вынул пальцы и положил ладони Дженсену на бедра, размазывая скользкую смазку по коже.

– Хорошо, Джен. Сделай это детка, давай, – Джаред прикусил нижнюю губу, глядя в глаза Дженсену, когда тот обхватил его член и стал вводить в себя. Он опускался медленно, вращая бедрами по кругу, пока не оказался вплотную прижат к Джареда. – Черт, Джен.

– Такой большой, – выдохнул Дженсен, сжимаясь вокруг члена Джареда, и поставил локти ему на плечи. Они стали медленно целоваться, дышать одним воздухом, а потом Дженсен начал двигаться вверх-вниз, лениво и неторопливо. Джаред застонал, но не закрыл глаза, не желая отрывать взгляд от Дженсена, скользнул ладонями вверх по дрожащим бедрам, чувствуя, как бугрятся от напряжения мышцы. Джаред положил руки Дженсену на талию, помогая ослабить нагрузку, поднимая его.

Дженсен одной рукой обнимал Джареда за шею, прижимаясь к нему грудью, а его член был зажат между их животов. В машине становилось жарко и душно, окна запотели так сильно, что почти ничего снаружи не было видно. Джареду это нравилось, он хотел Дженсена всего себе в их маленьком коконе, отгороженном от жестокого, безжалостного мира.

Их кожа стала блестеть от пота, и они не прекращали целоваться все это время. Джареду казалось, что его губы были чересчур большими, онемели и едва двигались, но он не отрывался от Дженсена. Темп изменился, набрал скорость, стал непостоянным, когда удовольствие усилилось. Дженсен хрипло застонал, двигая бедрами и наклоняясь чуть вперед, так чтобы его член терся об их животы. Джаред хотел просунуть руку между ними, но Дженсен остановил его, не прерывая поцелуй. Он схватил обе ладони Джареда, переплетая их пальцы вместе, прижал одну руку Джареда к прохладному стеклу окна, а другую к приборной панели и стал сам подниматься и опускаться. Это было, пожалуй, самое сексуальное зрелище, что Джаред когда-либо видел.

Джаред почувствовал, как Дженсен напрягся и полностью опустился на его член, до самого упора, и прижался лицом к потной шее Джареда. Он резко и хрипло вскрикнул, когда кончил между их животов. Тугие мышцы сжались вокруг члена Джареда, и это все, оргазм был таким сильным, что он чуть не закричал в голос, хватаясь за руки Дженсена так крепко, что побелели костяшки пальцев.

Когда все закончилось, Джаред упал на сидение, хрипло дыша и отходя от испытанного. Дженсен дрожал, ноги тряслись так, как обычно после необыкновенного оргазма. Он высвободил руки из хватки Джареда и обнял его за талию, выводя невидимые узоры на спине.

Джаред чувствовал расслабленность во всем теле и сонливость, глаза закрывались. Он услышал какие-то икающие вздохи и всхлип и тогда понял, что Дженсен дрожит больше, чем обычно, его плечи тряслись у груди Джареда. Недоуменно нахмурив брови, Джаред положил ладонь Дженсену на грудь и нежно оттолкнул его.

Темно-зеленые глаза смотрели на него, слезы бежали по покрасневшим щекам. Джаред нежно положил ладонь Дженсену на щеку и провел большим пальцем под глазом.

– Что такое? – мягко спросил он, и Дженсен положил ладонь на ладонь Джареда, чуть двинув бедрами, когда почувствовал уже мягкий член Джареда внутри.

– Просто… – шмыгнул носом Дженсен. – Ты и я, то, что у нас есть. Это так сильно, значительно.

Сердце Джареда пропустило удар, и он улыбнулся так широко, что заболели щеки. Он обхватил лицо Дженсена обеими ладонями и притянул к себе, целуя кожу под каждым глазом, а потом любяще поцеловал в губы.

Джаред знал, насколько это сильно и значительно – достаточно для того, чтобы ошеломлять его каждый божий день.



Глава 9

Дженсен вообще-то был рад вернуться в колледж и к привычному порядку дел теперь, когда отношения между ним и Джаредом снова стали просто замечательными.

Он опять спал, обнявшись с Джаредом на дрянном надувном матраце, который постоянно спускал, потому что Джаред явно пробил в нем дыру своими разгибательными мышцами, и Дженсен чувствовал себя донельзя счастливым.

Во вторник утром он просыпался медленно, не открывая глаз. Что-то нежно касалось его лица, словно крылья бабочки, и Дженсен с трудом сдержал улыбку, когда понял, что это Джаред водил кончиком пальца по коже.

Дженсен не шевелился и продолжал ровно дышать. Джаред провел пальцем по подбородку, нижней губе, потом скользнул вверх к переносице, брови. Затем Джаред довольно вздохнул и обвел изгиб уха.

Сердце Дженсена стало стучать чаще, и он больше не мог сдерживать улыбку.

– Пойман с поличным, – он распахнул глаза и увидел, как Джаред покраснел и застенчиво улыбнулся ему. – Наблюдаешь, как я сплю?

– Возможно, – сказал Джаред, проводя рукой по боку Дженсена. – Думаю, у меня есть право исподтишка рассматривать своего бойфренда без его ведома.

– Полагаю, да, – согласился Дженсен, сонно улыбаясь. Он обменялся с Джаредом поцелуем, который был на вкус как сон и зубная паста. Джаред отстранился с лукавой улыбкой, его глаза опасно блестели, и это оказалось единственным предупреждением для Дженсена, прежде чем Джаред громко пукнул.

– О боже! – взвизгнул Дженсен, широко распахивая глаза, когда Джаред набросил одеяло ему на голову и прижал к матрацу. – Джаред, ты – свинья! – и тут он почувствовал запах, от которого засвербело в носу и заслезились глаза. Дженсен дико брыкался, колотя кулаками и матерясь, а Джаред гоготал, находясь вне токсического кокона. Дженсен дернулся и пнул ногой по матрацу, пробивая дыру в пластике. Воздух вышел, и они шлепнулись на пол.

– Черт! – вскрикнул Джаред, все еще смеясь, и стащил одеяло с головы Дженсена. Тот уставился на Джареда, прищурив глаза, но все же фыркнул. Смех Джареда был заразительным.

– Ты – свинья. И должен нам новую кровать. Это, кажется, третья, которую мы пробили, – сказал Дженсен, помахав ладонью перед лицом. – Значит, так ты обращаешься со своим бойфрендом? Заставляешь его нюхать твои токсичные газ? Я мог умереть.

– Так я обращаюсь со своим лучшим другом, – сказал Джаред, наконец перестав смеяться. – А со своим бойфрендом я обращаюсь вот так.

Джаред наклонился и прижался губами к шее Дженсена, полизывая и засасывая кожу, и скользнул ладонью за пояс его пижамных штанов. Дженсен тихо застонал, когда Джаред пропустил пальцы через грубые волосы у основания его члена и сделал засос во впадинке под шеей. Дженсен быстро возбудился под прикосновениями Джареда, выгибаясь ему навстречу, когда тот обхватил его член своей широкой ладонью.

– Не могу поверить, что ты будешь мне дрочить, когда тут до сих пор воняет, – Джаред проигнорировал его, опускаясь, чтобы обвести сосок языком. Дженсен зашипел и вцепился пальцами в его растрепанные волосы.

– А как насчет того, что я тебе отсосу? – хрипло произнес Джаред, осыпая живот Дженсена поцелуями. Дженсен хищно улыбнулся и толкнул Джареда вниз.

Зазвенел будильник, и Дженсен протянул руку, чтобы отключить его как раз в тот момент, когда Джаред обхватил его член губами.


Благодаря потрясающему утреннему минету от Джареда Дженсен опаздывал на работу. Он промчался по коридору в одних очках и банном халате, волосы торчали в разные стороны от усердия, с которым Дженсен их вытирал. Когда он вернулся в комнату, Джареде натягивал джинсы. Душ перед утренней парой не был первоочередной задачей в списке Джареда.

Дженсен швырнул халат на кровать, как только закрылась дверь, и поежился от прохладного утреннего воздуха. Он нацепил очки на нос и подошел к тумбочке в поисках коробочки с контактными линзами.

– Эй, ты не видел мои линзы? – спросил Дженсен, бросив взгляд на часы.

– Нет, – хрипло ответил Джаред. – Но я так и вижу, что пропущу пару, чтобы оттрахать тебя до беспамятства.

– У меня работа, – рассеянно ответил Дженсен, отказавшись от поисков, и двинулся к шкафу, чтобы достать одежду.

– Но ты голый, – проныл Джаред и подошел к Дженсену, обнимая его за талию одной рукой и целуя в шею. Дженсен вздохнул и прислонился к нему на мгновение, уронив джинсы на пол. – И в очках.

– У меня работа, детка, – повторил Дженсен, но наклонил голову набок. Джаред скользнул пальцем ему между ягодиц, чуть прижав кончик пальца к отверстию. Дженсен хныкнул, дернув бедрами. – Джаред. Прекрати.

– Держу пари, твоя задница имеет такой замечательный вкус, – выдохнул ему на ухо Джаред и поцеловал подбородок. – Чистая после душа. Хочу, чтобы ты опять стал грязным, Джен. Хочу открыть тебя языком.

– Ты меня так убьешь, – простонал Дженсен, поворачиваясь в руках Джареда, и быстро поцеловал его в губы. – У меня работа, а у тебя занятия. Когда мы встретимся тут через три с половиной часа, сможешь делать со мной все, что захочешь.

– Хорошо, – смилостивился Джаред, запуская пальцы во влажные волосы Дженсена. – Обещаешь?

– Я бы не стал врать о том, что дам тебе трахнуть меня, – ответил Дженсен, ухмыляясь, и провел языком по уху Джареда. – Буду думать о твоем члене.

– Буду думать о твоей заднице, – отозвался Джаред, обхватывая рукой одну ягодицу и сжимая. – Обо всем, что собираюсь с тобой сделать.

– Ну да, – сказал Дженсен, неожиданно отстраняясь и шлепая Джареда по заднице. – Только если к тому моменту тут появится новая кровать.

Джаред дулся, пока Дженсен одевался, потом они оба взяли сумки и направились к двери. Дженсен посмотрел налево и увидел, как Миша стоит, прислонившись к дверному косяку у комнаты Джеймса. Дженсен запнулся и схватил Джареда за руку. Что-то точно происходило, потому что Джеймс редко просыпался до обеда.

Он увидел, как сильная, загорелая и несомненно Джеймсова рука обняла Мишу за шею. Дженсен широко раскрыл глаза и впихнул Джареда обратно в комнату, выглядывая из-за двери, чтобы следить за происходящим.

– Что ты делаешь? – спросил Джаред, и Дженсен шикнул на него, показывая, чтобы он тоже выглянул. Джаред высунул голову над головой Дженсена, и тот широко улыбнулся, наблюдая, как Джеймс вышел в коридор. Он обнял Мишу за плечи и наклонился коснуться носом носа, а потом нежно поцеловал. Дженсен зажал себе рот ладонью, чтобы заглушить свой писк.

Джеймс и Миша «танцевали» друг вокруг друга уже несколько месяцев, и Дженсен был жутко рад, что они наконец решились быть вместе. Он услышал, как Джаред тихо произнес aww над ним, и Дженсен прикусил губу.

Джеймс и Миша что-то шептали друг другу, их губы были так близко, что касались. Миша рассмеялся тому, что сказал Джеймс, широко улыбнулся. Дженсен никогда не видел Мишу таким расслабленным и счастливым, а Джеймса таким спокойным.

Джеймс положил ладони Мише на щеки и поцеловал его в лоб, а потом улыбнулся и зашел обратно в комнату. Миша словно в трансе смотрел на закрытую дверь, прикусив нижнюю губу. Дженсен и Джаред оба наклонили головы набок, явно выглядывая из своей комнаты в коридор.

Миша повернулся и застыл на месте, заметив их, быстро поморгал, и его обычное раздраженное выражение лица вернулось.

– Неужели это те самые близнецы Боббси*, – простонал Миша, прищурившись, когда они оба лишь мило улыбнулись. – Ой, да заткнитесь.

Он попытался промчаться мимо, но Джаред схватил его за талию, поворачивая лицом к ним.

– Подробности, Миш-Мэш, – нараспев произнес Джаред, и Миша закатил глаза, выбираясь из его захвата. Ярко-голубые глаза Миши раньше каждый раз поражали Дженсена, когда он пристально в них всматривался, но теперь Дженсен привык. Цвет был насыщенным как у неба после грозы.

– Мы трахнулись, – просто сказал он, но Дженсен приподнял бровь, когда Мишины щеки очаровательно покраснели.

– Это выглядело совсем не как утро после того, как двое трахнулись лишь ради секса, – поддразнивая, произнес Дженсен и прикусил кончик языка, увидев раздраженное выражение лица Миши. – Это выглядело, как два человека, которые лююююбят друг друга.

– Которые хотят целоваааать друг друга и обнимаааать друг друга, – пропел Джаред, чмокнув Мишу в горящую щеку. Тот отпихнул их от себя, изо всех сил борясь с улыбкой.

– Я вижу это! – воскликнул Дженсен, тыкнув пальцем в уголок рта Миши, и тут же посерьезнел, глядя на него. – Вы, парни, хорошо подходите друг другу. Я рад за вас.

– Ладно, – проворчал Миша, но тепло улыбнулся Дженсену. – А вам двум голубкам не стоит ли бежать на занятия?

Не дожидаясь ответа, он повернулся и пошел к своей комнате. Джаред и Дженсен обменялись взглядом и взялись за руки.

– Нам определенно надо сходить на двойное свидание! – крикнул Джаред, и Миша просто показал ему средний палец, не оборачиваясь.

– Иди поучись для разнообразия, козел!

Дженсен фыркнул и потащил Джареда к двери в комнату Джеймса, схватил свободной рукой маркер, висевший на шнурке. Стащил колпачок зубами и написал сообщение: Мы вас застукали, гомик! Хотим все грязные подробности. – Дж&Дж

– Мы уже дико опаздываем, – сообщил ему Джаред, посмотрев на телефон. Дженсен вздрогнул и потащил его к лестнице.

Возле главного входа они остановились, поцеловались на прощание и разошлись: Джаред направо, а Дженсен – налево.


В конце концов они пошли на двойное свидание на выходных, но не с Джеймсом и Мишей.

Они встретились с Джошем и Сэнди в уютном итальянском ресторане, заняли место напротив них в кабинке. На столе мерцали свечи, и Джаред вместо приветствия схватил хлебную палочку, отломил кусочек и скормил его Дженсену.

– Это так по-гейски, – пробормотал Джош, вздохнув. – Не могу поверить, что я на двойном свидании со своим братом.

– Уж поверь, детка, – сказал Джаред, жуя палочку, и Сэнди наклонилась поцеловать Джоша в щеку.

– Даже больше того, – продолжил Джош. – Не могу поверить, что я встречаюсь с девушкой, на фантазии о которой дрочил бойфренд моего младшего брата. Это просто невероятно.

Дженсен подавился хлебом, Джаред покраснел как свекла, а Сэнди с силой ударила Джоша по плечу.

 

– Я не…в смысле, не часто… О боже.

– Все нормально, Джаред. Чтобы, эм, расслабиться и быстрее заснуть, я думала о вас с Дженсеном, – сказала Сэнди, чуть покраснев. Джош, ужаснувшись, повернулся взглянуть на нее, а у Дженсена отвалилась челюсть. Кусочек хлеба выпал и приземлился на скатерть.

– Фу, – произнес Дженсен, наморщив нос. Джаред поднял упавший хлеб и съел его. – Фу!

– Мы – такая отвратительная кровосмесительная группка, – сокрушаясь, сказал Джош, вздохнул и закатил глаза. – Давайте вчетвером займемся сексом и забудем об этом.

– Я думал, групповой секс – это фишка твоя и Джеффа? – невинно спросил Дженсен, намазывая масло на новый кусочек хлеба. – В смысле, вам, кажется, понравилось.

– Я убью тебя, – выдавил Джош, и Сэнди, повернувшись, уставилась на своего парня, вопросительно приподняв бровь. – Он шутит, малыш.

– Кажется, Джош только что попросил нас заняться групповухой с его девушкой? – весело спросил Джаред, м Джош закрыл лицо ладонью.

– Никто не будет заниматься со мной групповухой, – деликатно произнесла Сэнди, но видно было, что она изо всех сил сдерживает смех.

– Э, может, я позже подойду? – никто до этого момента не замечал официанта, стоявшего рядом, и все повернулись, когда он удрал. Они смотрели друг на друга пару секунд, а потом разразились хохотом. Джаред несколько раз пытался заговорить, но не мог, потому что смеялся слишком сильно.

– Это, это самое лучшее свидание.


После ужина они решили втиснуться в машину Дженсена и съездить в Санта-Монику, ну, была суббота, почему бы и нет?

Чего никто не принял во внимание, так это что хоть они и жили в южной Калифорнии, но декабрь оставался декабрем, и на улице было холодно. Они все же преодолели себя и, несмотря на прохладный воздух, сняли обувь, чтобы пройтись по сухому песку.

Очертания пирса виднелись вдалеке, фонари светили неярко, потому что уже было поздно, но все равно там еще прогуливались люди. Через какое-то время ребята разделились. Джаред и Дженсен оказались почти в двадцати футах позади Джоша и Сэнди, держась за руки и переплетя пальцы вместе.

В такой поздний час тут все было спокойно. Волны накатывали на берег, и Джаред глубоко вдохнул прохладный соленый воздух. Дженсен придвинулся к нему чуть ближе, пока они шли, и Джаред почувствовал, что тот дрожит.

Перед выходом Джаред захватил толстовку, а Дженсен надел только рубашку. Вообще-то Джареду и так было тепло (а Дженсен как обычно мерз), так что он выпустил руку бойфренда и снял куртку.

– Возьми, – сказал Джаред, передавая куртку Дженсену. Тот взял ее с благодарной улыбкой, а потом они увидели, что Джош накинул свою куртку Сэнди на плечи. – Только знай, что это официально делает тебя девушкой.

– Пошел ты и твоя куртка, – ответил Дженсен, швыряя толстовку Джареду в лицо. – Со мной все нормально. Мне, как мужчине, тепло.

– Джен, – рассмеялся Джаред, подходя к нему сзади и закутывая в толстовку. – Ты весь дрожишь. Надень куртку, пожалуйста, – Дженсен раздраженно фыркнул и продел руки в рукава, и Джаред поцеловал его в кончик уха. Впереди Джош покружил Сэнди, наклонил ее и нежно поцеловал в лунном свете.

– Посмотри на них, – фыркнул Дженсен. – Думаю, они пытаются присвоить наш статус самой милой парочки в мире.

– Удачи, – ответил Джаред, обнимая Дженсена за плечи. – Никто не сможет забрать нашу корону. Мы чертовски прелестны.

Сэнди запрыгнула Джошу на спину, когда волны добрались до его ног, и ее смех разнесся по пляжу. Джаред прокашлялся, и Дженсен прищурил глаза.

– Я мог бы понести тебя на спине, если ты хочешь, – предложил Джаред, и Дженсен сердито взглянул на него. – Или нет?

– Я сказал, быть милыми, а не закрепить мой статус в качестве девушки, – проворчал Дженсен. Джаред фыркнул и поцеловал Дженсена в висок, прежде чем сесть на корточки перед ним.

– Давай! Я знаю, твои ножки замерзли. Запрыгивай! – скомандовал Джаред, покачивая бедрами. Дженсен лишь недовольно вздохнул. – Даже не притворяйся, что тебе не хочется.

– Хорошо! – сказал Дженсен, запрыгивая Джареду на спину, и обнял его за шею. Джаред подхватил Дженсена под коленки и фыркнул, когда тот прижал ледяные пальцы ног к его бедрам.

– Кроме того, – начал Джаред, неся Дженсена по песку так, словно тот ничего не весил, – мы выигрываем исключительно благодаря нашей истории. Дети, которые выросли вместе, а потом полюбили друг друга – это полностью превосходит встречу в колледже. Все знакомятся в колледже. Так что мы выигрываем.

– Думаю, это правда, – сказал Дженсен, прижимаясь холодными губами к шее Джареда. Тот остановился и повернул голову набок.

– Поцелуй меня, – потребовал Джаред, и Дженсен с готовностью уступил. Он вытянул шею и прижался губами к губам. Джаред так увлекся, что забыл принять во внимание вес Дженсена, когда наклонялся к нему. Они свалились на песок, и Джаред приземлился на ахнувшего Дженсена, выбив воздух из его груди. – Черт! Извини!

– Все, твое право носить на спине аннулировано, – прохрипел Дженсен, спихивая Джареда с себя. – Ты мне яйца раздавил.

– Но ты же еще на мне поездишь, да? – спросил Джаред, помогая Дженсену подняться и отряхивая влажный песок с их одежды. – Ну, в другом смысле.

– Спроси меня тогда, когда у меня в легких песка не будет, козел, – ответил Дженсен, а затем резко свистнул. – Эй, голубки! Время возвращаться!

– Почему? – прокричал в ответ Джош, обнимая миниатюрную Сэнди двумя руками.

– Джаред нанес мне тяжкие телесные повреждения! – крикнул Дженсен, и Джаред закатил глаза. – Вечеринка окончена!

– Как твои яйца? – спросил Джаред, наклоняясь и кладя ладонь на пах Дженсена. Тот зашипел и прищурил глаза, когда Джаред наклонился еще ближе.

– Как посмотреть, – выдавил Дженсен. – Поцелуешь их, чтобы не болело?

– Ну ты же знаешь, – Джаред легонько укусил Дженсена за кончик носа, и тут рядом появился Джош, чтобы шлепнуть по руке Джареда, державшейся за пах Дженсена.

– Фу! – крикнул Джош, тряся пальцем перед лицом Джареда. – Плохой Джаред! Фу!

– Эй! Не тебе говорить, когда мой бойфренд может или не может трогать мои причиндалы, понятно? – сказал ему Дженсен, и Джаред серьезно кивнул. – А теперь я бы хотел поехать домой, чтобы «трогание» причиндалов наконец-то началось.

– Это мерзко, – простонал Джош.

– А это неплохая идея, – прощебетала Сэнди, и Джош широко распахнул глаза. Он тут же пихнул Джареда и Дженсена в направлении машины.

– Вы слышали прекрасную леди. Поехали!


Дженсен и Джаред, чуть шатаясь, поднялись на свой этаж, размахивая сомкнутыми руками. Дверь в комнату Джеймса распахнулась, и оттуда практически вывалился Миша, но Джеймс быстро схватил его за талию. Он притиснул Мишу к стене и страстно поцеловал, обнимая за талию.

– О, молодая любовь, – проворковал Джаред, и Дженсен ухмыльнулся, подходя.

– Да, что-то молодое, – ответил Дженсен. – Какой хороший образец для подражания – так вот тереться о своего бойфренда в коридоре. Да еще и в неурочное время.

– Ну Джеймс, – произнес Миша, отстраняясь и поворачивая голову набок. Джеймс лишь застонал и прижался губами к Мишиной шее. – Мне, блин, надо когда-то учиться.

– Я как-то возбудился, – признал Джаред. – Это плохо?

– Перестань сопротивляться, Миша, – обратился к нему Дженсен, игнорируя комментарий Джареда. – Уже полночь. Учиться не получится. Просто дай твоему бойфренду трахнуть тебя.

– Мм, умный ребенок, – пробормотал Джеймс, проводя губами к уху Миши. Тот с придыханием застонал, и Джаред наклонил голову налево. Дженсен пихнул его локтем, а Миша, безрезультатно пытавшийся оттолкнуть Джеймса, наконец просто взглянул на них поверх его плеча.

– Привет, парни, – задыхаясь, рассмеялся Миша. – Джеймс, дай мне две секунды!

– Что за черт происходит, все пытаются быть более милыми, чем мы? – потребовал ответа Джаред, Дженсен рассмеялся и сжал его ладонь.

– У них нет одинаковых татуировок, – напомнил ему Дженсен, и Джаред кивнул, когда Миша вырвался из хватки Джеймса и стал перед ними. Джеймс вцепился в него сзади, проводя губами по шее. Миша лишь вздохнул и наклонил голову, чтобы тому было удобнее.

– Я просто хотел спросить вас перед экзаменами, когда все станет походить на сумасшедший дом, – сказал Миша, положив ладонь Джеймсу на лицо и отталкивая его. Джеймс зарычал и укусил его пальцы. – Вы же едете в Биг Беар, да? Тогда я выделю вам двоим вторую спальню.

– Мы планируем, – ответил Дженсен. – А почему вторая спальня достанется нам?

– Вы – Мишины любимчики, – сказал им Джеймс, улыбаясь Мише в плечо. – Его маленькие ручные первокурсники.

– Вы мне нравитесь, ребята, – пожал плечами Миша, и Дженсен приподнял бровь. – Вы милые и влюбленные, и если мне придется слушать, как кто-то трахается всю ночь, то пусть это будете вы.

– Хорошо, а то, что вы с Джеймсом теперь вместе – это замечательно, – воскликнул Джаред. – Секс успокаивает тебя лучше, чем травка.

– Это правда, – кивнул Джеймс, укусив Мишу за мочку уха. – Ну что, мы закончили со светскими разговорами?

– Да, – рассмеялся Дженсен. – Идите займитесь своим сексом, а мы займемся своим.

– Мы могли бы объединить усилия, – сказал Джеймс, подмигивая им и кивая в сторону открытой двери. – Будет весело.

Джаред и Дженсен рассмеялись, но Джеймс и Миша лишь приподняли брови. О, значит, не шутят. Джаред издал нервный смешок и обнял Дженсена за талию.

– Жаль вас расстраивать, мальчики, – сказал им Джаред, скользнув пальцами Дженсену под рубашку к татуировке. – Мы не делимся.

Джеймс и Миша лишь пожали плечами, поцеловали их в лоб и метнулись в комнату, с грохотом захлопнув дверь. Джаред и Дженсен обменялись взглядом и прыснули, направляясь к собственной комнате. Дженсен до этого хотел спать, но то, как Джаред собственнически гладил его татуировку, спускаясь ниже по бедру, разбудило его.

 

– Итак, староста этажа только что сделал нам неприличное предложение, – рассмеялся Дженсен, Джаред прижал его к двери и поцеловал.

– Да, это могло бы быть весело, – выдохнул Джаред, – но мне нравится то, что никто не трогал нас кроме друг друга. Не хочу, чтобы это изменилось.

– Сентиментально, – пробормотал Дженсен Джареду в губы, но чувствовал он то же самое. Они были молоды, учились в колледже, им вроде полагалось экспериментировать и веселиться. Но Дженсен знал, что ничто никогда не сравнится с ощущениями от прикосновений Джареда. Зачем ему искать что-то еще, когда у него уже есть все, что нужно. – Забавный вечер.

Он выложил все содержимое карманов на тумбочку, и Джаред положил матрац на пол, придавив его ногой, чтобы убедиться, что тот не спустил.

– Джош и Сэнди мило смотрятся, – сказал Дженсен, глядя на Джареда, пока тот снимал обувь и ремень. – Ты…я имею в виду, ты не против, да?

– Ты о чем? – спросил Джаред, прекратив расстегивать джинсы. – Ой, да ладно тебе, Джен. Я ничего не чувствовал к Сэнди с тех пор, как мы с тобой стали парой. Ты знаешь это.

– Да, просто немного странновато, как все получилось, понимаешь? – произнес Дженсен, медленно расстегивая рубашку. – В смысле, если Джош и Сэнди когда-нибудь поженятся, она станет моей сестрой.

– А потом, когда мы с тобой поженимся, она станет моей сестрой, – сказал Джаред, снимая рубашку через голову. Пальцы Дженсена дернулись на последней пуговице, и он замер. Джаред только что упомянул то, что они поженятся так спокойно, словно это что-то, что они уже обсуждали, и Дженсен просто забыл об этом.

– …Что? – красноречиво спросил он, и весь его мир словно накренился, Дженсен жарко покраснел, ожидая ответа Джареда.

– Ну, я имею в виду, – продолжил Джаред. – Хоть она мне теперь и не нравится, но было время. Так что это будет довольно странно рассказывать…

– Нет, это не… – перебил его Дженсен, шагнув к Джареду и чуть не упав из-за матраца. –Мы поженимся?

– Ну да, – сказал Джаред, закатив глаза, словно Дженсен тормозил.– В конце концов.

– Это… – Дженсен запнулся и начал опять. – Ты делаешь мне предложение?

– Где твоя вера в меня? – фыркнул Джаред, явно не замечающий того, что Дженсен собирался паниковать. – Когда я сделаю предложение, это будет великолепно. Ставлю десять баксов на то, что заставлю тебя заплакать.

– Так…так ты действительно собираешься сделать предложение? – спросил Дженсен, стаскивая джинсы и снимая рубашку, и остался лишь в серых трусах-боксерах, которые он стащил из постиранного белья Джареда. казалось, из комнаты высосали весь воздух, и Дженсен с трудом дышал. Они бросались такими словами как брак, предложение, словно они уже не дети. Словно они готовы. Самое страшное, подумал Дженсен, что вроде бы он готов.

– Да, – заявил Джаред, снимая штаны, и сел на край кровати, подняв ноги на надувной матрац. Он выглядел великолепно, загорелый и очень серьезный. – Что, ты не хочешь выйти за меня?

– Нет! В смысле…о боже, – Дженсен споткнулся о матрац и упал Джареду на колени, потом поднялся, чтобы оседлать его талию. Джаред взглянул ему в глаза, и на его лице действительно отражалась настороженность, когда он обхватил локти Дженсена. – Я…ох, я хочу. Просто я никогда не задумывался об этом раньше.

– А, ну. Я задумывался, – просто ответил Джаред, и Дженсен обнял его одной рукой за шею, крепко прижимаясь всем телом. – Немного.

– О, – они взглянули друг на друга, и сердце Дженсена билось так быстро, что он был уверен, Джаред чувствовал, как оно практически стучит о ребра. – Так мы помолвлены?

– Нет, – ответил Джаред, положив ладони Дженсену на поясницу. Пальцы пробрались за пояс боксеров, и Дженсен вздрогнул. – Я еще не сделал предложение.

– Но ты сказал, что собираешься, – произнес Дженсен, перебирая пальцами по-детски мягкие волосы на затылке Джареда. – А я сказал, что отвечу да. Это же и значит быть помолвленными.

– Да, но это еще не произошло, – Дженсен задрожал, когда Джаред наклонился поцеловать его в ключицу.

– Но произойдет, – выдохнул Дженсен, и Джаред фыркнул, прижимаясь к нему и кивая. – Тогда мы вроде как помолвлены, чтобы быть помолвленными?

– Похоже на то, – сказал Джаред, проведя губами к уху Дженсена.

– О, хорошо, – вздохнул Дженсен, моргая и наклоняя голову набок, чтобы Джареду было удобнее. – Ух ты!

– Не могу поверить, что ты никогда не думал о том, чтобы выйти за меня замуж, – сказал Джаред, прижимаясь губами к гладкой коже под ухом Дженсена. Тот вздрогнул и крепче обнял Джареда за шею.

– Джаред, – произнес он голосом, полным эмоций. – Я получил практически все то, о чем мечтал, когда получил тебя. Я никогда даже не задумывался о чем-то большем.

– Ну, ты получил меня. Навсегда, – выдохнул Джаред, наклоняясь ближе, чтобы нежно и любяще поцеловать Дженсена. Тот расслабился в поцелуе, и Джаред чуть отстранился, ухмыляясь. – Ты будешь таким красивым в платье.

– Вот видишь, – раздраженно вздохнул Дженсен, пихая Джареда в грудь. – Ты сначала ведешь себя так мило, а потом все портишь. Я тебя ненавижу.

– Нет, ты меня любишь, – широко улыбнулся Джаред, проводя ладонями по спине Дженсена. – Вот поэтому ты и выйдешь за меня.

– Охренеть! Я выйду за тебя замуж.

Они пристально смотрели друг на друга несколько секунд, а потом Дженсен рванулся вперед, впиваясь губами в губы в страстном, чувственном поцелуе.


Дженсен был великолепен – румянец на коже, скользкой от пота.

Надувной матрац в теории – хорошая идея, и он по большей части выполнял свои функции. Но для того, что сейчас хотел Джаред, нужна была устойчивая поверхность, и Дженсен схватил воздух ртом, когда Джаред крепко прижал его бедра к узкому матрацу стандартной общежитской кровати. Дженсен лежал на животе, повернув голову набок, и делал глубокие вдохи.

Джаред коленом раздвинул ноги Дженсена и лег на него сверху, полностью накрывая более поджарое тело своим. Его скользкий член коснулся крепких ягодиц Дженсена, и Джаред застонал от желания.

– Джаред, – выдохнул Дженсен, пытаясь поднять бедра, но Джаред не позволил, пригвождая его так, что он не мог двинуться и оставлял всю работу Джареду. Тот чуть выгнулся вверх, прижимая руку к пояснице Дженсена, чтобы удержать его бедра на месте. Его отверстие было розовым, блестящим, растянутым пальцами, и Джаред смотрел на него, входя внутрь, с трепетом следя, как тело Дженсена жадно принимало его. – О боже.

– Так хорошо внутри тебя, – выдохнул Джаред, опять накрывая тело Дженсена. Тот положил ладони на кровать, словно собрался подняться, и Джаред схватил их и вытянул руки Дженсена над головой, переплетая пальцы вместе.

Дженсен всхлипнул, а потом расслабился, словно растекшись по кровати и сдаваясь на милость Джареда, позволяя ему делать все самому. И тот хотел – хотел показать Дженсену, как он ему дорог, как сильно он любим.

Он мучительно медленно вышел и скользнул обратно еще медленнее под углом, чтобы найти простату Дженсена и надавить на нее. Дженсен судорожно застонал, хватаясь за пальцы Джареда. Тот собрал пот с шеи Дженсена языком, пробуя его на вкус и делая засос, все так же продолжая двигать бедрами в медленном и ленивом темпе, предназначенном для того, чтобы заставить Дженсена буквально распасться на части под ним.

– Все еще будешь мне позволять так заниматься с тобой сексом, когда мы поженимся? – проскрипел Джаред Дженсену на ухо и широко улыбнулся, почувствовав, что Дженсен задрожал под ним.

– Ты…ах, черт…говоришь так, словно это произойдет очень скоро, – выдавил Дженсен, безуспешно пытаясь двинуть бедрами под Джаредом. Тот глубоко толкнулся, пригвоздив Дженсена к кровати ногами.

– Ты не знаешь, когда это произойдет, – сказал Джаред, прикусив Дженсена за кончик веснушчатого уха, прежде чем выйти, а потом неожиданно сильно толкнулся в него, заставляя Дженсена запрокинуть голову и отчаянно застонать. – Я проявлю хитрость, подойду к предложению словно ниндзя. Ты ни за что не догадаешься.

– Черт, если ты столько говоришь, когда твой член находится в моей заднице, то я что-то делаю неправильно, – огрызнулся Дженсен, и Джаред фыркнул. – Заткнись, пожалуйста, и трахни меня!

Джаред поцеловал Дженсена в плечо и продолжил двигаться в том же неспешном ритме. Он поднес руки Дженсена к спинке кровати, сгибая пальцы вокруг перекладин и прижимая их, чтобы удостовериться, что Дженсен не отпускал их. Тот не отпускал, и Джаред скользнул свободной рукой под шею Дженсена и схватил его за другое плечо, поднимая его вверх и к себе, продолжая трахать.

Дженсен всхлипнул опять, с его припухших губ срывались мягкие тихие звуки. Он повернул голову набок, как смог, поднимая лихорадочно блестящие умоляющие глаза, и Джаред наклонился поцеловать его, хоть угол был неудобным, и его бедра стали двигаться быстрее после поцелуя, от которого по позвоночнику пробежала искра.

Он все так же не позволял Дженсену двигаться, просто трахал его с уже заданным темпом, надеясь, что хватит трения о кровать. Джаред хотел заставить Дженсена кончить только от его члена и изменил угол, чтобы попадать по этой точке внутри при каждом толчке.

Дженсен уронил голову на кровать, он словно распадался на части, терял себя от удовольствия. Он был скользким от пота и дрожал, все еще держа Джареда за руку и сжимая ладонь при каждом толчке.

– Хочешь, чтобы я тебя коснулся, детка? Или этого достаточно? – Джаред опять попал по простате Дженсен, уже быстрее вращая бедрами. Тот тонко застонал и покачал головой, его ресницы слиплись от влаги.

– Хочу кончить так, – выдохнул он, и Джаред прижался губами к его затылку. – Я…я близко. Пожалуйста, Джей.

– Мм, эй, – задыхаясь, произнес Джаред, когда Дженсен закрыл глаза и прикусил нижнюю губу. – Я люблю тебя. Буду делать это с тобой всегда.

– О боже, – простонал Дженсен, напрягшись, и отпустил спинку кровати, чтобы вцепиться в руку Джареда, просунутую под его плечами. – Люблю тебя.

 

А потом он кончил с пронзительным вскриком, сжимаясь вокруг члена Джареда словно тиски. Дженсен снова и снова бормотал имя Джареда, повторяя его, пока отходил от оргазма. Он дрожал в руках Джареда, измотанный после секса и счастливый, тугое отверстие все еще сжималось и разжималось вокруг члена Джареда.

Джаред запнулся от одного только зрелища, которое представлял собой Дженсен в момент оргазма. Это кружило голову как ни что другое. Всего через пару толчков его самого накрыл оргазм, такой сильный, что он не смог сдержать хриплого крика, сорвавшегося с губ, когда он излился в Дженсена, оставляя самый интимный след, который мог быть.

Дженсен громко застонал при этом, оттого что почувствовал сперму внутри, и Джаред рухнул на него сверху. Он хрипло дышал Дженсену в шею, лежа на ослабевших руках.

Дженсен трясся в его объятиях, и Джареду это чертовски нравилось, нравилось чувствовать, как тот дрожит, потому что так сильно кончил. Он попытался привстать, и Дженсен схватил его за руку с приглушенным всхлипом. Джаред успокоил его, сжимая ладонь.

– Я тебя держу, – выдохнул он и протянул руку, чтобы коснуться члена Дженсена, все еще твердого, влажного и липкого, прижатого к кровати. – Ты еще твердый для меня, даже после того как кончил.

Дженсен лишь хныкнул, когда Джаред коснулся его, слишком измотанный сексом, чтобы даже говорить, и, боже, это так сексуально. Джаред вышел из Дженсена, вытащил руку из-под него, поворачивая их так, что они легли на бок, и устроил Дженсена на своем предплечье, все еще обхватывая его член пальцами. Он поднес вторую руку и скользнул двумя пальцами в припухшее отверстие Дженсена, заставляя его дернуться и ахнуть.

– Ты можешь кончить еще раз? – спросил Джаред голосом все еще хриплым и дрожащим после оргазма. Дженсен лишь всхлипнул, зажмурив заслезившиеся глаза. Джаред обхватил его член ладонью и начал медленно двигать ею, пальцами другой руки водя в нем, постоянно поглаживая простату. – Держу пари, можешь.

– Джаред, – выдохнул он, распахивая глаза. По щеке Дженсена скатилась слеза. Но Джаред знал, что это просто от тех ощущения, что бурлили в нем, от удовольствия, которое ему доставлял Джаред. Дженсен лежал в руках Джареда – расслабленный и податливый, позволяя ему делать все, что он хочет.

Джаред стал делать засос в месте, где плечо переходило в шею, и ввел третий палец. Он опять начал возбуждаться, но все это было для Дженсена. Джаред сильнее надавил на простату и одновременно потер комочек нервов под головкой члена. Дженсен напрягся и вскрикнул, испытывая второй оргазм всего через пару минут после первого. Спермы почти не было, и Джаред собрал жидкость пальцами, а потом провел ими по губам Дженсена. Затем положил липкую ладонь ему на щеку, повернул его голову и наклонился поцеловать.

– Знал, что ты можешь, – выдохнул Джаред, и Дженсен уставился на него широко раскрытыми от страсти глазами. Джаред вынул пальцы из задницы Дженсена, скользкой от его спермы. Он вытер их о простыни и повернул Дженсена, так что они лежали, касаясь друг друга грудью. – Хорошо себя чувствуешь?

Дженсен слабо кивнул и потянулся к губам Джареда, нежно целуя его и крепко держась, пока отходил от оргазма и его бедра дрожали. Джаред вытер Дженсена простынею, а потом перекатил их с кровати и фыркнул, когда они приземлились на матрац и чуть подпрыгнули, и Дженсен взвизгнул.

Джаред лег на спину, притянул к себе Дженсена, обхватив одной рукой за талию, а другой накрывая их одеялом. Дженсен почти вырубился, веки сонно опускались, и он устроил голову у Джареда на груди.

– Одно только точно, – сказал Джаред, и Дженсен вопросительно хмыкнул. – Ты точно не сможешь надеть белое платье.

Как оказалось, у Дженсена еще хватило энергии пнуть его в яйца, прежде чем заснуть.


Когда Джаред вернулся домой после последней пары в четверг, Дженсен сидел за столом, лениво постукивая пальцем по тетради, и невидяще смотрел в окно. Он моргнул и оглянулся, когда Джаред вошел, и прищурил глаза, увидев широкую улыбку на его лице.

– Привет, – сказал Дженсен, и Джаред прикусил нижнюю губу. Его щеки порозовели, глаза блестели. Он явно что-то задумал.

– Привет, – ответил Джаред, бросая сумку на одну из неиспользуемых кроватей. Он запусти пальцы в свои непослушные волосы и перекатился с носков на пятки. – Какие планы на сегодня?

Дженсен вздохнул, бросив взгляд на календарь, в котором сегодняшнее число было отмечено словами Мэтт в Hotel Café! , с волнением написанными его рукой. Почти месяц назад Мэтт Натансон объявил на своем сайте, что даст небольшое представление для ограниченного числа зрителей в Лос-Анджелесе, и сказал, чтобы билеты заказывали, пока они есть. Дженсен так готовился к этому, даже отметил дату.

Но потом они с Джаредом расстались, и даже выступление любимого певца в его городе перестало казаться чем-то важным. Дженсен проспал то время, когда билеты поступили в продажу, и продолжал спать, когда они были распроданы. Так что шоу он не увидит. Ничего страшного. Он переживет.

Возможно. Но это не значит, что ему нельзя похандрить.

– Никаких планов, – вздохнул Дженсен, отталкиваясь от стола и поворачиваясь на стуле, чтобы быть лицом к лицу со своим бойфрендом, который, кажется, дрожал от едва сдерживаемого волнения. – Что с тобой такое?

– У меня кое-что есть, – сказал Джаред в спешке, словно просто не мог сдержать слов. Он вытащил неподписанный белый конверт из заднего кармана и постучал им по ладони, прежде чем вручить. Дженсен взял его, приподняв бровь, перевернул и надорвал бумагу.

Внутри лежали два билета на шоу Мэтта Натансона.

Лицо Дженсена вспыхнуло, и он, вполне возможно, издал писк. Он вытащил билеты и уставился на них так, словно они были из золота, повертел в руках и проглотил комок в горле. Дженсен взглянул на Джареда, замечая теплоту в его глазах и гордую довольную улыбку.

– Как ты…Джаред, о боже, – Дженсен рванулся к нему со стула, бросаясь на шею, обнимая Джареда и обхватывая ногами за талию. Джаред рассмеялся и схватил Дженсена за бедра, чуть спотыкаясь и держа его на весу. – Спасибо!

– Не стоит благодарности, – тепло ответил Джаред, проводя ладонью вверх по спине Дженсена, пока тот крепко за него держался. Джаред поцеловал его в волосы, и Дженсен опустил ноги на пол, обнимая его одной рукой за талию.

– Как ты их достал? – спросил Дженсен, опять глядя на билеты. Джаред скользнул ладонью ему под майку, проводя большим пальцем по ложбинке на пояснице.

– Э, по правде говоря, я прочесывал крейгслист** и все сайты билетных аукционов, которые только мог найти, – просто сказал Джаред, и Дженсен наморщил брови.

– Сколько ты за них заплатил? – спросил Дженсен, и Джаред лишь пожал плечами. Ему наверняка пришлось потратить практически все свои скромные сбережения. – Давай я отдам половину.

– Нет, – рассмеялся Джаред, целуя Дженсена в лоб. – Считай, что это ранний рождественский подарок.

Дженсен посмотрел на билеты, потом взглянул на Джареда, стал на цыпочки и страстно поцеловал его, тут же скользнув языком внутрь. Они оба с трудом дышали друг другу в губы, когда Дженсен отстранился.

– Ух ты, – выдохнул Джаред, скользнув кончиком носа по щеке Дженсена. – Это никогда не надоест.

– Ну да, – ответил Дженсен, широко улыбаясь. – Подожди, что будет вечером. Все, что захочешь, детка. Только назови.

– Да? – спросил Джаред, отводя глаза в сторону, словно у него уже что-то было на уме.

– Ну, я надеюсь, вечер закончится со мной в роли мяса в сэндвиче «Мэтт и Джаред», – пошутил Дженсен. – Но если эта затея потерпит неудачу, тогда да, все, что захочешь.

Джаред закатил глаза и шлепнул Дженсена по заднице, а потом подтолкнул его к шкафу.

– Поторапливайся и одевайся, – сказал Джаред, взглянув на часы. – Если мы хотим занять хорошее место, то лучше выходить уже сейчас.

– Хорошо, мне только надо переодеться, – сказал Дженсен, чуть ли не вприпрыжку двинувшись к шкафу. У него были новые вещи «на выход», которые он еще не надевал, а это – прекрасный повод.

– Конечно, тебе надо, – вздохнул Джаред, но взглянул на него с нежностью. Он увидел, как Дженсен положил билеты в карман, а потом повернулся к шкафу.

Боже, он такой счастливчик.


Они пришли довольно рано и смогли найти место прямо перед сценой. Билеты на концерт были только на стоячие места, и клуб быстро наполнился людьми, на них напирали со всех сторон.

Джаред стоял позади Дженсена, положив ладони ему на бедра, пока они ждали начала шоу. Дженсен не мог ждать терпеливо, он покачивал бедрами, постукивал ногой по бетонному полу.

Никакого вступления не было, только Мэтт и его гитара. Дженсен каждые несколько секунд проверял часы на телефоне, а когда свет в зале погас, все взорвались аплодисментами.

Мэтт Натансон вышел на сцену с акустической гитарой на плече, поправил микрофон и помахал толпе. Дженсен громко свистнул, и Джаред фыркнул, его бойфренд чуть не лопался от счастья.

Дженсен любил музыку. Он любил петь под нее, слушать и исполнять ее. В особенности он любил музыку Мэтта, и Джаред был очень рад, что смог подарить ему это.

– Привет, ребята. Я – Мэтт Натансон, – сказал певец, и толпа опять разразилась аплодисментами. – Не стану вам врать. Это будет чертовски крутое шоу. Сегодня мы зажжем, ясно?

Джаред рассмеялся. Выходки Мэтта Натансона на сцене были предметом многих поисков, которые Дженсен проводил поздно вечером на YouTube.

– Один вопрос, прежде чем мы начнем, – сказал Мэтт в микрофон, перебирая струны гитары. – Кто из вас занимался любовью под мои песни? Не стесняйтесь.

 

Раздались громкие возгласы, и множество рук взметнулось вверх, в том числе и Дженсена. Джаред ухмыльнулся и схватил Дженсена за пояс, не желая терять контакт, хоть толпа и подталкивала их друг к другу.

– Да, черт! – вскрикнул Мэтт. – Вот, что мне нравится слышать. Все готовы?

Дженсен закричал так громко, что у Джареда заболели уши, а потом Мэтт начал играть. Он мог быть любимым музыкантом Дженсена, но Джареду он тоже нравился, нельзя было отрицать, что Натансон чертовски хорош в своем деле.

Кажется, Дженсен получал от этого огромное удовольствие, подпевал всем песням и смеялся над историями Мэтта. Он продолжал бросать на Джареда взгляды, благодарно улыбаясь только ему, и сердце Джареда словно увеличилось в два раза.

Джаред обвил руками талию Дженсена, переплел свои пальцы и положил ему на живот, устроив подбородок у Дженсена на плече. Тот наклонился назад, прижимаясь к Джареду, держа ладони на его запястьях.

На сцене Мэтт наклонился к микрофону, бросил на них взгляд, а потом еще один. Он отступил назад и посмотрел прямо на Джареда и Дженсена, стоявших всего в паре футов от него.

– Офигеть! Вы двое просто чертовски прелестны, – сказал Мэтт, и Джаред услышал, как Дженсен ахнул. Джаред оглянулся, а потом опять посмотрел на Мэтта, который указал на них. – Да, вы. Потрясающая гей-пара в центре первого ряда. Боже, ребята, вы чертовски милые.

Джаред и Дженсен обменялись удивленным взглядом, который вскоре превратился в умильные улыбки, а потом опять посмотрели на Мэтта.

– Как долго вы вместе? – спросил Мэтт с искренним любопытством. Бывали случаи, когда он начинал разговор с кем-нибудь из слушателей посреди шоу, и даже в темноте Джаред заметил, как на щеках у Дженсена появился румянец.

– Всегда! – выкрикнул Дженсен, и Джаред широко улыбнулся. – Или полгода, если подходить к вопросу технически.

– Ну черт, значит, всегда, – ответил Мэтт, подмигнув им. – Эта песня для вас, ясно?

Дженсен чуть не упал в обморок.

Зазвучала гитара, и Дженсен одобрительно воскликнул, вскидывая руки вверх. Джаред крепко обнимал его за талию, улыбнувшись, когда Дженсен прижался к нему теснее.

– Так и думал, что эта песня вам понравится, – сказал Мэтт, еще раз подмигнув Дженсену. А потом начал петь. Джаред тут же узнал слова.

Они с Дженсеном столько раз занимались сексом под эту песню.

Дженсен покачивал бедрами в такт музыке, двигая задницей и прижимаясь ею к Джареду, и тот очень сильно старался не думать о сексе. Задача эта была не из простых. Особенно когда Дженсен повернул голову, впиваясь пальцами в нежную кожу на запястьях Джареда, и начал петь вместе с Мэттом, жарко дыша Джареду в ухо.

So come on, get higher, loosen my lips. Faith and desire in the swing of your hips, – пел Дженсен, вращая бедрами и нежно прикусывая мочку уха Джареда. Тот запустил одну руку под рубашку Дженсена, прижимая ладонь к татуировке, так что мизинец залез за пояс. – Just pull me down hard and drown me in love.***

Дженсен провел языком по шее Джареда, засасывая кожу во впадинке под ухом. Яркие образы пронеслись перед глазами Джареда, воспоминания о том, как Дженсен растягивал себя пальцами, пока играла эта песня, как он пел эти слова, прижимаясь к голой коже Джареда.

I miss the pull of your heart. I taste the sparks on your tongue, – продолжал петь Дженсен, и Джаред уже почти не слышал Мэтта. – I see angels, and devils, and God when you come… on. Hold on.

Джаред широко улыбнулся, проводя рукой по бедру Дженсена, когда тот допевал последние слова песни. Ближе к концу он поднял руку к подбородку Джареда и повернул его к себе, встречаясь с ним глазами. Взгляд Дженсена был таким значительным, отражал столько эмоций, в тусклом свете клуба цвет его глаз оказался темно-зеленым.

Cause everything works, love, – пел он, и пухлые губы складывались в улыбку. – Everything works in your arms .

На последней ноте их губы встретились, и они нежно поцеловались под звуки одобрительных возгласов, аплодисментов и воркования Мэтта Натансона.


Парни ввалились в свою комнату поздно вечером, опьяненные волнением после концерта, в ушах все еще звенело, оттого что они так близко стояли к динамикам.

Они покрыты потом, который давно высох и стал липким и отвратным, потому что по большей части был не их, но это ничего. Они счастливы.

Джаред снял кроссовки, пока Дженсен прикалывал билеты с автографом на пробковую доску яркими кнопками. Улыбка не сходила с его лица с тех пор, как Мэтт появился на сцене, и, боже, Джаред любил эту улыбку.

– Не могу поверить, что ты на самом деле попросил Мэтта Натансона расписаться на твоей груди, – фыркнул Джаред, и Дженсен повернулся к нему. Он приподнял майку, гордо демонстрируя каракули между сосками, один из которых Мэтт превратил в улыбающуюся рожицу.

Джаред немного ненавидел то, что чье-то чужое имя было написано на коже Дженсена, хоть это и временно, хоть это ничего и не значило.

– Чувак, да ладно тебе, – ответил Дженсен, глядя на следы маркера на бледной коже в веснушках. – Ты же знаешь, что это было смешно.

Это действительно правда. Встреча с Мэттом после шоу была невероятной. Они слонялись вокруг автобуса для гастролей вместе с другими фанатами, пока не появился Мэтт с широкой улыбкой и маркером в руках.

Он вспомнил их, а когда обнял Дженсена, то тот чуть не подавился жевательной резинкой. Они немного поболтали, сфотографировались, и Мэтт подписал их билеты и грудь Дженсена, что Джаред снял на видео. Которое стопроцентно пойдет на YouTube.

– Значит, тебе понравилось, да? – спросил Джаред, и Дженсен подошел к нему, взял его за руки и поцеловал костяшки пальцев, прежде чем поднять глаза.

– Очень сильно, – твердо произнес он. – Спасибо тебе, Джаред, – он нежно прижался губами к губам. – Я люблю тебя.

– Мм, люблю тебя, – ответил Джаред, скользнув руками под майку Дженсена и оставляя их у него на животе.

– Итак, я, кажется, обещал, что ты сможешь сделать со мной все, что захочешь, – сказал Дженсен, игриво улыбаясь. – Есть идеи?

Джаред пристально посмотрел на рот Дженсена, мягкую розовую кожу его пухлых губ, их изгиб. Он подумал о том, как они касались его кожи, когда Дженсен пел ему, подумал о том, какое удовольствие испытывал, когда они соприкасались с его собственными губами.

Джаред засунул руку в карман Дженсен и вытащил его телефон, быстро нажимая что-то на блестящем сенсорном экране.

– На кровать, – мягко произнес Джаред, и Дженсен широко улыбнулся, стягивая майку по пути туда. Джаред положил телефон на подставку на тумбочке и снял свою майку, забираясь на кровать рядом с Дженсеном.

– Я поставил будильник, он зазвенит через час, – сказал Джаред, прижав ладонь к ключице Дженсена, скользнул вверх, находя его пульс, и чуть нажал на него. – Я хочу, чтобы ты поцеловал меня.

– И? – спросил Дженсен, берясь за запястье Джареда пальцами, когда ладонь того обхватила его горло. То, с каким доверием они относились друг к другу, было просто невероятно, и Джареду нравилось спокойное расслабленное выражение глаз Дженсена, даже когда его шею держали в свободном захвате. Джаред сжал ладонь, совсем чуть-чуть, и Дженсен вздохнул с придыханием.

– И все, – ответил Джаред, убрав ладонь с шеи Дженсена, чтобы положить ее на сердце. – Я хочу, чтобы ты поцеловал меня и продолжал целовать, когда через час зазвенит будильник.

Какое-то мгновение Дженсен выглядел удивленным, а потом нежно улыбнулся, глядя Джареду в глаза с таким благоговением, что у того перехватило дыхание.

– Я могу сделать это, – прошептал Дженсен, обнимая Джареда за шею и притягивая, чтобы тот оказался сверху. Их губы соприкоснулись, и Джаред полностью накрыл тело Дженсена своим, просовывая бедро между его ног и прижимаясь голой грудью к груди.

Дженсен любил целоваться, держа лицо Джареда в ладонях, когда раскрывал его губы языком. Джаред едва коснулся его языка своим, а потом оторвался, поцеловал нижнюю губу Дженсена, затем верхнюю, опять прижался полностью, наслаждаясь тем, как ощущались губы Дженсена на его губах.

По большей части это происходило нежно и лениво, возбужденные члены игнорировались в пользу поцелуев. Дженсен пах потом, дымом и тонко-тонко лавандовым шампунем, и Джаред прижался лицом к его шее, просто чтобы вдохнуть его аромат – кружащий голову и всепоглощающий.

Они целовались, пока от недостатка воздуха не стала кружиться голова, пока от долгих поцелуев губы не онемели и казались неуклюжими. В комнате было жарко, хотя, возможно, это только их ощущения, температура взлетела, потому что они прижимались друг к другу, обнявшись и лениво водя руками по телам. Дженсен мягко прикусил нижнюю губу Джареда, чуть потянул за нее и лизнул, чтобы заглушить боль. Джаред слизнул капельку пота с верхней губы Дженсена, потом засосал ее, держа в зубах до тех пор, пока не был почти уверен, что останется синяк.

Зазвенел будильник, и Дженсен отстранился, полуприкрыв сонные глаза, и улыбнулся припухшими губами. Он убрал влажные от пота волосы с лица Джареда, положил ладонь ему на щеку и просто смотрел пристальным выразительным взглядом, пока с тумбочки несся сигнал будильника.

Наконец Дженсен протянул руку, нажал кнопку и поднял голову, чтобы опять поцеловать Джареда.


* Близнецы Боббси — герои серии детских романов, вышедших под псевдонимом Лауры Ли Хоуп.
**Крейгслист – газета электронных объявлений.

*** Заранее прошу прощения, ибо перевод текстов песен – совсем не мое, лучше читать в оригинале, но вот очень относительный подстрочник:
Давай, выше, к моим губам. Вера и желание в движении твоих бедер,
Потяни меня вниз и утопи в любви.
Мне не хватает притяжения твоего сердца. Я ощущаю на вкус искры на твоем языке.
Я вижу ангелов, демонов и Бога, когда ты улетаешь. Держись.
Потому что все возможно, любовь моя,
Все возможно в твоих руках.



Глава 10

Неделя экзаменов началась довольно напряженно.

Дженсен чуть не проспал экзамен по биологии, едва успел заскочить в класс вовремя. Оба его карандаша поломались, и когда он попросил сидящую рядом с ним девушку поделиться, она всеми силами стала пытаться заставить Дженсен пойти с ней на ланч. Она, флиртуя, отбрасывала волосы назад, хлопала ресницами, но Дженсен был в таком напряжении, что как-то неловко сообщил ей, что предпочитает члены, и сбежал.

Вот с того момента все и покатилось по наклонной плоскости.

Времени у Дженсена не осталось на еду, а тем более на кофе, и он, споткнувшись о порог в классе испанского, рухнул лицом вниз перед тридцатью нервничающими студентами, нуждающимися в дозе здорового смеха.

По существу весь его день – материал для сайта fmylife.com.

Дженсен закрылся в своей комнате, швырнул сумку в угол и забрался на кровать, борясь с желанием свернуться в позе зародыша. Колледж – это сложно.

Через несколько минут (когда он совсем не слушал диск с успокаивающими звуками океана, заткнитесь!) пришел Джаред, все еще в фирменном фартуке кофейни, держа в руках самый большой стакан гляссе с удивительной вкуснятиной и кофеином.

Дженсен всхлипнул, вскочил с кровати, бросился к Джареду и уткнулся лицом ему в грудь, крепко обхватывая его руками за талию. Джаред тут же обнял его, холодный стакан кофе оказался прижат между лопаток Дженсена.

– Ой, малыш, – фыркнул Джаред, целуя его в висок. – Тяжелый день?

Дженсен только всхлипнул опять, очень жалостно. Джаред поцеловал его в лоб, а потом чуть отстранился, взял соломинку и засунул ее между губ Дженсена.

– Пей, – сказал Джаред, и Дженсен начал жадно глотать кофе. Когда Джаред сунул стакан ему в руку, Дженсен издал стон от счастья. – Вот так. О, у меня кое-что есть для тебя.

– Хм? – пробормотал Дженсен, не выпуская соломинку изо рта. Джаред рассмеялся и вытащил что-то из кармана. Он взял Дженсена за запястье, и тот наконец перестал пить кофе, нахмурив брови. Джаред завязал тонкий браслет из черной кожи ему на запястье, а потом повернул его и коснулся большим пальцем. Серебряное кольцо посредине браслета было теплым на коже Дженсена.

– Эд позволил одной девушке подавать кое-что из ее украшений у нас, – объяснил Джаред, пожав одним плечом. – Я подумал, что браслет тебе пойдет.

Дженсен моргнул, отрывая глаза от браслета, и с трудом сглотнул от неожиданно нахлынувших чувств.

– Спасибо, – выдохнул он, поднимая запястье к лицу, чтобы получше рассмотреть украшение. – Он мне нравится.

– Хорошо, – широко улыбнулся Джаред, а потом застонал, взглянув на часы. – Мне пора. Я уже почти опаздываю на экзамен.

– Хорошо, – медленно ответил Дженсен, глядя, как Джаред снял фартук и швырнул его в угол. – Удачи.

– Спасибо, Джен, – Джаред обхватил Дженсена за талию и нежно поцеловал в губы. – До скорой встречи.

Он выбежал из комнаты, оставляя Дженсена с его любимым напитком, содержащим кофеин, новым подарком и широченной улыбкой на лице.

А день-то определенно налаживался.


Они пережили экзамены благодаря рискованному коктейлю из кофеина, секса и восстановительного сна.

К четвергу Дженсен функционировал только на адреналине и эндорфинах, и у него оставался один экзамен. Он ввалился в комнату и увидел Джареда, сидящего за столом с большим стаканом гляссе. Джаред заметил его, поднялся и медленно подошел, прижимая Дженсена к двери и целуя его.

– Мм, привет, – произнес Дженсен, слизывая вкус кофе с губ. – Приятно тебя видеть.

– Подержи, – сказал Джаред, сунув холодный стакан Дженсену в руку. Как только тот взял кофе, Джаред упал на колени и стал расстегивать ширинку на его штанах. – Сдал экзамен по истории и мог думать только об этом. Так сильно хочу тебе отсосать.

– Черт…да, хорошо, – удивленно и довольно произнес Дженсен. Джаред стащил его штаны и обхватил член ладонью, возбуждая его, а потом обхватил губами. Дженсен застонал, запустив одну руку Джареду в волосы, а другой держа стакан с напитком. Он наблюдал, как Джаред делал ему минет: невозможные розовые губы растянулись вокруг члена, темные ресницы касались покрасневших щек. Дженсен рассеянно поднес соломинку к губам и сделал глоток, тут же тихо застонав.

Джаред взглянул на него и приподнял одну бровь, жадно посасывая головку члена. Дженсен лишь улыбнулся, не выпуская соломинку, и положил ладонь Джареду на щеку.

– Это словно какой-то тройничок, – пробормотал Дженсен вокруг соломинки, и Джаред закатил глаза, а потом закрыл их, начиная двигать губами вверх-вниз по члену. – Обе любви моей жизни.

Вскоре он кончил Джареду в рот, с тихим вскриком дернув бедрами вперед.

Джаред проглотил все, а потом скользнул вверх, чтобы поцеловать Дженсена, с трудом втягивавшего воздух ртом, и забрал стакан, шумно допив оставшийся кофе. Потом он опять поцеловал Дженсена, проник языком внутрь, давая тому попробовать до странного притягивающий горький вкус от смешения сладкого кофе и его собственной спермы.

– Дашь мне тебя трахнуть? – спросил Джаред, потянув Дженсена с собой через комнату. Тот широко улыбнулся и упал на кровать, а потом приподнялся на локтях, пока Джаред раздевался.

– Все зависит от того, – начал Дженсен, лениво обхватывая свой член пальцами и доводя себя до полного возбуждения, – приглашаем ли мы латте?

Джаред зарычал и прыгнул на него.

Дженсен расценил это как нет.


Семестр наконец закончился, и рождественские каникулы они провели со своими семьями. Джаред и не подозревал, как сильно он соскучился по родным, пока опять их не увидел и смог обнять маму, поносить на спине младшую сестру и почувствовать крепкую руку отца на своем плече.

Все выходные на День Благодарения парни провели друг с другом – ссорясь, мирясь, заново узнавая один другого, и их семьи остались без внимания.

Они с Дженсеном нечасто разговаривали неделю перед Рождеством, но это было нормально. На этот раз они знали, как обстоят дела между ними. Парни могли проводить время со своими семьями, не беспокоясь о собственной судьбе, потому что их отношения сейчас оказались лучше, чем когда бы то ни было.

В канун Рождества Джаред не мог заснуть, он еще не перерос нетерпеливость из-за праздника, сохранившуюся как у маленького мальчика. В доме стояла тишина, все дрыхли, напившись гоголь-моголя с алкоголем и наевшись печенья, но ему совсем не спалось. Джаред попробовал напевать рождественские песни, но это не сработало, и он вздохнул и встал с кровати.

Джаред потер глаза, а потом заметил кое-что на тумбочке у кровати, широко улыбнулся, схватив это, и вышел из комнаты.

На улице было холодно, и он поехал к Дженсену на машине, припарковался возле его автомобиля и уставился на окно комнаты Дженсена. Джаред улыбнулся, прошел мимо входной двери, вместо этого запрыгивая на решетку для растений, которая словно по заказу стояла так, чтобы удобнее оказалось пробираться к Дженсену наверх.

Стекло запотело от его дыхания, пока Джаред открывал окно, забираясь внутрь. Дженсен повернулся к нему, чуть приоткрыв сонные глаза. Он уставился на Джареда, а потом усмехнулся, широко зевнув.

– Ты не Санта, – пробормотал Дженсен, потерев глаза. Джаред широко улыбнулся и закрыл окно, чуть дрожа, пока тело привыкало к сонному теплу в комнате Дженсена. Он сбросил шлепки и забрался в кровать, уютно устраиваясь рядом со своим бойфрендом и прижимая холодные пальцы ног к его ступням. Дженсен зашипел и обнял Джареда, опять закрывая глаза. – Ты жутко холодный.

– Эй, – прошептал Джаред, вытаскивая из кармана веточку омелы и поднимая ее над их головами. Дженсен не отреагировал, дыша ровно и неглубоко. – Эй, проснись.

– Хм? – Дженсен чуть приподнял брови, но не открыл глаза. Джаред наклонился и коснулся его носа своим, положив ладонь Дженсену на бедро.

– Вот, посмотри, – опять попытался Джаред, и Дженсен наконец открыл глаза. Джаред чуть отодвинулся и потряс веточкой омелы, широко улыбаясь. Дженсен взглянул на нее и тихо фыркнул, запуская пальцы Джареду в волосы.

– Тебе действительно нужен предлог? – спросил Дженсен низким и хрипловатым от сна голосом. – Ты можешь целовать мне в любое время, когда тебе захочется.

Джаред улыбнулся еще шире, сердце часто стучало в груди, и он бросил омелу на пол, наклонился и нежно поцеловал Дженсена, губы того были такими теплыми и мягкими. Пальцы Дженсена лениво перебирали его волосы, но не отпускали, и он целовал в ответ. Поцелуй не закончился, пока не стало хватать воздуха, и они повернули головы набок, чтобы вдохнуть необходимый кислород.

Лунный свет пробивался сквозь жалюзи, падая полосами на пол. Парни легли на одну подушку и взглянули друг на друга, прижавшись так близко и так тепло. Глаза Дженсена закрылись, и он прижался лбом ко лбу Джареда, скользнув пальцами по его шее и заставив вздрогнуть.

 

Они молчали какое-то время, просто вдыхали запах друг друга. Джаред подумал, что Дженсен уже заснул, и сам был готов задремать, когда вдруг тот притянул его ближе, скользнув губами по уху и начал петь, тихо, словно шепотом.

Moon pours through the ceiling tonight, embraces us tight, shows me we’re right for each other, – пел он низким хрипловатым голосом, сонные нотки которого западали Джареду прямо в сердце. – And as we lie here and let the world fade away, the sunrise tries to end it while we try to stay.

У Джареда перехватило горло от избытка чувств, когда Дженсен прижался лбом к его лбу и запел, закрыв глаза и чуть касаясь губами уха. Он притянул Дженсена еще ближе, обнял его крепче, стараясь сдержать эмоции. Дженсен не пел для него вот так с тех пор, как они помирились, и Джареду этого жутко не хватало – звука приятного хрипловатого голоса, поющего ему на ухо, когда они лежали, обнявшись в темной тихой комнате. Это было чем-то таким интимным, сокровенным, что Джаред дрожал от силы ощущений.

The rest of my life can’t compare to this night, and only the heartaches have given me sight. They bring me to you, – продолжал Дженсен медленно и сладко словно мед. Он абсолютно расслабленно лежал в объятиях своего бойфренда, устав за день, но не переставал петь для него, словно знал, как это было нужно Джареду.

Дженсен открыл глаза, прикусил губу, а потом придвинулся еще ближе к Джареду, скользнув рукой по его спине и оставляя ладонь между лопаток. Он прижал губы ко лбу Джареда и продолжил голосом, полным чувств.

It’s all about the first night and last, some people say, – мягко пел Дженсен, касаясь губами лба Джареда. – Well, I love you so much more tonight, more than yesterday. The rest of my life can’t compare to this night*.

Джаред сморгнул слезы, крепко обнимая Дженсена за талию. Тот сделал глубокий выдох, проводя губами по брови Джареда, потом по его носу, затем коснулся его своим носом и нежно поцеловал в губы. Дженсен уронил голову на подушку, устраивая ее под подбородком Джареда и прижимаясь губами ко впадинке у горла.

– Я люблю тебя, – выдохнул Джаред и почувствовал, как Дженсен лениво и сонно улыбнулся, прижимаясь губами к его коже.

– Я люблю тебя, – ответил Дженсен, обхватывая теплыми ногами замерзшие ноги Джареда. – Веселого Рождества.

Дженсен заснул, а Джаред еще долгое время смотрел на луну, поглаживая Дженсена по спине.

Удивительно, сколько любви вмещало его сердце.


Мишин коттедж больше походил на дом – относительно просторный двухэтажный дом, расположенный на берегу большого озера. Это было довольно здорово.

Вроде как реально здорово.

На втором этаже находилось две спальни, которые Миша и Дженсен сразу же забили, чтобы иметь возможность заниматься сексом со своими парнями в относительном уединении, а всем остальным предстояло спать на полу, где они отрубятся. Дженсен был довольно счастлив из-за этого.

До полуночи оставалось полчаса, и Дженсен напился по-настоящему. Он взгромоздился на спинку дивана и прихлебывал какой-то розовый и крепкий напиток, который ему впихнула Сэнди. Джаред был… где-то в другом месте, и музыка звучала очень громко.

Что-то вцепилось в его ногу, и Дженсен совсем не взвизгнул, когда его стащили со спинки, и он, спружинив, приземлился на подушки, держа свой стаканчик над головой. Одна единственная капля выплеснулась ему на щеку, и Дженсен попытался ее слизнуть, когда рядом плюхнулся Джеймс. Он наклонился и слизнул каплю со щеки Дженсена, и тот наморщил нос. Хотя, наверное, это лучше, чем быть липким.

– Значит, ты любишь делать минет, да? – спросил Джеймс, облизывая палец, и потянулся за выпивкой Дженсена. Первой реакцией того было во что бы то ни стало защитить свой стакан, но потом он покосился на Джеймса.

– С чего это ты задаешь такие вопросы? – произнес Дженсен, и, да, он уже пьяно растягивал слова. Джеймс закатил глаза и обнял его за плечи.

– Я имею в виду, что тебе искренне нравится отсасывать, – продолжил Джеймс. – Ты же не делаешь это просто для того, чтобы Джареду было хорошо, так?

– Почему ты это говоришь? – черт, почему он не мог нормально разговаривать? Джеймс прикусил губу и показал рукой куда-то за плечо.

– Джаред вроде по-настоящему пьян, – произнес он шепотом, словно это был секрет. Дженсен почувствовал запах текилы. – И болтлив.

– Джаред рассказывает всем, что я люблю делать минет? – спросил он, и Джеймс кивнул. – Ну, он как бы не врет, но черт!

– Просто я всегда мутил с парнями, но это было только на одну ночь, понимаешь? – продолжил Джеймс. – Мне удавалось уловками оказаться на принимающей стороне. А теперь у меня бойфренд, и предполагается, что теперь я буду все время на коленях, а это оставляет желать лучшего.

– И ты просишь у меня совета, потому что я люблю отсасывать? – спросил Дженсен, и Джеймс кивнул. – На коленях, как проститутка.

– Нет! – крикнул Джеймс. – Тьфу, забудь.

– Я шучу, – рассмеялся Дженсен, уткнувшись лбом в плечо Джеймса. – Мне это действительно нравится, – он поднял голову и взглянул Джеймсу в глаза. – Это же из-за вкуса, да? Тебе не нравится вкус.

– По большей части, да, – признал Джеймс, и Дженсен попытался одновременно кивнуть и сделать глоток, отчего пролил розовую жидкость себе на шею. Джеймс наклонился к нему, и Дженсен шлепнул его по лбу, отталкивая.

– Сидеть, – скомандовал Дженсен и сделал еще глоток. – Ты же знаешь, что мы с Джаредом постоянно пьем ананасовый сок? Все время берем его на ланч и так просто.

– Да, – ответил Джеймс, приподняв бровь.

– Это не потому, что нам так нравятся тропические фрукты, парень, – сказал ему Дженсен, кивая себе, и опять отхлебнул из стакана. Там почти ничего не осталось, и Дженсен понятия не имел, как назывался напиток, ему срочно нужна была Сэнди.

– Что ты…о. Погоди, на самом деле? – спросил Джеймс, широко распахивая глаза, когда Дженсен утвердительно кивнул.

– Наша сперма на вкус как конфеты, – сказал ему Дженсен. – Ее постоянно хочется еще.

– Это правда действует? – спросил Джеймс, и Дженсен хмыкнул, скорбно заглядывая в пустой красный стаканчик. – Мне надо пойти рассказать это Мише. Ананас. Спасибо!

Он наклонился, чтобы поцеловать Дженсена в щеку, но попал на нос и верхнюю губу вместо этого. Было щекотно, и Дженсен автоматически отвесил ему оплеуху, тут же извиняясь, но Джеймс уже убежал.

Сэнди! – позвал Дженсен, но безрезультатно. Стакан все так же был ужасающе пуст. Джаред плюхнулся рядом и наклонился поцеловать Дженсена в шею.

– Мм, ты весь липкий, – сказал Джаред, высовывая кончик языка, чтобы провести по коже Дженсена. Тот довольно хмыкнул и наклонил голову набок, а потом оттолкнул Джареда и сурово уставился на него.

– Почему ты всем говоришь, что я получаю удовольствие, отсасывая тебе? – хмуро спросил Дженсен. Джаред лишь недоуменно взглянул на него – опьяневший и очень милый. Дженсену просто хотелось целоваться с ним всю ночь.

– Извини? – ответил Джаред. – Это вообще-то не секрет, чувак. Все знают, что ты постоянно хочешь мой член, ты словно проститутка для него.

Или нет.

– В уменьшение могу сказать, – произнес Джаред, наклоняясь, чтобы провести языком по подбородку Дженсена. – Это чувство взаимно.

– Ты…ты только что сказал в уменьшение? – спросил Дженсен и рассмеялся, запрокинув голову. Джаред фыркнул ему в шею и уронил руку Дженсену на бедро.

– Я пьяный, – рассмеялся Джаред, прокладывая дорожку из поцелуев к уху Дженсена. – А ты очень сексуальный.

– Два факта, которые я и так знал, спасибо, – ответил Дженсен, заметив Джеймса и Мишу у столика с напитками. Джеймс наливал ананасовый ликер «Малибу» в Мишин стаканчик, и Дженсен закатил глаза. – Это должен быть настоящий ананас, придурок! – крикнул он, и Джеймс пожал плечами. Дженсен понаблюдал, как тот смешал ром с апельсиновым соком, и облизнулся. – Принеси мне это!

Держа бутылку пива, подошел Джефф и уже собирался сесть рядом с ними, но заметил, что Джаред не отнимал языка от шеи Дженсена, и отодвинулся подальше. Дженсен взглянул на него, свободно держась за мягкие прядки на затылке Джареда.

– Как оно? – спросил Дженсен, благодарно кивнув, когда Джеймс вручил ему полный стаканчик. Он сделал глоток, почувствовал резкий вкус ананасового сока и подмигнул Джеймсу, прежде чем поднять Джареда, чтобы тот тоже попробовал. Джаред тихонько хмыкнул и быстро отхлебнул.

– О, я застрял в водовороте невыразимого зла, а вы? – раздраженно произнес Джефф, хмуро пригубив пиво. – Это какая-то чертова банановая фабрика. Две девушки и десять парней. Десять! А девушки до невозможности горячие, только никакое количество спиртного не заставит их бросить своих тупых бойфрендов. Или начать целоваться друг с другом.

– Слабо верится, – сказал Дженсен. – При наличии определенного количества алкоголя могу поставить деньги на то, что Сэнди и София станут трогать друг друга за грудь к концу вечера.

 

– Правда? – в унисон спросили Джаред и Джефф, и Дженсен щелкнул Джареда по носу. – Ай!

– Я принесла тебе кое-что розовое! – воскликнула Сэнди, появляясь практически из ниоткуда и плюхаясь Дженсену на колени. Она наклонилась и чмокнула его губы, и Дженсен наморщил нос.

– Тебе больше не разрешается так делать, – сказал Дженсен, вытерев рот. – Ты целовала моего брата.

– Все вреееемя, – захихикала Сэнди, наклоняясь, чтобы поцеловать Джареда. Джефф прищурился, но она лишь надула губы.

– Что такое, Йоко? – спросил Джефф, и Сэнди закатила глаза. – Просто ходишь тут такая сексуальная, разбиваешь группу и все такое.

– Не надо так себя вести, – укорила его Сэнди. – Что я могу сделать, чтобы развеселить тебя, Джеффи?

– Поцеловаться с Софией, – подсказал Дженсен, и Сэнди ухмыльнулась. – Все гетеросексуалы здесь получат удовольствие. Но Джареду смотреть нельзя.

– Нечестно, – сказал ему Джаред, но Дженсен лишь ухмыльнулся и поцеловал его в висок.

– Нет, серьезно, – произнес Джефф, наклоняясь к ней с сияющими глазами. – Сколько надо спиртного, чтобы это произошло?

– Это все? – спросила Сэнди, спрыгнув с дивана и чуть покачнувшись. – София!

– О черт. Пока, гомики! – воскликнул Джефф, следуя за Сэнди. Джаред и Дженсен смотрели, как Сэнди запрыгнула Софии на колени и поцеловала ее в губы. Чад уронил бутылку пива, а Джош широко распахнул глаза.

– Все! – вскрикнул Джош. – Больше ты с геями не общаешься. Это заразно, блин! – Чад лишь взглянул на парней и одними губами произнес спасибо, показывая большой палец.

– Девушки целуются! – воскликнул Джеймс. – Кто-нибудь, принесите камеру, срочно. На Twitter это, выложите на Facebook! Я хочу, чтобы видео распространилось по всем социальным сетям в течение часа!

– Не стоит благодарности! – выкрикнул Дженсен. Крис взглянул на них, салютуя стаканчиком. Джаред и Дженсен кивнули ему, радуясь, что между ними не осталось неприязни. Дженсен посмотрел на Сэнди и Софию, наморщив нос. – Я просто не понимаю, что тут привлекательного.

– Да, – сказал Джаред, оглянувшись на них, а потом повернулся к Дженсену и положил его ноги себе на бедра. Дженсен приподнял бровь и тепло усмехнулся.

– Точно, – медленно произнес он и сделал еще глоток, пока Джаред пристально смотрел на него. – Тебе это не кажется сексуальным?

– Знаешь, что мне кажется сексуальным? – спросил Джаред, скользнув широкой ладонью вверх по ноге Дженсена и полностью сажая его себе на колени. – Ты.

– Да? – спросил Дженсен, поставив стаканчик на пол, чтобы обнять Джареда за шею. Тот смотрел на него теплым выразительным взглядом, от которого сердце Дженсена стало биться быстрее.

– Да, – тихо ответил Джаред. – Смотреть на двух целующихся девушек, может, и приятно, но то, как ты в стариковских пижамных штанах чистишь зубы зубной нитью перед зеркалом в ванной, всегда будет сексуальнее.

– Заткнись, – сказал Дженсен, шлепнув Джареда по груди, и залился краской. Джаред тихо рассмеялся и поймал Дженсена за запястье, переплетая их пальцы вместе, и сжал ладонь.

– Это правда, – возразил Джаред. – Мне нравится то, как ты становишься на цыпочки и наклоняешься вперед, отчего майка задирается, и мне видна твоя татуировка.

Дженсен сглотнул, когда Джаред забрался свободной рукой ему под майку и погладил чернильное изображение, он вздрогнул и наклонился ближе, кладя голову Джареду на плечо.

– И когда ты засыпаешь, готовя домашнее задание, – продолжил Джаред, ласково гладя татуировку пальцами, – и слюнявишь свои учебники. Так сексуально.

Он взял Дженсена за подбородок, поднимая его голову, пока они не стали смотреть друг другу в глаза. Дженсен облизнул губы и чуть потупился, взглянув Джареду в лицо. Он был пьян от алкоголя, пьян Джаредом, весь горел, кожу покалывало. Джаред нежно провел большим пальцем по губам Дженсена, и тот чуть не застонал.

– Но когда ты меня целуешь? – Джаред произнес низким мягким тоном. – Это взрывоопасно.

Дженсен чуть приподнялся и прижался губами к губам Джареда в нежном поцелуе. Ощущение удовольствия от этого каждый раз не теряло интенсивности. Они продолжили так же – нежные поцелуи, осторожные касания языка. Но Дженсену все равно не хватило воздуха, когда Джаред отстранился. Тот прижал губы к уголку рта Дженсена и произнес почти шепотом:

– А когда я в тебе? – сказал он, и Дженсен задрожал. – Когда мы с тобой занимаемся любовью, Джен, это словно жидкая лава. Нет ничего горячее.

– Сделай это, – выдохнул Дженсен, крепче обнимая Джареда за шею, вплотную прижимаясь задницей к его ногам. – Отведи меня наверх. Займись со мной любовью.

– Мы сперва должны еще кое-что сделать, – ответил Джаред, фыркнув, и провел рукой по спине Дженсена. Тот вздохнул и наклонился поцеловать кожу под ухом Джареда.

– Что может быть более важным, чем ты и я, – выдохнул Дженсен, прикусывая мочку уха Джареда, – лежащие обнявшись, обнаженные под простыней?

– Почти что полночь, – ответил Джаред, взглянув на телевизор. Дик Кларк продолжал игнорировать законы природы, до сих пор будучи живым, и шар скоро должен был упасть. – Говорят, что весь год будешь заниматься тем же, что делал в полночь.

Дженсен оторвался от шеи Джареда и оглядел комнату. Джош и Чад вернули себе своих девушек и целовались с ними без перерыва. Джеймс и Миша свернулись вместе на большом кресле и выглядели очень мило, сидя там, прижавшись лбами. Все веселились, и все были очень пьяными. Дженсен улыбнулся, радуясь тому, какие у них замечательные друзья. Ему повезло быть с ними сейчас, находясь в объятиях Джареда.

– Так ты говоришь, нам предстоит весь год наблюдать, как наши друзья пьяно придуриваются? – спросил Дженсен, поворачиваясь к Джареду. Тот лишь тепло улыбнулся и убрал волосы с лица Дженсена.

– Если нам повезет, – сказал он, опять переплетая пальцы с Дженсеном и целуя костяшки. – Но я вообще-то говорил о нас. Мы будем вместе, поцелуемся в полночь, значит, будем вместе весь год, а когда к концу подойдет следующий год, мы опять поцелуемся, и все станет так повторяться вечно.

– Вечно, да? – произнес Дженсен, тепло улыбаясь, и наклонился, чтобы прижаться лбом ко лбу. Джаред широко улыбнулся, он был таким красивым, что у Дженсена перехватило дыхание.

– Черт, да! – ответил Джаред, и положил ладонь Дженсену на щеку, он выглядел таким нежным, родным и серьезным. – Я люблю тебя.

И тогда начался обратный отсчет, все в комнате стали выкрикивать цифры во весь голос.

– Я тоже тебя люблю, – тихо ответил Дженсен, почти касаясь губами губ Джареда. – Всегда буду.

– Три, два, один!

– Счастливого нового года! – поздравили они друг друга в унисон, и их губы встретились в поцелуе посреди всего этого хаоса. Среди восклицаний и криков, падающего конфетти были только они.

Только они, навсегда.

[end.]

*Луна светит с потолка, заключая нас в объятия, показывает мне, что мы подходим друг другу.
И пока мы лежим здесь, не обращая внимания на остальной мир, рассвет пытается прервать момент, в котором мы хотим остаться.
Вся оставшаяся жизнь не сравнится с этой ночью, и только страдания открыли мне глаза. Они привели меня к тебе.
Кто-то говорит, все дело в первой и последней ночи. А я сегодня люблю тебя сильнее, сильнее, чем вчера.
Вся оставшаяся жизнь не сравнится с этой ночью.



Сказали спасибо: 85

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408