ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
408

Словно химия

Дата публикации: 05.03.2013
Дата последнего изменения: 11.03.2013
Цикл: we must reinvent love
Название оригинала: Things Like Chemistry
Автор оригинального текста: _mournthewicked
Автор (переводчик): Slavyanka;
Ссылка на оригинал: http://users.livejournal.com/_mournthewicked/188689.html
Пейринг: J2;
Жанры: пре-слэш;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Примечания: Персонажи: Джаред, Дженсен (пре-слэш), упоминание Джаред/Алексис
Глава 1

Так иногда бывает с лучшими друзьями: вы любите их настолько сильно, что никакие другие отношения с этим не сравнятся. В целом мире никто другой не сможет сделать вас таким же счастливыми, как этот единственный человек. Даже близко.

Порой это приносит неприятности. По прихоти судьбы (к счастью или несчастью, в зависимости от обстоятельств или, что важнее, последствий) вы понимаете, что влюбляетесь в этого человека. Вы в ужасе, замешательстве, вы злитесь. Вам страшно потерять самого важного человека в вашей жизни. А потом вы ожидаете неизбежного. Что совершите ошибку, и ваша тайна раскроется. И тогда вы ждете, что прежняя жизнь изменится навсегда.

Эй, так со всеми происходит.

Именно так и случилось с Дженсеном Эклзом.

[2005]



Интернет – чудесное место. Он битком набит информацией, необходимой для исследований. К которым относится (или не относится) разглядывание картинок с голыми парнями, с целью выяснить гей ли ты на самом деле, либо проходишь какую-то странную фазу, в которой тебе слишком сильно нравится рассматривать старые выпуски GQ.

Возможно, этим и занимался Дженсен, а, может и нет. Ладно, хорошо. Именно это он и делал.

Он щелкал мышкой, пока не нашел сайт, где соврал о собственном возрасте, чтобы получить доступ, и на экране появились изображения. Дженсен наклонил голову, рот у него медленно открылся. В низу живота собрался жар, и в шортах начал возбуждаться член. (Ему пятнадцать, в конце-то концов.)

Значит, да, точно гей.

Не то чтобы он этого раньше не знал, но теперь он полностью уверен. Ну вот, он знает. И что ему теперь делать?

Вдруг донесся оглушительный топот, и Дженсен быстро закрыл все всплывшие окна и захлопнул ноутбук. Джаред ворвался в комнату и тут же споткнулся о биту для лакросса.

– Приятно видеть, что ты приспосабливаешься к тому, что резко вымахал, – фыркнул Дженсен, и Джаред сердито посмотрел на него, поднимая свою длинную тощую тушку с пола.

– Не всем же быть коротышками, – ответил Джаред, плюхаясь на кровать Дженсена. Дженсен поставил ноутбук на тумбочку рядом с кроватью и выпрямился, отчаянно краснея (когда же пройдет эта эрекция?!) и молясь про себя, чтобы Джаред ничего не заметил.

– Тебе что-то надо? – спросил Дженсен, пихая Джареда ногой в ребра. Тот перекатился на бок и взглянул на Дженсена.

– Да, – ответил Джаред, кладя голову на локоть. – Ты уже нашел, с кем пойдешь на мой день рождения?

– Ах да, званый вечер в честь пятнадцатилетия Джареда Падалеки. Гвоздь сезона, – беззаботно произнес Дженсен, размахивая руками.

– Это точно, – парировал Джаред. – Кто же эта счастливая девушка?

– Гм, – ответил Дженсен, сдвигая брови. Внутри у него какое-то неприятное ощущение, которое он сразу определил как вину. В том-то и дело, Дженсен ненавидел врать. Особенно Джареду. Неужели ему действительно хотелось притворяться кем-то, кем он на само деле не является, рядом со своим лучшим другом? – Никто. Я иду один.

– Почему, Джен? По какой-то причине, ты весьма популярен у цыпочек. Энни влюблена в тебя с детского сада. И она становится очень даже ничего, – сказал Джаред, загибая пальцы, чтобы посчитать девушек. – Это если не упоминать Сару, Хлое, Тейлор и, блин, Софию.

– Нет спасибо, – ответил Дженсен, потирая шею. Выглянул в окно. Очень хотелось оказаться снаружи. Хотелось с криками умчаться от этого разговора.

– Как знаешь, чувак, – вздохнул Джаред, плюхаясь на спину. – Я уж начинаю думать, что девушки тебе даже не нравятся.

Дженсен замер, лицо залила краска. Стук сердца отдавался в ушах, и единственное, о чем он мог думать – да, быстро же это произошло. Дженсен с трудом сглотнул и закрыл глаза, размышляя. Он никогда и ничего раньше не скрывал от Джареда. Не начнет и сейчас.

– А что, если – я имею в виду, – Джесен остановился, судорожно сглатывая и упорно глядя в окно. – Что, если не нравятся?

А в ответ – тишина. Оглушительная тишина. Даже чертовы птички за окном перестали чирикать.

Он медленно повернул голову и взглянул на Джареда, готовясь к худшему. Джаред таращился на него широко открытыми глазами, рот тоже был открыт.

– Ни фига себе, – в конце концов произнес Джаред, когда Дженсен начал ерзать, изо всех сил борясь с желанием убежать. Джаред сел на кровати, скрестив ноги и повторяя позу Дженсена. Несколько долгих секунд они в упор смотрели друг на друга, и Дженсену казалось, что пятнадцать лет дружбы опасно качаются на острие ножа. Это был тревожный знак, и сердце у него сжалось.
– Это значит, ты - гей?

– Хм, – ответил Дженсен, дыша чаще, чем ему хотелось бы. – Мне так кажется?

– Тебе кажется? – повторил Джаред, но голос у него был тихий, а в глазах светилось любопытство. Дженсен пристально посмотрел на него. Кажется, Джаред не испытывает отвращения или ужаса. Просто выглядит немного обеспокоенным.

– Да, – ответил Дженсен, теребя одеяло, лишь бы чем-нибудь занять руки. – В смысле, да. Я – гей. Мне не нравятся девушки, как тебе. Мне нравятся парни, – последнее он произнес тихо, опустив глаза, чтобы не смотреть на Джареда.

– Хм. Ты гей для кого-то конкретно? – спросил Джаред, и Дженсен не сразу понял, каким тоном Джаред это сказал. Дженсен покраснел, потому что даже лучшему другу он ни за что не сказал бы, что считал их нового учителя английского горячей штучкой. Насмешкам тогда конца не было бы.

– Не особо, – ответил Дженсен, потому что он ни в кого не влюблен, несмотря на то, что несколько парней в их школе довольно привлекательны. Все еще слишком ново, чтобы ему кто-то нравился. Ему нужно время, чтобы разобраться.

Опять воцарилась тишина, но, по крайней мере, птички стали чирикать. Дженсен прикусил нижнюю губу, вдруг раздался автомобильный гудок, и он вздрогнул от неожиданности. Джаред сидел, погрузившись в раздумья и наморщив лоб. Дженсен прочистил горло. Он должен был спросить, но жутко боялся ответа.

– У нас все нормально? – наконец спросил он, ненавидя то, как дрожал голос. Дженсену казалось, он не справится, если ответ будет «нет». Джаред тут же поднял голову, его яркие глаза расширились.

– Что? – спросил Джаред, а потом закатил глаза. – Черт, Дженсен. Прекрати. Ты – мой лучший друг. Ты действительно думал, что я буду переживать по этому поводу?

– Нет, думаю, нет, – сказал Дженсен, не осознавая до тех пор, пока не произнес, что это правда. Глубоко в душе он знал, что Джареда это беспокоить не будет. Но все равно ощущение такое, как будто огромный груз упал с плеч. – Только, не говори никому, хорошо?

– Ты же знаешь, я не скажу, – искренне ответил Джаред. – Это ничего не меняет. Ты все еще Дженсен, – он остановился и задумчиво поджал губы. – На самом деле это имеет смысл.

– Да пошел ты! – засмеялся Дженсен, вытаскивая из-под спины подушку, и ударил ею Джареда. Тот так сильно смеялся, что упал навзничь, хватаясь за живот.

– Вот подобные вещи! Как размахивание руками и борьба подушками, – загоготал Джаред. – И все становится на свое место.

– Я тебя ненавижу, – пробормотал Дженсен, но смеясь, не в силах сдержать улыбку.

– Неа, – Джаред опять сел на кровати и взглянул на Дженсена. – Только пообещай мне одно.

– Что? – спросил Дженсен, встречаясь с Джаредом взглядом: тот ухмылялся.

– Обещай, что не влюбишься в меня, – глаза у Джареда были яркие и счастливые, и Дженсен начал смеяться, не сумев удержаться. – Я знаю, что неотразим.

– Не думаю, что тебе придется беспокоиться об этом, йети, – ответил Дженсен, смеясь так сильно, что даже слезы полились. От облегчения у него закружилась голова. Все будет хорошо.

Влюбиться в Джареда? Я прошу вас. Можно подумать, такое произойдет.

[2006]



Целый год потрачен на беспокойство и тревогу. Целый год прятал порно и пытался посмотреть все пять сезонов Queer as Folk, пока никого не было дома. И все напрасно.

Он весь год переживал чуть не до смерти, а его родители даже не были удивлены, когда он рассказал им. Свиньи.

И Джаред, черт. Он слишком мужественный. Кому какое дело, что он в театральном кружке? Он еще и в школьной команде по лакроссу. Так что ха! И он совсем не какая-нибудь чертова королева драмы.

Боже, он так себе язву наживет.

[2007]



Дженсен сидел под спортивной трибуной, дымя третьей за последние двадцать минут сигаретой. Сказать, что он был в плохом настроении, значило чертовски приукрасить состояние дел.

Ну, для начала, он плохо себя чувствовал. Слабость, усталость, болел желудок, и, кажется, поднялась температура. Какого хрена, сейчас июнь! Кто болеет в июне? Осталось три дня до конца учебного года и грандиозной вечеринки на озере, а он заболевает? Что, блин, насморк?

Ему хотелось пойти домой, свернуться калачиком на кровати и побыть плаксивым изнеженным нытиком, пока ему не станет лучше, но Дженсен не мог. Джаред подвез его в школу, так что ему придется идти пешком. На солнце градусов сорок, он вот-вот блеванет, поэтому проще переждать.

А Джареда рядом нет, некому пожаловаться, потому что того еще до ланча поймала его чертова девушка, и Джареду пришлось сидеть с ней и ее дурацкими друзьями из театрального кружка. Хорошо, Дженсен и сам из театрального кружка. Но он этим занимается только веселья ради, а не потому, что он – трагик, черт его дери. Он еще и спортсмен, так что все гармонично.

Итак, ему не нравилась Алексис. Ну и что? Она скучная. Вела себя так, словно настолько превосходит их, настолько взрослее и лучше всех. И это раздражало Дженсена. Но он, конечно, никогда не говорил Джареду, потому что он не из тех, кто ненавидит девушку лучшего друга. Не вслух, по крайней мере.

Дженсен потушил сигарету и решил больше не закуривать. Может, это и успокаивает его нервы, зато расстраивает желудок. Он ужасно больной человек. Злобный и агрессивный совсем как в подставах, когда якобы муж застает якобы жену с любовником и вытрясает из того деньги. Чертов злобный шантажист.

До тех пор, пока не попадет домой, и мамочка не приготовит ему суп.

Дженсен поднялся и отряхнул пыль со штанов. Когда он наклонился, чтобы поднять сумку, живот резко заболел, и ему пришлось ухватиться за стену, чтобы не упасть. От боли даже в глазах потемнело. Дженсен поморгал пару раз, глубоко вдохнул, пока не почувствовал себя относительно нормально.

– Черт, это странно, – пробормотал он себе под нос, прежде чем устало потащиться к школе, неосознанно прижимая руку к правому боку.
-*-


У Дженсена ключ от машины Джареда появился в тот же день, когда тот ее получил, и когда уроки закончились (наконец-то, слава богу), Дженсен залез ждать в кабину. Несколько минут спустя он заметил Джареда и Алексис, идущих к машине, держась за руки. Как обычно Алексис выглядела раздраженной, говоря Джареду что-то, отчего тот закатил глаза и отнял руку. Дженсен приподнял бровь. Размолвка? Хорошо. Не то чтобы Дженсен не желал счастья своему лучшему другу. Ну, просто Алексис недостаточно хороша для него. Джаред заслуживает кого-то, кто… в общем, кого-то лучше.

Джаред забрался в машину, совершенно не удивляясь тому, что Дженсен тут сидит. И так сильно хлопнул дверцей, что машина закачалась и желудок Дженсена неприятно сжался.

– Проблемы? – выдавил Дженсен, ожидая, когда же боль в животе утихнет. Джаред взглянул на него, и хмурый взгляд тут же исчез.

– Боже, Джен, – сказал он, поворачиваясь лицом к своему лучшему другу. – Дерьмово выглядишь.

– Да пошел ты, козел, – Дженсен вытер пот со лба ладонью и сердито посмотрел на Джареда. – Что не так с Алексис?

– Что? Да ничего, – вздохнул Джаред. – Она просто помешалась на этой вечеринке, что будет в субботу. Хочет, чтобы я ее отвез, а когда я сказал, что уже пообещал отвезти тебя, сразу взъерепенилась. А еще она хочет, чтобы я не пил, не оставлял ее одну, в общем, такая фигня. Блин, у нее вообще-то тоже есть друзья. Мы вполне можем проводить время и вместе с нашими друзьями.

Дженсен прикусил губу, чтобы не сказать то, что уже вертелось на кончике языка. Вместо этого он сделал глубокий вдох и открыл глаза – ярко-зеленые и лихорадочные.

– А потом она еще обозвала меня незрелым, потому что какой-то тип пробегал мимо, у него причиндалы в шортах подпрыгивали, и я засмеялся, – продолжил Джаред. – Блин, вот скажи, ты же тоже засмеялся бы, так?

– Он был симпатичным? – спросил Дженсен, устраиваясь поудобнее на сидении.

– Нет, я бы так не сказал, – ответил Джаред.

– Тогда да, я бы засмеялся.
Джаред взглянул на него и наконец-то засмеялся, первый раз с момента, как сел в машину. От этого улыбнулся и Дженсен.

– Насчет вечеринки. Чад может меня подвезти, – сказал Дженсен, пытаясь сохранить мир. – Это не так уж важно. Мы там с тобой увидимся.

– Нет, – ответил Джаред. – Дерьмо, это никуда не годится. Я хочу общаться со всеми.

– Я знаю, – сказал Дженсен, касаясь плеча Джареда. – И ты сможешь со всеми пообщаться. Мы с Чадом способны расстроить ваше любовное свидание.
Джаред засмеялся и пихнул Дженсена в плечо. Ладонь Джареда буквально обожгла кожу и Дженсен вздрогнул.

– Да ты весь горишь, – сказал Джаред, убирая руку, чтобы завести машину. – Ты записался на прием к врачу? Тебе нездоровится уже несколько дней, и если честно? Ты выглядишь так, как будто сейчас блеванешь. Пожалуйста, не делай этого в машине. Серьезно, открой окно.

– Джаред! – воскликнул Дженсен, закрывая свое вспотевшее лицо ладонью. Джаред становился курицей-наседкой, когда кто-нибудь заболевал, и Дженсен был не в силах выдержать напора вопросов. – Тут жарко, как в аду. Может, мы уже поедем?

– Конечно, – тихо ответил Джаред, заводя машину. Дженсен закрыл глаза и стал делать глубокие вдохи и выдохи, наслаждаясь тишиной, пока Джаред не повернул на их улицу. – Тебя высадить дома?

– Нет, – ответил Дженсен. Хотя ему действительно хотелось лечь в кровать. – Все мое туристское снаряжение до сих пор валяется в вашем гараже с последней вылазки. Оно мне надо, если мы собираемся ночевать у озера. Ни за что на свете я не буду в одной палатке с вами, голубки. Хотя, вряд ли у тебя что выгорит. Алексис не из таких.

– Не могу дождаться, когда же ты наконец заведешь бойфренда, чтобы я мог доставать тебя по этому поводу каждую секунду, – Дженсен только фыркнул в ответ. – Что насчет Джейсона? Вроде вы сразу понравились друг другу на вечеринке у Криса на прошлых выходных.

– Джейсон? – усмехнулся Дженсен. – Это просто ужас. Если бы мне хотелось послушать, как кто-то нудит про не сочетающиеся друг с другом ремни и обувь, то, блин, встречался бы с девушкой.

Джаред, смеясь, припарковался рядом со своим домом и выключил двигатель:
– Значит, ты так и будешь бегать к Крису, когда припрет?

– Крис очень даже привлекателен, – ответил Дженсен, выпрыгивая из машины. – Это ничего не значит. К тому же, забавно наблюдать, как ерзает Джош, когда его младший брат целуется с одним из его лучших друзей.

– Конечно. А Крису сколько, двадцать два? Что такое уголовно наказуемое преступление, если речь идет о друзьях? – заметил Джаред по пути к входной двери. – Только окажи мне услугу. Не расставайся со своей невинностью ради Криса.

– Пусть помечтает, – ответил Дженсен. – Кроме того, ты же знаешь, я берегу ее для тебя, детка, – он мимоходом пихнул Джареда бедром, и тот ухмыльнулся ему, открывая дверь.

– Жду с нетерпением, – фыркнул Джаред и подмигнул, заходя в дом. Дженсен даже запнулся, остановившись на пороге - странное ощущение, словно желудок сделал небольшое сальто.

Он обвинил во всем боль в животе.

Дженсен прошел на кухню следом за Джаредом и сел за кухонный стол, пока Джаред рылся в холодильнике. Тот достал молоко и поставил на стол. Там уже лежала пластиковая мисочка со свежим домашним печеньем. Джаред налил себе стакан молока, потянулся за печеньем, запихнул одну печенюшку целиком в рот, и желудок у Дженсена запротестовал.

– Чувак, – произнес Джаред с набитым ртом, – тут печенье на расстоянии вытянутой руки.

– Я не голоден, – пробормотал Дженсен, желудок у него весьма болезненно сжался. Боль становилась все сильнее – словно колющие удары в низу живота – и не утихала.

– Ты отказываешься от печенья, что испекла моя мама? – спросил Джаред. – Да, тебе точно хреново.

– Да, – проворчал Дженсен, сползая со стула. Его качало, пришлось схватиться за крышку стола. Недоуменное выражение на лице Джареда – последнее, что он четко видел, прежде чем все поплыло перед глазами. – Джей, что-то не так. Черт, больно.

– Черт, Джен. Что такое? – голос у Джареда звучал панически и как будто в отдалении, все инстинкты Дженсена говорили бежать, бежать от того, что причиняло боль. Но он не мог, потому что это – внутри, раздирает его на части. Дженсен побледнел как полотно и пронзительно закричал.

Потом упал на колени, прижимая руки к животу.

– Боже, Джен! – Джаред тоже рухнул перед ним на колени, хватая Дженсена за плечи. – Говори со мной! Что такое?

– Больница, – пробормотал Дженсен, позволяя своему телу упасть вперед, веря, что Джаред подхватит его. Он прижался лицом к шее Джареда, чувствуя щекой, как быстро у того бьется пульс.

– Да, хорошо, – сказал Джаред, одной рукой крепко прижимая Дженсена к себе, поддерживая его, а другой пытаясь выудить мобильник из кармана. – Все будет хорошо.

И Дженсен верил ему.

– Да, алло? – произнес Джаред в трубку. Дженсен почувствовал слезы Джареда, теплые и мокрые на своем виске, ему было неловко от того, что его друг плачет по его вине. – Мне нужна помощь. Мой друг он… он упал, и я не знаю, в чем дело.
Дженсен свернулся в клубок так, что голова лежала у Джареда на бедре. Он слышал, как быстро и нервно говорил Джаред, понимал, что в какой-то момент тот обращался к нему, пытаясь добиться ответа. Дженсен старался заговорить, но не смог, это было слишком больно. Он ухватился за майку Джареда и почувствовал, как тот дрожащими пальцами обхватывает его запястье. Дженсен сосредоточился на этом прикосновении, пытаясь не погрузиться в темноту.
-*-


Дальше все размыто. Джаред бросил трубку и провел пальцами свободной руки Дженсену по волосам, все еще держа запястье мертвой хваткой. Дженсен понимал, что Джаред говорит с ним тихим успокаивающим голосом.

Некоторое время спустя вокруг началась суматоха, руки, которые точно не Джареда, подняли его и уложили на носилки. Они отняли пальцы Джареда от его запястья, и Дженсен застонал, сжимая пальцы и не ощущая, за что можно схватиться.

Носилки погрузили в скорую, Джаред тут же забрался следом. Дженсен осознал, что слышит сирены, крики людей, наклоняющихся над ним, светящих ему фонариком в глаза. Он стиснул зубы так сильно, что думал, они выкрошатся.

Он слышал голос Джареда яснее других:
– Он держался за живот. Справа, – потом пауза, и он опять услышал Джареда, в голосе паника. – Донна, это Джаред. Тебе надо приехать в больницу. Дженсен… – Джаред с трудом сдерживал рыдание. – Они забирают Джена.

Джаред опять схватил его за запястье, и это последнее, что запомнил Дженсен.
-*-


Джаред ходил взад и вперед по комнате для ожидания, газа у него покраснели и припухли от слез, которые не высыхали на протяжении всей поездки сюда. Вообще-то он не плачет, но увидев Дженсена таким – без сознания, трясущегося на полу в кухне, Джаред испытал ужас, которого никогда раньше не ощущал.

Прошло полчаса, как Дженсена завезли в отделение экстренной помощи, Джареда остановили, когда он тоже хотел войти. Он пытался посидеть, но слишком нервничал, испугался. Поэтому и ходил по комнате.

Автоматические двери открылись, и внутрь в панике, с глазами полными слез, вбежала Донна. Джаред увидел ее и чуть не упал, рыдая, когда она крепко обняла его.

– Что случилось, малыш? – спросила Донна, успокаивающе поглаживая Джареда по спине.

– Я не знаю, – дрожащим голосом ответил Джаред, прижавшись лицом к шее Донны. Она была его второй мамой, как ни посмотри, со дня его рождения. И он, не стыдясь, всегда мог найти в ней утешение. – Он нехорошо себя чувствовал весь день, а потом просто отключился. Он никак не реагировал, не мог даже сказать, что болит. Они мне ничего не сказали.

– Все в порядке, – успокоила его Донна, немного отстраняясь. Она сжала его плечи и взглянула в лицо, улыбаясь со слезами на глазах. – Я уверена, с ним все хорошо. Я пойду поговорю с доктором, посмотрю, что можно узнать. Подожди тут, ладно?

– Но, Донна, – произнес Джаред, вытирая глаза и чувствуя так, словно ему четыре года. Донна лишь понимающе кивнула.

– Все уже едут, – сказала она, погладив его по щеке. – Просто подожди тут. Как только я выясню, что происходит, я приду и расскажу тебе. Обещаю.
Джаред зажмурил глаза и кивнул, оборачиваясь, чтобы посмотреть, как Донна пошла к стойке регистратора. Через мгновения ее уже провели в комнату экстренной помощи.

Джаред плюхнулся на твердый пластиковый стул и закрыл лицо руками, упершись локтями в колени. Он не знал, как долго просидел в такой позе, прежде чем его мама вдруг обнимала его. Он рассказал ей все, и она только кивала, крепко сжимая руку Джареда в своей.

Шерри привезла Мак и Меган, обе девочки сидели неподвижно, лица у них побледневшие и испуганные. Скоро в комнате для ожидания собрались все любимые люди Дженсена. Приехали Джерри и Алан, сразу за ними – Джош и Джефф, которые, по всей вероятности, побили все скоростные рекорды, чтобы добраться сюда из колледжа. Джаред никогда не видел Джоша таким напуганным и страдающим. Такое выражение чуждо парню, который обычно беззаботен и спокоен. И это пугало Джареда еще больше.

Шерри рассказала всем то, что ей рассказал Джаред, пока тот только невидяще смотрел перед собой, лицо пылало, а сердце тяжело билось в груди. Ему сейчас надо, чтобы Донна вернулась и сказала им, что с Дженсеном все будет в порядке.

Он просто обязан поправиться.
-*-


Кажется, прошло уже несколько часов, но вот Донна наконец вернулась в комнату для ожидания. Все тут же подняли головы, словно были соединены одной нитью. Джаред внимательно присмотрелся к тому, как выглядела Донна – глаза покраснели и припухли, тушь полностью размазалась.

Сердце у Джареда престало биться. Все замерло. Весь его мир сузился до мамы Дженсена. Он затаил дыхания, ожидая, что скажет Донна.

– Острый аппендицит, – выдохнула Донна, улыбаясь им дрожащей улыбкой. – Они сейчас отправляют его на операцию. С ним все будет хорошо.

И мир опять существовал, со всех сторон доносились звуки. Все дружно вздохнули. И вдруг Донна обняла его, горячие слезы капнули Джареду на щеку.

– Спасибо, – сказала Донна, целуя его в висок. – Спасибо, что позвонил 911. Врачи сказали, что аппендицит вот-вот бы лопнул, он вовремя оказался в больнице. Спасибо, Джаред.

Джаред обхватил ее руками и крепко обнял. Его мама обняла их обоих, а отец похлопал по спине. Джош с благодарным видом взъерошил ему волосы. Джаред не сразу смог дышать, настолько велико было облегчение.

– Когда операция закончится? – спросил Джаред, когда обе мамы его отпустили. – Когда я могу его увидеть?

– Уже скоро, – ответила Донна. – Но он проснется позже вечером.

– Я подожду, – твердо сказал Джаред и тут же отступил, глядя на Донну блестящими глазами. – В смысле – можно? Можно, я останусь?

– Конечно, – ответила Донна, взъерошив Джареду волосы так, что они упали ему на глаза. – Ты можешь быть тут, когда он проснется.

– Хорошо, – сказал Джаред, глубоко дыша. – Я.. я хочу быть здесь.

Он не просто хотел. Он нуждался в этом.
-*-


Почти два часа спустя пришел доктор и сообщил, что операция закончилась и Дженсена перевели в послеоперационную палату. Донне и Алану разрешили увидеть его, и Джареду жутко хотелось пойти с ними. Когда они вернулись, то выглядели успокоившимися, и от этого Джареду стало чуть-чуть лучше.

Донна выпроводила всех, говоря, что больше нет смысла занимать комнату для ожидания: с Дженсеном все в порядке, и они позвонят, когда он очнется. Шерри предложила отвезти девочек домой, а Джош и Джефф решили остаться в городе, пока Дженсена не выпишут из больницы.

Вскоре в комнате остались только Донна и Джаред. У Джареда жгло глаза. И Донна шлепнула его по руке, когда увидела, что он опять их трет. Она провела Джареда в палату, и тот едва не заплакал, когда увидел Дженсена.

Тот выглядел таким маленьким и бледным в огромной больничной рубашке, а веснушки резко выделялись на светлой коже. Джаред сосредоточился на том, как мерно поднималась и опускалась грудь Дженсена, тихо попискивал кардиомонитор. Он рухнул на один из стульев рядом с кроватью и протянул руку, чтобы дотронуться до руки Дженсена, там, где была вдета игла от капельницы, провел пальцами до запястья, где уже начали проявляться синяки.

– Упс, – сказал Джаред, едва касаясь кончиками пальцев синяков, что он оставил. – Так просто поставить на тебе синяк, неженка.

Донна засмеялась, и Джаред вздрогнул, даже забыв на мгновение, что она тоже тут. Он застенчиво улыбнулся и посмотрел на нее.

– Я рада, что ты там был, Джаред, – тепло улыбнулась ему Донна. – Этот мелкий упрямец ни за что бы не сказал, что что-то болит. Дожидался бы до тех пор, пока ничего исправить было нельзя, – дыхание у нее прервалось, и Джаред поднялся, чтобы обнять ее.

– С ним все хорошо, – сказал ей Джаред, и Донна кивнула. Они сели по обе стороны от кровати Дженсена, Донна взяла Дженсена за руку, а Джаред уставился на синяки на запястье – четкий отпечаток его собственных пальцев.

Несколько часов спустя желудок у Джареда заурчал так громко, что Донна взглянула на него. Он посмотрел на дверь, потом на Дженсена, ссутулившись на стуле, когда принял решение. Он не уйдет.

Тогда Донна поднялась, что-то хрустнуло, когда она потянулась:
– Старею, – зевнула она, и Джаред почти улыбнулся. – Я спущусь в кафе, мне нужен кофеин. Разрушительная привычка Дженсена появилась не сама по себе, знаешь ли.

– Знаю, – ответил Джаред. – Бедный ребенок. От этого он перестал расти. Коротышка.

Донна шутливо отвесила ему подзатыльник, и Джаред сморщил нос.
– Я принесу тебе что-нибудь поесть. Позвони мне, если он проснется.

– Конечно, – ответил Джаред. – Спасибо, мам.

Донна вышла, и через несколько минут в кармане у Джареда завибрировал мобильник. Когда он достал его, то увидел новое сообщение от Алексис. Джаред вздохнул и открыл смс.

Где ты? Ты должен был появиться тут еще больше часа назад. Позвони мне.

Джаред мгновение смотрел на сообщение, а потом отключил телефон и положил обратно в карман.

Алексис – последнее, о чем он мог думать в данный момент.
-*-


Когда Дженсен открыл глаза, то все обрело четкость только через несколько секунд. Первое, что он ощутил – боль в животе, хотя и не такая сильная, как раньше. Во-вторых, он понял, что лежит на больничной кровати.

Его сердце начало дико биться, желудок подскочил к горлу, когда он резко повернул голову. Дженсен впился пальцами в колючую больничную простыню и сглотнул.

– Джаред? – проскрипел он, тут же удивившись, что имя Джареда – первое, что пришло ему на ум. Вдруг чья-то рука на груди подтолкнула его назад, и перед ним появилось лицо Джареда.
– Боже, – вздохнул Дженсен, протягивая руку, чтобы коснуться плеча Джареда, и впился пальцами в руку, пока не понял, что тот – настоящий, и расслабился.

– Добро пожаловать в мир живых, – сказал Джаред, но Дженсен услышал, как сильно у него дрожит голос. Дженсен внимательно всмотрелся в лицо Джареда, припухшие веки, а потом взглянул в окно. На улице ночь.

– Что произошло? – спросил он и облизнул губы. Джаред налил стакан воды, поставил туда соломинку и дал Дженсену.

– Твой аппендикс чуть не лопнул, – ответил Джаред, опять садясь на стул, но подвигая его ближе к кровати. – Ты рухнул на пол в моей кухне. Потом они разрезали тебя, и ты заставил нас поволноваться. Идиот.

– Что, правда? – засмеялся Дженсен, делая глоток воды, и отставил стакан. – Мне делали операцию?

– Да, – ответил Джаред. – Готов поспорить, ты теперь весь страшный и в шрамах.
Дженсен наморщил нос, и Джаред засмеялся.

– А где мама? – спросил Дженсен, оглядывая комнату.

– А, она пошла за кофе. Я вообще-то должен ей позвонить, – сказал Джаред, вытаскивая телефон из кармана. – Чувак, все тут торчали несколько часов. Но ты, ленивая свинья, и не думал просыпаться.

– О, – ответил Дженсен, веки у него отяжелели. Он издал долгий вздох, опустил руку и нашарил ладонь Джареда. Не думая, он переплел пальцы вместе и чуть сжал руку.

Должно было бы быть странно – вот так держать руку лучшего друга, но на само деле оказалось даже приятно. Последнее, что Дженсен почувствовал, прежде чем заснуть, это как Джаред водил большим пальцем туда-сюда по его запястью.
-*-


Вечер субботы. Вся школа на пути к кострам на озере, а Дженсен дома - постельный режим.

Одним словом, он подавлен. Джефф безумно радовался, что ему исполнился 21 год и он может законно покупать выпивку. Купил бы и им, если бы они приплатили и пообещали, что не сядут за руль. Что не стало бы проблемой, потому что все собирались поставить палатки и переночевать в них.

Но нет, его аппендикс должен был взять и лопнуть, ни много ни мало у Джареда на кухне, и теперь он валялся в постели со швами в низу живота. И чихал он, если это делает его супер геем, но он уже заставил маму купить ему масло какао, потому что черта с два у него внизу будут шрамы! Он слишком усердно работал над мышцами живота и загаром, чтобы позволить аппендэктомии испортить ему и вечеринку, и хороший внешний вид.

Так что да, Дженсен хандрил. Ему скучно. Еще неловко, потому что он кричит на всех. Эй, он никогда не говорил, что приятен в общении.

Вошла Донна, стала суетиться, взбивать подушки. Дженсен чувствовал себя пятилетним ребенком, в принципе, можно попытаться получить от этого удовольствие. Он даже улыбнулся ей, когда Донна наклонилась поцеловать его в лоб.

– Дженни, – начала она, и Дженсен с трудом поборол желание закатить глаза. – Я знаю, ты расстроен, потому что не можешь поехать на вечеринку. Но у тебя была операция. Тебе нужно отдыхать.

– Я знаю, – вздохнул он, и Донна положила ладонь на его бледную щеку. Он дерьмово себя чувствовал, тормозил от болеутоляющих. Джаред и Чад, наверное, уже на пути к озеру, а он дома в постели, и мама с ним нянчится.

– Я пришла, чтобы узнать, нужно ли тебе что-нибудь, – сказала она. Дженсен оглядел свой арсенал, разложенный на кровати. Ноутбук, мобильник, пульт, бутылка воды, болеутоляющие таблетки и еда. Дженсен безучастно взглянул на мать.
– Ты можешь заказать все, что угодно на канале On Demand и…

– Ма, – сказал он, обрывая ее и поднимая руку. – Я в порядке. Я знаю, ты пришла, чтобы убедиться, что я не обдумываю, как покончить собой или что-то в этом роде, потому что я не попал на вечеринку. Но это не так, хорошо? Я в порядке. Я просто посмотрю телевизор, а потом буду спать.

– Хорошо, малыш, – ответила она, наклоняясь, чтобы опять поцеловать его. Дженсен вздохнул и поцеловал ее в щеку. Он улыбнулся ей, когда Донна выходила из комнаты.

Дженсен попробовал заснуть, но еще не было и девяти, а благодаря болеутоляющим узор на потолке стал удивительно увлекательным, поэтому он тупо уставился на него. Летнее солнце наконец зашло за горизонт, и в комнате мягким голубым цветом светился лишь телеэкран.

В конце концов, глаза у Дженсена стали закрываться. Конечно, именно тогда кто-то включил свет в спальне и запрыгнул к нему на кровать. Глаза у Дженсена распахнулись, живот пронзила боль. Он повернул голову, чтобы негодующе взглянуть на нападавшего, но тут же недоуменно заморгал, когда увидел, что это Джаред улегся рядом с ним.

– Что случилось, инвалид? – спросил Джаред, сгребая все вещи Дженсена на пол, чтобы улечься поудобнее на кровати. Дженсен только пристально смотрел на него: в свете лампы казалось, что у Джареда нимб. Потом сонно моргнул, они с Джаредом почти не виделись с выписки из больницы по приказу мамы – ему нужно было отдохнуть. Дженсен ничего не мог поделать, а только вспоминал паническое выражение на лице Джареда, когда он почти потерял сознание, то, как Джаред одной рукой полностью обхватил его запястье, когда звонил 911. Он думал о синяках на запястье, фиолетовых следах, которые он не мог перестать трогать. Они начали исчезать, меняя цвет с фиолетового на коричневый и желтый. По какой-то причине, это раздражало Дженсена. Ему как бы хотелось, чтобы они остались.

– Минуточку, – произнес Дженсен, когда туман от лекарств чуть рассеялся. Он так привык, что Джаред постоянно находится в его комнате, что ему и вголову не могло прийти, что тот должен быть где-то в другом месте. – Что ты тут делаешь?

– Чувак, у меня тут слишком много эгг роллов*, – сказал Джаред, указывая на огромный, восхитительно пахнущий пакет, от которого на одеяле, наверное, уже появились жирные пятна. – Кто еще поможет мне съесть их?

– Хм, сотня человек на озере? – предположил Дженсен. Джаред посмотрел на него так, словно Дженсен был немного не в себе, потом стянул с себя кроссовки и сбросил их на пол.

– Чувак, – начал Джаред, вытаскивая из сумки тарелки и вилки. Большой палец у него измазался в соусе, и Дженсен проследил за движением, когда Джаред слизнул каплю с пальца, и пару раз моргнул. – Мы несколько месяцев планировали, что поедем туда. Я бы почувствовал себя свиньей, если бы поехал без тебя.

У Дженсена в груди разлилось такое теплое, щемящее чувство, и улыбка растянулась от уха до уха.

– У нас тут будет вечеринка, – продолжил Джаред. – Я даже собирался сделать что-нибудь, как начальной школе, и соорудить палатку на заднем дворе, но Донна сказала, что тебя нельзя дергать или что-то в этом роде. Поэтому я принес китайскую еду и дрянные фильмы ужасов взамен, – Дженсен было открыл рот что-то сказать, но Джаред как отрезал, – и клянусь богом, если ты сейчас начнешь сопливо и по-гейски себя вести, я тресну тебя по голове твоим собственным огромным пультом.

– Разве Алексис не разозлится? – рискнул спросить Дженсен, борясь с желанием ухмыльнуться. Но когда Джаред поморщился, то Дженсен уже не улыбался, а хмурился.

– Переживет, – небрежно ответил Джаред, хватая пластиковую вилку и вертя ее в пальцах. – А если нет, ну, это не конец света.

– Джаред, – начал Дженсен, не зная, что делать. Он должен был сказать Джареду, чтобы тот ехал на вечеринку к своей девушке. Но вместо этого ему хотелось побыть эгоистом. Дженсен хотел, чтобы Джаред оставался тут, с ним. Возможно, это из-за того, что ему три дня пришлось проваляться в постели, но Дженсену казалось, что он будет опустошен, если Джаред сейчас уйдет.

К счастью, Джаред успешно закончил разговор, поднявшись, чтобы поставить диск с фильмом. Дженсен с ворчанием подтянулся и, поморщившись, сел ближе к изголовью. Джаред забрался на кровать рядом с ним, старясь в этот раз не потревожить Дженсена. Джаред аккуратно положил большие порции любимой китайской еды Дженсена на бумажную тарелку и вручил ему, повторив то же самое и для себя, прежде чем нажать кнопку play.

Фильм был ужасным. Настолько ужасным, что Дженсен смеялся так сильно, что швы чуть не разошлись, а Джаред поперхнулся роллом, смеясь над этим. Они передразнивали реплики и придумывали собственные диалоги, Дженсен озвучивая старлетку-блондинку, которая постоянно сверкала сиськами, а Джаред – грозного убийцу. В целом, получился идеальный вечер.

А потом посреди фильма громко зазвонил мобильник Джареда, лежавший на тумбочке. Когда Джаред схватил его, то сидел достаточно близко, и Дженсен разглядел на дисплее имя Алексис. Джаред нажал на паузу, извиняющеся улыбнулся Дженсену и встал, чтобы ответить.

– Привет, Лекси, – произнес Джаред, ходя туда-сюда возле стола Дженсена и кусая ноготь на большом пальце. – Нет, я же уже сказал тебе. Я не…нет, Лекси. Да, я у Дженсена, – Дженсен виновато опустил глаза, щеки у него покраснели. – Лекси, я видел, как он… я имею в виду, у него только что была операция, – еще одна долгая пауза. Дженсен точно мог сказать, когда Алексис начала повышать голос, потому что стало слышно и ему. – Нет, нет. Я уже говорил тебе, поэтому не понимаю, почему ты орешь на меня, – Джаред остановился, и Дженсену был виден его профиль. Джаред злился:
– Если ты так хочешь, прекрасно. Ладно, Алексис. Да, пока.

Дженсен предположил, что если бы можно было швырнуть трубку мобильника, Джаред так бы и сделал.

Джаред сделал глубокий вдох и уронил телефон на стол, от этого грохота Дженсен подпрыгнул. Джаред наконец повернулся к нему и слабо улыбнулся, а потом раскинул руки, пожимая плечами.

– Угадай, кто опять без девушки? – воскликнул Джаред. Он слабо улыбался, но между бровей залегла морщинка. Дженсен находился рядом каждый раз, когда Джаред расставался с девушками, но большая часть отношений Джареда представляла собой короткие, ни к чему не обязывающие увлечения, которые заканчивались полюбовно. Блин, Джаред до сих пор дружил со всеми своими бывшими. Но он никогда не встречался ни с кем так долго, как с Алексис. Дженсен был в недоумении, у него возникло неожиданное желание позвонить Джеффу, но он тут же отказывается от этой идеи.

– Черт, Джаред, – сочувственно произнес Дженсен, сбрасывая одеяло и поднимаясь с кровати. Сперва его пошатывало: он вставал только для того, чтобы пойти в ванную.

Дженсен быстро пересек комнату, не обращая внимания на боль в животе, и крепко обнял Джареда. Джаред обнял его за талию и положил голову Дженсену на плечо.

– Тебе не следует вставать с постели, – пробормотал Джаред, его губы легко коснулись нежной кожи на шее Дженсена. От этого по всему телу у Дженсена прошла дрожь.

– Заткнись, – ответил Дженсен, слегка сжав Джареда в объятиях. Ему вообще-то хотелось держаться еще крепче, но он отстранился и похлопал Джареда по плечу:
– Ты в порядке?

– Да, – пожал плечами Джаред. – Не то, чтобы я думал, что это будет длиться вечно. Лекси классная и все такое, но мы слишком разные.
Дженсен согласно кивнул. Это он мог бы сказать Джареду еще пару месяцев назад.
– Просто – мне шестнадцать лет. И иногда мне хочется так себя вести. Я не мог быть самим собой рядом с ней.

– Ты можешь быть самим собой рядом со мной, – сказал Дженсен, а потом прикусил нижнюю губу. Он не знал, почему сказал это. Джаред немного улыбнулся и похлопал Дженсена по боку, а потом отстранился, рука Дженсена упала с его плеча. Дженсен согнул пальцы, ладоням неожиданно стало холодно без теплоты Джареда.

– Я знаю, Джен. И спасибо, – ответил Джаред. Дженсен вернулся на кровать, дыхание у него вдруг прервалось, когда Джаред стянул с себя джинсы и стал рыться в шкафу, пытаясь найти пижамные штаны. Дженсен потряс головой, отрывая взгляд от длинных ног Джареда, и поудобнее устроился на кровати. Джаред нажал play на DVD-плеере и вытащил еще ролл, садясь рядом с Дженсеном.

Немного странное ощущение – находиться так близко к Джареду. Они бесчисленное множество раз спали на одной кровати, но сегодня Джаред казался слишком теплым, слишком близко. Недостаточно близко.

Дженсен был не в силах понять, что происходит.

– Мне жаль, – произнес Дженсен, поворачиваясь, чтобы взглянуть на Джареда. – Мне кажется, я виноват.

– Заткнись, – Джаред откусил побольше от ролла и посмотрел на Дженсена. – Я там, где хочу быть, хорошо?

Дженсен кивнул, ощущая, как тепло разливается в низу живота. Он странно чувствовал себя весь вечер, сердце пропускало удар каждый раз, когда он смотрел Джареду в глаза.

Позже, когда они добрались до третьего диска Family Guy, Джаред неожиданно ссутулился. Он крепко прижался щекой к плечу Дженсена, а Дженсен поднял руку и обнял Джареда за плечи, стараясь устроить того поудобнее.

Он сидел и смотрел, как Джаред спит. Видел, как непослушные волосы падают на глаза, как щеки Джареда розовеют во сне; считал выдохи, когда теплый воздух касался его кожи. Дженсен чувствовал, что нежно улыбается, чувствовал, как сердце бьется в груди.

И тут его озарило, он четко понял, что происходит. Почему он весь вечер странно себя чувствовал, почему ему хотелось, чтобы Джаред был рядом, почему не желал, чтобы следы, оставленные Джаредом на запястье, исчезли. Дженсен отдернул руку с плеча Джареда, челюсть у него отвисла. Его охватил дикий ужас, словно ледяной водой окатили. Он во всем разобрался. Но нет, этого не может быть.

Это заняло два года, но Дженсен в конце концов сделал это.

Он нарушил обещание.

Влюбился.

[2008]

Дело в том, что Дженсен весьма и весьма влюблен в своего лучшего друга…

 

 

 

 

* Эгг ролл - блюдо азиатской кухни: обжаренные в масле (НЕ кляре) завернутые в тонкое тесто мелкорезанные предварительно обжаренные с яйцом овощи (капуста в основной массе).



Сказали спасибо: 118

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1410