ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
406

Наши красные карандаши – яркие, как любовь

Дата публикации: 05.03.2013
Дата последнего изменения: 11.03.2013
Цикл: we must reinvent love
Название оригинала: our red crayons bright with love
Автор оригинального текста: _mournthewicked
Автор (переводчик): Slavyanka;
Ссылка на оригинал: http://users.livejournal.com/_mournthewicked/226427.html
Пейринг: Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ;
Статус: завершен
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Примечания: Продолжение: Наши недели под солнцем
Глава 1

– Бекка Натансон, – гордо произнес Джефф, делая глоток из общей бутылки текилы. – Тринадцать.

– Брианна Тейлор, – парировал Джош, вырывая бутылку у Джеффа, чтобы отпить. – Двенадцать.

Дело в том, что летом практически нет, чем разбавить будни. Вот так они и оказались на заднем дворе у Криса и Стива: уселись кругом под полной луной, наслаждаясь благоуханным ночным воздухом и делясь теплой текилой и статистикой первых поцелуев.

– Лили Джейкобс, – добавил Джаред, забирая бутылку, переданную Джошем. – Тринадцать.

Дженсен помнил это. Джаред так радовался, когда Лили позволила поцеловать себя на танцах в седьмом классе. Он припоминал, что считал Лили заносчивой и ничем не выдающейся. Боже, каким слепым он был тогда.

– Фу, Трейси Дессен, – сказал Дженсен, извлекая бутылку из пальцев Джареда и морща нос. – Пятнадцать. Первый и последний раз, когда я целовал девушку. Брр.

Ложь! – завопил Джош, и Джефф издал громкий и неприятный жужжащий звук. – Полная чушь!

– Обманщики, ты говоришь? – закричал Крис, и Джаред с Дженсеном переглянулись. – Расскажите-ка еще об этих лжецах!

– Вам всем хватит, – невнятно пробормотал Чад, наклоняясь, чтобы забрать текилу у Дженсена. Тот отдернул бутылку в последний момент, и Чад рухнул лицом в траву, застонал и впился пальцами в мягкую землю:
– Рейчел Фергюсон. Одиннадцать, сучки. Я выиграл, мать вашу!

– Чад, всем чихать на твой отвратительный первый поцелуй, – произнес Стив, заставляя Чада замолчать. – Джош и Джефф собирались исправить несколько исторически неточных фактов о наших любимых голубых парнях.

– Черт, о чем вы вообще говорите? – спросил Джаред, обнимая Дженсена за плечи.

– И почему вы используете такие сложные слова? – подхватил Дженсен, неосознанно кладя ладонь Джареду на сердце. Лица у Джоша и Джеффа посветлели, и они взглянули на парней.

– Подождите, – произнес Джефф. – Ребята, вы действительно не помните ваш первый поцелуй?

– Да, – медленно ответил Джаред, – это было с Лили в спортзале, и я практически уверен, что играла «Hey Ya» от Outkast. Я помню эту песню и помню, что почти ненавидел это. Песню, не поцелуй. Хотя поцелуй оказался немного странным и…

– Мы говорим не о том первом поцелуе, от которого у вас в животе появились странные ощущения, – оборвал его Джош, пристально глядя на них.

– У меня ни в каком месте не появились странные ощущения, – пробурчал Дженсен, и Джаред засмеялся, уткнувшись ему в висок.

– Мы поняли, Дженсен! Ты – гей и всегда им был, черт побери, – ответил Джефф, закатив глаза. – Мы говорим о вашем самом первом поцелуе.

Когда Джаред и Дженсен только непонимающе уставились на них, Джефф закатил глаза и переглянулся с Джошем

– Вы целовались друг с другом, идиоты, – сказал им Джош. Джаред и Дженсен моргнули.

– Не может быть, – ответил Джаред, крепче обнимая Дженсена. – В смысле, мне бы очень хотелось, чтобы так и было, но…

– Так и было, ты, гомик, – сказал Джефф и вздохнул. – Хорошо, дети, все садимся вокруг, и мы с Джошем расскажем вам небольшую историю.

– Нам бы хотелось назвать ее «Как Джаред и Дженсен были геями друг для друга с самого рождения» , – глубокомысленно произнес Джош.

– Или «Гомики навсегда» для краткости, – ухмыльнулся Джефф, и Джаред с Дженсеном одновременно закатили глаза. – Хорошо, нам придется вернуться в девяностые, когда парни еще были голубыми малышами.

Все наблюдали за Джошем и Джеффом с неподдельным интересом, а Джаред взял Дженсена за руку и чуть сжал ладонь.

Дженсену показалось, что у него было какое-то смутное воспоминание, и он стал слушать рассказ своего старшего брата.

[1996]


Сегодня суббота, наконец-то появилось солнце, и Джареду хотелось только одного – пойти на улицу и поиграть. Но нет, ему сначала надо было закончить подписывать эти дурацкие открытки ко Дню Валентина.

Он сидел на высоком барном стуле на кухне, подперев подбородок рукой, и болтал босыми ногами в воздухе. Джаред еще раз проверил список класса, чтобы убедиться, что подчеркнуты все имена.

Возле имени Дженсена стояла маленькая галочка, и Джаред наморщил брови. Дженсен не должен получить то же, что и эта глупая Люси Грин. От нее пахнет. Дженсен – его лучший друг, и он никогда не пахнет сыром. Дженсен намного лучше всех остальных, он заслуживает больше, чем какая-то кривая галочка на листе со списком первого класса.

– МАМА! – закричал он, потому что она сказала ему не слезать с этого дурацкого стула, пока он не подпишет все свои дурацкие открытки, и вот он закончил и запихнул их в картонную коробку с сердечками. – Все!

– Все в смысле все сделано или в смысле больше не хочу этого делать? – спросила мама, выходя из-за угла с корзиной белья. Джареду захотелось уткнуться в корзину лицом. Он стал вертеться на стуле и чуть не упал, схватил коробку и потряс ее, слыша стук двадцати трех белых конвертов.

– Сделано! – закричал он опять. – Теперь мы можем пойти к Дженсену?

– Подожди секунду, – сказала его мама, поставив корзину на кухонный стол, и взяла что-то. Джаред сел на ладони и поерзал. Ему хотелось слезть с этого дурацкого стула. Мама дала ему цветок – красивую красную розу с мелкими белыми цветочками вокруг, завернутую в блестящий пластик. Джаред взял розу в свою маленькую ладошку и понюхал, сунув остренький нос в лепестки. И чихнул.

– Это для чего? – спросил он, тыкая нижним острым концом обертки в ладонь.

– Это роза, – сказала мама, тоже мне, он знал, что это роза. Ему шесть, но он не глупый. – Дополнительный подарок на День Валентина, который ты дашь кому-то особенному. Кому-то, кто тебе на самом деле очень нравится.

– О, – произнес Джаред, опять глядя на розу. Это просто. – Я дам ее Дженсену.

– Нет, это не… – ответила мама, хмуря брови и наклоняясь, чтобы посмотреть ему прямо в глаза. Джаред терпеть не мог, когда она так делала. Однажды он станет высоким, и ей больше не придется наклоняться все время. – Роза для кого-то, кто тебе нравится, Джаред. Кому-то из твоего класса.

Джаред не понимал.

– Дженсен в моем классе, – ответил он, сжимая пальцы вокруг розы. – Дженсен мне нравится.

– Малыш, а в классе нет девочки, которая бы тебе нравилась? – спросила мама, и Джаред с отвращением скорчил рожу. – А что насчет Люси?

– Мам, я уже говорил тебе, – раздраженно произнес Джаред. – Она пахнет как сыр, и она плохая.

– Может быть, она плохо ведет себя с тобой потому, что ты ей нравишься? – предположила мама, и Джаред закатил глаза и убрал волосы с лица. Он пристально посмотрел на нее, прижимая розу к груди.

– Это глупо, – ответил Джаред, выпячивая нижнюю губу. – Зачем плохо относиться к тому, кто тебе нравится? Знаешь, кто не относится ко мне плохо? Дженсен. Ты сказала подарить розу тому, кто мне на самом деле очень нравится, и он мне на самом деле очень нравится. Если я не могу дать ее ему, то тогда я вообще не хочу этот дурацкий цветок, и ты можешь забрать его обратно.

– Хорошо, хорошо! – сказала мама и подняла руки, сдаваясь. Джаред приподнял одну бровь, когда она рассмеялась, нежно глядя на него с выражением, которое, как он понял, поймет только когда подрастет. – Можешь подарить розу Дженсену.

– Сейчас, – ответил Джаред, испытывая свою удачу, и опять понюхал цветок. – Я хочу подарить ее сейчас.

– Прямо сейчас? – спросила мама, но улыбалась она так, что Джаред понял: она согласится, и стал подпрыгивать на стуле.

– Прямо сейчас, – ответил Джаред. – Я хочу пойти сейчас. Джефф уже там, а он еще останется на ночь. Сейчас на улице солнце, дождь шел всю неделю, и я хочу пойти сейчас.

– Хорошо, Джаред, – ответила она, взъерошив ему волосы, и направилась ко входной двери. – Бери свою обувь и куртку, а я заберу твою сестричку.

– Насчет этого, – вежливо произнес Джаред, спрыгивая со стула, приземлился на одну ногу и раскинул руки в стороны, чтобы не упасть. – Когда ты отвезешь Мегги обратно в больницу?

– Никогда, Джаред, – донесся голос мамы с лестницы, она произнесла это медленно, словно устала от подобных разговоров. Джаред широко улыбнулся. Вообще-то ему не хотелось, чтобы Меган уехала. Просто дразнить было весело. – Она здесь навсегда.

– Тогда сделай так, чтобы она перестала плакать! – крикнул Джаред, плюхнувшись на пол, чтобы натянуть кроссовки. Роза лежала рядом, и он бросил на нее взгляд. Джаред надел куртку, просунув маленькие ладошки в рукава, и пошевелил пальцами, потом поднял розу и еще раз понюхал.

Он подумал, что она понравится Дженсену.


Мама два раза постучала в дверь дома Дженсена, а затем вошла. Донна встретила их в гостиной, и Джаред тут же стащил кроссовки и снял куртку, бросая все в сторону. Он чувствовал себя тут как дома, даже когда ему не говорили устраиваться поудобнее.

– Привет! – поздоровалась с ними Донна, а потом стала ворковать над Меган, лежавшей на руках у его мамы. Джаред закатил глаза.

– Привет, – произнесла мама, устраивая Меган на руках, и наклонилась ближе к Донне. – У Джареда есть кое-что для Дженсена.

Она изумлено приподняла бровь, и Джаред даже не понял, почему. Он еще больше растерялся, когда Донна закатила глаза и усмехнулась, пожав плечами.

– У Дженсена тоже есть кое-что для Джареда, – сказал Донна, и Джаред стал подпрыгивать на месте. Донна обернулась и позвала через плечо:
– Дженсен!

– ЧТО? – раздался ответ Дженсена из большой комнаты. Джаред подумал, что он смотрел телевизор. Дженсену действительно нравились разные шоу.

– Покричи мне еще тут! – выкрикнула Донна, и Джаред хихикнул. – Джаред пришел!

– ИДУ! – закричал Дженсен, секундой позже влетая в комнату и держа руки за спиной. Он остановился перед Джаредом, и тому пришлось немного поднять голову, чтобы посмотреть Дженсену в глаза. Джаред был чуть ниже, и Дженсен утверждал, что это из-за того, что он намного старше. Четыре месяца это не так уж и много.
– Привет.

– Привет, – ответил Джаред, разглядывая Дженсена. Казалось, летом веснушки полностью усыпали его лицо, а теперь остались только на переносице. Волосы у Дженсена светлые, словно золотые, и на локте у него повязка, которой вчера не было. Джаред все сразу заметил. Он всегда замечал то, что связано с Дженсеном. – Ты подписал свои открытки?

– Да, – ответил Дженсен, покачиваясь с носка на пятку. – Глупо.

– Я тоже так сказал! – воскликнул Джаред, свирепо глянув на маму через плечо. Потом повернулся к Дженсену, посмотрел на цветок в руке, неожиданно занервничав, даже не зная, почему. Джаред прочистил горло и протянул розу Дженсену, глядя на него из-под ресниц. – Это тебе.

– Спасибо, – тихо произнес Дженсен, и это прозвучало так, словно он действительно имел это в виду. Он взял розу одной рукой и поднес к носу, чтобы понюхать. Другую руку Дженсен все еще прятал за спиной, и Джаред приподнял бровь. – Пахнет хорошо.

– Да, – согласился Джаред, пытаясь заглянуть Дженсену за спину, но тот качнул бедрами, чтобы помешать, и Джаред фыркнул. – Что это? Это мне?

– Может быть, – медленно произнес Дженсен и сделал шаг назад, когда Джаред шагнул ближе.

– Дай! – крикнул Джаред, и Дженсен повернулся, как-то умудрившись опять спрятать что-то в руках от Джареда, словно каким-то движением ниндзя. Дженсен громко рассмеялся и сорвался с места, уронив цветок. Джаред зарычал и бросился за ним. – Дженсен!

– Поймай меня! – выкрикнул Дженсен, взвизгнув от смеха. Джаред пробежал за ним через большую комнату, столовую и кухню, потом, сделав петлю, мимо лестницы, и они вернулись обратно в гостиную. Джош и Джефф вышли на лестницу, и у Джоша на голове была пластиковая армейская каска.

– Чего вы орете? – закричал Джош, и Джефф завопил просто так. Джаред хихикнул, и Дженсен издал громкий радостный визг. Это было самым любимым звуком для Джареда.

Джаред наконец догнал его на пороге большой комнаты, прыгнув на Дженсена и повалив его на пол, приземляясь сверху. Его мама цокнула языком, но не остановила, и Джаред крепче вжал острый подбородок между лопаток Дженсена.

– Теперь ты это поломаешь, придурок! – задыхаясь, счастливо рассмеялся Дженсен. Джаред приподнялся на руках и сел на корточки. Дженсен перевернулся на спину, сжимая в руках крохотного плюшевого мишку. Он был такого же цвета, как и волосы Дженсена, и одет в ярко-красную майкау с надписью I wuv you beary much! * Щеки у Дженсена покраснели, и он сунул игрушку Джареду. – Гм, вот.

Вдруг все затихло.

Джаред наклонился над Дженсеном, опираясь на одну руку, взял мишку и поднес его к лицу. Это маленький глупый плюшевый медведь, и если бы кто-нибудь другой дал его, то Джаред, скорее всего, посчитал бы это самым дурацким подарком. Но мишку подарил Дженсен, и поэтому он – замечательный.

Все, что делает Дженсен, – замечательно.

– Спасибо! – произнес Джаред и, взглянув вниз на Дженсена, увидел, как близко его лицо. Даже не думая, Джаред наклонился и поцеловал Дженсена в губы. Глаза у Дженсена большие и ярко-зеленые, и Джареду пришлось скосить взгляд, наблюдая за ним. Веснушки на переносице Дженсена расплылись, а губы Джареда до сих пор касались его губ. Дженсен издал какой-то тихий звук и крепче прижался к Джареду. Это поцелуй, и они еще никогда раньше этого не делали.

Джаред отодвинулся, хихикая, и поднялся, локтем прижимая к себе мишку, а потом протянул руку, помогая встать и Дженсену. Дженсен взял свою розу с пола и опять понюхал, закрыв глаза.

Когда они подняли глаза, все вокруг замерли на месте, внимательно глядя на них. Дженсен и Джаред взглянули друг на друга, а потом на своих мам.

– Парни, вы что, только что поцеловались? – взвизгнул Джефф, перегнувшись через перила. – Фу!

– Если ты когда-нибудь поцелуешь меня, – сказал Джош, тыкая тонким пальцем в руку Джеффа, – мы с тобой больше не друзья.

– Что такое? – тихо спросил Джаред, крепче прижимая к себе медведя. – Почему это плохо?

– Это… это не плохо, милый, – произнесла Шерри, обменявшись взглядом с Донной. – Это хорошо, что вы так сильно любите друг друга.

– Я люблю Джеффа, но не собираюсь его целовать! – заорал Джош, и Джефф пихнул его.

– Ты меня любишь? – взвизгнул Джефф. – Гадость какая!

– Мальчики! – воскликнула Донна. – Пожалуйста, идите поиграйте.

Джоша и Джеффа не пришлось просить дважды. Они убежали наверх, и дверь в комнату Джоша с грохотом захлопнулась. Джаред надул губы. Он не понимал, почему это так важно. Он целовал своих маму, папу, бабушку и тетю. Он целовал тех, кого любил.

Почему он не мог целовать Дженсена?

– Все в порядке, мальчики, – сказала Донна, опустившись перед ними на колени. – Хотите посмотреть телевизор? Я сделаю вам тосты с сыром.

– Хорошо! – воскликнул Дженсен, потянув Джареда за рукав. – Пошли, Джаред. Там идет «Русалочка»!

Донна сжала переносицу, а мама, смеясь, прикрыла лицо ладонью. Джаред так и не понял, в чем шутка.

Джаред отвернулся от мамы и Донны и пошел за Дженсеном в большую комнату. Они забрались на диван и сели так близко, что месте еле-еле хватило для плюшевого мишки.

Опять пошел дождь, и Дженсен заснул, положив голову Джареду на плечо.

[2008]


– И именно тогда мы с Джеффом поняли, что продолжать наши фамилии придется только нам, – закончил Джош, и Джефф торжественно кивнул. – Потому что с того момента все знали, что у Джареда и Дженсена детей не будет.

– Прекрати вести себя как какой-то чертов шаман, – пробормотал Чад, выхватывая бутылку текилы из расслабленных пальцев Дженсена. – Словно ты, блин, такой мудрый. Джаред и Дженсен всегда были геями друг для друга. Знаете, что еще? Небо голубое, представь себе, чувак!

– Ты заткнешься? – спросил Крис, толкнув Чада в плечо, а потом взглянул на Джареда и Дженсена. – Значит, вы двое предназначены друг другу и все такое?

– Именно это мы вам и говорили, – воскликнул Джефф. – Мы все просто ждали этого. Когда Джаред нам первый раз сказал, что у него появилась девушка, все были просто в шоке, типа «чего?».

– Мне кажется, я помню это, – тихо произнес Дженсен, нахмурив брови и теснее прижимаясь к Джареду. Он вспомнил, как спорил с мамой о том, кому подарить плюшевого мишку. Джаред был единственным логически верным решением – он мог думать только о нем. И еще он, кажется, неясно помнил ощущение сухих маленьких губ, прижавшихся к его собственным.

Может, Дженсен просто вообразил себе это, потому что ему так хотелось вспомнить.

– Чувак, мне кажется, у меня до сих пор есть тот плюшевый мишка, – воскликнул Джаред и прижался губами к виску Дженсена, говоря, – я не шучу, он в кладовке лежит.

– Правда? – спросил Дженсен. Он весь раскраснелся от текилы, и его переполняли эмоции. Его первый поцелуй был с Джаредом.

– Да, – сказал Джаред, скользнув пальцами Дженсену под майку, чтобы погладить по спине. – Но ты не сохранил мою розу.

– Ой, – фыркнул Дженсен. – Я бы с радостью, но тогда я был еще недостаточно геем, чтобы научиться засушивать цветы.

Тогда? Ты знаешь, как засушивать цветы? – спросил Чад, с отвращением глядя на Дженсена. – Почему я дружу с тобой?

Ладно, – вмешался Джош. – Как по вашему, почему совсем никто не удивился, когда вы сошлись? Или еще меньше удивились, когда Дженсен признался, что он – гей?

– Да пошел ты! – крикнул Дженсен.

– Ты смотрел девчачьи мультики, Дженсен, так? – в ответ заорал Джош. – Да ты родился и сразу повел себя как голубой! Ты был безнадежен. Абсолютно безнадежен.

Дженсен вздохнул и Джаред засмеялся, уткнувшись ему в щеку. Джаред скользнул пальцами вверх Дженсену по спине, гладя лопатки.

– Если вы, ребята, с самого начала знали, что нам суждено быть вместе, – начал Джаред – и голос у него звучал немного огорченно, – то почему не сказали мне?

– Потому что, – ответил Джефф, и выражение лица у него стало ласковым, – ты считал, что ты – не гей. Мания величия, да. Но ты все равно так думал. Если бы мы подошли к тебе и сказали что-то вроде: «Эй, Джаред, вам с Дженсеном точно надо замутить», – ты бы подумал, что мы свихнулись.

– Ты должен был сам все понять, чувак, – добавил Джош, наклоняясь вперед, чтобы шутливо стукнуть Джареда по плечу. – И посмотри, ты понял. Вы счастливы, милы, и у вас радуга сияет из задниц.

– Из наших великолепных, участвующих в классном сексе задниц, – сказал Джаред, приподнимая подбородок Дженсена, чтобы поцеловать его, пока остальные хором застонали.

Разговор пошел дальше, но Дженсен и Джаред смотрели только друг на друга. Легкий ветер взъерошил лохматую шевелюру Джареда, и Дженсен заправил одну прядь ему за ухо. Джаред наклонился ближе, сталкиваясь лбами, и поцеловал кончик веснушчатого носа Дженсена.

– Я так рад, что это был ты, – прошептал Джаред, прижавшись теплыми сухими губами к уху Дженсена. Дженсен вздрогнул и легко поцеловал подбородок Джареда.

– Я тоже, – и Джаред прижался своими губами к губам Дженсена – мягко и уверенно, как и в самый первый раз двенадцать лет назад.

И это было идеально.

end.
*Мне кажется, догадаться весьма просто, только адекватного перевода «детского» произношения нет. Я не знаю, как можно «по-детски» произнести фразу: «Я тебя люблю».



Сказали спасибо: 75

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1407