ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
399

Голубой пруд в стиле Моне +18

Дата публикации: 28.02.2013
Дата последнего изменения: 28.03.2018
Автор оригинального текста: z612
Автор (переводчик): LZ;
Бета: Namo
Пейринг: J2; Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Предупреждения: слэш,АУ
Примечания: Публикация на других ресурсах: Только с разрешения автора. Дженсен Эклз, Джаред Падалеки мне не принадлежат. Все чисто для развлечения.
Саммари: Дженсен Эклз -менеджер строительной компании, Джаред Падалеки - художник. Все отношения этих совершенно разных людей крутятся вокруг пруда на картине Моне. Если не знаете, как выглядит картина, она выложена в моем дневнике http://z612.diary.ru/p173273976.htm
Глава 1

Эклз недавно купил квартиру, и теперь занимался ее обстановкой:
-А вот здесь, - подумал он, глядя на пустую стену напротив. - Надо повесить картину.
Эта мысль ему так понравилась, что он заулыбался.
-Что-нибудь вроде домика с прудом.
Он никогда не тяготел к искусству, да и, по большому счету, вообще ничего в нем не понимал, но в этот момент ему вдруг захотелось, чтобы на стене висела картина, и не покупная, каких тысячи можно найти в магазине, а нарисованная художником по заказу. Было в этом желании, что-то показное и мещанское, подобное тому, как люди заваливают свои квартиры безвкусными, но золотыми вещами.
Дженсен был простым менеджером по строительству, которых миллионы по стране, и работал с утра до вечера: времени у него едва хватало на редкие походы в спортзал. Но зато он смог, наконец, купить желанную квартиру и поэтому поклялся себе, что немного расслабится и не будет засиживаться на работе до позднего вечера, а начнет устраивать личную жизнь, пока еще не поздно. 
Четкого плана не было. Он просто стал ходить в ночной клуб недалеко от дома и усиленно приглядывать себе девушек, но пока ни одна из них ему не нравилась, и напившись вдоволь пива, он всегда шёл обратно домой.
И сегодня, после очередного неудачного похода в клуб, ему пришла в голову гениальная идея - заказать картину.
На следующий день, не откладывая это дело в долгий ящик, он нашел в интернете художника со странной фамилией «Падалеки». Не то, что ему безумно понравились его картины, но было в них что-то интересное, а потому он просто взял телефон и позвонил по указанному на сайте номеру.
Падалеки поднял трубку сразу:
-Слушаю.
-Я хотел бы заказать у вас картину.
-Хорошо. Приезжайте ко мне сегодня вечером, обговорим детали.
-Но я могу только поздно вечером.
-Не страшно, я еще не буду спать. Пишите адрес.
Эклз записал адрес и погрузился в работу. Работал он напряженно до самого вечера, и как следствие, после этого уже никуда ехать не хотелось. И идея, представлявшаяся еще вчера гениальной, стала казаться просто ужасной. Но отказаться было неудобно. И он, вздохнув, вышел из кабинета.
Ехать пришлось недолго, благо еще дом художника он нашел быстро. Он выделялся на фоне других, и не только нелепой клумбой из каких-то стеклянных камешков, но и дверью с непонятной росписью, а также кучей мелких деталей, которые делали дом непохожим на остальные.
Дженсен постучал, дверь быстро открылась - его ждали. 
-Вы по поводу картины? - спросил молодой человек.
«Для художника у него довольно красивая фигура, я представлял себе его другим», - подумал Эклз, и это его насторожило. 
Но вслух он только сказал:
-Да.
-Проходите,- и молодой человек посторонился.
Они прошли в большую комнату.
«Вот теперь всё как положено», - подумал Эклз, оглядываясь.
В комнате был небольшой бардак: на подоконнике лежали какие-то тряпки, на кровати стояли банки, посередине комнаты - холст, рядом на табуретке краски.
-Извините за беспорядок, я работаю, не было времени прибраться. Я забыл представиться - Джаред Падалеки.
И он протянул руку для рукопожатия.
-Дженсен Эклз.
-Так что вы хотите, чтобы я вам нарисовал?
Дженсен знал, что именно он хочет, но решил пока не говорить, вдруг художник предложит что-то получше. Но через несколько минут он очень пожалел о своем решении.
-Так что же?- повторил Джаред.
-А что бы вы посоветовали? – спросил Дженсен.
Тот удивленно посмотрел на него.
-Я был уверен, что вы знаете, что хотите.
-Вы ошибаетесь, - просто из чувства упрямства ответил Эклз.
-Да? - художник почему-то обрадовался. - Все приходят такие скучные и стандартные, никакого пространства для творчества. 
Дженсен заметил, что глаза художника как будто загорелись изнутри, но в то же время потеряли связь с реальностью.
С одной стороны Дженсен был рад, что он нескучный и нестандартный, но с другой… взгляд художника начинал его пугать.
- Понимаете, мы же не знаем, как велик мир и какое в нем разнообразие вещей и деталей. Вот, например, есть такой Бэнкси в Лондоне. Это же настоящее искусство граффити, и о нем мало кто знает, а ведь это шедевры. А если у вас дома на стене что-нибудь нарисовать? Что-нибудь яркое, фееричное, нестандартное.
Он не спеша ходил по комнате, активно жестикулируя в такт своим словам.
Дженсен просто ошеломленно смотрел на него. Он был крепко стоящим на земле человеком, и таких чудиков, как Падалеки, в жизни на дух не переносил. Ему казалось, что художник говорит на иностранном языке, совсем непонятно, что такое граффити и кто такой Бэнкси и зачем рисовать на стене. И он решил остановить поток мыслей Джареда:
- Мне просто нужен домик с прудом.
Но молодой человек не слушал его и продолжал:
-Я уже вижу, как это будет. Люди, толпа людей, прямо во всю стену или лучше глаза, а в зрачках будут отражаться разные люди.
Дженсену страшно захотелось уйти. И только он принял это решение, как взгляд художника потух и принял осмысленное выражение.
-Домик с прудом, говорите?- переспросил он.
От неожиданности Дженсен потерял дар речи и смог только кивнуть.
-100 долларов предоплаты и вашу визитку для связи.
Он молча отдал требуемое. Он отдал бы и больше, лишь бы побыстрее убраться из этого дома и подальше от этого психа.
Утром Эклз отправился на работу, стараясь не думать о вчерашнем вечере, у него была надежда, что художник забудет о нем. Он даже готов был потерять 100 долларов, лишь бы снова не общаться с этим совершенно невменяемым Падалеки. Но судьба была явно не на его стороне. Только он погрузился в работу, как его отвлек телефонный звонок.
-Слушаю.
-Здравствуйте, это Падалеки. Какой вам пруд?
Эклз не сразу понял, что за пруд и кто вообще звонит. Сначала промелькнула мысль, что это заказчик, но потом, осознав, что это художник, он немного вздрогнул.
-Так что с прудом?- переспросил Джаред.
- А какие варианты можете предложить? – поинтересовался Дженсен и тут же с ужасом подумал, какую глупость он только что сказал.
Ему уже виделись глаза художника, в которых был сплошной туман. И он не ошибся, по тому, как голос Падалеки изменился и стал возбужденным, он понял, что это началось.
-О, да тут множество вариантов. Я бы предложил, как на картинах Моне. Знаете, что-то с лилиями и прозрачной водой, легкой рябью на воде, отраженными в ней облаками. Вот только в оттенках сомневаюсь: голубой или зеленоватый? У него на разных картинах по-разному, но оба варианта прекрасны.
Еще минута, и у Дженсена началась бы истерика, и то, что он расколотил бы трубку об стол, было бы неоспоримым фактом.
Но художник, как будто поняв его настрой, опять вернулся в нормальное состояние и сказал:
-Вы решите, а я вам завтра перезвоню.
Эклз с облегчением положил трубку.
Вечером, проезжая мимо книжного магазина, он невольно затормозил. Остановив машину, он задумался: «Что я делаю? Я же этого Моне от рисунка на асфальте не отличу. А выбирать пруд зелененький или голубенький - это вообще верх извращения для мужчины. Я сейчас должен пойти в клуб, попить пиво и, возможно, посидеть за столиком с какой-нибудь милой цыпочкой. А тут этот выбирай этот идиотский пруд.
И он со вздохом и невеселыми мыслями все-таки вышел из машины и пошел в магазин.
-Девушка, покажите мне картины Моне.
-Вам каталог репродукции? - спросила молоденькая симпатичная продавщица, взглянув на него с неподдельным интересом. 
-Интересуетесь искусством?- продолжила она.
От этого взгляда стало не по себе. Если бы Эклз умел краснеть, он бы покраснел.
-Да нет, - начал путано объяснять он, чувствуя себя полным идиотом.- Друг попросил.
-Понятно,- протянула девушка, и интерес в ее глазах исчез. Но Дженсену стало легче от этого, ему не хотелось, чтобы о нем было какое-то несоответствующее реальности мнение. А оно у нее было явно несоответствующим.
Он вообще перестал понимать, как его угораздило попасть в эту дурацкую историю с картиной, что он делает в этом магазине и как художник сумел втянуть его во все это.
Девушка принесла каталог, он быстро расплатился и торопливо вышел из магазина. Бросив его на заднее сиденье, поехал домой. Всю дорогу он со злостью сжимал руль и думал:
«Сейчас выберу этот блядский пруд и покончу с этим. Больше никакого искусства в моей жизни и никаких художников».
Но дома он сразу вырубился от усталости, и выбор пруда плавно перетек на следующий день.
Он решил прямо с утра этим заняться, а потом уже полностью отдаться работе. Разложив каталог на столе, Эклз стал медленно перелистывать страницы. И тут снова судьба вильнула в сторону. Его начальник, который редко заходил к нему в кабинет, внезапно вошел, тряся бумагами. 
-Это надо срочно подписать.
От неожиданности Дженсен сначала застыл, а потом, быстро захлопнув каталог, спрятал его в верхний ящик стола. Но начальник заметил его движение.
-Что там у тебя?
-Так ничего,- в голову не лезло ни одной мысли, что бы можно было соврать.
-Если там порно, то делись, - весело заржал начальник, и быстро обойдя стол, вытащил каталог.
-Что это? - его брови поползли вверх.- Каталог картин? Что с тобой Эклз?
-Я искал там пруд, - честно ответил Дженсен.
-Пруд? - еще больше удивился начальник. - Ты явно переработал, можешь пойти домой сегодня пораньше, выспишься, отдохнёшь.
И он, оставив бумаги на столе, вышел.
«Ну вот, теперь начальник будет думать обо мне черти что. Жизнь летит под откос. Надо быстрее покончить со всем этим».
Он начал быстро и нервно листать каталог. Зеленый пруд нашелся быстро, а вот голубой никак нельзя было найти. Зеленый ему не понравился, и он решил, что голубой будет, наверняка, лучше, но тот как назло не попадался ему на глаза. Когда он уже в пятый раз перелистывал страницы, его прервал звонок.
-Это Падалеки. Вы решили, какой пруд вам нужен?
-У Моне нет голубого пруда,- четко и с каким то внутренним злорадством сказал Эклз.
-Есть, - уверенно возмутился художник.
-Нет, я пересмотрел весь каталог картин, голубого пруда там нет.
Художник обиженно засопел в трубку. А Эклзу хотелось рассмеяться от счастья, что ему удалось довести этого чудика до такого состояния.
- Пойдемте на выставку репродукций сегодня, и я покажу вам голубой пруд.
Дженсена взял азарт, уж очень ему захотелось доказать художнику, что тот ошибается.
-Давайте. 
-В 15.00 у Главной городской галереи.
-Хорошо.
Оставшийся день у него было прекрасное настроение, и он даже напевал себе под нос какую-то попсовую песенку, которую услышал с утра по радио.
Эклз заметил художника издалека, тот был одет в легкую рубашку с короткими рукавами и расстегнутыми верхними пуговицами. Когда Джаред приблизился, Эклз заметил, какие рельефные мышцы на груди у художника, потрясающие накаченные руки, и невольно восхитился.
«Красив, но чудик», - проскочила невинная мысль.
-Привет,- художник протянул руку и улыбнулся. 
Несмотря на это, его лицо все равно имело выражение обиженного ребенка. И это вызвало у Дженсена ответную улыбку.
-Привет.
-Давайте с вами уже перейдем на «ты»?
Дженсена это слегка покоробило, ему совсем не хотелось сближаться с художником, но в предвкушении триумфа он согласился.
Они зашли в галерею. Художник уверенно вёл, точно зная, куда необходимо направляться, и Эклзу оставалось только идти за ним.
-Вот,- Падалеки остановился перед картиной.- Вот голубой пруд.
-Черт, действительно голубой пруд, - подумал Эклз, и у него аж мышцы свело от злости на себя, художника и на весь мир.
- Как я мог его не заметить? Может, его там не было? - но память услужливо показала картинку, как он смотрел на пруд и не увидел его.
Надо было что-то говорить, но нужных слов не было. К счастью, художник явно не собирался оставлять его в дураках.
-Наверное, ты не заметил из-за отражения облаков в воде. Они придают ей белый цвет.
-Ну конечно,- ухватился за эту фразу Эклз. - Как же можно увидеть цвет воды, когда в ней отражение облаков?
-Заметь, какая объемность видна в них,- и он провел рукой по воздуху, как бы обрисовывая.
Дженсен только мельком взглянул на облака, его больше заинтересовала рука художника, когда под кожей заиграли мышцы.
«Господи, я пялюсь на этого чудика», - из-за этой мысли он быстро перевел взгляд на картину.
Но Джаред, казалось, был полностью поглощен картиной и не заметил заинтересованных взглядов Эклза. И это, с одной стороны, порадовало Дженсена, а с другой, слегка расстроило. Он считал себя неотразимым. Иногда дома он подходил к зеркалу и просто смотрел на себя, чтобы убедиться еще раз, что он чертовки хорош. Ну как кто-то устоит перед его великолепным торсом и взглядом зеленых глаз? Он был полностью уверен, что стоит ему только поманить, и любая секретарша в офисе будет его. Просто он не хотел любую, ему надо было самое лучшее.
-Так как тебе пруд?- спросил Джаред.
-Великолепно, - поспешно сказал Эклз, сам даже не осознавая, что имеет ввиду: пруд или руки художника.
Они вышли из галереи и разошлись в разные стороны. 
Следующий день был выходной. Дженсен поспал дольше обычного, ему снились пруд, и облака, и художник, который мыл руки в этом пруду, и от этого Эклз во сне чувствовал себя счастливым.
После пробуждения он почувствовал замешательство, что-то в его жизни явно пошло не так. 
После стандартных действий выходного дня он решил расслабиться с бутылкой пива перед телевизором. Но все его планы нарушил телефонный звонок.
-Привет. Это Джаред. Я хочу у тебя спросить, тебе лилии в пруду нужны?
Дженсен чуть не застонал.
-Какие лилии?
-Водяные, разуметься, ты же видел их на картине.
Эклз не запомнил никаких лилий, он вообще смотрел не на картину и каталог оставил на работе, так что освежить память не представлялось возможным. После всех размышлений он решил всё же сказать правду:
-Я не помню лилий на картине.
-Может, еще раз посмотрим?
-Давай,- неожиданно для себя согласился он. И мысленно себе поклялся, что будет смотреть на картину, пока не выучит ее наизусть.
Встретились опять у входа. На этот раз на художнике была безрукавка небесно-голубого цвета, которая прекрасно оттеняла его гладкую, загорелую кожу.
«Да он издевается», - подумал Эклз.
И всё как и в прошлый раз, и снова Дженсен ничего не запомнил на картине, а лишь согласился с Джаредом, что ему безумно понравятся розовые лилии на голубой воде. Зато он запомнил, как мерцала кожа художника в искусственном освещении галереи. Ему очень хотелось прикоснуться к ней, чтобы почувствовать ее тепло и гладкость своей рукой. В этот раз ему показалось, что Падалеки как будто поймал его взгляд и тут же отвел глаза.
Расставался он c художником с чувством сожаления и ощущением собственного сумасшествия. С чего у него появились такие мысли и желания? Этот художник - самый настоящий чудик, а Эклзу даже не пристало общаться с ним. Его никто не поймет от начальника до друзей. Да и вообще, о чем тут думать, он же натурал, а не гей какой-нибудь. Попытки согласовать мысли, что он натурал и ему нравится Джаред, были неудачными. И он решил проблему просто: пошел в ближайший бар и напился до неконтролируемого состояния, чего с ним не бывало уже давно. 
Проснулся он ночью в незнакомом месте. Первичный осмотр помещения показал, что все не так уж плохо. Он лежал на кровати около стены и без рубашки, но в брюках. Рядом спал еще кто-то. 
«Ну, раз на мне брюки, то ничего существенного я натворить не мог», - подумал Эклз.
Он стал всматриваться в очертания человека рядом, но в темноте это не принесло результатов. И тут он понял, что ему надо срочно в туалет, но сделать он это может только перебравшись через соседа по кровати. Времени на размышления не было, и он стал осторожно, стараясь не задеть спящего, двигаться, но, не удержавшись, рухнул прямо на него. 
-Дженсен,- раздался недовольный голос. – Может, поспим еще?
Голос показался Эклзу знакомым, и он был мужской. И тут его как током ударило: это же Джаред. Но как?
-Мне в туалет. Где он у тебя?
-Слезь с меня, и я покажу. 
И тут Дженсен заметил, что до сих пор лежит на художнике. Он буквально слетел с кровати и застыл в метре от нее. Падалеки лениво встал. В темноте Дженсен смог разглядеть только его боксеры белого цвета.
-Пошли.
Они побрели по длинному коридору.
-Как я оказался у тебя дома?
-Я поехал домой, переоделся и отправился в свой любимый бар, застал там тебя в отключенном состоянии. Но не мог же я там тебя оставить в таком виде, поэтому и привез к себе домой.
Наконец, они остановились.
-Здесь,- Джаред включил свет и открыл дверь. 
Дженсен зажмурился от яркого света. Когда глаза его уже привыкли, он увидел Джареда целиком и полностью: вид у того был сонный и растрепанный, но от этого не менее привлекательный. Эклз быстро забежал в туалет и закрыл дверь.
-Дорогу обратно сам найдешь, - услышал он за дверью, и послышались удаляющиеся шаги.
Сделав свое дело, он опустил крышку унитаза и сел на нее, хотелось вспомнить самостоятельно, как он тут оказался.
Он помнил, как пошел в бар, как пил, нес пьяный бред бармену про то, что он не гей, и во всем виноват Моне и его пруд, как вырубился за стойкой, потом слышал голос за спиной, кажется, Джареда, а дальше была темнота. Так ничего и не вспомнив толком, а только вызвав головную боль попытками напрячь мозг, он двинулся обратно, что было непростой задачей в темноте, в незнакомом доме и в похмельном состоянии.
Добравшись до кровати, он понял, что художник лежит на краю, и ему снова надо через него перебираться. И снова неудача, он оказался верхом на парне.
-Дженсен, - застонал Джаред. - Когда ты, наконец, успокоишься?
Эклз попытался слезть с художника, но алкоголь все еще давал о себе знать, и он просто упал на него полностью, накрыв своим телом, при этом почувствовав, как что-то твердое уперлось ему в пах.
«У него стояк»,- как-то мимоходом отметил он. А вот в ужас он пришел, когда почувствовал свой собственный.
-Делай что-нибудь или слазь с меня, - приглушенно прошептал Джаред.
Дженсен и рад бы был что-то сделать, но не знал точно, что. Он еще не до конца осознал, почему его тело так отреагировало на этого парня. Но Джаред понял это по-своему и провел руками по телу Дженсена. Тот дернулся от неожиданности, но остался на месте, по-прежнему лежа на художнике. 
-Наконец- то, ты решился,- снова прошептал Джаред и прижался к губам Эклза своими. Дженсен напрягся. Все заходило слишком далеко. Он скатился с художника и отодвинулся.
-Не могу.
Падалеки отвернулся от него и, наверное, заснул, этого Эклзу не было видно. Сам он пребывал в прострации. С одной стороны, он хотел прикоснуться к художнику и даже быть с ним в одной кровати, а с другой, было в этом что- то неправильное, не согласующееся с его жизнью и внутренним я.
Утром он трусливо сбежал, пока Джаред спал.
Всю неделю Эклз старался не думать о художнике, но это ему плохо удавалось. Когда он касался своих губ, ему казалось, что они сохранили тепло губ Джареда. 
Однажды утром, когда он шел в свой кабинет, секретарь остановила его словами:
-Там вам заказ привезли.
-Но я ничего не заказывал,- удивился Эклз.
-Ничего не знаю. Все в вашем кабинете.
Дженсен зашел в кабинет и остолбенел. Это была картина, заказанная им у Джареда. Пруд был точно такой же, как у Моне, а вот дом походил на жилище Падалеки. Приглядевшись, Дженсен увидел в окне дома два целующихся силуэта и узнал в них себя и Джареда. 
Больше бороться с собой он не мог; решил налаживать личную жизнь, так надо налаживать, в конце концов, мужик решил - мужик сделал, и он уверенно набрал знакомый номер.
-Через час у галереи, надо обсудить цвет листьев на иве у пруда, что-то оттенок темноват.
-Хорошо,- уже как-то привычно ответили на той стороне.



Сказали спасибо: 113

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию



У нас лучшие пластиковые окна цены со скидкой .
Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1399