ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
382

Кровь и сталь

Дата публикации: 25.02.2013
Дата последнего изменения: 25.02.2013
Название оригинала: Steel and Blood
Автор оригинального текста: calamitycrow
Автор (переводчик): Singh;
Ссылка на оригинал: http://calamitycrow.livejournal.com/89269.html
Разрешение на перевод: получено
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; рабство; фантастика;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: драббл
Примечания: Персонажи/Пейринги: Дженсен/Джаред, Джеффри Дин Морган I для bukapuka))
Саммари: Дженсен натыкается на грузовой корабль на планете Силис IV и решает доставить груз, не выбиваясь из графика.
Глава 1

Капитан «Химеры» стоял в тусклом свете шлюзового отсека, нетерпеливо ожидая, пока свет сменится на зеленый и двери шлюза расползутся в стороны. Дженсен чувствовал, как его корабль заправляется горючим – легкая вибрация просачивалась сквозь ее напольные пластины, в то время как космическая станция закачивала в нее серебристую жидкость, что была жизненной силой и кровью его корабля.
В теории, терраформирование было впечатляющей штукой. На деле, каждая измененная таким образом планета была недолго живущим, провальным экспериментом. Силис IV был другим. Благодаря терраформированию, из безжизненной каменистой планеты образовалась чертовски горячая пустыня. Высадившимся на его поверхность людям Силис мог предложить приемлемый для дыхания воздух, множество силианской руды и целую прорву блядского песка. Правительство повело себя так же, как обычно в подобных ситуациях с терраформированными планетами – предложило бесплатную землю для того, чтобы разыграть ее между гражданами и таким образом получить новых поселенцев. Всем, кто был способен перевозить грузы и руду, были обещаны субсидии и приличные скидки на газ. И, конечно, правительство установило межкосмическую военную орбитальную станцию на орбиту планеты, чтобы проследить, что все получают их субсидии, платят налоги и занимаются добычей руды. За сотню лет, а возможно и меньше, Силис IV будет выдоен до конца, а Империя и шахтеры двинутся дальше. Атмосфера ставшей ненужной планеты будет подожжена, чтобы предотвратить незаконное заселение, и Силис IV вновь вернется к безжизненному существованию.
В любом случае, доставка грузов для терраформированных планет была легкой и хорошо оплачиваемой работой. Дженсен также являлся бывшим военным, работа по ISN-контракту обеспечила ему синий ранг, а это значило, что он платил лишь половину налогов и имел все законные гражданские права.
Дженсен сдвинулся в сторону, ожидая окончания. Его ноги издали приглушенный металлический стук, ударяясь о пластины корабля. Последняя шлюзовая дверь была сделана из DRX-стекла, и сейчас на него смотрело его собственное отражение. Его глаза слегка светились красновато-розовым из-за встроенных в них сенсорных имплантатов, под его штанами и безрукавной рубашкой были видны странные бугры от встроенного экзоскелета. Его голые руки были усеяны синими крапинками К-кожи и заключены в бледно-серые кольцевые волокна стального экзоскелета. Как и большинство перевозчиков грузов, Дженсен был военным в отставке. Технически он был био-человеком, разрезанным и пошинкованным в шестнадцать лет, чтобы стать лучшим охотником, чем любой простой человек. Сленговый термин «механический солдат», или просто «мех», как нельзя кстати подходил самосознанию Дженсена.
По левую руку от него находился его первый помощник – также механический солдат, Морган. Морган был L-армирован, его экзоскелет был сделан из более легкого, блестящего поли-DRX, его правый глаз и правая рука были заменены бионикой, а большая часть левой половины тела была покрыта К-кожей из-за того, что он попал под криогенную пушку около семи лет назад в районе базы Элл Шесть.
Элл Шесть была главной причиной, почему они оба оказались сейчас здесь.
Большинство мехов должны отработать две восьмерки, прежде чем им удастся вырваться. Солдат подписывается на восемь лет службы с возможностью вернуться к гражданской жизни по окончании контракта, если он сможет расплатиться с Армией за операции на теле и вживленное оборудование. Если он не может, он берет очередные восемь лет. Шесть, если он окажется впутанным в несколько войн и сможет увеличить боевые часы, которые ценятся выше. Однако иногда меху может улыбнуться удача, он может оказаться в перестрелке такого масштаба, что каждому выжившему бойцу «даруется их вживленное оборудование».
Элл Шесть и был той самой ебанной перестрелкой.
Имплантированный в голову Дженсена передатчик начал сигналить. Технически, он должен был иметь возможность включать эту штуку силой мысли. На самом же деле, менее десяти процентам мехов удалось выучить этот трюк. Для активации он использовал голос:
- Говори.
- Заправка топливом завершена, - отозвался скучающий и слегка раздраженный голос Брауна, его старшего по навигации. – Скоро мы свалим?
- Спроси коммандера Бёрка, - прорычал Дженсен, снова покачиваясь с ноги на ногу. Ему самому не терпелось покинуть космическую станцию. Впереди их ожидало еще три месяца полета, и «Химера» была готова и загружена, ISN битком набил ее доки корабельными контейнерами и шахтерским оборудованием.
Стоящий рядом Морган усмехнулся.
Дженсен осознал, чем занимается, и заставил себя стоять смирно. На Элл Шесть Дженсен подорвался на вибро-мине и потерял обе ноги. У него развилась плохая привычка постукивать своими ногами из стальных волокон о корабельные пластины, когда ему было скучно или кончалось терпение. Эта привычка сводила с ума членов его команды.
Световая полоса над замком сменилась с красной на зеленую, и DRX-стекло стало матовым, а затем распалось, разъезжаясь на две секции. Два металлических щита за стеклом тоже отъехали назад, и они ступили в шлюзовой отсек космической станции. Дженсен и Морган дважды моргнули, автоматически опуская свои оптические слои и готовясь к еще более яркому свету внутри станции.
Ожидающий их офицер ISN едва заметно коротко поклонился.
- Са, Эклз. Са, Морган.
Будучи мехом, Дженсен мало привык к межкосмическому флоту, но он должен был признать, что большинство из них были неизменно вежливы. «Песчаники», как предпочитали называть себя люди Сайриса, были по большей части шахтерами, а поэтому суеверными. Упоминание чьего-либо имени считалось крайне насчастливым знаком.
- Са-й, - Дженсен воспользовался более формальной версией «са» и поклонился в ответ. Спрашивать чье-либо имя на Сайрисе также несло в себе неудачу.
- Я офицер Хантелайн, - их встречающий вновь поклонился. – Коммандер Бёрк желает поговорить с вами.
Дженсен также поклонился во второй раз, поддерживая на лице нейтральное выражение. Он тоже мог быть невъебенно вежлив.
- Конечно.
Он подождал, пока офицер ISN отвернется, и стрельнул глазами в сторону Моргана. Существовало два вида офицеров ISN: те, что пекутся о своей карьере, и те, что заботятся лишь о деньгах. Коммандер Бёрк заботился о деньгах. Капитальный мудак, который правил своей космической станцией и Сайрисом так, словно это было его собственное персональное королевство. Опять же, Бёрк был тут главным, и им ничего не оставалось, кроме как заткнуться и подчиняться.
Их довели до трубы и подняли на два уровня вверх, к офису коммандера.
Кабинет Брайана Бёрка был огромен и, по мнению Дженсена, отвратителен. Мебель была сделана из зеленого макашанского дерева и украшена темно-красной обивкой, на стенах красовались сертификаты и награды. Дженсену всегда была любопытна голограмма женщины в углу. Бёрк был из ISN, а значит, не имел ни матери, ни сестры, только тысячи братьев. И ISN, как и большинство военных подразделений, гордились тем, что запрещали своим сотрудникам баловаться гетеросексуальными отношениями.
Конечно, Дженсен также не понимал всей прелести отношений мужчины с женщиной. Из-за вируса Розы младенческий возраст переживало менее десяти процентов рождающихся женщин. Женщины, дожившие до двух лет, были очень похожи на ту, что на голограмме – их лица и руки покрывала К-кожа и сеть толстых канатообразных шрамов.
- А, Первый Сержант Дженсен. – Бёрк сидел за столом, всматриваясь в голографический экран. Он поднял голову. Он выглядел как более старая версия офицера Хантелайна, лишь волосы его были немного темнее, а подбородок шире. ISN пополняют свои ряды исключительно через генные цистерны. – Так жаль отнимать у вас время, но… - он кивнул на серебряную трубку с сообщением на своем столе. – Надеюсь, вы сможете посодействовать мне в вопросе, который требует небольшой вольности действий?
Дженсен вскипел он фамильярности обращения Бёрка, но держал свои чувства в узде. Этот ублюдок хотел, чтобы Дженсен доставил сообщение старомодным способом – из рук в руки, чтобы никто не смог увидеть его. Что бы ни было в трубке, оно было крайне конфиденциальным и, вероятно, незаконным.
- Конечно. – Дженсен сделал шаг вперед, низко поклонился и поднял трубку. – Кому закодировано это послание, коммандер?
- Дро’ Б’йар. На станции Руиселла, это вам по пути. Вы не возражаете?
Дженсену хотелось врезать этому лицемерному козлу.
- Нет, коммандер Бёрк. Я ценю, что вы доверяете мне в этом вопросе.
- Спасибо. Это небольшое дело, но… - коммандер Бёрк пожал плечами. – Деликатное.
Деликатное, как же. Бёрк, должно быть, подкупает очередного Дро’, но это определенно было не его, Дженсена, дело.
- Конечно, - снова поклонился Дженсен. Коммандер перевел взгляд обратно на голографический монитор, тем самым отпуская их.
Дженсен всунул трубку с сообщением в руки Моргану и повернулся, чтобы последовать за офицером Хантелайном к выходу. Он всегда ненавидел, когда Бёрк обращался с ним как с долбанным мальчиком на побегушках, но он ни черта не мог с этим поделать.
Когда Дженсен проходил мимо голограммы, он вспомнил свою собственную женщину, от которой он был рожден. Вкус воспоминаний стал горьковато-сладким от времени. Она была гораздо сильнее изуродована вирусом Розы, чем эта женщина, и умерла, когда ей было двадцать, от перелома кости – обычное осложнение из-за вируса. Как и остальные редкие случаи естественно рожденных детей, Дженсен мог присоединиться к Республике, жить простой жизнью в правительственном стаде на какой-нибудь генетической ферме. Но родившая его женщина сказала, что мужчина, от которого он был зачат, был механическим солдатом, поэтому Дженсен направился в армейский приют. Было достаточно просто уговорить управляющего подделать ему свидетельство о рождении, имплантировать спинной хребет и порт передачи данных. Легко было сделать так, чтобы Дженсен стал похож на очередного выходца из генной цистерны.
Морган бросил на него внимательный взгляд. В Моргана было встроено сканирующее ментальное устройство, «дар», который при раскрытии принесет ему немедленную и очень болезненную смерть от газа 1R9. Тем не менее, этот сканер спас задницу Дженсена на Элл Шесть. Он отвел глаза от изображения женщины, игнорируя понимающий взгляд Моргана, и направился к двери.



Глава 2

Дженсен и Морган прокладывали себе путь сквозь мрачные узкие коридоры «Химеры», направляясь к рулевому отсеку.
Когда Дженсену предстояло впервые приземлиться на Силисе IV, некоторые мехи предупреждали его не нанимать песчаников. Ему говорили, что поселенцы на Силисе IV ленивы и им не следует доверять. Люди, которых отправляют на разделенные земли, веками генетически разводятся специально для того, чтобы работать в черных дырах шахт. Дженсен выслушал комментарии Моргана, приглушил свет в корабельных отсеках и все равно их нанял. Песчаники стоили дешевле, чем мехи и иномиряне. И они не кичились тяжелой работы, если их начальник готов был считаться с их странным образом жизни и обычаям.
Также песчаники приносили гораздо меньше проблем, чем мехи. Он урезал свою команду с пятнадцати человек до одиннадцати, и, не считая него, на борту сейчас оставалось только два меха. Остальные восемь членов экипажа были песчаниками: двое одиночки и две тирады.
Он простучал приветствие на стене снаружи рулевой рубки – три коротких, один длинный – прислушался к трем песчаникам, находящимся внутри комнаты, откуда донеслись их фамилии - Браун, Уитфилд, Уильямс, - их голоса растекались один за другим в странной, почти напевной манере. Дженсен поднырнул под не успевшей еще подняться дверью и шагнул в рубку, сообщая свою фамилию. Вошедший следом Морган проделал то же самое.
Рулевой отсек «Химеры» был не особенно привлекателен. Это было тусклое полуовальное помещение с серыми стенами из крученого стального волокна. Внутри находилось две старых навигационных панели и стена с еще более древними гео-телеметрическими экранами. Задняя часть комнаты была оккупирована приземистым массивным асто-компьютером. Но все же это был корабль, и он принадлежал ему.
- Время отчаливать, - улыбнулся Дженсен.
Браун склонился над одной навигационной консолью – плоский стол, сделанный из квадратного светящегося DRX-стекла, шириной был почти с человеческий рост. Он быстро набрал последовательность, и все немедленно ухватились за жгуты в стенах, в то время как корабельные сирены подняли пронзительный вой, сигнализирующий вход в плотные слои атмосферы. Где-то в глубине корабля другие члены экипажа «Химеры» делали то же самое.
Двигатели корабля набрали обороты как раз вовремя, когда космическая станция придала кораблю необходимое ускорение. На несколько секунд установилась почти-невесомость, пока «Химеру» подбрасывало кверху. Ее узкий, хорошо обтекаемый нос отвернулся прочь от планеты, широкий изгиб задней двери грузового отсека готовился принять на себя большую часть жара от прохода сквозь атмосферу, а затем «Химера» начала стремительно падать.
Дорога была скалистой. Казалось, корабль сейчас разлетится на части, все крутилось и тряслось. Перед глазами у Дженсена все расплывалось и он несколько раз бился затылком о оболочку своего жгута. Все три песчаника хором начали издавать низкое монотонное «вуууп», отчего на лице Дженсена осветилось широкой улыбкой.
Блять, он обожал взлеты.
Вскоре все закончилось. Звук сирены внезапно оборвался, и «Химера» покачнулась, задирая нос, а ее двигатели внушительно загудели. Корабль взвился вверх, сопровождаемый серией громких хлопков, которые были слышны даже в рулевом отсеке. Затем корабль выровнялся, и ее щиты отклонились назад. Кристаллы смотрового окна сдвинулись, из черных становясь красными, пропуская внутрь лишь часть света, чтобы были видны песчаные холмы, что возвышались меж бесконечных соляных бассейнов, которые были побочным продуктом производства в силисийских шахтах.
Дженсен вытянул подбородок, стукнул по застежке ремня и дождался, пока соскользнут синтетические волокна.
- Немного жестковато, а, Браун?
Браун рассмеялся, высвобождаясь из своего ремня безопасности, потому что все взлеты были жесткими – это и делало отбытие таким чертовски веселым. Они с Уитфилдом направились к навигационной консоли и подключились через свои порты на запястьях. Их веки подрагивали, пока астро-компьютер сбрасывал в них необходимые сырые данные.
Глаза Уитфилда раскрылись.
- Песчаная буря надвигается, где-то через 2,5 силисийских часа, со стороны станции Си-тайн. Может, нам стоит двигаться быстрее?
В рубке стояло капитанское кресло, но Дженсен никогда им не пользовался. Он предпочитал мерить шагами пространство перед смотровым стеклом, проверяя, не выбивается ли «Химера» из установленного ISN расписания – три месяца и восемнадцать секторов, а это почти половина чертовой планеты. Он уже загрузил график полета в свой мозг и теперь просто пялился в обзорное окно, обдумывая положение вещей. Терраформированная планета внизу казалась каким-то причудливым сказочным миром. Темно-красный оттенок кристаллов окна превращал сине-зеленый песок в темно-пурпурные дюны, а белую соль в бассейны крови.
У них имелся груз для секторов 1 и 3 на станции Си-тайн, и им больше ничего не оставалось, кроме как спуститься ближе к поверхности и переждать песчаную бурю – это время они могли себе позволить. Дженсен приложил руку к прохладной стальной стене и дважды ударил. Да.
- Снижайся, Уильямс. Скажи всем, что нам придется возместить это время на первых двух разгрузках. И скажи Балларду, что вскоре после посадки мне понадобится что-нибудь для Малик’н.
Он слушал, как старый песчаник согласно пошаркал ногами, шумя корабельным настилом, прежде чем поспешить к выходу.
- Значит, летим быстрее, - Браун ввел коды в навигационную консоль, пока Уитфилд постучал пальцами с другой стороны панели. Дженсен достаточно уловил ритм, чтобы понять его значение – сокращенная версия шахтерского символа веры.
Мы были рождены из пыли и тьмы, и во тьме мы стали Ее детьми. Вслушайся во тьму, и ты услышишь мудрость Возлюбленного. Для Нее он Один, Один, что станет Тремя, Три, что превратятся в Девять, Девять, что по-прежнему Один. Проклят будет каждый человек, кто не слушал, кто слушал, но не внимал, кто внимал, но не вынес присутствия Истины, что Едина.
Дженсен оглянулся и одобрительно улыбнулся Уитфилду. По правде, он не понимал… не понимал их слепой веры и того, как кто-то может думать, что Малик’н, богиня шахтеров, может одновременно находиться на бесчисленном количестве планет. Но, опять же, их вера нисколько не вредила Дженсену и требовала лишь нескольких дополнительных минут на их следующей остановке – вылить немного алкоголя на песок, зажечь палочку из ладана, произнести молитву для безопасного полета.
Убедить свою команду песчаников, что их богиня по-прежнему присматривает за «Химерой».

 

----+----

Они покинули станцию Си-тайн почти на целый силисийский час раньше. Дженсен вновь торчал у смотрового окна, расхаживая из стороны в сторону. Он смертельно устал. Он был на ногах уже больше полного дневного цикла, но как мех Дженсен мог выработать достаточно адреналина и гормонов, чтобы поддерживать свое утомленное тело в рабочем состоянии в течение трех циклов, если того требовала ситуация. Его мозг – это уже другой вопрос. Пока еще не существовало таких изобретений, которые смогли бы удержать серое вещество меж его ушей от прекращения работы из-за недостатка сна. Он зевнул, сделал быстрый предупреждающий знак и напомнил себе, что сможет отоспаться, как только корабль сядет и закроется экранами.
- Капитан? – Пальцы Брауна летали поверх навигационной консоли. – Получен сигнал бедствия в районе этого сектора, сейчас вывожу его на гео-телеметрический экран.
Сигнал бедствия. И как раз тогда, когда за ними по пятам несется буря. Дженсену хотелось выругаться, но он не посмел – ему стоило большого труда добиться уважения членов команды. Он прислушался к пробивающемуся сквозь экран сигналу и пропустил его сквозь аудио-имплантаты.
- Транслируется откуда-то неподалеку?
- Да, - Уильямс был уже у астро-компа. – Корабль М-класса, и новый. Должно быть, принадлежит Дро’, но не зарегистрирован.
Дженсен кивнул, взвешивая в уме варианты действий. На терраформированных планетах Дро’ управляли всем. Предполагалось, что они являлись потомками 300 Граждан, но большинство из них были просто высокопоставленными гражданами с достаточным количеством денег, чтобы купить пару секторов планет. Это были алчные мелочные ублюдки, использующие ISN, чтобы наебать всех остальных. Но сигнал бедствия был сигналом бедствия, хотя если это был потерпевший крушение челнок Дро’… нет, Дженсен даже не думал, что кто-нибудь из выживших будет благодарен ему за спасение. Дро’ всегда оставались Дро’, и эти уебки сделают все, что в их силах, чтобы обмануть его и его команду. Типично для них.
Морган заправил прядь волос за ухо, а затем скрестил руки. Его правая рука была сжата в кулак – подавая знак на секретном языке 107-ой Схватки. Дженсен посмотрел на него, и Морган едва ощутимо кивнул так, что только другой мех сумел бы заметить это.
О, все лучше и лучше… Теперь и Морган считал, что им следует проверить упавший челнок.
Дженсен постучал ногами по половым пластинам и остановился, когда Браун метнул на него резкий взгляд. Конечно, это был крошечный корабль М-класса, они могли… - он замер перед гео-телеметрическим экраном и приложил палец к все еще пикающему сигналу.
- Мы подцепим обломки с помощью кормового погрузочного орудия, - Дженсен указал на хребет невысоких каменистых холмов на краю сектора. – Затем опустим их там и прикроем экраном. Выждем и пошлем сообщение ISN, что мы заявляем права на присвоение трофеев… Сообщение отправим прямо перед тем, как начнется буря.
Потому что буря вырубит все средства связи как минимум на шесть часов. Достаточно времени, чтобы разобраться с выжившими и придумать план.
- Трофеи, капитан? – Браун озвучил вопрос, о котором думали все остальные. Они имели права на трофеи лишь в том случае, если выживших не было.
Дженсен улыбнулся и пожал плечами. Челноки М-класса были рассчитаны на малую дальность полета, поэтому зависели от массива топливных элементов.
- Мы всегда можем послать сообщение позже, доложить, что имела место течь в топливных элементах, отчего не сработали наши датчики тепла.
Он не сказал остального, этого не требовалось. Если они решат не оставлять в живых найденных на корабле, они могут послать ISN другое сообщение, говорящее, что тепло от течи в топливных элементах не позволило их датчикам подобрать жизненные формы. Если начистоту, на борту не было ни одного песчаника, который не горел бы желанием прикончить нескольких Дро’, в особенности, если на горизонте маячила возможность разграбить челнок Дро’.
Уильямс, Браун и Уитфилд принялись шаркать ногами, озвучивая свое согласие.
Дженсен прошагал назад к смотровому стеклу. До потерпевшего крушение корабля оставалась почти половина силисийского часа, и ему нужно было быть в форме к тому времени. Сейчас был один из тех моментов, когда он был рад, что он охотник и укомплектован полным набором вооружения, а следовательно в него была вживлена полная нейро-сеть, вместо облегченной версии. Он заблокировал ноги, постучал по правому бедру, включая магнитное поле. Это всегда казалось ему таким странным – дремать с широко открытыми глазами…

----+----

Дженсен проснулся, его нейро-сеть вытянула его из сна резким жестким сигналом, от которого слегка разболелась голова. Он поморщился от неприятного медного привкуса во рту и поднял взгляд на гео-телеметрические экраны.
- Что у нас, Браун?
- Сейчас подбираемся со стороны поломки, и мы глушим их частоты. Две жизненные формы и… - Браун скривился, - они разъяснили, что авария произошла из-за проблем с их массивом топливных элементов.
Хорошо. Глуша частоты упавшего корабля, они не позволяют их компьютеру записывать сообщения.
Дженсен постучал по бедру, выключая магниты в ногах. Разблокировав ноги, он медленно повернулся. Тело слегка окостенело. Черт, он ненавидел нейро сон.
- Вызови сюда Балларда, чтобы он занялся навигацией. Ты, Уитфилд и Ходж идете с нами. – Лучше взять с собой одну из триад и Моргана… он огляделся вокруг. – Где Морган?
- Спит, - бросил Браун, уже потянувшись к личному коммуникатору, в то время как Уитфилд направился вниз.
- Я скажу Ходжу разбудить его. Встретимся в нижнем отсеке.
Дженсен дважды постучал по стене. Да. Он немного надеялся, что у них будет причина убить двух выживших – ему не хотелось ввязываться ни во что, хоть как-то относящееся к Дро’.



Глава 3

Глава 3

Прошло уже около полутора лет с тех пор, как ему последний раз приходилось иметь дело с ботинками, и Дженсен ругался вполголоса, зашнуровывая крепления. Надевание ботинок было тупейшей тратой времени – за исключением тех случаев, когда приходилось выходить на поверхность планеты. Силисийский песок был очень мелким и просачивался в любую гребанную трещинку. Даже при условии, что он плотно заправит штаны в ботинки, ему придется воспользоваться одной из акустических душевых после вылазки, чтобы вытянуть весь песок из своих ног.
Он бросил взгляд на своего первого помощника… и улыбнулся. Морган выглядел не счастливее его самого. На нем была рубашка с длинными рукавами, и он натягивал перчатку на правую руку, разворачивая ее, пока она не дотянулась до середины плеча.
Дженсен подошел к нему, жестко хлопая по спине.
- Ебанный песочек.
Морган повернулся, заезжая бионическим кулаком в плечо Дженсена, отчего тот ощутимо шарахнулся назад.
- Ебанный песочек, - кровожадно улыбнулся его первый помощник, что не обещало ничего хорошего тем двум жизненным формам в челноке Дро’. – Ладно, трап опущен и смотровые заблокированы. Следуйте за капитаном и следите за своими танцующими партнерами.
Дженсен улыбнулся знакомому напутствующему приказу. У 107-ых была репутация сборища хитрожопых неудачников. Частично она была заслуженной, частично приобретенной посредством использования подобных команд. Он засунул в рот респиратор, и поднял зажимы для ноздрей. Дожидаясь, пока дверь грузового отсека распахнется, он нагнулся вниз, к трапу.
Была уже почти ночь, но свежий воздух, ворвавшийся внутрь, был обжигающе горяч. Дженсен сморгнул жар, пытаясь приспособиться, в то время как его респиратор перерабатывал воздух в более влажный, соленый и достаточно охлажденный для того, чтобы им можно было свободно дышать. Он медленно сошел с трапа, стремительно оглядывая бесконечные дюны. Его рука потянулась к бластру, а волосы на затылке встали дыбом от странного ощущения раскинувшегося над ним огромного неба.
Гребанная планета. Люди не должны жить снаружи, под открытым небом, а пограничные крысы и поселенцы были просто свихнувшимися кретинами, если считали это верхом мечтаний.
Глаза Дженсена пробежались по искромсанным останкам, наполовину зарытым в сине-зеленый песок. Их усиленное предчувствие опасности, их знаменитая горячность… И какими нужно быть идиотами, чтобы не посадить корабль М-класса? Тем более, на песок! Ебанный челнок был специально спроектирован для безопасной посадки практически при любом сценарии.
Раздался громкий металлический лязг, и его глаза метнулись налево. Браун и Ходж уже двигали кормовую погрузочную руку, раскачивая ее, чтобы установить грузовые тиски на место. Для челнока потребовалось не больше шести креплений, затем Уитфилд размотал трос, пока Дженсен с Морганом развлекались тем, что обходили обломки по периметру, борясь за равновесие в засасывающем ноги песке. Они убедились, что каждое крепление надежно держалось на корпусе челнока, затем продели трос сквозь скобы.
Было чертовски жарко, и Дженсен сильно потел. Он утер лицо рукавом и отступил назад. Излишек веса из-за вживленной аппаратуры меха делал его передвижение по песку еще труднее. Он резко кашлянул, активируя коммуникатор.
- По твоему сигналу, капитан, - прозвучал в его голове голос Балларда.
Дженсен снова кашлянул, и погрузочная рука двинулась, наматывая на катушку трос и погружая челнок внутрь. Обломки были крупнее большинства грузовых контейнеров, но по весу должны были быть примерно на треть легче стандартного веса контейнеров, которые обычно перевозит «Химера». Дженсен думал, что они могли бы перевезти челнок снизу, под кораблем, но оба его крыла отвалились, и челнок свободно поместился в нижнем грузовом отсеке.
Дженсен просигналил остальным боевую готовность, двигаясь как можно быстрее по расползающемуся под ногами песку и мотая головой, чтобы избавиться от заливающего глаза пота. Когда дверь грузового отсека закрылась и воздух немного охладился, он поднял руку и вытащил респиратор. Он смахнул со лба пот, борясь с желанием сплюнуть оставшийся во рту соленый привкус.
- Баллард? – Он дождался подтверждения песчаника. – Налегай на штурвал. Я хочу, чтобы мы были за тем хребтом как можно скорее.
Морган первым подобрался к челноку, вытянул правую руку и с легкой грациозностью оторвал боковую дверь от корпуса под скрип и лязганье металла.
Дженсен выудил из кобуры бластер и боком взобрался по трапу. Он повысил адреналин в крови, готовый к любому повороту событий. К нему шагнул человек в какой-то черной униформе. Дженсен глянул на мерцающие серебром зрачки и полускрытое под высоким воротником тату.
Блэнк.
Он принял решение и двинулся. Поднять кверху левую руку, нагнуть локоть книзу. Скулы блэнка разлетелись, шея смачно хрустнула, и он завалился вперед. Замертво.
- Ты убил его!
Дженсен резко крутанулся вокруг своей оси, поднимая бластер в правой руке, затем расслабился и расплылся в улыбке от открывшегося перед ним вида. Нет, совершенно не то, что он ожидал найти. И как какой-то Дро’ умудрился потерять своего биши? Эти штуки были невъебенно дорогими.
- Все чисто. Морган? Посмотри, какая у него сеть.
Биши пронзительно глазел на него.
Ох, дерьмо, Дженсен должен был признать, что этот домашний любимец Дро’ был чертовски милым. Очень высоким, с почти кошачьими зелеными глазами и прелестными губами, созданными лишь для одной цели. И даже в этой плохо подогнанной черной униформе было заметно, что биши отлично сложен.
- Ну, - сказал подошедший Браун, сжимая в опущенной руке бластер, - это выводит понятие «трофеев» на новый уровень.
Биши сложил руки на груди, гневно сверкая своими зелеными глазами.
- Ты убил его.
- Напористая штучка. Думаю, ему нужен ошейник, - усмехнулся Морган, склоняясь над блэнком. – Базовая нейро-сеть. Выбить или сжечь?
Улыбка Дженсена стала шире – все это было чертовски забавно. Они ожидали столкнуться с Дро’, а теперь они имеют на буксире блэнка и биши. Он обдумал вопрос Моргана. Когда ISN будут осматривать обломки, смерть блэнка должна выглядеть так, словно это случилось изначально, при самой аварии… и Дженсен уже позаботился об этом. Все уже выглядело так, будто нейро-сеть блэнка вышла из строя, не оставив никаких записей о том, что произошло на самом деле.
- Сжечь.
Иногда серьезные повреждения дают двойной обратный эффект, выжигая нейро-сеть. Это гораздо сложнее подделать, но Морган мог с этим справиться. L-армированные созданы так, что могут делать все виды подобных мерзких трюков.
Дженсен вернул свое внимание к взбешенному биши.
- Завершено. Нельзя убить блэнка, он не живой.
- Это информационное человеческое существо, - биши едва не метал молнии, - и он был живым.
Информационный человек. Это было настоящее определение блэнка, но Дженсен не слышал, чтобы кто-нибудь использовал его, разве что в качестве шутки. Блэнк был не более чем человеческим телом с мозговым стеблем и нейро-сетью. Он не был живым, его нельзя было убить, и у него не было прав… кроме одного. Забрать что-либо у блэнка было равносильно тому, что ты стащил это у Дро’. Если только блэнк случайно не оказывался мертвым к тому времени. Дженсен всегда думал, что это просто офигенная лазейка, по большей части потому, что он был мехом, и армия любила пользоваться данной лазейкой.
И, черт побери, от этого бурного негодования биши у него начинал вставать.
Не то чтобы он был удивлен. Дро’ имели привилегию запрашивать особые генные комбинации с генных ферм. Дженсен слышал предположение, что эта привилегия была предоставлена с той целью, чтобы Исходные 300 могли выбирать себе сыновей. В наши дни любой Дро’, у которого водилось достаточно денег, мог заказать своего собственного биши – ходячую мокрую мечту, который являлся человеком, но имел еще меньше прав, чем блэнк.
Дженсен постучал по груди, проговорив код, приказывающий его второй нейро-сети отключить сексуальное влечение. Дженсен аккуратно, чтобы не сжать слишком жестко, схватил биши за запястье. Он привык доверять своим внутренним инстинктам, и мог рискнуть предположить, как биши мог оказаться посреди гребанной пустыни, вместо того, чтобы сидеть на своей прелестной попке во владениях Дро’, грея его постельку.
- Слушай. Если хочешь, чтобы я отослал тебя назад к твоему Дро’, можешь продолжать брыкаться. По правилам присвоения трофеев мой корабль может законно претендовать на содержимое потерпевшего крушение корабля – если все люди и блэнки на борту мертвы. Если блэнк выжил, тогда все содержимое по-прежнему принадлежит владельцу блэнка.
Он наблюдал, как шокировано округлились зеленые глаза биши, когда тот понял, о чем толкует Дженсен.
- Я… принадлежу тебе?

 



Глава 4

- Я… принадлежу тебе?
Было что-то еще, что пряталось за шокированным выражением лица биши, но Дженсен не мог уловить этого. Он не был гражданином, но, по крайней мере, он был свободен, и он знал, что ему очень хочется понять, что довело биши до такого отчаянного поступка, как побег от собственного Дро’. Но это была не его проблема, а влезать в чужие дела было той роскошью, которую он не мог себе позволить.
Не выпуская из руки запястья, Дженсен прошагал к выходу из челнока, таща биши за собой.
- На данный момент, да. – Хотя закон был на его стороне, Дженсен сомневался, что хоть один Дро’ позволит ему просто так отобрать такую дорогую игрушку… по крайней мере, не закатив в ISN приличного скандала. Дженсену совсем не нужна была лишняя головная боль, поэтому ему не хотелось переходить дорогу Дро’. И уж тем более он ничего никому не был должен. – Кто твой Дро’?
Биши потряс головой, его хорошенькие зеленые глаза вновь загорелись гневом, а губы сжались в упрямую линию. Блять, он был просто очарователен, и гораздо смелее, чем ожидал Дженсен.
- Ладно, тогда я пошлю ISN сообщение… Уверен, твой Дро’ хорошо заплатит за твое безопасное возвращение. Если, конечно, ты не хочешь убедить меня в обратном.
Они добрались до погрузочной палубы, и глаза биши метнулись, оглядывая трюм, а затем вернулись назад к Дженсену. Он выставил вперед подбородок.
- Дро’ Вестон. 16-ый сектор. И у меня есть имя.
Дженсен не сомневался в этом, но пока что лучше было держать биши слегка выбитым из равновесия. Он подтянул его ближе к себе.
- И я его не спрашивал. На какую станцию ты следовал? – У биши должен был быть какой-то план, кто-то, по его убеждению, должен был дать ему убежище.
Он дернул руку, пытаясь высвободиться из захвата Дженсена.
- Дро’ Орци.
Дженсен не ожидал услышать это имя. Это был один из богатейших Дро’. Орци владел всеми добывающими станциями в четырех различных секторах. Дженсену не доводилось встречать этого человека лично, но он невольно проникся к нему уважением – его станции были в хорошем состоянии, его люди были дружелюбны и умелы. И грузы для этих секторов включали в себя дополнительные затраты для песчаников – такие вещи, как еда, алкоголь и видео чипы.
- Он ожидает тебя?
Биши покачал головой и в очередной раз дернул руку.
- Нет. Но его биши мой друг.
Дженсен отложил в голове эту информацию. У него еще будет несколько часов, чтобы выработать лучший план действий, пока они будут пережидать бурю. Теперь же ему нужно было решить, куда разместить биши. «Химера» была грузовым кораблем, и построена была для перевозки грузов, а не пассажиров. Единственную настоящую пассажирскую кабину он поделил между двумя триадами. На его корабле также были две общих спальни для членов команды, но ни у одной из них двери не запирались на замок. И он не собирался позволять биши свободно разгуливать по кораблю.
Следовательно, оставалось лишь несколько вариантов. Он мог запереть биши в одной из трех оружейных клеток на верхней палубе, или закрыть его в кабине Моргана, либо в своей собственной.
Дженсен разжал пальцы, и биши торопливо отступил назад.
- Иди за мной.
- Зачем?
- Иди за мной, - Дженсен снизил голос до рыка. – Или я тебя потащу.
Биши нахмурился, и на минуту Дженсену показалось, что он захочет проверить его угрозы, но затем он неохотно подошел к Дженсену. Он повел биши сквозь темные коридоры корабля и вверх по трем лестницам, связывающим грузовые палубы. Было бы быстрее добраться по служебной лестнице на следующий уровень, где располагались жилые помещения, но вместо этого он провел биши сквозь камбуз, через боковые мостки и вверх по лестнице правого борта на вторую основную палубу.
Дженсен набрал код на двери своей каюты и установил свет на половину яркости.
- Внутрь. – Он убедился, что слово прозвучало исключительно жестко.
- Ты мудак, - биши обжег его взглядом и шагнул в комнату. – А меня зовут Джаред.
Дженсен с трудом удержался от улыбки.
- Как скажешь. Устраивайся поудобнее, тебе придется побыть здесь какое-то время.
Биши – Джаред, презрительным взглядом окинул жилище Дженсена.
- Ты… ты же не думаешь, что я здесь останусь?
Дженсен оглядел помещение, не понимая, в чем собственно проблема. Внутри кабины было чисто и прибрано, может только немного пустовато. Он не привык ко всяким украшениям, только самое основное: кровать и место, куда можно повесить свою одежду. Единственное, что он добавил сюда, это акустический душ, и то лишь потому, что гребанный силисийский песок забирался во все щели. Очевидно, данная обстановка была намного ниже стандартов, к которым привык Джаред.
Дженсен проворчал что-то, дважды проверяя ручные блоки на обоих оружейных шкафах. Просто на всякий случай, хотя он и не мог представить себе биши, умеющего обращаться с оружием.
- Ты слышал, что я сказал? – Джаред скрестил на груди руки. – Я не останусь здесь.
- Без вариантов. – Дженсен вышел за дверь, набрал код закрытия и провел ладонью поверх замка.
- Это хорошая идея? – Морган подпирал стену коридора, красный огонек его оптических шор тускло мерцал в приглушенном свете. По улыбке своего первого помощника, Дженсен догадался, что тот слышал большую часть разговора.
- Что именно? Злить его? – усмехнулся в ответ Дженсен, но его улыбка переросла в зевок. Он поднял руку, собираясь изобразить защитный знак, но сразу опустил, вспомнив, что поблизости нет ни одного песчаника. Черт, уровень адреналина истощался слишком быстро, вместе с теми крохами энергии, которые он получил от нейро-сна. Он дошел до следующего лестничного пролета и начал подниматься. – Или запирать его в моей кабине?
- Просто волнуюсь за тебя. Ты уверен, что вообще помнишь, что нужно делать с подобным лакомым куском? – рассмеялся Морган, следуя за ним. Затем его тон сменился на более серьезный. – Баллард готов посадить нас – Браун следит за двигателями, Уильямс и Ходж на заборниках и турбинах, Кейн на гидравлике и бионике.
Дженсен кивнул. Развозить грузы по Силису было бы проще простого, если бы не чертовы песчаные бури. Все грузовые корабли были построены одинаково – по-прежнему использовали старую термодинамическую технологию. При полетах в атмосфере двигательные отсеки «Химеры» были спроектированы так, чтобы захватывать сильный жар двигателей, смешивать его с воздухом и выпускать спрессованный горячий воздух, являющийся основной рабочей силой для большинства био- и механических систем корабля. Термодинамические корабли были громоздкими и малоэффективными, но дешевыми в эксплуатации. И вся эта чертова система зависела от воздуха, что превращалось в ебанный кошмар во время песчаных бурь. Им нужно было посадить корабль, запечатать все от попадания песка и затем старательно наблюдать каждую систему, вручную проверяя, чтобы изоляция продержалась нужное время.
Дженсен схватился за служебную лестницу и оглянулся на Моргана.
- Думаешь, заплата на этом вытяжном вентиле еще продержится?
- Нет. Он нахуй расшатан. Но мы можем нашлепать поверх него перегородку. У Брауна все под контролем, он послал Уитфилда проверить его… и эти дерьмовые е-ло закрылки.
Которые и были следующим пунктом на повестке дня Дженсена.
- Конденсационные мачты?
- Нужно будет шунтировать их на бионику. Надо бы поскорее покончить с этой нудятиной, - рассмеялся Морган. – Вот в твоей каюте есть довольно интересные вещи.
- Я чертовски устал. - Дженсен добрался до последнего коридора в рулевой части корабля и улыбнулся своему первому помощнику. – Может, мне стоит запихнуть его в твою каюту? Он сказал, что его Дро’ был Вестон, и он направлялся к Дро’ Орци. Что думаешь на этот счет?
Морган замедлил шаг, понижая голос до низкого громыхания, которым пользовался обычно, когда размышлял.
- Ни один из этих секторов не находится на нашем текущем маршруте. Ты подумываешь о том, чтобы отказаться от этого смазливого мальчика?
Дженсен остановился.
- Ты же не предлагаешь мне оставить его?
- У меня есть идейка-другая, - пожал плечами Морган. – Но их нужно еще обмозговать.
Дженсен покосился на него. У его первого помощника определенно было какое-то предчувствие, а он доверял ментальному сканеру Моргана. И ему точно была противна мысль передачи биши – Джареда, какому-нибудь Дро’, словно он был каким-то товаром, а не человеком. Дженсен снова кивнул, вытягивая руку, чтобы постучать по стене рулевой рубки.
- Ладно, разработай гребаный план, а потом поговорим.

 

----+----

«Химера» стояла в тени холмов и была полностью загерметизирована. С выключенными двигателями корабль казался пугающе тихим. Единственным шумом была едва заметная вибрация палубных пластин и редкое «ш-ш-ш» продолжающих фильтровать воздух вентиляторов. Дженсен наполовину вошел, наполовину ввалился в свою каюту. Все, чего он хотел, это спать. И помыться. В обратном порядке, естественно.
Проклятье, здесь было чертовски жарко.
И прежде чем поднимется шторм, в «Химере» станет еще жарче. Большинство охлаждающих мачт были направлены на снижение температуры в бактериальных цистернах. Обычно гидро- и биосистемы работали в унисон, поддерживая приток воды на достаточном уровне, чтобы биосистемы оставались охлажденными. Но «Химера» была старым кораблем, заштопанным и переделанным для работы в пустынях терраформированных планет, поэтому команде Дженсена пришлось исправлять некоторые ее части, чтобы она надлежащим образом герметизировалась.
Могло быть хуже. Ходили слухи, что на обледеневших планетах регулярно пропадали челноки и грузовые корабли. А большинство терраформированных планет были откровенно опасными. Дженсен рад был терпеть песчаные бури, когда альтернативой были бунты поселенцев и партизанские войны. Он зевнул и набрал на панели код, блокируя за собой дверь. Моргнув, он опустил на глаза оптические слои и оглядел неожиданно ярко освещенную комнату. Заметив распластанного на своей кровати обнаженного биши, он нахмурился. Ноги и спина биши были испещрены синяками и застаревшими рубцами. Это многое объясняло. Что ж, у его первого помощника был план, который должен был сработать… если биши будет сотрудничать.
Джаред повернулся и сел, обиженно пробурчав:
- Здесь жарко.
Без черной униформы Джаред был еще красивее, и, как и подозревал Дженсен, имел массивный «прибор». В любое другое время, биши – особенно такой обнаженный, потный и капризничающий – привлек бы все его внимание. Сейчас же Дженсен просто хмыкнул и сел, снимая ботинки, затем снова поднялся, чтобы раздеться. Большую часть жизни он жил в общагах: сначала в приюте, затем будучи мехом, поэтому он никогда не страдал излишней скромностью. Но все же он пожалел о том, что снял одежду, когда увидел выражение, появившееся на лице биши – отвращение и что-то еще… может, жалость.
Дженсен отвернулся от этого взгляда и шагнул в душевую. Он был мехом, а это намного, намного лучше, чем быть каким-то дерьмовым сырым человечишкой. Он запрограммировал акустический душ на полный цикл, вместо обычного половинного, и набрал команду, закрывающую за ним дверь душевой. Приют, где он был выращен, покромсан и натренирован, был старой видавшей виды армейской базой. Души там были настоящими, акустическими – порывы воздуха вычищали экзоскелет дочиста, но его плоть становилась красной и чувствительной. С тех пор акустические душевые претерпели множество улучшений. Сейчас в большинстве «акустических» душевых вместо воздуха использовалась аквазоль, а также добавлялся водный цикл. Маслянистый растворитель имел слегка неприятный запах, но это дерьмо работало. Дженсен повернулся, стараясь не заснуть, пока струи розовато-коричневой жидкости спускались по его ногам. Он поднял губку, втирая растворитель в оставшуюся часть экзоскелета. Наконец, душевые сопла выдвинулись вперед, и как только включилась подача воды, Дженсен потянулся за мылом. Он быстро вымылся и привалился к стене, позволяя воде струиться по его телу.
Когда он вышел из душа, он покосился на свое отражение в зеркале. Снова хмурясь, он подумал о взгляде биши. Как и большинство мехов, он получил свою долю травм – на груди и спине красовались заплаты из небольших кусков К-кожи. И, естественно, его «настоящие» ноги оканчивались на середине бедра, оба обрубка были заключены в оболочку из экзоскелета, которая крепила его «новые» ноги. Он опустил руку вниз, проводя пальцами вдоль кожи правого бедра. Это всегда было немного странно – трогать собственную кожу и ничего не чувствовать. Нервы в ногах, само собой, были заблокированы, и его новые ноги управлялись напрямую через нейро-сеть. До Дженсена дошло, что он делает, и он отдернул руку. Он гордился тем, что он мех, а этот биши… в общем, он мог просто поцеловать Дженсена в его покрытый К-кожей зад.
Он вытерся и прошел в комнату, не заботясь насчет одежды.
- Подвинься.
Биши помедлил, но затем отполз в сторону, и Дженсен растянулся на кровати, закрывая глаза. Ох, бля, да… лежать на кровати было дьявольски хорошей штукой. Было неебически жарко, но с этим ничего нельзя было поделать. Кроме того, к тому времени, как он проснется, буря уже закончится, и они снова смогут изменить…
На левую руку Дженсена опустилась ладонь, принимаясь вычерчивать линии в том месте, где экзоскелет соприкасался с кожей.
- Я никогда прежде не трогал меха.
Глаза Дженсена распахнулись, и ему потребовалась вся его сила воли, чтобы не сломать биши руку.
- Так значит ты… - рука сдвинулась ниже, - собираешься оставить меня?
Какого хуя? Голос Джареда звучал почти… кокетливо.
Ох.
Дерьмо.
Этот биши, блять, пытался соблазнить его. Новая стратегия. Не сработали капризы, не сработала нагота, на сработали жалостливые взгляды, и биши принялся за соблазнения. Очевидно, у Дженсена на лбу было пропечатано «тупой» или что-то еще в этом роде.
Он прикрыл глаза. Медленно.
- Нужен секс – используй свою правую руку.
Ладонь не сдвинулась, но в комнате воцарилась тишина.
Наконец-то. Дженсен размяк в давящем жаре, позволяя усталости навалиться в полную силу, и начал засы…
- Прости, - Рука двинулась вверх по бицепсу Дженсена, переползая на его грудь. – Я мог бы…
Раздражение Дженсена прорвалось наружу вспышкой гнева, его рефлексы подскочили, приходя в полную готовность. Он перевернул их обоих, пригвождая биши к постели и прижимая одно предплечье к его горлу. Бросив яростный взгляд вниз…
…В широко раскрытых глазах Джареда плескался ужас.
Дженсен убрал руку с горла Джареда.
- В следующий раз, когда я скажу тебе остановиться, ты просто нахрен остановишься.
Зеленые глаза Джареда были полны смущения, и он все еще не оправился от шока.
- Я… я думал, ты хотел, чтобы я…
- Нет. Блять, нет. – Это вдруг обрушилось на Дженсена – то отвращение во взгляде Джареда ранее было потому, что он думал, что Дженсен собирается принуждать его к сексу. А его раздражительность и злость были чем-то вроде напускной храбрости. Дженсен вдруг почувствовал себя как-то мерзко.
Он откинулся на постель рядом с биши и провел рукой по глазам.
- Слушай, я не стану тебя трахать, и насиловать не стану, и отдавать твоему Дро’ Вестону тоже не буду. Я просто хочу спать.
- Но… но ты оставишь меня, - бесцветно проговорил Джаред.
Дженсен резко напомнил себе, что проблемы Джареда – не его проблемы. И блять, он слишком устал, чтобы объяснять весь план в деталях.
- Три месяца, никакого секса, а потом сможешь уйти в любое время.
Он ждал, что Джаред начнет задавать больше вопросов, но биши лишь прошептал «Спасибо» и отвернулся.
Дженсен подавил рвущееся наружу «Пожалуйста», вместо этого хмыкнув. И позволил теплу и измождению утянуть себя во тьму.

 



Глава 5

Что-то разбудило его. Дженсен сел на кровати, моргая от острого яркого света. Его нейро-сеть сработала автоматически, вгоняя ему полную дозу адреналина, отчего его сердце забилось быстрее, дыхание участилось, а во рту остался медный привкус.
Черт.
- Свет. Красный, 33 процента, приглушенный.
Световые стержни переключились с белого на красный, а Дженсен сосредоточился на выравнивании дыхания. Рядом с ним, биши – Джаред – метался и пинался во сне, но не просыпался, бормоча что-то, чего Дженсен не мог разобрать.
Должно быть, именно это и разбудило его.
В каюте все еще было жарко, но уже намного прохладнее. Двигатели «Химеры» были снова в работе, глухо и успокаивающе рокоча. Это значило, что буря миновала, и они должны были быть уже на пути к станции Руиселла. Лететь сейчас к Руиселле определенно не входило в первоначальные планы Дженсена, он бы предпочел придерживаться графика, вместо того, чтобы тратить несколько следующих недель петляя назад, чтобы доставить грузы на все пропущенные станции. Да и разгрузка на Руиселле будет сущим мазохизмом. ISN специально загружали контейнеры в правильном порядке, чтобы максимально увеличить эффективность разгрузки. По крайней мере половину контейнеров на второй грузовой палубе нужно будет передвинуть, чтобы добраться до нужных.
Джаред снова зашевелился, неразборчиво бормоча. Он раскинулся на животе поперек кровати, и в его движениях была та тяжелая неуклюжесть, что выдавала неподдельную изможденность. Дженсен просто сидел, глядя на обнаженного биши, и гадал, какой черт дернул его запихнуть Джареда в свою каюту.
А что, нужно было запереть его в одной из оружейных клетей?
Мысль кольнула его беспокойством, что он совсем размяк. Дженсен выучил много жестоких уроков на старой луне, где он вырос и прошел тренинг, и за годы вождения грузового корабля на Силисе он лишь убедился в правильности полученных знаний. Всегда находился кто-то, кто стремился бы разъебать его жизнь – старосты в общаге, сержанты взвода, командующие офицеры, Дро’, ISN – список был бесконечным. То, что он сейчас делал, не имело смысла. У него на попечении была его команда, и грузы, которые нужно было доставить, и ISN, чтобы не было скучно. Самым умным ходом было бы продать биши его Дро’ и получить свои законные денежки. А вместо этого… Дженсен перевел глаза на усыпанное синяками тело биши.
Вместо этого он чувствует себя виноватым, что не позаботился о ранах биши, прежде чем лечь спать. Джареда били – по груди и спине, и ниже, по ногам. Некоторые синяки были желтоватыми, и то тут, то там проступали шрамы от плети или хлыста. Дженсен нахмурился, наблюдая, как вновь беспокойно дернулся Джаред. Его Дро’ делал это для секса? Наказания? Того и другого? И почему мысль об этом так сильно его заботит?
Дженсен покачал головой от собственной тупости и все равно встал, поднял штаны и направился в душевую. Порывшись в аптечке, он выудил наполовину полный тюбик биосинтезатора. Когда он вновь вернулся в спальню, его член напрягся от вида Джареда. Он действительно был очень красивым – худым, но мускулистым. Его блестящая от пота кожа была смугло-золотистой от солнца, а чересчур длинные темные волосы мокрыми кудрями лежали на его лбу. Дженсен сильнее, чем того требовалось, постучал по груди, проговаривая код блокировки сексуального влечения.
Он знал о том, какие толки ходят о армейских мехах и их либидо, и, конечно, некоторые мехи действительно пользовались своей нейро-сетью, чтобы повысить свою потенцию. Честно говоря, Дженсен больше рассчитывал на собственную руку и видео чипы. Он никогда не получал особого удовлетворения от случайных связей, на которые был обречен из-за кочевой жизни, и никогда не чувствовал себя комфортно, платя за секс. Когда-то давно, еще будучи военным стрелком, у него был шанс на кое-какие длительные отношения с парой, которая интересовалась в формировании триады. Разум Дженсена дернулся от болезненных воспоминаний, что до сих пор оставляли за собой горький привкус.
Он подошел к кровати.
- Джаред? – Дженсен положил руку на плечо биши, и тот проснулся, сверкнув на него широко открытыми зелеными глазами. Дженсен знал, что ему следовало отдать тюбик Джареду, знал, что ему нужно было бросить это дерьмо и выйти из каюты – взять свой ужин, сходить в рулевой отсек. И все же… - Просто биосинтезатор.
Джаред приподнялся на локтях, все его тело напряглось.
- Ложись, - грубее, чем ему хотелось, произнес Дженсен. Он откинул колпачок, и комната наполнилась резким медицинским запахом. Джаред улегся обратно, и все его тело было каменно-твердым, когда Дженсен начал втирать прозрачную жидкость поверх его кожи, внимательно следя за теми участками, где кожа впитывала биосинтезатор быстрее. Дженсен обработал заднюю часть ног Джареда, его задницу, и постепенно Джаред начал расслабляться. Биосинтезатор, растекшийся поверх старых желтовато-коричневых синяков вдоль поясницы Джареда, быстро испарился в районе правых ребер. – Подвинь правую руку.
Джаред сдвинул руку, немного шипя от жжения из-за биосинтезатора, пока тот искал поврежденные ткани, и Дженсен силой подавил «Извини», прежде чем это сорвалось с его губ. Главное, сконцентрироваться на втирании этой херни. Движения быстрые, решительные.
- Перевернись.
Джаред подчинился, хмурясь и оглядывая Дженсена с тревожной напряженностью.
- Ты собираешься сказать мне свое имя?
Дженсен сосредоточился на груди Джареда, где на правой грудной мышце красовался большой фиолетово-черный синяк.
- Дженсен. Дженсен Эклз. – И затем, сообразив, что подпускает Джареда слишком близко, понизил голос до более властного рычания. – Но на этом корабле мы блюдем правила хорошего тона и не спрашиваем людей о их именах. Ты будешь обращаться ко мне капитан или Эклз. И мою команду разрешается называть только по фамилиям.
- Ты… ты живешь, как песчаник?
Дженсен кивнул, продолжая работать над торсом Джареда и радуясь, что предусмотрительно отключил свое сексуальное влечение. Прошло уже приличное количество времени с тех пор, как он касался другого мужчины столь интимно, и он боролся за то, чтобы удерживать независимый вид. И ему нисколько не помогал тот факт, что Джаред напрягался каждый раз, когда руки Дженсена двигались поверх очередного поврежденного участка тела. По его дрожи Дженсен догадался, что его напряженность была причиной страха, реакцией на боль от исцеляющейся плоти.
- Почему?
- Потому что большая часть моей команды – песчаники, и таковы мои правила, - Дженсен старался поддерживать свой голос грубым и отрывистым, излагать лишь голые факты. Он перешел вниз, к бедрам Джареда. Биосинтезатор немедленно впитался в пестреющую плоть левого бедра Джареда. Джаред шумно втянул воздух, и Дженсен сделал большую ошибку, поглядев вверх. Рот Джареда сжался в тонкую линию, а его глаза были темными, словно в них таилась буря.
Он выронил тюбик, обеими руками сгребая Джареда и притягивая к себе. Он не думал, не принимал сознательного решения, это было что-то глубокое и примитивное – нужда в утешении или… защите. И Джаред прижался к нему, обвивая руками его шею. Какая-то маленькая часть Дженсена задавалась вопросом, какого хрена он делает, но она была почти заглушена ощущением, запахом Джареда. Кисловатая горечь пота, едкий аромат биосинтезатора и легкий мускусный запах, принадлежащий Джареду. Ощущение теплой кожи и мимолетное касание волос Джареда на его плече.
Джаред первым отстранился, кусая губу.
- Спасибо.
Дженсен отпустил его более неохотно, чем ему хотелось бы признавать, и поднялся, стараясь сохранять хладнокровие.
- Пожалуйста. Ты голоден?
- Всегда ты такой формальный, – взгляд Джареда опустился с лица Дженсена на его пах. – Капитан?
Дженсен сдержал рвущуюся остроту по поводу сексуальных инсинуаций, напоминая себе, что, судя по всему, это все, что умел Джаред. Скорее механизм самозащиты, чем флирт.
- Джаред, я отключил сексуальное влечение, и не намерен включать его.
- Ты можешь сделать это? – Зеленые глаза Джареда расширились, глядя на него в совершенном удивлении.
- Да.
Дженсен старался говорить сухим тоном, старался не улыбаться Джаредову шоку, и провалился. Бля. Даже без функционирующего сексуального притяжения Джаред был чертовски забавен.
Джаред откинул голову, глядя на Дженсена с тревожной напряженностью. Его губы медленно растянулись в улыбке.
- Я не против поесть.

 

----+----

Дженсен всегда носил просторные рубашки и брюки, подходящие для его экзоскелета, поэтому ему не составило труда подобрать Джареду одежду, которая бы на него налезла. Впрочем, штаны все равно оказались коротки. Что было сложнее, так это сладить с самим Джаредом – некий барьер был определенно разрушен, и Джаред продолжал находить поводы, чтобы прикасаться к нему. Дженсен не знал, чем это объяснялось.
Он приложил ладонь к двери каюты, провел Джареда вниз по лестнице к узкому мостику, затем в сторону камбуза. Камбуз служил кухней, столовой и просто местом сбора команды. Он был длинным, узким и неряшливым. Груды ящиков и потрепанной мебели были затолканы в один конец, оставляя с другой стороны достаточно места на полу для того, чтобы песчаники могли расчертить его на квадраты уркхо. Уркхо было еще одной штукой песчаников, которые никогда не мог понять Дженсен. Игра была наполовину борьбой, наполовину боксом, и ее правила казались сложными и запутанными.
Свет был наполовину приглушен. Кейн сидел за одним из двух стальных столов, нарезая на кусочки какую-то разновидность большого фрукта. Он был мехом-разведчиком из 112-го. Очередной вояка, которому после Элл Шесть было даровано его вживленное оборудование. Так же, как Морган, он был начинен поли- DRX, хотя его внешность была намного менее утонченной – особенно странная форма его черепа и выпуклости вдоль шеи. Глаза Кейна скользнули от Дженсена к Джареду, и он одарил их одной из своих кривоватых ухмылок – лишь одна сторона его лица могла двигаться.
- Кейн, - его голос был типичным для разведчика, оцифрованная речь звучала слишком плоско и механично.
Рука Джареда опустилась на спину Дженсена, пробежалась по областям волоконной стали и замерла прямо над поясным ремнем.
- Извини, фамилии нет, - нерешительно улыбнулся он Кейну. – Думаю… думаю, «биши» вполне сойдет.
Кейн рассмеялся низким скрежещущим смехом и протянул ему большой кусок фрукта. Он был завербован перед вторым полетом «Химеры» около шести лет назад. Кейн был естественно-рожденным ребенком кого-то из поселенцев, и, по правде говоря, был психованной пограничной крысой. Но также он был чертовски хорошим механиком… и тоже был на Элл Шесть.
- С вами поделиться?
- Спасибо, - сказал Джаред, а Дженсен лишь с отвращением поглядел на блестящую розовую мякоть и покачал головой.
На своей первой миссии Дженсен действительно предвкушал попробовать что-то отличное от их стандартного пайка, на котором был взращен, но быстро обнаружил, что еда по большей части была омерзительным дерьмом. Обычно она была слишком сладкой или слишком соленой, а также была представлена в обескураживающем количестве форм и текстур.
Кейн вскинул голову и кивнул Джареду на стул, приглашая сесть.
- Не обращай внимания на нашего капитана, он практически дитя космоса – не любит ни небо, ни солнце, ни настоящую еду.
- Это не еда. Оно даже не полезно для организма, - ожидаемо фыркнул Дженсен, и порылся в ящиках в поисках контейнеров с припасами. Заметив, как вновь напрягся Джаред, как он повернул голову, чтобы держать Дженсена в поле зрения, когда брал кусок фрукта. Он раньше не подумал об этом, но, должно быть, Джаред не много мехов видал на своем веку… если вообще был знаком хоть с одним. Вытаскивая контейнер с едой, Дженсен оглядел камбуз – их жилищные условия не особенно соответствовали апартаментам Дро’.
- Вполне полезно. К тому же, нужно съесть его, пока не испортился, - Кейн вручил Джареду очередной кусок фрукта и поднялся. – Ходж только что потушил мясо, там еще много осталось.
- Спасибо, - кивнул Джаред, все еще нервничая. Его глаза вновь метнулись в сторону Дженсена.
Она так никуда и не делась, черт побери. Дженсен чувствовал эту… эту совершенно иррациональную потребность защищать биши. Он подошел и занял место рядом с Джаредом. Встряхнув емкость с едой, он осторожно подхватил ее за верхушку, пока разогревалось содержимое. Джаред слегка сдвинулся, прижимая колено к ноге Дженсена.
Кейн поставил перед Джаредом миску, переполненную каким-то отваренным мясом, плавающим в жирном растворе. Эта муть даже не выглядела съедобной.
- Скажи, если нужно будет еще подогреть.
- Все нормально, спасибо. – Джаред поднял ложку и кинул озадаченный взгляд на вооружение Кейна.
- Ага, я естественно-рожденный. Мои родители присоединились к каршайнскому бунту, и мне предоставили выбор – армия или смерть. – Кейн снова сел за стол и пожал плечами, поднимая нож и фрукт. – Я решил, что не хочу пробовать дышать газом 1R9. Вот Капитан – другое дело, - Кейн указал ножом на Дженсена, затем на собственную голову. – Он просто очередной выродок армейской луны. Поэтому он не особо просвещен в области нормальных людских благ.
Джаред ел так, словно это была его последняя трапеза, но он нашел время, чтобы стрельнуть глазами в сторону Дженсена.
- Кейн не говорит тебе всей правды, - Дженсен усмехнулся другому меху, разрывая свой контейнер. – Армейские хирурги обычно начинают реконструкцию разведчиков с полного извлечения мозгов. Это единственный способ, чтобы всунуть все их ебанное оборудование внутрь черепа.
Кейн изобразил очередную кривоватую улыбку и ткнул пальцем в плечо Дженсена.
- Сходи за добавкой, если голоден. – Он подождал, пока Джаред усядется на место со второй полной миской. – Ну что, ты одобряешь план? Потому что… я хотел бы на это посмотреть.
Джаред глянул на Дженсена, и теперь пришла очередь Дженсена пожимать плечами. Он не находил план забавным, но не видел других возможностей.
- Извини, но только потому, что ты… - Дженсен прервался, но не смог придумать других слов, чтобы сказать это. – Только потому, что ты легально принадлежишь мне, не значит, что твой Дро’ не сможет подать заявление, чтобы ISN вступилось за него и вернуло тебя.
Джаред прекратил есть, устремив на него встревоженный взгляд.
- Но по закону я принадлежу тебе?
До Дженсена внезапно дошло, что Джаред действительно доверяет ему. И когда, черт возьми, это произошло?
- Да. – Дженсен воткнул ложку в еду, стараясь сосредоточиться на долбанутом плане, придуманном Морганом. – Завтра мне нужно будет доставить кое-что лично Дро’ Б’йар.
- Настоящему засранцу, - влез Кейн.
Он был прав, Дро’ Б’йар был потомком Исходных 300, и он был надменным эгоцентричным ублюдком. Это был уже третий раз, когда Дженсену приходилось доставлять информационную трубку этому кретину, и он определенно не предвкушал их встречи. А теперь…
Желудок Дженсена сжался. Среди некоторых Дро’ на Силисе было очень популярно приказывать своим биши и блэнкам одеваться соответственно их положению – ошейники, кандалы, цепи… одежда, которая больше демонстрирует, чем скрывает их тело. Дженсена всегда тошнило от подобных обычаев, они казались такими… унизительными.
Но он не видел другого выхода.
- Я хочу попросить Дро’ Б’йар выступить в мою поддержку перед ISN. – Взятка было бы более правильным словом – у Дженсена имелось предостаточно жетонов на газ и ящиков с едой, и он, если потребуется, прекрасно мог существовать в экономном режиме. – Я… Я хочу взять тебя с собой. В качестве своего личного раба.
Зеленые глаза Джареда помрачнели от этой просьбы Дженсена.
- Дро’ Б’йар ненавидит моего Дро’… Между ними был какой-то спор по поводу оборудования или чего-то в этом роде. ISN разрешило его в пользу моего Дро’.
Дженсен не знал этого. Он просто надеялся, что Дро’ Б’йар был достаточной скотиной, чтобы не упустить шанса опозорить другого Дро’, позволив капитану грузового судна отнять его биши. Но если у этого Дро’ была хорошая причина желать унижения Дро’ Вестона…
Его мысли побежали дальше. Дженсен не верил в богиню Малик’н, религия песчаников была лишь суеверным вздором, но… все складывалось слишком гладко, слишком изящно. Коммандер Бёрк вручил ему трубку для Руиселлы, «Химера» оказалась в нужное время в нужном месте, чтобы принять сигнал бедствия, эта вражда между двумя Дро’… Дженсен отмахнулся от этих мыслей. Он определенно слишком много времени проводил с песчаниками.
Дженсен развернулся и посмотрел Джареду в глаза.
- Ты не обязан сопровождать меня, но…
- Нет, я пойду… чтобы потешить его. – Джаред вновь поднял свою ложку, в его голосе мелькнула горечь. – Я пойду, не сомневайся. Я ведь делаю такие вещи всю свою жизнь, верно?

 



Глава 6

Тремя часами позже Дженсен нервно мерил шагами комнату, поглядывая в окно, на приближающуюся станцию Руиселла. В мире не было ничего уродливее шахтерских станций. Руиселла казалась низкой деформированной кучей, состоящей в основном из поломанных каркасов от космических кораблей. Армия и ISN делили власть в горнодобывающем деле на всех терраформированных планетах, арендуя их Дро’. Дро’ продавали большую часть добытой руды обратно правительству, в то время как Армия и ISN имели деньги с аренды и вкладывали их в свои операции, строили новые корабли и космические станции, чтобы охранять Республику. Старые же корабли списывались и продавались Дро’, где разбирались на части, которые подходили бы горнодобывающему оборудованию.
Система была крайне логичной и эффективной… вот только нихрена не работала.
Дженсен был мехом, поэтому он знал, что офицеры ISN торчат в своих облегченных станциях, сокращая незаконные дела с Дро’ и вешая всем лапшу на уши о том, как много арендной платы военный флот сдирает с терраформированных планет. Армейское начальство было нисколько не лучше. Выведенные из эксплуатации корабли отсылались армейским лунам, где продавались с молотка и разрубались на кусочки. Таким образом, Армия вносила свою лепту в процветание коррупции всей системы – взятки, торговые обмены и подрядные сделки, что никогда не фиксировались в книгах.
Дженсен был рад, что ему хватило мозгов, чтобы после увольнения купить грузовой корабль. Большинство бывших вояк, в конце концов, после недолгих блужданий вновь прибивались к лунам, где и проводили остаток жизни, работая в армейских учебных доках.
- Мы уже подходим к лагерю Дро’, капитан. – Браун поднял голову от навигационной панели. – И Баллард уже у правого шлюза… с вашим биши.
Дженсен уловил необычную формальность в голосе своего навигатора. От Моргана это тоже не укрылось, и он глянул наверх с легкой усмешкой. Он устанавливал новое табло в один из геотелеметрических экранов, и зеленые отсветы экрана отражались серебряным сиянием в его левом глазе, отчего казалось, будто его бионический глаз светится зеленым. Дженсен проигнорировал своего первого помощника, которого, судя по всему, очень сильно развлекала сложившаяся ситуация.
И тон Брауна тоже не беспокоил Дженсена. Браун вел себя странно, потому что команда приняла появление Джареда за знак благоволения богини Малик’н. Иначе с какой бы радости их капитану практически в руки свалился биши? Черт, даже Дженсену на несколько секунд приходила в голову та же мысль – верный знак, что он слишком долго живет рядом с песчаниками. Он бродил от стены к стене и думал.
Все же…
Шахтерам отводилось пять дней в году в качестве праздников, когда они могли отдать дань уважения их богине. Хотя Дженсен никогда и не понимал, каким образом пьянство и просмотр матчей Уркхо связаны с этой самой «данью уважения». Фестиваль Единства начинался как раз по истечении их трехмесячного полета, и никому бы не навредило, если бы Дженсен немного притворился, что верит…
Дженсен принял решение и повернулся.
- Уильямс? Ты ответственный за отслеживание всех доходов, идущих от трофеев. К концу нашей миссии вся прибыль будет разделена на двенадцать частей.
Браун, Уитфилд и Уильямс озадаченно посмотрели на него, в то время как Морган выжидающе вскинул голову.
- Мы поделим трофеи поровну. – Дженсен видел, какими удивленными стали лица песчаников. По негласным правилам капитан имел пятую часть с любого «левого» дохода, полученного в течение рабочего полета, а остальное уже делилось между командой. – Двенадцатая часть будет отдана божественной Малик’н на фестивале Единства. Команда может решить, какому храму будет отдан дар. – Песчаники переглянулись, широко улыбаясь и шаркая ногами. – Морган? Где та трубка?
- Здесь. – Его первый помощник вытащил информационную трубу из отсека с инструментами и поднялся, тыча пальцем в починенный экран. – Кейну нужно проверить датчик обратной связи, эта панель не должна так болтаться.
Дженсен кивнул. Еще одной проблемой термодинамических технологий было то, что датчики обратной связи на «Химере» постоянно нуждались в замене. Они прошли сквозь дверь в коридор, и только потом Дженсен повернулся к своему первому помощнику.
- Думаешь, это сработает?
- Не могу сказать, - отозвался Морган, но он выглядел расслабленным, казался почти… довольным жизнью, и Дженсен догадывался, что вживленное ментальное устройство меха определенно что-то ему подсказывало.
Дженсен спустился вниз по служебной лестнице, ведущей к передней части палубы, где располагался правобортовой шлюз, и затормозил, когда увидел Джареда. Баллард и Ходж упомянули, что могут подобрать подходящий для биши наряд, но блять, это было просто…
Глаза Джареда были подведены черной краской, волосы подняты кверху в замысловатую прическу, удерживаемую серебряными заколками, а надета на нем была прозрачная безрукавая мантия, ниспадающая почти до самых лодыжек, и это была практически вся его одежда. Дженсен зацепил взглядом стальной ошейник, кандалы на руках и ногах, мужской пояс верности, кольцо для члена и клетку для члена… о, дерьмо, он внезапно узнал слишком много информации о двух триадах на борту его корабля.
Джаред медленно повернул голову и посмотрел на него. Кандалы на его запястьях были соединены вместе, а его стальной ошейник был сделан из сияющего поли-DRX, и был слишком высок – очевидно, чтобы держать голову Джареда в неудобном положении. Лицо Джареда было полностью лишено эмоций, его зеленые глаза ничего не выражали.
Это было… жутко.
Баллард слегка поклонился Дженсену и протянул поводок, присоединенный к ошейнику Джареда, - длинный, из черного шелка, с плетеной кожаной ручкой, а также ключ. И Дженсену ничерта не оставалось, кроме как взять этот гребанный поводок и ключ. Джаред был прав, Дро’, скорее всего, будет крайне доволен, когда капитан грузового судна придет к нему красоваться Джаредом на привязи, словно тот какая-то… какая-то ебанная вещь, и он, должно быть, действительно пожелает походатайствовать за него перед ISN. Но все это было так чертовски…
Баллард набрал код на панели шлюза, и двери начали открываться: сначала отъехали стеклянные DRX двери, затем два металлических щита. Дженсен и Морган дважды моргнули от неожиданно яркого света. Перед ними стоял худой мужчина. На самом деле, это был бэнк. Он поклонился:
- Са Эклз. Са Морган. Не были бы вы столь любезны проследовать за мной?
- Конечно. – Дженсен ступил вперед, и Джаред пошел следом. Его шаги были странными – короткими, семенящими, и на Дженсена волной накатило понимание, что надетый на Джареда мужской пояс верности был не просто для вида, отчего внутри него вспыхнул и потух бессильный гнев. Ему хотелось обернуться, сказать Джареду, чтобы тот снял с себя все это унизительное дерьмо, и в особенности ошейник и пояс верности. Лишь одна мысль заставляла Дженсена идти дальше – больше не было ни одного гребанного способа, чтобы заставить Дро’ Вестона держать свои лапы подальше от Джареда.
Как и в большинстве рабочих лагерей Дро’, все местное сооружение было собрано по частям из каркасов кораблей. Стены покрывала толстая декоративная ткань и драпированное сукно, на этаже были установлены образцы тесаного камня, в попытке замаскировать общее впечатление об этом грубом диком месте. Блэнк провел их по одному длинному коридору, затем по другому, и Дженсену приходилось сдерживаться, чтобы не оглянуться через плечо, чтобы проверить, как там Джаред. Все, что он мог сделать, это укорачивать свои шаги и слегка замедлять ходьбу. Блэнк приложил ладонь к двери и вошел внутрь, кланяясь.
- Са Эклз. Са Морган.
Комната была большой и на удивление просторной, с высоким выгнутым потолком и «окнами», содержащими голографические изображения каких-то лесных пейзажей. Деревянная мебель была украшена витиеватыми резными узорами и обита синим шелком. Дро’ Б’йар оказался низеньким человеком с доходящими до плеч черными волосами и мягким лицом. На нем была надета красная туника и того же цвета штаны. Он сидел на низком диванчике и читал настоящую книгу с кожаным переплетом и бумажными страницами. Дро’ поднял глаза, слегка вскидывая голову при виде Джареда.

 

- Значит, слухи оказались правдой. – Он поджал губы, отдавая книгу другому блэнку, стоящему возле его локтя. – Ты нашел чью-то игрушку.
Игрушку. Ебанные Дро’. Дженсен поклонился, старательно следя за тем, чтобы его эмоции не отразились на лице. Сейчас от этого зависела свобода Джареда. Он подал знак Моргану, чтобы тот отдал Дро’ трубку с сообщением.
- Иногда трофеи оказываются неожиданно прибыльными. Просто наслаждаюсь тем, что принадлежит мне.
Морган сделал шаг вперед, и Дро’ потянулся к трубке.
- Ты действительно считаешь, что тебе удастся оставить его? – холодно осведомился он, выгнув бровь и явно забавляясь сложившейся ситуацией.
- Мои права, как нашедшего трофей, вполне однозначны. Если только… - Дженсен делал все, чтобы его тон оставался обыденным. – Дро’ Вестону следует получше следить за своими домашними любимцами.
- Дро’ Вестон? – Дро’ Б’йар сверкнул глазами в сторону Джареда и издал тихий восхищенный смешок. Он поднялся, и на его лице заиграла ленивая улыбка. Постукивая информационной трубкой о ладонь, он подошел ближе, и Дженсену совсем не понравилось то, как самодовольно выглядит его улыбка.
- Полагаю… полагаю, меня можно было бы убедить поговорить с коммандером Бёрком, я считаю себя его хорошим другом.
Он чего-то хочет.
Дженсен повернулся и нахмурился, видя, что Дро’ Б’йар остановился перед Джаредом. Ему пришлось подавить внезапное безотчетное желание оттолкнуть этого ублюдка подальше от Джареда.
- Для чего вам это делать?
- Мне не нравится Дро’ Вестон, - пожал плечами Дро’, улыбаясь еще шире. – И сейчас… да, думаю, я помню этого раба. Забери. - Он протянул трубку блэнку, приведшему их в эту комнату, и положил руку на грудь Джареда, проводя пальцами вниз, пока они не коснулись эрекционного кольца. – Довольно строптивая штучка, верно?
- Больше нет. – Дженсену хотелось сломать каждый палец, которым Дро’ посмел коснуться Джареда. Он заставил себя улыбнуться в ответ, прохладно и напряженно, и дернул за поводок. – Я прав, парень?
Джаред уставился на Дженсена, но ничего не ответил.
Дро’ Б’йар в очередной раз выгнул бровь, по-прежнему довольно улыбаясь.
- Держишь его рот занятым, да? Покажи мне… и я поговорю с коммандером Бёрком.
Что? Зачем Дро’ вообще нужно, чтобы они… - Дженсен перевел взгляд на двух блэнков и его желудок болезненно сжался. Конечно. Все происходящее в этой комнате будет записано, и Дро’ Б’йар использует эти записи, чтобы публично унизить Дро’ Вестона.
Блять.
Он обещал Джареду. Обещал, что его не станут принуждать к сексу. Но он также поклялся себе, что Джаред не вернется назад к Дро’ Вестону.
- Парень? – Дженсен вновь дернул за поводок. – Обслужи меня. Покажи этому Дро’, для чего годится твой рот.
Джаред сделал шаг вперед, по-прежнему пялясь на Дженсена, и медленно опустился на колени, слегка дернувшись от неудобства движений. Дженсен отвел глаза, уставившись на одну из голограмм, потому что он не представлял, как можно смотреть Джареду в лицо и делать с ним это. На секунду Дженсену показалось, что у него просто не встанет, но потом он почувствовал нос Джареда, его дыхание на своем животе, и, ох, черт, Джаред стягивал с него штаны зубами, а потом его накрыл рот Джареда – горячий и влажный, поглощающий его член, заглатывающий его по самый корень.
Джаред сосал, сосал жестко, и каждый нерв в теле Дженсена вспыхивал огнем, кровь стучала в висках, а перед глазами все расплывалось… Джаред отстранился, скользнул зубами по мошонке – просто немного боли, чтобы вернуть Дженсену остатки самоконтроля. Этого оказалось недостаточно, потому что язык Джареда обвился вокруг основания члена, вылизывая, дразня, выводя дорожки вверх по внутренней стороне. Эти горячие движения вырывали дыхание из легких Дженсена. Он не мог вздохнуть, не мог думать… Джаред укусил снова, сильнее, и мир Дженсена сжался вокруг этой боли, в тяжелой ноющей мошонке, в его члене… Желание спиралью спускалось по его животу. Джаред вновь принялся дразнить его, языком выводя узоры вдоль члена, пока его губы обхватывали лишь головку, выпуская язык наружу… и Дженсен поплыл, перед глазами вспыхнул белый свет, всплеск чистого удовольствия и боли рванул сквозь него, и Джаред вновь заглотил его член, позволяя Дженсену излиться в его горло.
- Наверное, мне следует послать к тебе и своего биши, Са Эклз. Очень впечатляюще. – Голос Дро’ вернул его к реальности.
Дженсен подключил немного адреналина, с трудом пытаясь сфокусироваться. Он потянул ошейник, глядя, как Джаред кусает свою губу, неловко поднимаясь на ноги. Его движениям мешало дилдо и пояс верности. Дженсен натянул штаны и поймал мелькнувшее на лице Джареда выражение мрачного гнева.
Его желудок сжался от ощущения вины, и он мог только надеяться, что злость Джареда была лишь игрой на публику. Дженсен перевел взгляд на Дро’ Б’йар.
- Может, и следует. – Он слегка поклонился Дро’. – Передавайте коммандеру Бёрку мое почтение.
Дро’ Б’йар издал очередной смешок.
- Наслаждайся своим «трофеем», капитан.
Блэнк передал назад трубку с сообщением и проводил их к выходу, но Дженсен не смог вздохнуть свободно, пока за ними не закрылись DRX-двери «Химеры».
Джаред тоже расслабился, и его мрачный взгляд испарился.
- Спасибо.
Благодарность в его глазах была искренней, и от этого чувство вины Дженсена возросло еще сильнее.
- Баллард, Морган, оставьте нас.
Он не думал, что это прозвучит таким резким приказом, но главное, это подействовало. Морган хлопнул Балларда по плечу, они обменялись многозначительными взглядами, улыбнулись друг другу и скрылись прочь.
Черт возьми. Всем вокруг нужно вбивать в их ебанные бошки, что Джаред не объект для секса.
Дженсен подождал, пока они с Джаредом останутся наедине, и вытащил ключ.
- Прости. Я знаю, что обещал, что тебе не нужно будет заниматься сексом.
- Все нормально. – Уголки рта Джареда приподнялись вверх, и его тон был до странного счастливым. – Я ведь твой теперь. Можно мне… можно снять с себя это в твоей комнате?
Как Джаред может радоваться тому, что его передают из рук в руки, словно какую-то собственность?
Дженсен потянулся вверх и отстегнул поводок. Впрочем, Джаред был прав, он не мог раздеваться прямо в коридоре.
- Конечно.
Джаред кивнул и направился вглубь корабля. Дженсен последовал за ним. Когда он приноровился к маленьким шажкам Джареда, он понял, что у них возникла проблема – они находились у правого шлюзового отсека, на палубе. Они уже пропустили служебную лестницу, а это значило, что им с Джаредом придется спуститься вниз, а затем снова подняться наверх. Им нужно будет пройти несколько лестничных пролетов вниз, через камбуз и боковые мостки, и еще один пролет вверх по лестнице.
- Джаред, тут есть отсек… душевая… вон там, ты мог бы…
- Все нормально, я дойду до твоей комнаты, - пожал плечами Джаред. – Я к этому привык, честно.
- Зато я не привык.
И Дженсен в очередной раз среагировал на чистых инстинктах, совершенно не задумываясь. Он притормозил, наклонился, просунул одну руку под колени Джареда, другую положил на его спину, и поднял его на руки.
Джаред испустил громкий изумленно-возмущенный возглас и вцепился в рубашку Дженсена.
- Поставь меня на пол!
- Нет.
Дженсен постоял немного, давая своему телу привыкнуть к дополнительному весу и чувствуя, как учащается его дыхание, а мускулы окутывает теплом от нейро-сети, производящей необходимые изменения. Не то чтобы Джаред был таким уж тяжелым. Дженсен вполне мог поднимать вес в два раза больше, не нанося этим вреда своему организму.
- Дже… Капитан, пожалуйста, я могу идти сам.
- Ты это уже говорил. – Дженсен спустился по лестнице. – Это не значит, что ты должен это делать. И ты не «мой». Я ж объяснял тебе, что ты можешь свободно уйти, как только закончится этот полет.
Джаред вздохнул и, поерзав, обвил руку вокруг шеи Дженсена.
- Да, но мой ранг от этого не поменяется.
Ох, черт, Дженсен даже не подумал об этом. Джаред привязан к своему черному рангу – самому низкому из возможных. Если Дженсен его освободит, у Джареда по-прежнему не будет никаких реальных прав, и с этим рангом он будет лишен возможности работать по большинству профессий. Ему действительно будет намного лучше, если Дженсен оставит его здесь, на «Химере» - как своего личного раба.
Нет.
Нихрена подобного, он не станет так поступать с Джаредом.
Дженсен прошел через камбуз и уже ступил на боковые мостки, когда ему в голову пришла совершенно безумная идея.
- Мог бы сказать что-нибудь, - немного смущенно проговорил Джаред. – Или дать мне пойти самостоятельно.
Дженсен хмыкнул и взобрался на лестницу, взвешивая в голове варианты. Черт побери. Он слишком долго якшался с песчаниками и пограничными крысами, он вконец свихнулся. Но…
- Я подумал, что есть еще одно решение. – Он остановился перед дверью в свою каюту, поставил Джареда на ноги, набрал комбинацию замка и прорычал – Внутрь.

 

URL

  • Поделиться

2011-02-04 в 22:10 

Singh

Hey - wake up sunshine. Up and at 'em, Atom Ant!

Джаред бросил на него косой взгляд, но подчинился.
- Свет. Белый, сорок процентов, - Дженсен вытащил ключ и открыл чертов ошейник. Он не имел ни малейшего понятия, как изложить пришедшую ему в голову идею, поэтому он просто сказал это. – Я мог бы… мы могли бы пожениться. У меня синий ранг. – И если они поженятся, Джаред автоматически получит зеленый – на один ранг ниже Дженсена. – Но тебе придется остаться на корабле еще на пару лет. – И это было абсолютно очевидно для Дженсена, как размяк он за последние годы, потому что, черт, его сердце начало биться быстрее от мысли, что Джаред может остаться на «Химере».
- Ты имеешь в виду, быть здесь. – Джаред выбрался из зеленой туники, сделал два шага вперед и крепко прижался к Дженсену. Его руки прошлись по груди Дженсена, обводя жесткие линии экзоскелета. – С тобой.
- Ага. – Дженсен чувствовал, что вся ситуация стремительно выходит из под контроля, но он почувствовал легкий мускусный запах собственной спермы на губах Джареда, и его мозг заклинило на воспоминании о том, как эти губы оборачиваются вокруг его члена…
- Не надо, пожалуйста. – Джаред схватил правую руку Дженсена. – Не выключай его. Я… - Он наклонился вперед, раскрывая рот, и Дженсен тоже подался навстречу. О, черт, черт, да, губы Джареда, горьковатый вкус своей спермы, язык Джареда… он вытащил заколки, вплел свои пальцы в волосы Джареда и взял.
Это было грубо, горячо, и Дженсен не знал, кто из них был более жадным до прикосновений… Шатаясь, Джаред сделал несколько шагов назад и утянул их на кровать. Дженсен услышал тихий выдох Джареда, и выругался от собственной тупости. Он уложил Джареда на спину и потянулся вниз, нашаривая эрекционное кольцо и клетку для члена, пытаясь стянуть их. Он нашел защелки, раскрыл их обе, а затем расстегнул пряжку пояса верности, и замер.
- Дженсен, пожалуйста…
Дженсен видел это в глазах Джареда. Доверие. Джаред, черт побери, доверял ему. Дженсен снова был наполовину тверд, несмотря на то, что совсем недавно кончил, и этот взгляд в глазах Джареда горячей волной желания потек вниз по его позвоночнику.
- Приподнимись.
Джаред положил ноги на кровать и оторвал задницу от постели. Дженсен провел руками вдоль ремешков пояса верности, ухватился за основание дилдо и вытащил его наружу. Оно было невъебенно большим, в форме члена, но толще и длиннее, и что же за дерьмо творят две его триады в свое свободное время? Дженсен отшвырнул дилдо и пояс верности на пол, поморщился и потянулся к одному из ящиков под кроватью, нащупывая презервативы и любрикант. Он натянул резинку, смазал член и посмотрел вниз, на Джареда.
- Уверен?
Джаред кивнул и начал переворачиваться, но Дженсен остановил его.
- Нет. На спине.
Он опустился на колени, продел руки под колени Джареда и толкнулся внутрь. Скользить внутри Джареда было невероятно, не похоже ни на что из пережитого им ранее. Джаред был свободным и открытым, и скользким после дилдо, и Дженсен вошел во всю длину с первым же толчком. Джаред застонал и обвил вокруг него ноги, вцепляясь в плечи Дженсена прямо над фиберспановым стальным каркасом.
Пальцы Джареда впились в его тело, умоляя его двигаться сильнее, глубже. Дженсен пытался, но черт, черт, он не мог сдержаться, только не с этими пятками, вжимающимися в его спину, или гортанными стонами, испускаемыми Джаредом с каждым толчком, или дрожью ресниц Джареда, когда Дженсен входил в него на полную глубину. Джаред был красив, так чертовски красив, и Дженсен отпустил себя, сильно и быстро кончая. Секундой позже он почувствовал на своей груди горячие брызги спермы Джареда. Он посмотрел вниз и заметил, как что-то промелькнуло в этих зеленых глазах – просто короткая вспышка страха или, может, сомнения.
Дженсен вышел из него.
- Иди сюда.
Он плюхнулся рядом с Джаредом, оборачивая вокруг него руку. Джаред повернулся, придвигаясь ближе, и черт, Джаред просто идеально подходил под его тело. Дженсен чуть крепче прижал его к себе, думая о том, каково будет просыпаться каждое утро вот так, с уткнувшимся в его грудь Джаредом. И идея женитьбы внезапно перестала казаться такой уж сумасшедшей.
И может быть… может быть, ему стоит показать Джареду, как поджигаются палочки ладана в храме богини Малик’н.

 



Сказали спасибо: 77

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1411