ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
346

Под солнцами Терры

Дата публикации: 13.11.2012
Дата последнего изменения: 13.11.2012
Автор (переводчик): Alushka*;
Пейринг: J2; Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; космо-AU; романс; фантастика; флафф; фэнтези;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Предупреждения: тентакли
Примечания: Написано специально для феста "secret love" в подарок для Vaniya и Сон.
Саммари: Попадая по распределению на секретную базу, Джаред встречает там парня своей мечты и с головой погружается в новые отношения.
Глава 1

Попасть по распределению на Терру мечтали все без исключения выпускники академии. Проблема заключалась в том, что самая перспективная база Империи расширяла свой штат крайне редко и неохотно, сопровождая каждый запрос на нового сотрудника таким гигантским списком требований к глубине знаний и физической форме соискателей, что очень и очень немногие студенты имели реальные шансы на успех. Джаред был далеко не самым выдающимся на своем курсе. По уровню знаний он уступал и умнице Женевьев, и пройдохе Чаду, а в бассейне позорно отставал от звезды потока Уэллинга, способного творить под водой без маски настоящие чудеса. Поэтому, когда Морган вызвал его в свой кабинет, Джаред вовсе не питал каких-либо иллюзорных надежд. Наоборот, под пристальным, изучающим взглядом директора он слегка ежился и сутулил плечи, ожидая рядовой взбучки и лихорадочно вспоминая, что же такого ужасного успел в последнее время натворить?

Морган молчал очень долго и неуютно, и лишь когда Джаред мысленно раскаялся даже в самых давних своих грехах, включая засорение унитазов женского общежития на первом курсе, вдруг устало махнул рукой, разрешая сесть, и озадачено потер бороду.

- Терра в этот раз прислала всего один запрос, - неожиданно сказал он. – И, похоже, кроме тебя нам отправить некого. Ты же входишь в лидирующую десятку абитуриентов по общей сумме показателей?

В голосе Моргана проскальзывала тоскливая надежда, и Джаред моментально кивнул, боясь поверить собственному счастью.

- Если я пришлю Эклзу кого-то с посредственным дипломом, он меня утопит на ближайшей конференции. В прямом и переносном смысле, - пожаловался Морган и глубоко вздохнул: – Падалеки, ты вообще понимаешь, какая тебе оказана честь?

- Я буду работать под началом профессора Эклза? – неверяще спросил Джаред, не в силах постигнуть величину рухнувшей на него удачи.

Труды заслуженного ученого, признанного эксперта в области гидробионики, были единственными материалами, с которым обожали работать все студенты. Прочие исследователи и авторы статей или так углублялись в дебри науки, что было фактически невозможно проверить их результаты на практике, или же наоборот, сводили все к опытам и экспериментам, которые было крайне затруднительно повторить в лабораторных условиях. Эклз же писал учебные материалы настолько четко и понятно, с такими наглядными доказательствами и конкретными примерами, что даже у тупицы Келли не оставалось вопросов.

- Именно так, сынок, - буркнул Морган. – Надеюсь, ты нас не подведешь. Терре требуется ксеногенетик, узкий специалист по исследованиям мигрирующих биламий, способный работать в экстремальных условиях. Ты, кажется, писал курсовик по этой теме, да? – Морган, проверяя себя, заглянул в экран мобильного компьютера.

- Именно так, - согласился Джаред, с довольной улыбкой вспоминая, как издевался над ним Мюррей, узнав о редкой теме, выбранной Джаредом на третьем курсе, и представляя, как Чад сгрызет себе все локти, когда узнает, что именно голубые биламии стали его пропуском на заветную базу.

- К тому же, ты интересуешься генными модификациями и не имеешь предубеждений против моллюсков, - более бодрым голосом закончил Морган, словно успокаивая сам себя.

- Ну…да. А это здесь при чем? – не понял Джаред.

- Семь процентов сотрудников на Терре геномодифицированы ради оперативной работы. Полагаю, именно с ними ты и будешь сталкиваться чаще всего, - Морган слегка нахмурился. – Ты же не упадешь в обморок при виде тентаклей, Падалеки?

- Разве что от восторга! – заверил Джаред, сияя, как только что отчеканенный империал. – Черт, сэр, да работать в таких условиях – мечта всей моей жизни! Простите, сэр, - спохватился он, сообразив, что подобные проявления восторгов в данном случае абсолютно неуместны.

Но Морган впервые за время их встречи выглядел довольным.

- Ну, раз так, то я высылаю Эклзу подтверждение, а ты ступай собирать вещи. Завтра с утра летишь на Терру. И смотри мне, парень, не облажайся там!

 

В том, что Джаред проспал, не было ничего удивительного. Накануне получившему путевку в новую жизнь счастливчику закатили отвальную, и после бурных проводов, закончившихся глубокой ночью, Джаред не без помощи чуть менее пьяных сокурсников с трудом дополз до своей комнаты в общежитии и музыкально захрапел, едва коснувшись головой подушки. Будильника он предсказуемо не услышал, сосед, вполголоса чертыхаясь из-за грозящей за опоздание взбучки, на ходу растолкал его, убегая на лекцию, но Джаред, едва распахнув заспанные глаза, тут же зажмурился и снова уткнулся в помятую наволочку, сладко проспав аж до самого обеда. 

Разумеется, к тому времени, как он прибыл на космодром, утренние экспресс рейсы уже стартовали. Джаред почесал лохматый затылок и пришел к выводу, что нужно во всем находить позитивные моменты. Обзорный туристический маршрут по Большому Кольцу заходил на орбиту Терры через четыре часа. Джаред договорился с капитаном о том, что его выбросят капсулой, купил билет и радостно прилип к иллюминатору. Когда еще ему выпадет шанс полюбоваться красотами космоса? Наверняка на базе работы будет невпроворот, так почему бы не расслабиться напоследок?

Вот так и вышло, что к месту назначения Падалеки попал совсем не скоро. Благо разница во времени в его пользу позволила Джареду не чувствовать себя сильно виноватым. Над Террой вовсю светили оба солнца.

- Привет! – сказал он, подходя к справочной стойке базы и улыбаясь во все тридцать два зуба. – Похоже, я теперь буду у вас работать. Не подскажете, где найти профессора Эклза?

Строгая брюнетка за стойкой оглядела Джареда с профессиональным любопытством, изучила протянутое направление и удивленно приподняла изящно выщипанную бровь.

- Вас ожидали не позже десяти. Мистер Эклз специально пропустил утреннее совещание, чтобы лично встретить шаттл академии. Разве вы не должны были прилететь первым экспресс рейсом?

- Впервые слышу, – изумленно вытаращил глаза Джаред. – И что теперь? Мне влепят прогул?

- Нет, но вам придется самому позаботиться о некоторых формальностях, - уголками губ прохладно улыбнулась девушка.

Джаред прочитал на ее бейджике имя и снова расплылся в обворожительно яркой улыбке:

- София, но вы же не откажете в помощи бедному растерянному несчастному студенту? Подскажете, что мне надо сделать и где тут можно оставить вещи? Я жуть, как жрать хочу. И не отказался бы принять душ с дороги. Не то, чтобы я был весь покрыт космической пылью, но таможенники с их ионными очистителями вызывают у меня зуд.

- Боюсь, что ни душ, ни обед вам пока не светит, - с прежней формальной учтивостью заверила Джареда София. – Пока мистер Эклз лично не перепрограммирует ваш чип, присвоив статус внутреннего сотрудника и личный номер, вам не удастся получить комнату или попасть в один из бесплатных служебных ресторанов. Хотя вы можете перекусить в кафе у смотрового зала. Там берут межгалактические кредиты.

- А академические империалы? – недоумевающее поинтересовался Джаред.

Девушка брезгливо сморщила классический носик:

- Местная валюта сторонних станций у нас не в ходу.

Джаред едва не подавился жвачкой.

- То есть я обречен болтаться голодным и бездомным до тех пор, пока профессор не перепрограммирует мой чип? Черт! – он тряхнул головой. – А старикашка наверное еще и сердиться будет, что я не прибыл вовремя. Вот я попал!

Должно быть, его открытое эмоциональное лицо в достаточной степени выражало полное отчаяние или же он сказал что-то удивительно забавное и нелепое, потому что надменная София вдруг совсем по-девчоночьи хихикнула и смягчилась.

- Можете оставить сумку в камере хранения перед терминалом космопорта. И попробуйте поискать мистера Эклза в третьей лаборатории. В это время он обычно решает вопросы с биохимиками. Если не застанете, ступайте к бассейнам нижнего уровня, у нас проблемы с трехцветным потомством медузоидов, так что есть высокая степень вероятности найти Эклза там. Или же он может посещать одну из лагун в поясе модифицированных хлорофилий. В общем, бог вам в помощь!

Джаред несколько оторопел:

- А своего кабинета у профессора разве нет? Ну, где он пишет умные книжки, мемуары и всякие научные статьи?

В представлении Джареда видный ученый должен был безвылазно сидеть перед ноутбуком, изучая присылаемые исследователями материалы, и строчить бессмертные трактаты, призванные прославить его имя в веках. Носиться туда-сюда по всей базе, решая текущие проблемы, обязаны были его ассистенты, но никак не солидный ученый муж.

София звонко колокольчиком рассмеялась.

- Кабинет есть. И наш профессор, как директор исследовательского комплекса, даже бывает там по средам, принимая посетителей по предварительной записи. Или заскакивает иногда провести брифинг и пообщаться по скайпу с коллегами. Но, в общем и целом, встретить его на административном этаже крайне затруднительно. Эклз у нас натура неугомонная и требовательная не только к другим, но и к себе. Эх, не завидую я тебе, студент!

Джаред снова улыбнулся, отметив, что девушка непроизвольно перешла на «ты» и лукаво подмигнул:

- Ничего, обычно я нравлюсь пожилым дяденькам и тетенькам, светилам науки. Так что как-нибудь прорвусь. Спасибо за помощь, Соф!

- Если что – обращайся, - вновь подавившись странным смешком, заверила Джареда администратор. – Удачи!

 

Вездесущий профессор оказался неуловим. Или он только что проходил мимо, или недавно ушел, или вот-вот должен был подойти, но почему-то опаздывал. Кроме того, в большинство помещений не имеющего внутреннего доступа Падалеки попросту не пускали.

Пробегав так по базе больше трех часов, Джаред смирился с поражением, вышел под палящий зной желто-оранжевых солнц и устало присел на плоский камень у очередного скалистого водоема. В толще прозрачной сине-зеленой воды отчетливо просматривались каменистое дно с россыпью редких минералов, ленточки смутно знакомых водорослей и губчатые холмики натурального океанического мха. Джаред подивился его наличию в закрытом водоеме и понурил голову, запуская длинные пальцы в растрепанные волосы.

Вот тебе и выигрышный билет на Терру! Вот тебе и исполнение мечты! Что ж он невезучий-то такой?! Знай Джаред, что профессор настолько педантичен или что правила на Терре так строги, он бы с вечера караулил первый рейс, лишь бы не чувствовать себя сейчас никому не нужным беспризорником.

От горестных мыслей его отвлекли высокие детские голоса, буквально пропитанные нескрываемым отчаянием.

- …последняя тема цикла! И как мы будем делать доклад?

- Давайте подождем еще немного. Та девушка сказала, что у них проблема с кадрами. Может быть, кто-нибудь подойдет.

- Администратор нас отфутболила, потому что мы ей своими приставаниями уже надоели. Ты разве не понимаешь: здесь научная база, а не учебный полигон?! Никому ни мы, ни наши проблемы не интересны. Эх! Надо было соглашаться на базовую обучающую программу! – девичий голосок звенел от непролитых слез.

- Эй, малышня! – окликнул ребятишек Джаред. – В чем дело?

Их было всего трое: два мальчика и девочка. Типичные ботаники, на вид лет двенадцати-тринадцати, в настоящих гидрокостюмах и с водонепроницаемыми планшетами.

- Вы здесь работаете? – с надеждой вскинул на Джареда взгляд темноволосый паренек.

- Это секретная информация, - притворно нахмурился Падалеки. – Будет проще, если на мои вопросы ответите вы. Так что случилось?

- Мы с Альмиры. У нас практическое задание, от которого будет зависеть оценка по биогидрике, - шмыгнув носом, пояснила расстроенная девочка. – Все остальные решили пойти стандартным путем и изучать водный мир родной планеты, довольствуясь зачетом, а мы выбрали Терру. Это круче и престижнее. Можно набрать дополнительные баллы и потом поступить в имперскую академию на льготных условиях.

- Да! Мы послали запрос на базу, и нам пошли навстречу. Профессор Эклз любезно согласился предоставить возможность изучать океанические формы, используя это озеро. Оно соединено с океаном через систему лабиринтов, и здесь встречаются те же виды фауны, что и вне базы. Причем нам крупно повезло – мы попали на конец сезонной миграции поллюсковых!

- Мы сюда уже вторую неделю прилетаем, - серьезно добавил темноволосый мальчик. – Все карманные деньги потратили. Изучили и крапчатых каракатиц, и серебристых биламий, и панцирных голожабриков. Если сделать полный доклад по всему миграционному циклу, в аттестат однозначно пойдет высший балл.

- Только, похоже, все срывается, - напряженно добавила девочка. – Нам осталось набрать материал про каких-нибудь кальмаровых, сейчас как раз их очередь, и можно приступать к анализу, но у персонала на Терре эпидемия и некому выступать в роли экскурсовода.

- А одних нас под воду не пускают. Да и что мы там увидим? – с горечью произнес мальчик.

- Стоп! – осознал суть проблемы Джаред. – Так вы тут едва не рыдаете, потому что никто не может рассказать вам про кальмаровых лопаток? Я только что наблюдал стайку среди скал. Их тут полно!

- Вы знаете про кальмаровых лопаток? – в голосе девочки послышалось благоговение.

- Ха! Я сдавал экзамен по репродуктивной системе их вида еще на втором академическом курсе, - с гордостью задрал подбородок Джаред. – Эти морские гады очень забавно размножаются. Так! Найдите мне быстренько гидрокостюм, и я вам все покажу и расскажу.

- А чего его искать? – удивился третий мальчик, самый тихий и робкий, и кивнул себе за спину на низкую застекленную будочку. – Вон их в гардеробной три дюжины. Все безразмерные, автоматом по фигуре подгоняются.

- Вот и отлично, - потер руки Джаред. – Будет вам доклад! Все одноклассники локти искусают, завидуя.

 

Преисполненные восторга дети, делая последние пометки в планшетах, уже бежали в сторону основного здания, чтобы успеть на свой шаттл, а Джаред еще немного понежился в воде, наблюдая за стайками мелких тропических рыбок в яркую ультрамариновую полоску. Интересно, эти тоже из океана мигрировали или их развели местные умельцы? Джаред не помнил в природном справочнике таких кричащих цветов.

- И что это такое было? Какого черта ты тут делаешь? – недовольным голосом спросил сверху кто-то очень сердитый, и на Джареда упала густая двойная тень.  

Он вынырнул, навалился грудью на выглядывающую из воды гладкую скалу и без малейшего страха уставился на обладателя низкого грозного голоса. Пикантный изгиб кривых ног подчеркивался облегающим гидрокостюмом, брови осуждающе хмурились, но в целом молодой русоволосый мужчина выглядел невероятно привлекательно.

- Привет! Я тоже рад тебя видеть, – ослепительно улыбаясь, заявил Джаред, не торопясь вылезать из воды. – Это твою забывчивую задницу бедные ребятки ждали тут черт знает сколько времени?

Зеленые глаза расширились в изумлении, а потом их обладатель еще больше нахмурился:

- Нет, не мою. Хотя это и не твое дело.

- Как же не мое, если я выполнил чужую работу? – насмешливо прищурился Джаред. – Не стыдно вам, занятым говнюкам, так кидать детей? Вообще-то я жду своего «спасибо», за то, что избавил вас от позора. Девчонка тут чуть не разревелась из-за чьей-то халатности. Вот было бы пятно на репутации Терры, а? Обещали помочь детям и завалили им проект!

- Данниль не смогла вовремя провести лекцию, потому что свалилась от хлорофибной лихорадки, - слегка смутившись, зачем-то пояснил русоволосый, а потом снова посмотрел на Джареда с негодованием: – Но ты все равно не имел права замещать ее без всяких на то оснований! Что ты вообще наговорил этим детишкам? У тебя хоть соответствующая квалификация есть?

- Есть-есть, не переживай, - Джаред ловко выбрался на берег и, ничуть не стесняясь гневно сверкающего глазами незнакомца, принялся стаскивать с себя костюм. – Я сюда работать прилетел. Джаред Падалеки, ксеногенетик, - он протянул руку и с силой пожал ладонь растерявшегося парня. – Не трясись, все прошло отлично! Я все равно был совершенно свободен, вот и приступил к обязанностям, пусть и не совсем официально.

- Эммм… А… - невольно оценивая широченные плечи Джареда и его накаченный пресс, новый знакомый вдруг насмешливо улыбнулся. – А я Дженсен. Знаешь что, Джаред, ты б оделся, если не хочешь приостановить работу станции. Сюда же сейчас, наплевав на обязанности, сбежится вся женская половина коллектива. И не только женская. К нам не часто засылают таких вот аполлонов.

Джаред фыркнул:

- Сами потребовали специалиста для работы в экстремальных условиях! Пишите эту волшебную фразу в запросах каждый раз и больше не получите лабораторных хлюпиков.

Дженсен рассмеялся.

- Примем к сведению. И это…прости, что накинулся на тебя. Просто работы - целый завал, вот и нервничаю. Уже восемь человек лежат в лазарете с инфекцией, а дел меньше не становится. Короче, спасибо, что выручил с детьми. Мне еще искусственные пруды от планктона чистить, не знаю, как успел бы со всем справиться.

- Тебе помочь? – совершенно искренне спросил Джаред. – Я умею.

- А помоги, если не занят! – обрадовался Дженсен. – Может до первого заката как раз и успеем. Все техники на переквалификации, только кто ж объяснит это планктону?

Чистить пруды пришлось практически «вручную». Специальные электромеханические перчатки до локтя, с помощью которых управлялись роботы, весили килограммов по десять и к тому моменту, как закатилось меньшее из светил и на базу опустились тусклые красноватые сумерки, руки у Джареда ныли сильней, чем после серьезных нагрузок в зале.

- Все! – выдохнул Дженсен, устало скидывая обмундирование и вытирая предплечьем взмокший от усилий лоб. – Последние два пруда оставим на завтра, в таком свете все равно нихрена не видно. Я хочу в душ, ужинать и спать!

- Счастливец, - буркнул Джаред, в свою очередь расстегивая тугие зажимы под локтями. – А у меня ни койки личной пока нет, ни возможности нормально поесть. Не успел отметиться у Эклза, а София сказала, что чип перепрограммировать может только он. Так что я сегодня бездомный. Не знаю даже, где буду ночевать. Профессор-то наверняка уже в кровать завалился, так что даже если я узнаю, где он живет, не тревожить же старика в личное время?

Дженсен недоуменно моргнул, а потом осторожно сказал:

- Я вполне могу перепрограммировать тебе чип. Только нужен любой компьютер базы.

- Ты? Что, правда? – обрадовался Джаред, в искреннем порыве обнимая нового друга за плечи и с силой хлопая его по спине. – О-ооооо, святой Дженсен! Слушай, я на тебя молиться должен, если не шутишь! Веришь, с утра из-за похмелья есть не хотелось, а тут академические империалы не берут. Целый день ни крошки во рту. У меня от голода живот к спине прилип. Неужели я наконец-то поем?! – он блаженно закатил глаза.

- Эммм… Вообще-то вряд ли, - огорчил его Дженсен, осторожно высвобождаясь и делая шаг назад. – Рестораны для сотрудников после первого заката закрываются. Но ты определенно заслужил самый роскошный ужин, - он улыбнулся. – Мне тут в качестве презента преподнесли целую кучу деликатесов из северного залива. Присоединишься?

- Ты еще спрашиваешь? Конечно, да! – с энтузиазмом завопил Джаред.

 

Дженсен каким-то образом изменил статус его чипа прямо через терминал космопорта, возле которого они забрали из камеры хранения огромную сумку Джареда, и провел его короткой дорогой по лабиринту коридоров. В жилых отсеках было пусто, узкие коридоры освещались тусклым дежурным светом, и Дженсен пояснил:

- Здесь всегда так безлюдно. Ребята обычно либо работают, либо развлекаются, либо спят. К тому же, многие не любят служебные каморки, предпочитая снимать квартиры на верхних уровнях. Кто-то сам по себе, кто-то на пару. Тут же изначально планировался туристический комплекс, пока не было принято решение закрыть Терру для исследований, так что с площадями проблем нет, были б средства оплачивать недешевую аренду.

- И откуда средства? – тут же заинтересовался Джаред.

Он тоже не хотел уподобляться кроту, живя под  землей.

- На самом деле, возможностей заработать полным-полно, - тепло рассмеялся Дженсен. – Потом расскажу. Хочешь сначала найти свою комнату и закинуть вещи или сразу пойдем ко мне?

- Сразу к тебе, - тут же решил Джаред. – Пока не грохнулся в голодный обморок. Знаешь, как много надо есть, чтобы поддерживать такую хорошую форму?

Дженсен обернулся через плечо, скользнув по фигуре Джареда насмешливым цепким взглядом, и откровенно заржал:

- А я думал, для этого в спортзале тренироваться надо. Потому что у обычных людей от большого количества еды не бицепсы, а животы растут!

- Так я необычный! – тут же парировал Джаред. – И у меня отличный метаболизм.

- Угу, - хохотнул Дженсен, сворачивая к площадке с лифтами. – Ты вообще монстр. 

Джаред, уже успевший насладиться видом на коротко стриженный затылок, аккуратную линию волос, сильную шею, широкую красивую спину и подтянутые ягодицы, подошел почти вплотную, вдыхая смесь ароматов соленого моря и свежего пота, и не удержался от вопроса:

- А ты один живешь?

- Нет, с мамой, бабушкой и семью сестрами, - тут же легко ответил Дженсен.

Джаред вздрогнул, словно облитый холодным душем, а потом напряженно рассмеялся:

- Ну, у тебя и шуточки!

- Не задавай ненужных вопросов, не получишь дурацких ответов, - пожал плечами Дженсен и втянул Джареда в подошедший лифт. – Сейчас выберемся наверх, прикрой глаза. Марево от второго заката, конечно, потрясающе красивое, но любоваться им лучше через специальные очки.

- Ух ты! – выдохнул Джаред, завороженный красотой открывшегося пейзажа за прозрачными стенами лифта. – Вот это да!

Полезному совету он не последовал. Огромная багряная дуга, сливаясь с линией горизонта, полыхала таким густым пурпурным пламенем, что хотелось вглядываться в нее до рези в глазах. Джаред и вглядывался, пока сильные руки не развернули его в противоположную сторону и не принялись стирать со щек текущие потоком слезы.

- Идиот! Я же просил не смотреть так пристально! Ты ж ослепнешь!

- Что? Совсем? – потеряно спросил Джаред, внезапно понимая, что мир вокруг расплывается, потеряв четкость.

- Нет, скоро все восстановится. Минут через пять. Но если начнешь злоупотреблять лицезрением закатов ежедневно, через месяц придется делать операцию, чтоб сохранить зрение. Идем!

Дженсен крепко ухватил его за руку, вытащил из лифта и снова повел за собой. Теперь Джаред уже не пялился по сторонам, даже не пытался запомнить дорогу, занятый тем, чтобы идти ровно и вписываться в повороты. Они  снова поднимались на каком-то лифте, потом пересекли открытую площадку, и наконец-то Дженсен осторожно завел его в гостеприимно распахнутый дверной проем.

Джаред даже сквозь туманную дымку обратил внимание на то, что проходы, по которым они шли, здесь были гораздо шире, а само помещение квартиры казалось почти огромным.

- Мы в музее открытых пространств? – тяжеловесно пошутил он, присаживаясь на удобный диванчик с бархатистой обивкой, к которому его довольно-таки бесцеремонно подтолкнули.

- У меня студия, - вскользь пояснил Дженсен. – Скоро сможешь сам увидеть. Ужинать здесь будем или на террасе? Она вроде балкона – открытая всем ветрам, зато вид шикарный.

- Лучше на балконе, - заулыбался Джаред. – Слушай, я себя чувствую, как в фильме «Свидание вслепую». Я тут ничерта не вижу, а ты собираешься накормить меня ужином в романтической обстановке. Круто, да?

Дженсен как-то странно хмыкнул, на что Падалеки тут же отреагировал в своем стиле:

- Эй, я что, тебя шокирую? Да брось! Это я вообще-то должен робеть и смущаться, как попавшая в беду девица, спасенная благородным героем! – он потер глаза. – Я тут никого не знаю, беспомощен, как котенок, а ты заманил меня к себе домой и…Эээ… Ты чего, смеешься там?

- А кто бы удержался? – едва сдерживаясь, фыркнул Дженсен, гремя неподалеку тарелками. – Ты б видел себя со стороны! Сидит двухметровая лосяра с выдающейся мускульной массой и явно нарывается на комплименты. Принцесса!

- Ну, я привык сразу брать дело в свои руки. Ты мне нравишься, так что я предпочитаю рассматривать ужин как свидание. Если нет возражений.

Джаред наконец-то проморгался и посмотрел на успевшего переодеться в легкую футболку и домашние штаны хозяина квартиры. Ёжик у него на голове топорщился симпатичными иголками, глаза смеялись, а губы расплывались в улыбке. Феерически привлекательное зрелище. Джареда редко кто мог покорить вот так сразу, за один вечер, но Дженсену это удалось без малейших усилий.

- Значит, нравлюсь? Любовь с первого взгляда? Джаред, а не слишком ли ты спешишь с выводами?

- Неа, не спешу. Против твоей харизматичности не устоит и слепой…или временно ослепший. А если ты еще накормишь меня ужином, однозначно найдешь путь к моему сердцу.

Дженсен задумчиво почесал нос:

- Так может, мне тебя не кормить? Ну, исключительно в целях приторможения процесса твоей влюбленности.

- Поздно тормозить, - признался Джаред. – К тому же, твоя добрая душа не позволит обречь меня на вынужденную голодовку. А что, я слишком навязываюсь?

Дженсен вместо ответа заливисто расхохотался, откинув голову и демонстрируя великолепные зубы, и отправился в сторону балкона, прихватив заставленный поднос. Джаред помедлил немного, рассматривая действительно отличную, просторную и со вкусом обставленную квартиру, потом спохватился, что это невежливо, и поспешил следом.

- Ох, твою ж мать! – непроизвольно вырвалось у него, едва Падалеки ступил на мраморный пол огромной открытой площадки. – И ты еще посмеешь утверждать, что привел меня сюда без мыслей о соблазнении? Да это, пожалуй, самое романтичное место из всех, что я когда-либо видел. Просто вау!

Далеко внизу переливалась в сумерках бликующая фосфорирующими водорослями сине-зеленая гладь озера. Низкое небо сочного темно-фиолетового оттенка время от времени рассекали яркие ультрамариновые молнии, кажущиеся сказочными фейерверками неземной красоты. И откуда-то снизу раздавались звуки, похожие на  шорох прибоя.

- Вообще-то я тут живу, - не обращая ни малейшего внимания на потрясающую атмосферу, фыркнул Дженсен. – Живу, кстати, один. И веришь или нет, вовсе не соблазняю сам себя. Мне просто нравится морской воздух.

Он расставлял на столе приборы, никак не реагируя на нескрываемый восторг своего гостя.

- Ага, - оторопело согласился Падалеки, перевешиваясь через перила, чтобы посмотреть, что же это так приятно и притягательно шумит.

Ничего не увидел, едва не сверзился вниз и, сделав вид, что ничего непредвиденного не произошло,  решительно уселся за стол.

- Та-дам! – с нарочитым пафосом пропел Дженсен, снимая крышку с широкой округлой супницы. – Морские деликатесы в сливках!

Над аппетитным блюдом поднялось облако пара, обдавшее Джареда такими ароматами, от которых его рот тут же наполнился слюной.

- Дженс, ты … ты просто охуенный! – восторженно ахнул Джаред, облизываясь и расплываясь в блаженной улыбке.

- Эммм… - поджал губы Дженсен, накладывая еду на тарелки, и немного неловко пояснил: - Это гидроустановки гудят. Которые ты пытался разглядеть внизу. Перекачивают воду из бассейнов нижнего уровня. Ты ж это хотел спросить, да?

- Вообще-то я хотел спросить, не проводишь ли ты меня потом обратно? - набивая рот и стараясь чавкать не слишком громко, нахально признался Джаред. – Иначе я тут точно заблужусь. Особенно учитывая, что пока понятия не имею, где живу. Заодно погуляем о ночной Терре. Воздух тут и впрямь фантастический, - он стрельнул в Дженсена глазами.

Тот ел очень аккуратно, ловко управляясь тончайшими палочками с крючками на концах и закидывая в рот спиральные ниточки щупальцев с удивительным изяществом.

- Дженс? – тревожно позвал его Джаред.

- А? Все нормально. Нет, я не смогу тебя проводить, прости, - Дженсен взглянул на большие водонепроницаемые часы на запястье. – Моя смена начинается через сорок минут. Я обещал отработать за Данниль, раз уж она болеет. Но тебе не стоит слоняться ночью по базе, тем более без карты.

- И как быть? – расстроено спросил Джаред, глотая ставший удивительно невкусным кусок какого-то склизкого морского животного.

- Можешь остаться здесь, - с некоторым сомнением предложил Дженсен. – Меня все равно не будет дома, и если тебя не… в смысле… у меня всего одна кровать, и если захочешь – она в твоем распоряжении.

- О! – Джаред приоткрыл рот и попытался осмыслить услышанное. – О-ооооо! Я могу спать в твоей кровати? Ты разрешаешь? Правда?

Дженсен сокрушенно прикрыл глаза рукой:

- Откуда ты на меня свалился, такой непосредственный? Улыбку приглуши, ослепишь сиянием.

 

Проводив ошарашенного таким напором Дженсена обескураживающе-внезапным поцелуем в щеку, Джаред еще немного побродил по студии, радуясь собственному коварству, полистал разные научные книжки, найденные на стеллажах, отметив несколько малоизвестных работ профессора Эклза, и залез в огромную глубокую ванную, отделенную ширмой. В типовых настройках, судя по всему, был какой-то сбой, потому что вода из крана потекла отвратительно-соленая, но Джаред быстренько разобрался с регуляторами и скоро уже млел в теплых пузыриках с добавлением розовой пены. Полотенца у Дженсена оказались большими и пушистыми, кровать мягкой и удобной, а от белья немного пахло морем и самим Дженсеном. Джаред не стал менять белье, хотя заботливый хозяин и оставил для него новый, нераспечатанный еще комплект и, обняв чуть помятую подушку с вышитыми в уголке золотыми рыбками, сладко заснул, в надежде на эротические сны с участием русоволосого красавца.

- На новом месте приснись Джареду Дженсен, - пробормотал он, перефразировав глупую детскую поговорку, которой научила его бабушка.

Увы! Спал Джаред крепко и без снов. Зато проснулся от ласкового прикосновения к плечу и чуть не задохнулся от восторга, обнаружив сидящего на краешке кровати Дженсена, который смотрел на него с какой-то странной нежностью.

- Привет! – зевая и одновременно пытаясь улыбнуться, пролепетал Джаред, после чего смешно потер левый глаз кулаком и взлохматил челку. – Уже пора вставать?

- Ага, соня. Доброе утро. Я забежал на административную стойку и взял для тебя направление в группу Стива Карлсона.

Дженсен улыбнулся, а Джаред недовольно нахмурился.

- Подожди… Но почему к Сти…? Как его? Морган намекал, что я буду работать с профессором Эклзом! Он, конечно, та еще задница, судя по тому, как заставил меня вчера искать его по станции, но как научный руководитель безупречен. Зачем мне какой-то Карлсон?

Дженсен отстраненно потрепал его по волосам.

- Джей, у нас три рабочие команды. Первопроходцы группы риска во главе с Крисом Кейном и исследователи под руководством Стива Карлсона и Данниль Харрис. Догадываешься, кто они такие?

- Главные ассистенты? – сообразил, наконец, Джаред. – Ну да, конечно, глупо было бы думать, что великий ученый сам является практиком. Он, наверное, и плавать-то не умеет, - Падалеки вздохнул. – А как этот Карлсон? Ничего?

- Стив отличный парень. Добродушный и неконфликтный.

- То есть, - Джаред сел прямо, подпихнув под спину подушку, - про Кейна и Харрис такого не скажешь?

- К Кейну тебе путь заказан, там сплошные экстремалы, а не ученые. А Харрис, если узнает, что ты ночевал в моей постели, - Дженсен бросил выразительный взгляд на неиспользованное по назначению новое белье, - сожрет тебя с потрохами заживо.

- О, так у меня есть конкуренты? – оживился Джаред. – У тебя с ней серьезно? Или так… что-то когда-то было?

- Ничего у меня с ней не было, - сердито буркнул Дженсен, и Джаред залюбовался легким румянцем, от которого веснушки четче проступили на щеках. – Но она мечтает попасть ко мне в кровать уже не первый год!

- Хрен ей! – выразительно сказал Джаред и одним быстрым движением завалил Дженсена на себя, пытаясь завладеть его губами.

Тот увернулся и, упершись руками в широкую грудь Падалеки, неожиданно легко высвободился.

- Подожди, Джей, ты же ничего обо мне не знаешь!

- Ты самый привлекательный парень в этой части вселенной, у тебя потрясающе сексуальный голос, пленительные губы, охренительное тело, и у меня встает каждый раз, как только я о тебе думаю! – откровенно выдал Джаред.

Дженсен поперхнулся и прохладно спросил:

- Прости, что? Ты меня не перепутал с шлюхой из кабака, которую можно снять на одну ночь?

- Неа, я не хочу одну ночь, - ничуть не растерялся Джаред. - Хочу, чтоб ты и дальше спасал меня из трудных ситуаций, приглашал на свидания, ухаживал по всем правилам и когда-нибудь предложил руку и сердце, - бухнул он и попытался потянуть Дженсена к себе за руку в надежде на поцелуй. – Хочу долго и счастливо!

- Стоп-стоп-стоп! – чуть отодвинулся тот, не даваясь в руки. – Чтобы я за тобой ухаживал? – он снова потер нос, недоуменно моргая. 

- Ну, не всегда же мне проявлять активность? – почти обиделся Джаред. – Сам же вчера назвал меня принцессой! Вот и соответствуй.

Дженсен подавился смешком.

- Неправильная какая-то из тебя принцесса получается. Нестандартная.

- Это и здорово! – заверил его Джаред. – Или тебе подавай хрупкую барышню в короне? Твоя Даниль или как ее там не была часом королевой выпускного бала?

Возле рта у Дженсена появились обаятельные ямочки – он пытался сдержать улыбку.

- Была.

- Ага! Но она в пролете! А я был капитаном футбольной команды, это гораздо круче, прикинь!

- И…эмммм… я должен рассматривать это как причину завести с тобой роман?

- Нет. Но, согласись, я выигрываю у нее по очкам! – торжествующе заявил Джаред.

Дженсен прикрыл лицо руками:

- Боже, какой абсурдный бред мы оба несем. Джей, честно, давай обсудим это чуть позже. У меня был трудный день и тяжелая ночь. Я спать хочу. И мне не до…

- Один поцелуй! – перебил его Джаред.

- Что?

- Всего один поцелуй, и ты сам сразу сделаешь вывод, стоит нам встречаться или нет, - он вытянул губы трубочкой. – Ну, Дженс, пожалуйста, иди сюда!

Дженсен тяжело вздохнул, как человек, понимающий, что проще согласиться, чем придумывать обоснования для отказа, и осторожно положил ладони на плечи Джареда.

Он целовался очень нежно, не стремясь взять сразу все, осторожно пробуя на вкус сперва верхнюю губу Падалеки, потом нижнюю. Пощипывал, немного втягивал, проводил языком по поверхности, не врываясь внутрь. И все же, несмотря на кажущуюся невинность, в каждом его движении чувствовалась та власть и сила, которая покорила Джареда с самого первого взгляда. Не говоря уже о просто убийственной сексуальности.

- Черт! – отрываясь от губ Джареда и глядя на него совершенно осоловелым взглядом, Дженсен провокационно облизнулся и провел пальцами по щеке Падалеки, задерживая их на подбородке. – Пожалуй, ты прав. Ты стоишь того, чтобы поухаживать. Только сначала я должен кое в чем тебе признаться. Это касается…

Мощный рев зависшего напротив окон воздушного катера прервал эту обнадеживающую речь.

- На пятом посту плотину прорвало! – заорал, опасно высовываясь из кабины, мрачный темноволосый крепыш. – Джен, желтая пористая протоплазма лезет!

- Блядь! – вскакивая на ноги, ругнулся Дженсен. – Прижмись ближе!

Метнулся к двери на террасу, обернулся на Джареда и рявкнул:

-  Ты со мной?

Как был в одних трусах, Джаред кенгуриным прыжком вылетел из постели, подхватил лежащие на стуле джинсы и поскакал вслед за перелезающим через перила Дженсеном. О том, что под ним сотни метров пустоты, Падалеки вспомнил, только зависнув между балконом и болтающемся в воздухе легким судном. Поскользнулся от страха, пытаясь схватиться за воздух, но тут же был вздернут на ноги  и прижат к прочной перегородке грузового отсека сильными руками Дженсена.

- Порядок?

- Ага, - тяжело дыша, кивнул Джаред.

- Это что еще за недоразумение в мультяшном неглиже? – перекрикивая свист встречного ветра и планируя так, что катер мотало из стороны в сторону, проворчал крепыш.

Джаред опустил взгляд на изображение Губки Боба на гульфике и с неслышным в таком шуме обиженным сопением принялся натягивать прихваченные джинсы. Он страшно не любил саркастические замечания в адрес своего гардероба и мстительно припоминал критикам все их подколки при любом удобном случае.

- Поосторожней в сравнениях, Кейн, - крикнул в ответ Дженсен. – Это Падалеки, наш новый ксеногенетик. Без него не видать тебе голубых биламий, как своих ушей!

- Фу ты ну ты, я подавлен, - с нескрываемой иронией проорал Кейн, окончательно переходя для Джареда в черный список следующим номером за претендующей на Дженсена Данниль Харрис. – А могу я спросить, что он делал с утра у тебя дома в таком виде и нафига летит с нами?

- Спросить можешь, но шиш мы тебе ответим, - пробурчал себе под нос Джаред.

Дженсен, видимо, все же услышал, потому что слегка приобнял его за плечи и, прижавшись губами к самому уху, попросил:

- Не ругайся с ним сейчас, ладно? Крис - хороший парень.

- Только ради тебя, - ослепительно улыбнулся Джаред и огорченно прикусил губу, когда Дженсен, оставив его одного, со сноровкой, намекающей на частые тренировки, ловко перебрался через сиденья в кабину и принялся давать Кейну инструкции о том, чтобы высадить Джареда рядом с группой Карлсона.

 

Место катастрофы Джаред опознал сразу же. Крис быстро пошел на снижение, давая сильный крен, но Джареду хватило одного взгляда, чтобы разглядеть ряд прудов, один из которых стремительно заполнялся чем-то, похожим сверху на пенопласт, и беспорядочно мечущиеся по его берегам черные фигурки людей.

- Ну что, готов? – крикнул через плечо Крис. – Сейчас я снижусь над водой, и прыгай!

- Как «прыгай»? – поразился Джаред.

- Джей, иначе не получится, у нас проблемы со временем. Не бойся, Крис зависнет на пару секунд недалеко от берега, так что риск минимален, - оборачиваясь к нему, серьезно пояснил Дженсен. – Приготовься. Когда выберешься на берег, найди Стива Карлсона и скажи, что ты новенький. Он объяснит, что делать. Сейчас каждая пара рук на счету.

Джаред кивнул, проникаясь серьезностью момента, и с сожалением подумал, как жаль, что нельзя поцеловать Дженсена напоследок в манящие полуоткрытые губы. Дженсен как специально облизнулся в этот момент, и Джаред завис, забыв обо всем на свете.

- Давай! – рявкнул Кейн, наклоняя катер под неописуемым углом, и вывалившийся вверх тормашками Джаред, оказавшись в воде, едва не захлебнулся от неожиданности.

- Вот зараза, - прошипел он в адрес Кейна, с шумом выныривая и громко отплевываясь. – Ну, получишь ты у меня краба под яйца, сука!

С легкостью выбравшись на близкий берег, Джаред ухватил за локоть пробегающую мимо растрепанную темноволосую девицу, спрашивая ее о Карлсоне.

- Штатским тут быть не положено! – отрезала она, смерив Падалеки недоуменным взглядом. – Эвакуируйтесь немедленно.

- Я новый член команды, и мне нужен Стив, - попытался объясниться Джаред.

- Тогда какого дьявола ты тут торчишь, если член? – потянула его за руку она. – Бежим к плотине!

- А где взять гидрокостюм? – едва успевая за маленькой брюнеткой несмотря на преимущество в виде длинных ног и широких шагов, на ходу поинтересовался Джаред.

- Он тебе не понадобится. Будем гасить протоплазму с берега, как пожарники из шлангов. В воде сейчас находиться опасно.

Джаред подумал о Дженсене и припустил быстрей. Почему-то он был уверен, что таких рисковых энтузиастов как они с Кейном возможная опасность не остановит. И точно. Оказавшись на берегу того самого пруда, в который прорвалась желтая пузырчатая дрянь и отпустив руку своей темпераментной сопровождающей, Джаред моментально увидел катер Криса, а потом и самого пилота, топчущегося рядом с Дженсеном. Оба как раз собирались погружаться, и Джаред замер на месте, не в силах оторваться от этого зрелища.

На мужчинах были какие-то странные костюмы – чешуйчатые, бледно-зеленые, открывающие плечи и лопатки, с глубоким узким вырезом на спине. Так иногда выглядят женские вечерние наряды на модных показах. Мысль о том, что это какой-то розыгрыш, мелькнула и пропала, потому что ныряльщики почти без всплеска ушли под воду, а дальше случилось то, о чем предупреждал Морган, но чего Джаред почему-то совсем не ожидал.

Дженсен не по-человечески гибким движением перевернулся под водой, вытягиваясь в струну, конвульсивно дернулся, повел плечами и выпустил из спины ряд сильных, мощных, внушительных отростков, набухающих и растущих буквально на глазах. Основные тентакли, струящиеся вдоль позвоночника распались экзотическим цветком, а из-под локтей, вдоль плечевой линии и откуда-то снизу появились более тонкие и гибкие щупальца. Дженсен растопырил пальцы, повел шеей, приспосабливаясь к новому состоянию и, стремительными толчками наращивая скорость, понесся вперед, к бурлящей бледно-желтой массе.

- Дженс, - растерянно проговорил Джаред, делая шаг вперед и едва не сбивая с ног невысокого блондина с целой охапкой толстых шлангов в руках.

- А ну брысь с дороги! – закричал блондин. – Не видишь, люди делом заняты!

- Нужна помощь? – спохватился Джаред, потерявший из вида и Дженсена и Криса, но краем глаза заметивший еще трех прыгающих в воду парней в таких же странных зеленоватых гидрокостюмах.

- Штатским тут…

- Я не штатский, я из группы Стива Карлсона, - быстро проинформировал Падалеки. – Новенький.

- Правда что ли? – сдув выбившуюся из хвостика соломенную прядь с лица, удивился блондин. – А почему я об этом ничего не знаю? Я и есть Стив.

- Джаред Падалеки, ксеногенетик, - представился Джаред, забирая у блондина половину шлангов и торопливо пробираясь вслед за ним узкой тропой между камнями ближе к месту катастрофы. – Меня Дженсен с Крисом привезли. Что делать надо?

- Спасать их задницы, пока протоплазма не сожрала, - грубовато ответил Стив, и крикнул куда-то вперед. – Готовьте аппарат, мы уже идем!

На крохотном пятачке скалы прямо над бурлящей водой группа парней и девушек, одетых кто во что придется, распыляла из шлангов на поднимающуюся шапкой пористую массу непонятный газ. Протоплазма опадала, кукожилась, морщилась, но все равно упорно набухала снизу вверх.

- Сюда! – задыхаясь, позвал Стив, начиная прилеплять к похожей на огромный насос дребезжащей машине новые шланги. – По два в каждую руку и за работу!

- Что это? – заинтересовался Джаред. – Пахнет, как содовый раствор для ингаляций.

- Да хоть как ослиное дерьмо, лишь бы помогало, - вместо Стива ответила та самая маленькая брюнетка, которая притащила Джареда на берег.

На ней была насквозь мокрая блузка с ручной вышивкой и заляпанные грязью некогда элегантные льняные брючки, и Джаред ухмыльнулся, вспомнив о том, как выглядит он сам.

- Специальный состав, разработанный Эклзом, - пихая Джареду в руки шланги, оторвался на секунду Стив. – Генерируется на месте и абсолютно безопасен для человека. Поторопись, дорога каждая секунда.

Джаред метнулся в центр пятачка, подвинув кого-то плечом, направил воздушные струи на плотную чужеродную субстанцию и вздрогнул. Под водой, на глубине, среди жадной желтоватой массы мелькали зеленые отблески гидрокостюмов и многочисленные щупальца. У Джареда часто-часто забилось сердце.

- Там что, люди? – тихо спросил он соседа.

- А кто, по-твоему, будет заделывать пробоины в плотине? Любую технику эта дрянь мгновенно выведет из строя! – резковато ответил тот.

Джаред прикусил губу и принялся с двойным усердием поливать протоплазму газом.

Только бы с Дженсеном все было хорошо!  

 

Пористую биомассу они загасили только через три с половиной часа упорного труда.

Судя по тому, как радовалась команда и как сиял Стив, хлопая друзей по плечам и искренне смеясь, никто из сотрудников базы не пострадал. Джаред, наконец-то официально представленный новым коллегам, получил свою порцию рукопожатий и одобрений и стал прислушиваться к разговорам, но про Дженсена никто не упоминал. Все только и говорили, как оперативно и грамотно провел всю операцию Эклз и как здорово, что у них такой прекрасный и исключительно талантливый руководитель.

Джаред мрачнел и морщился: он никакого профессора на месте событий в глаза не видел, а потому петь ему дифирамбы не собирался. Его очень интересовало состояние Дженсена, но найти того не представлялось возможным.

- Стив! – обратился к непосредственному начальнику Джаред, когда все загрузились в транспортник. – А у вас тут какие мобильные средства связи есть? Мне надо кое-кому позвонить.

- Ты имеешь в виду комм? – не понял вопроса Стив. – Могу выдать тебе персональный, рабочий, но только в офисе. Кстати, не расслабляйся, рабочий день еще не кончился, а так как мы потеряли кучу времени из-за форс-мажора, пахать сегодня будем до ночи. А потом отмечать твое вливание в коллектив.

- Как отмечать? Опять бухать? – ужаснулся Джаред. – Я еще после проводов не отошел, а мы уже встречу праздновать собираемся?

Кто-то рядом рассмеялся, а миниатюрная брюнетка, которую, как оказалось, звали Сэнди, положила Джареду на колено узкую ладошку.

- Это традиция. Бухать, целоваться на брудершафт и танцевать стриптиз на столе.

Все головы тут же повернулись к Джареду.

- А денег в стринги вы мне засунете? – сообразив, что ему устраивают обычную проверку, поинтересовался Джаред. – Если да, то я и Стива расцеловать готов!

Сэнди рассмеялась первой.

- Отлично сказано! При Кристиане не повторяй, а то он тебе головешку открутит.  

- Не открутит, я за тебя спрячусь, он и не заметит.

Тут уже захохотали все без исключения. Крошечная Сэнди макушкой едва достигала Джареду до груди, а ее талию он легко мог полностью обхватить двумя ладонями.

Девушка улыбалась Джареду с одобрением, а к вечеру, когда все они завалились в один из баров с дешевой выпивкой и незатейливой музыкой, гремящей во весь зал (Стив угощал команду в счет будущих премиальных), выяснилось, что она еще и отлично танцует кантри и не прочь пофлиртовать с новичком. Джареду Сэнди тоже понравилась. В другой раз, возможно, он бы даже завел с ней ни к чему не обязывающую дружескую интрижку, но сейчас все его мысли крутились исключительно вокруг Дженсена.

Играя за обе команды, Джаред предпочитал серьезные отношения строить все же с мужчинами, причем отдавать им при этом ведущую роль. Найти подходящего партнера было невероятно сложно. Слишком крупный и сильный, к тому же обладающий неумеренной активностью и настырным характером, Джаред давно уже мечтал встретить кого-то, с кем можно будет расслабиться и общаться на равных, кто мог бы подчинять и властвовать мягко и незаметно, кому хотелось бы отдаться целиком и полностью, не чувствуя фальши и неправильности ситуации. Дженсен был первым в его жизни человеком, отвечающим абсолютно всем желаниям Джареда. Он вообще казался идеальным, созданным именно для него. Это немного пугало, но еще больше будоражило еще до того, как Падалеки увидел тентакли, а уж теперь… Теперь Джаред не отказался бы от Дженсена ни за что на свете!

С трудом отбившись от предложений выпить еще бокал, Джаред отделился от основной компании, забрался на высокий табурет в самом углу барной стойки и принялся шерстить справочник мини-комма, который выделил ему Стив. Оказалось, что на станции работает триста восемьдесят семь сотрудников. Среди них были Джеймсы, Джейсоны, Дженкенсы, но никого по имени Дженсен Падалеки так и не нашел. Он как раз думал, что это может быть вторым именем или даже фамилией, хотя и фамилий таких в справочнике не было, когда увидел возле задней двери бара вдребезги пьяного Кристиана Кейна.

- Крис! – спрыгнув с табурета, Джаред рванулся к нему. – Крис, привет! Как у вас дела? С Дженсеном все нормально?

- А что ему сделается? Он же полный псих, - Крис пьяно покачнулся и придержался рукой за стену. – Таким придуркам никакая протоплазма не страшна, их сама судьба балует.

Джаред облегченно выдохнул.

- Я очень рад за вас. Ты сам-то в норме?

- Еще бы. Не везет в смерти, не везет в любви, так хоть в карты денег выиграю, - непонятно пробурчал Крис и с тоской посмотрел в сторону бильярдного стола, где Стив Карлсон обнимался с каким-то верзилой. – Пойду я отсюда…в казино.

- Ох, ты же в Стива влюблен, да? А он знает? – бестактно брякнул Джаред.

- Вся станция уже знает, - Кейн икнул и шмыгнул носом. – Но нам ниииззззя, мы…ик! Конкуренты.

- Что за чушь? – возмутился Джаред. – В любви, как на войне, никакие преграды не страшны, если хочется победы. Тебе хочется?

- Ох, как хочется, - не стал отпираться Крис, потирая вздыбившуюся ширинку и жадно глядя на задницу наклонившегося для удара Стива.

- Тогда слушайся меня, – хмыкнул Падалеки и потянул Криса навстречу его мечте. – Конкуренты, выдумал тоже! А на что придуманы альянсы и слияния?

Оттащить Стива от бильярда, поднять его над полом, развернуть и плюхнуть прямо перед Крисом заняло у Джареда не больше минуты. Крису фраза про слияние, видимо, до такой степени понравилась, что он мог только стоять столбиком и глупо улыбаться.

- Значит так: знакомимся заново! – громогласно и без малейшего стеснения заявил Джаред. – Стив, это Крис, он тебя любит и хочет. Крис, это Стив, он сейчас как раз определяется в желаниях. А теперь идите отсюда и быстренько снимите где-нибудь номер, или найдите еще какое место, где можно потра…выяснить отношения без свидетелей. И не возвращайтесь, пока не решите все вопросы. Все ясно?

Уши Стива наливались пунцовым цветом.

- Джаред, ты совсем спятил? – тихо спросил он.

- Да ладно, он правду говорит. Ты сам это знаешь, - вдруг подал голос Кейн. – Определись уже, не томи. Не могу я больше делать вид, что мне все равно.

- Ты тоже с ума сошел, - еще тише проговорил Стив.

- Быстренько взялись за руки и свалили отсюда, - с хитрой улыбочкой потребовал Джаред, отлично понимая, что шумный бар – не место для любовных откровений. – Ой, только вначале чиркните мне номер комма Дженсена. Он мне нужен.

- Дай отоспаться человеку, - ворчливо буркнул Крис. – Он вторые сутки на ногах.

- Позвоню утром, - клятвенно пообещал Джаред и дернул Криса за рукав. – Ты мне должен. Говори номер!

 

Напился Джаред знатно и по этой причине снова не добрался до выделенной ему администрацией базы жилой площади. Проснулся в чьей-то квартирке, оглядел столы, заставленные пустыми бутылками и остатками закуски, спящих вповалку на полу и на диванах людей и тихонько побрел искать ванную. В этой квартире ванной не оказалось в принципе, но душевая кабина в углу кухонного отсека вполне подошла для умывания. Вытерев мокрое лицо салфетками и выскользнув за двери, Джаред спустился на лифте вниз, сел на скамейку перед комплексом мини-кондоминиумов и набрал в комме заветный номер. 

- …подобного не допустить. Что еще? – Дженсен, непохожий на себя, невероятно строгий и озабоченный, отвлекся от какого-то важного разговора и уставился в камеру комма. – О! Джей, это ты? Ну, как прошел первый полноценный рабочий день?

- Ты знаешь, неплохо, - любуясь тем, как от теплой улыбки в уголках глаз Дженсена появляются морщинки, Джаред спонтанно предложил: - Давай поужинаем вместе, а? Мне столько всего тебе рассказать надо. Да и вообще, моя очередь тебя ужином кормить.

- Правда? А я думал, что ухаживать полагается мне.

- Именно так, - охотно подтвердил Джаред. – Я же принцесса. С отменным аппетитом и кучей других потребностей. И раз уж ты спас меня в первый же день от неминуемой смерти, то теперь просто не посмеешь разбить мое бедное сердечко. Оно и так едва не разорвалось, когда я увидел, как ты гребешь в этот желтый кисель!

- Ты видел? – немного растерялся Дженсен.

- Ага. Увидел и обалдел. Дженс, а ты дашь мне потом их потрогать? Ну, эти штуки… Я как подумаю о том, что они могут со мной сделать, куда пробраться и как растянуть, у меня сразу тахикардия начинается. И эрекция заодно.

Дженсен едва не подавился воздухом, покраснел, приблизил комм к лицу и сердито зашипел в экран:

- Ты можешь не обсуждать это посреди рабочего дня, озабоченный придурок?!

- Значит, в другое время ты не возражаешь? Ура! – завопил Джаред. – Но ты не ответил: потрогать дашь?

- Еще слово, и я откажу тебе в ужине! – страшным шепотом пригрозил Дженсен.

- Не посмеешь, рискуешь получить преследователя, который будет с утра до ночи ходить за тобой по пятам и петь серенады о твоей неоправданной жестокости. Предупреждаю: ни слуха, ни голоса у меня нет.

- Если не врешь, в случае убийства меня любой суд оправдает, - Дженсен скосил куда-то в сторону глаза и быстро пробормотал: - Ладно, давай встретимся в семь в ресторанчике «Пятая звезда», который в башне. От входа угловой столик справа.

- А целоваться там можно? – попытался уточнить программу вечера Джаред, но комм пикнул, подавая сигнал о том, что абонент разорвал связь, и Падалеки остался в неведении.

И без того длинный световой день, как показалось Джареду, тянулся сегодня невероятно медленно. Стив, который появился только после полудня с невероятно затраханным видом, зацелованными губами и двумя засосами над воротником блейзера, пару раз подмигивал ему заговорчески, но Джаред даже не стал к нему подходить, чтобы не дразнить себя лишний раз чужим счастьем. Сэнди, державшаяся отчего-то преувеличенно отстраненно, нагрузила его кучей работы, и Джаред едва успевал вбивать данные в таблицы, следя за графиком на экране.

- …последствия с успехом были устранены профессором Эклзом. Он одним из первых прибыл на место аварии и с помощью ассистентов лично занимался восстановлением плотины, - по радио, настроенному на местную волну, передавали последние новости.

Джаред не выдержал, протянул длинную руку через монитор и убавил звук.

Какая же все-таки сука этот профессор! Он лично устранял последствия, как же! Что-то Джаред не заметил среди пловцов ни одного старика. Да и вообще, плотину чинили исключительно геномодифицированные ныряльщики, так что пусть это светило науки не примазывается к чужой славе!

Невероятно раздраженный, Джаред рыкнул что-то в ответ на осуждающий взгляд Сэнди и вышел в так называемую «курилку» - на крохотную открытую площадку, соединяющую их офис с лабораторными помещениями. Отсюда открывался неплохой вид на космодром, видимый как на ладони. Джареду даже казалось, что если прислушаться, то можно уловить звуки взлетающих шаттлов, хотя все рекламные проспекты и видеоролики утверждали, что изоляция купола абсолютная, и космодром на базе слышать не должны.

Джаред напряг слух.

- А я тебе говорю, что это глупости!

Точно, это не космодром. Это стильная рыжеволосая девица ругалась с кем-то по комму в лаборатории, а из-за открытого окна Джаред оказался невольным свидетелем ее разговора. Стало даже как-то неловко. Он бросил на шатенку за стеклом виноватый взгляд и хотел было уже развернуться и уйти, как услышал знакомую, набившую оскомину фамилию.

- Эклз, ты в принципе не в состоянии влюбиться, ты рожден исключительно для научных подвигов. И не рассказывай мне тут сказки про единственную половинку. Стоит расслабиться, и эта «половинка» использует тебя, бросит и закрутит роман с еще более вышестоящим лицом! – от обилия ядовитого сарказма в голосе рыжей хотелось заткнуть уши и принять что-то от интоксикации.

Джареду стало совсем тошно. Не любил он вранье, интриги и служебные романы ради карьеры, а тут со всем этим приходилось сталкиваться на каждом шагу. Казалось бы: замечательный коллектив, интересная работа, блестящие перспективы, - живи и радуйся! Да только все портила ложка дегтя, связанная отчего-то исключительно с профессором.

Как никогда раньше Падалеки захотелось поскорей убраться с работы и пообщаться с единственным человеком, которому он здесь доверял полностью и безоговорочно. Рассказать ему о своих наблюдениях, поделиться радостями и обидами, выразить свое восхищение его отвагой и надавать по шее за излишний риск. Хотя Дженсену вряд ли кто-то в состоянии надавать по шее. Он слишком независимый и…неприкосновенный что ли. Слишком чистый и совершенный. Таких, как он, невозможно воспитывать, их следует принимать в любой ипостаси и благоговейно поклоняться.

Джаред вздохнул и украдкой посмотрел на часы. Еще три с половиной часа до встречи! И как дожить? А главное, если это свидание, то как быть с одеждой? Джаред вдруг сообразил, что все его вещи так и остались у Дженсена в квартире, а сейчас на нем надет лабораторный халат поверх мятых высохших прямо на теле джинсов и одолженной кем-то короткой футболки. А ресторан, если он правильно понял, подразумевает какой-то дресс-код. Так что же делать?

Кашлянув, Джаред решительно направился к Стиву и напрямик спросил:

- Слушай, а у кого тут можно одолжить смокинг или хотя бы приличный костюм на мою фигуру? Ну, или денег, чтобы этот костюм купить?  

Стив моргнул и предложил свои услуги.

 

«Пятая звезда» оказалась малоизвестным заведением, расположенным в башне под маяком. Пока Джаред поднимался вверх по неудобным ступенькам, так как выше тридцатого этажа лифт по каким-то причинам не ходил, он почему-то был уверен, что окажется в мире стекла и бетона и получит возможность любоваться пейзажем с высоты птичьего полета. Увы, «Пятая звезда» полностью обманула все его ожидания. Никакого стекла и бетона здесь и в помине не было, как и окон вообще. А вместо ожидаемого современного дизайна, Джаред вдруг окунулся в средневековье легендарной Земли. Псевдокаменная кладка стен, иллюзия узкого камина до самого потолка и натуральная древесина стойки без слов кричали о респектабельности заведения и наверняка баснословном ценнике в меню. Джаред порадовался, что с помощью Стива открыл себе в банке приличный кредит, и решил до появления Дженсена ограничиться стаканом воды, дабы окончательно не разориться.

Вспомнив договоренность, он послушно направился к правому угловому столику, разглядывая на ходу пустой полутемный зал, когда его уже у самой цели перехватила симпатичная официантка в кокетливом переднике.

- Прошу прощения, вам следует выбрать другой стол, - доброжелательная улыбка девушки не компенсировала непреклонности ее тона.

- Почему это? – удивился Джаред. – Насколько я вижу, он свободен.

- В зале много других свободных мест. Можете занять любое, - вежливо улыбнулась официантка.

- Предпочитаю это.

- К сожалению, столик зарезервирован.

Джаред откинул челку назад и с признаками нарастающего раздражения уточнил:

- Это приличное заведение или какой-то притон? Какого черта вы указываете, что мне делать? Я хочу сесть здесь и сделаю это, а если вам не нравится, зовите охрану и выставляйте меня силой!

Девушка расстроено прикусила губу.

- Но…

Джаред толкнул ее плечом и плюхнулся на удобный угловой диванчик с высокой спинкой.

- Вы будете меня обслуживать? Где меню?

Официантка посмотрела на него с бесконечным неодобрением и без всяких эмоций произнесла:

- В держателе прямо перед вами. Пока выбираете, принести что-нибудь? Напитки? Орешки?

- Стакан воды, - рыкнул Джаред.

- С газами или без? Родниковой, минерализированной, двойной очистки? Баночную, в стекле, в пластике, замороженную…

- Из-под крана! – не выдержал Джаред. – И уйдите уже с глаз долой.

Девушка моментально испарилась, а через пару минут, в течение которых Джаред пытался восстановить самообладание, не замечая, что держит меню вверх ногами, на стол перед ним опустился запотевший бокал с газированной водой, а на противоположный край дивана присела интересная дама средних лет.

- Сынок, я не имею права настаивать, но буду очень благодарна, если ты пересядешь. Это столик нашего постоянного клиента, и некрасиво получится, если он обнаружит свое любимое место занятым.

Джаред вздохнул. У женщины было такое усталое, доброе лицо, что отказывать и тем более грубить ей совершенно не хотелось.

- Простите, - сказал он. - Я не знал и договорился с другом встретиться именно здесь. Может быть, я смогу как-то объясниться с вашим ценным посетителем, если конечно, - Джаред огляделся вокруг, - он вообще появится. Тут у вас пустовато.

- Да, наш ресторан мало кто может себе позволить, - согласилась дама. – Зато кухня потрясающая, - она нахмурилась и покачала головой. – Эклз жутко принципиальный, вряд ли ему это понравится.

Джаред вспыхнул. Снова Эклз!

- Знаете, если у профессора будут претензии, я сам с ним разберусь, - скрипнув зубами, пообещал он.

Женщина пожала плечами и ушла, а Джаред еще сильней вцепился в меню и несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул.

Появление Дженсена пришлось как нельзя кстати. В совершенно невозможных, неподходящих этому месту драных джинсах и смешной рубашке с завязками у ворота, он стал глотком свежего воздуха для задыхающегося от недружелюбной атмосферы Джареда.

Падалеки еще успел заметить, как рванулась к Дженсену молодая официантка, с виноватым видом пытаясь что-то сказать, но тот легкомысленно от нее отмахнулся, скользнул за стол со стороны Джареда, прижался к нему своим бедром и первым чмокнул в щеку.

- Привет! Какой ты сегодня солидный! В брюках, рубашке, даже без щетины.

У Джареда на душе стало невероятно легко.

- Ты ж присвоил все мои вещи, пришлось обзаводиться новым гардеробом.

- Ох, да! – спохватился Дженсен. – Твоя сумка!

- Ага.

Джаред тихо рассмеялся от того, как вдруг хорошо ему стало. Теплое тело Дженсена рядом, легкий аромат его одеколона, его улыбка и хорошее настроение буквально сотворили чудо. Мир снова заиграл яркими красками. Вот только…

- Слушай, а почему мы ужинаем именно здесь? Почему не у тебя, например? Или не у меня?

- Потому что ухаживать за принцессой полагается в определенном антураже. А на Терре ничего более подходящего нет.

- Ох ты, боже мой, Дженс! – Джаред расплылся в улыбке. – Я бы предпочел прогулку по берегу и цветы.

- Цветы? – Дженсен растерялся. – А… Черт, цветы!

- Именно, - подтвердил Джаред.

- Ничего, сейчас закажу какое-нибудь блюдо с цветочным украшением, - выкрутился Дженсен.

- Поросенка с розочкой в ухе?

Полностью очарованный собеседником и поглощенный перепалкой, Джаред не увидел с каким удивлением смотрела на них хозяйка ресторана и едва заметил, как на столе появились тарелка с закусками, бутылка вина и блюдо с запеченными в кляре кольцами кальмаров. Он спохватился только в тот момент, когда Дженсен провел своим чипом над считывателем, расплачиваясь за ужин.

- Эй, погоди, разве не моя очередь угощать? – возмутился он.

- Молчи и ешь, принцесса. Наслаждайся ситуацией.

- Какого черта, Дженсен? Кстати, ты обещал рассказать, как здесь можно дополнительно заработать.

Джаред засунул в рот несколько хрустящих колечек и едва не застонал от удовольствия. Кормили тут и впрямь божественно!

- На самом деле элементарно, - отвечая на его вопрос, сообщил Дженсен. - Терра – удивительный источник для разного рода исследований. Поэтому большинство из нас клепают научные статьи, продавая их потом учебным заведениям или в узкоспециализированные журналы. Ты в первый же день провел детям экскурсию. Если записать все то, что ты им рассказал и добавить фотографии, можно смело обращаться в местное издательство. Для начала. Они выкупят у тебя права на текст, продадут его дальше… а когда станешь знаменит, за твою писанину будет драться лучшие печатные дома Империи.

- Да неужели? – не поверил Джаред. – Что, даже Кейн пишет статьи?

Дженсен проказливо ухмыльнулся.

- Нет, Крис пошел другим путем. Он у нас увлекается научно-фантастическими романами. Не может объективно оценивать свое великолепие, вот и описывает подвиги по завоеванию новых пространств в виде приключений. Преувеличивает, конечно, но читателям именно это и нравится. Знаешь, какой у него псевдоним? Крис Линдси.

Джаред поперхнулся.

- Кейн – это Крис Линдси?! Не может быть! Его фантастикой в академии  зачитывались все младшие курсы. Мой приятель Чад собрал целую библиотеку, аж восемнадцать книг! О-ооо! – Джаред вдруг сообразил, как он может отомстить Крису за насмешки над трусами с Губкой Бобом и вынужденное купание в пруду. – Как ты думаешь, если я дам интервью какой-нибудь газетенке, рассказав о дурных привычках великого писателя, это опубликуют?

Дженсен фыркнул, пытаясь не расхохотаться.

- Оторвут с руками. Только ты не боишься, что Кейн тебя потом в унитазе искупает?

- Если попытается, дам второе интервью, более откровенное. Или представлю миру цикл рассказов о его жизни и творчестве.

Дженсен, прикрывая рот ладонью, медленно сползал по сиденью вниз.

- Ох, не смеши, умоляю! Вот же прислали мне из академии подарочек с сюрпризом!

 

Уговорить Дженсена после ужина пойти искупаться в искусственном озере оказалось проще простого. А уж там, в воде, Джаред попытался реализовать свой коварный план в полной мере. Подплыл сзади, обхватил руками за грудь, обвил ногами бедра, притерся всем телом к спине, поерзал пахом и прошептал в аккуратное нежное ухо:

- Покажешь щупальца? Ты обещал.

Дженсен вывернулся из захвата до обидного легко. Ускользнул из рук, поднырнул снизу опасной хищной рыбой, дернул Джареда за ногу и увлек под воду, напористо подтягивая к себе и прижимаясь губами к губам. Теперь хозяином положения был он, да только разве ж Джаред имел что-то против? Падалеки приоткрыл рот, впуская язык Дженсена, какой-то отдаленной мыслью подумал о том, что надо быть осторожней, чтобы не захлебнуться, и вдруг почувствовал что-то странное. Еще до конца не веря, провел рукой по мокрому затылку с короткими волосами, нащупал за ухом жаберную складку и широко распахнул глаза.

Ну да. Дженсен дышал жабрами. И не только дышал сам, но и обеспечивал необходимым кислородом Джареда, по-прежнему не выпуская его из объятий, вплавляясь в него всем телом, лаская языком нёбо и делясь вдохами. Глубокий поцелуй среди толщи воды, одно дыхание на двоих, крохотные пузырьки воздуха, струйками поднимающиеся к поверхности,  тусклый, искаженный свет, падающий сверху – это было волшебно. Несмотря на прохладную воду, в паху стало тяжело и жарко, и Джаред замычал, требуя большего, дотягиваясь до тугих плавок Дженсена и пытаясь стянуть их вниз по бедрам. Мокрая эластичная ткань сидела плотно, липла к телу и не давалась, и Джаред снова и снова скользил пальцами по резинке, пытаясь хоть немного забраться туда, под нее, подцепить изнутри. Что-то гладкое и скользкое на ощупь проехалось по рукам Джареда, отводя его ладони, закручиваясь вокруг предплечий и локтей, пеленая, превращая в беспомощного ребенка. Догадка вспыхнула мгновенно, но проверить ее не получалось. Дженсен, не переставая его целовать, двигался по спирали, увлекая Джареда за собой в безумный водоворот, притягивал все крепче, не отпуская, не давая вырваться, подавлял невиданной силой и заставлял кружиться на глубине в странном танце. Он вел легко, будто развлекаясь, и Джаред, все еще наслаждаясь вкусом его чуть солоноватых губ, неожиданно испытал легкий иррациональный страх: а вдруг Дженсен заиграется? Вдруг приятный плен превратится в агонию? Тентакли, потрогать которые Джареду все никак не удавалось, вовсю гладили внутреннюю поверхность его бедер, ласкали спину, бока, ягодицы, давили на расселину между половинок, защищенную лишь тонкой преградой трусов, липли к животу как будто присосками: чуть шершавыми, бархатистыми, удивительно приятными. Из-за них казалось, что Дженсен трогает и щупает его буквально повсюду, и разобраться, где руки, а где что-то другое, казалось просто невозможным. Но Джареда такое неведение возбуждало еще больше, обостряя чувства, оголяя нервные окончания, превращая все тело в сплошную эрогенную зону.

Он отдавался прикосновениям, открывался в поцелуе, доверялся полностью, послушный и податливый, как гуттаперчивая кукла, позволяя Дженсену делать с собой все что заблагорассудится и кайфуя от такой потери контроля. Вот только геномодифицированный изувер, продолжая нежно и одновременно пылко ласкать едва ли не все чувствительные местечки одновременно, никак не переходил к главному, целомудренно избегая самой остро нуждающейся в трении части тела.

- Дженс… Дженс… - попытался неразборчиво промычать в поцелуй Джаред, подаваясь бедрами вперед.   

Они вынырнули с громким плеском, и Джаред, едва оторвавшись от восхитительно-вкусных губ, судорожно закашлялся, сделав слишком глубокий вдох.

- Что? Слишком долго? – обеспокоено спросил Дженсен, направляя его к берегу и напряженно прислушиваясь к глубокому, трудному дыханию.

- Нет, все было невероятно, - Джаред с сожалением проводил взглядом стремительно опадающие и уползающие за спину тентакли. – Ты меня не утопил, и я все еще не русал, если ты об этом. Дженс… - он снова подался вперед. – Пошли в постель, пожалуйста. Я сейчас просто сдохну, если ты меня не возьмешь. Прошу тебя.

Он ухватил руку Дженсена, проводя ею у себя между ног, давая почувствовать, как там твердо и много, как он горит, буквально изнывая от желания, и вперился в красивое слегка отрешенное лицо умоляющим взглядом. – Дженсен, пожалуйста. Я не верю, что ты совсем меня не хочешь…

- Я хочу. Но дело не в этом, - распухшие от поцелуев губы исказились в страдальческом изгибе.

- Тогда в чем? - Джаред прижался к нему в воде: горячий, как печка, страстный, нетерпеливый. – Если желание взаимно, и нет никаких препятствий, то почему нет? Отпусти себя. Дай себе волю. Если ты переживаешь из-за возможной физиологической несовместимости, то это все чушь собачья! Я читал про генные модификации, и они…пфффф…

Джаред умолк, снова стиснутый со всех сторон. В этот раз тентакли взметнулись молниеносно, оплетая его всего сверху донизу, превращая в кокон. Рот Дженсена снова накрыл его губы, а глаза блеснули таким жадным желанием, что Джаред только приглушенно пискнул.

- Заткнись, - на секунду разрывая поцелуй, потребовал Дженсен. – Все тебе сегодня будет. Обещаю. Только потерпи.

 

Ждать обещанного пришлось недолго, но для Джареда даже этот короткий отрезок времени растянулся на бесконечность. Он так и не понял, что Дженсен столько времени делал в ванной и зачем гремел аптечкой – по идее, готовиться к сексу следовало не ему. Он даже хотел полюбопытствовать – кто их знает, этих геномодифицированных, вдруг у них и впрямь какие-то особенности имеются, но стоило Дженсену выйти из-за ширмы и толкнуть Джареда на кровать, как все вопросы тут же вылетели из головы. Остались лишь восторг и похоть. Тягучая, сладкая, застилающая рассудок и заставляющая думать только о грядущем удовлетворении.

Закрытый и сдержанный в обычной жизни, Дженсен в нужный момент преобразился невероятно. Джареду даже показалось, что сверху на него целеустремленно заползает не цивилизованный человек, а какое-то первобытное животное – царь морей, судя по взметнувшимся над спиной тентаклям. Подавляющий одним своим присутствием, с гипнотическим взглядом и совершенными, нечеловечески прекрасными чертами.

Не в силах оторваться от расширившихся зрачков Дженсена, Джаред сдвинулся немного назад, приподнимаясь на локтях, сорвано дыша и часто сглатывая. 

- Не бойся, - заметив следы паники на его лице, вдруг одними губами почти бесшумно шепнул Дженсен, прижимая его собой к прохладному покрывалу.  

- Я совсем тебя не боюсь, - тут же отозвался Джаред и первый потянулся за лаской.

- А зря, - то ли услышал, то ли сам себе придумал Джаред и длинно выдохнул, зажмуриваясь, когда по всему его телу вдруг поползли шустрыми змейками активные беззастенчивые отростки.

Через несколько секунд, распятый в позе морской звезды и притиснутый к кровати гибкими прочными щупальцами, Джаред только и мог всхлипывать от удовольствия и раскрывать рот, засасывая и облизывая языком то один, то другой тентакль. Еще не меньше двух дюжин пульсирующих, извивающихся, словно отдельно живущих щупальцев массировали и ласкали его со всех сторон, превращая в кусок бездумной сексуально-озабоченной плоти. Желание, обрушившееся на Джареда мощной волной, заставляло тело творить совершенно бесстыдные вещи. Изгибаться, реагируя на незнакомую ласку, мелко дрожать от прикосновений, отзывчиво поддаваться под пульсацией гибких, сжимающих его то там то тут щупальцев и бесстыдно стонать и ерзать, напрашиваясь на более смелые действия.

Налившийся кровью член Джареда стоял торчком, истекая смазкой и подрагивая при каждом движении бедер, и Дженсен, смилостивившись, нырнул вниз и засосал его в тесный и влажный жар рта, одновременно стискивая и разводя прохладными ладонями так удобно ложащиеся в них упругие половинки незагорелой задницы. Тоненькие, нежные, похожие на длинные мизинцы тентакли, потянувшиеся от его запястий, тем временем проползли к яичкам, скользя по чувствительным паховым складкам, и присосались кончиками к мошонке, чуть покалывая и оттягивая беззащитную розовато-коричневую кожицу на себя. Более толстый и плотный отросток, почему-то уже влажный и как будто специально смазанный для облегчения скольжения, выполз из-за спины Дженсена, ткнулся Джареду между ягодиц, проехался по расселине и начал упрямо пробираться в анус, раздвигая тугие стенки. Джаред от невероятного, почти нетерпимого удовольствия застонал в голос, выгибаясь, широко распахнул замутненные желанием глаза и вдруг увидел прямой и удивительно трезвый взгляд Дженсена. Тот, облизывая его член по всей длине, смотрел на партнера так пристально и цепко, словно проводил научный эксперимент.

- Дженс, - вскинулся Джаред, пытаясь освободиться из клубка тентаклей. – Что-то не так? Тебе не нравится?

- Очень нравится. Не хочу сорваться, - слишком низкий, не по-человечески рокочущий голос свидетельствовал о частичной трансформации, и Джаред, прекращая забивать себе голову разными опасениями, эгоистично откинулся обратно на подушку, погружаясь в бесконечное наслаждение и едва не теряя связь с реальностью.

Ему хотелось сказать Дженсену, чтобы не боялся отпустить себя, потому что не происходит ничего опасного или пугающего, хотелось дать понять, как ему самому сейчас до одурения хорошо, но рот Джареду заткнуло очередное щупальце, и он растворился в ощущениях.

Тентакль в заднем проходе скользил удивительно легко, то набухая, то немного уменьшаясь в объеме, и стоило Джареду расставить ноги чуть шире, невольно требуя большего, как внутрь, причиняя легкую приятную боль, втиснулись еще два упругих отростка,  обвиваясь вокруг первого и змейкой пробираясь в глубину. От слишком сильного растяжения края защипало, но заботливые тентакли неожиданно увлажнились, а потом, окончательно подавляя неприятное жжение, по краю отверстия прошелся мокрый широкий язык Дженсена.

- Сейчас будет хорошо… потерпи… - угадал в гулком рокотании Джаред, тут же веря и переставая напрягаться. – Сейчас…

Все три щупальца вдруг запульсировали внутри, сплетаясь и дергаясь, то ли выделяя смазку порами, то ли как-то изливаясь, рот Дженсена снова накрыл его член, плотно обхватывая ствол кольцом губ, и Джаред вскрикнул, кончая так бурно, как никогда раньше.

Тентакли вокруг тут же обмякли, расслабляясь и выпуская его из тисков, один робко и невинно погладил его по щеке, прочие скользнули вниз по телу, возвращаясь обратно к Дженсену, и Джаред: потрясенный, едва соображающий и весь раскрасневшийся, приподнял голову:

- Это… это было невероятно. А ты? – внезапно спохватился он.

- Я в порядке.

Дженсен поднялся во весь рот, потягиваясь и пряча промедлившие щупальца, и Джаред залюбовался его потрясающей фигурой. Конечно, он и раньше замечал, как удивительно гармонично сложен его избранник – гидрокостюм почти ничего не скрывал, да и в озере они тискались почти голышом. Но когда дело дошло до главного, Джаред был так возбужден, что не успел как следует рассмотреть обнаженного Дженсена, и вот теперь таращился во все глаза. Рельефная грудь, накаченный пресс, темно-русая поросль волос в паху… Тут до Джареда дошло, что даже будучи в постели он так и не сумел потрогать радующий взгляд крупный член Дженсена, и он потянулся вперед.

Дженсен понимающе ухмыльнулся, отступил на шаг и небрежно бросил:

- Где ванная ты знаешь.

- Дженс, - ошарашено позвал Джаред, но хозяин дома, демонстрируя крепкую, подтянутую задницу, уже направлялся в сторону холодильника.

- Сейчас бутерброды организую. Ты же наверняка опять хочешь есть!

- Дженсен, подожди! – Джаред выскочил из постели, неловко споткнулся, наступив на собственные брюки, едва не рухнул на пол, но все же устоял и в несколько шагов догнал потянувшегося к сушилке любовника. – Подожди же! Что не так? Почему я не могу тоже доставить тебе удовольствие? Я хочу!

Он прижался к спине Дженсена всем телом, обхватывая его руками, как собственность, и намереваясь не отпускать, пока не получит всех ответов. Этот непонятный мужчина просто не имел никакого права ускользать от него сейчас, после того, как Джаред почти убедил себя, что у них все будет хорошо. Увы! Он совсем позабыл о сверхъестественной силе носителей трансгена, надеясь на собственное физическое превосходство, и недоуменно моргнул, когда Дженсен, разорвав кольцо его рук, резко поменял их местами, а потом и вовсе прижал Джареда к стене.

- Не дергайся. И умерь свой пыл, - почти сердито рыкнул он и после паузы с некоторым усилием добавил: - Пожалуйста.

- Но почему? – Джаред искренне не понимал такого прохладного отношения.

Вот только что, минуту назад, все было так хорошо, и вдруг такие неприятные перемены. Почему?

- Я и так позволил себе больше допустимого, - чуть мягче пояснил Дженсен. – Не торопи события.

- Хорошо, - покладисто кивнул Джаред и шмыгнул носом. – Как скажешь. Раз все будет только после свадьбы, я подожду. Когда помолвка? – он вопросительно вздернул брови, трогательно морща лоб.

Дженсен не удержался от насмешливого фырканья, расслабился, опуская руки и давая наконец Джареду свободно вздохнуть, и с расползающейся улыбкой предположил:

- Была только что. Разве нет?

 

Больше всего Джаред боялся, что теперь его прогонят «домой». Точнее, не прогонят, а вежливо проводят, намекнув, что пора, вообще-то, и с собственной комнатой познакомиться. Но Дженсен после странно-агрессивной вспышки снова превратился в гостеприимного любезного хозяина: накормил Джареда вкуснющими сэндвичами, напоил кисловатым прохладным морсом и даже выделил чистое полотенце и зубную щетку в упаковке.

- Я могу сегодня остаться у тебя? – садясь по-турецки  на разобранную кровать и вцепляясь в подушку, которой он прикрылся, как щитом, нахально полюбопытствовал Джаред после похода в душ.

Дженсен погасил верхний свет, оставив гореть тусклые светильники вдоль дальней стены, сокрушенно посмотрел на воинственно подобравшегося Джареда и неохотно кивнул:

- Можешь.

- И ты не уходишь ни на какое дежурство?

- Не ухожу.

- Значит, спать мы будем вместе? – по мере диалога, в голосе Джареда проявлялось все больше энтузиазма.

- Если постараешься держать свои руки при себе, - предупредил Дженсен.

- Ну, постараться-то, конечно, можно, но… - от кинутого в него яблока Джареда спасла только хорошая реакция. – Эй, ты чего?

- Это было последнее предупреждение, - заявил Дженсен. – Если не прекратишь бессовестные домогательства, отправлю ночевать на балконе. Или сам уйду.

- Все-все, я буду скромен, как монашка! – тут же заверил Джаред и хитро улыбнулся. – Но поцелуй на ночь мне полагается?

- Падалеки, - подходя ближе и присаживаясь на край, вздохнул Дженсен, – откуда в тебе столько тестостерона? У тебя вообще были когда-нибудь постоянные отношения? Или все потенциальные партнеры сбегали на начальной стадии? После пары бурных ночей.

- А ты собираешься сбежать? – насторожился Джаред.

- Нет, пытаюсь тебя понять и сделать правильные выводы.

Джаред откинул подушку в сторону, развернулся и улегся головой на колени Дженсена, глядя на него снизу вверх.

- Тогда вот тебе информация для размышлений. На меня раньше никто никогда так не влиял. Такое со мной впервые, правда. Нет, бывало пару раз в академии, когда я на студенческих вечеринках по пьяни умудрялся перетрахать полдюжины девиц за вечер. И групповушки были. Тоже активные. Меня потом сокурсники полгода ебарем-террористом дразнили. Но вот такого острого желания раздвигать перед кем-то ноги, как с тобой, я не испытывал никогда. Так что себя спроси, что в тебе такого особенного, что у меня крышу сносит? 

Дженсен снова вздохнул, только на этот раз совсем не устало, а почти довольно, и погладил Джареда по растрепавшимся темным прядям.

- Что ж, возможно, мы придумаем, что с этим делать.

- У тебя язык не повернется меня прогнать, - заявил Джаред, ерзая на месте и устраиваясь поудобнее. – Ты тоже ко мне неровно дышишь.

- Как бы ты сам от меня не сбежал, - с грустью проговорил Дженсен.

- Я?! Да ни за что на свете!

Дженсен мягко рассмеялся:

- Джаред, а что ты вообще обо мне знаешь? С чего ты решил, что мы сможем стать настоящей парой? Нет, мне, правда, интересно. Что вдруг натолкнуло тебя на эту крамольную мысль?

- Крамольную? – подскакивая с колен Дженсена, возмутился Джаред. – Да мы созданы друг для друга, ты что, не чувствуешь?

Он схватил руку Дженсена и положил себе на бурно вздымающуюся грудь. Там, под тонкой кожей и плотными мышцами, гулко и ровно билось его сердце. Тук-тук-тук. Мерные удары отдавались в ладони, переплетаясь с пульсом самого Дженсена, и тот вздрогнул. А потом немного растерянно улыбнулся.

- Вообще-то, наверное, что-то чувствую. И это так… странно.

- Почему?

- Наверное, потому что вмешательство генетиков изменило меня сильней, чем я предполагал, - он пожал плечами. – У нас все немного… иначе.

- А как? – глаза Джареда заблестели от любопытства.

- Думаю, сейчас не время это обсуждать, - ушел от ответа Дженсен. – Я спать очень хочу, честно. Неделька выдалась не из легких.

- Эпидемия? – понимающе уточнил Джаред. – Или протоплазма?

- Все вместе. Но я привык. У нас частенько случаются форс-мажоры, пришлось учиться воспринимать их с должным хладнокровием и сходу решать глобальные вопросы. Иначе база давно бы развалилась.

- Я, кстати, так и не понял, чем ты тут занимаешься, – неожиданно признался Джаред, расправляя сбившееся одеяло и приглашающее хлопая по простыни, словно именно он тут был хозяином. – Работаешь в группе быстрого реагирования?

- Что-то вроде. Рулю потоком, - невесело засмеялся Дженсен, укладываясь Джареду под бок так естественно и органично, что Падалеки даже замер на мгновенье от остро вспыхнувшего удовольствия.

А Дженсен, словно не замечая необыкновенного довольства сияющей физиономии, потерся о его большое тело с теплой нежностью, собственнически закинул на Падалеки тяжелую руку и попросил:

- Может, хватит уже вопросов на сегодня? Дай мне хоть немного выспаться. Завтра обо всем поговорим.

- Как пожелаешь. Буду караулить твой сон, - чмокнув Дженсена в висок, без возражений пообещал Джаред.

И честно караулил, разглядывая доставшееся ему сокровище в тусклом свете далеких прожекторов, льющемся из широких окон. Порой где-то поблизости пролетали патрулирующие базу дежурные катера, озаряя кровать узкими лучами своих фар, и тогда ему становились заметны и легкие морщинки, бегущие от уголков глаз к вискам, и глубокие тени под глазами, и резко обозначившиеся носогубные складки. Поразительно, но раньше Джаред всегда считал, что во сне люди выглядят моложе. Дженсен же, расслабившись и перестав контролировать свое тело, превратился в удивительно красивого, но бесконечно усталого мужчину, давно уже пережившего расцвет юности. Без наполняющей его внутренней энергии, без жизненной силы, сквозившей в каждом движении, он казался таким беззащитным и ранимым, что у Джареда защемило сердце. «Обнять, согреть собой, поделиться своим теплом и никогда не отпускать», - вопил во всю мочь его внутренний голос.

Джаред сердито засопел, пододвинулся к Дженсену поближе, обхватил его руками и, уткнувшись носом в щекотный ежик русых волос, поклялся себе совершить все возможное, но сделать Дженсена счастливым. Чтобы тот улыбался, а не хмурился во сне.

 

Утро началось необычно. Джаред проснулся от того, что рядом осторожно, не желая его беспокоить, шевелилось теплое, живое, потрясающе пахнущее тело. Приоткрыл один глаз, обнаружил сползающего с кровати Дженсена, с восторгом узрел его полувозбужденный член, совершенно определенно жаждущий утреннего секса, и внезапностью молодого орангутанга метнулся к желаемому.

Дженсен среагировал мгновенно, но совсем не так, как хотелось бы Джареду. Он резво отпрыгнул в сторону, пытаясь прикрыться куском покрывала, и мультяшно округлил глаза:

- Эй-эй, ты чего?

Джаред обиженно выпятил губу:

- Я что, уже не имею права поцеловать тебя, как мне захочется? Или утренняя романтика для тебя – пустой звук? – он тряхнул головой, откидывая упавшую на глаза челку.

У Дженсена на лице отразилось такое изумление, что Джареду стало почти смешно.

- Ты меня вообще везде щупал. Даже внутри, - как обиженный ребенок, капризно добавил он. – А сам не даешься.

- Это так агрессивно ты решил меня… потрогать? – удивился Дженсен.

- А что же еще?

- Было похоже на то, что ты собрался что-то оторвать. Или откусить, - Дженсен медленно сделал шаг вперед. – Будь любезен, эммм… сдерживай эмоции.

- Не могу, - ухватив за край покрывала, Джаред дернул шелк на себя и поймал шлепнувшегося между его широко расставленных коленей Дженсена в объятья. – У меня молодой здоровый организм, который в твоем присутствии самым натуральным образом сходит с ума. Джееееенс, - он прихватил зубами его ухо. – Я ужас как тебя хочу.

Дженсен глубоко вздохнул. Джаред не видел с этого ракурса его лица, но почему-то был уверен, что тот и глаза закатил.

- Я тебя не затрахаю, честно. В смысле, я вовсе не такая сексуально озабоченная жадина, как тебе кажется. Но хоть отсосать-то тебе с утра можно?

- Нет, - безапелляционно отказал Дженсен. – Не после двух дней знакомства.

- Ну что ты такой пуританин?! – обиделся Джаред. – У нас уже и «помолвка» была…И спали мы вместе. Не говоря уже о полном и всестороннем родстве наших душ. Я ж без твоего внимания и ласки зачахну. Ну, Джееенссс…

- Мне на работу пора, - моментально сменил тему неприступный хозяин дома и совершил стратегически верный ход, ретировавшись в душ.

Джаред опечаленно погладил соседнюю подушку и риторически вопросил:

- И почему жизнь так несправедлива?

Впрочем, выйдя из-за ширмы в легких брюках и рубашке, Дженсен вновь повел себя, как самый обычный парень в преддверии одного из первых свиданий. Ласково улыбнулся и предложил позавтракать в служебном кафе.

- В автомате кофе на редкость гадкий, но девочки с кухни специально для меня варят действительно вкусное латте. Хочешь?

- Еще бы! – согласился Джаред.

Он быстро помылся, снова вынужденный перестраивать душ с соленого на пресный, вытащил из угла свою спортивную сумку, удивительно органично вписавшуюся в обстановку дженсеновой студии, и откопал в ней самые тесные и развратные джинсы-завлекалочки, в которых его фигура смотрелась особенно выигрышно. Подобрал к ним простую белую майку и улыбнулся:

- Я готов!

Дженсен при виде такого великолепия восхищенно присвистнул и прикусил нижнюю губу:

- Идем.

С утра он снова выглядел бодро и подтянуто, покоряя недюжинным обаянием и харизмой. Если б Падалеки не видел его этой ночью своими глазами, в жизни бы не поверил, что Дженсен мог быть совершенно другим.

- А сколько тебе лет, Дженс? – неожиданно спросил Джаред, пропуская его перед собой в лифт.

Дженсен недоуменно обернулся:

- Тебя все же заинтересовали факты моей биографии? – с иронией поинтересовался он. – После генных модификаций для нас время тянется несколько иначе.

- Тянется – это долго?

- Как сказать… Ученые обещали, что продолжительность жизни увеличится едва ли не втрое. Ты с Крисом поговори на эту тему, он большой энтузиаст. Или с Данниль, она вообще без предварительной подготовки может провести такую рекламную компанию, что все тут же дружными рядами потопают записываться в списки желающих.

- Тогда почему на базе так мало людей-осьминогов?

Макушка Дженсена, позолоченная двумя солнцами, дрогнула. Вначале Джареду показалось, что мужчина пытается скрыть усмешку, позабавленный детским сравнением, но когда Дженсен совершенно серьезно, с тоской поглядел куда-то в сторону горизонта и вышел из лифта, не сказав ни слова, понял, что ошибается.

Свой ответ он получил чуть позже, когда они уже почти дошли до людного и шумного маленького кафе.

- Генные операции требуют огромных вложений, но положительный результат при этом никто не гарантирует. И риск тут не только в высоком проценте смертности, у нас множество других отклонений, которые делают жизнь в социуме практически неприемлемой. Данниль третий год пытается получить разрешение хотя бы попасть в списки очередников. Тщетно. Для женщин это в десять раз сложнее. И, если начистоту, оно того не стоит.

От бесконечной грусти в тихом голосе Джареду стало не по себе.

- Найди столик, я за кофе, - попросил Дженсен, незаметно погладив запястье Падалеки.

Джаред приободрился и принялся вертеть головой. Да уж, поговорка о том, что в большой семье нельзя щелкать клювом, подходила этому кафе идеально. Пока Дженсен направлялся к буфету, возле которого толкалось не меньше десятка человек, он едва сумел перехватить крохотный круглый стол, на секунды опередив двух очень бойких блондинок.

- Мы тут все вместе поместимся, если потесниться, - нахально заявила одна, задрав дерзкий курносый нос.

- Ничего подобного, - обнимая стол двумя руками, как любимого родственника, запротестовал Джаред. – Я не один и сажать вас на колени не собираюсь. Поищите другое свободное место.

- Ты парнишка не мелкий, - фыркнула вторая. – Посадишь на колени  свою подругу, вот и решение проблемы.

Девушки держали в руках картонные стаканчики с кофе и тарелку с булочками, и уходить, судя по всему, не собирались.

- Мой друг уже идет сюда. И вряд ли мы сумеем с удобствами устроиться в таком составе, - кивая на пробирающегося к столу Дженсена, перед которым удивительно вежливо расступались многочисленные посетители, заметил Джаред.

- Да брось! – развеселилась блондинка повыше. – Эклз ни с кем никогда не завтракает, так что не гони.

У Джареда приоткрылся рот.

- Кто?

- Здравствуйте, профессор, - тем временем нестройным хором поприветствовали подошедшего Дженсена девицы.

- Вы помните, что у нас после обеда дополнительный тренинг? – уточнила та, что повыше, кокетливо наматывая на указательный палец белокурый локон.

Джаред молча убрал со столешницы руки, давая Дженсену возможность поставить крохотные фарфоровые чашки, от которых шел одуряющий кофейный аромат, а потом в упор посмотрел на бледное, внезапно ставшее чужим и незнакомым лицо.

- Твоя фамилия Эклз? – с нажимом спросил он.

- Табличка висит на двери в мою квартиру, - с неестественным спокойствием проинформировал Дженсен, полностью игнорируя присутствие блондинок.

- Я, блядь, не смотрел на твою дверь. В первый раз ты привел меня за руку, потому что я был слеп, как котенок, и уходили мы через балкон. А вчера я был слишком занят поцелуями, чтобы смотреть по сторонам, - зло прошипел Джаред.

- Мы, пожалуй, поищем другой стол, - пятясь спиной, испуганно сообщила одна из девушек, утягивая за собой подругу.  

- Мне казалось, что для тебя не имеет никакого значения моя фамилия. Во всяком случае, именно это ты заявил, когда я намекнул, что ты ничего обо мне не знаешь. Тогда ты считал, что мы созданы друг для друга. Сейчас что-то изменилось?

Джаред не выдержал прямого обвиняющего взгляда и опустил глаза. А потом и вовсе боком выбрался из-за столика и молча пошел к выходу.

- Джей! – окликнул его Дженсен. – Подожди! – оставив кофе на столе, он догнал его у выхода и попытался задержать: - Если тебе это так необходимо, давай поговорим. Сейчас.

- О чем? – криво ухмыльнулся Джаред, скидывая с плеча его руку. – Нам с тобой не о чем разговаривать. Спасибо, что уделили мне свое внимание, профессор, - он дурашливо раскланялся. -  Это был бесценный опыт.

Дженсен вспыхнул весь, разом, от лба и ушей до шеи в вырезе легкой рубашки.

- Что ж, если ты так считаешь, не смею задерживать.

 

Весь день Джаред чувствовал себя полным идиотом. Мозаика сложилась, и, похоже, ему в картине отдали роль шута. Казалось просто невозможным поверить в то, что такая известная личность, как Дж.Р. Эклз, мог увлечься вчерашним студентом всерьез. Скорей всего, Дженсен просто развлекался с новой игрушкой, но даже думать об этом было больно. Особенно ранил тот факт, что он прикипел к этому парню настолько, что стал мысленно считать его своим. И что теперь? Как теперь обходиться без теплой, солнечной улыбки Дженсена, без его властной силы, его загадочной отстраненности?

Джаред старался гнать от себя грустные мысли. Жил же он как-то раньше, до распределения на Терру, без Дженсена? Спокойно и комфортно жил. Так почему сейчас ему так невыносимо? Почему всего за несколько дней совершенно посторонний человек вдруг просочился в его поры, вкипел в его кровь, врос с мясом, да так, что не оторвать? Но в том-то и состояла загвоздка, что раньше он не знал Эклза, а, едва вкусив его очарования, уже не мог от него отказаться. Словно они на самом деле были двумя половинками.

Ругая себя за то, что не сделал этого раньше, Джаред зашел в сеть и набрал в поисковике нужный запрос. Со старой, сделанной, должно быть, много лет назад необъемной фотографии смотрел на Джареда его персональный змей-искуситель. Возмутительно молодой, беспечный, с торчащими вихрами и едва заметными веснушками. Джаред горестно вздохнул, погладил кончиками пальцев изображение на экране и углубился в короткий текст.

Дж.Р. Эклз прошел через операцию по генной модификации в двадцать семь, войдя в экспериментальную группу. Степень защитил в двадцать девять, став самым молодым профессором в Империи. Сейчас ему тридцать четыре. Автор более сотни статей, никогда не был женат, руководит базой на Терре три года, с тех пор, как погиб под обвалом хрустальных скал прежний директор, удостоен двенадцати различных наград за вклады в науку… А еще, судя по всему, невероятно любим своими подчиненными и может найти общий язык с кем угодно: и с капризными лабораторными учеными гениями, и с темпераментными резкими исследователями-практиками, и даже с безумными, не от мира сего, альтер-програмниками, заменившими на Терре типовых программистов. За время его руководства с базы никто не уволился, ни один из сотрудников не утроил скандал и не подал жалобу во Вселенский Комитет по науке. На Терре даже профсоюз распустили! Чудеса, да и только.

Тут Джаред вспомнил, как Эклз лично чистил пруды, потом замещал кого-то на ночном дежурстве, а утром бросился восстанавливать плотину, и со всей очевидностью осознал, что волшебство здесь не при чем. Дженсен был именно таким, каким он его знал – не старым надутым снобом, а всегда готовым помочь, героически бросающимся навстречу опасности, фанатично преданным своей работе человеком. Он и с Джаредом был собой - искренним, насколько мог, но при этом почему-то скрытным и осторожным. Интересно, чего он боялся?

Что-то странное затеплилось у Джареда в груди. Что-то, не имеющее названия, но подозрительно похожее на глупое сентиментальное чувство, о котором Падалеки не хотел даже думать.

Не пара выпускник академии без регалий и заслуг известному на весь мир профессору!  Не стоит ему себя обманывать! Вот только червячок надежды все грыз и грыз его, не оставляя в покое. Почему Эклз ни с кем не встречался? Почему так легко впустил его в свою жизнь, в свою постель? Даже обиженному Джареду было очевидно, что отнюдь не из желания поразвлечься и не от безнадежности. Что-то произошло между ними, как будто ниточка протянулась…  И этот голодный, жадный, неистовый взгляд Дженсена, когда он завалил Джареда в постель, и постоянные оговорки вкупе с нежеланием торопить события – это все что-то да значило. Или нет?

Решение поговорить с Дженсеном пришло само собой. Тем более что и повод был весомый: в его квартире осталась сумка со всеми вещами. Искать отведенную ему комнату, не прихватив багажа, Джаред счел несусветной глупостью, поэтому отправился прямо по известному уже адресу, решив не предупреждать о своем визите заранее. Если Эклза нет дома, он подождет. А если Дженсен у себя, то не стоит заранее его дергать. И без того разговор обещает быть непростым.

Открывшую ему дверь рыжую девицу Джаред узнал сразу же. И вздрогнул – та смотрела на него прищуренными глазами с такой откровенной ненавистью, от которой в животе сразу же неприятно заныло.

- Мне надо с Дженсеном поговорить, - переступив с ноги на ногу, выдавил он.

- А не пошел бы ты в жопу, - до отвращения приторным стервозным голосом предложила рыжая. – Будешь крутиться вокруг Эклза, подкараулю в темном углу и яйца откручу. А темных углов на станции много.

- Не пойти бы тебе самой… куда-нибудь, - начал закипать Джаред.

Может, он и был виноват перед Дженсеном, но перед его несостоявшейся подружкой оправдываться не собирался. Неприятно кольнула мысль, что в свете последних событий статус девушки мог и поменяться, иначе что бы ей делать поздним вечером у Дженсена дома, но Джаред тут же отмел в этот вариант. Эклз не стал бы ни мстить, ни утешаться с помощью своей ассистентки.

- Я серьезно предупреждаю, - еще больше прищурилась девушка, принимая откровенно угрожающий вид.

Джаред никак не мог вспомнить имя этой современной амазонки, но отступать перед ней не собирался.

- Я тоже не сказки рассказывать пришел. Дай пройти. У меня важное дело.

Отодвинуть плечом добровольную охранницу Джареду, к сожалению, не удалось. Чертова баба показала ему средний палец, одновременно больно пнув по голени, и ухитрилась захлопнуть дверь прямо перед его носом. Падалеки взревел, но быстро успокоился. Судя по всему, целилась рыжая зараза гораздо выше, так что он еще легко отделался. Ну а Дженсена, вероятно, дома не было. Не похож был Эклз на человека, который стал бы прятаться за юбкой.

Джаред вздохнул и отправился разыскивать свое законное жилье. Мысль дождаться Дженсена под дверью пришлось оставить – его милейшая ассистентка была вполне способна устроить нежеланному гостю какую-нибудь несусветную пакость, в то время как сам профессор мог всю ночь дежурить в лабораториях или работать в кабинете.

Джареду не хотелось ночевать на улице. Жутко переживая и дергаясь, он за весь день так и не успел поесть и теперь мучался от голодного урчания в животе, вдобавок страдая от головокружения, обещанного ему еще врачами академии. Из-за непривычного состава воздуха и обилия ультрафиолета акклиматизация на Терре проходила медленно и давала о себе знать не сразу. Джаред помнил об этом и был готов к некоторым трудностям, вот только как можно выполнять предписания медиков и рекомендации психокорректора, когда рушится, толком не наладившись, личная жизнь? В базовом курсе говорилось, что он должен много спать, избегать стрессовых ситуаций и правильно питаться, но из всего списка Джереду сейчас было доступно только первое. Да и то следовало сначала найти собственную кровать.

 

С заселением вышел полный облом. Джаред трижды проверил номер комнаты, минут десять прижимал сначала большой палец, а потом и всю ладонь к защитному датчику, даже глаз приставил на удачу –  а вдруг? – но все тщетно. Дверь открываться не желала.

Падалеки в сердцах взлохматил волосы, расстроено пнул ногой по упрямой панели и направился к справочной стойке напротив космопорта.

То, что там сегодня дежурила его старая знакомая – стильно-неприступная София, оказалось приятной неожиданностью.  

- Привет! – на полной скорости подлетая к девушке и сметая толпящихся у стойки худосочных желторотых юнцов, обрадовано заорал Джаред. – Детка, у меня снова проблемы. Поможешь?

София поморщилась от крика, потом скосила глаза на докучающих ей влюбленными взглядами придурков, слегка прогнулась в сторону Джареда, откровенно демонстрируя декольте, и чарующе улыбнулась:

- Для тебя что угодно, милый.

- Мне домой не попасть. Дверь заела и не открывается, - потрясенный таким теплым приветствием, по инерции брякнул Джаред, испытывая подспудное желание попятиться назад.

- Хочешь переночевать у меня? – девушка выгнула изящную бровь и наклонилась еще больше. Потом, словно вспомнив о чем-то, высокомерно обернулась в сторону обескураженных свидетелей: – Мальчики, у вас еще какие-то вопросы?

- Нет, - испуганно поглядывая снизу вверх на огромного Джареда, мгновенно сообразили «мальчики».

- Я… Это самое… Я вообще-то… - залепетал Падалеки.

- Заткнись, идиот, - со сладкой улыбкой на лице сквозь зубы прошипела София. – Тебя никто и не приглашает! Подожди, сейчас эти кретины уйдут, я все проверю.

- О! А-аааа, - сообразил Джаред и развеселился. – И давно они тебя утомляют?

- Каждый месяц. Как новые практиканты появляются, так все, туши свет, как минимум один влюбляется, - пожаловалась девушка. – Жуть, как утомительно. Спасибо, что выручил. Что там у тебя?

Стоило навязчивым поклонникам скрыться из поля видимости, София выпрямилась, одернула блузку и снова приняла деловой и независимый вид.

- Домой не попасть, - снова повторил Джаред. – Невезуха.

- Еще бы, - быстро стуча пальчиками по клавиатуре и поглядывая на экран, София саркастично улыбнулась. – Не надо было уходить в такие бешеные загулы. Твоя фамилия Падалеки, ведь так?

- Да, и что? Ни в какие загулы я не уходил! – приосанился Джаред, готовый тут же опровергнуть все обвинения.

- Служебные помещения выделяются для того, чтобы в них жить, - наставительно улыбнулась девушка. – Если после распределения комнаты в течение трех суток замок не активируется, компьютерная программа воспринимает это как ошибку и аннулирует заявку.

- Что?! – прифигел Джаред. – Как? Почему? Что за бред?

- Это не бред, - девушка машинально постучала карандашом по стойке, призывая к тишине. – У нас все взаимосвязано. При получении статуса внутреннего сотрудника тебе автоматом выделяется жилье. Но так как многие командировочные, практиканты или уже опытные сотрудники предпочитают жить в гостиницах или снимать квартиры, то им дается трое суток на размышление. Если человек не заселяется за это время – помещение возвращается в распоряжение базы. Так что все. Прохлопал ты свою комнату, Джаред!

Падалеки захотелось громко выругаться. София смотрела на него без малейшего сочувствия, скорее с любопытством и толикой насмешки.

- И что теперь?

- А все заново. Эти вопросы решает только Эклз. Кстати, - она открыто усмехнулась, - как тебе наш «старикашка»?

Джаред не нашел слов, чтобы ответить, а жестокая фурия в идеально сидящем костюме задорно рассмеялась:

- В прошлом году по результатам общего опроса он был признан самым привлекательным холостяком Терры. Второе место с огромным отрывом занял Стив Карлсон.

- А почему не Кейн? – мимолетно удивился Джаред, которому яркая внешность Криса импонировала гораздо больше мягкого обаяния собственного начальника.

- Да кто ж будет голосовать за этого драчливого засранца? – искренне удивилась София и посоветовала: - Ты бы поторопился с поисками гостеприимных друзей. Сам знаешь, на базе ночью прогулки нежелательны, техники ослабляют купол, что угодно может случиться. Мокнуть под кислотным дождичком – перспектива не из приятных.

Джаред покачал головой, роняя челку на лицо:

- Придется побеспокоить второго по значимости холостяка. Первый явно не желает меня видеть.

 

Войдя в положение Джареда, Стив совершил практически невозможное: записал Падалеки на утренний прием к Эклзу по официальному каналу с пометкой «sos», что означало дело чрезвычайной важности.

- По-твоему, отсутствие крыши над головой не является достаточным основанием для принятия таких мер? – ворчливо пробормотал он в ответ на сбивчивые благодарности.

Но Джаред отлично знал, что «sos» ставили лишь в исключительных случаях, при действительно серьезных бедствиях: угрожающих эпидемиях, обрушившемся цунами, каких-то генных сбоях, грозящих срывом эксперимента. То, что ради него Карлсон пошел на явные нарушения инструкций, являлось своего рода выражением признательности с его стороны. Насколько Джаред понял, у них с Крисом все складывалось как нельзя лучше.  

- А ты… геномодифицирован? – несмело уточнил Джаред, когда Стив, выделив ему узкий неудобный диван в кухонном отсеке, собрался уходить.

- Со мной наши генетики слегка перемудрили, - грустно посетовал Стив. – Мы с Дженсеном были одними из первых подопытных кроликов на Терре, но если у него все прошло относительно успешно, не считая некоторых неприятных открытий, то мне повезло меньше. Я как оборотень, могу превращаться в чудо морское только в определенные планетарные фазы. Зато все побочные эффекты испытываю в полной мере.

- И много их? Эффектов этих? – эгоистично беспокоясь за Дженсена, напряженно вытянул шею Падалеки.

- Достаточно, - сухо бросил Стив. – Я в ванную. Нам нужно не меньше двух часов в сутки проводить в морской воде, иначе щупальца пересохнут и потрескаются, а это, поверь, очень больно. Так что прости, не могу с тобой поболтать.

Джаред вздохнул. Похоже, он очень, очень многого не знал о Дженсене, воспринимая его тентакли как приятный необременительный бонус. В то время как в реальности все обстояло далеко не радужно.

- Стив! – спохватившись, закричал Джаред вслед уходящему блондину. – А что за фишка у вас с сексом? В смысле, есть какие-то существенные отклонения от нормы? Или ограничения?

- Кроме моногамии никаких, - скрываясь за дверью, малопонятно ответил Карлсон. – Если не считать отклонением убийственную сексапильность и синдром джей-ту узкой направленности.

Не в силах сдержать эмоций, Джаред быстро прикусил кулак, и лишь когда Стив, по его предположением, отошел достаточно далеко, издал победный восторженный вопль. 

Синдром джей-ту примерно лет двадцать назад открыл доктор Джозеф Дженингстон, когда после массовой колонизации на Сириусе начались генные эксперименты с добровольцами. Успешно перенеся операцию, люди очень органично вписались в природный климат планеты и стали во многом перенимать особенности местной фауны. В частности, в поисках идеальной пары все носители трансгена приобрели способность выделять особые феромоны, привлекающие к ним наиболее подходящих потенциальных партнеров. Это психофизическое явление было названо синдромом джей-ту в честь занявшегося изучением феномена доктора Дженингстона, и до сих пор оставалось малоизученным, так как кроме Сириуса и еще двух-трех закрытых планет больше нигде не наблюдалось.

Джаред вскочил с дивана, протанцевал по кухне, кинул в рот стянутую из вазочки конфетку и от уха до уха улыбнулся своему радостному лохматому отражению в зеркальной дверце холодильника. Ему нравился Дженсен. Собственно, симпатия возникла уже с первого взгляда на его крепкую фигуру, упрямый подбородок и сердитые зеленые глаза. Потом он узнал его ближе и проникся еще больше. Но все же объяснить настолько сильную влюбленность меньше чем за неделю даже легко увлекающемуся Джареду было очень сложно. Теперь слова Стива расставили все по своим местам. Получается, его тянуло к Дженсену не просто так: они совпадали даже на генном уровне. И Дженсен наверняка знал это или же  подсознательно рассматривал Джареда, как пару – только так мог сработать узконаправленный синдром, усиливая их связь.

- Оле-ле-ле, - пропел Джаред, не морщась даже от кислого лимонного вкуса во рту. – Теперь-то я уж точно никуда тебя не отпущу!

Ночь для Падалеки прошла беспокойно. Твердые шершавые валики намяли ему бока, не помещающиеся на диване ноги пришлось закидывать на жесткий подлокотник, а еще Джаред дважды чуть не свалился на покрытый ультрамодными самодельными циновками пол. Разбитый, взбудораженный и одновременно усталый, с синяками под лихорадочно горящими глазами, преисполненный решимости и слегка мандражирующий перед предстоящим объяснением, он поднялся на рассвете, выпил чашку крепчайшего кофе и, оставив Стиву стикер с благодарностью на кофеварке, отправился искать офис профессора.

 

В пустой приемной было сумрачно и прохладно, до начала рабочего дня оставалось не меньше двух часов, кресла для клиентов манили мягким уютом, и Джаред, погрузившись в одно из них, немного позевал, а потом и вовсе сладко уснул, пропустив появление Эклза. Разбудила его весьма ощутимыми хлопками по щекам рыжая церберша.

- Данниль Харрис, - вспомнил Джаред и, потянувшись, якобы невзначай уронил девушку в соседнее кресло.

Та взвизгнула, оправляя задравшуюся юбку, и разразилась отборной матерной тирадой.

- … через мой труп! – услышал Джаред последнюю фразу, убирая пальцы от ушей, которые он успел заткнуть, пораженный интенсивностью звука.

- Да кому нужна твоя жалкая мертвая тушка, – буркнул он. – Я по официальной записи.

- Исключено, - отчеканила Данниль, садясь за стол в приемной. – Хватит трепать ему нервы!

- Ничего я не треплю, - запротестовал Джаред. – Просто погорячился.

- Ты погорячился, а для него все серьезно. И вообще, Падалеки, климат Терры плохо влияет на твои мозги. Размягчает их до состояния текучей протоплазмы. У нас такие кадры не котируются. Я уже послала запрос о твоем переводе на другую базу, и Эклз его подписал.

- Не может быть! – потрясенно вскинулся Джаред. – Он никогда бы так не поступил.

- У него нет выбора, - жестко пояснила девушка. – А ты – мерзавец и кретин. Вот! - она громко хлопнула какой-то папкой по столу.

- Я записан официально, и ты не имеешь никакого права меня не пускать! – рявкнул Джаред и вдруг сообразил: - Мне собственно, твое разрешение и не нужно, сам пройду.

- Двери заблокированы, - ласково напомнила Данниль.

Джаред одним быстрым взглядом оценил обстановку в приемной, пристально оглядел широкий стол и ловко ткнул пальцем в небольшой пульт, встроенный слева от монитора.

- Гад! – завопила девушка, повиснув на нем всем телом и не давая пройти в автоматически открывающуюся дверь. – Дженсен, выстави его!

Дженсен, стоящий у окна спиной к разворачивающейся на пороге драме, медленно обернулся, нахмурился при виде вцепившийся в футболку и штанину Джареда Данниль, и тихим усталым голосом спросил:

- Что происходит?

- Я не пускала, но он ворвался и… - зачастила девушка.

- У меня визит по записи с пометкой «sos», - уверенно перебил ее Джаред, неотрывно сверля взглядом неважно выглядящего профессора.

Дженсен устало потер лоб.

- Ох уж эта бюрократия! Дани, оставь нас.

- Дженс, но он же…

- Уйди, я сказал. Я справлюсь.

Девушка возмущенно вздернула вверх подбородок, украдкой показала Джареду кулак и гордой поступью удалилась. Ее прямая спина выражала такое высокомерное презрение, что у Джареда закрались подозрение, что в роду Харисов встречались аристократы голубых кровей. Исключительно из вредности, а вовсе не от мыслей о собственных предках, поколениями вкалывающих на рудниках Гданьска-6, Падалеки победно высунул язык, глядя ей вслед. Дождался, пока за Данниль закроется дверь, и только потом повернулся к Дженсену.

Эклз слегка приподнял брови и кивнул на жесткий стул с прямой спинкой:

- Присядешь? Что у тебя за дело?

- Ты, - откровенно признался Джаред.

Не вполне представляя, как поступить дальше, он в три шага пересек разделяющее их расстояние и рухнул перед Дженсеном на колени. Тот без особой надежды постарался отступить, но за спиной было только окно с прекрасной панорамой, и Эклз с отчаянием посмотрел на Джареда. 

- Джей, зачем ты это делаешь? – сорванным голосом прошипел он. – Все и без того зашло слишком далеко, не надо усугублять наше положение.  

Он пошатнулся, с силой вцепился пальцами в плечи Джареда и прикусил губу, давя невольный стон. Кожа Дженсена побледнела, принимая какой-то сероватый оттенок, а губы страдальчески изогнулись.

- Дженс, что? Что случилось? – вскакивая на ноги, затарахтел Джаред, поддерживая Дженсена под руку и осторожно подводя к удобному офисному креслу. – Сядь, пожалуйста. Воды?

- Уйди, - сквозь стиснутые зубы, выдавил Дженсен. – Прошу тебя, если в тебе еще осталось хоть что-то… хоть капля… приличий… уйди отсюда.

- Но я не могу, - растерялся Джаред и осторожно опустился на пол у Дженсена в ногах.  – Я не могу уйти, пока все не исправлю. Я был идиотом. Нет, не так…  - он тряхнул головой. - Я просто растерялся. Сам знаешь – натура у меня такая импульсивная! А потом вдруг понял, что ты – все тот же парень, с которым я встречался в эти дни. С которым работал бок о бок и спал в одной постели. Я хочу узнать тебя поближе, Дженсен, и мне неважно, сколько для этого понадобиться времени. Потому что я, кажется, тебя люблю. Вот.

Джаред выпалил все это и надул губы, чувствуя себя зеленым мальчишкой, сопливым романтиком и бог знает кем еще. Но Дженсен не стал смеяться. Он положил теплую тяжелую ладонь Джареду на лохматую макушку, поворошил немного волосы и, грустно улыбнувшись, покачал головой.

- Тебе показалось. И даже если так, это ничего не меняет.

- Но почему? Почему?! – Джаред вскочил на ноги и зашагал туда-сюда по кабинету. – Я уже осознал всю степень своего идиотизма, дай мне шанс!

- У тех, кто прошел через генную модификацию моей направленности есть определенные догматы, - тихо, но очень серьезно пояснил Джаред. – Мы не можем уповать на случай и позволять себе права на ошибку. Никаких шансов, Джей. Не для нас.

- Мать твою, да прекрати говорить загадками! – сорвался Падалеки. – Что ты имеешь в виду?

- Если ты способен выслушать спокойно и без истерик, я попытаюсь объяснить, - не отвечая на агрессию, предложил Дженсен и, дождавшись кивка, продолжил: - Мы абсолютно моногамны.

- И что? – совершенно не понял, в чем заключается проблема, Джаред.

- Один партнер на всю жизнь, - кратко объяснил Дженсен. – Только один. И если он умрет или уйдет, другого уже не будет. Как у лебедей.

Падалеки изумленно приоткрыл рот, а после с горечью поинтересовался:

- И ты себе кого-то уже выбрал? Поэтому прогонял меня?

От пристального взгляда Дженсена его пробрала дрожь.

- Нет.

- Но подожди… Ты что, девственник?!

Дженсен провел ладонью по лицу сверху вниз и невесело рассмеялся:

- Джей, ты сам-то себя слышишь? Я похож на девственника? О, господи! – Он поднялся с кресла, засунул руки в карманы и снова отошел к окну. – Конечно, нет. В твоем возрасте я был почти таким же. Любопытным, обаятельным, не отказывающимся от экспериментов и на полную катушку использующим предоставленные мне судьбой и природой возможности. С той разницей, что интересовали меня исключительно девушки. Все изменилось после операции, Джей. Мы просто не можем быть с кем-то, кого не рассматриваем в качестве пары. Это противоестественно. Зато все трансгенники по сути своей даже не би, а опенли-сексуалы, имеющие возможность найти свою половинку в лице любого представителя гуманоидной расы.

- Но ты никого не нашел, значит, - Джаред быстренько подсчитал в уме, - уже семь лет обходишься без секса?!

- Твой благоговейный ужас почти забавен, - усмехнулся Эклз с опасным блеском в глазах, - но вывод в корне неверен. Просто для секса мне не нужен кто-то еще. Тентакли очень сильно расширяют…э-эээ… некоторые возможности организма. Помимо банальной дрочки появляется еще с полсотни способов удовлетворения.

- То есть ты… О-оооо! – у Джареда на щеках вспыхнули яркие пятна румянца.

Так сильно он не смущался уже давно. Но стоило представить Дженсена, обвитого тентаклями: нежными и упругими, тоненькими и толстыми, длинными, гладкими, скользкими от смазки и короткими, бархатистыми, с присосочками на концах, как у него неуклонно и стремительно набух член.

-  Да, я, кажется, понимаю, - поерзал он, пытаясь удобней уместить бугор в штанах.

- Когда ты так внезапно и настойчиво ворвался в мою жизнь, - не обращая внимания на покусывающего губы пунцового Джареда, невозмутимо продолжил Дженсен, - я подумал, что именно ты мог бы составить мне пару. Ты мне понравился. Очень. Яркий, привлекательный, неглупый, с приятным характером. С тобой было весело и легко. Ты вызывал ответный интерес, поверь, не меньший, чем проявлял сам. Я не отвечал на все активные попытки затащить меня в постель только потому, что для нас это невозможно в принципе. Слияние должно проходить поэтапно. И через первую фазу мы уже прошли, поэтому мне сейчас так трудно, - он потер подбородок. - Крис говорит, что раз не было полноценного секса, можно сделать откат, он это на себе испытал. Больно, но возможно, если убрать объект желаний из поля видимости. Поэтому прости, что нарушаю твои планы, но тебе придется уехать. Я написал отличную характеристику, а причиной перевода поставил индивидуальную непереносимость климата. Поверь, так будет лучше для всех.

- Что?! – Джаред не верил своим ушам. – Дженс, но зачем? Теперь, когда ты все объяснил, а я извинился, разве мы не… Почему ты не хочешь попробовать? Я знаю про синдром джей-ту … то есть, мне кажется, мы с тобой… - он вдруг стал запинаться, не в состоянии выразить всю богатую палитру своих мыслей и чувств достойными этого словами.

Дженсен агрессивно набычился:

- Что я неясно объяснил, Джаред? Я не могу позволить себе пробовать, я и так сейчас словно конечность ампутирую, отсылая тебя подальше. Я чертов гребанный собственник, который хочет семью. А ты, по большому счету, озабоченный гиперсексуальный подросток, не определившийся в желаниях, и я не хочу жить в страхе, что ты наиграешься и заявишь, что тебя эти отношения не устраивают. Вчера тебе не понравилась моя фамилия. Завтра начнут раздражать мои привычки. Чтоб мириться с последствиями генных модификаций, надо иметь огромное терпение. Вряд ли твоей внезапно вспыхнувшей любви на это хватит!

- Хватит! – Джаред со всей решительностью обнял Дженсена. – Можешь болтаться в воде сколько влезет, по полдня спать в ванной и обнимать меня среди ночи склизкими щупальцами. – Я все стерплю, если буду знать, что ты только мой.

Пауза затянулась. Дженсен, дернувшийся было прочь из кольца сомкнувшихся на спине рук, неожиданно успокоился, и линия его плеч стала постепенно расслабляться. Джареда это очень обнадежило. Уж он-то знал прекрасно, насколько Эклз был сильней и как легко мог дать ему отпор. Но Дженсен молчал, и с каждой минутой этого уютного молчания на лице Джареда все шире расплывалась улыбка.

- Обещаю, что не разочарую, - робко шепнул он в русую макушку и несмело погладил аккуратно подстриженный затылок.

- Эммм… Но ты все еще почти ничего про меня не знаешь.

- Я знаю, что хочу быть с тобой. Навсегда. Этого достаточно. И хочу, наконец, получить хоть немного настоящего секса. Теперь это возможно?

- Ну, вообще-то у нас очень нескромные сексуальные аппетиты. Особенно поначалу, - чуть помедлив, осторожно признался Дженсен. – Лет через двадцать-тридцать, говорят, это пройдет. Но не уверен, что твоей заднице такое понравится.

- Что? – Джаред аж напрягся в предвкушении и жадно облизнулся, чувствуя очередной прилив возбуждения. От волнения он ковырнул каблуком дорогой дизайнерский ковер, тут же неуклюже прикрывая ботинком ощетинившуюся нитками прореху, и азартно поинтересовался: – А как-то записаться на операцию, чтоб стать таким, как ты, можно? И, Дженс, ты же испробуешь на мне свои полсотни способов, да? Ими же не только самоудовлетворяться можно? Эй! Дженсен! Черт, да не вырывайся же, ты еще на мне жениться обещал!

Дженсен не вырывался, он пытался не заржать.

 - Конечно, расскажу. Только, боюсь, тебе не совсем понравится та часть, которая посвящена яйцекладке, - он все же освободился, громко фыркнул при виде бледнеющего на глазах потрясенного лица Падалеки и с подозрительно довольным видом закончил: - С другой стороны, мы всегда можем тебя стерилизовать…

Джаред оправился от шока через несколько секунд и, потянувшись вперед, бесстыдно затребовал поцелуя:

- Хватит уже меня проверять. Я на все заранее согласен. Не шути так больше.

В тот момент ему и в голову не пришло, что Дженсен не шутил. Но это – уже совсем другая история.



Сказали спасибо: 401

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1399