ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
333

Когда-нибудь, в другой жизни...

Дата публикации: 05.11.2012
Дата последнего изменения: 06.11.2012
Автор оригинального текста: ValkiriyaV
Автор (переводчик): ValkiriyaV;
Пейринг: Джаред / Дженсен; ДДМ / Дженсен; ОМП / Дженсен;
Жанры: ангст; АУ; нон-кон; проституция; херт/комфорт; юст;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: нон-кон
Примечания: Вы все знаете, что я люблю хэппи энды. Для меня они важны, жизненно необходимы, можно вообще долго распинаться о реализме и блабла, и не бывает ХЭ после нон-кона, но вот мне - лично мне, как автору, он нужен, этот сраный хэ. Пускай даже такой, нереальный. Я написала первую часть, точно по заявке, но текст меня не отпускал, и все. Пришлось идти дальше, к хоть какому-то просвету. Возможно, кто-то вообще не видит в финале хэ, для меня он тут, хотя бы весьма относительный - есть. Текст этот вообще - единственный на этом кф, который вымотал меня, я чувствовала себя опустошенной после финала. Я не отвечу вам, зачем вообще это было нужно - писать такое, это где-то за гранью моего понимания, будто кто-то невидимый делает это за меня, и потом, когда дело сделано - уходит, оставляя меня высосанной и пустой, и я не помню, что такое радость. Зачем вообще нужны такие фики - не знаю, правда. Простите все, кого я расстроила.
Саммари: фик по заявке: Дженсен – шлюха, Джаред – его сутенер. Джаред – та еще сволочь. Из всех своих шлюх Дженсена выделяет и иногда сам его трахает. Хочу зарисовку, где Дженсен отдает Джареду выручку за день, дерзит, нарывается. Джаред его имеет, можно при посторонних, можно, чтобы они были только вдвоем.

 



Как обычно в последнее время, Дженсен задерживается.
Джаред смотрит на часы над барной стойкой, усмехается и выпивает еще термоядерного коктейля Эшли. Он хорошо знает, что хочет показать ему своими опозданиями Дженсен.
Джаред рассеянно оглядывает почти пустой бар и замечает в дальнем углу задремавшего над пинтой пива Кози, еще один тип сидит возле стойки на высоком стуле. Неудивительно, что никого нет. Четвертый час, глубокая ночь, и Джаред давно бы ушел, но сидит из непонятного упрямства, сидит, ждет, и распаляет себя.
За стойкой появляется Эшли и машет ему тряпкой, привлекая внимание. Джаред поворачивает к нему голову, вопросительно поднимает брови. Эшли прокашливается и сипит, и в голосе его Джаред слышит ехидство:
– Совсем отбились от рук твои шлюхи, да, Джей?
Ну вот, теперь и этот старый хрыч над ним насмехается.
Джаред раздумывает секунду, наорать на Эшли или не стоит, и выбирает второе. Эшли козел, но весь свой гнев он обратит на Дженсена.
– И не говори, старик, – ласково, как акула, улыбается бармену Джаред. – Придется наказать паршивца. Закроешь дверь, как только он явится.
Внезапно вовлеченный в разборки шлюхи и сутенера Эшли давится и долго, мучительно кашляет, багровея и вытаращив глаза, а Джаред удовлетворенно кивает. Все правильно, длинный язык – наказание господне.
Джаред уже начинает думать, не случилось ли чего с Дженсеном, когда наконец дергается колокольчик на двери, дзинькает невнятно, и в полутемный бар просачивается еще один посетитель.

Джаред ощущает покалывание в пальцах, когда Дженсен подходит, и валится на сидение напротив него.
Дженсен нисколько не смущается под его пристальным взглядом. Сидит, развалившись на стуле, улыбается блядски, еще вдобавок насмешливо подмигивает ему. Джаред видит вдруг, что нижняя губа у Дженсена прокушена и немного распухла. Возбуждение скручивается в животе тугим узлом, но Джаред не спешит. Он тяжело смотрит на Дженсена, не меняя выражения лица.
У Дженсена начинают полыхать кончики ушей. Он сидит все так же расхлябанно, растекшись на стуле, но Джаред видит, как тот весь внутренне подбирается. Он продолжает сверлить Дженсена взглядом, и тот не выдерживает первым. Отводит глаза и запускает руку во внутренний карман куртки. Пачка купюр шлепается на заляпанную столешницу, и это снова нарушение – так не принято. Дженсен должен передать деньги под столом, желательно в конвертике, но сегодня он явно нарывается.
Смотрит на Джареда без той насквозь фальшивой улыбки, горячо и зло. Волнуется.
В Джареде закипает долго подавляемое бешенство – мальчишка пытался унизить его, швыряя деньги на стол. И одновременно он доволен – Дженсен сейчас уязвим, он открылся, показал свои настоящие эмоции, и обломать его будет нетрудно.
Джаред неодобрительно качает головой и забирает деньги, предварительно тщательно их пересчитав. Дженсен насмешливо фыркает, и на холодный взгляд, каким одаривает его Джаред, невинно хлопает ресницами.
Джаред устало вздыхает, переводит взгляд на маячащего у двери в подсобное помещение суетливого Эшли. Кивает ему, и тут Дженсен настораживается. Провожает взглядом белую рубашку Эшли, смотрит на Джареда.
– Что? – поизносит он и раздраженно, и насмешливо, и напряженно.
Джареду так нравится слышать эти оттенки чувств в его голосе. Ему кажется, они все отражают страх – он так любит страх. Страх – это почтение. И голос ему нравится. Он предвкушает, как Дженсен будет кричать и стонать этим своим красивым, хрипловатым голосом, и отпускает себя. Желание, замешанное на бешенстве, свободно течет по жилам, заполняет его новой, живой кровью, и он радостно, по-детски улыбается. Боже, как же приятно позволить себе все.
Чувствуешь себя почти свободным. Почти.

Дженсен, хоть и не так давно знаком с Джаредом, при виде его улыбки бледнеет и отшатывается, потом делает движение, будто хочет сбежать.

Но уже поздно, и Джаред доказывает это Дженсену очень быстро. Он теперь дышит полной грудью, и он быстрее, сильнее и злее, чем когда-либо. Он хватает Дженсена и грубо кидает на стол, лицом вниз. Заламывает руку, почти выворачивая ее из суставов, слышит, как Дженсен охает. Наклоняется и говорит, глубоко вдыхая запах страха:
– Выебу сучонка. Будешь знать, как опаздывать и строить из себя принцессу.

Дженсен пытается сопротивляться, но Джаред, распаленный и злой, вцепившись ему в волосы, хорошенько прикладывает его несколько раз об столешницу головой. Удары глухие, и Джаред думает, что недостаточно сильные, но Дженсен перестает дергаться, и можно спокойно перевернуть его лицом вверх, пока он ничего не соображает. Дженсен дезориентировано моргает в потолок, с рассеченной брови капает кровь, но Джаред не разглядывает Дженсена, он, не церемонясь, расстегивает ему джинсы. Надо торопиться, пока тот не опомнился, и Джаред успокаивается на том, что сдергивает джинсы до колен. Разумеется, Дженсен без белья.
Зрелище розовой, тщательно выбритой мошонки с вялым, красивым, правильной формы членом действует на Джареда как удар хлыста. Он, задыхаясь, стаскивает Дженсена со стола и снова ставит его раком. Дженсен немного очухивается, хватается за стол, оглядывается и испуганно хрипит:
– Джаред, не надо. Тут же… Тут, блядь, люди!
Джаред, одной рукой пригвоздив Дженсена к столу, другой по-хозяйски щупает его ягодицы, просовывает палец в анус, деловито проверяя его растянутость. Отвечает не сразу, равнодушно:
– Такой шлюхе как ты не привыкать. Или забыл уже, как тебя отымели на вечеринке Шефа? Прямо перед его домом разложили на фонтане и трахнули все желающие.

Дженсен шипит:
– Урод. Скотина, ненавижу.

Джаред улыбается. Воспоминания о том дне заставляют его член затвердеть еще больше. Тогда он привел ничего не подозревающего бойфренда якобы просто на вечеринку к друзьям. Обычная практика, к слову, после такого посвящения все новые шлюхи были как шелковые. Дженсен был одним из многих, и Джаред до сих пор помнит, как сладко сжималась задница у новообращенного, еще узенькая и девственная, такая тугая. Ему досталось трахнуть его первым.

Джареду не терпится проверить, как обстоят дела сейчас.
Натягивать одной рукой презерватив несподручно, а трахать шлюху без него – опасно. Джаред придавливает весом своего тела Дженсена к столу и грозит:
– Рыпнешься, буду бить ногами. И похуй, если покалечу. Соберем, сошьем, морду поправим, зубы вставим, и будешь работать бесплатно год или два, пока все счета на свое лечение не покроешь. Я доступно объясняю?
Дженсен ерзает под ним, шипит от боли и наконец нехотя отвечает:
– Вполне.
– Вот молодец, – искренне хвалит Джаред и отпускает его.
Настороженно наблюдая за лежащим на столе Дженсеном, всякую минуту ожидая от него гадости, Джаред быстро расстегивает джинсы, освобождая член, и от облегчения вздыхает. Натягивает презерватив и, плюнув в ладонь, нетерпеливо размазывает слюну по стволу.
Когда наконец втискивается в тесное-горячее, сладко обжимающее со всех сторон, вдруг понимает, что оно – идеально. Ровно так, как надо, и отчего-то обидно, что не его, теперь нет. Джаред видит, как Дженсен глубоко вздыхает, кладет голову на стол, и закрывает глаза.
Джаред чувствует, как тугие мышцы, обхватывающие его член, расслабляются.
Джаред восхищен и обрадован – так умело управлять собой может только опытная шлюха. Мелькает где-то на краю сознания мысль, что недалек тот день, когда Дженсен покинет разряд уличных и станет элитной шлюхой.
Он толкается вперед и не сдерживает довольного стона. Восхитительно!
Двигается назад и снова толкается вперед, и долбится все сильнее в затягивающее бархатное и темное, ласкающее нутро, там так тесно и сладко!
Джаред долбится и низко стонет, клещом вцепившись в бедра Дженсена, он почти близок, почти готов кончить, когда Дженсен изгибается, приподнимается над столом, упираясь в него руками, и сорванно просит:
– Джааа… ред… Я…
Дженсен задыхается и дрожит, и от этого у Джареда срывает крышу совсем. Он стонет:
– Да! – и немного изменяет угол, под которым трахает Дженсена, скоро находит нужное направление и долбит уже целенаправленно туда. Дженсен дрожит все сильнее, руки, локти ходят ходуном под его толчками, и вдруг вскрикивает и падает на стол. Джаред кончает бурно и тоже, кажется, кричит.

Джаред обессиленно падает на стул и, стягивая презерватив, наблюдает, как Дженсен сползает со стола и трясущимися руками, не глядя по сторонам, натягивает на себя джинсы.
– Не спеши, – холодно говорит Джаред.
Дженсен застывает с так и не застегнутой ширинкой.
В баре никого нет, кроме заснувшего в углу пьяницы. Но Дженсен наверняка думает, что сюда кто-то может войти. Джаред усмехается, хотя ему на самом деле невесело. Он чувствует усталость, а еще слабое любопытство – готов ли Дженсен?
Он спрашивает лениво:
– Ну что, Дженсен, продолжим?
Тот смотрит на него угрюмо, затравленно. Джаред ловит себя на желании стереть кровь с его скулы – губами, и рассеянно думает, ну почему бы и нет.
Джаред ждет ответа.
Дженсен опускает руки, не пытаясь больше застегнуть джинсы, и говорит глухо:
– Да.
Джаред улыбается.
Дженсен совсем готов, и от его обреченной готовности снова просыпается желание.
Они продолжат, не здесь. До утра еще много времени. А утром Джаред доложит Шефу, что Дженсен вполне готов обслуживать более привередливую публику.


вторая часть


***


Джаред просыпается от телефонного звонка. Время пять утра, и можно бы послать всех на хер и отключить связь, но Джаред отжимает зеленую кнопку и принимает вызов. Джаред слышит в трубке неясный шум, и настораживается. Вызов прерывается, но Джаред знает, кто это может быть. И знает, что он никогда бы не позвонил просто так. Непрошенные, приходят воспоминания, а может быть, и не уходили никуда, всегда были тут – Дженсен, на его кровати, рядом, спит, и не слышно его дыхания. И он же – стонет, разметавшись, под его мерными толчками и кончает всегда так, что у Джареда снова встает.

Джаред быстро собирается, прихватывая оружие, через пять минут он уже в пути, ему нужно в загородный дом золотого мальчика Тома. 
Он оставил там Дженсена, три дня назад, и получил огромный аванс – ну что, да, у Дженсена теперь были очень богатые клиенты. Но и среди них попадались всякие.
Джаред подозревал, почти сразу, как только увидел гладкого скользкого Тома – дело может обернуться скверно. Но немалые деньги, как известно, решают нынче все. Ну, почти все.
Джаред легко проникает в дом, двери нараспашку. Джаред видит в огромной гостиной нескольких совершенно обдолбанных парней, и двух обнаженных девиц, и они не замечают Джареда, продолжая трахаться, и Дженсена среди них нет. Он находит Дженсена после недолгих поисков в спальне, на окровавленной постели, с безвольно свесившейся рукой и головой, и в первую минуту решает, что опоздал. 
Увидев, что Дженсен пытается открыть глаза, и его ресницы дрожат, Джаред испытывает странное облегчение. Он нагибается над ним, зовет:
– Джен?
Дженсен все-таки открывает глаза, услышав его голос. И шепчет еле-еле, Джареду приходится наклониться к самым губам:
– Забери… меня. Я… потом… я отработаю, потом. Пожалуйста. 
Джаред заворачивает растерзанного Дженсена в плед, рассеянно размышляя, насколько сильно тот пострадал. Но это не главная мысль. Главная это то, что он собирается сделать с наглыми клиентами. Джаред не дурак, конечно же, нет, он знает, что сумеет отмазаться – невелика птичка этот Том. А его мальчиков калечить никто не имеет права. 
Он относит Дженсена в машину, укладывает его на заднее сидение, и возвращается в дом. Он отворачивает газовые рожки, и прежде чем уйти, плотно закрывает двери и окна – обдолбанные хозяин и его гости все еще не замечают его. 
Если господь решит, что в этом доме есть хоть один достойный жить, они не взорвутся, философски размышляет Джаред, отъезжая от дома. В конце концов, все в руках господа. 

Когда он подъезжает к дому, его уже дожидается весь всклокоченный со сна док Арон. Стелется по переулкам сизое неприветливее утро, и Джаред рад, что им никто не попадается навстречу, пока он на руках несет Дженсена в дом, а Арон открывает перед ним двери. 

Все оказывается не так страшно, как выглядит. Док зашивает порезы, и объясняет Джареду, что нужно делать, потом уходит, все такой же неразговорчивый. 

Джаред сидит на краю кровати, задумчиво рассматривает Дженсена, и снова вспоминает, как они трахались неделю назад. И две недели назад. И месяц. 

Дженсен так и остался для него загадкой, чем-то особенным. С ним – всегда было классно трахаться. Джаред буквально чувствовал, как тот растекается под ним, и вообще, им невозможно было насытиться. 
Он не понимал, в чем тут дело, но чем-то он отличался от остальных – неуловимо, что-то такое было в нем, и как будто грязь к нему не приставала. Он так отдавался, что Джаред готов был поверить в свою уникальность. Как будто только для него Дженсен так стонал, и кончал. 
Если он так делает со всеми – неудивительно, что он так востребован. Суррогат счастья, настолько близкий к настоящему, что иногда казалось – да, это оно. 



Джаред к обеду узнает о взрыве в загородном доме Веллингов и задумчиво кивает сам себе. Все верно, так и должно было случиться. Дженсен просыпается ближе к вечеру, и Джаред кормит его с ложечки куриным бульоном. 
Дженсен послушно ест, они не разговаривают. Как всегда, как обычно. Дженсен и раньше был не очень разговорчив. 

Джаред занят большую часть дня, но в полдень всегда приходит, и они вместе обедают, все так же молча.

Через две недели Дженсен впервые открывает рот, и глядя на Джареда, говорит, что здоров, и готов к работе. 

Лежит спокойно, в своей – джаредовой – кровати, и смотрит прямо и выжидающе. Джаред замечает, что шрамы на руках Дженсена побледнели, наверняка на животе тоже, и нет, он не будет доверять чужим словам. Он вообще не очень-то привык верить кому-либо.

Джаред откидывает одеяло, и замечает, как Дженсен сразу же демонстративно раскидывает ноги. Не слишком широко, не развратно, просто намекающее, и этого достаточно, чтобы кровь в жилах вскипела. 

Джаред улыбается, сдергивая себя одежду, и говорит негромко:

– Проверим? Насколько ты готов. 

Ему кажется, или Дженсен и в самом деле улыбается? И в его улыбке прячется торжество.

Джаред нежен в этот раз, очень нежен, настолько, насколько вообще способен. Он зависает над Дженсеном, легко касаясь его шрамов, лаская их языком, губами, легонько теребит соски, опускается вниз и засасывает мягкий еще, но уже наполовину возбужденный член, и слышит тихий стон-вздох. Он старательно засасывает, желая услышать этот звук снова, и добивается того, чтобы Дженсен звучал все время. 
Он очень долго растягивает Дженсена, тот уже мечется и с губ его вперемежку со стонами срываются просьбы:
– Джаред, пожалуйста… 
Когда Джаред начинает вбиваться в него, Дженсен возбужден до предела, и сам насаживается на его член, со сдержанной страстью, а после, кончив, лежит некоторое время со странной улыбкой на губах.
– Ну как? – спрашивает Дженсен немного позже.
Они повторяют, потом еще раз. Джаред готов трахаться целый день, но у него дела, и ждет Шеф, и он уходит, но прежде чем уйти, говорит:
– Завтра поедешь к Моргану. Новый клиент, специально для тебя нашел. Думаю, с ним не будет проблем. Я узнавал, он не только богатый, но и с башней дружит, в отличие от придурка Веллинга. Но это завтра. А сегодня вечером и до утра будем проверять, насколько ты готов к работе. 

Джареду кажется, или Дженсен на самом деле как будто темнеет лицом, потухает. Пока едет в офис, Джаред думает, что Дженсен расстроился из-за упоминаний о Веллинге, но потом он забывает о таких пустяках. А вечером – вечером становится не до этого.
Они трахаются до утра, и Дженсен ведет себя как одержимый. Или так Джареду кажется. Ненасытный какой-то, и словно что-то пытается доказать, но особо размышлять Джареду некогда и совсем не хочется. Ему хорошо, и нет ничего прекраснее стонущего под ним Дженсена, такого податливого, горячего, кажется – любящего? Почти похоже.


На следующий день Джаред отвозит Дженсена к Моргану. 
В машине они снова не разговаривают, но Джареда это совсем не заботит. Он напряженно размышляет, насколько можно доверять Моргану. 
Из задумчивости его выводит голос Дженсена. 
– Джаред.
– М?
Дженсен выглядит непривычно собранным, бледным, и Джаред отвлекается от мыслей о Моргане, и думает о губах Дженсена. Они так выделяются на бледной коже – припухшие от его поцелуев.
– Джаред, я… останусь у него?


– Разумеется, – Джаред успокаивающе улыбается Дженсену, – ты не думай. Такого как с Томом больше не повторится. Я разузнал про этого мужика – он богат. Меценат и прочее. Но если ты боишься, я могу зайти с тобой. И ты в любой момент можешь мне позвонить. И я приеду проведать тебя завтра. 

Дженсен вцепляется в его рукав и говорит напряженно:
– Да. Зайди со мной.

Джаред согласно кивает. Это не принято, но он сам хочет проверить, ему кажется, он с одного взгляда поймет по жилищу богача, можно ли там оставлять Дженсена.

Морган оказывается приятным мужчиной средних лет, улыбчивым и обаятельным. Джаред пристально наблюдает за Дженсеном, за его реакцией. 
На самом деле вопреки своим правилам он готов забрать Дженсена, если тот сейчас запаникует.

Дженсен сперва похож на настороженного кота со вздыбленной шерстью. Но постепенно успокаивается, очарованный обаянием хозяина, и Джаред даже чувствует что-то похожее на укол ревности.

Весь день Джаред не в духе, а на следующий день, когда звонит Дженсен и просит его не приезжать, Джаред отправляется в ближайший бар. Нет, он мог бы поехать, чтобы проверить, но по спокойному голосу Дженсена и доносящейся до его слуха приятной музыки ясно, что там все хорошо. Даже слишком.

Джаред пытается понять, когда все стало не так? Почему вдруг стало так все неправильно? Ведь все было просто, понятно, и вдруг все изменилось. 


***


Через неделю Дженсен возвращается от Моргана немного притихший и задумчивый, и Джаред трахает его в спальне особенно яростно, не отпускает до утра, а утром сразу же отправляет к Озри Бейку, огромному темнокожему мулату, и всю последующую неделю у Дженсена очень плотный график работы. И в нем не находится места Моргану. 
К концу недели Дженсен теряет в весе, немного, но Джаред решает, что Дженсен все понял. Он думает сам побыть с Дженсеном, и хочет, чтобы все было нежно, и приятно, но планы Джареда нарушаются Шефом. 
Шеф звонит ему и требует приехать вместе с Дженсеном.

И тут Джаред понимает, что проиграл. 
Ничего, ни жаркий быстрый секс с недоумевающим от такого напора Дженсеном, ни оружие в кармане, ни куча людей в подчинении – ничего не может изменить того, что Джаред чувствует, как хищник – Дженсен ускользает от него. 

Может быть, вот сейчас, он видит его в последний раз. Отчего вдруг это стало важно – видеть его? 

Он мог бы взять, и увезти Дженсена – куда подальше, от всех, но эта мысль, вдруг впрыгнувшая в голову, ужасает его своей нелогичностью. Зачем? Что ему этот парень? И что вдруг такое с ним самим случилось? 

Джаред привозит Дженсена к офису, и узнает, то, чего и ожидал. Он понял уже, что будет, увидев огромную дорогую машину Моргана на стоянке возле офиса. 


После, вечером напиваясь в баре Эшли, Джаред вспоминает, что они так и не поговорили с Дженсеном, как и всегда. И не попрощались. Не успели, и Джаред философски размышляет, что Морган, выкупивший Дженсена, наверняка увезет его сразу подальше, и может быть, если уж быть честным с самим собой, для Дженсена – это самое лучшее, что могло произойти. Только вот ему от этого совсем не легче. 


***

Через год, когда Ройл приводит к нему на смотрины мальчишку, Джаред не может удержать беспокойного стука сердца. Он не похож, этот Брок Келли, совсем не похож на Дженсена. И в тоже время похож, неуловимо – черт его знает, что-то очень смутное, неясное, и от нахлынувших воспоминаний внезапно темнеет в глазах и становится трудно дышать.

Ройл удивлен – но не показывает вида, когда Джаред отдышавшись, резким тоном отправляет его восвояси, а мальчишку чуть не за шкирку тащит в свою машину, и грубо спрашивает:
– Где ты живешь?
Парень растерян, и Джареду хочется дать ему крепкого подзатыльника, но он сдерживается. Джаред отвозит симпатичного парнишку домой, и прежде чем уехать, очень коротко и зло советует никогда больше не встречаться с Ройлом – если ты не хочешь закончить в подворотне, затраханной и обколотой шлюхой, малыш. 
Потому что не всем шлюхам может повезти встретить Моргана – додумывает он про себя. 

Брок Келли смертельно бледнеет и пулей вылетает из его машины, а Джаред кивает своим мыслям, и медленно уезжает.

Джаред не верит в чудеса, никогда не верил, оттого и просрал свое счастье – он рассказывает это Эшли, и старый маразматик глубокомысленно таращится в потолок, выслушивая его пьяные откровения. Если бы знать все заранее, и если бы можно было все изменить. Но в глубине души Джаред знает, что так, как есть – лучше для Дженсена. И от этого хочется выть. 

Через полгода Джаред даже может спать без того, чтобы ему каждую ночь не снился Дженсен.
А еще через полгода он получает емейл, и с тупым недоумением смотрит на обратный адрес, в котором читается имя Моргана.

Нужно только открыть письмо, и узнать, что хочет от него бывший клиент, но у Джареда впервые в жизни просто не хватает смелости это сделать. Дженсен? Неужели Дженсен. 

Джареду страшно, он уходит курить к окну, и долго смотрит издалека на экран ноутбука, пока он не занавешивается заставкой. Неужели Дженсен все еще помнит его? И простил? И если да, то что ему делать. Что вообще делать, как жить, и внезапно он чувствует себя абсолютно беспомощным, жалким. Беззащитным. Без всякой защиты, железная, казавшаяся непробиваемой броня треснула, как яичная скорлупа, и Джареду страшно. 
Он не замечает, как катятся слезы по щекам, и сигарета обжигает пальцы. 
Он не уверен, что сможет сегодня прочитать письмо. 
Может быть, завтра. 


третья часть


Джаред подъезжает к воротам роскошного особняка на побережье ранним утром. Трещат как полоумные цикады, и ветер напоен свежестью океана, вокруг пальмы, цветы – но Джаред не обращает внимания на всю эту красоту, зато сразу видит, что в особняке горит свет. Такси уезжает, и не успевает он подойти к воротам, как они автоматически открываются. Его ждут.

Морган встречает его по-домашнему, в халате, что неудивительно. Шесть утра, особняк выстроен на участке дорогущей земли, раскупленной богатеями, с охраной, яхтами и причалами и на мили вокруг нет никого посторонних. 

Морган не выглядит особенно довольным. Сдержанно приглашает его следовать за собой, в гостиную. Небольшую сумку Джареда уносит вышколенный слуга, а Морган вежливо интересуется, не хочет ли Джаред позавтракать.
Джаред думает – какого черта? И решительно наступает:
– Что с ним такое? Я ничего не понял из письма. Ты позвал, я приехал, и не тяни, рассказывай. 
Морган хмурится, и вдруг горбится, и сразу кажется старше, заметнее мешки под глазами и глубже залегшие морщины на лбу.
– Я бы не подпустил тебя к нему на милю, – медленно говорит Морган и Джаред криво ухмыляется. 
Он знает это и так, и удивлен, и насторожен и, да, чего скрывать, боится, но страх тщательно скрывает. Что с Дженсеном, скажет этот старый мудак, или нет?
Морган смотрит на Джареда, тяжело, и с каким-то усталым недоумением.
– Не знаю уж, почему из всех людей он выбрал такого законченного отморозка, как ты. И почему так предан тебе, но, видно, он не умеет по-другому. 
Джаред задирает подбородок, смотрит на Моргана прищурившись. Ему интересно, что скажет еще этот богач, который и представления не имеет, что такое – продираться от помойки и нищеты наверх, лезть, цепляться, выживать, ему всегда все было на блюдечке. Он сдерживает раздражение, а Морган, тоже справившись со своими чувствами, рассказывает почти спокойно:
– Ничего серьезного. Небольшая простуда, выпил чего-то холодного, я полагаю. Его лихорадило. Слег, врачей не подпускает. Я слышал позавчера, он звал тебя, в горячке. 

Джаред и сам не ожидал, что его так отпустит, облегчение, от которого кружится голова – какая-то простуда! Он злится, что так был напуган, но резкие слова не успевают слететь с его языка, Морган не тот человек, чтобы обращаться к нему, Джареду, тем более по пустякам. 
– Что-то еще? – напряженно говорит он.

– Джаред. Я просто искал предлог, чтобы позвать тебя. Ты, к сожалению, не способен оценить по достоинству Дженсена, и понять, насколько он… Словом, я пытался. На самом деле, я не теряю надежды, что когда-нибудь у нас все будет хорошо. Я хочу, чтобы он был счастлив, и я… делаю, что могу. Но он все время не здесь, он вроде бы занят, помогает мне в делах, и улыбается, и живет, как будто все нормально, а потом вдруг выпадает, и я вижу, что он не здесь, и он все время чего-то ждет.

Джаред понимает, что внезапно этот странный мужик выбил из него всю его уверенность, и что ему трудно дышать. Привычный мир скособочился и перевернулся, как тогда, когда он получил письмо Моргана. Ему снова страшно, страшно от осознания безграничной какой-то, ненормальной привязанности Дженсена. 
Никуда ничего не делось, и сила этого необъяснимого чувства пугает Джареда снова, ему легче поверить, что это ложь, чем понять, что он проебал свое счастье. Ему легче так жить, потому что иначе – совсем плохо.
Джаред забивает подальше все эти мысли, и спрашивает с оттенком нетерпения:
– Где он?

Морган испытующе смотрит на него, потом говорит устало:
– Я провожу.


У Дженсена светлая роскошная спальня, но Джареду не до интерьера. С колотящимся сердцем он подходит к кровати, и смотрит, смотрит. 

Такой же, Дженсен все такой же. Почти не изменился, Джаред бы даже сказал – совсем не изменился. Он него все так же, от одного только его вида кровь бешено летит по венам, спящий он особенно хорош – всегда так было.
Сейчас еще он горит, видно, что немного болен, пылают нездоровым румянцем щеки, и губы приоткрыты, и Джареду хочется немедленно выебать его, жестко и быстро, даже пальцы скрючивает, как хочется. 

А еще одновременно пролетает в голове сто мыслей – как сбить температуру? Он умеет и за больными присматривать, было и такое в его истории выживания, и надо сейчас же заставить Дженсена выпить лекарство, и много воды, лучше теплый бульон, а еще обтереть его, и закрыть это окно, и пусть попробует возразить – а страшнее всего – нужно разбудить и встретить его взгляд. 

Дженсен открывает глаза, и Джаред ловит себя на трусливой мысли – сбежать. Но он почти сразу и полностью успокаивается, как только Дженсен смотрит на него. Он уверенно улыбается, наклоняется к Дженсену и касается губами его горячих, воспаленных губ. Дженсен тянется к нему, но Джаред удерживает его ладонью, не дает сесть и говорит насмешливо:
– Детка, ты плохо себя ведешь. Нужно лечиться, сладкий. Или ты хочешь подохнуть? 

Дженсен молчит, но все говорят его глаза, и Джаред в попытке защититься будто раздваивается, теперь в спальне два Джареда – первый испуганный-ошеломленный и второй – прежний. И этот прежний не замечает ничего и как ни в чем не бывало, продолжает:
– Я сейчас приготовлю куриный бульон, и ты съешь его, Джен. Помнишь мой бульон?
Дженсен кивает, и Джаред доволен:
– Хорошо. Отдыхай пока.

Он встает и делает шаг к двери, как слышит полный муки голос:
– Не уходи. 

И все, ломается. Он не может больше врать себе, Дженсену. Он не может повернуться к кровати, чтобы Дженсен не увидел его лица, но Дженсену, кажется, все равно. 
Дженсен сползает с кровати, подходит к нему, и обнимает его сзади, со спины, и просит, тихо и обессилено:
– Не уходи…

Бульон на время забыт, Джаред относит ослабевшего Дженсена обратно в кровать, и ложится рядом, потому что Дженсен никак не хочет отпускать его – вцепился в его одежду, прижался к нему, и у Джареда нет сил, и, если честно, желания – отталкивать Дженсена. 

Джаред замечает краем глаза застывшего в дверях Моргана и они смотрят друг на друга, а потом Морган тихо прикрывает дверь и уходит. Джаред мысленно вычеркивает мужчину из длинного списка врагов, а Дженсен ничего не замечает.

Он горячий, как печка, и вдруг начинает говорить, его привычная молчаливость растоплена жаром болезни. Дженсен приткнулся пылающим лбом к его груди и Джаред не сразу разбирает о чем тот говорит, а когда понимает – думает, что это похоже на бред, и да, наверно, это бред, Дженсен же болен.
– Я устал без тебя. Неужели совсем тебе не нужен? Понимаю все, но не могу так, и все, не могу, мне нужно знать, что я нужен тебе. Раньше ведь был нужен? Ну пусть хотя бы так, как было, я бы вернулся, если бы ты позвал, и мы виделись бы часто, всегда. Пускай, даже так. Я бы работал на тебя…


Джаред не выдерживает, ему невыносимо слушать этот горячечный бред, он отрывает Дженсена от себя, встряхивает за плечи, заглядывает в мутные глаза:
– Что ты говоришь?! Тебе нравилось быть шлюхой? 
Дженсен снова тянется к нему, но Джаред держит, крепко. Кислота подкатывает к горлу, и взбесившееся сердце стучит часто-часто, и отчего-то сильно болит в груди.
– Я был с тобой, – тихо бормочет Дженсен и снова тянется к нему, и Джаред чувствует, как в нем что-то ломается. Он не сдерживает больше Дженсена, и тот приникает к нему с облегченным вздохом. 
Джаред думает, что когда попадет в ад, его будут мучить примерно так же – черти будут показывать ему то, что он проебал, и ржать над ним, и наматывать на вилы его кишки, и все это будет херня по сравнению с тем, что он сделал с Дженсеном. 
И надо быть сильным, прежним мудаком, чтобы суметь оттолкнуть Дженсена, чтобы не сломать ему жизнь окончательно, но что-то мешает ему быть прежним, и нет, это не надежда. Это страх навредить, и наверное, это смешно выглядит сейчас, потому что у Джареда есть подозрение что Дженсен на самом деле гораздо сильнее его, ведь у него есть вера и любовь, а он, Джаред – всего лишь жалкий ублюдок, не способный увидеть настоящего, для которого весь мир – одна выгребная яма. И кто виноват, если жизнь никогда не показывалась Джареду светлой стороной? Он не сумел увидеть, точно так, как работяга не отличит простой стекляшки от бриллианта, и от этой гадской жизненной несправедливости никуда не деться.
Джаред насмерть воюет сам с собой, один из них до воя хочет забрать Дженсена домой, а второй говорит что нельзя, и этот второй прав, и эгоист первый тоже прав, и война эта будет вечной, Джаред знает, но так же точно знает, что Дженсену не место рядом с ним. И заставляет себя это сказать.
Он осторожно берет Дженсена за затылок, и поворачивает лицом к себе. У Дженсена взгляд расфокусирован, мутный, больной, но Джаред уверен, что тот его услышит.
– Ты нужен, Дженсен. Ты мне нужен, и я тоже скучал по тебе, не знал, что так будет. Пока ты не свалил с этим Морганом – я не знал, как ты мне нужен. 

Дженсен подвигается к нему, со вспыхнувшей надеждой во взгляде, на Джаред продолжает, через силу, и бог знает, чего это ему стоит:
– Но ты останешься здесь. Тебе нельзя там, понимаешь? Там снова все станет хуже, для тебя, я не хочу. Я не могу тебе дать того, что ты заслуживаешь, я даже думаю, что и Морган не может, но все равно он лучше. Это все жизнь, эта хреновая жизнь. 
Глаза Дженсена наполняются тоской, и Джаред спрашивает, не может удержаться:
- А как же Морган, Джен? 
Он не договаривает – ты любишь его? Неужели ты ничего к нему не чувствуешь? 
И Дженсен – он читает его легко, и Джареду до сих пор непонятно, за что, почему, если он знает, видит его насквозь, читает недосказанное между строк – за что Дженсен любит его так? Он ведь знает, какой он, Джаред, на самом деле. За что его любить? 
Дженсен слабо улыбается, и от улыбки как будто светлеет лицом, потом шепчет:
- Морган. Он хороший…

Устало закрывает глаза, и безнадежно вздыхает. 
И Джаред точно так же как Дженсен его – слышит недосказанное – и понимает - это тоже любовь. Этого не объяснить словами, но да, Дженсен любит Моргана, может быть, немного по-другому, но любит, не стал бы он жить с ним так долго – два года? – если бы не любил. Давно бы ушел, Джаред знает, что Морган не стал бы держать Дженсена силой. Неизвестно, на чем замешана эта любовь – но она есть, и от осознания этого сладко ноет в груди, и должно бы стать горько и обидно, но Джареду внезапно становится легче. 
Совсем немного легче дышать, и уже не так страшно. 

Он даже, повинуясь внезапному порыву, притягивает Дженсена к себе и словно утешая и прощая, и извиняясь, все вместе – целует и шепчет:
– Да. Хороший. 

У него находятся силы встать и даже убедить Дженсена, что он не уедет прямо сейчас, и что он вернется чуть позже с бульоном, и ему не так страшно смотреть в глаза Дженсену.

Потом он возвращается, и делает все то, что собирался – заставляет его принять лекарство и поит его бульоном. Обтирает всего и меняет постельное белье, и снова заставляет пить, и Дженсен лишь тихонько вздыхает, но слушается беспрекословно. 

Когда Дженсен засыпает, Джаред идет искать Моргана, и они неожиданно – не враги, и им просто молчать вместе. 

Джаред ухаживает за Дженсеном, и через три дня тот здоров. 

Дженсен приходит ночью в его гостевую спальню. Когда Дженсен ныряет к нему под тонкое покрывало, Джаред чувствует его дрожь и страх, и отчаяние – и любовь, и словно взрывается – долго сдерживаемое желание бьет такой мощной волной по венам, что Джаред на какое-то время как будто сходит с ума – он трахает Дженсена, ожесточенно, как хотел, как все время хотел, жестко вбивается в него, зло, и когда чуть позже возвращается разум, он испытывает сожаление от своей грубой несдержанности. Но тут вдруг понимает, что и Дженсен – так же сильно хотел этого, он так же несдержан и страстен, как Джаред, и кричит, совсем не похожий на себя обычного, рычит даже:
- Джаред, несотанавливасяблядьнеостанавливайся, сука, ублюдок, урод!
Это какая-то безумная, бешеная ночь, поцелуи похожие на укусы, твердые объятия, жесткие, каменные, такой же жесткий секс, и может быть, что-то большее, чем просто секс. 

Джаред не думает ни о чем, он просто берет, что так щедро дает ему Дженсен и сам отдает то, что так нужно его Дженсену, нужно до смерти, без чего никак, не вздохнуть. 

Под утро они успокаиваются, и трахаются уже не так ожесточенно. Джаред любовно и бережно исследует языком губами пальцами всего Дженсена, а тот прикрывает блестящие глаза и удовлетворенно вздыхает. 

Джаред уезжает через неделю, и его провожают Морган и Дженсен. Дженсен светится, и отчего-то держится близко к Моргану, обнимает его со спины и укладывает голову ему на плечо. И смотрит на Джареда, с мягкой, застенчивой улыбкой. 
Морган улыбается широко – Джаред догадывается почему. 

Просто потому, что Морган так же безумно любит Дженсена, так же, как Дженсен любит Джареда. И Морган счастлив оттого, что Дженсен улыбается. Какой-то чертов замкнутый безумный треугольник, и каждая фигура в нем теперь важна и обязательна, просто необходима. 
У Джареда не вызывает никакого внутреннего протеста эта картина – Морган и Дженсен вместе. Они ему даже кажутся похожими, их роднит этот внутренний свет, и Джаред улыбается им и протягивает руку Моргану.
Морган пожимает ее, а Дженсен тихо говорит, одними губами:
– Приезжай скорее. 
Джаред кивает. 
Он не знает, когда вернется, ему кажется, это будет нескоро. Может быть, он так и будет мотаться туда-сюда, за тысячи миль, мчаться на край света, когда совсем прижмет от тоски. А может, переберется поближе к Дженсену, но у Джареда нет уверенности, что он имеет право быть рядом с ним. И все же, ему не так хреново жить теперь, когда он знает, что Дженсен его ждет, и не страшно за него, когда он с надежным и любящим Морганом. 


конец



Сказали спасибо: 161

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

03.12.2012 Автор: katerinavasiljevna

Круто. Сюжет, вроде, избитый, но у Вас он вышел каким-то... правильным что ли. По-человечески как-то.

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1411