ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
312

Ксенофобия

Дата публикации: 19.10.2012
Дата последнего изменения: 19.10.2012
Цикл: Ксенофобия
Автор (переводчик): ~Solinary~;
Бета: d-umka, Сон
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: космо-AU; ужасы; фантастика; экшен;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: миди
Предупреждения: мат, кровища, AU
Примечания: Посвящение: Написано для Сон., которая и является «мамой» этого офигительного сюжета)))) Спасибо тебе огромное за помощь, терпение и за такой крышесносный фик «На орбите», который окончательно съел мой мозг. А еще – спасибо за название))) Оно просто офигительно подходит. Примечание: сиквел к фику Сон «На орбите». Примечание-2: у фика есть допы, которые можно увидеть в следующем посте. Примечание-3: кроссовер с серией фильмов Alien. Можно поискать пасхальные яица))) Примечание-4: Информация о ксеноморфах взята отсюда: avp3.rolebb.com/viewtopic.php?id=28
Саммари: В космосе твой крик никто не услышит…
Глава 1
Станция-тюрьма «Боцман».
Местонахождение: орбита Плутона.
Человек на борту: 34 (20 заключенных, 4 надсмотрщика, 2 механика, медик, комендант, повар, 2 кухонных работника, 2 уборщика).
Начальник станции: капитан Дуглас Уэлш.



***
Джаред украдкой огляделся и, увидев, что на него никто не смотрит, присел на корточки и провел пальцами по шву. Главное, чтобы никто не заметил, что устроитель презентации и сам в шоке от фантазии дизайнера. Интересно, как тот добился такого плавного перехода одного вида пола в другой? Надо бы найти гения интерьера и поболтать… Как его там звали? Джон? Или Джек?
Арендованное помещение, в котором раньше размещалась картинная галерея, полностью преобразилось. Половина зала выглядела, как дорогой клуб: выложенный черно-белыми мраморными ромбами пол, зеркальные стены, приглушенный свет, прерываемый только мерцанием цветомузыки и неизбежные клубы сигаретного дыма. Другая же – как помещение для конференций: ковровое покрытие полностью гармонировало со стенами, задрапированными тканью в цветах компании – голубым и белым, вдоль стен стояли столы с закусками, по залу сновали прекрасно вышколенные официанты.
Джаред принюхался – ему вовсе не хотелось задыхаться в табачном дыму, пока он представляет новый препарат. Но дым магическим образом плавал только в половине-клубе. На мгновение Джареду даже показалось, что это часть интерьера.
Как он ни напрягался, не смог вспомнить, когда успел оплатить работу специалиста по вытяжным устройствам. Наверное, им занималась Сэнди или Женевьев.
Джаред поспешно встал и одернул пиджак – не хватало еще, чтобы его заметили в такой позе. В самом дальнем углу половины-клуба у барной стойки он увидел Женевьев. Та жалобно помахала ему рукой, а потом начала копаться в сумке в поисках салфеток. Женевьев ненавидела клубы, как раз из-за табачного дыма, от него начинали слезиться глаза. Но Джаред слишком хорошо понимал – не начнешь светиться с девушкой в клубах – испортишь себе репутацию и упустишь контракты.
Поэтому он махнул ей рукой в ответ, намекая, что неплохо бы ей перестать ныть и начать улыбаться. Вчера Женевьев так и сказала, мол, даже представить не могла, сколько обязанностей у его девушки. Кажется, Джаред упустил сарказм в ее замечании.
- Если не ошибаюсь, вы мистер Падалеки? – из половины-зала к Джареду направилась одна из журналисток. Бейджик на ее платье, явно взятом напрокат, выглядел дико, и она сама понимала это, поэтому старалась прикрыть его рукой.
Ухмыльнувшись про себя, Джаред кивнул и изобразил вежливую улыбку. Журналисты попортили ему немало крови, когда его «Лейрокин - 40» только начали изготовлять, поэтому указания о бейджиках он отдал за час до начала мероприятия – приличные люди должны видеть журналистов издалека. А журналисты должны знать свое место и чувствовать себя максимально некомфортно.
- Ты сам на себя не похож, - сказала Сэнди, его юрист и по совместительству бывшая, на прошлой неделе, когда они столкнулись в коридорах фирмы. – Теряешь человеческое лицо, Джаред.
Джаред любил Женевьев, и очень хорошо относился к Сэнди. Но они обе стремились к идеалам, которых, увы, в мире не существовало. Они не знали, через что прошел Джаред, пока пытался всего лишь подарить миру универсальное обезболивающее – никаких больше отвлекающих мигреней, зубной боли, спазмов. Одна таблетка лейрокина снимала болевые ощущения на сутки. А введенный прямо в вену лейрокин мог использоваться вместо местных анестетиков.
Бюрократы же, занявшие почти все нужные Джареду учреждения, проверяли и перепроверяли документы, находили все новые и новые формы, а под конец натравили на него чуть ли не всю журналистскую братию Нью-Йорка.
- Мистер Падалеки… - голос журналистки, казалось, ввинтился прямо в мозг.
- Все вопросы позже. Сначала презентация, - Джаред повернулся к ней спиной и начал искать Женевьев – со своего прежнего места у бара она уже исчезла.
- Тебе нужно идти к трибуне, Джаред.
Джаред едва не подпрыгнул: оказывается, пока он тщетно искал ее у бара, Женевьев успела перебраться в половину-зал и объявиться чуть ли у него не под локтем. Она так сильно терла глаза салфеткой, что все сильнее и сильнее размазывала тушь:
– Все ждут.
Джаред едва не рявкнул на нее. Неужели нельзя вести себя нормально: не вылезать черт знает откуда и прекратить командовать. Сегодня его презентация, его препарат и, в конце концов, он всего добился сам. Разве мало доказательств тому, что Джаред прекрасно умеет распоряжаться своим временем и без ее указаний?
Но люди в половине-зале выжидательно смотрели на него, и даже оживление у бара стихло. Джаред, стараясь выглядеть спокойным, прошел через толпу и поднялся к трибуне. «В следующий раз, надо будет нанять специального человека, который объявит меня», - раздраженно подумал он, оглядывая застывших в ожидании гостей.
- Добрый день. Приветствую вас на закрытой презентации препарата Лейрокин-40. Я очень рад, что, несмотря на все трудности, нам удалось представить вам сегодня…
Женевьев кашлянула, и Джаред машинально посмотрел на нее - как она опять умудрилась так быстро подойти почти к самой трибуне?
Она указывала на руку Джареда, по ее щекам текли слезы, смешанные с тушью.
Джаред дернулся и с ужасом обнаружил, что из-под рукавов пиджака выглядывают тюремные браслеты.
«Черт! Еще же ошейник, а я, дурак, надел рубашку!» - Джаред нервно одернул рукав, чувствуя, как начинает давить на горло металлическая полоска ошейника.
- Представить вам сегодня… - снова начал он, пряча за улыбкой обуревающие его эмоции, и тут же услышал смешок.
Около одного из столов, небрежно привалившись к стене, стоял Эклз.
«Ублюдок, тебя-то кто звал?!» - Джаред едва не кинулся на него, но вовремя вспомнил, что вокруг журналисты.
Эклз передернул плечами и гадко ухмыльнулся. Неужели он рассказал всем журналистам, что… Твою мать!
- Представить вам сегодня… - снова повторил Джаред, понимая, что выглядит смешно.
Если Эклз здесь, то получается – срок заключения истек? Или его выпустили только на презентацию? Бред какой-то!
Но презентацию же проводили за месяц до начала следствия…
Дженсен фыркнул и пару раз хлопнул в ладоши. Хорошо хоть «Браво» не крикнул.
- Ублюдок… - процедил Джаред, пытаясь отыскать в толпе хотя бы одного охранника.
- Ты не понял? Я твой охранник, - разом перекрыв весь гул в зале, крикнул Эклз и продемонстрировал форменную бляху компании.
- Я… я тебя не нанимал, - Джаред растерялся настолько, что высказался вслух.
Но никто больше не смотрел на него. Один из журналистов в толпе вдруг начал издавать странные звуки, будто давился чем-то.
Женевьев истерически расхохоталась, комкая в руках салфетку, и Джаред почувствовал, как пол уходит из-под ног.

***
Джаред вскрикнул и открыл глаза. За время, пока он спал, камера ничуть не изменилась. Те же серые панели, скрывающие костяк корабля и вентиляционные шахты; стекло, вместо одной из стен, позволяющее охранникам из коридора наблюдать за происходящим и чертово зеркало, отслеживающее физическое состояние заключенных – невнятный намек на то, что государство заботится даже о тех своих гражданах, которые нарушили закон.
Значит, вся жуткая презентация ему приснилась? Джаред уже хотел перевернуться на другой бок и поспать еще минут пятнадцать, пока охранники не начали побудку, как вдруг болезненный хрип из сна повторился.
Джо, его сокамерник – худощавый, апатичный парень, которого привели перед самым отправлением бампера к межпланетной станции-тюрьме, бился на кровати, царапая скрюченными пальцами грудь.
- Твою мать, - Джаред слетел с кровати, едва не запутавшись в сбившемся одеяле. Даже не будь он заключенным, он не знал бы, чем помочь.
- Эй! Кто-нибудь! Помогите! Человеку плохо!
Он заколотил по стеклу так, что оно завибрировало, но в коридоре так никто и не появился. Джаред снова повернулся к Джо. Чем тот мог подавиться? И что же все-таки делать?
Вены на шее его сокамерника вздулись так, будто вот-вот взорвутся, его изгибало и било о постель, словно испарились все кости из тела.
- Черт… - Джаред еле заставил себя сделать шаг вперед. Охвативший душу ужас сковал все тело, а в голове осталась только одна, очень подленькая мыслишка: «Не подходи к нему. Это не твое дело».
В тот же самый момент тело Джо изогнулось под совсем немыслимым углом, по самой середине груди вспучился неестественный нарост, и внезапно словно взорвался кровавыми ошметками.
Джаред остолбенел, сначала почувствовав на лице теплые капли, и только потом осознал, что весь забрызган кровью. Он мазнул по лицу, растерянно посмотрел на испачканную ладонь, а затем краем глаза уловил движение.
Из все еще конвульсивно дергающегося тела Джо что-то выползало. Джаред почему-то решил, что гусеница, и только потом заметил маленькие пятипалые ручки. Существо резко развернулось к Джареду, словно точно зная, где тот стоит – хотя он мог бы поклясться, что ничего даже отдаленно напоминающего глаза у существа не заметил – и издало вопль, который почти сразу же потонул в крике Джареда.
- Помогите!
Послышался гул – заключенные в соседних камерах забеспокоились и, наконец, Джаред услышал шаги охранников. Грохот магнитных подошв о решетки.
Не успел Джаред опомниться, как существо спрыгнуло с развороченных останков Джо и исчезло в вентиляционном отверстии.
- Какого черта?! – стекло медленно отъехало в сторону и оба охранника зашли внутрь. Один из них подошел к телу Джо и брезгливо дотронулся кончиком дубинки, тогда как второй держал руку на пульте от ошейников.
- Опять наркота? Когда же ублюдки перестанут создавать проблемы? Черт, еще десять минут и передали бы смену!
Джаред переводил взгляд с одного на другого, не понимая, о чем те говорят. Какие наркотики? Какие проблемы? Джо ведь мертв.
- Я… какая-то тварь взорвала его изнутри… я ничем не мог помочь… - Джаред почувствовал, что едва может связно говорить. Его немного шатнуло в сторону охранника, и тот, не долго думая, развернулся и как-то лениво, словно нехотя, ударил Джареда в лицо. Удар отшвырнул его назад на стену, и он обессилено сполз на пол.
- И этот говнюк обдолбанный! Хорошо еще, если не откинется следом…
Джаред почувствовал вкус крови во рту, и от одной мысли, что кровь не только его, к горлу подкатил комок.
- Оно уползло в вентиляцию… Посмотрите! Там же след!
- Заткнись, Падалеки, - охранник снова замахнулся, но бить не стал, видимо посчитав, что с Джареда достаточно.
Чувствуя, что его начинает колотить, Джаред судорожно вздохнул и стиснул руки в кулаки. Он даже не смог бы повторить то, что сказал до этого.
- Нет, чтобы сдохнуть нормально… - продолжил бубнить первый. – Теперь уборщик нас затрахает своим нытьем.
- Заткнись. Здесь старший по званию, - процедил первый сквозь зубы, и буквально через минуту в камеру влетел чертов Эклз.
«Несся, как будто ему раскаленный прут в задницу вогнали», - отрешенно подумал Джаред и принялся разглядывать капельки крови, подсыхающие на ботинках. Кровь подсыхала и на лице, неприятно стягивая кожу, но Джареда охватило полнейшее безразличие.
Из подошвы левого ботинка торчала нитка. В детстве он очень любил убирать такие нитки, поджигая самый кончик. Раз, и ботинок, как новый.
Джаред очнулся, только когда его начали трясти за плечо. Он растерянно посмотрел на Эклза, потом снова на охранников – весь разговор между ними он прослушал, но тот, что врезал ему - Чарли, выглядел, словно обделавшийся, словно Эклз велел ему убрать всю камеру зубной щеткой.
«Вставил ему, наверное, за труп в неположенное время. Вот ублюдки», - мелькнуло в голове у Джареда, а потом он заставил себя вслушаться в то, что уже, похоже, в пятый раз спрашивал Эклз.
- Ты не ранен? – в очередной раз повторил тот и набрал воздуха для следующего повтора.
- Нет, - Джаред моргнул и попытался снова не выпасть из реальности. Получалось плохо - его внимание снова привлекали какие-то мелочи: покрасневшие костяшки пальцев Эклза – неужели тот до сих пор грыз пальцы, как дошкольник? Аккуратно сложенные брюки Джо, залитые кровью...
- Что тут случилось? – опять сумел пробиться к нему Эклз.
- Не знаю. Ничего не знаю.
- Джаред… - Эклз осекся и повернулся к охранникам. – Я отведу заключенного в комнату для допроса, а вы ждите медика.

***
Джаред не знал, что на станции есть комната для допросов. Да и о чем допрашивать осужденных? Почему-то представился неприятный тип в тюремной робе, исправно закладывающий своих сокамерников тюремному начальству.
По сравнению с шикарным залом из сна эта комната в дотюремной жизни явно считалась кладовкой. Сюда едва поместились стол и два стула, намертво крепящихся к полу.
- Раковина там, - Дженсен махнул рукой в дальний угол.
- И что? – больше всего на свете Джаред хотел куда-нибудь сесть и выпасть из реальности примерно на год.
- Твою ж мать! - рявкнул Эклз, буквально протащив его по комнате и открывая холодную воду. – Сколько я с тобой валандаться здесь буду?!
Джаред отупело смотрел на воду, все еще не понимая, что от него хотят.
Эклз медленно выдохнул, облизал свои блядские губы, видимо, прикидывая убить Джареда прямо здесь или поискать место поукромнее. Джаред совершенно не ожидал, что его пригнут к раковине и начнут умывать, как непослушного ребенка.
- Джаред, послушай меня, - от спокойного голоса Эклза хотелось взвыть и бежать без оглядки.
Джаред сейчас мог с легкостью признать, что свихнулся – человек, который вчера так его унизил, сегодня умывает его, как ребенка. В детстве Джаред часто устраивал истерики, и отец, каждый раз заново впадая в панику, мог только ополаскивать зареванное лицо сына и шептать что-то успокаивающее. У Эклза оказались такие же шершавые, жесткие ладони, как и у него. – На твоих глазах только что умер человек. У тебя шок, я понимаю. Но мне нужно знать, что там произошло. Он принимал какие-то наркотики?
Опять они о своем! Только бы прикрыть собственные задницы. Джаред вырвался и отскочил от Эклза к столу.
- Я ничего не видел, ясно? Я спал!
- Что ты сказал охранникам, Джаред? Это важно. А ты что-то принимал?
- Я ничего не видел. Ни-че-го. И ничего не принимал!
Эклз выключил воду и тяжело опустился на один из стульев, неуклюже подогнув ногу.
- Хорошо. Я понял. Вытрись.
Джаред боком вернулся к раковине и начал вытираться. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы все от него отстали. На полотенце остались красные следы – видимо, не всю кровь удалось смыть.
Джаред сглотнул. Сейчас Дженсен отведет его обратно в камеру – вряд ли, учитывая современное оборудование, понадобилось много времени, чтобы убрать тело и кровавые следы. Но в вентиляции сидит чертова тварь… Его оставят одного, потом тварь вылезет и вцепится ему в глотку.
- Джаред… - опять начал Эклз, но осекся, встретившись с ним взглядом. Джаред не знал, что тот прочитал в его глазах, но когда в следующую секунду он швырнул вперед стулом, Эклз каким-то чудом увернулся. Джаред и сам не думал, что удастся оторвать привинченные ножки от пола.
Видимо, потом ублюдок добрался до пульта от ошейника, нажал на кнопку, и в глазах у Джареда потемнело от боли.

***
Кажется, кто-то все-таки сказал заветное слово «карцер». Джаред поднапрягся, пытаясь разобрать, о чем говорит неизвестно когда появившийся в камере для допросов Мюррей.
- Чего ты с ним возишься? Отправь в камеру и дело с концом.
- У него шок. Неизвестно, что он сделает в следующий момент. Посмотри, выдрал стул из пола! В карцере хотя бы стены мягкие, он ничего не сможет себе повредить.
- По-моему, слишком много возни из-за одного наркомана, Эклз. Тебе же потом писать объяснительную о том, почему ты отправил его в карцер. Да адвокат тебя сожрет.
- Я сам решу, что делать. Давай ключ от карцера.
Джаред решил, что самое время прийти в себя, пока Эклз не решил поднять его на ноги ударом под ребра. Он завозился на полу, с трудом вставая на четвереньки и чувствуя, как по телу растекаются отголоски боли.
- Встать, - Эклз явно подрастерял всю свою напускную доброту. Интересно, зачем ему вообще понадобилось играть в «хорошего парня»? Может, пытается заставить совесть замолчать? Если у него вообще есть совесть…
Джаред, вставая, едва смог подавить усмешку. Не стоило дополнительно нарываться – он и так добился отправки в карцер. Там тоже присутствовало вентиляционное окно, но Джаред надеялся, что тварь останется рядом с камерой. Иначе он окажется еще в большем дерьме – в карцере-то кричать бесполезно.
Эклз пихнул его в спину, заставляя идти быстрее. Наверное, если бы мог – пнул бы под зад для придания ускорения. До карцера они добрались за считанные минуты, что удивило Джареда больше всего остального. Куда придурку торопиться? Или может высшее начальство всполошилось из-за трупа?
- Может, наручники расцепишь? – спросил Джаред у закрывающейся двери карцера. Эклз не ответил, и Джаред мысленно послал парочку проклятий в его адрес.
Поначалу Джаред просто стоял и бездумно пялился в стену, дожидаясь, пока глаза привыкнут к темноте. Он видел карцеры только в голливудских боевиках. Этот выгодно отличался наличием мягкого пола и стен. Наверное, чтобы заключенные не сократили срок до минимума, убившись о стены.
Джаред заполз в самый дальний от двери угол, чувствуя, как все тело будто превратилось в один большой синяк. Он подумал, что после пережитого вряд ли сможет даже задремать, и тут же вырубился.
На его счастье, песочный человек просто обсыпал его с ног до головы пыльцой, не принеся ни одного сна.

Джаред проснулся от того, что тележка с едой попала в дыру в решетке, и тарелки задребезжали, как целый оркестр. При мыслях о еде в животе забурчало, но он и не надеялся на доброту охранника: заключенным в карцер обеда не полагалось. Джаред услышал, как кто-то скомандовал:
- Заключенным встать и подойти к зеркалу для замерения физических показателей.
А потом снова повез тележку. Даже странно – обычно еду раздавали около получаса, со всеми предосторожностями, а потом в течение получаса же собирали посуду. Может, конечно, новичок – а голоса охранников Джаред от скуки начал прекрасно различать –справился быстрее, потому что пренебрег инструкцией безопасности.
Джаред подтянул колени к груди и вздохнул. Если бы не чертовы ложные обвинения, он вряд ли так хорошо ознакомился бы с тюремными порядками. Он до сих пор пытался понять, где допустил роковую ошибку, которая позволила новому правительству отнять у него и компанию, и доброе имя, и любимую девушку.

В тот жуткий день Джаред отдыхал на пляжах Шарм-эль-Шейха. Женевьев настойчиво потрясла его за плечо, он открыл глаза и взглянул на нее с негодованием. Он ведь заранее предупреждал, чтобы никто не беспокоил его, и грозился, что снимет трубку, только если случится Апокалипсис. Как выяснилось, случился именно Апокалипсис.
- Стивен. Он говорит, что у компании большие проблемы, - Женевьев протянула Джареду мобильный.
Не скрывая раздражения, Джаред выхватил трубку у нее из рук и рявкнул:
- Падалеки. Какого черта, Стивен? Что вы опять не так сделали?
В тот момент, когда Джаред выслушивал сбивчивые извинения Стива, он еще не знал, что через несколько дней его поволокут в суд, где он в тысячный раз будет показывать еще дедом полученный патент на обезболивающее. Где все эксперты, как заведенные, начнут твердить о новых исследованиях, доказывающих, что лейрокин вызывает привыкание. И, наконец, когда он попытается через адвокатов вызвать своих фармацевтов, окажется, что глава лаборатории – Крис Кейн, исчез в неизвестном направлении, а его заместитель Патрик, который в глаза не видел лейрокин, будет рассказывать о том, что они многократно предупреждали о таких эффектах, только Джаред их не слушал.
И их доказательства окончательно убедят не только судью и присяжных, но и Сэнди с Женевьев. Джаред останется совсем один. А в чертовой тюрьме он перестанет даже чувствовать себя человеком, став отходом общества, от которого будут только рады побыстрее избавиться.

Неожиданно Джареда охватил такой ужас, что он задышал, как после кросса. Он до жути испугался, что от замкнутого пространства с ним случилась паническая атака, как рассказывали в одной из передач врачи по телевизору. Но ужас явно что-то вызывало. Джаред с минуту вслушивался в тишину, пытаясь определить, что же происходит. Тишина нарушалась только непонятным тяжелым цоканьем в коридоре. Вряд ли это мог быть охранник или заключенный – Джаред прекрасно знал, как гремят магнитные подошвы.
Что-то ходило по коридору, и Джаред понимал одно - если существо его заметит, то обязательно убьет.
«Мне это снится, мне это снится», - Джаред, как мог, прикрыл рот и нос скованными руками, чтобы не привлечь неведомую тварь звуком дыхания, и изо всех сил вжался спиной в стену.
Неужели то существо, что убило Джо, пришло сюда? Джаред едва удержался от крика – за дверью раздался странное шипение. Неужели он себя чем-то выдал?
Но уже спустя полминуты цоканье возобновилось, раздался какой-то влажный звук, и все стихло. Джаред почувствовал себя каким-то чертовым кроликом – сердце билось где-то в горле, ужас сковал все тело, и главное он не понимал, что же только что ходило в коридоре. Может, следовало позвать охранников или привлечь к себе внимание?
Только Джаред попытался шевельнуться, как на противоположной стене карцера с грохотом вылетела вентиляционная решетка, и оттуда раздался скрипящий рык. Джаред опять примерз к месту, стараясь максимально слиться со стеной. Ему показалось, что он вот-вот обмочится, что в данной ситуации являлось не самым страшным.
Джаред мог с точностью до десятой доли процента сказать, что тварь отличалась от той, что взорвала Джо. Во всяком случае, размерами - в маленькое отверстие Джаред мог видеть смутные очертания движущегося тела.
Существо издало странный звук, не то хрюканье, не то фырканье и вдруг рывком выбросило вперед лапу. Нет, скорее, конечность походила на руку – пятипалая, худая, с длинными зеленоватыми когтями, вся покрытая слизью – тварь явно пыталась нащупать что-то. Или кого-то.
«Господи, только бы не заметило… Черт! Да иди же ты отсюда! Не трогай меня!»
Словно услышав мысленные вопли Джареда, оно убрало руку и с уже знакомым влажным звуком двинулось по шахте вверх.
Джаред выдохнул, стараясь не слишком шуметь. Кажется, он оказался чертовски удачливым кроликом.
Сверху что-то грохнуло – Джаред шарахнулся в сторону – на минуту ему показалось, что монстр сейчас свалится на голову - и тут же едва не попал в захват твари. Она двигалась слишком быстро даже для человека: из верхней шахты над Джаредом мгновенно переместилась к уже известному ей окошку.
- Твою мать, - Джаред все-таки не сумел сдержать вскрика.
Тварь издала жуткий визг, снова пытаясь его нащупать, но он успел опять забиться в угол.
Минут пять тварь бесновалась и рычала в вентиляции, а потом опять пропала. Джаред почувствовал, что еще немного, и он просто-напросто свихнется от бесконечного разглядывания вентиляционного окошка.

***
Джаред не знал, как долго он просидел, пытаясь уловить малейшее движение в вентиляции. Но, когда по коридору застучали магнитные подошвы, он едва не бросился к двери.
Охранник немного постоял в коридоре, словно решая, куда ему пойти, а потом провел карточкой по панели около двери карцера.
Джаред поднялся на ноги, пытаясь убедить себя, что тварь вряд ли могла надеть башмаки и попытаться его обмануть таким способом. Страхи действительно оказались беспочвенны – на пороге стоял чертов Эклз, порядком потрепанный и с автоматом через плечо.
- На станции чрезвычайная ситуация. Мне нужно доставить тебя в безопасное место, - тихо сообщил он.
- В безопасное место? – совершенно спокойно переспросил Джаред, а потом вдруг сорвался на почти бабский визг: – Какое к черту безопасное место?!
- На станции находится внеземное существо, представляющее повышенную опасность, - ровно начал объяснять Эклз, но Джаред заметил, как его пальцы стиснули автомат.
В голове у Джареда что-то щелкнуло, и все части картинки сложились в более-менее логичную цепочку. Неработающий сканер – неизвестная тварь в Джо – жуткий монстр в коридоре.
И виноват во всем происходящем определенно был Эклз. Если бы тому не приспичило инспектировать его задницу, то он обнаружил бы тварь и спас жизнь Джо. Ублюдок.
- Да пошел ты к черту, урод! Сначала мой сосед взрывается изнутри, потом меня едва не сжирает какая-то чертова тварь! Если бы ты внимательнее осматривал заключенных, а не пытался выебать меня – ничего бы не было!
Эклз преодолел разделявшее их расстояние и залепил Джареду такую оплеуху, что у того на мгновение все претензии вылетели из головы.
- Имя? – рявкнул он.
- Джа-джаред, - послушно отозвался тот, чувствуя, как гул в голове потихоньку стихает.
- Фамилия?
- Падалеки.
- Отлично. Идем.
Эклз по-военному развернулся и пошел к выходу, и Джаред в который раз отметил, какая у того странная походка.
Не успел Джаред дойти до двери, как Эклз, словно спохватившись, обернулся и скомандовал:
- Смотри в пол.
Джаред кивнул и уставился на ботинки. Эклз раздражал его до состояния невменяемости – Джаред поставил бы все свои деньги на то, что в комнате досмотра тот просто поиздевался над ним, показав собственную власть. Черт, да его могли убить тут и списать все на несчастный случай.
В коридоре Джаред не удержался и мельком глянул по сторонам. К горлу тут же подкатил комок, пришлось остановиться и согнуться вдвое, чтобы побороть приступ дурноты. Камеры напоминали загоны на бойне – все забрызгано кровью, зеркала разбиты и искрят. Грудь каждого заключенного разворотило так же, как и у несчастного Джо.
- Джо… Он же… он…
Джаред услышал, как Эклз тихо вздохнул, а потом подошел к нему и, присев на корточки, спросил:
- Что случилось в камере, Джаред?
Джаред уставился на него, неожиданно для самого себя отмечая, как сейчас выделяются веснушки на побледневшей коже, и какие у Эклза зеленые, почти звериные глаза и… Он перевел взгляд на его губы и едва не застонал в голос. Чертов Эклз! Ублюдок! Он бы снял шлюху с такими губами за любые деньги, пусть даже парня, а не девушку. Совершенно блядские очертания.
- Джа-ред, - угрожающе прорычал Эклз, ловя его взгляд.
- Я спал, когда услышал, что Джо… Он задыхался или его тошнило, я так и не понял, - начал объяснять Джаред. – Потом он изогнулся и будто бы взорвался. И у него из груди вылезла эта штука… Сначала я подумал – гусеница. Но у нее были руки, почти как у человека. Как у твари в вентиляции. И железные зубы. Но она выглядела совсем маленькой, с котенка размером, а в вентиляции двигалось что-то большое… Понимаешь?
Джаред на всякий случай отступил назад и зажмурился, предчувствуя удар. Он опять не смог внятно рассказать о случившемся – Эклз явно подумает, что он обкурился. Только бы не снова в лицо.
- Я видел след в камере – она сбежала в вентиляцию?
Джаред приоткрыл глаза – Эклз, казалось, побледнел еще больше, глаза теперь напоминали провалы.
- Да.
- Матерь божья, - внятно произнес Эклз, подходя к одной из камер и всматриваясь внутрь. – Восемнадцать штук.
- Восемнадцать… что? Дерьмо собачье! – Джаред нервно оглянулся, на всякий случай предполагая, что твари сейчас полезут изо всех щелей.
Эклз медленно шел вдоль ряда камер, напряженно осматривая каждую. Джаред поплелся за ним, стараясь не смотреть по сторонам и искоса посматривая на задницу Эклза. Смотреть туда оказалось гораздо приятнее, чем на развороченные тела. Джаред поймал себя на мысли о том, что с удовольствием бы нагнул Эклза у стены и отымел. Только не на чертовом корабле, а где-нибудь в задымленном клубе. Там есть такие комнаты для дрочеров-нарциссистов с зеркальными стенами. Вот к такой бы прислонить чертового ублюдка, развести ноги пошире, да и…
Эклз остановился у камеры Джареда и Джо и хмыкнул.
- Зеркало цело, - задумчиво протянул он и потянулся за карточкой, открывающей двери.
- Какое, нахрен, зеркало? – Джаред даже подскочил от неожиданности – Эклз словно влез ему в голову. – Э-э… Я не вернусь в камеру, слышишь? Лучше грохни меня прямо здесь…
Как только стекло с тихим жужжанием отъехало в сторону, зеркало тихонько пискнуло, обнаруживая рядом живое существо, поверхность покрылась сетью мелких трещин, и вдруг из самого центра вылетела еще одна тварь. Она не походила на две… или одну предыдущую. Скорее напоминала смесь осьминога с пауком.
Эклз дал очередь, пригвоздив тварь к полу. Джаред издал странный истерический звук – не то всхлип, не то смешок. Черт, он спал в одном помещении с ЭТИМ?
- Уходим. Я узнал все, что… Какого черта?
Тварь, все еще конвульсивно подергивающаяся на полу, вдруг стала проваливаться внутрь – ее кровь разъедала переборку, как бумагу. Джаред охнул, порадовавшись, что брызги не попали на него.
Эклз шагнул вперед и заглянул в образовавшуюся дыру.
- Четыре переборки, - не своим голосом сказал он. – Восемнадцать тварей. С первой – девятнадцать.
- Эй. Эклз, она тут… - Джаред почувствовал, как волосы на загривке в буквальном смысле встают дыбом. Он опять слышал странный влажный звук где-то над собой.
Эклз дернулся, пытаясь сообразить, где будет безопаснее, и тут же скомандовал:
- В карцер. Бегом.
Приказ дважды повторять не стоило - Джаред метнулся обратно, пытаясь не упасть из-за скованных рук. Эклз влетел следом за ним, захлопнул дверь и провел карточкой по картридеру.
Опять цоканье – Джаред вздрогнул, когда тварь в ярости ударила по двери, и увидел, как Эклз содрогнулся всем телом. Но его беспокоило еще кое-что – тот стоял слишком близко к вентиляционному отверстию. Конечно, тварь не могла бы втащить его внутрь… но вот оторвать ногу – вполне.
И опять внутри Джареда словно заговорил злой демон – ведь Эклз ничего хорошего ему не сделал, какого черта он должен его спасать. Но едва тварь нырнула в вентиляцию – Джаред уже стал специалистом по шуму, издаваемому монстром, – он, как ненормальный рванулся вперед и дернул Эклза на себя в угол. За что тут же и поплатился: тот вскрикнул и двинул ему локтем в солнечное сплетение.
- Я же жизнь тебе спас, урод, - прохрипел Джаред, пытаясь восстановить дыхание.
А пятипалая конечность уже пыталась нащупать жертву.
Эклз повернулся к нему с таким страшным выражением лица, что Джаред едва не кинулся искать спасения у монстра в вентиляции: по скулам ходили желваки, зрачки закрыли радужку, превратив глаза в черные дыры.
- Ладно, ладно, - Джаред замахал руками, понадеявшись, что Эклз не совсем поехал крышей от страха и не убьет его прямо тут.
Тот перевел взгляд на вентиляционное окно, и неожиданно для Джареда медленно опустился на колени, вглядываясь в темноту, в которой скрывалась тварь.
- С-сука, - выплюнул он с такой яростью, что Джаред всерьез испугался. – Я все равно до тебя доберусь.
Тварь зашипела, словно поняв смысл слов, и неожиданно плюнулась чем-то. Джаред, в который уже раз, подивился реакции Эклза. Тот откатился в сторону, а плевок твари начал разъедать стену.
Стрелять в вентиляционное окно Эклз не стал, просто устроился в углу напротив Джареда. Тварь затихла, только изредка царапалась по стенке вентиляционной шахты. Минут через пятнадцать, а по мнению Джареда и все полчаса, она окончательно затихла и, похоже, убралась куда-то вниз.
- Выходим, - Эклз не сводил взгляда с поднимающегося с пола Джареда. Скованные руки мешали ему встать быстро и по возможности не так неловко.
- На колени. Быстро, - неожиданно сказал Эклз.
Джаред ошалело посмотрел на него, а потом ляпнул:
- Без предварительных ласк? – и тут же шарахнулся назад, сам ошалев от своей наглости. Эклз даже не попытался двинуть ему по зубам, он, похоже, начал относиться к Джареду, как к местному юродивому.
- На колени, - терпеливо повторил он с мученическим выражением лица.
Джаред опустился на колени и со вздохом принялся изучать вентиляцию. Меньше всего ему хотелось получить кислотой в лицо. Но он никак не ожидал, что, когда Эклз начнет настраивать что-то в ошейнике и случайно мазнет кончиками пальцев по его шее, у него встанет, как не вставало с колледжа.
- Поднимайся, - не подозревая о проблеме Джареда, приказал Эклз. – Запомни, Джаред: я хочу вывести тебя отсюда живым. Но у меня нет выбора, поэтому я поставил ошейник на максимум. Одно неверное движение: попробуешь ударить меня или сбежать, и тебе оторвет голову. Понял? Это не шутки.
Джаред закивал, чувствуя, как в местах, где металлические части ошейника касались кожи, начинает покалывать. Чертов ублюдок! Чтоб тебя где-нибудь на Марсе всем взводом ебали! А если чертов ошейник замкнет, и Джареду оторвет голову еще до нажатия на кнопку?
Эклз расстегнул наручники и, не обращая внимания на побагровевшего от ярости Джареда, устало произнес:
- Идем.

***
Раньше Джаред не замечал, что космические станции просто созданы для охоты всяких тварей на людей – сплошные повороты, ниши, окна вентиляционных шахт. Зато всегда подозревал, что в конструкторы и архитекторы идут одни больные на голову.
Джаред вздохнул. Хоть Эклз, идущий впереди с автоматом, и внушал надежду на счастливый исход, ему начинало казаться, что он остался в абсолютном одиночестве. Его даже не воспринимали, как человека. Исключительно как объект, который надо вывести. Если его сожрут, Эклз, наверное, так и отрапортует начальству: объект спасти не удалось.
От таких размышлений Джареду стало совсем тошно, и он принялся следить за Эклзом. Тот действовал, словно хорошо запрограммированная машина – открывал дверь, шагал в открывшийся коридор, проверял его по периметру, потом закрывал дверь за собой и Джаредом. В сущности, весь корабль состоял из небольших отсеков, Джаред предположил, что такое строение могло уберечь станцию от разгерметизации.
Немного отвлекшись от Эклза, Джаред завертел головой, пытаясь определить, куда же они зашли. В этой части станции он еще не оказывался.
Около одной из дверей висела табличка с надписью «Кают-компания». Эклз в очередной раз провел карточкой, и Джаред задался мыслью, как у того еще рука не отвалилась. Дверь с тихим шорохом отъехала в сторону, открывая небольшое круглое помещение с белыми стенами и столом в центре.
Джаред не ожидал, что народа окажется так мало: двое уже знакомых охранников, Мюррей, выглядящий так, будто его корова жевала, полный лысый мужчина с повязкой медработника и апатичный амбал, почти с Джареда ростом.
- Ты решил их по одному таскать? – удивленно хмыкнув, поинтересовался Мюррей.
- Остальные мертвы, - Эклз сел на ближайший стул, мрачно оглядев всех присутствующих. Один из охранников схватился за голову и осел прямо на пол.
Джаред постарался как можно незаметнее переместиться поближе к Эклзу, что с его габаритами получилось не очень.
- Твою мать! - Мюррей неверяще оглядел всех присутствующих. – Как дрянь добралась до заключенных? В камерах слишком маленькие вентиляционные отверстия.
- Хотел бы я знать, - Эклз повернулся к медработнику и спокойно спросил. – Когда вы кормили заключенных, Адамс, ничего странного не заметили?
- Нет, - быстро ответил тот, с какой-то неожиданной ненавистью смерив взглядом Джареда.
Джаред снова начал изучать уже осточертевшие носки ботинок. Этому-то уроду он что сделал? Ногу что ли отдавил во время кормежки…
- Вы велели заключенным подойти к зеркалам, - собственный голос показался Джареду жалким, как у школьника перед педсоветом, и он, разозлившись на себя, поднял взгляд и упрямо продолжил: – Вы не раздавали тарелки. Вы почти сразу же ушли…
- Что? – почти взвизгнул Адамс. – Да как ты смеешь?! Чтобы какой-то уголовник обвинял меня черт знает в чем! Зеркала повесили для оценки параметров заключенных. Я следовал инструкции.
- Какой еще инструкции? – Мюррей буквально сверлил того взглядом. – Мы ничего не получали. Нам сказали, что показания снимаются автоматически и отправляются на спутник раз в сутки.
- В зеркале сидела еще одна тварь. Кто не верит, может сходить полюбоваться на ее останки, - Эклз поднялся со стула. – Ты знал, верно, Адамс?
- Тебе, похоже, отшибли мозги в космической морской пехоте? - Адамс отскочил подальше и от Эклза, и от раздраженно разминающего пальцы Мюррея. – Я работаю здесь уже десять лет. А ты тут без году неделя! Если бы я хотел кого-нибудь убить, то убил бы уже давно!
Джаред чувствовал, что ситуация складывается не в пользу Эклза, но боялся все испортить, начав препираться с Адамсом.
- Ты что от страха совсем рехнулся, Эклз? Мы должны послать сигнал на базу и ждать указаний, а не пытаться обвинять друг друга. Погибло столько людей! – Адамс говорил с какой-то экстатической уверенностью, и Джаред увидел, как изумленно смотрят на того Эклз и Мюррей.
- Сигнал не проходит, - Мюррей сплюнул на пол, видимо, посчитав, что о чистоте больше заботиться не надо. – Я посылал и SOS, и сигнал о внеземном существе. Нас игнорируют, Адамс.
- Вот почему год. Мне грозило от трех до десяти лет, но суд внезапно сократил срок. Нас выкинули сюда для опытов, что ли? – Джареда так подкосила новость о том, что никто не пришлет помощь, что он растерянно запустил руку в волосы и начал размышлять вслух. Ему раньше казалось, что им нужно только дождаться помощи – час, два, три, максимум день, и кошмар закончится. Теперь получается, что никто не придет?
Адамс оскалился, сразу став похожим на крысу, и заверещал:
- Заключенный сошел с ума. Он опасен! Его надо устранить, пока он не убил нас всех, - он дернулся за пультом, закрепленным на поясе.
- Положи пульт, - Эклз попытался двинуться к Адамсу, но на его пути вырос амбал, до этого момента молча стоявший в углу. – Отойди, комендант.
Он попытался обойти его, но тот сделал шаг в сторону и опять молча встал на дороге.
- Робертсон, я велел тебе…
Амбал схватил Эклза за горло так быстро, что Джаред даже не заметил движения. А потом поднял в воздух, рассматривая словно насекомое.
- Отвали от него, псих, - Мюррей рванулся к парочке, умудрившись выхватить у одного из охранников дубинку и хорошенько приложить Робертсона по затылку. Раздался странный звук, и тот вдруг сплюнул белой жижей на пол, хотя пальцы так и не разжал. Эклз болтался у него в руке, как кукла, пытаясь вырваться из захвата и глотнуть хоть немного воздуха.
- Да, сдохни же ты, паскуда, - вызверился Мюррей, что есть силы долбая коменданта по голове.
- Не раньше, чем сдохнет уголовник, - Адамс нажал на злополучную кнопку, и Джаред упал на колени.
Вот сейчас он и умрет. А ведь почти… Ничего не происходило?
Джаред приоткрыл один глаз и увидел, что Адамс в который раз нажимает на кнопку пульта. Ничего. Ошейник не реагировал, как будто его… выключили.
От шока Джаред даже не сразу сообразил, что, похоже, в камере Эклз выключил ошейник. Неужели за то, что Джаред спас ему жизнь? Или тот подозревал горе-врача?
Пока он находился в ступоре от страха, Эклз из последних сил извернулся и ударил Робертсона обеими ногами в грудь. Тот, наконец, отпустил его многострадальную шею, и упал на спину, шевеля губами. Вместо слов изо рта неслись звуки, похожие на писк сломавшегося компьютера.
Джаред, как завороженный, уставился на проступающие на шее Эклза синяки, а тот, пошатываясь, уже шел на медика.
- Ты знал. Ты всех нас подставил, - он схватил Адамса за грудки и начал трясти, словно грушу. – Что это за тварь? Отвечай, иначе я скормлю ей тебя!
Джаред перевел взгляд на груду ошметков, истекающих белой жижей, которые еще минуту назад носили должность коменданта. С ног до головы забрызганный белым Мюррей выронил дубинку и потрясенно произнес:
- Андроид. Они подослали сюда андроида. Гребанную роботехнику! Твою мать, да от него же вечно спиртом несло… А я-то понять не мог, где же он прячет выпивку?!
Мюррей повернулся как раз в тот момент, когда Адамс, изловчившись, пнул Эклза в колено и сбежал в один из коридоров.
- Вот дерьмо, - Мюррей помог скривившемуся Эклзу сесть на стул. – А где Чарли и Бен?
- Похоже, они решили спасаться самостоятельно, - Эклз опять облизал губы. Свои потрясающие блядские губы. Джаред поспешно отвернулся и, чтобы выглядеть очень занятым делом, подобрал с пола какую-то ампулу на цепочке. Одно из звеньев оказалось порвано, поэтому Джаред сунул ее в карман.
- Джаред, иди сюда, - Эклз вздрогнул, услышав шум выстрелов с той стороны, куда сбежали остальные надзиратели. – Нам нужно убираться с корабля. Мы сможем добраться до аварийных челноков минут за десять. Приоритет – вывести тебя живым. Правда, есть еще кое-что. Если Адамс знал, что это за твари, значит, у него на компьютере может храниться информация о них.
- Думаешь, там написано, как их мочить? – Мюррей вытер пот со лба. – Хочешь рискнуть?
- Да. Я хочу уничтожить тварей одну за одной. Джаред, что скажешь?
- У меня тоже есть право голоса? – скептически уточнил Джаред, ощупывая выключенный ошейник. – Если вы пообещаете, что замените мне родную мать, то я за поиск информации.
- Я сейчас тебе голову заменю, - рыкнул Мюррей, начиная вставать со стула, но Эклз тут же вернул его на место.
Джаред и сам не знал, зачем провоцирует обоих в такой жуткой ситуации, но просто не мог иначе.
- Без драк. Идем. Джаред в центре, я впереди, Чад, прикроешь нам спину.

***
Тело Адамса они нашли у дверей, ведущих к лифтам, около развороченного пульта управления. Тот лежал на полу и смотрел на них пустыми глазами. Тварь разорвала его пополам, забрызгав кровью все вокруг.
- Надеюсь, в аду тебе воткнут раскаленный прут в задницу, - прошипел Чад из-за спины Джареда. Тот мысленно согласился, но ничего говорить не стал – побоялся, как бы его не вывернуло прямо около трупа. Он и сам не знал, почему до сих пор умудрялся сдерживаться.
Эклз при ходьбе все сильнее заваливался набок, с трудом перенося вес на пострадавшую ногу. Джаред удивился тому, насколько тот оказался хлипким, ведь удар Адамса казался не слишком сильным.
Миновав длинный ряд дверей, ведущих в палаты, Эклз провел карточкой по картридеру самой внушительной. За ней оказался небольшой предбанник, в котором Джаред с радостью бы и остался: там не предусматривалось ни вентиляционных окошек, ни стеклянных стен. А дверь по твареустойчивости превосходила дверь карцера раз в десять.
- Хорошо же охраняют медиков, - присвистнул Джаред.
- Здесь хранятся лекарства, в том числе и наркотические, - спокойно, не оборачиваясь, пояснил Эклз.
Сзади Мюррей буркнул:
- Какие мы наблюдательные, оказывается…
Джаред заткнулся, предчувствуя очередной пинок, и вошел вслед за Эклзом в следующий отсек. На его несчастье правая стена снова оказалась стеклянной.
Помещение напоминало длинную кишку: у дальней стены располагался огромный сейф с картридером, рядом стоял стол с компьютером и какими-то инструментами. Прямо на системном блоке компьютера стояла чашка с недопитым чаем. Казалось, что хозяин помещения просто ненадолго отлучился, а вовсе не валяется мертвым в одном из коридоров. Джаред вопросительно показал глазами на стекло, и Эклз успокаивающе пояснил:
- Там бокс. Вентиляционное окошко маленькое – тварь не пролезет. А отвинтить крышку технической панели она не сможет.
Джаред кивнул, опять с глухим раздражением замечая, что Эклз снова норовит сесть. Только бы задницу пристроить придурку.
Тот включил компьютер и тут же обнаружил, что информация запаролена.
- Какого? – Чад опять вызверился так, что даже Эклз удивленно на него посмотрел. –Сволочь не имела права ничего паролить! Отойди!
И, отодвинув изумленного Эклза, начал что-то раздраженно вводить в строку пароля.
Джаред принялся ходить вдоль стены, не зная чем отвлечься от навязчивых мыслей о собственной смерти и почему-то о заднице и губах Эклза. Его стояк все тактично игнорировали, что очень радовало Джареда, но долго так продолжаться не могло.
Он нащупал в кармане ампулу и принялся отсоединять поврежденное звено у цепочки. На ремонт ушло минут десять, не больше, и Джаред, починив застежку, повесил ампулу на шею. Может, она принесет ему удачу.
- Ты умеешь взламывать пароли? – спросил Эклз, откидываясь на стену и начиная перезаряжать автомат.
- А ты думаешь меня за красивые глаза послали на этот гроб? – Чад ухмыльнулся и спросил: - Что ищем, командир?
- Любую информацию про тварей. Ищи в почте. В папках с приказами. В скрытых папках.
- Яволь, - отозвался Чад и начал шустро копаться в чужих файлах.
Джаред поймал на себе взгляд Эклза и почувствовал, как по коже бегут мурашки. На него еще никто не смотрел так оценивающе. Совсем некстати Джаред вспомнил цитату про бездну, которая смотрит на тебя. Исподтишка разглядывая Эклза, он не ожидал, что тот начнет разглядывать его.
Чад послал на печать какие-то документы, и Джаред только хотел спросить, что тот нашел, как вдруг увидел лицо Эклза. Тот опять побледнел, резко вскочил со стула и направил автомат в сторону Джареда. Сзади что-то зашипело, и Джаред уже почти решил повернуться… Совсем, как в дурацких боевиках, когда одному из персонажей кричат: «Сзади!», - и ты, отхлебывая пиво из стакана, замечаешь: «Кранты парню».
Но Эклз боевиков явно не смотрел, потому что не своим голосом рявкнул:
- Вперед!
И Джаред послушно упал и очень быстро пополз вперед. Оказалось, что когда над тобой ведут огонь по внеземным тварям, стояк пропадает, как под холодным душем. Джаред вообще потерял уверенность, что у него снова когда-нибудь встанет.
Сзади шипело, рычало и выло. Чад полностью поглощенный файлами проигнорировал бы, похоже, и ядерный взрыв, а Джареду казалось, что он ползет, как минимум, полчаса.
- Все, - Эклз рухнул на стул, перезаряжая дрожащими руками. – Ты цел?
- Угу, - Джаред подтянул колени к груди и попытался рассмотреть мертвую тварь. С пола он ничего не смог увидеть, поэтому пришлось вставать. На стекле и том месте, где только что стоял Джаред, медленно росли дымящиеся дыры. Он подошел, как можно ближе, и посмотрел на пол бокса. Тварь напоминала кошмар художника-авангардиста. Огромная, ростом намного выше Джареда, вся будто сделанная из костей, обтянутых черной, покрытой слизью кожей. Череп выглядел совсем жутко – даже если игнорировать железные зубы и отсутствие глаз – длинный, загибающийся назад, он, видимо, предохранял от повреждений достаточно большой мозг.
- Ты говорил, что она не сможет отвинтить крышку, - вдруг вспомнил Джаред. Он не знал, почему на станции в любой беде оказывался виноват Эклз.
- Я ошибся, - Джаред не ожидал, что Эклз вдруг подойдет к нему и начнет снимать с него ошейник. – Так лучше?
- Д-да, - задумчиво промычал Джаред, мысленно благодаря неведомую тварь только за одно – ему, ну, совершенно сейчас не хотелось Дженсена Эклза. Разве что чуть-чуть. Но это не считалось.
- Я все. Валим, - Чад схватил стопку листов. – В предбаннике безопаснее, чем тут. Кто знает, сколько их, умных, еще поналезет!
Они переместились в предбанник, заблокировав для верности обе двери. Чад раздал каждому примерно по трети листов и велел искать сведения о тварях.
Джареду сначала досталась пачка с приказами, но Эклз тотчас же отнял ее.
- Я лучше разбираюсь в номерах приказов, - пояснил он. – Читай про монстров. Важное – вслух.
- И с выражением, - не удержался Мюррей. – Извини, командир, вырвалось. Толпимся тут, как школьники в курилке, а снаружи монстры ползают. Нервы-то не железные, - развел он руками.
Джаред, уже пробежавший глазами первую страницу, начал излагать то, что ему показалось главным.
- Первая стадия ксеноморфа, то есть нашей твари – яйцо. Здесь подробно описано, какие условия необходимо поддерживать в инкубаторе типа «зеркало». В модели 1103 – место под два яйца, в 1101 – только под одно.
- Вот ублюдки, - Мюррей стукнул кулаком по стене. – Забота о заключенных как же! Я еще думал – нахрена зеркала такие здоровенные, как холодильники. А там твари хранились!
- Еще и начальник станции ругался, что на всем сэкономили, хоть одну старую модель зеркала, но прислали, - Эклз сполз на пол и продолжил изучать свою часть бумаг.
- Яйцо способно обнаружить биоэлектромагнитное поле в радиусе десяти метров и выпустить лицехвата.
- Кого? – почти хором спросили Мюррей и Эклз. Джаред почувствовал себе учителем перед аудиторией заинтересованных студентов.
- Лицехват – вторая стадия ксеноморфа. Та тварь, которую прикончили в камере. Лицехват нападает на будущего носителя, прикрепляется к организму, обвивая длинным хвостом шею жертвы и крепко сжимая ее голову своими паукообразными лапами. Он контролирует количество кислорода, которое получает носитель, и погружает жертву в коматозное состояние, одновременно проникая ей в горло и откладывая там яйца.
Джаред судорожно потер собственное горло и заметил, что и другие поступили так же. Одна мысль о том, что какая-то тварь будет откладывать в нем яйца, вызывала желание свалить с корабля как можно скорее.
- После удачной кладки, лицехват отпускает носителя, причем последний не помнит ничего с момента атаки. Среднее время имплантации – два-четыре часа.
Эклз кивнул, что-то подсчитывая в уме.
- Мы отвлеклись на ксеноморфа на нижних уровнях. Там много отсеков, как минимум час мы потратили только на его поиски. Затем Адамс вызвался покормить заключенных, активировал яйца и ушел. Пока мы сражались с тварью, лицехваты уже осуществили имплантацию.
- Третья стадия ксеноморфа – грудолом, - голос Джареда дрогнул. Он не чувствовал в себе особого желания читать дальше. – Находится в грудной полости носителя, выделяя особый феромон, защищающий носителя от взрослых ксеноморфов. Время вылупления – от часа до трех. Достаточно развившись в теле носителя, эмбрион буквально прорывает себе путь наружу из его грудной клетки, разбрызгивая кровь и осколки костей и вызывая у носителя страшную агонию.
Мюррей издал странный горловой звук.
- Он боится огня, - расстроено прочитал Джаред и помахал листом в воздухе. – У меня кончился текст.
- Знали бы… - Эклз только махнул рукой. Третью стадию они пропустили окончательно и бесповоротно.
- Окончание у меня, - мрачно буркнул Мюррей. – Ксеноморф-солдат - рост примерно два метра в высоту. Двуногое, обладает мощным хвостом, длина которого равна длине самого тела. Обладает удлиненной головой, спинными хребтами и мощными вторичными челюстями.
- Чем-чем? – вскинулся Джаред.
- А тебе не все ли равно, чем тебя сожрут? – спросил Мюррей. – Ксеноморфа нельзя обнаружить в инфракрасных сканерах. Вместо крови у них кислота, и они не боятся огня, в отличие от грудоломов.
- И как их уничтожить? – Эклз отложил в сторону свою пачку и с усилием поднялся на ноги.
- Никак, - просто отозвался Мюррей. – Расстрелять уродов и дело с концом. Что у тебя?
Эклз вытащил из пачки лист и зачитал:
- Специальный приказ девять три семь – только для специального агента Руперта Адамса. Приоритет номер один: обеспечить доставку организма для исследования. Все остальные соображения вторичны. Заключенными и обслуживающим персоналом пренебречь.
- С-суки, - выдохнул Мюррей, и вдруг бросил листы на пол и начал топтать.

***
- Рядом с грузовым лифтом есть комната с амуницией? – спросил Эклз.
- Да, - Мюррей пытался отдышаться после вспышки ярости. - Только бы добраться до челнока! Зачем тебе амуниция, Дженсен?
Джаред увидел, как Эклз напрягся от подобной фамильярности, и подумал, что нужно мыслить, как полнейший отморозок, чтобы напрягаться в такой ситуации по настолько мелким поводам.
- Джаред одет только в робу. Да и мы не слишком готовы к встрече с тварями. Учти, что как только мы начнем стрелять, во все стороны брызнет кислота. Хочешь вернуться на Землю целым – придется надеть хотя бы шлем и наплечники. И понадобится щит.
- Щит? – уточнил Мюррей, вытаращившись на Эклза, как на говорящую собаку. – На кой черт?
- Если нам удастся войти в лифт, то тремя этажами ниже, у челноков, мы окажемся в ловушке. Никаких маневров – мы закуска с доставкой, Чад. А начнем отстреливаться – все будем залиты кислотой. Щит поможет на время остановить кислоту. Еще вопросы?
- Мне дадут хоть что-нибудь стреляющее? – подал голос Джаред, не особо надеясь на положительный ответ. Окажись он на месте Эклза – не доверил бы себе даже нож.
Эклз снова смерил его своими глазищами, а потом вытащил из кобуры пистолет.
- Без моего разрешения не стрелять. Ты понял, Джаред?
Пистолет лег в протянутую руку, и Джаред ощутил его вес. Ему доверяли. В нем снова увидели человека.
- Да.
Они вышли в коридор и медленно пошли в сторону лифтов. Весь пол в следующем отсеке залило кровью – голова Чарли валялась отдельно от тела. От Бена осталась только кисть с намертво зажатой в пальцах дубинкой. Джаред вернулся к более безопасному занятию – разглядыванию задницы Эклза, стараясь убедить себя, что это просто единственное доступная ему картинка, которая не вызывает желание пойти поблевать за угол.
Со всех сторон что-то щелкало, шумело и свистело – Эклз и Мюррей не дергались, а вот Джаред порядком изнервничался. Ему вдруг стало так страшно, что он уже чуть ли не отовсюду слышал уже знакомый влажный звук.
Эклз шел очень медленно, но успевал осмотреть каждый коридор намного раньше, чем Джаред или Мюррей. К тому же он зачем-то велел замыкающему их шествие Мюррею закрывать на карточку каждую дверь.
- Зачем? – спросил Джаред после второй или третьей двери.
- Пускай они и так смогут выбраться из вентиляции, в наших силах усложнить им задачу. Нам нужны несколько секунд форы.
- Скажи спасибо, что начальник станции отключил систему сканеров и активировал картридеры, Падалеки! А то мы бы большую часть времени потратили на пляски около сканера! - Мюррей хмыкнул и тут же резко развернулся назад. Теперь и Джаред услышал шипение твари.
- Не стреляй, - Эклз провел карточкой по картридеру, и дверь отсекла монстра. – А теперь быстро к комнате сорок пять.
В комнате оказалось на удивление тихо. Шум станции полностью отсекла еще одна внушительная дверь. Джаред изумленно осматривал ряды защитных костюмов, щитов и шлемов.
- Зачем так много? И почему оно все такое… старое?
- Станции уже, наверное, лет сто, - Мюррей, помогающий Дженсену надеть наплечники, неожиданно принялся объяснять. – Я-то думал – ну, экономят, сволочи, на всем, так у нас и контингент неопасный. А оказалось – хрен там было, а не экономия. Они просто нас подставили: полная станция монстров, а у нас ни лазеров, ни нейтронных бластеров. Только огнестрел – раз стрельнешь и сам упокоишься.
- И ни одного огнемета, - подал голос Эклз.
- Да, еще и это. И почему все со мной?! Неужели из-за тех гигабайтов пиратских фильмов, что я качал в колледже? Господи, это несоразмерно! – забубнил Мюррей себе под нос, и Джареду показалось, что Эклз издал тихий смешок. Хотя, может быть, померещилось.
В наплечниках и шлеме, закрытый щитом, Джаред почувствовал себя почти в безопасности.
- Теперь в лифт, - Эклз опять первым вышел из комнаты, и Джаред опять заметил, как его странно заваливает на бок.
- Чего застыл? Влюбился что ли? – Мюррей прыснул, чрезвычайно довольный своим предположением, что невероятно взбесило Джареда.
- Ревнуешь? – огрызнулся он, пытаясь не врезаться в спину Эклза.
Мюррей дружески хлопнул Джареда по спине и заговорщицки прошептал:
- Ну, удачи тебе, дружище. Если что – я слеп и глух.
«Вот придурок», - мрачно подумал Джаред, опять фиксируясь на единственной доступной цели – все той же многострадальной заднице Эклза.
В лифт они загрузились без приключений, и Эклз опять устроился у стены, словно сожалея, что в грузовых лифтах не придумали сидений. Джаред напряженно вслушивался в гудение мотора: никаких посторонних звуков, только мерный, рабочий шум. Сама кабина выглядела очень внушительно – ксеноморфам не удалось бы протиснуться внутрь. И стоило Джареду расслабленно прижаться к теплой стене, как в нее что-то с размаху ударило.
Джаред отскочил в противоположный конец кабины, Мюррей уже вскинул автомат, как вмешался Эклз:
- С ума сошли? Хотите остаться без лифта? Джаред, перестань скакать по кабине, Чад, не смей стрелять! Пусть бьется, стенки должны выдержать.
- А если нет? – Мюррей нервно повел дулом.
- Вот когда нет, тогда и будем думать, - отрезал Эклз. – Может, тварь и не выглядит, как человек, но, похоже, она нас просто-напросто провоцирует.
- Вы с ней случайно не от одной мамочки? – неожиданно развеселился Мюррей. – Больно хорошо ты их знаешь…
- Не городи ерунды, Чад. Просто я очень хочу выжить. Чего и тебе желаю.
Кабина немного подпрыгнула и остановилась. Джаред увидел, как Эклз выставил дуло автомата между его и своим щитом, а сам пригнулся, полностью скрываясь за стеклом. Джаред последовал его примеру и тут же увидел, как открывается дверь. Мюррей и Эклз начали стрелять одновременно, еще когда Джаред даже толком не понял, что происходит. Одну из тварей отбросило назад, вторая получила очередь прямо в голову, забрызгав стены и пол, а вот третья, в которую Джаред даже успел неловко выстрелить, завалилась вперед и на последнем издыхании выкинула вперед вторую челюсть. Джаред от неожиданности отскочил назад, уронив щит, пробитый насквозь. Его спасла пара сантиметров – еще немного и железные зубы сомкнулись бы на его шее.
- Идиот, - в следующую минуту Эклз схватил его за шиворот, выволакивая из лифта вслед за уже выскочившим в коридор Мюррем, и спрятал за собственным щитом.
Сверху, из аварийного люка лифта на них свалилась адски шипящая тварь.
- Пусть бьется, стенки вы-ыдержат, - передразнил Мюррей, очередью вколачивая тварь в лифт, и нажимая стрелочку вверх. – Пусть покатается, сука.
Джаред, прижатый к теплому боку Эклза судорожно выдохнул и вдруг обнаружил, что тот выжидающе смотрит на него.
«Поцеловать что ли?», - озадаченно подумал он и впал в полную прострацию, когда Эклз спросил:
- На тебя ничего не попало? Ты не ранен?
- Нет, - Джаред закашлялся от вони, которую издавали дохлые твари. – Я в порядке. Но буду совсем окей, когда мы окажемся на челноке.
Эклз кивнул и, все еще скрывая Джареда за своим щитом и таким образом оставаясь наполовину без защиты, направился вперед к ряду пронумерованных дверей.
- Код 1452, - подсказал Мюррей, следящий за коридорами.
Эклз набрал цифры, но панель издала короткий сигнал и выдала сведения об ошибке.
- Нажми еще раз, только почетче, - Мюррей нервно обернулся. – Эта хрень вечно заедает.
Джаред мог бы поклясться, что точнее набрать невозможно – Эклз буквально вдавливал каждую кнопку. Джаред на минуту завис, разглядывая его пальцы – слишком длинные и аккуратные для солдата, а когда вернулся в реальность, то обнаружил, что тот напряженно что-то обдумывает, а Мюррей пинает стенку, изрыгая одно проклятие за другим.
- Гребаный Адамс, - рявкнул он, наконец, решив донести ситуацию до Джареда. Он сменил код доступа к челнокам. Нам не открыть их, пока мы не введем мастер-пароль. А он хранится у начальника станции.
- А тот лежит в машинном отделении с пробитой головой, - Эклз медленно обвел взглядом помещение, словно ответ хранился где-то тут. – Чад, как далеко аварийный челнок?
- Он не отсоединится, пока…
- Я спрашивал, как он далеко.
- Не очень. Отсека два влево. Но, Дженс…
Дома у Женевьев жило два толстых кота. Когда Джаред появлялся у нее в квартире, еще на стадии цветочно-конфетных отношений, весь пропахший своими собаками, они садились на лестнице и демонстративно дергали спиной. Джаред мог бы поклясться, что Эклз только что проделал тот же самый трюк – нервно дернул спиной в ответ на такую почти собачью кличку.

***
Дверь к аварийному челноку открылась по первому требованию, и Джаред почувствовал, как его медленно отпускает. Они сделали это. Они спаслись!
Но Мюррей что-то разъяренно втолковывал Эклзу, поэтому Джаред отвлекся от радужных мыслей и заставил себя прислушаться к их разговору.
- Я не смогу стартовать, пока не будет запущена система самоуничтожения, Эклз! И кто ее будет запускать?
- Я, - Эклз забрал из рук Мюррея автомат и кинул растерянно застывшему в коридоре Джареду. – А ты Падалеки прикроешь его, ясно?
- Я иду с тобой, - сказал Джаред, обреченно прикидывая собственные шансы на выживание. Как-то выходило не слишком много.
- Ты остаешься здесь, - Эклз даже не повернулся в его сторону. – Чад, заводи челнок, сможешь?
- Я иду с тобой, - Джаред стиснул кулаки и влез между Мюрреем и Эклзом. – Мне насрать на твои приказы. Хочешь геройствовать, Эклз? Ни хуя у тебя не выйдет! Идем вместе.
Эклз вздохнул и, похоже, уже решил врезать Джареду посильнее, как вдруг вмешался Мюррей.
- Дженс, пусть он идет с тобой. Если вас сожрут – мне больше еды и места останется, - Мюррей кивнул куда-то на ноги Эклзу, и тот неохотно опустил руки.
- Ладно. Чад, будь очень осторожен.
- Так точно, доктор Хаус.
Джаред взял щит Мюррея и вышел обратно в коридор за Эклзом.
- Как мы дойдем до лифта? Там, наверное, уже пола нет от кислоты.
- Здесь есть аварийный лифт, он совсем недалеко от центральной кабины управления. Запустим систему, и спустимся сюда же.
- Мы успеем?
- За пятнадцать минут мы успеем два раза туда и обратно дойти, - Эклз нажал кнопку и снова спрятался за щит.
Джаред выставил дуло своего автомата рядом и стал ждать. На станции где-то прятались девятнадцать тварей. Одну они прикончили в медпункте, четверых сейчас в лифте. Может, им и не надо никуда стартовать на челноке? Просто расстрелять оставшихся четырнадцать.
Джаред еще раз обдумал получившуюся цифру, и подрастерял уверенность. Четырнадцать монстров – многовато даже для целой роты солдат.
- Ты посчитаешь меня придурком, но… - Джаред вздрогнул, когда двери лифта открылись. Кабина оказалась пуста.
- Мы выберемся, Джаред. Только… - Эклз отвел взгляд и начал поправлять перевязь. – Когда мы доберемся до ближайшей станции-спутника, ты снова отправишься в камеру.
Джаред почувствовал, как от обиды даже не знает, что сказать. Он ведь только решил, что снова имеет право говорить с ними на равных. Что он не один, и ему, наконец-то, поверят.
- Понял. Не маленький, - Джаред уставился на спокойно устроившегося около двери Эклза, и с неожиданной яростью подумал, что если бы не вездесущий Чад, то на челноке он бы обязательно нашел возможность нагнуть Эклза и выебать. И плевать на все камеры в мире!
- Джаред, - предупреждающе позвал Эклз, указывая взглядом на двери лифта.
Тот скрипнул зубами и заставил себя сосредоточиться на выживании. Двери медленно разъехались в сторону, открывая совершенно пустой коридор.
- Мне это не нравится, - процедил Эклз сквозь зубы и медленно двинулся в сторону центра управления. Джаред вслушивался изо всех сил, но ничего не происходило.
- А если они штурмуют челнок? – спросил он.
- Тогда нам нужно поторопиться, - Эклз вытер взмокший лоб. – Давай же.
Джаред посмотрел, как тот провел карточкой и взмолился, чтобы Адамса сожрали раньше, чем тот успел изменить код к центру управления. Иначе им оставалось бы только начать охотиться на тварей и героически сдохнуть в одном из коридоров.
Но запоздалые молитвы кто-то все-таки услышал, и они прошли в центр. Где снова никого не оказалось.
- Что-то тут не так. Джаред, стой у дверей. Не своди с них глаз.
Пока Эклз вводил в компьютер команды, что-то нажимал и активировал, Джаред нервно оглядывал коридор. Ему казалось, что воздух сгущается. Твари ждали их, они точно знали, где затаиться до поры до времени.
«Система самоуничтожения активирована. У вас есть пять минут, чтобы отменить автоматическое уничтожение станции».
Интересно, о чем думала женщина, чей голос записывали для таких сообщений? О тех людях, которые погибнут на взорвавшейся станции? Или о том, что сообщение - простая формальность, и никто никогда не запустит смертельный код?
И тут вдруг со всех сторон понеслось рычание, словно твари внезапно поняли, что именно они включили.
Эклз рванулся к дверям, рявкнув на ходу:
- Бегом к лифту! Иначе нам конец!
Джаред сорвался с места с такой скоростью, что в первый раз опередил Эклза. Наплечники и шлем жутко мешали бежать, но цоканье когтей по решеткам подгоняло лучше, чем тяжелое дыхание Эклза за спиной.
Когда тот сдавленно охнул и свалился почти у самого лифта, Джаред растерянно встал посреди коридора, не зная, что ему делать. Эклз неловко попытался подняться, но тут же со стоном рухнул обратно.
- Что с тобой? – Джаред попытался поднять Эклза, но тот, похоже, ударился слишком сильно – на лбу выступила испарина, а зрачки расширились.
- Нога… Старое ранение… Не могу встать. Бери оба щита и спускайся вниз.
Джаред замер. Чад ведь нормальный парень, и сам не в ладах с законом. Он точно не станет сдавать его обратно в тюрьму. Мысли казались умными и правильными. И в тоже время Джаред уже понимал, что не сможет просто оставить чертового Эклза тут.
- Хрен тебе! - сорвавшимся голосом рыкнул он, мысленно представляя свое имя на стене памяти погибших в космосе.
Закинув одуревшего от боли Эклза себе на спину, Джаред медленно потащил его к лифту. Пришлось бросить и щиты, и автомат. Он не знал насколько облегчил себе ношу: Эклз и так, казалось, весил килограммов двести. Во всяком случае, в таком состоянии.
«Там всего несколько метров. Нам повезет. Нам обязательно повезет».
Джаред услышал шипение, и вдруг из люка свесился хвост, о котором упоминалось в отчетах. Длинный, он состоял из множества больших позвонков и весь истекал слизью. Ксеноморф с чавканьем спустился на пол и встал во весь рост прямо напротив них.
Жуткие челюсти твари оказались совсем рядом с лицом Джареда.
«Пиздец», - подумал он, понимая, что, скорее всего, больше ничего подумать не успеет. Стало очень обидно, что теперь ему уж точно никак не удастся стать известным. Вряд ли даже Женевьев вспомнит его через десять-пятнадцать лет.
Тварь издала тихое шипение, наклоняя жуткую голову чуть ниже, к груди. И вдруг разочарованно развернулась и снова скрылась в вентиляционной решетке.
- Твою мать, Эклз. Все из-за тебя. И твари, и задница у меня болит из-за тебя, и… Я тебя, ублюдка, выебу. Просто выебу. Нагну в гребаном челноке и выебу. Выебу, выебу, выебу.
Джаред и сам не помнил, как зашел в лифт, нажал кнопку и даже, как они на нужном этаже тащились к дверям челнока. Помнил только, что после его чересчур эмоционального спича Эклз совершенно ошалевшим голосом спросил:
- Вроде бы кто-то настаивал на предварительных ласках… Детка?

 

***
Джареда колотило так, что он даже ничего сказать не мог. Только промычал что-то невразумительное подскочившему Мюррею и едва не свалился, споткнувшись о порог.
Голова казалось огромной и наполненной раскаленным воздухом, по лицу ручьями струился пот, а пол ходил ходуном под ногами.
- Что, нога екнулась?
- М-м-угу, - закивал Джаред, укладывая Эклза на скамью.
- Держи его. Сначала стартуем, потом займемся нашим суперменом.
Джаред хотел пересесть на другую скамью, но Эклз вдруг вскинулся и сказал:
- В стене аптечка, быстро вколи мне обезболивающее. Пока я не обыщу весь корабль, и не пойму, что ни одна тварь во время затишья тут не спряталась, я не успокоюсь.
Вид у него был совершенно безумный.
- Вколи ему, - подал голос Мюррей. – Дженс прав.
- Не называй меня Дженс, - наконец, сорвался Эклз. – А не то надолго станешь малышом Чадди, придурок!
- Ладно-ладно! Успокойся, ковбой! Стартуем, держитесь!
Челнок заметно тряхнуло, и уже через минуту они оторвались от станции и рванули в сторону Нептуна.
- Тебе повезло, что до того как создать компанию, я работал младшим медицинским работником, - Джаред сделал инъекцию, удивившись про себя, что как только он взял шприц – руки тут же перестали трястись. Может, старики оказались правы и мастерство действительно нельзя позабыть.
С минуту полежав с закрытыми глазами, Эклз сел.
- Я осмотрю челнок.
- Я с тобой, - обреченно отозвался Джаред и снова взял в руки пистолет. – И я тебя ненавижу, Эклз.
Чертов ублюдок! Чертов въедливый урод!
Джаред чувствовал, что сейчас просто рухнет на пол и уснет, несмотря на всех тварей. Но Эклз облазил каждый угол, открыл каждую решетку, пока, наконец, не убедился, что ни один монстр не пробрался на борт.
- А теперь любуйтесь на фейерверк! – провозгласил Мюррей по внутренней связи.
Джаред взглянул в иллюминатор и увидел, как станция, словно в замедленной съемке, медленно взрывается изнутри. На миг она стала огромным огненным шаром, а потом превратилась в груду обломков.
Эклз тоже выглянул, буквально прижав Джареда к стене.
- Да иди ты к черту! – рявкнул тот, выдираясь. – Совсем охренел?
- А что такое? – Эклз посмотрел на него, как на клинического идиота.
Мюррей опять включил внутреннюю связь и строго предупредил:
- У вас восемь часов, чтобы поспать, циркачи. А потом кто-нибудь из вас меня сменит.
- Включи автопилот, дебил, - посоветовал Эклз в микрофон.
- Найдешь, где он, и можешь погладить себя по голове, кретин.
Джаред махнул рукой и пошел в каюту. Ему надоело слушать словесные перепалки. У него в глазах откровенно плыло. Закинув в угол каюты наплечники и шлем, Джаред рухнул на кровать, надеясь, что его оставят в покое.
Чего он ожидал меньше всего – что Эклз упадет на кровать, прямо на него.
- Нет, ну я всегда знал, что все тюремщики чертовы гомосеки, но чтобы так палиться, - пробурчал Джаред, спихивая того с себя.
- Аварийный челнок предназначается для начальника станции. Тут одна кровать, Падалеки. И если ты не собираешься за нее драться, то подвинься.
Джареда охватило безразличие ко всему происходящему, и он только вздохнул, пытаясь отодвинуться к стене.
- Мне ведь не приглючилась та тварь у лифта? Ты ее убил? Или что? – Эклз повернулся к нему, и Джаред смог вблизи рассмотреть его умопомрачительные губы.
- Он не стал меня жрать. Я не знаю почему.
- Ты не андроид случаем? – дыхание Эклза ожгло шею Джареда, и он еще чуть-чуть отодвинулся.
- Ага, ну, совершенно случайно. Если тебе интересно – можешь укусить меня за палец, Эклз, - и в подтверждении своих слов Джаред сунул палец под нос Эклзу. Тот отклонил столь щедрое предложение и палец в сторону, лениво улыбаясь. Кажется, обезболивающее добралось и до мозга.
- Я Дженсен, хорошо?
- Не Дженс? – фыркнул Джаред, вспомнив раздраженно подергивающуюся спину, и поймав возмущенный взгляд Эклза, пожал плечами. – Ну, я же был деткой!
Эклз расхохотался и перекатился на спину. Он хотел еще что-то сказать, но явно не нашел сил поднять голову и открыть рот.
Джаред пообещал себе, что только на минуту закроет глаза, а потом повернется на бок и двинет Эклза в бок, но мгновенно вырубился.

 

***
Джаред проснулся от совершенно жуткой мысли, чувствуя, как у него в груди все болит, его начинает подташнивать. В общем-то, все симптомы заражения грудоломом проявились разом.
Он потряс спокойно спящего Дженсена за плечо и спросил:
- Эй… Может, тварь не сожрала меня, потому что я заражен?
Эклз открыл глаза, смерил его взглядом и коротко ответил:
- Нет.
Джаред снова потряс его, удивляясь такому спокойствию.
- Но он пару минут завис у моей груди, как будто там развивался зародыш, а потом ушел. Я заражен!
Дженсен судорожно вздохнул, похоже, понимая, что не отделается от Джареда никогда, если не объяснится.
- Давай я послушаю? Он же должен там шевелиться?
Джаред закивал и улегся на спину. Дженсен сначала положил ладонь ему на грудь, и только потом только начал слушать.
- У тебя тут какой-то медальон, - заметил он, вытаскивая ампулу на свет.
- Подобрал в кают-компании, - пояснил Джаред. – Ну как? Он там?
- Weyland Yutani, - Дженсен хмыкнул. – Это компания-заказчик. Она и отсылала приказы Адамсу. Помнишь, ты читал про феромоны? Так вот они. Тебе нереально повезло, Джаред.
Облегчение, накрывшее Джареда, могло сравниться только с чувствами внезапно оправданного прямо на эшафоте. Дженсен что-то еще говорил, но Джаред уже не слушал, обнаружив, что тот лежит прямо на нем, и чертовы губы, наконец-то, находятся в пределах досягаемости.
Дженсен, похоже, немного охренел, когда Джаред полез его целовать. Во всяком случае, Джаред смог еще раз полюбоваться на расширившиеся зрачки последнего.
- Джа-аред, - многообещающе начал Дженсен, упираясь рукой в подушку над головой Джареда. – Ты хочешь трахаться?
- Еще как, - в тон ему ответил Джаред, чувствуя, как еще немного и просто свихнется.
- Хорошо, - от ухмылки Дженсена веяло чем-то дьявольским, и Джаред некстати вспомнил, что Мефистофель, кажется, тоже хромал.
- И где мне подписать? – задумчиво спросил он, пока Дженсен неторопливо разглядывал его.
- Я тебе потом покажу.
Джаред не успел даже ответить, как вдруг оказался прижат к кровати со спущенными штанами и задранной футболкой. Дженсен опять издал тихий смешок, который, казалось, скользнул под кожей Джареда и заставил все внутренности свернуться в тугой узел. С трудом вспомнив, как дышать Джаред обиженно выдохнул:
- Какого черта?
И вдруг лицо Дженсена, дьявольски прекрасное лицо оказалось совсем рядом.
- Не хочешь?
- Хочу, - Джаред, завороженный линией скул, длинными ресницами и бесовскими глазами, смог только сдаться. Ни на что больше его не хватило. Кажется, Дженсен вовсе не собирался дать себя нагнуть, скорей уж наоборот.
И Джареду вовсе не хотелось протестовать, пока ему позволяли смотреть на Дженсена так близко, пока ему доверяли.
Дженсен выдохнул что-то похожее на «охренительно красивое тело», и провел по груди Джареда ладонью. Прикосновение оказалось слишком коротким, но Джаред почувствовал, что руки у Дженсена раскаленные.
И эти руки не собирались останавливаться на достигнутом. Дженсен с почти садистским терпением прочерчивал все новые линии на его теле, прочно зафиксировав руки Джареда футболкой. Температура в каюте все поднималась, и Джаред уже начал мечтать о хотя бы слабом дуновении, когда услышал щелчок, и включился климат-контроль.
Не удерживай его Дженсен, Джаред бы начал извиваться на кровати, как угорь – прикосновения прохладного воздуха к разгоряченной коже окончательно вышибли последние остатки разума.
- Садист! Гребаный садист! – почти проскулил Джаред, и тут же почувствовал пальцы Дженсена на своей заднице. – Не смей опять!
Тот издал совершенно не приличествующий ситуации гогот и сдавленно сообщил:
- Ты меня прости, детка. Я больше не знаю куда!
От неожиданности Джаред тоже заржал, чувствуя, как его, наконец-то, отпускает. Отпускает вся ситуация в целом - чертов досмотр, камеры, твари.
- А вазелин ты из камеры досмотра упер? – спросил Джаред, отсмеявшись. – Вот вы чем на работе занимаетесь!
- Только для тебя, - пообещал Дженсен, наклоняясь к нему и целуя.
А дальше Джаред не стал расспрашивать, позволив Дженсену творить все, что ему захочется. Главное, чтобы потом Чад не убил их за испачканное белье.

***
Чад убедился, что двое в каюте слишком увлечены друг другом, и вбил в автопилот координаты Марса.
Топлива в маленьком, аварийном челноке хватило бы на полет из одной системы в другую, а не только на полет от Плутона до Марса.
«Кейн, готовь комнаты. Мы скоро будем».
Отправив зашифрованное сообщение, Чад ухмыльнулся.

Конец



Сказали спасибо: 77

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408