ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
309

Посмотри на меня

Дата публикации: 17.10.2012
Дата последнего изменения: 19.10.2012
Автор (переводчик): ~Solinary~;
Бета: Aya-sama
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; детектив; ужасы;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: миди
Примечания: Тема: тайна/интрига
Саммари: Частный детектив Дженсен Эклз никогда не занимался благотворительностью и не собирался начинать. Но просьба Сандры Маккой поискать ее исчезнувшую подругу почему-то не оставила его равнодушным. До исчезновения девушка общалась с неким Стивеном, чьи ролики на ю-тубе пользовались успехом у зрителей. Неужели Стивен заманивает доверчивых девушек в ловушку и убивает их? Дело, которое кажется таким легким, постепенно пугает все больше.
Глава 1

Иногда Дженсен любил представлять себя героем старых детективных фильмов. Вальяжно развалиться в кресле, небрежно покуривая сигарету и стряхивая пепел в причудливо изогнутую пепельницу. И ждать, когда прекрасная, заплаканная незнакомка с фигурой Мэрилин Монро вбежит в его офис и попросит помощи.
С этого момента и начинались все проблемы. Во-первых, офис, если говорить совсем уж честно, напоминал нечто среднее между служебным помещением, заваленным коробками по самый потолок, и пристанищем очень одинокого холостяка – коробочки из-под лапши громоздились друг на друге, словно малобюджетная копия Пизанской башни. Так что прекрасная незнакомка предпочла бы немедленно покинуть сей скромный приют, брезгливо поджимая пухлые губки и морща очаровательный носик. Конечно, если бы ее не завалило коробками от первого же неосторожного движения.
Дженсен вздохнул и, засучив рукава, принялся разгребать завал. Он никогда не думал, что вернется в офис и снова продолжит карьеру частного детектива, но неоплаченные счета отказывались принимать во внимание душевные терзания и моральные травмы, полученные во время последнего дела.
На самом деле, Дженсен понимал, что сам виноват во всем, что случилось, но очень хотелось свалить ответственность на чужие плечи: хотя бы на прекрасную гипотетическую незнакомку. Расходилась, понимаешь, по частным детективам, ленивая бездельница.
Карьера в полиции казалась Дженсену идеальной – ответственность, возможность стать героем, помогать людям. К тому же манил почти рыцарский девиз «Служить и защищать». Кто бы объяснил наивному техасскому парню, что работа полицейского скучна, наполнена бесконечными отчетами и запретами. Геройствовать и пороть горячку не давали, а Дженсен никогда не умел просчитывать собственные действия на пятнадцать шагов вперед и предполагать последствия некоторых горячечных поступков.
Возможно, с виду он и казался спокойным и невозмутимым, но едва появлялась возможность взять след, как он точно хорошо обученная собака бросался вперед, забывая про миллион бумажек и ушлых адвокатов.
После одного из проигранных дел – улики суд принять в расчет не мог, потому что Дженсен попал в квартиру раньше, чем выписали ордер на обыск – шеф вызвал его к себе и деликатно посоветовал поумерить пыл, взять отпуск, а еще лучше два, неотгулянные за последние несколько лет. В тот момент Дженсен посчитал себя оскорбленным в лучших чувствах и написал заявление по собственному.
Потом уже гордость не позволяла прийти с повинной. В тот момент, когда голод медленно, но верно переламывал сопротивление последних остатков достоинства, Эрни, приходящийся Дженсену не то троюродным дядюшкой, не то двоюродным дедом, отошел в иной мир, оставив после себя наследство и небольшое детективное агентство.
Как и всегда, от мыслей о собственной неудавшейся карьере в полиции Дженсена охватила странная смесь обиды и облегчения. Он, наверное, никогда не сумел бы работать в полиции, даже отбыв пять отпусков зараз. Потерев висок, за которым вдруг кольнуло, словно иголкой, Дженсен смел лотки из-под лапши в мешок для мусора и открыл верхнюю коробку.
Судьба точно издевалась: на самом верху лежал диплом и многочисленные благодарности, врученные дядюшке Эрни во время его службы в полиции. Старик открыл агентство только после выхода на пенсию, а до того верой и правдой служил закону и, Дженсен мог бы поклясться, всегда помнил про чертовы бумажки.
В детективном агентстве все оказалось проще – клиентура сохранилась еще с дядюшкиных времен, Дженсен брался за любую работу и не просил огромные деньги, так что на кусок хлеба с индейкой он точно зарабатывал.
Конечно, сначала поиск собак, кошек и слежка за неверными женами порядком доставали, но Дженсен не оставлял надежду когда-нибудь раскрыть какое-нибудь дело, достойное Шерлока Холмса и Ниро Вульфа.
Аккуратно вынув дипломы, Дженсен убедился, что больше в коробке нет ничего ценного, и без сожаления переставил ее поближе к горе мусора. Даже удивительно, сколько хлама, оказывается, хранилось в маленькой кладовке – Дженсену с самого начала показали доверху забитое коробками помещение, но руки дошли разобрать его только сейчас.
Плечо заныло, напоминая, что не совсем восстановилось для силовых упражнений, а особенно для генеральной уборки.
Последний пойманный на измене муж вовсе не обрадовался вмешательству в частную жизнь, но в суд не пошел, а предпочел нанять четверых здоровых лоботрясов, изрядно попортивших Дженсену здоровье.
Крис Кейн, единственный человек из участка, с которым продолжал общаться Дженсен, пообещал найти уродов, заодно посоветовав оставить карьеру, съездить к морю и вернуться в участок. Крис чем-то походил на Дженсена – тоже в начале карьеры наломал дров, но потом, когда ему в напарники дали Стива Карлсона, который, не то в силу природного темперамента, не то благоразумия, успевал вовремя ухватить Криса за руку и заставить дождаться ордеров и прочих бумажек, успокоился и усвоил правила игры.
Дженсена хватило на неделю отдыха, после чего он, чувствуя себя окончательно рехнувшимся и еще более уставшим, вернулся в офис.
Его охватила полнейшая апатия – не хотелось ничего делать, просто лечь и выспаться, но сколько бы часов ни продолжался сон, Дженсен оставался таким же разбитым и издерганным. Во время учебы в такие периоды, попадавшие почему-то на осенние и весенние месяцы и подозрительно походившие на обострения, помогала генеральная уборка помещения. После нее и силы появлялись, и в голове прояснялось.
Очередная коробка, полная канцелярских принадлежностей все мастей, - раньше Дженсен не замечал за дядюшкой склонности к коллекционированию хлама – отправилась в башню на выброс, а горы все не становились меньше. В освобожденной кладовке Дженсен мог поставить себе кровать и находиться на рабочем месте круглосуточно, но почему-то этот факт не радовал.
Решив немного размяться и выкинуть хотя бы часть отложенного, Дженсен вышел за дверь с немного стершейся надписью: «Детективное агентство «Пинкертон» - и едва не сбил с ног симпатичную девушку, скорее всего, поднимавшуюся к миссис Телль на урок музыки.
- Извините, мисс, - он поудобнее перехватил коробки и медленно пошел к лестнице, надеясь, что не повредит себе шею.
- Мистер Эклз? – неуверенно спросила девушка, догоняя его.
- Вроде бы, - коробки пришлось поставить на пол. Краем глаза Дженсен оценил собственный вид в зеркале, висящем в холле: насупленный, небритый мужик, неопределенного возраста в испачканных в пыли спортивных штанах и футболке, наверное, не слишком походил на частного детектива. Скорее уж на частного головореза.
- Вы заняты? – со странной молящей интонацией произнесла девушка.
- У меня весенняя уборка, - пояснил Дженсен. – Хоть сейчас и не весна. Если вы придете завтра, то я смогу принять вас или ваших родителей…
- Нет!
Дженсен едва не сел на собственные коробки. Вроде власти недавно радовали жителей самым низким процентом душевнобольных по всей Америке, а тут такое. Говорят, что спор – это самое последнее дело с такими людьми.
- Ладно. Главное, не волнуйтесь. Я только вынесу коробки, и мы с вами поговорим, мисс…?
- Меня зовут Сэнди, сэр. Сандра Маккой. Мне очень нужна ваша помощь.
Дженсен почувствовал, как в груди колыхнулось давно забытое чувство предвкушения нового дела, но он отогнал его, как отгоняют неприятные воспоминания. Какие проблемы могли быть у юной девушки, раз она не пошла в полицию или к родителям? Не иначе любимый песик сбежал в неизвестность.
Коробки с грохотом упали в мусорный бак, а сверху на них Дженсен аккуратно положил все-таки прихваченные со стола дипломы. Не хватало еще завидовать собственному дядюшке.

 


Кажется, девушку внешний вид детектива не смущал вообще. Дженсен даже мысленно приготовился прочитать маленькую лекцию о безопасности, но мисс Маккой не дала ему вымолвить и слова.
Она ужом проскользнула в кабинет, словно там ее ждала корона «Мисс Америки», и устроилась на стуле, с которого, по счастью, Дженсен успел снять коробку с вещами. Прямо идеальная жертва для маньяка.
- Мисс Маккой, вы удивительно беспечны, - Дженсен попытался улыбнуться. – Вы даже не спросили мое удостоверение.
- У меня нет на это времени. Родители считают, что я на занятиях в музыкальной школе, - пояснила Сандра.
Звучало противозаконно – Дженсен внутренне напрягся, прикидывая, что в таком случае понадобилось от него. Может, кто-то и согласился бы нарушить закон, но только не Дженсен. Он все еще чувствовал себя полицейским, а девиз «Служить и защищать», казалось, вытатуировали на внешней стороне век.
- Мисс, вы уверены, что я могу вам помочь?
Сандра вздохнула – она вовсе не походила на оторву или проблемного ребенка и, видимо, впервые нарушала правила, – а потом, точно собравшись, принялась тихо объяснять:
- Дело в том, что пропала моя подруга, Женевьев Кортез. Я чувствую – с ней не все в порядке.
- Мисс, - Дженсен постарался говорить уверенно и спокойно. – Пропавшими людьми должна заниматься полиция. Давайте я сейчас позвоню своему другу, он профессионал, вы ему…
- Нет!
Дженсена едва не снесло со стула: от окрика звякнули стекла в окне, а соседка сверху немедленно начала стучать в пол, намекая, что уровень шума непозволительно высок. Версия о психическом расстройстве снова всплыла на поверхность.
- Простите, мистер Эклз, - Сандра вытащила флэшку из сумочки и положила на стол. Рядом с банкой от растворимого пюре розовая, украшенная стразами и брелком с мишкой, флэшка смотрелась абсурдно. Навязчивые идеи о флэшке, начиненной взрывчаткой, будто плясали в голове развратные танцы.
- У вас есть какая-то информация? Мисс Маккой, я уже говорил вам, что полиция…
- Полиция отказывается искать Жен. В ее комнате нашли записку о том, что она отправилась вместе с рок-группой своего парня в Оклахому. И кто-то вроде даже видел ее там. Но она позвонила бы или написала! Мы же лучшие подруги.
Дженсен чувствовал себя охотничьей собакой, которой только что показали свежий след – ему хотелось взглянуть на записку, начать изучать распорядок дня пропавшей, поговорить с родителями, да хотя бы вытрясти из Сандры все подробности. Но…
- Вы моя последняя надежда, - девушка сгорбилась, а ее глаза повлажнели – запрещенный прием в разговоре с мужчинами, а особенно частными детективами. – Я не прошу вас задерживать кого-то. Просто найдите доказательства исчезновения Жен, и я пойду в полицию.
От слежки и поисков очередных блохастых любимцев Дженсена уже подташнивало. Хотя, возможно, тошнота появилась от сотрясения мозга, и врачи в больнице ошиблись насчет диагноза.
- Я смогу заплатить, - Сандра вытащила из сумочки пачку банкнот, перевязанных ленточкой. Судя по всему, она разбила копилку с карманными деньгами – купюры выглядели по-разному, некоторые немного помялись.
Отлично. Не хватало еще отнимать деньги на завтраки, как головорезу из старшей школы. Дженсен потер лоб и едва не начал биться головой о стол: его просто, качественно и с женской непосредственностью загнали в угол, надавив хрупким коленом на болевые точки.
- Так, мисс Маккой. Давайте заключим сделку. Я берусь за ваше дело, а вы обещаете мне, что немедленно с доказательствами отправитесь в полицию. Денег я не возьму. Только вам придется рассказать мне все о вашей подруге и объяснить, к чему вы принесли флэшку.
Сандра мгновенно забыла о слезах и принялась немного сумбурно рассказывать, еще раз заставив Дженсена почувствовать себя использованным.
- На флэшке записаны все ролики с канала Стивена. Я думаю, что он может знать, где Женевьев. Я думаю, что она могла отправиться на встречу с ним.
- Вы же говорили, что Женевьев всем с вами делилась и не стала бы ничего скрывать.
Сандра зарделась и на мгновение стала похожа на одержимую фанатку.
- Стивен – это… Знаете, я тоже бы никому не сказала про встречу, даже лучшей подруге. Он просто милашка, все девочки в школе мечтают с ним пересечься. Он даже присылал мне поздравление с днем рождения, хотя у него сотни подписчиков.
- Стивен – телеведущий?
- Что вы! Он просто обычный парень, снимает свою жизнь и выкладывает на ю-тубе. Но он такой классный. Я готова сутками смотреть его видео!
Картинка вырисовывалась просто хрестоматийная: неизвестный парень в интернете знакомится со школьницами, заманивает их на встречи, продолжение каждый додумывает в меру собственной испорченности. Обычно похищенные маньяками девушки живут не слишком долго.
- Когда пропала Женевьев?
- Два дня назад. Я ждала от нее сообщения, но…
- Мисс Маккой, - Дженсен не очень любил говорить эту фразу, но напрасная надежда, с его точки зрения, разрушала человека. – Вы понимаете, что Женевьев может быть уже… не среди нас.
- Я понимаю, - прошептала Сандра и полезла в сумочку за платками.
- Тогда нам стоит поторопиться. Я заберу флэшку, если вы позволите, и буду держать вас в курсе.
Сандра бросила взгляд на часы и, все еще тихо всхлипывая, поднялась со стула. Дженсен, ловко обогнув коробки, умудрился пройти к двери первым и галантно распахнуть ее. На самом деле ему дико хотелось выпроводить неожиданную клиентку и заняться делом.
- Пожалуйста, - Сандра схватила его за руку, и Дженсен вздрогнул от неожиданности. – Она самый дорогой для меня человек, как родная сестра. Узнайте, что с ней. Вот мой телефон.
- Конечно, - наверное, в конкурсе на самого вежливого копа Дженсен занял бы первое место с конца, потому что, отцепив пальцы Сандры от запястья, он поспешил закрыть дверь.
Где-то в развале находился ноутбук и бумага – Дженсен предпочитал рисовать схемы, чтобы облегчить себе работу. Наверное, кто-то наверху не хотел, чтобы Дженсен убирался, так что коробки пришлось составить у стены.
Итак, игра начиналась, и Дженсен чувствовал, что наконец-то нашел свое дело.

 


Он не знал, что хотел увидеть на флэшке. Кажется, Сандра не слишком заботилась о безопасности личных данных, потому что помимо роликов в папках лежали какие-то школьные работы, фотографии, видеозаписи. Просто рай для человека, который зарабатывает на жизнь шантажом.
Среди бардака Дженсен едва нашел папку, озаглавленную «Стивен». Пальцы чуть подрагивали от напряжения, так что Дженсен не только открыл папку, но и запустил самый первый ролик.
Похоже, что Стивен начал свое восхождение на вершину славы не с видео высокого разрешения, да и звук тоже не отличался качеством. Камера показывала худого, улыбчивого парня с блестящими глазами – не то перевозбуждение, не то спиртное, да и наркотики не стоило исключать – и копной растрепанных волос. Он заметно нервничал и немного запинался.
Дженсен открыл один из последних роликов и обнаружил, что качество съемки, звука, освещения заметно улучшились. Да и Стивен выглядел не таким взволнованным. Но стоило посмотреть все с самого начала.
- Привет. Меня зовут Стивен. Обычно я не слишком общителен, но уверен, что мои ролики привлекут не так уж много людей. Так что просто представлю – я здесь один. Я часто остаюсь в одиночестве, люди считают меня странным и навязчивым. Но поверьте – вы видите перед собой обычного парня, которому не хватает друзей.
Стивен запустил пальцы в волосы, явно не представляя о чем говорить дальше, а потом неожиданно просиял.
- У меня не хватает воображения придумать еще речь, так что вам придется стать свидетелями ужасного: прямо сейчас, в, так сказать, прямом эфире я приведу себя в приличный вид. Знаете, люди иногда путают меня с йети, так что не удивляйтесь, если увидите мои фотографии в одних семейных трусах: это всего лишь утренняя пробежка.
Дженсен поставил на паузу и еще раз внимательно изучил лицо предполагаемого убийцы: что-то в его поведении напрягало, будто бы проявлялась некая одержимость, потребность.
Ничего неожиданного для маньяка, если, конечно, Дженсен не ошибался.
- Вот чудесные ножницы – они постоянно покушаются на мои уши, но, как видите, пока все на месте, до последнего кусочка. У меня огромный опыт в стрижке самого себя, я мог бы выиграть конкурс «Фрик месяца».
В голосе Стивена появились новые нотки: Дженсен мог бы поклясться, что тот погрустнел. Ничего веселого или замечательного в способности постричь себя не наблюдалось: или же финансовые проблемы не позволяли посещать парикмахерскую, или не осталось никого, кто подстриг бы парня в домашних условиях.
Дженсен почти сразу же нашел канал на ю-тубе и вышел на профиль Стивена. Если тот не лгал, то недавно ему исполнилось восемнадцать лет. Не слишком ли рано для убийства девушек?
- Не повторяйте это дома. Серьезно! Я-то мастер, а насчет вас я не в курсе!
Под щелканье ножниц Дженсен принялся проглядывать комментарии: в основном, восторженные вопли девушек, пара пожеланий сдохнуть на месте от местных юродивых, несколько весьма красноречивых «пидор», видимо, от больших знатоков темы. Такие комментарии мог собрать даже ролик с котятами, хотя последних вроде бы не с чего обвинять в гомосексуализме.
- Итак… Барабанная дробь – перед вами новый Стивен, версия после стрижки. Разве я не красавчик?
Дженсен вернулся к ролику и оценил новую стрижку: парень не врал, он действительно отлично приноровился обслуживать себя как заправский цирюльник. Хоть и не все пряди выглядели ровными, но зато парень перестал напоминать бродячую собаку. Вот оно – выражение потерянной собаки вызвало ощущение одержимости. Иногда псы сидят около столбов или магазинов, пристально вглядываясь в каждого прохожего, и от их взглядов разрывается сердце. Будто говорят «Вы мой новый хозяин? Вы возьмете меня?»
Стивен потянулся к камере, а потом напоследок вдруг улыбнулся – светло и заразительно, демонстрируя ямочки на щеках. Дженсен никогда не занимался физиогномикой, но ощущение ошибки буквально навалилось на него: эта улыбка не могла принадлежать маньяку или психопату.
- Возьми себя в руки, Эклз! – откашлявшись и чувствуя себя рехнувшимся, произнес Дженсен. – Ты же не школьница. Может, этот парень именно так дурил голову малолеткам, а потом выпускал им кишки.
Голос звучал по-идиотски – его ролики с ю-туба точно ушли бы в минус при таком-то обаянии. Только комплексов не хватало к неопределенному будущему.
Вернувшись к комментариям, Дженсен набрал номер Криса, надеясь, что тот не сидит в засаде на каких-нибудь плохих парней.
- Здорово, Ниро Вульф, - Кейн заржал, как и всегда, над собственной шуткой, а потом спросил: - Опять нужна помощь?
Судя по шуму, он выбрался пообедать в ближайшее от участка кафе и находился в превосходном настроении.
- Мне подкинули одно дельце, - Дженсен никогда не скрывал ничего от Кейна. Тот обладал отличной интуицией и бульдожьей хваткой – малейшее подозрение, и он вытянул бы душу из Дженсена. – Пришла некая Сандра Маккой и попросила найти ее подругу.
- Маленькую мисс Кортез? Слушай, Джей, это пустое дело. Она колесит по штатам со своим парнем.
- Ее видели? С ней разговаривали?
- Точно не знаю, но Майк – ты помнишь Майка, да? – созванивался с ребятами, они сказали, что девушка там.
- С ней лично кто-то разговаривал?
- Не знаю.
Дженсен вздохнул. Вполне возможно, что он пошел по ложному следу. Но, черт бы побрал толстозадых уродов на местах – почему они не сказали точно?
- Кто-нибудь займется получением точных сведений?
- Хрен их знает, Джей. Ты не хочешь вернуться? Занялся бы этим сам?
Давай, друг, проверни кинжал в моей спине.
- Позвони, как узнаешь.
Дженсен сбросил вызов, а потом, поддавшись мимолетному порыву, изо всех сил двинул кулаком по столешнице, едва не попав по экрану сотового. Ленивые ублюдки! Какого хрена они делают на своих местах, пока… Дженсен выделил нужную строку в комментариях, забыв про гнев и обиды.
«Привет, Стивен. Я считаю, что ты классный. Завтра у меня день рождения, а мне не с кем его отметить. Может, ты составишь мне компанию? Пиши в личку» - предложил некая Черная кошка. Конечно, после нее последовало еще много подобных предложений, но не скрывалась ли Женевьев за ником?
- Мисс Маккой, - Дженсен постарался звучать солидно. Удержаться от очередного сравнения себя со Стивеном не удалось. – Какой ник взяла себе Женевьев в сети?
- Руби, - прошептала Сандра. – Простите, я на занятии и не могу говорить.
- Спасибо, - Дженсен отключился и откинулся на спинку стула. А кто сказал, что Женевьев единственная жертва? Судя по всему, Стивен выложил первый ролик два года назад – да за это время он успел бы перебить всю школу.
Стоило выяснить, кто же скрывался за никами, но кто бы дал бывшему копу такую информацию. Разве что хакер?
Зеркало в коридоре спасло Дженсена от неминуемого позора: не хватало еще выйти на улицу в таком виде. Во всяком случае, такому типу Дженсен руки бы не подал.

 


У настоящих хакеров дома всегда водилось дикое количество открытых пачек с чипсами, пиво и полчища тараканов, вызванные предыдущими пунктами. В прошлый раз, когда Дженсен навещал Чада, он едва нашел приличный, незанятый усатыми незнакомцами стул. В этот квартира напоминала лучшие дома Европы – ни пылинки на поверхностях, везде цветы и салфетки, а стакан с пивом стоял на подставке около монитора. Только сам Чад по-прежнему одевался в истертые джинсы и футболки с надписями. Сейчас на его груди красовалось «cat /dev/ass > /dev/head », и Дженсен не хотел даже думать, что означает эта тарабарщина.
- Эклз, ты мое проклятье, - Чад закинул в рот пару кукурузных палочек из мисочки с маками. – Дай догадаюсь – тебе нужна помощь обаятельного парня, вроде меня?
- Конечно, - Дженсен поднял пакет из китайского ресторана повыше и спросил: - Мне удастся тебя подкупить?
- Если моя девушка увидит утку по-пекински – она снимет с тебя голову, ковбой. Но пока ее нет, рассказывай.
Чад разломал палочки и принялся поглощать еду так, будто его не кормили сутками. Наверное, мифическая девушка не одобряла еды в картонных коробочках и беспорядка. Зато Дженсен присел, не боясь уничтожить пару-тройку местных обитателей.
- Мне нужно выяснить данные четырех пользователей ю-туба.
- А адрес Санты ты не хочешь? – Чад фыркнул. – Кто-то заснял твое пение в душе и набрал миллион просмотров?
- Какой-то урод убивает девушек.
Закашлявшись, Чад едва не свалился со стула – видимо, утка пошла не в то горло. Такое случалось с юмористами сплошь и рядом.
- Как всегда серьезен, Эклз. Ладно. Ники у тебя хоть есть?
Дженсен протянул бумажку с именами – он обнаружил несколько девушек, в разной форме предлагавших личную встречу, в том числе и Руби-Женевьев. Каждый раз Стивен лично появлялся в комментах и соглашался. Правда, Дженсену показалось, что после первой девушки тот чуть больше нервничал – фразы стали короткие и почти официальные. Руби он написал: «почту за честь встретиться», что в интернете звучало почти как мертвый язык.
- Девочки, девочки… - на подбор паролей Чаду понадобилось минут десять. – Почему им не преподают сетевую безопасность?
Им, похоже, вообще никто не говорил, что мир жесток. Судя по тому, что Женевьев сбежала из дома, а ее родители даже не испугались – они давно наплевали на дочь и ее выкрутасы. А парни в сети, да и на улицах сразу же вычисляли таких вот девочек, чтобы потом сотворить с ними что-нибудь ужасное.
- Распечатать тебе их данные?
- Если не напряжет, то да.
Чад кивнул, а, когда принтер застрекотал, уточнил:
- Думаешь, Стивен – убийца?
- Это информация не для прессы, Чад. Я пока не знаю, но он мне не нравится.
- Стивен всем нравится, чувак, - авторитетно заметил Чад, начиная подбирать пароль к аккаунту предполагаемого маньяка. – Но я не думаю, что он оставил свои координаты, если собирался убивать девчонок. И… Бля!
Дженсен вздрогнул, не понимая, что происходит, а потом увидел, как монитор начал мигать, а в системном блоке что-то вспыхнуло, затрещало, и во всей квартире погас свет.
- Бля! Бля! Бля!
К счастью, на улице все еще светило солнце, так что Чад не врезался в столик, когда рванул к щитку. Компьютер хранил молчание и немного дымился.
- Эклз! Какого хрена только что произошло?
- Эй, компьютерный гений у нас ты! – Дженсен вынул из принтера теплые листы бумаги, опасаясь, что и они сейчас воспламенятся. – Твой компьютер вышел из строя?
- Боюсь, что он просто сдох, - Чад отключил пилот и почти с головой залез в системный блок.
- Думаешь, что у него стоит защита?
- Он должен быть магом пятидесятого уровня, чтобы так сжечь мой комп.
Голос звучал глухо и пугающе, так что Дженсен едва не начал оглядываться и искать волшебный шар, испускающий зеленое свечение.
- Ладно. Идем-ка туда, - Чад прошел в соседнюю комнату, где мигали мониторами еще четыре компьютера. Просто цитадель зла, а не дом хакера. – Я не решусь снова взламывать, но могу пробить девушек по базе. Может, они мирно пьют чаек у камина и не моют руку, которую поцеловал Стивен.
- Пробей.
Дженсен взглянул на личные сведения, оставленные девушками на страницах. Эдрианна Палики – среди интересов числятся несколько сладкоголосых и раздражающих бойз-бендов, пара псевдопсихологических бестселлеров и несколько известных цитат в описании. Эммануэль Вожье – почти ничего не указано, кроме жизненного девиза «Прожигай жизнь, умирай молодым». Уж слишком пророчески. Никки Эйкокс – в прошлом актриса школьного театра, а сейчас по ее собственным словам «оторва».
- Кажется, ты нащупал след, Эклз, - Чад присвистнул. – Девушки пропали. Сравнить с датой оставления комментария?
- Лучше распечатай их карточки. Я не совсем бесполезен, сравнить уж смогу.
Вопреки ожиданию невероятное ощущение победы – зашкаливающий адреналин и восторг – не захлестнуло его с головой. Неужели симпатичный парень стал причиной смерти четверых девушек?
- Знаешь, для меня дико, что Стивен маньяк. Моя девушка иногда смотрит его ролики – со стрижкой, историю про собаку и способы закрепить шпаргалку на ноге так, чтобы никто не увидел – он не выглядит ненормальным. Странным и чудаковатым, да, но…
- В твоем представлении все преступники – жуткие, уродливые, горбатые монстры? Кто, интересно, пошел бы за ними? Я таких парней насмотрелся…
Не на таких. Врешь, офицер Эклз.
- Как скажешь.
Наверное, не стоило читать лекции Чаду, но Дженсен слишком хотел убедить всех, включая себя самого, что не ошибся. Он сел за другой компьютер и открыл канал Стивена, чтобы посмотреть даты.
- А что это?
Чад обернулся и подъехал ближе, рассматривая фрагмент ролика, на котором Стивен в дурацкой шляпе пел песню про мексиканца Педро:
- Дефект съемки?
- Сможешь замедлить? – Дженсен наклонился вперед и ткнул пальцем в темный проем за спиной Стивена. Зашипев, Чад отодвинул его от техники и принялся скачивать ролик.
- Похоже, на человеческий силуэт. Может, родители?
Слишком пугающие родители для обаятельного парня.
- Думаю, что додумаю мысль дома, - Дженсен забрал карточки девушек – почти все считались неблагополучными, даже любительница попсы Эдрианна – и виновато кивнул в сторону сломавшегося компьютера. – Пришли мне счет, ладно?
- Починю, - Чад махнул рукой, а потом неожиданно серьезно попросил: - Будь осторожен, ладно?
- Договорились, - в дверях Дженсен едва не столкнулся с симпатичной брюнеткой. – Простите, мисс.
Странная тень, сгоревший компьютер, четыре пропавших девушки – жутковатый послужной список для юной звезды. Как бы все не закончилось электрическим стулом – хотя опытный интернет-пользователь сделал бы и из этого сенсацию.

 


Утро наступило слишком внезапно. Дженсен помнил, что буквально минут пятнадцать назад вернулся из любимого бара, где старательно лечил душевные раны, плохое настроение, да и просто напивался. На секунду закрыл глаза, а потом вдруг часы показали полдень.
Телефон разразился длинной трелью и на виброзвонке пополз по столу к стакану с водой и аспирином.
- Приятель, это мое лекарство, - Дженсен погрозил ему пальцем и нажал кнопку вызова.
- Эклз! – Чад вопил так, что динамик начал немного фонить. – Я думал, что тебя убили, мудила! Какого хрена ты не берешь трубку?
- Чувак, я спал, а сейчас мучаюсь похмельем. Ты меня сейчас добьешь криком.
- Ф-фух… Вот придурок! Слушай, я попробовал еще раз взломать аккаунт Стивена и снова с тем же результатом. Я уже начинаю верить в то, что его прикрывает ЦРУ.
- Хреново.
Дженсен открыл крышку ноутбука и снова загрузил канал Стивена: он делал это с частотой одержимой фанатки. Может, стоило завести аккаунт и под видом девушки назначить встречу? Знать бы только по какому принципу тот отбирал жертв?
Судя по датам выкладки – в день исчезновения Женевьев Стивен не порадовал поклонниц новым шедевром. Дженсен включил следующий ролик, где Стивен пек печенье на кухне – хоть какое-то разнообразие, а потом вдруг увидел среди комментариев озадаченное «А где вчерашний ролик?» от одной из школьниц. «Стивен сам решает, что нам показать. Кто следил, тот увидел», - насмешливо отвечала ей некая МиссХаррис. На флэшке Сандры его тоже не оказалось.
- Чад, - Дженсен понадеялся, что тот не решил отключиться. – Ты можешь найти стертый с ю-туба ролик?
- Я не пробовал, - Чад защелкал клавишами. - Не решусь опять подбираться к Стивену. Поищу у его фанаток.
- Жду, - Дженсен отложил телефон и взглянул на себя в зеркало. Вид с каждым днем все больше пугал, так что стоило, как минимум, побриться и найти свежую рубашку. Пока он боролся с краном – тот подтекал и вдобавок отказывался переключаться на душ – и пытался отыскать в недрах шкафа что-то не напоминающее пожеванный кусок ткани, телефон молчал. Но стоило сделать себе чашечку восхитительного, ароматного, а главное – горячего кофе, как Чад тут же начал подавать признаки жизни.
- Кто самый гениальный психолог во всем городе?
- Не знаю. А что, ты записал меня на консультацию? – Дженсен отставил чашку в сторону.
- Засранец, - беззлобно отозвался Чад. – Я нашел твой ролик. Благослови всех долбанутых, страдающих бессонницей фанаток, знающих о клавише F5. Сейчас вышлю тебе на почту. Смотри не прослезись. Ролик выложен между десятью и полуночью – точно не могу сказать.
- Если бы я не видел тебя пьяным, то решил бы, что ты ангел!
- Я почти ангел!
- Ангелы не творят такое, - Дженсен изобразил дьявольский смех и отключился. Кофе так и остался стоять посреди стола, вопреки рекламе ни один самый ароматный напиток не заменил бы ему адреналин от поиска разгадки.
Ролик весил всего ничего, так что Дженсен просто запустил его и развернул картинку на весь экран, надеясь, что за пикселями сможет увидеть зловещую тень. Но в этот раз Стивен сидел в полной темноте, освещенный только монитором. Он выглядел расстроенным и испуганным.
- Нам всем просто хотелось любви. Это словно дыра в груди, которую ничто не может заполнить. Она высасывает не только твою энергию, но и все, что тебе дают. Я помню...
Стивен сделал глубокий вдох и продолжил:
- Однажды я поднимался по лестнице в приюте: все остальные находились в столовой – и увидел Мэри. Родители отказались от нее еще в младенчестве, потом она воспитывалась в приюте при церкви, потом кочевала из одной семьи в другую, пока не оказалась в «Приюте святого Михаила». Я спрятался и принялся наблюдать за ней: вдруг она бы выкинула какую-нибудь штуку. Мэри держала огромный кулек с печеньем – мы получали его к чаю, но обычно оставляли и обменивали на разные вещи. Поскольку в семьях Мэри часто дарили вещи, она наменяла целую гору. И она стояла в темном коридоре, одна, то и дело запуская руку в кулек. Просто зачерпывала огромную горсть, даже не заботясь о том, что печенье может раскрошиться. Потом запихивала все в рот – жутко, как в фильмах ужасов, растягивая кожу на лице – и с трудом проглатывала.
Стивен опять сделал глубокий вдох, а потом похожий на сдавленное рыдание выдох:
- Ее лицо… Она будто хотела заполнить пустоту внутри, и на пару секунд у нее получалось – лицо просветлялось, становилось почти счастливым. И все словно исчезало. Пустота в груди поглощала радость, свет, печенье. Когда счастье пропадало, она снова зачерпывала горсть, и все повторялось. Я ничем не выдал своего присутствия. Мы просто хотели любви. Почему же многие из нас заплатили такую цену за то, что обычные дети получают с рождения?
Дженсен никак не мог оторвать взгляд от черного монитора: то ли жуткая история, то ли искаженное страданием лицо Стивена произвело на него странное впечатление. Его будто огрели по голове огромным мешком с песком, и последние мысли остались за бортом.
Что он только что видел? Маньяка, переживающего из-за смерти новой жертвы? Отличную актерскую игру, нацеленную на привлечение новых девушек, теперь уже рыдающих от жалости к сиротке? Или парня, которого кто-то использовал для грязных дел?
Если Стивен действительно шифровался, то он удалил ролик, потому что назвал свой приют. Если же кто-то им манипулировал или угрожал ему, то настоящему убийце могло не понравиться неожиданное откровение и опять-таки название приюта.
Дженсен плохо представлял себе жизнь сирот, но предполагал, что те могли повестись на обещание любви и заботы, а попасть прямо в ловушку психопата. Или…
В виске кольнуло, и Дженсен сходил за кофе: даже остывший он мог немного взбодрить его после вчерашнего. Ролик дал новую ниточку к загадочному Стивену, вот только в приюте могли не слишком обрадоваться визиту частного детектива.
Он снова взглянул в лицо Стивену, пытаясь подавить поднимающуюся из глубины жалость к испуганному мальчишке. Что тот натворил? Что ему требовалось? Может, действительно семья? Защитник?
Если бы Дженсен встретил этого обаятельного, неуклюжего парня в гей-клубе, то предположил, что тому скорее необходим сильный партнер, этакий папочка.
- Чад, - он снова набрал номер, надеясь, что тот не занят. Но ему ответила девушка:
- Чад в душе. Мне что-то ему передать?
Дженсен с трудом удержался, чтобы не ляпнуть: «Передай, что ночью он был великолепен», но взял себя в руки.
- Нет. Я перезвоню.
Что ж. Судьба не давала ему обманывать и выдавать себя за кого-то другого, значит, стоило максимально убедительно изложить цель визита. И не забыть, что персонал приюта тоже мог участвовать в происходящем.

 


Приют святого Михаила располагался на другом конце города, и, как утверждал Гугл, являлся последним оплотом добра и света в этом жестоком и несправедливом мире. Монахини воспитывали сирот, до того момента, пока не находился усыновитель или приемная семья, готовая взять ребенка на время. Дженсен с трудом понимал все эти новые тенденции: ему казалось гораздо более жестоким взять ребенка на время, как животное, чем растить его в приюте.
Неудивительно, что Стивен так нуждался в любви. При одном взгляде на темное, тяжелое здание приюта по коже Дженсена бежали мурашки. Одно радовало – дети, играющие во дворе под присмотром одной из сестер, выглядели радостными и оживленными. По крайней мере, они не походили на запуганных жертв воспитательского произвола.
- Добрый день, - Дженсен не решился добавлять ни «мисс», ни «миссис», ни даже нейтральное «миз». – Могу я поговорить с кем-то из воспитателей? С кем-то, кто работал здесь лет двадцать?
Дженсен понадеялся, что его не проклянут на всю оставшуюся жизнь за такое откровенное хамство.
- Боюсь, что только я могу вам помочь. Но вам придется подождать, пока мы закончим прогулку.
Дженсен кивнул и вышел за ограду, чтобы закурить. Дурная привычка не давала о себе знать уже несколько лет, но сейчас у него буквально тряслись руки от недостатка никотина в организме. Хорошо, что курильщик и частный детектив всегда носят с собой пачку – удачно одолженная сигарета может стать началом большой дружбы. Или ключом к нужной информации.
Сделав затяжку, Дженсен попытался предположить, каково в приюте жилось Стивену. Что он чувствовал? Часто ли видел такие жуткие сцены чужого одиночества? Страха? И не сдвинуло ли это колесики в его голове?
Какая-то часть его – наверняка та, что думала о гей-клубе – не могла поверить в виновность парня с такой светлой улыбкой, а другая – циничная и находившаяся по опознаниям – требовала доказательств. Дженсен чувствовал себя способным отправить в тюрьму мать Терезу, предоставь полиция доказательства ее вины.
- Итак… - монахиня неодобрительно взглянула на сигарету, так что Дженсен поспешил выкинуть окурок в ближайшую урну. – Вы хотели поговорить с воспитателем. Меня зовут сестра Сара, я работаю здесь уже тридцать лет.
- Отлично, - Дженсен на мгновение растерялся, а потом вытащил распечатанную из сети фотографию Стивена. – Я детектив Эклз. Одна семейная пара решила, что этот юноша их давно потерянный сын. Мне необходимо собрать информацию об этом мальчике. Может, вы могли бы рассказать о нем немного?
- Вы же понимаете, что такая информация…
Сестра Сара замялась, явно пытаясь подобрать нужную официальную формулировку. Дженсену не хотелось врать дальше, тем более монахине, но ему просто не оставляли выбора.
- Сестра, я понимаю. Я сам работал в полиции. И уже навел некоторые справки – мы не знаем, куда исчез этот мальчик. После приюта след обрывается, и я боюсь, что могло случиться что-то ужасное.
Друзья детства не советовали Дженсену играть в карты – говорили, что у него становится просто зверское лицо, когда удача отворачивается. Он понадеялся, что блеф сработает и теория о неизвестном, похитившем сироту, окажется верной.
- Сэр… Мать-настоятельница не одобрила бы, но у меня до сих пор сердце болит за Джареда.
- Джареда? – Дженсен едва не выдал себя. – Мне говорили, что его зовут Стивен.
- Могу я увидеть ваше удостоверение?
Фокус оказался на грани провала: Дженсен порадовался, что не стал просить Чада создать ему легенду. Удостоверение могли рассматривать под лупой, но оно, пожалуй, было более настоящим, чем сам Дженсен.
- Не знаю, кто сказал вам про имя, но мальчика на фотографии зовут Джаред Падалеки. Он покинул приют в пятнадцать лет – сначала попал в приемную семью, которая жила неподалеку. Оттуда – в другую. А потом будто бы пропал. Никто не бил тревогу, так что я решила – мальчика наконец-то усыновили.
- Больше вы его не видели?
- Нет. Знаете, одно время я сама думала о том, чтобы усыновить Джареда. Многие думали об этом – обычно дети в приюте умеют только брать, но Джаред… Он всегда нуждался в любви и мог полюбить ответно.
- Вы не замечали за ним странностей? Приступов жестокости? Немотивированной агрессии?
- Что вы… Сироты иногда страдают от таких вспышек, но мы никогда не видели, чтобы Джаред так себя вел. Бывали и драки, и ссоры – кто из мальчишек не ссорится? - но ничего выходящего за рамки.
Кажется, теория о злом усыновителе-маньяке подтверждалась. И теперь Дженсену хотелось вытащить парня из лап предполагаемого убийцы.
- Спасибо за помощь, сестра, - Дженсен убрал фото в карман куртки. – Похоже, мои наниматели ошиблись. Жаль их разочаровывать, но они нашли не того ребенка.
Опять захотелось выкурить сигарету, но усилием воли Дженсен подавил отвлекающие мысли. Стоило немедленно выяснить, куда же пропал Джаред Падалеки.
- Привет, работникам невидимого фронта, - Крис опять ел. Дженсен уже боялся, что по возвращении в участок – если мозг все-таки возьмет верх над гордостью – обнаружит друга на пути к книге рекордов Гиннеса, как самого толстого человека на планете.
- И тебе здорово. Слушай, я опять по делу.
- Вот так всегда – что ни повод, то по работе. Неужели ты не скучаешь по мне?
- Очень. Мне нужна информацию об усыновителе Джареда Падалеки, сироты из приюта святого Михаила.
- Как конкретно. Попробую, приятель, но с тебя ужин и много пива.
- Я устрою тебе пивной фестиваль, только быстрее.
Дженсен сел в машину и все-таки закурил. Если информации об усыновителях не найдется, то следующим шагом придется требовать от сайта координаты Стивена, а это уже попахивало превышением полномочий со стороны Криса.
Телефон завибрировал – значит, Крис ел не в кафе, а прямо за рабочим столом.
- Кто вел себя хорошо, кому Санта принес подарок?
- Мне, что ли? – Дженсен фыркнул.
- Не верно. Хорошим мальчиком был я, а ты друг хорошего мальчика. Итак, Джареда Падалеки усыновили в шестнадцать лет. Имя усыновителя – Аманда Квинн. Наверное, ты слышал о ней – весь город знает ее, как Великолепную Аманду, проницательнейшую и таинственную.
- Та женщина, что разговаривала с духами, искала потерянные вещи и предсказывала будущее?
- Точно. Будем надеяться, что парень не обрел мистических способностей с такой мамочкой.
Мы просто хотели любви.
- Ладно, Крис. Я навещу Аманду, а ты работай дальше.
Крис закашлялся, а потом удивленно уточнил:
- Навестишь? Чувак, купи цветов – она уже год, как в могиле.
От удивления Дженсен едва не выронил трубку. Получалось, что Джаред остался совсем один? Тень маньяка витала над происходящим.
- Спасибо, Крис. Ты сэкономил мне время. Продиктуй мне адрес Аманды и место фактического проживания Джареда.

 


Обычно в фильмах или книгах герой подъезжает к дому и тут же понимает, что дело нечисто. Дженсен же сначала решил, что Крис ошибся и выдал ему адрес не того здания, и его привело к заброшенному дому. Наверное, предполагалось, что стены, выкрашенные в желтый цвет, сделают дом более уютным, но сейчас облупившаяся краска напоминала о бедных районах, голоде и почему-то о сумасшедших.
Однако лужайка оказалась подстрижена, тогда как с такими стенами Дженсен больше ожидал увидеть заросли, через которые придется проламываться с мачете.
Дженсен хотел сразу же направиться к дому Джареда, но интуиция не позволила ему сунуть голову в пасть льву. Не стоило торопиться: все умные люди сначала опрашивали соседей, делали выводы, выламывали дверь… Или сначала получали ордер? Опять те же проблемы, что и в полиции.
Ближайший дом наоборот поражал ухоженностью, занавесками и идеальным газончиком. Дверь беспечно открыла женщина с маленьким ребенком на руках: от нее просто веяло домашним уютом. Пухлый малыш в кружевной распашонке и пинетках будто вышел прямиком из какой-то идиотичной детской рекламы супервпитывающих памперсов.
- Вы что-то хотели?
Дженсен улыбнулся, радуясь, что успел привести себя в приличный вид и больше не напоминал головореза из пивной. Он запасся одним симпатичным удостоверением – здравствуй, статья за подделку документов и мошенничество – и показал его идеальной мамочке.
- Простите за беспокойство, мисс. Моя фамилия Вайт, я риэлтор. Начальство хочет, чтобы я разузнал про здешние дома, а я совсем не ориентируюсь – боюсь, что вернусь ни с чем. Это Спринг Роуд, шестьдесят?
Потерянный мальчик, вот, что работало с милыми американскими матерями. Она понимающе улыбнулась, поудобнее устраивая ребенка на руках, и спросила:
- Может, вы хотите холодного чая? Вы немного ошиблись домом, но я не уверена, что вам откроют там.
- Чай. Это звучит здорово. Если я… - Дженсен замялся и кивнул в сторону ребенка. А потом шепотом добавил: - Может, он хочет спать, или вы что-то планировали…
- Нет-нет. Сейчас придет няня. Я Карен Дэвис, мы с мужем въехали полгода назад, - женщина посторонилась, давая Дженсену пройти на кухню. – А дом выставлен на продажу?
В ее голосе прозвучала надежда, и это в свою очередь воодушевило Дженсена.
- Нет, к сожалению. Я занимаюсь продажей дома напротив, - Чад, с которым Джаред связался по пути к предполагаемому месту обитания Джареда, утверждал, что тот болтается в непроданных уже давно. – Нашлись покупатели, но они хотят знать все о соседях, так что отправили меня. Если я не подведу, то получу свой первый дом.
Конечно, для восторженного юнца Дженсен выглядел слишком старым, зато неудачник в возрасте ему удался.
- Не думаю, что соседи их обрадуют, - заговорщически зашептала Карен. – О, милая… - она передала ребенка няне и вернулась к чаю. Тот, кстати, получился в меру холодным и в меру крепким. – Мы с мужем пожалели, что не узнали все о соседях, просто соблазнились ценой и районом.
- Там много детей? Животных? – Дженсен намеренно подобрал самые странные поводы для беспокойства, чтобы немного подтолкнуть в нужную сторону хозяйку, выдерживающую интригующую и раздражающую паузу.
- Что вы… Я видела хозяина только один раз, когда приносила ему случайно попавшее письмо. Случайно.
Дженсен с трудом подавил ухмылку. Ох, уж эти любопытные домохозяйки, бриллиант для детектива.
- Тогда в чем же дело?
- Во-первых, он не выходит из дома. Не знаю, чем он там занимается, но уже подозрительно, верно? – Карен пододвинула поднос с печеньем поближе к Дженсену. – Ему доставляют все вещи, даже еду. Сначала я решила, что он инвалид, а может какой-то…
Она явно пыталась подобрать правильное, толерантное определение вместо просящегося «урод».
- Вам понравилось печенье?
- Ничего вкуснее я не ел. Даже моя мама такого не готовила, - чуть-чуть масла на это медленно вертящееся колесо.
- Этот рецепт мне открыла моя бабушка…
Ох, только не два часа воспоминаний. Пожалуйста.
- Но о чем это я… На самом деле он показался мне каким-то замученным, худым. Знаете, я думаю, что он принимает наркотики или, может, сумасшедший.
- Он нагрубил вам? – беспокойство даже не пришлось играть – от ответа зависело дальнейшие планы.
- Наоборот – вел себя мило и чуть растерянно. Знаете, как безумный ученый, оторванный от изобретения. Но по ночам в доме что-то падает, грохочет, гремит… Будто кто-то бьется о стены.
- Может, у него проблемы с девушками? Сожительница? Конфликты?
Хотелось бы, чтобы словоохотливая и любопытная соседка видела хотя бы одну из похищенных.
- Я не видела никого, кроме курьеров, - призналась Карен. – Да и обычно все стихает к пяти-шести утра.
Странное время, но кто знает маньяков – некто, держащий у себя Джареда, мог спать или покидать дом в эти часы.
- Невеселые новости я принесу, - Дженсен вздохнул. – Надеюсь, что гонца не убьют по старой традиции. Спасибо за информацию и за потрясающее гостеприимство, миссис Дэвис.
Из окон кухни Дженсен видел темное, грязное окно дома Джареда. Неужели тому не хватало времени привести помещения в порядок? На такие подозрительные места полиция часто обращала внимание, да еще и соседи копили недовольство.
Дженсен попрощался и вернулся в машину: сигарета помогла бы ему немного привести мысли в порядок. Итак, Джаред не выходил из дома, однако открывал сам: или маньяк давал ему определенную свободу, пугая чем-то очень для него важным – жизни друзей? некая тайна? – или Джаред убивал девушек.
Теперь подозрительные звуки. Дженсен выпустил дым и закашлялся с непривычки – что-то не удавалась ему роль рокового частного детектива. Опять разбиваем теории на две основные группы: версия «маньяк» и версия «плохой Джаред». Или же для удержания Джареда в страхе маньяк его избивает – не так, чтобы тот умер или повредил лицо – или парень точно псих: бьется в свое удовольствие о вертикальные поверхности.
Первый раз в жизни интуиция и разум вели в противоположные стороны: разум не верил в несчастного сироту, но зато навидался маньяков и уродов, а интуиция настаивала на утреннем возвращении и взломе дома. Джареда следовало немедленно спасать, и Дженсен надеялся, что не от самого себя.
Он завел машину, едва не уронив сигарету на сиденье, а потом с проклятьями выбросил ее в окно. Завязал, так завязал, и не стоило снова начинать.
В пять утра прекрасный принц с больной головой придет спасать интернет-звезду от дракона. Просто сюжет для ситкома: приезжаешь, а все сидят в кругу, поют и кричат: «Подстава!».

 


Позитивная мелодия, олицетворяющая для создателей телефона будильник, ввинтилась в мозг, заставив Дженсена разлепить глаза. С третьей попытки он все-таки проснулся и выключил гада, завалившегося за подушку. В ванной он едва не перепутал зубную щетку и бритву – порезанный лезвием язык придал бы ему неповторимый бандитский шик. Сбежал бы не только запуганный сирота, но и маньяк-убийца.
Официантка в кофейне на углу явно его ненавидела – она надеялась прикорнуть за стойкой, когда пришел ранний и назойливый посетитель. Дженсен едва не начал извиняться, но обнаружил, что кофе сварен отвратительно, и передумал. Око за око, что называется.
Самое ужасное, что Дженсен по-прежнему чувствовал самоубийственную решимость вломиться в чужой дом, будучи просто частным детективом, похитить оттуда совершенно незнакомого парня и свалить. Значит, за ночь мозг так и не пришел в себя.
Оставалось только придумать способ выйти из предстоящей аферы без потерь и с уловом. Хорошо бы Джаред дал показания, маньяка бы поймали, а Дженсен смог бы на волне успеха безо всяких угрызений совести вернуться в полицию.
Дженсен, морщась, сделал еще один глоток кофе и откусил пончик, оказавшийся вполне сносным. Ломиться в дом через главный вход – бесполезно и опасно: может, соседи и не заметят, но абстрактный маньяк точно не пропустит незваного гостя к Джареду. На идею о виновности самого Джареда Дженсен мысленно повесил огромный замок. В конце концов, все хорошие полицейские прислушивались к своей интуиции, чем он хуже.
Дженсен хотел найти комнату в доме, из которой Джаред в образе Стивена вел «эфир». Судя по виду из окна, иногда попадавшему в кадр, комната находилась на втором этаже, и монитор стоял у окна, чтобы свет падал с левой стороны, оставалось только внимательно осмотреть дом и выяснить, куда лезть. И как.
Больше сидеть и ждать неизвестно чего – неожиданно упавшего с потолка Джареда, например, - Дженсен не мог: он так нервничал только перед экзаменами – до трясущихся рук и подгибающихся коленей. Раньше он чувствовал за собой силу закона, правосудия. А сейчас фактически переходил на темную сторону.
- Печенья? – подсунула ему под нос плетеную корзинку официантка. Истерически хохотнув, Дженсен взял одну и мысленно подписал договор с дьяволом. В конце концов, на темной стороне и вправду предлагали печенье.
До дома он добрался за пятнадцать минут, припарковал машину как можно дальше от окон соседей, и достал из багажника коробку. Карен рассказывала, что к Джареду часто приходят курьеры, так что появление еще одного не удивит даже самых любопытных и страдающих бессонницей. Пригодилась и кепка с улыбающейся пчелой, которую в доме Дженсена забыл доставщик пиццы.
В темном доме действительно что-то зазвенело, а потом с силой грохнуло, будто в стену влетел горшок или миска. Шум раздавался ровно до пяти утра – Дженсен подъехал чуть раньше – а потом стих, словно кто-то повернул невидимый тумблер.
Припадки у него, что ли?
Дженсен поудобнее перехватил пустую коробку и пошел к задней двери. Его внимание привлекло голубоватое свечение в одном из помещений на втором этаже: похоже, Джаред допоздна сидел в интернете. Потом зажегся свет через комнату – может, в ванной или спальне. На размышления времени не оставалось, так что Дженсен поставил коробку на землю.
Иногда он чувствовал себя старым, многоопытным мужем, так что те дни, когда он лазал к лучшему другу в окно и до утра смотрел фильмы ужасов, казались далекими и ненастоящими. Работа отнимала время быстрее, чем то успевало течь.
Ощущение дежа вю не пропадало – Дженсен полез вверх по водосточной трубе, стараясь не сильно шуметь. Окно, в котором светился монитор, располагалось прямо под козырьком… частью крыльца… Слово никак не шло на ум, но зато отвлекало Дженсена от других идей: о собственной смерти или тюремном сроке. Из сознания выплыло пафосное «фронтон» – Дженсену казалось, что он видел подобное в кроссворде.
«Ну что ж: влезем на фронтон», - Дженсен осторожно перелез на горизонтальную поверхность и попробовал открыть окно, молясь, чтобы то оказалось незакрытым.
Створка поддалась и поехала наверх – никогда еще Дженсен не чувствовал себя таким везучим ублюдком.
В комнате пахло чем-то затхлым и неприятным, будто владелец редко проветривал и убирал помещение. На мониторе мигало окошко аськи, а на рабочем столе красовался фэнтезийный пейзаж, больше подходящий какому-нибудь школьнику, взахлеб читающему Толкиена в первый раз.
В коридоре послышались шаги, и Дженсен мгновенно оказался у двери, готовясь схватить вошедшего. Долго ждать не пришлось – дверь открылась, и Джаред вошел в комнату. На мгновение он показался Дженсену слишком беспечным, пока до него не дошло, что парень вообще-то в собственном доме и не обязан по углам прятаться и осматривать помещения по периметру.
Три… Четыре… Шагнув вперед, Дженсен одной рукой закрыл Джареду рот, а другой обхватил поперек тела, прижимая его руки к бокам. Тот, как и полагается нормальному человеку, взбрыкнул ногами, но вырываться не стал.
- Тихо, тихо, Джаред. Меня зовут Дженсен Эклз, я частный детектив. Я не причиню тебе вреда.
Вот самому себе Дженсен бы точно не поверил. Хорош частный детектив: вломился через окно, напал на хозяина дома… Джаред тихо замычал и повис в его руках, сдаваясь.
- А теперь, Джаред, мне нужно, чтобы ты ответил на очень важный вопрос. В доме еще есть люди? Кивни, только медленно.
Ощущения «я суперкрутой шпион» почему-то превратились в «я герой порнофильмов», потому что Джаред оказался очень теплым и очень ерзающим. Пока Дженсен разбирался с собственным саботирующим все происходящее организмом, Джаред медленно кивнул.
- Отлично. Сколько людей в доме? Сколько раз кивнешь, столько и людей – понятно? Не кивай, если понятно.
Джаред засопел, наверное, озадаченный такими странными указаниями, а потом медленно кивнул один раз.
- И еще один вопрос в моем кратком интервью. Это…
С неожиданной для несчастного подростка скоростью Джаред вывернулся и мертвой хваткой вцепился Дженсену в запястье. Не успела в мозгу Дженсена промелькнуть мысль о фатальной ошибке, как совершенно белый от ужаса Джаред нервно зашептал:
- Тебе нельзя здесь оставаться. Он тебя убьет! Никому нельзя здесь находиться!
Интуиция праздновала победу, а разум уныло напоминал, что за взлом все-таки сажают.
- Он что-то делает с девушками, которые приходят сюда? – спросил Дженсен, прислушиваясь к происходящему на первом этаже.
- Никому нельзя сюда приходить, - еще раз отчаянно прошептал Джаред, не отпуская Дженсена.
- Ладно. Я понял, Джаред. Сейчас мы вылезаем вот в это окно и едем в безопасное место.
- Нет! Тебе нельзя… Он…
На первом этаже что-то грохнуло, а потом раздались тяжелые шаги.
- В окно! Быстро!
Дженсен пихнул Джареда в спину и буквально вытолкнул в окно, понадеявшись, что тот не переломает себе конечности, рухнув с фронтона. Вот проклятое слово. Желания вступать в схватку с маньяком Дженсен в себе не обнаружил, поэтому вылез следом и принялся подталкивать застывшего на краю Джареда к трубе.
Учитывая грохот в доме, Дженсен не надеялся благополуч6но добраться до земли, но удача все сыпала и сыпала свои блага на его многострадальную голову – не иначе за избиение.
Едва спрыгнув с трубы, Дженсен схватил Джареда за локоть и потащил за собой. До машины оставались какие-то метры, а в доме что-то окончательно рухнуло – по звуку никак не меньше этажа – и взвыло дурным голосом.
- Все будет хорошо, все будет хорошо, - Дженсен рухнул на сиденье, с трудом удерживаясь от желания выжать газ до упора – меньше всего хотелось отвести Джареда в приемный покой ближайшей больницы.
- Я, кажется, свободен, - пробормотал Джаред себе под нос и закрыл глаза.

Высокий профессионализм. Дженсен никогда не чувствовал себя таким далеким от этого идеала. Он даже не помнил, как довез Джареда до дома и рухнул спать. Отличный полицейский – вместо допроса или вызова врача для находящегося в шоковом состоянии парня – дополз до подушки и уснул сном младенца. Страдай Джаред психическим расстройством, он успел бы уже накрошить Дженсена мелкими кубиками, сложить их в четыре пластиковых пакета и развести по разным районам города.
Голова гудела, как после бурной пьянки, а глаза то и дело пытались закрыться. Дженсен чертыхнулся и подтащил будильник поближе к себе. Если часы не сошли с ума – он проспал около четырнадцати часов. Супер.
Дженсен подсознательно ожидал, что Джаред давно исчез из его квартиры и успел добраться до канадской границы, но тот тихо лежал под пледом на диване и разглядывал выключенный экран телевизора.
- Любуешься на узоры из пыли? Я специально их выращиваю. Скоро слой пыли достигнет трех сантиметров.
Джаред вздрогнул от неожиданности, а потом слабо улыбнулся. Конечно, хороший хозяин предложил бы несчастному парню кофе и еду, но Дженсен и так потратил кучу времени на сон.
- Послушай, Джаред, - он сел на пол, чтобы оказаться на одном уровне с лежащим Джаредом, старающимся стать меньше и незаметнее. – Как я уже говорил, я частный детектив. Но у меня есть друг в полиции, он отличный честный парень. Тебе нужно только рассказать, что происходит, а остальным займется он.
- Вы не поверите.
Джаред вздохнул и нервно закутался в плед.
- И мне нужно вернуться, иначе он придет сюда и убьет вас.
- Джаред, - вот же крепкий орешек попался. – Я клянусь, что сам кого хочешь убью! Расскажи мне. Я поверю. Я тебе обещаю.
Дженсен принялся мысленно прикидывать, что расскажет Джаред: некто воспользовался смертью его опекуна или даже приблизил ее, сначала наобещал золотые горы, а потом принялся убивать девчонок, а когда Джаред испугался и попытался остановить ублюдка, запугал его до смерти.
- Аманда… Она очень много практиковала в доме: обычно ее просили поговорить с духами, так что я не слишком пугался странных звуков и перемещающихся предметов…
- Перемещающихся предметов? – не сдержался Дженсен, снова возвращая идею о ненормальности Джареда на первое место. Но звуки на первом этаже явно издавал кто-то другой: что мешало маньяку использовать болезнь Джареда, чтобы творить свои делишки?
- Я мог оставить ключи на одной полке, а они перемещались на другую, - пояснил Джаред, чуть оживляясь. Воспоминания не пугали его, видимо, Аманда обращалась с ним очень хорошо. – Аманда учила меня различать травы и составлять разнообразнейшие смеси: от дурных снов, к деньгам, для успешного зачатия.
С трудом удержавшись от неуместного смешка, Дженсен постарался сделать понимающее лицо: смесь для зачатия, офигенный заработок, наверное.
- А потом появился Уолтер. Он стал моим единственным другом. Мы много разговаривали, он знал обо мне все.
Хоть эта информация и подтверждала теорию с маньяком, Дженсену пришло в голову, что он мог бы записать рассказ Джареда на видео и выложить на страницу Стивена. Последняя запись интернет-звезды.
- Но Аманде он не нравился, она развесила травы по всему дому, пытаясь изгнать его обратно, но он оказался сильнее, чем она ожидала. А потом Аманда умерла.
Игнорируя «изгнать» и «травы». Дженсен уточнил:
- Уолтер убил Аманду?
- Нет, не думаю, - Джаред вздрогнул и испуганно огляделся. Дженсену даже показалось, что он почувствовал прикосновение чего-то холодного к щеке. – Ее сбил пьяный водитель в центре города, так что вряд ли Уолтер смог отойти так далеко. Когда я остался один…
Подозрения превратились в огромный, распирающий Дженсена шар. Ему хотелось немного потрясти Джареда и уточнить – он вообще говорит о реальном маньяке или о воображаемом друге.
- Я чувствовал себя таким одиноким и уязвимым, а Уолтер целыми днями находился рядом, пытался меня развеселить и утешить. Он сказал, что теперь мы остались вдвоем против всего мира, но нам ничего не страшно. А потом…
Джаред замолчал и принялся сжимать и разжимать кулаки, так что Дженсен решил ему помочь:
- Он запер тебя в доме, и ты вышел в сеть, чтобы найти еще друзей?
- Да, - на этот раз Джаред вздохнул так душераздирающе, что Дженсену захотелось устроить Уолтеру суд Линча. – Я не мог никуда выйти: еду приносили на дом, а мне так хотелось просто выйти в ближайший маркет и купить пачку чипсов.
- Деньги остались от Аманды? – Дженсен на всякий случай проверил версию о том, что девушек убивали ради денег. Хотя какие деньги у проблемных подростков?
- Немного от нее, но я писал статьи на заказ в сети и играл в покер, - Джаред покраснел, а Дженсен почувствовал, как у него медленно отвисает челюсть: похоже, он недооценивал несчастного сиротку. – Я познакомился с девушкой в сети – она предложила приехать: ну, посмотреть кино, сделать попкорн. И я согласился.
- Уолтер убил ее? – а вот тут следовало говорить, как резать – быстро и жестко.
- Да, - Джаред совсем поник. – Он что-то пытался с ней сделать, и она умерла. Но я не знаю, куда делось тело. Он уволок ее в подвал, а мне запретил туда заходить.
Пока все логично – первая жертва показалась Джареду случайной, зато следующие…
- Но приходили ведь еще девушки?
- После Эдрианны Уолтер изменился. Он сказал, что я его предал, променял на тупую суку…
Дженсен почувствовал, что заставил Джареда слишком далеко уйти в воспоминания, и тот начал говорить чужими словами.
- Джаред, - обычно Дженсен предпочитал не трогать свидетелей и подозреваемых во избежание очередного вала судебных исков, но тут он рефлекторно взял Джареда за руку, поразившись, насколько ледяная у него ладонь. – Не расстраивайся. Все будет хорошо. Этот урод ответит за девушек. Мне нужно еще совсем немного от тебя. Опиши его, чтобы я мог позвонить своему другу.
Джаред осторожно высвободил руку и тихо объяснил:
- Полиция не сможет поймать Уолтера. Он призрак, неупокоенный дух, из тех, что призывала Аманда.
Так. Все-таки псих. Дженсен попытался ничем не показать своего разочарования и, воспользовавшись бурчанием в животе Джареда, поднялся на ноги.
- Думаю, что ты перенервничал и проголодался, так? Давай я принесу тебе пепси и пару бутербродов, хорошо?
Джаред кивнул, с такой надеждой вглядываясь в лицо Дженсена, что вызвал у него угрызения совести. Кажется, он очень надеялся, что Дженсен проникнется историей про призрака.
На кухне не работала лампочка, но Дженсен надеялся, что сможет нарезать хлеб при свете из холодильника. Он планировал сейчас позвонить Кейну и вместе с ним спланировать дальнейшие действия. Основная проблема заключалась в том, что суд мог не принять показания Джареда из-за его болезни, но…
Дженсен открыл дверь холодильника, и все разумные, логичные доводы выпали из его головы, как шелуха. На полке, прямо, как в сраном «Оно», стояла человеческая голова. Немытые, забрызганные кровью патлы обрамляли худое, обтянутое кожей лицо.
- Здравствуй, Дженсен, - голова открыла глаза и ухмыльнулась: из уголка рта заструилась кровь.
Сначала Дженсен услышал крик, а потом понял, что это он сам кричит. От ужаса он не сразу смог отшатнуться, но дверцу захлопнуть не успел, поскользнувшись на кафельном полу и рухнув на спину.
- Оставь его! Оставь его мне! Оставь, оставь, оставь!
Не успел Дженсен опомниться, как стеклянные дверцы кухонных шкафчиков разлетелись на мириады осколков, осыпав его с ног до головы.
- Убирайся к черту! – над Дженсеном пролетел какой-то мешочек, заставивший голову дрогнуть и исчезнуть. А потом Джаред ухватил его подмышки и принялся тянуть с кухни обратно в освещенную гостиную.
- Нам нужно… - Дженсен плохо соображал и очень старался не думать над тем, что произошло, но в доме остался бы только самоубийца. – Нам нужно убираться отсюда. Немедленно!
- Он найдет нас везде, - Джаред выглядел смертельно испуганным. – А смесь я только что использовал.
- Идем. Джаред, я… Я не поверил тебе. Извини. Но я не врал – я никому не позволю тебе навредить, - Дженсен стиснул ладонь Джареда и потащил его к двери. Он знал только одно безопасное место и одного человека, который принял бы их любое время.


Ноги напомнили о себе через пару кварталов, до этого от шока Дженсен не ощущал ни пронизывающего ветра, ни саднящей царапины на щеке – осколок чиркнул мимо лица, к счастью, не выколов глаз. Джаред присел рядом на корточки, пока Дженсен изо всех сил пытался не заорать. Видимо, пока Джаред тащил его в гостиную, осколки впились в босые ступни.
Черт, мама же велела носить в помещении домашнюю обувь, а он никогда не слушал.
- Дженсен, - жалобно позвал Джаред, оглядываясь. Пришлось выпрямиться и проглотить проклятия.
- Все в порядке. Я немного порезался чертовым стеклом, но сейчас нам помогут. Просто…
Ближайший фонарь пару раз мигнул, и Дженсен вспомнил про преследующего их монстра.
- Бегом! Видишь двери впереди? Нам туда.
- Но…
- Быстро!
Церковь святого Марка находилась ближе всего к дому Дженсена, но он тащил туда Джареда не поэтому. Вряд ли святой отец любой другой церкви принял бы двух израненных, рассказывающих о призраках сумасшедших. Хотя, конечно, вполне мог принять и даже не вызвать психиатрическую перевозку.
- Что вы… Дженсен? Тебя что машина сбила?
Основным достоинством церкви святого Марка Дженсен считал преподобного Коллинза. Тот выглядел человеком не от мира сего, но после перестрелки у самых дверей, во время которой Коллинз с самоубийственным спокойствием уводил из-под пуль оцепеневших прихожан, Дженсен понял, то такое «Божий человек».
- Хуже. Нам нужно где-то переночевать. Я все расскажу, только дай мне сесть – я изрезал ноги.
- Потрясающе, - пробормотал Коллинз. В дверь церкви что-то глухо ударило, а потом все стихло. Дженсен очень надеялся на правдивость историй о высшей защите, иначе Уолтер перебил бы их всех – он расправился с девушками, разгромил его кухню, одному дьяволу известно, что он сделал бы в следующую минуту.
- Садись.
По-видимому, в этом помещении Коллинз занимался бумажной работой: счетами, письмами… что там еще приходит в церковь? Дженсен чувствовал, что медленно едет крышей от происходящего.
- Садись, говорю.
Рухнув на стул, Дженсен принялся со стоном стягивать кроссовки, надеясь, что не обнаружит вместо ног окровавленные куски мяса. От происходящей паранормальной фигни мозги буквально закипали: в голову начинал лезть всякий бред про смертельные ранения.
- Опять слежка? – Коллинз сходил за тазом с водой и аптечкой. – Тебя заставили танцевать на битом стекле, а это… - он кивнул на съежившегося Джареда. – Чей-то внебрачный сын?
- Хуже…
Нет, он точно сдохнет в ближайшие несколько дней – ступни изрезало стеклом, да еще и, наверное, осколки попали в раны. А врачи вызвали бы полицию, с которой Дженсену меньше всего сейчас хотелось говорить.
- Святой отец, нас только что едва не убил призрак.
Джаред вздохнул, предвидя дальнейшее развитие дел, но Коллинз спокойно уточнил:
- Откуда же вы взяли призрака?
- Аманда проводила спиритические сеансы на дому, вот и вызвала Уолтера, - Джаред переступил с ноги на ногу. – Но мы думали, что он добрый дух.
- Вроде Каспера? – не удержался Дженсен. – Ты сам не порезался?
- Нет. Я уснул в кроссовках.
- Значит, вас преследует неупокоенный дух? – Коллинз принялся извлекать из ноги осколки со сноровкой опытного военного врача. Дженсен даже на мгновение забыл про порезы.
- Твою… - в ногу будто воткнули раскаленный гвоздь, и Дженсен не сдержался.
- Ты в доме Божьем, - укоризненно заметил Коллинз. – И что вы намерены делать?
- Набрать в Гугле «как убить охреневшего призрака»? Есть идеи?
Дженсен давно подозревал, что преподобный занимается странными делами, но не ожидал от него лекций по борьбе с призраками. Скорее, моральной поддержки, пару бутылочек со святой водой и мудрого напутствия.
- Думаю, что для начала стоит выяснить, откуда взялся Уолтер. Дженсен, тебе нужно в больницу, пока не началось заражение крови.
- Знаешь, я и так там окажусь, если не найдем способ. Что нам даст информация о нем? Будем искать незавершенные дела? Экзорциста? Кого вы позовете…
Джаред взял его за руку, и Дженсен заткнулся: истерика бурлила внутри, как варево из протухших бобов, готовая вырваться наружу в любую секунду.
- Для начала вам понадобятся ружья, заряженные солью, если Уолтер надумает появится. Но это так… Для того, чтобы уничтожить призрака, нужно найти его кости, посолить и сжечь.
- Кто-то из нас сумасшедший, и я уже не уверен, что я, - Дженсен поморщился, когда Коллинз начал бинтовать ступню. Вода в тазу порозовела от крови.
- Откуда вы все это знаете, мистер Коллинз? – Джаред выглядел таким измученным, что Дженсен понял: игра проиграна. Он нарушил закон, когда влез в чужой дом и похитил оттуда парня. Что уж говорить про небольшой акт вандализма на кладбище?
- Мы должны защищать людей от зла. Но иногда нужны более радикальные способы, чем молитва.
- Итак, - Дженсен попытался встать и не сдохнуть от боли, и ему это более-менее удалось. – Мы находим могилу урода, разрываем ее, высыпаем пару мешков с солью на гнилье и поджигаем. Я ничего не забыл?
- Понимаю, что звучит безумно, но… Ты не можешь отрицать существование призраков.
- Могу, - Дженсен оперся на руку Джареда и сделал несколько крохотных шажков. – Но только тогда он умрет.
- Призрак что-то хотел от тебя? – Коллинз повернулся к Джареду, и. похоже, немного напугал того слишком пристальным взглядом.
- Просто… дружить. Он не выпускал меня из дома, чтобы я мог общаться с ним…
- Странная привязанность, - хмыкнул Дженсен. – Извините, преподобный. Это все от нервов.
Коллинз снял с полки тяжеленный талмуд и, найдя нужную страницу, зачитал:
- «Немало духов пробралось сквозь Завесу в мир живых и смогло вселиться в тела людей, чтобы защитить себя от небытия. Как и демоны, духи захватывают тела людей с ослабленной волей и повредившимся рассудком, а также тела, лишенные душ. Призраки могут терять носителей точно так же, как и демоны. Возможность захватить новое тело для духа определяется точно так же, как и для демона, сам захват также осуществляется аналогичным образом. Если духу не повезло, он обречен на небытие».
- Думаешь, он хочет мое тело? – Джаред вздохнул. – Может, просто…
Дженсен развернулся так резко, что ноги опять начали болеть.
- Девушки погибли из-за меня. И я уже… я не уверен, что Аманда погибла не из-за Уолтера. Я…
- Джаред, - терпение иссякало. – Из меня очень плохой педагог и еще худший психолог, но если ты еще раз начнешь говорить о героическом самопожертвовании и прочей херне, я тебя ударю. Мне потом будет очень стыдно, но то потом.
- Извини, - Джаред не выпустил его руки. – Мне очень жаль.
- И с извинениями завязывай.
Коллинз набрал чей-то номер и теперь пытался выяснить последний адрес человека, из всех данных которого они знали только имя.
- Уолтер, - повторил Дженсен. Не слишком популярное имя, но и не редкое.
- Я искал информацию в сети, когда он уходил, - тихо начал Джаред. – Мне кажется, что его звали Уолтер Берк. Его казнили несколько лет назад, смертельная инъекция…
Коллинз кивнул, не прекращая увещевать человека по ту сторону трубки и напирать на богоугодное дело.
- Тот урод, что ловил студенток в парке?
- Урод, похороненный на местном кладбище на месте девяносто три, - Коллинз повесил трубку и скрестил на груди руки. – Я еду с вами.
От происходящего отчаянно веяло дешевым фильмом ужасов.
- У тебя стекло на воротнике, - Джаред стряхнул осколки на пол, задев шею Дженсена, и у того по коже побежали мурашки.
И слезливой романтической гей-мелодрамой.

 

 


Если Уолтер и пытался достать их в машине, то Дженсен этого не заметил. Или же силенок бывшего уголовника хватало только на слабых девушек и трюки с дверцами, или же беспрестанно бормочущий молитвы Коллинз отгонял его получше, чем святая вода.
Джаред молчал и выглядел очень сосредоточенным – наверное, не стоило брать его с собой. Парень и так много всего пережил – только прогулки по кладбищу ему не хватало.
- Джаред, - Дженсен попытался собрать в кучу все знания о том, как правильно утешать людей. – Сейчас мы упокоим этого урода, а потом – я тебе обещаю – все наладится. Тебе больше не понадобится вести этот канал и заказывать вещи на дом, ты сможешь продолжить учебу. Хорошо?
Джаред кивнул, но продолжил изучать собственные колени. Проклятье. Давай, Эклз. Скажи что-нибудь нормальное. Признай уже, что ты не из любви к искусству лез в чужое окно.
- Я не оставлю тебя, - Дженсен хлопнул Джареда по колену и поймал удивленный взгляд Коллинза в зеркале заднего вида.
- Обещаешь?
- Ну, насчет посмертной опеки я не обещаю – с таким ты уже сталкивался, и, думаю, что остался не слишком доволен.
- Обещаешь? – повторил Джаред, не давая свести разговор к шутке.
- Я клянусь, что не оставлю тебя, Джаред… - получилась прямо брачная клятва. Не хватало только алтаря… постойте, священник сидел на заднем сиденье и явно боролся с невероятным желанием протереть глаза.
- Тормози не у самых ворот, - Коллинз указал на ограду. – Чуть дальше есть дыра, через которую можно пролезть. Винни все никак не может ее заделать.
Дженсен остановил машину и проверил странного вида пистолет, который, по словам Коллинза, стрелял солью. Интересно, кто разрабатывал оружие для людей, охотящихся на призраков? И какое отношение ко всему происходящему имеет преподобный Коллинз?
Хотя теперь Дженсен понимал, почему Коллинз ничего не сказал, когда он приполз на ступени церкви после встречи с головорезами мужа той красотки, а принялся оказывать квалифицированную медицинскую помощь.
Ноги жгло, как огнем – Дженсен стиснул зубы и попытался убедить организм, что все в порядке. Быстро бежать он, конечно, не сможет, но раскопать могилу все еще способен.
- Вот здесь, - Коллинз чересчур ловко для священнослужителя протиснулся на территорию кладбища. Интересно, не сам ли он проделал лазейку для своих странных товарищей с солевыми пистолетами?
Обычно Дженсен предпочитал объезжать кладбища по огромной дуге. Может, рассказы Кинга или старые фильмы ужасов внушили ему страх перед ровными рядами могил, или просто он никогда не стремился пораньше оказаться около чьего-то пафосного, огромного склепа.
- Идите за мной.
- Вы охотник на нечисть, преподобный?
Джаред едва не запнулся о надгробный камень, но Дженсен успел его поймать. От дополнительной нагрузки ноги вспыхнули так, что Дженсен почти увидел звезды, которые посыпались из глаз.
- Извини, - отчаянно зашептал Джаред.
- Все в порядке. Все в порядке.
Наверное, слова «все будет хорошо» и «все в порядке» Дженсен мог бы написать на футболке, или сразу на лбу, чтобы не повторяться. Раздражение, страх и боль грозили превратиться в монстра, этакого внутреннего Хайда, который сожрал бы окружающих.
- Я сочувствующий, - Коллинз указал на незаметную могилу рядом со склепом семейства Спирсов. – Вот и девяносто третье место.
- Уолтер Берк, - Джаред посветил фонариком. – Что ты делаешь?
Коллинз окружил их кругом соли и взялся за вторую лопату.
- Круг защитит нас от Уолтера, если он по-прежнему с нами.
- А куда бы он делся? Разве призраки не перемещаются в пространстве? Или думаешь, что он бежал за машиной, устал и отстал?
- Он уходит только на восходе, - Джареду лопаты не досталось, поэтому он следил за кладбищем: ни встреча с призраком, ни встреча с кладбищенским сторожем, которого Коллинз назвал Винни, не сулили ничего хорошего.
- Тогда соль защитит нас от его гнева.
Дженсен принялся копать – почему-то сегодня вся нагрузка шла на ноги, словно назло. Лезвие входило в землю, как в масло, и хоть это сегодня ладилось. Никогда в жизни Дженсен не чувствовал себя таким беспомощным идиотом: он привык действовать быстро, полагаться на собственную интуицию, но с живыми, мать его, людьми. А какой-то дохлый урод, который уже однажды получил за все, выбил его из колеи. Неужели служба не выбила из него страх?
- Нужно добраться до гроба, открыть крышку, залить ублюдка бензином и кинуть зажигалку, - Коллинз вытер лоб. – Нам повезло, что склеп закрывает нас. Иначе мы копались бы здесь, как на ладони.
- Не хотелось бы мне встретиться с бывшими коллегами, - Дженсен почувствовал, как лопата грохнула о крышку гроба. Видимо, Уолтера не стали закапывать слишком глубоко. Могли бы сразу сжечь – проблем сразу стало бы меньше.
- Сторож, - Джаред испуганно оглянулся. – Он идет в нашу сторону.
- Придется вырубить его, - Дженсен вылез из ямы.
- Эклз, ты же полицейский, - укоризненно заметил Коллинз. – Разве это законно?
- Лучше камера, чем палата в психушке, - Дженсен повернулся, намереваясь узнать, с какой стороны ждать визитера, и увидел, как Джаред решительно переступил через защитный круг и направился на открытое пространство. – Что за…
Закричать значило выдать себя. Дженсен мог только проводить его взглядом, не зная, что задумал мальчишка. Только бы Уолтер не решил напасть…
- Помоги открыть, - Коллинз наклонился к гробу, и через несколько минут они сумели распахнуть крышку. В нос ударил запах разложившегося тела – Уолтер и при жизни не отличался красотой, а уж в гробу и вовсе растерял всю привлекательность.
- Сэр, как хорошо, что я вас нашел. Я навещал могилу матери и… Я не знаю, где выход, уже стемнело, сэр…
За рыдающие нотки Дженсен дал бы Оскара, а сторож, похоже, принял Джареда за малолетнего идиота.
- Не могу открыть канистру.
Дженсен повернулся к Коллинзу и понял, что у них проблемы. Канистру венчала железная крышка то ли заваренная от излишнего усердия, то ли найденная ушлым священником в горе неисправных. Дженсен попытался открутить крышку, но тоже не слишком преуспел.
- Давай же, давай… - от мысли, что сторож сейчас выведет Джареда за ворота, а Уолтер там его встретит, хотелось взвыть. Неужели им помешает сраная канистра?
-Осторожно!
Нашелся тоже советчик. Крышка чуть поддалась, а потом повернулась с такой легкостью, что Дженсен едва не облился бензином. Он вывернул бензин прямо в гроб – за всю жизнь Дженсен не испытывал такого мстительного удовлетворения.
- Получи, засранец.
- Дать тебе зажигалку? – Коллинз кинул ему пафосный зиппо с четырехлистным клевером.
Звук шагов заставил их замереть, как нашкодивших школьников, но это оказался всего лишь Джаред, снова пробравшийся на кладбище через дыру в ограде.
- Слава… Джаред, сзади!
Дженсен увидел, что тени за спиной Джареда опасно сгустились, но не успел ничего делать – того буквально подбросило в воздух, перекувырнуло и отбросило назад. Он едва не врезался головой в надгробие, но вроде бы приземлился без особых повреждений.
- Джаред! – Дженсен рванул бы к нему, но Коллинз вцепился ему в рукав и зарычал:
- Поджигай! Мать твою, поджигай!
Воздух дрогнул и почти выплюнул долговязую, худую фигуру в тюремной робе: Уолтер решил явить себя миру. Он даже не взглянул на собственную могилу, а сразу же пошел к встающему с земли Джареду.
Дженсен чиркнул зажигалкой и кинул ее прямо на грязные кости. Ему пришло в голову, что фокус Коллинза сейчас не подействует или дух вселится в Джареда, как и хотел. Но Уолтер замер, а потом начал гореть так же, как горели его кости.
Дженсен, едва не поскользнувшись на соли, подбежал к Джареду, пытаясь защитить его от жуткого зрелища, и тот уткнулся ему в плечо. Им обоим стоило добраться до больницы, а по пути туда хорошенько обдумать версию для полиции.
- Кончилось? – спросил Джаред, не открывая глаз.
Дженсен обернулся, чтобы увидеть, как призрак превращается в грязно-коричневый дым. Воняло выгребной ямой и общественной уборной.
- Отправляйся к себе в ад, - Дженсен почувствовал, как Джаред затрясло, и неожиданно для самого себя осторожно коснулся губами его виска, пытаясь успокоить. Коллинз за их спинами с истинно христианским смирением закапывал могилу Уолтера.

 

Эпилог



Кто мог бы подумать, что уборка так затянется? Дженсен вытер толстый слой пыли со стола и снова посмотрел на коробки. Теперь они не навевали грустных мыслей, потому что Дженсен снова вернулся к работе. Крис долго не мог поверить, поэтому взял в привычку тыкать его в плечо каждый раз, когда проходил мимо. Дженсен очень надеялся, что ему не придется объяснять происхождение синяка на плече.
В ящике стола нашлась флэшка мисс Маккой – они совсем забыли про нее. Дженсен подкинул ее на ладони и сунул в карман джинсов. Надо будет все-таки отдать девушке ее имущество.
В конце концов, именно мисс Маккой привела его к Джареду. Конечно, как выяснилось во время суда, Женевьев действительно сбежала к своему дружку, но другие девушки оказались не столь удачливы. Кто знает, что стало бы с Джаредом и сколько еще доверчивых фанаток пострадали бы. Но сложнее всего оказалось представить, что два года, что они прожили вместе с Джаредом после суда никогда не случились бы.
Во всей этой истории с призраком Дженсену невероятно везло – он блуждал, не зная полностью всей информации, но попадал точно в яблочко. И главным везением стал Джаред – все еще напуганный и измученный, он смог запомнить по пути в больницу историю, придуманную Дженсеном. Ничего особенного: лучше Дженсена никто не знал, что лучшая ложь – это почти правда. Полицейские выслушали историю про маньяка: пару часов назад Дженсен сам бы в нее поверил.
А когда психиатры обследовали Джареда и поставили диагноз «вменяем», Дженсен едва не напился вдрызг. Какая-то часть его все продолжала и продолжала упрямо твердить: «Ты псих, и парень тоже».
Единственное, что не давало Дженсену покоя – мысль о несчастных полицейских, тщетно ищущих маньяка по их описанию. Разоренную могилу тоже списали на неизвестного психопата, и, к счастью, сторож так и не вспомнил Джареда – алкоголь прочнее денег и удара по голове стер из его памяти образ несчастного, заблудившегося парня.
Кто-то прошел по коридору и замер около двери, видимо, читая наименование детективного агентства и имя детектива.
«Черт, только неожиданного клиента мне не хватало. Объясняй ему теперь, что я давно уже вернулся к работе полицейского».
Дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель протиснулся сияющий и встрепанный Джаред. Он повернул ключ в замке и приложил палец к губам.
Дженсен предполагал, что такого идиотского лица у него давно никто не видел. Вот маленький…
- Мистер детектив, - Джаред красивым жестом сбросил с плеча рюкзак. – Вы не поможете беспомощному и попавшему в беду студенту? – в конце вопроса его голос дрогнул. Воцарилось пугающее молчание, а потом Джаред согнулся пополам и захохотал так, что звякнули стекла в окне.
- Ах ты, маленький засранец, - Дженсен вскочил со стула и стиснул Джареда в объятьях. – Ты не позвонил! И даже не предупредил, сволочь!
- Видел бы ты себя, - Джаред вцепился в него мертвой хваткой и позволил болтать себя в воздухе.
- У меня слов нет!
Наконец, Дженсен смог выпустить его из рук и оглядеть со всех сторон: конечно, Джаред приезжал на каникулы, но за последние полгода он, видимо, не вылезал из спортзала и перед отъездом зашел к нормальному парикмахеру. Нет, Дженсен не сомневался в его способностях сделать это самому, тем более что он до сих пор хранил в ноутбуке все ролики «Стивена».
- Мне нужно спросить у тебя… - Джаред замялся, и Дженсен почувствовал, как его начинают охватывать нехорошие подозрения. – Я хотел бы записать еще несколько роликов для Стивена. О том, что я не умер и не пропал. И мой научный руководитель считает, что я могу использовать материалы для выпускной работы.
- Ты сможешь смотреть на себя и Уолтера на заднем плане?
Дженсен совсем недавно пересматривал ролики: по сравнению с сегодняшним Джаредом, тот выглядел худым, измученным, умирающим. И последнее так сильно испугало Дженсена, что тот впервые позвонил Джареду в середине ночи.
- Да, - Джаред улыбнулся, демонстрируя ямочки на щеках. – Мы сильно испугаем соседей, если…
Опять начиналось. Два года Дженсен жил в режиме очень приличного полицейского: никаких девок, парней и случайных связей. Только он и терабайты гей-порно с платного сайта. Черт, да за эти деньги он мог бы купить домик на побережье и пару наложниц из развивающихся стран.
- Ты рехнулся?
- Скажи еще, что в твои фантазии не входит секс с прекрасной незнакомкой прямо на столе?
Дженсен хотел бы возразить, очень бы хотел, но, когда Джаред сел на стол, мозг отказался генерировать сигналы вообще. Короткое замыкание какое-то.
- Офицер Эклз… - Джаред снова улыбнулся и протянул к нему руки.
- Ты ожившая сцена из сопливого гей-романа сейчас, слышишь? – Дженсен позволил притянуть себя ближе.
- Это ваш любимый роман, офицер, - Джаред стянул с себя джинсы, а потом подозрительно спросил: - Ты пыль-то хоть вытер? Или я сейчас ерзаю задницей по всей грязи, что собралась здесь за два года?
- Как знал, - Дженсен едва успел расстегнуть собственные, как Джаред уже всучил ему тюбик со смазкой – по виду из ближайшего супермаркета. Ну, отлично, весь район видел, как «парень, что живет с копом» покупал смазку. Свихнуться можно.
Джаред откинулся назад, вытягиваясь на столе и не спеша лаская собственный член ладонью – медленно вверх и вниз, как в дорогом порнофильме.
- Даваааай, я с ума сойду.
- Я первый, - Дженсен выдавил смазку на пальцы и подтянул Джареда к себе за бедра. – Какой же ты…
- Я тоже был хорошим мальчиком, - Джаред подался вперед, насаживаясь на пальцы, и исступленно зашептал: - Давай, Дженс, пожалуйста, я так долго ждал! У меня не осталось мозгов, только литры и литры спермы! Давай, давай, давай!
- Ненормальный, - Дженсен двинулся вперед, буквально насаживая Джареда на член, и едва не кончил раньше времени. Кажется, что воздержание окончательно выбило из него остатки мозгов.
- Дженсен, - Джаред прогнулся в спине и обхватил Дженсена ногами. – Думаешь, моим фанатам ты понрааавишься?
- Только не говори, что ты снимаешь маленькое домашнее видео, которое потом наберет… ох… дохреналлион просмотров?
- Нет. Это только для меня!
Джаред откинулся назад, обнажив шею с беззащитно выступающим кадыком, и вцепился в край стола так, что побелели костяшки пальцев. Похоже, он хотел что-то сказать, но с каждым новым толчком все больше и больше забывал алфавит.
- Я пожалею об этом. И повторю это в нормально состоянии – но я тебя…
Джаред глухо охнул и кончил, сжавшись так, что последнее слово тоже покинуло черепную коробку Дженсена. Тем лучше – такие вещи не говорились в предоргазменном состоянии, когда ты мог выложить номер страхового полиса и пин-код карточки первому встречному.
Дженсен толкнулся в последний раз и тоже сорвался, едва не рухнув на тяжело дышащего Джареда.
- Я хотел бы повторить это. Только в кровати. Ты не продал ее, пока меня не было? - пробормотал Джаред.
- И как я умудрился на тебя нарваться?
Джаред фыркнул:
- Это интернет, Дженсен. Здесь можно подцепить кого угодно.
Точно. Именно так и получилось. Кажется, Дженсен, наконец, получил свою детективную историю со счастливым концом. И две минуты славы на интернет-канале Стивена.

Конец

 



Сказали спасибо: 85

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1380