ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
290

Симбиоз

Дата публикации: 10.10.2012
Дата последнего изменения: 24.01.2015
Цикл: Симбиоз
Автор (переводчик): Swenigora;
Бета: Орикет
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; фэнтези;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Предупреждения: МПРЕГ как условие существования мира. Никто из героев беременеть и рожать не будет.
Саммари: : Если в обычный мир проникнут существа из другого, магического мира, что произойдет? Как будут уживаться два таких разных мира? Джаред оказывается не в том месте и не в то время. И это меняет его жизнь раз и навсегда. А может быть, наоборот? Именно в нужном месте и в нужное время?
Глава 1

Часть 1 (Люди)


Глава 1

Огромный зал Дома Обручения заливал свет сотен свечей. Аромат сандала, духов и пота составлял причудливую композицию, которая у Дженсена Эклза прочно ассоциировалась с этим одним и тем же повторяющимся из года в год мероприятием. Дженсен лениво обвел взглядом находящихся в зале мужчин, натыкаясь на их откровенно заискивающие улыбки. Ничего интересного, обычная рутина. Сегодня он снова выберет себе мужа на следующий год. Раз уж от этого никуда не деться, то пусть он будет хотя бы симпатичным.

- Что, Эклз, глаза разбегаются? Никак не можешь выбрать, кого будешь ебать в следующем году?

Рядом стоял вдребезги пьяный Крис. Он был последним мужем Дженсена. Через десять дней время их брака истекало, и Дженсен ловил себя на мысли, что впервые ждет этого момента с таким нетерпением. А ведь как все хорошо начиналось…

- Зачем ты пришел? Не надоело позориться?
- Пришел, потому что хочу увидеть ту сучку, которую ты сегодня выберешь! Смотри, как у них у всех глазенки горят, каждый под тебя лечь готов! Потому что не знают, какая ты на самом деле сволочь, Эклз!
- Ты слишком много пьешь последнее время. Я выполнил свои обязательства перед твоим кланом. Чего ты еще от меня хочешь?
- Долг перед кланом? А передо мной? Мне ты ничего не должен?!
- Я те-бе ни-че-го не дол-жен, - Дженсен выговорил эту фразу медленно, почти по слогам, пристально глядя в глаза пьяного. На миг они слегка затуманились, доказывая, что Дженсен вполне в состоянии заставить мужчину подчиниться своей воли. Но Эклзу не хотелось сейчас тратить силы на контроль напившегося партнера.

Какого черта!
Он и так терпит его беспробудное пьянство почти месяц, хотя мог бы давно избавиться от ставшего неадекватным мужа. И никто не посмел бы что-то возразить. Свои обязательства он выполнил на сто процентов. Так нет, чтобы не опозорить клан Кейнов, он стоически соблюдает приличия, на которые самому Крису плевать.

- Ты прекрасно знал, на что шел. Один год! И ни днем больше.
- А как же твои обещания? Помнишь, что ты мне говорил? Если…
- Заткнись! Сколько можно твердить об одном и том же?! То, что происходило между нами в течение этого года - просто необходимость, ни о каких длительных отношениях и речи не шло. Меня достала твоя выдуманная любовь и такая же ревность!

Дженсен видел, как от его слов Крис дернулся, словно от пощечины, и на короткое мгновение ему даже стало жалко человека. А вот это уже явно было лишним.

- Крис, иди домой. Тебе не стоит здесь находиться, – Дженсен постарался сказать это как можно мягче.
- Не волнуйся, недолго осталось меня терпеть.

Дженсен с досадой отвернулся.
И угораздило же его выбрать в прошлом году этого ревнивого придурка! Что греха таить, первое время эта исступленная влюбленность и собственнические замашки приятно тешили самолюбие. Тем более, что чувства Криса были большей частью его собственными. Дженсен так привык корректировать эмоции окружающих его людей, что делал это почти автоматически, не задумываясь. Но в случае с Крисом имелся мощный изначальный посыл.

Сам Дженсен никогда не стремился внушать своим мужьям чересчур глубокие чувства. Никакой необходимости в этом не было, а причинять людям лишнюю боль ему казалось неправильным. Большинство вэрдов с ним не соглашались. Многие доводили своих мужей почти до маниакальной одержимости, так что после развода те были едва способны начать жить самостоятельно. Эклз считал это излишней жестокостью. Зачем вымещать на людях горечь от собственных проблем? Все равно им теперь плыть в одной лодке.

Поэтому-то страсть Криса и застала Дженсена врасплох. Ему стоило бы еще в самом начале брака немного пригасить любовный пыл мужа, а он этого не сделал и теперь пожинал плоды своей беспечности.

Иногда Дженсену казалось, что Крис сошел с ума. Все отбираемые кланами претенденты проходили строгую медицинскую проверку, и существуй хоть малейшее подозрение на какие-то заболевания - все равно, душевного или телесного свойства - никто бы не пропустил парня в кандидаты. Но кто знает…

А может у Криса крыша поехала после родов? Вроде бы иногда такие вещи случаются. Только эта безумная ревность начала уже немного доставать. Хорошо, что недолго осталось! Второй раз он в такое не вляпается. Никаких влюбленных идиотов!

Дженсен снова обвел взглядом зал. Кроме него здесь присутствовало еще около двух десятков вэрдов и больше сотни кандидатов. Ну и, конечно же, старейшины кланов, приближенные, просто пробравшиеся по знакомству. Мероприятие чрезвычайно престижное и все, имеющие ту или иную власть старались на него попасть.

Чтобы не перепутать кандидатов с остальной массой на лацканы их пиджаков прицепляли красно-черные банты. Очень удобно и элегантно.


***

- Чад, ты спятил? Мы же сразу пропалимся!
- Да ладно! Их там больше сотни. Что, всех в лицо знают?
- Ты же обещал достать пригласительные!
- Я виноват, что этот жук меня надул?! Клялся, что в этом году какие-то совершенно невъебенные охранные меры. Вроде бы на балу должен присутствовать Глава Совета кланов.
- И ты мне это сейчас говоришь? Да ты представляешь, что с нами сделают, если поймают?
- Не дрейфь, не поймают. Можно подумать, мы какое-то преступление совершаем. Ну проберемся на этот бал втихаря. Кому от этого хуже будет? Можно подумать, там одни кандидаты и главы кланов собираются. Уйма посторонних всегда ошивается. Мы с тобой от них отличаемся только отсутствием нужных связей. И с чего это нас должны разоблачить? Ты, главное, особо вперед не лезь. Постоим в уголке, никто и не заметит.
- Постоим в уголке... - Джаред передразнил друга, но рука уже сама пришпиливала бант к лацкану.

Он сам себе-то не признавался, а уж Чаду тем более - засмеет и будет стебаться всю оставшуюся жизнь - но Джаред ни за что не собирался упустить возможность попасть на вечер и увидеть Его.

Это произошло три дня назад. Джаред как раз возвращался из колледжа, засмотрелся на идущего по другой стороне улицы симпатичного блондинчика и не заметил, как чуть ли не нос к носу столкнулся с вэрдом. Джаред так и застыл, не в силах оторвать глаз. Он и раньше слышал о неотразимости и опасном обаянии этих существ, противостоять которому люди не в силах, но считал эти рассказы байками и преувеличением озабоченных кандидатов.

Что еще за опасная неотразимость? Чушь!

Будучи мальчишкой Джаред как-то видел одного вэрда, но никакого трепета и восторга тогда не испытал. Мужчина как мужчина. Только кожа чересчур бледная, да глаза странные. Кандидаты сами себя накручивают, вот им и кажется, что в целом мире нет ничего прекраснее.

Джаред в кандидаты никогда не рвался, хотя был физически здоров и достаточно смазлив на мордашку. Сама мысль, что он будет истекать слюной и пытаться привлечь внимание этих избалованных всеобщим обожанием мужчин, казалось ему унизительной.

Джаред совершенно точно знал, чего он хочет и чего собирается добиться в жизни. Стать послушной куклой вэрда, пусть и ради продолжения рода, никак в эти планы не входило. И так желающих предостаточно, от кандидатов отбоя нет.

Джаред собирался найти себе нежного, милого партнера и жить с ним мирно и счастливо. Да, Джаред любил доминировать и быть в постели сверху, и это тоже было одной из причин, по которой он не рассматривал идею кандидатства. Ажиотаж вокруг вэрдов вызывал у него только скуку и раздражение.

Но не все оказалось враньем. Неожиданно столкнувшись с незнакомцем, Джаред встретился с ним взглядом и словно выпал из времени. Мужчина был немного ниже ростом и поэтому, чтобы разглядеть лицо невнимательного прохожего, ему пришлось задрать голову и смотреть снизу вверх. Джаред с непонятным для себя восхищением завис, рассматривая незнакомца. Правильные черты лица, немного полноватые губы, нос с небольшой горбинкой, красивые, обрамленные густыми ресницами глаза. Глаза-то его и выдали. Зеленые, как трава. У людей таких не встречалось.

- Простите. Я вас не заметил, – Джаред смущенно бормотал извинения, не понимая, почему он не может отвести взгляда и перестать, как дурак, пялиться на вэрда.
- Ничего страшного. Я сам виноват, не привык, что меня не замечают.

Мужчина обошел застывшего Джареда и пошел дальше.

Джаред не знал, сколько простоял, задумавшись. Из ступора его вывел Чад, хлопнув по спине с такой силой, что он чуть не упал.

- Привет! Что застрял посреди улицы? С тобой все в порядке?
- Все нормально. Тебя жду.

Джаред потер рукой глаза, словно пытаясь стереть с сетчатки отпечатавшийся там образ. Никакого возбуждения он не испытал, эта часть рассказов о вэрдах оказалась вымыслом чистой воды, только вот непонятно откуда появилось и не желало никуда исчезать жгучее желание увидеть это лицо еще раз.

***

Дженсен решил, что пора заняться выбором будущего супруга активнее, а то уже полвечера прошло, а он еще даже ни с кем не познакомился. Надо пройтись по залу, посмотреть на кандидатов с более близкого расстояния. Стоило ему встать с кресла, как тут же два десятка молодых мужчин, до этого не делавших никаких попыток привлечь его внимание, сорвались с разных концов зала и двинулись к нему, словно мотыльки, летящие на свет. Слепо, безрассудно и так же неотвратимо. Единственным отличием Дженсена от огня было то, что он не сжигал дотла. По крайней мере, внешне, а внутренне… Ну, они сами это выбрали.

Каждый вэрд обычно работал с кандидатами от определенных кланов. Не то чтобы это было где-то четко оговорено, скорее, неписанное правило. А известно, что неписаные правила нарушать гораздо труднее и опаснее, чем писаные.

К тому же, это облегчало жизнь всем. Кланы знали, с каким вэрдом им придется иметь дело, и соответственно старались выбрать кандидатов на их вкус. А сами вэрды настраивались на определенные ментальные характеристики, которые у родственников имеют много общего, и почти не затрачивали усилий при установлении контроля. А если можно не тратить силу, то кому нужны лишние проблемы? Да и какая разница, кто именно станет мужем на этот раз?

Эклз направлялся к высокому брюнету, стоящему у окна. Парень привлек его какой-то совершенно классической красотой, и Дженсен решил рассмотреть его получше и попытаться перекинуться хотя бы парой фраз. Хотя последнее было сомнительно.

От аур двух десятков вэрдов все общество находилось в возбужденно-приподнятом состоянии. Словно все приняли слабый наркотик. Это было еще одной причиной, почему бал обручения привлекал такое количество посторонних. Несколько часов эротического наваждения, в котором плавали все присутствующие, и при этом никаких похмельных и абстинентных последствий. А если Продлевающий, выбирая себе мужа на следующий цикл, начинал чувствовать к нему сексуальную заинтересованность, то тут уж коротило всех по полной! Кабинеты наверху не успевали принимать всех желающих. То одна, то другая парочка поднималась по лестнице, чувствуя настоятельную необходимость удовлетворить разыгравшееся либидо.

Брюнет, к которому Дженсен испытал интерес, напоминал кролика под взглядом удава. Он застыл, не сводя взгляда с приближающегося к нему Эклза. Как только внимание вэрда перестало быть рассредоточенным по всему залу, а сконцентрировалось на одном кандидате, тот даже дышать перестал. Пришлось дать ему мысленный приказ. Только обмороков Дженсену сегодня еще не хватало для полного счастья.

- Как тебя зовут?
- Том, - парень с трудом выговорил свое имя, не сводя завороженного взгляда с Эклза.
- Какой клан?
- Уэллингов.

Клан Уэллингов не входил в список приоритетных. Некоторые кланы по непонятной причине становились предметом интереса со стороны нескольких вэрдов. И Уэллинги относились именно к ним. Дженсен не испытывал особого желания бороться с кем-то из своих сородичей за парня, но судя по тому, что большая часть вечера прошла, а никто пока не проявил заинтересованности в кандидате, проблем с конкуренцией не будет.

Том был совершенно во вкусе Эклза. Высокий, с хорошо развитой фигурой и немного детским, доверчивым выражением лица. Дженсену нравился такой тип, с ними обычно не было хлопот. Вот польстился в прошлый раз на рокового красавчика, так наелся роковых страстей по самое не хочу. Нет, не стоит изменять привычкам.

- Так, значит, Том Уэллинг?
- Да, Продлевающий.
- Ты очень красивый. - Дженсен провел рукой по щеке парня. Взгляд Тома совсем затуманился, но Дженсен полностью держал его, так что сознание он потерять не сможет.

«Прекрасная кожа. Хорошо бы оценить и все остальное».

В Доме Обручения имелись специальные комнаты, в которых вэрды могли спокойно и без помех осмотреть понравившегося кандидата. И не только осмотреть. Строгих правил, регламентирующих, что именно можно делать с кандидатами в будуарах, не существовало. А если учесть степень контроля вэрда над разумом человека… Впрочем, сам Эклз никогда своей властью не злоупотреблял, а до остальных ему не было никакого дела.

Пожалуй, Уэллинг заинтересовал его достаточно, чтобы захотеть посетить эту комнату. Дженсену не понадобилось ничего говорить, он просто развернулся и направился к альковам, не сомневаясь, что Том следует за ним.

И тут произошло невероятное: на него налетел какой-то молоденький кандидат. Да с такой силой, что сбил с ног.

***

Джаред и Чад осторожно пробирались среди гостей в поисках укромного уголка. Большинство присутствующих, увидев их банты, расступались и уступали дорогу, стараясь не загораживать от взглядов вэрдов. Но сами парни вовсе не стремились привлечь к себе внимание. Наконец им удалось найти какой-то закуток, отгороженный от общей залы портьерой и спрятаться в него. Сквозь щель в неплотно прилегающих кусках ткани весь зал был виден, как на ладони.

Играла негромкая музыка, неслышно скользили официанты, разнося напитки и закуски. Главы кланов чинно беседовали между собой, изредка бросая взгляды на своих кандидатов, рассредоточенных по всему залу. Вэрды – короли этого бала - неспешно перемещались по залу, и каждое их движение невольно повторяли еще несколько человек, словно соединенные с ними незримыми нитями.

Джаред нашел глазами своего недавнего знакомого, ради которого он согласился на эту авантюру, и больше не отводил от него взгляда. Мужчина был не один. Он разговаривал с очень красивым молодым парнем, судя по неуверенным движениям, находящимся в крайней степени опьянения. Наверное, его нынешний муж. Странно было видеть почти экс-супруга на бале обручения. По крайней мере, других Джаред не заметил. То, что парень именно муж, а не случайный собеседник, можно было понять по наличию на его шее широкой цепочки с крупными звеньями.

Эту цепь вэрд сам надевал на мужа во время обряда заключения брака, а потом снимал - при его расторжении.

На первый взгляд, на ней не было никаких замков. Говорили, что это магия вэрдов, и только тот, кто надел цепь, может ее снять. Что подставивший шею под цепочку перестает владеть своей душой и телом и полностью подчиняется желаниям своего супруга.

Джаред смотрел на цепь и все меньше верил сплетням.

Зачем вэрдам какая-то цепь, если половина этого зала, да что там половина – все, и так согласны выполнить любые их желания? Наоборот, единственный, кто похоже не горел энтузиазмом исполнять чьи-либо желания, был этот парень с цепью. Джареду казалось, что парочка ссорится, причем, явно не первый раз.

«Вот и верь слухам! Все-таки семейная жизнь – зло, даже такая короткая. Смотри-ка как успели надоесть друг другу всего лишь за год». Наконец, вэрду надоело выяснять отношения и он вспомнил, для чего сюда явился. Бросив нынешнего мужа, он прямиком направился к парню, стоящему у окна.

Джаред немного отодвинул штору, чтобы лучше видеть.

- С ума сошел?! Задвинь обратно! – Чад шипел, как уж, которому наступили на хвост.
- Да я осторожно. Только посмотрю.
- Задвинь, говорю!
- Ничего ж не видно.
- Идиот, нас же сейчас заметят…

Это называется «накаркал».

- Молодые люди, а что вы здесь делаете?

Перед ними стоял пожилой мужчина, судя по одежде, какая-то шишка. Джаред и Чад смущенно молчали, не зная что сказать.

- Вы же кандидаты?! – полувопрос-полуутверждение. - Вам надо находиться в зале или… постойте. Ну-ка назовите мне свои имена и кланы!

Что им оставалось?

- Джаред. Клан Падалеки.
- Чад. Клан Мюррей.

Мужчина сосредоточенно нахмурился.

«Неужели он помнит имена всех кандидатов? Не может такого быть!»

Оказалось, очень даже может!

- Позвольте, но таких не было в числе приглашенных… Кто вы?.. Охрана!

Джаред не стал дожидаться, пока на крик сбегутся охранники. Конечно, с его стороны это было глупо. Даже не просто глупо, а очень глупо! Все равно они уже назвали свои имена, но от страха логика как-то сама собой отключилась.

***

- Ой, простите!

На Дженсена в смущении уставился парень, с которым он несколько дней назад столкнулся на улице.

- Я не хотел…

От неожиданности Дженсен не смог проконтролировать свою силу. Зал просто накрыло выбросом. Даже остальные вэрды заметили и немного поморщились, а уж обычные люди просто замерли на месте.

«Черт, вот что значит почувствовать себя в безопасности! Совсем контроль потерял!»

Эклз мгновенно втянул раскинутый экран обратно. Парень продолжал в ужасе взирать на результат своих действий, но Дженсен уже пришел в себя. Ни секунды не раздумывая, он протянул руку и сказал:

- Осторожнее! Надо смотреть, куда бежишь, а то можешь нагнать не того, за кем гонишься.

Парень автоматически взял протянутую руку и помог Дженсену подняться с пола.
Тут сзади подбежали два пристава, призванные следить за порядком, и распорядитель. Они схватили торопыгу за руки.

- Простите, Продлевающий! Это недоразумение. Мы сейчас же выведем его с бала. Простите!..

Дженсен не обратил внимания на угодливые извинения. Он заметил нечто странное и сейчас пытался проверить, не почудилось ли ему.
Парень никак не отреагировал на его щит!
Дженсен усилил воздействие, сделав его максимально узконаправленным, но ничего не изменилось. Аура парня ничем не отличалась от аур остальных людей. Он был обычным человеком, но при этом совершенно спокойно выдерживал ментальный нажим Дженсена.
Этого не могло быть, потому что не могло быть никогда!

- Стойте!

Тут он увидел бант кандидата на лацкане. Прекрасно, это все упрощает.

- Имя?

Парень растерянно молчал, но распорядитель сразу понял, о чем спрашивает вэрд.

- Джаред из клана Падалеки.
- А сам он ответить не может?
- Могу. Джаред из клана Падалеки.

Падалеки.
Этот клан был в списке приоритетных. Еще лучше!

Дженсен вдруг почувствовал знакомую горячую волну, идущую от паха. Черт, как не вовремя! Тут же сейчас начнется бедлам. Громадным усилием воли он вернул контроль над собственным телом.

- Что ж, Джаред из клана Падалеки, я выбираю тебя в мужья.

Дженсен протянул руку и сорвал бант с лацкана.
По залу прокатился завистливо-удовлетворенный шепот:

«Обручение! Обручение!»

Сзади кто-то недовольно вскрикнул.

«Уэллинг! Некрасиво получилось, надо бы утешить парнишку».

Дженсен послал мысленный приказ успокоиться, но видимо, перестарался, так как услышал звук падения.

«Что же это за день такой сегодня?! Все наперекосяк!»

Эклз немного постоял, ожидая услышать положенные слова ответа, но напрасно. Парень молчал и только недоуменно таращился на Дженсена. В зале повисла тяжелая тишина. Нужно было срочно спасать положение. Не хватало чтобы кто-то еще понял, что Дженсен не в состоянии контролировать выбранного кандидата.

- Идем!

Дженсен еле удержался от порыва схватить наглеца за руку. Но парень, видимо, уже отошел от шока и на этот раз подчинился приказу. Они прошли в совершенно ненужный теперь кабинет. Разве что поговорить без свидетелей.

«С ума сойти! Я не могу заставить человека выполнить мой приказ!»



Глава 2


Зайдя в кабинет первым, Дженсен плотно закрыл дверь. Конечно, маловероятно, что кто-то решит подслушивать, но рисковать Дженсен не собирался. А от вэрдов он на всякий случай еще прикрыл комнату паранджой. Через такую защиту так просто не пробьешься, а если кто и попытается, то Дженсен сразу это почувствует.

- Садись. Поговорим.

Эклз устроился в одном из имевшихся кресел, жестом предлагая парню занять второе - напротив. Но Джаред не торопился принимать приглашение. Он растерянно мялся у двери, не решаясь пройти дальше, и не очень связано пытался что-то объяснить.

- Простите, Продлевающий, но тут недоразумение… Я не совсем кандидат. Точнее, совсем не кандидат…Это все Чад виноват. Он обещал, что достанет приглашение, а не смог. Ну, тогда мы и решили притвориться кандидатами. Прицепили эти банты… Мы не собирались в зал выходить, нас бы никто не заметил, а потом этот распорядитель нас все равно увидел. Я растерялся и зачем-то побежал. Хотел сбежать… Не знаю, где Чад, его, наверное, задержали. Вы спросите его, он подтвердит все, что я сказал. Вот… А кандидаты от нашего клана совсем другие: Стэн, еще Келли, потом еще Дэн… Я сейчас всех не помню или, может даже, путаю, но если вы наш клан выбрали, то пойдемте, я вас познакомлю, и вы выберете того, кто подойдет. А я же говорю, я не собирался…

Дженсен слушал сбивчивый монолог парнишки, не особо вникая в его содержание. Он просто купался в ментальном блаженстве. Удивительно было ощущать столь естественные эмоции у человека.

Оказывается, у людей столько оттенков симпатии!

Постоянно имея дело с наведенными эмоциями, Дженсен привык только их и испытывать в отраженном виде. Но это как все время есть одни торты - очень скоро от сладкого начинает сводить скулы. Сейчас же перед ним раскинулось море оттенков. Парень был смущен, обеспокоен, но при этом совершенно не боялся. И еще он явно симпатизировал Дженсену. Не обожал, не любил, не восхищался, а просто считал, что «вэрд – клевый мужик». И неожиданно Дженсену это польстило гораздо больше, чем традиционное экстатическое обожание кандидатов.

- Я выбрал не твой клан. Я выбрал тебя.

Эти два предложения заставили парня на секунду умолкнуть, но и только. Посмотрев на Дженсена, как на непонятливого ребенка, он по новой принялся объяснять про свое «некандидатство», и, следовательно, его нельзя выбирать, а выбирать надо все из тех же пресловутых Стэна и Келли…

Дженсен не смог отказать себе в удовольствии еще немного продлить приятные мгновения и выслушал монолог во второй раз. Вряд ли эта непосредственная симпатия и дружелюбие останутся после того, как до человека дойдет, в каком положении он оказался.

Это было неслыханно - кандидат отказывался от обручения!
Ах да, он не настоящий кандидат.
Все равно.
Ни один человек не мог сопротивляться ментальной силе и притягательности вэрдов. Да если бы Дженсен на самом деле захотел, даже Глава Совета кланов не смог бы устоять. Хоть и был увешан защитой с ног до головы. Разумеется, Эклз не собирался так поступать, но на самом деле противиться не мог никто. А этот мальчишка словно и не чувствовал никакого давления.

Да он уже должен на коленях ползать и слюни от умиления пускать, а смотри-ка, стоит, как ни в чем не бывало, и даже пытается указывать Дженсену, что ему следует делать.

Невероятно!

- Джаред? Я правильно запомнил? Так что, ты отказываешься от обручения?

Случай настолько невиданный, что даже этот наглец на секунду потерял дар речи.

- Нет!.. То есть да, отказываюсь. Да я и не собирался никогда… Это ошибка. Я же говорил, мой клан…

Дженсен перебил - слушать третий раз всю эту бодягу про кандидатов у него не было желания.

- Хорошо. Тогда я объявлю обручение несостоявшимся, в связи с нежеланием кандидата его принять. С твоим нежеланием.
- Несостоявшимся? Нежеланием? И что тогда будет?
- Ничего не будет. Ваш клан лет на десять вылетит из списков, а может, и еще что. Я тоже не в курсе, если честно. Ты же знаешь, такого еще ни разу не было, так что ты создал прецедент. Как отреагирует Совет кланов, я понятия не имею. Но мне тоже любопытно узнать, чем все это может закончиться. Думаю, через пару дней ваши законы обогатятся новыми параграфами.

До Джареда наконец-то начало доходить, в каком положении он оказался. Дженсену даже стало его немного жаль. Впрочем, он все равно ничем не мог помочь. Только со стороны наблюдать изменяющуюся ауру. Сейчас Джареда полностью поглотило одно огромное смятение, затмив собой все остальные эмоции. Словно черная грозовая туча набежала, закрыв теплое солнышко. Дженсен удивился пришедшей в голову аналогии, но ему на самом деле было жаль исчезнувших эмоций.

- Ты разорвешь обручение?! Меня же убьют!
- Не преувеличивай! Но по головке тоже вряд ли погладят.
- Нет! Должен быть какой-то другой выход.
- Есть. Ты принимаешь обручение и на год становишься моим мужем. Все довольны! Та-дам!

- Да не собирался я никогда этим заниматься! Неужели не понятно? Тебе-то самому на кой сдался такой муж? А может, я болен чем? Точно! Ты же не знаешь, меня не проверяли. Вдруг я не подхожу по каким-нибудь вашим параметрам?

В голосе парня звучала отчаянная надежда на чудо. Сейчас он явно впервые в жизни жалел о своем прекрасном здоровье. Дженсену казалось, что он безжалостно отнимает конфету у маленького ребенка.

- Если ты болен, то, разумеется, ни о каком обручении не может быть и речи. Но насколько я вижу твою ауру, у тебя все в порядке. Так что не расстраивайся. Наверняка и профессиональное обследование ничего не найдет, и медицина не встанет на пути нашего счастья.

- Не расстраивайся?! На пути?! Ты вообще хоть одно слово слышал из того, что я тебе уже час тут талдычу?!
- Слышу я все прекрасно. Но не пойму, что ты от меня хочешь? Расторгнуть помолвку? Я же сказал, что согласен. За последствия не отвечаю, но это уже не от меня зависит.
- И откуда ты только взялся на мою голову?! Ну вот скажи, зачем ты меня выбрал? А?

Парень наглел прямо на глазах. Пожалуй, пора прекращать этот балаган. Оказывается, у естественных эмоций есть и отрицательная сторона. Дженсен с удовольствием бы продолжил ощущать тепло и симпатию, но обида и возмущение ему нравились значительно меньше.

- Джаред, я очень терпелив, но даже мое поистине безграничное терпение подходит к концу. Ты пришел на бал обручения. У тебя был прикреплен на лацкан бант кандидата. Я тебя выбрал. Откуда мне было знать, что это у тебя такое своеобразное представление о развлечении в свободное время? Теперь я предлагаю все отыграть обратно, но снова оказываюсь во всем виноват? Скажи, что ты от меня хочешь, и я сделаю, только чтобы закончить, наконец, этот фарс.

«Да куда он денется. Разорвать обручение!.. Его родичи со свету сживут. Но как же странно! Почему он совершенно не реагирует на воздействие?»

***

Наконец-то до лже-кандидата дошла вся серьезность положения, и то, что отыграть назад у него никак не получится.
Джареду показалось, что у его ног разверзлась пропасть.
Обычная шутка, шалость, невинное развлечение на глазах превращалось в катастрофу, грозящую поглотить всю его будущую жизнь и, уж в любом случае, изменить ее до неузнаваемости.
Разве так бывает? Как вообще такое могло произойти с ним?
В одно мгновение все его планы на жизнь полетели в тартарары. И главное, он ведь ничего не сделал ужасного, не совершил никакого преступления. Тогда хотя бы понятно за что. А у него? И зачем он только побежал от этого проклятого распорядителя?! Если бы можно было вернуть все назад, Джаред в ноги бы ему упал и вцепился, только чтобы его вытащили из зала и не дали больше в него вернуться!

Еще час назад он был обычным парнем. И самые большие проблемы, которые его волновали: как весело провести вечер и как не завалить сессию, если не посещал половину занятий. И вдруг - он обручен, а дальше…

Джаред очень смутно представлял себе, что будет дальше. Или, скажем так, он категорически отказывался это представлять. Кандидатов отбирали чуть ли не с семи лет и все время что-то с ними делали. По крайней мере, Джареду так казалось. Он же никогда не интересовался ничем подобным. Как он сможет перенести то, к чему нормальных кандидатов готовили много лет?

В голове, как назло, вихрем проносились, сменяя друг друга, все страшилки и небылицы, которые рассказывались про вэрдов. И хотя до сегодняшнего вечера он был твердо уверен, что все это только детские выдумки, но… сейчас эта его вера как-то резко пошла на убыль.

Но, несмотря на страх перед будущим, перед наказанием, просто страх любого нормального человека перед неизвестностью, Джаред знал, что не сможет отказаться и лишить свой клан возможности получить Продолжателя рода уже в следующем году. Предыдущий Продолжатель умер четыре года назад. Не очень давно. Иногда кланы ждали и по восемь - десять лет, но каждый пропущенный год ослаблял клан. Чем меньше взрослых членов, тем меньше голосов при выборах и тем труднее удержать то, что есть, не говоря уже о том, чтобы расширять владения. А если вэрд прав, и их клан выкинут из списков на десять лет… Нет! Только не это!

- Хорошо… Я согласен… Я принимаю обручение.
- Наконец-то! Я уже думал, ты никогда этого не скажешь.

Как только Джаред произнес положенные слова, его шею обвила и начала душить непонятно откуда взявшаяся веревка. Джаред схватился за горло, пытаясь ослабить давление, но ничего, кроме собственной кожи, под руками не ощутил. Путы, охватывающие шею, были прочны, но не материальны.

- Не бойся, не задохнешься. Это знак для остальных вэрдов. Теперь каждый видит, что ты обручен. Небольшая перестраховка, чтобы на чужое не зарились.
- Неудобно. А ослабить немного нельзя? А то я еле дышу.
- А ты дыши нормально, он сам расслабится до нужного размера. Пока ты сдерживаешься - и ошейник не изменяется.

Джаред попытался вдохнуть полной грудью. Было страшно, что невидимая веревка вопьется болью, но, как и обещал вэрд, боль не появилась, удавка послушно меняла размер в такт дыханию. Это было просто ощущение на шее, а не настоящий ошейник.

- А теперь пойдем и сделаем все по правилам. А то твой глава там, наверное, с ума сходит. Не понимает, что мы тут так долго выясняем. Тебе нужно будет еще раз повторить слова ответа при всех.

Стоило им выйти из кабинета, как взгляды всех присутствующих с жадным интересом обратились на них. Джареду стало не по себе. Наверняка уже все в курсе, что он не настоящий кандидат, а самозванец. Джаред увидел Джеральда - главу клана, рядом с ним стояли Келли и Стэн, на их лицах было написано горькое разочарование и обида. Только Дэн криво и неуверенно улыбался. Джареду хотелось сквозь пол провалиться, так было неудобно и стыдно перед ребятами. Они так мечтали об этом, так готовились к этому балу. А он… Словно застукали с яблоками в чужом саду. И есть-то не собирался, а зачем-то взял. Зато лицо Джеральда светилось от счастья. Для клана не имело значения, кого выбрал вэрд, главное, что выбрал.

Дженсен подвел еле переставляющего ноги Джареда к Главе Совета – высокому седовласому мужчине с доброй улыбкой только что пообедавшего крокодила.

- Перед лицом всех присутствующих я, Дженсен Эклз, выбираю Джареда из клана Падалеки в мужья.

Джаред облизал ставшие совершенно сухими губы и хрипло произнес:

- Я, Джаред из клана Падалеки, принимаю обручение… перед лицом всех присутствующих… от Дженсена Эклза.

И почувствовал, как его руку слегка стиснули. Вэрд явно хотел немного подбодрить его, и, не смотря на свое расстройство, Джаред был благодарен ему за это.

- Я объявляю обручение между Джаредом из клана Падалеки и Дженсеном Эклзом состоявшимся. Брачная церемония состоится через две недели в Храме Судьбы.

К ним подходили какие-то люди, поздравляли. Некоторых Джаред знал, но большинство были совершенно незнакомы. Вот так неожиданно попасть в центр внимания большого количества людей, занимающих высокопоставленное положение. Ему, простому студенту! Джареду все это казалось страшным сном, и больше всего на свете ему хотелось проснуться.

Видимо, почувствовав его состояние, Дженсен прекратил пожимать протянутые руки и потащил своего незадачливого будущего мужа к выходу.

- Хватит с тебя на сегодня. Поехали.
- Куда?
- Как куда? Домой тебя отвезу. Или у тебя на этот вечер были еще планы?

Планы… Алек…
Алек!
Они же собирались встретиться часов в двенадцать и вместе пойти на центральную площадь на танцы.
Как он мог забыть про Алека?!
Да что же это за вечер такой сегодня?! Одни несчастья!

Они познакомились почти месяц назад, и Джаред решил, что это вполне может быть серьезно. Алек был то, что надо. Веселый, умный, красивый. Джаред сразу понял, что это сокровище, которое попадает в руки один раз в жизни. И, кажется, Алек тоже что-то такое чувствовал, по крайней мере, они оба не торопились форсировать отношения. Переспали всего пару раз, да и то, больше обжимались и целовались, чем трахались. Оба словно присматривались друг к другу. При мысли об Алеке Джаред горестно вздохнул - такой парень уж точно его год ждать не будет. Найдет себе другого. А вот сможет ли Джаред потом найти себе такого же…

Впрочем, что толку сейчас об этом думать? Будет ли у него вообще желание жить?

Это была общая проблема всех бывших мужей вэрдов. Они словно на всю жизнь оставались околдованными и не могли влиться обратно в нормальную жизнь.

Джаред потер лицо рукой, отгоняя мрачные мысли. Пора перестать себя жалеть и поступать по-взрослому. И прежде всего надо узнать, что он должен делать, чтобы поменьше попадать впросак и чувствовать себя идиотом. Наверняка он первый обрученный не знающий элементарных вещей. Что ж, пусть будущий супруг просвещает! В конце концов, это из-за него все началось, так пусть помогает расхлебывать.

- Знаешь…А можно я буду тебя Дженсеном называть? А то все Продлевающий… Длинно и неудобно.
- Вообще-то до заключения брака не положено, но если так, чтобы никто не слышал, то валяй.

Джаред никак не мог понять, шутит его будущий муж или говорит серьезно. От кого они должны скрываться, если вэрды сами устанавливали правила? По крайней мере, до сегодняшнего дня Джаред был уверен в этом абсолютно.

- Ты же уже понял, что я никогда не собирался становиться кандидатом. Так что я не в курсе, как следует себя вести… Может расскажешь, а то я себя глупо чувствую.
- Приедешь домой, и тебе ваш Глава клана в подробностях все разъяснит.
- А тебе трудно, что ли?
- У меня и без того есть, чем заняться, кроме того, чтобы двоечников подтягивать.
- Почему это я двоечник? Если хочешь знать, я на одни высшие балы учусь!
- Очень рад, что мне достался столь образованный муж. Кстати, тебе надо будет взять академический отпуск на год.

Весь запал Джареда сразу пропал. На год! А он этим летом собирался с друзьями спуститься на лодках по Серве, потом пройтись по маршруту первооткрывателей...

***

Видя, что настроение парня опять испортилось, Дженсен привычно попытался его исправить с помощью ментального воздействия. И снова впустую. Как об стену.

«Да что ж такое? Как вообще такое может быть?»

Подумав, Дженсен набросил на Джареда паранджу. С практической точки зрения в этом не было смысла. Паранджа не давала возможности считывать эмоции того, на кого ее надевали, а также управлять его сознанием, что в данном случае было и так невозможно. Но Дженсен не хотел, чтобы кто-то еще узнал о странной особенности его будущего супруга. Пусть лучше все думают, что он ярый собственник и не желает ни с кем делиться. Вот когда будет надета цепь, а еще лучше, когда они окажутся под защитой стен замка… А пока придется перестраховываться.
Дженсену хотелось разобраться с встретившимся феноменом спокойно и не торопясь.

- Чего приуныл?

Собственное бессилие было непривычным и немного выбивало из равновесия. Любому другому он сейчас с легкостью поднял бы настроение до полной эйфории. Любому другому! А тут надо было действовать … обычными уговорами? Словно он не вэрд, а… человек? Дженсен на секунду даже растерялся от пришедшего в голову сравнения. Непонятно откуда появился азарт. Рутинное мероприятие неожиданно превратилось в непредсказуемое приключение. Джаред интересовал его все больше и больше. Предстоящий брак уже не казался скучной обязаловкой. Да и с сексуальной точки зрения кандидат Дженсену нравился. Иммунитет на ментальное воздействие вэрда неожиданно сделал парня в десять раз более желанным.

- Пропустишь год обучения. Ничего страшного. Причина уважительная, да и потом к тебе будут снисходительно относиться. Закончишь.
- Да нет, я не из-за учебы.

***

Джаред не собирался посвящать вэрда в свою личную жизнь. Бывшую личную жизнь, если уж говорить точнее.
Тем более, Дженсен предлагал ему выбор: принять обручение или отказаться.
Так что, зачем теперь валить свои проблемы на чужую голову?

Все правильно, никто насильно его не заставлял. Сам пришел на этот дурацкий бал, сам прицепил идиотский бантик, сам сказал «согласен». Теперь назад пути нет.

Неожиданно ошейник на шее показался тугим, воздуха стало катастрофически не хватать. Джаред инстинктивно поднес руки к шее, пытаясь разорвать или ослабить невидимую удавку. Ему еще хватило сил прохрипеть: «Дженсен», но тут в глазах потемнело, и Джаред потерял сознание.

***

- Эклз, ты выбрал не того мужа!

Перед вэрдом стоял молодой симпатичный шатен. Несмотря на то, что раньше они встречались всего пару раз, Дженсен сразу узнал принца.

- Какая встреча! Как говорится, нежданно, негаданно. Добрый вечер, Ваше высочество. - Дженсен мгновенно закрылся, выставив защиту на максимум.

- Ничего доброго я в нем не нахожу. Эклз, ты выбрал в мужья не того парня.
- Неужели?
- Он мой.
- Что за идиотские шутки?
- Я не шучу, это очень серьезно. Джаред из клана Падалеки никогда не предназначался в кандидаты. То, что произошло на балу - чистая случайность. Из разряда тех случайностей, которые нельзя предусмотреть.
- Но я уже объявил об обручении. На нем не стояло никаких меток. Откуда мне было знать, что ты тоже тут пасешься? Так что придется тебе искать кого-нибудь другого.
- Я не буду никого искать. Джаред – не кандидат. Ты не имеешь на него никакого права. Уверен, что он сам откажется от обручения, как только немного придет в себя и поймет, что его ожидает.
- Да? Значит, про себя ты ему уже все рассказал?

Дженсен понимал, что играет с огнем, но не мог остановиться. Стоявший перед ним парень только казался хрупким и неопасным.

- По крайней мере, для меня он не развлечение на один год!
- Хорошо, давай не будем горячиться. Что ты предлагаешь?
- Откажись от обручения.
- Не могу, и ты это прекрасно знаешь. Я уже сделал официальное объявление, и парень дал согласие. Пойти теперь на попятный… Будет грандиозный скандал, я не собираюсь ссориться с людьми. И Властелину вряд ли понравится мое решение.
- Да… ты пожалуй прав. Но я могу уговорить Джареда отказаться от брака. Тебе останется просто выбрать кого-то другого из этого клана, и инцидент будет исчерпан.
- С чего ты взял, что я хочу кого-то другого?
- Эклз, какая тебе разница, чью задницу трахать следующий год?!
- В принципе, никакой, тут ты прав. Но мне не нравится, как ты со мной разговариваешь. Я, конечно, не принц, но где хотя бы одно «пожалуйста»?

Дженсен с интересом наблюдал, как борется в его собеседнике гордость и здравый смысл. Как ни странно, но последний одержал верх.

- Пожалуйста…
- Другое дело. Хорошо, если парень откажется от обручения, я не буду возражать.
- Тогда сними с него ошейник.
- Не могу. Но как только он официально заявит о своем желании расторгнуть обручение, я сразу это сделаю. И не сверкай на меня глазами, не я эти правила придумал.



Глава 3


Сознание вернулось рывком. Джаред открыл глаза и с удивлением увидел склонившихся над собой вэрда и… Алека. Оба смотрели на него с тревогой и были почему-то очень похожи на родственников, собравшихся возле постели больного.
- Как ты себя чувствуешь?
Джареду показалось, что они даже спросили одновременно.
- Ммм… вроде бы нормально.
Он прислушался к себе, но все и правда было хорошо, в теле не осталось даже слабого отголоска непонятно откуда накатившей слабости. Голова не кружилась, не тошнило, даже ошейник не беспокоил. Зато появление Алека стало сюрпризом. И не сказать, что приятным.
«Что же мне сегодня дома не сиделось!» - в который раз за вечер мысленно взвыл Джаред.
- Алек? Что ты здесь делаешь? Мы же должны были встретиться позже!
- Да вот тоже хотел посмотреть на бал, но не получилось. Думаю, дай хоть издали полюбуюсь. А тут ты с каким-то… типом.
Алек сверлил вэрда враждебным взглядом, неужели до сих пор не понял, кто перед ним?
Набрав в грудь побольше воздуха и стараясь смотреть так, чтобы ни в коем случае не встречаться взглядом с другом, Джаред быстро выпалил:
- Знакомьтесь: Алек – мой друг, Дженсен – мой… будущий супруг. Мы только что обручились.
- Обручились?! Зачем? Ты же никогда не был кандидатом! Как это могло случиться?.. Это шутка? Ты же всегда говорил, что хочешь путешествовать, узнавать что-то новое. Быть игрушкой вэрдов – не для тебя.
Очень хотелось поскорее проехать этот неприятный момент.
Джареду было неловко за мольбу, звучащую в голосе Алека, за свою вину, хотя он так и не понял до конца, в чем же виноват, за весь этот глупый вечер, который еще был так далек от завершения.
А ведь еще надо пережить встречу с кланом!

- Так получилось, прости.
- Нет, нет, я уверен, можно все исправить! Обручение - это не Брак, если сам не захочешь, то насильно тебя никто не сможет заставить!
- Ты серьезно? Кто и когда отказывался от Обручения?! Да… я даже не представляю, что со мной сделают! Живьем съедят, и это самое меньшее!
- Ерунда! Посердятся немного и перестанут. Это твоя жизнь, и только ты имеешь право решать, что тебе нужно, а что нет! Свет клином не сошелся на интересах клана! Неужели ты пожертвуешь всеми своими мечтами ради…
- Ради клана пожертвую.
Джаред поспешно перебил друга. Сейчас он от неожиданности столько лишнего наговорит, что потом век не расхлебаешь. Да еще при вэрде! Совсем спятил, что ли? Удивительно, как тот до сих пор спокойно терпит и еще не размазал их по стенке, или что они там умеют делать?
У Джареда в голове была каша из слухов, страшилок и собственных сегодняшних впечатлений.
- Прости, ничего уже не изменишь.
Джаред перевел взгляд на вэрда, боясь увидеть на лице грозного Продлевающего гнев или раздражение. И, словно угадав его мысли, Эклз вдруг взял и … подмигнул ему. Это было так озорно и настолько не вязалось со всеми страшными рассказами о вэрдах, которые Джаред наслушался за свою жизнь, что он невольно улыбнулся в ответ и неожиданно все его волнения исчезли. Все произошедшее перестало видеться в мрачном свете. Почему он воспринял этот брак как наказание за несовершенное преступление?
- Как я буду выглядеть перед кланами, если сейчас пойду на попятный? Это же позор на всю жизнь. А если наш клан выкинут из списков?
- Клан, клан… Ты реши, что важно для тебя! Все остальное наверняка можно утрясти. Я уверен, что Продлевающий не станет заставлять тебя.
- Да не заставлял он меня! Да, согласен – глупость! Но это моя глупость! Я добровольно дал согласие!
И тут, по-видимому, вэрду наконец- то надоело слушать их содержательную беседу.
- Позвольте, молодые люди, вмешаться. У вас еще будет время пообщаться и выяснить отношения. И Джаред, возможно, передумает насчет брака. Но пока этого не произошло, нам следует закончить церемонию. Тем более что время позднее, а у меня еще были планы на сегодняшний вечер. Поэтому я сейчас отвезу Джареда домой, а затем вы будете в полном распоряжении друг друга.
Джаред бросил виноватый взгляд на Алека и направился вслед за Дженсеном к его повозке.
Если бы в этот момент Джаред обернулся, то вряд ли узнал своего друга - досада и ярость исказили его красивые черты до неузнаваемости.

***
Встреча с лиарном не прибавила Джареду хорошего настроения. В повозке Дженсен несколько раз пытался начать разговор, но получал только односложные ответы. А ведь вначале парень показался говоруном.
Неудача обескуражила. Дженсен никак не мог перестроиться и поверить, что человек может не желать с ним разговаривать. А вдруг сейчас Джаред как раз обдумывает, как бы потактичнее сообщить Дженсену о разрыве?
Ну уж нет! Так просто сдаваться Эклз не привык.
- Джаред, – они уже подъехали и собирались выходить из повозки – если ты передумаешь и откажешься от Обручения, то я постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы ваш клан не выкинули из списков, но насчет всего остального… Ты извини, но ни один из ваших кандидатов мне не понравился. А если кандидат не нравится, то сам знаешь, толку все равно не будет. Так что я, скорее всего, предпочту того парнишку - Тома из клана Уэллингов. Я не давлю на тебя, просто хочу, чтобы ты отчетливо представлял последствия своего решения.

Дженсен увидел, как аура Джареда окрасилась темно-синим - обреченность и покорность судьбе. Вот так, парень, шутки кончились!

Радостная весть об Обручении неведомым образом уже успела долететь до клана. Так что встречать их высыпала куча народа. А на Главном доме клана появились первые украшения из лампочек и гирлянд цветов. Этот процесс теперь не остановить, и к свадьбе на стенах не останется свободного места. Пусть каждый проходящий знает – у клана праздник, скоро в нем появится новый Продолжатель рода!
Сегодня вэрд не должен был заходить в дом своего будущего мужа. Следующие две недели, предшествующие свадьбе, представляли собой укороченную версию ритуала ухаживания, по которому сегодняшний вечер означал первое свидание. А кто же после первого свидания знакомит своего избранника с родственниками?
Сдавая Джареда на руки родным, Дженсен с удовольствием искупался в ауре всеобщего обожания, направленной на себя.

«Представляю, как у них вытянутся лица, если Джаред заявит о разрыве помолвки!»

Джаред не поддавался управлению, но читать его эмоции Дженсен мог свободно и видел, что парень предпочел бы провалиться сквозь землю, чем принимать эти восторги.
«Вот-вот! Посмотрю, как ты им скажешь, что не хочешь заключать Брак!»

Дженсен очень надеялся, что авторитет рода сыграет на его стороне. Если уж ничего другого не остается.

 

Вернувшись в гостиницу, Дженсен пометался по номеру, но возбуждение от событий вечера не проходило. Дженсен умирал от любопытства: известно ли кому-то еще о способности Джареда блокировать ментальное воздействие вэрдов?
Если известно, то почему он встречается с принцем лиарнов?
Какие у них отношения?
Все серьезно или так, обычное развлечение принца?
И еще десятки вопросов, ответ на каждый их которых вел к новым вопросам.
Дженсену катастрофически не хватало информации и он знал только одно место, где можно ее добыть, если повезет, конечно.
Храм.
У вэрдов не было религии. Они считали себя частью мира, а откуда он взялся - их не интересовало. Желание людей докопаться до причины совершенно естественных, с точки зрения вэрдов, явлений, удивляло, но не более. Они принимали мир таким, какой он есть, а следовательно, и людей тоже. Однако это не мешало извлекать пользу из странного желания людей верить в то, что за ними кто-то приглядывает.
Особенно полезными были Храмы, которые имелись в каждом мало-мальски крупном поселении и являлись прекрасным источником информации. Не сами Храмы, а служители в них. А еще своеобразная архитектура Храмов создавала единственный в своем роде передатчик ментальной энергии на дальние расстояния. Теперь у вэрдов в каждом замке обязательно имелось помещение, по конструкции напоминающее мини-храм. Недостатком такого способа общения являлась необходимость договариваться заранее о времени разговора. Экстренное сообщение таким образом не передашь, но ничего лучше пока никто не придумал.
Так что в Храме Дженсен мог связаться с отцом и сообщить о сделанном открытии. Мог, но не собирался. По крайней мере, пока не попытается сам во всем разобраться.

В Храме Эклза встретил давний знакомый – Вершитель Джеффри из клана Морганов.
Так получилось, что Эклз познакомился с этим человеком, когда тот был еще молодым служкой. И потом, каждый год приезжая в столицу для выбора очередного супруга, встречался с ним, наблюдая, как медленно, но неотвратимо тот поднимается по иерархической лестнице, становясь все ближе и ближе к заветной цели – стать Вершителем. И вот два года назад его мечта исполнилась. Морган стал одним из самых молодых на этой должности.
Нельзя сказать, что между ними была дружба, скорее, взаимная симпатия. Внешность играла большую роль в отношениях вэрдов с людьми. Будучи красивой расой, они совершенно не переносили любого уродства, причем, как тела, так и, человек сказал бы, души, а вэрды говорили - ауры. У Моргана первое органично сплеталось со вторым, так что Дженсен даже немного жалел, что мужчина выбрал столь аскетичный жизненный путь.
О том, что служители добровольно лишают себя плотских утех, Дженсен узнал случайно десять лет назад, предложив Джеффри развлечься и получив вежливый, но твердый отказ.
Он тогда неделю ходил под впечатлением.
Никогда! Ни с кем! Ужас!

- Добрый вечер, Вершитель.
- Здравствуй, Продлевающий.
Отдав дань этикету, они перешли к более непринужденному общению.
- Рад видеть тебя в храме, Дженсен. Хочешь сообщить Властелину о новом избраннике?
- Вы, как всегда, уже в курсе. Интересно, как оторванным от мирской суеты служителям удается быть в курсе всех сплетен?
- Какая же это сплетня? Ты объявил об Обручении почти два часа назад! Эта не сплетня, а новость и, можно сказать, уже устаревшая.
- И как ты к этому относишься? Ничего, что парень даже не был кандидатом?
Последний вопрос Дженсен постарался произнести небрежным тоном, но при этом внимательно наблюдал за реакцией собеседника. Эх, жаль, что Вершитель, как это и положено по рангу, с ног до головы был увешан защитными амулетами. Даже ауру прочитать толком невозможно, не говоря о чем-то большем.
- А мне-то какое должно быть до этого дело? Ты выбираешь - тебе и расхлебывать в случае чего. И потом, ты же знаешь нашу веру. Мы все - только орудия в руках высших сил. И пройдем свой путь в любом случае, независимо от наших желаний.
- Джеффри, кончай нести теологический бред! Я не твой прихожанин.

«Похоже, про особенность Джареда они не знают. А как насчет принца?»

- А ты знаешь, что на парня положил глаз лиарн?
Дженсен решил пока не говорить, что не просто лиарн, а сам принц. Сейчас ему важно узнать, насколько правители кланов в курсе и на чьей стороне они будут в случае конфликта.
- Знаю. Мы не такие уж наивные, как вам всем хотелось бы думать!
- Да кто так думает?! – Дженсен хотел начать возмущаться, но Морган протестующее махнул рукой, отметая любые возражения, не собираясь тратить время на их обсуждение.
- Да ладно! Передо мной-то можешь не строить из себя дипломата. Я знаю, что Джаред из клана Падалеки встречался с лиарном. Но… они еще не сделали официального предложения. Так что формально ты ничего не нарушил.
- Про свои права я все и так знаю. Мне интересно, на чьей стороне вы будете, если лиарн не отступит? Он уже пытался сегодня качать права и диктовать мне условия! Ты знаешь, как я не люблю, когда мне пытаются указывать, что делать! Я могу просто уехать, не выбрав себе никого в мужья!

«Вот так, добавим немного сучности!»
Но Морган не первый день имел дело с вэрдами и с Дженсеном в частности. Так что не обратил на угрозы никакого внимания, прекрасно зная, что все это чистой воды блеф.

- Дженсен, давай успокоимся. Ты не можешь уехать, не выбрав. И ты это знаешь так же хорошо, как и я. Не надо угрожать и пытаться давить! Твоя сила на меня не действует, так что давай поговорим конструктивно. В чем проблема? Чего вы вцепились в этого Джареда?
- Какая разница? Это уже дело принципа! Когда я выбирал, то был в своем праве!
- Лиарн тоже. Парень не являлся кандидатом и, насколько мне известно, никогда не изъявлял подобного желания, так что лиарн действовал строго в рамках соглашения, которое, между прочим, было заключено по вашей инициативе!
- Но лиарн не поставил своей метки, а мой ошейник уже охватывает шею парня!
- Вот! С формальной точки зрения закон на твоей стороне, и ты это прекрасно знаешь, но почему тогда ты здесь? Зачем тебе моя помощь? С каких пор вы вмешиваете в свои споры людей?
- Значит, вы будете просто наблюдать? Никакого вмешательства?
- Да! Именно так! Я не собираюсь лезть в вашу драку. Разбирайтесь между собой сами, а парень достанется победителю. Раз уж вам обоим он так до зарезу понадобился.
- Хорошо, Джеффри. Я все понял, вы, как всегда, в стороне и чистенькие! Ты же знаешь что я в любом случае лучше. Лиарн с ним церемониться не станет.
- Брось! Не стоит строить из себя альтруиста. У всех свой интерес. Вы получаете ничуть не меньше, если не больше. С лиарнами даже проще, если хочешь знать. Им хоть не нужны каждый год новые… Все, разговор окончен. Выясняйте свои отношения без нашего участия.

И все же Эклзу удалось немного задеть Моргана. Немного, но этого оказалось достаточно, чтобы в защите появилась маленькая брешь. Этого-то Дженсен и добивался. Ментальное щупальце мгновенно проскочило в образовавшуюся щелку и за доли секунды обшарило сознание человека. Можно было бы обнаглеть и взять Моргана под полный контроль, но тогда многолетней дружбе точно пришел бы конец, а Дженсену это было вовсе не нужно. Он и так узнал, что хотел, а подробности - дело десятое. По крайней мере, пока.
Вершитель отлично знал, что в городке находится принц лиарнов. И значит было дипломатическое предупреждение, и принц здесь не на свой страх и риск, а вполне официально, и ищет он не игрушку, не временного партнера, он ищет мужа! Тогда понятно, почему он так долго ухаживает, почему до сих пор не поставил свою метку. Принц все делает по правилам. Джаред должен добровольно дать согласие, и только тогда этот брак будет считаться действительным по их законам, и их дети станут законными наследниками.
«Вот это да! Вот это я попал! Вот так ткнуть пальцем в небо и угодить им… во что? Хороший вопрос! Если лиарн выбирает себе мужа, то это навсегда или, по крайней мере, надолго и всерьез. И судя по всему, Алек выбрал. Так просто он от парня не откажется. И какую выгоду можно из этого извлечь?»

 

***
К моменту возвращения Главы клана с бала Джаред успел обняться и перецеловаться со всеми родственниками и, возможно, не по одному разу. Вопрос, как он оказался обрученным, не состоя в кандидатах, все тактично обходили стороной, хотя Джареду казалось, что он висит в воздухе огромными огненными буквами.
Клан уже пять лет находился в списке приоритетных, но его упорно обходили стороной, так что все от души радовались, что долгожданное событие наконец-то свершилось.
Больше всего Джареду было неудобно перед настоящими кандидатами, они столько лет, можно сказать, всю предыдущую жизнь готовились к этому событию, он всегда над ними подшучивал из-за этого, а теперь взял и занял место, по праву принадлежащее одному из них. Джаред не представлял, как сможет смотреть ребятам в глаза и со страхом ждал предстоящих объяснений.
«Я бы на их месте точно со мной разговаривать не стал!»
Но его страхи оказались напрасными. Наверное, Джеральд по пути домой хорошенько прочистил парням мозги. По крайней мере, все трое искренне поздравили его с обручением, и на его робкие попытки оправдаться и попросить прощения только махали руками и говорили, чтобы он не забивал себе голову ерундой.
Не сказать, что Джареду от этого сильно полегчало, но ведь все равно уже ничего не изменишь.

Было уже далеко за полночь, когда Глава клана сжалился над Джаредом и спас его от всеобщего настойчивого внимания, напомнив, что время позднее, а жених наверняка устал после такого волнительного вечера. Тут все, опомнившись, сразу стали желать Джареду «спокойной ночи!», и это тоже грозило затянуться надолго, потому что каждый считал своим долгом сделать это лично, вновь пожав руку и обнявшись с виновником всего этого переполоха. Однако Джеральд прервал новый виток поздравлений.
- Все, все! Успеете еще им налюбоваться! Джаред, ступай отдыхать. Не представляю, как ты еще на ногах держишься после всего, что сегодня с тобой произошло.
Джаред и правда чувствовал, что устал. Адреналин, бурлящий в крови начиная с момента прихода в Дом Обручения, выжал Джареда без остатка, и сейчас единственное, чего ему хотелось, это поскорее рухнуть на кровать и заснуть.
- Спасибо, старейшина… Так я пойду?
- Конечно, я тебя провожу.
- Ммм… я знаю дорогу, спасибо.
Джаред даже покраснел, представив, что его сейчас Джеральд, как маленького, поведет в спальню.
- Не сомневаюсь. Ты ведь знаешь, что с сегодняшнего дня будешь спать в Комнате ожидания?
- Ну… да, – Джаред совершенно забыл про этот обычай, хорошо, что старейшина напомнил.
- Я все же тебя провожу.
«Представляю, вот был бы номер, если бы я завалился в общую спальню!»
Джаред делил спальню еще с тремя парнями. Отдельную комнату получали только те члены клана, кто закончил обучение и начал работать. Ну и, разумеется, отдельно жили пары, состоящие в партнерских отношениях. Так что Джаред нежданно-негаданно получил недоступную для большинства парней его возраста роскошь – собственную спальню. Эта привилегия останется у него и после расторжения брака.
«Во всем есть свои приятные стороны. Надо только научиться их находить».

Шум из парадной залы не долетал в эту часть дома. Джеральд достал ключ и открыл дверь.
- Отдыхай. Не забудь помыться. Тебе нужно будет привыкнуть к определенным гигиеническим процедурам… Ну да это не сегодня. Завтра я тебе все расскажу… Уж и не упомнить, на скольких Балах обручения побывал, а такого не видел. Как ты только его нажим выдержал?
- Какой нажим?
- Продлевающего. Кого же еще? Я рядом стоял и то еле сдерживался. Да что говорить, все заметили. Видать, сильно ты ему приглянулся.
- Какой еще нажим? – Джаред растерянно уставился на Главу клана. – Нет, старейшина, вы ошибаетесь! Я совершенно добровольно дал согласие!
- Конечно добровольно! Кто ж спорит? Да и с чего не дать … Все, завтра поговорим. Отдыхай.

Самой важной и сразу бросающейся в глаза вещью в Комнате Ожидания была кровать. Широкая, с высокой резной спинкой, заправленная белоснежным постельным бельем, украшенным затейливой вышивкой. На нее и ложиться-то было боязно. Чьи-то заботливые руки уже расстелили ее и приглашающе отогнули краешек одеяла.
В эту комнату Джаред приведет мужа после церемонии бракосочетания, и здесь пройдет их первая ночь!
За ширмой исходила паром большая бадья, наполненная горячей водой с ароматными добавками. Рядом лежало огромное белоснежное полотенце. С сегодняшнего дня Джаред будет носить только белую одежду, спать на белоснежном белье, пользоваться белыми полотенцами, салфетками.
«Интересно, а что сделают с моей кожей?»
Кандидаты очень тщательно оберегали себя от солнца, Джаред же был бронзовым с головы до пяток. Даже белой полоски на попе не было, так как он предпочитал загорать без нижнего белья.
«Может, следовало там, в алькове, раздеться перед Продлевающим? И проблем бы не было, он сам отказался бы от Обручения».
Неизвестно откуда пришедшая в голову идея о раздевании перед Дженсеном неожиданно завела, и Джаред начал неторопясь снимать одежду, представляя, что он в комнате не один, а на постели лежит - да, мечтать, так мечтать! - голый Продлевающий и наблюдает за ним со своей привычной усмешкой, которая словно все время прячется в уголках зеленых глаз. Фантазия оказалась настолько возбуждающей, что к концу импровизированного стриптиза член стоял вовсю.
Джаред погладил своего дружка, но дрочить не стал, а забрался в бадью и стал так же неторопливо, как только что раздевался, мыться. Он скользил по телу мыльными руками, размазывая пену и представляя, что его касаются совсем другие руки…
Горячая вода расслабила тело, и эрекция постепенно ушла, оставив после себя приятную тяжесть в паху.

Помывшись, Джаред забрался на свою бескрайнюю кровать, уверенный, что заснет сразу, как только коснется головой подушки, но ошибся. Сон не шел.
Перед глазами словно в калейдоскопе крутились картинки, то складываясь в единое целое, то снова разлетаясь на осколки.
Лицо Продлевающего то появлялось в этой мешанине, то распадалось на отдельные составляющие, и Джаред с упоением разглядывал фрагменты: пронзительные зеленые глаза, кажется, заглядывающие в самую душу; тонкий, с едва заметной горбинкой нос... Небольшие ямочки, появляющиеся не на щеках, как у людей – у Джареда самого такие были - в едва заметных морщинках, идущих от крыльев носа.
Губы…
Когда Джаред станет мужем Продлевающего, он сможет целовать их столько, сколько захочет. Он будет их засасывать, покусывать, от приливающей крови они станут еще более пухлыми, а цветом будут походить на лепестки горицвета. А на вкус эти губы должны быть как мед, собранный в середине лета с полей пороскухи: сладкие и горьковатые одновременно.
Джаред закрыл глаза и вместо того, чтобы убиваться по своим разрушенным мечтам и планам, вместо того, чтобы мучиться совестью перед Алеком – на все это у него еще будет время – с упоением представлял, как он будет ласкать и целовать Дженсена – какое красивое имя! – как он будет вылизывать его сильную шею, спускаться языком ниже, к груди, туда, где располагаются горошины сосков.
Они наверняка у него такие нежные и чувствительные!
И Джаред осторожно засосет их, слегка прикусывая зубами и перекатывая языком, пока из горла гордого Продлевающего не начнут вырываться сначала тихие, а потом все более громкие стоны. Дженсен будет одновременно пытаться увернуться от этих ласк и подставляться под них. А потом Джаред спустится ниже и возьмет в рот его член. У Дженсена должен быть просто охренительный член! Он должен соответствовать всему остальному. И Джаред будет долго - столько, сколько ему разрешат - сосать и ласкать этот самый лучший на свете член, подводя Дженсена к краю, но не давая переступить через него. И от этого Джареду будет так же классно, как и самому Дженсену. А потом, когда у них уже не будет сил терпеть, Джаред достанет смазку и начнет растягивать себя прямо на глазах у Дженсена, так, чтобы он видел, как длинные пальцы скрываются в дырке и выныривают из нее. И тут уже Дженсен не выдержит и подомнет Джареда под себя, и войдет, и конечно в первый раз долго у него не получится. Ведь Джаред уже так заведет его к этому моменту, что ему хватит нескольких движений, чтобы кончить…

Джаред лежал и грезил, не понимая, откуда эти странные фантазии, а ошейник, к которому он уже почти привык и перестал замечать, мягко обхватывал шею, пульсируя вслед участившемуся дыханию.

 



Глава 4


Говорят, что утро вечера мудренее.
Засыпая вчера вечером, погрузившись в странные мечты о сексе с вэрдом, Джареду уже казалось, что ничего страшного в этом неожиданном обручении нет. Подумаешь, один год. Зато потом какие перспективы! У клана появится Продолжатель рода, а Джареда до конца жизни освободят от всех налогов и выплат. Ему не придется платить за дальнейшее образование, взятый кредит будет погашен. После окончания учебы он сможет рассчитывать на самое лучшее распределение, да и в дальнейшем… Ну и пусть другие бывшие мужья настолько влюбляются в своих вэрдов, что не в состоянии их забыть.
Джаред не такой. Он справится и не даст случившемуся сломать себе жизнь!

Наступившее утро принесло отрезвление. Джаред растерянно рассматривал постель, чувствуя, как краска заливает его с ног до головы. Вся простыня - да что там простыня, и пододеяльнику тоже досталось - были заляпаны белесыми разводами. И сам Джаред не избежал этой участи. Судя по количеству, он кончил за ночь несколько раз, продолжая дрыхнуть как ни в чем не бывало. Джаред, конечно, помнил, что ночью ему снилось что-то приятно-эротическое. Подробностей в памяти не осталось, только ощущение удовольствия, то и дело захлестывающее его с ног до головы, жаркой волной исходящее от паха и словно омывающее тело. Но кто бы мог подумать, что это все происходило на самом деле!
Может и правда это какая-то магия и колдовство?
В утреннем свете все виделось по-другому, без романтического флера, и Джареду стало немного не по себе.

Как и все мальчики, Джаред знал, что такое поллюции, но такого с ним не случалось даже в шестнадцать лет, когда он поспорил с другом, кто дольше продержится без дрочки. Они дали друг другу священную клятву, и Джаред ревностно соблюдал все правила, но через три дня молодой организм не выдержал и удовлетворил себя сам. Джаред помнил, как проснулся в испачканной постели с ощущением огромного облегчения, так что даже проигранный спор казался пустяком.

Джаред поспешно собрал белье, отнес его в прачечную и даже замочил, чтобы скрыть предательские следы. Хорошо хоть никто не попался навстречу, Джаред со стыда бы умер объяснять, куда и зачем он с утра пораньше направился с грязными простынями. Не хватало еще выслушивать насмешки по поводу его ночного казуса. Не мальчишка все же!
Уничтожив все компрометирующие следы, Джаред заметно повеселел и понял, что зверски голоден. Словно и правда всю ночь трахался. Он спустился в столовую, втайне надеясь, что народа внизу не окажется и ему удастся спокойно позавтракать в одиночестве. Слишком пристальное внимание к своей персоне начинало напрягать. Судя по солнцу, раннее утро давно прошло, так что надежда поесть без компании не была такой уж несбыточной. Но чуда не произошло, за столом его уже ждал глава клана.
«Начинается!»
Джаред был уверен, что сейчас его начнут пытать: как он оказался на балу, да как попался на глаза вэрду, а ему совершенно не хотелось об этом рассказывать, уж больно по-идиотски все выглядело со стороны.

- Доброе утро, Джаред! Как спалось?
Вопрос удивил, но Джаред решил, что он сейчас во всем ищет подвох, а старейшина интересуется просто из любезности.
- Ммм… спасибо, все хорошо.
- Кошмары не снились?
- Да нет, все нормально. - Джаред чувствовал, как против воли начинают пылать кончики ушей. Этого только не хватало! Он же сейчас весь будет как тот самый горицвет, с которым он вчера в своих мечтах сравнивал губы Дженсена. Стоило вспомнить о губах вэрда, как в памяти всплыл фрагмент сна, и у Джареда заалели не только уши. - Кхм… Все хорошо.
- Правда, хорошо? Ты меня не обманываешь? Джаред, это очень серьезно, я спрашиваю не из любопытства. Мне на самом деле необходимо знать все до мельчайших подробностей. Со вчерашнего дня твоя жизнь изменилась. И масштаб изменений ты еще не в силах оценить. Поэтому, пожалуйста, будь со мной откровенен!
Старейшина смотрел требовательно и в то же время с такой искренней тревогой, что Джаред не смог соврать.
- Кошмаров не было. Наоборот.
- Что наоборот?
Джаред зарделся. Ну вот как сказать, что ему всю ночь снилось, как он трахается с вэрдом?
- Наоборот… Не кошмары.
- Тоесть, сны были хорошие? Ты ни от кого не убегал? Ни с кем не боролся? Не просыпался посреди ночи от тревоги?
- Нет. Не убегал и не просыпался.
- Джаред, ты помнишь, что тебе снилось?
Да сколько можно?! Джаред не знал, куда деваться от смущения.
- Помню я все прекрасно! Постельное белье пришлось менять - вот такие кошмары мне снились!

Ну сейчас влетит по первое число! С Главой клана так не разговаривают. Но старейшина словно и не заметил, что Джаред повысил на него голос.

- Слава Богам! Я так боялся! Ты не представляешь, как я боялся. Всю ночь не спал, ругал себя на чем свет, что такой честный и не стал подстраховываться. Но теперь ты меня успокоил. Ты не представляешь Джаред, как я счастлив!
- Почему?
- Значит ты принял Обручение! Вот почему! Иногда бывает, что даже кандидат не принимает. Хочет, готовится, а не принимает. Тогда ему всю ночь снятся кошмары, и Обручение разрывают. Все равно ничего не выйдет: брак не удастся, Продолжатель рода не родится, а сам кандидат, скорее всего, не выдержит и умрет.
- Я никогда не слышал, чтобы Обручение разрывали.
- Это не афишируют, стараются найти замену в пределах клана. Продлевающие тоже почему-то не любят об этом распространяться. Да и бывает это чрезвычайно редко. Именно поэтому кандидатов всегда так тщательно подготавливают и выбирают. А ты ведь не был кандидатом. Да не просто «не был». Ты самый последний человек, которого бы я выбрал для всего этого.

Вроде старейшина все правильно говорил, Джаред действительно никогда не интересовался этой стороной жизни, но последние слова отчего-то задели.
- Почему последний? Я настолько плох, что, по-вашему, не смог бы заинтересовать ни одного Продлевающего?
- Нет, Джаред, ты очень хорош, но… Ладно, что уж теперь об этом говорить. Тебя выбрали, и я надеюсь, что у тебя все получится.
Джаред удивлялся, откуда у него берется смелость, но в душе росло возмущение. Он как кур в ощип попал в этот брак! А теперь выясняется, что у него какие-то неподходящие параметры! Да еще и не объясняют - какие!
- Старейшина, я настаиваю… Объясните.
- Что объяснять? То, что ты на первое место ставишь свои желания, а не интересы клана? То, что в отношениях предпочитаешь быть на первых ролях? Что у тебя еще не перебродило детство, и ты думаешь о приключениях, а не о семье. Разве ты сам этого не знаешь? Прежде всего, кандидат - это ответственность, а не симпатичная мордашка. Вот скажи мне, как ты оказался на балу?
- Так я что, безответственный? – Джаред проигнорировал последний неприятный вопрос, настолько неожиданными были для него слова Главы клана. – Тогда почему Продлевающий меня выбрал?
- Откуда я знаю, что думают Продлевающие и чем руководствуются при выборе мужа. У них свои резоны, а у нас свои. Может, ты ему просто понравился… И потом, я же видел, под каким прессом он тебя держал.
- Старейшина, почему вы все время повторяете, что он меня заставлял? И Алек вчера про это же твердил.
- Алек? Ты вчера видел Алека? Когда?
- Мы встретились на улице, после бала. Мне на улице стало нехорошо, а когда я пришел в себя, Алек уже стоял рядом и тоже все твердил, что Продлевающий меня не должен заставлять… Но он меня не заставлял. Когда я сказал Дж… Продлевающему, что я не кандидат и никогда не собирался им стать, он предложил отменить Обручение… Но я не согласился.

Джаред сам себе удивлялся, как ему удается так гладко все излагать. Ведь не соврал, но и правды не сказал.

- Ну, не заставлял, так не заставлял. Это все уже неважно. Главное, что Обручение состоялось и ты его принял… А что, Алек уговаривал тебя отказаться от Обручения?
- Да. – Джаред не собирался рассказывать Старейшине об истерике, которую вчера закатил друг в присутствии Продлевающего. - Он очень расстроился.
- А у вас с ним было серьезно?
Джаред задумался. Еще два дня назад он без колебаний бы ответил на этот вопрос утвердительно. Но теперь в голове появились сомнения. Нехорошие такие сомнения. И если смотреть правде в глаза, слабым звеном в их паре оказался вовсе не Алек. Но какого фига?! Разве Джаред не поставил интересы клана выше собственных? А его еще обвиняют в эгоизме!
И… вообще!
- Не знаю. Еще вчера я думал, что да. Но когда он так набросился на меня, требуя отказаться, словно не понимает, какое значение для клана имеет Продолжатель… Я уже ни в чем не уверен. Да и какая разница? Через год увижу.
- Ты прав. Сейчас это уже не важно. У тебя осталось две недели до брака и отъезда, так что я освобождаю тебя от всех обязанностей по клану. Гуляй, проводи время с друзьями, короче, отрывайся.
Глава клана встал, собираясь уйти, и Джаред наконец-то решился задать вопрос, который вертелся у него на языке еще со вчерашнего вечера:
- Скажите, а вчера все вэрды выбрали себе мужей?
- Разумеется.
- А кандидат от клана Уэллингов… его выбрали?
- А почему тебя это заинтересовало?
- Так просто.
- Нет, к сожалению, клану Уэллингов в этот раз не повезло. Но они только второй год в списках. Так что ничего страшного.
«Значит, если я откажусь, Дженсен выберет клан Уэллинга!»

 

После завтрака, сделанного на скорую руку – Джаред не особо любил готовить – захотелось прогуляться. Неожиданная свобода вызывала двойственное чувство. Приятно и тревожно. Что же такое с ним будет, если его освободили абсолютно от всех обязанностей?
Может, проведать Чада? Кстати, чем вчерашнее приключение закончилось для его приятеля?
«Надеюсь, хоть его не обручили!»
Хотя стоило бы! Не будет в следующий раз затевать авантюры.

Но не успел он выйти на улицу, как нос к носу столкнулся с Алеком. Тот был бледен, под глазами залегли темные круги, словно он всю ночь не спал.
- Привет, Джаред! Ну как ты? Как спалось? Кошмары не снились?

Сговорились они, что ли? Неужели Алек тоже знает про сны? Он же вроде не кандидат и никогда им не был. Правда, Джаред мало знал про жизнь Алека до его приезда в город. Он не особо любил рассказывать про себя. Только сказал, что приехал с побережья, учится. Ничего удивительного в этом не было. Джаред и сам бы с удовольствием отправился учиться в другой город, но клан Падалеки был не очень многочисленным, и Джаред постеснялся попросить разрешения уйти.

- С каких пор ты стал интересоваться моими снами?
- Да так… Ну что, ты решился? Откажешься от обручения?

Джаред надеялся, что за ночь Алек все обдумает, взвесит и поймет, что вчера был неправ, и они закроют неприятную тему. Оказалось, зря.

- Алек, ты сам подумай, разве такое возможно? Разве бывает, чтобы кто-то добровольно лишил свой род Продолжателя? Ну неужели я похож на идиота?
- Почему лишил? Вэрд же обещал, что выберет другого вместо тебя!
- Да ничего он не обещал! Может выберет, может нет! Но это не имеет значения. Я не собираюсь отказываться. Это даже не подлежит обсуждению. Неужели ты бы отказался? Наш клан и так слишком долго ждал, и я не собираюсь всех подводить.
- А как же мы? Как же я?

Джареда удивляло, что он должен объяснять элементарные вещи. А глава еще обвинял его в безответственности. Да Алек сто очков вперед ему даст в этом плане!
Друг смотрел на него совершенно потерянно, и Джареда это бесило.
Ему и так нелегко, он ожидал, что Алек поддержит, скажет, что все ерунда, год – это не так уж и долго, что они еще прокатятся на лодках по Серве и встретят рассвет на вершине Пика. А вместо этого он же еще и должен успокаивать друга.

- Алек, это всего-навсего год. Если захочешь, то вполне можешь потерпеть и подождать. А если нет, то…
- Что ты такое говоришь?! – Алек перебил его, не дав закончить. - Ты же ничего не знаешь и не понимаешь! Что тебе вообще известно о том, что тебя ожидает? Ты же никогда не был кандидатом. Их выбирают чуть ли ни с пеленок и начинают осторожно и медленно готовить к предстоящему испытанию. Это не просто: трахнулись, залетел и через девять месяцев - вау! - Продолжатель рода готов, а ты свободен как ветер! Ты так это себе представляешь? Да?

Если честно, Джаред вообще никак это себе не представлял. Слишком много событий произошло за последние сутки, так что у него еще не было возможности остановиться и подумать. Но ведь старейшина сегодня утром сказал, что все нормально.

- Можно подумать, ты знаешь! Ты же тоже не был кандидатом. Я в курсе, сколько ужастиков и сказок рассказывают про вэрдов, но я уже не ребенок, чтобы в них верить.
- А зря! Откуда, скажи пожалуйста, взяться всем этим, по-твоему, небылицам, если в действительности все зашибись? Пойми, ты не готов к тому, через что собираешься пройти. И если бы твой разлюбезный старейшина хоть немного заботился о тебе, то никогда бы не разрешил этого обручения и брака.
Какой-то бессмысленный разговор у них получался. Джареду совсем не хотелось ругаться и выяснять отношения. Тем более, что для себя он уже все решил и не собирался отступать.
- Алек, я устал с тобой спорить, да и не хочу. У нас осталось всего четырнадцать дней, так неужели мы проведем их в ругани? Давай лучше сбежим куда-нибудь подальше. Старейшина освободил меня от всех обязанностей, и я собираюсь оторваться на полную катушку. Ну как, ты со мной?
- Дурачок ты, Джаред! Наивный дурачок. Думаешь, что все в этой жизни так прекрасно и бескорыстно? А ты никогда не задумывался, зачем вэрдам нужны эти временные мужья? Думаешь, они сплошь все такие альтруисты? Я бы на твоем месте спросил об этом у старейшины или у экс-кандидатов, если они сами в курсе, в чем я сильно сомневаюсь… Сбежать, так сбежать. Куда? На речку или в лес?
- Пойдем, искупаемся, последние теплые денечки в этом году.
Вот и хорошо! Может Алек и прав, и он настолько сильно изменится, что через год станет совершенно другим. Ну что ж…Тогда тем более надо провести оставшееся время как можно более полно.

 

Джаред решил воспользоваться предоставленной ему свободой на полную катушку. После речки они с Алеком долго гуляли в парке, потом пошли на площадь, где все еще продолжалось вчерашнее веселье, и танцевали до упада. Он видел мелькавшие в толпе лица своих родственников, было похоже, что его ищут, но он каждый раз умудрялся спрятаться и не попасться им на глаза. Возвращаться домой не хотелось. Уже стемнело, когда желудок, посчитавший, что за день ему оказали не очень-то много внимания, решительно напомнил о себе, и Джаред понял, что, хочешь, не хочешь, а идти домой все же придется. Он надеялся, что ему удастся незаметно проскользнуть на кухню, стянуть что-нибудь вкусненькое и завалиться спать, но не тут-то было.
В главном зале, который использовали только в очень торжественных случаях, собрался весь клан. Середину занимал огромный стол, весь уставленный разнообразной едой и напитками, за которым расположились, наверное, все взрослые члены рода и куча гостей. Во главе стола сидели старейшина и вэрд, а между ними пустовало место, словно укор. Джаред сразу понял, для кого оно предназначалось.
От стыда хотелось провалиться на месте. Вот почему его так упорно разыскивали.
Почему же утром ничего не сказали? Да какая разница!

- Наконец-то у нас появился второй виновник торжества. Джаред, иди сюда.
Старейшина вроде бы не выглядел рассерженным, хотя наверняка ему было неудобно перед гостями и перед вэрдом из-за отсутствия Джареда за столом. Весь красный от смущения, Джаред торопливо протиснулся на оставленное для него место и приготовился выслушать вполне справедливый выговор за свое поведение. Но никто из пирующих словно и не заметил столь позднего появления одного из главных героев устроенного празднества.
- Простите, что опоздал, но я не знал…
- Ничего, это моя вина, – Джеральд не дал продолжить оправдания. – Я не сказал тебе утром, что сегодня ужин знакомства. Все забываю, что ты не знаешь правил… Но ничего страшного не произошло. Верно, Продлевающий?
- Разумеется. К тому же старейшина любезно успокоил меня насчет обручения. Мне было приятно узнать, что не смотря на возникшие в начале нашего знакомства недоразумения, все прошло успешно.
Если до этого Джаред был только смущен, то теперь он жалел, что на свет уродился. Одно дело поделиться столь интимным секретом с Главой клана, и другое - сообщить самодовольному вэрду, что тот ему снится в эротических снах! Джаред буквально видел довольную усмешку на роже этого типа.
- Да… эээ… спасибо… Я тоже… как бы рад…

Джаред сделал вид, что полностью сосредоточился на еде, тем более что особо притворяться ему и не требовалось, уж очень проголодался за день. Энергично поглощая пищу, Джаред вполуха прислушивался к разговору главы клана и Эклза. Темой их разговора стала предстоящая церемония бракосочетания.
- … у него такой рост, что наверное придется шить на заказ… Будут приглашены дружественные кланы… Разумеется, никакой лишней пышности, я знаю ваши условия… Не думаю, что в начале церемонии, пусть Джаред посмотрит со стороны и освоится… Пятнадцати перемен блюд вполне достаточно, только пожалуйста без… Надеюсь, вы предупредите, чтобы мне не наливали, а то в прошлом году… только пожалуйста без аромата мяты, ненавижу его…

Потянувшись к блюдцу с жаренным мясом за добавкой, Джаред заметил, что вэрд пристально наблюдает за ним. Стало немного неудобно за свое обжорство.
- Я сегодня весь день гулял, очень проголодался.
- Ничего. Я на самом деле рад, что вчерашнее событие не отбило у тебя аппетит.
Джаред еле сдержался, очень хотелось сказать вэрду какую-нибудь резкость. Пусть он всех убеждал, что Дженсен ни в чем не виноват и не принуждал его к этому браку, но в глубине души у Джареда совсем не было этой уверенности. Уж очень резко изменилась его жизнь за прошедшие сутки. Неужели в этом никто не виноват, кроме глупого случая?
Раздражало и то, что Дженсен совершенно спокойно воспринимал его поведение. Джареду всегда казалось, что вэрды заносчивы и требуют подобострастного к себе отношения. У них же все происходило с точностью наоборот. Это Джаред вел себя, как эгоистичный ребенок, истерил и постоянно проявлял неуважение к тому, кого вроде как должен был почитать и слушаться беспрекословно. Вэрд же терпеливо все сносил, превращал в шутку и никак не походил на устоявшийся в голове Джареда стереотип. Вот и сейчас.
Их взгляды встретились, и Джареду показалось, что его затягивает в зеленый омут. В глазах Дженсена не было ни капли насмешки, превосходства, снисходительности. Только сочувствие, понимание, обещание, что его поймут, примут, полюбят.
- Джаред, ты веришь, что я никогда не причиню тебе вреда?
- Ммм… конечно. Почему ты спрашиваешь?
- Я знаю, про нас рассказывают множество небылиц. Не надо им верить. Вот увидишь, все будет хорошо, и этот год совсем не покажется тебе самым ужасным, что случилось с тобой в жизни.
- Я тебе верю.
Джаред сказал это совершенно искренне. И правда, как можно не верить этому мужчине? Как можно сомневаться в его словах? Невозможно! Немыслимо!
Оставшийся ужин Джаред почти не помнил. Ему казалось, что он плавает в тумане. Перед глазами стояли зеленые глаза, двигались розовые пухлые губы. Джаред не воспринимал, что ему говорят, невпопад кивая или поддакивая. В голове билась только одна мысль: «Поцелуй! Ну поцелуй же! Почему в этом дурацком обряде обручения нет такого простого пункта?»

Ночью Джаред во сне опять с упоением трахался с вэрдом, так что утром смотреть на постель было просто неудобно.



Глава 5


Джаред и сам не знал, зачем сюда пришел. Мероприятие явно не пользовалось популярностью и проходило не в самом Храме, а в небольшой часовне рядом.
Расторжение брака происходило на четвертый день после Обручения.
Кроме самих пар и Вершителя, который, впрочем, никак не принимал участия в церемонии, в помещении находилось еще человек пять. Наверное, обычные зеваки, от нечего делать заглянувшие сюда из любопытства. Только один парень привлек внимание Джареда. Вот этот явно пришел не случайно, судя по тому, как внимательно он смотрит на приготовившихся к расторжению брака.
«Видать, у него такой же интерес, как и у меня».
Но ошибся.

Пары, держась за руки, по очереди выходили на середину часовни, по трем ступенькам поднимались на небольшое возвышение и застывали там на некоторое время, затем, безо всякого видимого знака, человек делал шаг вперед и, повернувшись лицом к вэрду, опускался перед ним на одно колено.

Слова на неизвестном языке, плавное движение рукой - и вот уже цепь в руках Продлевающего, и освобожденный от нее мужчина встает с колен и нетвердой походкой выходит из часовни.
Один.

На третьей паре правило нарушил парень, привлекший внимание Джареда. Он неожиданно сорвался с места, стоило цепи разомкнуться, вбежал на подиум, схватил экс-супруга вэрда и, вздернув его с колен, заключил в объятия. А потом повел на выход, все также бережно обнимая и что-то шепча на ухо. Джаред даже немного позавидовал. Повезло парню: и долг перед кланом исполнил, и нашел того, кто оказался в состоянии выдержать год разлуки, дождался и не побоялся изменений, которые, вполне вероятно, произошли с человеком после брака с вэрдом.

«Не то что у меня».

Происшествие немного выбило церемонию из торжественно-мрачного настроения. Но ненадолго. Джареду все происходящее упорно напоминало похороны, такие будничные, как во время больших эпидемий, когда отдельная смерть уже не привлекает сильного внимания.
Отчего могла возникнуть такая аналогия, Джаред не знал, ведь ничего страшного на самом деле в этом не было. Наоборот, все эти мужчины возвращались в свой клан, выполнив важную миссию.

Наконец наступил черед пары, ради которой Джаред пришел.
Сейчас, когда перед ним прошли больше десятка Продлевающих, он мог по достоинству оценить красоту своего будущего супруга. Все вэрды отличались какой-то неуловимой, одухотворенной красотой, делающей их похожими на небожителей. По крайней мере, именно так Джаред представлял себе богов. Но Эклз выделялся даже на их фоне. Мужчина рядом - тот же самый, которого Джаред видел на балу - смотрел на него с такой жадностью, словно пытался наглядеться на всю оставшуюся жизнь.

«Неужели через год и я так же жалко буду выглядеть на этой церемонии?»

Джаред с досадой отогнал дурацкую мысль.
Он же не кандидат!
Для него супружество никогда не было смыслом жизни. И не станет.

«Подумаешь, какой-то год! Он не изменит меня, не сможет!»

Эти сны, которую ночь подряд преследующие его - просто результат магии Продлевающих и ничего более.

А на подиуме уже завершался обряд. Вэрд стоял с цепью в руке, а экс-супруг поднимался с колен. Джареду показалось, что Продлевающий хотел подать ему руку, помочь подняться, но в последний момент удержался.
«А не так уж ему все безразлично!»
И эта мысль отчего-то оказалась неприятна.

 

На подиум поднималась следующая пара, но они Джареда уже не интересовали. Он вышел из часовни, увидел удаляющегося по улице мужчину, пять минут назад разорвавшего узы брака с Дженсеном, и двинулся за ним, не имея определенного плана или конкретной цели. Просто неожиданно захотелось поговорить с парнем, который прошел через то, что Джареду только предстоит. Расспросить его.
О чем?
Да какая разница! Просто разузнать о будущем!
Что это изменит?
Даже если ничего.
Слова Алека о том, что он не знает чего-то важного, засели в голове, хотя Джаред и сделал вид, что пропустил их мимо ушей.

Мужчина прямиком направился к питейке. На входе он по-свойски поздоровался с вышибалой, так что сразу стало понятно, что бывает он здесь регулярно. А может, и каждый день.
«Он и на балу вроде бы был нетрезвым!»
А вот Джареду попасть внутрь оказалось проблематично. Двадцать один год ему исполнялся только через месяц, а до этого срока вход в подобные заведения всем строго запрещался. Джаред выглядел достаточно взросло, чтобы сойти за совершеннолетнего, но правила были строгими: попавшихся на попытке незаконно пройти в питейные заведения наказывали очень унизительным образом – пороли прямо по голой заднице на глазах у всего клана. Не столько больно, сколько стыдно. Так что подобные проступки случались достаточно редко. Но Джареду во что бы то ни стало приспичило переговорить с Крисом - так звали последнего мужа Эклза, Джаред узнавал - а терпение никогда не являлось его сильной стороной.

Немного постояв в стороне, набираясь смелости, Джаред постарался напустить на себя самый что ни на есть независимый вид и направился к двери в питейку. Охранник на входе проводил его подозрительным взглядом, но пропустил и жетона не потребовал.
Уф! Кажется первый рубеж пройден.
Крис сидел в дальнем углу, перед ним стоял графин с прозрачной жидкостью, очень похожей на воду, но наверняка ею не являющейся.
-Хм… здравствуй. Можно мне с тобой поговорить?
Мужчина вскинул на него недовольный взгляд, но неожиданно удивление в нем сменилось узнаванием.
- А, новая сучка Дженсена! Присаживайся.
Обращение неприятно задело, хотя, если рассуждать непредвзято, вполне соответствовало действительности, но Джаред хоть и давал себе слово сдерживаться и быть вежливым, моментально забыл о данном самому себе обещании:
- А ты тогда, выходит, сучка в отставке.
Крис нахмурился, казалось, он раздумывал: врезать наглецу прямо здесь или все же выйти на улицу, но Джаред не собирался извиняться.
«Первый начал!»
И к тому же, он неожиданно понял, что сам не прочь подраться. Перед глазами стоял грустный Дженсен на обряде расторжения брака, и Джареду теперь казалось, что и там, в зале Обручения, вэрд уж как-то слишком снисходительно разговаривал с пьяным супругом.
Может, между ними ничего не кончено? От этой мысли внутри стало холодно.
- Ммм… уел. Согласен, выходит. Тебе чего надо?
- Хотел поговорить.
- Хотел - говори.
Крис взял графин и налил полный стакан. Джаред обратил внимание, что никакой закуски на столе не было. Значит, мужчина собирался целенаправленно напиваться. Не очень вдохновляющие перспективы, если подумать.
- Подожди, не пей. Почему ты такой? Я узнавал, ты же был заводилой, учился, как и я, в университете, песни сочинял, пел. Про тебя до сих пор вспоминают, ждут, что ты вернешься, а ты… даже не захотел встретиться с друзьями. Почему? Что случилось?
- Случился Дженсен Эклз. Ты что, мне мораль собрался читать? Так мне уже Глава клана плешь проел. Сомневаюсь, что у тебя лучше получится. Не трудись.
- Нет. Я просто хочу понять, раз меня ждет то же самое. Может, расскажешь, объяснишь?
- Это тебя не касается. Иди-ка ты отсюда подобру-поздорову. А если тебе совет нужен... Ооо, советы я давать мастер, следовать, правда, не получается…. Ну да не обо мне речь. Так вот, совет: не влюбляйся в Эклза. Только это все равно что садящемуся в лодку, чтобы спуститься по Серве, пожелать не забрызгаться водой. Теоретически возможно, на практике - все мокрые.
Крис горько усмехнулся, взялся за стакан и... замер.
Джаред не сразу сообразил, что произошло. Он тронул Криса за плечо – никакой реакции - и только тогда заметил, что непрерывный гул от множества пьяных голосов, к которому быстро привыкаешь и перестаешь обращать внимание, исчез, и установилась гробовая тишина. Джаред обернулся и увидел на пороге Эклза.
Вэрд брезгливо оглядывал помещение и походил на кота, которому предстоит пройти через грязную ложу. Ужас, как не хочется, а надо.
- Дженсен, ты откуда здесь?
Вэрд, неуловимым плавным движением переместился от двери к их столику.
- Привет, Джаред. Насколько я знаю ваши законы, тебе не полагается находиться в подобном заведении.
- Да… Я хотел поговорить с Крисом.
- О чем?
- Эээ… Ну, о жизни, так просто поговорить. Дженсен, а почему все замерли?
- Потому! Много будешь знать – мало будешь жить! Крис, пойдем со мной.
И Крис, словно кукла, поставил стакан, встал из-за стола и направился с вэрдом к выходу
- Дженсен!..
Эклз обернулся, и Джаред впервые за все время их знакомства испугался. Он только сейчас сообразил, что вэрд в ярости.
- Что встал? Быстро на выход! Еще не хватало, чтобы моего мужа выпороли как мальчишку! Тебе к свадьбе надо готовиться, а не по питейкам шастать!
От резких слов Джаред дернулся, как о пощечины. Ни разу за все время их знакомства вэрд не разговаривал с ним в таком тоне. Приказывая, будто Джаред какой-то неразумный ребенок или слуга. Он вскинулся возразить, но, оглядев зал, проглотил готовые сорваться с губ возмущения. Посетители питейки словно играли в игру «замри – отомри», оставаясь в том положении, в котором их застало появление вэрда. Джаред слышал, что такое возможно, если вэрда вывести из себя, но в последнее время он как-то позабыл о том, с кем имеет дело. Слишком мягко и терпеливо Эклз вел себя с ним, и Джаред расслабился, забыл, что имеет дело с нечеловеком. Замершая в неудобных позах питейка доходчиво и красноречиво напомнила о том, кто есть кто, и Джаред немного струхнул: что если Алек прав?
Джаред и правда многого не знает и наивно верит в то, во что хочет верить?

Продлевающий ждал его на улице. Рядом безучастно стоял Крис.
- Джаред, иди домой. Мне надо… позаботиться о Крисе. И пожалуйста, не ищи с ним встреч. Ты только приносишь ему лишнюю боль.
- Хорошо.
Джаред давно пожалел о своем порыве поговорить с бывшим мужем вэрда и только рад был убраться подальше.

 

***
Дженсен почувствовал что-то неладное, как только вышел из Храма.
Он немного задержался, хотел перекинуться парой слов с Морганом. Но потом передумал. Во время церемонии неудобно, а ждать конца не хотелось. Даже со стороны наблюдать церемонию расторжения брака он не любил. Разрыв цепи всегда болезненен.
За год привыкаешь ощущать постоянную волну любви, идущую от мужа, и, даже прекрасно сознавая, что это временно и потерпеть то надо всего десять дней, все равно разрывать цепь больно.
И люди нисколько не облегчают процесс, воспринимая расторжение брака, как трагедию. По крайней мере, в своем большинстве. Поэтому, находясь в Храме, Дженсен считал тягостное предчувствие обычным эмпатическим отражением человеческих эмоций, заполнявших воздух Храма и делающих его тяжелым и плотным, так что для каждого вдоха приходилось прилагать усилие. Словно мышцы грудной клетки неожиданно забыли, как это можно делать самостоятельно, и для каждого вдоха требовался отдельный приказ от мозга.
Но и на свежем воздухе ничего не изменилось.
Все равно осталось странное предчувствие надвигающейся беды, словно шлейфом висящее в воздухе. И Дженсен, как гончая по следу, двинулся туда, куда этот шлейф вел. И оказался перед питейкой. Заведением, куда люди ходили пить алкогольные напитки.

Дженсен несколько раз пробовал, но так и не понял, какое удовольствие в них находят. Вкус премерзкий - ягодные настойки и то вкуснее - а ощущения… Когда Дженсен понял, что испытывает сложности с управлением сознанием, то его охватил настоящий ужас. Хорошо хоть выпил немного, и действие быстро сошло на нет. Вот небольшая неловкость движений была забавна. Люди же, похоже, находили удовольствие именно в затуманивании сознания. Странно и непонятно.

Не обращая внимания на предупредительно открывшего перед ним дверь охранника, Дженсен вошел внутрь и чуть не согнулся от неожиданно всплеска отрицательных эмоций.
Ярость, боль, обида, ревность.
Джаред сидел за одним столом с Крисом, и они о чем-то разговаривали.
Первым побуждением было разнести тут все на мелкие кусочки. С трудом удержав себя от необдуманных действий, Дженсен попытался проанализировать неожиданно нахлынувшие эмоции и с недоумением понял, что они не его.
Он зеркалит чувства Джареда!
Вот тут Дженсен испугался уже по-настоящему и от испуга совершил ошибку. Он выбросил щит, словно на него кто-то собирался напасть. Все в питейке замерли, пригвожденные к месту, Крис, разумеется, тоже, а этому засранцу хоть бы хны! Только удивленно вертит головой по сторонам.
Поэтому Дженсен на него и накричал.
Не смог сдержаться.
От удивления, растерянности, да что там говорить, от обычного страха.

Парень продолжал подкидывать сюрпризы.
Он что, в состоянии пробить защитный экран вэрда?
Конечно, Дженсен не особо напрягался, когда не чувствовал близко своих сородичей, не выставлял защиту на максимум, но все же, уж не до такой степени он был беспечен, чтобы открыть свое сознание полностью. Да и то, что он не ощущал эмоций остальных людей, тоже говорило об одном: только Джаред каким-то образом умудрился обойти выставленные барьеры. И сделал он это бессознательно, никак не управляя своей силой. Джаред явно не знал о своих способностях и уж совершенно точно не умел ими управлять. Слишком стихийно и необдуманно все происходило.
Черт знает, что творится… И чем дальше, тем страннее.

Криса Дженсен отвез в дом клана. Он жалел парня, но ничем не мог ему помочь. Крис отказался стирать любовь. Дженсен не раз и не два предлагал ему сделать это, но Крис неизменно отказывался. Он только один раз уточнил:
- Это правда мое? Не твое проклятое внушение и копание в мозгах, а мое? Я сам ее испытываю? Не по твоей милости?
Потом Дженсен жалел, что сказал правду.
Что ему стоило соврать?
Но вэрды не умели лгать так легко и непринужденно, как это делали люди. Слишком уж им это было несвойственно, да и ни к чему. Вэрд всегда поймет, что другой вэрд говорит неправду.
Так что Дженсен не стал обманывать. Чувства Криса были его собственными, и тогда парень наотрез отказался от них избавляться.
- Я не откажусь от любви. Мое это, мое, и не предлагай мне ее убрать.
Вот так.

***
Дженсен не собирался портить Джареду эти две недели свободы.
Благодаря связи, устанавливаемой между ними ошейником, он и так все время знал, где в данный момент находился его будущий супруг и в каком он эмоциональном состоянии. Как ни странно, депрессии не было, парень находился в тревожном ожидании, но и только. Никаких сомнений, отчаяния. Дженсен даже удивился. Он поначалу немного переживал, что из-за удивительной особенности Джареда не может помочь ему принять так неожиданно свалившееся на него обручение, но помогать и не пришлось. Парень очень быстро и на удивление легко смирился с тем, что его жизнь в ближайшем будущем кардинально изменится. Причем, в совершенно неизвестную сторону. Даже кандидаты иногда переносили это гораздо хуже.
В настроении Джареда скорее проскальзывало нетерпение, ему явно надоело ждать и находиться в подвешенном состоянии, его разбирало любопытство, что же будет дальше. Парень все больше и больше нравился Дженсену

Настроение немного портил лиарн. Он никуда не делся и продолжал видеться с Джаредом. Наверняка не оставил надежды уговорить того отказаться от брака. Глупые мечты. Люди чересчур зациклены на идее размножения.

Впрочем, не они одни. Базовый инстинкт встроен в любое живое существо. Вот и лиарн поэтому так бесится. Хотя у него еще есть возможность подыскать себе другую пару.

В отличие от Эклза, для которого давно все было кончено.

У Дженсена было счастливое детство.
Еще бы!
Средний сын Властелина, любимец отца, возможный претендент на престол, если, конечно, хватит магических сил. Впрочем, Дженсен не отличался честолюбием, остаться на всю жизнь вице-принцем тоже не так уж плохо. А главное, впереди долгая жизнь с любимым и единственным.

Несмотря на взаимное недоверие и подозрительность, а может, как раз из-за нее, у вэрдов существовало такое понятие, как амаранты - предназначенные друг для друга. Иногда вэрд проживал всю жизнь, так и не встретив свою вторую половинку, а иногда узнавал о ней очень рано.
Дженсен провел со своим амарантом все детство.
Элоиз был старше на три года и принадлежал к старинному роду, находящемуся с кланом Властелина в запутанных родственных связях. Они познакомились настолько рано, что Дженсен не помнил своих детских лет без Элоиза. Всегда вместе, на двоих одни игры, одни проказы, на двоих все тайны и мечты о будущем. Став постарше, Дженсен узнал, что они амаранты, и нисколько этому не удивился. Конечно, кто же еще?
Все рухнуло в один миг: Элоиз не смог пройти Посвящение. Такое случалось чрезвычайно редко. Это раньше, когда вэрды только пришли в новый для себя мир, Посвящение заканчивалось смертью в одном случае из десяти, но с тех пор многое изменилось. Мир постепенно принимал их, и Посвящение становилось все более и более безопасным. Но иногда непоправимое все же происходило.
Глупая случайность - и мир Дженсена разлетелся на кусочки, которые уже невозможно было собрать. Со смертью Элоиза умерли мечты о союзе, браке, детях, продолжении рода. Вся последующая жизнь разом потеряла всякий смысл. Дженсен больше не имел никаких прав на престол, не имел прав ни на что. Его лишили титула принца, впрочем, он даже не обратил на это внимания, сражаясь с пустотой, образовавшейся внутри.

Дженсен потер рукой лицо. Не раскисать. Чего это он расклеился? Столько лет прошло, обиды забылись, раны затянулись, он давно помирился с семьей. Так почему он вдруг вспомнил?
Потому что только Элоиз мог вот так легко и беспрепятственно проникать в его сознание, несмотря на все защитные экраны. Между амарантами не существовало преград, составляя одно целое, они легко обменивались мыслями, эмоциями. Слишком близкие, слишком зависимые друг от друга.

«Но Джаред никакой не амарант! Он же человек. Да, у него странные способности, но это же ничего не значит! Мало ли что. Наверняка он - очередная подлянка этого мира, которому так не нравятся вэрды. Тогда почему? Почему, Дженсен, ты так странно себя повел на Обручении? Почему выбрал мужа, не перекинувшись с ним даже парой слов? Откуда такая порывистость, словно это твой первый брак? Зачем пошел на конфликт с лиарном? Да и сейчас, вместо того, чтобы встретиться с принцем и попытаться извлечь побольше прибыли из ситуации, ты сидишь здесь и трусливо надеешься, что все образуется само собой. Разве лиарны выпускают то, что попало им в пасть? Ты играешь с огнем, Дженсен, и доиграешься! А все ради чего?»

 

За день до Брака к нему явился Алек. Похудевший, весь какой-то осунувшийся.
«Да этот лиарн всерьез запал на парня!»
- Приветствую. Располагайся.
Алек тяжело опустился в предложенное кресло.
- Чем обязан?
- Я к тебе пришел с деловым предложением.
Дженсен видел, что принц с трудом держит себя в руках. Один раз Дженсену даже показалось, что лицо у Алека немного поплыло.
«Да он же с трудом удерживается от трансформации!»
- Слушаю.
- Наверняка ты уже в курсе, что мне не удалось уговорить Джареда отказаться от Обручения? Конечно же, в курсе. Ты же его на коротком поводке держишь!
- Если ты думаешь, что я как-то влияю…
- Брось, не оправдывайся. Все равно мне никак не проверить. Я даже убить тебя не могу, потому что от ошейника Джареда это все равно не избавит.
- Ты пришел мне угрожать?
- Нет, я же сказал: с деловым предложением. Тебе ведь в принципе все равно, кого трахать следующий год? Так вот, раз тебе никто из людей не понравился, я предлагаю тебе… одного из своих подданных.
- Что?!
- Да! Я знаю, что сошел с ума, но… Если я прикажу, то … Короче, ты сможешь выбрать того, кто тебе понравится. Тем более, какая тебе разница? В любом случае, лиарн вполне стоит человека. Тряхнешь стариной, так сказать, да и магический потенциал… Ты сможешь потребовать кусок от семейного бизнеса.
Предложение и правда было заманчиво. Лиарны, конечно, и рядом не стояли с людьми в плане разнообразия и силы эмоций, но зато они обладали магией. Пусть в гораздо меньшей степени, чем вэрды, но и этого достаточно. В этом мире, почти полностью лишенном магической силы, даже крохи ее ценились и береглись, как главное достояние. Лиарн сейчас сделал на самом деле королевское предложение, и Дженсен прекрасно видел, насколько тяжело принцу оно далось.
- Ты серьезно? Думаешь, отец тебе разрешит?
- Моя свита в моем подчинении, и с чего тебя заботят мои отношения с отцом? Это мое личное дело!
- Конечно, конечно! У меня и в мыслях нет лезть в ваши родственные разборки. Извини, от неожиданности сказал не подумав.
- Так как, ты согласен?
- Нет.
- Почему?
- Причина все та же: мне тогда придется отменить обручение. И на меня спустят всех собак.
- Я разговаривал с Главой Совета кланов. Он там посоветовался и решил, что в данном случае, учитывая ситуацию, не будет возражать против разрыва Обручения, если ты пообещаешь, что в следующем году выберешь кандидата от клана Падалеки. Но сам понимаешь, это ерунда и ни к чему тебя не обязывает, да и Глава не дурак, просто пытается сохранить лицо. Так что с людьми проблем не будет.

А вот это уже была плохая новость. Очень-очень плохая.

- Вот как, ты даже с Главой Совета кланов разговаривал?
- Да, и ты тоже мог бы с ним поговорить, если бы захотел пойти мне навстречу. Но ты только придумываешь глупые отговорки.
Вот сейчас Дженсен подошел к тому рубежу, когда еще шаг вперед - и все изменится окончательно и бесповоротно. Он всем своим существом ощущал эту границу, разделяющую его предыдущую - спокойную, размеренную, такую предсказуемую и скучную до зевоты жизнь - и другую. В которой все непонятно, не действуют давно ставшие незыблемыми законы, где белое внезапно оказывается холодным, а теплое - красным.
И, мысленно зажмурившись, Дженсен сделал этот шаг.
- Я ничего отменять не буду.
- Эклз, ты вообще соображаешь, что творишь? Думаешь, Властелин тебя поддержит?
- Это мое дело. Не твое.
- Что ж, я предупредил. С этого момента я считаю себя свободным от всех соглашений.

У людей была такая поговорка: «Как в омут головой», и Дженсену показалось, что он только что со всей дури прыгнул с обрыва, даже не позаботившись выяснить, а что же его ожидает там, внизу

 



Глава 6


Свадебная церемония хотя и отличалась от церемонии расторжения брака гораздо большей пышностью и торжественностью, да и атмосфера на ней была совсем другая, но времени занимала не намного больше.
Пары подходили по очереди к алтарю, расположенному в центре Храма, Вершитель спрашивал, добровольно ли они вступают в брак, и после утвердительного ответа объявлял Брак между вэрдом и человеком совершенным. После этого человек опускался перед вэрдом на одно колено и тот защелкивал на его шее широкую золотую цепочку. Вот и все.

Джаред слегка поежился, а по спине побежали нежданные мурашки, когда шеи коснулся холодный металл, но от тепла тела цепь очень быстро нагрелась и стала почти незаметной, зато ощущение ошейника исчезло сразу. И это почему-то совсем не обрадовало, словно расстался с частью чего-то своего, родного.
Эклз подал руку, помогая подняться, и они так и вышли из Храма, держась за руки, как дети, чтобы отправиться на свадебный пир в главный Дом клана.

От волнения в ожидании предстоящей ночи Джаред плохо запомнил то, что происходило на пиру. В памяти остался только нескончаемый поток поздравлений, каждое из которых заканчивалось пожеланием скорого рождения Продолжателя рода, так что Джаред ощущал себя какой-то породистой свиноматкой, и еще бесконечная смена тарелок перед собой. Каждое блюдо следовало хотя бы попробовать, от чего аналогия с известным домашним животным только усиливалась. Аппетита не было совсем, но Джаред старательно делал вид, что умирает с голоду.

Каждое блюдо имело символическое значение, и старейшина вчера даже пытался втолковать Джареду, какое именно, но потом, видя полное безразличие собеседника, махнул рукой: «А, не все ли равно».
Надо сказать, что за прошедшие две недели они так толком ни разу и не поговорили. Джаред всячески избегал Главы клана, при малейшей возможности стараясь улизнуть из дома, а когда возвращался под вечер, то валился с ног от усталости. Если же Джеральд проявлял настойчивость и затаскивал Джареда в кабинет, то как только парень оказывался в мягком глубоком кресле - моментально начинал клевать носом и на любую попытку привлечь внимание вскидывался, сонно моргал и таращился с таким честным видом, что Джеральд только вздыхал и отправлял негодника спать.

Для молодых свадебный пир долго не продлился. Как только они отведали или сделали вид, что попробовали, все необходимые блюда, их тут же, не стесняясь, выпроводили из-за стола. Гости чуть ли не всей толпой проводили новобрачных до спальни, в последний раз пожелав хорошо и плодотворно провести ночь, и отправились праздновать дальше. Уже по-настоящему - с горячительными напитками, плясками и песнями.

***
Дверь комнаты Ожидания закрылась, отсекая Джареда и его мужа от всего остального мира. Впервые с момента знакомства они остались наедине, причем с совершенно определенной целью. Джареду было немного не по себе. Две недели бесконечных эротических снов сделали секс с Продлевающим чем-то обыденным и естественным, но на самом деле это были только сны.
В реальности-то ничего не происходило!
Джаред испытывал странное чувство раздвоенности. С одной стороны, сны казались настолько реальными, что Джаред иногда по утрам спрашивал себя, правда ли ему все только снилось. А с другой… Это все же были только сновидения.
И как вести себя с вэрдом наяву Джаред совершенно не представлял

 

Самое смешное, что, видимо, Продлевающий испытывал то же самое. Чем еще можно объяснить то, что он уставился на Джареда своими зеленущими глазами и молча смотрел, ничего не предпринимая?
Ну ладно, для Джареда все происходящее в новинку, но Эклз-то явно не единожды проходил через это? Так что вполне мог бы взять инициативу на себя.
Но нет, вэрд просто стоял и немного нервно теребил шейный платок. Джаред не выдержал первым:
- Что, так и будем молча друг другом любоваться?
- Ммм…я не против, а у тебя есть другие предложения?
- Не поверишь, но есть. Я тут, вроде как, сегодня женился, и у меня по плану должна быть брачная ночь.
Прозвучало несколько нахально, но на самом деле у Джареда поджилки тряслись от собственной смелости.
- Какие у тебя планы, однако… Я думал, ты захочешь сначала немного привыкнуть. Собирался сегодня спокойно поспать. – Дженсен был сама невозмутимость, и только легкие морщинки вокруг глаз выдавали еле сдерживаемое веселье.
Он еще и издевается! Спать он, видите ли, собрался! Сам каждую ночь во сне занимался с Джаредом всякими непотребствами, а как до дела дошло, так пытается увильнуть. Не выйдет!
- Не надейся… Тем более, мне же все равно никуда от этого не деться.
- Хочешь сказать, что ты сейчас приносишь себя в жертву на алтарь продолжения рода?
- Ага, именно жертву, именно приношу и именно на алтарь.
- Понятно. Ну раз так, то давай, жертва, раздевайся, - Дженсен уже вовсю улыбался, и Джаред обрадовался, что первоначальная неловкость постепенно исчезает.
- Самому? А разве по традиции ты не должен сдирать с меня одежду силой, пока я рыдаю и умоляю меня не трогать?
- Рыдаешь и умоляешь? Вообще-то раньше ничего такого никогда не случалось, но мне нравится твоя фантазия.
- Я вообще очень занятный.
И тут они оба расхохотались, немного нервно, но зато исчезло непонятно откуда взявшееся напряжение. Не сговариваясь, они сделали шаг навстречу и одновременно протянули руки, собираясь помочь избавиться друг другу от одежды. Свадебный камзол застегивался на огромное количество мелких пуговиц. Джаред еще утром намучился и проклял все на свете, когда, застегнув почти полностью штук сто малюхоньких пуговичек, понял, что ошибся и в самом начале пропустил одну. Пришлось все расстегивать обратно и начинать сначала. Сейчас же подвиг предстояло повторить. От перспективы Джаред мысленно застонал.
Но Дженсен не собирался заниматься подобной ерундой. Он взял камзол за верхние отвороты и резким движением рванул обе полы в разные стороны. Пуговички с приятным стуком, словно горох из переспелого стручка, посыпались на пол и раскатились в разные стороны.
- Ну, что же ты ждешь? Не хочешь мне тоже помочь?
Костюм вэрда был более простым, так что Джареду не пришлось портить одежду своему супругу. Мелькнула подлая мысль: «Ну конечно! Ему-то он еще пригодиться. Зачем же рвать?» Но Джаред тут же отогнал ее. Он не будет сейчас об этом думать!

- Что же ты не плачешь?.. Если собирался, то самое время начинать, – шепот Продлевающего щекотал ухо, посылая волны мурашек по всему телу. Дженсен обхватил Джареда двумя руками, притягивая к себе. Кожа вэрда была теплой и гладкой, только на ногах и руках имелись редкие короткие золотистые волоски, почти пушок, который у людей бывает обычно в детском возрасте. Джаред, конечно, с утра побрился тоже: лицо, под мышками, в паху, но все равно по сравнению с гладкокожим Продлевающим выглядел неприлично волосатым. На коже Дженсена кое-где проступали мелкие крапинки, и Джареду очень хотелось лизнуть их языком, проверяя – настоящие?
- Что-то не получается… Ммм, какой ты… можно мне тебя лизнуть?
И не дожидаясь разрешения, Джаред провел языком по подставленной шее, оставляя влажную дорожку, которую тут же покрыл мелкими поцелуями. Дженсен не остался в долгу. Он осторожно прикусил Джареду мочку уха, а затем тоже принялся вылизывать и несильно покусывать его шею.
Вести при этом светскую беседу оказалось крайне затруднительно. Тем более что одной рукой Дженсен мял джаредову ягодицу, а другой вовсю надрачивал его член, который нисколько против этого не возражал, а, скорее, наоборот - всячески одобрял и приветствовал.

Очень скоро находиться вертикально в столь возбужденном состоянии стало решительно невозможно - ноги подгибались. Так что огромная кровать, еще недавно вызывающая у Джареда удивление своими размерами, оказалась очень кстати. Они свалились на нее: Джаред на спину, а Дженсен навалился на него сверху.

- Надеюсь, тут есть смазка?

Опаньки! Вопрос застал Джареда врасплох. Благодаря бесконечным эротическим снам у него не было никакого желания заниматься самоудовлетворением. Во сне же смазка была не нужна. Так что Джаред совершенно забыл о столь важной вещи. И что? Сейчас заняться ее поисками?
- Понятия не имею… Наверное, есть.
- Ты меня с ума сведешь. Как я тебя трахать буду? На сухую?
- На сухую?
Вот уж о чем Джаред волновался меньше всего. Голова немного кружилась, наслаждение расползалось по всему телу, превращая мышцы в желе, и никакого желания заботиться о столь прозаических вещах не было. Джаред толкался в руку Дженсену, заставляя сильнее дрочить, и эгоистично не собирался задумываться о том, как тот будет выходить из положения.
Это проблемы Продлевающего! Надо носить смазку с собой!
Последняя мысль так насмешила, что Джаред не удержался и хмыкнул прямо в целующие его губы.

Такую бесцеремонность Дженсен уже не стерпел. Это наглец совершенно не воспринимал его всерьез!
Он немного грубовато стиснул затвердевшую плоть парня, для верности еще и легонько шлепнул по яйцам, получив в ответ обиженный стон.
- Ну-ну, не притворяйся, не так уж и больно.
Дженсен тут же снова забрал приятно налитые тяжестью яички Джареда в руку и осторожно сжал их, отчего парень тут же подался вверх, вжимаясь пахом в ласкающую его ладонь.
- Даже не надейся, что я дам тебе кончить без меня. Буду мучить всю ночь, но не дам. Так что лучше вспоминай, где тут у вас смазка.
- Сволочь… да не знаю я, где она! Оу… Дженсен, ну пожалуйста… На черта тебе она сдалась? Хочешь, я сам себя растяну? Или давай я тебе минет сделаю. Ну пожалуйста… еще немного. Пожалуйста…
Но Дженсен был неумолим. Он ласкал Джареда, доводя его до самого края, но когда до оргазма оставалось одно движение, оставлял член в покое и переключался на остальные части тела. Джаред с ума сходил от желания и невозможности его удовлетворить. Он стонал, просил, умолял. Всем телом извивался под умелыми пальцами и ртом, стараясь потереться разрывающейся от возбуждения плотью хоть обо что-то и получить долгожданную разрядку, но Дженсен умудрялся уходить от контакта, при этом не давая Джареду перевернуться или дотронуться до себя самому. Он удерживал его руки прижатыми к кровати, и Джареду оставалось только ждать, когда же вэрду надоест игра и он примется за Джареда всерьез.
- Оближи!
Не сразу сообразив, зачем Дженсену это понадобилось, Джаред все же послушно приоткрыл рот, обхватывая губами скользнувшие в рот пальцы, но потом до него дошло и он принялся увлеченно сосать и вылизывать языком нежную кожу, представляя, что это сам Дженсен и Джаред сейчас вылизывает его с ног до головы.
«Как огромный леденец!»
Дженсен в виде огромной конфеты, которую Джаред пытается засунуть себе в рот… Рот наполнился слюной, и Джаред застонал, кажется, чувствуя во рту сладкий карамельный вкус.

 

Наконец смоченные слюной пальцы покинули рот и проникли в его тело. Точнее, попытались. Самому Джареду казалось, что его анус сейчас с легкостью примет всю руку Дженсена целиком, настолько сильным было желание. Тем более что сегодня утром, зная о том, что его ждет вечером, он постарался немного себя растянуть. Но сейчас, чувствуя, как Дженсен осторожно раздвигает мышцы, поглаживая его изнутри, подготавливая к дальнейшим действиям, Джаред понял, что сильно преувеличил свои возможности.
Как только Дженсен попытался проникнуть в его тело тремя пальцами, Джаред невольно дернулся в сторону, пытаясь уйти от неприятных ощущений.
- Какой же ты узкий…с ума сойти… Неужели мне достался девственник? Никогда ни с кем не трахался?
- Тебя дожидался.
Джаред понимал, что Дженсен специально отвлекает его внимание, но, судя по ощущениям в заднице, у него это плоховато получалось.
Надо все же поискать смазку!
Порвать его вэрд, конечно, не порвет, но зачем превращать удовольствие в пытку?
Куда же она подевалась?
Обычно такие вещи лежат на полках около кровати, но в этой спальне никаких полочек не наблюдалось. Но не может же быть, что старейшина не позаботился о такой немаловажной части сегодняшней ночи!
Джаред покрутил головой и заметил на подоконнике поднос, на котором стоял небольшой бутылек из темного стекла и лежало что-то, прикрытое салфеткой. Джаред протянул руку - наверняка это и была желанная смазка - и случайно задел ткань. Скользкий шелк словно только этого и ждал –поехал в сторону – и Джаред с удивлением увидел, что под ним скрывалось.
На подносе лежал небольшой, вырезанный из дерева и покрытый черным лаком… член.
Точно!
Это был анатомически точно выполненное, правда, значительно уступающее в размерах настоящему, изображение мужского члена!
Джаред никогда раньше не видел ничего подобного и… Ну, в общем, это было неожиданно.
- Дженсен, погоди, смотри, что я нашел!
- Что?
- Да вот на подоконнике!
- А, струсил! Как до дела дошло, так сразу все нашлось.
- Да нет, я не про смазку. Смотри, что там еще лежит.
Дженсен взял игрушку в руки и, повертев, осмотрел со всех сторон.
- О, я смотрю, у вас тут затейники. Я начинаю жалеть, что не познакомился с твоим кланом раньше.
- А зачем оно?
Джаред, конечно, предполагал, но это было так пошло и стыдно, что хотелось услышать подтверждение от самого Дженсена.
- Хм… Как бы тебе объяснить… Давай я лучше покажу. Согни ноги в коленях… Да, вот так.
Джаред развел бедра как можно шире, но ему было до такой степени любопытно, что он с трудом заставил себя спокойно лежать на спине в ожидании, что же с ним будут делать.
Вэрд взял штуковину, вылил на нее немного масло из бутылочки, аккуратно размазал его по поверхности, а потом приставил к сжавшемуся анусу Джареда и осторожно надавил. Мышцы легко разошлись под напором твердого скользкого предмета, и Джаред почувствовал приятное растяжение. Не утерпев, он приподнялся на локти, чтобы видеть происходящее. Дженсен не торопился, он осторожно качал игрушку из стороны в сторону, давая возможность телу Джареда привыкнуть к происходящему вторжению, и медленно вкручивал ее все дальше и дальше. При очередном таком вращении деревянный член задел простату, посылая приятную волну по всему телу. Джаред не удержался и застонал. Его член, за все это время почти не потерявший твердости, тут же дернулся, и на головке выступила капля естественной смазки. Джаред увидел, как Дженсен закусил губу, он явно сдерживался из последних сил. Даже самому себе Джаред сейчас казался ужасно развратным: раскрасневшийся, с распухшими от поцелуев губами, со следами укусов и засосов по всему телу, лежащий с широко разведенными, согнутыми в коленях ногами, и слегка приподнятыми ягодицами и с черным лакированным дилдо, торчащим из задницы…
- Все! Больше не могу. Прости, - голос Дженсена был настолько хриплым, что Джаред еле разобрал слова.
Искусственный член покинул его тело, оставив после себя пустоту, на секунду ставшую нестерпимой, но только на секунду. Дженсен больше не медлил. Быстро смазав собственный член, он не дал мышцам сомкнуться и заменил игрушку своей плотью. Приподняв бедра Джареда, он одним плавным движением вошел сразу до конца, не давая парню времени на привыкание.
Джаред захлебнулся криком. Несмотря на подготовку, было больно, но и сладко.
Больно-больно-больно-сладко-больно-больно-сладко-сладко-больно-сладко-сладко-сладко-сладко…

 

***
Возбуждение скручивало внутренности в узел, и с любым другим человеком Дженсен уже давно перестал бы церемониться. Но Джаред не был готов. Несмотря на эрекцию, на нетерпеливые слова и недвусмысленные движения, несмотря на все желание, что заливало его ауру, мешая Дженсену сосредоточиться и взять контроль над собственным телом, он не был готов к вторжению.
Дженсен чувствовал красные ниточки боли, словно капли крови стекающие по золотой от наслаждения ауре человека. В принципе - ерунда, имей он власть над разумом парня, было бы сущим пустяком заглушить эти ощущения. Но контроля не было, и Дженсен сдерживался и терпеливо продолжал растягивать непривыкшие к такого рода занятиям мышцы, подготавливая и считая в уме до тысячи и обратно.
И его терпение было вознаграждено, очень скоро удовольствие и желание полностью поглотило красные нити, и Дженсен наконец-то решился. Еще раз проверив щит, который он поставил вокруг спальни в тот момент, когда за ними закрылась дверь, и убедившись в его прочности, он снял защитный экран и позволил своему разуму свободно окунуться в эмоции человека.
Ооо!
Для этого не существовало слов ни на языке людей, ни, тем более, вэрдов. Люди чересчур зациклены на физиологии, чтобы испытать оргазм от одних только эмоций. Вэрды же слишком эгоистичны и недоверчивы, чтобы подпустить другого вэрда настолько близко.
Дженсен слышал, что связь между амарантами приносит нечто подобное, но не имел возможности сравнить. До Посвящения заниматься сексом запрещалось. Но даже те, кто знал радость слияния, не отрицали того, что с людьми все гораздо острее и круче.
Дженсен плавал в чистой энергии удовольствия Джареда, ощущая, как она проникает через клетки его кожи внутрь, наполняя тело силой. Он с жадностью впитывал в себя этот поток энергии, с эгоистичным желанием забрать его весь себе, не упустив ни капли.
Только это было глупое желание.
Вокруг плескался океан!
Разве мог один вэрд поглотить столько?
Дженсен давно заполнил все резервы, но невозможно выпить море.
Дженсен даже немного испугался: а что если этот необычный парень сейчас отдаст все до капли и сгорит, умрет? Вдруг из-за того, что Дженсен не в состоянии контролировать разум Джареда, он сам провоцирует этот вулкан эмоций?
Он попытался отстраниться, прекратить все, и в этот момент Джаред выгнулся, вскрикнул, его мышцы словно тисками сжали член Дженсена, увлекая за собой в тягучий телесный оргазм.

- Не представляю, как я выдержал эти две недели. Думал, что с ума схожу. Ты же мне каждую ночь снился. Я уже тут всю кровать обкончал, постельное белье менять задолбался…Это и называется любовь? Или это твое колдовство? Говорят, вы все колдуны, завлекаете, привораживаете, так чтобы без вас жизнь не мила была. Зачем вам это? Ну, чего молчишь? Скажи что-нибудь.

Дженсен с трудом выплыл в реальность. Такого чистого, незамутненного блаженства он еще никогда не испытывал.
Что там бормочет этот парень?
Неужели он из тех, кого тянет поговорить после секса?
О нет! Только не это! Все-таки совершенства не существует!
- Нужен ты мне, околдовывать тебя. А сны… Это ошейник виноват.
- Ошейник?
- Да. Он наша связь. Он словно часть меня на тебе. Очень небольшая часть. Когда ты бодрствуешь, то твой мозг чересчур возбужден происходящим в реальности, так что ты меня не чувствуешь. Только если уж очень сильные эмоции, да и то я стараюсь их блокировать. А когда мы оба с тобой спим, то связь выходит на первый план.
- Я не понял, ты что, обо мне каждую ночь грезил?
Джаред даже перевернулся на живот и с интересом уставился на расслабленно лежащего вэрда.
- Ну… нельзя сказать, что грезил… но представлял, да… немного. А что, слишком натуралистично?
- Да не то слово! Хочешь сказать, что я тут все это время твою порнушку смотрел, со мной в главной роли?
- Что-то в этом роде.
Джаред еще ближе придвинулся к Дженсену и потормошил не давая уснуть.
- А зачем ты мне все рассказал? Я тут уже решил, что влюблен в тебя смертельно, жить без тебя не смогу и наша встреча - это судьба!.. А ты раз - и все обломал!
По правде говоря, Дженсен и сам не знал, зачем все это рассказал. Но он не любил врать, а уж тем более не хотелось врать Джареду.
- Рассказал и рассказал… Что ты ко мне пристал? Я спать хочу.
- Дженсен, а вот эта цепь… Она тоже часть тебя?
- Джаред, как золотая цепь может быть частью меня? Я что, похож на какое-то механическое устройство? Это обыкновенное украшение. Если не нравится та, которая на тебе сейчас, приедем в замок, сходим в сокровищницу, и ты выберешь ту, которая тебе понравится.
- А тогда зачем мне ее носить?
- А затем, что ты мой муж! Что за странные вопросы? Ты что-то имеешь против украшений?
- Да нет… подумалось. У нас про эти цепи всякие ужасы рассказывают. Будто она делает из того, кто ее носит, послушную куклу в руках Продлевающего.
- Ну вот ты ее уже почти двенадцать часов носишь. Стал ты моей куклой?
- А как же, конечно стал! Чем еще объяснить, что мне так понравилось, когда меня трахают?
- Фу! Какой вульгарный слог. Ты точно в университете учишься? Сдается, что меня надули и подсунули шалопая и неуча.
- Интересно, кто тебе что подсовывал? По-моему, ты сам в меня на балу вцепился… А правда, почему ты меня выбрал? Ты же вроде с кем-то другим в альков направлялся . С Уэллингом, кажется. С чего так резко передумал? Неужели моя несказанная красота сразила тебя наповал? Признавайся, ты тогда упал не только оттого, что я тебя толкнул, а потому что не мог устоять на ногах от восхищения?

Джаред откровенно подшучивал, не догадываясь, что попал не в бровь, а в глаз. От неожиданности Дженсен на мгновение замялся. Вэрд, конечно, сразу обратил бы на это внимание, но Джаред был всего лишь человеком, да еще и не похоже, что придавал своему вопросу большое значение. Нет, с откровенностью Дженсен решил пока повременить.
- Меня удивила твоя наглость. Набежал, сбил с ног. Вот и захотелось поближе познакомиться с таким чудом. И не жалею.

Дженсен притянул Джареда ближе и впился в уже и так распухшие губы. Джаред попытался вырваться и продолжить беседу, но Дженсен ему больше этого не позволил.
- Кажется, кто-то обещал мне сделать минет. Если твоему языку так не терпится поработать, то займись более полезным делом.
Дважды Джареда уговаривать не пришлось. Озорно сверкая глазами он устроился между ног вэрда и самоуверенно заявил:
- Показываю мастер-класс.

Парень, конечно, немного погорячился, но Дженсен не жаловался. Горячий рот ласкал его член, снова возвращая ему силу и твердость. Джаред заводился от своих действий ничуть не меньше Дженсена. Вокруг их тел снова начала собираться энергетическая дымка. На этот раз она была более размыта и не такая агрессивная. Словно теплые волны накатывали на тело и разум.
Дженсен оставил попытки что-то контролировать и, закрыв глаза, отдался восхитительным ощущениям.

Конец первой части.



Глава 7

Часть 2 (Нелюди)


Глава 7


Когда Дженсен проснулся, солнце стояло уже высоко и день был в полном разгаре. Джаред сопел рядом и просыпаться явно не собирался.
Ничего удивительного.
После объявленного с таким нахальством минета Дженсен не удержался и решил продемонстрировать, что такое мастер-класс на самом деле. Поначалу Джаред бурно протестовал и утверждал, что все равно не верит, но когда Дженсен два раза подряд довел его до разрядки одним только ртом - причем во второй раз Джаред мог только стонать и умолять перестать над ним издеваться, потому что кончать ему просто нечем - признал свое поражение.
Потом Джаред решил тут же опробовать на практике полученные знания и, надо отдать ему должное, он все схватывал на лету, но кроме искусства минета этот засранец просек и как можно не давать кончить. В конце концов, Дженсен не выдержал нежных издевательств и, перевернув парня на живот, трахнул его еще раз, по-простому, безо всяких изысков. Возможно, это и было несколько жестковато, но любому терпению есть предел. Член Джареда попытался еще раз поучаствовать в веселье, но по тому, насколько прозрачной была дымка энергии, Дженсен понял, что на сегодня парень отдал все, что мог. Пора прерваться и отдохнуть. Все равно Дженсен был не способен больше принять ни капли: энергетический запас заполнился под завязку и его хватит минимум на месяц.
Еще раз просканировав ауру, Дженсен с облегчением убедился, что Джаред нисколько не пострадал, только устал, но стоит дать ему выспаться и все снова будет в порядке.

Глядя на раскинувшегося на постели спящего Джареда, Дженсен совершенно отчетливо понял, что не сможет его отпустить. Тело звенело от переполняющей силы, мышцы требовали движения, словно он скинул груз прошедших лет, ему снова двадцать и вся жизнь впереди.

Что произошло ночью? Что это было?
Результат необычных способностей человека? Или они сами не знают, что теряют, внушая любовь в том виде, в каком она известна им, вэрдам? Дженсен знал, что люди намного эмоциональнее и сильнее в выражении своих чувств, так может они сами, не догадываясь, приглушают их накал, сводя весь этот океан эмоций к мелкой лужице привычного минимума?
У Дженсена было ощущение, что он всю жизнь занимался мастурбацией. И только этой ночью у него наконец-то случился первый нормальный секс.
Кто же в здравом уме откажется от такого?
И Дженсен решил, что он был вдвойне прав, отказавшись пойти навстречу принцу лиарнов и принять его предложение. Магия магией, но у Дженсена, в сущности, не было в ней сильной необходимости. Если бы ему предстояло образовывать собственный клан, то тогда, конечно, каждая кроха была бы на счету.
Больше всего магии уходило на рождение и поддержание жизни маленьких вэрдов. Дети не умели пользоваться чужой энергией, тем более, накапливать ее, так что родители расходовали свой магический запас на поддержание их жизни. Поэтому обычно заводить детей решались только амаранты. Они могли переливать магию и энергию друг в друга, поддерживая в трудную минуту, каковых случалось немало в процессе вынашивания и родов. Да и потом, нужны были слаженные усилия двоих родителей, чтобы маленький вэрд дожил до Посвящения, после которого он уже мог самостоятельно существовать в этом мире.

Хотя, конечно, все равно ссориться с лиарнами было в высшей степени неразумно. Вряд ли его поймут и поддержат остальные, а в одиночку справиться с возникшей проблемой будет трудновато.
В этом-то и состоял большой недостаток вэрдов как расы. Они были слишком эгоистичны. Только члены одного клана могли поддержать друг друга, да и то - не обязательно. Остальные же предпочитали не вмешиваться в чужие проблемы. Только угроза полного вымирания заставила их сплотиться, чтобы преодолеть Барьер, но это случилось так давно, что Дженсен знал о тех временах только из старых запыленных фолиантов, валяющихся в библиотеке замка Властелина. Да и там все описывалось, скорее, в аллегорической форме. Даже передавая свою историю на бумагу, вэрды постарались максимально обойти щекотливый момент с объединением семей. Уж очень диким и непривычным это было.
Так что его вряд ли кто поддержит, а вот за принцем стоит вся раса лиарнов. Вот уж кто «один за всех и все на одного».

У Дженсена имелся единственный шанс выбраться из всей этой истории без потерь: как можно скорее попасть в свой замок, умудрившись не встретиться с принцем по пути. Сложно, но попытаться стоит.
Вряд ли через год принца все еще будет волновать судьба Джареда, найдет себе другого партнера и все утрясется само собой.

Джаред что-то сонно пробормотал и, словно почувствовав на себе изучающий взгляд вэрда, открыл глаза.

- Доброе утро, соня.
- Доброе. Я не соня, это ты меня ночью заездил.
- Еще вопрос: кто кого.

Джаред с хрустом потянулся всем своим длинным телом и тут же жалобно застонал. Дженсен был уверен – специально. И завел на манер петушка из сказки:

- Ой-ёй! Бедный я, несчастный! Замучил меня злой Продлевающий! Как же я теперь с кровати встану? Ой-ёй!

Дженсен поморщился.

- Не надо называть меня Продлевающим. Я Дженсен.
- Дженсен, ну не сердись, – парень удивительно почувствовал настроение вэрда и, противореча собственным словам, легко сел на кровати и прижался грудью к его спине. - Но ты же и правда Продлевающий.
- Не люблю это прозвище.
- Прозвище? А как же вас надо называть?
- Лучше по имени или вэрдом.

Дженсен раздраженно освободился из объятий.

- Вставай! Мы сегодня уезжаем. Время тебе на сборы - до обеда. Попрощаться, и по коням.
- Ты что, обиделся?
- На что? У нас в самом деле мало времени.

Поняв, что причину плохого настроения Дженсен объяснять не хочет, Джаред встал с кровати и с задумчивым видом принялся собирать разбросанную по полу одежду - как вчера раскидали, так и валялась - и неожиданно застыл.

- Дженсен! Я что, уже беременный?!

Глядя на растерянное лицо парня, Дженсен не удержался от улыбки. Непонятное раздражение тут же ушло туда, откуда явилось.

- А что, уже тошнит?
- А должно тошнить?!

На лице Джареда отразился такой ужас, что Дженсен больше не мог сдерживаться и рассмеялся во весь голос.

- Ну что ты смеешься? Мы же с тобой… то самое. Разве не для этого?
- Для этого, для этого! Джаред, не смеши меня больше! Ты бы хоть попросил главу клана рассказать тебе что да как. А то ты меня уморишь своими вопросами.
- Знаешь, а я специально ничего не спрашивал и не узнавал. Я все думал: как же у нас с тобой все странно получилось. Это же просто судьба… Только не смейся, пожалуйста! Может, я сейчас глупость скажу, но мы вроде как предназначены друг другу. Да-да, я знаю, что все это только на год. Но согласись, все так странно совпало. Будто, нас кто-то свел…
- С тобой, случайно, Морган не беседовал?
- Вершитель? Нет. А что?
- Да нет, ничего. Если наша встреча – судьба, то я не против. Но сейчас пора одеваться, нас там наверняка весь твой клан ожидает.
- Весь клан?

Джаред даже сел обратно на постель.

- А зачем?
- Как зачем? Сейчас ты в подробностях доложишь, как провел эту ночь. Сколько раз кончил, сколько раз смог ублажить меня. В каких именно позах…

Дженсен видел, как вытягивается лицо парня, и с трудом сохранял серьезный вид. Джаред как ребенок велся на подколы и всерьез воспринимал все, что Дженсен говорил.

- Это так п-положено? - Джаред, кажется, даже заикаться начал от волнения.
- Да шучу я, успокойся! Кому это интересно? Хотя, возможно, кому-нибудь и интересно, но тебе рассказывать вовсе не обязательно. Нас только поздравят с тем, что мы стали настоящими супругами - и все.

Именно так все и произошло. Спустившись по лестнице в большой холл, они застали весь клан в полном сборе. Джеральд произнес небольшую речь, вогнав Джареда в краску и засмущав до желания провалиться сквозь пол.

Дженсен, сославшись на необходимость собрать вещи, ушел, оставив Джареда на растерзание родственников. По крайней мере, именно такой взгляд был у парня, когда вэрд обернулся чтобы попрощаться.

«Ничего», - Дженсен мысленно усмехнулся. – «Парень только кажется милым и добродушным, внутри у него стальной стержень».

 

***
До гостиницы Дженсен доехал быстро и без приключений.
То, что лиарн после того разговора никак не проявил себя и вроде даже уехал из городка, вызывало у вэрда беспокойство. Эклз все время ждал внезапного нападения, или какого-то другого подвоха. Удивительно, что принц не попытался сорвать церемонию бракосочетания.
Неужели передумал и отступился?

Уже подходя к своему номеру в гостинице Дженсен понял - что-то не так. Он не чувствовал ничьих аур: постояльцев, горничных, консьержа. Весь тот привычный фон ненужных, посторонних эмоций, который Дженсен автоматически отсекал, одновременно краем мозга не прекращая анализировать на предмет опасности, сейчас полностью отсутствовал. Стояла мертвая тишина.
Такое ощущение, что на всех людей в гостинице накинули паранджу.
Только у одного существа в этом мире было достаточно сил на подобное.
Неужели он здесь? Но почему?
Дженсен дошел по коридору до своего номера, еще раз попытался прощупать эфир - все так же бесполезно – и, собравшись с духом, открыл дверь.

- Добрый вечер, Ваше Величество!

Дженсен опустился на одно колено, приветствуя своего отца и Властелина.

- Дженсен, перестань валять дурака! Мы не на приеме.

Сидящий в кресле вэрд раздраженно махнул рукой, отметая положенные ему по статусу знаки почтения, что, впрочем, не помешало ему испытать от них удовольствие.
Иногда Дженсену казалось, что отца он знает лучше, чем себя, а иногда - что не знает совсем. Но в любом случае, внешние проявления верноподанических чувств тот любил. А вот обниматься или пожимать руки Дженсену и в голову не пришло. Вэрды никогда не снисходили до столь тесного физического контакта.

- Я очень польщен, разумеется, но зачем Вы приехали? – Такой вопрос в лоб среди людей показался бы грубым, но вэрды предпочитали сразу переходить к сути.
- По делам. Вот решил заодно поздравить тебя с новым мужем.
- Спасибо. Я тронут.

Дженсен прошел ко второму креслу в гостиной и непринужденно уселся в нем, стараясь преувеличенным спокойствием скрыть волнение, охватившее его при виде так неожиданно нагрянувшего отца.

- Ну и как?
- Что «ну и как»?
- Как тебе новый супруг? Из какого клана? Что из себя представляет?
- Отец, с каких пор вас стали интересовать подобные мелочи?
- А с таких. Вчера я встречался с королем лиарнов. Тебе интересно, по какому поводу?
- Ммм…конечно. – На самом деле Дженсену было совершенно не интересно, но он подозревал, что его не оставят в неведении. Так вот, значит, куда делся принц! Побежал жаловаться папочке!
- А тебе известно, дорогой сын, сколько лиарнов перебралось через Барьер?
- Эээ…
- Не «э». Лиарнов почти в десять раз больше, чем нас. Нам не нужна война из-за того, что у тебя неожиданно засвербело в штанах.
- Какая война, отец? Из-за чего?
- Из-за чего?! Зачем тебе понадобилось все так обострять? Выбрал бы себе другого мужа. Что за непонятное упрямство?
- Значит у меня упрямство? А что тогда у принца? Я не нарушил ни одного соглашения, а принц разговаривал со мной так, словно я один из его мохнатых подданных и должен без разговоров подставить ему свое пузо! Не понимаю, мы уже ползаем перед лиарнами на коленях?!

Властелин устало вздохнул, словно объяснял малышу прописные истины: нож острый и может порезать, а вода мокрая и в ней можно утонуть, если не умеешь плавать.

- Ну что ты как ребенок. Пойми, нас мало. Всегда было мало, а уж сейчас - тем более. Один вэрд в состоянии справиться с двумя, максимум, тремя лиарнами, но не с десятью. На них уже тоже начал влиять этот мир, лет через двести мы, возможно, окажемся в паритете, но не сейчас. Мы не можем позволить себе роскошь открытого конфликта. Тем более из-за такой ерунды.
- Нет, не ерунды! – раз пошел такой разговор, Дженсен решил ничего не скрывать от Властелина. – Джаред – не обычный человек. На него не действует наша ментальная сила!
- Ну и что?

Вот уж чего Дженсен ожидал меньше всего, так это безразличия.

- Как «ну и что»? Мы не можем на него воздействовать! Разве это не заслуживает внимания?
- Не знаю, может, и заслуживает. Если бы мы были людьми, которые обожают выискивать причины всего, наверное, это могло меня заинтересовать. Но мы не люди, так что никакого интереса у меня этот парень не вызывает. Тем более, раз он не чувствителен к нашему воздействию, зачем его выбирать в мужья? Вдруг Продолжатель рода, который у него родится, унаследует эту способность, а потом и его дети. Мне кажется, эта его особенность наоборот лишний повод отдать его лиарнам. Они все равно не подвластны нашему контролю, так что никаких бед это не принесет.

Властелин выжидающе уставился на Дженсена, и тот понял, что ему и правда нечего возразить. Не приводить же нелепый аргумент о том, что парень может быть амарантом.
А с другой стороны, почему бы и нет?

- Послушайте, отец, только спокойно… А если парень мой амарант?
- Что?! Дженсен, ты в своем уме? Как человек может быть твоим амарантом? С чего ты так решил?
- Трудно сказать. Но… с ним все иначе. Не так, как было с остальными.

Дженсен и сам понимал, что выглядит глупо. Властелину, конечно же, нужны факты, а не этот жалкий лепет про ощущения. Может, если бы Дженсен открылся и разрешил Властелину прочитать себя как раньше, в детстве, когда они еще были просто отец и сын и между ними не стояла смерть Элоиза, тогда они поняли бы друг друга. Но, но, но…
Дженсен давно стал взрослым.

- Давай ты успокоишься и начнешь думать головой. Я вполне верю, что у парня необычные эмоции, и ты сейчас немного не в себе от новизны ощущений. Это пройдет. Через год он тебе все равно надоест, все надоедают, ты и сам это прекрасно знаешь… А если не надоест, так это еще хуже. Сам подумай, раз ты не в состоянии воздействовать на человека, то, значит, он должен сам, по собственной воле захотеть остаться с тобой. Но люди такие непостоянные. Сегодня они любят, завтра все прошло. А у тебя уже образуется зависимость. Это с вэрдом ты мог бы быть уверен, что вы будете любить друг друга всегда, но человек - не амарант. И хватит об этом. Смерть Элоиза была потерей не только для тебя. Но уже прошло двадцать лет! Двадцать! Не ты один потерял своего амаранта. Это случается время от времени. Увы! Мне очень жаль. Правда. Если бы была моя воля, я не стал бы лишать тебя титула, но таков закон, и не мне его менять!
- Я просто предположил…
Но Властелин явно не хотел больше говорить на эту тему.
- Что касается этого парня, так не думай, что ты открыл что-то новое. Такое уже случалось. Время от времени среди людей рождаются способные противостоять воздействию. Но никому в голову не приходило выбирать их в мужья. Ты считаешь, у нас мало проблем без этого? Хочешь, чтобы мы еще лишились возможности влиять на людей? Так что лучше оставь парня принцу! Ты меня понял?
- Да, Властелин, понял… Но мы уже заключили брак.
- Знаю. Немного не успел. Почему, кстати, ты не сообщил мне обо всем сразу? Все можно было бы уладить гораздо проще. А теперь придется объясняться с Советом кланов. Ладно, это уже не твои проблемы. Я сам поговорю с Главой Совета… Знаешь, когда король лиарнов сказал мне, что один из вэрдов выбрал себе в мужья будущего консорта их принца, я думал это шутка. Даже долго уверял, что ничего подобного быть не может. Мы выбираем только среди кандидатов, а оказывается… Дженсен, пожалуйста, будь благоразумным. Я же вижу, ты пытаешься придумать, как обойти мой приказ. Не надо этого делать, не совершай ошибки. Оставь человека в покое. Так для всех будет лучше.

Впервые в жизни Дженсен жалел, что он вэрд и не умеет врать так же легко и непринужденно, как люди. Полностью закрыть свой разум перед Властелином считалось среди вэрдов проявлением неуважения. Да и рискованно вот так демонстративно нарываться. Известно: больше всего тянет вломиться в закрытые двери. Дженсен понимал: обмануть отца - у него силенок маловато.
Тогда пускай он узнает все, что пережил Дженсен за последние две недели!
Он не просто дал доступ отцу к своему разуму, он обрушил на него все впечатления двух последних дней. Почему только у него должна болеть голова?
Но все оказалось бесполезно. В первое мгновение Властелин немного напрягся, и Дженсену показалось, что он сейчас скажет, что передумал, но нет, чуда не случилось. Политик в очередной раз взял верх над отцом.
- Разговор закончен. Не разочаруй меня.

Дженсен задумчиво смотрел на закрывшуюся дверь.
«М-да, милые у нас семейные отношения! Прямо на слезу пробивает. Сочувствует он мне! Как же! Да никто не в состоянии меня понять. Только тот, кто сам терял амаранта! Нет уж, если есть хоть один шанс из тысячи, что парень может быть им, я не собираюсь его упускать! И плевать на последствия! Нет, Алек, Джареда я тебе не отдам! Но что же делать? Первым делом, как можно скорее покинуть город. Надо немедленно хватать Джареда и ехать в замок. А там посмотрим».

 

Дженсен быстро и привычно упаковал вещи. С собой он почти ничего не брал. Костюмы, которые он надевал на бал Обручения и в Храм, оставались на хранении в городке. Все равно у себя в замке он носил совсем другую одежду.
Управившись меньше, чем за час, Дженсен отправился за Джаредом. И вот там-то все застопорилось.
Солнце уже давно прошло зенит, а они все никак не могли вырваться из гостеприимных объятий клана и отправиться в путь.
«Эх, не надо было дрыхнуть утром, может, успели бы пораньше»
Дженсен то и дело ловил на себе пронзительный взгляд старейшины и каждый раз у него сердце замирало - а что если отец уже успел переговорить с Советом и Джеральду дано указание как можно дольше их задержать? И хотя аура главы клана была безмятежно голубая, беспокойство не покидало вэрда. Дженсен из последних сил сдерживал себя. Очень хотелось прервать церемонию прощания, просто грубо вломиться в головы провожающих и заставить их поторопиться.

Наконец все напутственные речи были произнесены, припасы на дорогу погружены, Джаред сконфуженно в сотый раз выслушал пожелания насчет результативности брака, и они уселись на лошадей и тронулись в путь. До выезда из города их проводили, но дальше не стали.
Что может случиться с путешествующим вэрдом и его супругом?
Конечно же принц лиарнов!

- Какая неожиданная встреча! Куда же вы на ночь глядя, да еще и без охраны?!

Насчет «на ночь глядя» принц, конечно, погорячился - до вечера еще было часов шесть, а вот насчет охраны... Дженсен не мог с ним не согласиться. Тем более что сам принц был не один.
Десять лиарнов. Все как на подбор: высокие, широкоплечие, с цепкими взглядами профессиональных воинов. Дженсену с ними не справиться, даже пытаться глупо.
Они окружили их на лесной дороге, примерно через час после того, как Дженсен с Джаредом выехали из городских ворот. То ли следили от города и знали, по какой дороге они поедут, хотя Дженсен не заметил ментальных следов присутствия лиарнов поблизости от дома Джареда, то ли караулили везде. А то, что они встретились с именно принцем, это его, Дженсена, «везение».

- А разве она нам нужна?
- Не знаю. Все зависит от тебя, Эклз.

Но тут вмешался Джаред:
- Алек, что ты творишь? С ума сошел?
- Может, сошел, а может, и нет. Хочу помочь тебе сделать правильный выбор.
- Какой еще выбор? Я его давно сделал! Алек, дай нам проехать, ты что, не понимаешь, с кем имеешь дело?!

Джаред растерянно переводил взгляд с Дженсена на Алека. У парня в голове не укладывалось, что кто-то посмел напасть на Продлевающего.

- Как раз я все прекрасно понимаю, а вот ты? Ты знаешь, с кем имеешь дело?
- О чем ты, Алек? Что я должен знать?
- Кто такие Продлевающие?
- Не понимаю… Что ты имеешь в виду? Дженсен, что происходит?

Дженсен почти физически ощущал удивление и недоумение Джареда и понимал, что шансов выбраться из этого приключения без потерь у него почти не осталось.

«Эх, надо было отправиться через горы в объезд. Может, тогда бы что-то и выгорело. Хотя, вряд ли, наверняка все дороги перекрыты. Да, недооценил я настырности зубастика».

- Ничего особенного. Не волнуйся. – И уже обращаясь к принцу: – Мне кажется, ты тоже не соизволил представиться Джареду до конца.

Лиарн буквально зарычал, Дженсену показалось, еще миг - и тот не сможет контролировать трансформацию. А тогда разговаривать будет поздно, да и не с кем. Если принц обернется, то свита немедленно последует за ним, и Дженсен окажется один на один - вряд ли Джареда в данном случае стоит принимать в расчет - с десятью огромными зверюгами. Никаких шансов на благополучный исход. Так что, как бы ни заманчиво было представить Джареду бывшего возлюбленного в его истинном виде, Дженсен не хотел заплатить за эту демонстрацию жизнью.

- Спокойно, спокойно. Давай останемся в рамках светских приличий.
- Дженсен, Алек, объясните мне все наконец! – Джаред разволновался не на шутку. Дженсен чувствовал это по его ауре, которая сейчас переливалась всеми цветами радуги. Ох, сколько же там всего было намешано. Даже напряжение момента не могло заставить Дженсена перестать любоваться.
- Я тебе объясню, – лиарн не собирался упускать инициативу. - Помнишь, я тебе говорил, что ты ничего не знаешь о Продлевающих и о том, зачем им нужны эти браки на год? Так вот, дело в том, что мы: и моя раса, и та, к которой принадлежит твой разлюбезный Дженсен, пришли в ваш мир из другого мира. Там все иначе. И мы очень сильно отличаемся от людей. Дженсен принадлежит к расе существ, которым для жизни нужна постоянная подпитка чужой энергией. Такие, знаешь, своеобразные вампиры из ваших сказок, только питаются не кровью, а эмоциями. А людские эмоции им показались очень вкусными. Вот они и таскают вас к себе, как индеек. Каждого человека им хватает на год, а потом он просто надоедает. Вот и приходится выбирать нового. Так что ты для него просто очень вкусный обед. И если ты рассчитывал на что-то другое, то ошибался. А еще наши друзья умеют управлять разумом людей. Так что им ничего не стоит задурить любому глупому человечку голову и внушить ему, что тот без памяти влюблен. Так, Дженсен, я все правильно говорю?
- Все правильно. А теперь ты расскажешь о себе? Вдруг стало любопытно.

Дженсен увидел, как вдруг мгновенно изменилась аура парня, став иссиня-черной. Это было ужасно. Отчаяние и разочарование ударили по Дженсену, словно дубина, даже дыхание на миг перехватило. А ведь он полностью блокировал свой разум и был уверен, что непроницаем. Как же Джареду удается так легко преодолевать его заслоны?
Лиарн тем временем продолжал:
- Да, Джаред, Дженсен прав, я тоже не из вашего мира и не очень похож на человека. Но я люблю тебя, и никогда не пытался тобой манипулировать. Я не залезал к тебе в голову и не внушал, что ты любишь меня. Я хочу быть с тобой без обмана.
- Без обмана? Если ты не человек, то кто?
- Я лиарн. Мы похожи… ну, если продолжать и дальше проводить аналогии, на ваших оборотней. Очень отдаленно и только в общих чертах.
- Оборотней? Ты можешь превращаться в зверя?
Если минуту назад Дженсену казалось, что его ударили, то сейчас у него было ощущение, что по нему проскакал табун лошадей. Джаред, ошеломленный сыплющимися открытиями, не сдерживал своих эмоций, и все они были одна негативнее другой. Гнев, разочарование, обида буквально хлестали Дженсена, не давая возможности собраться с мыслями и придумать, как себя вести. Властелин был прав: отрицательные эмоции парня действовали на вэрда разрушающе.
- Могу превращаться, а могу и нет. Это одна из особенностей нашей расы. В ней нет ничего плохого.
- Но зачем… зачем тогда я тебе? Дженсену - чтобы есть, а тебе? Только давай не будем про любовь. – Джаред побледнел, его мир рушился прямо у него на глазах, превращаясь во что-то неизвестное и непонятное.
- Джаред, я на самом деле люблю тебя, хоть ты можешь мне и не верить. Я не хотел, чтобы все так вышло. Твое обручение спутало все планы. Осенью я бы познакомил тебя со своими родителями, и постепенно ты бы понял, что мы не так уж сильно отличаемся друг от друга и вполне можем быть вместе.
- Зачем?
- Джаред, давай я объясню это тебе позже. Поверь, я не могу воздействовать на тебя, как это делают вэрды. Я не могу внушить тебе любовь к себе, но клянусь, я не буду тебя заставлять. Ты сам примешь решение, только дай мне хоть немного времени.
- Дженсен, это все - правда? Ты на самом деле можешь контролировать мой разум?

От количества отрицательных эмоций, вылитых на него за последние пять минут, Дженсен почти перестал соображать. Наконец он кое-как собрал щит, закрываясь от Джареда полностью, отсекая все связи. Что он спрашивает? Может ли Дженсен влиять на него? Если бы ему не было так плохо, то Дженсен сейчас расхохотался бы.
Еще неизвестно, кто тут на кого влияет!

- Правда, что мы можем управлять разумом людей. Неправда, что я управлял тобой…
Но лиарн не дал ему договорить:
- Кого ты слушаешь?! Сейчас он тебе с три короба наговорит! Говорить вэрды все мастера! Но ты же видишь, он не отрицает, что управляет людьми! Джаред, мы не можем торчать здесь до бесконечности. Решайся! С кем ты останешься?
- А как же Продолжатель рода?
Если бы у Дженсена были силы, он бы поаплодировал - парень еще помнит о том, для чего все затевалось.
- Не волнуйся. Завтра в вашем клане будет заключен еще один брак. И на этот раз все произойдет по правилам, как положено. Муж будет избран из кандидатов, клан не останется без Продолжателя. Так что можешь не волноваться на этот счет. Подумай, Джаред, ты никогда не собирался становиться кандидатом. Беременность, тошнота, головные боли, а потом роды. Тебе все это нужно? Ваш клан получит Продолжателя рода в любом случае. Ты вовсе не должен жертвовать всем ради того, к чему никогда не имел склонности. Поедем со мной, и ты увидишь и узнаешь уйму нового и неизвестного. Ты же всегда об этом мечтал… Я тебя не заставляю. Но теперь, когда ты все знаешь, решай, что для тебя важнее.

 

Дженсен увидел виноватый взгляд, который Джаред бросил на него. Парень был расстроен и в полном смятении, а он ничем не мог ему помочь. Этот выбор человек должен был сделать сам.

- Дженсен, ты снимешь с меня цепь?
- Нет.
- Дженсен, не дури. Сними с парня цепь, и я тебя отпущу, а иначе… ты сильно пожалеешь.

Дженсен понимал, что поступает очень глупо, но ничего не мог с собой поделать, и, если откровенно, то и не хотел. Спокойная, безмятежная жизнь: без цели, без смысла. Сменяющие друг друга мужья, лиц которых Дженсен уже через пару лет не в состоянии вспомнить. Еда - это конечно важно, но в жизни должно быть что-то еще.
И вот это что-то случилось. Он встретил Джареда. Странного, непохожего не на кого другого человека, который одним своим присутствием смог сделать невозможное – вернуть Дженсену вкус к жизни. И теперь он должен вот так спокойно отказаться от него? Уступить без борьбы?
Даже если парень не его амарант – неважно!

- Алек, дай мне поговорить с Джаредом наедине. Пять минут. Разве я так много прошу? Джаред, пожалуйста!

«Ну давай! Соглашайся! Я все тебе все расскажу и объясню. Ты поймешь и выберешь меня! Ты же сам считал, что наша встреча - это судьба!»
Но ничего не вышло.

- Нет. Если Алек прав, и ты можешь мне что угодно внушить, то… Я не хочу так. Жить и не знать, что я делаю по собственной воле, а что - по чужому приказу. Это хуже рабства, хуже всего… Я не могу.
- Я же сказал, что никогда не управлял тобой! На тебя не…
- Все! Джаред отчетливо выразил свое желание, а точнее, нежелание с тобой общаться. Не хочешь снимать цепь - без тебя обойдемся.
- Прости… Алек, я поеду с тобой.
Кажется, Джаред хотел еще что-то добавить, но не стал.
Принц махнул рукой - и пятеро из его свиты окружили Дженсена, не давая двинуться с места. А остальные, включая Джареда, пришпорили лошадей, и через минуту только пыль, поднявшаяся в воздух, а теперь медленно оседающая на дорогу, доказывала, что совсем недавно здесь было более многолюдно.

 



Глава 8


До замка лиарнов он ехали почти неделю. Не щадя лошадей, безжалостно бросая загнанных и покупая на постоялых дворах новых. Джаред и не знал, что можно передвигаться с такой скоростью. Непривычный к верховой езде, он настолько уставал к вечеру, что единственное, на что его хватало, это слезть, а если быть точнее, свалиться с лошади на руки охраны, с трудом засунуть в рот ту еду, которую ему подкладывали на тарелку, и бухнуться в сон, почти не приносящий отдыха. Сновидения словно сговорились и сбежали прочь. И та черная пелена, которая его накрывала, стоило смежить веки, больше всего напоминал кошмар. Только разве бывает кошмар, в котором ничего не происходит?

На четвертый или пятый день этой скачки, как-то особо вымотавшись из-за зарядившего с утра дождя, хотя плотный плащ и не пропускал влагу - все равно! - к вечеру Джаред решил взбунтоваться и потребовать остановки.
- Куда мы так спешим? От кого убегаем?
- Прошу, потерпи, осталось всего два дня - и мы будем дома. Нам нельзя здесь останавливаться.
- Почему?
- Пожалуйста, не спорь. Просто поверь.

В Джареде поднималось глухое раздражение. Если вэрд им и правда манипулировал, то делал это хотя бы незаметно. Сейчас же у него было ощущение, что он попал в быстрое течение Сервы и его несет вперед, не спрашивая и не давая опомниться, природная сила, которой он не может воспротивиться.

- Алек, я что-то никак не пойму. Ты важная шишка среди своих?
- С чего ты так решил?
- Трудно не догадаться. И приказываешь уж очень легко, и слушаются тебя не так, как слушаются наемники.

- Ну, в общем, ты прав… Я, в некотором роде, принц у лиарнов. – Увидев, как Джаред чуть не вылетел из седла от изумления, Алек поспешно добавил: – Это что-то меняет?
- Ты принц и вот так спокойно об этом мне заявляешь? Словно это ничего не стоящая мелочь!
- Да, я принц! И что? Для тебя-то какая разница? Я все равно все тот же Алек, с которым ты познакомился два месяца назад. Твой Дженсен тоже, знаешь ли, не из простых, но это-то тебя не пугало!
- При чем тут Дженсен? Выходит, что я и о тебе ничего не знаю.
- Так в чем же дело? Узнавай! Только узнавай про меня, а не про принца!
Джаред мысленно застонал.
За что ему все это? Вэрды, лиарны, принцы! Он же обычный парень! Как ему удалось вляпаться во все эти дворцовые интриги?

И еще одна мысль не давала покоя: как же Дженсен? Что теперь с ним будет? Если Джаред был его обедом на ближайший год, то как же он теперь сможет обходиться без пищи?

Но Алек его «успокоил»:
- Не волнуйся за своего друга. Вэрды с голоду не умрут. Или у вас никогда не пропадали люди? Так что даже и следов не оставалось?

Почему не пропадали, случалось, конечно. Не очень часто, но случалось, и что, это все работа вэрдов? Джаред верил и не верил одновременно. За последние дни он узнал столько нового, что почти потерял способность удивляться.

Так что теперь Джаред представлял себе какого-нибудь несчастного, который сейчас томится в плену у Дженсена, а тот питается его эмоциями. Почему–то в воображении Дженсен преставал вурдалаком с окровавленным ртом и длинными клыками, хотя это была явная глупость. Причем тут кровь и клыки, если речь идет об эмоциях? Но, видимо, сравнение с вампирами засело в голове и создавало столь фантасмагорические образы.

Это продолжалось до самого приезда в замок. Но стоило Джареду одну ночь поспать на мягкой удобной кровати, а не на тех пыточных приспособлениях, которые по ошибке называли кроватями в дорожных гостиницах, и образ окровавленного вампира непонятным образом трансформировался в нежного и пылкого любовника, каким был Дженсен во время их единственной брачной ночи.
И кто сказал, что парень, которого умыкнул Продлевающий, страдает и мучается?
Скорее всего, наоборот, трахается день и ночь напролет с вэрдом и не догадывается, что должен быть несчастен.
Тем более если Дженсен и правда может контролировать его разум.
Джаред по минутам вспоминал день бракосочетания и последовавшую за этим ночь и пытался разобраться, что из воспоминаний правда, а что могло быть результатом внушения. Были моменты, когда он себя совсем не помнил, а были яркие картинки, которые, казалось, нарисовали на внутренней стороне век, так что стоило закрыть глаза - и они сразу появлялись.
И что это значит?

Вот Дженсен весь напрягается перед тем как кончить, и Джаред видит, как зеленая радужка исчезает, затапливаемая черным цветом расширившегося зрачка, и Джаред тонет в этой темноте, не в силах оторвать взгляда. Но ему не страшно, а наоборот, хорошо и спокойно.

И как это понимать?
Все это результат внушения? Или было на самом деле? Если внушение, то почему именно это?
Так и так крутя воспоминания, Джаред все больше запутывался.
Нет, он точно не хотел так жить!
Гадать, какие эмоции его, а какие - результат постороннего вмешательства.
Когда он поступает так, как хочет сам, а когда его мягко, но настойчиво толкают к нужному действию.
Так что все правильно! Он сделал верный выбор!
Разве можно добровольно отказаться от свободы быть самим собой?
И низко заставлять человека верить в то, что он любит, когда на самом деле все наоборот!
А возвратиться в клан он всегда успеет.

Джареду было любопытно: кто же такие лиарны?
Почему он до этого никогда о них не слышал?
А главное - зачем Джаред так понадобился их принцу. Последнее время рассказы о невъебенной любви стали вызывать у Джареда большое сомнение.

 

Замок, в который привезли Джареда, находился в очень живописном месте. Невысоко в горах, со всех сторон окруженный вековыми деревьями. Джареду выделили очень милую комнату в одной из боковых башен. Из окна открывался чудесный вид на небольшой водопад, извергающийся в лесное озеро.
Кто и когда мог построить замок в таком месте, если рассказ Алека правда и они кто-то вроде оборотней?
Отчего-то представить лиарнов, занимающихся строительством, Джареду было трудно. Хотя, что он про них знал?

На следующее после приезда утро, за завтраком, Джаред понял, что и в самом деле связался с важной персоной. Уж очень пышной была церемония приема пищи. Ну или, по крайней мере, так показалось непривычному к подобным вещам парню.

Большой стол, куча красивой и явно очень дорогой посуды, а также около десятка слуг, снующих туда-сюда, смущали и нервировали. Слуг на самом деле, возможно, было и меньше, а может, больше – открыто считать Джаред стеснялся.

Алек вышел к столу в простой белой рубашке и темно-серых брюках, но весь облик его неуловимо изменился. Сейчас его никак невозможно было принять за простого студента. Джаред не знал, как вести себя с этим незнакомцем. Но Алек не дал напряженному молчанию, повисшему между ними, затянуться и превратиться в неловкость и отчуждение. Он взял свой стул, который стоял у одного конца длиннющего стола, в то время как стул для Джареда был приготовлен у противоположного, и передвинул поближе к Джареду.

- Доброе утро, Джаред, как спалось на новом месте?
- Отлично! Эти гостиницы – зло. У меня до сих пор бока побаливают от их чудовищных кроватей.
- Да уж. Я представляю, как тебе нелегко пришлось. Но все познается в сравнении, зато теперь мой замок покажется тебе образцом уюта и гостеприимства.
- Да, здесь очень красиво… Алек или Ваше Высочество? Не знаю, как правильно.
- Для тебя я всегда буду Алеком.
- Ну хорошо. Тогда, я думаю, самое время нам, наконец, поговорить. Ты обещал мне все рассказать, когда мы приедем в замок, и вот мы приехали. Больше я отговорок не приму. Зачем я тебе понадобился? И не надо снова про любовь и прочее. Любовь ищут среди себе подобных. Если вы отправились к людям, значит, для чего-то мы нужны вам также, как и вэрдам. Для чего?

Алек рассеянно крутил в руках ложку, и было похоже, что никакого серьезного разговора у них снова не получится. Так и вышло.

- Давай все же не будем торопиться. Поживи, осмотрись. В свое время ты все узнаешь, когда я пойму, что ты готов. Или если согласишься стать моим мужем. Просто это не моя тайна. Пока ты ее не знаешь, ты сможешь уйти, а вот после - у меня уже не будет права тебя отпустить. Но в одном могу поклясться - я не могу влиять на твой разум и… не собираюсь тебя есть.

Последнее стало настолько неожиданным, что Джаред не удержался и рассмеялся:

- Серьезно? А я все боялся стать твоим ужином. Ну, теперь ты меня успокоил!

Алек тоже улыбнулся, но дальше поддерживать веселье не стал.

- Давай, ты мне дашь немного времени. У нас же было все хорошо, пока не случилось это недоразумение с обручением?

- Наверное, – Джаред привычно покрутил висящую на шее цепь. В последнее время это стало какой-то долбанной необходимостью: чуть что - хвататься и перебирать пальцами гладкие звенья.

«Интересно, на каком количестве шей она уже побывала?»

Мысль пришла неожиданно и вызвала приступ отвращения, захотелось как можно быстрее избавиться от этого свидетельства своего брака с вэрдом.

- Алек, а когда с меня снимут эту цепь? Ты же говорил, что это несложно.
- Да, несложно... – лиарн немного запнулся. – Она тебе мешает?
- Не мешает, но я думал… мне казалось, тебе должно быть неприятно ее все время видеть.
- Понимаешь, на самом деле снять цепь не так просто. Она завязана на магии вэрдов и может быть снята только самим вэрдом. И не стоит пытаться ее повредить, может произойти несчастье.
- Дженсен говорил мне, что это простое украшение. Никакой магии.
- Джаред… не знаю, как тебе объяснить. Вэрды - не злодеи, просто ставят себя очень высоко, а на остальных смотрят, как на грязь под ногами. Ты же не презираешь или не ненавидишь грязь? Тебе просто нет до нее дела. Так и вэрды. Для них главное всегда то, чего хотят они, а на людей или лиарнов им плевать. Поэтому вряд ли стоит верить всему, что тебе говорил Дженсен.

Выслушивать о Продлевающих подобное было странно. Джаред всю жизнь воспитывался с мыслью, что только благодаря вэрдам люди до сих пор не вымерли. Ведь Продолжатель рода рождался только в браке с Продлевающим. Другого пути не было. Но если эти существа пришли из другого мира, да еще и так эгоистичны… Неужели все обстоит совсем не так? Может, они специально что-то сделали, чтобы люди стали полностью от них зависеть?

Джаред с усилием отогнал страшные мысли, не дав им окончательно сформироваться. Он сейчас тут напридумывает всяких ужасов, а потом выяснится, что лиарн тоже ему врал. Понятно же, что Алеку выгодно выставлять вэрдов монстрами. Нет уж, не будем съезжать с темы разговора!

- Хорошо, согласен, верить не стоит. Но что же тогда делать? Я так и буду ее всю жизнь носить?
- Не будешь, не волнуйся. Это моя забота, и если я сказал, что снимем, значит снимем. Не забивай себе голову этой проблемой. А пока я предлагаю тебе после завтрака прокатиться по лесу. Посмотреть окрестности.

От одной мысли снова сесть на лошадь Джареда передернуло.

- Нет! Только не это! Алек, имей жалость, я неделю не вылезал из седла! У меня вся задница отбита! Если тебе хочется показать мне окрестности, то либо пешком, либо не сегодня. Давай я лучше замок посмотрю.
- Задница, говоришь, отбита? Так, может, я найду способ ее вылечить?

«Ну вот, приехали!»

Джаред напрягся, хотя уже давно был готов к подобному предложению. Он удивлялся, что Алек так долго продержался и не полез к нему еще в этих придорожных гостиницах.

- Мы же вроде решили немного подождать, ты обещал дать мне время подумать и принять решение...

Лиарн принужденно рассмеялся, но Джаред видел мелькнувшее в его взгляде разочарование.

- Конечно-конечно, я только предложил. И кстати, не волнуйся, я не претендую на твою задницу. Меня вполне устраивает быть… ведомым, в отличие от вэрда.

 

При упоминании того, как именно это происходило с Дженсеном, Джаред вспыхнул, и горячая волна возбуждения неожиданно распространилась от паха по всему телу. Стараясь скрыть смущение, он схватил бокал с какой-то желтоватой жидкостью и залпом выпил. В горло словно плеснули кипятка, Джаред закашлялся, из глаз тут же потекли слезы.

- Ты что?! Кто же так пьет вирт? Надо маленькими глотками. – Алек вскочил отобрать бокал, но было уже поздно. Еле откашлявшись, выпив два стакана подсунутой ему лиарном воды и утерев набежавшие слезы, Джаред наконец смог говорить:
- Шашем ты мне эту шадость подшунул?
- Это же не твой стакан, а мой. Сам схватил первое, что под руку попалось, я даже слова сказать не успел. К вирту надо привыкнуть.
- Жаже не шобижаюсь привыкать к пошобной шадости!
- Как хочешь. Он здорово оттеняет вкус всего остального, делает его более насыщенным.

Джаред отпил уже из своего стакана, но сок, который он попробовал в начале завтрака, теперь вообще не имел вкуса.

- Я сейчас вообще никакого вкуса не чувствую! У меня все горло сожжено!
- Это из-за того, что ты ударную дозу принял! Вот вкусовые рецепторы и взбунтовались! Не волнуйся. Сейчас все почувствуешь.
- Ладно, поверю. Слушай, я теперь боюсь есть. Вдруг опять что-то не то выпью или съем...
- А ты ешь со своих тарелок и пей из своего стакана, и все нормально будет. Нечего в чужое лезть.
- Чужое… - Джаред хотел поворчать, но любопытство взяло верх. - А этот вирт - он зачем?
- Я же сказал, усиливает восприятие.
- Это-то я понял. А зачем? Что, так невкусно готовите?
- Нет, просто иначе совсем от вашей еды удовольствия не получаем, все слишком пресно. А с виртом вполне можно есть.

«А интересно, вэрдам тоже не нравится наша еда?»

Джаред попытался вспомнить - пил ли Дженсен на свадебном пире и на ужине знакомства что-то свое, но не смог. У него тогда голова другим была занята, и он не обращал внимания на такие мелочи.

«Сколько же всего я не знаю! Да похоже, не я один.»

Задумавшись, Джаред отрезал и положил в рот кусочек жаркого, и неожиданно рот наполнился совершенно восхитительным вкусом. Ничего вкуснее он в своей жизни не пробовал. Мясо таяло на языке, вызывая почти сексуальное наслаждение. Джаред не подозревал, что еда может доставлять такое удовольствие. – Ммм… как вкусно! Это волшебно. Что это за мясо? Никогда такого не пробовал!
- И не попробуешь. Это вирт тебя обманывает. Сейчас тебе вся еда покажется волшебной.

Алек был прав. Больше говорить Джаред не мог, у него просто не было сил сосредоточиться на чем-то другом, кроме восхитительных вкусовых ощущений. Каждый кусок вызывал восторг и эйфорию. Джаред не мог заставить себя остановиться и прекратить пробовать все, что стояло на столе, хотя желудок уже вовсю сигнализировал, что полон и больше не в состоянии в себя вместить. Хорошо, что лиарн следил за ним и как только понял, что Джаред наелся, но не в состоянии оторваться от еды, схватил за руку и почти силой утащил от стола.

***
Пятеро лиарнов, окружившие Дженсена на поляне, представляли собой довольно серьезную угрозу. Вряд ли он смог бы с ними справиться без посторонней помощи, а подмоги ждать было неоткуда.

- Тебе лучше не рыпаться, вэрд. Ты нужен принцу живой, а вот насчет всего остального никаких указаний у меня нет, – высокий лиарн, наверняка командир, смотрел на Дженсена с плохо скрываемой неприязнью.

Определить иерархию лиарнов всегда было несложно - кто крупнее, тот и главный. Единственные, на кого не распространялось это правило, были принцы. Дженсен всегда недоумевал, почему эти превыше всего ценящие силу полузвери терпят во главе стаи достаточно хрупкую по телосложению династию?
Может быть, за мозги?
Обвел же его Алек вокруг пальца.

- Какие мы храбрые! Пятеро на одного. А не хочешь выйти один на один?
- Я с тобой и один справлюсь, – лиарн почти рычал, но Дженсен видел – это только демонстрация угрозы. Лиарн был опытным воином и на провокации не велся. – Но у меня приказ.
- Значит вы меня не отпустите? – Дженсен прекрасно знал ответ, но почему бы лишний раз не уточнить? А вдруг?
- Сам виноват. Снял бы цепь и ехал на все четыре стороны. Чего было ерепениться?
- Тебя не спросил, что мне делать.

Судя по тому, как все было обставлено, Алек явно не хотел, чтобы Джаред знал о пленении Дженсена.

«Повторяем чужие ошибки, принц? Одна маленькая ложь ставит под сомнение много большой и чистой правды».

Руки ему связали впереди, прикрутив их к луке седла, ноги оставили свободными, но это мало что решало. Конечно, если бы он очень захотел, то, скорее всего, что-нибудь придумал бы, но Дженсен сбегать не собирался. Судя по всему, его повезут туда же, куда и Джареда - только тот, кто надел цепь, может ее снять. Так что убивать его сейчас лиарнам нет никакого резона, наверняка принц попытается уговорить его разрушить союз. Дженсен ни на минуту не заблуждался относительно способов уговоров, но ничего лучше придумать не мог. Если он сбежит, то неизвестно, сколько времени ему понадобится, чтобы разыскать логово принца. Пока на Джареда надета цепь, везти его в столицу и представлять семье Алек вряд ли решится. А вот попытаться снять цепь самостоятельно…

Это было маловероятно, не настолько же принц идиот, но Дженсен не хотел рисковать. И еще внутри жило какое-то иррациональное стремление - находиться как можно ближе к человеку.

 

В дороге с ним никто не разговаривал. От скуки Дженсен несколько раз пытался завязать беседу со своими конвоирами, но в ответ получал либо презрительное молчание, либо угрозы немедленно заткнуться, иначе его заткнут.
На четвертый день бесконечной скачки - лиарны не останавливались на отдых, только лошадей меняли - Дженсену бесцеремонно натянули на голову мешок.
Значит, пункт назначения близко.
И действительно, примерно через три часа копыта лошадей зацокали по деревянному настилу, а затем по каменным плиткам.
Сначала мост, а теперь двор.
Дженсена отвязали от седла, стащили с лошади и, по-прежнему не снимая мешка, куда-то поволокли. От долгой поездки верхом все тело задеревенело, ноги плохо слушались, и лиарнам пришлось почти нести своего пленника.
Судя по затхлым запахам, его притащили в подвал.

«Ну что ж, добро пожаловать в темницу. Ты все еще думаешь, что выбрал правильное решение?»

Когда с вэрда стащили мешок, он увидел, что находится в небольшом помещении с маленьким, забранным частой решеткой окошком, расположенным почти под самым потолком. Из обстановки в камере имелся только набитый соломой мешок, видимо, служащий кроватью. Еще имелось небольшое круглое отверстие в полу, находящееся почти в самом углу около двери. Когда Дженсен попытался рассмотреть его поближе, в нос ударил неприятный запах.
Нужник!
Дженсен порадовался, что ему, скорее всего, пользоваться этим приспособлением не придется. Вряд ли его будут кормить обычной едой, а значит, и естественные потребности временно отдыхают.

Находиться в камере было скучно: никто к нему не приходил, да и за дверью не охраняли, полностью доверившись замкам и запорам. Дженсен не чувствовал рядом живых эмоций. По сравнению с человеческими, эмоции лиарнов были менее выражены и не так богаты оттенками. Если и дальше продолжать проводить аналогии с пищей, то это все равно что есть пресные лепешки после изысканной сдобы, но на безрыбье и лиарн – человек. Впрочем, пока энергии было достаточно, так что Дженсен не беспокоился.

Наконец, через три дня дверь отворилась, и к нему в камеру пожаловал принц собственной персоной.

- Как устроился? – Алек не собирался разводить церемонии. Да и перед кем ему было ломать комедию?
- Спасибо, ты очень гостеприимен.
- Эклз, это глупо. У меня нет никакого желания держать тебя здесь, а уж тем более прибегать к более жестоким методам. Сними цепь, разорви союз и катись куда хочешь. Чего ты пытаешься добиться? На что надеешься?
- Дай мне с ним поговорить наедине, всего полчаса. Клянусь, после этого я сразу сниму цепь.
- Шутишь? Я что, похож на идиота? Да ты за пять минут сделаешь из него послушную марионетку!
- Почему же не сделал этого раньше? Я не буду пытаться влиять на его разум. Только поговорю.
- Я не верю ни единому твоему слову. Не знаю, почему ты облажался и не зомбировал его раньше, но я не собираюсь рисковать. У меня пока есть время, Джаред поставил условие: два месяца на то, чтобы познакомиться поближе, разобраться в своих чувствах. А потом он примет решение. И я уверен - оно будет в мою пользу. Затем все просто. Мой отец обратится к вашему Владыке, а ему ты отказать не сможешь. Как видишь, твое упрямство - глупость. Ты в любом случае ее снимешь. Мне просто неприятно видеть этот предмет у Джареда на шее.
- Алек, зачем он тебе? Почему ты так в него вцепился? Что за странная одержимость человеком?
- Еще неизвестно, кто из нас двоих одержим! Я собирал сведения, присматривался, познакомился и два месяца общался, узнавая человека. Я выбрал себе пару, отца своих детей, того, кто достоин занять место рядом со мной на королевском троне. А что ты? Увидел на балу симпатичного парня, сойдет поиграться на год. А когда тебе прямо сказали, что надо отступиться - гонор взыграл? Как же, благородному вэрду смеет давать указания какой-то лиарн! Вы же нас до сих пор не считаете за равных. Все не можете забыть старые времена. А они давно прошли! Мы давно в другом мире, и здесь вы не можете диктовать нам свою волю!
- Причем тут времена? Признаю, что я выбирал не так, как ты, ну и что? Я все равно был в своем праве, и ты это знаешь. Закон нарушил не я.
- Закон? Какой закон? Кто его писал и для чьего удобства? Он же для тебя просто жратва. Так возьми другой кусок! Или у него задница какая-то уж очень особенная?

Что Дженсен мог возразить?
Он и сам не до конца понимал, на что рассчитывал, безропотно отправившись в замок принца.
Неужели правда надеялся уговорить лиарна на свидание с Джаредом?
Нет, настолько наивным Дженсен все же не был. Он надеялся, что сможет связаться с Джаредом и тот сам захочет с ним увидеться. Сейчас, когда парень отошел от шока, у него наверняка должно возникнуть множество вопросов, на которые он жаждет получить ответы. Люди любопытны и даже под страхом смерти не могут отказаться от этого свойства своей натуры.
Но сколько Дженсен ни пытался наладить хотя бы малейший контакт, ничего не получалось. Слишком толстые стены были в этой каменной темнице. Принц и правда все предусмотрел.
Так что, смириться с поражением и исполнить приказ отца и желание принца?
Ну уж нет!
Дженсен был вэрдом, а упрямство – фирменная черта их расы.

- Я все сказал. Дай мне поговорить с человеком, и я сниму цепь.
- Что ж… Ты сам выбрал. Даю тебе на размышление неделю, а потом… уж не обессудь.



Глава 9


Жизнь в замке лиарнов настолько отличалась от прежней, что в первые дни Джаред ловил себя на желании ущипнуть за руку, чтобы убедиться: все происходящее с ним - не сон, а реальность.

Алек оказался неистощимым выдумщиком и каждый день изобретал что-то новое и интересное, не оставляя времени на скуку и хандру.
В тот первый день принц внял жалобным просьбам Джареда и не потащил его на конную прогулку, но зато устроил экскурсию по замку. Джаред впервые видел подобное сооружение, и ему все было любопытно. Люди не строили таких больших каменных домов: с толстыми стенами, высокими башнями и оградой, окружающей весь замок по периметру.

- Алек, зачем вам такой странный дом? Неужели здесь такая суровая зима, что необходимы стены чуть не в руку толщиной?
- Разве толстые стены нужны только для того, чтобы спасаться от холода?
- А от чего еще?
- Ну, у вас дома кланов тоже не из тростника делают. Хотя климат ничем не отличается.
- Мы строим из камня для долговечности, чтобы дом стоял долго.
- Так и мы для этого.
Джаред не особо поверил в эту причину.
Обычай строить дома кланов из камня появился очень давно и никогда не нарушался, хотя вокруг росло полно деревьев, строить из которых было бы проще и дешевле. Но и вероятность пожаров при этом очень сильно увеличивалась. Поэтому ни один уважающий себя клан не строил свой Главный дом из столь опасного материала. Но ни один из домов клана и близко не имел таких толстенных стен. Тут явно была какая-то другая причина.

Замок производил двойственное впечатление: вроде бы древний – в некоторых местах можно было увидеть выпавшие камни, разрушающуюся кладку, и в то же время недостроенный. Были помещения, в которых явно никто никогда не жил: никакой отделки, мебели, будто руки еще не дошли. Причем такие комнаты выглядели не заброшенными, а именно ожидающими, что вот сейчас у хозяев появится время и о них вспомнят. Внутри чисто, пол выметен, двери бесшумно открываются и закрываются на хорошо смазанных петлях, на подоконниках никакой пыли. Интересно, что такие комнаты попадались в разных местах замка. Нельзя было сказать: вот это крыло жилое, а тут только ожидают гостей. Такое положение вещей не особо способствовало удобству. Чтобы попасть из одной жилой комнаты в другую приходилось проходить мимо нескольких пустых, но лиарнов, видимо, это не смущало. По крайней мере, на недоуменный вопрос Джареда: «Почему все так неудобно устроено? Не проще ли было занять часть замка, но зато полностью?» Он получил такой же удивленный взгляд и обескураживающий ответ: «Разумеется не проще».
Только в подземелья замка Алек вести Джареда наотрез отказался.

- Там ничего интересного нет. Одни крысы, мыши и пауки. Ну, может, еще каких-нибудь мокриц увидишь. Да там и помещений никаких нет. Только коридоры.
- А зачем вы их построили, если не пользуетесь?
- Что ты ко мне пристал? Я, что ли, его строил. Этому замку больше двух сотен лет. Может сначала собирались там что-то сделать, но потом передумали. Давай лучше на крышу слазаем. Оттуда такой вид открывается – дух захватывает.
Любуясь с крыши самой высокой башни развернувшейся перед ним панорамой, Джаред быстро забыл про свой интерес к подземельям.

Покидать территорию замка одному Джареду не то чтобы не разрешали, скорее, не советовали. Правда, очень настойчиво. Алек объяснял это большим количеством диких зверей, которые водились в местных лесах и, случалось, иногда нападали на людей. Да и заблудиться можно.
В душе у Джареда боролись благоразумие и бесшабашное желание обострить ситуацию, проверить границы своей свободы. Но пока благоразумие побеждало.

Да это было и нетрудно, ведь Джареда вовсе не заперли в каменных стенах. Наоборот, принц сам предлагал ему то куда-нибудь сходить, то съездить верхом. При этом ездили они исключительно вдвоем. Первое время Джареда это удивляло, он был уверен, что принца должна повсюду сопровождать охрана. На прямой вопрос Алек удивленно рассмеялся:

- Охрана? А как же я тогда у вас в городе жил? Разве ты видел, чтобы за мной таскались телохранители?
- Ты же там был инкогнито. Скрывал от всех, кем являешься на самом деле. Сейчас все по-другому.
- В окрестностях этого замка мне никакой опасности не угрожает. А от диких зверей я в состоянии отбиться без посторонней помощи.

Погода стояла теплая, даже жаркая, и Джареду очень хотелось искупаться в чем-то большем, чем бадья, стоявшая в его комнате. Каждый вечер ее наполняли обычной колодезной водой, не утруждаясь подогревом. То ли лиарны не признавали горячей воды, то ли не видели в этом необходимости из-за стоявшего на улице тепла. С трудом помещаясь в неудобном сосуде, Джаред мечтал полностью окунуться в прохладную воду и поплавать в свое удовольствие. Поэтому предложение принца прокатиться к видневшемуся из окна водопаду Джаред воспринял с неприличным восторгом. Даже перспектива снова оказаться в седле не испугала.
Несмотря на кажущуюся близость, пришлось изрядно попетлять по тропинкам, пока они не выехали к небольшому озеру, в которое извергалась вода. Джаред с энтузиазмом полез в воду, но та оказалась такой холодной, словно это не лесное озеро в жаркий летний день, а ледяная прорубь в лютый мороз. Ноги мгновенно свело от холода, и Джаред выскочил на берег, дрожа всем телом. Поскорее натянув на себя одежду, он уселся на берегу в ожидании Алека, который спокойно продолжал плавать, не обращая никакого внимания на температуру воды. Принц довольно долго плескался в кристально чистой воде, даже сплавал к водопаду. Когда лиарн выбрался на берег, Джаред, уже немного согревшийся, невольно залюбовался представившейся картиной: лесное озеро, окруженное по берегам высокими вековыми деревьями и водопад с висящей над ним водяной пылью, так что преломляющиеся солнечные лучи образуют небольшую радугу. И на фоне этого великолепия - выходящий из воды обнаженный красивый парень, похожий в этот момент на лесное или озерное божество. Лиарн настолько вписывался в окружающий мир, что Джаред невольно засомневался: а правда ли все, что он рассказывал о себе и своей расе?

- Давно хотел у тебя спросить… а в кого вы оборачиваетесь? – Джаред не мог оторвать взгляда от безупречного, лишенного волос тела лиарна. Капли воды скатывались по гладкой смуглой коже, и Джаред не удержался, протянул руку и провел ею по груди Алека, ловя себя на неожиданном желании дотронуться до нее губами.
- В лиарнов разумеется. В кого же еще. – Алек замер, давая возможность Джареду самому решать, насколько далеко тот хочет зайти.
- А на кого похожи лиарны? На волков? На тигров? Я просто сгораю от любопытства.
- Наверно что-то общее есть со львами. Только если бы у них грива росла по всему телу. Мы довольно мохнатые.
- Правда? Вот уж никогда не подумал бы. - Джаред опустил руку, но продолжал стоять рядом, не давая лиарну пройти к одежде.
- Ага. – Алек провел ладонью по своему безволосому животу и рассмеялся. – Правда странно.
- А зачем вы превращаетесь?
- Не знаю, наверное, просто так устроены.
- Я имел в виду, в какой момент? Я с тобой уже столько времени знаком, а ты еще ни разу не обращался, да и остальные тоже. Почему?
- Это ваш мир на нас так влияет. Чем дольше мы в нем находимся, тем больше очеловечиваемся, что ли. Там, откуда пришли наши предки, мы очень редко принимали эту форму. Ты видел, как вэрд смотрел на меня? Когда мы в другом обличье, мы мало чем отличаемся от животных. И в нашем мире мы служили вэрдам. А здесь… Все стало по-другому.
- Но если после обращения вы как звери, то как же я останусь в живых?
- Не бойся. Мы контролируем себя. Ты же вот тоже можешь убивать, но не делаешь этого, так и лиарны. И еще, когда мы поженимся, ты станешь пахнуть мной. Так что для всех лиарнов ты станешь не просто своим, а тем, чья жизнь приоритетна и чьи приказы они обязаны выполнять. И тут уже обличье не будет иметь значения.
- Понятно. А это работает, только если трахаться?
- Что работает?
- Запах. А если мы просто обнимаемся или целуемся?
- Тоже. Только в гораздо меньшей степени.
Во время разговора Алек как-то незаметно наклонялся вперед, а Джаред, словно завороженный, чего-то ждал, не делал никаких попыток отстраниться. При последних словах их губы оказались настолько близко, что Джаред ощутил на своем лице теплое дыхание лиарна. Алек замер; достаточно было одному качнуться хоть немного вперед и их губы соединились бы. Может быть, если бы принц в этот момент проявил настойчивость, Джаред не смог бы ему отказать и все в их отношениях пошло по-другому.
Возможно.
Но Алек остался верен слову, ожидая первого шага от Джареда, и момент был упущен.

 

Через день после поездки на озеро Алек предложил съездить на охоту. Джаред никогда в своей жизни не охотился, он даже стрелять из ружья не умел, но принца это не остановило. В замке оказалась неплохая коллекция разнокалиберного оружия, правда, больше похожего на музейные экспонаты, чем на современные ружья. Откуда они там взялись, Джаред даже предположить затруднялся. Тем более по тому, как неуверенно Алек брал их в руки, сразу становилось понятно, что сами лиарны подобными средствами для охоты не пользуются. Наверняка принц привык охотиться в другом обличье.
Зато после нескольких часов бестолковых попыток кого-нибудь поймать или хотя бы просто выследить, аппетит проснулся зверский. Хорошо, что Джаред, не питавший иллюзий по поводу своих способностей к охоте, прихватил провизию.

Раскладывая на расстеленном на земле плаще нехитрую снедь и наблюдая, как ловко принц стреноживает лошадей, Джаред в который раз подивился, что они одни. Нет ни слуг, ни охраны. Ну хорошо, пусть принц в состоянии обойтись без телохранителей, но слуги-то где? После того первого завтрака, когда за столом им прислуживала целая толпа, Джаред больше ни разу не видел больше двух лиарнов одновременно.
Куда они все подевались?
- Никуда не подевались. – Алек с энтузиазмом схватил кусок холодного мяса и вгрызся в него белоснежными, немного более острыми, чем полагалось иметь людям, зубами. В последнее время внимательно изучая лиарнов, Джаред заметил, что легкое отличие во внешности от людей у них все же есть. Это не бросалось в глаза, но если смотреть внимательно…
Более острые зубы, лишенное малейших признаков растительности лицо, да и вообще очень мало волос на теле, ногти на пальцах более узкие, больше похожие на короткие когти, и удивительная расчетливость движений. Лиарны никогда ничего не задевали, не спотыкались, если лиарн коснулся тебя хотя бы краем плаща, значит он сделал это специально.

- Я просто хотел произвести на тебя впечатление. Лиарны не бывают слугами, только помощниками. Так что мои приближенные мне немного подыграли. А в замке полно работы и без того, чтобы обслуживать двух здоровых парней.

Эти слова вызвали у Джареда настоящее облегчение. Он плохо представлял жизнь в окружении толпы слуг и себя, отдающего какие-либо приказы. Пока все происходящее продолжало казаться своеобразными каникулами, чем-то ненастоящим, игрой в любительском спектакле.
Ну какой из него супруг принца оборотней?
Еще муж Продлевающего на год – еще куда ни шло, да и то…
А уж править чужим народом…
Глупость какая-то! И почему он? Что в нем такого, отчего два существа, принадлежащих к разным расам, так рьяно оспаривали его друг у друга?
Кстати о вэрде. Где он? Что делает?

Джаред никак не мог заставить себя выкинуть мысли о Дженсене из головы. Особенно по ночам. Рука сама собой скользила под одеяло, член вставал от первого же прикосновения, и Джаред вспоминал сильные руки, уверенно скользившие по его телу; мягкие, настойчивые губы, что так правильно и властно прижимались к его губам, даря блаженство, заставляя забыть про все и раствориться в нежном поцелуе; и… конечно же член.
Проклятье!
Джаред не мог перестать вспоминать о том, как Дженсен трахал его.
Неужели все это было только наваждение?
Искусное внушение?
Им было хорошо вместе или это всего лишь иллюзия, наведенная проклятым вэрдом?
Джаред кончал, но чувствовал только механическую разрядку. Ничего, хотя бы приблизительно напоминающего ощущения той единственной ночи.

«Мой тебе совет - не влюбляйся в Дженсена Эклза!»

Джаред теребил рукой висящую на шее цепь и жалел, что она не обладает способностью ошейника соединять сознания.

Утром Джареду было немного стыдно за свои ночные мечтания, но мало ли кто о чем думает? Жизнь - это не только «хочу», но в гораздо большей степени «надо».
Как бы ни распинался перед ним Алек о полной добровольности их отношений, сейчас, когда эмоции немного поутихли и Джаред стал в состоянии рассуждать трезво, он прекрасно понимал, что вернуться к людям ему вряд ли дадут. А иначе, почему он до сих пор ни разу не слышал о лиарнах?
Может, его и не убьют, но выяснять, насколько далеко распространяется альтруизм принца, не хотелось.
Так что Джаред постепенно привыкал к мысли о собственном королевском будущем, когда все снова изменилось в один миг.

***
Стояла глубокая ночь. Набежавшие с вечера тучи разродились сильнейшей грозой, прогнавшей стоявшую последнее время жару и принеся долгожданную прохладу. Но из-за раскатов грома и всполохов молний, то и дело освещающих ночное небо, было почти не уснуть. Джаред несколько раз просыпался, снова засыпал и каждый раз оказывался в одном и том же кошмарном сне.

Как будто он прикован в каком-то темном, мрачном подземелье. Поднятые над головой руки затекли от неудобного положения, а по телу расползается холод от каменного пола, на котором он стоит босиком. Странно, но страха он не испытывает, а только холод, сильное желание опустить руки, жажду и голод. Жуткий голод, от которого сводит все внутренности, так что хочется вцепиться в собственные плечи и грызть их.

Проснувшись в очередной раз, Джаред подумал, что верно он и правда проголодался, раз снится подобная дребедень, и решил сходить на кухню, раздобыть что-нибудь поесть. А то так и придется до утра мучиться. А Джареду кошмар надоел, и он больше не хотел принимать в нем участие.
Ночью в безлюдных коридорах замка было немного жутко. Громыхающая за окнами гроза тоже вносила свою лепту в нагнетание атмосферы, так что Джаред даже обрадовался, увидев полоску света, пробивающуюся из-за неплотно закрытой двери кабинета принца.
Тоже не спится? Так почему бы не бодрствовать вместе?
Вдвоем точно веселее.
Джаред уже взялся за ручку, собираясь открыть дверь и войти, как услышал слова, заставившие его замереть на месте:
- … какие вэрды упрямые, а уж Эклзы тем более. Клан Властелина, что вы хотите? По-доброму вы от него ничего не добьетесь.
- Считаешь, от пыток будет больше толку?
- Уверен.
- А я вот нет. Как мы потом отдадим Властелину его сына? Конечно, он лишен титула, но все равно. Мы так не договаривались.
- Кто же знал, что он окажется настолько безрассудным, что даже проигнорирует просьбу своего Властелина. Хотя я не удивлен, у вэрдов очень специфическое представление о покорности воле своего правителя. Но пока цепь на парне, его нельзя представить двору.
– Ты думаешь, я сам об этом не знаю?
- У нас почти не осталось времени. Если ваш брат опередит вас, то окажется первым в списке претендентов. И никто не посмотрит на то, что вы старше. Каждый день промедления уменьшает ваши шансы на наследование.
- Не напоминай мне о брате!..
- Простите, господин.
- Сколько этот высокомерный ублюдок уже прикован в мешке?
- Шесть дней.
- Я обещал, что у него будет неделя на раздумья, и сдержу свое слово. Только… ты ведь понимаешь, что нам нельзя, чтобы он умер во время допросов? Так что придется позаботиться о еде для нашего гостя.
- Не беспокойтесь, господин, через два дня в замок прибудут несколько каменщиков. Надо немного подправить стены.
- Ты как всегда предусмотрителен, Кайен.
- К вашим услугам, господин.

 

В этот момент Джареду показалось, что ноги ему сейчас откажут и он не удержится и упадет, выдав себя с головой. Поспешно отшатнувшись от двери, он прислонился к стенке и сполз по ней на пол.
Его мир уже в который раз за последний месяц перевернулся. Кажется, вот только он определился с положением потолка и пола, только решил, кто друг, а кто враг, и снова все не так.
Услышав, как голоса приближаются к двери, Джаред вскочил на ноги и бегом помчался в свою комнату. Не хватало, чтобы его застукали за подслушиванием!

Но что же он слышал?
И насколько правильно все понял?
Неужели Дженсен сейчас здесь, в замке?!

От этой мысли сердце отчего-то забилось чаще. Оказывается, смириться с мыслью, что ты никогда больше не увидишь любим…

«Постойте, постойте, кого?»

Джаред с досадой оборвал сам себя.

«Дженсена! Понятно? Джен-се-на.
Вот так, а не то, что ты себе напридумывал!»

Так вот, оказывается, смириться с мыслью, что ты никогда больше не увидишь Дженсена - одно, а узнать, что он все время был тут, под боком, – совсем другое. И еще, кажется, его пытают. Или собираются. Ну уж нет, этого он ни за что не позволит!
Он утром же пойдет к Алеку и потребует…
Что?
«Вот именно, что ты собрался требовать от принца? Отпустить Дженсена?
Принц скажет, что знать не знает, ведать не ведает, да и вообще этот разговор был про другое, а ты все неправильно понял.
И что ты тогда будешь делать?
А если будешь сильно настаивать, Дженсена просто перевезут в другое место или убьют».
Нет, надо действовать по-другому.
Как?..
Надо попробовать самому освободить вэрда! Это единственный вариант. Дженсена наверняка держат в этих подвалах, куда Алек так решительно не захотел его пускать.

Джаред видел один раз, как в дверь, находящуюся в северной башне, входил один из лиарнов. Джаред еще подумал, что, видимо, не так уж необитаемы подземелья, раз в них за какой-то надобностью понесло воина, а тот лиарн точно был вооружен.

Почему у Джареда тогда не возникло подозрение? Зачем ходить с оружием в замке?
Наверняка он на верном пути.
Но как открыть дверь?
Впрочем, вряд ли там такой уж сложный замок.
Если судить по сну, то Дженсен прикован в каком–то темном помещении без окон, во сне он ничего не видел, только чувствовал. Конечно, возможно, в этот момент в камере тоже была ночь, но Джаред решил исходить из ощущений, а они как раз указывали на то, что вэрд уже давно не видел света.
Если сон правдив.
Эти двое вроде бы говорили, что Дженсен в темнице уже шесть дней.
Почему же сон приснился только сегодня?
Значит вэрду совсем плохо, и он не смог блокировать связь.
Связь? Откуда она взялась?
На Джареде не было ошейника, который был виновен в эротических снах, неужели цепь все-таки тоже служит своеобразной антенной?
У Джареда имелось очень много вопросов и совсем не было ответов на них.

Ничего, он еще вытрясет из этого скрытного обманщика всю правду! Вот только сначала спасет, а потом вытрясет!
Еще Алек что-то говорил про наследование. И почему-то оно связано с Джаредом… Неважно, потом разберемся. Главное – Дженсен!

Весь следующий день Джаред боролся с искушением задать Алеку прямой вопрос, но благоразумие в очередной раз взяло верх. Рисковать жизнью Дженсена в угоду собственному любопытству… Наверное, Джаред постепенно взрослел.

Отговорившись головной болью, он засел в одной из комнат замка, окна которой как раз выходили на дверь в башне, и принялся наблюдать. Прежде чем соваться в подвалы, он хотел найти хоть какое-то подтверждение правильности своих предположений и убедиться, что пленника не охраняют.
Зачем охранять прикованного к стене вэрда?
Лиарнов в замке и правда было мало, а круглосуточная охрана - достаточно утомительная вещь. Свита принца наверняка состоит из воинов, а не тюремщиков. Но лишний раз убедиться в своей правоте не мешает.
За день в дверь никто не вошел и не вышел, и это подтверждало догадку насчет охраны, но зато теперь в голову Джареда закрались сомнения: что, если эта дверь вовсе не ведет в каземат?
Вдруг в прошлый раз это была случайность?
Что же делать?
С завтрашнего дня принц разрешил приступить к пыткам. Неизвестно, в каком состоянии после этого будет Дженсен и сможет ли бежать, даже если Джаред его найдет? Так что нужно обязательно все сделать в эту ночь.

 

Наконец, под вечер терпение Джареда было вознаграждено.
В заветную дверь прошли двое: принц и какой-то здоровенный лиарн, которого Джаред до этого видел всего раза два или три. Он не сопровождал их во время поездки, а встретил уже здесь, в замке.
Но если хорошенько вспомнить, Джаред видел этого здоровяка там, на поляне.
Ну конечно!
Он еще остался вместе с вэрдом!
Как же Джаред не подумал об этом раньше?
Зачем надо было оставлять пять лиарнов, почти половину отряда?
Только затем, чтобы схватить Дженсена!
Почему он решил, что Алек отпустил его?!
Слишком распереживался из-за того, что в его разум залезли и он вместо принуждения отдался добровольно, да еще и удовольствие получил?! Обиделся!

Джаред еще раз вспомнил все, что тогда произошло, и понял, что Алек ни разу, ни единым словом не обмолвился, что отпускает Дженсена. Джаред даже не мог поставить ему это в вину!
Да и сам хорош, почему он решил, что Дженсен где-то сейчас трахается с другим парнем?
А, оказывается, вэрд все это время был в темнице, да еще и стоял прикованным без еды и питья!
Пока Джаред тут развлекался, как мог, Дженсену даже воды не давали!

Джаред уже успел себя как следует накрутить, когда дверь открылась, выпуская принца.
Одного!
Джаред замер: неужели тот лиарн остался там?
Неужели он опоздал, и Дженсена уже начали мучить?
К счастью, его страхи оказались напрасными. Лиарн вышел минут через пять и, закрыв дверь на огромный ключ, удалился по своим делам.

Уф! Значит Джаред на верном пути. Зачем еще принцу лазить по темным пыльным подвалам?

За ужином Джаред старался вести себя как можно более непринужденно, но то ли плохо старался, то ли наоборот, слишком хорошо, но несколько раз ловил на себе внимательный, изучающий взгляд Алека. Ругая себя на чем свет стоит, Джаред все таки смог взять себя в руки и закончить ужин, и даже съесть все, что положили ему на тарелку. Хотя от волнения аппетит пропал совершенно, и Джаред чуть не попросил налить себе вирта. Может, хоть это вернуло бы вкус пище. Но не рискнул, боясь вызвать этим новые подозрения принца.

После ужина Алек предложил сыграть партию в шахматы, и Джареду ничего не оставалось, как, стиснув зубы, согласиться. Он не особо любил эту игру, хотя играл неплохо – на спор когда-то выучил наизусть сборник классических партий - а принц был большим любителем. Правда, игрок из него оказался никудышный. Уж очень торопился, увлекался и приносил в жертву сиюминутному успеху будущую победу. Но в этот вечер Джаред не мог сосредоточиться на игре, и принц выигрывал партию за партией.
Наконец, пробило полночь. Именно в это время они обычно расходились по своим спальням, но неожиданно Алек взял руку Джареда в свою и заговорил:
- Я тут подумал… За последнее время на тебя столько всего свалилось, неудивительно, что ты боишься мне довериться. А если нет доверия, то как можно вести речь о чем-то более серьезном? Но я не хочу, чтобы между нами были тайны и недоговоренности. Завтра я покажу тебя свою вторую форму, надеюсь, она не оттолкнет тебя… И если ты сможешь принять мой второй облик, то я все тебе расскажу. И еще… если тебя что-то тревожит, что-то непонятно - спроси у меня прямо. Клянусь, я отвечу правду.
- Хорошо. Буду иметь в виду, - Джаред с трудом выдержал испытующий взгляд принца.

Нет, сначала он хочет увидеть Дженсена один на один. Может, это и безумие, может, он поступает, как неразумный ребенок, но он должен узнать: что было ложью, а что правдой?
А чтобы Дженсен не мог его обмануть, Джаред написал письмо самому себе и оставил его в комнате. Вряд ли вэрд в состоянии предусмотреть такой поворот событий. И вряд ли его контроль настолько тотален, что Джаред не поверит своим собственным словам. Джаред прекрасно помнил Обручение и все, что за ним последовало. Он не мог найти в своей памяти нестыковок, а значит, маловероятно, что его мозг постоянно контролировали. Да и зачем?
Полежав в кровати, на всякий случай, два часа, Джаред встал, оделся и осторожно выскользнул из комнаты.



Глава 10


После визита принца два дня никто к Дженсену не приходил. Вэрд с ума сходил от безделья и невозможности придумать для себя хоть какое-нибудь занятие. Но не это было главным. Длительное отсутствие еды и воды начинало постепенно сказываться на самочувствии. В дороге его ведь тоже не кормили, и запас энергии, на котором в обычной ситуации он мог бы продержаться пару месяцев, теперь таял с невероятной скоростью.
Пожалуй, Дженсен слегка переоценил свои силы и при этом ни на шаг не приблизился к цели. Он все время пытался пробиться к сознанию Джареда, но ничего не получалось. А каждая такая попытка съедала изрядную долю энергии. Дженсен понимал, что хотя бы из чувства самосохранения должен прекратить тратить силы, но снова и снова нарушал данное самому себе обещание и продолжал долбиться в пустоту. Несколько раз ему казалось, что цель совсем близко, еще одно усилие - и ему удастся пробиться сквозь стены, и он наконец-то почувствует ауру Джареда, впитает ее сияние и силу. Но каждый раз надежда оборачивалась обманом и разочарованием.

На третий день к нему пришел лиарн – командир того отряда, который привез Дженсена в замок. Он только спросил: подумал ли вэрд над предложением принца и согласен ли снять цепь? Получив отрицательный ответ, он вызвал в камеру еще двоих охранников и Дженсена отконвоировали в другое помещение. По размеру новая камера была, скорее, похожа на каменный мешок и не позволяла даже толком лечь, не то что ходить. Но оказалось, что лежать в ней и не придется. Дженсена заставили раздеться, разрешив оставить только нижнее белье, и в таком виде приковали к стене. Руки над головой, ноги на ширине плеч и тоже в оковах - особо не разгуляешься. Босые ноги на холодном камне, обнаженная спина прижимается к ледяной кладке.
Дженсен понял, что лиарны хотят как можно быстрее лишить его запасов энергии. В таком положении организм будет расходовать ее в огромных количествах, чтобы поддержать жизнедеятельность тела, и Дженсен ничего не сможет с этим поделать.

Принц знал, что энергетический голод доставляет вэрдам гораздо более сильные муки, чем раскаленное железо или плеть. Ну или по крайней мере они были вполне сопоставимы. А тут и эффективно, и руки марать не надо.

Командир охраны продолжал приходить к Дженсену раз в день, а может быть, и чаще - очень трудно отслеживать время, находясь в полной темноте - и задавал один и тот же надоевший вопрос. При этом лиарн не позволял ни одной эмоции прорваться сквозь щит, которым он оградил свое сознание. Дженсен пытался насмешками, а иногда и прямыми оскорблениями пробить эту броню, но у него ничего не получалось. Лиарн знал, с кем имеет дело, и не велся на провокации.

Все остальное время Дженсен находился в одиночестве и полной темноте. Хотя его зрение было на порядок острее, чем у людей, но в этом подземном каземате и впрямь царил непроглядный мрак.
Темнота, холод и голод играли странные игры с его сознанием, насылая давно забытые воспоминания. Дженсен забывал, где находится, и проваливался сквозь пространство и время.

Его окружает непроглядная темнота, но Дженсен не боится! Нет! Это означает, что он все же добился своего и находится сейчас в зале Посвящения. Элоиз и тот не верил, что ему удастся уговорить отца на досрочное прохождение обряда. Но если Дженсен что-то решал, то переубедить его не мог никто, даже Властелин.
- Элоиз, я не выдержу еще два года. Ты станешь взрослым, а я по-прежнему останусь ребенком. Вдруг ты меня не дождешься?!
- Ты же знаешь, что говоришь глупость. Как амаранты могут не дождаться друг друга? Я боюсь за тебя. Посвящение опасно для жизни, а ты так молод.
- Ты хорошо меня подготовил. Не волнуйся, я тебя не подведу. Зато мы наконец-то сможем быть вместе.

Дженсен и правда легко преодолел все положенные испытания, спиной чувствуя взгляд отца, который глаз не сводил со своего любимца, тщетно стараясь заметить хоть одну оплошность, чтобы иметь законный повод запретить ему дальнейшее прохождение ритуала. Но Дженсен не дал ему такой возможности.

И вот он здесь, глубоко под землей, в одном из залов Посвящения, куда никогда не попадает солнечный свет, не долетает шорох ветра, не достигают голоса птиц, и главное – толстые каменные стены и слой земли не дают возможности дотянуться до аур других вэрдов и подпитаться от них.
Именно в этом и состоит смысл Посвящения. Стать взрослым. Прекратить пользоваться энергией родителей и начать брать ее самостоятельно.
Если, конечно, мир окажется благосклонным и примет его. Но прежде, чем предложить себя миру, нужно полностью опустошить резерв. Только пустой сосуд можно наполнить.

Дженсен снял все щиты и блоки и постарался полностью открыть свое сознание, демонстрируя окружающей его темноте свою честность и готовность стать частью этого мира, влиться в его гармонию. Он клялся, что никогда не воспользуется даруемой ему энергией во вред приютившему их миру.

Через несколько часов его энергетический запас полностью иссякнет и тело окажется на грани смерти, тогда и состоится главное испытание ритуала Посвящения – встреча с человеком.

Если Дженсен пройдет обряд успешно, то его тело впитает в себя энергию человека, как сухой песок впитывает выплеснутую на него влагу, если же мир его отвергнет, то… ему уже никто не поможет.

Дженсен старательно отгонял от себя страшные мысли. За последние сто лет только два вэрда не смогли пройти Посвящение. У него обязательно все получится!

 

***
Сегодня рутину наскучивших вопросов и ответов нарушило присутствие принца. Он долго уговаривал Дженсена одуматься и не заставлять прибегать к крайним мерам. От истощения вэрд даже не мог язвить в ответ, поэтому предпочел молчать. Хотелось бы сказать «гордо», но самого себя не обманешь. Дженсен находился на пределе своих физических сил и не хотел тратить их на бесполезные споры. Он упрямо продолжал надеяться, что принц все же блефует и не решится пойти до конца.

Как только дверь за лиарнами затворилась, Дженсен с облегчением позволил своему сознанию снова соскользнуть на грань беспамятства, не переходя ее окончательно. В этом состоянии он почти не чувствовал мук голода и холода, пребывая в иллюзорном мире галлюцинаций. Первым обычно начинал обманывать слух – Дженсену слышались непонятные звуки, незнакомые голоса, а после приходили зрительные образы.
Чаще всего ему казалось, что дверь открывается и в нее входит Джаред, весь окутанный золотым сиянием, красивый, веселый, полный энергии. Дженсен припадал к этому живительному источнику и пил, пил, и никак не мог насытиться.
Как же больно было потом возвращаться в унылую реальность!

Вот и сегодня любимая галлюцинация не заставила себя долго ждать. Только аура вошедшего Джареда была почему-то не золотой, а темно-синей, почти черной от тревоги и страха. Дженсен помотал головой.
Нет! Он не хотел такое видение, пусть лучше будет все как обычно.
И зачем у Джареда в руках факел?
От резкого света начинали болеть глаза, уже привыкшие к полной темноте, и из них невольно бежали слезы. Лиарн всегда подносил факел к лицу Дженсена. Ему нравился вид слез вэрда. И хотя это была обычная реакция на раздражение, Дженсену все равно эти слезы казались проявлением слабости.
Так что на этот раз галлюцинация была плохой.
Свет! Аура! Так не честно!

- Дженсен! Дженсен! Ты слышишь меня? Очнись! Пожалуйста…

Дженсен попытался не обращать внимания, но видение оказалось упорным. Оно не только не хотело превращаться в мирного золотого Джареда, но теперь еще тормошило и даже било по лицу. Ну уж нет! Этого Дженсен терпеть от собственной галлюцинации был не намерен!

- Уходи! Ты мне такой не нравишься!

Призрак перестал трясти Дженсена и хлопать по щекам - и на том спасибо, - но совсем уходить, похоже, не собирался.

- Дженсен, ты не узнаешь меня?

Видимо, расстройство психики прогрессирует - до сегодняшнего дня призраки еще ни разу с Дженсеном не разговаривали.

- Дженсен, ты меня слышишь? Понимаешь? Пожалуйста, скажи хоть что-нибудь!
- Хватит орать, я все прекрасно слышу. Только о чем нам с тобой говорить?
- Наконец-то! Я думал, с ума сойду! Ты тут висишь, на свет не реагируешь, на пощечины - тоже. Думал, что я уже опоздал и ты умер.

Джаред вел себя не как порядочная галлюцинация, а как…Джаред. Но откуда ему тут взяться?

- Джаред, это правда ты? Не видение и не сон?
- Конечно я! Что они с тобой сделали?
- Неважно. Но если ты здесь, то, может быть, поможешь мне отсюда выбраться?
- А зачем же еще я пришел? Думаешь, соскучился по твоему сомнительному чувству юмора?

Дженсен облегченно вздохнул: это и правда был Джаред, никакая галлюцинация не способна так хамить вэрду. Парень потянулся освободить Дженсену руки.

- Нет! Сначала ноги! Иначе я упаду, а тут и так не развернуться.

Кое-как пристроив факел так, чтобы он освещал пол, Джаред принялся ковыряться в замках.

- Там просто защелки… Да… а теперь давай руки.
Как Дженсен и думал, стоило освободить ему руки - и он просто сполз по стенке вниз. Правда, в последний момент Джаред успел подхватить его, но стоять на ногах самостоятельно Дженсен все равно не мог.

- Ничего, я помогу, донесу.
- Нет. Это глупо. Все равно в таком состоянии я далеко не уеду и не уйду. У меня почти исчерпан резерв энергии. Мне срочно нужна твоя помощь.
- Да, я согласен! Бери!
- Что брать?
- Ну что вы там у людей берете…
- И как ты это себе представляешь?
- Никак не представляю. Мне-то откуда знать, как это происходит?

Дженсен вздохнул. Идиотская ситуация! Если бы Джаред испытывал сейчас хоть одну положительную эмоцию, то Дженсен, конечно, мог бы легко от него подпитаться. Но страх, ярость, беспокойство, жалость – все это только добьет его окончательно. Небольшое облегчение, которое было на самых задворках сознания Джареда, положения не спасало. Нет, этот коктейль Дженсен принимать не собирался.

- Я не могу. У тебя сейчас нет нужных мне эмоций. Мне нужны радость, удовольствие, наслаждение. Короче, позитив, а у тебя все с точностью до наоборот.
- Дженсен, ты в своем уме? Откуда у меня сейчас взяться позитиву? Бери, что есть, и не наглей!
- «Что есть» мне не нужно. Я от этого еще быстрее загнусь.
- И что же делать?
- Трахни меня.
- Что?!
- Я тебя в таком состоянии точно трахнуть не смогу, даже на минет сил не хватит. Так что либо ты тут мастурбируешь, либо трахаешь меня.

Дженсен видел, что Джаред до глубины души ошарашен его предложением и сбит с толку.

«Нет бы порадовался предложению!»

- Зачем?
- Затем, что при оргазме тебе по-любому будет в кайф. А мне нужны положительные эмоции!

Дженсен говорил все тише, каждое слово давалось с трудом. Этот разговор забрал последние силы. Он еле удерживался от желания накинуться на человека и выпить все его эмоции подчистую.
Любые!
К сожалению, это его точно убьет.
Так умирающий от жажды, видя грязную лужу, плюет на осторожность и пьет, пьет, забывая, что через пять минут рвота и понос, открывшиеся после такого угощения, приведут к еще более сильному обезвоживанию организма, а может быть, и к смерти.
Наконец, до Джареда дошло, что вэрд не шутит.

- Ладно. Только тебя я трахать не буду, ты и так загибаешься. Сомневаюсь, что смогу возбудиться в таких условиях, но попробую.

Джаред опустился на пол, продолжая одной рукой прижимать к себе еле живого вэрда, а другой расстегнул свои штаны и добрался до совершенно мягкого члена.

- У меня ни хрена не получится! Ты же можешь там как-то управлять моим разумом, ну помоги! Честное слово, я сам разрешаю!
- Не могу. Прости, Джаред, но я не могу ничего с тобой сделать. С любым другим – без проблем, а с тобой не получится.
- Почему?

Но у Дженсена не осталось больше сил на разговоры. Та небольшая доза адреналина, которую выработал его организм при появлении Джареда, полностью исчерпала себя, и Дженсен чувствовал, что проваливается в беспамятство. А этого нельзя было допустить ни в коем случае. В бессознательном состоянии тело не примет энергию. Во что бы то ни стало надо держаться и оставаться в сознании.

 

***
После нескольких часов долгих блужданий по бесконечным коридорам подземелья Джаред почти потерял надежду найти место заключения вэрда. Наверняка ночь уже подходит к концу, а он так ничего и не нашел. Неожиданно под ногами кто-то пискнул, Джаред испуганно отпрыгнул в сторону и со всего размаха влетел в маленький коридорчик, который пропустил, приняв за очередной тупик. Но это был не тупик. Проход заканчивался дверью, закрытой на засов. Почти ни на что не надеясь, он подергал затвор, тот оказался хорошо смазан и легко сдвинулся с места. Замирая от внезапно пробудившейся надежды, Джаред осторожно открыл дверь, и перед его глазами предстала картина, которая еще долго будет являться ему в ночных кошмарах. Почти голый Дженсен висел прикованный к стене. Голова свешивалась на грудь, и в первое мгновение Джареду показалось, что вэрд не дышит.

«Нет! Не может быть! Он не мог умереть!»

Он бросился к вэрду, мысленно обращаясь ко всем богам, умоляя только об одном: «Пусть он будет жив!»
И тут же все вопросы и претензии, которые Джаред хотел высказать вэрду, вылетели из головы. Это Джаред был виноват во всем! Если бы он тогда не выбрал Алека, а остался с Дженсеном, то ничего не случилось бы! А ведь он давал клятву в Храме. И хотя их брак был неожиданным, вынужденным, и хотя Джаред никогда не собирался становиться мужем вэрда и его выворачивало при мысли, что его разумом манипулируют, – неважно, он дал клятву и нарушил ее. А Дженсен нет! И то, что он в таком состоянии - лишнее этому подтверждение.

Джаред попытался привести вэрда в чувство. Сначала он просто тормошил его, не добившись никакого эффекта, попросил мысленно прощения и начал осторожно хлопать по щекам. Помогло. Дженсен открыл глаза и начал нести какую-то чушь. Но Джаред так обрадовался, что вэрд жив, что чуть не расплакался от облегчения.
Казалось, самое сложное позади, как Дженсен неожиданно снова решил потерять сознание, а может, и совсем умереть.
Ну уж нет! Не выйдет!
Джаред легко мог бы вынести Дженсена из подземелья на руках. За прошедшее время вэрд очень сильно похудел и немало потерял в весе, только что это даст?
Дженсен все равно не сможет передвигаться самостоятельно. Так что, видимо, придется послушаться и сделать то, что он предложил. И уж лучше здесь, где вероятность быть застигнутыми врасплох гораздо меньше, чем во дворе.

Джаред пытался прийти в нужное состояние, но ничего не выходило, мозг категорически отказывался искать в происходящем хоть что-то возбуждающее. Рука бестолково дергала не желающую возбуждаться плоть, и Джаред с ужасом понимал, что даже если ему и удастся добиться эрекции, это все равно будет максимум, на который он способен в данный момент. Кончить он не сможет!

- Дженсен, пожалуйста, помоги мне!

Джаред придвинулся ближе к почти бессознательному вэрду и начал осторожно его целовать. Скорее даже не целовать, а только легко касаться, нежно прихватывая своими губами треснувшие, спекшиеся губы Дженсена. Джаред проводил по ним языком, смачивая собственной слюной и легко поглаживая.
И Дженсен ответил, Джаред почувствовал ответные движения его языка на своих губах, а потом его втянули в такой долгий и страстный поцелуй, что впору было начать сомневаться, правда ли вэрду настолько плохо, как он тут пытался демонстрировать.

И неожиданно Джаред понял, что никогда по-настоящему он с Дженсеном не целовался. Не было нужды. Слишком быстро они миновали поцелуйную стадию, перейдя к основному блюду. Не случилось в их романтической истории поцелуев-знакомств, поцелуев-обещаний, поцелуев влюбленных, не желающих расставаться, но еще не решающихся перейти к более тесным отношениям; поцелуев-прелюдий, когда это еще не секс, но уже что-то похожее. И ты целуешься, теряя голову и чувствуя тепло, идущее от паха и пробегающую по спине дрожь возбуждения.
И даже в ту их единственную ночь они слишком быстро перешли к более решительным действиям, уж очень не терпелось обоим. А вот таких нежных, долгих, почти невинных поцелуев у них никогда не было… И вряд ли еще будет.
И эта мысль разом заставила член Джареда встать.
Он вылизывал горячий рот Дженсена, почти трахая его, и с ужасом понимал, что вполне вероятно, что все это происходит с ним в последний раз. Дженсену надо бежать, а Джаред не сможет уйти с ним вот так: без объяснений, не попрощавшись с Алеком, не попытавшись все как-то объяснить. Это будет трусливо и… неразумно. Да, неразумно! Вряд ли принц легко смирится с исчезновением вэрда и Джареда. Он уже не раз доказал свою настойчивость, так что наверняка будет погоня, а пытаться скрыться от преследования, когда Дженсен еле жив - нечего и думать. Нет, единственный выход - остаться и надеяться, что принц сдержит свое слово и отпустит Джареда, когда пройдет оговоренный срок.
Но захочет ли Дженсен ждать? Поймет? Простит выбор, сделанный им на той лесной дороге, и тем более тот, что он совершает сейчас?
Целуя эти потрескавшиеся губы и обнимая слабого, еле дышащего Дженсена, Джаред знал, что даже вечности не хватит Алеку, чтобы занять в его сердце место, которое безраздельно принадлежит только одному существу на белом свете – вэрду Дженсену Эклзу.
Совершенно ему не нужное место, но разве Джаред виноват, что так вышло?

И именно мысль о том, что все это в последний раз, больше ничего не будет, помогла Джареду совершить невозможное - его плоть налилась силой, а дальше молодость и долгое воздержание сделали свое дело. Джаред со всей силы вжимался в рот Дженсена, целуя все сильнее и увереннее, словно старался выпить его дыхание, и так и кончил - ни разу, ни на мгновение не прервав поцелуя.
И сразу ощутил разницу.
Под его руками больше не было безжизненного, слабого Дженсена.
Преображение произошло настолько быстро, что вполне подходило под определение чуда. Дженсен неожиданно крепко обнял его и перехватил инициативу в поцелуе.

- Уф! Это было круто. Ты меня просто спас.
- Я знаю.

Джареду стало грустно и пусто. Алек не солгал ни одним словом: он только еда для вэрда. Дженсен попытался снова начать целоваться, но Джаред решительно отстранил его и поднялся с пола.

- Пора уходить. Пойдем, я помогу тебе покинуть замок.
- Постой, не так быстро… Ты поможешь мне покинуть замок? А как же ты?
- А я останусь.
- Почему? Ты что, любишь лиарна?

Очень хотелось соврать и сказать: «Да, люблю!»
Но если Дженсен читает его разум, то какой в этом смысл?

- Нет, не люблю… пока не люблю. Но я обещал… Мы договорились, что у меня есть два месяца, чтобы решить. И я не могу вот так уйти, не выполнив уговор. Это будет нечестно. - И тут Джаред все же не выдержал взятой на себя роли: - Но Дженсен, как только эти два месяца пройдут, клянусь, я уйду! Ты примешь меня?! Ты мне веришь?!

Вэрд как-то странно посмотрел на человека, но спорить и уговаривать не стал.
- Хорошо, верю. Показывай дорогу.

От такой покладистости хотелось выть. Дженсен так легко согласился с его решением, будто не он готов был умереть, но не дать разорвать брак. А может, вэрд решил воспользоваться своими способностями и сейчас просто прикажет Джареду следовать за собой?
Они молча шли по темным коридорам, факел уже почти догорел, и Джаред с плохо скрытым нетерпением прислушивался к себе, надеясь уловить момент, когда его мнение насчет отъезда изменится. Но ничего не происходило. И чем ближе они подходили к выходу, тем в большее отчаяние впадал парень. Только вот обвинить в этом Дженсена, к сожалению, было нельзя.

Из подземелья они выбрались вовремя. Факел ронял на землю последние искры. Небо уже немного посветлело, но летом светает рано, так что время у них еще было.
- Подожди меня здесь. Я скоро.
- Ты куда?
- На конюшню. Тебе нужна лошадь.
- Нет, не нужна. И потом, это опасно. Просто выведи меня за стены.
- Ты же слабый. У тебя сил не хватит уйти далеко.
Дженсен знакомо ухмыльнулся и подмигнул ему, как в тот первый раз – словно ножом по сердцу полоснул.
- Не волнуйся за меня. Ты многого обо мне не знаешь.
- Как хочешь.
Настаивать Джаред не стал. Он и сам плохо представлял, как провести Дженсена на лошади через ворота, а по-другому верхом из замка не выбраться. Налегке же можно воспользоваться лазом, который Джаред обнаружил совершенно случайно, во время одной из своих экскурсий по замку. Стены давно не ремонтировались, и в одном месте пошла трещина, в которую с некоторым усилием, но все же можно было пролезть.
Кайен не зря вызвал в замок каменщиков, только поздно.

 

С того момента, как они выбрались на свет, Джаред не мог оторвать взгляда от вэрда, не в состоянии наглядеться. Другой одежды, кроме белья, на Дженсене не было, так что Джаред прекрасно видел, насколько тот похудел и осунулся. Странным образом это нисколько не испортило его красоты, наоборот, сделало более юным и каким-то еще более неземным. Джареду казалось, что он рвет себя на куски, но гордость не позволила опуститься до просьб. Если бы Дженсен сейчас его позвал, то он точно наплевал бы на все доводы разума!

- Куда ты пойдешь без одежды и обуви? Возьми хоть мою.
- Да она мне велика будет. Хотя, давай. Не очень-то приятно бродить по лесу нагишом.

Джаред разделся, ругая себя, что не позаботился об одежде для Дженсена заранее. Надо было еще плащ и еду какую-нибудь собрать в дорогу. Но Джаред побоялся это сделать из суеверия, а теперь уже не осталось времени.
Дженсен натянул на себя одежду Джареда - пришлось немного закатать рукава и подвернуть брюки, но в целом оказалось неплохо. Сапоги были малость великоваты, но это ерунда, главное - не малы.
- Хочу сказать тебе одну вещь. Надо было раньше, может, тогда все пошло бы по другому, но задним умом все крепки. Помнишь, ты спрашивал, почему я выбрал на балу именно тебя? Так вот, я выбрал тебя потому, что не мог воздействовать на твой разум. Абсолютно. Это было так неожиданно, необычно и… возбуждающе, что я не мог устоять. И несмотря на все, что случилось, я не жалею, что сделал тогда такой выбор… Хочешь верь, хочешь нет. Хотя, знаешь, вэрды вообще очень редко врут. Как-то нет в этом необходимости... Спасибо, что помог.

Дженсен сделал шаг вперед, придвигаясь к Джареду почти вплотную, и поднял руки. Джаред решил, что вэрд собирается его обнять на прощание, и всем телом подался навстречу.
Говорить он не мог, горло перехватило спазмом, и если бы ему удалось разжать челюсти, то вероятнее всего, он просто позорно разрыдался бы. Дженсен и правда обхватил его руками, неожиданно крепко прижимая, но быстро отпустил, и Джаред почувствовал, как холодные пальцы коснулись кожи на шее.
Что Дженсен собирается делать?
И тут Джаред услышал, как вэрд что-то произнес на незнакомом языке. Он уже слышал эту фразу!

«Нет! Не надо! Я не хочу!»

Но было поздно. Цепь больше не обхватывала шею Джареда.

- Ты свободен. Так тебе будет легче выбирать… Хочу, чтобы ты знал - это был самый короткий мой брак и самый лучший.
- Дженсен, прости меня! Я же говорил…

Но Дженсен не дал ему продолжить. Легко коснувшись губами губ Джареда, вэрд неуловимо-гибким движением вывернулся из его объятий.

- Да, я помню. Прощай.

Фигура вэрда растворилась в предрассветных сумерках.

Джаред еще немного постоял, словно надеялся, что произойдет чудо и Дженсен вернется.
Но какие чудеса?
Джаред с неохотой пролез через пролом обратно. Ему казалось, что он возвращается в тюрьму. Еще вчера уютный, красивый замок стал казаться самым ужасным местом на земле. На Джареда навалилась такая усталость, что он с трудом волочил ноги. Хотелось поскорее добраться до кровати, упасть и проспать часов двенадцать, а лучше - все двадцать. А потом проснуться и не помнить ни губ, ни прикосновений, вычеркнуть этого проклятого вэрда из своей памяти!

Вот с такими невеселыми мыслями Джаред ввалился в свою спальню и замер. В комнате оказался гость. Алек сидел в кресле и в руках его было письмо, которое Джаред написал самому себе несколько часов - или вечность - назад.
- Вижу, тебе не спится. И как прогулка? Не замерз?



Глава 11


Дорога домой заняла гораздо больше времени, чем Дженсен предполагал. Да не так уж он и торопился оказаться под защитой надежных стен родного замка.
Почему?
Может быть из-за ощущения, что этим поставит окончательную и бесповоротную точку на произошедшей с ним истории? Истории, которая могла кардинально перевернуть его жизнь и которую, возможно, когда-нибудь ему удастся забыть.

Как только кусты скрыли его от глаз Джареда, Дженсен устало опустился на землю. Это перед человеком можно строить из себя суперкрутого и непрошибаемого героя, перед самим собой выпендриваться было ни к чему. Ему срочно нужны были вода, еда и эмоции.
Много эмоций!
И, желательно, как можно более радостных. А значит, нужны люди.
Вряд ли лиарны сами строили свой замок. Строители из них никакие, впрочем, как и из вэрдов, да и содержать все это хозяйство в порядке - тоже нужны рабочие руки, а не лапы. Наверняка где-то недалеко должно находиться поселение или небольшой городок, надо только поискать.
Джаред, как обычно, не поскупился, но Дженсен был слишком измучен и истощен, чтобы создавать резерв. Организм вэрда сам решал, сколько энергии ему нужно для восстановления после такого длительного и мучительного голодания, и контролировать этот процесс усилием воли было невозможно.
Так что эмоции, эмоции и еще раз эмоции!

Погони Дженсен не опасался.
Зачем он принцу после того, как освободил Джареда от цепи?
Дженсен и сам не до конца понимал, зачем так поступил. Да нет, себя-то зачем обманывать? Очень хорошо понимал. Глядя на скуластое лицо, по которому он, оказывается, так быстро успел соскучиться, вэрд понял, что не простит себе, если из-за его упрямства пострадает Джаред.
«Что, если принц не выдержит и попытается снять цепь самостоятельно? Мало ли что этим полузверям взбредет в голову. Ну нет!»
Уж человек-то меньше всего виноват в том, что попал в это старое противостояние двух рас. И уж в любом случае Джаред не заслуживал мучительной смерти от древнего амулета.
Дженсен покрутил цепь в руке. Он машинально сунул ее в карман и сейчас, вынув, разглядывал так, словно впервые видел. На самом деле любой из клана Эклзов мог ее снять. Эти вещицы настраивались на ментальные характеристики членов клана, но, разумеется, эту их особенность держали в секрете. Так что Властелин вполне мог бы избавить принца от проблем, но не стал. Думал, что Дженсен не решится перечить его воле?

Немного передохнув и проведя ревизию состояния своего организма – оно оказалось на удивление приличным - Дженсен не торопясь направился на юг. Интуиция подсказывала, что именно там он найдет людей. А интуиция вэрдов никогда не подводила.
Так и вышло. Через несколько часов целеустремленной ходьбы, когда солнце, слишком жаркое для этого времени года, уже стояло достаточно высоко, чтобы чувствительно припекать непокрытую голову, Дженсен наконец вышел к небольшому селению. Идеальное место, чтобы привести себя в порядок.
Сил на дипломатию уже не оставалось, и вэрд грубо вломился в сознания взрослых жителей деревни, взяв их под полный контроль.
Вот из-за подобных непредвиденных случайностей и возникали страшные легенды о вэрдах. Но Дженсену было не до репутации, тем более - одним слухом больше, одним меньше…

Не прошло и пяти минут, как для Дженсена освободили огромную бочку, в которой до этого бродило молодое вино. Вылитое на землю, оно быстро впиталось в песчаную почву, но винный дух густым облаком повис над деревней. Не особо приятный аромат, но другой большой емкости в селении просто не нашлось. И хотя на лицах исполняющих приказ мужчин было написано удовольствие и энтузиазм, Дженсен был уверен, что когда наваждение схлынет, именно этот момент его пребывания здесь станет самой зверской частью новой страшилки.
Почти две недели без элементарных удобств вызывали страстное желание вымыться, и никаких угрызений совести Дженсен не чувствовал. А вот переодеваться в другую одежду, которую ему принесли жители, почему-то совсем не хотелось. Так что он и после мытья снова натянул на себя великоватую одежду Джареда.
Глупо? Возможно.
Долгое голодание значительно снизило требования, которые он обычно предъявлял к еде. Да и откуда в столь глухом месте взяться особым деликатесам? Голодному и краюха хлеба – изысканное угощение. Дженсен с удовольствием попробовал от всех предложенных ему блюд. Когда он последний раз ел? На свадебном пиру? Словно в другой жизни.
Насытившись, Дженсен после некоторых колебаний все же рискнул остаться в деревне переночевать. Если лиарны не появились до сих пор, значит его и правда оставили в покое, так что он ничем не рискует, поддаваясь соблазну наконец-то выспаться на нормальной кровати.
Уже почти засыпая, Дженсен подумал, что неплохо было бы подзарядиться и энергией, но он не заметил в деревне ни одного мало-мальски симпатичного человека.

«Неужели ни одного? - шепнул ехидный внутренний голос. – Разве тот парень, что помогал тебе мыться и так старательно подливал горячую воду из ковшика, не прелесть? Как он на тебя облизывался! И заметь, совершенно добровольно».
«Ничего симпатичного я в нем не заметил!»
«Ага, я почему-то так и думал», - сказал понятливый голос и уполз, мерзко хихикая.
Вот сволочь!

Утром, нагло реквизировав у жителей приютившего его селения лошадь, Дженсен не спеша направился к замку Властелина. Надо было опередить лиарнов и успеть поговорить с отцом первым. Если, конечно, еще не поздно. Все же Дженсен надеялся,
что принц не захочет выносить произошедшие события на всеобщее обозрение. Оба - и вэрд и лиарн - повели себя в сложившейся ситуации не лучшим образом. Сцепились из-за человека, словно звери. Ну ладно лиарн, что с него взять? А он-то - вэрд, а туда же.

У Дженсена не было при себе карты, да и не пользовались вэрды этими клочками бумаги со странными обозначениями, по которым люди как-то умудрялись находить дорогу. Вэрд просто всегда знал, в каком направлении надо ехать, чтобы попасть куда нужно. Каким образом? А как птицы находят дорогу к гнезду, а рыбы - путь к родному озеру? Дженсен не знал, как это происходит. Просто по-другому не может быть, ведь он часть этого мира.

Когда из-за леса показались острые пики замка Властелина, Дженсен придержал лошадь.
А что, если это его последние минуты на свободе?
Отец бывал иногда суров, и, как ни крути, Дженсен все же нарушил его прямой приказ. Среди вэрдов не существовало обычая беспрекословного повиновения своему правителю, как это принято у лиарнов, но Дженсена нельзя было назвать обычным подданным. Как ни странно, но принадлежность к клану Властелина в данном случае не облегчала, а, наоборот, усугубляла его проступок. Он нарушил внутриклановую иерархию, а значит, и решение о наказании будет приниматься внутри клана. Тут уже все зависело от множества факторов, которые невозможно учесть и предугадать.

Немного поразмыслив, Дженсен решил плюнуть на объяснения - все равно это только слова - и не лезть добровольно в пасть к дракону. Обратно в темницу не хотелось до жути. Конечно, это был самый худший и маловероятный вариант развития событий, но Дженсен не желал больше испытывать судьбу. Если отцу и в самом деле приспичит его наказать, пусть посылает стражей и берет его под арест.
Дженсен дернул поводья и повернул к дому.

 

Когда решение относительно собственной судьбы оказалось принятым, в памяти словно прорвало долго сдерживаемую плотину воспоминаний. Одна за другой всплывали картины последнего месяца жизни, и везде на первом плане в них был человек.

Бал обручения. Незнакомый парень со смущением протягивает Дженсену руку, помогая подняться с пола, на который сам же его и уронил.
А вот Джаред, горячо доказывающий, что Дженсен должен отказаться от брака с ним. Растрепанные волосы и аура смятения, синим пламенем охватывающая человека, когда он понимает, что дороги назад нет.
Принц лиарнов. Джаред защищает и оправдывает Дженсена перед принцем. И снова смущение и неудобство.
Пир знакомства. Восхищенный взгляд украдкой и желание, плещущее через край…
Дженсен уже тогда предполагал: когда дело дойдет до секса, это будет что-то необыкновенное. Но не мог и вообразить - насколько.
Брачная ночь. Дженсен помнил каждую секунду, раз за разом заново переживая ощущение всеобъемлющего счастья, которое он тогда испытал.

Впрочем, у него были и более близкие воспоминания.
Освобождение из темницы. Джаред, целующий его в губы. Дженсен забыл, когда в последний раз так целовался. А может и никогда? Поцелуй был обычным, ничего не значащим ритуалом, отчего-то любимым людьми. Дженсен не особо любил целоваться, а так как любой его партнер, прежде всего, стремился доставить удовольствие ему, а не себе, то и заниматься этим глупым занятием Дженсену почти не приходилось. Сколько же он терял! Губы Джареда были нежными, горячими, настойчивыми. Он был жаден и щедр одновременно. И он не спрашивал разрешения, не сомневался, это были собственнические поцелуи того, кто имеет на них право. Право, которого у человека не могло быть никогда! Но это же Джаред, который только и делал, что нарушал установленные обычаи, даже не замечая этого. Вот и тогда он, как само собой разумеющееся, заставил Дженсена почувствовать себя … принадлежащим.
А потом на Дженсена хлынула энергия. В первый момент это было даже немного больно. Его организм, за время заключения перестроившийся на экономный режим расходования внутренних резервов, не мог мгновенно адаптироваться, и энергия ударила по нервам, обжигая и раня. Но это продлилось лишь мгновение. Аура Джареда словно почувствовала состояние вэрда и тут же под него подстроилась. Энергия перестала колоть, а начала мягко проникать сквозь кожу, мгновенно впитываясь измученным организмом. Дженсен сам удивился скорости регенерации.

А вот все, что последовало после, с удовольствием забыл бы.
«Я не пойду с тобой. Я останусь с лиарном».
Аура Джареда снова стала темно-синей от чувства вины, и Дженсен еле успел закрыть сознание, чтобы не потерять то, что с таким трудом минуту назад восстановил.

А ведь ему следовало ожидать чего-то подобного. Джаред с самого начала был против брака. Только мысль о клане и Продолжателе рода заставила его согласиться и принять обручение.

«Отец тебя предупреждал! Но ты же самый умный! Захотелось поверить в чудо, словно ребенку. Теперь получай по полной. Ты же с первого вечера знал об отношениях между лиарном и человеком, но наивно верил в то, что сможешь очаровать парня и перетянуть на свою сторону. Не привык к поражениям? Сам влез между ними третьим лишним, а теперь еще имеешь наглость удивляться? Джаред согласился на ваш брак совсем не из-за внезапно вспыхнувшей неземной любви, а из чувства долга. Это ты напридумывал и навоображал себе невесть что!»

Дженсен настолько опешил, услышав о намерении Джареда остаться в замке, что даже не стал вникать в оправдания. Да и зачем? Если Джаред выбрал лиарна, значит никакой он не амарант, а обычный человек. А человеку свойственно выбирать то, что выгоднее. И с этой точки зрения предложение принца вне конкуренции. Консорт правителя лиарнов или временный муж вэрда? Вряд ли кто-то затруднился бы с ответом…
Конечно, если бы Джаред был амарантом и решал не умом, а сердцем, то… Дженсен был уверен, что придумал бы что-нибудь. Они вместе придумали бы. Только что толку теперь об этом думать. А память… что же поделаешь, если природа сотворила вэрдов с такой хорошей памятью, но и они забывают… когда-нибудь.

Вот с такими мыслями Дженсен добирался до своего дома и не замечал дороги.

Как только Дженсен приблизился к замку на расстояние доступности, он тут же проверил эмоциональный фон находящихся там людей и понял, что в замке находится кто-то посторонний. Нельзя сказать, что это известие его насторожило. Гостем был вэрд и если бы он хотел скрыть свое присутствие, то легко мог бы проконтролировать эмоции слуг. А раз не стал этого делать, то, скорее всего, в замке он находится с дружескими намерениями. Правда, и враг мог рассуждать так же, решив, что пытаться полностью контролировать неизвестных людей, да так, чтобы это не вызвало подозрения у их хозяина, опасно. Лучше притвориться безобидным гостем и дождаться, когда Дженсен въедет в ворота и ловушка захлопнется. Дженсен прислушался к собственным ощущениям, но никакой опасности не почувствовал. Это, конечно, не означало, что ее и в самом деле нет. Но не бежать же от собственного замка. Тем более, если он ощутил ауру гостя, то значит и гость знает о его приближении.
Вот сейчас Дженсен пожалел о своей разборчивости. Он так и не удосужился заполнить резерв. Ни один из встреченных в дороге людей не казался привлекательным настолько, чтобы лечь с ним в постель. А сейчас наличие хоть небольшого запаса энергии было бы очень кстати, но что толку жалеть об упущенных возможностях?

При его приближении ворота замка распахнулись, и слуга почтительно приветствовал вернувшегося хозяина.
Во дворе стояла карета со знаком клана Розенбаумов.
Значит, у него в гостях Майкл!
Этого вэрда Дженсен когда-то считал своим другом. Но в последнее время они почти не встречались. Майкл был одним из представителей вэрдов при дворе короля лиарнов и все время проводил в Лее – главном их поселении. В отличие от вэрдов, предпочитающих держаться от своих соплеменников на некотором расстоянии - замки кланов располагались на расстоянии одного-двух дней пути - лиарны чувствовали себя комфортно, сбившись вместе. Лея чем-то напоминала Дженсену человеческие поселения. Только дома пониже и стоят вплотную друг к другу. Потому-то замок принца стал для вэрда неприятным сюрпризом. До этого он был уверен, что ничего подобного лиарны никогда не строили.

Слуга принял повод у лошади.
- Добрый вечер, Продлевающий. С приездом.
- Спасибо. У меня гости?
- Да, Продлевающий. Он сказал, что ваш друг, и мы не посмели не впустить его.
- Вы поступили правильно. Давно он здесь?
- Вчера приехал.
- Понятно.
Дженсен соскочил с коня и направился в свои покои. Майкл не счел нужным выйти навстречу, хотя должен был почувствовать, что Дженсен уже в замке. Это могло означать что угодно: от банального - спит, до неприятного – он посланник Властелина с неизвестными полномочиями. Дженсен решил не ломать голову раньше времени. Если ему дают возможность привести себя в порядок перед встречей – надо этим воспользоваться.

В замке проживало около двух десятков слуг в возрасте от тридцати лет и старше. Самому старому было почти семьдесят. Дженсен давно не нанимал молодых слуг. Своих людей он изучил досконально и управлял ими, не задумываясь. Правда, судя по обстоятельствам, следующий год ему предстояло провести на скудной диете из знакомых эмоций.
Повинующиеся мысленным приказам люди выполняли все быстро и именно так, как Дженсену нравилось. Вода в бадье для купания была той температуры, что Дженсен любил. Лакей растирал его спину махровой рукавицей с точно рассчитанным усилием и там, где это было нужно. Полотенце, в которое он заворачивался, закончив мыться, было теплым, но не горячим.
Наконец-то он снова дома!
Не надо сдерживаться, терпеть, притворяться, получать не то, что хочешь, а то, что поняли из твоих объяснений, стараться быть снисходительным и терпеливым. Как же это надоело! Дурацкий бал обручения, возня с браком, мужьями, Продолжателем рода – все осталось позади, и он на целый год, пусть и не по собственной воле, но свободен от всех обязательств.

Прежде чем выйти в гостиную, Дженсен еще раз проверил эмоциональный фон находящихся в замке людей. Вроде бы все как обычно, но небольшое напряжение витало в воздухе. Неужели из-за присутствия Розенбаума? Дженсен попытался разобраться, но с наскока не вышло, а времени на тотальную проверку всех слуг не было. Надо сначала встретиться с Майклом и выяснить, зачем он ни с того ни с сего решил навестить старого друга, а потом уж заниматься людьми.
В услужении у Эклза находилось два человеческих клана: Пелегрино и Мариоли. Когда Дженсен решил уйти из клана и жить один, то проблема слуг оказалась самой первой, которую ему пришлось решать.
Присматривать за замком – не так просто, да и вэрды не привыкли заботиться о бытовых проблемах.
У каждой семьи в услужении находилось один или два клана людей. Разумеется, не полностью. От клана брали десять-двенадцать человек. Взамен вэрды обеспечивали клан Продолжателем рода безо всяких балов обручения, по мере необходимости. Так что сотрудничество было взаимовыгодным. В услужение обычно шли потенциальные кандидаты. Вэрды не отличались верностью своим мужьям. Да и вряд ли это слово имело смысл применительно к существам, которые каждый год выбирали себе нового мужа. А большинству мужей на последних месяцах беременности было безразлично, чем и с кем занимается его «благоверный». Слишком много сил уходило на борьбу с тошнотой, слабостью, головокружениями и гормональной перестройкой организма.
К счастью, найти кланы, желающие стать сателлитами вэрда, никогда не было проблемой. Что такое двенадцать человек по сравнению с возможностью не задумываться о продолжении рода? Да и платили вэрды не скупясь.

 

***
Переодевшись в свою одежду – наконец-то! - Дженсен прошел в гостиную, где его уже ожидал Майкл.
- Добрый вечер!
- Привет!
- Давно не виделись. Какими судьбами в наших краях?
- Да вот, проезжал мимо. Дай, думаю, проведаю старого друга. Ты-то из своего замка и носа не кажешь.
Майкл улыбался, но глаза оставались серьезными.
- Как видишь, ошибся.
- Да, вижу. Где тебя так долго носило? Уже почти месяц прошел с бракосочетания. Уверен был, что застану тебя с очередным муженьком в теплой постельке.
- Видишь, какой я непредсказуемый.
- Да уж, вижу… Именно об этом я и хотел с тобой поговорить.
- О чем «об этом»?
- О твоем браке.
От удивления Дженсен даже не сразу рассердился. Личная жизнь у вэрдов никогда не служила темой для разговоров. Как люди не обсуждают друг с другом утренний стул, так вэрды никогда не разговаривали о своих мужьях. И Майкл никогда раньше не страдал болезненным любопытством. Что же произошло?
- Ты шутишь? Какое отношение мой брак имеет к тебе?
Не пытаясь скрыть охвативший его гнев, Дженсен вопросительно уставился на друга.
А вот Майкл закрылся от него наглухо. Почти на грани неприличия.
Среди вэрдов хорошим тоном считалось, будучи в гостях, оставлять внешние эмоции на виду, демонстрируя тем самым отсутствие злых намерений. Это вовсе не значило, что их на самом деле нет. Но приличия есть приличия. Люди словами тоже лгут, но это же не причина перестать быть вежливыми.
- Хорошо!
Майкл раздраженно хлопнул ладонью по колену.
- Я хоть и дипломат, но с тобой буду откровенным. Я думаю, ты и сам догадался, что меня просил переговорить с тобой Властелин. Он… расстроен и обеспокоен твоим поведением.

Майкл замолчал, ожидая реакции на свои слова, но напрасно.

- Я знаю, что ты сцепился с принцем лиарнов… В настоящий момент это очень некстати. И потом, ты нарушил приказ главы своего клана…Это многим не понравилось.

Дженсен еле сдерживался, чтобы не послать Майкла куда подальше. Меньше всего в данный момент он желал выслушивать нотации. Даже от друга.
- Прости, я знаю, что лезу в очень личное… но ты же понимаешь, я говорю не от своего имени…
- Прекрасно! Я все понял. Можешь считать свою миссию выполненной! Я разорвал брак с Джаредом, пусть ваш любимый принц живет и радуется! А если кому-то кажется, что этого недостаточно… Я ни от кого не прячусь! - Дженсен понял, что повысил голос, и последние слова произнес уже гораздо тише.

- Спокойно, не надо на меня кричать. Я только передаю то, что мне приказали… Значит, Джаред?
- Да! И что?
- Ничего. Странно немного, никогда тебя таким не видел... Этот парень действительно какой-то необычный?

Необычный ли Джаред? Странный вопрос!
Конечно он необычный!
Не подвержен ментальному контролю вэрда, при этом у самого есть странные способности. Но разве это главное? Теплое золотое свечение энергии, обволакивающее все тело, горячие губы, шепчущие какие-то важные глупости, свет, который разогнал мрак темницы, в которой Дженсен потихоньку сходил с ума. Вот кто такой Джаред!
Есть ли в нем что-то необычное? Все!

- Я не хочу об этом говорить. Да и какая теперь разница? Лучше расскажи о себе. Мы с тобой сто лет не виделись. Как там при дворе лиарнов? Не нашел себе молодого звереныша?
Неожиданно Майкл на мгновение потерял свою защиту и Дженсен увидел дикое смущение, охватившее друга.
- Что, правда? Ну-ка давай, рассказывай! Раз уж ты про меня все знаешь, то я тоже имею право на вопросы.
- Да ладно тебе… Чего рассказывать? И потом, это и раньше иногда случалось.
- Нет, теперь уж не отвертишься! Я настаиваю на грязных подробностях!
- Брось, Дженсен! Какие еще подробности?! Будто сам не знаешь… Ну, познакомился я там с одним... Рей – сын Главного Советника. Из молодых да ранних. Сначала вроде у нас все шутки да поддразнивания, а потом оказалось, что не совсем шутки… Вот, собственно, и все.
- Что-то подробностей маловато. Властелин в курсе?
- Разумеется. Я когда понял, что все серьезно закрутилось, сразу уехал. Сам понимаешь.
- А я, значит, твое наказание? Что тебе отец пообещал за службу?
- Дженсен! Ну зачем ты так? Властелин беспокоится. И не думай, что все в клане разделяют его снисходительность. На лиарнов, конечно, большинству плевать, хотя зря их недооценивают, но сейчас не об этом, а вот то, что ты пошел против главы клана… Это было глупо и неосторожно.
- Знаю… Майкл, скажи, а что бы ты сделал, если бы встретил своего амаранта?
- Вообще-то я еще не потерял надежду. А при чем тут это?
- Притом… Ладно, неважно.

Дженсен понял, что его занесло. Если уж отец не поверил в то, что Джаред может быть амарантом, то Майкл тем более поднимет его на смех. Да Дженсен уже и сам во всем сомневался.

- Майкл, давай сегодня закатим вечеринку! Как в старые добрые времена. В любви нам с тобой не повезло, так может, проверим свою удачу в кости?
- А давай! Согласен.
Майкл оживился и наконец убрал полную защиту. И сразу в комнате стало легче дышать.

«А вот Джаред не умеет закрываться! Да ему и не надо».

Выполнив явно угнетающее его поручение, Майкл оживился и снова превратился в того Розенбаума, которого Дженсен знал раньше. Любителя развлечься и пуститься во все тяжкие.
- Кстати, насчет любви. Не знаю, насколько тебе в ней не везет, но я приехал не один. Властелин прислал тебе подарок.
- Какой еще подарок?
- Не думал же ты, что он оставит тебя без супруга?
- Майкл, скажи, что ты пошутил!
Дженсен даже не дал себе труда скрыть охватившее его возмущение, и Майкл оторопел:
- Да ты что?! Он же для тебя старался. Как ты собирался протянуть год? На сухарях эмоций своих слуг?
- Это мое дело!
- Дженсен, ты только не психуй! Я-то тут при чем? Мне просто приказали… А парень очень даже ничего.
- Из клана Падалеки? – Дженсен вспомнил, как принц говорил, что Властелин взял кого-то из клана для того, чтобы не лишать род Продолжателя. Наверняка это он и есть!
- Не знаю, может и он. Но очень милый и такой … прямо так бы и съел! Ты сначала зацени, а потом уж начинай ругаться.

 

Дженсен устало откинулся на спинку кресла. А он-то размечтался, что проведет этот год в одиночестве! Глупец!
Впрочем, отец, как всегда, прав. Жить без запаса энергии было опасно, мало ли что случается в жизни. А если организму не из чего черпать силы, то ни о какой регенерации не может быть и речи. К сожалению, пополнять резерв вэрды могли только одним способом, и Дженсен точно не собирался заниматься этим ни с одним из своих слуг. Так что, как ни крути, а отказываться от неожиданного подарка Властелина было бы в высшей степени глупо.
- Проехали. Так где, говоришь, парень?
- Где, где. Сидит и терпеливо ждет тебя в супружеской спальне. Как приехал, так и носа из нее не высовывает. Ему, кажется, даже еду туда носят. Не пойму, меня, что ли, боится?
- Небось, засмущал беднягу своими шуточками, пока ехали. Знаю я тебя… Ну что, наверное, надо сходить познакомиться с муженьком. А то нехорошо получается. Как думаешь?
- Иди, знакомься. Тебя сегодня еще ждать? Или только к утру… закончишь знакомиться?
Майкл усмехнулся и подмигнул.
- Очень смешно. Я только взгляну.
- А я разве что-то другое говорил?
Дженсен бросил на друга возмущенный взгляд, но с удивлением понял, что, пожалуй, ему и правда любопытно. Каждый человек имел неповторимую ауру, и каждое новое знакомство чем-то напоминало открывание коробки с подарком, когда из вороха цветной бумаги появляется сюрприз. Вот это ожидание сюрприза, наверное, все любят больше самого подарка, который чаще всего оказывается совсем не тем, о чем мечталось.

Дженсен поднялся на второй этаж и прошел в восточное крыло, где располагались комнаты временных мужей. Дойдя до супружеской спальни, он невольно задержал дыхание и постарался прощупать пространство за дверью, заранее понимая, что это бесполезно. Комната была обшита корой железного дерева, которая не позволяла ни одной эмоции выйти за ее пределы. Тревожное предчувствие шевельнулось где-то глубоко, Дженсен вдохнул полной грудью, бесшумно открыл дверь и вошел.

Кресло стояло спинкой к двери, и над ним торчала только лохматая макушка. Невольно отметив высокий рост парня, Дженсен сделал несколько шагов и остановился.
«Этого не может быть!»
Почувствовав пристальный взгляд вэрда, парень в кресле обернулся, и на Дженсена уставились знакомые ореховые глаза.



Глава 12


- Джаред!
Дженсен боялся верить своим глазам, но до боли знакомая аура не могла обмануть. Радость и неуверенность смешивались в ней в равной степени, но Дженсену было сейчас не до изучения оттенков. Золотое свечение словно язык пламени рванулось в его сторону, и вэрд утонул в его теплом сиянии. Он даже не сразу сообразил, что это не пламя, а Джаред. Джаред вскочил с кресла и бросился ему навстречу, наплевав на правила этикета и вообще на все.
- Откуда ты взялся? Почему? Как?..
- Как почему?! Ну ты и нахал, Дженсен Эклз! Дожидаюсь своего супруга, как и положено примерному мужу!
Дженсен не слушал. Все ответы переливались в ауре человека. Мгновенно исчезнувшие сомнения больше не пятнали ее золотого сияния, и живительная энергия окутывала вэрда со всех сторон, вливаясь силой в его собственную ауру. Все выставленные щиты растворились, как сахар растворяется в стакане с кипятком. Джаред, не заметив, смел всю его защиту, и их сознания объединились. Дженсена затопила волна нежности, любви, обожания, нетерпения, раскаяния и немного обиды. Совсем чуть-чуть, но Джаред на него обижался. За то, что ушел, не стал настаивать, не позвал. И забыв про то, что перед ним только человек, Дженсен попытался оправдаться. Не изменить эмоции Джареда, не заставить его верить и делать что-то, а просто поделиться своей болью о том, как Дженсену было плохо, и как он тысячу раз пожалел, что согласился и оставил Джареда у лиарнов. Ощущение единения было настолько сильным, что вэрд не сразу сообразил, что человек понимает его без слов. Они вели мысленный разговор, обмениваясь эмоциями. На равных.
Когда до Дженсена дошло, что именно между ними сейчас происходит, он опешил:
- Ты что… ты меня понимаешь?
- Сам удивляюсь!

Джаред улыбался, его губы были так близко, что Дженсен решил ничего не выяснять, и просто прижаться к этим губам и наконец-то почувствовать не только эмоции, а всего Джареда – человека из плоти и крови. Дурацкая разделяющая и мешающая одежда тут же полетела в разные стороны. Дженсен не обращал внимания на завязки, пуговицы, крючки, стремясь как можно быстрее почувствовать Джареда всем своим существом: кожей, руками, языком. Впервые в жизни вэрду стало недостаточно эмоционального контакта. Он хотел Джареда полностью. И человек отвечал ему взаимностью. Все сомнения и обиды ушли. Джаред сиял как солнце в жаркий день. Внутри загоралось тепло, распространяясь от паха по всему телу. Бушевавшая вокруг энергия и жар внутри соединялись, размывая границы тела. Дженсену казалось, что его больше нет – он весь превратился во что-то нематериальное. Черная дыра потери, клеймившая его ауру последние двадцать лет, стремительно затягивалась, Джаред словно штопал ее своим теплом, залечивая раны. И вэрд ничего не контролировал. Излучаемая Джаредом сила сама решала, где она нужнее.
- Ты мой амарант!
Их губы соединились, и весь мир перестал иметь значение. Сплетаясь телами, они упали на кровать, не в силах хотя бы на мгновение оторваться друг от друга. Дженсен привычно попытался повести, но не тут-то было, Джаред и не думал уступать. Казалось, что с их первой брачной ночи прошла вечность, изменив обоих.
- Помнишь, там, в пещере… ты предложил трахнуть тебя? - голос у Джареда был хриплым и безумно возбуждающим.
- Помню. Хочешь?
- Нет, наверное. Не знаю… Сейчас я точно хочу, чтобы ты трахнул меня. Я уже устал смотреть одни и те же порнографические сны с тобой в главной роли, а рука у меня вообще скоро отвалится.
- Обещаю, больше никаких снов. Я буду трахать тебя до изнеможения, до беспамятства. Еще пощады запросишь…
- Пока одни обещания, – Джаред улыбался, но глаза оставались серьезными. – Я так боялся, что больше никогда тебя не увижу. Со вчерашнего дня каких только ужасов себе не напредставлял. Если бы с тобой что-то случилось…
- Шшш… Все хорошо. Я с тобой.
- Не делай так больше. Не смей отпускать меня.
- Не отпущу. Никогда.
Дженсену показалось, что Джаред хотел что-то спросить, но передумал. Вэрд же решил отложить все разговоры на потом.
Потом, потом.
А сейчас он развел бедра Джареда и начал трахать его языком, вылизывая и смачивая слюной нежное отверстие, сходя с ума от вкуса своего амаранта. Смешно, но снова повторялась ситуация их брачной ночи, отзеркаливая в обратную сторону. Теперь Дженсен не представлял, куда он засунул смазку с тех пор, как пользовался ею в последний раз.
- Пожалуйста, пожалуйста… Дженсен, я больше не могу и не хочу ждать и терпеть. Трахни меня уже, наконец!
- Понимаешь, тут такое дело…
- Дженсен! – голос Джареда приобрел почти приказные ноты. – Перестань трепаться! И сделай это!

А, пошло все! Они разделят пополам боль и удовольствие.
Дженсен приставил головку члена к почти неразработанному отверстию, и резко наклонился, входя в жаркое тело и одновременно зубами до боли прикусывая сосок. Джаред закричал и попытался выгнуться, но Дженсен крепко прижимал парня к кровати. Острые зубы прокусили тонкую кожу, и рот вэрда наполнился солоноватым вкусом крови человека. Бедра Дженсена двигались в сумасшедшем ритме, вбиваясь в податливое тело. Джаред не прекращал стонать от смешивающихся ощущений наслаждения и боли, идущих от самых чувствительных точек - член вэрда проходил по простате, язык терзал раненный сосок, рука нежно сжимала яички и член.
- Я сейчас сдохну… не могу больше… Дженсен!
Джаред пытался говорить, но у него это плохо получалось. Пусть Дженсен не мог контролировать разум Джареда, но уж его эмоции он читал, как раскрытую книгу.
Волны чувственного наслаждения прокатывались по ауре человека, делая ее нестерпимо яркой, но Дженсен каждый раз успевал вовремя отступить, не давая свечению достичь полной силы. Джаред умолял и ругался, требуя прекратить «издевательства», но Дженсен не обращал внимания на слова. В теле Джареда был заперт ураган энергии, и Дженсен решил освободить его во что бы то ни стало. Нельзя долго удерживать в себе такую силу, это разрушительно для самого человека.
И два оргазма слились в один. Тело Джареда исторгло семя, а его аура взорвалась таким светом, что если бы Дженсен не отключил внутреннее зрение, то рисковал ослепнуть.

***
- И все же, как ты здесь оказался?
Они лежали, расслабленные, Дженсен водил рукой по животу Джареда, размазывая сперму и рисуя ею на коже узоры.
- Как, как… Явился к твоему разлюбезному Властелину и потребовал, чтобы меня отправили к тебе.
- А как ты оказался у Властелина? Неужели принц отпустил тебя?
- Скажем так, он меня не особо задерживал.

***

 

***
- Я вижу, тебе не спится. И как прогулка? Не замерз? Ничего не хочешь мне рассказать?
В первый момент Джаред немного испугался, но… какого черта?
Он ничего плохого не сделал!
- Днем собирался, а сейчас думал поспать. Но если ты уже тут…
- Да, я уже тут и жду с нетерпением.
- Может, позволишь мне сначала одеться?
- А куда же твоя одежда подевалась? Ограбили?
Джаред неспеша прошел к шкафу, достал новые штаны и рубашку. Алек смотрел, не мигая, и на ум невольно приходило сравнение с хищником. Вот так же кот наблюдает за беспечным голубем.
- Я ходил в подвалы и освободил Дженсена. Он снял с меня свою цепь и уехал. Вот, вкратце.
- А не вкратце? Ты с ним трахался?
Лиарн говорил настолько низким голосом, что Джаред с трудом разбирал слова. У Алека всегда был чистый звонкий баритон, сейчас же из его горла вырывались звуки, больше похожие на звериное рычание. Лицо принца странно дрожало и расплывалось, словно Джаред смотрел на него сквозь пламя свечи. Это был совсем не тот Алек, с которым Джаред купался под водопадом и охотился в лесу. Перед ним сидело что-то неизвестное - разъяренное и опасное. Очень опасное. Джаред попытался не обострять ситуацию.
- Все хорошо, я здесь, никуда не ушел. С чего ты решил, что мы трахались?
- С чего? Ты хоть помнишь, кто я такой?! Я лиарн! А ты насквозь провонял запахом вэрда и секса! Ты только к двери подошел, а я уже все знал!
- Да не было ничего! Согласен, может, я и пахну Дженсеном, а как мне было его из подземелья вытаскивать, не трогая? Ты его там почти до смерти заморил! Разве это правильно?
- Ты собираешься меня сейчас учить, что правильно, а что нет?! Ты?! Мой консорт! Словно дешевая шлюха, побежал лизать задницу вэрду, как только представилась такая возможность? И ты смеешь что-то говорить?!
- Э, подожди… Алек, я же не дал еще согласия. Мы пока что просто друзья.
- Ты правда такой наивный или притворяешься? Я привез тебя в свой замок, пошел на конфликт с вэрдами, прыгаю тут перед тобой на задних лапках… Да, я терпелив. Если тебе охота поломаться, что ж, я готов подыграть, но всему есть предел! Видимо, вы, люди, по-хорошему не понимаете. Надо было, как вэрд, нагнуть и отыметь тебя силой!
- Дженсен никогда меня силой не брал!
- Ах да, я и забыл! Прости! Он просто внушил тебе, что ты до беспамятства влюблен в него! Конечно же, это не силой!
Лиарн вскочил с кресла и стоял, сжимая кулаки. Джаред понял, что еще немного, и они начнут драться, а ни к чему хорошему это точно не приведет.
- Алек, успокойся. Я здесь, никуда не ушел. Я просто отпустил Дженсена, для этого мне не надо было с ним трахаться.
«Он был не в силах», – шепнул ехидный внутренний голос.
- Я тебе не верю. От тебя сексом несет на весь замок.
- Хм... подрочил себе немного. Он там у тебя совсем обессилел, так что мне пришлось его немного подкормить. Вот и все.
- Вот и все?! Ты мне это так спокойно заявляешь. Джаред, ты хоть сам себя слышишь? Вот и все?!
- Что ты прицепился? Я вообще-то уже спал с Дженсеном. Забыл, что у нас была брачная ночь? Из-за этого у тебя проблем не было. Так сейчас-то с чего?
- С чего?! Джаред ты же не идиот. Тогда ты был связан обязательствами перед кланом, а сейчас? Ты же опозорил меня перед моими людьми! Я же принц, а не… И объедками с чужого стола не питаюсь. Так что если ты думал, что я сейчас буду тут ползать перед тобой на коленях и умолять стать моим мужем – то сильно ошибся. Мне бы следовало убить тебя, и если бы ты был лиарном, я бы так и сделал. Но я знаю наказание похуже, чем смерть. Вижу, вэрд уже основательно задурил тебе голову своей любовью. Что ж, отправляйся к нему и наслаждайся. Целый год! Да нет, меньше. Месяца три - от силы. Потом, когда ты забеременеешь, тебе уже будет не до плотских утех. И знаешь, вэрды ведь не живут отшельниками. В их замках полно слуг-людей. И пока тебя будет выворачивать от каждой съеденной ложки каши и от каждого выпитого глотка воды, он будет развлекаться с другими, прямо в соседней комнате, а может, и у тебя на глазах - не знаю, какие там у них обычаи. А когда год закончится, тебя просто вышвырнут вон! И Дженсен забудет тебя так же, как он забыл всех предыдущих мужей. Но ты – ты ничего не забудешь… Так что если бы ты был лиарном, я бы убил тебя… из сострадания.
Слова Алека попадали точно в цель. И если насчет внушения лиарн и заблуждался, то все остальное-то было правдой. В объятиях Дженсена он отчего-то забывал про проклятый год и то, что он лишь один из многих. И пусть!
«Уж лучше знать и потерять, чем не знать вообще!»

- Алек, мне правда очень жаль, что все так вышло.
- Жаль? На самом деле? Ты можешь хоть сейчас мне не врать?
- Да, жаль, – Джаред твердо посмотрел в прозрачные глаза стоящего напротив лиарна. – Я искренне пытался полюбить тебя, но у нас говорят «сердцу не прикажешь».
- А у нас - «щенку и хвост приятель». Ты и есть такой щенок, я ошибся и принял тебя за взрослого.
Горечь, прозвучавшая в голосе принца, неприятно задела. Пока Алек ругался и угрожал, было легче, а сейчас чувство вины опять захлестнуло Джареда с головой. Он очень хотел бы верить, что со временем лиарн сможет простить и забыть, но сам понимал всю несбыточность подобных мечтаний.
Не судьба! Они - не судьба друг для друга!

- Прощай! - Джаред развернулся и, понимая, что ответного прощания он вряд ли дождется, вышел из комнаты.

 

***
- Ушел и ушел. Какая разница - как?

Дженсен испытующе посмотрел на Джареда, удивляясь, как тот еще до сих пор не понял, что между ними не может быть тайн.
Вэрд видел боль в ауре человека, не боль потери любимого, но сожаление о потере чего-то хорошего. Чего-то, что могло случиться, но не сбылось.
Отчего в этом мире приходится все время чем-то жертвовать?
Может быть, все же люди правы и их боги на самом деле существуют?
Иначе - почему? Почему всегда приходиться за все платить?
Дженсен очень надеялся, что он уже заплатил этим кровожадным существам сполна и те больше не вмешаются в его жизнь.

- Ой, я же совсем забыл про Майкла!
- Майкл - это тот, кто привез меня к тебе?
- Да, это мой давний приятель… Расскажи хотя бы, как ты оказался у Властелина?
- О, это целая история. Когда я… выбрался из замка, то хотел догнать тебя. Но ты словно растворился в воздухе. Куда ты подевался? Там и дорога-то всего одна, – Джаред искоса посмотрел на вэрда, но тот сделал вид, что не услышал вопроса. – А потом вспомнил, как принц говорил, что ты не подчинился приказу вашего Властелина, когда не разорвал брак со мной, и решил ехать тебя выручать. Испугался, что тебя снова засадят, только уже свои. Так вот, доехал я до ближайшего городка, там как раз только что закончились свадебные пиры. Повезло. У них тут попозже они происходят. Отловил одного Продлевающего и нагло потребовал отвезти меня к Властелину. Поначалу этот вэрд нос от меня воротил, даже разговаривать не хотел, но ты же знаешь, какой я неотразимый, - Джаред хихикнул и получил от Дженсена легкий подзатыльник. – Э, чур, не драться! В конце концов, он согласился и сопроводил меня до замка Властелина. Лично. Представляешь?
- Представляю.
«Скорее всего, вэрд тоже пытался воздействовать на человека, но убедился в своей беспомощности. Поэтому и предпочел перестраховаться и лично проводить Джареда к отцу. Да и след ауры одного из клана Властелина только слепой не заметил бы».
- Дженсен, а почему ты не говорил, что он твой отец?
- Кто?
- Ваш Властелин.
- Как-то не пришлось к слову. И много ли мы с тобой разговаривали?.. А что? Это имеет значение?
- Конечно. Кто же откажется породниться с самим Властелином вэрдов? У тебя просто не было бы конкурентов. – Дженсен видел, что Джаред шутит. Замирает от страха все испортить - вдруг Дженсен не поймет, вдруг обидится - но шутит, хочет быть уверенным, что у них и правда все в порядке. Дженсен притянул Джареда к себе и крепко поцеловал.
- А разве они у меня есть?
- Ни одного.
Джаред снова потянулся за поцелуем, но Дженсен отрицательно покачал головой и потребовал:
- Дальше.
- А что дальше? – Джаред обиженно надул губы и сделал вид, что хочет встать с кровати. Пришлось хватать строптивца и силой укладывать обратно. Шуточная потасовка закончилась жарким поцелуем и довольной мордахой нахального шантажиста.

- Поговорили мы. Ммм… сначала у нас разговор не особо клеился. Властелин хотел вообще меня обратно в клан отправить. Мол, тебе со мной только хуже. Но ты же знаешь, если я чего решил… Сказал, что в клан не поеду, а буду тебя разыскивать и все равно найду, хочет он этого или нет. Тогда он быстренько переиграл, велел позвать этого твоего приятеля и отправил сюда. Вот со вчерашнего дня я в этой комнате и торчу. Чуть со скуки не умер. Твои слуги меня все дружно невзлюбили, разговаривают сквозь зубы, если бы не Майкл, наверное, вообще бы выгнали.
Дженсен улыбнулся. Наверняка люди не понимали, кто такой Джаред, и опасались, что он займет чье-то теплое место.
- Ничего. Это они поначалу. Познакомитесь поближе, поладите.
- Возможно…. Дженсен, а я снова хочу…
Член Джареда уже несколько минут упирался в бедро Дженсена, отвлекая от разговоров и нагло требуя к себе внимания. Вэрд притворно вздохнул, словно делал великое одолжение, хотя его собственный член вел себя не намного лучше, и прошептал прямо в подставленные для поцелуя губы:
- Я тоже.

***
Прошел месяц.
Майкл давно уехал, оставив Дженсена и Джареда предаваться «порочным страстям». Так Розенбаум обозвал творившееся между ними безумие. Все это время они почти не вылезали из постели, не в силах насытиться друг другом. Их ментальная связь крепла и усиливалась с каждым днем. И, казалось бы, жить да радоваться, но Дженсен начал замечать легкую нервозность, появившуюся в поведении человека, словно тот прислушивался к себе и чего-то ждал.
Однажды, после неторопливого утреннего секса, когда Джаред, раскинувшись на смятых простынях, лениво решал: вставать и одеваться или ну его нафиг, все равно через пару часов они снова окажутся в постели, вэрд спросил:
- Что с тобой в последнее время происходит? Почему ты как натянутая струна?
Джаред открыл полусонные глаза и удивленно уставился на Дженсена:
- Я как струна?!
- Ну не прямо сейчас, а вообще. Ты словно чего-то ждешь и не знаешь: хорошо это или плохо.
- А…
Джаред немного покраснел. Способность мужа все еще смущаться после всего, что они вытворяли за прошедший месяц, приводила Дженсена в восторг и умиление.
- Дженсен, я беременный или еще нет?
- По-моему, ты мне этот вопрос уже задавал, - вэрд не мог сдержать смеха, вспомнив обстоятельства, при которых Джаред спросил его об этом в первый раз.
- Нет, давай серьезно. Я все время жду, что меня начнет тошнить, будет кружиться голова. Я свой живот в зеркале по утрам по полчаса рассматриваю: потолстел или нет? А тебе только хиханьки!

Дженсен вздохнул - ну вот и настал момент, когда между ними окончательно все решится. Как Джаред все воспримет? Поймет ли?

- Пожалуй, разговор это долгий и серьезный. Так что давай оденемся и поговорим в библиотеке.

Заинтригованный необычной серьезностью вэрда, Джаред мигом натянул штаны и рубаху.
- Я готов.

 

Они прошли в отделанную темным деревом комнату, от пола до потолка забитую книгами, написанными вэрдами и людьми.
Дженсен усадил Джареда в глубокое кресло, сам сел напротив и, собравшись с духом, начал:
- Ты уже знаешь, что вэрды пришли в ваш мир из другого мира. Почему и зачем мы покинули свой родной мир, я не буду рассказывать, это очень долго и вряд ли тебе интересно…
Увидев, что Джаред пытается протестовать, Дженсен поспешно добавил:
- Или, по крайней мере, в другой раз. А сейчас - ближе к делу… Мы попали в ваш мир почти тысячу лет назад. Это было бегство. Мы бежали из своего дома, зная, что дороги назад не будет, но это была единственная возможность сохранить себя как расу. Но оказавшись здесь, мы поняли, что попали из огня в полымя, избавились от одной беды, чтобы угодить в другую. В вашем мире для нас не было пищи. Там, у себя, мы могли черпать энергию из ничего, из воздуха. Планету окутывал энергетический слой, и мы никогда не задумывались о том, что где-то может быть по-другому. Оказалось, может… Сначала был шок, а потом нам повезло - мы нашли людей. Ваши эмоции - это не передать словами... Такое богатство оттенков, такая сила! Вы, не догадываясь, тратите бездумно огромное богатство, но при этом оно не убывает… Первое время мы поступали с вами очень жестоко: забирали силой, держали, как домашних животных, не умея контролировать себя, выпивали чуть ли не насухо… Люди, разумеется, сопротивлялись, шла настоящая война между нашими расами. Не пугайся – это было очень давно…

Джаред слушал внимательно, и по его лицу было не понять, как он воспринимает сказанное. Возможно, кое-что он уже знал. По крайней мере, про период войны между вэрдами и людьми.

- Мы не сразу научились управлять вашим разумом… Не знали, что умеем, но как только научились, война прекратилась. С этого момента мы могли брать себе людей столько, сколько хотели. Казалось, все несчастья позади. Но мы ошиблись и очень сильно… Наше появление нарушило внутренний баланс вашего мира. Мы были чужими и неуязвимыми, а так не бывает. И тогда мир решил избавиться от нас самым простым способом - лишив нас пищи. Ваша раса устроена очень нерационально. Вы поделены на мужчин и Продолжателей рода. И только вторые способны к размножению. Так что когда у людей перестали рождаться Продолжатели рода, ваша раса должна была исчезнуть, а вслед за вами исчезли бы и мы. Уйти дальше мы не могли, слишком много энергии нужно для перехода через Барьер, а нам только-только хватало для поддержания жизни. Вдобавок, из-за тесных контактов с людьми начались проблемы внутри самих кланов вэрдов. Слишком сильная эмоциональная связь рано или поздно приводила к наступлению зависимости. Но люди живут мало, а смерть человека переживалась связанным с ним вэрдом как трагедия, нередко приводящая его самого к гибели. Получался замкнутый круг. Чтобы выжить, нам нужны были ваши эмоции - и они же нас убивали… В конце концов людям и вэрдам пришлось объединиться. Старейшины кланов вэрдов и кланов людей заключили Союз... Не знаю, как тебе лучше объяснить… Короче, ребенок рождается, когда маленькая частица Продолжателя рода встречается с мужской спермой. Во время ритуала оплодотворения мы используем магию, чтобы на свет появился именно Продолжатель рода. К сожалению, никто так и не понял, почему в естественных условиях Продолжатели рода не рождаются. Затем мы помогаем людям пройти через беременность и роды. Ваш организм не приспособлен для этого и самостоятельно вы не смогли бы выносить и родить. А в обмен вы даете необходимую нам энергию
. Получилось, что людям стали нужны вэрды, а вэрдам - люди. Не скажу, что сразу все стало легко и просто, что-то не нравилось людям, что-то - нам. Но постепенно все утряслось и пришло к тому виду, что имеем сейчас: балы обручения, браки на год, временные мужья… Как видишь, мы научились постепенно сосуществовать вместе. А теперь у людей начали рождаться такие, как ты.
Джаред слушал, как ребенок слушает сказку. Заворожёно. Но услышав последнюю фразу, вскинулся:
- А что со мной не так?
- На тебя не действует наша сила, зато ты сам в состоянии проникать в мои мысли и поддерживать со мной контакт. Ты еще не научился осознанно пользоваться своими способностями, но все впереди. Ваш мир постепенно приспосабливается к нам и приспосабливает нас.
- А лиарны?
- Лиарны тоже пришли из нашего мира, но гораздо позже. Они здесь всего лет двести. В нашем мире они были больше похожи на зверей, чем на разумных существ. Здесь же за столь короткое время превратились почти в людей. У них все реже и реже появляется потребность обернуться. Только в то время, когда они испытывают сильный страх или ярость. Ваш мир меняет их. Магические способности уходят в прошлое. Может быть, пройдет тысяча лет и от изначальных способностей наших рас останутся только воспоминания да легенды.
- Но я так и не понял, зачем принцу понадобилось на мне жениться?
- Дети лиарнов, рожденные от людей, в большей степени люди, чем лиарны. В них меньше проявляется звериная сущность, они лучше контролируют себя, умнее. И многие лиарны, в том числе и правящая династия, пропагандируют смешанные браки. Не все от этого в восторге, но такова официальная политика.
- Но почему? Это же странно. Никогда не слышал, чтобы какой-то народ хотел избавиться от своих особенностей. А тут целая раса необычных существ хочет превратиться в обычных людей!
- Нет, не странно. В своей звериной ипостаси лиарны мало чем отличаются от животных. Понимают только силу и запах клана. Представляешь, как сложно вожаку в такой ситуации? Он обязательно должен быть сильным и молодым. Но король Лавий совсем не силач. Трон ему достался от старшего брата, погибшего во время ритуального боя за власть, но противник тоже умер от полученных ран. И Лавий, став королем по случайности, решил проводить политику максимального отдаления от звериных традиций. Но у них еще все очень сложно.
- Ясно… Но выходит, ты не проводил со мной ритуал оплодотворения?
- Нет. Я не знаю, хочешь ли ты этого. И… я хотел предложить тебе совсем другой ритуал.
- Какой?
- Единения.
- То есть?
- Вэрды живут гораздо дольше людей. А я не хочу пережить тебя. Я не выдержу потерю еще одного амаранта…
- Да, прости что перебиваю, но ты часто меня так называешь, я думал, это просто ласковое прозвище. Нет?
- Нет, это не прозвище. Это название для двух существ, созданных друг для друга, идеально подходящих друг другу. Для меня это ты.
- Тогда почему еще одного? У тебя раньше уже был амарант?
- Да, давно. Он был вэрдом и погиб… Не вынес Посвящения.
- А…
- Джаред, давай потом? Я расскажу тебе все, а сейчас просто послушай и прими решение. Ладно?

Дженсен понимал, что спешит. Столько сведений за одно утро. Надо дать Джареду время осознать услышанное, но Дженсену надоело находиться в подвешенном состоянии. Он хотел знать, пойдет ли Джаред с ним до конца.
- Если мы совершим ритуал Единения, я перелью в тебя часть своей жизненной магии. Мы будем как два сообщающихся сосуда. Жизненная энергия будет перетекать между нами, выравнивая наши сроки жизни. Я проживу меньше, чем мне положено, а ты - больше… Ну, что скажешь?
- Постой, так ты что, не собираешься меня через год выпнуть из замка?
- А ты этого хочешь?
- Нет, но вы же всегда так поступаете.
- Не всегда. Так как? Какой ритуал ты выбираешь?
- Второй… Дженсен, я не понял, ты мне сейчас в любви, что ли, признался?
Ошеломленный внезапной догадкой Джаред засиял так, что Дженсен чуть не ослеп. И конечно же организм вэрда отреагировал на этот всплеск энергии вполне определенным образом. Дженсен и сам не понял, как оказался на коленях у Джареда, жадно вылизывая его рот и старясь добраться руками до обнаженной кожи.
- Ты мой амарант. Какие еще признания тебе нужны?
- Ну не знаю… Что там у вас положено при заключении брака? Цепи, наручники? Эээ… Дженсен, может, ты все же слезешь… ммм… Ну и зачем понадобилось уходить из спальни?..

Конец.

 



Сказали спасибо: 243

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

22.04.2014 Автор: Swenigora

Спасибо!

16.03.2014 Автор: natkinnat

Замечательный фик, один из самых запоминающихся.

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1410