ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
284

Шестое чувство

Дата публикации: 09.10.2012
Дата последнего изменения: 12.04.2017
Автор (переводчик): libela;
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; романс;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: лёгкий даб-кон
Примечания: фик написан на Дженсен-топ kink-fest по заявке 8.2
Саммари: Джаред работает профессиональным стриптизёром с выездом на дом. Следующее его задание – танец-сюрприз для Д.Эклз. Происходит путаница и Джаред приходит к Дженсену, который вызвал на дом мальчика по вызову. Жаль, но Диана Эклз так и не получит "подарок" от подруг. Зато его получит кто-то другой. Интим не входит в услуги Джареда, но Дженсен уж очень настойчив.

"Интуиция перекрывает все пять чувств и таким образом является самым древним и фундаментальным чувством. Интуицию также называют «животным инстинктом», выходящим за рамки логики и здравого смысла".

Лос-Анжелес. 2005 год. 1 марта.

В сопровождении охранника Эрик прошел через служебный вход и, долго петляя по коридорам, наконец, оказался у двери гримерной.
- Спасибо, дальше я сам, - кивнул он парню.
Несколько минут постоял прислушиваясь. Где-то вдалеке, сквозь мощные басы, словно море, шумели голоса, разбиваемые в пену дробью ударников. В сознании тут же всплыли несбывшиеся мечты о карьере рок-музыканта. Он глубоко вдохнул и отстучал по двери костяшками пальцев.
- Заходите, открыто, – приглушенным, усталым голосом откликнулись из-за двери.
Эрик приоткрыл ее и просунул голову в щель, позывными насвистывая проигрыш из цеппелиновской "Лестницы в небо".
- Фантастика! Что ты здесь делаешь?! - к нему уже шли, широко улыбаясь и приветственно открыв руки для объятий.

Сердце приятно бухнуло.

– Эрик, дружище!

- Дженс!

Их двоих связывали семь лет дружбы и любовь к классическому року. С той лишь разницей, что Эрик так и остался преданным слушателем, а Дженсен осуществил мечту, собрав группу, с которой и колесил теперь по всем Южным Штатам. Впрочем, он всегда действовал по наитию, повинуясь только одному ему ведомым знакам судьбы, и что самое интересное, почти всегда оказывался прав. Это он посоветовал Эрику не влезать в широко рекламируемый проект CW, куда тот был приглашен, как соавтор сценария. Полгода спустя, кто-то сверху взял и в короткий срок прикрыл финансирование. Все лопнуло, как мыльный пузырь. Откуда Дженсен знал? "Шестое чувство", - смеялся он тогда. 

Теперь Эрик снимал собственное шоу. "Через акул" оно не "препрыгнуло"* и можно было считать, что дела идут в гору. Дженсен категорически отказался участвовать в этом проекте, хотя Эрик и делал попытки уговорами изменить его настрой. Но друг всегда отказывался один раз, как и предлагал. "Я еще подожду звонка оттуда", - отшучивался Дженсен. В то, что в жизни, что-то происходит просто так, он никогда не верил. Эрик знал, что спорить бессмысленно и даже не пытался настаивать. И все же надежды на участие Дженсена в своих широкомасштабных и далеко идущих планах не оставлял. Он уже сделал новые сценарные наброски для канала WB и теперь надеялся под шумок подсунуть их другу.

- Что же ты даже не предупредил? Мы уже отыграли. Ребята там заканчивают без меня, - зеленые глаза смотрели ласково с едва заметным укором.
- В моих планах не было сорвать тебе выступление. - Они вдвоем рассмеялись. – Еби бездей, Дженс! С Днем Рождения тебя, засранец, который за целый год так и не нашел времени встретиться!
Эрик специально это сказал, чтобы увидеть, как краска зальет шею Дженсена, переходя на его лицо, отчего мелкие светло-коричневые крапинки на носу и щеках станут более заметными. Посмотреть, как он опустит в смущении голову и с еле заметной улыбкой быстро взъерошит ладонью короткие волосы и потрет загривок. Сказал, увидел и заулыбался: все тот же Дженсен, что и год назад - тот еще рокер - краснеет, как барышня! Его каждый раз забавляла эта способность друга открываться лишь перед теми, кого он считал по-настоящему близкими. Для всех остальных он был захлопнут в свою раковину, точно какой-нибудь моллюск, и поди разбери, что скрывалось за его вежливой, слегка отстраненной улыбкой и периодическим взглядом в одну точку.
- Я - засранец. Спасибо, Эрик! - только и сказал он, с чувством приобняв друга и похлопав его по спине.
Эрик завозился, выскользнул из его рук и хитро подмигнул.
- Погоди, пока не за что. Закрой глаза и считай до двадцати. Не подглядывай, - раздался его удаляющийся голос.
- Детский сад, - отметил Дженсен с усмешкой, но глаза послушно закрыл.
Ровно через двадцать размеренных и честно отсчитанных им раз на его плечо легла тяжесть гитарного ремня. Еще не открывая век, руками он уже нащупал два грифа. В груди что-то горячо лопнуло, словно весенняя майская почка.
- Охренеть! - Дженсен не мог поверить своим глазам и почти вплотную склонил лицо к гитарной деке. – Это же Пейджевская!** Поверить не могу! Эрик, это же просто чума!
- Чума она и есть! – подтвердил тот довольный произведенным эффектом. – Цеппелины рулят!
- Где ты взял-то ее?! Чтоб меня! Сколько же ты за нее отвалил?! – не унимался Дженсен, уже подкручивая колки и трогая струны.
- Ну, это не подлинник, а хорошая копия, сам понимаешь. А где взял - не важно, главное, что она теперь вся твоя. Давай, наиграй, я же вижу тебе не в терпеж.
Уговаривать Дженсена не пришлось. Закусив нижнюю губу в улыбке, он склонился над гитарой и, перебирая струны, проиграл вступление, а потом негромко и проникновенно запел с третьего куплета знаменитую "Stairway To Heaven":

There"s a feeling I get when I look to the west,
And my spirit is crying for leaving.
In my thoughts I have seen rings of smoke through the trees,
And the voices of those who standing looking.
Ooh, it makes me wonder, Ooh, it really makes me wonder.***

Слушая исполненное его грудным баритоном "Ooh, it makes me wonder, Ooh, it really makes me wonder", Эрик, чертыхнувшись про себя, впервые за долгое время опять подумал о том, насколько все действительно странно. Вначале определенно замкнуло в небесной канцелярии, когда двадцать семь лет назад Дженсен явился миру мужчиной, потом он уже сам окончательно все запутал, выразив к ним неподдельный интерес. Другом он был замечательным, а вот выстраивать личные отношения не умел. Помимо природной мягкости, в некоторых вопросах он проявлял поразительное упрямство. Да и к людям относился весьма избирательно. Как бы там ни было, но Эрик считал, что друг заслуживает большего счастья. Даже пытался как-то лезть со своими советами. Дженсен тогда молча выслушал его и ответил: "Мне достаточно, что ты жмешь мою руку и чувствуешь мое сердце. Отвали".
На этом советы закончились.

- Вещь! И как прикажешь теперь с тобой рассчитываться? – он уже снял ремень и осторожно прислонил гитару к стене.
Очнувшись от размышлений, Эрик многозначительно поиграл бровями.
- У меня есть новый сценарий.
- О, не начинай, - Дженсен предупреждающе поднял руки. – Ты знаешь, все что угодно, только не это. Мне хватило нескольких маленьких эпизодов и одного большого провала.
- Дженс, во-первых, это было давно, во-вторых, я не сказал, что решать нужно с ходу, - он знал, что давить бесполезно. Помолчал и неожиданно возвратился к своей последней мысли. - У тебя сейчас кто-нибудь есть? Ну, в смысле…
- И почему я каждый раз дергаюсь в этом месте, - картинно отстранившись, Дженсен усмехнулся и смерил его игривым взглядом. - Я понял, - уже серьезнее продолжил он, отстучав пальцами по столу, достал сигарету и прикурил глубоко затянувшись. – Нет. Я уже почти год как один. А в группе теперь все натуралы. Хватило одного раза, когда мы с Джейком своей страстью, чуть все не развалили. Сошлись без прелюдий, потолкались тестостероном и разошлись так же. Все по-быстрому. С тех пор уже два басиста сменилось, а привычка осталась, - невесело улыбнулся он, - к сексу без прелюдий и привязок. Короче, все фигня, - подытожил Дженсен, выбрасывая окурок в окно. - У нас сегодня небольшой сабантуй по поводу меня, - чуть прищурившись и слегка поводя головой, он кивнул в сторону Эрика. - И я ничего не знаю, ты меня понял?
- А ты посмотришь сценарий?
- Не торговаться!

***
Когда первый шумный час вечеринки сменяется томным расслаблением, Эрик уже висит на нем у барной стойки, с пьяной проникновенностью повествуя о новом детище.
- Нет, ты только представь: два брата колесят по стране, сражаясь со вселенским злом. Старший - просто копия тебя, Дженс! Ты меня слушаешь? Так вот, их мать гибнет в адском пламени. Сгорает прямо под потолком в собственном доме. Это все козни желтоглазого демона. Отец после этого всю жизнь в его поиске, а сыновья идут по стопам отца… Дженс, прикинь, мы всех порвем! - восклицает он радостно, опрокидывая в себя очередную текилу. – И куча нечисти кругом, просто некуда деваться!
"От кучи тараканов в твоей голове некуда деваться", - Дженсен периодически кивает головой, потихоньку соглашаясь с самим собой и, слушая его в пол уха, обводит глазами гостей, тонущих в полумраке паба, децибелах и сигаретном дыму. Здесь уже всем хорошо и без него. А ему не терпится побыстрее свалить, потому что все эти шумные сборища действуют на него прямо противоположно. Он никогда не может расслабиться в толпе, чувствуя себя неуютно и постоянно испытывая какой-то внутренний дискомфорт. Алкоголь, как правило, не способствует снятию напряжения, вызывая в нем неприятное ощущения вязкой тоски. Поэтому Дженсен почти не пьет. Эрик же, сев на любимого конька, продолжает сыпать словами без остановки.
- Из музыки – только рок и ничего кроме: AC/DC, Led Zeppelin, Foreigner, Boston. Вы запишете саунды с ребятами. Как тебе, а?!.. Ты чего грустный такой? - икнув, внезапно вопрошает Эрик, уставившись на него стеклянным взглядом.
"Сейчас начнется, - думает Дженсен, хорошо зная своего друга, - будет милосердствовать". И точно. Начав с продвижения сногсшибательного сценария, Эрик заканчивает тем, что объявляет его самым лучшим, одиноким и никем непонятым, собираясь устроить его личную жизнь.
- Хотя бы на вечер, - провозглашает он и, выхватывая трубку у отнимающего ее Дженсена, начинает кому-то настойчиво названивать, периодически сбрасывая и пробуя снова. - Чувак, тебя обслужат по высшему разряду! Забудешь свое имя, точно тебе говорю!
То, что среди многочисленных знакомых у Крипке найдутся и такие, Дженсена не удивляет. У него полно разных связей, в силу профессиональных интересов выходящих далеко за пределы его собственных.
"Да и хрен с ним, пусть обслуживают, - думает Дженсен с заворочавшимся внутри раздражением, пытаясь вспомнить, когда у него последний раз был нормальный секс, - лишь бы быстрее домой попасть".
Эрик все-таки всовывает ему папку со сценарием в руки, когда он уже сажает его в такси, и смотрит на прощание с полупьяной улыбкой и надеждой во взгляде. Ну, что ты будешь с ним делать! Дженсен берет, только чтобы не обидеть друга.

***
Каждый раз Джаред играет сам с собой в игру "Угадай, кто за дверью". Спустя полтора года тренировки, он достигает впечатляющих результатов.
"Явно не хихикающие школьницы с лопающимися на губах розовыми пузырями от жвачки, устраивающие вечеринки в отсутствии родителей – район не тот, - думает он, найдя нужный номер дома. - И не озабоченная старушенция, прости господи, попадаются и такие - они в это время десятый сон уже видят. Скучающая домохозяйка? Те все больше в частном секторе с бассейнами и крашеными оградками, - размышляет Джаред, входя в подъезд. - Девичник с невестой в отрыве, как в последний раз перед смертью – как вариант".
Отмерив быстрым шагом коридор, он останавливается перед дверью с прибитой на нее матовой табличкой «Д.Эклз». Отдельного внимания на ней, безусловно, заслуживают металлические заклепки, пронзенные молнией, которую обычно можно встретить на электронных девайсах вместе с предупреждением: "Не влезай – убьет!" На буквы AC/DC, расположенные по бокам, он уже как-то не обращает внимания. "Мило, - думает Джаред. - В довершении всего не хватает нарваться на обдолбанную неврастеничку или затянутую в латекс мадам". Его живое воображение шагает вперед событий семимильными шагами, и чтобы предотвратить позорное бегство, он глубоко вздыхает и решительно жмет на кнопку звонка.

На часах за полночь, когда воздух в квартире Эклза пронзают его настойчивые ноты.

Максимум на что Дженсен всегда рассчитывает с позиции своего роста – это посмотреть возникшему на пороге в глаза, поэтому, когда открыв дверь, он упирается взглядом в напряженную улыбку, в первый момент ему кажется, что его укоротили. Скользнув выше, Эклз чуть не вздрагивает, высвеченный в упор рентгеном настороженных рысьих глаз. Начало впечатляет.
- Ты - парень?! – с явным облегчением выдыхает их обладатель.
Приходя в себя, Дженсен окидывает его оценивающим взглядом, сложив руки на груди и упираясь плечом в дверной косяк, после чего приглашающе кивает головой в сторону комнаты.
- Вот сейчас и проверим, - он смотрит, как тот, не особо торопясь, в несколько шагов оказывается в центре его жилища и с любопытством разглядывает незнакомую обстановку.
- Я - Джаред.
"Ты - отменная задница", - отмечает про себя Эклз, имея возможность рассмотреть его с тыла, но вслух произносит:
- Не обязательно.
-Что не обязательно? – не совсем понимая, Джаред разворачивается и подается шеей вперед, словно прислушиваясь.
- Имя твое мне знать совершенно не обязательно, - поясняет холодно Дженсен. - Я не завожу краткосрочных знакомств. В душ. В упор стоя. Лицом в стену.
- Что-что?! – Джаред даже отшатывается от неожиданности.
- Так. Сегодня вижу, здесь разговаривать не с кем, - насмешливо кидает Эклз. – Давай, я объясню один раз. Я не занимаюсь изысками. Не люблю. Просто имею. Надеюсь, презервативы у тебя есть? Или тоже "что-что"?
- На хер они мне сдались?! – выходя из оцепенения, неожиданно взрывается Джаред. Какого он с ним так разговаривает?! Как с деревенским дурачком, в самом-то деле! - Псих!
В ответ с губ Дженсена, чуть было не слетает пресловутое "что?!" Он вовремя прикусывает язык. Ситуация забавляет и злит одновременно. Странно, но рвать на выход Джареда не тянет. Поэтому он просто стоит и дробит воздух частым дыханием. Дженсен задвигает ногой дверь. Становится все интереснее.
- Стоп, - до него первого доходит, что дело не в помешательстве одного из них. – Видимо, Эрик, что - то напутал, - он вопросительно смотрит на Джареда.
Тот медленно мотает головой, отрицая догадку.
- Если ты про агента - моего зовут Дэннил.
- Женщина? – бровь Дженсена иронично выгибается вверх.
- Ну, да. Хотя, иногда мне кажется, что яйца у нее все-таки есть, - коротко хмыкает Джаред. – Избавила меня от толпы оголтелых девиц в ночных клубах. Года полтора уже как приватным стриптизом занимаюсь. Девичники, скучающие дамочки, все такое... Я потому и удивился, когда тебя увидел. - Обрадовался даже, - припоминает он, но предпочитает смолчать.
Дженсен изумленно хмурится, а потом негромко смеется, ощущая невидимые, но явственно тянущиеся нити симпатии.
- Хрень еще та! Но как-то же ты попал ко мне, парень? – спрашивает он, подходя вплотную и опуская руку ему на плечо.
До Джареда еще не доходит смысл вопроса, как внутри уже что-то вздрагивает от интимности жеста и тона, с которым произносится фраза. Выпутываясь из его пристального взгляда, он залезает в карман подкладки короткой куртки и протягивает зажатый между двумя пальцами блокнотный листок. Дженсен забирает его, подавляя в себе возникшее вдруг желание провести пальцами по всей длине раскрытой перед ним ладони, и пробегает глазами по строчкам.
- Странно. Вроде все сходится, - поводя плечами, констатирует он. - Ну да ладно, танцуй тогда, раз с сексом облом, – и разваливается на диване, широко раскинув по его спинке локти и раздвинув колени. - Стриптиз – призвание?
- Не-е, - тянет Джаред, скидывая куртку, - Я актером мечтаю стать. С предложениями пока глухо, а деньги всегда нужны. Но я "Ill be back", - неожиданно мастерски копирует он Терминатора, вызывая у Дженсена короткий смешок. Дурацкая мысль выскакивает, словно черт из табакерки: ну, чем не готовый борец со вселенским злом? - глупость. И Эклз отправляет ее на задворки сознания.
– Си-ди-шник у тебя имеется? – Джаред просто задом чует, что влезает в авантюру. За абсолютным внешним спокойствием Дженсена он угадывает внутри сжатую пружину. Безрассудное желание знать, что будет, если она развернется, бередит его воображение и разжигает кураж.
Эклз молча указывает направление поиска и внимательно следит за всеми перемещениями.
Барный стул оказывается посередине свободного пространства. Принесенный с собой диск бликует в пальцах Джареда. Глубокий вырез на его рубашке. Его длинный палец ложится на сенсор.



Глубокий вдох - длинный выдох. Пространство плавится под тягучими нотами…
Кивок - ответный кивок, и Джаред начинает двигаться…
…Нарочито медленно. Слегка намечая движениями начальное сердцебиение музыки. Всем телом впитывая ее все возрастающую пульсацию. Ударяя бедрами и ускоряя движения, сливается с ней. Легко и свободно. Как дышит. Зато, кажется, Дженсен перестает. Его глаза прикованы к ласкающим движениям пальцев. Они скользят по пуговицам на рубашке, будто раздумывая - продолжать или нет. Создается ощущение, что прикосновения лишь оглаживают. Руки чередуют верхнюю пуговицу с нижней. И все же, когда Джаред приближается к Дженсену, предлагая ему тронуть ту, что прямо по центру, ткань свободно расходится в стороны. На губах Дженсена мелькает усмешка. Джаред дерзко закусывает нижнюю губу в ответ, проезжая по ней зубами, и отступает назад, расстегивая манжеты. Поворачивается спиной. От легкого изгиба и мелкой дрожи, сотрясающей тело, рубашка небрежно соскальзывает с его плеч. Бицепсы Джареда оказываются перевиты тонко скрученными кожаными полосками. Один взгляд на то, как играют под ними мышцы, и у Дженсена встает, как по команде. Быстрое движение запястий, и рубашка оказывается сжатой в ловких пальцах. Описывая широкую дугу над головой и раскачиваясь в такт в пол-оборота, Джаред отшвыривает ее в сторону Дженсена. Тот ловит на раз, просто выкинув руку вверх. Ритмично поддавая бедрами, Джаред кладет пальцы на спинку стула и, наклоняя его на себя, покачивается вместе с ним назад, а затем вперед... Назад… Вперед. Внезапно разводит колени и рывками начинает оседать вниз… вниз… вниз… вниз… Легко выжимается мышцами ног и растянуто поднимается вве-е-е-рх… чувственно выгибая скульптурный, тренированный торс под пристальным и голодным взглядом. Снова, и снова, и снова… Смотрит своим фирменным взглядом «шаг до оргазма», закрепляя эффект. Дженсен сдавливает пах ладонью. Чуть заметная улыбка трогает губы Джареда. Прикрывая веки, он задумчиво ведет рукой по шее до ключицы и далее вниз, разъезжаясь пальцами по груди и животу, пробегает ими по молнии на ширинке джинсов, расстегивая ее вместе с пуговицей. Глазами Дженсен выхватывает низко обвившую его бедра кожаную плетенку и ловит себя на том, что силится глотнуть воздух. Ставший внезапно густым, он с трудом втягивается в легкие. Хватаясь за стул, Джаред прокручивает его на одной ножке. Перекатывая, заставляет танцевать вокруг собственного тела, ни на минуту не останавливаясь. Неожиданно седлает его, обхватывая ладонями спинку, и, не сбавляя темп, начинает имитировать фрикции, то чуть стихая, то двигаясь все быстрее, резко ударяя бедрами и запрокидывая голову назад. Его ладони скользят по металлическим трубкам, наглядно имитируя то, о чем Дженсен уже даже думать не может. Ему хочется одного – дотянуться, наконец, рукой до изнывающего члена и просто тупо, по животному кончить. В растянувшемся ожидании он быстро облизывает языком нижнюю губу.
Приёмы работают безотказно. Продолжая подмахивать в такт, краем глаза Джаред с удовлетворением замечает, что растравил Эклза до полусмерти - похоть в его глазах вытеснила все признаки рассудка, а холмик, выпирающий через туго натянутую ткань его штанов, весьма впечатляет, и пора бы уже делать ноги ради собственной безопасности, но Дженсен, точно читая его садистские мысли, оказывается хитрее. Он и так уже ждет слишком долго. Неспешно отрывается от дивана, чтобы не спугнуть, и, делая вид, что хочет рассмотреть действо поближе, в захвате за шею с локтя валит Джареда со стула назад. Его бедра оказываются между разведенными коленями Эклза, прижатые к полу, так же как и руки, с впивающимися в запястья пальцами. Они замирают друг напротив друга, сталкиваясь частыми выдохами и глядя друг другу в глаза. Дженсен нависает над ним так низко, что Джаред, оставляя попытки сообразить, как его так технично обставили, отчетливо различает более темные вкрапления в зелени его глаз и выжженную на концах опушку ресниц.
- Ты мне нравишься, парень, - щекочущий ухо теплый воздух приподнимает волоски на затылке, рассыпая по телу мурашки. - Давай, а?
- Эй, ты что делаешь? - Джаред неуверенно шевелится под ним, пытаясь высвободиться.
- Да что ж ты непонятливый такой? Секса с тобой хочу, - горячо шепчет Дженсен, теребя вязь ремешка на его бедрах и медленно проводя ладонью вверх по телу. От прикосновения его пальцев к упругой и влажной коже мышцы слегка подрагивают. Густой жар, полыхнув в груди, растекается по плечам и спине, и Джаред неосознанно подается вслед за рукой.
-Ты ведь не занимаешься … изысками, - тяжело дыша, зачем-то напоминает он Эклзу, проклиная себя за идиотизм. Он не может оторвать взгляд от его приоткрытых, влажных губ, и чем больше это понимает, тем все теснее и горячее становится в паху.
Эклз не занимается, потому что не хочет. А сегодня он хочет. Джареда. Всего и сразу, поэтому он мягко, но крепко сжимает в кулаке его волосы на затылке, легко прихватывает мочку уха губами, скользит по ключицам, опускается к соскам, зубами чуть прикусывая солоноватую кожу и тут же зализывая ее языком, дурея от того, каким терпким многообещающим удовольствием пахнет Джаред. - Тебе ведь нравится? – Дженсен чувствует у него там … ну, в общем, хороший такой стояк… и, уже не спрашивая, рывками тащит с него джинсы.
Предательство собственного тела, с готовностью откликающегося на все прикосновения Эклза, поражает. Джаред и подумать не мог… Вернее он думал… О чем он вообще думал, извиваясь перед парнем, который с самого начала был настроен на секс?!
- Нет, уж! – собрав последние силы для протеста, выворачиваясь, он сбрасывает с себя расслабившегося Дженсена и пружиной вскакивает на ноги, тут же нервными щипками хватая раскиданные вещи. "Кретин! Все это было предсказуемо! Экспериментатор хренов!" - быстро натягивая одежду, кроет он себя. Пальцы дрожат и не попадают в прорези петель. Ему не впервой подобные предложения, но еще никто из клиентов не впечатывал его в пол своим телом, не тискал, скользя по нему руками, не вжимал в себя, жарко шепча о своем желании. Не вызывал в нем ответного.
- Далеко собрался? - Дженсен понимает, что ошибся. Никакой симпатии не было и в помине. Он чувствует себя как последний дурак, потому что почти поверил в то, что это возможно. - В таком случае, - злобно думает он, - всегда интересно, как далеко все может зайти, если в дело вмешаются деньги. - Сколько ты хочешь? – поднимаясь, Дженсен не сводит тяжелого взгляда с возбужденного, всклокоченного Джареда.
Тот стушевывается и, отгребая пальцами растрепанные волосы, бормочет в сторону:
- Мне уже заплатили.
- Ты не понял. Сколько ты хочешь? – произносит Эклз с ледяным нажимом. - За свою задницу? Подумай. Я два раза не предлагаю.
Несколько секунд Джаред молча таращится не в силах вымолвить ни слова от его наглости, а потом, сцепив зубы, рвет на выход.
Уже понимая, что зря он так с ним, Дженсен догоняет его, хватая за руку и пытаясь остановить, но тот только резко отмахивается, освобождаясь:
- Да пошел ты! - и вылетает в дверной проем.
- Сам вали! - орет в хлопнувшую перед носом дверь Эклз, в бешенстве несколько раз вдаряя по ней ладонью.
Выскочив в коридор, Джаред останавливается, как вкопанный, и приваливается спиной к двери, по которой, как ненормальный долбит Эклз в ритм его сердца… и выжидает, сам не зная чего. Удары рассыпают по телу волну мелкой дрожи и непонятного раздражения, и Джаред с силой бьет в ответ подошвой ботинка, только чтобы он заткнулся. Пара минут тишины, а потом дверь распахивается, и он видит удаляющуюся спину Эклза. Как при замедленной съемке, когда каждый жест отпечатывается в памяти. Под все еще звучащую музыку.
- Я диск забыл, - на автомате выговаривает он.
Мелодия резко обрывается.
- Забирай и уебывай, - глухо звучит из глубины комнаты.
В голову Джареда закрадывается мысль – а не оставить ли всё как есть? Развернуться прямо сейчас и уйти. Оставить ему эту штуковину на память. Плевать. Пусть подавится.
С этой мыслью Джаред перешагивает порог.
Это тот случай, когда точно не знаешь, стоит ли тебе это делать, но в жизни есть всего один шанс это совершить, и ты уступаешь, просто потому что…

Дженсен сидит на диване и, опустив голову над журнальным столом, катает сигарету длинными пальцами. Подносит ко рту, проводя языком вдоль бумаги, охватывает губами и прикуривает, опустив глаза и фокусируясь на скрученном кончике. Глубоко затягивается и, сощурившись, из-под полуприкрытых век молча смотрит на Джареда.

… потому что другого шанса больше не будет.

- Такая сумма, что страшно озвучить?
И улыбается во все тридцать два зуба.
- Ты…б… да не собираюсь я! – выпаливает Джаред, заикаясь, когда до него доходит смысл сказанного.
- Нет? А чего вернулся тогда?
- За диском.
- Мм-м, - гортанными мягкими обертонами иронично соглашается Дженсен.
Пару-тройку секунд Джаред сосредоточенно смотрит на него, словно пытается что-то найти в выражении его лица, разгадать непонятное воздействие, с помощью которого он с самого начала берет в захват его чувства, вызывая ответное желание провоцировать. Тяжелый воздух между ними обоими почти электризуется.
- Ты что, траву куришь?
- Не смотри так, я уже стыжусь самого себя, - произносит Дженсен с издевкой. - Да, да, я просто скопище пороков, - кривя губы и делая очередную затяжку, с хмельной медлительностью, чуть ли не по слогам произносит он. - И если ты сейчас же не свалишь отсюда на хрен, если ты не уберешься ко всем чертям, можешь прямо сейчас звонить адвокату, потому что, клянусь, я трахну тебя до слез и криков о помощи. И ни о чем не пожалею. Ясно?!
- Дай затянуться.
Это пиздец.

У Дженсена сладкие губы, как и дым, который он вдыхает прямиком в губы Джареда. Толкается языком ему за щеку, мелко-мелко поддразнивает его за язык, отчего Джареду кажется, что между ним и собственным членом натянут канатик. Касание языка – вибрация спускается по канатику в пах – член импульсно вздрагивает. Осязание заменяет все органы чувств. Хотя нет. Еще есть остаточное зрение. Туннель между взглядами, с постоянно горящим зеленым. За пределами – тьма, сизый морок.
Джаред второй раз за пятнадцать минут распят на полу. Декорации те же.
Не смешно ни разу.

Дженсен нежен, как никогда. Какое-то шестое чувство, теперь настроенное на Джареда, говорит ему, что всё правильно. Что всё должно быть именно так. Джаред не успевает опомниться, как опытные руки уже раздевают его, губами и языком успевая задевать все чувствительные места. Сгибают ноги в коленях… Лаская губами и поводя щекой по внутренней поверхности бедер… А пальцы тихо поглаживают промежность… И так же тихо… по одному… направляются…
…Черт! Из Эклза даже вся дурь мигом выветривается, когда Джаред с осторожного нажима пропускает их в себя. От открывающейся перспективы Дженсен готов кончить прямо сейчас. Он выразительно закатывает глаза.
- Джаред, да ты полон сюрпризов, мать же твою! Сказать трудно было?
- Что? - непонимающе переспрашивает Джаред.
Начинается...
- Про ЭТО, - нетерпеливо дёрнув головой, отвечает Дженсен, раздражённый такой тупостью.
- Я не намерен обсуждать свою личную жизнь, - блаженно лыбится тот.
Не намерен он. Ах, ты ж скотина! Он с ним, как с девственной фиалкой… Ну, подожди!
В этот раз Эклз не церемонится. Целует его жадно, требовательно, почти грубо. Со страстным напором сползает по его телу вниз, дразня, прикусывая и вылизывая нужные местечки. Он с удовольствием замечает, что во взгляде Джареда уже нет ничего от заглаженной до одури кошки. Там только мартовский кошак, шальной и подвывающий в нетерпении. Жмурящийся от похоти и с силой подающийся навстречу. Ого, какой темперамент! Вскидываясь, Джаред старается придержать его голову.
- Руки! - Дженсен ненавидит, когда пытаются контролировать ритм за него. Фиксирует ладонями его бедра, не давая толкаться в свой рот. Властность его движений не оставляет Джареду ничего другого кроме, как подчиняться.
- Повернись, - он ставит его на четвереньки. Поглаживая между лопаток, надавливает сверху ладонью, заставляя прогнуться. Укладывает грудью на одну из диванных подушек, заботливо повернув голову набок. Заводит руки ему за спину. Шлепает по открытым ладоням влажной головкой.
Момент, когда кожаное плетение с бедер успевает затянуться на запястьях Джареда, обозначен провалом в памяти...
Раздаётся свист втягиваемого сквозь зубы воздуха.
- Развяжи!
- В чём дело? – ехидно звучит голос Эклза. – Теперь я недостаточно романтичен? - Не отрывая взгляда от почти непристойно белой узкой полоски кожи на заднице на фоне смуглого тела, он надрывает зубами упаковку презерватива.
Больше никаких прелюдий!
Дженсен входит в Джареда целиком с первого же движения. Красиво и безупречно. Как будто все последнее время только этим и занимается. Единственная проблема теперь - оторвать взгляд от члена, челноком по сбитой программе каждый раз ускользающего вглубь где-то на середине. Джаред подается на проникновения, встречая его на полпути. Приподнимается, заходится стоном, сжимается все сильнее. Они оба в липкой испарине. Дженсен шепчет ему в спину какой-то бред, слизывая с кожи соль. В нос бьет одуряющий запах пота, смазки, возбуждения.

Шлепок. Блажь. Стон. Дрожь. Кислорода, блядь!

Сдерживаться нет больше сил. Он стискивает бедра Джареда до белых кругов под пальцами и давит сквозь зубы:
- Стоять!
Раздраженно дышит ртом, стараясь вернуть спокойствие. Теперь чтобы продолжить нужно, чтобы все замерло, заткнулось и прекратило щекотать ноздри запахом. Все - одна большая проблема. Что он там обещал Джареду? Трахнуть его до криков о помощи? Скромнее надо быть, твою мать!
Приостанавливаясь и оседая на пятки, Дженсен тянет Джареда на себя, одной рукой обхватывая за узкую талию, скользя ладонью по животу, поднимаясь к шее, привлекая, прижимая его к себе, прикусывая плечо, позволяя ему трахать себя самому.
Джаред запрокидывает голову и начинает двигаться, вздрагивая от каждого проникновения.
- Еще. Еще. Еще. Ну, еще немножко потерпи, Джаред … - подтягиваясь к самому его уху, хрипло шепчет Эклз, мелко и быстро водя сжатой ладонью вдоль ствола его члена, прямо под головкой.
- Всё... все… – Джаред жадно хватает ртом воздух.
- Нет, нет, парень, теперь ты рановато… - сложив пальцы кольцом и сдавливая его член у основания, он не дает ему кончить до того, как кончит сам.
Джаред не в состоянии сбить его руку. Бедра сводит от судорожных движений. Сердце молотит, где-то в голове, в горле, в паху. И крышу рвет.
- Слезу – убью, сука! Пусти, слышишь?! Ссс-с-с… Не могу больше! М-ммм… Ссуу-ка-а! – в голос стонет Джаред и хватает воздух мелкими глотками, содрогаясь и откидываясь назад.
- Джен…сен… я… - разжимая пальцы, одновременно с ним натужно простанывает оргазм ему в шею Дженсен.
Грохот крови в ушах. Всполохи под закрытыми веками. Взрыв, переживаемый где-то внутри себя. Секунд пять у обоих выпадает из общего течения времени.
- Охренеть, познакомились! - глухо выдыхает Эклз, выскальзывая из его тела. Ослабив путы, стягивает резинку и садится рядом с ним. Поворачивает голову вбок и, улыбаясь уголками губ, разглядывает Джареда из-под полуопущенных ресниц. – А сука все-таки - твой агент. Ты только прикинь, как она нам ночь разукрасила!
- Я передам ей твое "спасибо", - сбитым дыханием огрызается Джаред, медленно переворачиваясь и потирая запястья. Вытирает остатки смазки, демонстративно елозя задницей по ковру, и поднимается на ноги. Возвышается над Эклзом, уперев ладони в бедра, и смотрит с вызовом в упор.
- На фига такие вещи в первый раз делать?
- А будет второй? Ты живой, Джаред? Потому что я – умер, – и смотрит в ответ с искорками ласковой насмешки.
Наклоняясь за одеждой, тот прячет лицо, но Дженсен успевает заметить две трогательные ямочки, мелькнувшие на его щеках. Ухмыляется, негодник!
Дженсену смешно и грустно. Этот парень нравится ему все больше. Он не понимает, что с ним происходит, но ему совершенно не хочется никуда его отпускать. Мысль, уже заняла круговую оборону и теперь пинает все доводы рассудка. Попросить его остаться? После всего случившегося у Дженсена есть все шансы услышать чудесную фразу на все времена, позволяющую деликатно свалить: "Извини, но я не готов для таких отношений". Он знает его всего час. Каких еще отношений?! Бред какой-то! И чего дергаться? Ну, скажет. Он проводит его до двери и забудет. Наверно. Разбирать себя на составляющие в данный момент нет никакого желания. Он разберется. Потом. А пока, действует, как привык, безотчетно повинуясь порыву и упрямо полагаясь на интуицию.
- Передай ей еще свое "до свидания", - в раздумье тянет Дженсен, проходясь по нему глазами. Ловит ставший недоуменным взгляд и продолжает совершенно серьезно, - Если хочешь со мной дальше … дружить, можешь продолжать танцевать. Для меня. Мне понравилось. Ну, ты в курсе… С работой помогу. Возможно, даже приближу мечту. Два раза не предлагаю. Вопросы?
Рот Джареда помимо его воли разъезжается в широкой улыбке. Он растерянно пожимает плечами, совершенно обезоруженный предложением Дженсена. Тот считывает с его лица вереницу противоречивых чувств, начиная с довольного осознания, что интерес взаимен, до недоверчивой настороженности и наивного желания верить во все сказанное Эклзом. Это длится мгновение, но его оказывается достаточно, чтобы Дженсен все понял и… почувствовал, как снова заводится.
В следующую секунду выражение глаз Джареда резко меняется, совершенно косея в хитром прищуре.
- Всего один. Раз уж мы теперь познакомились и вроде как задружили, - заговорщицки сообщает он, понижая голос, - слушай, Дженсен, у тебя есть что пожрать? Есть жутко хочется.
Эклз улыбается в ответ, кусая губы, чтобы не расхохотаться в голос.
- Обойдешься пока. В душ. В уп… - он обрывает себя на полуслове. - Просто в душ. Дальше видно будет.
В том, что "дальше" будет, он уже не сомневается.
Вспомнить бы еще, куда он закинул сценарий.
___________________________________________________________________________________
* В сериале «Happy Days» (1974) был эпизод, когда главный герой перепрыгнул на мотоцикле через резервуар с акулами. После этого сериал стал резко деградировать, скатываясь в бред. «Перепрыгнуть акул» с тех пор стало нарицательным для обозначения переломного момента в качестве сериала, другими словами – это «начало конца».
** Джеймс Патрик Пэйдж – гитарист Led Zeppelin, обладатель знаменитой гитары с двумя грифами.
*** Вольный перевод куплета:
Каждый вечер на бис гаснет солнечный диск,
Наши души стремятся куда-то.
И туман над водой нас зовёт за собой
В негасимую вечность заката...
И это странно, очень странно...



Сказали спасибо: 201

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1361