ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
265

Angius in herba. Змея в траве.

Дата публикации: 04.10.2012
Дата последнего изменения: 04.10.2012
Автор (переводчик): libela;
Жанры: ПВП; романс;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: мат
Саммари: Дженсен - мастер в тату-салоне, Джаред хочет узор от бедра до пупка; работы не на один час, и оба заводятся по мере обнажения Джареда...
Глава 1

С самого начала все складывалось не в пользу Джареда. Ровно месяц назад Стив заявил, что им нужен тайм-аут. Полчаса грузил его по телефону витиеватыми и явно притянутыми за уши обстоятельствами. У него даже не хватило смелости приехать и, глядя в глаза, сказать правду. Первые пять минут разговора Джареду было больно, следующие пять – смешно, а потом он уже ничего не слушал, только думал о том, как все это работает. Ты встречаешься с парнем, степ бай степ доверяешь ему себя, доверяешь ему, мир из унылого говна превращается в прекрасный и удивительный, и вдруг – бац, тот просто звонит тебе и сообщает, что устал от обязательств. Криво, но доходчиво.

Для восстановления душевного равновесия Джаред, не отягощая себя фантазий, надрался и продул партию в покер Чаду, лучшему другу, главному распиздяю и по совместительству соседу по комнате университетского общежития. Денег у обоих не было, но азарт на адреналине шкалил. Мозг был нетрезв и неадекватен. Степень опьянения можно было хорошо оценить по предмету спора.
- Ты месяц без секса! - взревел радостно Мюррей и, вытянув руки вперед, пару раз двинул бедрами, натягивая на себя воздух. – Никакого дрочева в душе и блудливых рук под одеялом, понял, Джаред, ни-че-го! – пропел он, глумливо растягивая губы в блядской пьяной улыбке.

Нужно было быть идиотом, подписываясь на такое. Джаред полностью осознал это уже на следующее утро, когда с похмелья организм умирал и умолял о последней возможности продолжить род Падалеки. Его разбудил настойчивый звонок ботанички Жен, сообщившей о смене плана лекций. Откинув одеяло и посовещавшись с вылезшей из трусов головкой, Джаред решил, что учиться в таком состоянии просто бессмысленно. В голове гудело. Хотелось пить, изгнать следы пребывания кошек во рту и трахаться. Трахаться хотелось, как в последний раз. Член стоял флагштоком, о чем не преминул сообщить ему Чад, вываливаясь вместе с паром из ванной.
- Хеллоу, хе-ей, малыш, так держать, не киснуть! Папа Джара найдет тебе применение! - гоготал он, по-дружески сдергивая с Джареда трусы и пытаясь повесить на него полотенце.
Пару минут спустя, отвесив ему такие же дружеские пинки, Джаред трясся под ледяным душем. Чад стоял за дверью и дурным голосом распевал гимн Гондураса.

Месяц обещал быть интересным.

Карточный долг был делом чести, поэтому Джаред решил свести провокации к минимуму. Отказавшись от студенческой качалки, он купил себе пару гантелей, задвинул тусу и полюбил водные процедуры. Столько холодной воды не выливалось на человека, кажется, со времен всемирного потопа.
30 дней. Даже при таком режиме тело периодически бунтовало и подбрасывало ему сюрпризы в виде оттопырившихся штанов, причем в самых неподходящих для этого местах. Желание кончить росло и ширилось, не смотря на все ухищрения. Но Джаред справился с усмирением плоти. Это был его личный рекорд, и вот теперь вместо того чтобы мечтать о том, как завтра он с лихвой наверстает упущенное, Джаред сидел на стуле, который жег ему задницу, с анкетой в руках и нервно обводил взглядом помещение тату салона, фотографии на стенах и разложенные на стойке альбомы.

Идею подбросил Джефф, когда неделю назад давление спермы на мозг достигло критической отметки, и он позвонил брату в надежде обрести рецепт любой травы, заглушающей потенцию. Тот еще со времен школы славился тягой к «натуропатии». Жаль, но у него имелись формулы исключительно обратного воздействия. Зато он основательно вправил ему то, что еще осталось от извилин.
- Ты идиот, - просто сказал ему Джефф. - Если выживешь, тебя ждет охренеть какая кончина. Это даже без вариантов. Возможно, ты даже увидишь звезды. Боюсь, только это ничему тебя не научит. Хочешь серьезных отношений – не связывайся больше с ровесниками, раз. Никогда под балдой не играй в азартные игры - два. Сделай себе зарубку на лбу по этому поводу, три. Или татуировочку кольни для лучшей памяти - способствует.

Джаред решил положиться на жизненный опыт Джеффа и возражать не стал. Мысль о том, чтобы вместо предложенной зарубки украсить себя тату, была реально осуществимой и сразу понравилась. Где и что набивать Джаред с момента разговора прикидывал постоянно, но так и не мог решить. Может быть, что-то не очень объемное и не рассчитанное на широкого зрителя? Или, наоборот, весомое и притягивающее к себе внимание? Цветное или черное? Вопрос оставался открытым. Время поджимало. До окончания срока ненавистного целибата у него были сутки. «В конце концов, поговорю с мастером на месте и определюсь», - подвел итог недельным размышлениям Джаред и включил навигацию на салон.

Помещение, где он оказался по наводке того же добросердечного Чада, было небольшим и давило стенами, увешанными фотографиями татуированных людей. Джаред неловко замялся на входе. В изломах потолочных зеркал разбивался на отражения неон белого света, играла музыка, а из полуприкрытой двери слева раздавалось жужжание татуировочной машинки. Все это сразу подействовало ему на нервы и заставило сердце забиться чаще.
Девушка на ресепшене взглянула на него с явным интересом. Огромный белый пузырь жвачки надулся и, с треском лопнув, парашютом осел на ее губы.
- Первый раз, - констатировала она и, кивнув, протянула Джареду формуляр и ручку. – Привет. Поставишь галочки напротив каждого вопроса в нужном окошке, правду и ничего кроме правды. Проблемы ни тебе, ни нам не нужны. Если что-то непонятно – спрашивай, я подскажу. Окей?
Джаред, пытаясь подавить волнение, взял протянутый листок, взглянул на него и снова посмотрел на девушку.
- Окей. Только я еще не решил, что и где изображать. Может, мне сначала с мастером парой слов перекинуться?
- Дженсен пока занят. И без этого, - она выразительно указала глазами на лист, - разговаривать он не будет. – Заполни и, если нет противопоказаний, он изобразит тебе всё. Что захочешь и где, уверяю.
Девушка улыбнулась и отвлеклась на звонок. Джаред с запозданием вернул ей слабую улыбку и еще раз обвёл глазами помещение. Низкий диван чёрной кожи явно не был рассчитан на его рост, сидеть и упираться коленями в подбородок ему не хотелось, вытянуть ноги в длину и перекрыть движение - тоже, поэтому он пристроился здесь же, на высоком стуле сбоку от стойки ресепшена, и попытался сосредоточиться.

Так. Фамилия, имя. Восемнадцать ему стукнуло пару лет назад. Наследственные заболевания – гемофилия – нет. Душевные расстройства? Джаред зачем-то вспомнил Стива, потер лоб и с силой проехался зубами по нижней губе – нет. Галочка вылезла за границы окошка. Склонность к обморокам? Джаред хмыкнул. Месяца три назад к нему в общагу заявился Джефф, и они крепко замутили на радостях. Его вырубило так, что память ему собирали по частям всем студенческим корпусом. Повествование вышло красочным, а его реакция на него была примерно такой: «Чо, бля, правда? Чо, бля? Хватит гнать!» Но в анкете явно имели в виду другое, поэтому тоже – нет.
Дальнейшими пунктами следовали заболевания, передающиеся методом, которого он был в последнее время лишён по собственной дурости. До этого с ним всё было в порядке, медицинские манипуляции над ним никто не производил, и Джаред уже был готов поставить последнюю галочку в окошке «нет», когда из двери слева вышел матёрый бородатый мужик с руками, покрытыми татуировками снизу доверху. Джаред почему-то сразу решил, что это и есть мастер. Образ был сформирован под влиянием МТВишных программ и теперь предстал перед ним во всей красе. Он на секунду вообразил себе, как этот расписной гоблин подступает к нему со своими ручищами… Джаред и сам был не маленький, но… Может, зря он все это, а?
Захотелось уменьшиться раза в два. А лучше вообще испариться.
- Джимми, найдёшь на своём бренном теле ещё хоть один чистый квадратный сантиметр кожи - звони.
- Да не проблема, Веснушка.
- Давай, здоровяк.
Из-за плеча мужика показался парень в простой чёрной футболке и «битых» джинсах. Они коротко обнялись, и громила важно прошествовал на выход.
У Джареда отлегло. Этот парень… как там называла его девчонка с ресепшена? - Дженсен посмотрел на него внимательным и спокойным взглядом. Он был старше Джареда, у него был немного усталый вид, и он был красивый, такой красивый, черт… Джаред не успел додумать.
- Данни, ты лизетол* не видела? И куда каждый раз исчезают одноразовые иглы? Как будто их кто-то ест. Шесть часов - мне работать нечем.
Дженсен вопросительно посмотрел на девушку за приемной стойкой, с показной строгостью сводя к переносице брови. Его губы тронула неявная улыбка, а в глазах было тепло. Джаред не сводил с него взгляд.
- У Эрика с утра был аншлаг. Ты же знаешь его отношение к анкетированию. Не все такие законопослушные, как ты, - кинула ехидно девушка.
- Я законопослушный, да. И я не путаю стерилизатор с микроволновкой. И у меня, между прочим, творческий подход. Один Джим чего стоит.
- Да кто б спорил. Давай, я принесу тебе за это всё, что нужно.
- Давай я сам возьму. Сделаешь кофе, а? Засыпаю, - он с силой провел по лицу ладонью и кивнул головой в сторону Джареда.
- Ко мне?
- Да, только я всё не могу решить…
- Сейчас решим, я помогу, - прервал его Дженсен, забрал у него из рук анкету и быстро пробежал глазами. - Порядок. С анализами не наврал, Джаред?
- Что, выгляжу неблагонадёжным? - обидчиво буркнул тот.
- Ты выглядишь… - он кинул на него оценивающий взгляд, - нормально; впрочем, это к делу не относится. - Джареду показалось, что Дженсен сдержал усмешку, и сглотнул, чувствуя, что краснеет.
- Ладно, будем считать, что я тебе поверил. Бери альбомы и проходи ко мне в кабинет. Посиди там, полистай картинки. Я быстро.

Джаред сгрузил альбомы на стол и не успел толком осмотреться, как он уже вернулся с бумажными пакетами подмышкой и матовой канистрой в одной руке, и дымящейся кружкой в другой. Прихлопнул ногой дверь и, освободив руки, устроился на винтовом стуле.
- Садись, - Дженсен указал ему на стул напротив, но руку не опустил, чуть привстал и представился, - Дженсен.
Джаред обхватил его ладонь своей. Она была мягкой и теплой. Джаред задержал её дольше, чем этого требовали правила приличия. Если честно, о приличиях он в эту минуту забыл вообще, потому что Дженсен усмехнулся, накрыл языком нижнюю губу и коротко лизнул, оставив влажный след. Жест был из разряда «без комментариев». Член тут же дернулся, ягодицы рефлекторно сжались.
Нифига. Себе.
Его самообладание моментально дало трещину. Сейчас на стояк могла спровоцировать любая мелочь, и если так дело пойдет и дальше, до завтра он не дотянет стопудово. Но Дженсен уже отстранился, молча придвинул к нему альбомы, отвернулся и стал второпях поглощать свой кофе.

Джаред бездумно пролистывал примеры фотографий и эскизы, украдкой бросая на него косые взгляды. Он видел, как тот достал сигарету, подхватил ее губами, закинул пачку подальше и прикурил, затянувшись; как на мгновение запали его щеки, втягивая дым… Джаред выпал из реальности и вдохнул вместе с ним. Сердце замерло на бесконечно долгую секунду… Дженсен изящно выпустил дым на волю, подчёркнуто небрежно и так сексуально…
Внутри растёкся непрошеный жар, низ живота сладко заныл. Джаред шумно выдохнул.
- Выбрал что-нибудь? – Дженсен обернулся на звук, взгляд его был пронизывающим и внимательным.
Джаред сидел и смотрел на него расширенными зрачками. В висках стучало, голову вело от возбуждения, член, подлец, встал практически на полную.
- Н-нет, не знаю, никак не могу определиться, ты обещал помочь…
- Может, объяснишь мне, зачем тебе это? – Дженсен затушил сигарету и захлопнул альбом. В его голосе слышалось раздражение. - Краска забьется под кожу в поры и останется там навечно, а желание впечатлить кого-то пройдет. Татуировку нужно делать осмысленно, а не импульсивно.
Джаред недоуменно вскинул брови - интересно, что это с ним? С чего вдруг такая резкая перемена в настроении? И вообще, какого он лезет, куда не надо? Мастер должен выполнять свою работу, а не читать хреновы нравоучения. Возбуждение слегка спало, и его место тут же занял дух падалечьего противоречия. Джаред терпеть не мог, когда его начинали отговаривать. Особенно от того, что он сам еще до конца не понял и не решил.
- Вот только давай ты не будешь меня учить. Мне нужно на память. Всё, закрыли тему, - выдавил он, уже злясь.
- На память заведи себе дневник. Слушай, не дури, - голос Дженсена заметно смягчился, - посмотри сюда, - он слегка задрал вверх рукав футболки, так, чтобы Джаред мог видеть с внутренней стороны его плеча, на выпуклой коже бицепса выбитое черным:
Angius in herba
Джаред уставился на татуировку и облизал мгновенно пересохшие губы. Процессы, запущенные в организме, были далеки от мыслительных и мешали сосредоточиться.
- Не мучайся. Это латынь, мёртвый язык, - Дженсен улыбнулся, увидев его лицо. – «Змея в траве». Шутка такая. Просто у меня был… ладно, не важно. Короче, пару лет назад это было приятным напоминанием, которое теперь превратилось в неприятное воспоминание. И каждый раз - лишний, когда я натыкаюсь на это взглядом. Только поэтому я спрашиваю: ты точно решил?
Джаред мог бы ему ответить, что у него самый классный рот, который он когда-либо видел в жизни, и который ещё что-то говорил ему, но в ушах звенело, и Джаред ничего не слышал; и самые художественно-порнушные пальцы, на которые он смотрел, пока те цепляли и тянули вниз ткань футболки, возвращая рукав обратно; и то, что за считанные секунды распалённое воображение превратило кабинет в сплошную поверхность для потрахаться, где Дженсен сгребал, подминал и засаживал ему примитивно и грубо, до прерывистых всхлипов и бесстыжего удовольствия.
Сердце сделало сальто, яйца поджалась, Джаред подавился вдохом и тихо застонал. Да что же это такое? Он вообще доживёт до завтра? Или так и помрёт на месте от удушья и недотраха?!
И тут его осенило. Да. Да! Он точно решил! Решил, что должен остаться здесь, наедине с этим Дженсеном как можно дольше; и тогда, возможно, он найдёт повод к нему подкатить - или повод найдется сам собой, нужно лишь выбрать татуировку побольше и место поинтимнее, и Джаред с отчаянной решимостью распахнул альбом на первой попавшейся странице и, почти не глядя, ткнул пальцем в какого-то монстра:
- Вот, - сказал он, - сюда, - и приложил ладонь к паху.
На секунду стало тихо. Дженсен посмотрел на его руку, потом прямо в глаза и встал со стула.
- Паа-нятна, - он показательно простучал пальцами по деревянной спинке. - Совсем без башни. Раздевайся.
Джаред быстро улыбнулся, куснул губу, схватился за ворот своей футболки и потянул её через голову.
- Ты не с того начал, - раздался рядом спокойный голос, и Джаред вынужденно опустил руки, - Джинсы снимай. Трусы тоже, и ложись.
- Что, так сразу? - он воодушевлённо мотнул головой – волосы упали со лба, закрывая глаза.
Дженсен не шевелился. Он смотрел на него исподлобья, улыбаясь уголками губ. Из-под завесы свалившейся чёлки Джареду было видно, как иронично выгнулась его бровь.
- А чего тянуть?
И ведь действительно – чего? Джаред, пока расстёгивался, справедливо решил, что принципиальных различий у них с Дженсеном быть не может и, не давая себе ни секунды на колебания, спустил джинсы прямо с трусами до щиколоток. Стащил один об другой кеды, путаясь ногами в штанинах, сложил одежду на стул и с опаской присел на высокую кушетку. Дженсен, все это время обращённый к нему спиной и колдующий над катушками с краской, развернулся, жестом руки показал Джареду, чтобы тот ложился, и подошёл к двери. Футболка доходила Джареду до бедер, практически закрывала пах и плотно обрисовывала контур его возбуждённого члена, натягивая материю на напряжённой дуге. Джаред лежал, ковырял пальцем дыру в матрасе, и не знал, что делать. Смотреть, как пристально проходится по нему взглядом Дженсен, было невыносимо, поэтому он решил закрыть глаза и переждать в темноте.
Дженсен приоткрыл дверь и крикнул:
- Данни, ближайшие два часа меня ни для кого нет. У меня тут клиент спятил, - доброжелательно закончил он.
- Быстро, - раздался насмешливый голос где-то рядом с дверью, и Джаред натянул футболку ниже, - кое-кто был прав, набивая тебе…
- Помолчала бы, - тихо и резко оборвал её Дженсен. - На, кружку забери.
- Я перевешу табличку «закрыто» вам на дверь.
- Ты её себе на рот перевесь.
Джареду показалось, что дверной замок защёлкнулся где-то у него в голове.

Яркий свет от зажженной лампы резанул по полуопущенным векам. Джаред зажмурился и сразу почувствовал, как руки Дженсена мягко коснулись его напряжённых бёдер, словно что-то решая - замерли на мгновение, а потом ладони забрались под мятую ткань футболки, подхватили её и потянули, собирая вверх. Воздух пришел в движение, обволок и накрыл его запахом. Пахло от Дженсена одурительно: терпкой свежестью ухоженной кожи, легкой горечью кофе и табака, теплом, которое он излучал, внутренней раскрепощённостью и уверенностью в себе.
Сексом. Предвкушением хорошего и качественного траха.
Джаред внутренне затаился, почти перестав дышать. Прикосновения отозвались горячими потоками крови по телу, и, не помня себя, он весь подался на эти руки.
- Тихо. Я просто приподнял футболку, чтобы не мешала работать, - дыхание щекотнуло кожу. Джаред шумно сглотнул. Дженсен чпокнул губами. Раздалось округлое и отрывистое «по», похожее на звук лопнувшего мыльного пузыря. - Кра-со-та, - по слогам собрал Дженсен, нависая над ним и откровенно разглядывая. – Последний раз видел такое ещё в художественной школе, когда рисовал на уроках по графике крепышей Атлантов, подпирающих барельефы и капители.
Джаред оторвал тяжелую голову и, прикрыв ладонью глаза, опустил взгляд вниз - член горделиво лежал на животе, перевитый центральной веной, и слегка изгибался влево. Крайняя плоть обнажала тёмно-розовую от прилившей крови головку. Кожа на ней блестела, почти мерцала атласной гладкостью в ослепляющем свете лампы. Тело звенело сладко и напряжённо, Джаред уже успел забыть, куда и зачем пришел.
- Я похож на Атланта? – нарочито серьёзным тоном произнёс он и возвел глаза к потолку.
- Скорее твой член смахивает на барельеф.
Губы Дженсена растянулись в дразнящей улыбке. На мгновение болотного цвета радужку почти полностью затопило зрачком, лицо вспыхнуло и загорелось каждой веснушкой, потерялось в странной смеси смущения и насмешливости.
«Издеваешься, да? Что ж ты, сука, красивый такой?!» Джаред зачарованно потянулся вперёд, поднял брови; тяжело дыша придвинулся ближе, потому что от взглядов и близости кололо губы - так хотелось ощущать его губы своими.
- Прости, я не специально, - вытолкнул он в воздух.
Взгляд Дженсена изменился. Теперь он смотрел на него с убийственной серьёзностью. Изучающе.
- Ничего, я привык. Здесь у каждого третьего встает на интимном пирсинге, когда берёшь в руку.
Картинка предстала перед глазами Джареда. Такая живая и яркая. Вывернула какой-то глупой ревностью.
- Увлекательная у тебя работа, ничего не скажешь! Но я не каждый третий. И в руку ты мне не брал, как бы мне ни хотелось. Просто я месяц не трахался. Блядь. - Джаред обессиленно откинулся назад, хорошо прикладываясь затылком об кушетку.
– А я не служба спасения, и вообще, мы как-то отвлеклись от темы, - в тон ему ответил Дженсен, разворачивая и прикрывая его стояк стерильной салфеткой. – Все ещё хочешь татуировку, Джаред?
Татуировку?! Нет! Теперь Джаред хотел гораздо большего – вкуса, запаха, близости, хотел поймать и заткнуть этот насмешливый рот губами. Хотел Дженсена себе, в себя, внутрь. Черт!
- Хочу, - прошептал он с твёрдой решимостью.
Дженсен кивнул.
- Тогда так: рисунок пойдет вот отсюда, - его пальцы прочертили изогнутую линию от внутренней части бедра, через пах, поднялись выше и остановились, сантиметрах в пяти от пупка, - сюда. Не тот ужас, что ты сумасбродно выбрал. Я нарисую сам - если ты не против, конечно. - Дождавшись от Джареда задушенного «да», он профессионально продолжил, уже дезинфицируя и протирая его каким-то гелем:
- Контур и крупные детали набью сегодня, мелкие начну недели через три, когда подживет кожа. Как за ней ухаживать - написано в буклете, буклет я дам. Место с татуировкой будет саднить, возможно, воспалится, так что первые пару-тройку дней походишь враскоряку, потом все должно прийти в норму и начать чесаться, что категорически запрещено. Ты готов на эти жертвы?
Происходящее не укладывалось в сознании, поэтому ничего вразумительного, кроме как «иди ты», Джаред из себя выдавить не смог. Вся эта затея здорово смахивала на очередную глупость, а его поведение - на дешёвую браваду. С другой стороны, всё это двадцать раз могло походить на что угодно, но внутренний бес, обычно включающийся в Джареде по щелчку, уже дал понять, что не отступится. Мгновенно взмокнув, он прикусил губу в надежде на то, что всё как-нибудь само собой образуется.
- Все будет нормально. Обещаю, - уже совершенно серьёзно и успокаивающе произнес Дженсен, придвигая к себе флакон с лидокаином** и шариковую ручку. - Поехали.
Ничего нормально давно уже не было, поэтому Джаред поехал сразу.

Рисунок быстрыми чёткими движениями красиво ложился на кожу. Дженсен, затянув кисти рук в медицинский латекс, набивал «лайнером» цвет, прижимая и разъезжаясь пальцами свободной руки вокруг мест, на которых творил, а жжение от вбиваемой в кожу иглы перекручивало легкую боль с возбуждением в острое удовольствие. Джаред изнемогал, наблюдая за тем, как Дженсен периодически сжимал и разжимал пальцы в кулак, расслабляя кисть, и струйка пота стекала из-под коротко стриженых волос на его затылке, огибая четко выделившиеся шейные позвонки. Его лицо было непроницаемым, он не говорил ни слова.
Привычка не смешивать работу и личную жизнь летела в тартарары – Дженсен чувствовал это, но ничего не мог с этим сделать. Жаркий, сопящий, вздрагивающий от каждого прикосновения Джаред с выразительной мимикой смотрел на него снизу вверх; совершенно открытый, сбивая настройки. Всё его тело - грудь, живот, раздвинутые, насколько позволяла кушетка, длинные ноги, подтянувшаяся к телу мошонка и напряженный член, скрытые под медицинской салфеткой, но от этого не менее очевидные, - всё это без остатка предлагало себя Дженсену.
Ему стоило только отпустить себя, протянуть руку и обвести пальцем контур, подразнить твердую головку, царапнуть её ногтем, прикусить член через ткань, на которой уже обозначилось влажное пятно, потереться небритой щекой и губами, подхватить под колено и… въехать до почек, дьявол его раздери, этого Джареда!
Не пускать на лицо эмоции - даже это уже получалось с трудом. Он сдвигал колени, пытаясь как-то облегчить растущее напряжение у себя в паху, складывал губы так, словно злился на Джареда.
На что тот рассчитывал? Что всё так и будет? Пришёл сюда за этим?
Факт, что, желая одного и того же, они всячески оттягивали момент, напоминал Дженсену какие-то брачные, мать их, игры. Зачем-то он вдруг представил себе, каким может быть лицо Джареда, когда тот кончает, и его сдержанности пришёл конец. У него вырвался нервный смешок, взгляд жадно скользнул от глаз к губам и обратно, и ресницы Джареда тут же дрогнули.
- У тебя слишком громкие мысли. Перестань думать вслух.
Джаред замер.
- Я не думаю, не могу, - как-то беспомощно выговорил он, провёл языком по губам и уставился на Дженсена широко открытыми глазами, - я сейчас кончу, - и поддал бёдрами вверх.
Дженсен чудом успел отдёрнуть «лайнер». Джаред хватанул воздух ртом, зачем-то вцепился рукой в его запястье, как будто ему нужно было за что-то держаться, и заговорил горячечно, захлёбываясь словами:
- Больше не могу-не могу-правда-так хочу кончить-и не могу-до завтра-на спор-трогать себя-вообще ничего-я же умру сейчас-господи-блядь-дай мне кончить-Дженсен-сделай что-нибудь!

Твою мать! Твою. Мать. Что? Что он должен был сделать?!

Дженсен склонился вбок и сорвал салфетку, вымазав её краской с пальцев. Дёрнулся вниз, нависая над ним так, что губы замерли в нескольких сантиметрах от покачивающейся в такт пульсации набухшей багровой головки. Из расширенной щёлки смазка тянулась в нить и пружинила под пупком, залипая на скрученных волосках. Дженсен еле сдержался, чтобы не поддеть её языком.
- Совсем готов, - шепнул он, непонятно к кому обращаясь. – Я не буду брать его в рот. Кончай так, давай! – неожиданно произнёс он грудным глубоким голосом, – ну же, давай… давай, Джаред! Я хочу посмотреть. Давай! Сделай это!
Это не было просьбой - Дженсен требовал.
Все тело Джареда напряглось, мышцы на животе свело, он зажмурился, ещё крепче вцепившись в Дженсена, а потом его выгнуло на лопатки. Он низко застонал, его член конвульсивно вздрогнул, и струя спермы, с силой выстрелив, выразительной линией расчертила футболку, разбрызгиваясь на отдельные мутно-белесые капли, потом следующая, и сразу ещё одна, и ещё, вязко растеклись по его животу.
Отшатнувшись, Дженсен смотрел, как кончает Джаред, и ему казалось, что время тоже превратилось в тягучий кисельный клейстер, и он вяз в этом времени, чувствуя непонятное самодовольное удовлетворение. Его собственный член настойчиво требовал места в неожиданно тесных джинсах. Где-то остался правильный, безупречно владеющий собой Дженсен. Где-то, но не здесь.

Кажется, Джаред пришел в себя первым. Он расслабился и развалился на кушетке с ощущением, с которым, по его мнению, не могла сравниться ни одна, даже самая лучшая, дрочка. Оно всё длилось и длилось, член всё ещё сладко ныл, то и дело подрагивая, а Джаред лежал и ошалело улыбался Дженсену.
А жизнь-то хороша, чёрт возьми! Поймать момент, соблюсти все условия спора и кончить так … так… охуеть как, короче! До отвала башки. И-де-аль-но.
- Руку мою отпусти, и так синяки останутся, - Дженсен растягивал слова, и Джаред, смутившись, торопливо разжал пальцы. – Хана футболке, - усмехнулся, увидев его лицо: - Нашел время, когда краснеть.
- Ни фига я не краснею… - начал Джаред, откидывая челку с глаз, опустил взгляд и залился по самые уши, - и чего теперь делать?
- Своевременный вопрос. Вытрись пока. Откуда ты вообще свалился на мою голову?
- Университет Вудбери, Школа Медиа и Культуры, первый кампус, комната 92. А вообще я из Техаса, - его улыбка могла соперничать с лампой накаливания.
Дженсен прикрыл глаза и чертыхнулся.
- Вообще, вопрос был риторический. Значит так, Делать, а потом думать и звать тебя Джаред, - он предупредительно поднял руку, видя, что тот пытается сесть, - теперь ты лежишь очень тихо, если не хочешь, чтобы поплыл рисунок, а я завершаю начатое. И только попробуй ещё что-нибудь выкинуть, ясно?
Наверно, впервые за последний месяц в голове у Джареда настолько прояснилось, поэтому Дженсен закончил работу даже раньше, чем на то рассчитывал.
- Все, - он отложил «лайнер» и стянул перчатки, - можешь смотреть.
Джаред неуверенно приподнялся на локтях и поморщился.
- Щиплет.
- Я предупреждал. Но оно того стоит, увидишь. - Дженсен крутанулся на стуле и невольно остановил свой взгляд на его обмякшем члене. – Хотя красивее смотрится, если встанет, - его губы дрогнули, растягиваясь в весьма определённой улыбке. Он интимно понизил тон: Встанет ведь на меня? - и погладил опешившего Джареда по груди, задевая соски, очерчивая их ногтем по ореоле.
Кровь разом ухнула вниз. Вопрос снова был риторическим. Джаред видел каждое томное движение загнутых длинных ресниц, пока пальцы Дженсена издевательски-медленно заползали под его ягодицы. Он приподнялся и ойкнул, ошпарившись о горячий рот, неожиданно то ли поцеловавший, то ли прикусивший его бедро, и застонал на все лады, когда Дженсен начал вылизывать татуировку, то едва касаясь, то нажимая с силой, мокро обводя языком узор, двигаясь вверх, а потом вниз, потом снова вверх и снова вниз, чтобы в следующее мгновение повторить все заново, и ещё раз… и, блядь. Он опять. Был. Почти. На грани.
Изгибаться, пытаясь быть к нему ближе, и сорвано стонать «ещё» - это всё, на что он был способен.
- Хватит, - Дженсен тихо засмеялся, и Джаред наконец услышал, как сбилось его дыхание. - Иди сюда, - мягко, но непреклонно Дженсен потянул его за руку, стаскивая с кушетки. Сейчас, так близко, его глаза казались пьяными, а сам он таким откровенно возбужденным, что Джареда немедленно повело. – Посмотри на себя в зеркало. Нравится?
Дженсен стоял позади него и разглядывал широкие плечи, ровную линию позвонков, делящую красивую спину, поясницу с чёткой границей загара, затем его взгляд опустился ниже, к влажной от пота ложбинке, ощупал мускулы на красивой попе. Он сделал шаг вперед.
- Тебе идёт, – вкрадчивый шёпот стёк по шее, сполз по позвоночнику вниз, поднимая в теле волну сладкой дрожи.- Ну, не молчи, скажи что-нибудь.
Джаред обмер, боясь шевелиться и даже дышать. Он прилагал все усилия, пытаясь сфокусироваться и рассмотреть бритвенно-острую перевязь линий на припухшей, покрасневшей коже, и змеиный язык, тянущийся из широко раззявленной пасти к его налитому члену, но получалось плохо, потому что первым до него успел дотянуться Дженсен. Притиснувшись сзади, он обхватил его ладонью одной руки, поглаживая по всей длине и дразняще сжимая у основания, а другой многозначительно растирал поясницу, медленно проводя пальцами по крестцовым ямкам. Джаред чувствовал, как горячо тяжелели яйца, а позвоночник покалывало разрядами удовольствия. Руки Дженсена двигались, двигались, двигались, затягивали в себя мягкими, ласкающими движениями… да, и вот так, да, и ещё, и…
- Да! Невьебенно! - глухо простонал Джаред, закрывая глаза и вталкиваясь в его ладонь.
Дженсен сам не понял, что его сорвало. Стон, фраза, сильное тело, взмокшее и дрожащее под его руками, усилившийся запах спермы от влажной ткани задранной вверх футболки, длинные волосы, которые лезли в нос, - всё это вдруг хлестануло по нервам, до крайности взвинчивая возбуждение. Он схватил Джареда за лицо левой рукой, надавил большим пальцем на подбородок, заставляя приоткрыть рот, и пропихнул палец внутрь, ладонью правой скользнул вверх, до сочащейся смазкой головки, и сжал кулак.
- О, чувствуется Школа Медиа и Культуры, - в его низком голосе послышалась ознобная хрипотца. – Любишь называть вещи своими именами, да, Джаред? Тогда прости, но сейчас я тебя выебу. Мы и так как-то слишком затянули процесс.
У Джареда подогнулись колени. Судорожно втянув воздух, он попытался перехватить голову Дженсена, обеими руками цепляясь в коротко стриженый затылок. Дженсен протестующе вывернулся и подтолкнул его к зеркалу, вынуждая упасть на скрещенные ладони, быстро расстегнул ширинку, спустил джинсы вместе с трусами с бёдер и прижался сзади, с силой вдавливая свой член в расселину между его ягодицами.
Джаред дёрнулся и коротко всхлипнул:
- Нет! - слово слетело раньше, чем он успел его подумать.
- Какая неожиданность, правда? Не морочь мне голову. Заявился сюда с готовым стояком, улыбался непонятно чему, сверкал своими чёртовыми ямочками, заранее все ходы просчитал? – опасно вибрировал голосом Дженсен, стягивая с него футболку. Неожиданно он стиснул его бёдра, впиваясь пальцами в плоть, царапнул зубами его плечо, и сразу же всосал засаднившую кожу. Джаред вскрикнул, и Дженсен накрыл его рот ладонью.
- Тише ты.
- Да я даже не знал, что ты тоже… до завтра хотел дотерпеть… целый месяц… - горячо прошептал Джаред в его руку, прижимаясь лбом к гладкой прохладной поверхности. - Хочу тебя, пиздец, как хочу тебя… всё равно уже, плевать.
Дженсен запустил пальцы в его волосы, сжал их в горсти, легко потянул на себя, заставив приподнять голову, и поймал в отражении совершенно чумной раскосый взгляд.
- Ты потрясающий, знаешь? Ноги шире раздвинь.
Джаред промычал: «Умгуумм» и расставил ноги, прогибаясь в пояснице и предоставляя Дженсену полную свободу действий.
- Да, вот так, - руки Дженсена погладили крепкие ягодицы, медленно развели их в стороны и снова свели. Пальцы игриво пощекотали тугие яички и сжали мошонку. – Презерватив есть?
Джаред отрицательно мотнул головой. Перед глазами все ехало и плыло, а в голове звучали тамтамы. Учащённое дыхание Дженсена обжигало спину. Мягко нагнув вперед, тот придерживал его за шею и вкруговую массировал промежность, слегка нажимая на ноющий вход, заставляя Джареда скулить от удовольствия.
- У меня тоже нет. Так что никаких гарантий. Хотя, если разобраться, ни черта тут не было с самого начала, - пробормотал он тихо и толкнулся большим пальцем внутрь.
Тугие мышцы поддались с трудом. Джаред охнул, уходя от проникновения и тут же, словно испугавшись, что сделал что-то неправильно, поймал Дженсена за руку и попытался насадиться сам.
Дженсен хмыкнул и отстранился, слушая его отчаянно протестующее: «Дженсен, ну, Дженсен, ну куда ты?»
- Вот дурной, подожди. Правда что ли никого целый месяц? Так не получится.
- Получится всё, - Джаред неожиданно развернулся, быстро склонился к его лицу и прихватил нижнюю губу своим ртом. – Вкусный - я так и знал. Давай сначала.
Брови Дженсена поползли вверх. Красные пятна выступили на шее и сразу под ней, на груди, в низком вырезе его футболки.
- Бля, - прошептали его губы, - совсем доконать меня решил. Стой. Как. Стоял, – почти угрожающим тоном, разделяя слова, выговорил он, и Джаред незамедлительно принял предыдущую позицию, упираясь руками в зеркало.- Тебя же сейчас ни разложить, ни перегнуть – «щиплет», - передразнил его Дженсен и, подхватив приспущенные джинсы, потянулся к своему столу. Вылил гель на ладонь, растер, согревая, поймал Джареда в сгиб одной руки, подхватив его под живот, переплёл свои скользкие пальцы с его.
Джаред осоловело взглянул в отражение, - ну да. Точно. Скользящие движения совершенно неожиданно натолкнули на простую до невероятного мысль:
- Ты набил мне свою татуировку, выразил рисунком? Это ты «змея в траве»?!
Вместо ответа Дженсен лукаво улыбнулся, утягивая его руку за спину.
- Яд в терапевтических дозах полезен, тебе понравится. Давай вместе, просто не жмись, – и ввел в Джареда сразу два указательных пальца – свой и его.
Ноги сами разъехались ещё шире. Стиснув зубы, Джаред протяжно застонал, выгибая спину. Дженсен начал с коротких осторожных толчков, каждый раз проникая чуть глубже, и держал его крепко, но быстро отключил контроль и уже в открытую трахал обеими руками широкими сильными движениями. Он двигался без остановки, не наращивая темп, сохраняя всё ту же амплитуду движений, каждый раз поддевая своим пальцем простату на выходе.
Ощущения рвали наслаждением мозг, заставляя Джареда стонать всё громче. Он боялся, что следующее же движение приведет к неизбежному финалу - и в то же время хотел резче, быстрее, сильнее подаваясь на их сдвоенные пальцы. Когда Дженсен подвел головку и насадил его на себя, Джаред уже чувствовал себя обдолбанным по уши. Стояк стал почти болезненным, теснота внутри была ошеломительной. Кожу жгло огнем, горячее дыхание Дженсена путалось у него в загривке, он поглаживал его бедро с татуировкой, дрочил ему, шептал глупое и ласковое «сладкий, тесный, горячий», выскальзывал наполовину, а потом снова рывком входил в его тело, заставляя кровь кипеть, а сознание отключаться. Сладострастные ритмичные вздохи вторили развратно-мокрым хлопкам тела о тело. Толкнувшись вперёд до предела, так, что Джаред почувствовал, как его задницы коснулась мягкая бархатистая мошонка, Дженсен на секунду замер.
Нет, дольше терпеть Джаред просто не мог! Ещё пара глубоких толчков, и он сдавленно вскрикнул:
- Дженсен!
- Тридцать лет! - осатанело рыкнул тот, - ну!
В эти секунды, пока еще была возможность смотреть, Джаред видел их отражение в зеркале, а потом наслаждением прошило каждую клетку, и он, глухо простонав, откинул голову Дженсену на плечо, закрывая глаза. Член Дженсена внутри него дёрнулся, и Джаред кончил, стискивая его в такт со спазмами собственного оргазма. Его тёплая сперма выплеснулась Дженсену на руку, и тот, замедляя толчки, подался вперед и уткнулся носом в его плечо.
- Я чуть не скончался. Ноги ни хрена не держат, - просипел Джаред, пытаясь восстановить дыхание и чувствуя, как дрожат колени.
Дженсен лизнул его влажную шею и, целуя за ухом, прошептал:
- Это стоило ожидания.
И всё.
А потом всё было так, как будто ничего не было. Джаред медленно и осторожно натянул бельё и джинсы. Дженсен молча отдал ему свою сменную футболку и документ на подпись.
- Распишись, что ты предупреждён о последствиях.
Вряд ли он догадывался, насколько влип, и что предупреждение о последствиях теперь больше потребуется ему самому. Джаред прикусил внутреннюю сторону нижней губы, стараясь сдержать улыбку, и поставил подпись.
- Не волнуйся - выживу.
Дженсен проигнорировал его ответ. Он вёл себя подчеркнуто отстранённо, и Джареду это отчаянно не нравилось.
- Вот буклет, как ухаживать за татуировкой; вот чек - заплатишь на входе Данни. Строго придерживайся рекомендаций. Увидимся через три недели. В случае чего звони в салон, зови меня.
- В случае чего? – спросил Джаред с нажимом на последнем слове, одевая его футболку.
Дженсен закурил в окно.
- Что ты хочешь услышать, а?
Несколько секунд оба молчали. Потом Джаред выговорил:
- Ты всегда такой? Уползаешь в траву и прячешься, старательно играя спокойствие?
Ресницы Дженсена на мгновение опустились, скрывая зрачок, хороня мысль в тени.
- Много будешь знать - жить будет неинтересно.
Он собрал альбомы и вручил их Джареду с намеком на то, что тому пора.
- Мне интересно, - озвучил очевидное Джаред так, словно для Дженсена это имело какое-то значение, но тот лишь пожал плечами.

Отлично. Потрахались - и теперь Дженсен терпеливо ждал, когда же Джаред, наконец, исчезнет.
Нет ничего хуже обманутых ожиданий, даже если они возникают абсолютно на пустом месте. У Джареда случалось.
Он иногда путал причинно-следственные связи, зато имел высший балл по проламыванию стен обаянием и способности выводить всех из себя – в зависимости от собственного настроения. В данный момент градус настроения стремительно падал. Показательно выкинув свою запоротую футболку в мусорный бак и отойдя на безопасное расстояние к двери, - не быстро, потому что ходить и правда было не совсем удобно: всё время хотелось избежать прикосновения ткани к саднящей коже, - Джаред застал его своим вопросом врасплох:
- В следующий раз, тот, который «в случае чего», презервативы можно не приносить - всё равно ведь уже?
Ему хорошо было видно, как Дженсен остолбенел, задохнувшись на вдохе, и его брови, и глаза, и рот - этот рот, блядь! - округлились от такой зашкаливающей наглости.
Вот и отлично, хрен зеленоглазый, сейчас, вот сейчас, сей-час настанет конец твоему наигранному спокойствию, ну, начинай…
Лицо Дженсена отмерло, губы дрогнули, он вдруг улыбнулся Джареду так, что тому на мгновение показалось, будто в глаза плеснули кипящим солнечным светом - и на этом ярком свету стало стыдно. Дженсен быстро спрятал лицо в ладонях - наверное, чтобы не подпалить чего ненароком, - а потом неожиданно прыснул и закатился смехом, поглядывая сквозь наплывающие слезы на Джареда.
- Во попал! - хохотал он, выметая его жестом руки и вытирая тыльной стороной ладони веки. - Давай, похромал уже, змей, уйди с глаз моих, не могу!

Джаред вывалился из кабинета под аккомпанемент смеха Дженсена, в его футболке, с его татуировкой и своими далеко идущими планами. Натолкнувшись на хитрый прищур Данни, он сразу понял, что зря, поэтому быстро прикрыл лицо пуленепробиваемым идиотизмом, надеясь так же по-быстрому избавиться от язвительной регистраторши. Он даже решил расплатиться наличкой, чтобы ускорить процесс и избежать ненужных вопросов. То, что она не будет молчать, было очевидно.
Данни подманила его к себе наманикюренным пальцем и наигранно доверительно сообщила:
- Вижу, что вы поладили. Не хотелось бы тебя расстраивать, такого счастливого, просто имей в виду: Дженсен совершенно не тот, кем кажется, и как бы ты ни старался, но к себе, прямо сюда, - она похлопала ладонью по груди в районе сердца, - он никого не пустит.
Лично, что ли, проверяла, стерва? Джаред принял сильно загрустивший вид и состроил глазки.
- Праа-авда что ли? – протянул он, забирая оплаченный чек вместе с ее ухмылкой а-ля «убогим сочувствуем». – Жаль…
- А мы не прямо, - кинул он ей на выходе, уже жизнерадостно улыбаясь, - мы в обход!
И хлопнув дверью, от всей падалечьей души показал ей зрелищный фак.

fin
-----------------------------------
*дезинфицирущее средство
** местноанестезирующее средство



Сказали спасибо: 224

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

26.05.2017 Автор: CoffeeCat

Феерический Джаред :)))

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1350