ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
238

Ледяной король

Дата публикации: 21.08.2012
Дата последнего изменения: 21.08.2012
Автор (переводчик): Сеш;
Пейринг: J2; ОМП / Дженсен;
Жанры: ангст; нон-кон; романс; сказка;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: изнасилования, сказочное надругательство над обоснуем и законами физики, термодинамики и пр.
Примечания: Взявшись за сказку «Снежная королева», я поняла, что она очень центрируется на Герде и тут, по сути, нет любовной линии или дружеской кому как ближе. Соответственно, перенеся сюжет на Джеев, мы можем получить только долгое путешествие одного из них, которое конечно станет доказательством большой любви, но это таки как-то маловато)) Поэтому, раз большой лавстори тут и нет, то я решила подойти с обратной стороны – со стороны Кая. Ну и бонусом переделать историю на современный лад. Тут не будет путешествия Герды и даже не будет Снежной королевы, зато будет ночной клуб «Ледяной Король», знаменитый своими блистательными стриптизёрами – Снежинками. Будем много Дженсена и много секса с принуждением. Что поделать заставлять Кая собирать из кусочков люда слово «слэш» показалось мне недостаточно интересным.
Глава 1

Если Джареду ночной клуб «Ледяной король» не понравился с первого взгляда, то Дженсен был от этого места в восторге. Диджей словно заведённый играл его любимые хиты, а стриптизёры на специальных стойках вытворяли такое, что их определённо стоило переименовать в пламя. Какие к чёрту снежинки, если они так горячи!
Падалеки же предсказуемо начал нудеть уже после первой пары-тройки бокалов.
- Может, пойдём? Завтра лекции у мистера Брауна, он с нас шкуру спустит за прогул.
- Джен, ты мог бы так не пялиться, я начинаю думать, что у тебя фетиш на снег!
- Эклз, ну, пойдём уже! Мы пришли развлечься, а ты за все два часа на меня ни разу и не посмотрел, всё глаз от этих блядских Снежинок не отводишь.
И так дальше, и по-кругу. Двухметровая ревнивая сучка. Нет, Дженсен не особо стремился гулять налево и чего уж там – любил Падалеки на все сто процентов и с подростковым максимализмом был уверен, что тот его единственный и самый-самый, но…
Сегодня ему определённо хотелось чего-то другого. Хоть чуть-чуть, хоть на один вечер. Желание появилось само собой и настойчиво не отпускало. Танцоры словно завораживали, и он никак не мог перестать смотреть, слыша Джареда, но, толком не понимая его слов. Объятия Джареда казались удушливо жаркими, и хотелось чего-то свежего и холодного. Ветра в лицо и пригоршни ледяного снега, будь он неладен…
Когда Падалеки, демонстративно стукнув стаканом о стойку, встал, Дженсен едва смог на мгновенье посмотреть в его сторону.
Джаред был зол и обижен, это легко читалось по его лицу – нахмуренные брови, до боли закушенная губа и непонимающий взгляд.
«Прости, я не знаю, что со мной» хотелось сказать Эклзу, но он не мог и рта открыть. Снежинки продолжали танец, и все слова куда-то пропали.
- Ладно, хочешь, оставайся, а я пошел. Если тебе тут интересней, кто я, чтоб тебя отвлекать? Уж точно не стриптизёр, куда мне до них.
- Дж…Джаред, - прохрипел Дженсен сжимая в пальцах бутылку пива, но тот уже уходил и не собирался оборачиваться. – Не оставляй меня…
Но его шепот никто не услышал. Музыка стала ещё громче, толпа куда-то отступила, и перед глазами танцевали Снежинки. Обнаженные тела, искусственный снег, кажущийся таким холодным, таким реальным. Он кружился перед глазами, пока всё не погрузилось в темноту.

***

- Дженсен, - кто-то звал его, тихо, но настойчиво, голос скрипел как снег под ногами, заставляя морщиться и пытаться спрятаться. – Я знаю, что ты не спишь.
В последнее время его будил только Джаред – поцелуем в выходные и шлепком по заднице в будние дни, когда они раз за разом рисковали опоздать на лекции. Это было одновременно большим плюсом и не менее большим минусом их совместной студенческой жизни.
Но этот голос был Эклзу не знаком, он вытаскивал его в реальность, больно хватая ледяными руками, а вытащив, без какой-либо жалости бросил в ледяную воду. Холод взялся ниоткуда, но был так силён, что Дженсен со стоном скатился с кровати, которая показалась ему ледяной глыбой, обнимая себя за плечи и стуча зубами.
- Ч-ч-ч-чёрт!
- Доброе утро, - улыбнулся ему сидящий в кресле мужчина. – Осторожней, я не хочу, чтоб ты поранился.
У незнакомца разглядывающего его сейчас с заинтересованность коллекционера, нашедшего жемчужину своей коллекции, были ярко синие глаза и бледная кожа. Со светлыми, словно отбелёнными волосами он казался каким-то странным, словно неудачная фотография, изображение на которой не выглядит живым.
- Здравствуй, Дженсен, я рад видеть тебя тут. Ты можешь называть меня Ледяным королём. Я рад, что тебе понравилось моё скромное царство.
- Что?
- Мои Снежинки были правы, ты очарователен.
- О чём вы? – растерялся Эклз, оглядываясь по сторонам.
Большая комната с высокими потолками и светло голубыми стенами, не смотря на мягкую мебель и сервированный на двоих стол, выглядела неживой и холодной, как морг. Под стать своему хозяину.
- Они увидели тебя в зале и сразу поняли, что ты подходишь мне. И не прогадали, очень скоро ты станешь таким же, как и они.
- Я не понимаю. Наверно, вчера я выпил лишнего. Извините, я пойду, меня ждут дома.
- Тебя никто не ждёт, и никто не дождётся. Теперь ты мой.
- Что за бред?! – обойдя мужчину, Дженсен направился к дверям, собираясь немедленно уйти, но не успел сделать и пары шагов, как его резко рванули назад.
- Ты мой, - обнимая его, прошептал незнакомец и Эклз вскрикнул от боли, прикосновения были обжигающе холодными, его словно сковали железом, а не обняли руками.
- Отпусти!
- Нет, ты привыкнешь, все привыкают.
- Мне больно, хватит!
- Я знаю, но скоро ты перестанешь чувствовать боль.
- Псих, ты чёртов псих, убери от меня свои лапы, а то…
- Ты ничего не сможешь. Тебе не вырваться. Неужели ты не чувствуешь, как мой холод проникает в тебя? Замораживает мысли, сковывает тело? Скоро ты станешь послушным.
Дженсен и вправду чувствовал всё это, и бороться с каждой минутой становилось всё сложнее. Холод снова оттеснял его назад в темноту и вскоре он стоял на ногах лишь благодаря холодным рукам, крепко сжимающим его в подобии объятий.
- Сладких снов, моя Снежинка, - донёсся до Эклза тихий шепот, и белизна льда сменилась чернотой сна.

***

С того дня жизнь Дженсена изменилась.
Теперь с утра до вечера он был собственность Ледяного Короля, а ночи проводил в его клубе, развлекая не замечающих ничего странного в его поведении посетителей. Всем казалось, что красивый парень танцует среди сверкающих блёсток, но никто не замечал, что они холоднее льда. Никто не знал и того, что пол под его ногами подобен ледяной глыбе и чтоб не замёрзнуть, он был вынужден танцевать, не останавливаясь, часы на пролёт, плача от боли, но, не имея возможности вырваться из замкнутого круга. Никто не видел страха и боли за соблазнительным танцем, никому не приходило в голову снять маску с его лица.
Иногда Дженсену казалось, что он видит лицо Джареда в толпе, но снег словно издеваясь, начинал мелькать перед лицом. Эклз закрывал глаза, спасаясь от острой ледяной пыли, а когда снова оглядывал толпу, то не мог его найти.
С каждым днём Падалеки чудился ему всё реже и вскоре его образ остался лишь в памяти Эклза, он стал единственным, что давало сил держаться на ногах. Когда становилось слишком больно, Дженсен закрывал глаза и представлял, что они одни в своей комнате, что под ногами мягкий ковёр, а Джаред не сводит с него любящего и жадного взгляда. И тогда он танцует, только для него…
Но было кое-что хуже этих выматывающих ночей. Каждый день Ледяной Король уводил его к себе, и тогда холод поглощал Дженсена с головой.
Кровать Короля была такой же ледяной, как и он, Эклзу казалось, что его каждый раз пытаются вбить в сугроб и похоронить живьём. Кожа короля была холодной и чуть влажной, словно тот таял от прикосновений к теплу человеческого тела. Но это тепло не пугало его, он прижимался ближе, вжимался в пытающееся вырваться тело, раздвигал судорожно сжатые колени и жадно проникал в столь чуждый ему жар.
Каждое движение вызывало у Дженсена крик, член короля был словно лёд - так же холоден и твёрд, совсем не похож на человеческую плоть, он причинял острую боль и вбивался до крови. Всё глубже и глубже, пока Дженсен не переставал чувствовать своё тело, пока не замерзал настолько, что уже не чувствовал боли. Тогда Король целовал его в посиневшие губы и кончал, заставляя дрожать от последней самой холодной ласки.
Когда Хозяин уходил, оставляя его одного, Эклз каждый раз боролся с желанием свернуть на кровати и уснуть, зная, что проснуться он уже не сможет. Но каждый раз он вставал, и едва переставляя ноги, добирался до ванной, где прятался под струями обжигающе горячей воды. Вот только рано или поздно, его принуждали возвращаться в холодную реальность.
И каждый раз он всё меньше помнил о себе, кто он, как оказался в этой круговерти холода? Есть ли что-то кроме бесконечной боли и страха?
Иногда Дженсен вспоминал о Джареде, но этих воспоминаний становилось всё меньше и меньше.

***

Когда он понял, что холод забирает не только память и силы, но его жизнь, он попытался бежать, но жалкая попытка не принесла ничего кроме новой боли.
Разозлённый слабостью своей игрушки Король, избил его и запер в подвале, а уходя, усмехнулся, глядя на сжавшегося от боли парня:
- После них даже я покажусь тебя горячим.
Дженсену не долго пришлось гадать, кого он имел ввиду.
Почувствовав тепло его тела, из покрытых инеем стен выступили синие фигуры. Если Ледяной Король хоть чем-то напоминал человека, то они были лишь ледяными скульптурами. Но это не мешало им подходить всё ближе, окружая Эклза и протягивая к нему руки.
- Согрей нас, - шептали они.
- Пожалуйста, не надо…
Но они не остановились, ни когда он просил, ни когда кричал. Ледяные руки дёргали его из стороны в сторону, вертели как куклу, срывали одежду, чтоб добраться до ещё тёплой кожи. Он отбивался как мог, но вряд ли хоть кто-то из них чувствовал боль от его ударов. Вскоре они уже прижимались к нему всем телом, лезли покрытыми инеем пальцами в рот и задницу, делили его между собой с приглушенным ворчанием и ледяным хрустом, что издавали их тела.
Холод был так силён, что всё происходящее уже через пару минут воспринималось Дженсеном как сон. И после всего, что было с ним в реальности, Эклз уже не удивлялся, что и сны его наполнены болью и льдом. Один член сменялся другим, тело теряло чувствительность, и он лишь иногда приходил в себя, замечая, что его трахают аж втроём, а боли уже нет.
Наверно, скоро он станет таким же куском льда и просто треснет, рассыпаясь осколками, когда не сможет вместить и согреть всё то, что они хотят в него засунуть…
Но прежде, чем это происходит, возвращается Ледяной Король и парой ударов разбивает ледяные скульптуры. Дженсену не хватает сил даже на то, что заслониться от летящих осколков и те царапают его кожу, но боли всё ещё нет.
- Получил урок? – не дожидаясь ответа, он подхватил его на руки и Эклз хрипло рассмеялся сквозь сон.
Король обманул, он всё равно был невыносимо холоден…

***

Теперь Дженсен был идеально послушен.
Его танцы стали так же плавны и соблазнительны, как и представления Снежинок, из движений пропал страх и боль – после ночи в подвале, лёд пробрался до самого сердце и Эклз уже не чувствовал боли, причиняемой снегом и льдом.
Даже дни, проведённые в постели Короля, больше не могли выбить из него слёзы, наверно, внутри что-то окончательно замёрзло.
Король улыбался своими ледяными губами и целовал Дженсена, пока тот не терял сознание от холода, но и это не могло заставить мужчину остановиться. Теперь, когда холод уже не мог убить, Король не боялся сломать свою игрушку.
А Эклзу было уже всё равно. Он уже ни на что не надеялся и ничего не ждал, холодное спокойствие стало спасением не только от боли, но и от страха.
Убедившись в его послушании, Ледяной Король ослабил свой контроль, но Дженсен уже не думал о побеге. Он лишь радовался каждому спокойному утру, когда тот не требовал его к себе, и можно было просто лежать в прохладной постели, кутаясь в тонкое одеяло и не сводя взгляда с белоснежного потолка, покрытого морозным узором. В такие минуты он был почти счастлив, уже от-того, что холод не пытался пробиться внутрь, туда, где ещё билось едва ощутимая искорка тепла.

***

Тот вечер ничем не отличался от прошлых, не было ни предчувствия, ни надежды. Голова была привычно пуста, а тело танцевало, словно само по себе. Он не ждал, конца выступления и не пытался выловить из толпы знакомые лица, он просто был там, на своём месте и исполнял приказ, остальное не играло роли.
Услышав своё имя, Дженсен даже головы не повернул, продолжая танцевать, не доверяя собственному слуху, который уже не раз обманывал его, давая ложные надежды.
- Дженсен! – но кто-то по ту сторону снега был упорен и когда Эклз так и не обратил на него внимания, неизвестный сделал то, чего никто не ожидал
Он протянул руки сквозь снег и схватил его за плечи.
- Очнись, Дженс! – этот кто-то морщился от холода, но не отпускал, тихо шипел, когда снег царапал и резал его руки, но держал крепко и упрямо тащил Дженсена с платформы. – Давай, идём отсюда, скорее!
Этот кто-то был такой горячий, что его прикосновения причиняли боль привыкшей к холоду коже, и едва он обнял Дженсена, прижимая к себе, как тот со стоном потерял сознание.
Пожалуй, этим он оказал своему похитителю самую большую услугу – перекинув его через плечо, тот без промедления унёс Эклза из клуба. Благо хозяин в тот день был слишком занят, чтоб спуститься на шум, а на охрану Ледяной Король не полагался, свято веря, что один раз попав в его плен Снежинки, никогда уже не убегут. В этом он был прав, вот только не учёл, что его игрушку могут забрать силой.

***

Очнулся Дженсен в тепле. Позабытое за прошедший месяц ощущение, казалось чем-то нереальным и невозможным. Он лежал в тёплой и мягкой кровати, под толстым одеялом и надёжно прижатый к чьему-то горячему телу. Собственное ломило и кололо от кончиков пальцев до висков, но, не смотря на это, ему было так хорошо, что он начал плакать, словно внутри что-то таяло, что-то, что было замёрзшим и бесчувственным, а сейчас заново начинало оживать.
- Дженсен, ну что ты? Дженс, тебе плохо? – незнакомый парень обнимал его, прижимая к своей груди, а Эклз всё не мог остановить, чёртовы слёзы, в которых не было ни горя, ни радости, только усталость.
- Я… я… - раз за разом начинал он, но не мог прорваться сквозь клокочущие в горле всхлипы, только и оставалось, зажмурившись, прятать лицо в руках, но неизвестный не выпытывал у него ничего и не спрашивал больше.
- Всё хорошо, всё хорошо, ты дома, всё будет хорошо, - шептал такой родной голос и Эклз очень старался ему поверить. Если не словам, то мягкой интонации и нежным ладоням, гладящим его плечи. Столько тепла и всё для него.
Холод медленно оставлял его, таял под чужими руками, отступал в сердце, но и там ему уже не было места. Только тепло и никакого холода.
Вместе с теплом возвращались и воспоминания, а когда Дженсен поднял голову, вглядываясь в лицо своей «грелки», то почти не сомневался, что этот человек ему знаком и дорог.
- Что? Ты что-то хочешь – есть или пить? Дженсен? – заволновался парень, но Эклз мотнул головой и, дотянувшись, поцеловал его.
Это было правильно. Так же как и тепло. Как сильные руки на его теле и ласка вместо боли.
Только так, только с ним…
- Джаред, - выдохнул он, когда Падалеки ответил на поцелуй.
- Ты вспомнил, - улыбнулся тот.
- Я так замёрз без тебя.
- Знаю, прости, - Джаред тихонько коснулся его лба губами. – Прости.
- Согрей меня, - попросил Дженсен, подаваясь вперёд, вжимаясь в чужое тело и чувствуя, как тепло превращается в жар.
- Дженсен…
- И не отпускай.
- Никогда.


КОНЕЦ



Сказали спасибо: 127

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

13.12.2012 Автор: katerinavasiljevna

Не думала, что скажу такое, но и овощ с ней, с термодинамикой! Это здорово!

14.09.2012 Автор: VeleLu

Мне кажется мы все вот так замерзли, а отогреить НАС не кому...

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1407