ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
237

Дикие лебеди

Дата публикации: 21.08.2012
Дата последнего изменения: 21.08.2012
Автор (переводчик): Сеш;
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: ангст; ретейлинг; романс; сказка;
Статус: завершен
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Примечания: Сразу предупреждаю, что процентов на тридцать текст сказки сохранён, мне хотелось оставить особо красивые сказочные образы, которые при пересказе были бы утеряны, да и сюжет я почти не меняла. Так же имеется злая мачеха и аж одиннадцать сестёр Джареда, из-за которых у него будет много проблем. Сказка сама по себе центрируется на личности ГГ, а не на любовной линии, поэтому я старалась добавить сюда романса и превратить фигуру Короля-любовника во что-то большее, чем фанерную декорацию, но оно всё равно немного на втором плане.
Саммари: Ретейлинг одноименной сказки
Глава 1

Далеко-далеко, в той стране, куда улетают от нас на зиму ласточки, жил Kороль. У него было одиннадцать дочерей и один любимый сын наследник Джаред.
Король больше жизни любил собственных детей, единственную память, оставшуюся ему от красавицы жены. Хорошо жилось королевской семье, но прошло десять лет после смерти Королевы, и Король снова женился. Мачеха оказалась злой колдуньей и с первого взгляда невзлюбила детей своего супруга.

И месяца со дня свадьбы не прошло, как она задумала избавиться от Джареда.
Одна мысль о том, что мальчишка унаследует королевство, приводила её в ярость. Молодая Королева сама планировала занять трон после смерти нелюбимого, но такого могущественного мужа. Десятилетний Джаред был помехой, от которой ведьма решила избавиться. Поэтому она отправила его в деревню на воспитание к крестьянам, чтоб мальчишка поближе познакомился со своим народом и на собственном опыте понял, как живётся тем, чьим королём он со временем станет. А потом злая мачеха стала наговаривать Королю на бедных принцесс, дескать, непослушные они, глупые, с каждым годом всё хуже становятся, только об украшениях и чужестранных принцах и думают, не слушаются приказов, убегаю из-под охраны, и встречаются с крестьянскими парнями, пороча королевскую честь. Столько дурного наговорила, что Король через пять лет не хотел больше и видеть своих дочерей, приказав заточить их в высокой башне, раз принцессы опустились так низко и не в силах подняться из грязи сами.
Обрадовалась Королева и уже на следующую ночь, прокралась в башню и, подойдя к спящим девушкам, зашептала:
- Пусть каждая из вас превратится в чёрную ворону! Летите прочь из дворца и сами добывайте себе пропитание! Пусть кидают в вас камни крестьяне, прогоняя со своих полей, пусть выдёргивают ваши перья дикие кошки. Пусть нигде не будет вам покоя!
Но ей не удалось довести до конца своё злое дело. Принцессы превратились не в безобразных ворон, а в красивых диких лебедей. С криком вылетели они из окон дворца и понеслись над парками и лесами.
Было раннее утро, когда одиннадцать лебедей пролетали мимо хижины, где спал ещё крепким сном их брат Джаред, устав после тяжелого дня в поле. Королевский сын не покладая рук с рассвета до заката, работал наравне с простыми парнями деревни. Белоснежные лебеди долго летали над крышей его домика, вытягивая свои гибкие шеи и хлопая крыльями, но никто не слышал их и не видел. Так и пришлось им улететь дальше, не повидав своей младшего брата.
Высоко-высоко, к самым облакам, взвились они и полетели в большой тёмный лес, который тянулся до самого моря. Прочь от потерянного для них королевства, прочь от жестокой мачехи и её колдовства.
А бедный Джаред остался жить в крестьянской хижине. Целые дни проводил он то в поле, то в кузнице, помогая всем. Шел пятый год его деревенской жизни и когда, наконец, принцу минуло пятнадцать лет, крестьяне отослали его домой во дворец.
Королева увидела, как возмужал и вырос Джаред, как он силён и красив, как ждёт ни дождётся увидеть своего наследника Король и ещё больше возненавидела молодого принца. Злой мачехе хотелось превратить Джареда, как и его сестёр, в дикого лебедя, но этого она не могла сделать: король хотел увидеть своего сына.
И вот рано утром Королева пошла в свою мраморную купальню, всю разубранную чудесными коврами и мягкими подушками. В углу купальни сидели три жабы. Королева взяла их в руки и поцеловала. Потом она сказала первой жабе:
- Когда Джаред войдёт в купальню, сядь ему на голову - пусть он сделается таким же глупым и ленивым, как ты.
Другой жабе королева сказала:
- А ты прыгни Джареду на лоб - пусть он станет таким же безобразным, как ты. Тогда и родной отец его не узнает... Ну, а ты ляг ему на сердце!- шепнула королева третьей жабе.- Пусть он станет злым, чтобы никто его не любил.
И королева бросила жаб в прозрачную воду. Вода тотчас же стала зеленой и мутной.
Но когда спустя час в купальню пришел Джаред, снял с себя простые штаны и рубаху и с радостным криком, прыгнул в воду, та тотчас стала чистой. А жабы, едва коснувшись смеющегося принца, превратились в три красных цветка.
Вышел принц из воды невредимым и доброта его, и ум, и любящее сердце остались нетронутыми.
Тогда злая Королева отступилась от Джареда, но околдовала всех остальных в королевстве. Кто бы ни посмотрел на принца видел только уродливого оборванца с черной, как земля кожей, с лохматыми космами и злыми глазами. Теперь никто не узнавал в этом чудовище наследника.
Даже отец, взглянув на него, испугался и сказал, что это не его сын. Только старая цепная собака с приветливым лаем бросилась к нему да ласточки, которых он в детстве часто кормил крошками, прощебетали ему свою грустную песню. Понял Джаред, что не рады ему во дворце и решил вернуться назад в деревню. Тайком ночью ушел он из родного дома, но и в крестьянской лачуге не приняли его. С криками погнали со двора, как лесного зверя, кидая вслед грязь и камни.
Измученный бегом и слезами Джаред пришел в себя только в лесу. Как он убежал сюда, как спрятался от посланных по следу собак, принц не знал. Лишь одно было ясно, нет у него больше дома и пристанища, никто не узнаёт его, никто не любит.
Потеряны для него и отец и сёстры, которые и вовсе злой мачехой из дворца, как и он, выгнаны.
Долго сидел Джаред на лесной поляне, всё думал, что дальше делать, куда пойти, пока не увидел над головой птичий клин, в даль летящий, и кольнуло что-то в сердце, понял он, что должен найти своих сестёр, вдруг им ещё хуже, чем ему сейчас!
Поднялся принц и пошел, куда глаза глядят, веря, что судьба сама его, куда надо приведёт. День шел, второй, всё дальше в чащу лесную заходя, пока не встретил вдруг среди деревьев высоких и кустов малины старушку с корзинкой ягод.
- Не видела ли ты тут одиннадцать всадниц в плащах с королевскими гербами? – спросил Джаред.
- Нет,- сказала старушка,- столько девушек в этом лесу я не встречала, но вчера я видела здесь на реке одиннадцать лебедей в золотых коронах.
И старушка вывела принца к берегу реки. Поблагодарил её Джаред и пошел вниз по течению, долго он шел, пока не открылось перед ним безбрежное море. Ни одного паруса не было видно на море, ни одной лодочки не было поблизости. Одинокой и холодной водяная гладь оказалась.

Сел принц на камень у самого берега и задумался, что же ему делать, куда идти дальше? Морские волны ластились к его ногам и, глядя гладкую гальку, которую годами обтачивала вода, Джаред понял, что и ему следует набраться терпения и все свои силы отдать на поиск сестёр, рано или поздно они обязательно найдутся, если он не сдастся. Как вода точит камень, так и он преодолеет все трудности на своём пути.
Среди высушенных солнцем водорослей нашел принц одиннадцать белых лебединых перьев. На перьях ещё блестели капли - росы или слёз, кто знает? Вокруг было пустынно, но Джаред не чувствовал себя одинокой. Море вдруг показалось ему живым, вода размеренно вздымалась, словно грудь спящего.


Когда солнце близилось к закату, увидел он диких лебедей. Как длинная белая лента, летели они один за другим. Их было одиннадцать. На голове у каждого лебедя сверкала маленькая золотая корона.
Спрятавшись в прибрежных кустах, Джаред пристально вглядывался в белоснежных птиц, опустившихся на песок.
В эту самую минуту как солнце скрылось под водой - вдруг с лебедей упали их белые перья, и уже не одиннадцать лебедей стояли перед Джаредом, а одиннадцать красавиц принцесс. Бросился он к родным сёстрам, смеясь и плача от радости. Ведь и подумать не мог, что так быстро их отыщет.
Узнали принцессы брата, на шею ему кинулись, стали наперебой рассказывать, как прокляла их злая мачеха.
- Мы летаем дикими лебедями весь день, от восхода солнца до самого заката. Когда же солнце заходит, мы снова превращаемся в людей. И вот к часу солнечного заката мы спешим опуститься на землю. Если бы мы превратились в людей в то время, когда летим высоко над облаками, мы тотчас же упали бы на землю и разбились.
Рассказали сёстры и то, что живут они не в родном королевстве, а далеко-далеко за морем, в прекрасной стране, но дорога до неё далека и каждый раз им приходится перелетать через всё море. Лишь на самой середине пути высится утес, на котором они могут переждать ночь в человеческом облике. Тесно прижавшись друг к другу, приходиться стоять королевским дочерям, дрожа от холодного ветра и морских волн, разбивающихся у них под ногами. Тяжела такая ночь, но не будь на их пути этого утёса и вовсе никогда не удалось бы им побывать на родной земле.
Совершают они этот перелёт только два раза в год, в самые длинные дни, когда им хватает времени перелететь через море. Вот и сейчас им уже скоро пора возвращаться в дивный чужой край.
- Но в этот раз мы не улетим без тебя! Полетели с нами, Джаред. Раньше ты через весь дворец носил каждую из нас на руках, неужели теперь все вместе на наших крыльях мы не сможем перенести тебя через море?
- Хорошо, возьмите меня с собой, рядом с вами я не боюсь ни полётов, ни падений, - согласился Джаред.
Всю ночь плели они сетку из гибкой ивовой коры и тростника. Сетка вышла большая и прочная, и сёстры положили в неё Джареда. И вот на восходе солнца десять лебедей подхватили сетку клювами и взвились под облака, а одиннадцатый лебедь летел у него над головой, защищая от солнца своими широкими крыльями.
Целый день летели лебеди, и когда время близилось к закату, зашумела непогода, всё темней и темней становилось небо, а утёс всё не был виден.
Испугался Джаред, что из-за него не успеют долететь до утёса сёстры, что упадут они в море и утонут. И только он один будет виновен в их смерти!
Солнце уже почти касалось воды, когда лебеди стремительно бросились вниз, словно падая, но когда солнце уже наполовину ушло в воду, принц увидел внизу утёс. В самый последний миг ступили они на камни и тотчас обернулись лебеди принцессами. Все двенадцать они едва уместились там, держась за руки, и ободряя друг друга. Долгой эта ночь оказалась для королевских детей, но вместе они выдержали и её.

На заре буря улеглась, и опять стало ясно и тихо. Как только взошло солнце, сёстры с Джаредом полетели дальше. После страшной ночи продолжение полёта казалось принцу волшебной сказкой. Глядя на море под ними, на белую пену волн, так похожую на стаю лебедей, плывущих по изумрудной глади воды, Джаред улыбался, они пережили самую страшную часть пути, и теперь всё должно было быть хорошо.
И предчувствие не обмануло его. Вскоре показалась земля и ещё до заката оказались они перед глубокой пещерой.
По каменным стенам вились нежно-зеленые растения, как будто вышитые зелёные ковры. Сладко пахнущие цветы украшали всё вокруг, и пёстрые птицы пели с деревьев свои дивные песни. Это был прекрасный дом его сестёр-лебедей.
- Посмотрим, что приснится тебе в эту ночь,- сказала старшая сестра и отвела Джареда в его уголок пещеры, где сёстры уже устроили брату уютное и мягкое ложе.
- Я хотел бы увидеть, как освободить вас от чар! – сказал принц, закрывая глаза.
И вот ему пригрезилось, что он снова в лесу и выходит к нему из-за высоких сосен старушка с корзинкой полной душистой малины.
- Твоих сестёр можно спасти, - говорит она. - Но хватит ли у тебя мужества и стойкости? Ты готов защищать их с мечом в руке, готов умереть за них, но смогут ли твои руки перенести нескончаемую боль, не дрогнут ли? А сердце выдержит ли оно муки и страх?
- Я сделаю всё, что бы спасти их!
- Видишь, у меня в руках крапива. Такая же крапива растёт возле вашей пещеры, и только она да ещё та крапива, которая растёт на кладбище, может тебе пригодиться. Запомни же это! Тебя ждёт нелёгкая и непривычная для принца работа.
- Я работал в поле как крестьянин, я не боюсь никакой работы.
- Это хорошо. Нарви крапивы, хотя руки твои покроются волдырями от ожогов; потом разомни её ногами и свей из неё длинные нити. Из этих нитей сплети одиннадцать рубашек с длинными рукавами и, когда они будут готовы, набрось их на лебедей. Чуть только рубашки коснутся их перьев, колдовство исчезнет. Но помни, что с той минуты, как ты начнёшь свою работу, и до тех пор, пока не окончишь её, ты не должен говорить ни слова, хотя бы работа твоя длилась целые годы. Первое же слово, которое сорвётся у тебя с языка, пронзит сердца твоих сестёр, как кинжалом. Их жизнь и смерть в твоих руках! Помни же всё это!
Старушка коснулась руки Джареда жгучей крапивой и он проснулся, найдя возле себя несколько стеблей крапивы, точь-в-точь как та, которую видел во сне. Тогда принц вышел из пещеры и принялся за работу.
Голыми руками рвал он злую, жгучую крапиву, и ладони его покрывались большими волдырями, но он с радостью переносил боль, раз так мог спасти любимых сестёр. Босыми ногами разминал жесткие стебли и непривычными к женской работе пальцами старательно свивал длинные зелёные нити.
С заходом солнца в пещеру прилетели сёстры-лебеди. Увидев пораненные руки брата и поняв, что тот не может сказать и слова, сёстры заплакали. Не для того столь далеко несли они брата, чтоб тот попал в новую беду!
"Это новое колдовство злой мачехи", - подумали они, но принц только качал головой и улыбался, пытаясь их утешить. Слёзы сестёр капали на его руки и от каждой слезинки боль утихала.
С тех пор и день и ночь сидел Джаред за своей работой, не думая об отдыхе и покое. Сёстрам едва удавалось заставлять его хоть иногда отвлекаться на еду и сон.
Скорей-скорей! – стучало сердце принца. Вот уже одна рубашка была готова, а вот и вторая на подходе. Совсем скоро его сёстры будут свободны от проклятья.
Джаред уже доделывал шестую, когда в один из дней тишину леса нарушил звук охотничьего рога. Лай собак и голоса людей подсказали принцу, что кто-то охотиться неподалёку. Скрывшись в пещере, он быстро связал в пучёк крапиву и готовые рубашки. Кто знает, что на уме у охотников, а будучи один он вряд ли сможет постоять за себя против собак и воинов. Но всё равно, Джаред не собирался легко сдаваться.
Первыми из кустов выскочили собаки, с лаем бегая взад вперёд перед пещерой, а спустя пару минут, на поляне собрались и все охотники – статные и богатые вельможи на вороных конях и в дорогих одеждах. Самый красивый и молодой из них ловко спрыгнул с коня и подошел к Джареду. Голову юноши украшал тонкий золотой обруч, почти теряющийся среди светлых, рыжеватых волос, обрезанных по чужеземной моде так коротко, что было видно загорелую шею в вырезе рубашки.
Король или принц, - решил Джаред, разглядывая незнакомца.
Тот был красив. Яркие зелёные глаза лучились добротой и нежностью, казалось юноша, выставив перед собой безоружные ладони, подходит к пугливой лани, а не к парню на голову выше себя ростом.
- Кто ты и как попал сюда? – спросил он Джареда, но тот не мог ответить. – Я Дженсен, Король этой страны, я не причиню тебе вреда. Пойдём со мной!
Принц замотал головой, отступая к пещере, он не мог уйти, не сейчас, когда работа ещё только на половине. Нет!
Но Король был настойчив, он поймал Джареда за руку и нежно коснулся загрубевший от крапивы пальцев.
- Здесь тебе нельзя оставаться!
Джаред пытался вырваться, но Король оказался сильнее, мягко, но крепко он удерживал Джареда, нашептывая, как тот прекрасен и как счастлив он, найти в лесу такое чудо.
Но Джаред не мог уехать от сестёр и незаконченной работы, ещё пять рубашек должен был он сплести. Поэтому принц вырвался из рук Короля и бросился к пещере. Подхватив с земли длинную палку, он выставил её перед собой, готовый защищаться от любого.
- Ваше Величество, давайте мы его поймаем, что же вы сами будете по камням за парнишкой бегать? – предложили егеря, но Король только отмахнулся.
Хоть и не мог он оставить найденного парня одного в лесу, но и тащить его силой было слишком жестоко.
- Веришь или нет, но я люблю тебя, - подходя к Джареду, прошептал он. - Полюбил с первого взгляда и не могу отпустить. Всё моё королевство положу к твоим ногам, только не гони меня. Позволь хоть на пару дней увезти тебя, пусть мои лекари вылечат твои руки. Прошу, не отказывай!
Голос Короля был мягок и сам он не казался принцу злым, быть может, лучше согласится и переждать пару дней, чем злить Дженсена и подвергать сестёр опасности.
Принц мог бы отбиться от Короля, но рядом была его свита и рано или поздно они всё равно увели бы его силой, поэтому Джаред позволил Дженсену отманить себя прочь от пещеры и запрыгнул на подведённого вороного коня.
- Я хочу только твоего счастья, - сказал Король, а сам увозил всё дальше и дальше от пещеры, где осталась последняя надежда Джареда – жгучая как боль в его сердце крапива и шесть волшебных рубашек.

К вечеру доскакали они до великолепной столицы Короля, с дворцами и башнями, и Дженсен ввёл Джареда в свой дворец. В высоких мраморных покоях журчали фонтаны, а стены и потолки были расписаны красивыми картинами. Но Джареда не волновало богатое убранство, в своём дворце он повидал немало золотых красот, да только проку от них было мало. Не уберегли сокровища ни его сестёр, ни его самого.
Дженсен приказал своему лекарю заняться ранами найдёныша, а служанкам приготовить ванну и роскошные одежды для дорогого его сердцу гостя.
В богатых уборах Джаред был так прекрасен, что весь двор преклонился, перед ним, а Король провозгласил его своим избранником.
Понял принц, что обманул его зеленоглазый Король, пусть и не со зла, но обманул. Не отпустит ни через день, ни через месяц.
Опечалился Джаред, но Дженсен приметив, что парень не весел, увёл его из людного зала, прочь от шума и музыки, богатыми коридорами дворца прошли они до покоев, которые Король ему предоставил и там открыл он дверцу в маленькую комнату возле спальни Джареда. Комната вся была увешана зелёными коврами и напоминала лесную пещеру, где Король нашёл его. На полу лежала связка крапивы, а на стене висели сплетённые им рубашки. Всё это, как диковинку, захватил с собой из лесу один из охотников.
- Тут ты можешь вспоминать свое прежнее жилище,- сказал Король.- Я заметил, что эти вещи дороги тебе, если хочешь, можешь продолжать свою работу. Хотя теперь ты ни в чём не будешь испытывать нужды.
Увидев свою крапиву и рубашки, Джаред улыбнулся и на радостях обнял Дженсена, чувствуя, как на миг замер в его объятьях Король, а затем потянулся навстречу и легко поцеловал принца.
- Спасибо, - шепнул Дженсен, хотя именно Джареду хотелось произнести эти слова.

С тех пор легче стала печаль на его сердце, по-прежнему тосковал он по сёстрам, но знал, что недалёк тот день, когда рубашки будут закончены и колдовство потеряет силу. Тогда он сможет поговорить с Дженсеном и познакомить его с милыми сёстрами, они обязательно понравятся друг другу, ведь Король и вправду был самым добрым и чудесным человеком.
Все во дворце полюбили Джареда, всего за пару дней своей солнечной улыбкой он завоевал сердца, как родственников Короля, так и простых служанок.
Лишь только епископ невзлюбил избранника Короля, не по душе ему было, что тот выбрал простого парня, а не богатую принцессу из соседнего государства. Изо дня в день нашептывал он Королю злые речи, но они не доходили до любящего сердца. И месяца не прошло, как сыграли свадьбу. Епископ сам должен был надеть на Джареда корону; с досады он так плотно надвинул ему на лоб узкий золотой обруч, что всякому стало бы больно, но Джаред даже не заметил этого. Губы его по-прежнему были сжаты, ни единого слова не вылетало из них, зато в его глазах всё ярче светилась любовь к доброму, красивому Королю, который делал всё, чтобы только порадовать своего избранника. С каждым днём Джаред привязывался к нему всё больше и больше, жалея лишь о том, что пока не может рассказать о себе и сёстрах.

По ночам он тихонько уходил в свою потайную комнатку, похожую на пещеру, и плёл там одну рубашку за другой.
Дженсен не удерживал его, зная, что любимый не может сказать «нет», поэтому он всегда отступал, стоило Джареду хоть нахмуренными бровями, хоть печальной улыбкой показать своё нежелание оставаться в тёплой постели.
Вынужденные часы одиночества печалили Короля, но он не в праве был требовать большего, уже то, что найдёныш позволил удержать себя, не убежал назад в лес, было для него чудом. Королю позволяли любить, и это делало его счастливым, как и надежда на то, что и он не безразличен Джареду.

Время шло, уже девять рубашек были готовы, но когда Джаред принялся за десятую, то увидел, что крапивы у него больше нет. Он знала, что может найти такую крапиву на кладбище, поэтому ночью потихоньку вышел из дворца. Сердце его сжималось от страха, когда он пробирался лунной ночью на кладбище по длинным аллеям сада, а потом по пустынным улицам. На кладбище Джаред нарвал крапивы и вернулся домой.
Лишь один человек не спал в ту ночь и видел его. Это был епископ.
А уже утром он пришёл к королю и рассказал ему о том, что он видел ночью.
- Прогони его, Король, он злой колдун! - нашёптывал епископ.
Но Король прогнал епископа, правда с той ночи ещё мучительней ему было видеть, как исчезает в маленькой комнате его молодой супруг.

Король становился всё мрачнее и мрачнее. Джаред видел это, но не понимал, чем вызвана эта грусть. Мысли его были заняты работой и всё свободное время он пытался улизнуть в свою комнатку. Только предчувствие беды не давало ему покоя.
Уже десять рубашек было готово, но на одиннадцатую опять не хватило крапивы. Ещё раз, последний раз, нужно было пойти на кладбище.
Ночью Джаред снова тайком вышел из дворца, не зная, что епископ и Король следуют за ним и сердце последнего точно так же болит от боли и страха, как его собственное.
Что мог делать королевский супруг ночью на кладбище?..
- Теперь ты сам видишь, кто твой избранник, - сказал епископ и потребовал, чтобы Джареда сожгли на костре, иначе он при всех обвинит его в колдовстве и скажет, что маг очаровал Короля и тот теперь не может оставаться законным и надёжным правителем.
И Король вынужден был согласиться.
В последний момент Дженсен попытался силой увести Джареда прочь, спасая от стражи, но тот так цеплялся за свои крапивные рубашки и вырывался из рук Короля, что они не успели скрыться от посланных епископом солдат.
Джареда посадили в тёмное, сырое подземелье с железными решётками на окнах, в которые со свистом врывался ветер. Ему бросили охапку крапивы, которую он нарвал на кладбище. Эта жгучая крапива должна была служить колдуну изголовьем, а сплетённые им жёсткие рубашки - постелью. Но тут стража просчиталась, ничего другого Джареду и не надо было.
Пусть и больно было от мысли, что Дженсен предал его, но мысли о сёстрах не давали ему опустить руки.
Он снова принялся за работу. Хоть и знал, что жить ему осталось лишь одну ночь, но и рубашки он почти доделал, осталась последняя, одиннадцатая.
Вечером у решетки раздался шум лебединых крыльев. Это сёстры отыскали его.
Теперь Джаред был почти спокоен, слёзы текли по его щекам, но он продолжал улыбаться, плетя рубашку.

На заре, незадолго до восхода солнца, к дворцовым воротам пришли одиннадцать сестёр Джареда и потребовали, чтобы их пустили к Королю. Им ответили, что это невозможно: Король ещё спал и никто не смел его беспокоить. Но они не уходили и продолжали просить. Дженсен услышал чьи-то голоса и выглянул в окно, чтобы узнать, в чём дело. Но в эту минуту взошло солнце, и девушки исчезли. Король увидел только, как взвились в небо одиннадцать диких лебедей.

За час до казни Дженсен спустился к Джареду, король был так же бледен как его узник и хоть плетущий чёртовы рубашки Джаред был прямым доказательством колдовства, он всё равно не верил в то, что его любимый был злым магом.
- Я спасу тебя. Пусть епископ говорит, что хочет. Перед всем народом я скажу, что это ложь. Его слово против моего. Народ любит меня, он не позволит свершиться несправедливости.
Джаред улыбнулся ему, но когда Король попросил его протянуть ладонь сквозь решетку, чтоб он мог хоть на миг коснуться его, лишь качнул головой, не отрываясь от работы.
Если это были его последние минуты, он был обязан отдать их для спасения сестёр, как бы сильно не хотелось сжать руку Дженсена и спрятаться от страха и боли на его груди.
Толпы народа собрались, чтоб увидеть казнь. Вороной конь примчал Джареда в столицу, на казнь же его везла жалкая старая кляча. Джаред сидел в телеге, бледный и измученный бессонной ночью, но даже по дороге к месту казни не выпускал из рук своей работы: десять рубашек лежали у его ног совсем готовые, одиннадцатую он продолжал плести.
- Посмотрите на мага! - кричали в толпе.- Он не расстаётся со своими колдовскими штуками! Вырвем-ка их у него да разорвём в клочки!
Чьи-то руки уже протянулись к телеге, чтобы вырвать из рук Джареда зелёную рубашку, но одиннадцать белоснежных лебедей вдруг прилетели и сели по краям телеги. Испуганный народ расступился в стороны.
- Белые лебеди слетели с неба! Он невиновен! - шептали многие, но не смели сказать этого вслух.
И вот палач уже схватил осуждённого за руку, а Дженсен сжав в руке королевский жезл, шагнул вперёд, собираясь преградить ему дорогу, но тут доселе молча и покорно следующий к костру Джаред, вырвался из рук палача и, схватив зелёные рубашки, набросил их на лебедей. Чуть только рубашки коснулись их перьев, все одиннадцать лебедей обратились в красавиц принцесс, столь прекрасных, что народ ахнул, дивясь чуду.
- Теперь я могу говорить, - сказал Джаред, повернувшись к Дженсену. - Я не колдун, это мои сёстры были заложницами злого колдовства, которое теперь потеряло силу. Те рубашки, что я плёл, превратили их назад в людей и мне не нужно больше молчать.
Народ преклонил колени, епископ рассерженно топнул ногой, но уже ничего не мог сделать. Казнь отменялась, вместо неё глашатаи провозгласили праздник!

Как только Король оказался рядом, Джаред устало прислонился к нему, позволяя обнять себя и обнимая в ответ.
- Я так давно хотел сказать тебе…
- Если ты хочешь уйти…
Начали они одновременно и оба замолчали.
- Дурак!
- Ты хотел сказать, что я дурак? – удивился Дженсен.
- Нет, что я люблю тебя, - улыбнулся Джаред. - Но одно не отменяет другое. Ты мой любимый дурак. Спасибо тебе.
- Я и вправду дурак, что позволил заточить тебя.
- Но ты продолжал в меня верить.
Пока они улыбались друг другу, каждое полено в костре пустило корни и ростки, и вот на том месте, где хотели сжечь Джареда, вырос высокий зелёный куст, покрытый красными розами, а на самой верхушке куста блестел, как звезда, ослепительно белый цветок.



Сказали спасибо: 48

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1414