ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
228

Подарок судьбы

Дата публикации: 16.08.2012
Дата последнего изменения: 16.08.2012
Автор (переводчик): Сеш;
Пейринг: Джаред / Дженсен; ОМП / Дженсен;
Жанры: ангст; от первого лица; рабство; романс; сказка; юст;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Саммари: Рабский фик в восточном антураже. В первой части POV Джареда, во второй части POV Дженсена, а в третьей снова Джареда. Дженсен младше Джареда, Джаред/Дженсен, намёки Джафар/Дженсен. Ангст, юст, романс, ХЭ. Почти сказка.
Глава 1

- Подарок для господина, - поклонившись, купец подтолкнул вперёд кого-то маленького, на голову ниже меня, с головы до ног закутанного в вышитую бусинами накидку.
Очередная наложница?
- Покажи, - милостиво кивнул отец, окидывая фигурку заинтересованным взглядом.
Но под тканью оказалась не хрупкая девушка, а тоненький парнишка на пару лет младше меня.
- Ты решил удивить меня мальчишкой? – хмыкнул отец, почти равнодушно глядя на обнаженное тело.
Слишком маленький, худой и неинтересный. Отец предпочитал женщин, но иногда брал в кровать и мужчин, но последние всегда были едва ли не красивей самых дорогих наложниц – высокие, сильные, бойцы равные ему по силе. Тем слаще было их подчинять. Мальчишка стоящий с опущенной головой и мелко дрожащий от страха не мог вызвать у него никакого особого интереса. Хрупкие кости, короткие светлые волосы, тёмные пятнышки веснушек на загорелых плечах. Ничего способного привлечь внимание султана Джафара.
- Это ценный подарок, господин, его воспитывали в храме удовольствий, он необычайно ловок в искусстве любви - суетливо забормотал купец, подталкивая «подарок» в спину, от чего тот, пошатнувшись, шагнул вперёд, но запнулся о собственную накидку и растянулся на полу.
- Ловок, говоришь? – рассмеялся отец.
Скорчившись на полу, тот даже не пытался подняться, цепляясь тонкими пальцами за ворс дорогого ковра и пряча покрасневшее от стыда лицо.
- Простите, господин, - смутился мужчина и прошипел, пиная ногой мальчишку. – Вставай! Не позорь меня, а то кнутом не отделаешься!
- Боюсь, твой подарок не заинтересовал меня, Свай. Думаю, этому ребёнку не место в моём гареме, а то мои супруги могут оскорбиться столь нелестным соседством.
- Господин…
Судя по гримасе исказившей лицо склонившегося купца, мальчишка дорого заплатит за то, что не понравился отцу. А ведь он, по сути, всего лишь ребёнок.
Чувствуя, что совершаю ошибку, я всё же обратился к отцу:
- Зато он заинтересовал меня.
- Джаред? – удивился тот.
- Позволь мне принять этот «щедрый» дар, я позабочусь, чтоб он не мозолил тебе глаза.
- Как хочешь, сын мой.
Шагнув вперёд, я поднял мальчишку с пола и, закутав в его же накидку, подхватил на руки. Он был тяжелее, чем казался мне со стороны и удушливо пах какими-то восточными благовониями. Вскинув оказавшиеся ярко зелёными глаза, мальчишка пару секунд вглядывался в моё лицо, а потом запоздало зажмурился и уткнулся лбом мне куда-то в шею.Крепкие ладони уцепились за плечи, но вырываться мой нежданный-негаданный подарок не стал.
- Я рад, что смог услужить, - донёсся до меня подобострастно счастливый голос купца и ворчливый смех отца.
- Да, но в следующий раз, Скай, привози нормальных рабов, а не подобное... Мой сын может позволить себя такую игрушку, но мне не пристало забавляться с детьми.

Вот так в один вечер я обзавёлся личным рабом, хотя в жизни не помышлял о невольнике для постели.
Но время показало, что это был не самый плохой подарок судьбы.
После ванной, в которую я отправил его, он пришел в себя настолько, что бы мы могли поговорить. Кажется, ароматом сладких цветов хотели скрыть запах дурман травы, которую использовали, чтоб сделать его послушным.
Поначалу пугливый мальчишка, вскоре немного успокоился и я узнал, что он никакой не воспитанник храма, а простой служка, которого поймали и утащили по ошибке. Никакого искусства любви он не знал, как впрочем, и вообще плохо разбирался в данном вопросе. Стоило заговорить с ним о постели, он тотчас бросался от меня прочь или сжимал кулаки, словно собираясь драться за свою никому не нужную честь. Наверно, Скай успел рассказать что-то очень неприятное о том, что ждёт раба в доме нового хозяина. Но Дженсен, а именно так звали его, казался мне забавным щенком, которого и ударить-то стыдно.

- Будешь послушным, никто тебя не тронет.
- Послушным под господином? – рискнул огрызнуться мальчишка, за что и получил лёгкий подзатыльник, от которого кубарем полетел на кровать и испуганно вжался в шелковые подушки.
Как есть решил, что злой хозяин сейчас сдерёт с него одежду и научит послушанию. Смешно.
Я и вправду рассмеялся, глядя на него. Не щенок, нет. Скорей лисёнок. Рыжий и зубастый, вот только слишком маленький.
- Господин?
Теперь я точно напугал его.
- Если я сказал – не тронет, значит, не тронет. Отец тебя не взял, а в моей постели тебе не место. Если будешь послушным…
- Буду, господин.
Ну, вот, хоть какое-то взаимопонимание.

Узнав, что мальчишка обучен счёту и письму, я на следующий же день пристроил его помощником к старику летописцу, вряд ли тому был нужен мешающийся под ногами ребёнок, но и мне его деть было совершенно некуда. А так хоть при деле, да и с глаз долой.
Мальчишка был мал, но достаточно красив, чтоб его присутствие пробуждало желание. Я бы соврал, сказав, что он не вызывал у меня совершенно никаких эмоций. Его хотелось защитить, но в тоже время и подчинить себе.
Но так как насиловать перепуганного ребёнка я не собирался, то жить со стариком летописцем ему определённо было надёжней, чем в моих комнатах.

Увы, как оказалось и этой предосторожности не хватило, чтоб защитить мальчишку.
Не прошло и года, как Дженсен вытянулся, вырос, похорошел, но видимо так и не набрался ума, так как умудрился попасться на глаза моему отцу.

- Джаред, а твоя игрушка уже не так плоха на вид, - заметил тот, когда мы встретились за обеденным столом.
- Да, отец.
- Пусть он прислуживает нам за ужином, я хочу рассмотреть его поближе.
- Мальчишка неумелый слуга.
- Ничего, кувшин с вином удержит.
- Как скажешь. Я прикажу ему.
От предрешенного пути не убежать. Мальчишка должен был достаться султану ещё год назад, не зря я всё это время берёг его, значит, это был подарок самой судьбы. Но не мне… отцу. Что же он хотя бы уже не так мал, как в тот день, уже не ребёнок.
Возвращаясь в свои покои и посылая за Дженсеном, я пытался убедить себя, что поступаю правильно, но что-то внутри не позволяло мне быть послушным сыном. Мальчишка мог быть подарком отцу, но я не хотел отдавать его. Дженсен должен был быть только моим.
Вот только судьба не спрашивала моего мнения…

***

Сколько я себя помнил, решения о моей судьбе всегда принимал кто-то другой.
Сначала мать, которая бросила меня на пороге отцовской хижины, хорошо хоть мне повезло родиться весной, а не зимой иначе замёрз бы сразу после рождения.
Потом отец, который так и не сумел полюбить подкидыша, решил отправить меня в храм. Да вот только там я не приглянулся ни учителям, ни служителям и быстро они сослали меня сначала во двор, а потом на кухню. Впрочем, через пару лет, глядя на то, чему и как учат в храме, я понял, что лучше таскать мусор и колодезную воду, чем готовить своё тело к пожизненному служению какому-то неведомому «Господину».
С тех пор для меня не было слова страшнее.
Господин – тот, кто целиком и полностью заберёт себе твою судьбу.
Господин – тот, кому будет принадлежать твоё тело.
Господин – тот, ради кого ты должен будешь жить.
Мне перепадали лишь пересказы мальчишек и случайно подслушанные уроки, но и этого оказалось достаточно, чтоб одна мысль о подобном служении, вызывала у меня панический страх.
Как хорошо, что замухрышке, бегающему между кухней и двором не стоит опасаться риска попасть на чьё-то ложе. Я мог мечтать о том, что когда-то стану кем-то посерьёзней служки, а возможно и вовсе покину стены храма. Подружившись парой послушников, я вскоре улучшил свои навыки в чтении и письме, пусть окружающие и считали это блажью и чудачеством, я верил, что не вечно буду служить храму и убирать мусор.
Но как оказалось, я рано решил, что моя судьба в безопасности и я сам смогу выбрать следующий поворот на дороге моей жизни.
Через неделю после того, как мне исполнилось тринадцать зим, на храм напали кочевники. Они десятками ловили учеников, не разбираясь, кто прошел обучения, а кто лишь недавно попал в храм. Среди пойманных оказался и я. Как они не поняли, что оборванец в рабочей робе не может быть будущим наложником?
Наверно, это мало заботило их, как впрочем, и купцов, в чьи руки я попал парой месяцев позже. Они раздели нас всех и днями напролёт запирали в маленьких повозках, где мы жались друг к другу и испуганно глазели на мелькающий по сторонам дороги мир, сквозь дырки в пологе.
Дурман-трава отбивала всякое желание к побегу. Оставалось только ленивое любопытство. Куда нас везут? Но вскоре притупилось и оно.
Со временем нас становилось всё меньше, а потом я остался один.
Караван повернул на восток, но мне уже было всё равно, кем окажется мой Господин – хладнокровным северянином или дикарём с востока.

Даже когда, закутав в какую-то тряпку, купец потащил меня вверх по бесконечным лестницам и коридорам султанского дворца, я больше думал о мелькающих под ногами ступенях и разноцветной мозаике украшающей пол, чем о том, к кому меня ведут.
Чужие разговоры не казались важными. Ученик храма? Как бы, не так. Я бы рассмеялся, если бы мог.
Полутёмный зал был освещён свечами и их свет выхватывал из сумрака десятки любопытных лиц. Хотя может быть за высокими резными окнами светило солнце, а виной всему была кружащая мне голову дурман-трава.
Но чужие взгляды я чувствовал. Все они, собравшиеся тут, смотрели на меня, на моё тело. Разве там есть на что смотреть? Я не помнил, когда в последний раз нормально ел и мылся. Утром меня на час засунули в какую-то вонючую ванну с зеленоватой водой, но я сомневался, что это могло бы смыть въевшуюся за недели пути грязь.
Подарок? Я?
Вот это уже точно смешно.
И что было куда более предсказуемо - меня не захотели.
Господин – частый герой моих кошмаров и страшная реальность – отказался от столь жалкого дара.
Оказавшись на полу, я спрятал лицо в мягком ворсе ковра. Смеяться или плакать? Я не знал, чего хотелось больше, но слабое и непокорное моим желанием тело не было способно ни на первое, ни на второе. Я мог только лежать там как тряпка, рядом с которой упал и ждать. Чего? Этого я не знал, но судя по голосу купца, меня не ждало ничего хорошего.
Когда вперёд шагнул кто-то из мужчин и что он говорил, я не заметил, только почувствовал чужое присутствие рядом, а потом вдруг оказался на чьих-то руках. Неизвестный снова замотал меня в покрывало и поднял легко, словно игрушку или девчонку.
Господин?
Но нет, это был не тот, кто сидел в центре, не тот, кому льстиво улыбался купец. Меня держал молодой парень, немногим старше меня самого, вот только сильнее раза в два, судя по тому, как крепки его руки.
Он посмотрел на меня, и я поспешно зажмурился, пряча лицо, но за пару мгновений успел увидеть и тонкие губы, серьёзно сжатые, но не искривлённые ненавистной мне усмешкой, и немного раскосые глаза, цвета солнечного янтаря. Это было лицо хищника, лицо Господина. Вцепившись в его плечи, я замер, не вырываясь. Страх сковал меня впервые за последние дни, но я и сам не мог понять, чего именно испугался.
Он уносил меня прочь из зала, а я боялся открыть глаза и из последних сил гнал от себя мысль, что моя дорога всё же закончилась, приведя меня к тому, кому я должен отдать себя, своё тело и душу. Я не хотел верить в это, но с первого взгляда понял, что едва знакомый мне парень уже стал хозяином моего сердца.

Бежать или рискнуть поверить этим глупым чувствам?
Я пытался придушить свои сомнения, ведь у меня не могло бы никакой надежды на то, что я могу быть для своего Господина чем-то большим, нежели игрушкой. Но этот человек как назло делал всё, что бы я растерялся ещё больше.
Он унёс меня из того страшного места, спрятал от всех, позволил мне вымыться и даже дал одежду, которая пусть и была мне велика, но это была долгожданная возможность прикрыться и почувствовать себя человеком, а не выставленным на обзор товаром. Он разговаривал со мной. Впервые за очень долгий срок, кто-то спрашивал меня кто я, кого-то интересовало то, что на самом деле я ни разу не ученик храма удовольствий.
Он не взял меня силой, хоть я и был к этому готов, понимая, что мои попытки защититься ничего не стоят против его силы. Да, я бы дрался до последнего, но был ли бы толк?..
Но он даже не попытался. Он не тронул меня и пальцем, лишь раз отвесил один тяжелый удар, когда я не удержал свой острый язык. Было больно, но обида прошла, когда он сказал, что не тронет и сдержал слово.
Господин пристроил меня к древнему старику, который, казалось, был старше самих каменных стен, и с тех пор ни разу - ни словом, ни жестом не указывал мне на моё истинное место в этом дворце. Я снова был слугой, помощником летописца и никто не смел, посмотреть на меня с насмешкой или назвать рабом. Господин хоть и не держал меня при себе, но всегда следил за тем, где я, с кем и не обидел ли меня кто. Порой я чувствовал себя его псом, не ручным, которого держат на подушке у кровати, а просто дворняжкой, которую любят, но не пускают дальше будки во дворе.
Мне бы радоваться, но я глупо хотел попасть на ту самую подушку, хотел, чтоб его крепкие руки касались меня чаще, чем того требовали привычные ритуалы. Я боялся своих желаний, боялся его, но в тоже время желал этого больше всего на свете. Мне так хотелось поверить, что он моя судьба. Не какой-то жестокий старик, не суровый воин, а именно этот молодой ещё парень, который выбрал меня, чтоб защитить и которого выбрал я сам.
Дурак, я чувствовал, что он хочет уберечь меня, но упрямо желал большего. Вертелся у него перед носом, искушал его, хоть и видел, как он борется сам с собой ради меня. Но мне хотелось выиграть самому, а для этого он должен был проиграть.

Вот только я забыл, что в этой игре мы не единственные игроки.
Потеряв осторожность и думая, только о Джареде, я совершенно забыл про его отца, как оказалось зря. Одной случайной встречи хватило, чтоб он обо мне вспомнил, и теперь я моя судьба снова грозилась сменить хозяина.
- Отец хочет видеть тебя за ужином. Ты будешь прислуживать нам, - Господин говорил, даже не глядя в мою сторону, а меня как тогда, год назад начинало трясти от запоздалого страха и какой-то безрассудной злости.
- Думаю, он хочет не только этого.
Моя дерзость как всегда сработала, Джаред отвёл взгляд от стены и посмотрел на меня. Под его тяжелым взглядом мне хотелось упасть на колени и сжаться в комок, но я устоял, лишь обнял себя за плечи и упрямо вздёрнул подбородок.
- Не тебе обсуждать султана.
- Скажи ещё, что это не моё дело!
- Дженсен…
- Ты отдашь меня ему? Позволишь? – отбросив условности, я шагнул вперёд, цепляясь за подлокотник его кресла.
- Султану и так принадлежит всё.
- Я твой! Ты сам меня выбрал!
- Он мой отец. Он султан. Его слово закон.
- Но ведь я твой, а не его! Он отказался от меня, выкинул как мусор.
- Ты сумел доказать, что он ошибался.
Да, я виноват. Можешь упрекать. Я опустил голову, признавая вину, но молчать не мог.
- Не отдавай.
- Я не вправе сказать «нет».
- Но ты ведь не хочешь говорить «да»! Я знаю, как бы ты не скрывал, знаю!
- Дженсен, ты ещё слишком мал, ты не понимаешь, о чём говоришь.
- Мал для тебя, но в самый раз для него?
- Не смей! – пощёчина обожгла щёку.
Второй раз как он ударил меня, но если с тем ударом я смирился, то этот терпеть не стану. Не раздумывая, я замахнулся и Джаред лишь в последний момент перехватил мою руку.
- Ты трус, - прошептал я, и его хватка стала жестче, пальцы сдавили запястье до боли, но даже тогда я не одумался. – Трус, что ждал так долго, а теперь так легко сдаёшься. Трус!
Зло сощурившись, Джаред рванул меня на себя, впечатал в свою грудь и обнял-сдавил так, что у меня затрещали рёбра.
- Думаешь, со мной будет легче? – прошипел он мне на ухо.
- Не знаю, - прохрипел я. – Мне всё равно. Его я боюсь, тебя люблю.
Хватка Господина стала слабее, и теперь я мог извернуться и обнять его сам, прижимаясь так же крепко.
- Я люблю тебя.
- Дженсен…
- И под него не лягу. Пусть я раб, но ему придётся взять меня силой, и клянусь, это будет не просто.
- Глупый, - тихо пробормотал Джаред над моим плечом.- Какой же ты ещё маленький и глупый.
- Возьми меня сейчас, - слова сорвались сами собой. – Я боюсь, что он убьёт меня.
- Не говори так. И я не позволю.
- Ты не вправе сказать ему «нет», - грустно улыбнулся я.
- Он не убьёт тебя, - повторил мой Господин, но у меня не было сил ему верить. – Дженсен, помнишь, в самом начале я обещал, что если ты будешь послушным, никто тебя не тронет?
- Он тронет. И я не смогу быть послушным, прости, но не смогу.
- Дженсен…
- Пожалуйста, хотя бы раз, - подняв голову, я потянулся к его губам. – Пожалуйста.
Раб не смеет целовать Господина, раб не должен делать первый шаг, раб не может… но я не мог по-другому.
Его губы были горячими и мягкими, но почти сразу Джаред перехватил контроль, подчиняя меня себе, забирая всё, что я хотел ему дать, и это было правильно.
Дрожа, я прижимался ближе, а он легко удерживал меня своими сильными руками и гладил-ласкал-стискивал так, что я терял голову, срываясь на тихие стоны и желая большего. Но он словно не замечал. Его руки были на моей спине, на плечах, нежно, но крепко обхватывали большими ладонями лицо, зарывались пальцами в отросшие за год волосы. А я как безумный горел и не мог насытиться этим. Я вжимался в него и терся вставшим членом о его живот, словно щенок, подставлял под его губы шею и грудь, но и этого мне было мало. Я был готов расплакаться от невозможности показать ему, чего я хочу, когда он наконец-то решился и сделал всё сам.
Развязав завязки моих штанов, он осторожно, но уверенно обхватил ладонью мой член. Мне хватило пяти секунд, чтоб выгнувшись, кончить на его пальцы и собственный живот. Словно лишивщись костей, я обмяк, растекаясь по его груди, но он снова удержал меня, обнимая. В кольце его рук было так тепло и хорошо, что я мог бы не думать ни о чём, но вместо этого я только яснее осознал, что это первый и последний раз.
Глупые и по детски горькие слёзы потекли сами собой. Я старался удержать их, закусывал губы и давился колючим комком в горле, но Джаред заметил.
- Всё будет хорошо, - гладя меня по голове, шепнул он и я сорвался.
Уткнувшись лбом в его плечо и цепляясь за него, как за последнюю уже потерянную для меня надежду я разрыдался. Он не оттолкнул меня, просто держал, а я плакал и не мог остановиться.
- Ну, хватит, Дженсен, тебе будет плохо, - услышал я через пару минут, но замотав головой, только крепче прижался к нему. – Лучше выпей это.
Растерянно обернувшись, я уставился на наполненный кубок. Я не хотел пить, не хотел забываться в сладком вине, но Джаред повторил «выпей», и я протянул к кубку дрожащую руку.
Вино отдавало привкусом трав, но я не мог отказать ему. Всхлипывая и задевая зубами медный край, я пил глоток за глотком, не зная, что меня ждёт – опьянение, сон, смерть? А может быть эти травы должны сделать меня послушным и беспомощным? Неужели Джаред мог бы поступить со мной так же, как купец, собирающийся подложить непокорный товар под очередного покупателя?
Пустой кубок упал на мраморный пол и покатился в сторону, а я с обидой и болью уставился на своего Господина.
- Не бойся, я никогда не причиню тебе вреда, - нежно поцеловав, он снова притянул меня к себе. – Никогда.
- Мне страшно, - шепнул я, чувствуя, как вино кружит голову, а тело наливается пугающей тяжестью. Руки стали неподъёмными, я не мог удержаться и только его объятья удерживали меня на месте, не позволяя упасть.
- Я знаю, прости.
Подхватив меня на руки, он поднялся. Мой и без того шаткий мир снова качнуло, от чего я испуганно вскрикнул, но спустя секунду всё исчезло в темноте.

***

«Пожалуйста».
Испуганный шепот мальчишки всё ещё звенел в ушах, перекрываясь воспоминаниями о его же стонах. Дженсен оказался именно таким, как я и думал – настойчивым, страстным и жадным до ласки.
Как он прижимался ко мне, как выгибался в моих руках, как дрожал и цеплялся за меня.
Аллах, разве я мог сказать ему «нет»?
Это испытание было страшней любой битвы и надо признать, я оказался разгромлён и взят в плен почти без сопротивления. Мой собственный раб, легко победил меня в этой войне, которая длилась целый год, всего лишь ценой одного решающего поединка.
Он победил.
Я не смог отказать и не смогу отступиться от него.
Отдать отцу, того, кого люблю я сам и кто, как я знаю теперь, любит меня… это невозможно.
Что ж, одного проигранного боя на сегодня достаточно, проиграть отцу, я не имею права. Слишком высока цена.
Я мог бы попытаться уговорить Джафара, я думал об этом. Ради этого и усыпил мальчишку, чтоб тот зря не волновался, пока меня не будет рядом. Его паника испугала и меня. Не стоило наверно, но смотреть в испуганные зелёные глаза и видеть в них обиду, было выше моих сил. Пусть лучше спит. Отец не тронет спящего, это слишком скучно.
Но теперь я уже не был так уверен в успехе своей попытки. Что если он не согласиться? Будет ли у меня второй шанс или, поняв, что я против, отец заберёт Дженсена силой?
Могу ли я рисковать?
Нет.
Уложив спящего Дженсена на кровать, я принялся собираться.
Убежать? Почему бы и нет.
Да, я многое потеряю, почти всё, наверно, но у меня останется самое важное. Войну пусть он сын султана не привыкать к простой и суровой жизни.
Переодевшись, закинув свёрток с вещами за спину, повесив на пояс простой, но острый клинок, я снова взял на руки своего мальчишку и никем не замеченный покинул богатые покои.
Купить пару выносливых скакунов и запас провизии оказалось проще простого, а стража на воротах не посмела меня задержать. Время близилось к вечеру, пустыня окутанная красными отблесками заходящего солнца внушала с детства привычный страх, но я только подгонял коня, уезжая как можно дальше от дворца.
Песок родины не убьёт своих сыновей, он скроет следы и обережет от погони.
Дженсен тихо сопел в моих руках и не было ничего приятней этой ноши, хоть мальчишку и пришлось привязать верёвкой к седлу, чтоб не упал по дороге.
Всю ночь я скакал по пустыне, надеясь, что звёзды не дадут сбиться с пути, а утром, добравшись до небольшого оазиса, наконец, остановился.
Вокруг не было ничего кроме песка и пары пальм у колодца. А у меня не было пути назад, только вперёд.

Опустив Дженсена на расстеленное, на песке одеяло, я не удержался и поцеловал соблазнительно приоткрытые губы. Он недовольно нахмурился и попытался отмахнуться от меня.
- Пора просыпаться, - шепнул я. – Дженсен…
Зелёные глаза тотчас распахнулись, но вместо ответного поцелуя я получил ощутимый удар флягой по голове. Когда он успел в неё вцепиться?
- Эй, за что?!
Отползший в сторону Дженсен растерянно моргал и ничего не соображая смотрел то на меня, то на пустынный горизонт.
- А где Джафар? – хрипло выдохнул он. – Что случилось?
Так вот в чём дело. Он всё-таки решил, что я опоил его для отца. Глупый. Даже, если бы я не решился увезти его, поступить настолько подло я бы тоже не смог.
- Во дворце или уже ищет нас в городе, - пожал я плечами, стараясь не показывать, как задели меня, его слова.
- А мы… где?
- Где-то в центре пустыни.
- Что? – подскочив, Дженсен хотел осмотреться, но пошатнулся и упал бы на песок, не подхвати я его на руки.
- Тихо, не спеши!
- Голова кружится, - обнимая меня за плечи, прошептал он.
- Пройдёт, не бойся. Мы пришли оттуда, - кивнул я на Восток, а потом развернулся к высящимся на горизонте горам. – А идём туда.
- Но это ведь так далеко…
- Скоро мы выйдем на караванный путь и тогда уже не собьёмся. Может быть, даже найдём попутчиков, у меня есть чем заплатить за дорогу, а с разбойниками я разберусь, в этой части пустыни в худшем случае можно встретить лишь пару конокрадов. Стишком велик страх перед султаном.
- Ты ушел из дворца? – опустив голову, ошарашенно пробормотал Дженсен. - Бросил всё? Из-за меня?
- Нет, мне просто захотелось погулять по пустыни, а тебя взял за компанию, - хмыкнул я, но он не поддержал моей шутки.
- Прости.
- Дурак, - скривился я, аккуратно садясь с ним на песок.
- Я не должен был просить тебя. Я не думал, что всё так закончится…
- Ничего не закончилось, всё только начинается, - заставив его посмотреть мне в глаза, уверенно произнёс я.
- Начинается?
- Да, для нас с тобой.
Дженсен неуверенно улыбнулся и крепче сжал мои плечи. По его глазам, я видел, как страх потихоньку исчезает, сменяясь надеждой.
- Ты всё ещё мой? – легонько коснувшись губами его лба, спросил я.
- Да, - не раздумывая, откликнулся мальчишка и потянулся навстречу, целуя меня в губы.
- Это хорошо, потому что ты это всё, что у меня осталось, - улыбнулся я.
Мой самый ценный подарок.



Сказали спасибо: 124

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

09.09.2012 Автор: VeleLu

Очень трогательно...Спасибки=))

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1406