ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
220

Мутант

Дата публикации: 15.08.2012
Дата последнего изменения: 15.08.2012
Автор (переводчик): Сеш;
Бета: chemerika
Пейринг: Дженсен / Джаред; Джаред / Дженсен;
Жанры: ангст; АУ; романс; фэнтези;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Предупреждения: попытки насилия, как сексуального так и физического.
Саммари: Фентези-мир в духе многоуровневых городов, каст по праву и обязанностям, опытов над людьми, недавнего апокалипсиса, мутаций и т.д. … смесь новых технологий и средневековья... Дженсен (уникальный мутант, одновременно опасная и ценная добыча) сбегает из лабораторий Центра, чтобы попасть в руки банде подростков.
Глава 1

- Эй, под ноги смотри, срань господня! – сильный удар отбросил парня к стене. – Ты мне чуть весь товар не перевернул. Своровать что задумал?
Вытащив из-за пояса кнут, пожилой торговец угрожающе надвинулся на неловко пытающегося подняться оборванца, который раз за разом путался в собственных ногах и падал на землю. Вряд ли он сейчас был способен думать о воровстве, но это никого не волновало.
- Сейчас я тебя проучу! – прорычал старик, но едва он замахнулся, как из равнодушно снующей мимо толпы выступил молодой мужчина в невзрачной форме городской стражи.
- Не стоит, господин, отдайте это гадкое дело в более подходящие руки, - легко перехватив кнут, улыбнулся он.
- Да я и не против.
- Вижу-вижу, но порядки нарушать нехорошо. Наказание - это дело стражей, - страж коротко поклонился, вздёрнув на ноги не успевшего улизнуть парня и исчез в толпе, прихватив того с собой. Только их и видели.
Торговец и возразить не успел, только проворчал что-то о лезущем не в свои дела молодняке и свернул кнут, возвращаясь к своему прилавку.
- Лучшие шкурки северных белок, пушистые и мягкие, для самых нежных дамских плеч!

А страж в это время, вместо того чтобы направится к дворцу, скрылся в пустой подворотне.
- Шевелись, не спи, - прошипел он, подталкивая своего пленника и, отодвинув в сторону неприметные доски, за которыми обнаружился тайный ход, быстро втолкнул его внутрь. – Ну, вот и погуляли.
Оглянувшись по сторонам, он ловко проскочил следом, прикрывая провал в стене так, что со стороны он снова выглядел лишь нагромождением мусора и досок.
Спустя пару минут и десяток тёмных коридоров они оказались в небольшой, но светлой комнате, в которой их ожидали несколько парней, уже стянувших форму стражей, которая валялась теперь в углу неопрятной кучей.
- Джа, наконец-то! – послышалось со всех сторон.
- Зачем ты за ним полез?
- А если бы нас спалили?! Ты головой думал?
- Не трусь, Рики, форма же настоящая, - усмехнулся страж, скидывая тяжелый шлем.
Без громоздкой железки, скрывающей его лицо, он сразу стал выглядеть намного моложе, не мужчина, а подросток, такой же, как и остальные, собравшиеся тут.
- Зато страж из тебя липовый!
- Но ведь торгаш купился?
- Везучий ты засранец, Джаред, скажи, зачем тебе этот мешок костей?
- А это, парни, наш пропускной на второй уровень!
- Каким местом этот бедолага может обеспечить нам допуск к верхнему городу? Ты, случаем, выпить не успел, пока мы товар выносили?
- Обижаете, вы лучше посмотрите внимательней на его одежду. Рубашка как из госпиталя, даже логотип Центра рассмотреть можно.
- Шутишь?
- Нет, смотри, - подтащив к себе послушно замершего паренька, Джаред указал на едва заметные под грязью буквы.
- Ничего себя… как его раньше-то не взяли?
- Повезло наверно, он же, как под транками, ничего не соображает, с ним сейчас и ребёнок справится.
- Действительно, повезло!
- Только не ему, а нам, - усмехнулся Джаред.
- Значит беженец из центра? Занятно…
- Да и судя по коду на запястье, он из нижних ярусов, а там держат только самые ценные экземпляры, которые дорого стоят. Теперь все уловили, что он за он ценная находка?
- Ладно, ты гений, Джаред, доволен?
- Вполне! А теперь ноги в руки, товар по сумкам и в лагерь.
- А этот дойдёт?
- Он со мной, нужно будет, дотащу. Пошли.

И дотащил, хотя пару раз уже был готов признать, что поторопился, отказавшись от помощи. Несмотря на худобу, оборванец оказался тяжелым и, когда его пришлось взвалить на плечи, Джареду оставалось только кряхтеть и тащить. Он был счастлив скинуть свою ношу на ближайший матрас, когда они добрались до лагеря.
- Эй, Падалеки, не разбрасывайся всяким дерьмом по чужим кроватям! – возмутился хозяин койки, тыкая пальцем в безвольно раскинувшееся тело. – Чёрт его знает, где он до этого был.
- Не ной, Марк, я его всю дорогу тащил и ничего. Мне его что, на пол теперь бросить?
- Так сходи, помой, раз такой добрый и к себе забирай.
- Ну, уж нет, - возмутился Джаред, перспектива спать в одной постели с мутантом его мало прельщала. Так недолго и не проснуться.
- Тогда в кладовке запри, но помыть бы не помешало…
- Ладно, но только в этот раз.
- Смотри, чтобы он тебе в душе горло не перегрыз или ещё чего! – засмеялись Марк вслед Джареду, когда тот, снова подхватив мутанта, потащил его в душевые.

- Что ж ты лось такой тяжелый? Кожа да кости ведь! – стягивая с парня лохмотья, удивлялся Падалеки.
Усадив мутанта в угол и включив воду, он наконец-то смог разглядеть свою находку.
Грязный, действительно грязный… на улице и потом, в полутёмных ходах, это не бросалось в глаза, теперь же, на фоне белого кафеля, кожа мутанта напоминала жуткую корку из грязи, засохшей крови и еще чёрт знает чего.
Только минут через пятнадцать, раза три сменив воду и выбросив пришедшую в негодность мочалку, Джаред наконец-то увидел человека вместо комка мусора.
И человек этот на первый взгляд казался совершенно обычным, если не считать худобу и болезненную бледность – чуть ниже его ростом, с короткими светлыми волосами и зелёными глазами, сейчас словно подёрнутыми белёсой плёнкой из-за действия транков. Никаких аномалий видно не было, разве что множество веснушек, щедро рассыпанных по всему телу, что для далёкого от солнечного света нижнего города было редкостью.
- Надеюсь, я не ошибся и ты взаправду мутант, иначе плакали наши планы, - тихо вздохнул Джаред, не дожидаясь ответа. Мутант или нет, сейчас парень был почти без сознания, реагировал вяло и заторможено, даже страх не мог пробиться через блокаду препаратов, которыми он, судя по синякам на сгибах локтей, был накачан под завязку.
По-хорошему, мутанту надо бы вколоть успокоительное и блокаторы мутаций, но чёрт его знает, как оно будет взаимодействовать с его прежними лекарствами. В лучшем случае, парню грозит почти час мучительных судорог и отходняк на неделю. По сути, не их проблема, но зря пытать ни в чём не повинное существо Джареду не хотелось. Подумав, он решил рискнуть и подождать хотя бы сутки, чтобы реакция была слабее. Всё равно сейчас мутант вряд ли способен на нападение, и если его поменьше трогать, всё будет в порядке.
Завернув свою находку в большое полотенце, он уже чуть бережнее подхватил его и отнёс в пустую сейчас кладовку, небольшое помещение с крепкой дверью, которое как нельзя лучше подходило под роль камеры.

Конечно, всё не могло быть так просто…
Компания молодых парней, месяцами живущих под землёй и выбирающихся на поверхность только ради очередного набега, не могла упустить шанс на новое развлечение.
Настоящий мутант! Живой и полностью в их власти, разве это не притягательно?
Не удивительно, что к вечеру у кладовки толклось не меньше половины банды, всем хотелось посмотреть на редкую добычу. Если бы не звукоизоляция, их восторженные вопли было бы слышно даже на поверхности.
- У него хвост есть?
- И рога в придачу! Сам что ли не видишь, нет.
- Я слышал, у них зрачки вертикальные!
- У него глаза от лекарств мутные, не разобрать.
- А он разговаривает?
- Это же мутант, чёрт его знает!
- Он не похож на мутанта…
- Можно подумать, ты многих видел.
- Я работал уборщиком у одного босса, там был мутант-кот, с хвостом, ушами и шерстью.
- У этого нет шерсти.
- Может Джаред ошибся?
- Он редко ошибается.
- Чёрт, а вдруг? Тогда этот парень бесполезен.
- Ну, даже если он не мутант, его можно загнать в салон, он молодой и на вид ничего.
- Точно, мутант или нет, а задница у него есть!
- Уверен? Когда рассмотреть-то успел?
- У меня глаз намётанный.
- Слушайте, а может, проверим, а?
- Задницу?
- Угу, на наличие мутаций! Вдруг что найдём…
- Зубы, например!
- Ну, в зубастую жопу я не полезу.
- Боишься?
- Опасаюсь.
- Парни, кто не трусит заценить нашу крошку?
- Я!
- Дайте мне!
- Эй, а Джаред с нас потом шкуру не спустит? – вторгся в атмосферу всеобщей радости один неуверенный голос. – Это ведь его находка.
- С чего бы?
- У нас всё общее!
- Каждый из нас имеет равные права, в том числе и на этого.
- Да, но…
- Не хочешь, не участвуй, а мы вот развлечёмся.
- Ладно, как хотите, - покачав головой, недовольный выскользнул из общего круга.
Парни явно загорелись идеей, но что-то подсказывало - это не сама лучшая мысль. В любом случае, позвать Джареда не помешает, пусть тот сам разбирается со своим мутантом.
- Нам надо знать, что мы продавать собрались…
- Оценим товар! – продолжали шуметь остальные, не обратив внимания на уход друга.
Пока тот искал ушедшего на дежурство Джареда, остальные не собирались терять время зря. Такая удача выпадает нечасто.

Правда, в этот раз судьба решила подкинуть им ещё и сюрприз.
Пока они разговаривали, мутант тихо лежал в углу и не подавал признаков жизни, но стоило парням сдёрнуть с него полотенце - испуганно рванулся в сторону, забиваясь в угол.
- Не бойся, мелкий, мы тебя не обидим, - наигранно ласковым голосом проворчал один из парней, упрямо подбираясь ближе.
- А вдруг у него и впрямь где-то лишний набор зубов? – опасливо спросил второй.
- Блин, ну ты-то хоть не разводи истерик! Джаред ему наверняка вколол всё что надо и наш котёнок при всём желании не сможет выпустить коготки не выпустит. Так что иди сюда и помоги мне, просто держи его.
Наконец, преодолев слабое сопротивление и собственный страх, воришки скрутили свой «товар», который и впрямь не преминул пустить в ход ногти и зубы, но всё ещё был слишком слаб, чтобы оставить что- то больше кроме пары несущественных царапин.
- Блин, не дёргайся.
- Переворачиваем его.
- А вот и наша задница! Не скажу, что особо аппетитная, но я не откажусь! – рассмеялся любитель экзотических развлечений, отвесив звонкий шлепок указанной части тела.
- Да мы не такие уж и разборчивые, не побрезгуем и такой, Джаред его как раз отмыл хорошенько.
- Может, стоило позвать его? Ну, чтобы был первым? – подал голос кто-то из стоящих в стороне.
- Ничего, мутанты быстро восстанавливаются, завтра он будет как новенький, - знаток анатомии, решив не тратить время даром резко надавил, раздвинув до этого судорожно сжатые колени парня. – Ну, вот и приз, осталось только взять его.
Но едва он коснулся дрожащих бёдер, как мутант с криком выгнулся, почти оторвавшись от пола, а из-за его спины взвился целый пучок сиренево-серых отростков.
- Какого, блядь, чёрта?! – успел взвыть насильник, за мгновенье до того как пара отростков с силой ударила его в грудь, отталкивая прочь. Остальных постигла похожая участь, а кого не приложило о стену, тот отскочил сам, уворачиваясь от живых плетей.
- Ни фига себе! Вот тебе и мутант! А вы, суки, не верили!
- Но как он смог, Джаред же должен был его угомонить?
- Не знаю, может, не помогло? Бля, смотрите, они сворачиваются!
Отростки и впрямь уже не мельтешили в воздухе, стараясь нанести удар, а свернулись вокруг своего хозяина словно змеи, накрывая его живым, шевелящимся клубком. Длинные и сужающиеся к концам, и впрямь ожившие плети из плоти, они казались то светло-сиреневыми, то тёмно - серыми, и мелькали так быстро, что почти сливались в общую массу. Они создавали жутковатое впечатление, особенно по сравнению с самим мутантом, который снова сидел как мертвецки бледная кукла с закрытыми глазами.
- Вот же мерзость какая…
- Не знаю как у вас, но у меня на него больше не встанет, - судорожно выдохнул кто-то, отступая к дверям.
- Да уж, к чёрту такие развлечения.

- Ну и что вы тут устроили? – донёсся до опешивших парней голос Джареда и, спустя мгновение, тот шагнул в кладовку… и увидел мутанта. – Чёрт…
- Джаред, он это… щупальца вытащил!
- И звезданул ими так, что Ник с Томом летели как пушинки!
- Вот же идиоты…
- Джаред, слушай, а ты ему вколол успокоительное? Чего его так торкнуло, ведь должен же был лежать и не дрыгаться.
- Нет, не вколол, он ещё от транков не отошел, мог загнуться к чёрту от передоза и несовместимости.
- Бля, Джаред, а если б он тут всех поубивал?!
- А не надо было лезть! Кто тот гений, который решил его трахнуть? Вам уже шлюх не хватает?
- Да где эти шлюхи? Наверху, а мы тут сидим безвылазно! А этот, под рукой и его не убыло бы, да и слыхали мы, что с мутантами это незабываемо, не зря же их богачи покупают.
- Угу, думаю, теперь никто из вас этого не забудет, особенно Ник. Кстати, не стойте столбом, посмотрите, что с ним, - махнув в сторону так и не вставшего после полёта парня, посоветовал Падалеки. - И чтобы вы знали, богачи покупают специальных мутантов для секса, а если этот подогнан под убийства, то от его задницы будет не больше толку, чем от ваших!
- Ну и пофиг, задница есть и ладно! И вообще, чего ты так взвился?
- Не хочу, чтобы вы портили дело.
- Чего там испортится, у него регенерация раз в десять лучше нашей, с ним ничего бы не случилось, хоть по кругу пусти.
- Люди, вы что озверели? Мы торгуем, воруем, но с каких пор стали насиловать?
- Не тебе говорить о морали, это ты его подобрал и притащил!
- Я хотя бы не собирался его трахать. Он собственность Центра и мы всего лишь вернули бы его назад… за хорошее вознаграждение. А вы хотите еще и поиздеваться над ним. Чёрт, он же тоже…
- Кто? Человек? Падалеки, думай, что говоришь! Так и сесть можно за богохульство, мутанты - это нелюди, они как вещи, только ещё жрут и срут, и то не все.
- Не надо меня учить, Майк. Человек или нет, но вы его больше трогать не будете.
- Почему это?
- Потому что я так сказал, а я пока что тут главный или вы уже решили иначе? Готовы сменить вожака из-за задницы? Она вам важнее выживания и наших побед? Остальные тоже так думают?
- Нет, но…
- Никаких но. Поиграли и хватит, идите к себе.
- А этот?
- Его же скрутить надо как-то.
- Сам справлюсь.
- Джаред, он сильный! Всех нас разогнал.
- Я сказал, справлюсь, значит справлюсь. Идите и больше никаких ЧП не устраивать, ладно?
- Хорошо. Падалеки, ты это ... не злись, мы же… - виновато загомонили парни.
- Знаю я вас, - усмехнулся Джаред. – Ладно, идите уж, трахальщики. До завтра и что бы все были на своих местах.
- Есть быть на местах! Спокночи, босс.
Рассмеявшись, Джаред выпроводил своих товарищей, но, как только дверь оказалась заперта, от его улыбки не осталось ни следа.

Он ошибся, недооценил и мутанта, и любопытство своих приятелей и только по счастливой случайности никто из них не пострадал.
Повёлся на обманчивую внешность как дурак, забыл, что мутанты не люди, их нельзя воспринимать как людей, нельзя жалеть, нельзя недооценивать непредсказуемость и силу мутаций.
Господи, если бы не транки…
Чёрт, а если бы оно вместо щупалец выпустило иглы или яд? Тогда слабость не была бы помехой и все тут уже могли стать трупами!
Какой же он идиот!
Ругая себя, Джаред не забывал и про мутанта, медленно и осторожно подходя поближе, стараясь понять, насколько тот опасен сейчас. По всему выходило, что очень и пытаться предугадать что-либо было бесполезно.
Расслабленное тело, закрытые глаза и клубок отростков вокруг, словно гнездо или охранный рубеж. Внешнее спокойствие змеи, которая в любую секунду может напасть! Нужно срочно ввести успокаивающие, а потом блокаторы.
Вытащив из-за пояса парализатор и поудобнее перехватив рукоять, Джаред шагнул вперёд.
Риск велик, но это его ошибка, его вина, которую он должен исправить сам, не подвергая опасности своих людей.
Отростки зашевелились, приподнимаясь, словно и впрямь в них было что-то от змей, покачивающихся на своих хвостах.
- Тихо… тихо… - зашептал Падалеки. – Не дёргайся, если не хочешь, чтобы я сделал тебе больно.
Думать о том, что больно будет в любом случае, ему не хотелось. Но нет, второй раз он не ошибётся. Команда важнее.
Словно почувствовав его неуверенность, быстрая «плеть» взвилась вверх и метко ударила по руке – словно обожгла. Парализатор удалось удержать только чудом.
- Ах, ты дрянь! – выругался он и не задумываясь со злости, ухватился за тёмную, мягкую под пальцами плоть, не успевшую ускользнуть.
Глупый поступок, который мог бы кончится весьма плачевно, но вместо того чтобы ударить или опутать его руку, отросток безвольно обвис, а когда второй рискнул повторить его нападение, Падалеки уже без труда перехватил его.
Оказалось, что пугающие «плети» очень быстро выдыхались. Или это у их обладателя уже не хватало сил? В любом случае, отбив и перехватив ещё парочку отростков, Джаред подошел вплотную к мутанту и прижал все пойманные конечности к стене над его головой.
- Два укола и я оставлю тебя в покое, договорились? – не особо надеясь на ответ, предложил он, приставляя парализатор к груди мутанта. – Или ты хочешь, чтобы я тебя вырубил, а, человек-осьминог?
Никто из его команды не стал бы задавать таких дурацких вопросов и ,не стал бы ждать ответа, но Падалеки упрямо продолжал искать самый безболезненный для его невольной жертвы вариант, даже сознавая, что снова рискует. Но он не мог поступить по-другому, даже с мутантом.

- Не надо вырубать, - раздался хриплый шепот, когда оДжаред уже отчаялся услышать хоть что-то. – И я не осьминог, они вымерли.
На этот раз его взгляд был осмысленным, только немного расфокусированным, словно он плохо видел Джареда.
- Я вижу, - нервно усмехнулся Падалеки.
Находится лицом к лицу с мутантом, когда тот в сознании, оказалось не так-то приятно. Зелёные глаза, хоть и смотрели немного растерянно, но не скрывали угрозы.
- Мне нельзя блокаторы, - да и слова его звучали не столько просьбой, сколько сухой констатацией факта.
- Извини, но это необходимо.
- Если ты сделаешь укол, я умру.
- Ты преувеличиваешь, - попытался сгладить ситуацию Джаред. - Да, будет неприятно, но это не смертельно, я дал тебе время, чтобы отойти от транквилизаторов.
- Дело не в них, мою мутацию нельзя блокировать, реакцией будет смерть.
- Такого не бывает.
- Я особенный, - усмехнулся мутант.
- Или ты врёшь.
- Или, – кивнул он, и отростки вяло качнулись, словно подтверждая его слова. - Ты можешь проверить, но зачем тебе мёртвый мутант?
Джаред сомневался. Не было, похоже, чтобы тот лгал, но и гарантии, что это не уловка, у Падалеки не было.
- Ты ведь понимаешь, что я не могу рисковать командой?
- Да. Поэтому и не прошу.
- Чёрт… - отпустив мутанта, Джаред отступил назад. – Ты не врёшь.
- Угадал, но ты всё равно вколешь мне эту хрень? – наконец-то в его голосе послышалось слабое волнение, словно растерянность помогла остальным чувствам прорваться сквозь маску.
- Я должен.
- Тогда лучше пристрели, это будет милосердней.
- Ты не боишься умереть?
- Боюсь, иначе не сбежал бы из Центра, не рисковал бы ради ничтожного шанса выжить. Тебе–то что до моего страха? Или ты хочешь, чтобы я ползал и умолял?
- Нет, я… - возмутился Падалеки, но мутант не захотел слушать возражений, кончик щупальца мягко, но настойчиво коснулся губ Джареда и ускользнул даже прежде, чем тот успел отшатнуться.
- Если бы я мог драться, я бы не сдался так просто, не сидел бы тут перед тобой, не уговаривал, рискнул бы снова.
- Но ты не можешь.
- Да, напугать твоих парней - это все, на что я сейчас способен. Ты можешь поверить мне, а можешь перестраховаться, но это будет ошибкой.
- Хорошо, - вытащив из медицинского пояса несколько ампул, Джаред, после секундного колебания, вставил в инъектор лишь одну. – Я вколю тебе снотворное, но если ты обманул меня…
- Убьёшь?
- Вколю блокаторы и проверю, что будет.
- Да ты садист, Джаред Падалеки, - почти восхищённо пробормотал мутант. – Договорились. И я не вру.
- Надеюсь. Давай руку или... это, - поморщившись, бросил Джаред, присев рядом.
- Ты можешь называть «это» тентаклями. – усмехнулся мутант, но протянул всё же руку.
- Больно не будет? – кивнув на многочисленные синяки от прошлых уколов, спросил Падалеки и, подняв голову, поймал удивлённый взгляд зелёных глаз.
- Нет… да, не важно, - мотнул головой их обладатель, продолжая смотреть на парня так, словно у того появилась вторая голова.
- Ладно, я постараюсь аккуратно.
Укол действительно был быстрым и едва заметным, мутант даже не дёрнулся, лишь на секунду прикрыл глаза, когда игла проткнула кожу и терпеливо ждал, пока препарат медленно проникал в кровь.
- Ну, вот и всё.
- Да.
Снотворное действовало быстро, но перед тем как закрыть глаза и отрубиться, мутант успел пробормотать:
- Можешь звать меня Дженсен.
- Хорошо, Дженсен, - кивнул Джаред, нагибаясь, чтобы подобрать забытое в углу полотенце. Тентакли, свернувшись вокруг, укрывали, конечно, своего обладателя,но вряд ли согревали достаточно.
Укрыв мутанта, Падалеки вышел из комнаты. Было уже заполночь, ему тоже чертовски хотелось спать.

Следующие два дня были на удивление мирными.
Парни успокоились и казалось, забыли о неприятном происшествии с мутантом, а тот, в свою очередь, почти всё время спал, приходя в себя пару раз в день, чтобы почти сразу получить новую дозу снотворного. Твёрдо придерживаясь плана, Джаред решил больше не рисковать.
Он внимательно следил за его состоянием мутанта, но не позволял себе лишних эмоций.
Никакой жалости, когда сонные зелёные глаза смотрели на него по-детски, с удивлением и обидой. Они договорились, он делает то, что нужно и то, что обещал, но почему-то эти мысли не приносили успокоения и, в отличие от мутанта… Дженсена… Падалеки часами не мог уснуть, ворочался на тонком матрасе в своей комнате.
Вещь остаётся вещью, пока вы не дадите ей имя!
Джаред не давал мутанту имени, тот назвался сам и его имя не давало Падалеки покоя, крутилось в голове, казалось, даже перед глазами мельтешило. Чёрт.
К вечеру второго дня он не выдержал и, отбросив одеяло, пошел проверять, как там этот чёртов Дженсен. Дурное, нехорошее предчувствие всё равно не давало уснуть.
Мутант был на месте, что, в принципе, не удивительно, если только тот не был любителем разгуливать во сне. С минуту постояв в дверях, Падалеки обречённо выдохнул и подошел поближе – поправил сбившееся полотенце, тронул лоб, как научила когда-то мать, и почему-то провёл ладонью по злополучным тентаклям, которые, как моток верёвок, торчали из-под полотенца.
Лоб был довольно горячим, а вот отростки оказались вялыми, что не удивляло и холодными, что было уже странно. Падалеки отчётливо помнил, какими тёплыми они ощущались, были в его руках два дня назад.
Но может такая смена температуры это нормально? Кто бы знал, что вообще «нормально» для этих мутантов и, в особенности, для этого мутанта?!
Он ничего не добился, встряхнув Дженсена за плечо, снотворное действовало просто замечательно, но сейчас это было не то, что нужно и Джареду пришлось срочно рыться в медицинском поясе в поисках антидота. Узнать что-то о мутанте можно только у самого мутанта, а для этого его нужно было разбудить и надеяться, что и на этот раз он решит не врать.

- Ты обманул меня, - выдохнул Дженсен, как только пришел в себя, и его тентакли отчаянно метнулись к джаредовскому горлу, но, едва коснувшись кожи, безжизненно упали на пол. – Не могу, даже убить тебя не могу, сволочь.
- Я сдержал слово, - возразил Падалеки. – Колол тебе только снотворное.
- Неправда. Мне плохо, ты что, не видишь?
- Вижу, поэтому и ввёл антидот. Но почему тебе плохо?
- Я уже говорил…
- Но это не то лекарство!
- Ты лжешь, - замотав головой, Дженсен попытался отодвинуться прочь от Джареда, но сил не хватило, и он свалился бы на бок, ударившись о бетонный пол, если бы Падалеки не подхватил его.
- Зачем мне врать?
- Ты не поверил мне, а теперь испугался, что потеряешь товар…
- Я тебе поверил, а вот ты мне - не хочешь.
- Я чуть не умер тут на полу, с чего мне тебе верить?
- С того, что я не дал тебе умереть!
- Пока эта дрянь у меня в крови, это ещё не факт. Чуть больше и мне конец.
- Больше не будет.
- Да ну? И что же ты мне вколешь тогда? Парализаторы или ещё какую гадость?
- Ничего я колоть не буду, а вот связать придётся.
- Не боишься, что не удержишь?
- Боюсь, но рискну.
- Почему?
- Лучше сбежавший, но живой, чем надёжно запертый труп.
От такого ответа Дженсен с минуту молчал, напряженно разглядывая собственные ладони, а потом натянуто улыбнулся.
- Многие не согласились бы с тобой.
- Мне всё равно. Те, кто мне важен, согласятся.
- Я не обещаю, что не попытаюсь использовать этот шанс, - признался мутант.
- Я буду осторожен. И спасибо, что предупредил, Дженсен, - улыбнулся Падалеки.
- Иди ты!
- Нет, сначала пара уколов, чтобы вывести остатки лекарств.
- Опять уколы? – поморщился мутант.
- Да, потерпи.
- Можно подумать, у меня есть выбор.
- Есть, но у тебя и мозги есть, чтобы не спорить.

На этот раз мутант ограничился усталым кивком, снотворное всё ещё действовало, а учитывая особенную реакцию его организма, последние минуты и так потребовали слишком много сил.
- Твои тентакли… их не было, когда мы встретились, - попытался отвлечь его от неприятной процедуры Джаред.
- Я способен контролировать их появление… почти всегда.
- Почти?
- В случае опасности это происходит само собой.
- Парни напали на тебя, - догадался Падалеки.
- Да, это было сродни рефлексу – ты ударил бы рукой, я - ими.
- А сейчас ты можешь их убрать?
- Нужно сосредоточиться и собраться с силами, я пробовал, но пока не выходит. А что, так противно смотреть? – шевельнув щупальцем, усмехнулся Дженсен.
- Нет, не противно… странно. Я сказал, что свяжу, но боюсь, одними руками в твоём случае не обойтись.
- Ты думаешь связать их? – удивился мутант.
- Мне придётся, ты уже доказал, что под твоим контролем они опасны.
- Здорово, просто здорово… как ты собираешься это сделать? В пучок связать или узлом затянуть?
- Не знаю, но пока ты будешь отходить от препаратов, что-нибудь придумаем, - пожал плечами Джаред. - Я делаю это ради удовольствия или чтобы навредить тебе.
- Я знаю, но сам понимаешь, от этого не легче.
- Понимаю. Сейчас у меня с собой только наручники, но этого пока хватит. Через пару часов я вернусь и мы разберёмся с твоими тентаклями.
Защёлкнув железные браслеты и окинув Дженсена внимательным взглядом, Падалеки поднялся. Пока он не мог сделать ничего больше.
- Эй, Падалеки, - догнал его у двери голос мутанта.
- Что?
- Только не отрубайте их, ладно?
- Ты с ума сошел?! – опешил Джаред. – Мне бы и в голову не пришло! Я что, похож на садиста?
- Не все садисты носят таблички на лбу, - отворачиваясь, пробормотал Дженсен. – Те, кто хотел сделать так со мной в прошлый раз, тоже не были садистами, просто учёными, которые любят экспериментировать.
- Я этого не сделаю и другим не позволю, слышишь? Дженсен? – вернувшись к мутанту, Падалеки коснулся его скованных запястий. – Я не хочу причинять тебе боль.
- Все зависит от обстоятельств.
- Не в этом случае, - отрезал Джаред. – Я знаю, что трудно верить тому, кто удерживает тебя силой, но обещаю, я не сделаю тебе больно.
- Я тебе верю, - кивнул Дженсен.
- Я вернусь через пару часов, отдыхай, если ты поспишь, лекарство подействует быстрее.
- Хорошо, я постараюсь. Джаред?
- Да?
- Спасибо.

Оставив мутанта отходить от действия снотворного, Джаред пошел на склад поискать достаточно мягкие и прочные верёвки, чтобы можно было связать чувствительные щупальца, не повредив их. Покупателю вряд ли понравится порченый товар, - успокоил он себя, когда подумал, что его забота о «случайной находке» переходит допустимые границы. Человеку не стоит так носиться с мутантом, это подозрительно и неправильно.
- Привет, Джаред! Что гуляешь так поздно? – окликнул его Майк, который возвращался с дежурства.
- Привет. У нас с мутантом опять проблемы, нужны верёвки. Снотворное плохо на него действует и он теряет товарный вид. Лучше связать.
- Чёрт, а эти его отростки? – изобразив пальцами тентакли и поморщившись, спросил парень. –С ними как ?
- Вот и иду на склад, может там что найду. Сам знаешь, таких узких наручников у нас нет.
- Да уж, одни проблемы с этим осьминогом. Скорей бы парни клиента нашли, забрал бы эту мерзость!
- Они ещё не связались с Центром?
- Ищут запасные варианты среди частников. Богачи готовы отвалить за интересного мутанта куда больше, чем Центр.
- Но они не достанут нам пропуска на верхний уровень.
- Иногда деньги лучше бумажек, Джаред.
- Посмотрим, в любом случае остаётся только ждать. Ладно, я пойду, поищу какие- нибудь верёвки, если будут идеи, заходи, не стесняйся.
- Договорились, удачи!

Не прошло и получаса, как Майка посетила гениальная, на его взгляд, идея, только вместо того, чтобы найти Джареда и предложить своё решение проблемы со щупальцами, он отправился прямиком к мутанту.
Чего время терять! – решил он, подкидывая на ладони связку стальных колец-серёжек и позвякивая тонкими, но прочными цепочками. Решение было простым и элегантным, может быть, клиентам даже понравится... этакая изюминка.
- Привет, чудище, - усмехнулся Майк, заходя к мутанту. – Сейчас я сделаю тебя смирным и красивым!
Проснувшийся Дженсен окинул его настороженным взглядом и поплотней закутался в полотенце.
- Я и так ничего, - хмыкнул он.
- Будешь ещё лучше! Так что давай, переворачивайся на живот и веди себя смирно, тогда всё будет быстро, аккуратно и почти не больно.
- Джаред сказал…
- Цыц, детка! – бросил Майк. – Ты делаешь то, что я сказал или получаешь заряд парализатора и мы всё равно делаем по-моему, понял?
- Да.
- Тогда действуй.
- Нет.
- Что?
- Он обещал мне.
- Ты совсем тупой? Какие обещания? Ты что такое, чтобы тебе еще обещания давать? Ты кусок мяса с генной мутацией, ошибка природы, которая, стоит немалые бабки. Ещё не в курсе, что ли? Совсем наивный?
- Я знаю, кто я.
- Не похоже, слишком уж нарываешься. Тебя в твоём Центре плохо дрессировали? Ложись на живот, быстро.
- Нет, - продолжал упираться Дженсен.
- Ну, всё… достал, - разозлился Майк. – Сам напросился, мутант.
Угрожающе подняв парализатор, он резко нагнулся, перехватывая и сдёргивая с Дженсена полотенце. Тентакли взвились вверх, метя в лицо и в грудь, но в цель попала лишь пара ударов. Прикрыв лицо локтем, Майк, не церемонясь, всадил заряд в ногу мутанта.
- Вот так-то! Получи, чёртово отродье, - потирая плечо, куда пришелся особо сильный удар, прошипел он. – А это тебе за попытку меня убить.
Второй заряд пришелся в живот и Дженсен, вскрикнув, сжался от боли, мгновенно опутавшей тело и подавившей любые попытки к сопротивлению.
- Так тебе больше нравится, тварь? Ещё добавить?
Сжав зубы и глухо зашипев в пол, мутант не мог ответить, дыхание до сих пор давалось с трудом, а два заряда парализатора превратили все мышцы в дрожащее желе. Но Майк и не ждал ответа, грубо перевернул его на живот и устроился на пояснице, отгребая безвольно обвисшие тентакли в сторону.
- Фу! Ну и мерзость! Боюсь, я погорячился, тебя даже колечки не скрасят, уродец ты наш, - фыркнул он. – Но я всё равно с тобой разберусь, хоть махать своими отростками перестанешь, а то взял моду, как что – сразу в морду! Теперь терпи, будешь дёргаться, будет только больнее, могу ненароком и отрезать что-нибудь.

Кольца угрожающе позвякивали, чужие руки, примериваясь, уверенно перебирали его тентакли и Дженсен замер. Боль не заставила себя ждать, стальными зубами впившись в чувствительный кончик щупальца.
Резкий укол, тянущая боль, когда железо вдавливалось в плоть и металлический звон.
Снова и снова…
Раз за разом, пока все тентакли не оказались окольцованы и небрежно отброшены в сторону.
Зачем? – хотелось спросить, но заряд парализатора всё ещё лишал его этой возможности. Только когда по полу зазвенела стальная цепочка, и все тентакли потянуло куда-то в сторону, мутант догадался, каким был план его палача. Продев цепочку сквозь кольца, проткнувшие кончик каждого тентакля, тот легко стянул их все вместе.
- Готово. Не так уж и больно было, правда? – бросил Майк, похлопав Дженсена по плечу. – Покровит и перестанет, а потом и вовсе заживёт, будешь хвастать стальными серёжками!
Не озаботившись перевернуть его на спину или прикрыть полотенцем, Майк собрал оставшиеся кольца и ушел, довольно насвистывая. Уж очень ему хотелось найти Джареда и похвастаться своей изобретательностью.

Оставшись один, Дженсен с трудом перевернулся, устроившись на боку. Тело было слабым и как-будто ватным, а тентакли и вовсе онемели, не шевелились. Он попытался дотянуться до них скованными руками, но ничего не получилось. От боли, обиды и злости хотелось разбить что-то в дребезги, желательно голову врага, но чёртова слабость не давала и единого шанса.
Дженсен так надеялся, что его пленители ограничатся наручниками и верёвками, тогда он легко смог бы освободить тентакли и выбраться, но один садист оказался умнее остальных. Кажется, он действительно попался.
Сначала страх умереть от лекарств, потом слабая надежда, что ему повезло встретить кого-то, для кого он не просто кусок мяса, а затем новое разочарование, боль и ощущение обречённости.
Как же он ненавидел это чувство.
С самого детства не зная ничего, кроме стерильно чистых и холодных лабораторий, он привык к своей роли. Никто никогда не позволял ему чувствовать себя человеком. Не такой как надо, не такой как они, маленькое чудовище, не человек – мутант. У него не было родителей, не было друзей, только несколько случайно увиденных лиц, чем-то похожих на него, таких же уродов, и «хозяева» - сотрудники лабораторий, которые обращались с ним и ему подобными, как с неразумными существами.
Болезненные процедуры, унизительные осмотры, полная неизвестность его дальнейшей судьбы, о его предназначении. Живя так, рано или поздно начинаешь чувствовать себя смертником, вещью, игрушкой без права выбора.
Большинство смирялось, а тех, кто пробовал бунтовать, запугивали или быстро устраняли.
Дженсен не хотел закончить свою жизнь на столе в прозекторской или в утилизаторе, он хотел выжить и узнать, каков мир за границей белых стен. Поэтому он научился приспосабливаться, внимательно следить за своими «хозяевами» и ждать подходящего момента, который должен был рано или поздно прийти. Он ждал своего шанса.
И однажды ему повезло.Вот только шанс привёл его в новую ловушку, которая, оказалась ничуть не лучше предыдущей.
Неужели он никогда не станет хозяином собственной жизни?
Лёжа на полу в маленькой запертой комнатушке, он приходил к неутешительному выводу, что нет – никогда. Только одни цепи сменялись другими, а на место знакомой боли приходила новая. Он никогда не будет свободным в этом мире, в нем он только мутант – ошибка природы.

Когда, чуть не выломав дверь, в комнату влетел Джаред, Дженсен даже не посмотрел в его сторону.
Зато тот не мог отвести глаза – кольца, цепь, кровь на припухших тентаклях ..., все это надолго запомнится замершему Падалеки.
- Джаред, ну что ты паникуешь? Смотри, всё же в норме! И как удобно ! Ты оцени мои старания, - возмущённо проворчал вошедший следом Майк. – Какого хрена мы бежали словно на пожар?
- Что ты с ним сделал?
- Да я же уже говорил – пара проколов, кольца и всё завязано на одной цепи. Так он ни за что не удерёт. Ты хотел верёвками, но это не сработало бы втяни он эту срань в себя, они же просто выскользнут из любых верёвок, а если затягивать туго, то испортим товар.
- Чёрт, Майк…
- Вот только не надо считать меня садистом! У меня тоже пара колец в ушах и ничего, жив и здоров.
- Он не выглядит здоровым, - с сомнением покачал головой Джаред.
- Это от шокера.
- Ты его ещё и шокером приложил?
- Ну, пару раз…
- Пару?!
- Два. И не разводи истерик, с его регенерацией это фигня – проколы зарастут дня за два, а от шокера отойдёт уже через пару часов. Чего ты переживаешь -то так?
- Этого не должно было случится.
- Да его вообще не надо было приводить в сознание, вкололи бы сразу транки, и не было бы никаких проблем.
- Нельзя.
- Почему?
- У него нетипичная реакция.
- С чего ты взял?
- Он… он сам мне сказал, - нехотя признался Падалеки.
- Он? Мутант сказал, что ему нельзя транквилизаторы и ты поверил? Джаред, - схватившись за голову, взвыл Майк. – Что он тебе ещё сказал? Может его продавать нельзя, он в неволе сдохнет? Или что ему жизненно необходимо выдать оружие и отпустить на свободу? Может ещё и денег дать?!
- Не ори, я и сам знаю, что звучит бредово, но я не хотел рисковать его жизнью.
- И ты рискнул нами! Молодец, Джаред.
- Майк…
- Чёрт. Ты не представляешь как я рад, что теперь эта тварь под контролем и не выпутается, а то с твоей сердобольностью…
- Хватит, Майк!
- Ладно-ладно, ты тут главный, тебе и командовать, я молчу.
- Вот только не заводись, а? У нас все равны и ты это знаешь.
- Знаю, но приказы отдаёшь ты, пусть и бредовые.
- Какие умею. Вы сами меня выбрали.
- Да ты неплохо справляешься, Джаред, за эти полгода мы хорошо заработали, но тебе нужно больше думать головой и меньше сердцем.
- Да, ты философ, Майк.
- Нет, я просто нахлебался дерьма и не хочу для тебя того же. В общем, я своё дело сделал и ты знаешь, что я прав.
- Знаю, но ты должен был сначала поговорить со мной. Это ты понимаешь?
- Ну, да… но ты ведь стал бы искать другой путь? И мы бы снова рисковали.
- Иногда риск оправдан.
- Не в этот раз, Джаред, не в этот. Мутант и человек… это не сопоставимо.
Падалеки промолчал, не желая соглашаться, но не имея возможности возразить. Разговор шел по кругу, а его сейчас гораздо больше занимало самочувствие лежащего на полу Дженсена.
- Ладно, я пойду, пожалуй.
- Угум…
- Скорей бы мы его продали, мне все меньше нравится его присутствие здесь.
- Он не опасен.
- Он выглядит безобидным, но они все опасны. А эти щупальца, не думаю, что они ему для украшения приделаны.
- Этого мы никогда не узнаем.
- И слава Богу!
- До завтра, Майк.
- Пока, и не сиди с ним слишком долго, я тебя знаю.
- Ладно, - отмахнулся Падалеки.
- Ох, не нравится мне всё это… - проворчал Майк, уходя, но Джаред уже не слушал его.

Опустившись на пол рядом с мутантом, он уставился на злополучные кольца. Как бы ужасно это ни выглядело, Майк был прав, он смог сделать то, на что у Падалеки никогда не хватило бы духу, он решил проблему, не отвлекаясь на эмоции и не позволяя им взять верх, в то время как Джаред носился по складу, пытаясь найти какой-то компромисс.
Майк был прав, но его поступок все равно казался Джареду чудовищным. Ну вот что в нем плохого? Это же просто мутант и с ним не случилось ничего серьёзного, но он испытывал боль, а Джаред не хотел этой боли, он ведь обещал, что её не будет. И не смог сдержать слова.
Отцепив от пояса флягу с водой и смочив какую-то тряпку, он принялся аккуратно стирать кровь с безжизненно обвисших тентаклей. Дженсен по-прежнему никак не реагировал, а Джаред не решался заговорить с ним, сказать, как сильно он жалеет о случившемся.
Когда следов крови больше не осталось, он потянулся за отброшенным в сторону полотенцем, отмечая, какое оно грязное и тонкое. Наверное, совсем не греет. Спохватившись, Падалеки выбежал из комнаты, лишь в последний момент вспомнив про необходимость запереть дверь. Уже через пару минут он вернулся с надувным матрасом и тёплым одеялом.
Расстелив половину одеяла на матрасе, он осторожно переносит Дженсена на него, что оказывается, не так уж и просто сделать – расслабленное тело кажется непосильно тяжелым, а тентакли, свисают до пола, ещё и чертова цепь.
Наконец он справляется с задачей и, укрыв мутанта другой половиной одеяла, удовлетворённо вздыхает. Перед глазами снова мелькают окровавленные кольца, Джаред тянется назад, откидывая одеяло, и растерянно смотрит на тентакли. Удобно ли Дженсену? Может, не стоило их укладывать кучей, может расправить, как-то вытянуть? Он понятия не имеет, что делать, но старательно распутывает цепочку и располагает отростки так, чтобы она не давила на них сверху. Затем снова осторожно поправляет одеяло. Это занятие немного успокаивает его, превращая пугающую картинку в что-то почти домашнее, не хватает только поцелуя на ночь.
Криво усмехнувшись собственным мыслям, Падалеки устраивается там же на полу, прислонившись к стене. Ему нужно время, чтобы подумать и это место, которое должно бы вызывать страх и неприязнь, почему-то кажется самым спокойным.Находясь рядом с существом, которое по идее создано для убийства, он не ощущает опасности.
Точно так же оно могло быть создано и для чего-то другого, для чего угодно или и вовсе ни для чего, очередная ошибка чёртовых генетиков, - одергивает себя Падалеки.
Словно почувствовав его мысли, мутант судорожно вздрагивает, то ли во сне, то ли в забытьи, и Джаред неосознанно касается голого плеча, вылезшего из-под одеяла, мягко поглаживает.
- Тсс, всё хорошо, не бойся. Спи.
Наверно, это ничего не значит.
Джаред чувствует невыносимое желание сделать для этого существа хоть что-нибудь хорошее, искупить свою невольную вину.
Но он понимает, насколько ничтожны эти попытки на фоне того, что он собирается с ним сделать. Это даже не смешно, это жестоко.
А ведь он никогда не хотел быть хоть к кому-то жестоким.
Если бы он знал, что глядя на этого мутанта будет испытывать такие сильные чувства, такую мучительную боль и растерянность, он ни за что не потащил бы его с собой. Он не должен был этого делать. Лучше было бы бросить его в городе или и вовсе не вмешиваться, тогда у него был бы хоть какой-то шанс, а он, вмешавшись, лишил его даже слабой надежды.
Не вовремя проснувшаяся совесть не давала покоя, раз за разом укоряя тем, что они никогда раньше не торговали «живым товаром». Не стоит и начинать! Но Джаред уже не мог отступить, не сейчас, когда появился шанс у тех, кто надеялся на него.
- Мне очень жаль, - прошептал Джаред. – Мне так жаль, что я вынужден покупать нашу свободу ценой твоей жизни.

Жалость не давала ему покоя ни в тот день, ни в последующие – один лишь вид замкнувшегося в себе мутанта вызывал новую волну сожаления и вины.
Майк, уверенный в своей правоте, даже не смотрел в сторону «живого товара», а вот Джаред попался в ловушку собственных чувств. Стоял ли он на вахте, обсуждал ли планы на новое дело, пытался ли уснуть… всё время в его голове крутились мысли о Дженсене. И чертовы кольца сделали эти мысли в сто раз ярче, словно стальная цепочка связала не только тентакли, но и самого Джареда приковала к мутанту.
Эту цепь необходимо было разорвать – так или иначе.
Когда кто-то из парней сообщил, что они нашли покупателя, готового купить мутанта за цену, намного превосходящую ту, что обычно предлагал за «находку» Центр, Джаред выдохнул с облегчением. Кажется, кошмар последних дней приближался к своему завершению и к чёрту мысли о жалости, он сможет это пережить, должен пережить, ради себя и своих ребят.
Да вот только сказать было проще, чем сделать – как только он отдал приказ о том, чтобы клиента доставили на место, где он сможет ознакомиться с товаром и проверить его состояние - сомнения снова завладели его сознанием.
Десятки вопросов, ответы на которые он и так знал…
Имеет ли он право?
Всё, что он узнал до этого дня, в один голос говорило ему, что имеет, что мутант - это не человек, что вещь для того и существует, что бы её продавали, что сомневаться попросту глупо.
Но он уже не мог принимать это как аксиому. Что-то новое, непонятное и пугающее, чему Падалеки не мог придумать названия, нагло вламывалось в душу, взрывало изнутри привычные рамки и понятия.
- Скоро ты сможешь уехать отсюда, - не стал ходить вокруг да около Падалеки. - Нашлись люди, которым ты нужен.
- Центр? – услышав новость, Дженсен быстро сел, откинув одеяло, от былого равнодушия, не оставляющего его с того дня, когда Майк притащил свои цепи и кольца, не осталось и следа. – Нет, только не назад. Я останусь здесь, я не буду сопротивляться, пожалуйста!
- Это невозможно, - качнул головой Джаред.
- Почему? Ты же привёл меня сюда, значит я вам нужен. Почему вы хотите избавиться от меня? Я в чем-то провинился? Тогда, когда напал, да?
- Нет, дело не в этом.
- Я больше не буду, обещаю, я буду послушным, я не буду драться и убегать! Только не в Центр…
- Этот человек не из Центра, - прервал его Джаред, боясь, что мутант вот-вот сорвется в истерику.
- Кто он тогда?
- Один из богатых торговцев, достаточно богатый, чтобы его предложение окупило наш риск.
- Что он сделает со мной?
- Я… я не знаю, - признался Падалеки и мутант отшатнулся прочь.
- Опять, да? Снова лаборатории, только в другом месте и с другими «хозяевами».
- Нет, не думаю, он не похож на учёного.
- Зачем тогда ему такой как я? Какой от меня толк? Я ничего не умею, ничего не знаю… - растерянно бормотал мутант, уставившись на смятое одеяло. – Зачем?..
- Не знаю…
- Тогда не отдавай! – схватив Падалеки за руку, выдохнул Дженсен. – Я боюсь. Думал, боюсь вас, но теперь мне ещё страшнее.
- Это не зависит от моего желания, - не пытаясь вырваться, сказал Джаред.
- Неправда, ты захотел меня и забрал. Я помню, в городе, ты увёл меня с собой, не позволил тому старику бить меня. Ты сам сделал этот выбор.
- Ты помнишь? Ты же был не в себе.
- Я помню, - решительно заявил Дженсен. – Ты не такой как остальные, для тебя я живое, человеческое существо.
- Но ты мутант.
- Да, но ты защитил мутанта и не раз. Ты пожалел мутанта. Прошу тебя, сделай это ещё раз, не отдавай!
- Нам нужны деньги, мои люди устали жить здесь, устали голодать и воровать. Они хотят покоя, а это доступно лишь наверху, чтобы туда попасть нужно, заплатить.
- Но покой есть не только наверху. Чтобы жить свободно, нужно уйти в Свободные Земли.
- Это миф. Старая легенда, в которую верят дети.
- Нет, правда. Старики рассказывали мне.
- Старики? – удивился Падалеки. - Где ты видел кого-то такого?
- В лабораториях. Думаешь, там изучают только мутантов? Есть и простые люди, старые люди, жившие ещё до конца прежнего мира. Они многое знают.
- Опять не врёшь?
- Я ни разу тебе не врал.
- Ты знаешь, что это глупо?
- Может быть, но я верю тебе.
- Это ещё глупее. Я ничего не могу изменить, прости, но всё решено, - освободив руку из хватки мутанта, Джаред встал. – Мне жаль.
- Я знаю дорогу в Свободные Земли, я смогу отвести туда и тебя, - выдохнул Дженсен. – Это лучше денег и Верхнего мира, это правда, а не миф.
- Если ты знал стариков, то возможно знаешь и старую поговорку «лучше синица в руке, чем журавль в небе».Я не буду снова рисковать.

Он ушел и Дженсен снова остался один.
Но на этот раз ему не оставили времени, чтобы предаваться страхам. На следующий день, вместо Падалеки, к нему пришли совершенно незнакомые парни.
- Вставай.
- Где Джаред?
- Не твоё дело, осьминожка, шевелись, давай, клиент ждёт.
- Я не хочу, - рискнул возразить Дженсен, но дёрнулся в сторону, когда резиновый ствол шокера оказался в опасной близости от его носа.
- А кого это волнует? Тебя мотивировать или так пойдёшь?
Получить ещё один разряд не хотелось, поэтому мутант молча поднялся, растерянно оглядываясь по сторонам, но старого полотенца уже не было, а одеяло скованными руками он бы не удержал.
- Не стесняйся ты, клиент всё равно захочет увидеть всё.
- Всё?
- Ну, должен же он знать, что покупает. И ты смотри, будь послушным, а то получишь, - подталкивая Дженсена к дверям, пригрозил парень. – Давай, двигай.
Под охраной пятерых парней мутанта отвели в новую камеру, чуть больше, помещение, в котором должна была состояться встреча с предполагаемым покупателем.
- Так, его бы привязать, на всякий случай, а то бросится ещё, напугает, да и осматривать удобней будет.
- Давай к трубе, пусть в центре стоит, - кивая на проходящие под низким потолком трубы, предложил один из конвоиров.
- Хорошая идея. Так, ты, иди сюда, руки вверх.
Заставив Дженсена поднять руки над головой, они прикрепили наручники к цепи, которой обмотали трубу.
- А щупальца его?
- Давай туда же.
- Давай, - недолго думая, они притянули кверху и цепь с кольцами, заставляя его высоко задрать тентакли.
- Больно, - дёрнулся Дженсен, невольно выгибаясь, чтобы уменьшить натяжение.
- Эй, сделай послабее, ему плохо, - вмешался один, заметив это.
- Фигня, так надёжней.
- Не будь садистом, куда он денется, а если начнёт так корчиться, клиент решит, что он больной. Нафиг нам такое!
- Ладно-ладно, так нормально?
- В самый раз. Лады, осьминожка, мы за покупателем, а ты не скучай, мы быстро.

Дженсен старался успокоиться, но стоило дверям захлопнуться за парнями, сердце зашлось от страха, а дыхание перехватило.
Опять неизвестность…
Руки и тентакли быстро онемели, ноги ломило от необходимости стоять, вытянувшись, на цыпочках. Минуты ожидания растянулись в часы.
Когда дверь распахнулась, он выдохнул от облегчения, которое впрочем, длилось недолго. Одного взгляда на здоровяка, вошедшего в камеру, хватило чтобы понять, что проблемы у Дженсена только начинаются. С таким лицом не думают об экспериментах… эти тёмные глаза и изогнутые в хищной усмешке губы, принадлежат тому, кто будет убивать медленно и болезненно, не ради какой-то «высокой» цели, просто ради удовольствия.
- Он прекрасен, - выдохнул мужчина, как только заметил Дженсена.
Его взгляд липкой волной прошелся по всему телу, не оставляя без внимания ни один синяк или ссадину, ни кольца в тентаклях, ни сами щупальца, глядя на которые, покупатель довольно облизнулся, словно присмотрел себе вкусный десерт.
- Рады, что понравился! –смущенно отозвались парни. – Главный скоро придет, сможете обсудить цену и документы, а пока посмотрите товар.
- С удовольствием, с огромным удовольствием… можно подойти ближе? А потрогать?
- Почему бы и нет, - переглянувшись, кивнули они. – На здоровье.
- Спасибо, – отозвался мужчина и приблизился к своей покупке. – Молодой, сильный, очень сильный, замечательный экземпляр, но такой напуганный, слабый.
Кружа вокруг Дженсена, он то легко скользил ладонями по дрожащему телу, то с силой сжимал пальцы, сминая нежную кожу. Его руки были повсюду, без малейшего стеснения ощупывали, поглаживали, словно кусок мяса, поворачивали то к себе, то от себя.
- Ты мне нравишься, то, что нужно. Тебя будет интересно доломать, а потом вылепить идеальную игрушку.
- Нет, - мотнул головой Дженсен, когда покупатель оказался сзади и с силой потянул тентакли, словно попытался оторвать их от тела. – Нет-нет….
- Да, борись, сопротивляйся, а то мне быстро наскучит,. Скука превращает меня в зверя, поверь, ты не захочешь такое испытать.
- Живым я вам не дамся.
- Уверен? – засмеялся мужчина и повернулся к насторожено поглядывающим на него охранникам. – Парни, сходите перекурить, мне хотелось бы побыть с ним наедине.
- Джаред сказал не оставлять его.
- Всё будет хорошо.
- Но он сказал…
- Я доплачу. Лично вам. Сотня на каждого компенсирует ваши неудобства?
- Сотня? Каждому? - опешили парни. – Да… конечно, чёрт, за такие деньги вы можете делать с ним что хотите, мы ничего не видели. Только, эээм… не покалечьте, ладно?
- Конечно, я аккуратно. Должен же я знать, стоит ли он того, что запросил ваш главный.
- Ладно, тогда мы пошли, подождём снаружи. Но Джаред скоро вернётся.
- Мне хватит десяти минут.
- Здорово, то есть, договорились, - кивнули охранники, выходя.

- Как думаешь, Падалеки нас не прибьёт, - задумался один из охранников, оказавшись в коридоре.
- Нет, максимум - наорет, но сотня… подумай об этом, сотня!
- Да, это круто и всего за десять минут.
- И Джаред всё-таки был не прав, плевать на то, для чего их делали, всё равно для секса они самое то.
- Точно, жаль, мы его так и не попробовали.
- Такие деньги лучше любой задницы.
- Твоя правда, ладно, ты по сторонам смотри, нам бы Падалеки не проворонить

- Ну, и что ты там говорил про «Нет»? – самодовольно усмехнулся мужчина, когда они остались одни. – Давай, останови меня или ты не можешь? Малышу мешают цепочки?
- Сволочь, - мучительно простонал Дженсен и попытался ударить ногой, но затекшие от неудобного положения мышцы слушались плохо, и покупатель легко увернулся.
- Слабый, от тебя страхом пахнет, - бросил он, прижимаясь ближе. – Тебя бы помыть, но это я ещё успею. Ты будешь чистым-чистым и снаружи, и внутри. Тебя научат, как угождать, ты сам будешь приползать на коленях, твоё место будет у моих ног.
- Меня создали не для этого, - пытаясь вырваться из чужих рук, огрызнулся Дженсен. - Я не постельная игрушка!
- А мне плевать, для чего тебя сделали, захочу, и ты станешь чем угодно. Из вас, убогих, выходят замечательные игрушки. Мне нравятся твои щупальца, может быть, я даже оставлю тебе парочку, хочу посмотреть, как ты будешь трахать ими сам себя.
- Нет.
- Да ты ведь не годен ни на что другое.
- Неправда.
- Тебя ничему не учили, ты лишь первая модель, пробный экземпляр, на котором проверяется устойчивость генов, ты нужен был как кусок мяса для тестов и анализов. А вот тех, кого сделали по твоему образу и подобию, их учили, да, из них сделали прекрасных убийц. Правда ведь? Иначе ты не висел бы тут как туша на крюке мясника.
- Псих… - ошарашено пробормотал мутант. - Я никогда не пойду с тобой. Джаред не отдаст меня такому как ты.
- Ошибаешься, парням нужны деньги, они хотят жить красиво, дышать нормальным воздухом, а не гнить в этой дыре. Это их шанс. Падалеки продаст тебя как миленький и закроет глаза на что угодно.
- Он не такой!
- Все мы одинаковые. Все хотят выжить, а побеждает сильнейший. Ты слишком слаб, и сейчас я раз и навсегда покажу тебе твоё место, если в лаборатории тебя так и не научили послушанию.
- Нет, не смей!

Чёрт, ну почему им всем нужно от него именно это?
Когда он был в лаборатории, никто не смотрел на него так, не трогал, хотя Дженсен часто был вынужден находиться перед ними обнаженным. Но никто и никогда принудить к такому.
А здесь это происходит снова и снова.
Почему? Что это за мир такой, чокнутый и озверевший? Неужели его никогда не оставят в покое?!

Надежда на спасение меркла с каждым движением насильника. Ему было плевать на крики и жалкие рывки жертвы. Парням за дверью тоже безразлична его участь, они получат свои деньги.
И Джареду плевать… ведь он даже не пришел.
Значит… значит, Дженсен должен спасти себя сам. У него просто нет другого выхода.

Может, его и не учили убивать, но сейчас, чтобы выжить, он был готов это сделать.
Сжав зубы и стараясь не обращать внимания на обжигающие руки на своём теле, он задрал голову, впившись взглядом в цепи. Слишком прочные, чтобы порвать, да и кольца в тентаклях стальные. Чёрт.
Но у него ещё был шанс.
Если нельзя разорвать железо, придётся рвать себя.
Руки освободить ему так не удастся, а вот один-два тентакля - можно попробовать. Выбрав те, где кольца были продеты не так глубоко, он собрался с силами и потянул.
Это было больно. Чертовски больно.

Куда больнее чужих пальцев, раскрывающих его задницу для члена, что сейчас прижимался к бедру. Не удержавшись, Дженсен застонал. Он замер, но мужчина принял его боль на свой счёт, рассмеялся над ухом и, резко нагнувшись, укусил за плечо. Впрочем, за это мутант был даже благодарен. Мгновенная вспышка боли отвлекла его, позволила собраться и продолжить.
Рывок за рывком. Снова и снова, не обращая внимания на кровь, текущую по тентаклям и слёзы, застилающие глаза.
Быстрее, пока псих ничего не заметил. Ещё рывок. Ну же ! Давай, пожалуйста! Сейчас!
- Ну, малыш, ты готов? – шепнул мужчина, когда решил, что подготовки более, чем достаточно.
- Готов, - хрипло выдохнул Дженсен и окровавленные, но свободные тентакли рванулись к чужому горлу.

- Готов, - обессилено выдохнул он еще раз, когда судороги за спиной затихли и тело мешком осело на пол.
Преодолевая боль, омутант потянулся к цепям. Тонкие кончики тентаклей, вооруженные вытащенной из чужого кармана булавкой, хоть и дрожали, но ловко справились с замками наручников и цепей.
Не устояв на ногах, Дженсен свалился рядом с трупом и, встретившись взглядом с распахнутыми в никуда карими глазами, откатился в сторону.
Он убил человека.
Совершил преступление, наказание за которое - смерть.
Джаред не простит ему этого.
Он должен уйти, исчезнуть до его прихода.
С трудом поднявшись, Дженсен стянул с неудачливого покупателя пиджак и, накинув на плечи, подкрался к двери.
Два охранника, сейчас этого недостаточно, чтобы его удержать.
Тентакли скользнули через решетки в маленьком окошке и обхватили шеи парней, не успевших вскрикнуть. В тишине коридора послышались лишь короткие хрипы.
Дженсен мог бы задушить их, но это были люди Падалеки, мутант помнил, с какой заботой тот отзывался о них. Он не может причинить ему такую боль. Резко дёрнув, Дженсен приложил обоих об дверь. Этого оказалось достаточно.
Теперь он был свободен.

Втащив потерявших сознание охранников в камеру, Дженсен быстро обыскал их и забрал всё, что могло бы ему пригодиться. Через пару минут в выскользнувшем из камеры человеке мало кто мог бы узнать сбежавшего мутанта.
Решив не мелочиться, Дженсен позаимствовал у парней не только оружие, но и одежду, и теперь простая форма и надвинутая на глаза кепка обеспечивали ему успешную маскировку. Тентакли наконец-то удалось втянуть, разве что чёртовы кольца остались торчать на спине как странные украшения, так как мутация не была способна переработать железо, а снимать их времени не было.
Ему нужно было торопиться и, оглядевшись по сторонам, Дженсен наугад побежал по ветвящимся коридорам, надеясь, что выбранное направление выведет его на поверхность.
Увы, ему не повезло – коридоры уводили его всё глубже и глубже под землю и он наверняка окончательно заблудился бы, если бы за спиной не раздались крики и громкий собачий лай –за ним гнались.
Растерянно заметавшись, Дженсен забрался в каменную нору, которую принял за канализационный туннель, но вскоре упёрся в тупик. Он попал в ловушку и, судя по шуму, у него уже не было времени, чтобы ускользнуть незамеченным.
- Эй, Лаки, ты чуешь его? Нашла? Молодец, девочка!
- Он в этой норе?
- Наверное.
- Надо вытаскивать.
- Сам полезешь или собак спустим?
- Он, сука, опасен, видал, что натворил? Кто теперь к нему полезет? Вызывай Падалеки.
- А может, пристрелим к чёрту? Всё равно его только в утилизатор или на органы.
- Джаред сказал найти и доставить живым.
- Джаред сейчас в такой заднице, что наверняка хочет просто пристрелить его самолично, но разве стоит из-за этого рисковать? Хочешь туда лезть? Я - нет.
- Но он главный.
- Не факт, что надолго. У нас неприятности, большие неприятности. Когда наверху узнают про убийство, начнётся травля. Нужно линять, а не сводить счёты! К чёрту этого мутанта, что мы тут вообще делаем, Мак? Надо бежать, а не ловить призраков!
- Не истери, Джаред со всем разберётся, он сказал, всё под контролем, он что-то придумает. Всегда придумывал.
- Мне бы твою уверенность.
- Слушай, а он точно там? Что-то тихо как-то?
- Затаился, тварь, ждёт…
- Чёрт, стрёмно как-то. Давай подождём остальных?

Дженсен и вправду затаился, едва дыша и прислушиваясь к их разговору. Парней из команды Падалеки там было едва ли больше пяти, если он нападёт неожиданно, то у него есть шанс воспользоваться их страхом.
Оставались собаки. Одна или две, они не будут размышлять или медлить, значит, напасть надо на них, а люди шарахнутся прочь сами.
Подбираясь ближе к свету, мутант готовился реализовать свой единственный план.
Развернув тентакли и зажав в них парочку ножей, Дженсен приготовился к нападению.

У него получилось!
Собаки с визгом отскочили, когда ножи попали в цель. Дженсен мог только надеяться, что раны достаточно серьёзны, чтобы они не бросились следом. Он не хотел убивать, но на такой риск пойти не мог. Или он, или его, а жить чертовски хотелось, и жить свободным.
Как только тентакли рассекли воздух перед самым лицом и сильно толкнули в грудь и живот, люди предсказуемо бросились прочь.
Не оглядываясь, мутант рванул вперёд, надеясь, что на этот раз он не окажется в тупике. Поворот, ещё один, темнота коридоров и внезапно ударивший в лицо луч фонаря.
Вскинув руки, Дженсен не успел затормозить, врезался в кого-то, и полетел на пол, инстинктивно вцепившись в чужие плечи и пытаясь добраться до горла… Ударить первым, пока другой не опомнился. И бежать. Но случайный противник оказался сильным, он перекатывается, подминая под себя, перехватывает руки, сжимает рукава куртки так крепко, что тентаклям не выскользнуть, и прежде, чем Дженсен догадывается попросту разорвать одежду, чтобы их освободить у горла оказывается потрескивающий от заряда шокер.
- Тихо!
Знакомый голос сам по себе действует как парализатор, заставляя замереть и обречённо выдохнуть:
- Джаред.
Силы уходят вместе с паникой, и Дженсен обмякает под тяжелым телом, не пытаясь вырываться. Вместо злости - обида и растерянность. У него опять ничего не вышло.
Он мог бы бороться, мог бы попытаться вывернуться из-под Джареда, рискнуть, но не делает этого. Что-то намного сильнее страха заставляет его, наоборот, прижаться сильнее, словно всё ещё есть какая-то надежда.
- Пожалуйста, отпусти, - шепчет он, когда Падалеки перестаёт удерживать его руки и, поднимаясь на ноги, тянет за собой. - Я не хочу умирать.
- Если отпущу, тебя убьют ещё быстрее.
- Зато у меня будет шанс.
- Не будет у тебя никаких шансов. Одному тебе не выбраться даже на нижний уровень.
- Но…
- Нет. Один ты не справишься, - отрезает Джаред. – Пошли со мной и без фокусов.
- Хорошо, - опустив голову, кивает Дженсен.
Усталое равнодушие заполнило душу. Ему так трудно было пересилить себя и вбиваемые с рождения правила и страхи. Мутанты, как стадо овец, привыкли подчиняться. Хозяин. Всегда есть кто-то, кто приказывает, у кого есть сила, кто владеет тобой и решает за тебя, придает смысл твоей жизни в холодных лабораториях, смысл, который ты сам даже не способен осознать. Даже если этот смысл приносит тебе смерть. Овцы идут на убой без сопротивления.
Вот и сейчас… Направляющие тычки шокером в спину - вот всё что у него есть, все, что было и будет. Смешно было даже мечтать, что это можно изменить.
Будто услышав его мысли, Джаред заставил Дженсена остановиться, чертыхаясь, убрал оружие за пояс и, ухватив за руку, потащил за собой.
- Я знаю, что у тебя нет повода, знаю, что мы все сейчас в большом дерьме и шансов мало, но я хочу, чтобы ты мне поверил – я постараюсь вытащить тебя. Слышишь, Дженсен? Но ты должен делать всё, что я скажу, другого шанса не будет.
- Вытащить?
- Тебя больше не продать живым.
- Утилизация?
- Да, но, во-первых, на это нет времени, во-вторых… просто нет.
- Из-за того, что я убил того человека?
- Да. Теперь его друзья захотят навести тут порядок, поэтому мы должны убираться отсюда и поскорее.
- Я - помеха, - понимающе кивнул мутант.
- Да.
- Ты убьёшь меня?
- Нет, я же сказал тебе, что постараюсь помочь.
- Почему?
- Потому, что не хочу твоей смерти. Я тебя и продавать бы не стал, если бы не надо было позарез. А сейчас ты, по сути, никому не нужен, ты скорее опасность, чем выгода, но вместо того чтобы убивать я просто уведу тебя.
- Ты ведь снова рискуешь?
- Нет. Не совсем. Сейчас это не важно, мне всё равно уходить, это всё моя вина и безопасней будет, если я окажусь подальше от парней, чтобы их не зацепило следом. Так что рискую не только я, но и ты, - усмехнулся Джаред. – Не боишься?
- У меня не слишком большой выбор.
- Это точно. И Дженсен… Прости.
Больше расспрашивать Дженсен не решился.
- Так, мы пришли, - через пару минут кивнул Падалеки и прежде, чем Дженсен успел спросить, пояснил. – Это моя комната, тут тебя никто не тронет. Просто запри дверь, никому не открывай и жди меня.
- Хорошо.
- И Дженсен, не пытайся убежать, пожалуйста. Я обещаю больше никому тебя не продавать, только дождись меня, я всё устрою.
- Я дождусь.
- Я быстро. Ванная и кухня в твоём распоряжении, - обернувшись, бросил Падалеки и ушел.
Дженсен закрыл за ним дверь и, устало выдохнув, сполз на пол.

 

Он в безопасности?
Убежать или остаться?
Выбор действительно был невелик.
Он уже пытался и ничего не получилось. Может, Падалеки не соврал и ему одному действительно не выбраться из этой ловушки. А может он всего лишь тянул время, но почему тогда привёл его сюда, а не оставил своим людям, те ведь были так близко?
Дженсен уже ничему не верил. Ему было чертовски страшно.
Открыть дверь или отойти от неё? Любой выбор казался ошибкой.
«Я обещаю».
Сдержит ли он слово? Дженсену так сильно хотелось верить, что да. Падалеки был одним из немногих, кто обращался с ним по-человечески и это притягивало мутанта как магнит. Хотелось, чтобы его снова назвали по имени. Хотелось почувствовать, что его признают равным. Хотелось хоть немного побыть просто человеком, живым существом с душой и чувствами, а не только простыми инстинктами.
Может быть, ради этого стоило рискнуть снова?
Он понимал, что поддается слабости, но уйти сейчас было выше его сил. Дженсен, поднявшись, отошел от двери.
Падалеки что-то говорил про кухню, это звучало очень соблазнительно…

- Надо его убрать, - заявил Майк, когда Джаред нашел его и рассказал, что поймал мутанта.
- Нет.
- Он уже не наш счастливый билет, скорее чёртова чёрная метка.
- Знаю. И я не предлагаю оставлять его тут или забирать с собой.
- Тогда что ты задумал? – подозрительно протянул Майк.
- Я его спрячу.
- О, Господи. И куда же?
- Увезу. Мне всё равно уходить, так пусть идет со мной, - глянув на удивленного друга, сказал Джаред.
- Падалеки, у тебя и так проблемы, зачем тебе ещё и мутант? Куда ты с ним сунешься? Без документов вас никуда не пустят, ни на один уровень, ты ведь понимаешь это.
- У меня есть план.
- И… Давай, колись.
- Я увезу его в свободные земли.
- Ты идиот? Их не существует!
- О них говорят уже давно. Он сам сказал мне, что знает дорогу.
- И ты поверил?
- Знаешь, он ещё ни разу мне не солгал.
- Ты просто псих. Откуда только такие берутся, а? Как можно быть таки доверчивым? Это мутант! Они врут, притворяются и они опасны. Его нужно убрать.
- Я не могу его убить.
- Убрать. После всего, что случилось, утилизация - это еще не самое страшное для него. В конце концов, в своей лаборатории он кончил бы так же.
- Всё равно это убийство.
- Он не человек.
- Для меня - человек! – запальчиво возразил Падалеки. – И мне плевать на законы. Мы нарушали их не раз, и небо не свалилось на верхние уровни! Так что не тебе упрекать меня в богохульстве.
- Ох, Джаред, - отвернувшись, Майк покачал головой, он не знал, что сказать, чувствовал, что теряет друга и не мог этого предотвратить.
Что-то изменилось, и он не мог понять, что. Неужели всё это из-за чёртова мутанта? Что в нём такого особенного?
- Майк, пожалуйста, ты всегда был лучшим вожаком, чем я, это ты должен был занять место шефа. Сделай это сейчас и помоги парням, ты им нужен.
- Это ты им нужен.
- Нет, я был хреновым главарем. Так что используй свой шанс, позаботься, чтобы они не попали под следствие и смогли, наконец-то, получить документы. Я верю, у тебя получится придумать более удачный план!
- А ты?
- Я уйду с ним.
- Но почему, Джаред?
- Я нужен ему, а он… нужен мне.
- Я не понимаю.
- Я тоже, - признался Падалеки.
- Это жалость, Джаред, а не то, что ты придумал.
- Не знаю, может быть, но я хочу попробовать. Может, для меня он станет той самой удачей.
- Ты псих, Падалеки, чёртов псих, но поступай как знаешь. Я прикрою тебя. Забеги на склад, забери вещи и уходите, пока никто не всполошился.
- Спасибо, - улыбнулся Джаред.
- Иди сюда, засранец, - обнимая друга, усмехнулся Майк. – Удачи тебе… вам обоим. Я ни черта в это не верю, но если это твой окончательный выбор, то пусть всё будет.
- Я на это надеюсь. Прощай, Майк.
- До встречи, Джаред.

Пока Падалеки прощался с другом и собирал вещи, Дженсен решил не тратить времени зря и занялся осмотром жилья.
Первым делом он заглянул на кухню, где повоевав с кухонной техникой - победив холодильник и бесславно проиграв микроволновке – набрал полную тарелку каких-то фруктов и чего-то холодного, но явно уже разок поджаренного.
После пресной кормежки в лаборатории, где врачи зачастую предпочитали обходиться таблетками и уколами, и скудного пайка в камере ему показалось, что он не ел ничего вкуснее. А после того, как в одном шкафчике были обнаружились конфеты, он окончательно решил, что сегодня - один из лучших дней в его жизни. Оставалось надеяться, что вернувшись, Джаред не сочтет, что он нанес серьезный урон его припасам.
Когда впихнуть в себя ещё хоть что-то стало нереально, мутант отправился на изучение ванной, благо она мало отличалась от мойки в лаборатории, разве что вещей больше, но с этим он надеялся справиться. Старая большая ванная стала приятным сюрпризом и, наполнив её блаженно тёплой водой, Дженсен с удовольствием забрался внутрь, вытягиваясь и выпуская тентакли. Кайф!
Пару раз намылившись и наполнив ванну водой погорячее, мутант погрузился по шею и прикрыл глаза.
Спать хотелось безумно и он решил, что может повременить с вытиранием и одеванием, позволить себе немного подремать в обволакивающем тепле.
Пропустить приход Падалеки он не боялся, у того наверняка были ключи, а о том, что сюда может прийти ещё кто-то, Дженсен старался не думать. Потом, всё потом, сейчас так хочется выдохнуть, хоть ненадолго отпустить все страхи, хотя бы на чуть-чуть .
Не прошло и пяти минут, как он уснул, укрытый водой, которая, кажется, вообще не собиралась остывать.

- Дженсен? – когда мутант не открыл на его стук, Падалеки сам отпёр дверь, радуясь, что тому не пришло в голову подпереть её стулом или задвинуть шкафом. – Ты ещё тут?
Страх, что его гость мог убежать, всю дорогу не давал ему покоя, а теперь, когда никто не отзывался, стал ещё более реальным.
- Чёрт, Дженсен… я же обещал тебе, - расстроено вздохнул Джаред, осматривая пустые комнаты.
О том, что мутант не ушел сразу же, говорили грязные тарелки на кухонном столе и переставленные со своих мест вещи в коридоре.
Давно ли он ушел, был ли ещё шанс догнать, остановить, уговорить… спасти, в конце концов?
Джаред не знал. Ещё пару минут назад он был готов бежать, тащить за собой, если надо - на руках нести, лишь бы убраться отсюда подальше. Теперь же он растерянно замер посреди коридора.
Пустота и тишина, только вода в ванной капает размеренно, словно часы.
Стоп. Вода?
Ещё толком не зная, на что он надеется, Падалеки рванул в ванную и тихо выдохнул от облегчения, увидев там задремавшего в воде Дженсена.
Он уже видел его голым, мыл собственноручно, и тогда эта нагота не казалась чем-то особенным. Сейчас же один вид острых коленок и покрытых веснушками плеч, торчащих из опадающих островков пены, словно током ударил по нервам.
Дженсена хотелось закутать в полотенце, укрыть, спрятать ото всех, включая самого себя – так пугающе откровенно было увиденное. Словно кто-то яркой вспышкой высветил всё на внутренней стороне век - слишком чётко, слишком чисто.
Не стоило ему этого видеть. Не стоит сейчас стоять рядом и смотреть, не в силах отвести глаз от змеящихся под водой, словно водоросли или пряди волос, тентаклей.
- Русалка, - ломкая усмешка скользнула по губам Джареда. – Не место тебе в руках человека.
Но именно руками и хотелось коснуться, огладить, обнять, почувствовать влажную мягкость кожи, твёрдость мышц, жар чужого тела… Чёрт.
Прав был Майк, что-то не то у него в голове творится, неправильно всё это, ох, как неправильно. Но от того только ещё более желанно.

 

Он мог бы стоять так ещё долго, но у них не было на это времени. Не сейчас. Может быть, когда- нибудь потом, если судьба подарит ещё один шанс.
- Дженсен, - осторожно коснувшись мокрого плеча, позвал Джаред.
Зелёные глаза тотчас распахнулись, а из воды молниеносно выскользнула пара тентаклей – один обвил руку, а второй успел добраться до горла.
- Привет, - неуверенно протянул Падалеки, стараясь не показать страха.
Мутант мог бы убить его, сейчас под рукой не было шокера, а тентакли были быстрее рук.
Мог бы, но, даже чувствуя пульсацию тугой плоти, обвивающей горло, Джаред верил, что смертельного удара не последует.
Шла ли эта уверенность от его дурного сердца или зелёных глаз напротив, в которых испуг сменялся облегчением, – Джаред не знал.
- Привет, - смущённо улыбнулся Дженсен и, спустя мгновение, тентакли мягко соскользнули, чтобы тут же втянуться в его спину.
- Теперь ты можешь их контролировать? – спросил Джаред, чтобы разбить неловкую паузу.
- Да, я уже почти в норме, если бы не железки, мог бы и совсем убрать, - кивнув на украшающий спину «пирсинг», пояснил Дженсен.
- Я помогу тебе избавиться от колец.
- Правда?
- Да, но не сейчас, надо спешить. Как только остановимся в мотеле, разберёмся с ними.
- Спасибо.
Падалеки только виновато улыбнулся. За что спасибо, если Дженсен заполучил их по его вине?
Ладно, к чёрту чувство вины! Время это не только деньги, но и жизнь, их жизни, которые ещё нужно постараться сохранить.
- Одевайся и мы уходим.
- Хорошо, - послушно кивнул мутант и тотчас встал, ничуть не стесняясь своей наготы и не заметив, как Джаред отшатнулся, оробев, чтобы через секунду потянуться навстречу. – Да? Что-то ещё?
- Полотенце… держи, - всунув ему в руки махровый ком, Падалеки буквально вылетел из ванной. К такому он ещё не был готов.Теперь, когда в голове крутились разные неправильные мысли, видеть Дженсена таким доступным было сродни пытке. Это был выбор, для которого ещё не пришло время, и Джаред не хотел его торопить.
Всё было совсем не так просто, как могло показаться с первого взгляда, и Падалеки не хотел ошибиться.
- Я готов, - прервал его смятение голос Дженсена.
Вот уж кого не мучили сомнения, пусть и робко, но он улыбался, надеясь, что в этот раз всё будет хорошо.
- Тогда пошли. Держись позади меня, не отставай. Ни с кем не разговаривай. Тентакли лишний раз не выпускай. Понятно?
- Да, вполне.
- И ещё, - достав из-за пояса пистолет, Падалеки протянул его Дженсену. – На всякий случай.
- Я не умею, - признался Дженсен.
- Это просто. Смотри, - медленно и чётко Джаред показал, как заряжать и стрелять. - Сможешь повторить?
- Если от этого будет зависеть моя жизнь – да.
- Хорошо. Ладно, вроде всё… Больше тянуть нельзя. Идём.
Дженсен только кивнул, следуя за Падалеки.
Ему снова предстояло куда-то бежать, но в этот раз у них кажется, была цель и, самое главное, он не был один.

 

Майк оказался прав, вывести мутанта за пределы нижнего уровня было невозможно, но, к счастью, им это и не было нужно, их дорога лежала именно через самые заброшенные земли, где мало кого волновало, кто ты такой, если у тебя есть хоть пара монет, чтобы заплатить за молчание.
Поэтому у Джареда не возникло проблем с покупкой машины. На полузаброшенной свалке старую и потрёпанную временем Импалу 1967 года им продали почти за копейки.
- Чувствую себя героем исторического фильма, - усмехнулся Падалеки, садясь за руль. – Словно вот-вот из-за угла выскочит какой-то рыцарь или этот, как его... тиранозавр!
- Кто такой тиранозавр? – устраиваясь на соседнем сидении, спросил Дженсен.
- Хм… зверь какой-то, совсем древний, кажется.
- Такой же древний, как эта машина?
- Нет… вроде.
- Мы на ней точно доедем? – недоверчиво протянул мутант и Джаред рассмеялся, выезжая со свалки.
- До мотеля точно, а дальше разберёмся. Не бойся, всё под контролем.
Дженсен не был так уж уверен в этом, но расслабился, решив воспользоваться затишьем.
- Можешь поспать, - предложил Падалеки, и он благодарно кивнул, устраиваясь на сиденье.
Дорога кажется бесконечной, в окне мелькают пустые дороги, тёмные дома с железными решетками на окнах, стаи диких собак провожают их хриплым лаем.
Всё это кажется Дженсену странным сном. Неужели это и есть настоящий мир?
Вместо стерильной лаборатории - полный хаос.
Это не сон, это кошмар, но проснуться не получается, наоборот, усталость только затягивает его глубже в мутное марево реальности.
Новый мир пугает.
Когда они подъехали к мотелю, Джаред похлопал его по плечу и мутант резко подскочил.
- Кошмар?
- Да, наверное.
- Сейчас устроимся на ночь. Не хочу спать в машине, пока есть деньги,.
- Хорошо, - Дженсен только кивнул, выбираясь следом и идя за Падалеки к низкому зданию, на вид такому же заброшенному, как и все остальные. Только кривая вывеска «Мотель. Еды нет, воды нет, электричество бывает» как-то выделяет его из общей массы.
Кажется, им повезло - внутри горел свет.

Падалеки заплатил за номер и они торопливо спрятались в четырёх стенах за хлипкой, почти картонной дверью с ржавым замком. Вечерний сумрак превратил улицы в угрожающе шипящих змей, и даже такое жалкое укрытие казалось спасением.
Дженсен сел на кровать и, не удержавшись, обхватил себя за плечи сначала руками, потом незаметно вылезшими из-под одежды тентаклями. Пусть лампочка под потолком и давала слабый и мигающий свет, но вот обогреватели точно были холодными.
- Так, душ нам тут не светит, так что я пока осмотрюсь, а ты ложись. Сегодня был не самый лёгкий день. Правда, не советую раздеваться. Во-первых, холодно, во-вторых, возможно, придётся быстро собираться.
- Хорошо.
- Есть хочешь?
- Не особо.
- Тогда спи.
- Джаред? – позвал Дженсен, когда Падалеки был уже в дверях. – Не уходи.
Последнее вырвалось, словно само собой, не это он хотел сказать, да и не так. Но вырвалось – робкое, жалобное какое-то, до дрожи стыдное. Уверен был, что не послушает его Джаред, но всё равно не смог удержаться.
- Мне надо узнать как тут с дорогами и спокойно ли в целом, - начал тот, но заметив, что мутант опустил голову, послушно, как марионетка, ложась на неразобранную кровать, вздохнул. – Страшно?
- Нет, - качнул головой другой. – Просто… дурость.
- Ясно, - кивнул Падалеки, запирая дверь изнутри. – Дурость так дурость. Двигайся.
- Что? – вскинул голову Дженсен, недоверчиво глядя на него снизу вверх.
- Кровать одна, одеяло тоже, не знаю как ты, но, после целого дня за рулём, я жутко хочу спать.
Медленно откатившись на край, мутант неловко забрался под одеяло и замер, уперевшись напряжённым взглядом.
- Уже не рад, что позвал? – усмехнулся Джаред. – Я ещё могу устроиться в кресле.
- Не надо в кресле.
- Тогда не пугайся так. Ничего я тебе не сделаю.
- Я верю.
- Ну, давай спать, чёрт его знает, что утром будет. И напомни мне завтра разобраться с твоими кольцами, сегодня уже слишком темно.
- Хорошо, - неуверенно кивнул мутант и тихо выдохнул, глядя на повернувшегося к нему спиной Джареда.
Доверяет.
Значит ему тоже можно.
Повозившись, Дженсен улёгся и закрыл глаза, расслабившись.
Спать.
Наконец-то можно просто лечь и заснуть, не ожидая, что разбудит треск электродов или скрип ржавого замка в камере.
Спокойной ночи, Джаред.

Может быть, ночь и была спокойной, но вот утром Падалеки ждало весьма необычное пробуждение.
Плотные кольца тентаклей вокруг плеч, талии и бёдер отнюдь не самое привычное ощущение. Впрочем, как и чужое тёплое тело под боком, доверчиво прижавшееся близко-близко, что было немного странно, но уже на порядок приятней.
Почему-то последней каплей оказалось совсем по сути невинное – Дженсен держал его за руку, притянув ее к своей груди и переплетя пальцы.
Может быть, стоило отодвинуться, выпутаться из чужих рук и тентаклей, но Джаред остался лежать, ловя давно не испытываемое ощущение тепла. Он даже не удивился, когда, спустя пару минут, почувствовал возбуждение.
Логичная реакция на красивого парня в одной с ним постели. Не совсем логичная на мутанта и тентакли. Но как разделить эти две стороны, Джаред не знал. Дженсен был для него одновременно и невинной жертвой, по отношению к которой он чувствовал вину и желание защитить, и опасным созданием, которого стоило бы остерегаться. К сожалению, из всех этих чувств выходило что-то совсем уж непонятное и запутанное. Вместо страха или жалости получалось желание… как-то нелогично.
Но сейчас Падалеки резко стало не до логики. Словно почувствовав его смятение, Дженсен завозился рядом, прижимаясь ближе, сжимая кольца тентаклей ещё плотнее, хотя казалось куда уж больше. Чёрт, он же почувствует! – мелькнуло паникой и, словно в ответ, мутант замер, просыпаясь.
Сонные зелёные глаза широко распахнулись и Дженсен немного отстранился, всё ещё безмятежно улыбаясь и оглядывая их переплетённые тела.
- Джаред? – выдохнул хрипло и Падалеки жадно сглотнул, непроизвольно толкнувшись бёдрами навстречу ...теплу …голосу.
Дженсен тихо охнул, тентакли мгновенно втянулись под одежду, а сам мутант подобрался, готовясь вскочить. Падалеки едва успел удержать его, обхватив закаменевшие под руками плечи.
- Тсс, спокойно, всё хорошо.
- Не надо, - прошептал Дженсен, уже не пытаясь вырываться.
- Прости, я не специально. Не убегай, я ничего не буду делать, обещаю. Это… это ничего не значит, - замялся он и, когда мутант так и не перестал дрожать, раздраженно рявкнул. - Да не трясись ты так!
- Прости, - опустив глаза, пробормотал Дженсен.
- Это ты прости, - тотчас пошел на попятную Падалеки. - Я дурак, да? Было бы странно, если бы ты не боялся.
Дженсен промолчал, а Джаред неловко погладил, в последний раз сжимая, его плечи, и отстранился, вставая.
- Я пойду доделаю, что вчера не успел, а ты пока отдыхай. Еда в рюкзаке, я скоро, но можешь меня не ждать, если уже проголодался.
Дверь за ним захлопнулась раньше, чем мутант успел кивнуть.
Натянув одеяло на голову, Дженсен тихо выдохнул.
Джаред не заметил. Джаред не должен узнать.
Перепуганный мутант не знал, что бы сделал, если бы Падалеки понял, что возбуждён был не только он.

Но в этот раз всё обошлось.

Вернулся Джаред только через пару часов и ни словом, ни взглядом не показал, что им стоит поминать о том, что случилось утром.
Дженсен благодарно улыбнулся. К этому разговору ни один из них не был готов.

 

- Думаю, сейчас самое время заняться твоими тентаклями, - предложил Падалеки, когда они перекусили. – Раздевайся и ложись на кровать.
Помявшись, Дженсен послушался. Он не любил поворачиваться к кому-либо спиной, показывать своё уродство.
Даже в лаборатории в ответ на это, он получал самое большее - одобрительное хмыканье и новые болезненные анализы. «Чудище ты наше невезучее» - насмешливо звали его лаборанты.
Чего уж ждать вне стен Центра. Тут он и вовсе казался чем-то ненормальным, уродливым зверьком, а не человеком. Впрочем, человеком его не считали нигде. Всё, что он мог вызвать в окружающих - извращённый интерес или гадливость. Это он уже усвоил.
Но Джаред был не такой, как остальные.
Ему не было противно.
Чувствовал ли он что-то ещё? Что-то большее, чем жалость?
Дженсен не знал.
И предпочитал не гадать, сейчас он просто хотел стать свободным, а раз Падалеки согласен помочь… это уже хорошо. Желать большего было бы излишне самоуверенно.

- Дженс, ты там заснул? – позвал его Джаред. – Если можешь, выпусти «их», а то мне неудобно, когда торчат только кольца, могу нечаянно сделать больно.
Поёжившись, мутант выпустил тентакли, медленно и аккуратно расположив их подальше от Джареда. Не хотелось его напугать. Всё-таки то, как из гладкой кожи на спине выползают почти что осьминожьи щупальца, при любом раскладе, не самое приятное зрелище.
- Спасибо, - отозвался Падалеки. – Если будет больно, говори.
Его ладони бережно и осторожно коснулись кожи.
Это было бы похоже на ласку, если бы не противно-тянущее ощущение, при вытаскивании колец из успевших подзажить проколов.
- Ну, вот, почти закончили, ещё только два осталось. Потерпи.
- Мне не больно, - дёрнул плечом Дженсен и пробормотал. – У тебя хорошие руки.
В ответ Джаред молча провёл ладонью вдоль спины.
- У тебя веснушки.
- Я не видел солнца до того, как убежал из лаборатории, это просто часть мутации, зачатки пигментации.
- Да?
- Если бы всё получилось, как они хотели, я мог бы менять цвет кожи, подстраиваясь под обстановку.
- Ничего себе…
- Но что-то не сработало и остались только пятна. Они иногда чертовски чешутся, - признался мутант. – Вот такое бестолковое уродство, от тентаклей хоть польза есть.
- Они не уродливые, - возразил Падалеки. – В тебе нет ничего уродливого, наоборот.
- Правда?
- Да. А теперь не дёргайся, осталось последнее кольцо, - смутившись, сменил тему Джаред.
- Нет, оставь.
- Почему? Тебе всё-таки больно, да?!
- Нет, я хочу, чтобы оно осталось… на память.
- О том, что люди сволочи? – горько усмехнулся Падалеки, но послушно отложил клещи, которыми перекусывал кольца.
- Не только.
- Хорошо, как хочешь.

«На память о тебе», - хотел сказать Дженсен, но промолчал.

- Тогда всё готово. Противовоспалительных у меня нет, но вроде ничего не загноилось, я продезинфицировал на всякий случай. Если втянешь их, то должно зарасти без проблем.
- Спасибо.
- Да не за что. Это ведь из-за меня все.
- Это был не ты.
- Поймал тебя я, притащил к нам тоже я, да и продать тебя - целиком и полностью моя идея. Кто ж тут виноват ещё? – хмыкнул Джаред, убирая аптечку в рюкзак.
- Если бы ты не остановил того торговца, меня или забили бы до смерти, или отволокли бы назад в центр в тот же день. Хотел ты того или нет, но ты меня спас.
- Хреновый я спаситель.
- Я не жалуюсь, - натягивая рубашку, бросил Дженсен.
- Лучше бы жаловался. Чёрт, ты ведь и от парней моих, когда полезли, отбиться смог, и козла того похотливого убил, охрану вырубил! Так почему ты от меня ни разу не попытался избавиться? Были ведь возможности?.
- Ты никогда не причинял мне боли, - помедлив, пожал плечами мутант.
- Причинял, вся твоя боль из-за меня! Пусть не моими руками, но всё это из-за меня, моих слов, моих решений, понимаешь?
- Наверное, но у меня не получается тебя ненавидеть. Это плохо?
- Не знаю. Это неправильно…
- Я и сам неправильный, - рассмеялся Дженсен.
- Ты правильный, именно такой, каким должен быть, - не согласился Джаред. – И не слушай тех, кто говорит обратное.

После таких слов Дженсен уставился на него совершенно растерянным взглядом. Падалеки только что сказал то, о чем мутант и мечтать не решался.
Это было лучшее, что ему приходилось когда-либо слышать.
От задрожавшей радости,совершенно новой, небывалой и такой сильной, что не было слов, что бы её выразить, он аж зажмурился, уткнувшись носом в колени.

- Дженсен, я что-то не то сказал? – забеспокоившись, Падалеки присел рядом, поглаживая его по плечу. – Я тебя обидел?
- Нет, - замотал головой Дженсен. – Совсем нет.
Порывисто выдохнув, он не удержался от искушения и обнял Джареда, робко и одновременно отчаянно прижимаясь всем телом.
- Спасибо тебе. Ты не представляешь, что значат для меня твои слова. Спасибо.
Джаред удивлённо дёрнулся, но вырываться не стал, наоборот, обнял в ответ, притягивая Дженсена ближе, почти сажая к себе на колени.
- Всё хорошо, - прошептал он. – С тобой теперь всё будет хорошо.

Всё действительно было хорошо, лучше, чем они могли надеяться.
И когда, оставив позади мотель, они отправились дальше, на этот раз решив некоторое время не делать остановок.
И когда дорога бесконечной прямой ложилась под колёса.
И когда ночь заставала их посреди полей, далеко от человеческого жилья.
Сначала Дженсен, восстанавливая силы, почти всё время дремал или смотрел в окно, но спустя пару дней уже стал втягиваться в неспешные беседы. Они грызли сухари из Джаредовских запасов, а иногда до отвала наедались гамбургерами из придорожных кафешек, которые казалось, были всегда и везде, даже на самом краю света.
Всё было просто замечательно, даже когда Джаред, смеясь и подкалывая, учил мутанта водить машину. Тот поначалу цеплялся за руль как за спасательный круг, всё норовил обхватить его и тентаклями – на всякий случай.
Всё могло быть хорошо и дальше, если бы они не решили сделать остановку.
Дженсен честно рассказал Падалеки всё, что знал об их маршруте, но этим сведениям был не один десяток лет и кое-что в этих краях значительно изменилось. Поэтому через пару дней они решили остановиться в придорожном мотеле, что бы разузнать и проверить названия старых дорог и населённых пунктов. Всего на день, но этого оказалось достаточно.

Дженсен остался в номере, а Джаред пошел искать кого-то, кто мог бы им помочь.
Вот только его самого нашли гораздо быстрее.

«Я вернусь через час, никуда не уходи, никому не открывай» - сказал перед уходом Падалеки. Но прошло уже пять часов, а его всё ещё не было, и Дженсен не знал, что делать.
Исходив крошечный номер вдоль и поперёк, он уже с десяток раз подходил к входной двери, но замирал, взявшись за ручку.
Джаред сказал не уходить.
Но мутант чувствовал - что-то случилось! Они в опасности. Джаред в опасности.
Как тут сидеть и ждать?
Прошло ещё три бесконечных часа и когда за окнами сгустился вечерний сумрак, Дженсен не выдержал.
Нацарапав короткую записку, он натянул куртку, закинул на спину рюкзак, покрепче сжал в кармане данный Падалеки пистолет и вышел за дверь.
Без Джареда этот мир казался ещё непонятней и страшнее.
Задержавшись на пороге и внимательно оглядываясь по сторонам, Дженсен от всей души жалел, что в лаборатории его не наградили собачьим носом вместо чёртовых тентаклей. Ну как он найдёт Падалеки в этом незнакомом месте?
Единственное, что он мог, это полагаться на интуицию и везение…
Сейчас интуиция подсказывала только одно – всё это плохо кончится и лучше бы ему не высовываться. Но эту подсказку мутант предпочёл проигнорировать, быстрым шагом направляясь к небольшому домику, где Джаред оформлял их регистрацию в мотеле. Может быть, там кто-то сможет ему помочь.
Если Джареду нужна помощь, Дженсену придётся перешагнуть через собственные страхи.

«Я обычный посетитель. Просто человек. Обычный человек. Никаких тентаклей. Ничего странного» - бормотал он себе под нос, дожидаясь седого старичка, который пообещал уделить ему пару минут.

 

- Ну, так чего вы хотели, молодой человек?
- Мой… друг. Высокий, брюнет, одет как я. Он к вам не заходил сегодня?
- Высокий, говорите? – протянул хозяин мотеля. – Был такой один, сначала утром номер снимал, потом , кажется, пару часов назад, заходил, про карты спрашивал.
- А вы не заметили, куда он пошел?
- Да в номер и ушел.
- Как в номер?
- Ну, как-как? Встретил друзей и они почти сразу вернулись в номер.
- Друзей? – насторожился Дженсен.
- Да, такая трогательная встреча, - умилился старик. – Сразу видно, старые товарищи, без слов друг друга понимают. Помнится, я, когда раньше в охранном дозоре служил…
– А в какой номер, не подскажете? – перебил его мутант.
- Хм… в десятый, кажется. Да, в десятый.
- Спасибо.
- Ну, вот, а с виду вежливый молодой человек! – проворчал старик, когда Дженсен почти бегом выскочил на улицу.

Друзья?
Но почему Джаред не предупредил его? Забыл, заболтался с этими самыми друзьями?
Или…
Почему-то Дженсен был уверен, что никакие друзья не заставили бы Падалеки оставить его одного на целых полдня.
Тем более, что он всё это время был тут, рядом, парой номеров дальше. Пусть он не захотел бы показывать его своим друзьям, но хотя бы предупредил бы его.

Значит, интуиция не подвела и Джаред в беде. Никакие это не друзья. Но кто тогда?..
Этого Дженсен не знал. Так же как не знал, что делать дальше.
У него остались почти все вещи Падалеки, включая ключи от машины и оружие. Он мог бы уехать, но даже не задумался об этом.

Ему надо увидеть Джареда, всё остальное сейчас не важно.

Но всё было не так просто.
Дженсен добрых пятнадцать минут ходил вокруг мотеля, пока не понял, что лишь привлекает лишнее внимание.
Идей, как попасть в номер незамеченным, у него не было. Старик сказал друзья, но сколько их было, Дженсен спросить не догадался.
Сможет ли он справиться с ними? А если они вооружены? У него есть пистолет и тентакли, но окажется ли этого достаточно?
Чёрт.
Но ждать больше нельзя, пока он тут мается без толку, Джаред может быть уже…
Нет, он в порядке, он должен быть в порядке!

- Эй, не подскажешь, где тут десятый номер? – вдруг окликнули его со спины и мутант, схватившись за пистолет, испуганно обернулся. - Первый день работаю, никак не сориентируюсь на местности.
- А? Что? – поняв, что одетый в какую-то странную пёструю форму парень не собирается нападать, Дженсен выдохнул.
- Подскажи, где десятый номер, тут, блин, сто лет двери не красили, ничего не разобрать.
- Десятый? – кажется, это был его шанс.
- Ну, да.
- А тебе зачем?
- Да ты тормоз, - хмыкнул парень, поудобней перехватывая объёмный пакет и стараясь не уронить на землю ворох каких-то бумажек с цифрами.- Доставка пиццы. Клиентов не могу разыскать.
- Пиццы?
- Ну, чили-пицца, лучшая пицца в городе! Заказываешь две, третья бесплатно. Быстрая доставка прямо к вашим дверям, - заученно отбарабанил курьер. – Не узнаёшь? Рекламные листовки же повсюду расклеены.
- Понял, - кивнул Дженсен. – Чили-пицца. Десятый номер тут за углом, пойдём, покажу.
- Ну, наконец-то! – радостно улыбнулся парень, идя за ним. – А то представляешь, время идёт, а я тут как собака радиоактивная ношусь, всё найти не могу.
- Вот тут.
- Спасибо! Эмм, это же сарай, нет? Какого чёрта…
Но не успел он договорить, как Дженсен скользнул тентаклями к его горлу, быстро и эффективно нажимая на нужные точки. Столько лет по медицинским лабораториям не прошли даром. Пусть его и не готовили как боевую единицу, но кое-что он знал и умел, правда, пользоваться этими знаниями раньше не приходилось.
Оказалось, всё не так страшно – парень, не издав и звука, соскользнул на асфальт, так и не выпустив из рук свой пакет.
- Извини, - пробормотал Дженсен.
На куртке и кепке посыльного был тот же рисунок, что и на пакете. Он быстро переоделся, надвигая козырёк, чтобы получше скрыть лицо и, подхватив пакет, пошел к десятому номеру.

О своих рабочих обязанностях Дженсен не имел ни малейшего представления, но, тем не менее, сразу же постучал в дверь и когда, спустя минуту, та немного приоткрылась, с самой широкой улыбкой выдал только-что услышанную рекламу.
- Чили-пицца, лучшая пицца в городе! Заказываешь две, третья бесплатно. Быстрая доставка прямо к вашим дверям.

- Вижу, какая она у вас быстрая, - проворчал мужчина, снимая цепочку и открывая дверь шире. – Мы тут уже уснули, пока тебя ждали.
- Простите, сэр, я первый день работаю, заблудился, - повинился Дженсен, опуская голову.
- Ладно, блин. Стой и жди, схожу за деньгами. На чаевые можешь не рассчитывать.
- Конечно, сэр.
Пока незнакомец ходил за деньгами, мутант шагнул ближе, заглядывая в комнату.
Такой же маленький номер, как и у них с Падалеки, стандартный набор кровать-стол-мигающая лампочка. На кровати сидело двое парней, но Джареда нигде не было видно.
Неужели он ошибся?
- Пицца?
- Да. Слушай, у тебя двадцатки нет?
- Сейчас посмотрю. Чёрт, кажется, нет.
- Вот блин! Посмотри -ка у этого. Думаю, Падалеки не откажется выставиться, раз уж мы тут из-за него застряли.
- Мертвецам деньги ни к чему.
Один из парней поднялся со смехом и, не торопясь, скрылся в ванной.
Когда Дженсен услышал звуки ударов, приглушенную ругань и знакомый голос, всё наконец-то стало предельно ясно.
Друзья? Как бы не так.

Джаред жив. Облегчение было таким сильным, что Дженсен и сам удивился. Неужели ему так важен Падалеки? Но каким бы ни был ответ на этот странный вопрос, сейчас не было времени для размышлений. Джаред жив, но надолго ли?..

- Вот твои деньги, чили-пицца, - мужчина вернулся очень кстати.
- Спасибо.
- Где мне расписаться?
- Расписаться? Ах, да, где-то тут… наверное, -, кивнул Дженсен, протянув ему листки с цифрами.
- Вот же бестолочь, - нахмурился заказчик, но шаг вперёд, чтобы взять листы, сделал, и это было как раз то, в чем так нуждался мутант.
Дверь закрывала их от взглядов остальных парней в комнате. Но Дженсену всё равно приходилось действовать быстро, чтобы никто не заметил. И тихо, чтобы не услышал. Выбора не было.
Он снова рискнул выпустить тентакли, хотя его могли увидеть и с улицы. Ловкие плети выскользнули из-под одежды и молниеносно сделали своё дело, правда, на этот раз не оглушая, а попросту свернув мужчине шею. Тихий хруст позвонков и тот завалился вперёд на мутанта, который едва успел подхватить его.
Глядя на разлетевшиеся по асфальту листы, Дженсен понял, что совсем не жалеет о сделанном. Как тогда, когда он защищал себя – это была необходимость и заслуженное наказание.
А Дженсен очень хотел жить и не собирался отдавать им Падалеки.

Поэтому, вытащив пистолет, он шагнул в номер.
- У вас ручки не найдётся, моя не пишет?

Заглотив наживку, один из парней зашарил по карманам, а второй, удивлённо оглядев мутанта, шагнул навстречу, пытаясь разглядеть своего друга за его спиной. С него-то Дженсен и начал.
Несмотря на то, что стрелял он первый раз в жизни, расстояние в пару шагов сделало своё дело и пуля попала в цель. В сердце или нет, этого мутант не знал, но парень тотчас свалился на грязный ковёр и этого было достаточно.
- Блядь, ты чего?! – заорал второй, бросаясь на Дженсена.
Пистолет полетел на пол.
- Ну, сука, сейчас ты получишь…
Пропустив первый удар, мутант тоже оказался на полу.
Чужие руки сжали горло лишь за пару секунд до того, как его тентакли добрались до шеи противника, теперь всё зависело от того, кто кого. Навалившийся сверху парень был сильнее, но у Дженсена было с десяток преимуществ – длинных, ловких и упорных. Почти теряя сознание от нехватки кислорода, он всё-таки успел ударить по болевым точкам и противник с криком отпрянул, разжимая пальцы. Воспользовавшись моментом, тентакли кончили начатое, парой рывков придушив оглушенную болью жертву.
Отпихнув в сторону тело, Дженсен несколько минут просто лежал на полу, вытянув обессиленные щупальца – слишком много всего…
Кончики тентаклей покалывало от напряжения, не было сил даже на то, что бы спрятать их под одежду.
Горло саднило, воздух, с трудом проникая в лёгкие, казался одновременно сладким и колючим.
Надо вставать. Надо оттащить труп от дверей, пока его кто-то не увидел и не забил тревогу. Надо добраться до ванной и помочь Джареду.
Джаред. Ему нужна помощь.
Мысль о Падалеки наконец-то помогла мутанту собраться с силами и подняться. Он не знал, сколько у них времени и стоит ли его тратить на попытки скрыть происходящее. Может быть, кто-то уже всё видел и вот-вот ворвётся сюда. Невыносимо хотелось рвануть к Джареду, пусть он скажет, что делать, но, Дженсен вернулся к двери и, затащив тело в номер, запер её на замок.
Стало хоть немного спокойней.

Хотя какое, к чёрту, спокойно, когда в одной комнате с ним три трупа.
И ему стоит поторопиться, если он не хочет, чтобы их количество увеличилось.

Едва Дженсен зашел в ванную, его взгляд зацепился за красные пятна на грязно-белой плитке, пробежался по цепочке подсохших бордовых капель, скользнул по стянутым верёвкой лодыжкам в знакомых форменных штанах и намертво впился в бледное лицо прикованного к трубам парня.
- Джаред.
Почти упав на колени рядом, он, как мог осторожно, сжал его плечо.
- Джаред, пожалуйста. Я не справлюсь один. Что мне делать?
Мысль о том, что Падалеки может не прийти в сознание, пугала. Он действительно совершенно не знал, что им делать дальше. Даже если он справится с наручниками и как-то сумеет дотащить Джареда до их номера, это будет равносильно тому, чтобы самим запереться в ловушке.
- Не раскисай, ты пока неплохо справляешься, - прошептал Падалеки, открывая глаза.
- Джаред!
- Жив я, жив ... А если перестанешь пытаться меня придушить, то и здоров буду.
- Прости, - смутился Дженсен и поспешно отстранился. – Ты не знаешь, где ключи от твоих наручников?
- У Бена.
- Это который из них?
- Тот, что постарше.
- Сейчас посмотрю, - кивнул мутант.
- Не рискуй, если они заметят тебя…
- Уже не заметят.
- Они ушли?
- Я… кажется, я их убил.
- Всех троих? – от удивления Джаред даже попытался сесть, цепляясь за трубу.
- Да.
- Невероятно…
- Ключи, Джаред. Я пойду за ключами, нам стоит поторопиться, боюсь, кто-то мог видеть мои тентакли или… тело одного из них.
- Да, ты прав.
- Я быстро.

 

Он действительно управился быстро, хотя обшаривать карманы собственноручно убитого человека было не самым приятным делом.

Куда сложнее оказалось дотащить Джареда до машины. Соваться в номер они не рискнули, благо большая часть вещей была при них и в Импале.
- Давай, давай, я держу, - запыхавшись, повторял Дженсен, направляя и страхуя Падалеки. – Ещё чуть-чуть.
- Бросил бы ты рюкзак, надорвёшься же.
- Я в порядке. Ты, главное, иди.
- Иду, я иду, потихоньку… Чёрт, хорошо же они меня приложили, ничего не соображаю.
- Потерпи, пожалуйста, я с тобой, всё будет в порядке. Вот и машина, садись.
- На заднее, - мотнул головой Джаред. – Ты должен будешь сесть за руль.
- Но я…
- Ты сможешь, Дженс. У тебя замечательно получалось, скорость у тебя в крови, а сейчас это как раз то, что нам нужно.
- Что-то я не уверен, - замялся мутант, но послушно помог Падалеки устроиться на заднем сиденье. – Болит ?
- Болит, но не сильнее, чем раньше, - криво улыбнулся Джаред. – Садись за руль и жми на газ, не хотелось бы тут находиться, когда трупы найдут.
- Хорошо.

Следующие несколько часов были заполнены, освещённой фарами дорогой и обеспокоенными взглядами на заднее сиденье. Дженсен оглядывался так часто, что Падалеки, не выдержав, посоветовал ему быть внимательнее и смотреть на дорогу. Мутант кивал, сжимал руль до скрипа, но через пару минут снова косился назад – как там Джаред?
- В норме я, в норме! Утром остановимся в мотеле, заштопаешь меня и буду как новенький.
- Утром? А может сейчас?
- Рано. Надо подальше отъехать, безопасней будет. Вряд ли они пошлют ещё кого-то, но не помешает подстраховаться. Второй раз так легко не отделаемся.
- Ясно. Ты поспи пока, я справлюсь. Направление я запомнил.
- Хорошо, - неуверенно кивнул Падалеки, ему и впрямь было трудно сосредоточиться на разговоре, голова раскалывалась и всё плыло перед глазами. – Если будешь вырубаться или ещё что, разбуди меня.
- Договорились.

Когда Джаред, уткнувшись носом в обивку сиденья, задремал, Дженсен на мгновение зажмурился и выдохнул.
У них получилось.
Но он всё ещё чувствовал страх за Падалеки и напряжение последних часов не отпускало его.

Пытаясь отвлечься от этих мыслей, Дженсен потянулся тентаклями к Джареду – поправил одеяло и осторожно, стараясь не разбудить, обвил его запястье одним отростком. Так, чтобы чувствовать тепло чужого тела, чтобы «слышать» размеренный пульс, казалось, способный успокоить и его колотящееся сердце.
Вот теперь он может ехать дальше. Он обязательно довезёт Падалеки до безопасного места, он позаботится о нём и всё будет хорошо.
- Всё будет хорошо, - вслух повторил Дженсен и снова оглянулся на спящего Джареда.
Тот тихо сопел и хмурился во сне, мутанту очень хотелось прогнать не дающие покоя сновидения, но это было не в его власти. Всё, что он мог - это гнать машину по пустой дороге и надеяться, что утро наступит быстро и принесёт хоть что-нибудь хорошее.

Но утро принесло только позолоченную солнцем пыль вдоль старого шоссе и такой же запылённый мотель, в котором не оказалось ни хозяина, ни постояльцев. Только двери ответили им протяжным скрипом, когда парни рискнули заселиться в одну из комнат. В отличие от прошлого мотеля, тут не было ничего, даже мебели и, судя по слою пыли и песка, уже много лет назад отсюда было вынесено все, что возможно. Не самое подходящее место для остановки. Падалеки предлагал ехать дальше, но мутант не согласился, уж слишком сильно его беспокоили бурые пятна на рубашке Джареда.
- Я бы без труда выдержал ещё день, - проворчал тот, когда Дженсен, расстелив на полу у окна свою куртку, помог ему сесть. – Ты зря паникуешь.
- Может быть, но мы уже тут, так что, пожалуйста, дай мне впасть в эту чёртову панику до конца и разобраться с твоими ранами.
- Это царапины.
- Раз царапины, то кончай ныть как девчонка! Если что-то загноится и у тебя начнётся жар, мы окажемся в полной заднице. Ты меня спасти хотел или просто отвёз подальше, чтобы меня тут пристрелили?
- Что? – опешил Джаред. – Слушай, ты…
- Прости, - уже сам поняв, что зарвался, отступил мутант. – Прости, я не должен был…
- Да нет, всё в норме, - тотчас остыл Падалеки, заметив его страх – Хочешь лечить, лечи. Ты прав, я не могу подводить тебя. Да и было бы обидно тут сдохнуть.
- Ты не умрёшь, - заверил его Дженсен.
- Ну, если меня подлатает такой настойчивый и обворожительный доктор, то определённо, - подмигнул Джаред и рассмеялся, когда мутант, смутившись, отвернулся к аптечке. – Всё, я молчу. Я само послушание, доктор, можете приступать. Мне раздеться?
- Нет! – дёрнулся Дженсен. – То есть да, сними рубашку.
- Сейчас, - кряхтя, Падалеки потянул было присохшую к ранам ткань, но в конечном итоге раздевать его пришлось вдвоём и очень осторожно. – Ну, вот.
- Чем они тебя?
- Бутылкой. Сначала по голове, потом, когда разбилась, хотели под рёбра ткнуть, но только оцарапали.
- Глубоко.
- Мелочь, даже зашивать не надо, главное, замотай покрепче и само затянется.
- Хорошо.
Послушно следуя советам, Дженсен почистил раны и старательно обмотал грудь Падалеки бинтами.
- У тебя нежные пальцы, - пробормотал, прикрыв глаза, Джаред.
- Это тентакли, - признался мутант, который и впрямь пустил их в дело, чтобы удобней было возиться с бинтами.
- О. Я не заметил…
- Я могу и руками, - поспешно предложил Дженсен.
- Эй, я уже говорил, мне не противно. Просто всё никак не привыкну, - улыбнулся Джаред и, перехватив снующий у своей груди отросток, легонько сжал кончик, погладив его пальцами.
- Ай, щекотно!
- Извини,- хмыкнул Падалеки, но тентакль не выпустил.
- Отдай.
- Зачем? У тебя их много, а этот мне нравится.
- Джаред!
- Ладно-ладно, дядюшка Скрудж, - рассмеялся Падалеки. – Как там бинты?
- Всё готово, - удовлетворённо кивнул Дженсен, оглядывая дело своих рук… и не только. – Не туго?
- В самый раз. Спасибо.
- Не за что.
- Нет, есть. Ты ведь меня не только подлечил, но и вытащил. А ведь мог уйти. Почему ты не воспользовался моментом, Дженсен?
- Я не мог, - выдохнул мутант.
- Почему? – упрямо повторил Джаред, но Дженсен только мотнул головой. – Почему ты остался и рискнул всем ради меня?
- Потому что это ты, - выдавил Дженсен. – Неужели ты ещё не понял? Я не мог тебя бросить.
- Почему?
- Ты… нужен мне.
- Зачем? Ты знаешь дорогу, умеешь водить машину, можешь постоять за себя.
- Просто нужен! – срывается Дженсен, и повторяет, словно впечатывая каждое слово. - Ты мне нужен!
Он даже не замечает, как его тентакли цепляются за плечи Джареда, а руки сжимаются на его бёдрах, комкая грубую ткань джинсов.
- Нужен, - потерянно повторяет мутант и пытается отстраниться, но Джаред успевает его перехватить. – Нет, я не должен, я не хотел, я… прости.
- Тсс, не говори этого, - попросил он.
- Я…
- Всё хорошо, всё хорошо, Дженсен и всё можно, понимаешь? Если ты тоже хочешь, то можно.
- Тоже?
- Да, - кивает Падалеки.
- Но я мутант, всё это… - он беспомощно поводит тентаклями. – Это глупо, мне нельзя ни на что надеяться, ничего хотеть от тебя.
- Сколько раз мне повторить, чтобы ты поверил, что они не ужасны? И мне всё равно, какие особенности у твоего организма, ты такой же человек, как и я. Ты офигительно красивый и горячий парень, ты сильный и смелый, ты добрый и чёрт… ты мне нравишься, Дженсен. Ты нравишься мне именно таким, какой ты есть. Мне даже тентакли твои нравятся! А всё остальное не имеет значения. Только не для нас.
- Нравлюсь?
- Да.
- Можно?
- Всё, что захочешь. Я хочу этого не меньше.
И Дженсен поверил.

Тентакли скользнули вперёд даже быстрее рук, обнимая за шею, притягивая к себе.
«Можно?» - беззвучно шепнул мутант в чужие губы, и ответом стало нежное прикосновение, которое не просто разрешало, оно предлагало, давало и требовало ещё… больше, пока хватит дыхания.
- Всё, что захочешь.
- Я хочу… тебя, - тихо, но твёрдо выдохнул Дженсен.
- Тогда я твой, - улыбнулся Джаред.

И это было настолько невероятно, что у Дженсена перехватило дыхание.
Он никогда не влюблялся – просто знал, что не имеет права, да и не в кого было, никто не был ему близок, никто не был к нему добр, и никто, по определению, не мог полюбить его в ответ. Ему некого было любить.
Любил ли его Падалеки или это был просто интерес, желание попробовать что-то новое, необычное, то чего не было у остальных?
Ведь и те, кто хотел купить Дженсена как диковинного уродца для своей коллекции, тоже оказались не прочь его трахнуть.
Был ли он для Джареда всего лишь приключением?
Он не знал.
Верил, что Джаред не такой как другие. Надеялся, что за всем этим стоит что-то большее. Хотел этого больше всего на свете.
Но не знал.
Не доверял своим сумбурным мыслям и надеждам, которые сейчас сводились к одному : мой-мой-мой!

Джаред сам сказал это, он позволил ему, он обнимал его, прижимался так близко, подставлялся сам под губы-руки-тентакли, позволял всё, хотел всего…
Какой уж тут разум? Он попросту не поспевал за желанием коснуться, попробовать на вкус, взять.
И Падалеки только подхлёстывал это желание – дышал жарко, громко стонал, не смущаясь, ободрял, провоцировал, каждым свои движением затягивая Дженсена всё глубже и глубже.
- Тебе не будет больно? – на мгновение вынырнул тот из горячего марева, когда Джаред опустился на куртку, вытягиваясь под ним, обхватывая бёдра своими длинными ногами, вжимая в себя так, что Дженсену было трудно дышать.
- Нет. Хочу тебя. Сейчас.
- Но… может лучше я… меня, - замялся мутант, не зная как предложить себя. – Если хочешь, конечно.
- Хочу, - тотчас отозвался Джаред, окинул обжигающим взглядом, выдохнул жарко. – Очень хочу, но потом, в следующий раз.

И этот «следующий раз» сработал как сильнейший катализатор, отметая все сомнения.

 

Обхватив лицо Падалеки ладонями, Дженсен полностью растворился в нетерпеливых поцелуях. Мягкие губы скользили по лицу, словно пытаясь распробовать на вкус каждую эмоцию – улыбку, насмешливые «лучики» в уголках глаз, ямочки на щеках… всё, до чего он мог дотянуться.
Если бы мутант мог, он бы не разрывал этого поцелуя никогда. И пусть никогда звучит слишком громко, но десяток тентаклей определённо стремились продлить эти мгновения как можно дольше. Ловкие отростки быстро избавили их от одежды, заскользили по голой коже, лаская так, как не под силу даже самым умелым рукам.
- О Господи, ты невероятный, - прошептал Джаред, когда тентакли скользнули по его груди, накрывая соски, а вторая пара спустилась к бёдрам, разводя их в стороны, подхватывая его ноги и удерживая так, чтобы им обоим было удобно.
- Тебе нравится? – не отрываясь от его шеи, отозвался Дженсен, продолжая ласкать ее языком и губами.
- Да. Я хочу ещё больше, всё, что ты можешь мне дать.

Представления о сексе у Дженсена были лишь теоретические, но его желание сделать Джареду приятно было всепоглощающим. Поэтому он, не колеблясь, скользнул вниз к его члену, сжал руками, потёрся щекой о твёрдое и нежное и, не давая ни себе, ни ему времени на сомнения, накрыл головку губами.
- Дженсен… - выдохнул Падалеки, подаваясь навстречу, толкаясь глубже, и мутант позволил, расслабляясь вокруг его члена и тихо урча от удовольствия, чувствуя пальцы Джареда в своих волосах. – Да, вот так, мой хороший, какой же ты… Джен…
Тентакли, словно сойдя с ума, змеились по всему джаредовскому телу, сжимали, тёрли, нетерпеливо толкались, но тот не протестовал, наоборот, раскрывался им навстречу, жадными стонами отвечая на особо чувственные прикосновения.
Даже когда тентакли скользнули между ягодиц, осторожно потирая сжатое колечко мышц, Падалеки только шире раздвинул ноги и попросил:
- Дай, сюда…
Дженсен непонимающе моргнул, но послушался. Тентакль тотчас скользнул вверх и Падалеки без колебаний коснулся его губами, втянул в рот, мягко посасывая, обволакивая слюной и лаская языком.
Дженсен задрожал, выгибаясь на нём, сжимая руки на чужих бёдрах и срываясь в громкие стоны, которые не мог заглушить даже член Джареда у него во рту
- Ты такой чувствительный, - улыбнулся Джаред. – Давай, теперь будет легче.
Тентакли снова опустились вниз, скользя между раздвинутых ног, осторожно ввинчиваясь внутрь. Мягко, неторопливо, но чертовски настойчиво.
– Я хочу тебя. Внутрь. В себя. Хочу почувствовать. Хочу впустить каждый из них по очереди и все вместе, - забормотал Джаред, зажмурившись от удовольствия. – Хочу попробовать тебя на вкус, хочу заставить тебя кричать. Интересно, лаская который из них, я заставлю тебя кричать?
- Дж-Джаред, - отстранившись и задыхаясь, прохрипел мутант. – Пожалуйста…
- Уже невмоготу?
- Да, хочу, пожалуйста, сейчас…
Глядя на дрожащего от возбуждения Дженсена, снова потянувшегося к его губам и всем телом льнущего ближе, Падалеки мог только кивнуть.
- Можно… можно, - выдохнул он, когда тентакли выскользнули наружу и на их место ткнулся твёрдый член, вжался сильнее, преодолевая короткое сопротивление мышц, и оказался внутри… целиком, так много и так хорошо, что для слов не осталось места.
- Джаред-Джаред-Джаред, - слышал он с каждым толчком, раскрывающим, заполняющим его до предела. – Мой…
- Твой, - ответил Падалеки в дрожащие губы и, выгнувшись, кончил, стискивая внутри ещё движущийся член, затягивая, выжимая без остатка, доводя до хриплого вскрика, с которым Дженсен опустился на него, утыкаясь лицом в шею, руками цепляясь за плечи, тентаклями обвивая так, что было почти больно. – Твой…
- Люблю тебя, - еле слышно пробормотал мутант. – Люблю.

 

Они так и уснули в тот день, на грязном полу, в квадрате солнечного света из разбитого окна. Усталые, но чертовски счастливые, запутавшиеся в своих объятьях и наконец-то хоть немного разобравшиеся в своих чувствах.
Проснувшись через пару часов, они поехали дальше.
И снова была пыльная дорога и жаркий ветер, но уже не было давящего страха и растерянности внутри. Было хорошо.
Джаред опять отлёживался на заднем сиденье, а Дженсен не пускал его за руль, оправдываясь тем, что Падалеки нужен покой, он сам успел отдохнуть, и вообще, ему понравилось водить машину.
Джаред смеясь, соглашался, разве поспоришь, когда тебе на полном серьёзе заявляют:
- Не возражай, я ей нравлюсь намного больше, чем ты!
Падалеки и не пытался, только улыбался, разглядывая сосредоточенный затылок Дженсена. Да, сейчас тот целиком был в процессе, до самых мокрых от пота и встопорщенных вихров, которые так хотелось пригладить, что он и сделал, не удержавшись от искушения.
- Мягкие…
- Что? – откликнулся мутант.
- Ничего, - хмыкнул Падалеки. – Не отвлекайся.
- Ты сам меня отвлекаешь, - пробурчал Дженсен и, шутя, пихнул его тентаклем.
- Ой!
- Больно? Чёрт, я забыл. Рёбра, да? Прости…
- Всё нормально, я пошутил.
- Сучонок!
- Где ты только нахвататься успел?
- В лаборатории таких как я вообще не стеснялись. Мы же как мебель, какая разница, что мы слышим или видим.
- Эй, не думай об этом. Всё это кончилось, - отозвался Джаред, перехватив и ободряюще сжав так и не убранный под одежду тентакль.
- Надеюсь. Это неприятно.
- Верю. Брось, забудь, не думай об этом.
- Я постараюсь, - после минутного молчания выдавил Дженсен, но так и не оторвал глаз от дороги, только щупальца ещё крепче вцепились в ладонь Падалеки. – Постараюсь.

На этот раз дорога привела их в небольшой поселок с огороженными колючей проволокой полями и овощными грядками. Вместо пугал, в центре полей стояли деревянные вышки, на верхушке которых сидели мальчишки с ружьями.
- Кто это? – опасливо спросил Дженсен.
- Говорят, фермеры. Теперь, когда еды на всех не хватает и города силой забирают почти всё, они за каждое зёрнышко готовы убивать.
- Жутко тут. Давай не будем останавливаться, - увеличивая скорость, попросил мутант.
- Придётся. Тут на окраине живёт один мой старый друг. Он нам поможет.
- Хорошо, но мне это не место не нравится.
- Мне тоже, но мы быстро. Поверни налево, - кивнул Джаред. – Да, вон по той дороге, до синих ворот.
- Вижу.
- Тебе придётся подождать меня тут, - виновато признался Падалеки, когда они приехали и Дженсен выскочил из машины, что бы помочь ему выбраться.
- Почему? Я не хочу, что бы ты шел туда один!
- Мой друг.. Он не любит людей и я не могу взять тебя с собой. Он может психануть и прогнать нас обоих. Или напасть на тебя.
- Но ты…
- Я в порядке. Он хоть и псих, но мне ничего не сделает.
- Джаред, - недовольно протянул Дженсен.
- Пожалуйста, подожди. Всё будет хорошо, просто не отходи далеко, а лучше просто посиди в машине. Я быстро. Зато потом сможем ехать пару дней без остановок и у нас будут хоть какие-то документы для контрольных постов на границе. Дженсен, ты ведь понимаешь, нам это необходимо!
- Понимаю. Ладно, всё в порядке. Я подожду.
- Умница.
- Иди уже! Возвращайся побыстрей и вообще, будь осторожен.
- Буду. Я мигом, - лучисто улыбаясь, заверил Падалеки. – Ты не успеешь заскучать, детка.
- Дурак, - усмехнулся ему вслед Дженсен и когда Джаред скрылся за воротами, вбив в панель какой-то длинный и сложный на вид код, тихо добавил, – Я уже скучаю… без тебя.

Вскоре он действительно заскучал. Улица, тянущаяся между высоких заборов, была пустой и безлюдной. За всё время, что он сидел в траве у Импалы, мимо прошли лишь работники с граблями и женщина с большой охапкой сена. Все они окидывали его подозрительными взглядами, но даже не пытались заговорить, наоборот, встречаясь с ним глазами, отворачивались и ускоряли шаг.

Самому же Дженсену смотреть было откровенно не на что… серый забор справа, грязно- коричневый - слева, под ногами - пыль и совершенно безоблачное небо над головой.
В то же время мутанта не покидало ощущение, что он сам удостоен чьего-то пристального внимания.

Прошло почти два часа, прежде чем затянувшуюся тишину нарушил хоть какой-то звук. Внезапный шорох за спиной заставил Дженсена резко оглянуться. Над забором показалась голова ребёнка.
- Привет!
- Привет, - неуверенно ответил Дженсен, глядя, как малыш целеустремлённо взбирается наверх и садится на заборе, бесстрашно болтая ногами, хотя до земли было не меньше трёх метров.
- Я Макс, а ты?
- Дженсен.
- Джен-сен, - задумчиво протянул мальчик. – Здорово!
- Осторожней! – попросил мутант, вставая и подходя ближе, когда ребёнок стал раскачиваться и подпрыгивать на своём ненадёжном «насесте». – Ты можешь упасть.
- Макс никогда не падает! – заявил малыш и в тот же миг, покачнувшись, не удержал равновесия.
Дженсен просто не успел бы подбежать, поэтому выпустил тентакли, в самый последний момент подхватывая ребёнка.
- Не падает, говоришь?
- Ух, ты! – воскликнул тот, но посмотрев вниз и увидев, что его держит, истошно завопил. – Мама! Чудовище!! Помогите, оно хочет меня съесть!
- Тихо, ну что ты? Я не… - растерялся Дженсен, даже не сообразив опустить ребёнка на землю и продолжая удерживать его тентаклями. Когда на шум прибежала мать и ещё несколько поселенцев, вопроса «кто чудовище?» ни у кого не возникло.
- Отпусти ребёнка! – завопила женщина, бросаясь к нему и мутант, быстро поставив её сына на землю, отступил назад.
- Вы всё не так поняли, попытался объяснить он. – Малыш упал с забора. Я пытался помочь.
Но его никто не слушал. Мать, причитая, обнимала и ощупывала сына, а остальные, перехватив кто грабли, кто лопату, стали окружать Дженсена.
- Наверное, мне лучше уехать,вариант Я поеду, наверное - неуверенно протянул тот, пятясь к машине.
- Стоять, страшилище! - рявкнул кто-то позади и не успел мутант оглянуться, как тяжелая лопата опустилась ему на затылок.
- Попался!
- Вяжи гада!
- Мамочка, он меня съесть хотел… щупальцами своими!
- Ничего малыш, сейчас мы их обкорнаем. Всё будет хорошо, маленький мой, не бойся, никто тебя больше не обидит.

После удара мутант тяжело осел на землю и потерял сознание, чем быстро воспользовались фермеры, связав ему руки и задрав куртку с рубашкой.
- Ужас-то какой, - зашептались те, кто стоял ближе остальных.
- И впрямь чудовище.
- Что делать?
- Прирезать и закопать поглубже.
- Только мерзость эту сначала убрать, нехорошо таким в землю класть.
- А может только отрезать? Авось, выживет.
- Вряд ли. У него их много…
- Отрежем и посмотрим узнаем. Выживет, пусть уходит. Сдохнет – закопаем.
- Потащили, не на дороге же резать. Крови натечет. Нечего тут грязищу разводить.

 

Очнулся Дженсен, оттого, что его волокли куда-то за связанные спереди руки. Было темно и душно, сначала он даже не понял, почему. А это фермеры натянули ему куртку на голову, чтобы им удобней было и чтобы не видел ничего.
Он попытался упираться ногами, но только борозду в пыли пропахал и ноги о камни отбил.
Попробовал вырвать руки, но держали крепко.
Дёрнул тентаклями – куда там…
В каждый вцепились крепкие мужские руки, а почувствовав, что очнулся, сжались, впились в кожу обломанными ногтями, не вырваться, разве что изорвавшись в клочья.
- Отпустите, - не выдержав молчания, попросил он, и темнота наполнилась чужими голосами, но в них не было ничего похожего на жалость.
- Тихо там, сейчас разберёмся с тобой… и отпустим, вали на все четыре стороны.
- Подправим.
- Человеком сделаем...
- Человеком? Не надо…
- Надо, - отрезал чей-то голос, и снова наступила тишина, нарушаемая только его собственным дыханием и безответными просьбами отпустить.
«Попался, как идиот, Джаред же говорил – не выходи из машины – нет, захотелось воздухом подышать, на солнце погреться. Вот и погрелся.».
Чёрт, обидно же так помирать, когда совсем чуть-чуть осталось до цели, когда всё так хорошо… Надо было бить и бежать, а не думать. Для них ты чудовище и этим всё сказано.
Блин, меня сейчас как свинью на бойне прирежут, а Падалеки и не узнает, будет думать, что я сбежал, бросил его.
«Джаред, чёрт… Джаред!» - билось в голове Дженсена, пока он пытался вырваться из чужих рук. Ничего не получалось. Фермеры, закаленные суровой жизнью, держали его куда крепче ребят Падалеки, вырваться не было никакого шанса.
Обречённо замерев на секунду, он снова задёргался, почувствовав холодное лезвие, коснувшееся спины.
- Нет! Не надо! – закричал мутант, пытаясь увернуться от ножа и сам напарываясь на него, глубоко оцарапав кожу, но не перестав сопротивляться.
- Да держите вы его!
- Выруби его, к чертям собачьим!

Кто-то успел замахнуться, но удара так и не последовало, а внезапно раздавшиеся выстрелы заставили толпу растерянно замереть.
- А ну убрали руки от… этого!
Снова грохнул выстрел и фермеры подались назад, сжимая в руках свое оружие.
- Я вам сколько раз говорил, без меня самосуд не устраивать?! – незнакомый голос продолжал орать, а Дженсен, воспользовавшись тем, что хватка на нем ослабла, вырвался и откатился в сторону. Не успел он подняться, как рядом оказался ещё кто-то.
Его быстро вздёрнули на ноги и крепко сжали в объятиях. Дёрнувшись, мутант попытался вслепую ударить свободными теперь тентаклями, но услышал знакомые нотки в приглушенных чертыханиях и остановился.
Кажется, в этот раз его поймал кто-то знакомый.
- Дженсен, да, не дерись! Это я, - подтвердил его подозрения Падалеки. - Спокойно.
- Джаред, - выдохнул мутант, утыкаясь лбом в знакомое плечо, всеми тентаклями цепляясь за того, кого больше не собирался отпускать.
- Ох, полегче, - крякнул Падалеки и потащил его за собой, поддерживая за пояс и направляя.
- Так, я тут разберусь, а ты забирай своего… и уходите, - снова раздался откуда-то сбоку чужой голос и Дженсен недовольно мотнул головой, жалея, что рубашка и куртка до сих пор закрывают ему обзор.
- Сейчас, потерпи, - отозвался Джаред, понимая насколько неуютно его другу и наклоняясь, чтобы стянуть задранную ткань.
- Вали уже, Падалеки, потом своего зверька распакуешь. Сейчас вам надо ноги делать и быстро.
- Он не зверёк, - огрызнулся тот, но послушно потянул Дженсена прочь. – Спасибо, Джек.
- Проваливай, и в следующий раз чтоб без довесков, а то спущу на вас собак. Никакого уважения к просьбам старика.
Незнакомец ещё долго продолжал ворчать, но Дженсен почти не слышал его за шорохом ткани и дыханием Падалеки, который ещё и тихо приговаривал на ходу:
- Сейчас, ещё чуть-чуть, потерпи, в машине со всем разберёмся.
Не то чтобы у Дженсена был выбор. Он, конечно, мог бы вывернуться из его рук и стащить чёртову куртку с головы, чтобы не чувствовать себя идиотом, но Джаред так торопил и звучал так взволнованно, что руки не поднимались его оттолкнуть.
«Потом отомщу», - мысленно поставил галочку мутант, быстрее перебирая ногами, чтобы поспевать за Падалеки, который, кажется уже готов был плюнуть на жадно таращившихся им вслед фермеров, и подхватить его на руки.
- А вот и Импала, сейчас уедем, всё будет хорошо.
«Хорошо» - кивнул Дженсен, молча нагибаясь, когда рука Джареда мягко подтолкнула его на заднее сиденье.
- Ну, вот, ложись.
- Куртка, - глухо проворчал мутант, уткнувшись носом в обивку сидения.
- Чёрт, прости.
Надоевшая ткань наконец-то была стянута с головы, Дженсен шмыгнул носом и оглушительно чихнул – обивка пахла чем-то горелым.
- О`кей, едем, - окинув его торопливым взглядом, Падалеки метнулся за руль. – Ты в норме?
Мутант неопределённо кивнул, больше занятый попытками развязаться, чем разговором. Слегка подрагивающие от пережитого тентакли уже старательно колдовали над узлами верёвки и через пару минут его руки были свободны.
Сев, Дженсен невольно поморщился, от каждого движения царапины на спине пекло и неприятно тянуло.
- Сильно порезали? – встревожился Джаред. – Можем остановиться…
- Потом, сейчас хочу уехать подальше.
- Ладно.
- Кто это был? – вдруг спросил Дженсен.
- Джек? Мой друг.
- Ты к нему шел?
- Да. Кхм… Дженсен, ты это… извини. Опять ты из-за меня вляпался в передрягу.
- Я сам виноват.
- Нет, мне не стоило оставлять тебя одного.
- Ты не можешь вечно со мной нянчится. Сказал ведь, что лучше посидеть в машине, а я не послушал.
- Но и бросать тебя я не должен был. Просто Джек, он, совсем не любит людей. Сколько я его знаю, он всегда жил в этой общине, но за высоким забором. Одиночка, из дому выходит с только с ружьем и запасом нелюдимости. Мы с ним познакомились почти случайно, вряд ли у кого-то хватит куража повторить мой эксперимент. Я, в некотором смысле, спас ему жизнь и он решил, что должен мне, а насчет долгов он парень щепетильный. Но вот уговорить его пустить к себе ещё кого-то почти невозможно. Поэтому я и не стал настаивать, но наверно, мне стоило еще раз попытаться.
Всё время, пока Падалеки говорил, мутант не отводил глаз от окна, словно и не слыша его слов. Заметив это, Джаред нахмурился:
- Дженсен, тебе плохо? Я что-то упустил?
- Ничего. Всё в порядке.
- Не похоже. Слушай, я понимаю, что ты переживаешь…
- Я не переживаю.
- Я же не слепой, Дженс.
- Всё в порядке. Следи за дорогой, - отмахнулся мутант и Падалеки, вздохнув, оставил его в покое, решив при первой же остановке вернуться к прерванному разговору.

- Опять мотель? Мы же хотели не останавливаться, - недовольно напомнил Дженсен, когда они припарковались у небольшого комплекса одноэтажных домиков, больше всего напоминающих контейнеры. – Это опасно!
- Нам нужна остановка.
- Зачем?
- Хочу осмотреть твою спину.
- Ты её уже видел!
- В машине неудобно, да и ты не дал даже продезинфицировать порезы.
- Само затянется.
- Дженсен, - терпеливо начал Джаред, забирая ключи от номера и подталкивая мутанта к нужному домику. – Нам надо поговорить. Я понимаю, что ты снова пережил очень неприятную ситуацию, понимаю, что я виноват, но мне очень не нравится твоя реакция.
- У меня нормальная реакция!
- Чувак, ты закрываешься от меня. С того момента, как мы уехали, ты ни разу ко мне не прикоснулся и шарахаешься каждый раз, когда это пытаюсь сделать я.
- Неправда!
- Да? А кто чуть не свалился, когда я хотел забрать твой рюкзак.
- Я и сам могу его нести, - упрямо вздёрнул подбородок Дженсен.
- А кто налетел на ту девчонку в очереди, когда я взял тебя за руку?
- Мне не кажется, что нам стоит привлекать лишнее внимание.
- Это чушь.
- Не для меня.
- Пожалуйста, расскажи мне, в чём дело?
- Мне нечего рассказывать, - отрезал Дженсен.
- Хорошо. Тогда давай я хотя бы обработаю порезы.
- Не надо, я сам.
- Мне же удобней.
- Не надо.
- Дженсен, ты что? – перехватив за руку отходящего в сторону мутанта, Джаред попытался заглянуть ему в глаза, но Дженсен старательно отворачивался. – Блин, это уже не смешно!
- Не трогай меня.
- Ну, вот! Теперь-то ты не будешь отрицать?!
- Отпусти, - попытался вырвать руку мутант, но Падалеки держал крепко. Пришлось ударить тентаклями, чтобы тот отпустил, обиженно потирая пострадавшее от щупалец плечо.
- Ты с ума сошел? Что случилось?
- Я чудовище. Вот что случилось! – отвернувшись, выкрикнул Дженсен.
- Что?
- Чудовище!
- Это неправда.
- Правда. В лаборатории могли врать, твои люди могли врать, но ребёнок… Джаред, ребёнок сказал, что я чудовище! Они все так думали! Все…
- Они идиоты. Ребёнок просто не знал, кто ты такой. Он испугался бы всего незнакомого и непонятного... собаки, обезьяны, попугая. Чёрт, ты не можешь принимать его слова всерьёзь.
- Я страшный.
- Ты дурак. Неужели ты не понял за всё это время, что не все так думают? «Урод», «чудовище» - все эти идиотские бирки навешивают от страха или непонимания. Это выгодно тем, кто имеет власть, но всё это чушь, она не имеет никакого отношения к тому, кто ты есть на самом деле!
- Ты говоришь это просто потому…
- Просто потому, что люблю тебя! – сорвавшись, выкрикнул ему в лицо Джаред. - Как я мог бы любить, если бы ты вызывал у меня страх или отвращение? По твоему, я тебе вру?
- Я не знаю.
- И переспал с тобой я тоже не потому, что хотел, а потому что… Почему, Дженсен?
- Я не знаю, я хотел, я надеялся, но…
- Что «но»? Ничего не изменилось. Слова этих фермеров ничего не изменили ни в тебе, ни во мне. Так почему ты теперь прячешься от меня?
- Я боюсь.
- Дженсен, тебе не надо бояться, - подходя к потерянно замершему посередине комнаты мутанту, прошептал Падалеки. – Я хочу быть с тобой и буду. Я не брошу тебя, не отвернусь и не откажусь от своих слов.
- Я идиот? – виновато улыбнулся Дженсен.

 

- Нет, ты просто испугался и запутался. Но это не страшно. Я рядом и всегда помогу тебе разобраться. Если кто-то скажет, что ты чудовище, просто посмотри мне в глаза, и ты поймешь, что это ложь.
- Спасибо, - обнимая его, прошептал мутант. – Джаред?
- Что?
- То, что ты сказал… ты это серьёзно? Ты любишь меня?
- А вот теперь ты действительно идиот, если все еще сомневаешься.
- Прости.
- Люблю, - обхватывая его лицо ладонями, шепнул Джаред. – Люблю именно тебя.
- Я тоже. Джаред, я люблю тебя, - отозвался Дженсен и потянулся вперёд, касаясь его губ своими. – Я никогда никого не любил, но я не могу без тебя.
- Тебе и не придётся, я всегда буду рядом. Нянька или нет, но я больше не оставлю тебя ни на минуту. Ты мой и никто не посмеет причинить тебе вреда.
- Мне нравится быть твоим, - улыбнулся мутант, прижимаясь ближе, так что очень скоро их объятие из защищающего превратилось в страстное.
- Мой, - рассмеялся Падалеки. – Только мой. Чёрт, нам нужно заняться твоими царапинами, но боюсь, стоит мне увидеть тебя без рубашки, и я захочу совсем другого…
- К чёрту царапины. Мне кажется, я сам уже хочу того же.
- Дженсен, - жадно выдохнул Джаред, подталкивая его к кровати. – Ну, по крайней мере, в этот раз все будет не на полу.
- Звучит чертовски приятно.
- Это будет очень приятно… я обещаю.
- Я верю, - кивнул мутант, и по его глазам было видно, что он вкладывает в эти слова гораздо больше, чем можно предположить на первый взгляд. – Я доверяю тебе.
- Ты позволишь?
Дженсен только улыбнулся в ответ и потянулся к пуговицам своей рубашки. Не прошло и минуты, как их одежда отправилась на пол. Совершенно обнаженный мутант забрался на кровать и вытянулся, немного смущаясь под жадными взглядами Падалеки, но не пытаясь прикрыться или отвести взгляд.
- И чего ты ждёшь?
Его вопрос прогнал последние сомнения и Джаред шагнул вперёд, опускаясь сверху, накрывая его собой. Прижимаясь требовательно и в тоже время осторожно, чтобы не потревожить свежие царапины.
- Господи, какой ты красивый…
- Твой.
- Мой, - улыбнулся в поцелуй Джаред.
Следуя его рукам, Дженсен перевернулся на живот, позволяя делать с ним что угодно, подставляясь под сильные руки, откровенно принимая как нежные ласки, так и жадные, торопливые прикосновения, когда Падалеки пытался обнять его всего и сразу. Желание это – одно на двоих, и у Дженсена перехватывает дыхание.
А Джаред смотрел и не мог насмотреться. Урод? К чёрту! Дженсен был совершенством… от смешно торчащих мокрых от пота вихров, до веснушек на спине, особенно крупных ярких там, между лопаток, откуда появлялись его удивительные тентакли. Кожа в этом месте была очень нежной и когда Джаред, нагнувшись, лизнул её, Дженсен отозвался низким вибрирующим стоном, выгибаясь навстречу прикосновению языка, мягко скользящего вокруг уже подсохших царапин.
- Хочу тебя…
- Тогда возьми, тебе можно всё, всё что захочешь, - прошептал он.
- Твои тентакли… я хочу видеть их.
- Ты уверен?
- Да.
Словно преодолевая свой последний барьер, Дженсен выпустил щупальца, несмело потянувшись ими навстречу Падалеки и облегчёно выдохнул, когда тот не отпрянул и позволил коснуться себя.
- Ты не чудовище, ты чудо, - почти благоговейно прошептал он, поглаживая отростки, скользящие между их тел. – Люблю тебя, люблю всего.
- Джаред, - беспомощно простонал Дженсен, когда прикосновений стало не хватать. – Пожалуйста…
- Хочу, что бы ты подготовил себя ими… для моего члена, - прошептал Джаред и Дженсен удивлённо охнул, но эти слова разжигали и его желание, и вот уже по изогнутой в попытке получить больше ласки спине заскользили нетерпеливые плети, оглаживая кожу, сжимая ягодицы, робко касаясь напряженного колечка мышц.
- Да, ты такой сейчас…. - простонал Падалеки. - Дженс, это слишком прекрасно, давай, сделай это… пожалуйста.
И Эклз подчинился его просьбе, со стоном принимая в себя кончики собственных тентаклей – один, второй, затем и третий, подаваясь навстречу и тяжело выдыхая в подушку.
- Джаред…
- Чёрт, это невероятно. Я хотел бы, чтобы они все были внутри тебя, заполняя до предела, растягивая так, как ничто другое никогда не сможет.
- Ох, это… это слишком, - Дженсен вскрикнул от резко ударившего по нервам возбуждения.
Шепот Падалеки ласкал его разгоряченную кожу, а оставшиеся тентакли машинально подтянулись ближе, скользя по краю растянутого отверстия, словно это Джаред был тем, кто двигал ими.
- Нет, стой, - тот нежно перехватил настойчивые отростки. – Это и правда слишком, я не хочу, чтобы тебе было больно.
- Я бы сделал это для тебя, - пытаясь отдышаться, признался Дженсен. – И не только это.
- Правда? Тогда я хочу кое-чего… - протянул Падалеки. - Я хочу чувствовать их внутри, когда буду в тебе.
- Хорошо, - несколько щупалец потянулось к его бёдрам, но Джаред покачал головой, отстраняя их и прижимая к губам, ловя языком колечко-серёжку на одном из тентаклей.
- Внутри тебя.
- О…
- Да. Ты позволишь?
Его руки ещё шире развели ягодицы Дженсена, а член заскользил вдоль ложбинки, вдоль проникающих внутрь тентаклей и, наконец, мягко нажал головкой между ними.
- Пустишь меня к ним? Вместе с ними?
- Джаред…
- Ты ведь хочешь этого. Быть в себе одновременно со мной.
- Чёрт…да…- признался Дженсен, уронив голову.
- Уверен? –Джаред замедлил движения, едва касаясь, словно дразня. – Я хочу, что бы нам обоим было хорошо, не только мне.
- Мне хорошо, - отозвался мутант и тентакли раздвинулись в стороны, растягивая мышцы ещё сильнее, позволяя возбуждённому члену толкнуться внутрь, медленно и до предела.
- Ох, Дженс… это… чёрт… - задохнулся Падалеки, осторожно двигаясь вперёд и снова назад, с каждым разом всё увереннее и быстрее.
И Дженсен принимал его, принимал всё, что тот мог дать и даже больше.
И им было хорошо, потому что они были вместе, один для другого.

Словно сложилась, наконец, головоломка и все детали точно совпали друг с другом, притёрлись, вошли паз в паз, так что и волоску не проскользнуть.
И судьба отступила.
Да и что ей оставалось?..
Эти двое нашли друг друга, и не собирались сдаваться.
Они нашли выход и шли к поставленной цели.
И цель не могла их разочаровать.


Ппод колёсами Импалы шелестел мелкий гравий, города и посёлки, фермы и затерянные среди лесов охотничьи хижины остались далеко за спиной.
Всё дальше и дальше от привычного мира, где им не нашлось места. Всё ближе и ближе к Свободным Землям, которые из позабытой сказки превращались в реальность.

Дорога была долгой и нельзя было сказать, что судьба отступилась так просто.
Не раз и не два им приходилось терпеть боль и чужую ненависть, защищаться и сражаться друг за друга.
Но каждый раз они поднимались и шли дальше.
И часто над их головами сияло солнце, а день заканчивался усталой улыбкой и поцелуями на заднем сиденье.
Наедине с дорогой они могли просто быть собой и любить. И этого вполне хватало, чтобы даже самая длинная дорога не была в тягость.

У них была надежда на будущее и желание разделить его на двоих.
Разве для счастья нужно что-то ещё?..

 



Глава 2

Эпилог №1

Как оказалось, их счастье включало в себя ещё целую кучу разных мелочей, о которых они и не подозревали в начале пути.
А эти мелочи просто взяли и заняли своё место в их жизни так, словно без них её было и не представить.
Во – первых, собственный дом. Точнее, домик, в котором едва хватало места для обоих, но зато принадлежащий только им двоим.
Его выделила коммуна поселенцев, когда они наконец-то добрались туда, где их приняли с первого же дня, даже не спросив, кто они и откуда, приняли с улыбкой, словно давно ждали.

Свободные Земли оказались реальностью, с белыми заборчиками и зелёными газонами, и плевать, что заборы из тонкого пластика, а трава мутировала и по ночам светилась.
Пусть и не самые лучшие, эти земли были свободными.
Свободными от законов и предрассудков.
Свободными для любого, кто рискнёт отказаться от привычного мира.
Тут никто не тыкал в чужака пальцем, никого не считали чудовищем, как бы странно ни одарила его природа или радиация.

Именно это равенство стало следующим пунктом в списке счастливых мелочей. Только тут Дженсен по-настоящему смог осознать и принять себя. Пусть не за один день, но он изменился, так что теперь Падалеки и вовсе не мог отвести взгляда от открыто смотрящих на мир зелёных глаз, от спокойной и счастливой улыбки. Мутант избавился от груза своего прошлого и теперь Джаред тоже мог выдохнуть и освободиться от чувства вины, которое не давало ему покоя.

Их счастьем были и рассветы на поскрипывающей под ногами веранде, и обеды за круглым пластиковым столиком, под которым их колени постоянно соприкасались, и вечера перед барахлящим телевизором со старыми фильмами, о которых они раньше и не слыхивали, и наполненные шумом живого леса ночи, когда за окном слышался не визг шин по асфальту, а раздавалось уханье сов.
Множество мелочей, с каждым днём дополнявших их собственную головоломку всё новыми и новыми деталями.
И каждый новый день делал их счастливыми по-своему.

Эпилог №2 с рейтингом

Это был очередной день… нет, это определённо был очередной счастливый день, - решил Дженсен, сонно потягиваясь и выгибаясь навстречу горячим пальцам, нежно поглаживающим спину.
- Доброе утро, - пробормотал он в подушку.
- Утро, - отозвался Джаред, губами выводя это слово на его плече. – Очень раннее утро и я предлагаю провести его тут.
- А работа?
- Нам подарили пару выходных, глупо было бы занять их все хозяйственными делами.
- Ммм… даже не знаю.
- Только не говори мне, что ты ещё сомневаешься – я или уборка чердака!
- Ну, когда каждый вечер чихаешь от пыли, мысли о влажной уборке становятся очень соблазнительными…
- Детка, обещаю, я протру там каждый угол, но попозже.
- Если ты обещаешь, - улыбнулся мутант и ловким движением тентакля перевернул часы на прикроватной тумбочке. – Думаю, мы сможем отложить…
- Да, всё потом… да, - зашептал Джаред, целуя его и скользя руками ниже, оглаживая поясницу, бёдра и ягодицы. – Ты такой мягкий, горячий, мой.
- Угум, - всё ещё сонно отозвался Дженсен и хрипло застонал, почувствовав, как влажные от слюны пальцы проникли внутрь.
- Да, вот так, откройся для меня.
- Давай, хочу тебя, - подаваясь навстречу, кивнул мутант. – Да… ещё…
- Ещё? – рассмеялся Падалеки. – Тебе мало?
- Медленно, - выдохнул Дженсен, пытаясь ускорить выбранный Джаредом невыносимо неторопливый ритм.
- Хочешь больше и быстрее? Тогда трахни себя сам, сделай это для меня, - касаясь губами его шеи, жадно зашептал Джаред.
- Опять?
– Пожалуйста.
Дженсен отозвался задушенным стоном и замотал головой, но один из тентаклей, словно по собственной воле, уже коснулся его поясницы и опустился ниже, прямо туда, где уже размеренно двигался член Падалеки.
- Это слишком...
- Но ты ведь хочешь ничуть не меньше меня? Тебе это всегда нравилось, ненасытный ты мой.
- Да... чёрт, да.
Тентакль скользил по краю растянутых мышц, тонкий кончик щекотал то Дженсена, то Джареда и тот застонал, стараясь ещё больше замедлить темп.
Тентакль толкнулся внутрь, совсем чуть-чуть, двигаясь вдоль чужого члена и растягивая отверстие ещё больше.
Мутант застонал и шире раздвинул ноги, прижимаясь грудью к влажной от пота простыне.
Тентакль скользнул глубже, обвивая член Падалеки внутри.
Дженсен хрипло вскрикнул и заметался под чужим телом и собственным напором.
Каждый раз это было на грани. Невыносимо сладко и желанно для обоих, но всегда почти слишком…
- Много… чёрт, Джаред.
- Сейчас… всё будет хорошо, - Падалеки тотчас вышел из него, уловив, что удовольствие в голосе партнёра сменилось болезненными нотками.
Тяжело дыша, он сел рядом, водя головкой члена по его напряженным яйцам.
- Ты в порядке?
- Да, дай мне пару минут, - отозвался Дженсен, чуть отстраняясь.
Тентакль, воспользовавшись возможностью, нырнул в растянутую и предоставленную ему одному дырку.
Дженсен охнул, словно от неожиданности, и подался навстречу, а Джаред двумя ладонями развел в стороны его ягодицы, глядя как проскальзывает внутрь между ними потемневший от прилива крови тентакль, всё быстрее и быстрее, пока мутант не отозвался самым громким стоном, выдыхая его имя.
- Ещё, Джаред, пожалуйста, я хочу тебя!
- Уверен?
- Да, сейчас.
Кивнув, Падалеки подался вперёд, всем телом прижимаясь к нетерпеливо вздрагивавшему Дженсену, медленно и осторожно проникая туда, где было так невыносимо горячо.
- Джен…Дженсен, - простонал он, чувствуя, какой тот невероятно узкий сейчас заполненный им и самим собой.
Тентакль, скользя вдоль его членау проник глубже, намного глубже. Это одновременно и невозможный кайф и лёгкая злость, граничащая с ревностью, Джаред задвигался быстрее, резче, почти грубо, чтобы опять стать тем, кто заставит Дженсена кричать.
И тот кричал, кричал от пьянящей смеси боли и наслаждения, забыв обо всём, не отдавая себе отчёта, где кончается он, а где начинается Джаред. Сейчас они были одним, стремительно двигающимся навстречу друг другу и удовольствию, сплетением тел.

- Почему каждый раз, когда мы трахаемся, мне кажется, что это ты управляешь моим телом? – проворчал Дженсен пару часов спустя, лениво глядя на занявшие своё место часы. – Это, вообще-то, мои тентакли, - заметил он, вытягивая из рук Падалеки один из отростков. – И хватит их гладить, не член всё-таки.
- А жаль, - усмехнулся Падалеки. – Тогда было бы ещё круче.
- Извращенец, - простонал в подушку мутант.
- Кто бы говорил. И всё равно ты меня любишь! - рассмеялся Джаред. – Любишь же?
- Люблю, - глухо отозвалась подушка. – Напомни, за что?
- О, я тебе сейчас напомню, я тебе даже покажу, - нырнул под одеяло Падалеки.
- Нет-нет, я не в этом смысле! Джаред… ну Джа…. Ммм… да… А чёрт с ней, с уборкой…
- Как же мне нравится, когда ты такой решительный!
- Сволочь.
- Зато любимая.
- Да. Навсегда…
- Навсегда.


Счастье.


Сказали спасибо: 161

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

13.08.2014 Автор: VeleLu

Очень интерессная история, человечный Джаред и доверчивый Дженсен. Я частенько перечитываю этот фик, не чего лишнего, один кайф!

13.05.2013 Автор: VeleLu

Спасибо!!!!

Прочла с дрожью в сердце, уже  раз пятый, наверное. Когда некогда у компа находиться, слушаю  начитку.

Я просто уважаю вашу работу. Это тааак классссно и будоражуще.....

Я  спрашиваю, можно ссылочку на ваш фик сделать??????

Спасибо за любой ответ... :)

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1406