ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
214

Выбор

Дата публикации: 13.08.2012
Дата последнего изменения: 13.08.2012
Автор (переводчик): Сеш;
Бета: chemerika
Жанры: ангст; АУ; пре-слэш; романс; фэнтези;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: миди
Предупреждения: немного пыток, ХЭ.
Саммари: Дженсен схвачен по подозрению в колдовстве. Джаред - молодой послушник при святом братстве. Один хочет жить, а второй не может решить, что важнее - идея или человеческая жизнь.
Глава 1

- Я не колдун!
Отчаянный крик эхом прошелся по тёмному коридору и я удивлённо обернулся, чтобы увидеть, как стражники затаскивают в камеру нового заключённого – молодого парня, чуть старше меня самого с растрёпанными рыжими волосами и испуганным взглядом зелёных глаз, который, случайно скользнув по мне, обжег, словно огонь.
Затолкнув пленника в каменный мешок, который теперь, скорее всего, окажется его последним пристанищем, стражники с лязгом захлопнули решетки, отрезая от остального мира.
- Нет, пожалуйста, послушайте меня! – вцепившись в прутья, продолжал кричать тот, но стража уже уходила, лениво переругиваясь, им было всё равно.
В принципе, всем было всё равно, будучи задержанным по обвинению в колдовстве избежать наказания было почти невозможно – колдуны слишком хорошие обманщики, чтобы верить хоть одному их слову, а магия - слишком заразный грех, чтобы оставить его безнаказанным.
Уходя оттуда, я спиной чувствовал взгляд парня, словно огонь лизал тонкую шерсть монашеской сутаны, но не оборачивался – маги не люди, по отношению к ним неприемлемо такое понятие как жалость. Даже если, при взгляде на тонкую фигуру, прижавшуюся к решеткам, почти неосознанно хочется сделать шаг на встречу...

На следующий день я уже почти забыл про вчерашнюю встречу. Приснившиеся ночью зелёные глаза совершенно ничего не значили, просто сон. Наверное, по слабости душевной, я ещё не привык ко всему этому, находясь на службе у братства и в непосредственной близости к заключённым лишь второй год. Заветы братства гласят, что прежде, чем судить виновных, следует узнать их, поэтому всех молодых послушников посылали в тюрьмы, по мере сил помогать поддержанию порядка и исполнению воли божьей в этих тёмных стенах, где так легко впасть в греховные мысли и отчаяние.
Закончив утренние молитвы, я отправился на кухню, сегодня был мой черёд разносить еду заключённым.
- Доброе утро, отец Джаред!
- Доброе утро. Но Мэри,, сколько можно повторять, ещё не святой отец, а всего лишь послушник братства, - улыбнулся я. Кухарка упрямо покачала головой.
- Мальчик мой, из тебя выйдет замечательный священник! У тебя такая светлая душа! Да и мантия святого отца будет тебе очень к лицу.
Видя моё смущение, Мэри смилостивилась, рассмеявшись, нагрузила меня двумя котлами с ещё горячей похлебкой и отослала в подземелье.
Мысль о том, что сегодня там на одного заключённого больше, чем вчера, меня ничуть не волновала, ну вот совсем…

Всё шло как обычно, под аккомпанемент звяканья мисок и жадного чавканья. Что поделать, большинство из попавших сюда были простыми крестьянами, которые решили воспользоваться магией, чтобы улучшить свой или испортить соседский урожай, скот или ещё какое-нибудь имущество.
Глупо… лишиться жизни из-за мешка зерна или козы, но раз таков их выбор... Братство всеми силами старалось искоренить этот порок, но увы, пока с переменным успехом – подземелья замка никогда не пустовали…
Народ плакал, когда на колдовстве попадался кто-то из близких, но перед пламенеющим костром неизменно собиралась толпа, чтобы своими глазами увидеть, как будет наказан грех и в их городе станет на одну угрозу меньше.
Таков был порядок вещей и даже если где-то глубоко в душе он мне не нравился, кто я такой, чтобы что-то менять? У меня не было власти над судьбой людей и их поступками. Хотя я пришел на церковный порог ещё мальчишкой именно для того, чтобы помогать им. Проповеди нашего деревенского настоятеля окрылили мою тогда ещё наивную душу, и я решил, что хочу следовать по его стопам. Если бы я мог предположить, как труден будет этот путь, стал бы принимать это решение снова?.. Не знаю, тогда я был уверен, церковь желает людям только блага. Последние годы заставили меня усомниться в этом… уж слишком часто церковь использовала излишне жестокие меры для осуществления своих намерений. Но святые отцы говорят, что с грехом, который и сам не знает жалости к невинным душам, можно бороться лишь огнём и болью. Правы ли они? Ежедневно молясь о том, чтобы их деяния шли лишь во благо миру.

- Да ты посмотри, какое лицо, глазки, веснушки, а губы эти ты видел? – донёсся из глубины коридора чей-то смех. От удивления я чуть не выронил один из котелков.
Глазки, губы? - удивился я. Неужели сюда притащили какую-нибудь уличную девку? Если узнает кто из святых отцов – накажет же дураков!
- Может он и не парень вовсе, кто этих магов знает? Надо проверить, давай, красавица, не дёргайся, - вторил ему другой голос и я запутался ещё больше.
Магов? О чём они?..
- Не смей! Только попробуй, я тебе эти руки переломаю, – тихий срывающийся голос был едва слышен среди остального шума, но меня поразило, сколько в нём было упрямой ненависти. Ещё больше поразило то, что я узнал его сразу же, хотя до этого слышал лишь однажды.
- О, у нашего котёнка есть зубки и коготки! Ты полегче, малыш, а то их можно и выдрать, - пригрозил первый голос, по которому я узнал одного из охранников.
- Сам полегче, мразь!
- Ах ты сучонок! Оливер, держи его, что стоишь, как столб!
- Так он лягается как кобыла!
- Чёрт…
Дальше слушать я не стал.
- Что здесь происходит, - я заглянул в камеру, оставив на пороге полупустые котлы, и замер, обнаружив охранников и заключённого барахтающимися на покрытом соломой полу. Не такую картину ожидал я увидеть. Оба с трудом удерживали парня, который на моих глазах отшвырнул одного из них отчаянным ударом скованных рук и уже почти вывернулся из хватки второго.
- Что вы за балаган тут устроили?! Вам что, муштры не хватает, кулаками помахать захотелось? Так я могу устроить, чтобы ее удвоили, будете носиться вокруг чучел с утра до вечера! – прикрикнул я, долбанув поварёшкой по железной решетке.
- Вот же чёрт, - под моим взглядом охранники смутились и, ворча себе под нос, стали подниматься, отряхивая одежду. – Простите, святой отец, мы тут… в общем… простите.
Мне впервые расхотелось их поправлять и я молча кивнул на дверь.
- Вон отсюда!
- Вам не стоит тут с ним оставаться. Он ведь маг, может быть опасен!
- Если бы он был опасен, от вас уже осталось бы две кучки пепла или две жабы, на выбор! Идите к себе в оружейную, я сам его закрою и принесу ключи.
- Хорошо, отец Джаред, вы извините, мы…
- Идите… с миром, - бросил я. - На первый раз прощаю вам этот грех, но если поймаю на подобном ещё …
- Спасибо, святой отец, спасибо.

Когда дверь за охраной закрылась, я облегчённо выдохнул – вот же сволочи, прости Господи! Нет, я не дурак и понимаю, что не всех тут работающих заботят души грешников, многих их тела интересуют гораздо больше – причинить боль или получить удовольствие, люди грешны вне зависимости от служебного положения. Но видеть такое собственными глазами… неприятно.
Услышав за спиной шорох соломы, я обернулся, оглядывая пленника и замечая, что от того отчаянного парня, что пытался убедить всех в своей невиновности, которого я видел вчера, мало что осталось. Теперь на меня смотрел злой, замкнувшийся в себе волчонок, в глазах которого смешались ненависть и отвращение. Стоило мне шагнуть ближе, тотчас он отпрянул, уперевшись спиной в стену и сжимая скованные руки в кулаки.
- Не трогай! – прорычал он. – Только сунься ко мне, не посмотрю, что святоша…
- Тихо-тихо, я не собираюсь причинять тебе вреда.
- Ну-ну?.. Сюда меня тоже для моего блага засадили? – усмехнулся парень.
- Я хотел бы извиниться за них, они слабые люди, склонные делать прежде чем думать. Мне жаль, что они причинили тебе боль. Это было неправильно.
- А невинных людей сжигать правильно? – ощетинился парень. - Ты издеваешься? Меня сожгут на костре, а ты тут за пару синяков извиняешься?!
- Прости, но грех должен быть наказан, - чёрт, ну почему в моём голосе так не хватает привычной уверенности?..
- Ну и какого чёрта ты вмешался, если я грешник?
- Мой долг заботиться обо всех творениях Господа нашего, - смущённо пробормотал я, отводя глаза и почему-то чувствуя себя идиотом. Трудно говорить о воле господа с тем, кого, согласно той же воле, собираются сжечь. - Суд - это одно, а такие нападения бесчестны.
- Слушай, шел бы ты куда подальше, я не нуждаюсь в твоей заботе, - отодвинувшись к стене, парень подтянул колени и, обхватив их закованными руками, замер, уставившись прямо перед собой и игнорируя моё присутствие.
- Прости, - ещё раз повторил я и вышел, заперев за собой дверь.
Я не должен был ему что-либо доказывать – он совершил преступление и будет наказан за него, вот и всё. Тут нет места разговорам о правильности. Есть грех и есть наказание, ничего больше.
Так почему я чувствую себя так, словно от того, прав я или нет, зависит его жизнь?..

- Я принёс ужин.
Вечером я снова был у него, но он даже не посмотрел в мою сторону, когда я, присев, поставил миску каши у его ног.
- Советую не зевать, через полчаса охрана будет собирать посуду и ты рискуешь остаться голодным, - попытался пошутить я, но он снова не обратил на меня внимания. Вздохнув, я уже собирался подняться, когда парень внезапно цепко ухватил меня за руку.
- Чего вы хотите? – зелёные глаза смотрели прямо в мои и я понял, что он не отпустит меня, не получив ответа.
Он был старше, но ниже ростом и вряд ли сильнее, хотя отчаяние могло придать ему сил - на миг я подумал, не позвать ли охранников, но решил, что парню уже достаточно синяков.
- Отпусти, тебе не нужны новые неприятности.
- Ответь мне! Я ни в чём не виноват, ничего не доказано, вы просто притащили меня сюда и заперли! Что вы будете со мной делать дальше?!!
- Пожалуйста, успокойся, - примирительно попросил я, когда он сорвался на крик. – Тебя допросят и, если придут к выводу, что ты не виновен, тотчас отпустят.
- А если нет? – спросил он и я не смог выдержать его взгляда. Каким бы правым я себя ни считал, ответить на такой вопрос было нелегко. – Я уже сто раз говорил, что невиновен, не похоже, чтобы мне поверили! Что вы сделаете, если я не смогу вас убедить?
Я не хотел говорить этого, но у парня почти не было шансов. Братство не ошибается, точнее, не любит ошибаться, и если кто-то попал к ним в руки, путь у него один …
- Не молчи! - взвился рыжий, дёргая меня за руку.
- Наказание за колдовство - костёр. Мне жаль…
Руки парня разжались. Наверняка он об этом уже знал, трудно не узнать, если раз в месяц в городе кого-то да сжигают. Но одно дело - знать это о других, а другое - понять, что то же самое грозит тебе.
- Слушай, поешь, тебе будут нужны силы, если ты хочешь выжить, ведь расследование ещё только началось, - я не хотел давать ему ложных надежд, но то, как он побледнел, как обвисли его плечи и замер взгляд, не давало мне покоя. Я не мог просто встать и уйти.
Сам Бог велел нам заботиться о своих ближних, но сейчас я почему-то совсем не думал о Боге, я просто должен был хоть что-то сказать, но я не знал что…
- Как тебя зовут, святой отец? – поднимая голову, вдруг спросил он.
- Джаред, - ляпнул я прежде, чем успел подумать. Ведь нельзя же говорить магам своего имени, они могут проклясть! – И я просто послушник…
Почему мне кажется, что с каждым разом эта фраза всё больше звучит как оправдание?..
- Джаред, - протянул парень, криво улыбаясь. – Имя тебе подходит, а вот мантия инквизитора - нет… ты не убийца Джаред.
- Инквизиторы не убийцы, они слуги Господа, охраняющие стадо его и не их вина, что рабы божьи неразумны и сами себя опасностям подвергают, - тотчас отозвался я.
- Не цитируй мне своих учителей Джаред, - устало отмахнулся он. - Я ведь вижу, что ты говоришь не то, что думаешь, повторяешь то, что тебе вдолбили…
- Нет! – как ни сильна была моя жалость, маг не имел права так говорить, это было ложью! Да, я частенько ссылался на слова братьев, но лишь из-за их правоты, а не потому, что мне нечем ответить на его обвинения. Я мог бы и сам подобрать слова… да… наверное… глупо это.
- Извини, но нам не о чём говорить. – продолжил я. - Ты не понимаешь, и я не виню тебя, ты слишком запутался во всём этом, чтобы увидеть правду. Мне жаль… мне действительно жаль…
- Если жаль – помоги, - вскинулся парень.
- Но я почти ничего не могу сделать, - признался я. – Могу принести одеял или еды, припугнуть охранников, если начнут приставать и всё.
- Ты можешь вытащить меня отсюда, - выдохнул он, и я удивлённо распахнул глаза.
- Нет, это невозможно…
- Пожалуйста, я могу заплатить, у меня есть немного денег там, на свободе! - Но стоило ему начать, как я отчаянно замотал головой.
- Мне не нужны деньги, ты не пони…
- Мой отец владеет неплохим домом, он, правда, вышвырнул меня пару лет назад, но думаю, моя жизнь для него важнее гордости.
- Послушай, я не могу. Что бы ты ни предлагал, это невозможно.
- А может, ты хочешь… меня? Тут, наверное, чертовски одиноко, раз мной заинтересовались даже охранники. А ты тут и вовсе безвылазно сидишь… я сделаю все, что ты захочешь, хорошо? – его взгляд беспокойно скользил по моему лицу, по сжатым в кулаки рукам. Он подался вперёд, так что мы оказались лицом к лицу, но я видел, как напряжены его плечи, а руки судорожно мнут солому. Кажется, парень хотел моего согласия и, в то же время, до смерти его боялся.
- Ну что? Я могу быть хорошим, очень, тебе понравится, - улыбнулся он, и если бы его по-женски розовые, нежные на вид губы не дрожали, это было бы даже соблазнительно. А сейчас я почувствовал только острую жалость.
- Мне очень жаль.
- Мне тоже… - выдавил он, откидываясь назад.
На минуту я замер, но он, кажется, снова забыл обо мне, уставившись в потолок. Я вздохнул, придвинул остывшую кашу поближе к нему и поднялся,.
- Прости, - неловко потоптавшись рядом, я направился к дверям. Его тихий, лишенный эмоций голос догнал меня, когда я их открывал:
- Эй, «не святой отец», меня зовут Джен. Когда всё это закончится, помолись за меня …
В ответ я смог только кивнуть, но не уверен, заметил ли он это.

Чуть позже, идя по коридору, я всё никак не мог выгнать из головы его лицо, когда он пытался меня соблазнить и гадал, как бы оно выглядело без обречённости и страха в глазах…

Я промаялся всю ночь, пытаясь понять, был ли прав. Хотя, казалось бы, в чём мне сомневаться? Не мог же я на самом деле обдумывать то , как помочь преступнику сбежать? Он может оказаться колдуном, убийцей, вором или того хуже! Я думаю о таких глупостях… нет, это недопустимо. Но почему-то мне очень хотелось верить в его невиновность. Может быть, он не лгал?..
Я понял, что должен увидеть его снова. Утром, перехватив одного из послушников, я с лёгкостью договорился с ним о смене дежурств и теперь мне снова предстояло разносить еду, в то время как он будет выполнять мои обязанности во дворе.
Ещё немного и я снова увижу его… Джена.

Но моим намерениям не удалось осуществиться, придя к его камере, я обнаружил её пустой. Признаться моей первой мыслью было – сбежал - и я даже не знал, порадовало меня это озарение или опечалило…
Но потом я понял, что это невозможно.
- Где он? – остановившись на пороге камеры, спросил я у проходящего мимо часового.
- Рыжий? Его святые братья на допрос забрали.
Нет…
А вот теперь я почувствовал страх.
Растерянно кивнув, я пошел прочь. Чему я удивляюсь, почему расстроен, ведь это обычный порядок, знал ведь, что так будет. Да, знал. Это происходит со всеми, почему я решил, что в этот раз все пойдёт по-другому? Только потому, что вдруг захотел этого?
Но отчего мне так плохо при мысли, что парню придётся познакомиться с методами братьев? Может быть, я ошибаюсь, может он поймёт и сознается, облегчит свою душу признанием?
Нет, кого я обманываю. Я помню его глаза. Упрямые, гордые, слишком непреклонные для того, чья судьба зависит от чужой воли… Он не признается, даже если виноват, не признается! Даже?.. Неужели пары дней хватило, чтобы я поверил колдуну?..
Господи, помоги мне…
Помоги ему.
Что его уже привели назад в камеру я узнал лишь через несколько часов, из болтовни прислуги, и поспешил вниз, даже не озаботившись придумыванием повода. Я должен был увидеть, в каком он состоянии.

Пока я судорожно открывал замок непослушными пальцами, успел придумать себе множество вариантов того, что ждёт меня за дверью. Как назло, вспоминались всевозможные пытки, коими пестрели старые книги из хранилищ святых братьев. Когда дверь, скрипнула, открываясь, и я зашел внутрь, страшно было оторвать взгляд от сырой соломы на полу. Я боялся увидеть его израненое тело, но ещё больше меня пугало то, что я мог увидеть в его глазах…

Я ожидал синяков, рубцов и ожогов, я был готов к виду переломов и до дрожи боялся, что они отрезали ему пальцы или вырвали язык, чтобы он не мог колдовать, как сделали в прошлый раз c магом, попавшим в их лапы …

Я был готов ко всему, кроме гордо вскинутой головы и застывшей на губах усмешки, кроме молчаливого вызова в глазах и какого-то с трудом сдерживаемого торжества.
Мы молча смотрели друг на друга, а потом он улыбнулся, медленно расслабившись, и осталось только уже знакомое мне выражение упрямства и усталость, заметные в каждой линии тела.

- Ты в порядке? – не выдержал я, скользя взглядом по его лицу.
Синяков не было, только новая ссадина на скуле. Внешне ничего серьёзного, сидит спокойно, одежда не разорвана, его, кажется, не пытали. Значит, только допрос, пока только допрос. Слава тебе, Господи.
- Жив и здоров, как видишь. Твои «братья» решили ограничиться вежливой беседой, - с лёгкой усмешкой кивнул он, но сразу же стал серьёзным и добавил, поморщившись. – Сегодня.
- А потом?
- Тебе виднее, - кольнул он. – Обещали, что я ещё пожалею, что не сознался по-хорошему.
Значит, не поверили… Теперь они не отцепятся и добьются своего любым путём. Если его признали колдуном, дело за малым - заставить тварь признаться, выдать себя.
- Чёрт, - выдохнул я.
- Плохо дело, да? – задумчиво поинтересовался он. – Так я, в общем-то, и думал …
«Но надеялся» наверное хотел продолжить он, но промолчал, опуская взгляд.
А мне опять нечего было сказать. Зачем спешил, зачем бежал? Тогда казалось, случись что, помогу, а теперь… что я могу?..

Я уже не пытался понять, почему вообще хочу этого, почему переживаю. Это просто есть – странное ощущение, что он мне важен, хотя я ничего не знаю о нём. Но почему-то мне кажется, что он не может быть тем, за кого его принимают братья. Он слишком открыт, слишком прямолинеен, отчаян и горд. Будь он магом, он сыпал бы проклятьями так, что головы летели бы, и только серьёзное ранение заставило бы его сдаться…
За всеми этими размышлениями я совершенно забыл, где нахожусь и очнувшись, с удивлением, заметил, что Джен разглядывает меня со смесью тоски и задумчивости на лице.
Встретившись с ним взглядом, я замер и даже не попытался отшатнуться, когда он медленно подался ко мне. Лишь прикрыл глаза, когда его лицо оказалось в паре сантиметров от моего. Но, даже разорвав зрительный контакт, я чувствовал его взгляд.
Я ждал чего-то, сам не понимая чего.
Спустя мгновение его пальцы нежно коснулись моей щеки, погладили и почти невесомо обвели губы.
- Ты хороший парень, Джаред, - прошептал Джен, и я удивлённо открыл глаза, отмахиваясь от кольнувшего сердца разочарования, словно произошедшего было слишком мало, как-будто я ждал большего. - Ты ведь не должен находиться тут в это время, не стоит привлекать к себе внимание братства.
- Что?.. – непонимающе прошептал я, всё ещё под воздействием тепла от его рук.
Улыбнувшись, он отстранился:
- Уходи. Ты не можешь мне помочь, а я не хочу, чтобы у тебя были неприятности из-за меня. У меня и так грехов хватает.
Чувствуя одновременно неловкость, благодарность и обиду, словно меня, как неразумного щенка, хозяин отпихнул от слишком крупной кости, чтобы не подавился, я поднялся и молча пошел к дверям.
- Придёшь вечером? – донеслось мне вслед и на душе потеплело, словно тот же хозяин погладил, взъерошив лохматую шерсть.
- Да.

Поднимаясь наверх, я впервые задумался о том, насколько на деле невозможно сбежать из подземелий…

Но я не смог выполнить обещанного. Незадолго до вечернего обхода меня вызвал к себе святой отец, который руководил допросами заключённых.
Встретив меня с улыбкой, он приглашающее махнул рукой в сторону двух удобных стульев у небольшого столика и, сунув мне в руки чашку горячего травяного чая, предложил разделить с ним этот вкуснейший напиток.
- Я давно слежу за тобой, Джаред, - сообщил он, благожелательно улыбаясь. - И время показало, что ты достойный сын нашей церкви.
- Благодарю вас, святой отец, - смутился я, едва не расплескав чай, и осторожно поставил чашку на край стола.
- Джаред, тебе пришло время присоединиться. Мы считаем, что ты уже доказал свою верность братству, теперь у тебя будет шанс доказать ее Господу, - продолжил отец Х, оглядывая меня довольным взглядом.
- Это большая честь, святой отец, чем… что от меня требуется?
- Сын мой, завтра ты примешь участие в допросе заключённого, - важно кивнул он и, заметив моё замешательство, покровительственно похлопал меня по плечу. – Это очень важная миссия, но ты уже готов к этому.
- Но…
- Ты смущён? Не бойся, Джаред, все мы в руках Господа. Но, увы, эта грешная душа противится осознанию своих грехов и наш долг - помочь ей. Не правда ли, сын мой?
- Д…да, святой отец, - выдавил я.
- Молодец, - похвалив меня, он продолжил. - Знаю, ты рад, сын мой, это, пусть и не всегда приятное, но почётное дело. Я верю в тебя, Джаред. Завтра ты поможешь нам добиться признания от раба божьего Дженсена и тем самым спасёшь его грешную душу. Ты ведь хочешь помочь этому благому делу?
- Конечно… да, разумеется…
- Хорошо, тогда можешь быть свободен. Сейчас братья проводят тебя в твою комнату, где до завтрашнего утра разделят с тобой молитву, ибо дело, которое тебе предстоит, должно получить божье благословение.
- Как скажете святой отец, - немного заторможено кивнул я и почти тотчас ко мне с двух сторон подошли братья, которых я и не заметил раньше.
- До завтра, Джаред.
- До завтра, святой отец.
Поклонившись, я вышел, сопровождаемый моими братьями, которые скорее напоминали стражников, уводящих заключённого.

Дженсен?.. Кто же это, кто будет моей первой… «жертвой»? Нет, нет, это же все во спасение! Не палачом я буду, но спасителем, но… Господи, почему же так страшно мне?.. Пусть и благословил ты путь этот, всё равно…
Дженсен. Кто бы ты ни был, прости меня.
Дженсен…
Почему это имя кажется знакомым?..
Дженсен… Дженс… Джен… нет… Джен!

Осознание пришло ко мне в тот миг, когда, переступив порог своей комнаты, я оказался перед распятием, но я упал на колени не перед Господом, просто сил в ногах словно не осталось и то, что братья приняли за набожность, было лишь слабостью…
А часы молчаливой молитвы превратились в часы отчаянной исповеди.

Всё это было слишком неожидано, слишком неправильно – старательно построенный мир не просто трескался по швам, он разваливался на куски.
Один кусок - детство в деревне, долговязый улыбчивый парнишка, носящийся по окрестным лугам с отцовскими собаками, такими же щенками -переростками, как он сам.
Второй – размеренная учёба в церковной школе, прилежное впитывание всех тех знаний, что были ему доступны, вечерние беседы с настоятелем, который рассказывая о том, о чём простой мальчишка не мог и мечтать, раз за разом словно открывал для него мир,.
Третий – жизнь в братстве, восторг от возможности прикоснуться к высокому, к самому лучшему, что есть в этом мире. Знания и благодать, осеняющая своими золотыми крыльями этот священный орден. Но скоро к восторгу стало примешиваться смущение, когда выяснилось, что помощь не всегда готовы принять и приходится оказывать ее силой, что народ слеп и долг священнослужителя открывать ему глаза, даже против воли. Многое казалось неправильным, но он принимал это, он смирял свой дух, который не имел права ставить под сомнение то, что выше его разумения…
Чётвёртый - начавшийся с взгляда зелёных глаз и перевернувший всё с ног на голову….
И сейчас, стоя на коленях между своими братьями и уставившись невидящими глазами куда-то мимо распятия, я боялся, что тот кусочек моего мира, что останется после завтрашнего дня, будет слишком мал, чтобы я смог выжить. Кусочек, в котором я увижу зелёные глаза полными боли, где мне придётся причинить страдания тому, кого не смог уберечь, когда мои собственные руки будут ломать его…
Господи, неужели этого ты хочешь от меня?
А потом, что останется от моего мира после его смерти?..
И будет ли тогда этот мир?..
Я не запомнил этой ночи. Только ощущение страха и беспомощности.

Утром мои спутники отвели меня к святому отцу, вместе с которым мы отправились в подземелья. Я ещё никогда не был в помещениях, находящихся этажом ниже камер заключённых, но сейчас мне было не до удивления. Коридоры казались слишком мрачными, стены нависали над головой, а потолок опасно шатался в свете факелов и грозил вот-вот завалить нас тут навсегда. Впрочем, сейчас я счёл бы это благословением, лучше бы мне никогда не добраться до того места, куда меня ведут.

Зайдя в небольшое, освещённое пылающей жаровней помещение, я не сразу увидел его, а, увидев, не сразу узнал. Он был полностью обнажен и на светлой коже невыносимо ярко выступали свежие синяки и порезы. Святые братья, видимо, не утерпели и начали своё благое дело без меня. Его короткие волосы слиплись от крови, сочившейся из небольшой раны на виске, и он, кажется, был без сознания. Он был привязан к дыбе за руки и за ноги, его тело было так растянуто, что он с трудом дышал. Я видел, как тяжело опускается и поднимается его грудь.
Я стоял на пороге не в силах пошевелиться, пока святой отец не подтолкнул меня ближе и чуть ли не силой сунул мне в руки выдернутый из жаровни раскалённый прут. Вцепившись в эту железку так, что самому стало больно от грубой ручки, царапающей ладонь, я подошел ближе.
Все-таки Дженсен был в сознании, потому что, услышав мои шаги, или скорее всего, грохот, с которым свалилось какое-то уродливое железное приспособление, которое я задел ногой, он открыл глаза. Ещё вчера чарующе зелёные, сейчас они были какими-то мутными и тусклыми от боли, словно молодая листва, сожженая солнцем. Я видел, как он неловко повернул голову и замер, глядя на красный, светящийся в полутьме конец прута, как медленно облизнул разбитые губы и, собравшись с силами, с трудом перевёл взгляд на моё лицо. По тому, как его губы дернулись в жалком подобии улыбки я понял, что он меня узнал.

- Ну же, сын мой, - святой отец за моей спиной напомнил о себе и цели моего прихода. – Не бойся колдуна, против слуг Господа взгляд его бесовский бессилен. Воспользуйся освящённым железом, вырви из лап этой твари бессмертную душу, которую она захватила.
Опустив глаза, я смотрел на покрытые грязью доски. Я не мог смотреть на него – было слишком больно и слишком стыдно.
Его - железом? Связаного и беззащитного? Я не смог бы сделать такого ни с кем, но с ним… я даже подумать о таком не мог.
Не могу… Прут выпал у меня из рук, чудом не ударив святого отца по ноге и тот с проклятьем отпрыгнул.
- Джаред! Осторожней, сын мой!
- Я не могу… зачем? – вскинулся я, ещё надеясь на что-то. На справедливость, на честность, на что угодно. - Если он не признался в прошлый раз, может быть, он не виноват!
- Его вина доказана и теперь он должен получить наказание.
- Но не так же… Господи, вы уже причинили ему столько боли, неужели этого недостаточно? Сколько ещё, святой отец? Как долго вы будете его пытать?
- Пока он не признает свою вину.
- Это… это неправильно, - выдохнул я.
Но отец настоятель лишь усмехнулся
- А ты что думал, благодать просто так на тебя снизойдёт? Это работа, сын мой! Тяжелая, иногда грязная и ты пришел сюда, сознавая это, теперь исполни свой долг. Не вынуждай меня прибегнуть к наказанию.
- За что? – непонимающе пробормотал я, хотя умом и понимал, что неповиновение не может остаться безнаказанным.
- За предательство ордена, сын мой Это страшный грех и наказание за него не менее страшно. Исполняй свой долг Джаред, или я исполню свой, - рявкнул святой отец и я, привыкший исполнять приказы, не глядя, схватил что-то со стоящего рядом столика. Какую-то длинную иголку, кажется …
- О, это надобно под ногти засовывать, - довольно затараторил помощник палача, сноровисто отвязывая Дженсену руку. – Вот, держи.
Когда мои пальцы обхватили его безвольную ладонь, у Джена вырвался тихий стон. Наверное, даже такое просто движение причиняло ему боль…
Я держал его за руку и понимал, что не смогу сделать больно, ни за что не смогу.
Его пальцы едва заметно дрожали, еще недавно такие твердые, а сейчас покрытые его собственной кровью, с обломанными ногтями и следами прижиганий – как можно туда иглой?..
Нет, нет, не могу…
Подняв голову, я посмотрел ему в глаза. Я уже принял решение и теперь стало легче. Я даже смог улыбнуться и легонько, кончиками пальцев погладил его руку, стараясь не причинять боли. Кажется, он понял, что я собираюсь сделать – его рука неуверенно сжала мои пальцы.
Прости, я всё равно не смогу тебя защитить, но хоть что-то…
Прости меня.
Если бы я мог, я сказал бы это вслух, но меня заткнут раньше, чем я успею начать. Ты ведь и так меня понимаешь, можешь прочитать все по моим глазам.
- Святой отец, я не… - начал я. Внезапно Дженс с силой сжал мои пальцы, так что я сбился, а он, рванувшись в своих цепях, выдохнул:
- Я сознаюсь! Хватит, я признаюсь во всём, остановите пытки…
Я замер, пораженный, а святой отец недоверчиво поинтересовался, готов ли Дженсен подписаться под своим признанием.
- Да... Нет ничего страшнее неопытного палача. Я не хочу больше боли… пожалуйста, я сознаюсь… - шептал он, прикрывая глаза. Кажется, всё это отняло у него последние силы.

Святой отец быстро сообразил, что это, пусть и неожиданное, признание ему в любом случае на руку и, довольно кивнув, подал знак своим помощникам. Те ловко принялись развязывать верёвки.
- Вот это сын мой, и было проявлением истинной силы господней, который через своих верных слуг вершит дела чудесные, - гордо сообщил он мне. – И ты, Джаред, часть этого чуда! Я не зря выбрал тебя, мой мальчик, ты не разочаровал меня, ты победил свой страх.
Неужели он не понял? – удивился я. Хотя, как он мог понять, ведь Дженс успел остановить меня до того, как я озвучил своё решение.
Глядя, как братья уводят, точнее почти на руках уносят его из пыточной, я понял, что, впервые за долгие годы, кто-то защитил меня. Взял всё на себя, не позволив мне сделать то, что считал ошибкой. И этим спас меня. Мне было больно от мысли, что я не смог защитить Дженсена, я понимал, как тяжело далось ему такое решение и я… я даже не знал, как выразить словами то, что сейчас чувствовал.
Ты защитил меня ценой своей жизни, ты не мог не осознавать, что признание развяжет братству руки и приблизит твою смерть, но ты всё равно это сделал. Ты защитил меня, как мог бы это сделать отец, брат или возлюбленный… ты…
Господи, Дженс, ты пожертвовал собой ради меня, словно я значу для тебя больше, чем положено по правилам наших жизней.
Никто и никогда не делал для меня такого.
Это и счастье и страх, ведь я жив, а ты… ты умрёшь…
Джен, что же ты наделал?
Ты пожалел меня, своего палача…
Но что мне делать теперь, когда я не могу допустить твоей казни?..

Меня быстро спровадили к себе, и на этот раз оставив одного, ушли, чему я был рад.
Казнь наверняка будет уже сегодня вечером, значит, у меня только пара часов. Господи, помоги мне, что же я могу сделать?..
Но как я ни напрягался, моих знаний не хватало для того, чтобы придумать план побега и я впал в тягостный ступор, бездумно глядя в окно и пытаясь отыскать ответ в ясном небе, словно чья-то рука была просто обязана вписать его туда…
Из этого оцепенения меня вскоре вывел странный шум и, выглянув в окно, я увидел снующих по двору слуг. Они устанавливали до ужаса привычную конструкцию, которую я неосознанно ожидал, но так боялся увидеть сегодня – рабочие ставили столб, сколачивали помост и складывали под ним дрова.

Слушая стук топоров, я уже наяву видел то, что случится вечером…
Видел, как поведут Дженсена через толпу, выкрикивающую проклятья и пытающуюся дотянуться до того, кому не повезло – ударить, рвануть, прошипеть что-то в белое от страха лицо… Толпа всегда зла к тем, кто повержен.
Видел, как потащат на помост силой, потому что страх сильнее воли и не так-то много среди людей храбрецов, способных самостоятельно подняться на собственный костёр…
Видел, как толкнут к столбу, не глядя на искаженное от боли лицо, как выкрутят и привяжут руки, крепко, в несколько оборотов, чтобы верёвки не перегорели раньше времени.
Видел, как выцветут от страха зелёные глаза, когда судья зачитает приговор и отдаст приказ.
Я уже слышал, как с прикушенных губ срывается еле слышный стон, когда пламя факела почти несмело лижет сухой хворост, как стон переходит в крик, когда языки огня вздымаются стеной, охватывая застывшую фигуру огненными объятьями.
Я слышал всё… от треска хвороста до хриплого дыхания жертвы, каждое срывающееся с губ проклятье, каждый отчаянный крик, переходящий в жалобные хрипы и даже наступившую затем тишину…
Жадная до чужой боли толпа затихнет, утолив свой голод и на лицах на мгновение проступит неуверенность и страх. Пламенеющий в вечернем полумраке костёр будет означать только одно – ещё одну, не последнюю, смерть…

Нет, я не могу этого допустить. Я должен что-то сделать и если я не знаю, как выбраться из замка, это не значит, что никто не знает.

До меня давно доходили слухи о живущем у города волшебнике. О нем все знали но никто не мог его поймать. Орден годами выслеживал его, но напрасно и братья махнули на него рукой, объявив слухи бабскими сплетнями и детскими сказками. Но это могло стать моим шансом. Мне нужна была помощь и кто, кроме колдуна мог помочь мне вывести Дженсена из замка.

Стража знала меня в лицо и выпустила без расспросов. Через час я уже был на опушке леса. Над головой шумели высокие дубы, вокруг не было ни души. Место считалась нехорошим, и даже пастухи избегали его, хотя их овцы часто тянулись косились на здешние сочные и пышные травы.
Но как найти колдуна, которого не могут разыскать даже инквизиторы?..
- Мне нужна помощь, - прошептал я. Кричать почему-то казалось бесполезным, если меня захотят услышать, то с лихвой хватит шепота. – Пожалуйста, я знаю, что вы здесь!
Я врал, не знал я ни черта, но он должен был быть тут, он обязан был, иначе…
- Мой друг колдун и если вы мне не поможете, сегодня его сожгут!
Лес продолжал молчать, не хрустела ветка под ногами приближающегося старца, не взлетала испуганная птица, ни движения, ни звука в ответ.
- Я не вру, я не собираюсь ловить или предавать вас, мне нужна помощь… Прошу вас, у меня мало времени, вы мой последний шанс!
Времени действительно не было и, если ответа не будет, я должен спешить назад и попытаться своими силами сделать хоть что-то. В последний раз оглядев лес, я развернулся, собираясь уходить.
- Твой друг никакой не колдун, а простой деревенский мальчишка, который подвернулся под лихую руку в дурной час, - раздался за спиной чей-то тихий голос и, обернувшись, я увидел сидящего у подножия дуба мужчину.
- Вы колдун, о котором говорят?
- Допустим. Тебе нужна помощь и я могу её оказать, но мальчишка не из моей породы, мне безразлична его судьба. Сотни моих братьев по крови умирают на ваших кострах и им никто не может помочь.
- Я… я знаю, но Дженсен, не виноват…
- Никто не виноват. Я помогу, но ты должен будешь заплатить.
- Хорошо, у меня есть немного…
- Нет, не деньгами, - усмехнулся маг. – Когда вы будете свободны, я назову свою цену и ты заплатишь, согласен?
- Что?
Я не мог не согласится, но… А если он захочет мою жизнь или жизнь Джена, или чью-то ещё?!
- Не бойся, вы останетесь живы, мне не нужны лишние смерти, скорее наоборот… цена будет справедливой.
- Хорошо, я заплачу, - решившись на все это, я не мог повернуть назад.
- Тогда иди, у тебя мало времени.
- Но как?..
- Я отведу глаза стражникам и святым братьям. Просто забирай своего парня и уходите в лес. Идите к заброшенной сторожке. Я сам вас найду, когда придёт время.
- Спасибо вам, – поклонившись, прошептал я.
- Не благодари, эта сделка выгодна нам обоим. А теперь беги, ты нужен ему.
Кивнув, я кинулся в город.
Господи, прошу тебя, пусть всё получится! У меня не было ничего, кроме надежды и обещаний этого колдуна …

Замок встретил меня суетой, костёр на площади был почти готов и вокруг него начинала собираться толпа. Стараясь не обращать внимания на заинтересованные, испуганные или полные жадного ожидания лица людей, я быстро пересёк двор и спустился в подземелье.
Теперь всё зависело от колдуна. Если он не поможет, охранники меня остановят, как только я дойду до нижних камер, где содержат обречённых на смерть Таким как я туда допуска нет.
А вот и первая охрана…
Я шагнул им навстречу, задержав дыхание, но стража прошла мимо, словно не заметив меня.
Получилось! Спасибо тебе, Господи.
Окрыленный успехом, я поспешил вперёд и вскоре нашел камеру, где должен был находиться Дженсен. У меня не было ключей, я даже не подумал об этом и сейчас растеряно замер у двери. Чёрт, я должен её открыть, должен! Вдруг замок словно засветился изнутри и через миг дверь открылась с тихим щелчком. Кажется, маг и впрямь обо всём позаботился.

Скользнув внутрь, я огляделся. В полумраке разобрать что-то оказалось нелегко. Только свет из коридора ложился мутной полосой на покрытый соломой пол и у самой стены я заметил пару грязных, разукрашенных синяками ног в изорванных штанах.
- Дженсен? – позвал я, подходя ближе и надеясь, что не ошибся.В темницах замка хватало настоящих убийц и колдунов, встреча с которыми могла кончиться для меня весьма печально.
- Джаред? – услышал я слабый удивлённый выдох из темноты. – Как ты попал сюда?
Его голос звучал взволнованно, а рука, цепко ухватившая мой рукав, слегка дрожала.
- Тш, не бойся.
- Ты… тебе положено отвести меня туда, Джаред? – вдруг спросил он, спокойным, но каким-то ломким голосом. – Это твои братья послали тебя?
На мгновение я растерялся, слишком взволнованный происходящим, не сразу понял, что он имеет в виду.
- Нет, нет, что ты, - забормотал я, осторожно обнимая его и выводя на свет,. – Я пришел за тобой, но костра не будет, я уведу тебя в лес, там нам помогут. Я обо всём договорился, всё будет хорошо, Джен.
- Ты сошел с ума, - ответил он, и я отшатнулся. Не такого ответа я ждал.
- Это безумие и ты сам понимаешь это, - подавшись вперёд, так что я смог увидеть его лицо, продолжил Дженсен. - Спасибо тебе, но я предпочту умереть один на костре, чем вместе с тобой в этих чёртовых коридорах, где нас поймают как крыс.
Сорвавшись с шепота на крик, он замер, зажав рот ладонью. А я ещё раз возблагодарил Бога, что никто не может нас услышать, иначе стражники уже сбежались бы сюда.
- Нет, ты не понимаешь, я нашел колдуна! Он согласился помочь, отвёл глаза стражникам, нас никто не заметит.
Но Джен только замотал головой.
- Уходи же, глупый, скоро стража придёт!
- Сам дурак, - огрызнулся я, нагибаясь и подхватывая его на руки.
Он пытался вырваться, но я упрямо держал его, сейчас не было времени на споры и попытки превзойти друг друга в благородстве. Я ведь понимал, что он снова хочет защитить меня, что не верит в возможность побега и считает это моим самоубийством. Но времени на объяснения не было…
- Поставь меня на пол! – возмутился он, устав вырываться. - Я могу идти и сам.
- Точно? И не будешь убегать?
- Не буду - устало кивнул он.
- Хорошо, тогда пошли, - осторожно поставив его, я продолжил поддерживать и направлять. И не зря. Он шел сам, но, судя по лёгкой дрожи и неуверенным движениям, у него это получалось не так легко как он старался мне показать.
- Ты не будешь меня слушать, да? – в последний раз спросил Джен, когда мы подходили к лестнице. – Там же стражники…
- Нет, не буду. Не бойся, я всё уладил. Пожалуйста, поверь мне, - обняв его за плечи, я неуверенно притянул его поближе, так, что мы соприкоснулись лбами, и заглянул в зелёные глаза. – Пойдём, Джен, хорошо?
Он молча кивнул, и мы стали потихоньку подниматься. Как я и думал, стражники не обращали на нас внимания. Джен лишь зря нервничал каждый раз, когда они попадались нам навстречу. Он то цеплялся за меня, то наоборот, судорожно пытался оттолкнуть, но каждый раз я удерживал его, шепча, что всё хорошо и гладя напряженную спину. Вскоре он перестал напрягаться, поверил, что мой план действует.
Наконец мы выбрались на воздух. Первая часть моего плана прошла успешно, теперь осталось выбраться из замка и найти сторожку, но я был уверен, что у нас всё получится. Над головой было залитое багрянцем вечернее небо, а рядом устало улыбался Дженсен.
- Я скучал по всему этому, - тихо шепнул он и я смог только кивнуть в ответ.

Но мы должны были идти дальше, одному Богу известно как долго колдун будет помогать нам. Пока мы шли через площадь, Дженсен всё никак не мог оторвать глаз от костра и окружившей его толпы. Все эти люди, собрались чтобы поглазеть на его смерть. Пусть сейчас они не могли его увидеть, но он чувствовал исходящую от них ненависть и угрозу. Бледный, но с гордо поднятой головой, он шел сквозь расступающуюся перед нами толпу. Люди огибали нас, словно дерево или угол дома. Заметив его состояние, я неуверено коснулся его руки, осторожно, чтобы не причинить боли, давая ему время отстраниться, но Джен сам сжал мои пальцы.
- Не каждый день видишь свой костёр, - криво усмехнулся он.
Виновато улыбнувшись, я потянул его за собой, времени на такие мысли у нас не было…

Лишь выйдя за черту города, мы смогли вздохнуть с облегчением. Теперь шанс налететь на стражу уже был не так велик, и даже если колдун перестанет помогать, пока мы в безопасности. Но вскоре в замке обнаружат наше исчезновение и начнут поиски. Что ж, оставалось надеяться, что сначала они будут искать нас в городе, а не в лесу.
- Куда дальше? – спросил Дженсен, с опасением глядя на тёмную громаду леса. Кажется, идея забираться в чащу на ночь глядя, ему не нравилась.
- Мы должны найти старую сторожку, - ответил я. - Если не ошибаюсь, она в паре часов хода к северу.
- Ясно, - потянул он, и я обеспокоено вгляделся в его лицо.
Бледный, волосы слиплись от пота, дыхание хриплое и усталое. Кажется, для него это все чересчур.
- Если хочешь, можем передохнуть.
- Нет, они уже начали искать нас, - отказался Джен.
Даже если он устал, мы должны идти дальше.
Но одно дело сказать, другое - сделать…

Когда Дженс споткнулся в первый раз, я лишь поддержал его, когда это случилось во второй, я не обращая внимания на возмущённые взгляды, взял его под руку, но вскоре его уже заметно шатало, а ноги запинались о корни.
- Чёрт, - он едва не упал, споткнувшись, я лишь в последний момент успел подхватить его. – Прости, кажется, я тебе только мешаю…
Уткнувшись лбом мне в грудь, он виновато улыбнулся. Даже не видя его улыбки, я почувствовал её.
- Заикнёшься про то, чтобы я тебя бросил… - угрожающе начал я.
- Не дождёшься, - рассмеялся Дженс. – Раз уж вытащил, тащи до сторожки.

Скоро я понял, что тащить придётся в буквальном смысле и, не долго думая, подхватил его на руки.
Реакцией стала предсказуемая ругань, тихая, но яростная. Но я решил не обращать на это внимания и вскоре Дженс утомленно затих, сил на споры у него не было.
- Я тебе отомщу, - пробурчал он мне на ухо, обнимая за шею. – Страшно отомщу, вот только приду в себя и прямо сразу начну мстить…
- Верю и обязательно дождусь, - довольно усмехнулся я, чувствуя его горячее дыхание на своей коже. От этого я почему-то начал дрожать, и поэтому понадёжней прижал его к груди, только уронить не хватало.
- Мм? – удивлённо вскинул он голову и, глядя в его уже слегка сонные зелёные глаза, я не смог сдержать дурацкой счастливой улыбки.
- Всё в порядке.
- Ладно, - кивнул он, снова опуская голову мне на плечо. – Только не роняй меня, хорошо?
- Ни за что, - заверил его я, продолжая путь.
Через полчаса впереди уже была видна покосившаяся крыша сторожки, заросшая мхом и почти незаметная на фоне леса. Только слабый огонёк в окне давал мне знать, что я таки не сбился с пути. Дженсен к тому времени уже задремал, поэтому, дойдя до порога и осторожно заглянув внутрь, я первым делом отыскал взглядом широкую лавку, застеленную какими-то шкурами, куда и уложил его, стараясь не разбудить. Мой рыжик только тихо вздохнул и свернулся поудобней. Укрыв его всё теми же шкурами, я устроился рядом на полу. Лавка была достаточно широкой для нас обоих, но я побоялся, что, заснув, могу нечаянно навалиться на него и задеть какую-либо из многочисленных ран и синяков. Поэтому пришлось довольствоваться полом и возможностью смотреть на его расслабленное во сне лицо, кажущееся сейчас ещё моложе и красивее в тёплом свете свечи.
Красивее?
Да, кажется пора признаться самому себе, что мои мысли о Дженсене не так чисты, как хотелось бы.
Друг, брат, товарищ…
Почему-то сейчас, при взгляде на него, всё это казалось мне недостаточным.

Господи, неужели ты мало меня испытывал? Я нарушил столько запретов, а теперь моё сердце толкает меня на новый грех. Сможешь ли ты простить меня, Господи? Станет ли оправданием для меня то, что я, кажется, люблю этого человека?..

Под утро я заснул, так и не найдя ответов на свои вопросы, но надеясь, что всё разрешится само собой. Может быть, нам просто повезёт?..
Разбудил меня скрип двери и шорох за спиной. Дженс проснулся первым, и теперь, подавшись вперёд и сжимая в руке тяжелый кривой подсвечник, был готов защищать нас от незваного гостя. Хотя, ещё неизвестно, кто тут хозяин, а кто - гость…
- Спокойно, парень, - проворчал маг, недовольно оглядывая нас. – Джаред, скажи своему… другу, что я не намереваюсь причинять вам вред.
Спохватившись, я вскочил, предлагая колдуну стул, на который он с важным видом уселся, а сам, за неимением другой мебели, устроился рядом с всё ещё настороженным Дженсеном, успокаивающе перехватив его руку.
- Дженс, он не враг, это он помог нам выбраться из замка.
- Что-то, я вас там не видел, - недоверчиво протянул тот.
- Таким, как я там не место. Ни подвалы, ни костёр меня не привлекают, да и чтобы помочь вам, не было никакой необходимости находиться рядом.
- Вы… колдун? – потрясённо выдохнул Дженсен, и я осторожно погладил его запястье, которое так и не отпустил за все это время.
- Он был единственным, кто мог помочь и когда я попросил, он согласился. Он спас нас, Дженс!
- Просто так? Колдуны не делают ничего, что не принесло бы им пользы, - то, что он сам был обвинён в колдовстве, не делал его более терпимым к магам.
- Дженсен, пожалуйста…
- Нет, он прав. Я помог вам не просто так и ты это знаешь. Мы заключили сделку и я намерен получить свою плату.
- Сделку? Джаред, что ты ему обещал?! – резко обернулся ко мне Дженс, хватая за плечи и вглядываясь в глаза. – Дурак, магам нельзя доверять… Ты не должен был так рисковать!
- Это был наш единственный шанс, - растерялся я. – Ведь всё же обошлось, мы выбрались, остальное не страшно. Я заплачу, Дженс и всё будет хорошо. Мы оба живы и это главное.
Но Дженсена это совсем не успокоило. Развернувшись к колдуну, он посмотрел на него с нескрываемым подозрением.
- Чего вы хотите от нас за вашу помощь?
- От тебя, - ничего, ты бесполезен, а вот Джаред… я хочу, чтобы он отдал мне свою силу, свою магию, - спокойно ответил колдун и усмехнулся, увидев потрясённые лица и полные непонимания глаза парней. – Да, вы не ослышались, ты будущий маг, Джаред, но я хочу, чтобы ты отказался от магии.

- Вы сумасшедший, - рассмеялся Дженс. – Он никакой не маг! Он нормальный человек. Он рисковал своей жизнью, чтобы вытащить меня, он не такой, как вы!
- Что ты можешь знать о магах, мальчишка?! – разозлился мужчина, но в зелёных глазах больше не было страха, только боль, а на губах застыла презрительная усмешка.
- Знаю! Из-за таких как вы, я попал в подземелье! Вас волнует только ваша собственная жизнь, а на остальных вам плевать, а им приходится платить за ваши ошибки.
- Я не понимаю, о чём ты, - поморщился колдун.
- Врёте, - протянул Дженс. - Вы всегда знаете всё друг о друге. Дочка лекаря оказалась слишком глупой и попыталась приворожить своего жениха. Когда вы узнали об этом, тотчас послали своих, чтобы её защитить. Вы свалили вину за его смерть на невинного! Когда вы подбросили мне эти чёртовы травки, вас не волновало, что стража обвинит в колдовстве меня! Вам было глубоко безразлично, что меня собирались сжечь за убийство моего… друга. А он не мог её полюбить, не мог, он уже любил… другого человека. Но разве для вас это имеет хоть какое-то значение?
- Ты ждёшь жалости? Или извинений? – казалось, слова Дженсена ничуть не тронули мага и я почувствовал, что признательности к этому человеку у меня заметно поубавилось.
- Я не ожидаю от вас ничего, кроме лжи и подлости, поэтому не верю ни единому вашему слову, - отрезал Дженс и повернулся ко мне. – Джаред, не слушай его, я не знаю, зачем ему это, но…
- Не знаешь, тогда не лезь, - не выдержал маг и, взмахнув рукой, отшвырнул его от меня. Парень перелетел через комнату как пушинка и, врезавшись в стену, со стоном осел на пол. – Вот чёртов наглец!
- Не смейте! – вскочив, я хотел броситься к нему, но понял, что не могу ступить и шагу.
- Не торопись, ничего с ним не станется, синяком больше, синяком меньше… переживёт, - проворчал мужчина, и на меня словно дохнуло ветром, усадив обратно на лавку. – А нам нужно поговорить.

- Нам не о чём говорить, пока вы не отпустите меня. Я просил вас о помощи для нас обоих, а вы… Думаете, после всего этого, я буду вам верить?
- Мне плевать, - пожав плечами, маг подался мне навстречу. – Мы договаривались о плате, я сказал, что согласен, теперь твоя очередь.
- У меня нет того, чего вы хотите…
- Ошибаешься и я докажу тебя это, - схватив меня за руку, он вытащил из-за пояса нож.
- Нет! – дёрнулся в своем углу Дженсен, но магия продолжала удерживать нас обоих. Как и я, он не смог сдвинуться с места.
Всё, что мы могли, так это смотреть, как острое лезвие вспарывает кожу. Мне почти не было больно, только противный озноб прошелся по спине, когда тёплая струйка крови потекла по руке.
- Зачем? – выдохнул я.
- Ты же хотел доказательств и если твоя собственная память тебе их не выдает, я обеспечу тебя новыми, - усмехнулся маг. – Теперь ты должен захотеть, чтобы рана исчезла.
- Это глупо, - чуть не рассмеялся я. - По вашей логике, я мог бы исполнять все свои желания? Стать хозяином города или самому справится с вытаскиванием Дженса?
- А разве не смог бы? Тебе была нужна помощь и ты её получил. Думаешь, я являюсь по любому зову? Меня призвала твоя магия, она же помогла тебе в замке. Я лишь отвёл глаза стражникам, но уверен, твоя сила тоже сыграла свою роль в вашем освобождении.
Неужели он говорит правду? Хотя, зачем ему обманывать, ведь если это ложь, он сам лишает себя платы за помощь.
Я не мог просто так поверить во всё это, но, вспомнив, как открылась дверь в камеру Дженсена, засомневался - а вдруг это всё-таки правда?..
- Давай, если ты, конечно, не хочешь потерять слишком много крови, - привлёк моё внимание колдун.
Чёрт, я совсем забыл про рану! Уставившись на кровоточащий порез, я мысленно приказал ему исчезнуть, но, как я и ожидал, ничего не произошло. Попытался снова, но без результата.
- Ничего, - помотал я головой, поднимая глаза на недовольного мужчину.
- Ты не веришь себе, - бросил он, одним взмахом руки залечивая порез, так что остался лишь тоненьких розовый след. – Либо тебе не хватает мотивации, но, думаю, с этим я могу тебе помочь. Для тебя ведь важна его жизнь?

Поднявшись, маг подошел к Дженсену. Тот насторожено следил за ним, но не произнёс ни слова.
- Что? Не трогай его! – взвился я.
- Трогать? В этом нет нужды, его уже достаточно потрогали. Если ты не вылечишь его магией, он умрёт. Думаю, он не рассказал тебе и десятой доли того, что с ним сделали. Не обязательно ломать кости или резать, что обречь человека на медленную и неминуемую смерть.
- О чём ты? – спросил я, испуганно переводя взгляд с ухмыляющегося мага на как-то подозрительно притихшего Дженсена. – Он врёт? Дженс, скажи мне!
Но тот лишь виновато опустил глаза и пробормотал так тихо, что я едва услышал:
- Я не знал, как оно подействует на меня, я ведь не колдун... Я думал, что мне оно не повредит.
- Что?..
- Приговоренным к смерти колдунам дают специальный отвар. Считается, что он блокирует случайные проявления магии, которые могли бы прорваться в момент смерти мага, - вмешался мужчина, видя, что Дженсен не хочет отвечать. - Это делается для того, чтобы пленники не могли проклясть своих палачей. Чепуха, конечно, но у отвара есть побочный эффект…
- Какой? Он ведь не маг, - не выдержал я затянувшейся паузы.
- Увы, именно это его и убивает. Для простых людей этот отвар как медленный яд, который добьет их в любом случае. Поэтому его и не ищут. Братья знают, что он не протянет больше недели.
- Неделя… - это было нечестно, так не должно было быть! После всего, что было, после того, как он изменил всю мою жизнь. Я не мог потерять его так быстро.
- Джаред, прости, - голос Дженсена пробился сквозь охватившую меня панику. – Поэтому я и не хотел, чтобы ты рисковал, это всё равно было бесполезно. Но чтобы ты знал, я благодарен за все это время и за то, что умру не на чёртовом костре.
- Этого мало…
- Это уже больше, чем я мог надеяться.
- Этого мало для меня!
- … прости меня.

- Не хочется прерывать вас, мальчики, но я рассказал всё это не для того, чтобы вы наконец-то признались друг другу в любви! – брезгливо поморщившись, встрял маг. - Ты можешь вылечить его, если поверишь в свою магию и воспользуешься ею. Видишь, какой я добрый, я ведь могу просто забрать твою силу. Но я рассказал тебе всё и дал шанс спасти его. Воспользуйся им, если сможешь.

В тот же момент я почувствовал, что его магия больше не удерживает меня. Рванувшись вперёд, я споткнулся и практически упал рядом с Дженсеном. Тот едва успел подхватить меня, видимо, колдун освободил и его.
- Джаред?
- Я должен попробовать, - в этот раз я отмахнулся от неуверенности, я просто должен был сделать это.
Господи, пусть это не окажется просто злой шуткой, пусть у меня хоть на пару минут действительно будут эти силы, большего мне и не надо!
Но Дженс не разделял моих надежд. Стоило мне потянуться к нему, как он отпрянул, избегая моих рук.
- Джаред, я не хочу так.
- Не бойся, я не сделаю ничего, что могло бы навредить тебе.
- Магия не приносит добра! Ты знаешь, что она со мной уже сделала, я не хочу больше…
- Джен, пожалуйста, я не могу дать тебе умереть, - удерживая его за руку, я понял, что не отпущу. Даже если он будет сопротивляться, я сделаю это на свой страх и риск, как тогда, когда на руках выносил его из камеры.
Пальцы в моих ладонях дрожали, словно от холода и я всей душой потянулся к нему, желая согреть, забрать этот страх, эту боль, всё то злое, что мучает и убивает его.
Дженсен будто почувствовал что-то и испуганно дёрнулся, но я удержал его, наоборот, притянув ближе и обнимая, чувствуя лихорадочное биение его сердца и слушая прерывистое дыхание.
- Тшш, всё хорошо, - шептал я, укачивая его как ребёнка и чувствуя, как под моими руками медленно зарождается тепло, словно луч солнца заскользил по коже. – Я с тобой, Дженс.
- Джаред! – вдруг тихо всхлипнул он, цепляясь за меня и резко выгибаясь в моих руках. В тот же миг тепло превратилось в жар, полыхнуло, обжигая нас обоих и отступило, как схлынувшая волна…

- Ты даже сильнее, чем я думал…
Голос мага доносился, будто сквозь туман, я едва его слышал. Голова кружилась, казалось, в мире нет ничего, кроме расслабленного тела в моих руках. Опустив голову, я заглянул в зелёные глаза, смотрящие на меня с растерянным удивлением и, не удержавшись, наклонился ближе… не отводя взгляда, коснулся губами искусанных от боли губ Дженсена. Сейчас это казалось таким правильным и естественным, что я даже не удивился, когда его губы дрогнули под моими, раскрываясь и отвечая на поцелуй.

- Ну, всё, хватит! – растеряв терпение, колдун резко дёрнул меня за плечо, отталкивая от Дженса, и я интуитивно вскинул руку, словно защищаясь.
Но к моему удивлению, результат был несколько не тот, которого я ожидал – его вдруг с силой отбросило к стене, совсем как недавно Дженсена.
- Ах так, щенок? - Охнув, он поднялся на ноги до того, как я успел подойти и помочь ему. – Не трогай меня.
- Я не хотел, - я тотчас отступил, ведь я действительно не думал о том, что сделал тогда, оно получилось само собой.
- У меня нет настроения играть в эти игры! – прорычал маг и резко, словно сдавив что-то в воздухе, сжал пальцы.
Ничего не произошло и я недоуменно пожал плечами, но через миг услышал позади слабый хрип. Обернувшись, я увидел, как Дженсен оседает на пол, держась за горло.
- Зачем? Что вы делаете? Хватит, отпусти его! – закричал я, придерживая парня, который боролся с невидимой душащей рукой, но лишь царапал собственную кожу, стараясь отодрать от горла эти чёртовы несуществующие пальцы.
- Я вам помог, но ты, кажется, не собираешься платить.
- Я отдам, Господи, прекратите, - Дженс уже был белее мела и меня начинало трясти от страха. Я же только что его вылечил, я не хочу терять его снова!
- Руку! Быстро, - приказал маг и я, не задумываясь, протянул ему ладонь. Он вцепился в нее жесткими пальцами и начал бормотать что-то, что - я не мог да и не пытался разобраться. Я смотрел только на Дженсена, который уже не пытался бороться и едва дышал, только смотрел на меня, не отводя глаз, ... Мне казалось, что я тону в этой потемневшей от боли зелени…
Исчезновения мага я даже не заметил. Получил ли он то, чего хотел? Я не знаю, я ничего не почувствовал. Меня интересовал только Дженс, который вдруг судорожно вдохнул и зашелся в приступе кашля, сгибаясь пополам в моих руках.
- Чёрт… - прохрипел он, цепляясь за меня и пытаясь сесть. – Как же я ненавижу магию!

Лишь пару минут спустя мы смогли дойти лавки. Пока мы до неё добирались, Дженсена шатало, но пока я помогал ему устроиться, он, отвергнув мои робкие возражения, затащил меня к себе.
- Я устал и замёрз как собака, - проворчал он, натягивая на нас тяжелые шкуры и пододвигаясь ближе. – А ты тёплый…
От холодной руки на груди и дрожащего тела под боком меня бросило в жар. Смутившись, я замер на миг, а потом неловко подвинулся так, чтобы его голова устроилась на моём плече. Дженс довольно вздохнул и я рискнул обнять его, мысленно обмирая от собственной наглости, но не в силах удержаться от счастливой улыбки, когда мои руки так удобно устроились на его талии.
- Не больно? – на всякий случай спросил я, вспоминая обо всех синяках, уродовавших его кожу.
Из-за всей этой суматохи я так и не понял, удалось ли мне вылечить его полностью.
- Нет, хорошо, - он еле заметно кивнул, пощекотав мою шею кончиками коротких волос. – Ты действительно волшебник…
- Был, - как-то криво улыбнулся я, не зная, хорошо это или плохо.
- Ты не жалеешь?
- О чём?
- О потере магии, - помедлив, ответил Дженс.- Это ведь дало бы тебе невероятную силу, ты смог бы получить всё, что захочешь.
- Я всю жизнь считал, что магия это зло, а сегодня… у меня просто не было времени на то, чтобы думать, что это такое и хочу ли я связываться с этим, - неуверенно начал я, но, почувствовав, как напрягся лежащий рядом Дженсен, решительно закончил:- В любом случае, я не жалею о своём выборе. Магия причинила тебе много зла, Дженс, но она же и спасла нас… сделала своё дело, а большего нам и не надо.
Он тихонько выдохнул и на секунду прижался ко мне крепче. Это лучше всяких слов поведало мне о его чувствах, и я, набравшись смелости, коснулся губами растрёпанной макушки.
- Я рад, что магия дала мне возможность помочь тебе.
Магия заметно нас вымотала и ничего удивительного, что мы скоро уснули, хотя было ещё только утро. Джен ещё не оправился полностью, а я, кажется, никогда в жизни не чувствовал себя настолько измотанным свалившимися на меня переменами. Ведь эти дни навсегда изменили мою жизнь и пути назад нет. Даже если бы я мог вернуться в замок и придумать какое-то оправдание своему исчезновению, не думаю, что снова смог бы работать рядом со святыми братьями, зная, как неправы они могут быть. Раньше я пренебрегал своими сомнениями, но теперь это стало невозможным, не после того как я видел глаза Дженсена в пыточной.
Значит, теперь я должен найти другой путь. Вернуться домой, в родную деревню или отправится в другое место, чтобы начать все заново? Вариантов много, но… сонно сопящий рядом парень способен одним своим словом смешать все мои планы. Сердце мне подсказывает, что я не смогу выбрать дорогу, которая уведёт меня от него, а значит, нам придётся искать ее вместе.
Если он захочет разделить со мной этот путь.
Я не мог знать наверняка, но что-то подсказывало мне, что надежда есть.
Может быть, слабая улыбка на его губах, может то, как крепко держат меня его руки, даже во сне не отпуская ни на миг.
Может быть. Утро покажет мне, прав ли я в своих надеждах…



Глава 2

Долго поспать нам не дали, всего через пару часов нас разбудил шорох и странное фырканье, доносящиеся из-за высокой печи.
- Кто здесь? – всполошился Дженс, выбираясь из-под шкур, и, прихватив всё тот же подсвечник, направился к источнику шума. – Джаред, это снова он?
- Нет, не думаю, он получил что хотел, - пожимая плечами, я внимательно вглядывался в тёмный угол, но ничего не мог разглядеть. – Может, это мыши?
- Мыши? – опешил Дженс, замирая посреди комнаты. – Чёрт… мыши! Из-за всего этого я совершенно забыл про реальный мир с мышами и прочими мелочами…
Рассмеявшись, он отложил в сторону своё оружие и опустился на пол, усевшись прямо на пыльные доски. Взъерошив и без того торчавшие во все стороны волосы, он мигом потерял воинственный и серьёзный вид, в свете полуденного солнца превращаясь в молодого парнишку со множеством золотистых веснушек на улыбающемся лице.
- Нет, ты подумай, мыши! – хохотал он, и я не мог удержаться от ответного смеха.
Действительно, после всего, что случилось, было забавно испугаться мышей.

Но когда окончательно растревоженный поднятым нами шумом, из-за печки выскочил здоровенный взъерошенный рыжий котище, Дженс подскочил на ноги.
- Ну и зверь! – восхищённо выдохнул он, оглядывая кота, который, выгнув спину и прижав уши, уставился на нас своими зелёными глазами. – Рядом с таким сам себя мышью почувствуешь.
- А он похож на тебя, - усмехнулся я.
- Да ну? – удивлённо обернулся на меня Джен.
- Такой же рыжий.
- И такой же помятый, - фыркнул он и, глянув на зверька, поманил его к себе. - Иди сюда, киса.
Животное окинуло его пренебрежительным взглядом, но, фыркнув, подошло поближе, а, понюхав протянутую Дженсеном ладонь, и вовсе нагло запрыгнуло к нему на колени.
- Ты чей, котище? – спросил он, поглаживая того за ухом. – Красавец, правда?
- Ага, наверное он принадлежал леснику, а теперь одичал тут.
- Ты соскучился по ласке, хочешь к нам? – улыбнулся замурлыкавшему коту Джен, а тот лишь ткнулся широким лбом в его ладонь, чеши мол, не болтай. – Наглый ты, но хороший! Как же тебя звать?
- Думаю, на правах нового хозяина ты можешь придумать ему новое имя, - пошутил я, но Джен одобрительно закивал.
- Хм… Рыжик? Нет, глупо. Знаю, ты будешь Сэмом! Возражения не принимаются.
Кажется, кот был не против, по крайней мере, наглое животное не собиралось никуда убегать и ещё долго вертелось у нас под ногами и ластилось к Дженсену.

Не смотря на то, что сторожка было заброшена давно, на столе нашлась свежая еда. Наверное, это был прощальный подарок мага. Дженс посмотрел на неё с подозрением, но есть хотелось обоим и когда Сэм, нагло запрыгнув на стол и довольно урча, сунул морду в кувшин с молоком, мы решили – рискнём! Раз уж кот не побрезговал…
- Ну, вот, теперь и жить можно, - довольно улыбнулся Джен, наевшись и лениво потягивая холодное молоко.
Почти как кот, - подумал я - только тот лакал из тарелки, смешно дергая забрызганными усами, на которых теперь висели белые капельки.
- Ты уже думал, что будешь делать дальше? –с серьёзным видом поинтересовался Дженс, поставив кружку на стол. –Они могут начать искать тебя, если догадаются, что твоё исчезновение связанно со мной.
- Я собирался просто уехать подальше, домой или ещё куда…
- Джаред, боюсь тебе нельзя возвращаться домой, - перебил меня он, виновато опустив глаза. - Если они будут искать, то в первую очередь там и уж точно предупредят местных священников, а те выдадут тебя, как только увидят.
- Тогда наверное, нужно просто уехать… - я не намеревался возвращаться домой, но только сейчас понял, что, возможно, никогда не смогу побывать там без риска для жизни. Не увижу родных, не буду бродить по знакомым с детства полям, сидеть под старым деревом, зарываясь пальцами в тёплую шерсть любимых собак…
Наверное, Дженс разгадал ход моих мыслей по моему лицу, потому что, дотянувшись, накрыл мою руку своей.
- Я знаю, что тебе страшно, но ты справишься, Джаред, ты сильнее, чем думаешь, - прошептал он.
- Я не знаю, что делать и я совсем не привык быть один...Всю мою жизнь рядом со мной всегда кто-то был– родители, друзья, учитель… братья.
- Ты не один, а чтобы выбирать свой путь тебе не нужны другие. Ты сам можешь сделать свой выбор, - начал он, неловко улыбаясь. – Я ,конечно, не лучшая компания, но если ты позволишь... Ты лишился дома из-за меня, думаю, будет только честно, если я помогу тебе обрести новый. Как ты смотришь на то, чтобы отправиться в путь со мной?
- Ты не обязан этого делать!
Я был безумно счастлив, что он предложил это первым, что он вообще думал об этом. Но я не хотел, чтобы Дженсен принимал как обязанность необходимость вытащить меня из того, во что сам невольно впихнул, хотя… Да что там, я влез во все это сам и сделал бы это снова, повтори судьба этот поворот моей жизни.
- Ты не виноват, я сделал это не только ради тебя, я сам не смог бы по-другому!
- Я знаю, Джаред и это не попытка искупить что-то. Я, наверное, полный эгоист, но мне хотелось бы, чтобы ты и дальше был рядом. Ведь я тоже совсем один сейчас, - Дженс снова сжал мою ладонь, которую так и не отпустил за это время. - Знаешь, у меня нет никого, кроме тебя и Сэма, никого, кто ждал бы меня, кому я был бы нужен. Может быть, мы могли бы начать вместе, а там… уж как судьбе будет угодно. Ты согласен рискнуть со мной, Джаред?

Мне не пришлось отвечать. Он и так знал ответ, уже давно знал, так же, как и я сам. Сейчас я не испугаюсь никакого риска, если он будет рядом.
Громкое мяуканье и полетевшая на пол тарелка прервали затянувшееся молчание. На его лице снова появилась лёгкая улыбка. Кажется, этот рыжий зверёк будет отличным лекарством для измученной души.
- Сэм, ты зараза, прожорливая и наглая, - протянул Дженсен, хватая в охапку рыжую зверюгу. – Ещё и чумазая, давай морду вытру и не шипи так на меня!
Пока он возился с котом, я не переставал любоваться на них – таких рыжих, весёлых и живых. Стоило отказаться от прошлого, чтобы увидеть его на свободе, увидеть, наконец, эту улыбку, в которой нет и следа от страха.
- Джаред… эй, соня, ты с нами? – задумавшись, я и не заметил, что теперь оба моих рыжика уставились на меня внимательными зелёными глазами.
- Куда же я от вас денусь! – улыбка скользнула по губам. – Сколько времени тебе понадобится, чтобы отдохнуть? Думаю, еды нам на неделю хватит, значит, пару дней пока ты оправишься можем посидеть тут.
- Нет, тут тепло и уютно, но я хочу поскорее оказаться как можно дальше от замка, - возразил Дженсен. – Я в норме, честное слово! Лучше воспользуемся этим запасом, чтобы добраться до следующего городка.
- Ты уверен? Маг ведь сказал, что они не будут тебя искать.
- Зато они могут начать искать тебя. Лучше подстраховаться.
- Да, наверное, ты прав, - кивнул я, и уже собрался встать, чтобы поискать вещи, которые бы нам пригодились, как новая мысль заставила меня тяжело опуститься на стул. - Джен, а ты уверен, что хочешь идти со мной? Нет, я рад этому, я хочу, но… теперь я не самый безопасный попутчик. Если меня будут искать, ты можешь оказаться в опасности. Это не лучший вариант после всего, что ты пережил.
Дженсен напротив замер, что-то хотел сказать, но опустив голову, промолчал. Уже через секунду вскочил, да так резко, что его стул едва не перевернулся, а Сэм с раздраженным шипением отпрыгнул в сторону.
- Джаред, чёрт! Ну, почему ты такой? Я не хотел этого говорить, ещё рано, я не хочу всё испортить…
- Если кто и мастер все портить, так это я.
- Ты не понимаешь! – подскочив, он обхватил меня за плечи.
Даже сквозь ткань рубашки чувствовался жар его рук и как-то само собой оказалось, что я положил ладони на его локти, удерживая это странное подобие объятия, чего он, кажется, даже не заметил в своём запале.
- Ты вырос там, ты не можешь хотеть такого, ты слишком чистый для этого, слишком правильный! Чёрт, когда я видел тебя там, когда ты приходил ко мне из этой темноты и страха, мне казалось, что я вижу ангела или святого, который пришел спасти мою душу.
- Джен…
- Подожди, пожалуйста, послушай, - продолжал он, цепляясь за меня, неосознанно скользя ладонями по моим плечам, шее, обхватывая мое лицо и притягивая меня к себе. – Я не должен говорить этого, но я не могу позволить тебе уйти и оставить меня. Мне плевать на опасность, ты нужен мне. Слышишь, я просто не смогу без тебя…
- Я не уйду, Дженс.
- Я влюбился в ангела, Джаред. Понимаешь? В красивого, но смертного ангела, смелого и такого глупого, сильного и ранимого, - последнее он произносил, почти касаясь моих губ своими, и каждое слово казалось поцелуем.
Я не знал, что сказать, как убедить его, что я не ангел, что я не так чист, как он думает и что в моей душе уже давно созрело что-то, чего, согласно высшему промыслу, там быть не должно. И это что-то сводит меня с ума желанием прикоснуться к Джену, уничтожить то жалкое расстояние, что ещё осталось между нами и позволить очередному греху завладеть моим сердцем… самому сладкому и желанному греху.
Я не знал, как высказать все это и просто обнял его, стиснул так, что не оторвать. Чтобы ничего не оставалось между, чтобы только он и я.
- Пожалуйста. Не заставляй меня говорить всё это. Я не хочу тебя пугать, – его голос едва ли был громче шепота, но мне казалось, что я слышу его всем сердцем и ни один звук не проходил мимо. – Пожалуйста, Джаред… я люблю тебя.

И снова, как тогда, в объятьях собственной магии, решение пришло само и оказалось простым и таким правильным.
Чуть отстранившись и поймав взгляд испуганных глаз, я наклонился к его губам. Это была всё та же нежность, но сейчас в ней было больше желания и уставшей бояться смелости. Дженс тихо охнул, на секунду замирая в моих руках. Я чувствовал, как он напрягается, как его руки сжимаются на моих плечах, словно желая оттолкнуть, но, спустя мгновенье, он с тихим стоном подался навстречу, обнимая и раскрываясь, позволяя несмелой лаской пройтись по его спине. Еле слышный стон и вот он уже перехватывает инициативу, зарывается в мои непокорные волосы, обнимает за шею и направляет, лаская так требовательно и сладко, что кружится голова и не хватает дыхания…
- Джен, я... – губы горят от поцелуя и слова кажутся корявыми и неловкими.
- Тсс, - мимолётное, почти невесомое прикосновение. – Я знаю, не говори ничего, я знаю.
И я могу только благодарно улыбаться, прижимаясь лбом к его лбу и заглядывая в такие счастливые зелёные глаза. Он был уверен во мне, в нас, он всё понимал без слов и я впервые позволил себе выдохнуть и просто быть счастливым – всё будет хорошо. Пусть сегодня я ещё не могу говорить о своих чувствах. Скорее из-за нехватки слов и смелости, чем из-за неопределенности самих чувств. Но я знаю, что очень скоро такой день придёт. Обещаю, тебе не придется долго ждать, Дженс.
Спустя некоторое время и множество лёгких поцелуев, он отступил на шаг.
- Теперь ты готов идти со мной?
- Да, – кивнул я, ни секунды не сомневаясь.
- Хорошо, думаю, сегодня мы уже не успеем. Пока соберёмся… Выходить на ночь глядя - не самый лучший вариант, но завтра утром будет как раз.
- Наверное, ты прав.. Я и не припомню, когда в последний раз путешествовал.
- Зато мне доводилось делать это довольно часто, так что не бойся, я обо всём позабочусь.
- Я не боюсь, я тебе верю, - заявил я, расплывшись в улыбке и глядя, как от моих слов Дженс буквально засветился изнутри.
- Тогда за дело, нужно разобрать этот хлам, - сообщил он, хватаясь за первый попавшийся мешок.
Кажется, теперь смущён был уже он. Старательно пряча ещё более довольную улыбку, я кинулся ему помогать.

Следующие часы мы провели, разбирая то, что нашли в сторожке и удивляясь тому, сколько же барахла осталось от предыдуших хозяев.
Под вечер мы устали от всей этой возни и вездесущей пыли, от которой фыркал даже бедный Сэм. Поэтому, перекусив и прочихавшись, мы устроились на лавке, не сговариваясь, обняли друг друга и почти мгновенно заснули. Последнее, что я запомнил, перед тем как уснуть, была рука Дженсена в моих волосах и тихая возня кота, который нагло старался отвоевать себе местечко помягче у нас в ногах.

Наше третье пробуждение в сторожке оказалось самым приятным. Солнце ещё не успело заглянуть в комнату, и вокруг царил полумрак, но даже щедрыми мазками разбросанные по комнате тени не могли скрыть лица того, кто лежал рядом со мной, и чья улыбка стала первым, что я увидел, открыв глаза. Я мог бы разглядывать его часами, наблюдая, как в свете просыпающегося дня становятся заметнее россыпи веснушек на носу и щеках, как самый первый луч солнца золотит его волосы и как он смешно морщится, просыпаясь. В этот момент я чувствовал себя настолько неприлично счастливым, что, поймав сонный взгляд зелёных глаз, смело наклонился, целуя каждую веснушку, которую успевал поймать, пока Дженсен, смеясь, пытался спихнуть меня, ворча что-то про наглых котов и прочую живность, мешающую поспать.
Даже холодный пол и попавшая в спину скомканная рубашка не могли испортить этого утра, которое только начиналось, но уже обещало стать замечательным началом новой жизни. Окончательно проснувшись, Дженс развил максимальную скорость и буквально через час мы уже стояли на пороге с вещами, готовые отправиться в путь.
- Всё взяли? Ничего не забыли? – ещё раз огляделся он.
- Всё с нами, даже Сэм, - кивнул я на крутящегося под ногами кота, который уже цеплялся когтями за мою штанину, намекая, что в этом путешествии ему понадобится добровольная лошадь.
- Тогда вперёд! Как поют менестрели, перед нами расстилается весь мир.
- Главное, что у нас есть мы, - улыбнулся я, подхватывая кота, но наглая зверюга, видимо, ещё была не готова и, оцарапав мне руку, вывернулась. – Чёрт, Сэм!
Поскользнувшись от неожиданности, я не удержался на ногах, но Дженс успел подхватить меня, спасая от болезненного приземления на высокий деревянный порог и надёжно прижав к себе.
- Это намёк, что теперь мой черёд носить тебя на руках? – рассмеялся он.
- Ну, я не против. Но вряд ли ты меня удержишь, - ответил я, не спеша отпускать его, всё так же опираясь на крепкие плечи, которые пусть и были уже моих, не казались ничуть слабее. Пожалуй, я погорячился, утверждая, что он не сможет меня удержать.
- Не бойся, нужно будет, удержу, - подтвердил он мои мысли и, вопреки шутливому тону, его глаза смотрели на меня совершенно серьёзно. – Я удержу тебя, что бы ни случилось, обещаю.
Это было всё, что мне нужно было знать. Чтобы смело переступить порог нашего временного дома, чтобы идти вперёд, искать новый дом в компании наглого рыжего кота и несостоявшегося мага, ставшего для меня в одночасье самими важными на этом свете.

Пусть я не могу знать наверняка, но я верю, что Бог простит меня за мой выбор, потому что выбрать по-другому я просто не мог…
КОНЕЦ


Сказали спасибо: 44

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1358