ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
206

Сцены сексуального характера

Дата публикации: 10.08.2012
Дата последнего изменения: 10.08.2012
Автор (переводчик): marina_ri;
Бета: evenover
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; ПВП;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Примечания: написан на кинк-фест по заявке 4.4. Спасибо за нее! И нет, я не знала, кто заказчик, даже не подумала :)
Саммари: Дж2-АУ. Порноиндустрия, один из Джеев новый оператор, другой - актер. Съемки видео с участием секс-машин. Актер искренне наслаждается, у оператора выдержка трещит по швам. Дж2-нца в итоге приветствуется, но не обязательна, раскладка не имеет значения.
Глава 1

***

- Где ты работал до этого?
- Все в резюме, сэр.
- Твою мать, мальчик, у меня мало времени на подобные выебоны! За дверью очередь таких гениев, как ты. Ну?
Нет за дверью никакой очереди, Дженсен только что оттуда. Ну, скучает парочка парней, да и только. Одного из них Дженсен знал на заре своей карьеры – Кларк работал с ним в Cobra Video. После убийства продюсера Кобры, Брайана Кочиса, и скандала, который развернулся вокруг их малолетней звезды – Брента Корригана, Дженсен свалил из студии и успел с тех пор поишачить и на компанию Randy Blue, где любили волосатых крепких самцов, и на Сollege Dudes, которые то ли из-за отсутствия вкуса, то ли ради экономии снимали своих многочисленных мальчиков только в двух одинаковых интерьерах.
Но расплывшегося очкастого чувака, сидящего через стол от Дженсена, больше всего заинтересовала Falcon Studios, куда нанимали взрослых мужиков без комплексов, умеющих изображать вполне себе неподдельную страсть.
- Фалькон, стало быть… И сколько ты там отработал?
- Полтора года.
- Ну слушай, нехерово так. А снимал парня… Такой у них есть… рыжий, с бородой. Томми?
- Джордж Кливлен, сценическое – Томми, ага. Снимал несколько эпизодов с ним.
- Как считаешь, можно его перекупить?
- Я не знаю.
- Ну понятное дело… Откуда, да?
И наниматель широко и неприятно улыбнулся Дженсену.
- А еще я один день проработал в Fisting Central, – зачем-то сообщил Дженсен.
Вообще о таких провальных карьерных проектах говорить на собеседовании не принято, но работа была нужна позарез. Кризис сильно бабахнул по порноиндустрии, владельцы студий экономили на операторах, стремясь отснять фильм всего с одной камерой.
Короче, жрать хотелось Дженсену, и очень сильно. Накопления подходили к концу, полгода случайных подработок доказали, что лучше сидеть на одном проверенном месте, а не шляться по левым частным заказам. Вот и попытался Дженсен набить себе цену.
- А чего ж свалил? Я слышал, ребята неплохо платят.
- Не мое, – коротко ответил Дженсен.
Не рассказывать же, как он чуть не сблеванул, когда увидел вывернутые, неестественные анусы актеров, которым засовывали в задницу руку до плеча. Атмосфера на съемках была непринужденная, и актеры, и продюсеры, и операторы профессионально и ровно общались друг с другом, но снимать эти вывалившиеся прямые кишки Дженсен просто не смог. Как оказалось – у него был предел.
Наниматель понимающе осклабился, и Дженсен уже собрался уходить – все равно же ясно, что провалился.
- Ну, мы тоже работаем с выдумкой, как ты знаешь, – парень встал и протянул руку Дженсену для пожатия. – Ебать мозг мне не будешь? После первой сцены не станешь прыгать с заявлением об уходе?
А? Чего?
Неужели получилось?!
- Не буду, сэр! – Дженсен пожал протянутую влажную и безвольную ладонь.
- Ну и заебись. Меня зовут Кенни Спрюс, я режиссер в Butt Machine Boys. Последний вопрос. Камера своя?
Чертовы жмоты, блин! Снова малышку будут гонять в хвост и в гриву!
Ладно хоть обязательного вопроса не задали – приятный бонус.
- Слыш, Эклз, а ты сам-то в порно не снимался? По возрасту ты, понятно, не свежее мясо, но смотри, могу организовать тебе пробы. Губы у тебя рабочие.
БЛЯДЬ!
- Нет, сэр, спасибо. Я как-нибудь по ту сторону.
Спрюс разочарованно поморщился.
Они шли по длинному коридору студии, справа и слева мелькали полуоткрытые двери – входы в съемочные павильоны. Помещение явно переделали из старого ангара: высоченные потолки, странная акустика, железные стены, закрытые кое-где имитирующими камень накладками.
- Мы тут не только секс-машины снимаем, есть бдсм-направление, но там хорошие ребята, проверенные, пашут уже второй год, сложилась команда.
Эклз кивнул, стараясь игнорировать намек, что он, дескать, парень непроверенный, неизвестный и ненадежный.
Да и хуй с ним, всегда так на новом месте.
Они подошли к последней двери в конце коридора, и Спрюс открыл ее ногой.
Внутри оказалась большая комната. По ее периметру располагались стеллажи с игрушками, на полках лежали вибраторы, огромные искусственные члены, дилдо, странные железные механизмы совершенно несексуального вида, опутанные проводами металлические коробочки с рычажками. Посреди комнаты стояло несколько секс-машин разной конструкции и размера.
Некоторые соединялись с креслами, другие просто крепились к полу. Стены серого кирпича создавали в комнате нужное мрачное настроение. Точнее, сексуальное. Наверное.
Дженсена не торкнуло, да и не должно было. Одна из подружек, уходя от него, высказала забавную мысль:
- Ты настолько асексуален, что можешь добиться в своей работе охеренных результатов. Тебе вообще секс не нужен, достаточно дрочки пару раз в месяц!
Покидая его квартиру, она так грохнула дверью, что сломала ручку. Пришлось чинить.
Но в чем-то она была права – Дженсен спал и с мальчиками, и с девочками, а мог не спать ни с кем – ему хватало редкой мастурбации. Его камера никогда не дрожала на съемках, он никогда не терял рабочий настрой.
Впрочем, это все смешные легенды. Ну, про то, что оператор или фотограф хочет трахнуть свою модель. Хуйня, да и только. Во время съемки есть только зацикленность на правильном свете, ракурсе, настройках, надо следить за тем, чтобы не сел аккумулятор, чтобы не пропустить знак актера о приближающемся оргазме… Короче, не до секса совсем. Да и к лучшему.
- Вот, твое рабочее место. Начинаем завтра в десять утра. Не забудь камеру и документы. Спросишь Эда Зедмора, второй оператор, он тебе покажет что тут и как. Салют!
И низенький толстенький Спрюс рысью умчался по коридору.
Если надо снимать уже завтра, то становится понятным, почему они так быстро взяли на работу Дженсена. Как всегда: сроки поджимают, фильм горит, ведущие актеры капризничают, оператор болеет и все такое прочее.
Интересно, хоть в какой-нибудь порностудии дела обстоят иначе?
Дженсен кинул последний взгляд на железяки и пошел искать выход из ангара. Выспаться бы, чтобы завтра пораньше приехать. Свет придется ставить самому, вот же дрянь.


***
Эд Зедмор, волосатый хвастливый парень, который, как и Спрюс, носил очки, невзлюбил Дженсена сразу. То ли подумал, что его собственной карьере что-то грозит, то ли просто родился мудаком.
В дело вводить он отказался, на вопросы отвечал неохотно, вел себя с Дженсеном так, словно был в индустрии всю жизнь, а тут привели новичка неопытного.
Когда на вопрос: «Где взять провода от софита?» он разразился речью на тему: «Навыки, необходимые настоящему оператору – это хорошее чутье, железные нервы, умение смотреть в лицо собственной усталости!», Дженсен не выдержал и огрызнулся:
- Не первый год замужем, блин! Удлинители где?!
Эд заткнул хлебало и принялся ненавидеть Дженсена уже в открытую.
Ну супер.
Ну просто, блядь, супер!
Надо будет после съемки пригласить его пива выпить. Пиво Дженсен не выносил, но контакт надо было налаживать, иначе тут не удержаться.
Он примирительно развел руки и выдал, стараясь не очень фальшивить:
- Слушай, ты тут давно, подскажи мне, устроить камеру на штатив или с рук лучше снимать?
Эд чутка оттаял и разразился еще одной тирадой:
- Ну, это зависит от того, на какой план тебя поставят, я вот люблю снимать крупный, это с рук, ну ты сечешь, да? Со штатива – никакого творчества, стой да в видоискатель зырь, и нахер ты нужен тогда? А вот если сблизи, то тут и план можно выбрать, и поиграть с движением…
Дальше Дженсен уже не слушал. Вот же пидорас попался! Он это все творчеством, что ли, считает?..
Джесен вежливо дождался, пока Эда отвлекут, и сбежал к автомату с кофе. Собственно, к съемке все было уже готово.
Спрюс ввалился в павильон взмыленный и злой, стискивая коротенькими толстыми пальцами стаканчик кофе из Старбакса.
Дженсен позавидовал ему и выбросил в мусорку недопитую мензурку с порошковой бурдой из автомата.
- Джаред тут, он уже готовится. Так, значит, сегодня по максимуму. Мэги!
Невысокая девушка-азиатка возникла у правого локтя режиссера, с готовностью вытянувшись в струнку. Спрюс прошелся вдоль полок, указывая повелевающим перстом на искусственные члены и остальной порнографический реквизит. Мэги безропотно брала каждый предмет и к концу обхода у нее в руках еле умещалась целая гора пластиковых ценностей.
- Подготовь все, и смазку новую распакуй.
- Хорошо, – отозвалась Мэг, и ее сдуло.
- Кенни! Спрюс, да поди ж ты сюда! – гаркнули у Дженсена над ухом, и он обернулся.
В дверях стоял высоченный парень и сверлил режиссера недовольным взглядом.
- Ты уже готов, Джаред? – подпрыгнул к нему Спрюс, и Дженсен понял, что перед ним ведущий актер студии Butt Machine Boys.
- Нет, блядь, хуя с два я готов! Спенглер принес мне джинсы на размер меньше! Ты мне в сценарии что написал? Типа руку в штаны и там шуровать – а я застегнуть их не могу!
Режиссер привстал на цыпочки и свистящим разъяренным шепотом зашипел Джареду в ухо:
- Ты можешь нормально мне сказать, если что-то не так?! Можно не выставлять меня идиотом? У нас тут новенький, между прочим!
Дженсен по идее не должен был слышать разговор, но он специально повернулся к режиссеру и актеру правым ухом, делая вид, что разматывает провод. Ему хотелось быть в курсе, мало ли, вдруг информация пригодится на новой работе?
Джаред перевел на него взгляд. Собственно, и без представления было ясно, что эта дылда собирается сниматься. Джинсы, которые действительно были расстегнуты и распахнуты, не скрывали отсутствие белья, а аккуратная полоска волос, ведущая вниз, к такому же аккуратному треугольнику, явно была выстрижена и проэпилирована.
Белая футболка облепляла его тело, как костюм серфера, отличного тона загар намекал на солярий, в общем, дальше можно было его не рассматривать, все с ним ясно.
Но Дженсен смотрел. Он прилип взглядом к актеру, разглядывая не его бугрящиеся бицепсы, не узкую талию и крепкие бедра, нет. Дженсен смотрел ему в лицо, удивляясь смеси наивности, любопытства и интереса, которое оно выражало.
Дженсен общался со многими порноактерами, все они поголовно были засранцами. Избалованные вниманием, гонорарами, режиссерами, ребята словно делали одолжение, подставляя задницы или трахая их.
Нормально общаться можно было только с новичками, но те, как правило, были глуповаты.
Джаред не выглядел ни глупым, ни капризным. Он выглядел… заинтересованным. Как будто новый оператор – это не очередной безликий чувак из обслуги, а вполне себе живой человек.
Он подошел к Дженсену и протянул ему руку, цепляясь взглядом за его губы – ну, это знакомая надоевшая фишка.
- Привет! Я Джаред, то есть, как напишут на обложках – Дин Форестер, твердый, как ствол дерева, свежий, и бла-бла-бла.
- Дженсен Эклз, очень приятно.
Рукопожатие у Джареда оказалось вовсе не пидорским. Его ладонь была сухая и горячая, и он ненадолго задержал руку Дженсена в своей. Рядом раздался стон Спрюса:
- Потом покадришься, Джаред! Ну давай уже, а? Что там у тебя со штанами?
- Потом я уже буду не таким неудовлетворенным, – заметил Джаред, и вот же странно. В другое время Дженсен бы выдавил из себя улыбку на эту дежурную, скучную, пошлую шутку, но сейчас ему стало действительно приятно внимание.
- Тебе, наверное, говорили… – начал, было, Джаред, машинально (или нарочно?) облизывая забавные влажные губы, но Дженсен его перебил:
- Если скажешь, что мне стоит работать в порно, я сниму тебя так, что на экране у тебя с десяток килограмм прибавится.
Джаред замер на секунду, а потом расхохотался, запрокидывая голову и обнажая гладкую, длинную шею и острые стрелки ключиц в вырезе футболки.
Дженсен был в ужасе от себя самого. Он что, секунду назад угрожал актеру? Ну, он пошутил, конечно, что само по себе необычно, но вот так вот? На новом месте? Незнакомому человеку, от которого, в сущности, зависела его карьера?
- Из тебя бы не вышел порноактер, ты слишком серьезно ко всему относишься, – отсмеявшись, без улыбки заявил Джаред. – Я хотел сказать совсем другое. Тебе говорили, что когда ты в комнате, виагру перед съемкой можно не пить?
Комплимент был еще более сомнительный, чем если бы Джаред сказал навязшую в зубах фразу про порно, но Дженсен и тут удивил себя, искренне улыбнувшись:
- Ну спасибо. Не думал, что такому жеребцу, как ты, нужна виагра.
- Ну пожалуйста. Ты посмотри на эти кислые рожи, как тут без стимуляции справишься?
Спрюс дернул Джареда за локоть.
- Да хватит пиздить и пиздеть! Не пьет он виагру, это выдумки. Время, Джа-а-а-аред!
- Не плачь, Кенни. У меня даже настроение… хм… поднялось. Не надо менять джинсы, в этих буду. Пожелай мне удачи, Дженсен Эклз.
И Джаред снова протянул ему руку, без отрыва глядя в глаза.
- Удачи! – послушно кивнул завороженный Дженсен.
Джаред ушел, а Эд как-то весь съежился и кисло пробормотал, ни к кому, в общем-то, не обращаясь:
- Вот так въебываешь-въебываешь, стараешься, снимаешь этого ублюдка, а вот ведь…
Точно надо будет с ним нажраться.
Дженсен постарался выбросить из головы всю эту ерунду и пошел спрашивать у Спрюса, какую задачу он планирует ему поставить.


***
Спрюс хотел посмотреть на Дженсена с разных сторон.
Это означало, что сперва надо было снимал крупняки – лицо, задницу, член, а потом Дженсен менялся с Эдом и шпарил на общих планах.
Пока все шло вполне ровно, Эда вообще отправили покурить, чтоб советами не грузил.
Джаред стоял, упираясь задницей в громадный черный стол, на котором было выставлено порно-снаряжение.
Дженсен сделал наезд и снял, как Джаред сквозь белый хлопок футболки мнет и пощипывает просвечивающий темный сосок. Потом перешел к закушенной губе, к запрокинутой голове, снял капельку пота, ползущую по виску и начал спускаться ниже.
То, что он сейчас делал, вполне походило на творчество. Так он не старался никогда ранее, даже на заре своей деятельности, в пресловутой Cobra Video.
Сосредоточиться получалось плохо, Дженсен просто очень хотел показать зрителю то, что видел сам. Сильное, красивое тело, желание, сочащееся потом, завораживающую пластику, темный взгляд, направленный внутрь себя…
Джаред работал отлично.
Дженсен не видел никаких его фильмов – он вообще порно смотрел только по работе, но сейчас ему очень хотелось понять: всегда ли Джаред выглядит так, словно никаких чужих глаз вокруг нет, и он показывает себя одному человеку – оператору? Ну, то есть, нескольким тысячам зрителей по всему миру.
Дженсен спустился ниже, поймал в видоискатель, как Джаред мнет сквозь джинсу свой здоровенный член, который, судя по очертаниям, был просто создан, чтобы его показывали в порно.
Дженсен отступил на шаг, корректируя картинку. Теперь он снимал плоский смуглый живот с рельефными кубиками пресса, чертову дорожку волос и длинные пальцы, которые обводили член по контуру, терли головку, проникали под джинсы, для чего Джареду пришлось приспустить их на бедра, открывая лобок.
На жесткой ткани уже проступило влажное пятно – как же он течет, удивительно…
- Дженсен… – раздалось вдруг еле слышным шорохом.
Дженсен постарался удержать камеру ровно.
- Дже-е-е-енс… – повторил Джаред чуть слышно. У Дженсена мигом разболелась спина, захотелось выпрямиться и посмотреть на Джареда не через глазок видоискателя, а прямо так. Он на самом деле сейчас это говорит? Звук же пишется!
- Хочу тебя… – простонал Джаред громче, и Спрюс остановил съемку.
- Падалеки, ты что-то сказал? Ты чего творишь?! Не выделывайся, а?
- А ты не ори, у меня стояк пропадет! – рявкнул Джаред.
Дженсен, опустив камеру, застыл, как болван, и смотрел на этот самый стояк, потом метнулся взглядом к лицу Джареда. Тот улыбнулся ему чуть смущенно. И пообещал – не Спрюсу, а Дженсену:
- Все-все. Не буду больше. Снимаем?
Спрюс выматерился громко, так что эхо взметнулось к железному потолку.
- Давай, подрочи, потом эту херовину с шариком, резиновый хуй номер пять, и переходим к машине.
- Я читал сценарий, Спилберг! – кисло отозвался Джаред, и Дженсен вдруг зачем-то решил его подбодрить:
- Шикарно выглядишь. Камера тебя любит.
Джаред обрадовался, как ребенок под рождественской елкой. Расплылся в дурацкой улыбке и вздернул брови:
- Правда? Не выгляжу толстым?
Дженсен фыркнул:
- Не. Я пошутил.
Джаред посмотрел ему в глаза, прищурившись, и его слова Дженсен не услышал, а увидел – снова через камеру, снимающую лицо актера:
- Хочу-у-у-у… – одними губами.
А потом Джаред спустил джинсы совсем и стянул футболку, не через спину, конечно, а как надо, обняв себя руками и потащив вверх ткань.
Дженсен умудрился повторить кадр из заставки «Декстера» – как влажная от пота белая футболка облепляет лицо и плывет вверх, взлохмачивая волосы.
Шевелюра у Джареда была что надо, волосы падали на лоб густыми прядями, и в свете софитов отливали солнечной рыжиной.
Джаред сплюнул на ладонь и обхватил член. Дженсен изменил глубину резкости, и теперь в кадре была крупная покрасневшая головка и перевитый веной ствол.
Джаред дрочил себе сильно, но как бы вроде небрежно, изредка проводя по головке большим пальцем.
Спрюс отозвал Дженсена на общие планы, и Эд занял его место.
Кольнуло разочарованием, но тут Джаред взял длинную палку с большим шариком на конце, и сел на стол, задрав одну ногу и открываясь в камеру окончательно.
Господи.
Дженсену захотелось пить.
Джаред облизывал шарик, казавшийся с такого расстояния металлическим, и вымазанными в смазке пальцами ласкал свой анус, изредка проникая внутрь на фалангу, не более.
Дженсен успел понадеяться, что здесь нет запрета на проникновение пальцами, как было, когда он снимал он-лайн проект – мастурбацию юных мальчиков из Corbin Fisher, призванную только подразнить зрителя и вынудить купить доступ на сайт, где те же самые мальчики пускались во все тяжкие.
Нет, здесь можно было все.
Джаред трахал себя тремя пальцами, разводя их иногда, чуть выворачивая розовый анус в камеру.
А потом он обвел шариком на палке сначала один сосок, выгнувшись и облизывая губы, потом другой, повел-прокатил игрушку по животу, по лобку, и вот уже вместо пальцев…
Дженсен подкрутил камеру на штативе – ему показалось, что она сейчас упадет, и он рухнет сверху.
Этого никогда не было, он никогда не любил игрушки, не любил порнуху, но сейчас он заводился, неумолимо и не вовремя, испарина выступала на лбу, мешая работать.
Джаред не смотрел ни в одну камеру: вроде как зритель должен был думать, что парня подловили тут одного – такая игра, в которую играют потребители порно и его производители. Но Дженсен точно знал – потому что Джаред сказал ему – здесь и сейчас работают для него. Ласкают себя – для него.
И пусть это всего лишь блажь, забавы мальчишки-порноактера, который нормальным актером не станет даже после многих лет обучения, но Дженсену хотелось верить в это, ужасно хотелось поддаться лживой игре.
Хотелось трахаться, и хотелось Джареда, и стояло крепко, до жжения, и головка тыкалась в резинку трусов, принося дискофморт и лишнее напряжение.
Джаред протолкнул в себя шарик, вытащил его медленно, так что даже издалека Дженсен увидел, как натягивается кольцо мышц на круглую поверхность, и потом опять, и снова, с громкими смущенными стонами, которые Джаред будто бы пытался сдерживать.
Не Джаред, нет. Дин Форестер, сценический псевдоним.
Мелко дрожали руки, и тянуло под ложечкой, язык жгло от желания облизать эту задницу, оттрахать ее сначала языком, потом пальцами и обязательно, непременно! – членом.
Дженсен вытер лоб о предплечье.
Повинуясь указке режиссера, наехал ближе, так что снимал теперь искривленный наслаждением рот, полоску белых зубов, и скачущий при каждом стоне кадык.
Палка с шариком отправилась на стол, а Джаред подтянул к себе «резиновый хуй номер пять» – не член, не дилдо, а конус с крупными утолщениями по всей длине, книзу становящимися просто огромными.
Дженсен заснял, как Джаред смазывает игрушку, выдавив гель из высокой банки. Кольнуло удивление: в софт-порно, которое Дженсен снимал до этого, таких здоровых игрушек не использовалось. Интересно, Джаред не охуеет запихивать ее в себя?
Фигня в том, что ему было больно.
Может, он не успел достаточно растянуть себя, но гримасу боли от выражения наслаждения Дженсен надрочился определять. Частенько студии выдавали одно за другое, и мальчики кончали в конце натужно и слабо.
Дженсену было ни то чтоб все равно, но он обычно в эти моменты старался снимать совсем уж крупняки, чтобы отвлечь внимание зрителя от выражения лица актера.
Но здесь он работал издалека и не мог отвести камеру от зажмуренных глаз, от влажных ресниц Джареда, от жилки, бившейся на его лбу, когда он насаживал себя на черную, блестящую пыточную херовину.
Он дал себе отдых, засунув игрушку на треть и отклонившись назад, так что теперь лежал на спине. Дженсен чуть задрал камеру, чтобы картинка не уехала из видоискателя. Джаред толкал в себя и наружу резиновый конус, растягиваясь вокруг него, так что задница уже покраснела. Дженсен с ужасом понял, что возбуждение не спало, что он пожирает взглядом изогнутую фигуру Джареда, и больше всего на свете хочет, чтобы все закончилось – чтобы воткнуться на место игрушки, выебать Джареда самому, но чтобы не больно, чтобы сладко, чтобы ему нравилось, и он шептал «Дженсен», и просил, просил еще…
Блядская работа!
Ведь никогда же, никогда раньше… Ну с чего?!
Джаред насадился до конца на черный конус, выгнувшись на столе.
Что-то изменилось – тембр его стонов, румянец, расплывшийся на скулах – но сейчас Дженсен мог бы поставить свою камеру на спор: Джаред получал удовольствие. При каждом движении его член приподнимался, и он снова начал дрочить себе под головкой, дергая по стволу кулаком мелко и быстро.
Время растекалось, останавливалось, Дженсен плыл, нифига не соображая, он переминался с ноги на ногу, не отрываясь от камеры, мечтая дать себе передышку, мечтая о разрядке, но с каждой минутой становилось только хуже.
Крепкая задница Джареда сводила с ума, его хотелось трогать, гладить, трахать, хотелось себе.
Дженсен не мог бы сейчас сказать, хотел ли он когда-либо раньше настолько невозможно сильно.
Яйца подводило сладкой судорогой, лицо пылало, и тут Спрюс объявил:
- Перерыв пятнадцать минут, сейчас машина, и снимаем до упора! Зедмор и... как там тебя? Эклз! Меняетесь.
Дженсен хрипло ответил режиссеру что-то типа: «Понял!», а когда перевел взгляд на площадку, Джареда уже не было, зато бегала Мэган, размахивая руками и указывая какому-то задроту, как подвинуть тяжелую приземистую машину с металлическими дисками непонятного назначения и длинной палкой на конце.
По логике нужно было идти снимать напряжение.
Дженсен был так зол на себя, что даже не подумал это сделать.


***
Джаред стоял в своей гримерке, стараясь отдышаться.
Махровый халат, который ему накинула на плечи Мэган, раздражал и лип к потному телу. Собственно, сейчас надо было принять душ, позволить второму помощнику Кенни, придурку Гарри Спинглеру, загримировать блестевшую морду. И второй раунд.
Сегодня Джаред был не в форме. Он чуть не кончил в самом начале прелюдии, только лишь разглядывая русоволосую макушку согнувшегося над камерой нового оператора.
Парень был богом! Ладно, не богом, он просто был идеалом Джареда, вот и все. Губы, ровно очерченный нос, легкая неправильность в виде едва заметных веснушек и кривых ног, низкий грудной голос, красивые пальцы, которые бережно держали кинокамеру, и которые Джаред захотел в себя с той самой секунды, как пожал ему руку…
Эклз был профессионалом, не чета Эду, и это тоже как-то выкупалось. Он был спокоен, вежлив, сосредоточен на деле, и Джареду очень, очень хотелось его расшевелить.
Интрижка с оператором никогда его не прельщала, ровно как и с кем-нибудь из руководства студии. Обломать подкаты Кенни и не потерять работу в первые дни оказалось охренеть, как сложно, но Джаред справился, выбирая себе бойфрендов из числа других актеров или на стороне. У Кенни никогда не было с ним проблем: никаких наркоманских выходок, ревнивых бывших, ничего, что помешало бы рейтингам.
Теперь Джареду хотелось… что-то изменить.
Хотелось пробить нового оператора, развести его на секс, подставиться ему, увидеть, как его контроль летит к ебеням!
Гарри Спинглер бочком протиснулся в гримерку.
- Ты готов уже?
- Свали, – отмахнулся Джаред и потащился в душевую.


***
Первую машину Джаред искренне любил. Помимо всего прочего, на ней можно было накачать ягодицы и ноги – вещь!
Дженсен снова вышел на первый план, и Джаред даже смог уловить запах его одеколона, смешанный с запахом пота. Даже дрочить не пришлось – встало само, резко и прямо в смазанную ладонь.
Насадку Спинглер по указке Кенни нацепил не самую большую – и то спасибо. То ли из мести, что Джаред отказался спать с ним, то ли еще из-за чего-то, но Кенни Спрюс обожал вставлять в задницу Джареду самые здоровые игрушки, которые только находились на студии. Черт, ладно. Джаред любил это дело, любил ощущать себя заполненным до самого предела, растянутым, вывернутым, беспомощным.
Но иногда, вот как сегодня, Спрюс перебарщивал, и Джареда кольнуло: «Какую насадку он нацепит на машину позднее?»
Да пусть хоть самую огромную!
Веселая безбашенная радость вернулась, захотелось выебнуться перед новичком Эклзом по полной.
- Буду думать о тебе! – шепнул он перед командой «Мотор!» – Спрюс реально считает себя Спилбергом, мудила! – и успел увидеть, как Дженсен в изумлении отвел камеру от глаз и сморгнул.
Джаред повернулся к нему задницей, расставил пошире ноги и насадился на торчащий вертикально штырь с нацепленным резиновым членом на конце.
Оглянулся через плечо.
И Спинглер где-то там, за границами освещенной площадки, крутанул колесико. Машина заработала, вбиваясь в задницу размеренными, механическими ударами.
Джаред прикрыл веки.
Хорошо-о-о-о-о…
Он чуть согнул ноги, позволяя вибрирующему члену засаживать до самого нутра, и даже развел ладонями ягодицы, чтобы Дженсену и зрителям было лучше видно.
Можно не скакать на члене, не напрягаться – просто стой и лови кайф. Если хорошенько разогреться, Джаред мог кончить только от толчков в простату. Зрители обожали это, и сегодня хотелось попробовать, но позже, позже…
Он стонал, не переставая, не играя совсем, просто наслаждаясь.
- Перевернись! – скомандовал Кенни.
Гарри остановил машину, и Джаред, не снимая себя с палки, крутанулся, поворачиваясь к камере лицом. Дженсен использовал короткий перерыв, чтобы подкрутить что-то в настройках – Джареду никогда не была интересна техническая часть процесса.
Он не удержался, провел по члену вверх-вниз, собрав с бедра немного смазки – вытекло несколько капель, пока он готовил себя.
Дженсен закончил возню, глянул на Джареда. Тот поймал его взгляд, сглотнул голодно и жадно. Вызывающе.
То ли Эклз не пидорас – такое тут бывало, натуралы прельщались на зарплаты – то ли нервы у него железные, то ли Джаред не нравился ему: он просто спрятался за видеокамерой, никак не отреагировав.
- Включаю! – визгливо крикнул Гарри, и внутри, в Джареде, заработал поршень.
Спинглер, сука, сразу врубил третью скорость, и Джареду пришлось привыкать к ней в срочном порядке. В этом очень помог кулак на члене, головкой Джаред сейчас почти тыкался в линзу камеры.
Он не должен был пыриться в объектив, поэтому пришлось опустить взгляд. Джаред еле удержался от восторженного вскрика: у оператора стояло, стояло здорово, так что бугор в штанах скрыть он не мог.
Джаред зажмурил глаза, задрал подбородок и представил, что он скачет на члене Дженсена, что его ебет не резиновая хуйня, а настоящий, крепкий, толстый горячий член.
Пришлось стискивать себя изо всех сил, чтобы не спустить прямиком в объектив.
Зная Спрюса, он еще долго будет заставлять их делать дубли на этой машинке. Джареду уже хотелось на другую.


***
Спрюс отпустил Джареда с секс-машины, только когда довел дело до максимальной восьмой скорости.
Пока готовили второй агрегат, Джаред пытался прийти в себя – его совсем размазало. Разогретая, размятая задница ныла, требуя еще, он чувствовал себя пустым, полым, взбудораженным.
Скорее бы они там все подготовили, сил уже не было терпеть!
Джаред прислонился к стене, поглаживая член, чтобы хоть как-то унять возбуждение. Он поискал нового оператора и наткнулся на его внимательный взгляд.
Джаред показал на него указательным пальцем, а потом на себя большим. И толкнулся в сжатый с силой кулак, стараясь не зажмуриться от подступившего оргазма.
Нет, блядь, нет, нельзя! Его уроют!
Дженсен приоткрыл рот, так что его губы стали казаться еще полнее и ярче. Он кивнул коротко, как будто не Джареду, а самому себе, и отвернулся, поднял со стула камеру.
Прибежала Мэги с халатом, очень вовремя, чудесная и расторопная девушка. Дура!!!
Спрюс, размахивая руками, объяснял Дженсену что-то у громадной конструкции.
Машину закрепили высоко, установив ее на прозрачном пластиковом листе. Дженсена с камерой загнали под него, а Джареда устроили кверху задом в коленно-локтевую.
Наконец-то, блин!
Джаред обожал эту позицию, эту машину, и главное сейчас – не пялиться через стекло на Эклза, потому что это будет означать взгляд в камеру.
Гарри закрепил смазанную насадку – да, громадная, сука! – напротив задницы Джареда, чтоб тот смог сам натянуться на нее, когда прозвучит команда.
Дженсен под ним был бледным и встревоженным.
Джаред кивком спросил его: «Чего?»
- Стекло протрите! Не видно ни черта! – крикнул Дженсен, и Спрюс пошел костерить Мэг за заляпанную подставку. Она убежала и вернулась с тряпкой и средством для стекол.
Пока она работала стекломойкой со стороны Дженсена, Джаред прижался губами к стеклу, где темнела Дженсенова макушка.
Эклз как услышал, поднял голову, и его лицо оказалось запрокинутым – прямо напротив лица Джареда. Мэг скрипела тряпкой, Спрюс орал свои команды, Гарри шуровал у машины, а Дженсен взял и коснулся двумя пальцами пластика на уровне губ Джареда, так что даже почудилось прикосновение. Камеру Дженсен держал внизу, в одной руке, он был все так же собран и деловит. И у него все так же вызывающе стояло.
Джаред ткнулся вспотевшим лбом в пальцы Дженсена со своей стороны. Наверное, осталось пятно, но ему было плевать.
- Давайте уже, бля! – крикнул он через плечо, и шум стих мгновенно, словно это Джаред, а не Кенни был тут режиссером.
- Гарри! Будь готов. Эклз, Зедмор! Мотор!
Джаред с неохотой отвел взгляд от Дженсена, вскинувшего камеру на плечо, и прогнулся в пояснице, насаживаясь на член.


***
Спрюс придумал эту фичу со стеклом совсем недавно – Джаред понятия не имел, как выглядит снизу, когда его трахает железный механизм с металлическим скрежещущим звуком.
Скорость была уже шестая, Джаред подмахивал машине на противоходе, иногда тычась членом в стекло и оставляя на нем разводы от нитей смазки.
Он испускал разочарованный стон каждый раз, когда член выходил из него почти целиком, и тут же стремился заполнить себя им, становясь просто дыркой, жадной и похотливой, не думая ни о чем, только чувствуя, как оттягивает вниз яйца, налитые спермой, готовые поджаться, стоит Джареду разрешить себе, позволить…
Он ужасно хотел дотронуться до себя, надрочить член, чтоб он стал красным и жарким, натереть головку кулаком, размазывая по ней собственную и промышленную смазку, он с ума сходил, так хотел хоть какого-нибудь трения!
Но ему платили за выдержку, не за удовольствие. И Джаред отвлекал себя, закрывал глаза или, прищурившись, пытался разглядеть, что происходит внизу, и при этом не попасть взглядом в объектив, и при этом не кончить, и не стараться увидеть Дженсена…
У-у-у-й… Хорошо, как хорошо…
Джаред сам не заметил, как начал бормотать бессвязно, просить, понукать чертов агрегат, он хотел быстрее, еще быстрее, хотел, чтобы от вибрации и скорости взорвался тугой скрученный комок желания. Он хотел кончить, как никогда.
Но он не мог забыть про камеру, про второго оператора, про Спрюса, и Гарри, и Мэг, и зрителей, и контракт.
И он гладил себя по груди, сосал собственные пальцы, отводил ягодицу, чтоб сподручнее было его ебать, прогибался, подставлялся и просил:
- Быстрее… пожалуйста, пожалуйста… Еще… как хорошо… еще. Быстрее!
И Гарри где-то там, за полем видимости, выкручивал регулятор скорости.
Джаред сцепил пальцы в замок, чтобы не сломаться, чтобы не дотронуться до себя. Он опирался на локти и забывал дышать, принимая в себя самую большую насадку на самой большой скорости. Лязг металла уже не отвлекал его, голова была гулкой и пустой, а задница горела безумным кайфом.
И в этот момент он увидел краем глаза сквозь стекло, как оператор… новенький… как Эклз сжимает свой член сквозь джинсы, не снимая с плеча камеру.
- Кончаю! – еле успел выдохнуть Джаред, и выплеснулся на стекло, испытывая то острейшее, непередаваемое удовольствие, которое бывает только от оргазма задницей, если суметь дотерпеть.
- Ах ты сука, мы не готовы! – услышал он голос Спрюса, и толчки спермы стали сильнее – Джаред залил все стекло под собой.
Машина умолкла, и он с трудом снял себя с нее.
Неестественная тишина шибанула по ушам, и Джаред выпрямился с трудом.
Вот сейчас он точно получит пизды от продюсера – завалил съемку, кончил раньше времени, да еще операторы не успели.
- Я все заснял, – тихо сказал Дженсен, и тут Мэган сказала:
- Ух ты-ы-ы-ы…
- Еб твою мать, Падалеки, – недовольно вздохнул Спрюс, и Джаред понял, что пронесло, его не уволят и даже штраф не вкатят.
Все получилось.


***
Дженсен шагал на стоянку, с трудом удерживая уставшими пальцами камеру в чехле. Спрюс предложил оставить ее на студии до завтра, но Дженсен не доверял малышку чужим рукам.
Ничего. Сейчас он приедет домой, включит резервную мини-кассету и просмотрит все, что наснимал за сегодня – основную запись забрал Спрюс, с территории студии запрещено выносить материалы, но Дженсен просто не смог последовать запрету. Он представлял, как включит запись сразу же по приходу домой, не раздеваясь рухнет на ковер перед телевизором, освободит член и будет дрочить на Джареда, перематывая вновь и вновь последнюю сцену – где он прижимается головкой к стеклу и кончает, не дотрагиваясь до себя, разбрызгивая сперму по всему прозрачному полу, и капли, срывающиеся с его мокрых от пота волос смешиваются с белесой густой жидкостью, наверняка охуенной на вкус.
Он нажал на кнопку брелока, его сигнализация на форде пискнула два раза, и тут Дженсен разобрал в темноте фигуру человека, который подпирал задницей его багажник.
- Сэр, я хотел влезть в вашу машину. Думаю, я достоин наказания. Сэр, – сказал Джаред Падалеки.
- Т-ты? – прозаикался Дженсен. Хорошо еще хватило мозгов не спросить: «Что ты тут делаешь?».
- Я.
- Эм… ты хочешь сказать, что был плохим мальчиком? – с трудом попытался включиться в игру Дженсен, но Джаред обошел тачку и обвил его руками за шею, не прижимаясь, стоя в выдохе от поцелуя.
- Ужасно плохим. Ты так и не кончил? – это был то ли вопрос, то ли утверждение, и Дженсен осторожно отвел в сторону руку с камерой, боясь разбить драгоценность .
- Нет, – признался он срывающимся голосом. – Я работал.
- Ну, – улыбнулся Джаред. – Я тоже.
И забрал у Дженсена камеру.
Потом бесцеремонно открыл заднюю дверь форда и опустил видеокамеру на сиденье. Закрыл дверь и прижался к ней спиной.
- Это пиздец, Дженсен, – признался он тихо. В голосе слышалась улыбка.
- Да? – очень остроумно переспросил Дженсен.
- Ага, – кивнул Джаред, блуждая взглядом по его лицу. – Я еще ни разу не тратил столько сил, чтобы соблазнить парня.
- Ну так… – замялся Дженсен, – так ведь получилось. Сразу.
И он вдавил Джареда в машину, целуя его, трахая его сразу же, через одежду, притираясь к нему всем телом, чувствуя его руки под курткой, потом под рубашкой, на ремне…
Джаред целовался не так, как привыкли порноактеры – в той же Кобре было у Дженсена по молодости кое-что с Эвереттом на вечеринке. Джаред не облизывал все лицо, не выворачивал губы, не пытался съесть язык – он просто целовался, как обычный парень, которому очень хочется трахаться. Ну, ладно, не так чтобы уж как обычный…
На стоянке было темно, только невдалеке от входа горел одинокий тусклый фонарь. Большая часть сотрудников разъехалась, но даже если бы Дженсен находился в людной комнате, он все равно не смог бы остановиться. Мозги от похоти свернулись в трубочку, Дженсен не думал.
Он не думал, когда Джаред сунул ему в ладонь хрусткий квадратик презерватива, не думал, когда разворачивал ведущего актера порностудии лицом к своей машине, не думал, когда нагибал его и засаживал одним резким движением, натягивая на себя его растраханную жаркую задницу, не думал, когда долбился не хуже секс-машины в желанное, податливое тело, он не думал даже, когда обнял Джареда за талию, скользнул под живот и стиснул его член, дурея от громкого стона.
Джинсы с трусами стреноживали, не давали свободно двигаться, и Дженсен только качался вперед-назад, чувствуя, что опозорится он сейчас быстро, быстрее, чем сможет произнести название компании, в которой он с этого дня работает.
Джаред вдруг резко выпрямился, откинул голову Дженсену на плечо, накрыл его пальцы на члене, направляя, и кончил, забрызгивая спермой синий бок форда.
Это какое-то гребаное чудо, что Дженсен продержался дольше него на долю секунды.


***
- Не хочешь ко мне? – спросил Дженсен, опасаясь смотреть в глаза Джареду. Он боролся с пряжкой ремня, кусал в раздражении губы, и отчетливо понимал, что это вот сейчас было в первый и последний раз.
- Не, мне завтра вставать рано. Съемка. Ну, ты знаешь, – ответил Джаред, подтверждая худшие опасения Дженсена.
Да. Подобное сокровище если и удается заполучить, то только единожды. С чего бы такому парню подставлять зад, если все, на что оказался способен Дженсен – это по-быстрому выебать его на автостоянке?
- А вот послезавтра выходной. Если хочешь, приезжай ко мне. У меня бассейн.
- У меня… в смысле… у меня плавок нет, – ошалело проговорил Дженсен, и Джаред расхохотался, как всегда запрокидывая голову.
Дженсен послушал немного его смех, придурковато улыбаясь во весь рот.
- Знаешь, – сказал Джаред, вытирая слезы, выступившие в уголках глаз, – вот с тобой я бы в порнухе снялся. Ты точно не хочешь?
И честно говоря, впервые за всю долгую историю этого идиотского вопроса, Дженсен всерьез над ним задумался.



Сказали спасибо: 301

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408