ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
198

Поцелуй навылет

Дата публикации: 07.08.2012
Дата последнего изменения: 07.08.2012
Название оригинала: Kiss Me With a Bullet
Автор оригинального текста: sinestrated
Автор (переводчик): Jenny in the sky;
Ссылка на оригинал: http://sinestrated.livejournal.com/46787.html#cutid1
Разрешение на перевод: получено
Бета: sea_star
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; драма; экшен;
Статус: завершен
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Саммари: Джаред - бариста в маленькой кофейне, быстро влюбляется в Дженсена - их нового клиента. Вот только Дженсен скрывает что-то важное, и возможно, это имеет какое-то отношение к мафиозному клану частенько появляющемуся в доме напротив
Глава 1

- Эй, - прошептал Джаред и ткнул Чада локтем с такой силой, что тот чуть не пролил латте, который в этот момент готовил, - что за новый парень?

Чад ответил не сразу, некоторое время ругался и сверлил Джареда сердитым взглядом – вполне заслуженно, учитывая его не совсем вежливую попытку обратить на себя внимание – прежде чем долил кофе в чашку и посмотрел на один из столиков, стоящих на улице.

- Этот? Не знаю. Зашел примерно час назад, заказал кофе и с тех пор сидит.

- Хм, - Джаред наклонил голову, пристально разглядывая мужчину. На вид где-то лет тридцать, высокий, но не долговязый, одет в темные джинсы, простое черное пальто и темно-зеленый шарф - и для погоды подходит, и помогает не выделяться. Но больше всего внимание Джареда привлекло его лицо. Парень был просто великолепен: короткие светлые волосы, острые скулы, а обмотанный вокруг шеи шарф не только не прятал, а, кажется, еще сильней подчеркивал зеленый цвет его глаз, пронзительных и ярких, разглядывающих торопящихся мимо прохожих.

Джаред никогда не верил в любовь с первого взгляда, но если она существовала, то, он уверен, именно так она бы и ощущалось: слабым подрагиванием где-то в груди, пока он наблюдал, как мужчина небрежно постукивает пальцами по столу, теплом, растекавшимся внутри, когда тот делал глоток из чашки. Господи, он увидел парня всего секунд пять назад, но Джареду уже казалось, что он будет абсолютно счастлив просто сидеть рядом и смотреть на него до конца вечности.

Из мечтаний в реальность его выдернул Чад, поставив на стойку чашку со свежеприготовленным латте:

- Приятель, ты закончил? Нам платят за то, что мы обслуживаем покупателей, а не строим им глазки.

- Ой, точно, прости, - Джаред встряхнулся, силком заставил себя отвернуться от мужчины снаружи и встал за кассу, у которой уже ждала блондинка в очках. – Добро пожаловать в «Кафе Верде». Что закажете?

Он привычно принял заказ, выбил чек и отдал сдачу, двигаясь на автомате, мысленно же постоянно возвращаясь к симпатичному незнакомцу, сидящему на улице. На самом деле, именно этот факт больше всего и заинтриговал Джареда: денек был не самым худшим из тех, на какие способен климат Чикаго, но, тем не менее, на улице было не выше пятнадцати градусов, и никто в здравом уме не поменял бы теплый уют кафе на холод снаружи. Однако именно так незнакомец и поступил: сидел за одним из наружных столиков, периодически отхлебывал кофе и наблюдал за офисным зданием напротив. И хотя он был тепло одет и явно не мерз, Джареду все равно было любопытно, что он делает на улице. Кого-то ждет? Не любит скопления народа? Просто не хочет платить лишних пятьдесят центов за холодный кофе и предпочитает охладить его естественным путем?

Он быстро выполнил заказ блондинки, добавил пару пирожных, и протянул ей, а когда снова взглянул в окно и увидел, что мужчина сидит на своем месте, все так же спокойно и загадочно, Джаред сжал зубы и взял кофейник.

- Сейчас вернусь, - сказал он, не обращая внимания на недовольное ворчание Чада, и вышел из-за стойки. Конечно, его приятель не пытался его остановить - знал, что Джаред тот еще упрямец, весь в отца – и Джаред без помех прошел к выходу, остановился и глубоко вздохнул, прежде чем открыть дверь.

Холод ощутимо ударил в лицо, морозный воздух защипал кожу, Джаред сунул свободную руку в карман и заторопился к столику незнакомца, зная, что если простоит здесь слишком долго, то обязательно подцепит простуду.

Незнакомец смотрел на приближающегося парня, его спокойный и оценивающий взгляд скользнул с лица Джареда на кофейник и обратно. С близкого расстояния Джаред мог разглядеть, что глаза у него не просто зеленые, а по краю радужки светло-ореховые, и постарался успокоить колотящееся сердце. Господи, парень просто красавец, и Джаред очень, очень надеялся, что незнакомец играет за ту же команду, или, по крайней мере, готов поэкспериментировать.

- Привет, - произнес он и даже загордился от того, как твердо прозвучал его голос, - налить еще?

Незнакомец дважды моргнул и снова прошелся по телу Джареда явно оценивающим взглядом. Джаред не смог сдержать улыбку. Очко в мою пользу.

- Не откажусь, - произнес мужчина низким хрипловатым голосом, и Джаред медленнее и осторожнее, чем обычно, начал наливать кофе в чашку.

- Кстати, я Джаред, - сказал он и тут же поморщился, - но, наверное, вы это и так знаете, а, раз уж у меня бейджик и все такое…

Но парень только улыбнулся, дернув плечом, забрал обратно чашку и протянул руку.

- Все нормально. Я Дженсен.

- Приятно познакомиться, Дженсен, - они пожали друг другу руки, и теперь Джаред стоял, переминаясь с ноги на ногу и не желая уходить. – Так… ты местный?

Дженсен пожал плечами.

- Нет, - он откинулся на стуле. – Просто приехал на время. Нужно кое-какие дела уладить.

- О, - кивнул Джаред, - и сколько здесь пробудешь? Ух ты, отличный способ прикинуться сталкером, Джаред.

Однако Дженсена его вопросы нисколько не смутили.

- Столько, сколько понадобится, - ответил он и перевел взгляд с Джареда на дом через дорогу, потом снова на Джареда, будто проверяя что-то. – А ты? Уверен, ты ведь не просто бариста? 

Пришла очередь Джареда пожимать плечами. 

- Ну, я и моя семья, мы сейчас… вроде как отдыхаем друг от друга, наверное. Пару лет назад я крупно поругался с отцом из-за всяких семейных неурядиц и уехал. Ну, не совсем уехал, не то, чтобы мы совсем не видимся – на самом деле они живут на другом конце города, и конечно не то, чтобы я часто их навещаю, на самом деле я там не был ни разу с тех пор, как уехал, но я постоянно звоню маме и… - он захлопнул рот, чувствуя, как краска заливает щеки. – Прости, я болтаю, да?

Но Дженсен только улыбнулся ему такой мягкой понимающей улыбкой, что у Джареда по спине прокатилась теплая волна.

- Я не возражаю, - в его голосе звучала искренность, и Джаред понял, что это было сказано не просто, чтобы отмахнуться. – Ты, кажется, сделал то, что в тот момент считал правильным.

- Да, - улыбнулся Джаред; он несколько раз пытался объяснить эту ситуацию другим людям, но никто не был таким понимающим, как Дженсен. – Спасибо. Это… это много для меня значит.

Дженсен хмыкнул, отпил кофе и опять посмотрел на другую сторону улицы.

- Не будь так уверен, старик, - произнес он, - если ты так отчаянно жаждешь одобрения своего жизненного выбора от парня, с которым познакомился минуту назад, значит у тебя явно что-то не в порядке с головой.

- Ой, да пошел ты, - дружелюбно огрызнулся Джаред, - это ты тут сидишь и зад морозишь, как какой-то псих.

- Ага, это мой жизненный выбор, - согласился Дженсен. – И я совсем не…

Он внезапно замолчал. Что-то проскочило в его лице, какая-то отчаянная сосредоточенность, и Джаред, моргнув, повернулся, следуя за его взглядом к группе людей, которые только что вышли из здания на другой стороне дороги и направлялись по тротуару к длинному ряду больших черных машин. 

Джаред узнал их мгновенно. Это был так называемый «кабинет» семьи Мансон, лидеры одной из самых влиятельных группировок в стране. В центре находился Эдриан Мансон, толстый, лысеющий мужчина пятидесяти девяти лет, который считался императором, королем и президентом семьи, стратег, вдохновитель и руководитель всех сделок, любое его слово было законом. По бокам шли его сыновья, Фредди и Берт Мансоны, тоже блестящие командиры и безжалостные убийцы, исполняющие приказы отца, как идеальные солдаты. За ними шагал тридцати трех летний Ник Мерсер, шеф-лейтенант семьи, женатый на младшей дочери Эдриана, Карине. И наконец, образуя вокруг них плотный круг защиты, шли сошки помельче, грозные и высокие, все в черных костюмах.

Рука Джареда сама сжалась в кулак, пока он наблюдал за Мансонами, которые двигались по тротуару, как ни в чем не бывало. Что они делают в Чикаго? Последнее, что он слышал, Эдриан Мансон контролировал сделки в нефтяном бизнесе на южной границе, и делил добычу пятилетней войны между кланами, закончившейся полным уничтожением двух семей, Фултонов и Эклзов. Тогда зачем Мансоны сейчас здесь? Готовят новую сделку? Планируют очередную войну?

Черт, неужели они задумали уничтожить семьи, контролирующие средний запад, как сделали это на юге?

Почувствовав чужую руку на запястье, Джаред чуть не подскочил от неожиданности. Он повернулся и увидел, что Дженсен смотрит на него, все такой же спокойный и собранный, разве что в зеленых глазах явная озабоченность.

- Ты в порядке?

Джаред глубоко вздохнул и попытался унять панику. То, что Мансоны объявились здесь, еще ничего не значит, произнес он про себя, закрыв глаза и пытаясь сосредоточиться на теплой руке Дженсена. Он испытал что-то вроде умиротворения, пока Дженсен мягко поглаживал подушечкой большого пальца по внутренней стороне его запястья. Когда он, наконец, снова открыл глаза и посмотрел на Дженсена, улыбка у него была уже не такой вымученной.

- Да, - ответил Джаред, не сводя глаз с лица Дженсена. – Просто… очень холодно.

Дженсен кивнул.

- Ты прав, - он отпустил запястье и Джаред едва сдержался, чтобы не схватиться снова за эту успокаивающую руку. – Мне нужно идти, а тебе нужно обслуживать других посетителей.

- Наверное, - Джаред смотрел, как Дженсен встал, потер замерзшие руки и поднял чашку, прежде чем с улыбкой повернулся к Джареду.

- Ну, спасибо за кофе.

- Да спасибо, - ответил Джаред, и не смог удержаться, когда Дженсен повернулся, чтобы уйти. – Эй, ты… ты еще вернешься? Сюда? Кофе выпить? – он тут же поморщился от собственных слов. Боже, можно ли быть еще большим идиотом? 

Но Дженсен, кажется, ничего не заметил, потому что снова повернулся, посмотрел в сторону Мансонов - те как раз выезжали с парковки, и на короткий момент что-то холодное и решительное промелькнуло в его лице, так резко и внезапно, что Джаред мог только смотреть; но потом это выражение столь же быстро исчезло, Дженсен встретился взглядом с Джаредом и улыбнулся ему так же тепло, как и раньше, будто ничего необычного не произошло.

- Можешь на это рассчитывать, - произнес он, поднял руку в прощальном жесте и зашагал по тротуару.

Джаред остался стоять у столика, держа в руках позабытый кофейник, и смотрел, как Дженсен уходит по покрытому снегом тротуару, опустив голову и сунув руки в карманы. Ну ладно, парень был немного странным, все-таки сидел на улице, на морозе без всяких причин, но Джареду на это плевать, потому что Дженсен был красивым и веселым, и обалденно красивым, и Джаред очень, очень надеялся, что он снова появится в «Кафе Верде».

В этот момент ветер поднялся с новой силой и Джаред, ругнувшись, побежал к дверям и нырнул обратно в уютное тепло кофейни. Как только он встал за стойку, Чад скорчил физиономию, но от комментариев удержался, и Джаред решил до поры до времени помолчать. В конце концов, ему есть чем заняться.

***

Из-за серьезной аварии на шоссе Джаред добрался о дома только после восьми вечера. С тяжелым вздохом бросив сумку на диван, он потянулся, разминая мышцы, затекшие после целого дня на ногах, потом вытащил из кармана телефон и нажал кнопку быстрого набора. 
Ему ответили после первого же гудка.

- Алло?

- Привет, ма.

- Джаред! – хоть ее голос и доносился до него словно издалека, механическим и искаженным, в нем все равно слышалась неподдельная радость. - Как ты, милый? Все хорошо?

- Все отлично, ма, - Джаред открыл холодильник и высматривал, чего бы ему съесть. – Слушай, я…

Но его мама со свойственным ей энтузиазмом тут же его перебила.

- Как работа в кофейне? А как Чад, вы все еще дружите? Тебе нужны деньги? Я могу послать тебе немного денег…

- Нет, ма, все отлично, на работе все хорошо, Чад придурок, но это Чад, и мне не нужны деньги, - успокоил ее Джаред, - я звоню по другому поводу. Ма, это важно.

- Ладно, Джаред. Что у тебя на уме?

Джаред глубоко вздохнул.

- Я сегодня видел Мансонов.

Молчание. А когда его мать снова заговорила, тон ее можно было описать, как осторожный.

- Извини, дорогой, что?

- Мансоны, - четко повторил Джаред, хотя был уверен, что его и в первый раз прекрасно расслышали. – Берт, Фредди, Ник… даже старик Эдриан, я видел их сегодня, ма. Они выходили из офиса прямо напротив кафе.

- Ох, - в голосе матери слышалось явное беспокойство, - Джаред, ты… они..?

- Нет, ма, они меня не видели, - успокоил ее Джаред, - они даже не смотрели в мою сторону. Но я совсем не ожидал увидеть их в Чикаго. Я думал, они все еще в Техасе, делят имущество Эклзов.

- Да, я… мы тоже так думали, - Джаред практически видел, как она стоит на кухне, положив одну руку на бедро, и хмурится. – Это… хм. Я обязательно поговорю об этом с твоим отцом.

- Да, хорошо, - Джаред был согласен, что это лучший вариант; его отец поймет, что делать, как и всегда. Но… - Просто… Знаешь, не говори ему, что я звонил, ладно, ма?

Вздох.

- Джаред.

- Я серьезно, - настаивал Джаред. – Пообещай мне. Ты можешь что-нибудь придумать, сказать, что Джефф упоминал об этом, но не говори папе, что я звонил.

- Джаред, я знаю, что тебе не нравится, как твой отец ведет дела, и я не говорю, что твой уход был умным поступком, - его мать была терпелива как всегда, - но милый, когда-нибудь тебе придется с ним поговорить. Даже если разговор не будет касаться бизнеса. Он твойотец, Джаред.

- В этом все и дело, ма, - Джаред тяжело вздохнул, - для него все всегда касается бизнеса. Именно поэтому я ушел. Ты ведь знаешь.

- Хорошо. Мне никогда не победить твое упрямство. Но Джаред, дорогой, может мне стоит прислать кого-нибудь. Просто присмотреть за тобой?

- Нет, ма, не стоит, - быстро ответил Джаред, - я же сказал, Мансоны меня не знают. Со мной все будет хорошо.

- Но Джаред…

- Нет. Я серьезно, ма. Никаких людей.

Еще один вздох.

- Ты, Джаред Тристан, похож на своего отца больше, чем думаешь.

Джаред не был уверен, стоит ли воспринимать это как комплимент, поэтому остановился на нейтральном:

- Наверное.

Его мама только рассмеялась.

- А как вообще у тебя дела, Джаред? Встретил какую-нибудь милую девушку? – она помолчала. – Или, может, милого юношу?

При этих словах Джаред мгновенно почти автоматически покраснел. Хотя его сексуальные предпочтения не были секретом для семьи – особенно после того, как в шестнадцать лет его застукали целующимся с Тони Гиббонсом – такое явное любопытство его мамы все равно вгоняло его в краску.

- Нет, ма, никого, - ответил он, а потом добавил: - Ну, не совсем.

- Да? И как это понимать?

- Я кое-кого встретил сегодня. Очень хорошего парня.

- Но это же чудесно! И как его зовут?

- Дженсен.

- Дженсен? – пауза. – Хм.

- Ма? – Джаред насторожился. – Что такое?

- Нет, ничего, - ответила она, - просто… имя почему-то кажется знакомым. Ну да не важно. Значит, Дженсен? И чем он занимается?

- Я не знаю, - признался Джаред, - он зашел сегодня в кафе и мы поговорили. И это было… Он мне очень понравился, ма.

- Я очень надеюсь на это, - рассмеялась мама, - в конце концов, я не могу позволить, чтобы мой ребенок встречался с кем-то, к кому он не испытывает сильных чувств. Но шанс есть, Джаред? Думаешь, у вас что-то получится?

Джаред мысленно вернулся к утренним событиям, вспомнил оценивающий взгляд Дженсена, его теплые пальцы на своем запястье. Он улыбнулся.

- Да, ма. Я надеюсь.

- Это великолепно. Может быть, ты сможешь привести его на свадьбу Меган? Мы были бы рады с ним познакомиться, - она помолчала. – Ты ведь придешь на свадьбу Меган?

- Да, ма.

- Рада это слышать. Я знаю, что вы с отцом не очень ладите, но ты всегда будешь частью этой семьи, Джаред.

Нравится тебе это, или нет, подумал Джаред, но вслух произнес только

- Да, ма.

- Хорошо. Мне пора, милый, но я обязательно спрошу у твоего отца про Мансонов. А ты будь очень осторожен, ладно?

- Да, конечно.

- Хорошо. Я люблю тебя, Джаред.

- И я тебя, ма.

Щелк. В последовавшей внезапно тишине Джаред несколько секунд наблюдал, как меркнет подсветка на телефоне, зная, что его мать уже идет, вероятно, в офис отца, требовать от него последнюю известную информацию о Мансонах. Джаред решил, что его отец, скорей всего, уже в курсе событий, другое дело, будет ли он действовать.

Но Джареда это не касалось – уже не касалось. Вытащив из холодильника остатки вчерашнего ужина, он разогрел его в микроволновке и устроился на диване, готовясь провести вечер за хорошей едой и мечтами о Дженсене.

***

Придя на работу следующим утром, Джаред тут же посмотрел на столики, стоящие на улице, и в груди у него потеплело, когда он узнал знакомые светлые волосы и черное пальто. Будто почувствовав на себе взгляд Джареда, Дженсен, опять разглядывающий здание напротив, повернулся, и сердце Джареда сделало сальто при виде этих ярких орехово-зеленых глаз. Дженсен приподнял чашку в приветственном жесте и Джаред не смог сдержать широченной улыбки. Господи боже, ну он и попал.

Следующие полчаса он обслуживал покупателей, будто в трансе, едва вслушиваясь в их заказы и совершенно игнорируя не слишком скрытые попытки флирта от симпатичной брюнетки – Джаред подозревал, что не заметил бы, даже если б она сорвала с себя блузку и станцевала прямо перед ним стриптиз на стойке – так он был занят беззастенчивым разглядыванием Дженсена, его широкой спины, плавных движений его руки вверх-вниз, когда тот отхлебывал кофе. Время от времени Дженсен оглядывался и улыбался Джареду, теплой обворожительной улыбкой, и Джареда будто обдавало жаром от пальцев на ногах до кончиков ушей.

При первых же признаках затишья Джаред схватил кофейник, мгновенно выскочил за дверь и, не обращая внимания на полудружественное, полураздраженное чадовское «рабочий день в разгаре, приятель!», пошел к столику Дженсена. 

- Долить? – спросил он, чуть задыхаясь, и тихий смех Дженсена совершенно сбил его с толку.

- Ужасно хороший сервис тут у вас, Джаред, - произнес Дженсен, послушно подвигая чашку, глаза у него весело блеснули.

- Делаю все, что в моих силах, - Джаред улыбнулся в ответ и тут же задрожал под очередным порывом ветра. – Черт, холодно. Почему ты не заходишь внутрь, Дженсен?

Тот только пожал плечами.

- Мне здесь нравится. Помогает держать голову ясной.

- О, значит все остальное время у тебя в голове туман? И почему меня это не удивляет? – сказал Джаред и Дженсен фыркнул.

- На себя посмотри, мистер Балабол, - отшутился он и потянулся за кружкой. Их пальцы соприкоснулись над гладким пластиком, и Джаред не выдержал.

- Не хочешь куда-нибудь сходить? – выпалил он, и когда Дженсен вопросительно изогнул бровь, просто продолжил говорить. – Я имел в виду, со мной. То есть, конечно со мной, с кем же еще, да? Если только мы не возьмем Чада для какого-нибудь странного тройничка, что,фууу, и я понял, что даже не знаю, нравятся ли тебе парни и, наверное, будет очень неловко, если не нравятся, но я решил все равно попробовать, и я снова болтаю, так что сейчас просто заткнусь, - именно так он и сделал, захлопнув рот и смущенно опустив голову.

Дженсен, однако, просто рассмеялся.

- Ух ты, да ты практически превратил это в науку, - пошутил он, но тут же посерьезнел. – Но я не думаю, что это хорошая идея, Джаред. Я про наше свидание.

- О, - что-то холодное тяжело осело у Джареда внутри, - значит, тебе не нравятся парни. Я… я прошу прощения.

Дженсен покачал головой.

- Дело не в этом, - ответил он, и поднял руку, увидев выражение надежды на лице Джареда, - просто… - он вздохнул и его взгляд на мгновение опять скользнул в сторону здания через дорогу, - я… Джаред, я пробуду здесь не очень долго. И поэтому будет лучше, если мы не станем слишком… сходиться.

Джаред хотел было заспорить. В конце концов, Дженсен ведь не сказал, что Джаред его не интересует, Джаред его определенно интересовал, и что с того, если Дженсен просто проездом в городе? У Джареда уже были в прошлом отношения на расстоянии – да, не с человеком, которого он узнал совсем недавно, и ни одни из этих отношений долго не продержались – но все равно, Дженсен того стоил. Дженсен определенно того стоил.

Но когда он увидел тихую решимость на лице Дженсена, Джаред понял, что все попытки убедить его ни к чему не приведут. Это правда – он едва знал Дженсена, но у него было ощущение, что тот мог быть чертовски упрямым, если понадобиться, а Джаред на личном опыте убедился, насколько бесплодны попытки переубедить упрямца.

Так что ему просто нужно действовать правильно, не торопясь, позволить Дженсену самому решать, когда сделать первый шаг. Как говорится, тише едешь, дальше будешь.

- Хорошо, - произнес он и выдал Дженсену свою самую сияющую улыбку. – Значит, просто друзья?

Дженсен посмотрел на него подозрительно – Джареду определенно нужно было поработать над своими актерскими способностями – но уличать Джареда не стал, а улыбнулся в ответ.

- Хорошо, - согласился он, отпил еще кофе и поднялся на ноги. – Мне пора, Джаред, но было очень приятно снова с тобой поболтать. Надеюсь, завтра увидимся?

Джаред кивнул и попытался не пялиться так явно на лицо Дженсена. Он был уверен, что у него не получается, но Дженсен ничего не сказал. 

- Конечно, - произнес, наконец, Джаред и помахал вслед уходящему по тротуару Дженсену. 

Кто-то постучал по его плечу, он обернулся – за спиной стоял Чад и вытирал руки полотенцем. 

- Ну и как прошло?

- Не очень, - вздохнул Джаред, - но он определенно заинтересовался. Просто он… я не знаю. Осторожный, наверное?

- Хм, - наклонив голову Чад смотрел в спину удаляющемуся Дженсену. – Мне он осторожным не показался.

- Не важно, - пожал плечами Джаред. – Я с ним поработаю. И никто не скажет, что есть человек, который может устоять перед моим обаянием!

- Да, да, конечно, - ответил Чад тем скучающим тоном, какой использовал, когда, по его мнению, Джаред нес какую-нибудь нелепицу. – А теперь пошли. Клиенты ждут, заказы надо выполнять.

Он развернулся и пошел в кофейню, Джаред заторопился было за ним, но задержался, разглядывая, как длинная вереница черных машин отъезжает от противоположного здания. Похоже, Мансоны все еще в городе. И это определено не сулит никому ничего хорошего.

***

Следующие несколько дней Джаред все лучше узнавал Дженсена, проводил с ним все свое свободное время (и довольно много рабочего, за что точно должен был Чаду целый ящик пива), болтая с ним за столиком. Конечно, из-за этого Джареду приходилось держать за стойкой теплую куртку, потому что Дженсен по-прежнему предпочитал сидеть снаружи, а Джаред, может, и был без ума от парня, но не хотел подхватить воспаление легких.

Ну, по крайней мере, Дженсен был лучшим собеседником, из всех, что попадались Джареду. Он совсем не говорил о себе – Джаред не знал, откуда он приехал, что делает в Чикаго, даже фамилии Дженсена не знал – но во всем остальном? Джаред решил, что Дженсен просто идеален. Он был довольно спокойным, но Джаред обнаружил, что за вроде бы тихим и покладистым характером скрывается острый ум, и, после того, как они обменялись номерами телефонов, Джаред каждый вечер по несколько часов проводил за разговорами с Дженсеном ни о чем, просто наслаждаясь низким голосом и мягким смехом. Если честно, то у Джареда внутри все переворачивалось от малейшей улыбки Дженсена адресованной ему. Вся эта ерунда с «останемся друзьями» явно была провальным делом, и Джаред не знал, сколько еще сможет продержаться.

И уж точно не помогал тот факт, что это влечение определенно было взаимным. Нет, Джаред знал, что он, возможно, не самый очаровательный парень на планете (он подозревал, что этот титул мог достаться Дженсену, но опять же, его мнение было явно предвзятым), но и неудачником в плане внешности его назвать было нельзя. И если судить по тому, как чуть темнели глаза Дженсена каждый раз, когда Джаред подходил к его столику, Дженсену явно нравилось то, что он видел.

Но Дженсен так и не делал первый шаг, и Джаред, хоть это и сводило его с ума, тоже заставлял себя сдерживаться. И если у него и вошло в привычку не отводить глаза каждый раз, когда Дженсен ловил на себе его взгляд, и время от времени чуть дольше задерживать свою руку, когда он передавал Дженсену чашку с кофе, то кто мог его за это винить?

Мансоны все так же продолжали появляться каждый день, выходили из офиса и рассаживались по машинам. Джаред пытался не обращать на это внимания, хотя и садился каждый раз спиной к зданию – лучше перестраховаться, чем потом сожалеть. Его мать так и не рассказала ему о возможных причинах их появления в Чикаго. Он решил, что отец счел эту информацию достойной сообщения только избранным, а после их ссоры два года назад Джаред в эту категорию не попадал. Не было похоже, что Мансоны планируют что-то серьезное, поэтому Джаред старался не беспокоиться. Может быть, все это вообще было не важно. Ведь даже мафии надо время от времени брать отпуск, так?

Спустя ровно неделю после того, как Джаред впервые увидел Дженсена за столиком на улице, Джаред зашел в кафе через десять минут после открытия (движение в час пик просто ужасное, так что в этом не было ничего необычного), и тут же увидел Чада – раскрасневшегося и встревоженного. 

- Дженсен здесь, - сказал его друг, не удосужившись даже поздороваться, и указал на знакомую фигуру за окном. – Хотел увидеть тебя, как только появился. Он… он не очень хорошо выглядит, старик.

Джаред немедленно рванул за дверь, к столику Дженсена. И тут же увидел, что Чад прав; Дженсен был очень напряжен, лицо бледное и изможденное, и хотя руки он крепко сцепил, положив перед собой, Джаред видел, как они дрожат.

- Дженсен, - он быстро шагнул вперед, совершенно забыв об уговоре «только друзья», зная только, что Дженсен в беде, что-то не так и Джаред должен это исправить. – Дженсен, что…

Но тут вдруг Дженсен двинулся, вскочил на ноги так быстро, что опрокинул стул, и прежде чем Джаред смог понять, что происходит, Дженсен его поцеловал.

Джаред застыл, просто стоял в шоке, чувствуя только теплые губы Дженсена на своих губах. Но внезапно его мозг оценил ситуацию – охренеть, Дженсен целует его – и совершенно бездумно он схватил Дженсена, прижал ближе и начал целовать в ответ, ощущая, как теплые, чистые, живые эмоции бушуют внутри, горячие, восхитительные и такие правильные. Боже, и как он только мог подумать, что они с Дженсеном смогут остаться друзьями? Теперь, когда он распробовал, Дженсену повезет, если Джаред тут же не затащит его к себе домой и не прикует к кровати…

Но тут Дженсен от него отстранился. Джаред поначалу не пускал его, все тянулся за губами, но Дженсен остановил его, крепко сжав плечо. Глаза у него были самого яркого зеленого оттенка, что Джаред когда-либо видел, а когда он заговорил, голос у него чуть дрожал.

- Прости меня, - прошептал он, и Джаред нахмурился, взял руку Дженсена в свою, и ему было глубоко плевать на любопытные взгляды, которые бросали на них в этот момент посетители кафе.

- За что?

Но Дженсен только покачал головой, сделал один маленький шажок назад, потом другой, аккуратно, но уверенно вытаскивая свою руку из Джаредовой. 

– Просто… - он глубоко вздохнул и посмотрел на Джареда. – Спасибо, Джаред. За все.

Глаза у него блестели, какое-то нечитаемое выражение проскользнуло по лицу, когда он на мгновение бросил взгляд через улицу, и у Джареда внезапно все внутри заледенело от предчувствия чего-то очень, очень плохого.

- Дженсен, - он шагнул вперед, - Дженсен, пожалуйста, что происходит?

Но Дженсен снова мотнул головой, а когда заговорил, в голосе его слышалась только печаль.

- Береги себя, Джаред, - произнес он, развернулся и пошел через дорогу. А Джаред заметил одновременно две вещи. Первое: Мансоны снова были на улице, шли к машинам, Эдриан, Берт, Фредди и Ник, в окружении своих телохранителей. И второе: предмет, который Дженсен вытащил из-под пальто, выглядел очень знакомо.

Джаред едва успел заметить 9-миллиметровый, как Дженсен выстрелил, и от этого звука люди вокруг закричали и начали разбегаться в поисках укрытия. На другой стороне улицы Фредди Мансон дернулся и упал на землю, красное пятно расползалось у него в центре груди, а оставшиеся Мансоны с криками полезли за собственным оружием, но Дженсен был слишком быстр, пистолет в его руке издал размеренное бах-бах-бах-бах, и Ник и два его лейтенанта рухнули на тротуар и остались лежать без движения.

Берт и три уцелевших телохранителя попытались открыть ответный огонь, но от удивления и неожиданности не могли нормально прицелиться, и Дженсен и их положил аккуратно, одним уверенным выстрелом за другим, пока в живых не остался только один человек. Эдриан Мансон, внезапно оставшийся в одиночестве, сидел на тротуаре и, широко распахнув глаза, в которых плескался ужас, смотрел на приближающегося Дженсена, чей пистолет был направлен прямо в лоб старика.

Джаред, пригнувшийся за столиком, видел, как шевелятся его губы, и хотя ему не было слышно, что говорит Эдриан, он был уверен, что тот умоляет сохранить ему жизнь. Но что бы он ни говорил, это, кажется, не имело желаемого эффекта, потому что рука Дженсена не отклонилась ни на миллиметр и ствол был все так же направлен в голову Эдриана. А Джаред внезапно услышал звуки сирены, увидел, как люди вокруг лихорадочно набирают 911 на мобильниках, и с ужасом понял, что уйти Дженсену не удастся, только не с таким количеством свидетелей и полицией, которая вот-вот появится.

А потом, посмотрев на Дженсена, на то, как он стоял прямо там, у всех на виду, с пистолетом, направленным в голову Эдриана, Джаред внезапно понял. Дженсен не собирается уходить. Дженсен не хочет уходить. И этого… этого Джаред просто не мог допустить.

Вскочив на ноги, он бросился через улицу, сердце в груди колотилось так громко, что заглушило звук выстрела, когда Дженсен выпустил пулю прямо между глаз Эдриана. Главу семьи Мансонов отбросило назад, кровь и мозг брызнули на снег гротескным цветком, следом упало тело, а Дженсен даже не остановился, просто перезарядил обойму и медленно, методично поднял пистолет, прижимая дуло к виску…

Джаред сбил его с такой силой, что на секунду у него потемнело в глазах, а когда прояснилось, оказалось, что они с Дженсеном лежат, распластавшись на снегу, а окровавленное тело Эдриана Мансона всего в полуметре от них. Пистолет валялся справа на расстоянии вытянутой руки, Джаред тут же его схватил и сунул за пояс, а потом рывком поднял Дженсена на ноги. Дженсен выглядел совершенно ошеломленным, чуть покачивался на ногах, возможно, в результате неслабого удара Джареда, и Джаред, воспользовавшись его состоянием, схватил за руку и потянул-потащил в сторону своей машины. Он не знал, что делать, не знал, что будет дальше; но он был твердо уверен, что им нужно убираться отсюда прямо сейчас.

Через несколько шагов Дженсен, похоже, наконец-то пришел в себя и начал сопротивляться, судорожно пытался выдернуть свою руку, глядя на Джареда с паникой в глазах. 

- Какого черта ты делаешь? – выкрикнул он, пытаясь освободиться из захвата Джареда. – Отдай мне пистолет и вали отсюда…

- Нет, - просто ответил Джаред и почувствовал, как Дженсен за ним застыл.

- Джаред, пожалуйста…

Нет, – снова сказал он и, обернувшись, вперился взглядом в Дженсена. – Знаешь, ты просто чертов эгоист. Думаешь, можешь меня поцеловать, а потом пойти и… и так поступить? Просто вот так меня бросить?

- Джаред, - взгляд Дженсена был изъеден болью, а сам он выглядел таким потерянным, что у Джареда почти рефлекторно сжалось сердце. – Джаред, ты все еще можешь уйти… Я сделал то, зачем пришел, мне больше не на что надеяться.

Его слова прозвучали так сломлено, так устало, Джареду показалось, что сердце у него сейчас разобьется, и неожиданно он понял, что должен делать. Решение не идеальное, и, если бы ему предложили это еще минуту назад, он бы только рассмеялся, но сейчас? Сейчас Джаред знал, что для него важно. И знал, что сделает все возможное, чтобы Дженсен остался с ним.

- Садись в машину, Дженсен, - сказал он, когда они подошли к его грузовичку, но Дженсен не пошевелился, только головой мотнул.

- Джаред, послушай меня…

Садись в чертову машину, - рявкнул Джаред, рывком открыл дверцу, с силой зашвырнул Дженсена внутрь, сам быстро сел за руль и завел мотор. Полицейские сирены уже отчетливо слышались всего в паре кварталов, и он тронулся с места, визжа шинами, выезжая в сторону ближайшего шоссе. Первоначальная паника Джареда таяла вместе с воем сирен, затихающих вдалеке, и несколько минут они ехали молча, тишину нарушало только редкое судорожное дыхание Дженсена. Глянув на него исподтишка, Джаред увидел, что Дженсен сидит прямой как палка, руки на коленях сжаты в кулаки так сильно, что костяшки побелели, и выглядел он в этот момент таким напуганным, таким уязвимым и таким невыносимо потерянным, что Джаред понял: принятое им решение было единственно верным.

Спустя еще несколько минут Дженсен наконец заговорил, голос его так сильно дрожал, Джаред едва разбирал слова. 

- Я думаю, тебе стоит меня высадить, - прошептал Дженсен, и Джаред сжал руль покрепче.

- Я думаю, тебе стоит заткнуться, - огрызнулся он, и Дженсен, как ни странно, подчинился, опустил голову и отвернулся. Но плечи у него подрагивали, и Джаред не выдержал, взял его за руку и дождался, пока Дженсен не повернется к нему, прежде чем заговорить.

- Какой из двух? – спросил он, старательно безучастным тоном. – Фултон или Эклз?

Дженсен захлопал ресницами.

- Откуда ты…

- Просто ответь на вопрос, Дженсен.

Дженсену, судя по всему, надоело хранить секреты, потому что он вздохнул, мельком глянул на Джареда, потом уставился на дорогу.

- Эклз, - ответил он, и Джаред кивнул.

- Хорошо.

- Почему это?

- С Фултонами мы никогда не ладили, - Джаред не сдержал усмешки.

Дженсен нахмурился.

- Джаред, о чем ты говоришь?

Джаред только покачал головой.

- Расскажи мне, что случилось, Дженсен.

- Я не понимаю…

- Война с Мансонами на юге, - перебил его Джаред и увидел, как Дженсен резко вздохнул. – Я только знаю, что твоя семья проиграла, но… Дженсен, что произошло?

Дженсен отвернулся. Он не торопился с ответом, а Джаред не настаивал. Наконец, когда Джаред выехал с шоссе, Дженсен снова глубоко вздохнул, аккуратно вытащил свою руку из Джаредовой и сцепил пальцы. 

- Они напали на мою семью в нашем доме в Далласе, - прошептал он, - выстроили всех в папином кабинете: мою маму, моего брата и мою младшую сестренку, а Эдриан дал папе пистолет и сказал, что если папа прямо сейчас не застрелится, то он избавится от всех остальных, - Джаред снова сжал его руку, а Дженсен перевел дыхание. – Поэтому папа сделал это. И конечно, еще до того, как его тело упало на пол, Эдриан всех убил.

- Иисусе, - Джаред всегда знал, что Эдриан Мансон тот еще мерзкий сукин сын, но считал, что у семьи Мансонов оставалась хоть какая-то честь. Определенно ошибался. Поднеся руку Дженсена к губам, он легонько поцеловал пальцы и спросил:

- А ты где был?

- Отлеживался с пулевым ранением, - тихо ответил Дженсен. – Прятался в одном из безопасных домов. К тому моменту, как я узнал, что Мансоны в нашем доме… было уже слишком поздно.

- Понятно, - Джаред снова поцеловал его пальцы. – Мне жаль, Дженсен. Мне так жаль. Если бы я был там, я мог бы помочь…

Дженсен только усмехнулся тихо и убрал руку.

- И как бы ты это сделал, Джаред? – спросил он, рассматривая свои руки, испачканные маленькими пятнышками пороха. – Ты всего лишьбариста. А мы говорим о чертовой мафии. Я преступник, Джаред. Тебе лучше меня отпустить.

Джаред только мотнул головой.

- Дженсен, - позвал он и дождался, пока тот поднимет на него глаза, - ты мне доверяешь?

- Что?

- Ты мне доверяешь? – повторил Джаред, оторвался на несколько секунд от дороги и посмотрел прямо на Дженсена.

- Я не понимаю, почему…

- Ответь мне, Дженсен. Если я скажу, что могу тебе помочь, ты мне поверишь?

Дженсен смотрел на него. Джаред увидел, как миллион эмоций промелькнули на его лице: злость, удивление, страх, но в итоге осталось только некое подобие смирения, будто Дженсен точно знал, что Джаред сумасшедший, но слишком устал, чтобы из-за этого переживать.

- Наверное, - предложил он в итоге, и Джаред кивнул.

- Для меня этого достаточно, - ответил он, поворачивая на знакомую дорогу.

Дом в конце квартала был огромным – особняк, если быть точным, с большими железными воротами и вооруженной охраной, патрулирующей периметр. Джаред вопреки самому себе улыбнулся. Несмотря на споры, несмотря на его решение и злость отца, несмотря на все слова и заявления самого Джареда, что он не хочет иметь ничего общего с семейным бизнесом, в глубине души он всегда знал, что когда-нибудь сюда вернется. Интересно, изменилось ли что-нибудь с тех пор, как он ушел из этого дома без оглядки?

Когда они подъехали к воротам, Дженсен замер, узнав написанное на них имя.

- Джаред, - спросил он, - что ты делаешь?

- Заезжаю, - ответил Джаред, останавливая машину.

- Ты что, табличку на воротах не видишь? – прошипел Дженсен, еще глубже проседая на сидении, будто ожидал получить пулю в любую секунду. – Джаред, это резиденция Падалеки. Они, наверное, самая могущественная семья на среднем западе, а Джеральд Падалеки, возможно, безжалостнее моего отца и Эдриана Мансона вместе взятых… Джаред, пожалуйста, нам надо убираться отсюда, я не знаю, что ты задумал, но это очень глупая идея…

- Дженсен? Заткнись, пожалуйста, - Джаред опустил окно, заметив приближающегося охранника. Тот остановился на мгновение, а потом приподнял край фуражки, глядя на Джареда удивленными глазами.

- Добро пожаловать назад, сэр, - произнес он, и Джаред улыбнулся легко и непринужденно.

- Я тоже рад тебя видеть, Элрой, - ответил он и отсалютовал охраннику, когда ворота начали открываться. Дженсен рядом с ним только глядел молча.

- Джаред, что происходит?

- Я все объясню через минуту, - Джаред остановил машину перед домом. – Прямо сейчас мне нужно, чтобы ты шел за мной, держался поближе и помалкивал. Хорошо?

Дженсен, надо отдать ему должное, кажется, понимал, когда нужно передать инициативу Джареду: покорно вылез из машины и последовал за Джаредом в дом. Дверь открыли после первого же звонка, и дворецкий, чопорно одетый старик лет шестидесяти, выпрямился, увидев, кто пришел.

- Мистер Джаред, - он шагнул вперед и с чувством сжал Джаредову руку, - как давно я вас не видел.

- Я тебя тоже, Фрэнк, - Джаред вошел в дом и махнул Дженсену, чтобы следовал за ним. – Как все поживают?

- О, как обычно, я бы сказал, - ответил Фрэнк. – Весь дом просто гудит из-за свадьбы мисс Меган. Позвольте ваше пальто, сэр?

Рядом с ним Дженсен моргнул, мельком глянул на Джареда, как бы ища одобрения, быстро сбросил пальто с плеч и протянул старику.

- Да, конечно. Спасибо.

- Не за что, - Фрэнк выпрямился и снова повернулся к Джареду, его взгляд смягчился. – Я предполагаю, вы хотите его видеть?

Джаред кивнул.

- Он здесь?

- Да, он дома.

- И он занят?

Фрэнк в ответ улыбнулся.

- Не больше, чем обычно, - он развернулся и пошел по коридору. – Пройдемте.

Двойные двери в конце коридора были плотно закрыты, но Фрэнк постучал, и сквозь толстый слой дерева донеслось низкое «войдите». Фрэнк открыл дверь и отошел с дороги, а Джаред, сделав глубокий вдох, схватил Дженсена за руку и сжал обнадеживающе, прежде чем войти в комнату.

Кабинет скорее походил на библиотеку: полки с книгами протянулись до самого потолка. В камине в углу горел огонь, а в самой комнате находились несколько человек: молодая шатенка, высокий мужчина в дорогом костюме примерно одного возраста с Дженсеном, женщина постарше с гладкими светлыми волосами и крепко сложенный, делового вида мужчина, по-царски расположившийся за массивным дубовым столом. При виде Джареда все, кроме мужчины за столом, немедленно вскочили на ноги. 

- Джаред, - воскликнула девушка и шагнула к нему, но Джаред жестом остановил ее.

- Не сейчас, Меган, - произнес он, потом обратился к другим. – Джефф, ма.

Наконец, его взгляд остановился на сидящем, и Джаред почувствовал, как Дженсен позади него напрягся, без сомнения, немедленно поняв, кто это был.

Джеральд Падалеки какое-то время разглаживал бумаги, которые читал, и одновременно разглядывал их поверх очков.

- Джаред, - наконец произнес он ровным голосом.

Джаред шагнул вперед, игнорируя явное недовольство Дженсена, расправил плечи и столь же пристально посмотрел в ответ.

- Привет, папа.

На мгновение воцарилась тишина. Джаред чувствовал взгляд Дженсена на своем затылке, но не обращал внимания, наблюдая, как его отец медленно поднялся, обошел стол и встал перед ними. 

- Должен сказать, Джаред, - заговорил он, наконец, - я совсем не ожидал, что ты вернешься. Особенно после наших… разногласий два года назад.

Джаред кивнул.

- Я сказал тогда очень много ужасных вещей, - признался он, - и я знаю, что ушел с намерением никогда не касаться бизнеса… но, папа, я думаю, все, что мне было нужно – это повод, - он потянулся назад и взял Дженсена за руку. – И я думаю, я нашел его.
Джеральд помолчал, потом посмотрел через плечо Джареда на Дженсена.

- Как тебя зовут, сынок?

Дженсен выпрямился, и к его чести, голос у него совсем не дрожал, когда он ответил:

- Дженсен Эклз, сэр.

- Эклз? – эхом повторил Джефф, а Шэрон в это же время щелкнула пальцами и воскликнула:

- Я знала, что мне знакомо это имя!

- Ты - младший сын Алана, - произнес Джеральд скорей не вопросительно, а как бы утверждающе, но Дженсен все равно кивнул.

- Да, сэр.

- Мне жаль, что случилось с твоей семьей.

- Спасибо, сэр.

Джеральд повернулся к Джареду.

- Значит, он твой повод? Из-за него ты хочешь вернуться?

- Да, - ответил Джаред, и он никогда в жизни ни в чем не был так уверен.

Какое-то время они смотрели друг на друга. Джаред старался не отводить взгляд, понимая, что просит о многом. В конце концов, два года назад он поклялся, что никогда не свяжется с мафией, что, если придется, он откажется от фамилии Падалеки и от всего, что она воплощает, что он будет жить собственной жизнью, надеясь только на свои силы. Но это было до Дженсена, до этого удивительного, красивого парня, который доказал Джареду – единственное, что действительно имеет значение - это семья. И Джаред не собирался от этого отказываться.

Затем Джеральд улыбнулся, и Джаред почувствовал, как тепло растекается у него в груди, когда его отец раскинул руки в стороны как бы приглашая.

- Тогда добро пожаловать в семью, Джаред, - произнес он, и Джаред улыбнулся и шагнул вперед, в отцовские объятия.

Это будто сломало невидимый барьер в комнате, потому что остальные члены семьи бросились вперед, обнимаясь, целуясь, смеясь, и Джареду только через несколько минут удалось вырваться и вернуться к Дженсену, который наблюдал за всем происходящим нарочито безучастно. Он не двинулся, когда Джаред подошел к нему, а когда взял его за руку, Дженсен только посмотрел на него с нечитаемым выражением в глазах.

- Все закончилось, Дженсен, - произнес Джаред, поглаживая большим пальцем его запястье. – Мы обо всем позаботимся. Ты теперь в безопасности. Хорошо?

Дженсен довольно долго смотрел на него. Но потом на его лице расцвела улыбка, и это было самое красивое, что Джаред видел в жизни.

- Похоже, это означает, что теперь тебе от меня не избавиться, - сказал он, и Джаред рассмеявшись, прижал его к себе.

- Меня это устраивает, - ответил он и поцеловал Дженсена, прямо там, посреди комнаты, на глазах у всей семьи, и чувствовал себя при этом абсолютно счастливым.


Пять лет спустя

Лос-Анжелес Таймс
18 октября 2013 года, пятница


Джеральд Падалеки скончался в возрасте 61 года. На церемонии прощания присутствовали сотни людей.

Чикаго – Грандиозная поминальная служба в память о влиятельном бизнесмене Джеральде Падалеки прошла в этот четверг в его доме в Авроре. Падалеки был 61 год, когда он скончался «от естественных причин» в больнице святого Иосифа в прошлую субботу.
Давно известного своим неожиданным, почти скандальным приходом к власти после смерти своего отца в 1980-м, последние тридцать лет Падалеки связывали с несколькими крупными мафиозными деяниями. В их числе: короткая, но кровавая война с прекратившей ныне свое существование семьей Фултон по вопросам нелегальной эмиграции на южной границе, а также захват совместно с Мерритоном корпорации WindCom. Известны слухи, что клан Падалеки владеет большим количеством акций компаний и корпораций среднего запада, чем все остальные семьи этого региона вместе взятые.

«Джеральд Падалеки был удивительным человеком. Он точно знал, что делать, как, когда, зачем и где. Он определенно был силой, с которой нужно считаться», - говорит Малькольм Доннели, автор книги Поймать пулю: Современная американская мафия.

Согласно официальным данным, церемонию прощания посетили более пятисот человек. Среди них члены семьи, а так же друзья и партнеры по бизнесу. Прощальную речь произнес младший сын Падалеки, Джаред. Кроме того на поминках подтвердилось, что Джаред займет место Падалеки в семье, когда он сел во главе стола.

«(Джаред) определенно тот человек, что должен возглавить семью. Он умный и волевой, и я верю в его способности», - сказал старший брат Джефф Падалеки на официальном приеме в июле, когда заявил, что не будет принимать на себя дела в случае смерти его отца.

Джареда Падалеки сопровождал его первый помощник, и, по слухам, партнер, Дженсен Эклз, который, как утверждают, несет ответственность за убийство девяти членов несуществующей ныне семьи Мансонов в центре Чикаго пять лет назад. Однако из-за косвенных улик и отсутствия свидетельских показаний, обвинение ему так и не было предъявлено.

У Джеральда Падалеки остались жена, двое сыновей и дочь.



Сказали спасибо: 187

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1407