ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
187

Фик с пандами

Дата публикации: 24.07.2012
Дата последнего изменения: 24.07.2012
Название оригинала: The One with the Pandas in It
Автор оригинального текста: beckaandzac
Автор (переводчик): Fate;
Ссылка на оригинал: http://beckaandzac.livejournal.com/373937.html#cutid1
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Бета: Фиолетовая Лиса, фрутти
Пейринг: J2; Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ; романс; флафф;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Саммари: Дженсен водит городской автобус и в свободное время наблюдает за пандами по интернету. Так он впервые видит Джареда — улыбчивого работника зоопарка. А в один прекрасный день Джаред садится в автобус Дженсена.
Глава 1

В понедельник днем сонная панда валяется на нагретом солнцем камне. Дженсен смотрит, как среди черно-белых помех мерно вздымается и опускается грудь животного. Он пытается дышать в унисон с пандой, но изображение дергается, а затем застывает и запускается снова. Дженсен шумно выдыхает и, поглядывая на часы над диваном, снова принимается за сэндвич. Через полтора часа ему надо выезжать в депо.

***

Во вторник где-то около полудня в кадре появляется чья-то взлохмаченная голова. Дженсен улыбается сам себе. Ему не всегда удается выйти в онлайн ко времени кормежки, поэтому сейчас он с приятным волнением наблюдает, как долговязый смотритель в красной ветровке бросает через ограду связки бамбука. Дженсен наклоняется ближе к экрану и замечает, что смотритель улыбается сидящей в вольере панде. Губы парня двигаются, и Дженсену интересно, что он говорит пандам. Сам он не был в зоопарке с детства, поэтому не знает точно, но ему кажется, что это наверняка что-то очень доброе.

***

Не то чтобы Дженсен хотел стать водителем автобуса. Но в депо открыли вакансию как раз тогда, когда ему нужна была работа, зарплата была неплохой и к тому же почти никогда не надо было рано вставать. В час пик в его автобусе, проезжающем через весь город, полно людей. По дороге на запад его путь лежит мимо зоопарка, где он и подбирает тараторящих детей и устало улыбающихся родителей. Иногда они держат в руках игрушечных панд — крошечные плюшевые копии тех, за которыми Дженсен наблюдает в интернете. Иногда они говорят об этих животных. Так Дженсен впервые слышит имя смотрителя.

— А можно мы еще раз сходим к Джареду и пандам? — спрашивает девочка у держащей ее за руку женщины. — Он такой милый! И проводит весь день с животными!

«Джаред», — повторяет про себя Дженсен, примеряя имя к мужчине в красной ветровке. Оно приятное на слух, и на следующий день, глядя, как смотритель оставляет пандам бамбук, Дженсен произносит: «Привет, Джаред», — и тут же краснеет от смущения, хотя в пустой квартире некому его осудить.

***

В четверг Дженсен поднимает взгляд от дороги и замечает смотрителя из зоопарка в автобусе. Тот пересчитывает мелочь длинными пальцами. Значит, не завсегдатай с проездным.

— День добрый, — здоровается Джаред: вблизи он такой же, каким Дженсен его представлял.

— Добрый день, — слишком тихо отвечает Дженсен. Джаред ослепительно улыбается и направляется в конец автобуса.

***

Только к понедельнику Дженсен, наконец, понимает, где Джаред выходит. Тот выбирается через заднюю дверь на одном из оживленных перекрестков в шестнадцати кварталах (он считал) от дома Дженсена. Теперь у Джареда проездной, а значит, надеется Дженсен, он будет ездить этим маршрутом каждый день, сидеть сзади, вытянув вперед длинные ноги и поглаживая губы во время чтения. Он складывает книги пополам, чтобы было удобнее держать их одной рукой — Дженсен терпеть не может, когда так делают. И он ненавидит эту привычку еще сильнее, потому что не может даже рассмотреть название книги и узнать о Джареде больше.

***

Они здороваются. В час пик в автобусе слишком много народа для полноценного разговора. Впрочем, Дженсен все равно не знает, что еще сказать. И это очень печально, потому что раскрасневшийся и зевающий Джаред садится в девятичасовой автобус в пятницу вечером. Сзади разговаривают два старика, в середине женщина что-то вяжет. И больше никого. Джаред устраивается поудобнее напротив мест для инвалидов, так, что Дженсен видит его боковым зрением.

— Добрый вечер, — говорит Дженсен.

— Добрый, — отвечает Джаред и наклоняется вперед, упираясь локтями в колени.

— Долгий день?

— Ага, — кивает Джаред. — Я обычно не задерживаюсь допоздна, но сегодня у нас была прощальная вечеринка для коллеги. Я работаю в зоопарке.

— Я понял по твоей куртке, — говорит Дженсен.

— А, ну да. Ты всегда работаешь так поздно?

— До часу.

— И тебе нравится?

— Не жалуюсь.

— Наверное, водить автобус классно. Встречать столько людей, разговаривать с ними. Это чем-то похоже на мою работу. То есть в основном я занимаюсь пандами, но еще и веду «Почемучку» в зале мелких млекопитающих. Дети всегда задают вопросы, им нравится. Просто здорово, — у Джареда приятный голос, с чуть заметным акцентом.

Дженсен неопределенно кивает и переводит взгляд на Джареда, когда автобус тормозит на светофоре.

— Люди не так уж часто со мной разговаривают, — признает он. — Обычно здесь полно народа.

— Очень жаль. Уверен, на твоем автобусе ездят замечательные люди.

«Сегодня вечером так точно», — думает Дженсен.

Джаред выходит где обычно, бросив: «Еще увидимся», — через плечо.

— Увидимся, — повторяет Дженсен. Улыбка весь вечер не сходит с его лица.

***

В понедельник Джаред не появляется. Дженсен видел его через камеру в вольере утром, так что тот явно не заболел, но он не садится в автобус в четыре, впрочем, как и в пять. К полуночи Дженсен почти отчаялся. Может, Джаред поехал на том автобусе, что на четыре тридцать. Может, у него важная встреча или свидание. Дженсен пытается придумать любое оправдание, чтобы подбодрить себя.

Во вторник Джареда тоже нет. И в среду. И в четверг. К следующему понедельнику Дженсен уже почти смирился. Но менее обидно от этого не стало. По утрам он смотрит на панду через камеру, и при виде улыбающегося Джареда с бамбуком в руках сердце замирает. Дети с игрушечными пандами вызывают раздражение, и Дженсен думает, что, возможно, что-то из сказанного им оттолкнуло Джареда.

***

Через две недели Дженсен собирает волю в кулак и в свой выходной идет в зоопарк. Он принимает душ, бреется, надевает светло-серую футболку — подарок сестры на Рождество — и любимую пару джинсов. Он узнал, во сколько состоится «Почемучка» в зале мелких млекопитающих, но они проводятся трижды в день, и Дженсен не знает, все ли из них ведет Джаред. Он даже не уверен, пойдет ли туда. Он убеждает себя, что просто заглянет в зоопарк посмотреть на панд.

Но когда он приходит, панд нет снаружи. Наверное, они сейчас спят внутри, в одном из тех вольеров, что он видел через камеру. А зал мелких млекопитающих оказывается совсем недалеко.

Теплое помещение заполнено мускусным запахом и взволнованными вскриками: «Смотри-ка!». Дженсен медленно пробирается сквозь толпу, рассматривая переваливающихся кротов, снующих по проходам над клетками остромордых тамаринов. Ему нравятся животные. Они не обращают на него внимания, просто бегают, копошатся, дремлют. В отличие от родителей, которые уводят детей подальше от одинокого взрослого мужчины, хмурясь и провожая его подозрительными взглядами.

За углом мелькает что-то красное, слышится шум голосов, и пульс Дженсена учащается, когда он узнает голос Джареда.

— Как у вас сегодня дела? — спрашивает тот у детей, и они хором отвечают.

Дженсен подходит ближе и теперь видит расплывчатое и неясное отражение Джареда в стекле пустого вольера.

— Замечательно, — говорит Джаред. — Что ж, меня зовут Джаред, а здесь у нас Зои.

Дети радостно шумят, и Дженсен замечает какое-то движение

— Мама, это крыса! — выкрикивает кто-то из детей.

Джаред смеется.

— Вообще-то Зои — горный даман. Биологически она ближайший родственник слонов, а вовсе не крыса.

Дженсен заинтересованно выглядывает из-за угла. Джаред рассказывает про потовые железы на лапах Зои, которые, словно присоски, удерживают даманов на скалах. Джаред отворачивается, и теперь видна только его спина и приподнятый уголок губ. Он предлагает детям погладить дамана, и Дженсен не успевает спрятаться, когда Джаред поднимает голову.

Их глаза встречаются, и улыбка Джареда становится еще шире. Он наклоняется к тянущейся к нему девочке. Даман спокойно сидит у него на руках.

— Она такая мягкая, — хихикает девочка и возвращается к своему отцу.

Джаред улыбается.

Дженсен ждет, пока дети не расходятся. Он смотрит на свои ботинки и твердит себе, что уйти сейчас будет по меньшей мере трусливо.

— Привет, — в конце концов говорит Джаред, и Дженсен поднимает голову. Вблизи Джаред еще выше, чем он думал. — Ты тот водитель автобуса, да?

— Ага. Ты больше не ездишь на нем, — это звучит как признание: что ему не все равно, хотя должно было быть.

— У меня машина сломалась, так что ездил на автобусе, пока генератор не заменили. Ты заметил мое отсутствие?

— Со мной не так уж много людей разговаривает, — отвечает Дженсен, но объяснение звучит неубедительно.

Джаред смотрит на дамана, затем переводит взгляд на Дженсена.

— Давай я отнесу Зои и покажу тебе здесь все?

— Да, конечно, — Дженсен ждет, засунув руки в карманы и наблюдая за тем, как тщательно умывается шиншилла . Он хочет уйти, пытается убедить себя, что до начала смены осталось всего четыре часа и ему стоит поторапливаться.

Но вот Джаред возвращается, касается его руки и предлагает:

— Мне надо покормить панд. Пойдешь со мной?

И Дженсен идет.

Джаред рассказывает о свой работе, о пандах, о том, чем занимаются тамарины, когда никто не смотрит. Он быстро шагает, и Дженсен едва поспевает за ним, радуясь, что не приходится заполнять паузы в разговоре. Джаред ведет его в вольер к пандам игнорируя знак «Только для сотрудников зоопарка», как будто его там и нет вовсе. Он подходит к застекленной двери и говорит:

— Это Монти.

Внутри, накрыв лапой морду, развалилась на животе самая молодая из панд.

— Монти? — переспрашивает Дженсен.

— Ага. На китайском его имя значит «Безмятежная гора», но родился он здесь, так что я выбрал ему американскую кличку.

— Это мило.

Джаред хмыкнул:

— Вообще-то это немного странно.

— Но по-милому странно.

Джаред подмигивает ему.

— Мне ведь нельзя здесь находиться, да? — спрашивает Дженсен.

— Думаю, Монти не против. Я решил, ты захочешь его увидеть.

Дженсен смотрит, как Монти шевелится во сне и трет лапой нос.

— Захочу.

— Как тебя зовут?

Дженсен моргает. Так странно, что Джаред не знает.

— Дженсен. Не знаю, как это будет по-китайски.

— Не страшно. Это имя или фамилия?

— Имя. Фамилия — Эклз.

Джаред протягивает руку.

— Джаред. Падалеки.

Ладонь у Джареда большая, теплая и немного влажная.

— Думаю, я разберусь, что из этого фамилия.

— У тебя бывают свободные вечера?

Дженсен колеблется и, пытаясь скрыть удивление, внимательно смотрит на панду.

— Ага.

— Может, как-нибудь поужинаем?

На несколько секунд Дженсен лишается дара речи. Ему так давно не предлагали ничего такого: ни поужинать, ни посмотреть на панд.

— Да, — в конце концов отвечает он. — Да, с удовольствием.

Монти перекатывается на спину и устраивается поудобнее.

— Это может быть свиданием, — добавляет Джаред.

— Я обую что-нибудь приличное.

— У водителей автобуса бывает приличная обувь?

— А у работников зоопарка?

— Туше.

Монти просыпается и скрывается через дыру в стене. Дженсен смотрит на опустевший вольер и чувствует себя очень глупо. Он все-таки решается и поднимает взгляд на Джареда. Тот улыбается. Вживую его улыбка намного красивее, чем на экране. А еще у него очаровательные ямочки на щеках.

Дженсен улыбается в ответ.

***

Джаред упорно продолжает задавать ему вопросы за ужином: про семью, про работу, про друзей. Дженсен за суши пересказывает ему всю свою жизнь и все равно никак не может в это поверить, ведь что такого он мог сделать, чтобы Джаред вот так его слушал. Он сидит в своей квартире и следит за пандами через интернет, ужинает у родителей по воскресеньям, работает и раз в сто лет выбирается послушать, как группа его друга Криса играет в клубах. Это не интересно, но Джаред с ним не согласен.

— Я живу здесь уже год, — говорит Джаред. — Но у меня все равно такое чувство, что я не знаю никого, кроме коллег. Я провожу все свое время с животными.

— Разве это плохо?

— Нет. Но это не одно и то же, что дружить с людьми.

— Да, наверное, — Дженсен мнет салфетку. Он не знает, как сказать, что он с радостью станет для Джареда другом, станет гораздо больше, чем другом, если Джаред захочет.

Джаред забирает счет и не разрешает Дженсену оплатить половину. И Дженсен думает, что может быть… может быть…

Они идут по тротуару. На автобусной остановке Дженсен переминается с ноги на ногу, а Джаред вдруг предлагает:

— Тебя подбросить? Я на машине.

Дженсен кивает.

— Спасибо. Автобус останавливается далеко от моего дома.

— Какая ирония.

— Есть немного, — улыбается Дженсен.

Они соприкасаются локтями, и Дженсен поглядывает на Джареда, но тот не смотрит в ответ.

Машина Джареда кажется слишком маленькой для него: он втискивается в двухдверный хетчбэк с наклейками «Американское общество против жестоко обращения с животными» и «Собака — мой штурман» на бампере.

— Извини за весь этот мусор, — говорит он, когда Дженсен наступает на гору газет у сиденья.

— Ты везешь меня домой, с чего бы мне жаловаться?

— И то правда.

Ехать недалеко, и всю дорогу Джаред болтает — в основном, о своей машине-развалюхе. Он паркуется у дома Дженсена и замолкает. Дженсен теребит потертый шов на джинсах.

— За углом есть парковка, — тихо сообщает он. — Если ты захочешь зайти ненадолго.

Джаред облизывает губы.

— За каким углом?

***

Джаред уже на площадке начинает его целовать, и они сталкиваются носами. У Дженсена кружится голова, а руки трясутся, когда он пытается справиться с ключами.

— Подожди, — шепчет он, оглядываясь на дверь соседей. — Не здесь.

Но он чувствует дыхание Джареда у себя на шее, когда входит в квартиру, и ему самому уже не хочется ждать.

Он, кажется, уже целую вечность не приводил никого домой, и теперь с трудом перемещается задом наперед, чувствуя руки Джареда на своих бедрах, его губы на своих губах. Такие знакомые предметы: вешалка, кресло, светильник — враз стали помехами. Он бесконечно долго добирается до спальни и толкает Джареда на кровать.

— Не слишком быстро? — спрашивает Джаред, притягивая Дженсена к себе за шлевки ремня. — Может, лучше остановиться?

— Нет, — Дженсен вылизывает рот Джареда и ласкает пальцами его загривок — там, где волосы короткие и мягкие. Ладонь Джареда кружит по пояснице Дженсена, забирается под рубашку. Он кусает Дженсена за губу, и тот прижимается сильнее, чувствует стояк Джареда. Они беспорядочно трутся друг о друга. Дженсен не знает, что делать, чего хочется Джареду, и очень боится все испортить.

— Дженсен, — шепчет Джаред. — Все нормально? Тебе нравится?

Судя по тому, как он вглядывается в его лицо, Джаред тоже волнуется. Дженсена это немного успокаивает.

— Я просто очень давно не… Но мне нравится, — Дженсен целует Джареда в уголок рта, в подбородок, ловит биение пульса, запоминает его тело губами. Он даже не знает, с чего начать, и поэтому благодарен Джареду, когда тот перекатывается и накрывает Дженсена своим телом, переплетая их ноги. Дженсен рвано выдыхает, прижимаясь сильнее.

Ключи в кармане Джареда больно упираются в бедро, и Дженсен тянется вниз, пытаясь протиснуть руку между их телами и стащить с Джареда штаны. Тот стонет ему в рот и принимается помогать. Когда он наконец оказывается в одном белье, они оба тяжело дышат и трутся друг о друга.

— Давай будем считать мои поездки в автобусе прелюдией? — предлагает Джаред, улыбаясь куда-то Дженсену в щеку. — Не хочу, чтобы ты считал меня доступным.

— Я следил за тобой, — неожиданно для себя признается Дженсен. Он так возбужден, его рубашка валяется неизвестно где и ему очень хочется, чтобы Джаред знал.

— Когда? — Джаред выглядит удивленным, он слегка поджимает покрасневшие от поцелуев губы, словно силясь вспомнить.

— Через камеру в вольере с пандами, еще до того, как ты стал ездить на автобусе. Я старался проснуться как можно раньше, чтобы посмотреть, как ты их кормишь, улыбаешься им, разговариваешь с ними. Я не знал тебя, но очень хотел увидеть.

Он ждет, что сейчас все изменится. Что Джаред напряженно отодвинется или хотя бы скажет, что это куда как более странно называть маленькую панду «Монти». Но Джаред просто смотрит на него, и голод в его глазах становится еще заметнее.

— Почему? — спокойно спрашивает он.

У Дженсена словно комок застревает в горле.

— Мне бывает одиноко, — пересилив себя, наконец признается он. — И ты такой... Ты заботишься о пандах, и я хотел… — щеки горят огнем, и он не может договорить, как будто теперь, когда он в этом признался, Джаред сможет услышать эхо в его квартире — ненормально тихой.

Джаред касается лица Дженсена, гладит его скулы, целует.

— Сомневаюсь, — серьезно начинает он, — что хоть что-то из того, что я делал с пандами, сойдет за прелюдию.

Дженсен не сразу понимает шутку, а затем у него словно камень с плеч падает. Он выдыхает и тянется за поцелуем, он вылизывает рот Джареда и посасывает язык.

— В таком случае, — в итоге говорит он, — я могу решить, что ты доступный.

Джаред начинает смеяться. Смех зарождается где-то внутри и вырывается наружу, и Дженсен в жизни не слышал ничего лучше этого смеха.

— Что ж, придется мне с этим смириться, — заключает Джаред и засовывает руку Дженсену в джинсы.
Дженсен стонет, когда большая теплая ладонь сжимает его член, а палец потирает головку. Дженсен разводит ноги, обхватывает ладонями задницу Джареда и тянет вниз боксеры.

— Можно я, — шепчет он. — Можно…

— Все, что угодно, — бормочет Джаред в ответ.

Дженсен кладет ладонь ему на ключицу и опрокидывает на кровать, чтобы было удобнее вести губами по груди, по солоноватой от пота коже, затем забирается языком в пупок. Короткий, рваный стон Джареда посылает по телу Дженсена мурашки, и он касается ртом бедра. Джаред запускает руку в его волосы, нежно тянет и Дженсен задевает подбородком твердый член.

Дженсен вдыхает и осторожно облизывает соленую головку, пытаясь вспомнить, как надо. Джаред над ним приглушенно стонет, и Дженсен закрывает глаза и обхватывает губами горячую гладкую головку.

— Дженсен, — Джаред легко касается пальцами его шеи. — Боже, Дженсен.

Дженсен чуть не давится, но проводит кулаком по члену, ищет нужный ритм, пока Джаред ласкает его затылок. Дженсен берет глубже, стонет и чувствует, как Джаред напрягается, его яйца поджимаются, когда Дженсен легко сжимает их ладонью. У Дженсена давно никого не было, да и Джареда он знает недолго, поэтому решает отодвинуться и доделать все кулаком.

Но тут Джаред, предупреждая, стонет его имя и подбрасывает вверх бедра, и Дженсен почему-то не находит в себе сил отстраниться и позволяет Джареду кончить ему в рот, прижимается языком к пульсирующему члену.

Сперма Джареда все еще горчит в горле, когда тот укладывает Дженсена на спину и начинает стягивать с него остатки одежды. Дженсен выгибает спину и пытается сдержать рвущиеся наружу звуки, когда дыхание Джареда щекочет ему ребра. Джаред откровенно счастлив, он улыбается, выискивает губами самые чувствительные местечки, обхватывает своими огромными ладонями бедра Дженсена.

Член Дженсена болезненно сдавлен грубой тканью джинсов, и, когда Джаред наконец-то расстегивает ширинку, Дженсен слабо стонет. Джаред стаскивает с него джинсы, а затем сжимает член прямо через белье и ласкает губами грудь. Дженсен костяшками пальцев гладит Джареда по щеке и смотрит нерешительно. Джаред раскраснелся, его глаза сияют, а мокрые от пота волосы закрывают лицо.

— Хочу тебя трахнуть, — невнятно бормочет он, растягивая гласные. Акцент, который он обычно скрывает, слышен в полную силу. — Боже, как же я хочу тебя трахнуть.

Никто и никогда не говорил этого Дженсену так: открыто и бесстыдно, отчего пальцы на ногах поджимаются, а член ноет. Он уже совсем отвык, а горло саднит после минета.

— Но не сегодня, — тихо добавляет Джаред, склоняясь к Дженсену. Он ласкает его ягодицы через хлопок белья. — В следующий раз.

И это «в следующий раз» по непонятной причине звучит для Дженсена еще более многообещающе, чем фраза о члене Джареда в заднице. Дженсен громко стонет и двигает бедрами в такт ласкающей руке. Джаред может остаться, Джаред может снова это сделать, Джаред может продолжить разжигать огонь внутри Дженсена.

Джаред стаскивает с него белье, открывая головку члена холодному воздуху и теплому дыханию. Он касается губами, пробует на вкус, и Дженсен не может сдержать всхлипа. Джаред заглатывает его медленно, миллиметр за миллиметром. Он сжимает в ладони его яйца, пальцем трет вход.

— О боже, Джаред, — стонет Дженсен, и Джаред входит в него кончиком пальца, посылая по всему телу волну возбуждения.

Дженсен и так уже на грани, он толкается в рот Джареда, изо всех сил старается не попасть слишком глубоко. Но в следующее мгновение Джаред делает вдох и насаживается на член до конца, сжимает его своим горлом, и Дженсен уже не может ничего сделать, он выгибается и кончает прямо в горло Джареду.

Джаред отодвигается. Дженсен притягивает его к себе и целует в припухшие губы: долго, солоно и мокро.

— Можно мне остаться? — смущенно спрашивает Джаред, как будто Дженсен может сказать ему «нет».

— Я не умею готовить, — отвечает Дженсен, убирая прядь с лица Джареда и расслабляясь под его весом.

— Тогда можешь купить мне завтрак, — Джаред притягивает Дженсена за шею в новый поцелуй.

— Ну тогда можешь остаться, — заключает тот и накрывает рот Джареда своим.

Спустя долгое время он разрывает поцелуй и крепко обнимает Джареда. Он о таком мечтать не смел, когда тот был всего лишь дружелюбной фигурой на экране, но теперь-то можно. Джаред расслабляется в его объятиях, словно все свободное место в этой кровати было прямо-таки предназначено для него. Возможно, однажды Дженсен услышит, как Джаред говорит ему все те добрые слова, что он обычно говорил пандам. Возможно, что тепло, разливающееся в груди, когда он видит сонную улыбку Джареда, никуда не денется.

***

Позже

Сегодня понедельник, и Дженсен включает компьютер в десять минут одиннадцатого. Он отхлебывает кофе, проверяет почту, а потом заходит на сайт зоопарка. Камера беспорядочно поворачивается в поисках лучшего угла обзора, прежде чем сфокусироваться на Монти с матерью, развалившихся под деревом снаружи вольера. Дженсен с улыбкой смотрит на них, на тень от листвы, раскрашивающую их мех в неровные пятна.

Вверху экрана появляется красное пятно. Дженсен следит за знакомой фигурой, за лохматой головой Джареда, склонившегося над связкой бамбука. Он перекидывает бамбук пандам (те даже не замечают) и поднимает взгляд на камеры. Он говорит, что не знает, какая именно камера в данный момент показывает, но почти никогда не ошибается. Он смотрит в камеру, прямо на Дженсена, и тому вовсе не нужно слышать слова.

— Я тоже тебя люблю, — говорит Дженсен своей квартире, которая больше не кажется такой пустой.

Конец



Сказали спасибо: 125

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

30.08.2015 Автор: К.А.Н.

Спасибо! Отличная история!

Дженсен теперь не одинок).

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1406