ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1831

6:30 утра понедельника

Дата публикации: 22.10.2019
Дата последнего изменения: 25.10.2019
Автор (переводчик): libela;
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; мистика; романс;
Статус: завершен
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Примечания: 1. Лонгборд - разновидность доски для серфинга. Имеет длину 9 футов (2.5 метра) и более округлые формы носа и хвоста. Пользуется большой популярностью у новичков как самая подходящая доска для начала обучения. Благодаря своей устойчивости облегчает процесс вставания на доску и помогает лучше держать равновесие. 2. Ветер «Санта Анна» – сильный, «падающий», обычно северо-восточный воздушный поток, характерный для холодного времени года, часто имеющий разрушительные последствия. Горячий, очень пыльный и сухой порывистый фен, дующий по одноименной речной долине из пустыни Мохаве в сторону океана через перевалы Кайон и Санта Анна (штат Калифорния, США). Начинается как легкий слабый ветер, несущий тепло, но затем стремительно усиливается до бури. Может длиться от нескольких дней до 3-4 недель.
Саммари: Дженсену снятся сны, которые имеют свойство сбываться.
Глава 1
Дверь выпустила в тишину. 
Моросящий дождь красился неоном ламп в цвет фламинго, влажной цветастой пылью оседал на асфальт. Ветер раскачивал вывеску «Лонгборд-бар» и бросал в лицо запахи мокрого города. В этот поздний час набережная была безлюдна. Снизу от темной воды наползал промозглый туман, и город плыл в нем точно затопленная субмарина. Мутные силуэты деревьев на обочинах, темные пятна домов в переулках, фонари, рассеивающие дымный желтый свет - во всем этом  было легко затеряться, исчезнуть. 
Дженсен шагнул за порог. Чувствуя слабость в ногах, он пару раз оступился, голова по-прежнему кружилась, все вокруг было шатко, нетвердо. Противоречивость желаний вызывала хмельную улыбку: хотелось вернуться назад и бежать невозвратно, рассекая рябые лужи, шумно дышать полной грудью и заглатывать воздух по-рыбьи, до немоты. Несмотря на заторможенность тела, Дженсен чувствовал себя странно живым. Пытался вспомнить почему - и не мог, мысли путались, замещались какими-то расплывчатыми образами: бесконечными валами волн, катящих к берегу. Их бег хотелось остановить, поймать в объектив фотокамеры и забрать на память. Волны... Нет, что-то было другое, важное, что еще хотелось снимать. Осталось там, за закрывшейся дверью. Дженсен был не настолько пьян, чтобы не помнить хотя бы это.
В тусклом, неверном свете он брел, сам не зная куда, мял пачку «Кента» в кармане, поглаживал бок зажигалки. Потом чиркал ей долго, бесполезно обжигая палец, пока не сообразил повернуться к влажному ветру спиной. Стараясь идти твердым шагом, курил глубоко в затяг, медленно выдыхая дым и разглядывая сигарету, как свою обычно-законную после секса. 
Простой отсыревший табак был похож на ганжу - вокруг все дробилось и множилось смыслами. Было много легкости в теле и гулкое эхо шагов в подворотне. Было здание с отсыревшей кирпичной стеной - Дженсен чувствовал даже сквозь джинсы. Сам упал на нее, сам не понял как вышло, никто не толкал - качнуло внутри, и головой приложился бы крепко, но под затылок успели подставить ладонь. 
 - Не стукнись, амиго.
Знакомые губы сложили тягучее «о», будто дым сигаретный выпустили. Мягкими кольцами в одно ухо вплыло и через другое выплыло. Кольца выплыли, а дым в голове остался. 
Было тоже. Дженсен сморгнул пелену, силясь вспомнить...
 
- Никаких лонгдринков и безалкогольных. 
- Идет.
- Коктейль «Слепой фотограф».
- Даже так. В чем суть?
- Ром, шампанское, абсент, самбука. Смешать, поджечь, выпить, вдохнуть. Улетная штука.
- Лишает фотогеничности?
- Обычно как раз наоборот. Но даже если нет, тебе в любом случае не грозит.
- И часто ты так?
- Как?
- Клеишь посетителей.
- Само собой.
 
«Само собой». Вот откуда. Плавкое, как ром. Как растянутые в улыбке губы. Южный горячий ветер. Джаред, кажется?
Затылок вписывался в его ладонь так уверенно и спокойно, как будто собирался лежать там всегда. Сырая стена крошилась под пальцами. 
Джаред смотрел на Дженсена, не делая попыток приблизиться. Держал и держался на расстоянии вытянутой руки. Потом осторожно вытащил пальцы, сделал ими в воздухе что-то похожее на жест сожаления, но до лица не дотронулся. 
- Пятый коктейль был лишний. Дурная ночь. Ты пиджак забыл. 
 
Дженсен вспомнил.
С утра лил дождь, бесцветный и безнадежный, как и весь уходящий год. 
Все, чем он жил - множащиеся заказы на фотосъемку, которые нужно было успевать сдавать в срок. Все, кем он был - человеком, под которым канат и много футов пустого эха. После расставания с Майклом он работал как проклятый, и это был грандиозный, продуманный план, необходимый лишь для того, чтобы не сорваться вниз. Засиживаться по вечерам давно стало неписаным законом. Дженсен отбирал и правил гигабайты отснятого материала до тех пор, пока не начинали слипаться веки. Но едва только он соскальзывал в сон, ему снова виделась дверь, последняя из череды других, давно открытых, после которых менялась жизнь. Гладкая дверь без единой зацепки и рассеянный отсвет нечеткой, но все же читаемой вывески. Она возникала с настойчивой постоянностью в пустом коридоре, где плотный туман одевал все в белесо-серый цвет. И каждый раз, как радио настроенное на одну волну, Дженсен стремился к ней, искал хотя бы малейший шанс открыть и не находил. 
Он допускал возможность того, что еще не время. Вероятно, причина скрывалась в этом. Но неизвестность выматывала. Он думал над этим сном утром, пытался забыть о нем в середине дня, а к вечеру в душе поселялось муторно ворочающееся беспокойство. Так продолжалось всю последнюю неделю, и Дженсен ощущал себя безмерно уставшим и разбитым.
Шеф-редактор журнала National Geographic, с которым у него был подписан контракт, ждал его согласия на съемки последствий тропического циклона в Сиднее. Обычно глухой к препирательствам старикан, в силу личного расположения иногда давал ему возможность выбора, и в этот раз Дженсен твердо намеревался ей воспользоваться. Тащиться на другой континент просто не было сил. Он только закончил работу с командой, которая изучала движение калифорнийского ветра «Санта Анна», рассчитывая сегодня же вечером улететь домой в Детройт, и застрял в этом городе Ангелов. Погода оказалась ни к черту, рейс отменили. Дженсен зашвырнул сумку в угол и, не раздеваясь, улегся на кровать в надоевшей гостинице. Вечер тянулся еле-еле и не собирался заканчиваться. Он вдруг подумал, что заехать куда-нибудь выпить, хотя бы ненадолго выкинуть все из головы - не самая плохая идея. 
Бар возник за окнами такси внезапно. Там, где еще секунду назад дождь размывал блики дорожных огней, теперь горела неоном знакомая вывеска. У Дженсена было достаточно снов, чтобы ее запомнить: «Лонгборд-бар» - он даже прочитал ее вслух. 
Это было уже слишком. Даже больше, чем слишком. 
Через пару минут, он стоял под мокрой маркизой возле застекленной двери, безуспешно пытаясь ее открыть. Дверь была заперта. Ниже ручки на белой табличке красным гласило: «Закрыто». 
Вокруг истерично отплясывал дождь.
«И что дальше?» - мысленно спросил Дженсен самого себя. С досады он стукнул в стекло и уже собирался уйти, но в глубине полутемного зала вдруг заметил мужчину. Тот двигался, словно прогуливаясь, с ленцой  огибая столы и ставя на них перевернутые стулья. Почувствовав чьё-то присутствие за спиной, обернулся неожиданно хлестко, и Дженсен невольно отступил назад. В кармане смс-кой завибрировал телефон, на дисплее высветился номер представительства авиакомпании, стандартные извинения и просьба подтвердить бронирование на первый возможный рейс. Чертыхнувшись, Дженсен закрыл сообщение. Не сейчас. Когда он поднял глаза, парень стоял напротив с другой стороны двери и с твердым прищуром смотрел на него. Вряд ли ему было больше двадцати пяти лет. Резкие скулы, волосы по плечи, облитый тонкой голубой водолазкой торс, мили ног в черных кожаных брюках. Та еще картина. Лицо его было серьезно и полно плохо скрытого раздражения. Он взялся за ручку двери, толкнул ее от себя, посторонился и еле заметно кивнул, предлагая войти. Дженсен решил ограничиться ответным кивком, сделал несколько шагов вперед и остановился, осматриваясь. 
В небольшом помещении царил полумрак. Пара круглых ламп на подвесах горела только в проходах у бара, тускло подсвечивая стилизованный интерьер - хром и темно-лазурный пластик, светлое дерево на полу и доски для серфинга на одной из стен. Дизайн, как и название заведения, явно говорили о пристрастиях владельца, но рассмотреть детали Дженсену не удалось. 
- Джеффри сказал, что вы будете в пять. Время восемь. С ума сойти, какая пунктуальность. Вы так и будете торчать на пороге? 
Не давая возможности сообразить в чем дело, парень хлопнул его по спине, легко подталкивая к стойке, заставил сесть и тут же развернул перед ним какую-то схему.
- Вот, - длинные пальцы вилкой уткнулись в красные иксы, - два огнетушителя в зале. Здесь, - палец быстро переместился по схеме вверх, - еще один такой же в подсобке. Тут, - рука махнула на стену сбоку, вынудив Дженсена повернуться, - подробный план эвакуации. Вытяжки все рабочие, датчики задымления есть везде, - крупная ладонь распласталась по листу, полностью перекрыв чертеж. - Будете осматривать или сразу подпишете? 
Глаза у него были разноцветные. Под этим Дженсен подписался бы безоговорочно.
Через мягкие фильтры он однажды снимал солнечное затмение: черный зрачок полностью скрытого солнца и плавающие выступы протуберанцев, желтый отсвет с переходом в неявную зелень. У парня были такие же. В них горел вызов.
Дженсен не сразу нашёлся, что ответить. Чуть отстранившись, сцепил пальцы в замок и, устроив их на коленях, негромко сказал:
- Обрушиваться на незнакомых людей плохая привычка. Все может оказаться не таким, как ты ожидаешь, я зашел по другому делу.
В ответ визави недоверчиво покусал нижнюю губу и, слегка нахмурившись, выдал: 
- Да? По какому «другому»? Пропустить стакан? Бар по понедельникам не работает. 
На дежурную фразу у него ушло ровно две секунды. 
Помолчав, Дженсен отрицательно покачал головой, наблюдая за работой мысли на подвижном лице напротив: парень озадаченно потер пальцем лоб, взгляд скользнул по серебряному кольцу на мизинце Дженсена и упал на губы.
- Ясно.
- Что тебе ясно?
- Похоже, что ты из того же лагеря, что и я, а больше ничего, если честно. Может, объяснишься? - он аккуратно разгладил листок, прежде чем сложить его вчетверо, и, убрав под столешницу, бросил взгляд исподлобья. - Кофе будешь? Могу чего-нибудь покрепче плеснуть, если хочешь.
В нем явно читался вспыхнувший интерес.  
Спрятав усмешку, Дженсен провел рукой по волосам. 
- Нет, не надо, не стоит.
Глядя прямо перед собой, вытащил из стального держателя зубочистку и в раздумье постучал ей по глянцу поверхности. 
Что он мог объяснить? Что его мучает сон? Дверь, которую он никак не может открыть? Название бара, которое всплывает подсказкой, как текст в караоке? Что он наяву нашел то, что привиделось в полудрёме? Что сон был похож и не похож на другие, где двери открывались сразу, показывая то, что случится завтра? Чтобы его сочли сумасшедшим? 
Из размышлений в действительность его вытянул голос, негромкий и странно сгустившийся: 
- Четвертая. Ты сломал четвертую зубочистку. 
Парень стоял, выжидающе наклонив голову к плечу, и смотрел на него внимательным долгим взглядом.
Дженсен смахнул тонкие щепки со стойки.
- А ты не считай.
- А ты здесь не мусори. 
Парень вздернул воинственно подбородок. И вдруг широко улыбнулся. Дженсен давно не видел, чтобы люди так улыбались - наглухо запирая смех внутри, вздрагивая и трепеща бесстыдным горлом. 
- Знаешь что, ты… - он не смог сдержать улыбку в ответ, вскинул примирительно руки и замолчал. 
- Джаред, - охотно представился тот, и Дженсен кивнул. 
- То, что я скажу, может показаться не совсем обычным, точнее совсем необычным.
- Давай без предисловий.
- Ладно.
 Это было странное чувство - потребность в молчаливом  уединении куда-то исчезла, впервые за долгое время захотелось с кем-то поделиться. В то, что Джаред просто так поверит во всю эту чертовщину, Дженсену самому верилось с трудом, хотя тот слушал его очень внимательно, то и дело качая головой в такт каким-то своим мыслям. В повисшую после рассказа паузу прочесал волосы пятерней и присвистнул:
- Дела. Звучит почти фантастически, но если представить, что правда, то сложно наверное так жить, зная все наперед.
- Я это не выбирал, - изменившимся тоном тихо сказал Дженсен. - И ты прав, но лишь отчасти. Каждая дверь начало чего-то значимого, что должно произойти, видимое до мельчайших деталей, но что будет дальше и к чему приведет, я никогда не вижу. 
- А хотел бы?
- Скорее нет, чем да. - Он сжал и разжал кулаки. - Что бы ни случилось, так лучше.
Джаред мельком взглянул на часы и тут же завозился за стойкой, предоставив частичный обзор выставленным за его спиной разномастным и разнокалиберным бутылкам.  
- Лучше спать с тем, кто снится, и не видеть подобных снов, - отозвался откуда-то из-под завесы свалившихся на лицо волос. По голосу было слышно, что он улыбается. 
- Это теория или из личного опыта? Потому что одно другого не исключает, - Дженсен не дотянул до иронии - Джаред снова возник перед ним, звякнув парой стаканов.
- Если ты хочешь об этом поговорить, предлагаю для начала выпить. У тебя есть кто-то… - он  сделал неопределённый жест рукой, так и не закончив, но Дженсен понял. 
И зачем-то ответил. Сначала короткое «нет», а потом слова сами сорвались с языка, видимо потому, что пришло наконец время позволить себе произнести их вслух.
- Больше нет. Я был занят работой, упустил момент, когда все изменилось. Прилетел домой на сутки раньше, чем обещал, и увидел... увидел там… - Дженсен прокатил желваками по скулам. - Он говорил, что не сможет жить, если я не прощу. Непонятно зачем, для чего. Сначала невозможно было представить, что все закончится, потом хотелось, чтобы уже закончилось наконец, - он покрутил стакан и поднял глаза. - Все перегорело во внутренней борьбе.
Джаред неловко кашлянул, отсвет улыбки исчез, а взгляд посерьезнел.
- Ты его видел сначала во сне? Вы долго были вместе?
- Да и… да. Почти три года. - Дженсен отвернулся к окну, отрезав, скорее напряженно, чем зло: - Никто в результате не умер. В мире слишком много идиотских идиом. 
Отгородился прошлым, выбивая пальцами по стойке какой-то слышный ему лишь ритм, и неотрывно глядел сквозь оконное стекло на темнеющую улицу. Некоторое время сидел так, пока не почувствовал, как его плеча осторожно коснулась рука. Джаред перегнулся к нему через столешницу и слегка встряхнул.
- Всегда можно попробовать еще. Никогда не узнаешь, как сложится в следующий раз, если не пробовать.
Вот именно это Дженсен совершенно не хотел слышать. Даже думать об этом не хотел, потому что все так и было тогда - пробуя, как по тонкому льду, под который проваливаешься в мерзлую воду, едва осмелев и поверив. Он дернул плечом, скинув руку, и подвинул стакан. 
- Ты предлагал выпить. На твой вкус. 
И точно тогда Джаред сказал:
- Никаких лонгдринков и безалкогольных.
И совершенно точно потом они пили. «Слепого фотографа». Бред.
- Залпом не пей, моментально слетишь, - говорил Джаред, сверху наслаивая по ножу абсент. Поджигал, длинным красивым жестом поднося к нему тонкую спичку. После горения накрывал коктейль коньячным бокалом, чтобы сбить пламя и поймать пары, а затем, перевернутый, отставлял бокал на салфетку. 
- Теперь задерживаешь дыхание и пьешь, пока теплый. Потом через соломинку делаешь пару глубоких вдохов паров. 
- И?
- И все - конечная, - Джаред по-кошачьи диковато щурил глаза.
Они вдыхали и пили.
Горечь абсента перебивал анисовый привкус самбука. Ром отдавал нотами меда. Шампанское легко щекотало язык. От желудка к голове ползло приятное, мягкое тепло. Дженсен потерял ощущение времени, почти лежал на стойке, опираясь локтями о гладкую отполированную поверхность, и молча слушал Джареда. 
Просто пил и вдыхал. 
Глоток. «… Эд был третьим и первым кто снился. Даже когда мы порвали. Снился ночью, а днем его фантом все время стоял за моей спиной. Я убеждал себя, что мне это уже не надо… и все равно. Отвыкал долго».
Вдох. «… Знаешь, никогда не был сторонником одноразовых свиданий. Ну, за исключением времени, когда совсем подростком был. Любая ночь на один раз, даже очень хорошая, заканчивается одинаково. Просыпаешься как с похмелья, а рядом чужой человек. Такая поганая правда утра». 
Глоток. «… Я вырос в большой семье, где все близкие люди. Думаю, оттуда все. Мама всегда меня очень любила, иногда даже казалось, что больше, чем других детей. Как-то это чувствовалось. Сейчас мы уже взрослые, а у родителей законно наступила пора внукожелания. Мама знает, что от меня можно не ждать, и все равно говорит «нельзя, чтобы такая красота пропадала»… Вот, тебе смешно и мне тоже смешно».
Вдох. «... Разговоры про вечные ценности для меня не пустые звуки. Если представить, что и лет через десять в твоих снах один человек и ты его «один», и никуда не спешащее время. Я бы хотел так».
Глоток. «… Джефф, мой брат, он тронутый океаном. Он и меня заразил. Как только ты встаешь на волну, где небо - вода, пространство расширяется совсем в других направлениях. Ты скользишь сквозь него, улетаешь с планеты. Океан, как большое сердце, и волны, как пульс, как биение жизни. В этот мир хорошо сбегать, когда собственный начинает шататься».  
Вдох. «… Волны идут на берег сетами. Обычно в сете приходят сначала две-три маленькие, а потом одна большая волна. Первые - мелкие, их надо пропустить, они сгладят все неровности и трамплины на поверхности океана, и следующая за ними большая волна будет идеально гладкой. Иногда нечто подобное случается в жизни. Понимаешь, о чем я?»
Дженсен кивал, не сводя взгляда с капель воды, стекающих по стакану. Мысли Джареда вплетались в его мысли, будто они были знакомы не один час, а много лет. У того внутри что-то плавилось и горело, а у Дженсена за грудиной стекало горячим, густо и медленно. Он думал, что сейчас все закончится, пройдет. Стоит только отвлечься, и скоро забудется всё. Дождь, полутемный бар, размеренный голос в нём и один кажущийся странно близким парень. И эта живая мимика, и волнительно-теплая манера выражаться. И эти родинки знакомым созвездием на щеке. Конечно. 
Но ничего не проходило. Ни черта. 
Дженсен вдруг с удивлением обнаружил напротив его лицо. Джаред изучающе, пьяно смотрел ему прямо в глаза, потом съехал взглядом на губы. 
- Красивый рот, - отрывисто произнес он, понизив голос.
Барный табурет под Дженсеном неожиданно уплыл вбок, заставив ухватиться за край сиденья. Он на секунду зажмурился и откинулся на жесткую спинку, внезапно чувствуя себя тоже безбожно, бессовестно пьяным.
- Зря сказал, да? Наверное, все говорят? - замедленно долетело до слуха.
- Не суди по себе.
- Говорят, точно, - Джаред упрямо мотнул головой, увидев как Дженсен скривился, и на время умолк. Потом добавил, совсем как набравшийся школьник: - Ты вообще, весь – Голливуд. 
- Недавно я был сотрудником пожарной инспекции, - смеяться сейчас он даже бы специально не мог - язык спотыкался на неожиданном обилии выскакивающих в словах согласных.
- Я просто слишком долго ждал, а тут ты. Ну, я и подумал, кого еще могло принести в такую погоду, вот и перепутал. И если ты все-таки вошел в свою эту дверь, а за ней оказался я, значит, все не случайно, так или иначе... Что? - Джаред развёл руками, заметив, каким взглядом смотрит на него Дженсен.
Он чувствовал, нет, он знал, что кто-то из них, в конце концов, произнесет это вслух. Эта мысль с самого начала их встречи стучалась настойчиво. Было видно, что и Джареду она пришла в голову не только сейчас, только сейчас он решился ее озвучить.
- Думаю, мы... - Дженсен осёкся на полуслове. - Нет, ничего, забудь.
Джаред как будто его не слышал. Усмехнулся.
- Боишься неизвестности? А по-моему, вся жизнь череда дверей. Вот я сейчас точно открываю какую-то и двигаюсь наугад, и не жду, когда мне прочтут инструкцию в мозг. Никто ни на что не даёт гарантий. Это как в серфинге, главное - не останавливаться. Если тебе не хватает скорости, волна нагоняет тебя и поглощает. - Он хитро скосил глаза. - Хочешь попробовать убежать?
- Прости, что?
- У-бе-жать, - по слогам повторил Джаред, запивая внезапный хохот коктейлем.
Брови Дженсена невольно поползли вверх, когда руки Джареда резким взмахом очертили смазанный контур круга, и одним ловким всплеском тела он оказался стоящим на барной стойке. Будто примеряясь, сделал пару скользящих шагов вперед и замер, раскачиваясь на самом краю, балансируя и смахивая быстрой рукой длинную челку с глаз. 
- Ну вот, - сказал он все еще через смех, - будем считать, что я на доске. 
Не спеша он поднял бутылку абсента и разлил вдоль столешницы прямо перед собой. В длинных пальцах вспыхнула спичка. Упала, - и пламя прыгнуло. Яркой огненной полосой разбежалось в стороны, расцвечивая пространство. 
- А это волна.
Дженсен не двигался с места. Просто смотрел, как отблеск огоня заливал силуэт, все детали которого до сих пор были сглажены, и который теперь выступал из мозаики света и тени, очертаний и бликов. Просто скользил взглядом вверх по фигуре Джареда и видел, как изменилось его лицо, когда он запрокинул голову к потолку. 
- Там тоже должна быть волна.
Он был почти нереален в огибающем его источнике синеватого мягкого света. На мгновение у Дженсена перехватило дыхание. Долго, очень долго, слишком долго он фотографировал стихии, чтобы уметь их видеть. Когда вдруг отчётливо понимаешь, что за пределами этого мгновения больше нет ничего. И хочется не упустить его, удержать. Но при отсутствии фотокамеры это всего лишь фокус зрачка, кадр на сетчатке, отпечаток в памяти.
Как будто издалека он увидел, что Джаред наклонился над ним и протянул свою руку.
- Давай ко мне! 
Тело уже не слушало голову, зараженное этой порывистостью, переменчивостью, способностью моментально переходить от серьезности к бесшабашному веселью. Мгновение спустя табурет скрипнул под весом Дженсена, и через одно крепкое пожатие ладоней они стояли друг против друга, сосредотачиваясь на ровных вдохах и выдохах. Джаред нехотя отодвинулся в сторону и встал рядом, освобождая место для маневра.
- Куда! Держись! - не без видимого удовольствия поймал его за плечо, когда Дженсен неуверенно пошатнулся, и растянул губы в усмешке. - Главное - поймать баланс. Технику поворотов отрабатывают на скейте. Доска для серфинга и скейт в управлении очень похожи. - Его бедра ушли в плавные движения в стороны. - Всё просто. Дальше разгоняешься до скорости достаточной для того, чтобы поймать волну и встаешь на доску. Потом постепенно выпрямляешься, катишься все быстрее и быстрее, и вот - ты  уже практически летишь. Чувствуешь?
Дженсен съехал по этим звукам «ш-ш-ш», как по волнам, перестав слышать что-то, кроме  внезапного шума в ушах. Ощущение руки на плече отдалилось. Невесомости, охватившей тело на  доли секунды, хватило, чтобы раствориться в накатывающих приливами образах. Ему казалось, что вдалеке бушует океан. Казалось, он даже чувствовал соленый морской запах, долетающий до обоняния вместе с горячим ветром. И, кажется, они что-то кричали, бессистемно друг друга перебивая и смеясь невпопад. А потом горячий насквозь от этого ветра Джаред говорил почти шепотом:
- Не убежать. Мне не хватает скорости, не хватает скорости…
Повторял это шало, часто, близко. Провокационно близко. Сужая реальность до влажного, поплывшего взгляда, от притягательности которого сложно было оторваться. Дженсен поймал себя на мысли, что вот он Джаред весь здесь, как на ладони, хочешь - бери. Поэтому, только поэтому пальцы скользнули за ремень его брюк, притянув к себе гибкое тело, теплый близко подставленный рот. Дыхание легло с губ на губы и прервалось. Джаред замер в его руках, ласковым ртом провел по скуле, влился шепотом в ухо:
- Не слишком быстро?
Размореннй, пьяный голос соблазнял солгать «нет». Слова закрутились на языке, отстукивая пульсом в горле. Дженсен сглотнул и выдохнул резко:
- Слишком. Все.
Разжал пальцы и отступил, отталкивая его от себя, спрыгнул на пол, с размаха ударившись локтем о край барной стойки. Тело, казалось, оглохло и не слышало боли. Шумным жаром билось где-то внутри, поднималось неотвратимо, как волна, идущая к берегу. В душном мареве потолок наезжал на плывущий из-под каждого шага пол. Спотыкаясь о стулья, Дженсен добрался до двери и, толкнувшись плечом, распахнул её с силой.
Дверь выпустила в тишину. 
 
Ветер порывом прижал рубашку к влажному телу.
Казалось, все это было всего лишь мгновение назад. 
Глядя куда-то в сторону, не позволяя Джареду поймать его взгляд, Дженсен забрал пиджак, внезапно настигнутый мыслью, что сбежал из бара, так и не расплатившись. 
Он заставил себя улыбнуться.
- Спасибо. Сколько я должен за выпивку?
И встретил улыбку в ответ.
- Как насчет имени? Ты так и не представился.
- Сколько? Я заплачу.
- Слушай, ты серьезно, что ли? Думаешь, я поэтому за тобой пошел? Да пропади оно! Бармен из меня никакой, а Джефф не обеднеет. Это он попросил сегодня его подменить и встретить… Да неважно теперь кого. Я тебя встретил, - Джаред говорил очень тихо, но артикулировал так отчаянно, что его можно было читать по губам. - На днях мы улетаем в Австралию на Большую волну, и я подумал, что мог бы тебе позвонить, когда вернусь, потому что… - он сбился и глубоко вдохнул. - Если ты дашь телефон.
Дженсен вздрогнул едва заметно и надел пиджак, чувствуя, как удивление на его лице, сменилось недоверием, потом - растерянностью. 
Австралия. Сидней. Его будущая командировка для съемок, от которой он хотел отказаться.
Так не бывает. Таких совпадений во всем. Не бывает.
Просто потому, что когда долго плохо, начинаешь думать, что хорошо уже не будет, а когда наступает хорошо, мысль о том, что тебе возвращают задолженности приходит последней. 
Они стояли под чистым предрассветным небом, кружилась голова.
Джаред все понял по-своему, не стал дожидаться ответа, молча кивнул, развернулся и стал уходить по асфальту, блестящему в свете проснувшихся окон. Неожиданно его силуэт исказился и, дрогнув, начал истаивать, словно мираж. Окончательно ставя под сомнение реальность всего происходящего. 
Всматриваясь в рябь исчезающих линий, Дженсен повторял про себя: «Так не бывает. Это снова только такой реальный сон», а совсем уже призрачный Джаред, вдруг обернувшись, беззвучно шепнул: «До скорого». Время как будто замерло. «О», вибрируя, замкнулось в границах упрямых губ. Свелось в одну точку, сквозь которую выбился яркий горячий свет, ослепил на секунду, и нестерпимо синим, глубоким полоснуло по векам… 
Цвет у волны такой, что кажется, будто разлито небо. Над океаном солнце - бархатный абрикос, блики густо падают на детское улыбчивое лицо. Мальчику с пушистыми волосами и разноцветными, как влажная галька глазами года два. Он пробует языком соленую воду в ладошке и смешно надувает щеки. Он смотрит серьезно, не в силах решить, кому из двоих - тех, кто все время рядом - доверить свое открытие. Он семенит неуклюже и падает Дженсену в руки солнечным фруктом с нежной и теплой кожицей. Он пахнет родным, абрикосово-сладким - не надышаться. Дженсен кружит и кружит его, путаясь в волосах своей щетинистой щекой. Теплый ветер доносит плеск волн и соленые брызги. Джаред идет к ним по вспененному песку, и под его взглядом смертельно хочется жить. Бояться проснуться и забыть почему. 
 
Дженсена вытолкнуло из сна будто мягким глубоководным течением, оставив шлейф странного, почти нездешнего чувства. Вокруг было темно, сиренево. Он долго лежал и пальцами, самыми кончиками, водил вслепую по простыне, словно сшивая обрывки другой своей жизни, все то непрошенное, до боли, до бреда теперь желанное, что зачем-то впервые явилось ему до срока. 
Светало медленно. Дождь за окном мерно шумел океаном, и стена воды переходила в небо, размывая перспективу города. 
Самое время заплыть за самый последний буй. Улететь к черту с планеты. Смешать, поджечь, выпить, вдохнуть...
Дженсен выдохнул так, как будто держал дыхание много лет и взглянул на часы. Стрелки сошлись на шести тридцати утра.
 
Ближе к полудню он отснимет последние кадры. Уже почти исчезающий ветер обрушит на город последний стихийный порыв. Его рейс на Детройт отменят.
Понедельник сегодня. Джаред еще ни о чем не знает.


Сказали спасибо: 8

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

04.11.2019 Автор: uma-47

Дорогая libela, прочла, перечитала и, наверное, поняла), ну и вот:

 

выдох

 

Кит-субмарина

Буравит берег,

Тонет,

Покинут и небом, и морем…

На гребне

Волны

То самое время

Того самого дня,

Когда, очнувшись от сна

И будто впервые

Увидев рассвет,

Погладишь кита,

На серферной гладкой доске

Выпрямляясь в брызгах и пене.

С китом наравне

Идя по волне

Параллельно.

 

4.11.2019

 

Спасибо безмерное!

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: . ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S t v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 6 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1454