ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1806

Шествие вверх

Дата публикации: 18.03.2018
Дата последнего изменения: 18.03.2018
Автор (переводчик): ilerena;
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: драма; мистика;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Предупреждения: ксенофилия, Дженсен!наг
Саммари: Дженсен появился на пятьдесят вторую ночь и поймал его. Дженсен говорил, что Джаред легкий, снежинка. У него шесть рук — он ловил играючи, просто. Джаред не верил. Нести самого себя ему было тяжело.
Глава 1

Лавинами и закатами измерялось ожидание Джареда. Он ждал недолго — Гималаи снежные и солнце здесь ниже, чем где-то. Дженсен всегда приходил, когда ало-оранжевое заливало белое, там, в вершинах, и громыхали снега, срываясь вниз. Дженсен приходил совершенно бесшумно, как ночь, вместе с ней. Из ниоткуда — потому что здесь не откуда было приходить. К нему — потому что Джаред не отдал бы его никому другому.

Джаред сто двадцать три ночи назад тоже не приходил — прилетел. Вознесся к Шиве, говорили здесь, в Кедарнатхе, а ощущалось как падение. Слишком высоко он убежал от прошлой жизни, все казалось, что оступится и сорвется вместе со снегами. Когда вертолет взлетал уже без него, так почти и случилось. Джаред падал медленно, ежедневно, вниз, вниз, к подножию, где остались покореженные, обгоревшие остатки форда и совсем не осталось двух тел. Да и от него самого тоже мало что осталось.

Дженсен появился на пятьдесят вторую ночь и поймал его. Дженсен говорил, что Джаред легкий, снежинка. У него шесть рук — он ловил играючи, просто. Джаред не верил. Нести самого себя ему было тяжело.

Потому он не убежал, он не запутался в полах кашаи. Джаред совсем не почувствовал страха, то, что было до Дженсена, было страшнее. Дженсен пришел оттуда, где снег покрывает даже небо, но ему подобные никогда не спят, так он рассказал.

— Когда солнце светит, ты грееш-шься, — позже шептал Дженсен, а Джаред обнимал его хвост, приятный и теплый на ощупь, Джаред тонул в его кольцах. — Мерзнешь, когда дождь льет из туч. Ты как змей, Дш-шаред, подчиняеш-шься тому, что кругом, не слушаешь того, что внутри. Тут не водятся змеи, здесь им не место. Так и замерзнуть недолго. Сердце у тебя горячее. 

Дженсен шептал так, а сам прижимался ближе, руки у него были сильные, загорелые, будто покрытые пыльцой бронзы, он обнимал как опутывал. Джаред не чувствовал себя добычей — ему было мало себя для Дженсена. Змеей он себя не чувствовал тоже — не под солнцем он грелся, а с Дженсеном. 

Дженсен исчезал к рассвету, к закату Джаред возвращался в пещеру, ждал его на шкурах, смотрел на пламя, пока не появлялась на стене многорукая тень. Где-то с вершины сходила лавина, а Джаред сходил с ума. Он улыбался, встречал его, завернутый в кашаю. Дженсен снимал ее очень скоро, проворно — у него шесть рук.

Джаред, наоборот, целовал медленно — этим вечером еще более тягуче, как солнце чересчур лениво тянулось по небосклону, прежде чем наконец растечься ало-оранжевым. 

— Дш-шаред, — Дженсен засмеялся, его смех звучал как шелест развевающегося по ветру воздушного змея. 

— Словно ты не из снега появился, Дженсен, — Джаред изгибался под его горячими, бронзовыми руками, завивался кольцами, завязывался узлами. Дженсен неистово прижимался губами к губам, пил из него весь яд, высасывал, как из раны. Джаред тонко, звонко стонал в ответ, точно плакал от облегчения.

— А ты — словно из него.

Дженсен говорил, что Джаред холодный, снежинка. У него шесть рук — он грел жарко, вместо закатов. Джаред таял. Только он один — среди замерзших вершин. 
Кашая валялась в углу бесполезной тряпкой, а Джаред чувствовал себя как никогда нужным этой жизни. Пятки разъезжались по медвежьим шкурам, он был распят Дженсеном пятиконечной звездой, и Дженсена на него всего хватало, даже оставалось.

— Тиш-ше, Дш-шаред, — ухмылялся Дженсен, показывая зубы, — ты же не хочешь, чтобы от твоих криков лавины сошли с гор на семь ночей вперед.

Джаред не хотел. Но хотел Дженсена, его руки, везде, всегда, его целиком. Дженсен зажимал ему рот ладонью, Джаред шумно дышал в нее, глухо кричал от неги, это было мучительно прекрасно, он краснел бы от стыда вместе со снегами, если бы не было так хорошо. Джаред молился здесь не тому богу, принимал грех на душу и в себя, этот сладкий, совершенный грех.

Он разводил ноги, раскидывал руки в стороны, млея от Дженсена везде и одновременно, казалось, она мог кончить подряд шесть раз — по разу от каждой руки, и захлебывался воздухом, которого в горах было слишком мало. Дженсен гладил его член горячей рукой, мягко массировал под мошонкой, разводил двумя пальцами сжавшийся, трепетавший анус, пощипывал твердые соски, запутывался ладонью в его волосах, припорошенных снегом, полностью, до изнеможения забирал его себе, хотя Джаред и так уже был — его.

— Еще, больше, да, еще, — просил-умолял Джаред, разметавшись по медвежьей шерсти. Неконтролируемо дергал бедрами, не зная, не понимая, к какой из рук податься. Дженсен издевательски медленно водил кончиками пальцев по шелковисто-нежному, вырисовывая одному ему ведомые знаки, едва-едва прикасаясь к потяжелевшим яичкам, в контраст резко и неудержимо дрочил его истекавший смазкой член, ввинчивался фалангами глубоко внутрь него. Он шипяще смеялся ему в шею, а Джаред едва дыша целовал его лоб, щеки, шею, как безумный. 

— Больше? Заглотишь больше, чем сможешь унести, в этом весь ты, Дш-шаред, змеям здесь не место.

Джаред не стал отвечать — не хотелось. Он закрыл глаза, разглядывая яркие всполохи под веками, нанизывался на пальцы Дженсена, то соскальзывал, то принимал еще глубже. Тело горело, бушевало, как буран, набухший член распирал ладонь Дженсена.

— Дженсен-Дженсен-Дш-шенсен, — Джаред выгнулся дугой, обильно выплеснулся, когда Дженсен убрал руку и холодный воздух врезался в головку, а сам он загорелся. Дженсен медленно вытащил пальцы из ануса, опутал хвостом ноги, окончательно завязывая Джареда на себе, гладил его сразу всеми ладонями — по опавшему члену, соскам, животу, по ходившей ходуном груди, — а Джаред тихонько хныкал, и не было возможности облечь в слова, что и этого ему не хватало. 

Он приоткрыл глаза, посмотрел, затаив дыхание: Дженсен был прекрасен. Он возвышался над ним, как его персональное божество, полыхал темно-золотистым из-под ресниц, от поцелуев его губы распухли и стали вишнево-красными, и капли пота стекали по его груди, как слезы, будто Дженсен и правда не появился из снега.

Дженсен говорил, что Джаред изломанный под разными углами, снежинка. У него шесть рук — он чинил тщательно, без инструкции. Джаред подчинялся. 

Рождался заново, принимая в себя твердый член, выплескивал внутренний холод, пока Дженсен с силой, грубо толкался в него, удерживая на весу, и Джаред коротко вскрикивал, путаясь ногами в его руках, едва не таранил макушкой потолок пещеры. Дженсен сжимал его плечи, вдавливал пальцы в грудь до синяков, протяжно шипел-шептал что-то на неизвестном языке. Джаред, нашпиленный на член, целомудренно касался губами его лба, глядел не отрываясь ему в глаза, и что-то смахивающее на неземную любовь — они были слишком высоко в горах — змеилось между ними.

— Ты теплый, Дш-шаред, — сказал Дженсен, улыбнулся, не размыкая рта. Он кончил внутри Джареда, и стало горячо-горячо, наконец почти легко. — Холодно все меньш-ше. Скоро рассветет. 

— Скоро, — тихо ответил Джаред. — Скоро, Дженсен. 

Он уже решил. Через шестьдесят ночей он не не спустится вниз со всеми, он пойдет за Дженсеном в вечные снега, покрывающие и небо. Держать крепко можно двумя руками. 



Сказали спасибо: 16

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1399