ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
178

Странные игры

Дата публикации: 16.07.2012
Дата последнего изменения: 16.07.2012
Цикл: Странные игры
Автор (переводчик): Swenigora;
Бета: Орикет
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; романс;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Примечания: Написано в подарок моей обожаемой Бете! :inlove::inlove::inlove: Орикет, спасибо тебе за все!:heart::heart::heart: От заявки остался только поезд. Регбисты не достали билеты.:crznope: Сюжет избитый до безобразия,:apstenu: но это все, что я смогла придумать, пожалуйста, не бейте. Я не плагиатор, я честный пират.:crazylove:
Саммари: Странные игры взрослых людей, часто заканчиваются совсем не так, как планировалось в начале. Но однажды начав играть, так трудно остановиться.
Глава 1

Часть 1 (Попутчик)
Никогда не разговаривайте с незнакомцем, а уж тем более не пейте с ним.

Нельзя сказать, что Дженсен Эклз не любил поезда. Вот вы любите дилижансы? Не знаете? Никогда не ездили? Вот и Дженсен Эклз не ездил. Не на дилижансах, на поездах. Но на каком-то подсознательном инстинктивном уровне ему казалось, что он их не любит. Это было такое глубинное знание, доставшееся ему, наверное, в наследство от предков, которые заселяли Дикий Запад, а на их поезд напало племя каманчей. А может, кто-то в родне был, наоборот, из каманчей, которым очень не нравилось, что по их землям ездят эти железные плохо пахнущие и издающие громкие звуки чудовища. А может быть, были и те, и другие. Например, прапрапрабабушка ехала в поезде, на который напало племя каманчей прапрапрадедушки, и в результате… хотя, такие сложные логические цепочки никогда не строились в голове Эклза.
Конечно, современные поезда не имеют ничего общего с теми древними монстрами, которые можно увидеть в фильмах про Дикий Запад, но все равно Эклз считал, что именно в этих фильмах они и должны оставаться. Чтобы передвигаться по миру в наше время есть самолеты, ну или, в крайнем случае, э-э-э … самолеты.
Однако работа есть работа. И не он в данный момент выбирал средство передвижения. Так что Эклз с заранее приготовленным презрением готов был увидеть чудака, предпочитающего такой странный вид транспорта.
Правда, изучение фотографий в проспекте железнодорожной компании немного примирило его с неизбежной поездкой. Поезд предназначался для туристов, желающих не торопясь, но зато с максимальным комфортом проехать по стране. Вагоны оформлены в стиле разных эпох; купе - больше похожи на номера в дорогих отелях, чем на привычные современные, с очень комфортабельными, но все же креслами. В этом поезде пассажирам предлагались старые добрые полки для сна, правда, назвать их этим словом язык не поворачивался, скорее, ложа.
Как гласит известная шутка: «Пассажиры, летящие эконом-классом, долетают так же быстро, как и пассажиры, летящие бизнес-классом, только гораздо дешевле».
Здесь эта шутка не работала.
Если бы Дженсен купил билет на современный скоростной поезд, то доехал бы гораздо быстрее. Но зато… ему даже в голову не приходило, что в общественном транспортном средстве, а, что ни говори, поезд был общественным транспортом, возможна такая роскошь.
Впрочем, все это лирика.
Дженсен тщательно осмотрел купе с точки зрения выполнения своего задания, прошелся по вагону, даже заглянул в соседние купе, оценивая пассажиров, которых было немного - половина вагона пустовала - вернулся на место и принялся ожидать объект.

- Здравствуйте!.. Мы вместе едем?! Очень рад! Меня зовут Джаред!.. Вау! Какая красота!.. Мне друзья давно про этот поезд все уши прожужжали! Это же специальный маршрут для туристов - не так быстро, зато такая роскошь! Люди специально приезжают, чтобы прокатиться! А я, так всю жизнь прожил - не ездил… Представляешь, вообще никогда не ездил на поезде, а тут такое дело… А то все самолетом, да самолетом!.. Нет, ну тут как в отеле! Даже диваны… А мне летать вообще пиздец как неудобно, ой, извини!.. Колени всегда в соседнее кресло упираются. Я еще съезжаю всегда во сне! А здесь прямо как кровать. Здорово!..

Дженсен слегка удивленно рассматривал ввалившегося в купе парня: здоровенного, лохматого, улыбающегося и непрерывно тараторящего. И поймал себя на том, что тоже начал улыбаться в ответ.
Значит, это объект? Странно. Он совсем не походил на привычные Дженсену объекты, впрочем, какая разница?
Дженсен изучал движущегося по тесному пространству купе попутчика. Вообще-то, до того как он вошел, Дженсен считал купе довольно просторным.
Какую линию поведения выбрать?
Основные моменты он продумывал заранее, но давно понял, что в его работе импровизация играет далеко не последнюю роль.

«Даже самый совершенный план может разрушить человеческий фактор. И он же в состоянии вытянуть самый провальный. Никогда не забывайте, что имеете дело с людьми, играйте на их слабостях и выиграете». Тогда, слушая разглагольствования мистера психолога, Дженсен искренне не понимал, зачем их время тратят на этого болтуна. Лучше бы лишний час постреляли - и то полезнее! Сейчас же он говорил «спасибо».

Каким бы замечательным план ни был, личность клиента всегда вносит поправки и коррективы. Так что сейчас требовалось произвести эту самую корректировку с учетом того, что он видел. Дженсен перебрал все свои излюбленные личины и решил остановиться на скромном провинциале, решившем устроить для себя этакую историческую экскурсию.

«Рубаха-парень здесь ни к чему! Надо дать парню открыться. Такие говоруны заводятся от молчания собеседника. Не гробового, конечно, а такого милого смущенного молчания».

- Добрый день. Я вот тоже первый раз. Как-то всё дела…
Эклз улыбнулся, постаравшись вложить в улыбку максимально смущенной неуверенности.
- Меня, кстати, Дженсен зовут.
И он протянул руку. Парень с готовностью схватился своими огромными лапищами за ладонь и с энтузиазмом потряс. Он все делал увлеченно.
- Очень приятно! Вот и познакомились. А ты тоже решил посмотреть туристические места?
- Не то чтобы решил… у меня тоже в некотором роде обстоятельства так сложились. Так что, приятное с полезным.
Дженсен решил, что надо еще немного смутиться под пристальным взглядом лохматого верзилы. Парень, поняв, что его внимание не осталось незамеченным, немного покраснел и затараторил снова:
- Ну, а у меня только приятное. Я ветеринаром работаю. У нас семинар был по ветеринарии, закончился раньше, ну, я думал по городу поболтаться - бары, все такое - а тут этот поезд… Прямо как на сто лет назад переместился.
- Ты, значит, ветеринар? Первый мой знакомый в этой области. И кого же лечишь?
- Да кого притащат: кошки, собаки, конечно, в основном, но бывают и совершенно экзотические животные. Вот недавно, например…
Дженсен внимательно слушал разговорчивого попутчика. Он правильно понял, что парень любитель поговорить, а, как известно, о себе, любимом, говорить можно бесконечно, особенно если есть тот, кто искренне готов слушать, а Эклз был готов. Его собеседнику для поощрения вполне хватало коротких восторженных реплик: «Да что ты говоришь!» или «Как интересно!», вставленных в паузы, которые Джаред делал, чтобы вдохнуть воздух. Дженсен не особо следил за содержанием разговора - конечно, если это можно было так назвать - зато с удовольствием наблюдал за выразительной мимикой парня. Рассказывая, тот все время улыбался, от чего на щеках появлялись очень милые ямочки, кончик носа немного дергался, брови двигались, то собираясь в домик, отчего лицо принимало сразу какое-то умильное щенячье выражение, то взлетали вверх, демонстрируя крайнюю степень удивления, то возвращались на место.
Дженсен поймал себя на мысли, что объект начинает ему чересчур нравиться, а это уже было непрофессионально.
«Играй, да не заигрывайся!».

-А не сходить ли нам чем-нибудь перекусить? Тут вроде бы должен быть неплохой ресторан.
-Хорошая идея! Заболтал я тебя совсем. Меня останавливать нужно, а то я часами могу трепаться.
-А я вот – наоборот: рассказчик из меня никакой, зато люблю слушать.
-Это ты сейчас зря сказал!
Джаред расхохотался и хлопнул Дженсена по плечу. У этого парня вообще была странная манера постоянно дотрагиваться до собеседника. Он уже Дженсена и за руку, и за коленку хватал. У любого другого это выглядело бы пошло, и Дженсен, скорее всего, даже несмотря на задание, не сдержался и врезал нахалу, но у Джареда это выходило на удивление естественно.
-Мы с тобой просто идеальная пара! Один молчит, второй слушает!
Прозвучало несколько двусмысленно и Джаред несмотря на свою бесцеремонность это понял.
-В смысле… совпало так… в поезде хорошо, когда…
Дженсен сделал вид, что ничего не заметил.
-Конечно здорово! С хорошим попутчиком любая дорога короче и веселее.
-Согласен! Мне уж точно с попутчиком повезло.
-Ты даже не догадываешься насколько.
И они отправились в вагон ресторан.

Поев и немного выпив, оба предсказуемо решили, что грех такое приятное знакомство не отметить более основательно в купе. Нет, напиваться никто не собирался.
Одна бутылка текилы - разве ж это пьянство?
Пока Дженсен нарезал предусмотрительно захваченный с собой лайм, Джаред открыл бутылку и поставил на стол солонку.
- Откуда она у тебя?
- Спер в ресторане.
Потыренная из ресторана солонка стала поводом для нового веселья.
- Ну, за знакомство мы с тобой уже пили, теперь выпьем за продолжение!
- За успешное продолжение!
- …
- Странный вкус у этого лайма…что-то …

Эклз успел вовремя поймать попытавшегося встать Джареда и мягко завалить его на полку. Препарат действовал быстро. Одна капля выводила взрослого мужчину из строя на 15-20 минут.
Эклз быстро достал свой чемоданчик и вытащил все необходимое. Одной парой наручников он сцепил руки парня, другой сковал ноги.
Рот заклеил куском скотча, затем достал большой армейский нож. Этот нож Дженсену нравился за внушительность. Мало кто решался спорить, когда его прижимали к горлу или … да мало ли куда можно прижать подобный нож.
Минут через десять парень начал приходить в сознание. Пошевелился, открыл глаза и первое, что увидел - огромный нож, который Эклз постарался продемонстрировать ему как можно лучше. Глаза парня широко распахнулись, и Дженсен справедливо решил, что объект вполне готов к разговору.
- Пришел в себя? Хорошо. А теперь слушай внимательно. Сейчас я сниму скотч, и ты ответишь мне на пару вопросов. Если ответы меня удовлетворят, то я не буду пускать этот замечательный нож в дело, если же нет, то сам понимаешь… Все ясно?
Попутчик кивнул.
- Не будешь пытаться делать глупости? Кричать и прочее? Я не собираюсь зачитывать тебе твои права, просто веди себя разумно и тогда все это может закончиться для тебя с минимальными потерями.
Парень снова энергично закивал и даже попытался что-то промычать - сквозь скотч разобрать было, конечно, невозможно.
- Я же сказал - тише. Просто отвечай на вопросы, без самодеятельности.
На этот раз парень молча кивнул.

Вроде все нормально. Поехали.
Дженсен резко дернул за скотч. Процедура не из приятных, но парень удержался от возгласа, только поморщился. Что ж, значит, действительно все понял. Дженсену нравилось работать с умными объектами, понимающими, что есть ситуации, когда не стоит лезть на рожон.
- Как тебя зовут?
- Я же говорил. Ты что, Дженсен…
Дженсен вздохнул, видимо, он все-таки переоценил умственные способности парня. Пришлось слегка шлепнуть его по губам.
- Я предупреждал, ты просто отвечаешь на вопросы. Итак, я повторяю вопрос: твое имя?
- Джаред Падалеки.
- Настоящее.
- Это и есть мое настоящее имя! Блядь, Дженсен, что за фигня?..
Ну почему большинство не понимает слов? Он прижал нож к шее парня, стараясь сильно не надавливать, чтобы не порезать. Тот сразу замолчал. Ну вот, так гораздо лучше.
- Я же сказал, только ответы по существу. Ладно, мне по большому счету без разницы как тебе нравится себя называть. У тебя должна быть флешка. Где она?
- Флешка? Какая флешка?.. Ты меня с кем-то путаешь!
- Смешно.
Дженсен аккуратно приставил кончик ножа в ямку между ключицами и немного надавил. Из пореза потекла кровь.
- Не надо меня злить и вынуждать делать то, что я делать не хочу. Хочешь, я расскажу тебе немного об этом ноже? Кроме больших размеров, удобной ручки, прекрасной балансировки и некоторых других характеристик, которые, я уверен, тебя сейчас не особо интересуют, он еще и замечательно острый. Сделан из той стали, которую использовали для изготовления клинков, перерубающих волос на лету. Поэтому когда делаешь им надрез, то в первый момент боли не чувствуешь совсем. Потом, конечно, организм соображает. Я не буду торопиться и сразу переходить к твоим причиндалам, но в конце концов мы до них доберемся… Ну так как? Все еще хочешь поиграть в героя?

Дженсен знал, как это выглядит со стороны. Нож с психологической точки зрения на неподготовленного человека действует гораздо сильнее пистолета. Особенно когда им крутят в непосредственной близости от лица или гениталий. Это им тоже рассказал тот тщедушный психолог, который, наверняка, никогда в своей жизни и оружия в руках не держал.

- Не надо!.. Я все отдам! Флешка в рюкзаке, в кармане! Только …
Дженсен снова прижал нож к горлу парня и тот заткнулся.
- Я сейчас встану и достану рюкзак. Тебе может показаться, что наступил удачный момент начать делать глупости. Так вот, предупреждаю сразу - это заблуждение.
Дженсен встал достать рюкзак, висевший на крючке. Если честно, ему даже хотелось, чтобы парень попытался напасть. Вторая часть задания тогда бы стала гораздо легче. Но тот послушался совета и не стал ничего предпринимать. Жаль. Вообще-то Эклз обычно не брался за такую работу. Не любил. Но сейчас с деньгами был полный завал, так что не до щепетильности. Но все равно.
Порывшись в рюкзаке, он нашел флешку. Объект напряженно наблюдал.
- Она?
- Да.
Дженсен засунул ее в свой чемоданчик и бросил рюкзак на другую полку.
- Это еще не все.
- А что еще? Деньги? Так у меня наличными совсем мало. Есть карточки. Я скажу пин-коды…
- Помолчи. Деньги мне твои не нужны. Я не знаю кому ты перешел дорогу. Но у меня такая работа, так что ничего личного. А сейчас расстегни ремень и перевернись на живот.
- Зачем?
И тут до парня, кажется, начало доходить, что все предыдущее было цветочками. А теперь они добрались до ягодок. Он попытался дернуться, но Дженсен предусмотрительно прижал нож к паху.
- Не надо. Будет только хуже.
- Ты меня…
- Расстегни и перевернись.
Дженсен не собирался устраивать дискуссии и долгие объяснения. Он предпочел бы с этой частью задания разделаться побыстрее. Хотя, что греха таить, парень ему нравился, так что с эрекцией, скорее всего, проблем не будет. Джаред не сопротивлялся - все-таки нож, прижатый к важной части тела, был очень весомым аргументом. Как ни странно, умолять он больше тоже не стал: то ли смирился, то ли гордость не позволяла. Эклз убрал нож, и парень, немного помедлив и бросая злые взгляды, все-таки выполнил приказ.
- Встань на четвереньки.
Дженсен видел, что парню неудобно. Скованные руки и ноги мешали сохранить равновесие. Поезд хоть и шел мягко, но все равно немного покачивался.
- На локти опустись.
- Ну ты и мразь, сволочь…
Дженсен, не слушая, нажал на спину, заставляя прогнуться, и спустил с объекта штаны вместе с бельем. Глазам открылась очень симпатичная задница. Парень явно не пренебрегал занятиями спортом.
«И чего тебя потянуло искать приключения на такую классную задницу? Что, спокойно не сиделось?» Вопросы риторические. Дженсен не понимал своих клиентов, но это не влияло на качество выполнения им работы.
Сам раздеваться не стал, только расстегнул ширинку и ремень, нож тоже отложил в сторону - все равно из такой позы напасть практически невозможно - и натянул презерватив. Он оказался прав - с эрекцией проблем не возникло. Из-за наручников развести широко ноги у парня было нельзя, но особых проблем это не вызывало. Заказчик хотел изнасилование, так что смазка и подготовка вроде бы не были предусмотрены в программе, но Дженсен решил, что парень заслуживает небольшого снисхождения с его стороны. Вел себя вполне адекватно, не нарывался. Наверняка уже жалеет, что ввязался.
- Тебя в задницу трахали?
- Пошел знаешь куда?..
- Идиот, для тебя же стараюсь. Ну так как?
Однако в ответ Дженсен опять услышал ругательства.
- Не заткнешься - заклею рот.
Хозяин – барин. Раз не хочет помягче – сам напросился.
Дженсен раздвинул ягодицы и начал проталкиваться в открывшееся отверстие. Презерватив был со смазкой и, несмотря на некоторые затруднения, член вошел довольно легко.
«Не девственник!»
Парень тихонечко застонал. Звук был низким и таким беспомощным, что Дженсену чуть крышу не снесло. Пришлось сделать пару глубоких вдохов прежде чем он понял, что в состоянии контролировать себя. А контролировать совершенно не хотелось, хотелось жестко брать распластанное под собой тело. Задница парня была такой, какой нужно - не девственник, но и не блядь. С таким можно отпустить себя по полной, не боясь порвать или искалечить.
Дженсен скользнул рукой по паху и с удовлетворением отметил, что член парня тоже заинтересовался происходящим.
«Ладно, я не эгоист!»
Он подрочил немного, добиваясь полной эрекции и одновременно позволяя парню привыкнуть, а затем принялся за дело. Дженсен не считал себя особым сексуальным террористом и в обычной жизни экстремальный секс не жаловал. Адреналина хватало на работе, и со случайными любовниками всегда старался быть настолько нежным, что пару раз слышал упрек: «Что ты со мной, как с бабой? Я не девушка, можно и пожестче!» И вот сейчас это «пожестче» происходило. Парень под ним стонал и подмахивал. Учитывая, что трахались они практически без смазки, Дженсен был уверен - кончить в таких условиях тот не сможет. Однако судя по участившемуся дыханию и резким нетерпеливым рывкам навстречу, Джаред явно собирался свою долю кайфа получить.
«Ну уж нет! Этого тебе не положено!»
Дженсен сильно сжал член парня и продолжил вбиваться.
- Сволочь, отпусти!
- Обойдешься!
Дженсен никогда раньше такого не пробовал, он даже не представлял насколько интенсивными могут быть ощущения, когда партнеру снизу так хочется кончить, но ему не дают, и хотелось, чтобы разрядка подольше не наступала. А еще он пожалел о том, что не стал раздеваться, ну, или хотя бы приспускать брюки. Почему-то вдруг очень захотелось прижаться к этому большому красивому телу. Почувствовать гладкость кожи, слизать капли пота со спины и узнать какие на вкус у парня губы
«Блять, Дженсен! Какие еще губы?! Это просто работа! Тебе деньги за что заплатили? За изнасилование?! А ты чего тут сопли развел! Спину ему, видите ли, облизать захотелось! Нашел кого жалеть! Это просто объект. Обычный объект! Кончай заниматься благотворительностью!»
В этот момент парень под ним, видимо, понял - чем быстрее он поможет своему насильнику, тем быстрее сможет получить разрядку сам. Он начал так правильно работать задницей, что все связные мысли покинули мозг Дженсена, справедливо решив, что думать в такие моменты могут только совсем уж законченные импотенты, к каковым их хозяин пока, слава богу, не относился.
Пару раз Дженсен почти выходил, оставляя в теле только головку и чувствуя, как вслед за членом подается назад парень, пытаясь насадиться и не дать ему выйти до конца. И от этих неосознанно-блядских движений Дженсен сорвался окончательно. С удивившей самого себя яростью он начал вбиваться в послушное тело, не жалея, не щадя, не думая ни о чем, кроме собственного удовольствия. И кончил, чувствуя как пульсирует в руке член парня в тщетном желании сделать тоже самое.
- Сука! – простонал Джаред.
- Догонишься сам, не маленький.
Оргазм, казалось, вытянул все силы. Хотелось упасть на полку, отсосать этому лохматому недоразумению, вздумавшему играть в чересчур взрослые для себя игры, а потом обнять и уснуть... Только этот сценарий не имел никакого отношения к жизни Дженсена Эклза.
Он снял презерватив, застегнул штаны.
Бросив на свою полку ключ от наручников и прихватив чемоданчик, Дженсен быстро направился к выходу. Поезд как раз тормозил у небольшой станции.

Пару дней назад Эклз оставил на трех станциях нанятые на чужое имя автомобили. Так что сейчас он просто прошел через маленький вокзал, сел в стоящий на стоянке неприметный седан и уехал. Отъехав пару миль, он достал телефон и позвонил.
- Алло, Майкл? Все нормально. Заказ выполнен.
- Все по плану?
- Да.
- Никаких неожиданностей не было?
- Нет, все в порядке.
- Как и всегда. Деньги уже переведены на твой счет. Можешь убедиться.
- Хорошо. Куда мне эту флешку девать?
- Положи в ячейку. Все как обычно.
- Хорошо, до связи.

В офисе, находящемся на двадцатом этаже огромного небоскреба в центре Лос-Анджелеса, неспешно разговаривали двое мужчин. В одном из них, лощеном господине в костюме от Армани, благоухающем дорогущим парфюмом и с волосами, уложенными модным стилистом, с трудом можно было узнать того лохматого субъекта из поезда, ветеринара и любителя неосторожно проникаться симпатией к незнакомым людям.
Хозяин кабинета сидел, развалившись, в кресле за столом.
-… надеюсь, вы остались довольны, мистер Падалеки.
- Да, все было прекрасно. Никаких претензий у меня нет. Вот только…
Мужчина в кресле ждал продолжения, но, так и не дождавшись, нетерпеливо спросил:
- Что-то не так?
- Да нет, все так... Этот Эклз… Он … А нельзя ли на следующую игру опять задействовать его?
- Это не совсем по правилам. И потом, мистер Эклз – Джаред почувствовал, как его визави сделал ударение на слове «мистер» - обычно не участвует в… контактных сценариях. Не любит. Это был исключительный случай. А какую игру вы выбрали на этот раз?
- Я пока не решил… Может, что-нибудь вроде… А скажите, Майкл, какие сценарии предпочитает мистер Эклз?



Глава 2

Часть 2 (Официант)
Клиент всегда прав

Если Эклзу когда-нибудь удастся заработать столько денег, сколько заработать в принципе невозможно, он купит такой ресторан. Конечно, не совсем такой, такой не купишь - его можно только создать, медленно и кропотливо зарабатывая репутацию парой-тройкой поколений членов семьи, положивших свою жизнь на создание имиджа и традиций.
Но все равно, ресторан должен быть похожим.
Изысканный, с интимной обстановкой, ненавязчивой живой музыкой и дорогущий настолько, чтобы в меню не стояли цены.
«Если вы спрашиваете, сколько оно стоит, значит, вы не можете себе это позволить».
Дженсен не мог, но платил не он.

По-хорошему, после поезда ему полагался отдых. Такие контактные сценарии при кажущейся легкости довольно сильно выматывали. Все-таки Эклз не был насильником или убийцей и от подобных действий никакого удовольствия не получал. Тем более что приходилось учитывать кучу факторов и все время быть в напряжении. Богачи хотели получать острые ощущения, но реально рисковать здоровьем или жизнью они, разумеется, не собирались.
А последний парень чем-то задел. Дженсен то и дело возвращался мыслями к законченной игре и никак не мог выкинуть его из головы. Он даже хотел позвонить Майклу, разузнать, что это был за клиент. Джаред Падалеки – наверняка выдуманный псевдоним.
Зачем? Какая разница, как его зовут на самом деле?
Впрочем, это все равно было бы бесполезно, фирма гарантировала конфиденциальность. Эклз при приеме на работу подписал кучу бумаг о соблюдении секретности. Ему даже казалось - больше, чем в свое время в армии.
У богатых людей свои причуды, но вряд ли они обрадовались бы публичному разглашению их странных фантазий. У Майкла имелась целая теория по этому поводу.
- Ты прикинь, старик, насколько тебе проще жить, чем этому самому миллионеру? Стоит ему только пожелать и, пожалуйста - самолет, яхта! Вон, даже в космос уже летать начали. Ты думаешь, это так сладко? Это тебе или мне было бы сладко. У нас отродясь ни самолетов, ни яхт не было, а у него их хоть жопой ешь! Зато мы им можем дать то, чего нет у них, но мы с тобой имеем от рождения и в избыточном количестве: почувствовать, как это, когда твою жизнь держит в руках другой человек. Каково это - быть жертвой ограбления, насилия, самодура-начальника, маньяка, таксиста, который не хочет везти, клиента, который сам не знает чего хочет, сокамерника-извращенца. Да я могу тут до бесконечности перечислять. И при этом мы им гарантируем безопасность. Ты же понимаешь, все любят ужастики со счастливым концом.

Дженсен не понимал. Его жизнь была именно таким ужастиком, только счастливого конца никто не гарантировал.

Вчера Майкл позвонил и сказал, что появился новый заказ.
- Я устал, хочу отдохнуть. Сказал же - неделя.
- Да ладно, чего ты там устал?! Трахнул сладкую попку! Так за это люди обычно сами приплачивают.
- Знаешь, что …
- Знаю, я сволочь! Но клиент заказал именно тебя. Причем платит вдвойне или, может, тебе деньги не нужны?
Деньги, деньги! Они всегда требовались и их всегда не хватало! Если бы у него была какая-то вразумительная специальность! Но все, что Дженсен умел - это пользоваться всеми видами холодного и огнестрельного оружия и знал тысячу и один способ умерщвления человека. Навыки, ненужные никому в нормальной жизни, а с армией пришлось расстаться.

«Мы очень сожалеем, но тесты показали: вы не можете сохранять необходимую психическую устойчивость в стрессовой ситуации. Разумеется, мы предоставим вам работу в штабе».

За своим столом Дженсен честно отыграл во все компьютерные игры, которые ему удавалось протащить сквозь пристальное внимание охранных и технических служб штаба. Ничего мало-мальски серьезного ему не поручали - все-таки подготовка спецназовца и штабного работника отличаются довольно сильно, а использовать Эклза в качестве курьера не рисковали после того как он, играючи выведя из строя адъютанта, пытавшегося преградить дорогу, вошел на совещание и с невозмутимым видом протянул генералу какие-то малозначительные документы. Когда разъяренный полковник – его непосредственный начальник - выговаривал ему о недопустимости подобного поведения, Эклз спокойно ответил, что у него и в мыслях не было кого-то оскорбить и он готов хоть сейчас принести свои извинения и генералу, и его адъютанту, и даже всем присутствовавшим на этом совещании. Просто он был уверен, что документы очень спешные и не терпят отлагательств. Придраться было не к чему, и полковник, попыхтев, отпустил его, но больше доставлять документы не требовал. После этого Эклза перевели на работу в архив - подальше от глаз начальства. Если бы на его месте был какой-нибудь почтенный отец семейства, то лучшего места службы и желать нельзя. Спокойно, никакой нервотрепки, никаких проверок, выдавай дела по запросам, да забирай обратно. А выслуга идет, деньги платят, все привилегии в наличии. Только Эклз и здесь умудрился проштрафиться, складывая документы как попало, не соблюдая никакого порядка. Самому Дженсену это не мешало, так как, обладая тренированной памятью, он помнил, куда что положил, но как-то раз в его отсутствие – он брал выходной – понадобилась какая-то очень срочная и важная бумага, а найти ее в царившем в Архиве бедламе не смогли. Конечно за такое не увольняют, но все вызывающе-безразличное поведение Эклза настолько раздражало его начальство, что ему настоятельно посоветовали подать рапорт.
- С превеликим удовольствием, сэр!
Правда, в его документах не было ничего написано о психической неустойчивости и уж, тем более, о ее причине - Армия не собиралась выносить сор из избы и выставлять себя в невыгодном свете.

И вот он на гражданке с небольшой пенсией, странным ощущением выброшенности из жизни и еще, как добавлял Майкл, с сучным характером.

Майкл Розенбаум тоже учился когда-то вместе с Дженсеном, но ушел еще с первого курса. Он родился в семье потомственных военных и с детства знал, кем будет, но даже авторитет трех поколений предков не смог перевесить тот факт, что Майкл по своей природе являлся фантастическим раздолбаем. Он органически не мог относиться к чему-либо серьезно, а уж, тем более, заниматься, зато всегда имел кучу идей и прожектов. Все проекты Майкла неизменно оказывались удачными на первом этапе, но с треском проваливались в дальнейшем. В конце концов, он устроился в небольшую фирму, занимающуюся организацией экстремального досуга для богатеньких «сжирубесящихся». И тут фантазия и нестандартное мышление Майкла наконец-то нашли прекрасное применение.

Дженсен после демобилизации не знал куда податься и чем заняться. Он хотел стать военным, сколько себя помнил, жизнь была расписана на много лет вперед и вдруг… Словно пассажир, отставший от поезда, что стоит на перроне, растерянно наблюдая за исчезающем за поворотом составом. И какое имеет значение причина: задержался в баре, билет оказался фальшивым или ты узнал, что ехал не туда? Что теперь-то делать? На этой неизвестной станции?

Тут и подвернулся Майкл со своим предложением попробовать себя в их сценариях. Сначала Дженсену это показалось верхом идиотизма, но что-что, а болтать языком и уговаривать людей на глупости Розенбаум умел, недаром занимал в своей фирме должность по работе с клиентами. Да Дженсен и не особо сопротивлялся; жизнь представлялась настолько лишенной смысла, что заменить ее игрой, казалось, вполне закономерно, да и деньги, как не крути, а все-таки нужны -жизнь в мегаполисе диктовала свои условия. Был еще вариант с возвращением домой, но Дженсен его не рассматривал.
А потом, незаметно для себя, он втянулся. Постепенно Дженсен перестал с презрением смотреть на людей, выбравших такой странный способ развлечения. Правда, и особо теплых чувств не испытывал, только игра ненадолго объединяла его с ними, и только она делала возможным их общение.

«А встреться этот богатенький парнишка со мной в другое время и в другом месте, вероятнее всего, и разговаривать не стал бы. Слишком разное положение. Слишком. Так что выкинь ты его из головы и займись лучше делом.
Что там у нас сегодня? Никакой экзотики, все по буржуазному, в рамках приличия. Кому-то приспичило пощекотать себе нервы, но на насилие кишка тонка. Официант и капризный клиент».

- Хочется человеку в угодливой позе перед тобой постоять! Трудно, что ли? Я тебя последнее время просто не узнаю.
- Все нормально, Майкл, приду.

Конечно, все нормально! Просто пиздец, как нормально! Последняя надежда была на клинику в Швейцарии, но когда озвучили сумму… Блин, ну что за гадство такое?! Почему такие вещи случаются в жизни?!
Чего-чего, а капризный клиент из него сейчас получится просто замечательно! Да даже не капризный, а просто самый мерзкий клиент! Кошмарный сон любого официанта, особенно работающего в таком фешенебельном ресторане. Сюда, небось, принимают только с десятью рекомендациями и стажем работы в Белом доме.

 

- Что будете заказывать, сэр?
Около столика стоял давешний ветеринар. Только вместо толстовки и джинсов на нем были черные брюки, смокинг, белоснежная рубашка и бабочка.
Дженсен окинул парня ленивым взглядом и медленно стал двигать бокал по скатерти, пока тот не упал и не разбился с мелодичным звоном, свидетельствующем о том, что это и впрямь был хрусталь, а не модное нынче стекло.
- Вы очень неуклюжи.
- Сожалею, сэр! Может быть, отдельный кабинет? Разумеется, за счет ресторана!
На лице парня было написано искреннее раскаяние и желание загладить вину.
- Даже не знаю?.. Ну хорошо, проводите.
- Прошу, следуйте за мной!

Они прошли мимо столиков, почти полностью свободных в это время суток и, поднявшись по лестнице на второй этаж, оказались в небольшом, но очень уютном кабинете, оформленном в китайском стиле, с огромным диваном и зеркалом напротив, занимавшем всю стену и делающим кабинет визуально не таким уж маленьким. Сервированный на одного человека столик сиротливо стоял в уголке и казался немного лишним.
- Ты уверен, что нам сюда?
- Это самый лучший кабинет в нашем ресторане, сэр.
Дженсен развалился на диване.
- И что же мне заказать?
- Все, что пожелаете, сэр.
- Не знал, что есть такое блюдо.
- Специально для особых клиентов.
- А я, значит, особый?
- Разумеется, сэр.

В этот вечер Дженсен оторвался на полную катушку.
Три раза сгонял парня сменить все приборы, два раза забраковал вино, ронял на пол салфетки и официанту, разумеется, приходилось ходить за новыми. Дженсен еще даже не приступил к горячему, а парень был уже «хоть выжимай»: весь раскраснелся, волосы слиплись, а взгляд, которым он смотрел на придирчивого клиента, мог бы вызвать жалость у любого закоренелого злодея.
Когда дело дошло до расчета, Дженсен решил, что официант его обсчитал, и потребовал вызвать менеджера ресторана. Тот пришел, перепроверил счет и, действительно, нашел несоответствие в 57 долларов, правда, в сторону уменьшения. Официант стоял красный, как рак, и Эклз выговаривал ему, что, если не умеет обсчитывать, то лучше и не начинать.
После ухода менеджера Дженсен тоже собрался - вроде бы, на сегодня это было все. Или нет?
- Спасибо! Вечер был чудесный.
Парень как-то сразу просиял и вдруг сказал:
- А вы совсем-совсем ничего больше не хотите заказать?
«Блядь, да что ж за фигня?! Неужели ему на самом деле все это нравится?! Что ж они за извращенцы все такие?!»
- А ты мне еще что-то предложить хочешь?
Парень смотрел выжидающе, и Дженсену неожиданно стало все противно. Чем он занимается? Взрослый мужик словно блядь! Да и какая, к черту, разница, что трахают не его, а он? Деньги-то ему платят!
- Трахнуть тебя?

Он даже не стал ждать ответа. Раздражение, копившееся месяцами и ставшее настолько привычным, что давно перестало замечаться, внезапно вылилось в совершенно неконтролируемую ярость, захлестнувшую Эклза с головой. Парень был не виноват в рухнувших надеждах, но в данный момент это не имело значения, главное, что появился объект, на котором можно выместить злость за несовершенство мира, да и за своё собственное. Идеальная жертва. Сам пришел, сам подставился, да еще и деньги заплатил.
«А я еще в поезде его пожалел! Думал, по глупости полез в эти игры! Как же! Ну, раз так нравится, что ж, получай!»

Дженсен ударил сразу в солнечное сплетение. Несмотря на то, что парень был выше и гораздо здоровее, у него, конечно же, не было никаких специальных навыков, поэтому он не мог не то что защититься, а даже попытаться это сделать. От удара у него перехватило дыхание, и он сложился пополам не в состоянии издать ни одного звука. Дженсен ударил еще два раза, не раздумывая, исключительно на одном автоматизме, вбитом в подкорку. Мышцы выполняли знакомые движения почти на уровне инстинкта.
«Вот так! Давай! По почкам! Сильнее! Бей!»
Парень, не ожидавший нападения, не удержался на ногах и упал на пол. Дженсен размахнулся, чтобы врезать ногой по беззащитно подставленным ребрам, но тут, наконец, наваждение закончилось, и он снова начал адекватно воспринимать действительность. В последнее мгновение успев остановить занесенную для удара ногу, он с тревогой склонился над упавшим.
- Эй, ты как?.. Слышишь меня?
Парень со стоном развернулся, на глазах у него были слезы, и он попытался отползти от человека, который только что беспричинно набросился на него с кулаками. Движение настолько беззащитное, что Дженсену сразу стало вдвойне противно. Как только разум занял положенное место, взяв эмоции под контроль, Дженсен с ужасом осознал, что натворил.
- Прости, прости... Давай, я тебе помогу.
Он поднял парня, помог ему лечь на диван. Хорошо, хоть крови нет, значит внутренних повреждений он умудрился избежать.
- Дыши, сейчас станет легче. Хочешь, я врача вызову?
Парень отрицательно покачал головой.
- Нет, не надо. Мне уже лучше.
Дженсен не знал, что делать. Он еще никогда настолько очевидно не подтверждал поставленный при отстранении от спецопераций диагноз, который, если честно, считал преувеличением и обычной перестраховкой врачей не желающих брать на себя какую-либо ответственность.
«А тебя предупреждали! Нестабильное поведение! Стрессовая ситуация! Но ты же всегда самый умный!»
Уйти и оставить парня отлеживаться или подождать?
«Надеюсь, хоть не сломал ему ничего! Нет, оставлять его одного в любом случае нельзя. Мало ли что там на самом деле! Вдруг все-таки что-то повредил, а из-за шока он этого просто не чувствует?!.. Идиот! А если он сейчас в полицию обратится? Кстати, правильно сделает! С работой теперь точно можно попрощаться! Ты, кажется, хотел отдохнуть? Похоже, мечты сбываются! А отдыхать будешь за решеткой».
- Может тебе попить дать?
- Не надо, все нормально.
Парень осторожно подтянул под себя длинные ноги и попытался сесть, но по гримасе боли, тут же пробежавшей по его лицу, Дженсен понял, что у него с этим явные затруднения.
- Давай я посмотрю. Сделай глубокий вдох.
Поморщился, но послушался.
- Как?
- Да вроде дышу.
- Значит, ребра целы. Извини меня…
- Ты мне поможешь дойти до машины? Не знаю, смогу ли вести.
- Конечно, помогу. Хочешь, отвезу тебя, куда скажешь?
- Было бы неплохо.
Дженсен подхватил парня за талию и помог выйти из ресторана, а затем добраться до машины. Эклз и сам не знал, чего он ожидал увидеть, но уж точно не «Тойоту-Короллу» 2006 года. Обычно их клиенты ездили на чем-то покруче. Сам Дженсен предпочитал классические американские модели, впрочем, кого это интересовало?
Пока они шли до стоянки, парень побледнел, на его лбу выступила испарина, и Дженсен понял, что вести машину тот не сможет в любом случае. Еще, не дай бог, потеряет сознание! Так что, загрузив его на заднее сиденье, Дженсен сел за руль.
- Указывай дорогу.
Судя по адресу, Дженсену попался ненормальный миллионер. Ездит черти-на-чем, живет черти-где! Спасибо, хоть не китайский квартал!
- Давай познакомимся, что ли. Меня на самом деле Дженсен зовут.
- А меня на самом деле - Джаред.
Странно, их клиенты редко пользовались своими именами в игре, правда, этот, может, до сих пор шифруется.
«А с чего бы ему вдруг к тебе доверием проникнуться?»
- Ну, вот и познакомились. Как-то у нас с тобой все не очень складывается.

 

Приехав по названному адресу, Дженсен обнаружил многоквартирный дом. Правда, с маленьким уютным двором и охранником на въезде, который подозрительно проводил их взглядом, когда Дженсен подруливал к подъезду, и продолжал смотреть, пока Эклз помогал Джареду выйти, искал ключи и пытался открыть дверь в подъезд.
Лифт, дверь в квартиру. Когда весь путь был, наконец, преодолен, Дженсен чувствовал себя так, словно только что прошел полосу препятствий, причем под бдительным присмотром командира.
Сгрузив Джареда, в какой-то момент почти совсем отключившегося, на диван в гостиной, Дженсен отправился на поиски льда и аптечки.
Со льдом проблем не возникло - в холодильнике было три полные формочки. Дженсен выбил лед в пакет и, завернув этот импровизированный компресс в кухонное полотенце, принес в гостиную и приложил его к пострадавшему боку Джареда.
- Где у тебя аптечка? Там обезболивающее есть?
- Есть. В ванной. Вроде бы там аспирин был. Сойдет?
- Сойдет.
Найдя аптечку и налив в стакан воды, он вернулся к Джареду. Подумав, решил, что вряд ли аспирин такое уж хорошее обезболивающее, лучше принять сразу пару.
- Пей.
- Спасибо.
«Ну и что дальше?»
По идее свою миссию человеколюбия он выполнил, вполне можно было уходить. Скорее даже -надо было уходить. Вряд ли Джареду так уж приятно находиться в его обществе. Но Дженсен не ушел. Наверное, так случается часто. Где-то в глубине зреет нарыв, копится, тянет малозаметной, быстро ставшей привычной тяжестью, и вроде бы все нормально, вполне можно притерпеться и существовать. А потом – раз! И незначительное, если со стороны поглядеть, событие взрывается резкой болью и нарыв лопается, истекая гноем, но даря организму очищение и возможность выздороветь.

- Ты меня извини. У меня день сегодня паршивый… Тебе, конечно, от этого не легче… Я в армии раньше служил, в спецподразделении. Идиот молодой – если где погорячее, туда голову очень сунуть хотелось. В молодости кажется, что ты-то уж точно бессмертен. Потом, конечно, понимаешь, что это не так. Только поздно бывает... А тогда я счастлив был, когда попал на базу в Колумбию. Как же - настоящее дело, борьба с мировым злом!.. Знал бы ты, сколько я сейчас подписок нарушаю… Фиг с ним… Дали нам задание, мне и напарнику - сходить, проверить одну деревушку. Там связной от одного нехорошего человека должен был появиться, вот нам и приказали захватить его без шума, не привлекая внимания. Его вроде бы перевербовать хотели. Информация из надежного источника, даже дом, в котором он остановится, был указан, так что, на первый взгляд, совершенно плевое задание… Да… За пару дней обернуться собирались. У напарника через три дня день рождения, ребята сюрприз готовили, так что даже обрадовались, что мы сваливаем, не будем им мешать очередную каверзу подстраивать… Только все немного не так вышло… Там не связной оказался, а сам этот нехороший человек, да еще куча бандитов в придачу. Мы же, дуралеи, толком не осмотревшись, сразу к указанному дому сунулись. А там нас, похоже, уже ожидали - даже толком рыпнуться не успели. Не совсем надежный источник, видимо, был… Ранили нас обоих. У меня-то еще ничего, вот только…
Дженсен оттянул ворот и показал Джареду круглый шрам на правом плече.
- Хорошо, что в правое стреляли. Они разоружить хотели, не убивать, а напарнику моему так не повезло... Ему ноги автоматной очередью прошило… Бросили его умирать, даже добивать не стали, решили, так мучительнее будет, только связали и дом подожгли… А он сумел каким-то образом освободиться и выбраться из пламени. Местные крестьяне его потом на базу доставили. Ну а пока те его везли, пока разбирались, остался я в живых или нет, пока банду искали, я дней пять у этих «контрас» провел… Меня, конечно, допрашивали. Какие я там секреты мог знать? Так что они развлекались больше. Только из-за ранения я вырубался быстро, так что особо оторваться им трудно было… Ну, а потом меня ребята освободили.

Дженсен сам не знал, зачем рассказывает эту историю незнакомому парню, которого видит второй раз в своей жизни. Он никому и никогда об этом не говорил - и не думал, что сможет - ни родителям, хотя им, конечно, в последнюю очередь, ни Майклу. Да, если начистоту, он впервые за два года вообще с кем-то откровенно разговаривал.
Первое время на гражданке ему было настолько хреново, что он даже попытался несколько раз напиться. Но, проснувшись однажды в незнакомой квартире, с парнем, привязанным к кровати, который смотрел на него со страхом и умоляюще шептал: «Пожалуйста, пожалуйста, я все сделаю.. не надо больше… пожалуйста..», пришел в ужас. Отвязал несчастного, не обращая внимания на его мольбы, внимательно осмотрел. Особых повреждений не было, но парень так откровенно боялся, что Дженсен решил не допытываться о ночных событиях. После этого с выпивкой он завязал. Не хватало еще кого-нибудь убить или покалечить.
Любовники изредка появлялись, но надолго никто не задерживался. Дженсен был красивым, от него веяло мужской силой, так что снять парня на вечер проблемы не составляло, но вот впускать кого-то в свою душу ему категорически не хотелось. Это закономерно приводило к тому, что очередной любовник хлопал дверью, заявив, что он холодная самовлюбленная сволочь.

- А что с твоим... ну тем, кто смог сообщить?
- Ему пули раздробили кости, несколько операций, но ходить он все равно не может. Слышал, что в Швейцарии придумали какую-то хитрую методику, что-то там со скелетными тканями для наращивания кости, но… Ладно, не важно… Сейчас сидит в инвалидном кресле. А я … я … У него жена и ребенок… Я не могу… Понимаешь… не могу заставить себя придти к ним. Вроде бы и не виноват ни в чем. А все равно виноват. У меня-то все нормально… Мы с ним из одного города, даже живем рядом. Бывает же такое? Я и домой не езжу, хотя, конечно, глупо… Я ему не могу в глаза посмотреть…
Дженсен поднял голову и увидел во взгляде Джареда сочувствие. Он хотел встать, уйти, потому что ему не нужно, чтобы его жалели или сочувствовали. Он не слюнтяй какой, он взрослый самостоятельный мужчина, он не впадает в истерику и…
Джаред подался вперед, обхватил рукой голову Дженсена и поцеловал.

 

Они лежали обнаженные и совершенно обессиленные. Дженсен все время помнил, что надо быть очень осторожным. В конце концов Джаред сердито прикрикнул: «Да не бойся ты! Ничего со мной не сделается!» и потом никак не мог понять, почему Дженсен долго хохотал, так что даже пришлось начинать все сначала.

- Странно, я наших клиентов совсем по-другому представлял. Миллионеры, которые сами не знают, что им надо. Ты вроде простой парень, живешь в такой же квартире, как и я. Ну, не совсем в такой же, у меня, конечно, дыра похлеще будет, но все равно. Зачем тебе это все? Не понимаю.
Джаред как-то сразу посерьезнел, придвинулся ближе, почти прилип. Его рука, до этого рассеянно гладившая Дженсена по груди, задевая все еще чувствительные после секса и нежных ласк соски, замерла, и весь он словно закаменел. Дженсен отчетливо почувствовал это внезапное напряжение Джареда. Тело в его объятиях, только что мягко растекавшееся после секса, подобралось, как в один миг сжавшаяся пружина.
- У нас с тобой сегодня вечер откровений, так что… Сначала я слушал, теперь твоя очередь… Никакой игры я не заказывал и не собирался никогда. Это все Джефф, мой брат. У него идея фикс, что я больной… Из-за ориентации. Он считает, что меня надо перевоспитывать. Это у нас семейное. Я и из дома ушел - паршивая овца. Отец меня из бизнеса выпер и лишил всего… Дело прошлое. А тут вдруг Джефф заявляется, говорит, что, мол, все надо забыть, было и быльем поросло! Он, видите ли, все понял, хочет примирения и в подарок купил мне этот билет. Я еще удивился: странный подарок, Джефф никогда фантазией не отличался, а тут поезд какой-то. В его духе было бы, скорее, этот поезд мне подарить, чем билет на него… Сначала я решил, что ты меня за кого-то другого принял. Испугался. Ладно, в рюкзаке флешка с материалами конференции была. Я думал, ты проверять начнешь, поймешь, что ошибся. А потом, когда ты меня начал нас… Короче, я понял: тебя наняли, чтобы меня таким образом унизить. Когда ты ушел, я в таком шоке был, ничего сообразить не мог, кое-как до дома добрался. А потом Джефф мне позвонил, рассказал все. Он пьян был, видать, совесть виски глушил, так что выложил все про игру и заказ, и фирму. Я через пару дней наведался в ваш офис. Меня там приняли как родного... Мне очень встретиться с тобой хотелось еще раз. Ты с таким презрением на меня в поезде смотрел. Я теперь-то понимаю. То есть, я, когда все узнал, понял, какого ты был обо мне мнения, но мне не хотелось, чтобы ты так думал... С тобой так классно было, и когда мы в ресторане сидели, я еще подумал, блин, я люблю Джеффа и готов ему простить все за один этот билет на поезд. Вот. Только этот ваш Розенбаум давать твой адрес наотрез отказался. Ни телефона, ничего, даже задействовать тебя на еще одну игру ни за что не хотел. Еле уговорил. Ну, и деньги, конечно. Это мне Джефф чек прислал, как компенсацию.

Чем дальше Дженсен слушал эту речь, тем хуже ему становилось. Честное слово, если бы он не воевал и не убивал, то сейчас уже давно сидел в туалете в обнимку с унитазом. Докатился! Он еще и насильником заделался! А ведь Майкл хвастался, что у них все схвачено и всех клиентов они проверяют чуть ли не на детекторе лжи и никаких накладок просто быть не может! Как же, не может! Это даже не накладка! Это просто один большой пиздец!
Да, а что ты на Майкла киваешь! Сам-то тоже хорош! Избил парня почем зря!
Блядь!
Вот именно!
Дженсен начал потихонечку освобождаться из объятий. Но Джаред не дал, а наоборот, сильнее прижался к Дженсену.
- Ты же сейчас не потому хочешь сбежать, что я не богат? Останься, пожалуйста!

 



Глава 3

Часть 3. (Любовник)
Не будите спящую собаку

Утром Эклз позвонил Розенбауму, в ультимативной форме потребовал отпуск и получил его.

Следующие две недели были самыми лучшими в жизни Дженсена. Словно он снова оказался в прежней жизни, так неожиданно и, казалось, навсегда закончившейся в той колумбийской деревне в джунглях, после которой он не мог спокойно спать, смотреть на себя в зеркало и заводить с людьми нормальные отношения. Словно вернулось то время, когда Дженсен был еще совсем зеленым, ничего не знавшим о смерти и боли парнем, самоуверенно считавшем, что весь мир лежит у его ног.
Джаред напомнил ему, что он еще совсем молод! Ему нет и тридцати.
Они бродили по улицам, паркам и площадям, и Дженсен заново узнавал, казалось бы, знакомый город. Да какой «знакомый»! Он ни разу не удосужился толком прогуляться, а теперь они исходили пешком кучу любимых джаредовых мест. Центр с его прямыми, просторными, наполненными шумом и гамом проспектами, сверкающими рекламой и вывесками всевозможных магазинов. Многочисленные национальные кварталы с узкими улочками, тесными дворами и стоящими вплотную домами, в которых живут выходцы из других стран, нашедшие в Америке вторую родину. Так что иногда Дженсену казалось, что, не покидая Лос-Анджелес, он уже проехал по всему миру. Миру, который показал ему Джаред!
Они заходили в чистенькие семейные кофейни и в Макдональдсы, в третьеразрядные закусочные и даже пару раз наскребли деньги на очень дорогой ресторан. И конечно же они занимались любовью. Вечером, ночью, утром, а еще днем, в сквериках и на пляжах и вообще везде, где придется, потому что любовь - это не только секс. Это и многозначительные, понятные только двоим взгляды, и переплетение пальцев под столом, и поцелуи. Долгие, нежные и вдвойне сладостные от того, что они не приветствуются в общественных местах. Впрочем, Дженсен был уверен - все, что они делают с Джаредом вместе, вполне тянет на статью о нарушении общественного порядка. Он и не знал, что на самом деле так нуждался в этом. Он же суровый, циничный, и на нем броня как у огромной черепахи с Маршалловых островов.
А оказалось, что никакой брони нет и в помине или Джареду удалось легко и без усилий разрушить панцирь.

Две недели пролетели незаметно, отпуск подходил к концу, и Дженсен понял, что не хочет возвращаться на работу. Противна была сама мысль, что ему снова придется участвовать в этих «контактных» сценариях. А вдруг еще одна накладка? Так и до тюрьмы недолго. И если совсем недавно такая перспектива даже не вызывала особого протеста, то сейчас Дженсен категорически не хотел попадать за решетку или жить с мыслью, что он сделал другому человеку больно. Да и вряд ли Джареду будет безразлично, если он продолжит заниматься всем этим. Они, конечно, не говорили о будущем - слишком мало времени прошло - но Дженсен надеялся, что происходящее между ними вполне может вырасти во что-то гораздо большее, чем секс. И в любом случае, даже эти зачатки отношений были для него гораздо важнее идиотской работы.
Дженсен решил переговорить с Майклом и либо уволиться, либо остаться в техническом обеспечении игр. Но от непосредственного участия он собирался отказаться категорически.
«А не захотят, так и черт с ними! Что я, не найду чем заняться?»
Дженсену не хотелось говорить Джареду про работу - зачем лишний раз ворошить неприятные воспоминания?

 

По утрам Джаред часто уходил на три-четыре часа, говорил, что по делам. Дженсен не особо допытывался, в конце концов, у Джареда была своя жизнь до их встречи и, раз не хочет рассказывать, значит, пока не считает нужным. Давить он не собирался. Но в данном случае эти утренние отлучки были как нельзя более кстати - Дженсен мог спокойно съездить в офис, не ставя Джареда в известность. Да и «тойотой» можно воспользоваться!
У самого Дженсена автомобиля не было. Такой автомобиль, который он хотел бы иметь, стоил кучу бабла и был такой же несбыточной мечтой, как полет на Луну, поэтому по городу он предпочитал передвигаться на мотоцикле. Дешево и сердито, и от пробок зависишь гораздо меньше.
С утра небо подозрительно хмурилось, и, при всех достоинствах мотоцикла, от дождя на нем никуда не спрячешься, а Джаред предупредил, что машину не возьмет, и предложил Дженсену съездить, купить вина:
- Я сегодня буду готовить говядину по фирменному семейному рецепту. А вино с тебя. Посмотрю, как ты умеешь выбирать! А то замучил меня в ресторане, гурман хренов!
- Да уж, получше некоторых разбираюсь! Что ты мне там пытался всучить? По принципу: чем дороже, тем лучше?
- Ну-ну, посмотрю, что ты сам навыбираешь!

Дженсен решил, что сначала - дела, а за вином он поедет вечером. У него был на примете один маленький магазинчик, в котором можно приобрести не заполонившие все прилавки подделки, даже если на них и стояло Produce of France, а настоящее французское бордо, и причем, по вполне приемлемой цене. Он уже предвкушал, как вытянется от удивления лицо Джареда. Тот на самом деле неплохо разбирался в винах, и Дженсену очень хотелось его удивить.
Подъехав к зданию офиса, заглушив мотор и почти уже открыв дверцу, Дженсен замер – из здания выходил Джаред. Джаред, одетый в костюм и галстук… И он садился в «кадиллак», дверь которого перед ним услужливо открывал шофер!
Этого просто не может быть!
Его Джаред?!
Может, он плохо разглядел, и этот мужчина только похож на Джареда?! Разве мало на свете похожих людей? Вон сколько по телеку показывают двойников знаменитостей! Да и расстояние довольно приличное, и солнце, как раз в этот момент выглянувшее из-за туч, слепило глаза, и зрение … Впрочем, зрение у Дженсена было превосходным.
«Кадиллак» с парнем, так похожим на Джареда, давно уехал, а Дженсен продолжал в странном оцепенении сидеть в машине, не зная, что предпринять и стоит ли.

«У него в комнате нет никаких фотографий. Конечно, может быть это из-за разлада с семьей, а может потому, что он в ней на самом деле не живет?»
«Ерунда! Можно подумать, у меня много фоток!»
«Почему у него так много свободного времени?»
«Мало ли, может, он тоже взял отпуск или сейчас работы не очень много!»
«Вспомни, он говорил в поезде, что ветеринар. Ты видел у него хоть одну книгу по ветеринарии?»
«А может они все на работе?»
«Ему ни разу за это время не позвонили ни клиенты, ни друзья. Разве так бывает?»
«Мне тоже не особо звонят!»
«Ты же знаешь, что Джаред совсем не похож на тебя, он очень общительный. Так что, все друзья неожиданно оказались очень занятыми?»
«Прекрати!»
«Ты сам уже все понял».
«Ладно, предположим, он мне врал. Зачем?»
«Дебил! Ты правда не догадываешься? В какой фирме ты работаешь? Как ты с ним познакомился? Это – игра!»
«Нет!»
«Да!»
«Заткнись!»
«Да пожалуйста!»

Дженсен просидел в машине до самого вечера. Только сходил в ближайшую кафешку перекусить, да купил попить. На работу он так и не пошел, звонить Джареду не стал. Когда начало смеркаться, и пришло время принять, наконец, решение, что делать дальше, раздался телефонный звонок. Голос в трубке звучал так привычно, что Дженсену до боли в сердце захотелось поверить, что он ничего не видел, просто показалось, привиделось в городском смоге.
- Привет! Ты куда пропал?
- Да так, неожиданно образовалось одно небольшое дело. Буду попозже.
- По работе?
- Вроде того. А ты чем весь день занимался?
- Ничем особо. Тебя вот уже два часа жду. Ты вино, конечно, не купил?
- Прости, не получается.
- Лучше признайся, что не знаешь - какое! Даже дело придумал, лишь бы не позориться!
- Ладно, признаю.
Наверное, Дженсен все-таки не смог справиться с голосом. Голос вообще часто выдает, особенно вот так, по телефону, когда невозможно замаскировать ложь невозмутимым выражением лица.
- У тебя там все в порядке? Может, забьешь на свое дело?
- Не могу. Но я не долго, без меня не ужинай.
- Вот еще! Не собираюсь умирать с голоду, раз у тебя какие-то тайные дела на ночь глядя.
- Ревнуешь?
- Ревную.
Он так просто это сказал, что у Дженсена даже в горле сжалось. Как он может подозревать Джареда во лжи?!
- Я тоже тебя. Прости, мне пора. Пока.

Дженсен прервал звонок и, подождав для верности еще полчаса, чтобы даже самые большие трудоголики разошлись по домам, приступил к осуществлению своего плана.
Незаметно проникнуть в здание оказалось парой пустяков.
Охранники? Господи, да что за охранники в этом офисном центре? Что тут охранять?
Дженсен тенью проскользнул по коридорам и лестницам. Как только он начал подозревать Джареда, все специальные навыки вернулись мгновенно, словно только и ждали, когда же хозяину надоест сидеть на облаке и он снова спустится на грешную землю. По офисному центру крался солдат, наемник и диверсант.
Вот и знакомый кабинет.
Дженсен легко проник внутрь. Информация о клиентах хранилась в бумажном виде. Компу Розенбаум не доверял, будучи сам неплохим хакером, он имел не очень лестное мнение о надежности электронных файлов и наивности веры людей в пароли. Поэтому все в распечатанном виде хранилось в папках в сейфе. Для Дженсена это значительно облегчало дело. Вскрывать сейфы он умел, а вот пароли - не очень. Десять минут возни и – пожалуйста, картотека в его распоряжении. Дженсен перебирал папки, пока не нашел нужную: Джаред Падалеки.
С фотографии смотрел тот Джаред, которого он видел сегодня днем: в костюме, волосы уложены, взгляд равнодушный. Дженсен даже не знал, что такой Джаред существует в природе. Биографические данные он просмотрел мельком, а вот и самое интересное:
«Первая игра: Попутчик, грабеж. Особое пожелание - изнасилование. Оплачены: два билета на поезд, …
Вторая игра: Официант. Особое пожелание – второй игрок не знает об игре. Оплачены: квартира по адресу ***, «Тойота-Королла» 2006 года выпуска, карточки…»

 

Дженсен читал и понимал - первый раз в жизни он не рад информации. Оказывается, он до последнего надеялся, что все его подозрения так и окажутся подозрениями. Беспочвенными и неподтвержденными. Просто разыгравшаяся паранойя прошедшего горячие точки. И Джаред на самом деле окажется таким…
Каким? Каким ты его себе придумал?!
Нет, каким он себя придумал для тебя!
Твоя жизнь - игра! Ты сам подписал контракт, сам пошел работать в эту гребанную контору! Но тебе всегда казалось, что играешь ты, а теперь сыграли с тобой. И чем ты не доволен? Тем, что сел перекинуться в «дурака» с наивным фраером, а оказался за столом с маститым шулером? Ха, так на то она и игра! Если всегда все делать по правилам, никогда не выиграешь!

Дженсен убрал документы, аккуратно, так чтобы не осталось никаких следов.
Надо съездить домой… к Джареду… мистеру Падалеки и забрать свои вещи.
Идеально было бы больше не встречаться, только не с его счастьем. А с другой стороны, почему он должен прятаться? Почему бы не высказать напоследок этому мерзавцу все, что он думает о таких, как он? Только толку-то? Разве это что-то изменит?

Дженсен открыл дверь и сразу почувствовал вкусные запахи - Джаред колдовал на кухне.
- Дженсен? Ну наконец-то! А я тут, между прочим, от голода умираю, но стоически терплю! Цени!
- Джаред, а сколько еще?
- Что?
- Сколько дней ты оплатил?
- В каком смысле?
- Сколько тебе еще осталось до окончания игры?
Дженсен увидел, как радостное оживление словно стерли с лица Джареда, и оно сразу стало таким несчастным. И еще сегодня утром, Дженсен купился бы. Утром бы обязательно купился.
- Откуда ты узнал?
- Какая разница?
- Всё совсем все не так, как ты думаешь! Я не знаю, что там тебе наговорил Розенбаум, но ты должен сначала меня выслушать!

Странно, вроде бы в руках бумаги держал, собственными глазами читал и все равно, оказывается, где-то в глубине души продолжал надеяться. По-идиотски, вопреки логике и доказательствам. Что все окажется ошибкой, совпадением, опечаткой, еще чем-то. Но после вот этого «что там тебе наговорил Розенбаум» все оборвалось.
Не стоило приходить.
Что тут у него, в конце концов? Пара штанов и рубашек?
Следовало уйти, сбежать в другой город, чтобы в глубине души оставалась маленькая бессмысленная надежда, что все это просто чудовищное стечение обстоятельств. И тогда можно было бы все время ругать себя и говорить, какой же я идиот, почему не выяснил все до конца, не узнал, а вдруг все не так. Но он бы жил, а сейчас Дженсен внезапно почувствовал себя очень странно, он будто раздвоился. Будто его стало двое. Один стоял посреди гостиной и слушал торопливые, сбивчивые объяснения Джареда. А второй тоже находился где-то здесь, рядом и наблюдал за происходящим со стороны. И себя он ощущал этим странным невидимым вторым. А тот, первый - просто марионетка.

- Сядь, пожалуйста! Да садись же! Не стой столбом! Мне и так трудно будет тебе все объяснить! Выслушай меня сначала! Не делай поспешных выводов, как ты любишь. Один раз взглянул на человека - и все про него знаешь. Приговор вынесен и обжалованию не подлежит!

Дженсен сел. Точнее села та марионетка, которая сейчас была без чувств, без души. Джаред, правда, этого не знал и продолжал обращаться к ней, а настоящий Дженсен так и стоял, с непонятно равнодушным любопытством наблюдая за происходящим.
Оказывается, он еще и виноват во всем! Так, так, это уже интересно!

- Я тогда в поезде… Это друг мне посоветовал. Он пару раз заказывал в вашей фирме какие-то игры и сказал, что это здорово помогает. У меня очень напряженный год был. Несколько крупных сделок, надо было доказать, что я могу… впрочем, тебе это вряд ли интересно. Так вот, я совсем сон потерял, помешался на контроле. И Чад, друг, сказал, что надо испытать как это, когда я ситуацию не контролирую. Что тогда я, типа, пойму, что ничего страшного в этом нет и смогу расслабиться. Он много всякой психологической чуши нес, Фрейд недоделанный, и потащил меня в один закрытый клуб… Знаешь, ошейники там, плетки. Только я не согласился. Не по себе мне от всего этого антуража стало, да и стремно как-то… Мне же по правилам надо было вроде как этот ошейник надевать, на коленях перед каким-то мужиком становиться. Противно. Фигня, в общем. Сбежал я… Тогда Чад и предложил вашу фирму. Сказал, что это, конечно, подороже, но зато все гораздо натуральнее, и выбрать можно любой нужный сценарий игры. Я подумал и решил попробовать, не к психоаналитику же, в самом деле, идти. Вот так и получилось. Я сначала хотел просто грабеж, а потом словно какой-то бес под руку толкнул. В предложениях был грабеж с изнасилованием. Я в шутку спросил, что, мол, находятся даже на такое охотники? А этот твой… ваш … говорит: «Даже не поверите, сколько, только это стоит дорого». Представляешь, за изнасилование еще и платить! Я засмеялся, говорю: «Вот уж не думал, что столько извращенцев существует!» А он мне - психолог он у вас, не иначе - говорит: «Вы ведь не за острыми ощущениями к нам пришли? Не за адреналином. Вам хочется узнать, как это, когда вашу жизнь держит в руках другой человек. И ничего от вас не зависит, а только от его прихоти!» Я конечно, возражаю: «Я же буду знать, что это игра, так что - ни фига!» А он мне так, с ухмылкой: «А вы попробуйте! Мы гарантируем, что вас никто не убьет, не покалечит, никакого существенного физического урона не нанесёт, но если не будет страшно, если сможете устоять и не отдать то, что у вас будут требовать, если сможете сопротивляться насилию, то мы вернем вам деньги». Уболтал он меня, короче. Не собирался я ничего такого… и вдруг уже сижу и подписываю договор. А дальше все так, как я тебе рассказывал. Ты мне правда сразу понравился! И хотя я все время ждал, готовился, думал: ну что за идиотизм? У тебя такой вид был. А потом… это просто даже не выразить! Честно! Я понял: вот перед тобой бы я и в клубе на колени встал, и ошейник тоже... Только у нас все глупо случилось, и когда ты перед уходом этот ключ от наручников мне швырнул, у тебя на лице такое презрение было. На меня в жизни никто так не смотрел. Я все думал, почему ты так на меня смотрел? Презираешь ты всех, кто на такие игры соглашается, но сам-то чем лучше? И мне захотелось с тобой поговорить, высказать все. Поэтому и на вторую игру уломал Розенбаума. Я его попросил посоветовать, что ли, как можно к тебе приблизиться, вот он и сказал, что в качестве богатого буратино у меня никаких шансов. Если там какая-то жалостливая история… Мне даже странно было, ты - и вдруг жалостливая история… Так и получилось. После того, как ты меня избил, я уже хотел назад все отыграть, но потом, когда ты мне все про себя рассказал, я понял, что… Я себя последним подонком чувствовал, когда этот бред про брата нес, но мне так не хотелось, чтобы ты уходил… И ты остался. Эти две недели… Это не игра была, это все по-настоящему! Ты же знаешь, чувствуешь! Я бы сам тебе все рассказал, только чуть позже! Когда ты меня уже хорошо узнал бы! Чтобы мои деньги между нами не встали! Ты мне веришь?!

 

Дженсен слушал монолог Джареда не перебивая. Они оба слушали.
Наверное, надо что-то сказать. Только что? Ничего умного в голову не приходило. Марионетка, та вообще не думает, только двигается, а он, который вне своего тела, ничего не чувствовал. А с логической точки зрения надо уходить. Ты доверял человеку, а он предал твое доверие. Какой отсюда вывод? Обойти и идти дальше. Конечно, если бы в нем были чувства, он, наверное, заставил бы себя не обращать внимания на логику и дать Джареду второй шанс, но чувства будто замерзли. Получился лед, а лед не дает второго шанса.
- Спасибо за такой эмоциональный рассказ. Я бы на твоем месте, Джаред, пошел в сценаристы дневных сериалов, такой талант пропадает. Вторая душещипательная история - и все для одного меня, я оценил. Первая, конечно, была более трогательная, но зато вторая … и ведь почти не готовился! Импровизация! Или нет? В любом случае – браво!
- Издеваешься? Да? Не веришь? Да, я виноват, что так с тобой поступил, но разве по-другому у нас что-нибудь получилось бы?
- А ты бы рискнул, попробовал! Чем черт не шутит? Вдруг со мной можно по-человечески! Вдруг я вменяемый, разумный, когда мне все нормально объясняют? Может, я могу что-то понять?
- Можешь? Так пойми! Я же тебе только что все объяснил нормально, по-человечески! Отбрось свои дурацкие предубеждения!
- Да! Ты все прекрасно объяснил, только немного поздно. А может, у тебя еще один вариант своей биографии есть? Где твои миллионы - это результат ошибки адвокатов, и как ты страдаешь на самом деле от этих денег!
- Вот-вот! Я про это и говорю! У тебя же навязчивая идея! Если человек богат, то у него и проблем никаких быть не может! И он всех купить пытается!
- А что, разве нет? Разве ты меня - не собирался?
- Да когда я тебя покупал? Только для знакомства и воспользовался! Да и то…
- Странный ты, Джаред. Вроде взрослый человек, а ведешь себя хуже пацана шестнадцатилетнего. Это ж только в игре можно так. Лгать, сценарии придумывать, по ним пытаться что-то делать. А в жизни… Тут нужно все по-настоящему. Я, может, объясняю плохо, но надо жизни в глаза смотреть.
- Кто бы мне это говорил! А ты согласен смотреть жизни в глаза?! Что ж так до сих пор и не съездил, не навестил друга?! Если такой правильный!
И тут закончилось странное раздвоение Дженсена. Кто-то втолкнул его обратно в тело, лишив блаженной отстраненности, вернув чувства и боль, которые сразу же потребовали немедленных действий. Дженсен не удержался и заехал Джареду кулаком в челюсть, легче, правда, от этого не стало, скорее наоборот. Он пару секунд глядел на своего, теперь уже бывшего, любовника, а потом развернулся и вышел из квартиры. И действительно, зачем возвращался?
А Джаред так и остался стоять, растерянно повторяя:
- Прости. Прости. Я не то хотел сказать…

Своя квартира встретила тишиной, затхлым воздухом - не проветривал почти две недели - и ощущением запустения. Удивительно, но за два года, которые Дженсен прожил в ней, она так и не стала ему родной - просто место, где можно переночевать, принять душ и снова продолжать бежать по жизни.
«Или от жизни, да?»
А вот квартира Джареда стала за короткое время домом. Она была уютной, теплой, в нее хотелось возвращаться по вечерам. Может, правда, дело в хозяине?
«Какая квартира Джареда?! У него и квартиры отродясь не было! У него есть особняк, вилла и еще черт знает что! А все, что произошло за эти чертовы две недели - это отпуск в Майами! Ты выиграл в лотерею и съездил! Только не надо принимать знойных красоток за будущих жен, а экзотический коктейль - за утренний кофе!»
Дженсен походил по квартире. По идее в ней стоило бы убраться, но делать этого сейчас не хотелось, хотя обычно Дженсен старался поддерживать в своем жилище почти казарменную чистоту. Он подобрал валявшуюся на кровати рубашку, собираясь повесить ее в шкаф, и сразу вспомнил.

Это произошло на третий день их сумасшествия.
Первые два они не вылезали из кровати, точнее, не совсем из кровати. Они умудрялись не прекращать трахаться даже тогда, когда ели, мылись в душе, вытирались после него, даже во сне Дженсену снилось, что он проникает в Джареда, и сон переходил в явь и наоборот. Наконец, все запасы энергии были истощены до последнего джоуля, и организм настойчиво потребовал устроить перерыв. Это даже было не требование, скорее ультиматум, и тогда Дженсен сказал, что ему нужно съездить на квартиру, нельзя же обходиться одной и той же одеждой третий день, и Джаред предложил подвезти. Дженсену эта идея не показалась хорошей, он боялся, что, несмотря на забастовку организма, в машине у него снова начнется приступ нимфомании, и они с Джаредом врежутся в какой-нибудь столб, но опасения не оправдались. До его квартиры они добрались без приключений.

Джаред с интересом ходил по его каморке, пока Дженсен собирал сумку: пресловутая зубная щетка, бритва, пара рубашек, брюки, нижнее белье.
Дженсен держал эту рубашку в руках, раздумывая: брать или хватит того, что уже собрано, и тут Джаред обнял его сзади и начал щекотно целовать в ухо. Дженсен никогда не понимал этих ласк - от них мурашки бежали по всему телу, и обычно он сразу прерывал партнера. Но сейчас нелюбимая ласка неожиданно оказалась тем самым! Пресытившийся за последние два дня эротическими удовольствиями организм откликнулся на сильное ощущение. Еще недавно бывшее на грани неприятия, оно вдруг превратилось в болезненное наслаждение, и Дженсен с трудом сдерживался, чтобы не стонать в голос и не двигать бедрами, вжимаясь ягодицами в пах Джареда. А Джаред крепко держал его, не давая развернуться, и продолжал вылизывать ухо, забираясь языком глубоко в ушную раковину, иногда легко покусывая мочку, доводя возбуждение до той грани, переступив через которую уже ничего не стыдно и на все согласен! Дженсен тогда бросил эту рубашку и забыл про все. Жаль, что нельзя этого сделать сейчас!

Нет, он точно не мог находиться здесь и сейчас один. Надо что-то делать, занять если не мозг, то хотя бы руки и ноги.
«Что ж так до сих пор и не съездил, не навестил друга?»
«Что ж так до сих пор…»
«…не съездил…»
«…не навестил друга?»
«Правильно! А вот это правильно! Хоть какая-то польза от всей истории! Хватит прятаться! Пора вылезти из раковины и пройти через это!»

И Дженсен быстро, пока не успел передумать, достал с полки дорожную сумку и, побросав в нее пару белья, злополучную рубашку, носки, решительно вышел из квартиры и захлопнул дверь. Потом набрал номер.
- Алло, Майкл? Я должен срочно уехать из города, так что ты имей в виду.
- Куда уехать? Дженсен, мать твою, ты помнишь, что вообще-то завтра твой отпуск заканчивается? У меня уже есть заказ!
- Извини! Можешь отложить? Или отмени. Я уезжаю дня на три-четыре, может больше.
- Ты рехнулся?! О таком обычно предупреждают заранее! Слушай, давай так: ты выполняешь заказ, там работы пара пустяков…
- Майкл, ты меня не слышишь? Я уезжаю, я уже в самолете. Никаких заказов.
- Как в самолете? Ты же с…
- Ну, договаривай, с кем я?
- Откуда я знаю с кем! Но раз взял отпуск, то, наверное, с кем-то, не один зажигаешь.
- Я тебя, Майкл, считал своим другом, а ты меня за тридцать серебряников продал.
- Что? Какие серебряники? Дженсен, ты…
Но Дженсен уже прервал звонок, потом подумал и выключил телефон. С Майклом он потом помирится. Нет, сначала набьет морду, а потом помирится. Хотя еще неизвестно кому больше достанется: Майкл не Джаред – подраться не дурак.
А сейчас нужно просто сесть в самолет и слетать в Даллас. Именно там живет Энди Тернер - парень, благодаря которому Дженсен Эклз все еще ходит по этой земле и продолжает вляпываться в глупые истории.

 

Эпилог

Энди ему сказал: «Не вини себя в том, в чем твоей вины нет!» и еще: «Каждый имеет право на второй шанс и на десятый, кстати, тоже!»
Что-то последнее время ему все, как мальчишке, прописные истины объясняют!

Энди Дженсена поразил. Веселый, неугомонный, совершенно не зацикленный на своем несчастье, он рассекал по двору на инвалидном кресле, как на гоночном скутере. Все в доме приспособили для жизни в нем человека, передвигающегося на коляске: пандусы, широкие проходы, не загроможденные мебелью, даже сын – мальчишка лет пяти - не оставлял игрушки где попало, чтобы папа на них не наехал. Поначалу Дженсену было не по себе. Он все порывался начать извиняться, говорить какие-то совершенно неуместные слова сочувствия, но Энди сразу резко оборвал его:
- Не хочу ничего слышать! Не вини себя в том, в чем твоей вины нет! Я очень рад, что ты, наконец, это понял и приехал. А то я собирался дать тебе еще полгодика, и если бы твоя задница не появилась здесь, то сам поехал бы в Лос-Анджелес, чтобы найти и вправить мозги. Я же в глаза твоим родителям смотреть не могу! Они прекрасно знают, что ты домой из-за меня носа не кажешь. Нет уж, кончай строить из себя Христа. Это только он мог все грехи человеческие на себя одного взвалить. А ты, Дженсен, на спасителя не тянешь, уж извини!
И больше они к этому не возвращались. Жена у Энди была маленькой смуглой мексиканкой, по вечерам она готовила совершенно умопомрачительное карри, от которого начинал болеть желудок, а во рту полыхал пожар. Дженсен не приезжал в родной город почти три года, так что он все время пропадал по друзьям, знакомым, а вечерами торчал у Энди, и они бренчали на гитарах песни, которые вместе сочиняли в армии. И Дженсен даже разрешал себе нарушить сухой закон и выпивал пару бутылок пива.

Через неделю после приезда, придя, как обычно, вечером к другу, он обнаружил его в гостиной, растерянно читающего какое-то письмо.
- Привет! Что там у тебя?
- Да сам не пойму! Какой-то фонд предлагает мне оплатить восстановительное лечение. Ничего не понимаю! Какое лечение? Какой фонд? С чего бы? Я никуда не обращался.
- Дай посмотрю!
Дженсен взял письмо.
«Уважаемый господин Тернер!
Наш фонд занимается организацией лечения военных, пострадавших во время операций, призванных защитить демократию и законность во всем мире и в нашей стране в частности…
… Если вы захотите воспользоваться помощью нашего фонда, то вышлите следующие документы…
… по адресу…
С уважением,
Организаторы фонда…
«Падалеки-инкорпорейшен»

Дженсен закончил читать и посмотрел на друга. Энди растерянно молчал.
- А разве меня можно вылечить? Вроде бы наши врачи сказали, что медицина бессильна.
- Не знаю… Я читал, что сейчас много всяких экспериментов идет, и вроде бы и с лечением таких повреждений есть положительные результаты. Не у всех, конечно. И это за границей и очень дорого.
- Правда? Думаешь, этот фонд не станет оплачивать такое?
- А ты бы рискнул? Вдруг не получится?
- Да ты что?! Конечно, рискнул бы! Думаешь, если я не застрелился и слезы не лью над своей судьбой, так мне без разницы?!.. Ну, а не получится, что ж, ты прав - медицина сейчас семимильными шагами развивается, может потом. Только захочет ли этот фонд оплатить лечение за границей? Вдруг у них полномочия только на наши клиники распространяются.
- Я думаю, что захочет.
- Здорово было бы! Надо обрадовать Жен! Жен! Жен!..
Энди покатился на кухню, а Дженсен понял, что его отпуск подошел к концу, пора возвращаться в Лос-Анджелес и разбираться с этим засранцем. Что он там о себе вообразил? Что Дженсена можно купить? Или это такие извинения? В случайность он уж точно не поверит! И еще… он ужасно соскучился!

***
- Интересно, за что твоя служба охраны получает деньги?

Мужчина за столом оторвал взгляд от бумаг и посмотрел на Дженсена так, словно тот был последним человеком, которого он ожидал здесь увидеть. За прошедшую неделю Джаред как-то слегка осунулся, Дженсену даже показалось, что похудел, хотя, может быть, костюм скрадывал фигуру? И вот эти мешки под глазами. Пил? Мало спал? Сейчас он нисколько не напоминал того веселого парня, с которым Дженсен провел лучшие две недели своей жизни, но ведь он был где-то там – под дорогим костюмом и фальшивой вымученной улыбкой на лице. Так, может, перестать смотреть на фантик?
- Дженсен?! Ты?! Откуда?
- Я же говорю, охрана у тебя отсутствует как класс. Прошел проще, чем в детском саду. А секретарша у тебя вообще особа очень романтическая. Пара комплиментов и загадочных вздохов по направлению к двери твоего кабинета - и вот я уже пропущен к шефу без доклада.
- Я так рад! После того, как ты ушел, я все думал, что же я не так сказал, почему ты не понял. Мне все казалось, что…
- Джаред, ты был идиотом, я повел себя как придурок. Мы оба друг друга стоим. Давай все это забудем и попробуем сначала. Я тут купил билеты на поезд. Не хочешь проехаться со мной, а то в прошлый раз у нас как-то неправильно все получилось.
- Очень хочу!

Конец.

 

РS.
***
- Нам искренне жаль, мистер Падалеки! Вы уверены, что хотите расторгнуть контракт и больше не участвовать в играх?
- Да, уверен. И я очень надеюсь, что на этот раз вы на самом деле уничтожите все файлы! Потому что в противном случае…
- Зачем угрозы? Разумеется, мы соблюдаем свои обязательства. Ведь та утечка информации была с вами согласована, так что у вас не может быть никаких претензий.
- Если бы у меня были претензии, то мы бы разговаривали с вами не в этом кабинете, а в совершенно другом месте.
- В кабинете прокурора?
- Нет, где-нибудь около реки, и у вас имелось бы чудесное украшение в виде камня на шее.
- Это не очень смешно.
- Согласен. Поэтому я и не шучу.

Вот теперь точно конец! Или нет?



Сказали спасибо: 191

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1408