ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
177

Не ходите дети в Африку гулять…

Дата публикации: 16.07.2012
Дата последнего изменения: 16.07.2012
Автор (переводчик): Swenigora;
Бета: Орикет
Пейринг: Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; от первого лица; романс; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Примечания: Обоснуя нет и не ищите. Написано ради кинка, которого тоже не очень много. О фике все сказано в заявке, поэтому если это не ваш кинк, лучше не читайте!
Саммари: Заявка звучала так: Джаред танцор. Заканчивает какуюнить школу танца, балета и приезжает в Лос-Анджелес искать работу. Ищет он ее ищет, ничего не находит. И вот он бедный-нищасный, хочет танцевать, жрать нечего, все дела. И тут ему жутко везет, друг помог или еще чего в общем его зовут на прослушивание в частную мужскую балетную труппу. Ну все уже догадались, да? Все спектакли парни танцуют голые. Такой балет для пидорасов-извращенцев. Тут можно ангста, приставаний и страданий. А потом на спектакль приходит Дженсен, которого позвал кто-то из его друзей. Он видит Джареда, ну и...
Глава 1

Люди очень странно устроены - они обожают заниматься тем, что им совершенно противопоказано, не жалея окружающих и не обращая внимания на их мнение: любят петь, не имея голоса, музицировать при отсутствии слуха, сочинять, не обладая писательским талантом. Джаред Падалеки не был исключением из славного человеческого рода.
Только страстью Джареда являлись танцы. И хоть бы он ограничился вполне невинной ролью зрителя, так нет же, Джаред хотел танцевать. И не в узком семейном кругу или на дискотеке в клубе, а на большой сцене перед десятками зрителей, восторженно рукоплещущих его таланту. Именно такие мечты носились у Джареда в голове, сладко туманя неокрепшие юные мозги.

Что танцевать - Джареду было решительно все равно. Он не выделял ни одного направления, одинаково страстно восхищаясь любыми ритмичными движениями человеческого тела под музыку: от ритуальных плясок папуасов Новой Гвинеи вокруг костра, на котором жарится незадачливый пленник, до отточенных па-де-де танцоров балета, филигранно вырисовывающих на сцене изысканные фигуры. В промежутке между двумя этими крайностями лежало все остальное многообразие завораживающего мира танца, к которому Джаред желал приобщиться во что бы то ни стало.

Шерон Падалеки разделяла энтузиазм своего сына и была согласна платить за то, чтобы из него сделали второго Барышникова. Джаред прошел абсолютно все танцевальные клубы, классы и просто частных преподавателей Сан-Антонио, но, к большому сожалению, нигде не задерживался дольше нескольких недель.
Первыми отпали все парные танцы.
Хотя эти направления в танцевальном искусстве постоянно испытывают сильнейшую нехватку мальчиков в группе и, по большому счету, рады любому, у кого имеется две ноги одетые в брюки, Джаред и у них не прижился. Ведь даже самая закаленная девочка хочет иметь партнера, который будет наступать ей на ногу хотя бы через раз и через этот же раз попадать в такт. Однако в случае с Джаредом это была совершенно несбыточная мечта.

Постепенно все в городе, кто, так или иначе, имели отношение к танцам, стали бояться Джареда Падалеки как огня. И, завидев его - сначала тощую и нескладную, а затем все больше и больше наливающуюся мужской силой и красотой - фигуру в дверях своего заведения, спешили уверить его, что у них только что закончился набор и, к большому сожалению, все места заняты, но вот через год…
Но Джаред был чрезвычайно настойчивым молодым человеком с хорошей памятью. Так что на следующий год и помнил, и приходил. Иногда какой-нибудь зазевавшийся новичок, не знавший про местную головную боль, попадался и неосторожно брался его обучать. Благодаря таким вот неосмотрительным или чересчур деликатным в активе Падалеки к восемнадцати годам уже было столько школ и направлений, что он уверенно чувствовал себя практически на любой сцене и с любой музыкой. Чего, правда, нельзя было сказать о его партнерах.

В девятнадцать лет Джаред понял, что родной город своим талантом ему не покорить. Утешаясь известным библейским «нет пророка в отечестве своем», он с решительностью, которую большинство его знакомых называло упрямством, добавляя слово «ослиное», отправился в Нью-Йорк. Уж там-то наверняка найдутся люди, способные понять и оценить если не талант – ну ладно, возможно, он не так талантлив, как пресловутый Барышников - то хотя бы энтузиазм и желание. Неужели желание совершенно ничего не стоит?

Нью-Йорк был огромен, шумен, строг, бестолков, пестр, разноязычен. Театров, танцевальных групп, подтанцовок на всевозможных шоу, концертах, в ресторанах и клубах было миллион, и везде требовались молодые, симпатичные, с опытом, но можно и без, умеющие двигаться под музыку парни и девушки. Когда Джаред увидел раздел объявлений в газете, он понял - вот оно!
Ну не может быть, чтобы в таком огромном море, просто океане предложений не нашлось места одному не очень амбициозному - он ведь не собирается танцевать главные партии в «American Ballet Theatre» или «New York City Ballet» - но очень старательному парню?
Так, полный радужных надежд, думал Джаред Падалеки в первый день, но спустя неделю у него начали закрадываться сомнения. Не в собственных талантах, нет - в своих талантах Джаред никогда не сомневался - а в том, что мир дорос до их понимания.

Обычно все происходило по одному сценарию.
Джаред появлялся на пороге очередного клуба, где его спрашивали, какую танцевальную школу он закончил и какие танцы исполняет. После честного перечисления почти двух десятков школ различных направлений, следовал недоуменный вопрос: «Почему не закончил ни одной?» В ответ Джаред обычно мычал что-то неопределенное, но при этом создавалось впечатление, что преподаватели не выдерживали таланта ученика, так как в сравнении с ним остальных надо было просто отчислять. После такого ответа глаза у очередного импресарио загорались, а рука так и тянулась сразу подписать контракт, и только подозрительность, свойственная людям этой профессии, заставляла их все-таки посмотреть сначала молодого человека в деле.

А надо сказать, что Джаред Падалеки был очень симпатичным парнем, ростом почти под два метра, с широкими плечами, длинными стройными ногами и маленькой, аккуратной, но аппетитно накачанной задницей, которая, правда, с трудом угадывалась под свободными джинсами, но прекрасно смотрелась в танцевальном трико. В довершение имелась еще симпатичная мордаха с обаятельной улыбкой и ямочками на щеках, а также несколькими родинками, придающими лицу невинно-порочное выражение, и забавный техасский выговор, который, конечно, не имел никакого значения в танце, но очень располагал к себе при общении. Вся эта юная красота очень благосклонно воспринималась всеми импресарио ровно до тех пор, пока дело не доходило до показа.

После первых двух минут агенты морщились, но думали: «В конце концов, у парня такое охрененное тело! Ну не попадает немного в музыку!»
Через пять минут: «Нет, ну тело, конечно, но он что, вообще тактов не слышит?»
Через десять же минут агент начинал орать дурным голосом, чтобы этого придурка больше духу здесь не было, а секретарша бежала в ближайшую аптеку за успокоительным или в ближайший бар за виски. Все зависело от возраста несостоявшегося работодателя и его здоровья, потерянного на ниве искусства. Уж очень жалко было упускать такое тело, но… Только и оставалось, что наливаться этими успокаивающими жидкостями.

Несмотря на свой природный оптимизм Джаред чувствовал, что и его уверенность в себе начинает понемногу улетучиваться.
Вот и сегодня очередной агент уже покраснел и почти открыл рот, чтобы завопить сакраментальное: «Уберите этого идиота!..»
Ну почему идиота?
Даже если на секундочку - только на секундочку, не больше - предположить, что Джаред действительно не самый лучший танцор современности, все равно, это же не делает его автоматически глупым?
Но неожиданно не стал вопить, а бросился к столу и, бормоча под нос: «Как я мог забыть?.. Конечно же… Ну где же она?.. Да этот парень просто создан для них...», наконец нашел грязно-белый кусок картона.
- Вот! То, что тебе нужно!
- А что это?
- Это один закрытый клуб, и они как раз набирают новую труппу. Я тебе сейчас дам телефон и адрес. Скажешь – от Криса, тебя посмотрят.
- Клуб? Типа стриптиза что ли?
- Не совсем. Позвони, сам все разузнаешь, ты для них идеально подойдешь!
- Чем это, интересно?
- Во-первых, возрастом. Потом, симпатичный, даже немного под музыку двигаться умеешь.
- Почему это немного? – Джаред вскинулся на оскорбление.
- Твой талант как раз соответствует требованиям этого клуба. Я тебе все рассказал, а дальше думай сам, не хочешь - не звони. Но за спрос денег не берут, я бы на твоем месте сходил, попробовал.

Джаред хотел сказать, что бы он сделал на его месте, но передумал.
Все-таки это был первый человек кроме мамы, который отнесся к его способностям с пониманием и даже решился кому-то порекомендовать. Даже преподаватели и те всячески старались не афишировать их знакомство: «Джаред, пожалуйста, не говори никому, что занимался у меня!»
Но Джаред никогда не скрывал. Он посчитал бы себя неблагодарной скотиной, если бы не упомянул хоть одного из тех двадцати трех преподавателей, которые имели сомнительное удовольствие его учить.

Записав телефон и адрес, Джаред решил не откладывать дело в долгий ящик и тут же набрал номер.
Ответили быстро, и Джаред счел это хорошим признаком. Он любил придумывать такие маленькие приметы и верил в них с детской непосредственностью.
- Да? - немного жеманно пропела трубка трудноопределимым по половой принадлежности голосом, – Клуб «Голубая лагуна» слушает.
- Я от Криса, по поводу набора в танцевальную труппу. У вас еще есть места?
- Котик, если ты хоть немного соответствуешь своему голосу, то для тебя место всегда найдется.
Джаред удивился. Если честно, это был первый раз, когда у него не спросили ни где учился, ни какие танцы танцует.
- Эээ… Так мне что, можно приезжать?
- Разумеется, котик! Я уже жду!

Гомик какой-то. Не то чтобы Джаред имел что-то против. Гомофобом он, разумеется, не был, что не удивительно, учитывая, сколько мужчин нетрадиционной ориентации трется в танцевальной тусовке, но старался держаться от них подальше. Хотя предложения, конечно, поступали. Как мы уже говорили, Джаред был очень привлекательным молодым человеком, и если бы не маниакальное желание стать танцором, то его даже можно было бы назвать разумным. Так что сейчас он немного поразмышлял, стоит ли ехать на встречу.
А если начнет приставать?
А если начнет приставать - получит в лоб!

Клуб «Голубая лагуна» располагался в центре Манхеттена, на какой-то кривой улочке, непонятно откуда взявшейся в этом мире прямых линий. Может, ее построили специально для этого клуба? Джаред посмеялся над своими мыслями, не догадываясь, насколько он близок к правде. Вход не бросался в глаза, и, не зная точного адреса, Джаред наверняка проскочил бы мимо. Слово «клуб» ассоциировалось у него исключительно с неоновыми вывесками и названием, которое уж точно должно быть видно издалека. Ничего подобного тут не было. Обычная малоприметная табличка на двери, да и дверь больше напоминала вход в контору.
«Адвокатскую!» - уточнил про себя Джаред.
Подергав за ручку, Джаред убедился, что дверь заперта. Однако при ближайшем рассмотрении на ней обнаружился малозаметный звонок.
«Дзынь!»
Дверь открылась практически мгновенно, но ее полностью перегораживал Шкаф. Именно такое впечатление произвел на Джареда… привратник?
- Чего надо? - Шкаф был сама любезность.
- Я… эээ… - тут Джаред с ужасом понял, что забыл имя господина, которому звонил.
Розенцвейг? Розенкрейц? Розеншвайн?
- Я к мистеру Розен… - он судорожно шарил по карманам, которых, как назло, в его одежде было предостаточно, в поисках бумажки и естественно, как это и бывает в подобных случаях она не находилась, - Я звонил… Мне назначено на просмотр…
- Танцор что ли?
- Да, танцор.
- Так бы сразу и сказал. Пошли, провожу.
И Джаред не успел ничего сказать, как огромная лапа этого секьюрити втащила его внутрь. Почему-то именно в это время инстинкт самосохранения, который благополучно дрых на протяжении всего дня, проснулся и буквально завопил: «Да ты что?! Совсем ополоумел?! Никто даже не знает, куда ты пошел! Надо было хотя бы позвонить маме, папе - попрощаться! Сказать сестренке, что ты ее любишь! Отправить письмо в полицию: «Если не вернусь, то ищите мой хладный труп по адресу…»
Впрочем, вопли здравого смысла вряд ли теперь уже имели большое значение, так как Джареда почти волокли по каким-то подозрительным темным коридорам, гудя: «Осторожно, у нас сейчас проводку чинят, вот света нет, но ты не бойся - я тебя держу».
«Никуда не сбежишь!» - слышалось Джареду.
Наконец они добрели до обшарпанной двери, и Джареда буквально впихнули внутрь.
В небольшом кабинете, похожем как две капли воды на все предыдущие каморки, в которых Джаред уже успел побывать, за столом, которых, наверное, тоже закупили сразу партию и раздали всем агентам города, сидел совершенно лысый парень.
- О, котик!
Да, именно с этим голосом Джаред разговаривал по телефону.
- Здравствуйте! - просипел Джаред.
- Приветик!
- Это я вам звонил час назад насчет места в танцевальной труппе.
- О! Конечно, конечно! Вживую ты еще лучше, чем по телефону! Что ж, раздевайся, показывай.
Джаред огляделся в поисках ширмы. Трико у него было с собой, но переодеваться на виду у этого явного гомика Джареду не очень хотелось.
- А где?
- Что где?
- Где переодеваться?
- Переодеваться?
- Ну да!
- Во что?
Джареда последний вопрос поставил в тупик. А может, у мужчины такое чувство юмора? Тогда и он тоже может.
- А есть варианты?
- Вариантов море, котик, но для начала мне бы хотелось посмотреть на тебя живьем. Оценить, так сказать, масштаб.
Джаред понял, что попал куда-то не туда. Наверное, он что-то перепутал, или наоборот, он попал куда нужно, но живым его отсюда не выпустят.
- Масштаб чего? - Джаред вообще не понимал о чем идет речь, но во всех фильмах всегда советовали в опасных ситуациях не спорить с потенциальными преступниками, а во всем соглашаться.
- Всего!
После чего вероятный маньяк стал многозначительно смотреть в район паха Джареда.
«Блин. Ведь чуял, что не надо ходить! Точно этот пидорас меня сейчас тут…»
Дальше фантазия Джареда не шла, потому что даже такая богатая, какая она была у парня, не могла до конца нарисовать нужную картинку, как именно этот невысокий мужчина, еле достающий Джареду до подбородка, будет его… В общем, вы понимаете? В этом кабинетике, в котором даже стол-то умещался еле-еле.
- Я не понял, ты собираешься раздеваться?
Ну ни фига! Он еще и раздеваться должен добровольно!
- Нет!
- Тогда зачем пришел?
- Я пришел в танцоры записываться, а не в …. - Джаред попытался найти слово, но кроме литературного «альфонс» - так, кажется, называются мужчины, трахающие за деньги богатых баб – ему ничего в голову не приходило. А это сюда явно не вписывалось.
- А раз в танцоры, то чего ломаешься?
Какой-то бредовый разговор!
- Да зачем раздеваться-то, если в танцоры? У меня есть трико, мне нужно переодеться, а у вас даже ширмы нет.
Джаред решил, что единственный выход - объяснить все до конца, и тогда, может быть, они придут к какому-то результату.
- Так тебе ширма нужна?
Причем тут ширма? Хотя, конечно, нужна!
- Так бы сразу и сказал. Пошли.
Они вышли из крохотульного кабинета и по темным коридорам, где лампочки изредка вспыхивали и снова гасли, каждый раз заставляя Джареда пугливо ежиться, прошли в зал. Танцпол находился в центре, немного приподнятом над уровнем пола, и был хорошо освещен, а вокруг стояли столики.
- Наконец-то! Хоть здесь починили!
Обойдя танцпол, они подошли к небольшой дверке, которая вела в коридор, вдоль которого располагались еще двери.
«Гримерные!» - догадался Джаред.
- Первая открыта. Заходи, раздевайся, а я тебя тут подожду, раз ты такой стеснительный.
Джаред зашел в чужую гримерную. На столике у зеркала валялась всевозможная косметика, пахло так, как пахнет во всех гримерках - этот запах не спутаешь ни с каким. Быстро скинув одежду и натянув трико, Джаред вышел к господину… Розенблюму? Тьфу! Неудобно. Как же к нему обращаться? Не спросишь же у самого.
- Я готов!
Новый знакомый уставился на Джареда так, словно тот предстал перед ним голый.
- Это что у тебя?
- Трико.
- Я же тебе ясно сказал - раздевайся! Что непонятного?
- А я что сделал? Вот, у меня только трико! Вы будете смотреть, как я танцую или вас кроме одежды ничего не интересует?
- Наоборот, меня твоя одежда не интересует! У нас парни голые танцуют! Понятно? Голые! Так что снимай свое тряпье!
- Голые? Совсем-совсем?
- Да, совсем-совсем!
Джаред заколебался. Танцевать совсем-совсем голым ему не хотелось, но ночевать на улице хотелось еще меньше, а хозяйка, у которой Джаред снимал квартиру, была очень милой женщиной, но совершенно непреклонной в плане оплаты. Раз в неделю платишь или выметаешься. А так как Джаред в первые дни, находясь в некоторой эйфории от большого выбора работы и не сомневаясь, что в любом случае хоть где-нибудь да пристроится, немного не рассчитал с деньгами, то сейчас его финансовое положение было довольно плачевным.
Джаред нерешительно потянул трико за резинку.
- Что ты копаешься?! Думаешь, я мужских членов никогда не видел или их у тебя там два?
От такого вопроса Джаред даже вспыхнул.
- Ничего и не два. Просто не привык раздеваться, когда на меня смотрят.
- У нас тут не стриптиз, так что этого тебе и не нужно.
Стянув трико вместе с бельем, Джаред остался в чем мать родила. Мистер Розен-как-его-там обошел, осмотрел его со всех сторон.
- Ммм… и чего ты так стеснялся?.. Замечательно… Ну просто нет слов… Давай уже познакомимся, что ли? Майкл. Меня, правда, по имени редко тут зовут, больше – Рози. Хочешь, можешь и ты меня так называть, котик! Ну а как твое имя?
Джареду вся ситуация казалось дикой: вот он тут голый светски знакомится с мужиком. Может, они еще руки друг дружке пожмут?
- Джаред Падалеки. Можно просто Джаред.
- Очень приятно! Так, а теперь посмотрим, как ты двигаешься.
- Что, вот прямо так? Даже никакого бандажа?
- Никакого бандажа, никаких стрингов и прочего. Наши клиенты приходят посмотреть на натуральные движения натурального тела без всяких придуманных цивилизацией приспособлений.
- Но, насколько я знаю, так танцевать невозможно!
- Глупости, все возможно! А теперь покажи мне самый эротический танец, на который ты способен!

Год назад Джареду попался диск с уроками для обучения танцу живота. Откуда он оказался в доме? Может, Меган решила тоже последовать примеру брата и приобщиться к прекрасному? Джаред посмотрел и от нечего делать попытался выучить. Движения, конечно, были рассчитаны на женщин, но в аннотации на коробке было написано, что танец могут танцевать и мужчины, исключив некоторые элементы.
Джаред встал посреди круга и, так как музыку включать никто не собирался, начал, напевая себе под нос, крутить бедрами и, ну, типа, животом. Живота как такового у Джареда не наблюдалось, бедра были узкие, зато вот то, чего точно не бывает у женщин, но имелось у Джареда в достаточном объеме – и это не грудь! - от интенсивных виляний бедрами довольно бодро болталось туда-сюда, шлепая то по животу, то по яйцам. Дома Джаред изучал этот танец в одежде и такого эффекта не замечал. У Рози просто челюсть отвисла, а глазки стали масляные. Он заворожено наблюдал за хлопаньем Джаредова члена, который в данный момент играл роль маятника гипнотизера.
Отбормотав мелодию и закончив трясти своим немаленьким достоинством, которое от шлепков туда-сюда возбудилось и теперь почти стояло, Джаред, немного запыхавшись, спросил:
- Ну как?
Рози, который сейчас напоминал кота, обожравшегося валерьянки, с трудом оторвал взгляд от соблазнительно раскачивающегося члена и попытался вникнуть в вопрос:
- Что – «как»?
- Я принят?
- Конечно! Разумеется, принят! Да ты, котик, просто вне конкуренции! Пойдем, я тебе расскажу об условиях и оплате.
- А разве под музыку смотреть не будете?
- А под музыку не буду. У нас вчера небольшая авария была, все электричество позамыкало, и дым пошел, сегодня должны новое оборудование привезти, а пока так обойдемся.
«Дыра дырой! Все-то у них перегорело и не работает! Господи, куда я попал?! Только бы живым вырваться! Ноги моей тут не будет! Сейчас, главное, на все соглашаться, чтобы выпустили!»
Джаред потянулся за трико.
- Одеваться не обязательно!
Ага, разбежался!
- Нет, я уж лучше оденусь.
Вернувшись в кабинетик, который после просторного зала показался Джареду еще меньше и еще более затхлым, он прочитал договор, который ему подсунул Рози. Даже на неискушенного в юридических делах Джареда договор произвел впечатление бумажки, больше пригодной для использования совсем в другом месте.
- Эта фитюлька, сам понимаешь, просто так, для отчетности. Деньги будешь получать в конце каждого дня, в зависимости от того, сколько танцев станцуешь: за одиночный - двести долларов, за парный по сотне, за групповой по пятьдесят. Вечером с парнями познакомишься, договоритесь. Но это не основной доход. Если будешь стараться и понравишься посетителям, то тебе будут заказывать индивидуальные танцы.
- Это как? С посетителями, что ли, танцевать?
- Ты, случаем, не из Техаса? Хотя, о чем я спрашиваю?! Индивидуальные - это значит будешь танцевать рядом с тем, кто закажет тебя, котик. Ну, как бы для него. Покрутиться возле, продемонстрировать себя со всех сторон. Да что я тебя учу? Вот тогда уже все деньги берешь себе, но оставляешь чаевые. Сотню Ренди на выходе и сотню Краузу - это наш бармен.
- Зачем?
- Затем! Хочешь сберечь свою задницу?
- Вообще-то, хотелось бы…
- Ну вот. Пей только то, что бармен нальет при тебе. А Ренди за порядком приглядывает. Его помощь тоже лишней не бывает. Поверь, уж тебе она точно пригодится.
- Хорошо, я все понял. Мне уже можно идти?
- Да кто тебя, котик, держит? Начало выступлений в восемь вечера. Опоздаешь - сам себя на деньги накажешь. Чем меньше танцев, тем меньше гонорар… Выход-то найдешь?
- Найду!
Неужели и правда его сейчас выпустят из этого рассадника порока? Живым? Да слепым надо быть, чтобы не увидеть, что в этом месте должны собираться одни извращенцы и маньяки! Нет уж, ни за что, никогда!

На следующий день мисс Гонзало решительно потребовала у Джареда до утра заплатить за квартиру.
- Молодой человек, я вошла в ваше положение, но я не собираюсь в нем оставаться. Если вы решили, что у меня благотворительная организация, то мы с вами не поняли друг друга. Я не собираюсь звать полицию, я дожила до пятидесяти лет – в этом месте Джаред ей не поверил – и никогда не имела дело с полицией. Но если деньги не появятся к завтрашнему утру, я, к своему очень большому огорчению, буду вынуждена таки обратиться к братьям Риккардо. Поверьте, мне самой очень не хочется этого делать, но вы мне просто не оставляете выхода.
Джаред видел этих братьев, и встречаться с ними у него не было ни малейшего желания. Чуть ли не на коленях он умолил хозяйку подождать до завтра, делая самое несчастное и честное лицо, на которое был способен. Так что выбора у него не осталось: либо завтра он окажется в больнице с множественными ушибами и переломами, либо сегодня вечером без штанов будет танцевать перед кучей озабоченных мужчин. И скорее всего, это тоже ничем хорошим не закончится.
Из двух зол Джаред решил выбрать то, где он сможет хотя бы удовлетворить свою любовь к танцам!
Так и получилось, что в семь часов он уже стучался в знакомую дверь.
- А, танцор? Проходи.
Джаред поплелся по длинному коридору, чувствуя себя приговоренным к казни, которому перед смертью пообещали исполнить самое заветное желание - радостно и безнадежно одновременно.
- Эй, ты куда? Это для посетителей! А ты вон туда сверни и попадешь к гримеркам.
Джаред поплутал по тесным коридорам, один раз попав в подсобку со швабрами, а в другой раз оказавшись просто перед запертой дверью, и уже совсем собрался начать звать на помощь, как неожиданно оказался в нужном коридорчике. Открыв первую попавшуюся дверь, он вошел в гримерку, в которой уже находились двое парней, причем один сидел, развалившись, в кресле, а второй что-то делал, стоя перед ним на коленях.
- Привет…
И тут до Джареда дошло, что делает парень на полу! Первым желанием было - закрыть дверь и бежать. Но он не успел, потому что сидящий в кресле, совершенно не обращая внимания на стоящего перед ним на коленях парня, махнул рукой и весело откликнулся:
- Привет! Новенький?
- Да… я сегодня в первый раз… - Джаред старался не опускать глаза.
- Добро пожаловать в наш вертеп! Здесь уже полный комплект, но в гримерке напротив - там один Энди, так что можешь смело занимать свободное место.
Тут стоящий на коленях парень не выдержал
- Бля, Эрик, я для кого стараюсь? Мог бы хоть немного сосредоточиться!
- Знаешь, Том, хуже, чем ты, сосет только Рози.
- Я, между прочим, не нанимался! Сам тогда разбирайся!
- Да не могу я, запястье вчера потянул, хоть одно резкое движение - и все! Сразу такая боль прошибает, что последняя эрекция исчезает!
- Тогда не отвлекайся!
Джаред пятился, пока не наткнулся на дверь. Перед тем, как вылететь в коридор, он заметил, что парень в кресле подмигнул ему.

Открыв дверь напротив, Джаред увидел обнаженного парня, увешанного пирсингом, который стоял у зеркала и лениво подкрашивал глаза.
- Эээ… Здравствуйте… Я тут новенький, можно мне здесь переодеться?
Возможный сосед и практически стопроцентно вероятный коллега не прерывая своего занятия ответил:
- Мне без разницы.
- Мне сказали, что здесь есть свободное место…
- Сказали - значит есть.
- Я не знаю, может, он пошутил.
- Кто?
- Тот парень напротив.
Тут парень закончил красить один глаз и соизволил посмотреть на Джареда.
- Ну ты и каланча! Что танцуешь?
- Да я так и не договорился толком.
- С кем не договорился?
- С Рози. Он меня вчера прослушивал… или просматривал - не знаю как правильно, а аппаратура была сломана, так что музыка не работала, вот мы без нее и обошлись.
- Так тебя Рози, что ли, принял на работу?
- Да.
- Ну ты даешь! Да Рози уборщицу без ведома хозяина принять не может! Не говоря уж о танцорах!
- А что же делать? Он так уверенно говорил, что я…
- А вот уверенно говорить - это Рози может! Да не расстраивайся ты, может, мистер Эклз еще одобрит.
- Мистер Эклз?
- Ну да! Он тут владелец. Он всегда лично знакомится с будущими танцорами.

Джарду стало не по себе. А если он не понравится мистеру Эклзу? Как-то незаметно проблема танцевать обнаженным отошла на второй план перед лицом страшных братьев Риккардо. Хотя бы пару сотен заработать! А завтра можно с рекламным щитом постоять или что-нибудь другое придумать. До вечера он деньги нашел бы, но до вечера еще надо дожить и желательно относительно целым!
«Дурак! Сегодня не по агентствам ходил бы, а о деньгах подумал!»
Умная мысль, жалко, что запоздалая!
- Так мне сегодня танцевать не разрешат?
- Ну почему? Скоро хозяин приедет. Он обычно часам к девяти всегда подъезжает.
Тут дверь распахнулась и на пороге возник Рози собственной персоной, одетый в черную атласную рубашку, расстегнутую до пупа, так что виднелась безволосая грудь, и в штанах из того же материала, натянутых, по-видимому, с мылом.
- Пришел, котик? Молодец! Мы с тобой одну небольшую формальность не утрясли. Пойдем, я тебя представлю мистеру Эклзу. Он хозяин этого клуба, так что, сам понимаешь...
Они быстро поднялись по узкой неудобной лестнице на второй этаж, и через минуту вконец оробевший Джаред уже стоял перед симпатичным мужчиной, одетым в элегантный костюм, не имеющий ничего общего с жутким прикидом Рози.
«А может быть, хозяин – нормальный? Вон и одет по-человечески. Мало ли кто на чем зарабатывает!»
Комната, в которой они находились, по всей вероятности, специально предназначалась для таких вот приватных просмотров. Вдоль стены располагался длиннющий диван, а в центре на полу лежало покрытие для танцев.

- Вот, Эклз, о ком я тебе говорил. Смотри какой красавец. Просто находка для клуба!
- Не тарахти, Майкл. Мистер Падалеки, если не ошибаюсь?
- Не ошибаетесь. Можно Джаред.
Голос делся непонятно куда, так что получился какой-то сдавленный писк.
- Рози тебя очень рекомендовал, надеюсь, не зря. Разденься и покажи мне что-нибудь на своё усмотрение.
Опять разденься!
- А музыка?
- Выбирай. У меня тут на любой вкус.
- Мне что-нибудь восточное, для танца живота.
- Ты танцуешь танец живота? Уже заинтриговал.
Конечно, Рози не преминул влезть:
- Я бы не назвал это танцем живота, Эклз, скорее, члена. Видел бы ты…
- Надеюсь увидеть. Не стесняйся, Джаред, раздевайся. А тебя, Майкл, я больше не задерживаю.
Оставаться со своим новым хозяином наедине Джареду не очень хотелось. Рози, несмотря на все свои голубые штучки и постоянные «котики», уже стал почти родным и не вызывал особых опасений. А чего ждать от этого франта?
- Не волнуйся. Ты раньше в эротических танцах участвовал?
- Нет, впервые, но я много всего умею, я в разных школах учился, – Джаред уже собирался завести привычный монолог про свои достижения в области обучения танцевальному искусству, благо, за последнюю неделю выучил его наизусть и мог повторять на чистом автомате без участия мозга.
Но Эклз его перебил:
- Не нужно. Мне все равно, чему ты там обучался и обучался ли вообще. Начинай!

Ну вот, пришел твой звездный час! Или, скорее, наоборот. Вряд ли этот Эклз окажется менее взыскательным, чем все твои предыдущие несостоявшиеся работодатели.
Под пристальным взглядом мужчины раздеваться было неловко. А, где наша не пропадала!
Неожиданно сразу со всех сторон полилась негромкая музыка, совершенно не предназначенная для танца живота. Это была медленная мелодия, скорее подходящая для ужина тет-а-тет двух влюбленных, чем для демонстрации разнузданных страстей, которые - Джаред был уверен - только и подходили к этому заведению. Однако раздеваться под нее было удобно. Правда, Рози, кажется, говорил, что здесь не стриптиз-бар, а значит, об эротическом раздевании вроде бы и речи не шло, но где же тогда ширма?! Нет? Значит, очень даже хотят посмотреть.
Что ж, смотрите!

Джаред не спеша, старательно подлаживаясь под мелодию, начал раздеваться.
Рубашка затруднений не вызвала, а вот кроссовки…
Вы когда-нибудь пробовали эротично снимать кроссовки?
Джаред тоже не пробовал. Ладно хоть шнурки развязывать не пришлось! Как и большинство мужчин, Джаред никогда не развязывал и не завязывал шнурков.
Вроде бы обошлось!
Правда, Эклз немного поухмылялся, глядя на джаредовы старания, но промолчал. С джинсами и носками уже было проще, хотя, может быть, немного эротичности и не хватило, когда Джаред обнаружил на носке дырку.
«Черт, ведь были целые, когда надевал!»
Дальше - уже без одежды - под эту мелодию оставалось только медленно покачиваться. Джаред попытался полапать самого себя руками - он видел как это делают девушки, танцующие в стриптиз-барах - но рука сразу наткнулась на член и от этого стало не по себе. Что он, извращенец какой, себя ласкать у всех на виду?
Джаред скосил взгляд на сидящего на диване мистера Эклза и еле удержался, чтобы не скрестить руки на паху. Если еще пять минут назад у Джареда были какие-то надежды-сомнения по поводу сексуальной ориентации хозяина клуба, то сейчас они отпали. Эклз смотрел на Джареда, как голодный тигр смотрит на прогуливающегося неподалеку оленя. Вроде бы безразлично, но в глубине глаз горит огонек, предупреждая: «Лучше беги, пока можешь!»
Только куда бежать? К братьям Риккардо?
Тут Эклз моргнул, нажал на пульте, который держал в руках, кнопку, и мелодия изменилась. Темп возрос, теперь под него вполне можно было начать двигаться поактивнее. Джаред и задвигался. Он решил особо не мудрить и повторить то же самое, что вчера выделывал для Рози. По крайней мере, тому понравилось, может, и сейчас сойдет?
Конечно, при всем желании станцевать танец живота так, как это положено, Джаред не мог. Если бы на нем был бандаж, то тогда - да. Сейчас же любое резкое движение бедер приводило к интенсивным колебательным движениям члена, что было довольно болезненно. Джаред пытался придержать свое хозяйство рукой, но слегка придержать не получалось, а если обхватить и крепко держать, то картина выходила окончательно пошлой и порнографичной - словно он во время танца дрочит себе! Вдобавок ко всему откуда-то взялась совершенно каменная эрекция.
«Да ты эксгибиционист, чувак! Кто бы мог подумать?!»
Тут музыка немного замедлилась, давая возможность передохнуть. Джаред решил, что самое время показать элемент, который он учил довольно долго. Идея заключалась в том, чтобы, не прекращая совершать движения тазом, постепенно разводить ноги все шире и шире, скользя ступнями по полу и немного прогибаясь назад. Очень похоже на движения при половом акте. Особенно эффектно этот элемент выглядел, если танцевать с партнером. Конечно танцы живота не танцуются парами, но на диске девушка говорила про современные тенденции и творческое развитие. То ли покрытие на полу было чересчур скользкое, то ли Джаред давно не практиковался, но в какой-то момент он понял, что не может удержаться и садится на шпагат. Тут Джареду уже стало не до эротичности движений: шмякнуться яйцами о пол - а без бандажа именно это и должно было произойти - совершенно не входило в его планы. Поэтому, плюнув на музыку и изящество, он просто нагнулся вперед и уперся руками в пол. Наверное, если бы у Джареда было время подумать и он мог видеть себя со стороны, то он, скорее, предпочел бы со всего размаху сесть на шпагат, чем в такой вызывающе раскрытой позе оказаться перед мистером Эклзом. Но видеть себя со стороны не дано никому, а процесс мышления у нашего героя никогда не поспевал за действиями. Так что все дальнейшие события оказались для Джареда полнейшей неожиданностью.
Мистер Эклз стремительно – вот только что сидел с ироничной усмешкой наблюдая за танцевальными ухищрениями Джареда – подскочил к застрявшему в неудобном положении парню и одним рывком поднял его на ноги, затем провел ладонями по груди, животу и напоследок погладил вертикально стоящий член. Джаред настолько обалдел от происходящего, что растерянно застыл, не зная, что делать. Продолжать танец дальше или что?..
А мистер Эклз вернулся к дивану, подобрал брошенный пульт, выключил музыку и, как ни в чем не бывало, уселся обратно.

- Ну что ж… Про твои танцевальные таланты я, пожалуй, сейчас говорить не буду, но для моего клуба ты вполне подходишь. Можешь идти работать. Выступление через сорок минут.
Радостный от того, что все так хорошо обошлось и ему, наконец-то, представится возможность танцевать перед публикой, Джаред собрался уже выскочить в коридор, но вспомнил, что не одет. Быстро сграбастав одежду с пола он нерешительно попросил:
- А можно мне одеться?
- Зачем? Все равно же раздеваться.
- Мне же до гримерки еще дойти надо.
- Ммм… так ты у нас, оказывается, стеснительный? Одевайся. Дружка своего только молнией не прищеми!
Джаред покраснел и, быстро натянув одежду, выскочил в коридор, где наткнулся на Рози:
- Ну как? Понравился? Взял?
- Сказал, что подхожу.
- Я же говорил, что все в порядке будет! Да и чего у тебя может не понравиться?! Я тебе честно скажу…
Но тут дверь распахнулась:
- Ты все еще здесь? Поторопись, к выступлению еще подготовиться нужно. Майкл объясни ему все, а то он, похоже, совсем целка.
От определения Джаред слегка оторопел, но Рози уже тащил его за руку вниз. В гримерке он показал Джареду, каким маслом надо намазать тело, чтобы смотрелось лучше, посоветовал немного подвести глаза и накрасить губы.
- Если ты раньше не красился, то не увлекайся, а то без привычки только хуже сделаешь. Эх, жалко у тебя пирсинга на члене нет. Учитывая, какой ты танец танцуешь, классно смотрелось бы. Если у нас останешься, то все равно придется делать.
- Это обязательное условие?
- Нет, конечно, Эклз сам не большой поклонник, но большинству нравится, когда у танцоров чего-нибудь проколото. Заказывают чаще, так что хочешь - не хочешь…
Джаред не собирался здесь задерживаться. Себе он дал слово: сегодня станцует, получит деньги, отдаст долги и… сбежит домой. Ну сколько можно судьбу испытывать? Вон, только что чуть не оттрахали!
Лишь бы пережить сегодняшний вечер!
«Пожалуйста, я же всегда был хорошим мальчиком и послушным сыном, так неужели ты мне не поможешь, господи, пережить это все без потерь?! Неужели я так много прошу?!»

Если когда-нибудь Джареда попросят рассказать об этом вечере - предположение чисто гипотетическое, так как Джаред был уверен, что даже под пытками ни за что никому не сознается в этом факте своей биографии - то он честно не сможет вспомнить никаких подробностей о его начале.
Когда он вышел на танцпол, голый, под жадные взгляды незнакомых мужчин, то от смущения чуть в обморок не грохнулся. Вечер только начинался, и посетители постепенно заполняли зал, но Джареду и одного человека было много. Как бы Джаред ни храбрился и ни уговаривал себя, что ничего страшного, подумаешь, голый - просто представь, что ты на пляже... нудистском - помогало плохо. От волнения он пропустил момент, когда заиграла музыка, и никак не мог решиться сделать первый шаг. Наконец, просто закрыл глаза и начал двигаться, с ужасом ожидая, что сейчас его освищут или закидают тухлыми яйцами – странная мысль, откуда им взяться в этом месте – или набросятся прямо посреди танца и начнут трахать. Но ничего подобного не происходило. Джаред рискнул приоткрыть один глаз и с удивлением обнаружил, что сидящие за столиками мужчины вовсе не побросали все свои дела, чтобы насладиться его талантом или хотя бы телом. Нет, одни спокойно переговаривались, бросая равнодушные взгляды на сцену, другие неспеша попивали что-то из высоких бокалов, но тоже не демонстрировали желания вскочить на танцпол и начать домогаться Джареда, а были и такие, которые вообще не обращали внимания на танцора, словно это был обычный клуб и они зашли от нечего делать.
Такое поведение публики успокаивало, но и заводило.
Ах так! Значит, на меня вам тут и смотреть не интересно? Ну ладно!
Недавняя стеснительность внезапно показалось смешной и совершенно не к месту, страх тоже испарился, а его место занял азарт.

Джаред вдруг понял - он хочет, чтобы все эти мужчины смотрели на него, забыв про дела! Чтобы в их глазах горел тот же огонек, который час назад вызвал такой ужас, когда он увидел его в глазах мистера Эклза! Сейчас, наоборот, он хотел этого! Хотел нравиться и завораживать!
Его движения неуловимо изменились, вроде бы совсем чуть-чуть, но этого оказалось достаточно, чтобы танец из простого набора непристойных движений неожиданно превратился в то, чем он был изначально. В вечный как мир призыв. Джаред дразнил, предлагал и тут же отступал, обещал и отказывал. Что-то древнее, темное поднималось из глубин подсознания и вплеталось в движения, наполняя их жаждой секса. Этот танец создавали не для эстетического любования! Да, отточенность движений и четкое выполнение всех элементов имели большое значение, но не это было в нем главным! Гимн похоти! Воспевание плотских желаний тела! Возведение эротики на трон и поклонение ей! Этот танец не мог появиться в ханжеском христианском мире, где потребности тела стыдливо прикрывали фиговым листком морали. Джаред не умом, а скорее, интуитивно осознал - не нужно пытаться выполнить все безупречно с технической точки зрения, пусть будут огрехи, надо довериться музыке и дать возможность телу вести.
«Танцуй не головой, танцуй сердцем». Наверное, именно в этот момент упала последняя соломинка на спину верблюда, и Джаред неожиданно превратился в Танцора.
Даже член, бестолково болтающийся туда-сюда и довольно ощутимо лупившей его по многострадальной мошонке, вдруг оказался к месту и движения рукой по нему уже не воспринимались как вульгарное дрочение - просто еще один элемент танца, гармонично вписывающийся в этот праздник эротизма. Джареду нужно было, чтобы все мужчины в зале - сейчас, в данный момент - хотели бы только его! Желание было непонятным и неизвестно откуда взявшимся, но оно было! И оно тоже изливалось в танце. Когда музыка закончилась, Джаред понял что победил! Глаза большинства посетителей были направлены на него и выражения их лиц были недвусмысленны.
Рухнувший с небес на землю Джаред с ужасом понял, что совершенно не представляет, как будет все это расхлебывать!
«Они же понимают, что это все искусство?.. Они же сюда, вроде как, только полюбоваться пришли? Да?»

Окрыленный и воодушевленный – вот не зря он никогда не сомневался в своих способностях – Джаред ввалился в гримерку и упал в кресло. Он был весь потный; надо было быстро вытереться и поправить макияж.
- Ну ты, парень, даешь! А я думал - ты у нас целочка! Ну держись! Сейчас они тебя приватниками замучают! – Энди сидел, задрав ноги на стол, так что они торчали чуть ли не под носом у Джареда. Ногти были выкрашены в красный цвет!
- Чем?
- Приватник. Приватный танец. Рози разве не говорил?
- Что-то говорил. Это когда танцуешь для одного?
- Да.
- В кабинетах что ли?
- Нет, в кабинетах теперь не разрешают, только в зале. Тут же не бордель все-таки! Если тебе, конечно, клиент понравится, ну, или ты ему, что важнее, можете на стороне встретиться, а в клубе мистер Эклз этого не приветствует. Поэтому и от кабинетов отказался. Клиенты попадаются всякие, нет-нет - да и пытаются завалить. Так что все танцы только в зале.
У Джареда от сердца отлегло: одно дело – танец, там да, можно побыть и раскованным, даже развратным, а другое - реальный секс с реальным мужчиной, здесь Джаред – пас! Сейчас возбуждение уже схлынуло, даже член поник, и Джаред вовсе не горел желанием, чтобы его поимел весь зал.
- Ты особо-то не расслабляйся.
Энди кивнул на пах.
- Здесь любят, чтобы мы всегда возбужденные были.
- Это как? А если нет настроения или плохо себя чувствуешь?
- Про настроение будешь своей девушке впаривать или парню, кто там у тебя? А здесь работа.
И Энди ушел в зал.
А через минуту в гримерку проскользнул Рози, которому Джаред чуть не ляпнул: «Стучаться надо!»
- На тебя записалось уже трое! Нет, ну какой я молодец, котик! Как я в тебе сразу талант разглядел, а?! Давай, приводи себя в боевую готовность - и вперед. Столики пять, двенадцать и тринадцать. Значит, правила такие: приватный танец длится столько же, сколько на сцене, но в музыку попадать не обязательно. Здесь главное - максимально покрутиться перед клиентом. Дотрагиваться не надо, по крайней мере, пока он не дотронется первым. Если дотронется, значит не против. Можешь тогда и на коленках немного посидеть. Правда, ты такой лось… ну, поимитировать, что сидишь и трахаешься. Да не мне тебя учить, ты вроде и так знаешь, что нужно делать. Деньги бери сразу и приноси в гримерку, а то у тебя даже трусов нет - некуда засовывать. У нас тут не воруют, так что можешь не бояться. Вроде все рассказал. Если что не понятно будет - спрашивай, не стесняйся, у меня или у парней. Давай, на следующий танец уже будь готов.

И понеслось.
Один клиент, второй, третий, четвертый, пятый… На танцпол он больше не выходил, но и присесть ему не давали. Клиенты сменялись один за другим, а он продолжал один бесконечный танец. Того куража, который неизвестно откуда возник там, на танцполе, больше не появлялось, но клиенты, похоже, не обращали на это внимания. Всех интересовал исключительно один элемент: как член Джареда шлепается о его яйца при кручении бедрами. Если же он старался придержать член рукой, то его бесцеремонно хватали за нее и отводили в сторону. Очень скоро Джаред понял, что ни о каком сексуальном желании речи уже не идет, а эрекция поддерживается исключительно за счет механического воздействия и банального отсутствия разрядки.

Часа через полтора Джаред решил, что ему нужен отдых. Ноги дрожали, член болел, мошонка тоже. Казалось, его поимели все, кому не лень. Рози тут же материализовался неизвестно откуда.
- Что, котик, устал? Ничего, это с непривычки, потом втянешься, но отдыхать тебе некогда! На тебя сегодня спрос, так что давай, там еще один заказ.
- Я не могу, у меня ноги дрожат.
- Что значит - не могу? Тут тебе не детский сад. Могу, не могу. Хочешь на штраф нарваться?
Джаред совсем не хотел нарываться на штраф. Хотя он и не знал, что это такое, но вряд ли что-то хорошее.
- Я же в первый раз. Разве лучше будет, если я на клиента упаду?
- Хорошо, я поговорю с хозяином, может, он и согласится на первый раз тебе сделать поблажку. Вообще-то мы работаем до последнего клиента. Но этого все равно придется обслужить.
- Пожалуйста, поговори с мистером Эклзом!
- Давай, котик, не расслабляйся.

Клиент оказался коротышкой-толстячком, который не просто был рад, когда Джаред до него дотрагивался, а сам все время норовил то ущипнуть за ягодицу, то цапнуть за член. Джаред начал уже опасаться за целостность своего организма и испытал неимоверное облегчение, когда музыка, наконец, прекратилась.
Рози уже был тут как тут!
- Пошли, мистер Эклз хочет с тобой поговорить.
- Ты спросил? Что он сказал?
- Велел позвать. Да успокойся, ничего страшного, для новичка ты очень неплохо держишься, так что все нормально будет!
«Хотелось бы верить!»

На этот раз Рози привел его в кабинет. По крайней мере, стол там стоял; еще там стоял огромный диван, а на стене висел телевизор, который показывал танцпол. Наверное, мистер Эклз любил быть в курсе происходящего. А может, он очень любил танцы?
- Джаред, что за бред? Ты отказываешься работать? На кой черт тогда было наниматься?
- Я не отказываюсь! Просто я… у меня с непривычки уже… болит все.
- Что у тебя болит?
- Член у меня болит! Понятно?! И яйца тоже! Это же против всех правил - без бандажа танцевать! Я так импотентом стану!
- Тебя на аркане не тащили, про условия сразу сказали. Не понимаю твоего возмущения.
- Сказать-то сказали… Но я не думал… Я же никогда раньше… Я даже подрочить себе не могу! Больно!
Тут Эклз подошел близко и совершенно неожиданно положил руку на член Джареда. Рука была прохладная - не холодная, а именно прохладная, хотя, может быть, наоборот - член был горячим, но ощущения были упоительно приятными.
- Если дело только в этом…

Руки у мистера Эклза - красивые, ухоженные, но в то же время сильные, а движения мягкие, неторопливые. И Джаред почувствовал, как эрекция из механической начала стремительно переходить в совершенно другую, разливаясь жаром в паху и заглушая болезненные ощущения. Возбуждение, казалось, покинувшее в этот вечер Джареда навсегда, появилось, словно по мановению волшебной палочки.
- Болит? А ты о чем думал, когда такой танец выбирал? Головой соображать надо.
Что с ним происходит?!
Почему он с такой готовностью подставляется под ласку незнакомого мужчины?
Почему не возмутится, не оттолкнет?
«Я же никогда!..»
Но разум и инстинкт самосохранения давно заткнулись и ушли по своим делам. Что толку? Все равно их никто не слушает!
А мистер Эклз одной рукой поддерживал Джареда за спину, не давая отстраниться и сбежать, да и упасть, если начистоту, а второй очень уверенно вел к разрядке.
«Я же сейчас его всего запачкаю!»
Джаред с ужасом дернулся, широко открыл глаза, и тут его сильным движением развернули, прижали спиной к груди и сжали член. Джаред вскрикнул и кончил.
«Я кончил, когда мне дрочил мужик! Этого просто не может быть!»
Но переживать сил не было. Сил не было вообще. И без того уставшее тело превращалось в желе, желая только одного - чтобы ему дали, наконец, возможность лечь на какую-нибудь горизонтальную поверхность.
Словно подслушав его мысли, Эклз толкнул Джареда к дивану. Секунда - и вот он уже лежит, уткнувшись носом в подушку, бедра вздернуты, так что ягодицы бесстыдно торчат вверх. А палец Эклза уже вовсю орудует в его заднице.
- Эээ… мистер… я вообще-то…
- Что? Я же видел твое выступление. Как ты там задницей крутил, – Джаред чувствовал горячее дыхание на своей шее, Эклз говорил тихо, почти шепотом, голос вливался в уши, вызывая совершенно физическое удовольствие. Джаред и не знал, что такое возможно. – Ты же там просто предлагал себя: нате, возьмите, выебите меня, смотрите как я хочу… А теперь в кусты, когда пришло время... Думаешь, сможешь всегда удирать? Ты же взрослый мальчик, знал, зачем я тебя в кабинет вызвал. Ты же сам хочешь, чтобы тебя трахнули. Да? Хочешь же?..
Джаред с трудом понимал, о чем ему говорил Эклз, он весь ушел в ощущения. Сумасшедший вечер и закончиться должен был ненормально. Джареду казалось, что он выпал из своей настоящей реальной жизни и, словно Алиса, попал в Страну Чудес. Все происходящее было больше похоже на сон. Не кошмар, а интересный необычный сон, в котором происходят вещи, не случающиеся наяву. И только во сне можно расслабиться и получить удовольствие от секса с совершенно незнакомым мужчиной.
И Джаред закрыл глаза и расслабился.
Его умело ласкали, подготавливая и раскрывая, гладили, целовали, прикусывали кожу и тут же зализывли место укуса, а потом начали трахать, наслаждаясь процессом и не забывая про него. Честное слово, Джаред сам удивился, когда понял, что снова возбуждается. Это было за гранью, но это происходило. Сам не замечая, Джаред стонал и подмахивал, и подавался назад, сильнее насаживаясь на трахающий его член.
После второго оргазма Джаред вырубился мгновенно. Не проснулся он и тогда, когда Эклз удобнее устраивал его на диване и укрывал пледом. Не слышал, как тот вызвал Рози и приказал принести вещи и деньги. Не видел, как Эклз перед уходом стоял и смотрел на него, задумчиво теребя подбородок и хмуря брови, словно решал какую-то сложную задачу. Как наклонился близко-близко к его губам, но так и не дотронулся. Не слышал, как тихо скрипнула дверь, закрываясь за выходящим Эклзом.

Проснулся Джаред, словно от толчка. Где он? И тут же вспомнил, что произошло. Как мистер Эклз дрочил ему, как потом… Ооо!..
Джаред лежал на диване, укрытый пледом; горел ночник. В его слабом свете рассмотреть что-либо было затруднительно, но, судя по мертвой тишине, царившей в комнате, рабочий день клуба на сегодня закончился.
Джаред увидел сложенную около дивана на стуле одежду. Она же оставалась внизу! Значит, принесли для него. Часов в комнате не было, сколько времени - непонятно. Джаред взял джинсы и нашел в кармане свой телефон.
«Одиннадцать часов! Блядь, меня же убьют!»
Только тогда он обратил внимание на белый конверт, валяющийся на полу - наверное упал, пока Джаред рылся в своих шмотках. Спереди было написано от руки: «Падалеки». Джаред заглянул внутрь и оторопел. Сумма существенно превышала ту, на которую он рассчитывал, и ее должно было вполне хватить, чтобы заплатить за квартиру. Джаред быстро оделся. Интересно, удобно будет вот так уйти, ничего не сказав? Но он уже и так катастрофически опаздывал.

В дверях Шкаф подозрительно посмотрел на Джареда.
- Не выпущу, пока не дашь обыскать, или жди хозяина.
- Да обыскивай, на здоровье! Что тут воровать?
- Положено. Чего ты так долго?
- Ой, слушай, я же тебе сотню должен?!
- Не должен, но не откажусь.
- Держи!
Джаред быстро достал купюру из конверта.
Однако на Шкафа это никак не повлияло. Забрав деньги, он все равно тщательно обыскал Джареда и только после этого открыл дверь.
- Дуй, в следующий раз не выпущу, пока хозяин не вернется.
«А следующего раза и не будет!»
- Спасибо!
Джаред не удержался, открыл конверт и пересчитал деньги. Три тысячи долларов! Это же богатство! Джаред рассчитается со всеми долгами и вернется домой. Все, хватит с него танцев! Прошедшая ночь сделала то, что не смогли все двадцать три учителя, вместе взятые, и все агенты, которых он прошел. Джаред излечился. Нет, он не перестал любить танцы, но желание во чтобы ни стало выйти на сцену увяло. Ничего, на самом деле, и нет в этом волшебного, обычная работа, тяжелая и изматывающая!
Может, прав папа и надо поступать на юридический?

…три месяца спустя

- Джа-а-аред, ну Джа-а-аред! – девица была уже сильно навеселе и тянула имя, как коктейль через соломинку, с прибулькиванием, – Я хочу танцевать. Чад говорил, что ты обалденно танцуешь. Ну Джа-а-аред!
- Я тебе уже сто раз говорил, что Чад лжец. Я не танцую.
Джареда порядком раздражала эта девица, с которой он был едва знаком.
Долбаная традиция братания первого курса, придуманная, чтобы, якобы, сплотить незнакомых людей, вылилась в обыкновенную пьянку, и все, разбившись на пары или по компаниям, разбрелись по бару.
Почему он оказался с этой - как ее? Дениза? с именами у Джареда всегда было напряженно - он так и не понял. И вот теперь ей взбрело затащить его танцевать. Не то чтобы Джаред не любил танцевать, просто танцпол в клубе был круглый и немного приподнят над остальным полом – обычно, в общем-то - и столики стояли по кругу, и еще странно мигали лампы. Джареду было не по себе. Правда, назывался клуб «Жемчужина», и конечно, публика ничего общего не имела с той… Но все равно Джареду хотелось уйти. А уж заставить себя выйти на танцпол…
- Такая очаровательная девушка не должна скучать. Разрешите?
К ним подошел парень, показавшийся Джареду смутно знакомым. Вроде бы его он видел на фейсконтроле, когда проходил в клуб. Трудно не заметить такого бугая. Дениза показала Джареду язык и упорхнула танцевать. Джаред облегченно вздохнул. Надо бы воспользоваться возможностью и сбежать, но он медлил, словно кого-то ждал. И дождался. Джаред почему-то совершенно не удивился, когда к нему за столик подсел мистер Эклз.
- Добрый вечер, Джаред.
- Добрый вечер…
А ведь Джаред так и не узнал его имени, но по фамилии обращаться не хотелось. В конце концов, разве он не имеет право знать имя мужика, который его трахнул? И он вопросительно поглядел на собеседника.
- Дженсен.
- Добрый вечер, Дженсен.
- Нравится?
- Не-а. Напоминает одно злачное место.
- Неудивительно, этот клуб тоже мне принадлежит. А тебе, значит, там не понравилось?
- Скорее нет, чем да.
- Да, тот клуб на любителя.
Джаред рассматривал сидящего напротив мужчину: уверенный, красивый, впечатление немного портили полные губы и веснушки, а так прямо крутой Уокер.
- Как тебя занесло-то сюда?
- Празднуем начало студенческой жизни.
- О, так ты студент? Надеюсь не хореографического?
Джаред хотел обидеться, но передумал и рассмеялся:
- Нет, с танцами я завязал.
- Разумно. Хотя, немного жаль, я бы не отказался еще раз увидеть в твоем исполнении танец живота… Лучше, правда, без музыки.
Дженсен придвинулся ближе, и Джареду показалось, что диван мягко спружинил под весом приземлившейся на него хищной кошки.

Конец. :Р



Сказали спасибо: 154

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

22.04.2014 Автор: Swenigora

Очень рада, что фик понравился.)

16.03.2014 Автор: natkinnat

Ну не над одним фиком так не смеялась. Прям от души и до слез. Большое спасибо, автор.

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1407