ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1760

Чаша с левой ладони Немеша

Дата публикации: 15.01.2017
Дата последнего изменения: 15.01.2017
Автор (переводчик): CoffeeCat;
Ссылка на оригинал: https://ficbook.net/readfic/4205818
Бета: Rina22ru
Пейринг: J2;
Жанры: ангст; АУ; омегаверс; пре-слэш; сказка; фэнтези; херт/комфорт;
Статус: завершен
Рейтинг: PG-13
Размер: миди
Саммари: - …любить и быть верным… - читал клятву Джаред, а его нареченный, укутанный в полупрозрачную фату едва вторил. Только на последних словах голос прорезался: - До самой смерти.
Глава 1

- …любить и быть верным… - читал клятву Джаред, а его нареченный,  укутанный в полупрозрачную фату, едва вторил. Только на последних словах голос прорезался:

- До самой смерти.

Джареда настолько удивило отчаяние и решимость, прорезавшиеся в этих словах, что вместо ритуальных чаш он смотрел на мужа, как тот подносит к лицу пиалу тончайшего фарфора, родня услужливо приподнимает фату, и прекраснейший в мире омега пьёт прозрачную жидкость. С каменным лицом, как яд пьёт. Взгляд метнулся на алтарь, и у Джареда от ужаса сбилось дыхание. Чаша из правой руки божества  – на месте, пряная ледяная вода из верховий великого водопада.  Сердце заколотилось с бешеной скоростью, жизнь, вся его жизнь, намечтанная и расписанная,  манившая радужными переливами счастья, рухнула. Нареченный омега выбрал последнее спасение беззащитных. Чашу с левой ладони Немеша – быстрый, безумно болезненный яд.

Джаред в ярости оглянулся на альф в зелёных одеждах, стоявших за спиной его жениха, они ещё не увидели, не осознали, что натворили. Обещали омегу, как оказалось, против его воли. Выставили Джареда и весь клан Падалеки насильниками. И уничтожили такую красоту.

Джаред подхватил едва ополовиненную чашу. Не смог омега выпить до конца, горечь невыносимая. Взгляд ярких, что изумруды, глаз из-под густых ресниц – как удар. Под сладкой внешностью прятался боец, он вёл последнее сражение и не собирался сдаваться. Ни звука. И спина прямая – ни жестом себя не выдать, чтобы не отпоили, не отмолили безумного у богов. Чтобы не успели выдернуть обратно в жизнь.

Джаред прикипел к этим глазам, врезался всей сутью. В одну секунду прочитал – нет у него соперника, сердце омеги свободно, а бежит он от безысходности, загнанный бездушной роднёй, используя последний шанс на выбор, лежал бы на алтаре нож, схватился бы за него. Не хочет быть запертым с нелюбимым мужем, связанным по рукам и ногам, не хочет тихо сходить с ума от тоски и насилия не переживёт, угаснет медленно. От яда – быстрее.

Джаред  поднёс чащу к лицу, принюхался, не разрывая взгляда. У влюблённого альфы, если нет на нём вины, был один шанс. Он заорал во всё горло:

- Все вон!!!

И выпил всё, что там оставалось.

Гвалт в зале поднялся непередаваемый. Голосили прижатые охраной Эклзы, ранеными волками выли отцы и старшие братья. Все разглядели, когда уже поздно. Грохот и топот ног.

Пока оставались силы, Джаред потянулся к рукам омеги. Кольца, браслеты - всё лишнее. Без золота и брильянтов пальцы казались грубее, обкусанные ногти и синяки на костяшках. Джаред поцеловал их. Левую руку прижал к своему сердцу, а правую положил на шею, притянул ближе и сам обнял так же. Внутренности запульсировали болью, словно вода превратилась в ножи. Он прижался лоб в лоб к омеге, больно было, что не узнал раньше, не уберёг его от страданий. И только осознав, что жених сейчас умрёт, спросил:

- Ты позволишь мне? Дашь этот шанс?

Омега смотрел строго, серьёзный противник. Альфа требовал многого, много большего, чем клятва любить только до смерти. Омеги что выживали, не покидали спасителей никогда. И уходили вслед за альфами день в день. Джаред ждал толчка в сердце: отказ и скорая смерть. Он и не надеялся, что сможет уговорить, отвести от пропасти, просто не мог оставить в беде одного. Видно омега это заметил. Дрогнула правая рука, притягивая ближе за шею. Губы тронули щёку, и Джаред получил свой первый законный поцелуй. Горький и переполненный ядом.

***

А дальше понеслось. Погас мир вокруг. Их растащило в стороны, перетряхнуло, и вот – он в тронном зале, волосы убелены сединой, за спиной – никого, сгинул давно его муж, не пережил страданий. А перед ним с видом победителя красуется посол от Пелегрино, сильно насолил, сволочь, кланы на грани войны. И Джаред решительно отвечает: «Нет!» на предложение, да что там, на требование отдать своё рыжее счастье, солнечного сына-омегу в обмен на мир. Джаред уже решает, как подтянуть ресурсы, где искать помощь, и что гада-посла дешевле будет утопить в клозете. Над ухом шелестит: «Сильно просто».

Снова всё сместилось. Он застаёт мужа с другим, стонущим сладко под мускулистым жеребцом. Челюсти хрустнули – хотелось убить обоих. Растерзать и повесить тела догнивать на ограде. Двинул альфе в висок с размаху, убить не убил, но вырубил надёжно. Стащил с кровати. Похлопал вздрагивающего, закатывающего глаза омегу по щекам, хотя легко было сомкнуть пальцы на шее. И точно – опоили. Чёрт знает, как подмешали отраву, но опоили. Через минуту в крепости ор и гвалт: в пыточную волокут повара, служку и мелкого гадёныша из Эклзов, на днях только трепавшегося, про «блядь, пригретую на широкой груди».

«Проще простого», - шелестит над головой.

И теперь действительно что-то новенькое. Удары сыплются один за другим, сил нет выдерживать. Кнут играючи соскальзывает со спины и бьёт по лицу, выбивая со скулы кость, мясо, кровь, вопль.

- Ну что? Нашёл ведьму? Узнал, кто портит скот? – зелёные глаза горят яростью, будто за стёклами ночник включили, ярко, но не во всю силу. – Говори!

Ведьмака стряхнули с креста, поставили на колени перед господином. Джаред ещё раз всмотрелся в глаза. Стылые, не живые. Шарнирная кукла-подменыш.

- Ты! Ты – ведьма. Господин бы никогда… - слова сорвались с языка без заминки. Вокруг рушились декорации, скатывалась с кожи свернувшаяся свиная кровь, а Джаред перекатывал на языке странное – «омега-господин». И не находил противоречия.

Дальше сцены замелькали совсем быстро, не давая времени осознать, подумать, запомнить. И раз за разом Джаред узнавал мужа, отличал от искусных подделок, спасал, верил ему. Отказывался предавать. Единственный раз постыдился – до горечи больно было – они в пустыне, Джаред несет обессиленного омегу на руках и, вопреки стонам, выпивает последний глоток раскаленной воды сам. Чтобы суметь выбраться и вынести к спасению своё счастье. И в следующих воплощениях ему стыдно, сложно в глаза смотреть. Но стоит вернуться в пустыню, и он повторяет всё то же. И, кажется, после этого омега тоже начинает узнавать его. Смотрит странно и пристально, словно из арбалета целит.

От хоровода воплощений голова идет кругом, всё быстрей и быстрей вокруг них проносятся люди. Джареду кажется, что всё, у них не получилось, яд берёт верх. Ему безумно жаль красивого, такого живого омегу. Он понимает, что скоро – смерть, но это не повод сдаваться, и он бросается в водовороты событий с упорством обречённого.

А потом словно провал и…

- …любить и быть верным… - читал клятву Джаред, а его нареченный,  укутанный в полупрозрачную фату, едва шептал. Только на последних словах голос прорезался:

- До самой смерти.

Джареда настолько удивило отчаяние и решимость, прорезавшиеся в этих словах, что вместо ритуальных чаш он смотрел на мужа, как тот подносит к лицу пиалу тончайшего фарфора, родня услужливо приподнимает фату, и омега, страшнее, уродливее которого Джаред в жизни не встречал, пьёт прозрачную жидкость. Быстрыми, судорожными глотками, словно яд. Взгляд метнулся на алтарь, и у Джареда от ужаса запрыгало сердце. Эклзы обманули, посулили в мужья красавца и предали, силой привели этого бедолагу. А он гордый, не стал ждать унижения, схватил чашу с отравой.  Джаред перевёл взгляд обратно – только глаза у парня были удивительно красивы, настоящие изумруды. И смотрит прямо – смелый. Отчаянно смелый и гордый. Такой никогда не уронит честь клана, не разменяет верность на пустые разговоры. И Джаред… Пусть мгновение да был его мужем, клялся в любви и верности, он просто не мог допустить…

- Все прочь!!!

Вода в чаше отчаянно горькая. Джаред допивает до дна, тянется было взять за руки, но словно с него шоры сняли – мир широк, необъятен и весь виден отсюда.

***

Немеш рассматривает ладони, чаши в огромных мраморных руках как скорлупки. Знания стекают с него как утренний туман, захватывают и обволакивают. Случайные фрагменты вспыхивают в голове огненными драконами. Про то, как в древности таким ядом травили врагов короны. И про омег, выросших в храме, насильно выдаваемых замуж, кому их друзья предлагали последний свободный выбор – жизнь или смерть. И про более поздние, но не менее мерзкие истории можно узнать, если прислушаться. Джаред не хотел слушать, единственный, чью судьбу он желал знать – его бывший жених и на мгновение - муж, омега, сидевший рядом. Он чуть не подпрыгнул, врасплох застигнутый громовым гласом, Немеш снизошёл до беседы:

- КТО ВЫ?!

Джаред онемел на секунду от грохота. Омега тоже дёрнулся, и, о, счастье, вцепился в его руку, словно ища поддержки.

- ИМЕНА! – рыкнуло божество, решив не ждать, пока букашки сообразят нужное.

- Джаред Тристан Падалеки, - рявкнул Джей, впервые произнеся вслух второе имя. Только владетель земли и людей, состоящий в священном союзе и принявший на себя ответственность за продолжение имени клана, может называться так. Он посмотрел на мужа, тот молчал, таращился куда-то в пол, будто его вопрос не касался.

- Как тебя зовут? – прошептал Джаред и нарвался на злобный взгляд и шипение:

- Не всё ли равно, сам говори, как там меня поименовали, – и такая обида плеснула из этих слов, даже руку хотел отобрать у Джареда,  обхватить себя, закуклиться. Джаред растерялся на мгновение, но прошедший хоровод жизней не только утомил, но и научил быстро находить истину и ведущие к ней решения.

- Какая разница, какую тарабарщину запишут в книге? Ты не доверишь мне даже имени? – и брови домиком, как в детстве, чтоб десять лет прочь. Потому как и вправду, обидно по-детски. Омега прикусил губу и повёлся. Не на щенячьи глаза, на искренность и на правду. Джаред впрямь хотел называть его так, как ему будет приятно. Только от правды стало тошно самому:

- Дженсен Росс Эклз, – отчеканил омега. Словно в пропасть обрушивал жалкие мостки между ними. И сам вставал на краю.

Второе имя при родной фамилии? Джаред позеленел, как представил всю бездну его унижения. Дженсен Росс был единственным  наследником в своём крыле, был при власти, нёс ответственность. Был старшим для множества людей и решал их проблемы. Готов был до конца жизни блюсти целибат, ожидая, пока подрастут племянники из младших ветвей, и можно будет передать бремя правления альфе. А его вот так – сорвали с места, не спросив, не имея права. Бросили в чужой дом как игрушку, даже торговаться не пытались за равный брак, отдали бесправным младшим мужем за почти безземельного младшего из младших Падалеки. За простой торговый договор.

И главное – стать единственным наследником он мог, только если его альфа отец опекал его до своей смерти, а сам больше не брал омег, чтил память погибшего. Если бы наоборот, жив был омега-отец, назначили бы опекуна, и Дженсену не пришлось бы тащить на себе всё хозяйство. А так – у него перед глазами был пример преданности и бесконечно любви, Джаред не представлял, сможет ли он… Быть достойным.

- СКАЖИ ЕГО ИМЯ! – прогудело над головой.

Джаред как альфа обязан представить супруга. И вот теперь стыд выкрасил кожу в пунцовый. Сказанное у алтаря не может быть скрыто, он должен принять решение и держаться его всегда, чего бы ни стоило. У того крошечного клочка земли, из которого состоит его наследство, не может быть двух Владетелей. Секунда славы закончилась. Голосом удалось овладеть на удивление быстро:

- Перед тобой супруги: Дженсен Росс Падалеки, оказавший великую честь клану Падалеки, и Джаред. Его муж.

«Младший» повисло в воздухе, рядом с не произнесённым «О!» на дрожащих губах омеги. Только шёпот:

- Зачем ты так?

И в ответ, тихо, но яростно:

- Я слышал у Эклзов только про одного не-альфу, и если хоть десятая часть того, что про тебя говорят, правда, то Эклзы сами себя обворовали, отправив тебя нам. И унижать тебя я больше никому не дам, – Джаред гневно свёл брови. Потеря статуса злила, но злился он не на мужа, а на себя, не настоял, чтобы узнать больше.

Дженсен замер растерянный, видно вдруг стало, что он не юн, может, и старше Джареда будет. Но красота только ярче засияла. До альфы вдруг дошло, о чём говорили отец и старшие братья: «Главное для начала хорошего брака не юность-невинность-красота, а чтобы омега СМОТРЕЛ на тебя». И сейчас Дженсен СМОТРЕЛ. Ушли на дальний план обиды и страх. Джаред стал ему интересен. Любопытен. Омега быстро принял его как друга, вероятного защитника. Но как на альфу посмотрел только сейчас. Джареда словно горячей волной согрело. И тут же холодом обдало, Дженсен отвернулся. Прошипел, как последний аргумент:

- У нас может не быть детей.

Будто это оттолкнуть должно альфу. Джаред подобрался поближе, вдохнул манящий аромат, едва удержался, чтобы не лизнуть за ухом. Вспомнил о дозволенных вольностях младших мужей и притёрся, проехался осторожно щекой к не по-омежьи мускулистому плечу. И «по-секрету» сообщил:

- У меня уже сорок два племянника. Выберешь любого на воспитание, Дженсен, не уходи. Прошу тебя. Умоляю…

Громовым хохотом их повалило на пол. До альфы дошло, что он забыл, кому в этой реальности на самом деле надо молиться. Но как-то исправиться ему не дали, вышвырнули обоих прочь.

***

- …любить и быть верным… - читал клятву Джаред, а его нареченный,  укутанный в полупрозрачную фату, едва вторил. Только на последних словах стало слышно:

- До самой…

Голоса у обоих осипли, они переглянулись. Зал, храм, мраморно-неподвижный Немеш протягивает ладони. На пухлых губах божества гуляет шкодливая улыбка подростка, который подкинул хлопушек в навозную кучу, уверен, что не поймают, и рассчитывает теперь получить удовольствие от испуга толпы. Супруги снова переглянулись, в Глазах у Дженсена сверкнула хитринка. И кто такой Джаред, чтобы разочаровывать своё зеленоглазое божество. Как младший муж, он схватил священную воду и подал уважительно:

- Мой Повелитель, – произнёс недрогнувшим голосом, зал позади них замер в хрустальной тишине, - позвольте…

Он подал мужу верную чашу, из правой руки. Дженсен встряхнул головой, сбросил мешающую фату вместе с венцом из алмазов, не дожидаясь, пока отомрут предатели за его спиной. Он пьёт ровно половину и подаёт чашу Джареду.

- Мой Господин, прошу вас…

На сердце сразу потеплело, не оговорил изначально, но вот сейчас, перед семьёй не стал позорить, равным назвал. Младший жрец первым сообразил, что происходит, сдёрнул с левой ладони вторую чащу и бросил её в ноги гостям – пустую.  Хотя и заполненную при них. Обвинение и доказательство в одном флаконе.

В зале поднялся визг и гвалт, охрана крутила руки Эклзам. Старшие Падалеки ругались на чём свет стоит на бестолкового раздолбая, посмевшего учудить. А Джаред таял, засмотревшись в зелёные омуты глаз супруга, он готов был всю жизнь в них смотреть, и чтобы Дженсен, его солнечный, обожаемый Дженсен тоже СМОТРЕЛ на него.



Сказали спасибо: 24

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R S T v W y а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О п С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1399