ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1744

2. Брачное агентство "Основной инстинкт"

Дата публикации: 13.01.2017
Дата последнего изменения: 13.01.2017
Цикл: Сага "Лабиринт дракона"
Автор (переводчик): porzellan_maria;
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; БДСМ или Д/С; детектив; романс; триллер; экшен;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: миди
Примечания:

For Slytherin Punk.


Саммари:

Для славы годится все.
Ну, а если почти-новости становятся реалити-шоу с кровавыми подробностями. Что может быть лучше для поднятия тиражей и будущих гонораров?
*
Крепость измеряется по слабому звену. Вопрос лишь в том, какую боль ты согласен перенести.
*
Как легко одержимость превращается в ненависть. Вместо судорог экстаза и обожания – дрожь отвращения, страх и отторжение.
*
Это пытка – желать недосягаемое, вожделеть что-то или кого-то на расстоянии вытянутой руки и знать, что еще немного - и наткнешься на стеклянный барьер, на невидимую стену и крепостной ров. Кто-нибудь другой, обычный и нормальный человек, просто бы отступил.
Но у нее был Метод.


Глава 1

2.1. Свяжи меня, если сможешь!

Дженсен Эклз, известный среди биржевых брокеров как Мидас, внезапно проснулся, пораженный абсолютно неоригинальной мыслью. Ему нужно решить личный вопрос. Заполнить пробел. И сделать это по правилам. По его правилам и на его условиях. Да, у Дженсена был достаточно безобидный, как для нашего времени фетиш. Ему нравился контроль. В прямом смысле слова. Но неявный. Игры в спальне не требуют амфитеатров. А вот правильный партнер - это жизненная необходимость. И брачное агентство «Основной инстинкт» - это деликатный ответ на все острые вопросы.

Госпожа Далила, холодная и холеная блондинка неопределенного возраста - все зависело от угла зрения. Но Дженсена это совершенно не интересовало. Он за две минуты изучил интерьер кабинета, оценил бело-синюю вазу на камине и минимум десять раз светски улыбнулся. Валькирия в пастельных шелках придирчиво расспрашивала и выпытывала, это после уже подписания и заполнения чертовой дюжины документов различной длины и конфиденциальности. Госпожа Далила будто специально усложняла все формальности и разводила волокиту – она просто наслаждалась этим процессом - неожиданно осенило Дженсена. Но от театрального хлопанья дверью его удержало фото, которое, наконец, появилось перед ним, как японский подарок, из вороха бумаг. Кандидатура была более чем подходящей. И все-таки Дженсен не удержался и спросил:

- Это ваш постоянный клиент?

- Нет, вы же понимаете, что эта информация секретная.

- Сколько?

- Нет, я не могу, это особый случай.

- Госпожа Далила, я, надеюсь, вы не будете проверять мою лояльность такими детскими отговорками.

- Ладно, он хочет сохранить инкогнито.

- Политика?

- Нет, он писатель…

- Понятно, ему нужен адреналин и новые впечатления. Но я что-то не припоминаю его лица.

- Он пишет под псевдонимом. Триллеры. Его последний - «Ледяное безумие» - вы точно читали.

- Вряд ли, но неважно. Я подписываю соглашение. Назначайте встречу сегодня вечером. Я планирую очень интересные выходные.

- Это, что манильские веревки? Какие-то они слишком белые.

- Нет, это шнуры для развески картин – еще лучше.

- Я думаю самое время согласовать сценарий.

- Расслабься и доверься мастеру своего дела.

- А почему «Ледяное безумие»?

- Правильное название – уже половина дела.

- А почему псевдоним женский?

- А имя Кэтрин Треммел у вас не вызывает никаких ассоциаций?

- Я зарабатываю деньги на Уолл-стрит, а не в читательских клубах.

- И такие вещи ты тоже описываешь в своих романах?

- Обычно, самое интересное я приберегаю для себя. Но могу сделать исключение.

- Нет, лучше повтори этот фокус с языком.

- Фокус, говорите, повторить, мистер Эклз? Еще никто и никогда так меня не оскорблял! Я не фокусник, а вы заслуживаете самого серьезного наказания!

Спальня в стиле японского минимализма, в которой обычно поддерживались спартанские восемнадцать градусов, казалось, превратилась в сауну. Белые веревочные путы на запястьях Дженсена резко контрастировали с черным покрывалом. Это напоминало бесстыжую в своей откровенности графику Обри Бердсли, но Джареду было не до художественных сравнений. Он занимался более увлекательным делом – доводил Дженсена до безумия сменой ощущений. Расплавленный воск, колотый лед, нож для разрезания писем. Обычно стоны сравнивают с музыкой, но в этот раз Джареду показалось, что он будто растворяется в хмельном дурмане – голос Дженсена пьянил и срывал остатки сдержанности и трезвого расчета. Насколько далеко они бы зашли в лабиринте наслаждений за оставшиеся пять часов, осталось неизвестным, нить Ариадны прервалась телефонном звонком с экстренного номера. И Минотавру пришлось идти и варить кофе.

- Но ты мне скажи - на следующих выходных я смогу на тебя рассчитывать?

- Нет, через две недели мне нужно сдавать книгу, поэтому я еще не знаю точно. На связи, мистер Эклз.

- Надеюсь, к этому времени, вы научитесь варить настоящий кофе, мистер Падалеки.

- Джоанна, что случилось? Закрыли авиасообщение из-за вулкана в Исландии или немцы отменили евро?

- Нет, тут мисс Харрис…

- Она же Турн-унд-Таксис и Кеннеди-Онассис?

- Не знаю точно, но она такая энергичная…

- Понятно, именно поэтому мы были когда-то знакомы. Пусть зайдет.

- О, здравствуй, Дженсен, как интересно ты тут все переделал! Деньги не только не спят, но еще и работают на тебя!

- Дани, ближе к делу, если это возможно.

- Как ты знаешь, я разностороння личность. Я теперь занимаюсь пиаром.

- И что теперь?

- Мой клиент хочет с тобой встретиться. Ты его знаешь.

- Дани, не темни, скажи, что нужно, и я, наконец, доем свой салат. Или ты просто хочешь уморить меня своими разговорами?

- Эклз, имя Джаред Падалеки тебе о чем-то говорит?

- Что?

- Я его агент, если расставить все точки над и. Ему нужно с тобой встретиться, иначе он не сможет закончить книгу в срок. Как тесен мир, не находишь, дорогой?
- Что-то я не пойму. То у тебя совсем нет времени, то ты подсылаешь Дани.

- Извини, я не знал, что вы были знакомы.

- Мы были почти обручены. Пока…

- Пока что?

- Неважно, это к делу не относится. О чем ты хотел со мной поговорить. Или это замаскированное свидание? Тогда лучше перенести это на субботу. Завтра я улетаю в Гонконг.

- Могу тебя утешить – у меня есть личный самолет.

- А у меня - бет-мобиль. Джаред, это не смешно. Или, подожди, это правда? Так ты хочешь со мной проконсультироваться, как лучше вложить деньги, оставшиеся после покупки мини-боинга?

- Нет, Дженсен. Я просто хочу пригласить тебя в гости. В мой дом. И провести с тобой весь день и вечер.

- А потом на белом самолете ты увезешь меня в Гонконг?

- Дженсен соглашайся, через неделю я заканчиваю книгу и уезжаю в Африку на сафари.

- Будешь писать триллер «Кровавый слон» или «Укус пантеры»?

- Ты мне не веришь и думаешь, что тут какая-то афера, так как здесь замешана Дани?

- Что-то в таком духе, но личный самолет звучит… привлекательно. Хоть и несовременно. Скажи мне, как ты познакомился с Харрис?

- Это грустная история – она была последней женой моего отца.

- А два года назад он внезапно умер.

- От сердечного приступа, принимая ванну.

- И у безутешной вдовы вдруг открылись скрытые таланты?

- Нет, это я ей предложил…

- Узнаю Харрис по когтям. Это не женщина, а настоящий вампир.

- Но как истинный джентльмен, ты не собираешься меня посвятить в подробности ваших… трений?

- Надеюсь, один день это потерпит. Я согласен. Едем смотреть на океан. Ты мне должен обед.

- Будем считать это авансом, - поцелуй Джареда стал очень убедительным завершением разговора.

Дженсена будто подхватил торнадо, но он потерял не красные башмачки, как Элли из Канзаса, а связь с реальностью. Он будто превратился в серебро, которое гномы переплавляют в свои волшебные мечи для эльфов, будто стал песком, на который набегает океанская волна. Но сказочное наваждение разрушила злая фея в виде недовольной Харрис.

- Вижу, что вы договорились. Джаред, ты мне срочно нужен для разговора наедине.

- А стучаться ты так и не научилась?

- Эклз, может, не будешь устраивать сцены? А просто скажешь спасибо фее-крестной?

- Джаред, о чем это она?

- Это у нее шутки такие. Правда, Дани?

- Да, я тут нервничаю – что с книжкой будет…

- Я тут писатель, помнишь? И повторяю – съезди в Вегас, развейся и оставь меня в покое до конца недели.

Дженсен тем временем распорядился все важные дела перенести на завтра, а Гонконг все-таки, на всякий случай, забронировать. И как раз собирался позвонить секретарше, чтобы она принесла кофе.

- Вегас – это хорошо, но…

- Что опять случилось?

- Мне нужен аванс. Ты же все равно скоро мне его дашь?

- Дани, тебе хватит десять тысяч?

- Да, но еще мне нужна машина. Можно, я возьму твой джип?

- А что с розовым Мерседесом? Или лучше не говори – просто возьми ключи, и - до встречи в понедельник!
Когда дверь за Харрис закрылась, Дженсен вспомнил, что ему нужно закрыть сейф. Но от этой рутины его вновь отвлек Джаред.



Глава 2

2.2 Я наплюю на ваши могилы


- Вы ведь не хотите умереть, правда, мисс Харрис? Например, упасть в пустой бассейн или поскользнуться на эскалаторе, или…

- Хватит перечислять свои фантазии! Что вам от меня нужно?

- Мне нужно знать, где сейчас Джаред.

- Он сейчас вне зоны доступа.

- Вы знаете, про несчастный случай я совсем не шутила. Понимаете, о чем я?

- Нет. И не хочу строить догадки. Для розыгрыша это слишком черный юмор.

- Для розыгрыша?

- Ну, вас прислал, Дженсен Эклз, я полагаю. Раньше у него было более тонкое чувство юмора.

- Дженсен? Дженсен Росс Эклз?

- Да, именно он, можете не разыгрывать святую невинность. От ревности у него отказывают тормоза, уж поверьте, я это прекрасно знаю.

- Мисс Харрис, вы даже не представляете, как вы мне помогли. Всего хорошего, вдовы должны друг другу помогать.

Странная гостья уже давно покинула офис, а Даниэль Харрис осталась сидеть с тем самым чувством, которое описывает дурацкое выражение - будто кто-то прошелся по твоей могиле.

***

- Джаред, давай все-таки отсюда выйдем. У меня в кабинете хорошая звукоизоляция, но я за себя не отвечаю.

- Мне так нравятся твои стоны, что я не могу удержаться, чтобы не попробовать пенку с варенья.

- Ты сделал это снова – я думал, что заставить покраснеть меня еще больше физически невозможно. Но я все-таки закрою сейф. А ты можешь вызвать машину.

- Нет, мы поднимемся на лифте наверх. Нас там ждет вертолет.

- Ты, конечно, не шутишь? Понятно, почему Харрис решила стать твоим агентом.

- Не угадал, ей досталась половина папиных денег и дом на побережье.

- Так, я все закрыл, кейс взял, ведите меня, господин авиатор!
***
- Это точная информация? До понедельника мистера Эклза не будет в городе?

- Да, но вы можете записаться для консультаций на вторую половину недели.

- Нет, спасибо, это не нужно. Просто передайте, что госпожа Далила просит назначить встречу.

- Я все записала, чем еще я могу вам помочь, мисс Далила?

Короткие гудки были ответом.

- Кругом одни психи! – секретарша разражено смахнула записку со стола и полезла за шоколадным батончиком в ящик стола, поэтому от ее внимания, рассеянного от недостатка глюкозы, ускользнула тень, прошмыгнувшая в кабинет.

***
Боже, как предсказуемы, эти мужчины.

Эти тайники за картинами.

Эта сигнализация под столом. Эти безмозглые секретарши.

Эти великанские письменные столы и потайные двери.

А вот это уже – привет, паранойя от мистера Эклза! – новейший сейф с двойным замком и голосовым набором. Это с налету не вскроешь, но уже ясно, что дома можно ничего не искать.

Но для двойной проверки скатаемся и в пентхаус с видом на океан. Благо, время есть.

Но, на всякий случай, не будем откладывать.

***
- Джаред, расскажи мне, как ты научился писать такие книги, за которые издатели расстаются с вертолетами?

- Это не издатели, это папино наследство.

- А чем он занимался?

- Изобретениями. Оружие, космические корабли…

- Ты меня разыгрываешь – я не слышал об изобретателе Падалеки.

- Это мамина фамилия. Она ее не меняла.

- Хорошо, не будем углубляться в генеалогию, лучше покажи, где тут ближайший диван с видом на океан. Жалко, что телепортацию еще не изобрели!

- Массаж спины еще нужно заслужить, мистер Эклз!

***

Интересный у вас сейф, мистер Эклз. Что же такое секретное там хранится – за семью печатями, в буквальном смысле?

Пентхаус - под самой навороченной сигнализацией. Но, по мнению Нила, то, что она ищет, скорее всего, находится в личном офисе.Эклз повернут на работе. Дома он скорее будет хранить личный дневник, интимные фото и видео.

С Падалеки все немного сложнее – книгу он возит с собой, дома могут быть только промежуточные черновики или неотредактированная рукопись.

Но тут на помощь приходит человеческий фактор. Эта Харрис подвернулась очень кстати. Даже не верится, что все нити, наконец, связались воедино.

Ну, а пока продолжаем вскрывать сейф.
***
- Мисс Харрис, с вами хочет поговорить лейтенант Келли.

- По какому поводу? Через десять минут я уезжаю в Вегас.

- По поводу обстоятельств смерти вашего мужа, мистера Истмена. Это срочно и не терпит отлагательств.

- Но, мистер Келли…

- Вообще-то, мисс, вам нужно обращаться ко мне - лейтенант Келли.

- Лейтенант Келли, это не может подождать до понедельника?

- Нет, боюсь - вам придется отменить посещение казино сегодня вечером. Разговор предстоит нам довольно длинный.

- О чем? Дело закрыто.

- Появились новые подробности. И для прояснения ситуации необходимо ваше присутствие.
***
Автоответчик


- Джаред, надеюсь, ты прослушиваешь свой автоответчик. У меня чрезвычайная ситуация. По поводу завещания. Срочно возвращайся! Эта лейтенант Келли меня в покое просто так не оставит!

- Джаред, я не понимаю, что происходит! Никакого лейтенанта Келли не существует, тем более женщины. Когда я вернулась домой, то все ящики были открыты и вещи разбросаны. Ничего не исчезло, кроме ноутбука.

- Джаред, у тебя дома тоже кто-то был, и твоя рукопись исчезла! Ты ведь брал собой копию?

- Джаред, мне очень жаль, что так вышло, но у меня не было выбора…


***


От океана веяло древним спокойствием и пахло йодом, водорослями и… свободой. Песок, легко поддающийся под ногами, рассыпался и не сохранял следов, как время в большом городе.

Джаред решил показать, что он умеет пускать змея – сначала они ждали, пока ветер подует в правильную сторону, потом бежали за ним, как сумасшедшие подростки, по пляжу, а потом отпустили его на волю стихии и без сил свалились на покрывало.

Песок скрипел на зубах, и сыпался из всех карманов и складок. Безумие пузырилось и било в голову, как шампанское на выпускном.

- Теперь мы перейдем к водным процедурам, мистер Эклз.

- Давно пора, мистер Падалеки. Соль хороша с текилой и лимоном, а не с песком на языке.

- И, кстати, - это будет сюрприз, поэтому – вот вам шелковая повязка для глаз. Завяжите, но не вздумайте хитрить, делайте по-честному – иначе…

- Я не хочу вас разочаровывать, мистер Падалеки. Давайте повязку.

Невидимый наблюдатель пристально следил за водяными утехами.

Это завораживающее зрелище напоминало ожившую картину с мифологическим сюжетом. Посейдон и похищенный принц. Андромеда и Персей.

Помимо черной повязки на глазах, у Дженсена зафиксированы руки. Специальными кольцами к стене псевдо-грота. Ноги удерживает переплетение тонких цепочек. Сейчас в руках у Джареда - стек. Он легко проводит им по чувствительным точкам, по ключицам и напряженному прессу, и пространство над гротом заполняют томные всхлипы, через мгновение превращающиеся в еле сдерживаемые стоны.

Джареду тоже нелегко. Он хочет превратиться в стихию, поток, смывающий все, что было до него. Его пьянит сладостный коктейль из звуков, запахов и прикосновений.

Но легкий треск и мигание светильников безжалостно выдергивают его из нирваны. И в Лос-Анджелесе в это время года бывают перебои с электричеством.


***


Ноэль

Как легко одержимость превращается в ненависть. Вместо судорог экстаза и обожания – дрожь отвращения, страх и отвращение. Да тебе было тошно и отвратительно – даже просто смотреть на меня потом, Дженсен, но ты ведь даже не думал, каково мне.

Тебе прописали лечение гипнозом и антидепрессантами, а я бы получил срок за сталкерство и преследования. Этого не было. Но каждую чертову ночь ты снился мне. И смеялся надо мной – у тебя опять ничего не получилось! Ты неудачник! Три с половиной десятка тысяч часов ночных кошмаров, от них не спасают ни прозак, ни дипак, ни ксанакс, ни психотерапия, ни прыжки с парашютом!

А сейчас я хорошо подготовился к нашей встрече. О, поверь, Дженсен, я буду очень изобретательным! Ты ответишь мне за каждую минуту этого кошмара, в которую превратилась жизнь без тебя!

И никакой Джаред Падалеки мне в этом не помешает!
***
- Нил! – голос Джареда доносится как из-под воды. – Нил, где ты? Что там со светом?
***
- Сейчас Нил разберется, что там за проблемы, а мы пока можем погреться у камина.

- Неплохо было еще что-нибудь съесть или вы обычно морите новых гостей голодом, мистер Падалеки, пока они не пройдут тест на выживание?

- Вообще-то нет, но идея заманчивая. Для следующей встречи. А пока мы просто съедим чего-то острого итальянского или выпьем сладкого французского…

- Пицца с шардонне – забавное сочетание.

- За такие капризы вы лишаетесь банного халата, тут тепло и недалеко идти, а я посижу- посмотрю, - шлепок по еще мокрому после приключений в гроте телу оказался неожиданно громким.

Он вдруг превратил Дженсена в диковинного леопарда: розово-телесного с обычно почти невидимыми веснушками, которые, будто одуванчики весной рассыпались по всей спине, плечам и ниже – как след из хлебных крошек для Гензель и Гретель. Джаред выждал полминуты и пошел следом, по дороге развязывая халат. У камина и рядом с Дженсеном одежда будет совершенно излишней.



Глава 3

2.3 Смерть и немного любви


Автоответчик


- Где ты, Нил? Перезвони! Это срочно!

- Нил, перезвони обязательно. Нам необходимо обсудить дальнейший план.

- Нил, я все о тебе знаю!
***

Недаром я решила обыскать квартиру этого красавчика Эклза. Удивительно - сколько компромата люди хранят дома по доброй воле. Какие забавные фотографии. Из разряда – никому не показывайте и никогда больше не снимайтесь у этого фотографа.

Вот это уже - мечта педофила, а не фотосессия.

А вот это - что это за черный конверт? Не может быть! Так, вот в чем твой интерес! Ну, ты и ревнивый засранец, Нил Тальбот! Ты сводишь личные счеты, а меня собирался оставить в дураках!

Все – отсюда нужно убираться, сейчас сюда приедет полиция! Черт, уже стучат в дверь, думай Лайла, думай! Ладно, сыграем в игру «Сами мы неместные», тем более, что Дженсен с Падалеки на сутки точно - вне зоны доступа.

Блефовать – так по-крупному! И будет законное основание – все тут изучить в спокойной обстановке. Берем халатик, убираем сумку под стол, растрепываем волосы и … открываем дверь с видом разбуженного филина.

И главное – говорить с британским акцентом.

- Мисс…, что вы здесь делаете?

- Я миссис Бенбери - новая домработница мистера Эклза, он так торопился, что не сказал мне, как снять сигнализацию.

- А как можно связаться с мистером Эклзом?

- О, боюсь это невозможно, он сейчас в отъезде. Надеюсь, вы не подозреваете, что я грабитель?

- Миссис Бенбери, у вас должны быть рекомендации. Кто их может подтвердить? Из тех, кто сейчас в городе или просто доступен по телефону?

- Мисс Харрис, агент Джареда Падалеки, вы же его знаете, лейтенант?

- Я не лейтенант, миссис Бенбери…

- Но скоро им станете, я так думаю.

- Миссис Бенбери, позвоните, все-таки мисс Харрис или вам придется проехать с нами в участок. Хоть я и знаю, кто такой Джаред Падалеки, но мы не можем тут стоять весь день.

- О, извините, проходите, а я пойду, поищу свой телефон – вы же понимаете, я тут еще не совсем освоилась.

Дани, будь умницей и возьми трубку! Иначе кому-то не поздоровится!

***

- Мы будем сейчас есть семифреддо ? Джаред, я и не знал, что ты сластена.
***
Ноэль


Невозможно привыкнуть к холоду и смириться с тем, что тобой пренебрегли.

Месть, это действительно то блюдо, с которым не сравнится никакое миндальное итальянское мороженое! Неспроста все так удачно складывается – они оба в моих руках, хоть они об этом еще и не догадываются, но тем сладостнее станет миг расплаты!

С этого острова уже никто не вернется в город. Круг замкнется.
***
- Нил, так что там с генератором и что у нас с телефонами?

- Еще полчаса нужно потерпеть, генератор включился, но полетел предохранитель. А телефонный кабель я сейчас проверю.

***

Дженсен


Опять откуда-то накатило это мерзкое чувство, или скорее ощущение, что за мной кто-то следит. Вспомнились уже давно забытые события с тем безумным поклонником.
Когда было единственное желание – все поменять, бросит, уехать в Канаду или на Аляску, где никому нет дела, как ты выглядишь. Но, как правильно объяснил психотерапевт, назначенный для реабилитации, от себя не убежишь. И поэтому сменился только город и работа. Потом я выкупил все негативы. Но не уничтожил их – для постоянного напоминания об этом, что это было не сном и не кошмаром, а просто тем, что должно остаться в прошлом.

***

Даниль


Черт, где-то я уже слышала этот запах. Это не духи для девочек. Это дама-иностранка. Как же ее Лилу, Лали…
И телефон разрывается. Ладно, нужно отвлечься. Номер неизвестен. Пропущенных звонков – ни одного. Буду надеяться на писательскую паранойю. И да – ответить настойчивому анониму.

- Дани, слушай внимательно и не перебивай, ты подтвердишь, что знаешь меня, как миссис Бенбери - экономку Дженсена Эклза, а я помогу тебе вернуть рукопись.

- Кто это?

- Дани, мы разговаривали сегодня утром.

- Госпожа Далила?

- Да, а сейчас миссис Бенбери - экономка Дженсена Эклза.

- Сейчас с тобой будет разговаривать детектив Коллинз…

**

Ноэль


Я каждую ночь представляю, как сначала ты презрительно усмехнешься и презрительно вздернешь бровь в притворном недоумении-неузнавании. А потом хочу увидеть твое лицо, что с ним случиться спустя несколько часов, посвященных не рафинированным утехам или изысканному бондажу шелковыми шарфами, а обычным, старым добрым пыткам. Их протестировало не одно поколение палачей, инквизиторов и прочих дознавателей. И твои пронзительно-зеленые, кукольные, ненастоящие глаза, подернутся пленкой боли, станут как неспелый крыжовник или заболоченный пруд. И тогда до тебя дойдет, кто я! Кто твой господин и повелитель на самом деле! Кто, действительно, имеет право, как истинный хозяин, наказывать тебя и учить угождать. Твои красивые руки исполосует острая сталь. Белую кожу покроет вязь из кровавых узоров. Как причудливая изморозь. Только теплая. Пока. И все это будет лишь прелюдией.

А сейчас, сейчас эти глаза сводят с ума. Как манящие огоньки в болотных топях. Как притаившиеся в речном иле голодные аллигаторы. Зачем человеку такие глаза! Но довольно причитаний и сентиментальных путешествий в прошлое! Сейчас они не замечают никого. Мир сжался до комнаты, а солнце превратилось в камин, но гигантский метеорит уже в пути и никакая сила его не остановит!

- Нил, черт побери, где ты?
***
- Детектив Коллинз, я, наконец, дозвонилась до мисс Харрис…

- Прекрасно, но где гарантия, что это действительно она? Пусть приезжает с документами. И где, кстати, ваши документы, миссис Бенбери?

- У мистера Эклза, для получения вида на жительство, как я полагаю. А мисс Харрис я сейчас попрошу приехать с документами.

- Не трудитесь, миссис Бенбери, вы такая же экономка мистера Эклза, как я детектив полиции Лос-Анджелеса.

- Что?

- Я детектив, просто частный.

- А сигнализация?

- Это долго объяснять, лучше скажите правду, что вы здесь делаете? И, быть может, мы станем партнерами.

- Все равно я ничего не понимаю.

И тут в дверь громко застучали.

***
- Пока Нил колдует с генератором, мы можем погулять по пляжу.

- У нас нет собаки-колли и шариков. И будет ромком без Дженнифер Энистон. Открытие года…

- Ты просто трусишь, так как не умеешь плавать, правильно?

- Джаред, я тебе уже так надоел, что ты хочешь меня утопить? Или защекотать насмерть?

- Нет, мне нравится, когда ты мокрый и… соленый, Дженсен.

- Если забыть о песке, это очень привлекательное предложение, мистер Падалеки.

- Тогда займемся серфингом – волны как раз подходящие. Я тебя научу…

- Не получится, я предпочитаю что-то покрупнее и посолиднее, когда нахожусь на воде – яхту, например.

- Опять капризы, мистер Эклз! Список ваших прегрешений растет в геометрической прогрессии. Тогда просто выйдем на террасу, пока я думаю о том, как поступить с вами, мистер Эклз, и посмотрим в телескоп. Вот халат…

Тут все снова затрещало и осветилось полной иллюминацией – невидимый Нил, наконец, починил генератор, трель телефона подтвердила, что и с телефонным кабелем все в порядке. Панорамное окно создавало иллюзию, что вы не в закрытом помещении, а на берегу океана. Лишь практическое отсутствие привычного шума прибоя и криков чаек подтверждало, что это архитектурный фокус и прихоть хозяина виллы. Пока Джаред отрывисто разговаривал по телефону, Дженсен накинул белый махровый халат, но не стал завязывать пояс, и направился к террасе и телескопу.

Чернильно-синее небо уже было усыпано звездами, слегка затянутыми облачной дымкой – такое можно увидеть только над океаном. Дженсен так углубился в тестирование возможностей телескопа, что не услышал, как Джаред закончил свою беседу и тихо подошел к нему. Но жар тела, который пробивался даже через махровую преграду, как и нежный поцелуй за ухо, все-таки отвлекли его от импровизированного похода в планетарий. Джаред не ограничился поцелуем, руки скользнули к талии, где полы расходились, как театральный занавес. Джаред наслаждался тем, как точно Дженсен попал по всем тактильным триггерам, его запахом, его стонами, его непокорностью и капризами. Руки безошибочно находили все чувствительные места – Дженсен буквально плавился от его прикосновений.

Камин уже почти затух, потянуло прохладой, и Джаред решил, что пора бы им освоиться уже и в спальне, на втором этаже. Там, конечно, не было такого красивого вида, но зеркальный потолок и круглая кровать размера кинг-сайз замечательно могли отвлечь от этого факта. Но туда еще нужно было дойти. А это оказалось очень трудной задачей – лестница-пандус оказалась удачным плацдармом для экспериментов с поцелуями, прикосновениями и завязанными глазами.



Глава 4

2.4 Идеальное убийство: похороны викинга


Ноэль


Рецепт идеального убийства сродни правильному рецепту слоеного теста. Тоже относится и к рецепту настоящей мести. Импульсивная горячность хороша при рубке дров, а для мести нужна железная выдержка и стальная воля, как у самураев и, в этом случае, скорее – камикадзе.

Никто не уйдет с этого острова живым. Это будут похороны викингов. Но сначала это будет кровавая и грязная охота, когда жертве не уйти от охотника, ведь она даже не подозревает, что на ней нарисована мишень, а снайпер уже приготовил свою винтовку. И никакой форы, и никакой пощады и снисхождения. Тактика выжженной земли. В живых останется только один.

Но довольно риторики и пафоса. Пора провести подготовку. Подпортить романтическую идиллию голубкам. Добавить кайенского перца в это приторное до ломоты в зубах маршмеллоу. Еще полчасика неги и расслабленных кувырканий, а потом… Потом придет расплата. Зеркальная комната идеально подходит для начала кровавой мистерии.
А пока можно пойти съесть бутерброд. Им-то сейчас точно не до еды.

Он достает белый пластиковый цилиндр – основной ингредиент адского коктейля: импровизация – это хорошо сделанное домашнее задание. Вырубить двух здоровенных мужиков в одиночку – это возможно лишь с помощью маленьких белых друзей.

Средство действует постепенно. Сон будет глубоким, но недолгим. А пробуждение – просто отвратительным. Уж он об этом позаботится со всей тщательностью и старанием.

***
- Какое еще сотрудничество, мистер Коллинз или фамилия у вас тоже другая?

- Госпожа Далила, послушайте…

- Что? Откуда вы взяли это имя?

- Я давно придерживаюсь такого принципа, очень полезного для жизни в этом городе – знать все о тех людях, которых не можешь назвать друзьями, но и не хочешь перейти им дорогу.

- И что же говорит вам информация о моей скромной особе?

- У вас множество врагов, которые умерли бы от счастья, заполучив вашу «черную книжку», в которой, по слухам, у вас хранится компромат на все значимые в этом городе фигуры. Да, вы сильная женщина, но у вас есть слабости… Точнее одна. И вот именно из-за нее вы здесь.

- Мистер Коллинз, вы явно неместный, а Интернетом сейчас умеет пользоваться даже ручной хорек, не говоря уже о деревенщине из…

- Техаса. Интернет тут совсем не причем. Это…

- Работа, и кто же заказчик? Можете описать, даже без подробностей, я пойму.

- Помните покерный турнир в отеле «Альгамбра»?

- Когда главный куш забрали неизвестные и неуловимые грабители в масках? Конечно, я читаю газеты, когда пью утренний кофе.

- Тогда еще пропала одна туристка из Сан-Антонио…

- И какое отношение имеет эта древняя история ко мне?

- Вы любите играть - в рулетку, и, как истинно одержимый игрок, верите в существование «системы». И есть люди, которые считают, что Дженсен Эклз не просто мастерски играет на бирже и, как Мидас, превращает все свои акции в золото, но еще и разработал «систему» для казино.

- Для Техаса вы слишком умны.

- Сознаюсь, я из Майами.

- Узнаю почерк Виктора Ласло.

- Вот мы и познакомились.

И тут в дверь сначала постучали, а потом послышался слегка охрипший, но все равно узнаваемый голос Даниль Харрис.

***

- Наверное, нам нужно что-то съесть, если ты не увлекаешься сомнофилией…

- Сегодня я увлекаюсь Дженсеном Эклзом. И волшебными кнопочками.

- А поточнее, мистер Оз. Как-то кнопочки - это не очень съедобно, если ты не астронавт или робот.

- Вот я нажимаю здесь и здесь, и через пять минут – все, что требуется для прожорливой саранчи под псевдонимом гости!

- Джаред, признайся - тебя на самом деле зовут Питер Пэн!

- Нет, я протестую! Или тогда ты Венди!

- Для начала тебе нужно научиться летать, лучше посмотри - твой невидимый помощник явно переоценивает наши аппетиты!


***

- Здравствуйте, мисс Харрис, это просто прекрасно, что вы смогли все-таки приехать. Вот этот детектив хотел с вами поговорить…

- Я его знаю, и вы не детектив!

- А вы не мисс Харрис!

«Мисс Харрис» презрительно фыркнула и бодрым шагом направилась к дивану, занимающему почти половину великанской гостиной. Видно было, что она прекрасно здесь ориентируется, но истинное состояние и смятение выдавали побелевшие костяшки на руках. Она села-прилегла и закинула ноги на спинку. Потом тяжело вздохнула и произнесла голосом с тягучим южным акцентом, совершенно непохожим на ее обычный отрывистый тон:

- Ладно, ваша взяла. Колитесь – что надо?

- Мисс Харрис, давайте я буду называть вас привычным именем, нас с Госпожой Далилой интересует код от сейфа мистера Эклза.

- А эта клюшка здесь, каким боком?

- Мисс Харрис, предлагаю вам быстрее делиться информацией, если она у вас есть, а не тянуть кота за хвост. У меня тут и кляп, и веревки под рукой.

- Видала я таких - смелых и остроумных в пустыне, на закате, с пулей в голове!

- Мисс Харрис, мистер Коллинз, просто пытался по-своему, по-техасски, оптимизировать этот процесс, но, как это типично для мужчин, только все испортил…

- Госпожа Далила, свои медовые речи приберегите лучше для глупых овец из Айовы и телят из Оклахомы. Да на вас обоих негде пробы ставить! И вообще – Эклз уже три раза мог сменить код, во-первых, и что мне будет с этого, во-вторых!

- Ласло не узнает, кто навел таинственных грабителей на его куш в «Альгамбре».

- А причем здесь я? Я вообще в «Плейбое» тогда снималась.

- Это будет трудно доказать с отрезанным языком и перебитыми ногами…

- Я согласен с госпожой Далилой, это будет интересный поворот сюжета.

- Да вы просто парочка маньяков! Что я вам сделала?

- Не то время, не то место…

- Такая карма, дорогая.

- Так что предпочитаете – внеплановая сессия БДСМ или маленькая услуга?

- Маленькая услуга – это познакомить с Пэрис Хилтон, а не сдать сейф бывшего жениха двум уголовникам-шантажистам. Вы даже не знаете, где этот сейф!

- Мисс Харрис, вам пора перейти к действиям, я не могу больше слушать эту пародию на Скарлет…

Мисс Харрис слегка не рассчитала силы и чуть не упала с дивана, попытавшись с него встать – журнальный столик сдвинулся вместе с ковром, и там обнаружилась небольшая дверца – напольный сейф.

- Говорите код или я вас привяжу к балкону вверх ногами!

- Боже, какие страсти, в вашем возрасте – это опасно и может привести к параличу!

- Код!

- Год основания США, его инициалы и 42.

Звук выстрела заглушил скрип открывающейся с натугой металлической дверцы сейфа.



Глава 5

2.5 Pulp fiction: Фламандская доска


Джаред решил все-таки лично проверить, что там с электричеством и телефонной связью – невидимый Нил вдруг перестал отзываться. Да и погода как-то резко испортилась – яркая синь сменилась грязными разводами и клубящимися тучами, которые принесли не дождь, а настоящий ливень.

Дженсен задернул шторы, когда Джаред, накинув черный халат, ушел наводить порядок в доме, и укрылся белым пледом. Сначала накатила легкая и приятная усталость, которая сменилась противным тревожным ощущением – как будто смотришь ужастик и знаешь, что сейчас случится что-то страшное. Он не знал, откуда появилось это чувство опасности. Словно вернулись старые кошмары, давно изгнанные терапией и антидепрессантами. Будто они таились где-то в глубине и мгновенно вышли на свет, привлеченные грозой и дождем. Как истинные чудовища из мрака. Почти мгновенно заболела голова как при мигрени, во рту пересохло, и руки стали холодными, как тающий лед. Дженсен уже стал вспоминать, куда он положил свои таблетки «на экстренный случай», как тут вернулся недовольный и слегка растерянный Джаред. Нил куда-то пропал. Было впечатление - что-то произошло. Что-то непонятное и зловещее.

- Как в плохом детективе. Это какой-то абсурдный розыгрыш, - Джаред раздраженно ходил по комнате, но когда ничего не услышал в ответ, посмотрел внимательнее на Дженсена.

И мигрень, как назло, снова активизировалась.

- Что с тобой? Ты побелел, как будто сейчас упадешь в обморок.

- Трудно упасть, если уже лежишь. Но ты прав, что-то мне нехорошо.

- Голодный обморок? – Джаред попытался пошутить, но прикосновение к влажной и холодной, несмотря на шерстяной плед, руке Дженсена сбило даже намек на фривольный настрой.

- Ты весь дрожишь. Все – к черту Нила, у него бывают заскоки, но сейчас ты меня волнуешь намного больше. Пойду - сделаю тебе горячего чая, или ты предпочитаешь кофе?

- Джаред, мне поможет только гильотина.

- Мистер Эклз, я приказываю - перестаньте говорить глупости. Посмотрите на меня, мистер Эклз – мне нужно проверить температуру. Так я и знал – лоб холодный. Это нервная лихорадка. А у меня есть секретное средство от нее.

- Мистер Падалеки, вы вгоните в краску и мумию!

- Нет, это не то, что вы подумали, мистер Эклз! Но тепло, тепло…

- Перестаньте меня щекотать, мистер Падалеки!

- Я тут раздаю указания, если вы вдруг забыли, мистер Эклз! Это одеяло тут явно лишнее.

- О, такие указания меня устраивают! Джаред, это работает! О, мистер Падалеки, у вас просто волшебные пальцы!

- А сейчас станет еще лучше, и ты мне расскажешь все секреты, дорогой мистер Бонд! Держитесь крепко, мы взлетаем!

- Ничто не окупит такой массаж ног! И теперь я хочу кофе и настоящий обед!

- Все в ваших руках, мистер Эклз, вы можете так со мной расплатиться – омлет и креп-сюзет будут хорошим авансом для приготовления кофе по-турецки!

- По-турецки? Я хочу капуччино. И круассаны с клубникой и сливками.

- О, я вижу, пациент стремительно выздоравливает и уже капризничает. Список ваших прегрешений растет как внешний долг США.

- Все – я лучше пойду на кухню и сделаю омлет и гренки по-французски.

- А креп-сюзет? У меня есть прекрасные сливки или лучше – мед?

- Для этого у меня не хватит терпения, мистер Падалеки. Показывайте, где кухня, пока ваш чудо- массаж действует.

- У нас будет ужин при свечах и на спиртовой горелке пока Нил не появится.

- А что, кстати, с ним случилось?

- Непонятно, но такое уже было и раньше. Мисс Харрис попросила его взять на работу, он сын ее дальней родственницы.

- Джаред, ты серьезно поверил этому рассказу в духе Диккенса?

- Обычно, тут находится еще три человека, но я захотел провести тихий уик-энд. А у Нила никого в Лос-Анджелесе нет, поэтому он согласился поработать целый день.

- Рискованно.

- Теперь я это вижу, но это же не смертельно, я надеюсь.

Громкий пронзительный крик и грохот бьющегося стекла были однозначным ответом на эту гипотезу. Чайка врезалась в стекло террасы и сбила крыльями пустые стаканы со столика. Недовольно фырча, птица повернулась и улетела в более приветливое место.

- Я всегда забываю, что они кричат почти как люди.

- В любом случае, я пойду на кухню, а ты посмотри в комнате Нила – может, все-таки он там.

- Нет, на кухню мы пойдем вдвоем, поедим, а потом будем исследовать дом с фонариком. Нужно вырубить генератор ненадолго.

- Командуйте, капитан Джек Спарроу!

- Это гнусная ложь и происки завистников - у меня нет золотых зубов, лорд Эклз! Могу продемонстрировать на практике.

- А татуировки - в интересных или укромных местах? Капитан, не дайте молодому дворянину умереть от любопытства во цвете лет!

- Милорд, давайте мы поедим сухарей и солонины, а уже потом разберемся с подробностями моей бурной жизни.

- Как скажете, ваша светлость. Кстати, вам не холодно в полотенце и босиком?

- Я не откажусь от вашего камзола, капитан, если он у вас есть, это будет очень любезно. Мои цвета – алый и черный.

- На ваше счастье, мы недавно захватили, целый корабль тканей. Прошу в трюм.

Они, смеясь и целуясь, дошли до гардеробной Джареда. Дженсен выбрал себе черный халат из вороха всех основных цветов спектра, а Джаред стал беспокойно принюхиваться. Какой-то непонятный запах. Не может быть! Джаред нагнулся и попробовал пальцем пол возле порога в гардеробную.

- Дженсен, здесь кровь. Много крови. Стой здесь и никуда не выходи!

- Это, наверно, что-то случилось с Нилом…

Больше Дженсен ничего не сказал, так как у него потемнело перед глазами. У него подогнулись ноги, как у тряпичной куклы, как у марионетки, которую отпустил кукольник. Джаред еле успел его подхватить, но фонарик выпал из руки и покатился дальше по коридору, размазывая кровавые пятна в причудливый и зловещий узор.

Черные мушки – аура перед обмороком – сгустились в черный рой с расплывающимся кровавым пятном. Все всегда начинается с невинных просьб и практически деловых предложений. Но то, что следует дальше. Эти воспоминания до сих пор вызывают красную пелену перед глазами.

- Дженсен, Дженсен! Ты со мной? – голос Джаред долетал как из-под воды.
***
Этот голос. Голос человека, помешавшегося на своей идее фикс. С одной стороны он отчетливо осознает, что это иллюзия и блажь, а с другой – готов перегрызть горло любому, кто помешает эту манию, это наваждение, сделать реальностью. Сотни часов слежки. Тысячи снимков с ним.

Стена, покрытая ковром из фотографий – полоса снимков, состоящая из глаз, полоса - из рук, полоса - из улыбок.
Полоса - со спящим Дженсеном. Потолок, разрисованный его инициалами. Пачки писем. Видеозаписи, где Дженсен ходит, разговаривает с друзьями, дурачится для фотосессий.

Все фотосессии. Для всех этих дурацких глянцевых журналов. Для дамочек, которым по вкусу «свежее мясо». Для девочек, которые обвешают постерами свою комнату. Для бизнесменов в итальянских костюмах, которые будут искать в ночном клубе хотя бы твое бледное подобие.

И для твоего преследователя, для сумасшедшего сталкера, который помешался на тебе до такой степени, что в один непрекрасный день просто тебя похитил. Чтобы никто не смог забрать у него «его Дженсена». Его игрушку для кровавых фантазий, для липкого шепота и безумного обожания. Дженсена от всех подробностей этого «Черного уик-энда», как назвал эти сорок часов боли и унижения его психотерапевт, спас его низкий болевой порог. «Любимчик камеры», как его окрестила бульварная пресса, потерял сознание через несколько часов «общения с поклонником». Его спасло чудо.

И теперь он точно знает: лучший способ сосредоточиться, когда ты почти умер - настроиться на месть.

- Дженсен, Дженсен, ты меня слышишь? – Лицо Джареда из отдаленного размытого пятна трансформировалось, получило резкость и четкость. Одновременно Дженсен почувствовал, что на полу холодно, нога у него затекла, и губу он себе прикусил до крови.

- Ты что-то говорил о крови. Я правильно тебя понял, Джаред? – у Дженсена все еще звенело в ушах, голос отдавался тупой пульсирующей болью над глазами, как колокол.

- Я подозреваю, что кто-то сюда пробрался, правда, непонятно, как, и хотел добраться до нас, а Нил попал под руку. Дженсен, ты меня напугал. Больше так не делай – я себе не прощу, что заморил тебя до голодного обморока!

- Джаред, успокойся. Это не от голода. И сейчас неважно, почему. Гораздо важнее – что случилось с Нилом, где он и неизвестный, допустим, грабитель?

- Твои перечисления звучат очень успокаивающе, но, давай все же дойдем до кухни – я умираю от голода, а потом будем искать ответы на твои вопросы.

- Принимается. Ставки сделаны – ставок больше нет. И еще – мне нужны тапочки. Ноги замерзли, как у мертвеца.

- У тебя за спиной полная коробка тапочек для гостей. Только…

- Ты шутишь – тапочки с кошачьими мордами?

- Там еще есть кролики, мистер Эклз.

- Нет, спасибо, предпочитаю черных котов – под цвет халата.

Джаред подобрал фонарик, вытер его об полотенце и пошел по коридору, Дженсен следовал за ним, страхуя себя прикосновениями к стене. Кошачьи тапки смешно скрипели, а полуосвещенный коридор с кровавыми следами напоминал о каком-то старом фильме. То ли классический Хичкок, то ли просто стилизация под «нуар». Голос Джареда вывел Дженсена из минутной задумчивости.

- Мне это совершенно не нравится. Тут слишком много крови для легкого ранения. Нил - неизвестно где, а по дому, возможно, разгуливает маньяк и …

- Джаред, смотри под ноги. И я что-то не пойму - мы же шли на кухню, а теперь мы поднимаемся наверх.

- Я думаю – надо сначала проверить комнату Нила…

Дженсен ничего не успел ответить, лишь успел удивиться – откуда свет.



Глава 6

2.6 Взгляд Медузы

Дверь была открыта, а комната ярко освещена. Джаред выключил уже ненужный фонарик, стремительно вошел внутрь, как Дженсен увидел нож у порога. И тело. Видимо, это Нил.

Нож. Дженсен прекрасно запомнил это лезвие – трудно забыть любимую игрушку маньяка-похитителя. Зазубрины лезвия покрыты бурыми пятнами, широкая, витая, черно-серебристая ручка с оскаленной пастью пантеры. И в довершение ожившего кошмара десятилетней давности – татуировка на кисти Нила. Уже слегка размытая от времени, но вполне четко различимая по темному контуру и проработанному рисунку, Медуза Горгона. А извивающихся змей на ее голове неизвестный мастер тату разместил на пальцах.

У Дженсена все закружилось перед глазами – сознание милосердно его покинуло. Когда он пришел в себя, то понял что лежит в спальне Джареда – раздетый и укрытый чем-то невесомым и пушистым. Возле ночника – стакан с водой и сок. А самого хозяина спальни нигде поблизости видно не было. Мерзкая слабость и противный вкус во рту напомнили о том, что произошло. И Дженсена накрыла черная и удушливая волна паники. Зубы словно выстукивали азбуку Морзе, а сам он, несмотря на пуховое одеяло, покрылся с ног до головы холодным потом.

«Приступ паники», - из небытия десяти прошедших лет в памяти возник голос психотерапевта, - «Это закономерно и абсолютно нормально для вашего случая. С ней просто нужно научиться справляться. Как диких зверей усмиряют дрессировщики, так и паникой можно управлять с помощью специальных приемов. Я вас научу, как это делать». Дженсен глубоко вдохнул – биение пульса и гул в голове поутихли – и он услышал шаги. Это должен был быть Джаред.

- Дженсен, как ты?

Одновременно с этими словами полумрак сменился яркой вспышкой – все лампочки снова загорелись в полную силу. А вдалеке послышался грохот - как будто кто-то хотел выбраться из запертой комнаты.

- Я пойду, посмотрю, что там, а ты не вставай.

Джаред вытащил из шкафа клюшку для гольфа и решительно направился к источнику непонятных звуков. Дженсен еще немного полежал, а потом, следуя совету мисс Маат, встал и мысленно похвалил себя за предусмотрительность – все необходимое держать под рукой. Джинсы, нож и швейцарский нож на лодыжке. Победить страх можно только в открытой схватке, но «план Б» никогда не будет лишним.

- Дженсен, не выходи, тело исчезло!

***

Нил

Забавно было наблюдать за тем, как мечется Джаред, приводя в чувство Дженсена.

Что, красавчик, думал – раз у тебя есть вилла на берегу океана и личный вертолет, то ты можешь заполучить Дженсена. Но это не так! Дженсен - мой! Он принадлежит мне, как и месть, которую пришлось планировать так долго и почти без надежды на успех. Сейчас этот триллерописец узнает, что такое настоящий кошмар!

***

- Очень смешно смотреть, как разные люди реагируют на звук выстрела…

- Какой идиот делает выстрел рингтоном на мобильник?

- Прекращаем заниматься ерундой и начинаем думать, как открыть сейф, во-первых, и какова вероятность того, что система там, в-нулевых.

- Детектив Коллинз, а вы всегда носите пистолет во внутреннем кармане?

- Мисс Харрис, у вас далеко ключи от вертолета?


***

Свет вновь потух. Было слышно только, как что-то капает. И это была кровь. Она сочилась из потолка. Дженсен решил не просто не думать об этом. Он достал маскировочный карандаш – когда-то его кузен, бывший «морской котик», подарил его как сувенир – он выглядел как обычная ручка – и показал, как нужно делать маскировку в полевых условиях. Дженсен запомнил. Он тогда много всего запоминал, чтобы вытеснить из снов потоки крови, которые текли из рук безликого похитителя, который только с отвратительным шипением все повторял: «Дженсен, тебе не скрыться от меня». Ему довольно быстро удалось освоить несколько видов единоборств. И до остервенения тягал железо в тренажерном зале, пока в один прекрасный день не удивился, посмотрев на свое отражение в зеркале – вместо «золотого мальчика» на него смотрел «крепкий орешек». Но Рэмбо в виде образца его не привлекал. Ему больше подошел вариант «Умницы Уилла Хантинга».

Дженсен решил еще раз сделать «перезагрузку». «Железо» сменили гольф и бассейн. Тогда же он поступил в колледж, как и хотели родители, стал учиться на экономическом. Тогда же он стал играть. Покер заменил ему стрельбища и сафари. Потом после нескольких «недоразумений» с «крышей» казино, после которых греческий нос приобрел римскую горбинку, он решил направить силы на легальное применение своих сил. Относительно, конечно. Биржа, трейдерство, «мировой кризис» – весь этот «рабоче-экономический» адреналин он сжигал потом во всевозможных тематических клубах. Но не проходило и недели, чтобы снова к нему не возвращался этот кошмар. Нож и татуировка. И голос, шепчущий, что «здесь нет вариантов - ты моя идеальная половина».

Сам для себя Дженсен уже давно решил, что он «функционирующий трудоголик с адреналиновой аддикцией». И ему нужен был очень сильный и уверенный в себе спарринг-партнер, чтобы не сорваться. Джаред, похоже, идеально подходил по этим критериям.

И вот теперь все начинает напоминать плохой детектив. Вот и разгадка происходящего! Теперь он был точно уверен. Этот мелодраматизм, игры с киноцитатами явно указывали на то, что Нил – он же его похититель – по своим каким-то причинам разыгрывает эту черную комедию. Без хэппи-энда, скорее всего. Поэтому нужно найти Джареда – объяснить ему ситуацию, найти «Нила» - справиться с ним, и, главное, сохранять спокойствие, насколько это возможно. А вот когда он доберется до «Нила», обезвредит и надежно его зафиксирует, то он обязательно проверит, насколько острые лезвия делают в Швейцарии. Джаред, где же ты?

Дженсен бесшумно крался по коридору. Когда идешь босиком, специальным «индейским шагом», то очень легко застать противника врасплох. Но к счастью это был живой и относительно невредимый Джаред.



Глава 7

2.7. Некоторым людям гораздо уютней в аду

- Зачем Вам вертолет, мистер Коллинз? Вам не дают покоя лавры Джека Бауэра?

- Сейф издевательски пуст, полиция очень скоро сюда приедет, я думаю - в наших интересах убраться отсюда как можно быстрее.

- А может у него есть потайное дно или…

- Мисс Харрис, госпожа Далила, если мы через десять минут не уберемся отсюда к чертовой матери, то нам гарантирован очень неприятный разговор с полицией!

Даниль Харрис тем временем неуловимым движением нажала на скрытую панель. Фальш-стена отъехала в сторону.

- Лифт на вертолетную стоянку на крыше. Прошу.

Мисс Харрис дождалась, пока непрошенные гости зашли внутрь, и бросила под ноги Коллинзу связку ключей, которые успели пролететь через щель стремительно закрывающихся дверей лифта:

- Я боюсь высоты, а вам - удачи в путешествии!

И нажала кнопку, отправившую лифт наверх - на крышу пентхауза, где наготове действительно стоял вертолет. Если бы сейчас специалист по чтению языка тела увидел мисс Харрис, он бы без сомнения сказал, что минуту назад этот человек избавился от большой и сложной проблемы. Ее лицо расслабилось, несколько секунд – она уже возле сейфа и лихорадочно обстукивает его заднюю крышку.

- Что-то вы негостеприимны, мисс Харрис, то есть Джинджер.

- Лайла, что ты здесь делаешь? Ты же должна была убраться отсюда с Коллинзом, чтобы…

- Дать тебе время сбежать со всем содержимым сейфа? Не выйдет! Мне уже осточертело краситься каждые три недели в бледную немочь, изображать из себя неприступную стерву и разговаривать с британским акцентом! Я хочу вернуться …

- В Майами, в объятья Виктора Ласло? Не верю.

- Не твое дело, уговор - есть уговор. Время пришло, и часы тикают - начался обратный отсчет.

- А что ты сделала с Коллинзом?

- Стукнула ключами. Возможно, он сейчас оклемается и вернется… Черт, а еще одного лифта здесь нет?

- Он не сможет спуститься на этом, у него нет карточки, на вертолете улетим мы.

- Прекрасно, чемоданчик из сейфа ты взяла?

- Да, но, ты знаешь, Боливар не выдержит двоих. Стой, где стоишь, или…

- Что? Джинджер, не дури! Убери пушку! Я знаю, ты хорошо стреляешь, но мы ведь можем просто договориться!

- Черта с два! Это я улечу на вертолете, а ты останешься разбираться с Коллинзом или с полицией! Привет Виктору!

Звук выстрела – Харрис прицелилась и попала в ногу, чуть ниже колена - и падения вмиг охромевшей мадам Далилы, совершенно не ожидавшей такого подвоха, судя по мгновенной реакции – идеальная маска дивы без возраста сменилась криком разъяренной фурии, который слился с шорохом закрывшегося лифта.
***
Джаред ошеломленно посмотрел на Дженсена в боевой раскраске. Но тот ничего не дал ему сказать, показав жестом – молчи! Эта предосторожность через мгновение оказалась излишней – коктейль из леденящих звуков и световой свистопляски окончательно убедил Дженсена, что этот уик-энд для кого-то окажется последним. А именно для того, кто все это устроил. Эту примитивную карусель из ужасов и крови – не Хичкок, и даже не Родригес, жалкая пародия на джалло – вот самый подходящий кино-эпитет для происходящего. И рецепт здесь тот же, что и при гангрене в полевых условиях – резать по живому, не дожидаясь летального исхода! Осталось объяснить это Джареду. У безопасности есть своя цена, как и у свободы. Но нельзя прятать голову в песок. Учитывая все неизбежные отклонения от плана - вероятность того, что они с Джаредом выберутся с острова живыми, стремительно приближается к абсолютному нулю.

«Нил» явно не собирается дарить им спасение еще раз, как тогда, десять лет назад. Похитителя тогда что-то отвлекло настолько, что Дженсену удалось выпутаться из смертельной паутины и вязи шнуров и веревок. Ценой сорванной кожи с запястий - руки заживали потом еще долго, а фенечки и браслеты стали неотъемлемой частью облика Дженсена.

Тогда «Нилу» помешали соседи, у которых затопило кухню и ванну: под их возмущенные крики домовладелец взломал дверь - ведь похититель Дженсена на звонки не отзывался, ему было некогда - он самозабвенно под музыку в наушниках выбирал нож в своей кладовке- арсенале. Вот такой фарсовый провал маньяческого плана, как в плохой кинокомедии – похититель настолько увлекся выбором ножа «для последних штрихов», что забыл вытащить пробку из ванны, в которой он сначала попытался провести «водяной допрос» Дженсену. Но, видимо, ему не хватило «близкого контакта», или он не был уверен в пропускной способности водопровода – никакой гугл не ответит, как скоро забьется сток от человеческой крови…

«Нил», или как для себя назвал его Дженсен, «парень с медузой», родился под счастливой звездой и успел скрыться, сбежав по пожарной лестнице. Как потом Дженсену сказали в больнице, куда его в бессознательном состоянии доставили парамедики, после всего происшедшего у него наступила «диссоциативная амнезия» - он на некоторое время забыл, кто он и откуда.

Но менеджер его модельного агентства опознала «неизвестную жертву маньяка», увидев снимок в газетах. Летом, когда обычно в новостях – затишье, жертва маньяка, притом очень фотогеничная, чудом спасшаяся и потерявшая память – это материал для заголовков не только всех бульварных и желтых изданий, но и для серьезных газет…

Менеджер, Женевьев Кортес, не могла упустить этот момент, чтобы получить бонусную порцию пиара. «Деньги не пахнут» - циничный римский слоган актуален для некоторых и по сей день, хотя у такого пиара был такой же устойчивый дурной запах, как и у первоисточника пословицы. В Нью-Йорке нужно крутиться быстро, чтобы тебя не забыли. Для славы годится все. Неудачные тату, несчастная любовь, бритая голова, щеголяние без нижнего белья под прицелом папарацци, нюхание кокса в зеркальных туалетах Кодака под наблюдением видеокамер, драки с папарацци, женитьбы-разводы, каминг-ауты – где там правда, а где изощренный пиар, забыли, вероятно, даже сами источники этих слухов и сенсаций для таблоидов. Ну, а если почти-новости становятся реалити-шоу с кровавыми подробностями. Что может быть лучше для поднятия тиражей и будущих гонораров? Кортес уже прикинула, какую квартиру она сможет купить через полгода при таком благоприятном развитии событий. Как все закончилось.

Очередная принцесса решила выйти за очередного массажиста- фокусника- гитариста, а Дженсен решил все бросить и уехать. Уехать не на Гавайи или на Бали – развеяться и прочее. Уехать в долбанный колледж. Как примерный мальчик. Чьи родители, наконец, вышли из спячки, которая наступила на следующий день после объяснений Дженсена, почему, во-первых, он не едет в колледж, и, во-вторых, не собирается встречаться с Джейн – дочкой папиного партнера по гольфу…

Кортес на прощание пожелала ему «поставить мозги на место» и не «терять форму» - вдруг нужда заставит снова рекламировать нижнее белье.
***
Осталось заставить Джареда поверить в то, что все это серьезно. Очень серьезно. И реально. А не хорошая игра на нервах от безумного поклонника его таланта.
Черт – опять это тошнотворное головокружение.

- Дженсен, ты меня слышишь? – встревоженный голос Джаред вырвал его из раздумий. – Все хорошо?

- Насколько это возможно в наших обстоятельствах.

- И сколько баллов у нашего шторма?

- Девять с половиной. Лучше скажи - этот Нил, он хорошо знает планировку дома?

- Да, наверно, но почему ты думаешь, что Нил - не жертва маньяка, а создатель этого хаоса?

- Принцип Оккама.

- Прости, я говорю какую-то чушь. Мне жаль, что так все получилось…

- Это все просто нужно прекратить, даже если придется пожертвовать…

- Стой, о чем ты говоришь?



Глава 8

2.8 Paradise circus


Пауза стала почти театральной, так как светозвуковой дивертисмент прекратился. «Нил» или кто бы это ни был, видимо, осознал, что сам себе усложняет задачу, или это была тактическая уловка или военная хитрость, но Дженсен сейчас думал не об этом. Он постарался сказать, превозмогая дурноту, то, что было необходимо:

- У безопасности есть своя цена и нужно с этим смириться еще до того, как придется принимать решения. А потом действовать быстро и решительно. Даже безжалостно.

- Сначала скажи… Ладно, ничего не говори, я тебя слушаю и ни в чем не сомневаюсь. Я в игре. Надеюсь, никто из нас не умрет просто так.

- Не представляешь – какой камень с плеч, что ты в меня веришь без оговорок. Теперь слушай, какой у меня план – предупреждаю сразу, дело может плохо закончиться – полиция и все такое.

- Дженсен, говори, что за план, пока мы сейчас перенаправим его внимание – нужно пробраться в его личную комнату во флигеле, пока он будет здесь нас дожидаться. Хозяин дома был старым параноиком-антикоммунистом. Здесь есть не только бомбоубежище, но и - тайный подземный ход. И об это известно только мне, я решил на новый год устроить игру-расследование, поэтому такой козырь я никому давать не собирался. Хотя Дани тоже могла об этом знать, но очень сомневаюсь, что у нее было время слушать рассказы об истории дома, когда на свете так много бутиков и казино…

Во время разговора Джаред всем телом прижался к стеллажу – тот легонько скрипнул и отъехал, открывая проем с уходящими вниз ступеньками, автоматически включилось автономное освещение. Они успели буквально в последнюю секунду, как комната сотряслась от грохота и треска двери, раскалываемой топором – «Нил» решил стать одержимым героем Николсона из «Сияния», а страсть к колюще-режущим предметам прогрессировала с каждым мгновением.

- А он за нами точно не сможет пробраться? Не хотелось бы вести с ним рукопашный бой в замкнутом пространстве. Хотя я бы все равно не отступил.

- Нет, я закрыл дверь на засов – вынести кованую сталь из каменной стены даже топором трудновато, только если ты не Тор. Дженсен, неужели я так ужасно шучу, что ты стал белее веленевой бумаги?

Дженсен вдруг понял, что если он сейчас не присядет хотя бы на пять минут внизу ступенек, которые внезапно закончились кокетливой пропыленной софой для неведомых целей автора подземелья, то адреналиновый допинг сыграет с ним дурную шутку – все внутри выворачивало как на центрифуге, поэтому нужно отвлечься.
Ведь для этого есть серьезный повод:

- Нет, все пока нормально, только нужно перевести дух. План такой…

- Коллинз, ты что, совсем сбрендил? А если бы она стреляла бы в руку или шею – я бы точно вырубилась по-настоящему.

- Прямо как я от твоих ключей, не говори ерунды – это резиновые пули и холостые патроны, у тебя будет большая гематома, не более того – песчинка по сравнению с тем, чего мы почти достигли. Твоя тактика ошибочна, ты вечно думаешь о компромиссе. Вот, где твоя главная ошибка – ты складываешь оружие раньше, чем…

- Вот-вот, ключевое слово – почти!

- Ты что предлагаешь приступить к переговорам с Джинджер? Актрисой, недоучкой с липовыми корочками литагента? Вдовой, которая нечаянно забыла дать лекарство своему мужу-сердечнику? Да она будет драться до последнего – ей есть что терять. Только ей неизвестен один нюанс…

Шум открывающихся дверей лифта завершил этот поучительный диалог самым эмоциональным способом:

- Компромисс? Переговоры с предателями? Да что вы о себе возомнили, жуки навозные! Если я …

- Джинджер, убери пушку, по-хорошему прошу, и поговорим-потолкуем.

- Да вам нужно в цирке выступать – Копперфилд умрет от зависти – даже он еще не оживлял мертвых! Ты, что же, Лайла, думала развести меня как последнюю лохушку? Думала, что я дура – не проверю чемодан прежде, чем лететь куда-то?

- Ну, могло получиться, вот у нас даже Буш дважды был президентом…

- Не вешай мне лапшу на декольте, лапуля. Не думай, что все обо мне знаешь. То-то мне этот детектив сразу не понравился. Клещ-нахлебник. К бабе присосался, а самому слабо – бабки зарабатывать без группы поддержки и тузов в кармане?

- Джинджер, ты не все знаешь…

- Да задолбали вы уже меня Джинджер этой! Дани я, Дани и точка.

- Дани, понимаешь, тут такое дело, тебя заказали. Через час тебя не должно быть в живых.

- Кто и кому? Уж не тебе ли, голубоглазый?

- Упс - признаю, ты меня раскусила. Да - мне, но у нас с Лайлой - немного другие планы…

- Свои планы голубков оставь для шоу Опры, а мне лучше скажи - допустим, я поверила в эту киношную чушь, кто же заказчик?

- Ты никогда не догадаешься, кто хочет принести тебя в жертву.

*** 

Ноэль


Уж не знаю, что за муза у этого Падалеки. И за какие такие заслуги его убогие книженции - в списке бестселлеров. Не просечь, что безобидный и безотказный работник – на самом деле маньяк, да такой, что куда там Декстеру Моргану – у того хоть оправдание есть – детская травма и разное книжное бла-бла-бла.

У меня нет никаких темных попутчиков, я сам себе – темный ангел и кара господня. И цель у меня одна и очень конкретная. Дженсен Эклз. Дженсен, мой сладкий бесконечный грех, ты не представляешь, сколько раз ты умирал в мучениях в моих снах. Иногда тебе удавалось сбежать, но ненадолго – до следующей ночи, когда все возможные ножи и опасные бритвы были в моем распоряжении. Мне жаль, что ты не сможешь насладиться этим. Я выбрал тебя. Это такая честь, которой удостаиваются редкие люди.

Но мир давно сошел с ума, и никто уже не может отличить фальшивку от истинных ценностей. Последние полгода я просто чувствую себя невидимкой, но ничего – скоро все изменится. Когда мой план воплотится, а это произойдет до рассвета, то все газеты, Тв и Интернет будут говорить только обо мне. Кто помнит, как звали архитектора того храма, который был уничтожен Геростратом? Но самое интересное начнется потом. Я хочу это видеть. А потом – табула раса. А пока я займусь этой сладкой парочкой. Не даром же я работал два года подрывником в шахте.
***


- Черт, Дженсен, я даже не мог себе это представить…

- Что это правда?

- Нет, ты посмотри, что у него в кладовке!

Дженсен поморщился – в голове опять колотили барабаны подступающей мигрени, а вместе с эти пришла чувствительность к звукам и запахам.

Вся комната пропахла то ли лавандой, то ли миртом – какими-то благовониями, которые почему-то навевали воспоминания о хиппи и индийских лавках.

Лицо Джареда выражало крайнюю степень удивления и…то ли страха, то ли отвращения. Дженсен подошел ближе, и только пульсирующая боль в виске удержала его в сознательном состоянии – все стены «тайного святилища» были увешаны его снимками, а в центре висела полоса из снимков, сделанных сегодня – он с Джаредом.



Глава 9

2.9. Все трофеи достаются победителю: Метод Мойры

Я всегда считала, что это мужские игрушки – везде и на всем ставить свое имя, свою метку. Но время пришло, обстоятельства изменились, и я вошла во вкус, оценила увлекательность этой бесконечной игры – «все вокруг мое, и этот замок тоже». Особенно, если это касается чего-то уникального. Уникального настолько, что достойно носить мое имя, пусть не настоящее, но мое, придуманное мной.

Метод Мойры. «М-метод»: Разгадай все элементы этого шифра! Прощайте, Юнг и Фрейд! Да здравствует Мойра Маат – изощренный знаток человеческих душ и их совершенный и безупречный целитель!

Это даже не пресловутые пятнадцать минут славы, обещанные всем и каждому Энди Уорхоллом, это пятиминутка профессионального тщеславия.

Намного приятнее наблюдать за смертельной игрой с живыми людьми. Игра по твоим правилам, и только ты знаешь, чем все закончится, но возможны варианты. И вот этот фактор неопределенности, когда вскрываются неизведанные глубины и срываются все печати, когда ставка – человеческая жизнь. Какой будет сделан выбор. Что получит предпочтение – инстинкты или чувства, эмоции или рассудок.

Недалекие люди обычно говорят, что насильно мил не будешь. Все зависит от силы желания и возможностей, которыми ты не будешь пренебрегать. Бедняга Ноэль помешался на своей мести. Только чудо уберегло его от тюрьмы. Он никогда не отличался особенной сообразительностью. Но вот его одержимость – это, видимо, семейная черта.

Ей пришлось отдать все сбережения, чтобы он уехал в Канаду или на Аляску. Подальше от Лос-Анджелеса и Дженсена Эклза. Но что не сделаешь для брата, особенно если это тебе на руку. Особенно, если твой «звездный пациент», с которого ты начинаешь свою по-настоящему блистательную карьеру, его несостоявшаяся жертва и причина его навязчивого состояния. Ноэль уехал сначала на Аляску, потом в Канаду, стал заниматься взрывами. А она, она просто работала над Методом. Почти круглосуточно.

И однажды в ее руках оказался модный триллер с женским именем на обложке. По стилю письма уже на десятой странице стало определено и безусловно понятно, что автор - мужчина, а через сто страниц, что с ним необходимо познакомиться. Это могла быть невыполнимая задача для обычного человека, но, благодаря болтливым пациентам, а с некоторых пор стало модным проходить психотерапию у Мойры Маат (никому совсем не было дела до реальной Сары Сигель), она уже через неделю знала, кто автор. А через две недели получила приглашение на вечеринку в дом Истманов - Падалеки. Старый Истман давал званый ужин в честь своей новой жены. Сначала было скучно. Джаред Падалеки – сын хозяина и причина ее появления - опаздывал, но потом, когда стало понятно, что сын, видимо, устал от общения с папочкой и своими новыми мачехами, она все-таки пригляделась к хозяйке.

Башня из каштановых, слегка вьющихся, волос как будто должна была уравновесить весьма выдающийся бюст. Декольте с бриллиантовым ожерельем лишь подчеркивали его идеальную форму – спасибо, пластической хирургии! Аккуратный носик совершенных пропорций еще больше подчеркивал почти пугающую кукольность хозяйки. Но ни новый нос, ни скорректированный бюст не смогли изменить того, что Лос-Анджелес – все-таки большая деревня. Дани, она же Джинджер, когда она работала «экзотической танцовщицей», их «пропащая» кузина из Атланты.

«Южное воспитание», папаша-самодур и мегера-мачеха закономерно привели к стандартному набору провинциальной Золушки: королева выпускного, приватные танцы в Вегасе, фотосессия в «Плейбое», массовка в Голливуде, скандал с папарацци и безвкусная свадьба с Синей бородой. Дани была уже седьмой по счету женой «гениального Скруджа». Судя по внезапной бледности на лице виновницы торжества, которая стала заметна даже под слоем бронзовой пудры, Дани тоже узнала свою кузину. От неотложной разработки подробного плана по практическому применению этой «горячей информации» ее отвлекло тогда появление Джареда.

Это было ужасно. Он ее не разочаровал. Он просто не обратил на нее никакого внимания. В тот вечер все его внимание было поглощено… не спутницей, нет, дело оказалось более безнадежным, ее источник как-то не акцентировал на этом внимания – он был вместе с каким-то красавчиком. Это настолько сильно на нее подействовало, что она едва успела выйти из-за стола, бормоча извинения, и добежать до гостевого туалета, как ее желудок решил вернуть гостеприимным хозяевам весь их изысканный ужин… Конечно, в тот вечер она не познакомилась с Джаредом. Она сделала это через месяц. Когда все забылось и улеглось.

И тогда она поняла, что испытывал Ноэль, который тоже сменил имя, он стал Нилом Тальботом. Но яд без антидота - Дженсен Эклз - настолько глубоко попал в его кровь, что никакая смена имени не могла вылечить от этой медленной и мучительной смерти.

Это пытка – желать недосягаемое, вожделеть что-то или кого-то на расстоянии вытянутой руки и знать, что еще немного - и наткнешься на стеклянный барьер, на невидимую стену и крепостной ров. Кто-нибудь другой, обычный и нормальный человек, просто бы отступил. Перестал бы ловить луну в воде и гоняться за призраком счастья и тенью блаженства. Но у нее был Метод. И козыри в рукаве, или «грязное белье» для шантажа Дани-куколки. Если не можешь попасть чрез парадный вход – ищи лазейку.

И как ни странно - все эти интриги совершенно не мешали заниматься практикой и писать книгу, читать лекции, вести светскую жизнь. Ведь все это было лишь подготовкой. Подготовкой к Дню Х. Она вызвала Нила из Канады. Дани взяла его на работу - присматривать за виллой у океана. Благодаря советам по «Методу Мойры» Дани стала литагентом Джареда. И познакомила их. Джаред вел с ней беседы. Она ему иногда рассказывала интересные истории из практики, не называя имен, естественно. Но Джаред всегда догадывался, что к чему.

Постепенно дошел черед и до «Первого пациента». А Джаред как раз начал писать новую книгу. Все шло по плану, практически.

А потом Джаред в очередной раз поссорился с отцом. Пол Истман не мог простить Джареду, что тот не хочет вести «правильную жизнь» с женой и детьми, Джаред хлопнул дверью и умчался кататься – спускать пар от греха подальше. Полу стало плохо – прихватило сердце, нужно было дать лекарство, но Дани рядом не оказалось. Трудно помочь кому-то, если сам в отключке. И еще труднее - не отрубиться, если в твое белое вино подмешали убойный коктейль из антидепрессантов и снотворного. Спасибо, рецептурным бланкам.

Дело, конечно, замяли. Спасибо, семейным адвокатам. С наследством решили полюбовно, но у Джареда началась депрессия - ожил любимый писательский кошмар: «все, о чем я пишу, сбывается, а что-то другое я не могу писать».

И в один из долгих вечеров с виски у камина он попросил ее:

- А это возможно – послушать записи разговора с твоим первым пациентом? Я все равно не знаю, кто это. У меня появилась идея для книги, но я хочу проверить свою теорию на реальном событии.

Она едва сдержала торжествующую усмешку тогда: этика, приватность – какая чушь!

Кому это все нужно, когда руки дрожат от предвкушения новой грязной тайны, и адреналин сжигает остатки совести.

И так она так убьет двух зайцев: и Нилу - его любимая игрушка, и Джареду – подарок с двойным дном.

Но кто же мог подумать, что у Дани тоже есть свои очень опасные секреты. Как говорил ее супервайзер – опасно недооценивать пациентов. И теперь ей нужно сделать правильный выбор.



Глава 10

2.10 Поцелуй Дракона

Крепость измеряется по слабому звену.
Вопрос лишь в том, какую боль ты согласен перенести.


Прометей принес огонь людям, порох изобрели в Китае, динамит - в Швеции, а я просто считаю, что старый, добрый взрыв в правильное время говорит за себя лучше любых красивых речей. Особенно, если ты не прочитал инструкцию в инете и не купил тротил для браконьерства, а работал в шахте и на киносъемках и забрал себе немного правильной взрывчатки в виде бонуса – спасибо, сестрице за личный рейс со всеми пожитками. Поэтому пока полежите в коробочке, мои маленькие белые друзья, сейчас настало время Большого Бум. И не только здесь. Кто-то сегодня лишится своей красивой квартиры – она ему больше не понадобится. Шоу начинается!

Вспышка, взрыв. Грохот и пыль сменились темнотой. Когда Дженсен и Джаред пришли в себя, то стало понятно, что сегодня явно - не их день. Совершенно невредимый Нил – слегка закопченный от взрыва – стоял перед ними. Они были профессионально привязаны к стульям, руки скованы наручниками, рядом с мерзко ухмыляющимся Нилом - столик с хирургическим набором.

- Думали, что меня можно одурачить, мистер Падалеки? Я много знаю об этой вилле и не только. Даже не пробуйте отвечать, меня интересует ваш гость, тем более, что мы давно с ним не виделись. Не правда ли Дженсен? Ты ведь не смог меня забыть? Отвечай!

- Я не знаю, какой ответ ты хочешь от меня услышать, - Дженсен осознал, что Нил в ажиотаже от своего плана не обыскал их, и нож в ножной кобуре еще при нем, поэтому он решил, что главное – тянуть время.

- Где-то в глубине души ты знаешь, что я прав. Я хочу, чтобы ты понял, что кроме тебя, у меня нет никого и ничего, что заставит меня… жить, существовать. Я погорячился, я был не прав, это невозможно извинить. Но прошу, попробуй. Посмотри на это с моей стороны. Отвечай! Не молчи! Ладно, зайдем с другой стороны.

Держа в руке скальпель, он разрезал путы на ногах Джареда, отвязал его от стула, оставляя руки скованными в наручниках, и приставил лезвие к яремной вене:

- Встань на колени.

- Нет, ты, сукин сын! Убери от него руки!

- Я надеялся, что у тебя есть мужество, чтобы признать очевидное. Что ты проиграл, и нужно это признать. И что единственный, кто тебе нужен – это я!

Дженсен ничего не ответил – он перекатился вместе со стулом, сбивая с ног Нила и надеясь на быструю реакцию Джареда. Скальпель с жалобным звоном ударился о люк в полу и отлетел в угол. Стул с Дженсеном сбил Нила с ног - этот маневр его ненадолго оглушил. А у Дженсена как будто все реакции убыстрились в тысячу раз.

- Нож – вытащи нож, пока я его держу!

Но Джареду не нужно было подсказывать – он стал яростно душить Нила наручниками – хрипы уже стали практически предсмертными, когда до его сознания, наконец, долетел голос Дженсена:

- Нам нужно его допросить, а ты его почти убил! Ты просто машина для убийства!

- Но он собирался убить тебя. У меня просто не было выбора.

- Черт, поищи у него в карманах ключи, кажется, я выбил ключицу.

- Я же обещал тебе незабываемый уик-энд!

- Так помоги нам разобраться - скажи, что ты еще знаешь!

- Например, что?

- Все так запутано.

- Но это правда?! Я не хочу, чтобы ты был замешан в этом!

- Я запаниковал – все дело в этом.

- Ты запаниковал? Вот это твое оправдание? Оправдание тому, что ты хотел убить и меня, и Джея?

- Я был загнан в угол, я просто спасал свою шкуру.

- Но кто это все подстроил? Кто кукловод этого танца смерти? Как его найти, отвечай!

- Я не знаю - я сказал все, что мне известно.

- Хорошо, у меня как раз есть специальный и очень эффективный набор для допросов. Для таких лжецов, как ты.

- Ты не сделаешь этого! Ты просто не сможешь! Думаешь, что я испугаюсь? Было бы кого пугаться. Дженсен, Дженсен, от себя не убежишь. Ты думаешь, я забыл, какой ты нежный оранжерейный цветочек, принцесса на горошине. И ты думаешь, что я могу тебя испугаться?

- Нил, ты даже не представляешь, насколько далеко я собираюсь зайти. Люди меняются. Это только у таких одержимых своей идеей фикс, как ты со своей манией мести, время стоит на месте, и все там, в том заколдованном мирке, происходит как по волшебству. Я не записался в Иностранный легион только потому, что не хочу быть пушечным мясом и пешкой. А так скажу одно – я изучил все болевые точки человеческого тела и все эффективные техники допроса. У тебя еще есть минута на раздумья, а потом я просто не смогу остановиться. И ты умрешь в страшных мучениях, истекая кровью и находясь в сознании.

- Ты не посмеешь.

- Можем проверить, только козыри теперь у меня.

- Хотелось бы в это верить – в то, что ты можешь все вынести, только…

Дверь в комнату открывается с грохотом, напоминающим о недавнем взрыве. В проеме появляется Джаред с глоком в руках.

- Ах, ты, мерзкая гиена!

- Джаред, что еще ты выяснил? В чем дело? Убери пушку и принеси мне или анальгин, или лед – плечо болит просто адски.

- Уведи его в другую комнату! А ты, ты, благодари бога за доброту Дженсена и готовься к допросу! Я еще не знаю, что ты уже сделал во всех подробностях, но очень хорошо представляю, на что ты способен!

- Дженсен, ты просто не знаешь все очаровательные подробности этого дела... - Звук выстрела ставит жирную точку в этом диалоге.

Эпилог

Бодлер сказал: «Всё, что делает природа, это ужасно и безобразно. А всё, что красиво и благородно, это результат работы вашего ума».

- Пуля точно в сердце? От неизвестного стрелка? Мистер Падалеки, при всем уважении…

- У меня в руках был глок, а не снайперская винтовка, если вы вдруг запамятовали, лейтенант Коллинз.

- Вилла - на острове, там нет больших зданий.

- Там есть старые деревья.

- Но мотив? Или его убили просто так, это слишком надуманно даже для вашего очередного бестселлера.

- Целью был Дженсен, а из-за плохой погоды стрелок мог и не рассчитать дуговую минуту, ошибиться с расстоянием до цели или не учесть поправку на ветер...

- Мистер Падалеки, вы рассказываете мне сюжет своей новой книги? Не стоит. Да! Что там, сержант? Еще взрыв, в квартире Дженсена Эклза? Есть жертвы?

- А вы мне не поверили, лейтенант, биржа - это опаснее минного поля сейчас. Кризис, вы же понимаете...

Пресс-релиз полиции Лос-Анджелеса

«Как показало предварительное расследование причин пожара, возгорание произошло вследствие воспламенения горючих материалов, умышленно нанесенных на стены кухни. Газовый кран был открыт.

Произошел взрыв. Причину поджога расследуют страховые следователи. Подозреваемый в данном поджоге, имя не называется в интересах следствия, получил сильные ожоги и находится в тяжелом состоянии в реанимации. Врачи реанимационного отделения затрудняются с прогнозом, когда их пациент выйдет из комы. В данный момент реанимационная палата находится под круглосуточным наблюдением полиции.

В квартире также были найдены улики, связанные с другим делом. Ведется следствие».
***
- Мойра, я знаю твой грязный секрет.

- О, Джаред, как приятно слышать твой голос - как движется работа? Тебе помогли мои материалы?

- Мойра, я нашел твою фотографию с Нилом!

- Родственников не выбирают. Подожди... Лила, что такое? Со мной хочет поговорить мистер Ласло? Прощай, Джаред, передавай привет Дженсену из «Альгамбры»...

Конец 2 книги



Сказали спасибо: 7

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1344